Осознание это в психологии: Осознание. Что же это такое?

Содержание

«Чем отличаются сознание и осознание?» – Яндекс.Кью

Моими глазами это отличие чувствуется в структуре слова:

  • сознание — что-то состоявшееся;
  • осознание — процесс.

Несмотря на то, что термины родились в западной культуре, сейчас активно используются для описания духовных практик восточного толка. Возможно, это было неизбежно нужно для корректного перевода, но это увеличивает путаницу.

Сознание = знание субьекта о том, что он — это он. Некая самотождественность, я равен своему опыту, могу сообщить об этом другим и могу более или менее системно организовывать свою жизнь.

Термин появился 100 лет назад в работах классиков психологии. Потом ему было противопоставлено изучение бессознательных процессов. Где в физическом теле формируется и находится сознание с точки зрения современной психологии не ясно. Ясно, что связь есть, но она не локальная и запутанная.

Например, процессуальная психология очень хорошо на практике с справляется с работой сознания-предсознания-бессознательного за счет метафор квантовой физики и интеграции шаманизма, даосизма.

С точки зрения древних духовных практик — сознание находится на тонких планах, может быть присуще как человеку, так и другим существам. Такие практики учат выходить за пределы отождествления с телом и бытовым опытом, осознавая себя в расширенных состояниях.

Осознание = это, прежде всего, процесс, требующий фокуса на происходящем, фактах, явлениях, событиях. Происходит всегда в настоящем моменте (прошлое реконструируют или анализируют, а будущее прогнозируют или конструируют).

Осознание может быть направлено на внешние или внутренние события.

Термин в наш оборот ввел философ Рене Декарт, автор знаменитого «мыслю, следовательно существую».

Удержать фокус в настоящем без тренировки человеку практически невозможно. А тех редких людей, кто умеет это делать устойчиво называют просветленными учителями.

В этой статье рассматривается интересующий Вас вопрос более подробно. Это научная статья, написанная сложным стилем речи.

Ставьте лайк, мне будет приятно писать ответы на вопросы ))

Что такое осознанность в психологии. Осознание

На баннерах можно встретить слова «быть здесь и сейчас», то есть, постоянно делать только осознанные поступки, не поддаваясь обмана собственного . Так почему же тема осознанности стала настолько популярной в современном мире. В данной статье мы разберемся в том, что такое сознательность, и как стать осознанным.

Что такое осознанность

Практически в каждый момент времени ваши направлены на поиск каких-либо фантазий или идеалов. Если в конкретный период вы не умственно, ваш мыслительный аппарат начинает отвлекаться от реальности, блуждать в мире иллюзий, «покадрово» генерировать то, чего быть не может. Ведь когда вы ложитесь , мысленно вы не находитесь в кровати, вы о чем-то , покидаете осознанную реальность. Цель практики осознанности — отвлечь от его кармически обусловленных , вернуть в чистую, истинную реальность. Как говорил один китайский мудрец: «Когда я — я кушаю, когда я моюсь — я моюсь». Это чрезвычайно простое, но, в то же время, глубокое высказывание, идеально описывающее человеческую сознательность.

Осознавать — это концентрировать внимание на том, что происходит в реальном мире в данный момент , на том, что происходит именно с вами. Осознанный , выполняя какое-то задание, полностью концентрируется на нем, и его мысли не блуждают по нереальному миру иллюзий. А ведь в любом деле концентрация приводит к повышенному успеху. Если говорить откровенно, то сознательность и медитация — это приближенные понятия. Отличие заключается лишь в том, что в процессе не выполняет на благо себе и общества, он просто поглощается духовным процессом. Но мудрость заключается в деятельности, созидающей ясности.

Особенности понятия

Осознанность относится к общей концепции внимательности. Некоторые могут задуматься, в чем же разница между этими понятиями. На самом деле внимательность присуща многим , которые способны выполнять выученные команды, но осознанностью они не обладают, так как не имеют точного чувственного восприятия внешних событий. Определения сознательности носит разный в разных учениях.

В психологии

В психологии считается, что постоянно регулирует уровень внимания, и именно она ответственна за сознательное или бессознательное подавление уровня осознанности. ЦНС и периферическая нервная система способны поглощать большое количество информации с окружающего мира. Причем, такое большое количество, что участок , который отвечает за познавательные способности, просто не успевал бы все переваривать, если бы не подавление осознанности. Психологи считают, что без системы подавления сознательности человек может воспринимать и обрабатывать намного больше информации и входить в состояние так называемого расширенного сознания.

В философии

В философии впервые поднял проблему сознательности великий французский математик и мыслитель Рене Декарт. Его знаменитое выражение «мыслю, следовательно, существую», являлось для него священным проводником на протяжении всей .

Знаете ли вы? Декарт придумал нумерацию кресел в театрах. Сейчас она абсолютно привычна и никого не удивляет, но в XVII веке в высшем обществе Парижа вызвала настоящий эмоциональный взрыв.

Декарт заявлял, что думал о том, и понимал только то, что совершал путем осознанных деяний. Француз различал психические и физиологические процессы, осознанность для него являлась критерием их отличий.

В религии

Чтобы такая практика принесла пользу, необходимо задаться вопросами о том, как ваш партнер любит засыпать: под легкую или под приятную , в прохладном помещении или теплом, при мерцающих вечерних лампах или в полном погружении в . Практически со 100% вероятностью можно сказать, что предпочтения у вас будут разные. Именно поэтому попробуйте

Осознанность

Осознанность — это состояние или способность воспринимать, чувствовать или осознавать события, объекты и чувственные установки. На этом уровне определения осознанности чувственные данные могут подтверждаться наблюдателем, не требуя понимания . В более широком смысле, это состояние или качество осознавания чего-либо. В биологической психологии осознанность определяется как способность человека или животного воспринимать и познавать состояния или события.

Концепция

Осознанность — относительное понятие . Животные могут частично осознавать, подсознательно осознавать или совсем не осознавать события. Осознанность может быть направлена на внутренние состояния, такие как внутренне чутье (интуиция) или чувственное восприятие внешних событий. Осознанность — это исходный материал, из которого животные продуцируют квалиа или субъективные представления о собственном опыте.

Также для различения степени чувственного восприятия используется слово «осознание». Когда однажды кто-то почувствовал осознанность, его озаряет осознание.

Самосознание

Популярная концепция сознания предполагает феномен сознавания своей осознанности или самосознание . Попытки описать сознание в неврологических терминах сосредотачиваются на описании нервных клеток головного мозга, которые создают осознавание квалиа, продуцированных другими нервными клетками.

Неврология

Данная теория говорит о том, что познание — это процесс присущий органическому уровню жизни вообще, что мы обычно не принимаем во внимание. Говоря о взаимоотношении таких понятий как осознанность, познание и сознание, эта теория поднимает интересную перспективу с точки зрения диалога философии и науки об осознанности и теории живых систем.

Скрытая осознанность или Ложная слепота

Скрытая осознанность — это знание о чём-либо без понимания этого. Например, некоторые пациенты со специфическими повреждениями коры головного мозга не могут сказать, карандаш находится в вертикальном или горизонтальном положении. И все же они способны схватить карандаш, используя правильное положение руки и запястья. Этот опыт показывает, что некоторые знания, которыми обладает мозг, проходят через каналы альтернативные сознательному намерению.

Другие применения

Осознанность — базовое понятие в теории и практике Гештальт терапии .

«Осознанность» также относится к общим знаниям и пониманию по социальным, научным или политическим вопросам. Отсюда происходит частое употребление слова «осознанность» в аспекте повышения осведомленности. Например, в вопросах борьбы со СПИДом или межкультурного общения.

Примечания

Ссылки

Wikimedia Foundation . 2010 .

Синонимы :

Смотреть что такое «Осознанность» в других словарях:

    Зрячесть, сознательность, осмысленность, разумность Словарь русских синонимов. осознанность см. разумность 1 Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова … Словарь синонимов

    ОСОЗНАННЫЙ, ая, ое; ан, анна. Вполне сознательный, осмысленный. О. поступок. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

    Ж. отвлеч. сущ. по прил. осознанный Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 … Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

    Осознанность, осознанности, осознанности, осознанностей, осознанности, осознанностям, осознанность, осознанности, осознанностью, осознанностями, осознанности, осознанностях (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализняку») … Формы слов

    осознанность — ос ознанность, и … Русский орфографический словарь

    осознанность — (3 ж), Р., Д., Пр. осо/знанности … Орфографический словарь русского языка

    осознанность — см. осознанный; и; ж. Осо/знанность цели, действий … Словарь многих выражений

    осознанность — о/созна/нн/ость/ … Морфемно-орфографический словарь

    Знание о душевном переживании как таковом (см. Акт). Осознанность действия, как правило, отсутствует в переживании, если последнее пассивно. Но когда человек, напр., прислушивается к бою часов, то осознает также и сам этот процесс слушания.… … Философская энциклопедия

    Действия осознанность

    — знание о душевном переживании как таковом. Осознанность действия, как правило, отсутствует в переживании, если последнее пассивно. Но когда человек, например, прислушивается к бою часов, то осознаёт также и сам этот процесс слушания. Каждое… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

Важно не только понимать, что такое осознанность, но и жить осознанно. Осознанность — это ключ от всех дверей. Начиная с великих учителей прошлого, таких как Иисус, Кабир, Нанак, Будда, Мухаммад, и заканчивая современными учителями, такими как Карл Ренц, Этхарт Толле, Далай Лама, Ошо, — можно сказать, что все эти учителя учили только одному — осознанности.

Каждый учитель осознанность называл по-своему. Иисус называл это пробуждением, поэтому он не раз говорил: бодрствуйте, будьте бдительными, но люди не понимали его, они думали, бодрствовать — это значит не спать в постели, но они не понимали, что если даже они не находятся в постели — это не значит, что они бодрствуют. Можно спать и на ходу.

Этхарт Толле называл осознанность присутствием , или силой момента сейчас. Ошо называл осознанность свидетельствованием. Как ни называй, суть не меняется. Осознанность — это способность человека быть здесь и сейчас, больше чувствовать мир, а не думать его, умение не вестись на иллюзии ума. Понимать, что мысли — это всего лишь мысли и ничего общего с настоящей реальностью мысли в голове не имеют.

Осознанность помогает увидеть свой внутренний мир. Благодаря осознанности человек начинает знакомиться со своим внутренним миром, до этого для него существовал только внешний мир, сейчас же открывается внутреннее измерение. Человек, который становится осознанным, всё меньше и меньше становится реактивным. Им тяжелее управлять, он уже не реагирует на одни и те же раздражители одинаково, у него появляется возможность свободно выбирать, как реагировать на тот или иной раздражитель. Такой человек становится всё более и более спонтанным и непредсказуемым.

Допустим, если на неосознанного человека кричат, то, в зависимости от привычки, он может либо кричать в ответ, либо, боясь криков, избегать конфликтов. Неосознанный человек всегда реагирует, допустим, на крики одинаково, а осознанный может выбрать, кричать ему, то есть идти на конфликт, или же избежать конфликта, и это зависит от ситуации. У осознанного человека повышается эффективность общения с людьми и устойчивость к стрессам.

Важно понимать, что существует три основных аспекта внутреннего мира для осознания:

ОСОЗНАНИЕ ТЕЛА

Самый начальный этап осознания начинается с тела. На этом этапе человек учится чувствовать своё тело, уметь направлять своё сознание в тело, чувствовать, как энергия течёт в теле. Появляется навык слушания внутренних органов, стука сердца и т. д. Человек лучше начинает заботиться и любить себя, то есть своё тело. Первое время человеку трудно медитировать на тело, мысли часто уносят, человек постоянно прыгает от осознанности к неосознанности, часто во время медитации засыпает.

Со временем появляется новый уровень, когда человек осознаёт, что он не засыпает, мысли всё так же приходят в голову, но не уносят его, а сознание остаётся в теле всё чаще и дольше. Потом человек начинает направлять сознание в тело уже на улице, где бы он не находился, при общении с людьми. Самое тяжелое, пожалуй, это осознавать своё тело, двигаться и разговаривать одновременно.

ОСОЗНАНИЕ МЫСЛЕЙ

Осознание мыслей или наблюдение за ними, это, пожалуй, второй уровень осознания — это когда человек уже видит свои мысли и понимает, что мысли это мысли и ничего общего с реальностью они не имеют. Человек даже может посмеяться над теми мыслями, которые приходят ему голову, так как у него есть понимание, что он не есть мысли и что мысли часто приходят извне, а не всегда рождаются в его голове.

Жизнь не так серьёзна, как её рисует ум!!! Человек, который осознаёт свои мысли, живёт этим принципом. Такой человек не теряется в своих мыслях, не следует за ними, этот человек уже является хозяином своего ума и не позволяет мыслям увести его в иллюзии, а осознанно направляет своё внимание в момент сейчас, который окружает его тело.

ОСОЗНАНИЕ ДУШИ

Осознание души — это третий уровень , и с ним справиться можно только после того, как будут пройдены первые два этапа осознания. На самом деле все три этапа осознания трёх аспектов человека — тела, ума, и души — очень взаимосвязаны и дополняют друг друга, а разделены они были для лучшего понимания и усвоения материала. Осознание души происходит за счёт осознания эмоций и чувств, настроений, на этом этапе человек может чётко отличить эмоции от чувств и осознавать своё настроение и управлять им.

Эмоции приходят вслед за мыслями , неважно, какие это мысли, позитивные или негативные. А чувства приходят от души, а не от мыслей. Мысли могут приходить в голову после чувств, то есть эмоции — следствие мыслей, а чувства — всегда их источник. Чувства — это более глубокий уровень, чаще всего исходят из груди. А эмоции ощущаются в области живота, но не стоит это принимать за истину, всё это индивидуально. Важно понимать, что эта статья об осознанности не есть осознанность — это всего лишь направление к ней, но если вы её читаете, то вы близки к осознанности или к пробуждению как никогда раньше.

ОСОЗНАНИЕ НАПРАВЛЯЕТСЯ НА ОСОЗНАНИЕ ИЛИ НА ВОСПРИЯТИЕ

Это четвертый этап, который уже случается с человеком сам по себе , после того, когда он уже прошёл три предыдущих этапа. На этом этапе осознание направляется на восприятие, человек уже задаёт вопрос себе, кто это всё воспринимает, кто я такой, на этом этапе человек вспоминает, Кто Он Есть в Действительности.

Выводы по теме, что такое осознанность:

  • осознанность помогает человеку наконец-то открыть для себя внутреннее измерение помимо внешнего мира;
  • осознанность даёт человеку свободу выбора, возможность реагировать так, как человек выберет, на тот или иной раздражитель;
  • осознание происходит в три этапа: осознание тела, ума и души, все эти этапы взаимосвязаны и дополняют друг друга;
  • осознанность в разные времена разными людьми называлась по-разному: пробуждение, свидетельствование, присутствие, быть здесь и сейчас, бодрствование, бдительность и так далее;
  • все эти слова имеют одну и ту же суть — человек поднимается на новый этап эволюционного духовного роста.

Осознанность – это одно из самых популярных и мало понятных явлений философской, психологической и религиозной мысли и практики. Благодаря чему каждый её трактует, как может.

Об осознанности больше любят рассуждать теоретики, не сильно замечая, что раздражаются по любому поводу или играют в слономух.

Наблюдения практиков в письменном виде большая редкость потому, что они практики. Делают, а не говорят. Но у каждого сколь-нибудь известного гуру есть своими апостолы, владеющие словом, благодаря чему мы имеем счастье познакомится с работами по осознанности Ошо, Гурджиева, а также различными вольными изложениями осознанности в буддизме.

Кроме буддизма на открытие этого явления претендует западная психология и философия.

Осознанность – одно из базовых понятий гештальт-терапии наряду с ЗиС – «здесь и сейчас».

На самом деле осознанность — это результат довольного удачного скрещения западной и восточной культуры. Ошо и не скрывал, что прочитал тысячи работ европейских философов, психологов, психиатров, мистиков, теософов разных времён. Он отлично был знаком с работами Фрейда и всех его учеников. И в свою очередь многие из западных психологов и философов изучали восточную культуру, буддизм, восточные практики и техники, проживая в ашрамах и обучаясь медитации у восточных учителей, которые позже стали известны в Европе как пробуждённые.
Похожие практики есть у разных народов. Постепенно набирающая известность древнеславянская практика осознанности, изменение отношения к себе и миру называется «Аз есмь».

Классификация осознанности
Итак, осознанность — это включённость, пробуждение от эмоциональной, интеллектуальной, духовной спячки, от автоматизмов и автопилота.

Кроме включенности синонимами осознанности в разных источниках названы внимательность, бдительность, бодрость сознания, наблюдение, глубинное самоосознание, самоуправление, принятие ответственности за любую свою эмоцию, чувство, мысль, действие и бездействие.

Классы осознанности это скорее этапы её освоения, потому как осознанности не бывает много. Полная осознанность превращает обывателя в Будду.

1. Осознание своего физического тела в каждый момент времени, включая все физиологические процессы, в нём происходящие: дыхание, сердцебиение, работа пищеварительной и выделительной системы.
2. Осознание эфирного тела – тела эмоций. Наблюдение за работой эндокринной системы.
3. Осознание астрального тела — чувств и переживаний.
4. Осознание ментального тела – тела ума. Наблюдение за мыслетоком. Контроль и умение его останавливать или не привязываться.
5. Синтез всех предыдущих видов осознания, то есть одномоментное осознание себя (четвёртый путь по Гурджиеву).
6. Осознание каузального тела, то есть тела событий, или осознание других людей.
7. Осознание реальности целиком – окончательное Пробуждение.

Трудности освоения осознанности

К возрасту увлечения такой литературой человеку хорошо известен только один инструмент познания мира. Это тот самый ум, который теперь очень модно ругать за его несовершенство, суету, несамостоятельность. Тот ум, который делает человека умным, повышая его ЧСВ. Не путать с разумом. Разум делает человека мудрым и равнодушным к языческим пляскам Эго, а также чьему-либо ЧСВ. Осознанность тесно связана с пробуждением разума и распространением его влияния, куда возможно.

Из бесед Успенского с Гурджиевым «В поисках чудесного»:

«Думали вы когда-нибудь о том, что все люди сами суть машины?
— Да, — ответил я, — со строго научной точки зрения все люди — это машины, управляемые внешними влияниями. Но весь вопрос в том, можно ли принять этот научный взгляд.
— Научный или ненаучный — для меня все равно, возразил Гурджиев. — Я хочу, чтобы вы поняли, что именно я говорю. Посмотрите, все эти люди, которых вы видите, — и он указал на улицу. — Все это просто машины и ничего более»

И вот этой машине предлагается осознать все процессы всех уровней происходящих в ней, причём осознать путём постоянного наблюдения. И тут начинается веселье. Ладно средний обыватель поглощает еду и выделяет 3 раза в день, а дышит? А сокращения сердца? Если осознавать каждый физиологический акт, то впасть в нирвану вполне реально. Довольно быстро как минимум от голода. Работать и зарабатывать уже не получиться. Также и с другими социальными ролями.

Кроме более или менее изученного инструмента ума обывателю (и то не каждому) знаком процесс контроля. Так что освоение осознанности обыватель именно и начинает, контролируя умом процессы, которые природой не предназначены для волевой регуляции.

Да, да, наряду с хождением по углям и глотанием шпаг факиры-йогины умеют контролировать дыхание и останавливать, а потом запускать сердце. Но даже сам Гурджиев, а следом за ним и Ошо, хорошо знакомый с его практиками, не решились назвать этих людей буддами. Честно и прямо сказали, что это нищие уличные клоуны для развлечения пресыщенной публики. И ничего кроме этого они не умеют. Чуть другие машины без осознанности.

В результате последствием произвольного изменения ритма дыхания является его серьёзный сбой, например, апноэ. Человек начинает задыхаться во сне, потому что дневной и ночной ритм больше не совпадает. Это приводит к бессоннице из-за страха задохнуться. Очень часто обостряются хронические заболевания из-за нарушения кровообращения.

Вся сложность и заключается в том, чтобы не контролировать эти процессы, но при этом наблюдать.

По мнению мистиков внутри каждого человека находится некий Наблюдатель, который только наблюдает, никак не вмешиваясь в жизнь, то есть не оценивая объект наблюдения, не сравнивая, соответственно не осуждая. Это пассивный, а не активный процесс, он ничего не ломает. В некоторых источниках Наблюдатель назван точкой беспристрастного внимания. Осознанность – это постоянная связь с этой точкой.

Наблюдение за любыми процессами в организме из этой точки даёт объективную информацию о происходящем, то самое познание и понимание себя, а значит, и других людей, а значит и суть взаимодействий, называемая событием.

Установление постоянного канала связи со своим истинным я делает человека намного более эффективным внутри его истинных желаний и целей жизни. То есть в теории человек становится цельным, обретает внутренний стержень, не подвержен влияниям и манипуляциям, не страдает рефлексией, потому что управляет эмоциями и умом, становится разумным, спокойным, уравновешенным. В процессе или после этого он находит соответствующих его состоянию людей, дело жизни, семью. Хэппи энд.

На практике таких людей единицы. Это штучный путь развития, уникальный для каждого. Например, предполагается, что самим Гурджиеву, Ошо удалось пробудиться, но вот те, кто были с ними рядом, так и остались обычными людьми, а некоторым даже и это не удалось.

Практика Ошо по пробуждению осознанности в большой группе людей (до 15 тыс) закончилась созданием тоталитарной секты с закрытой территорией, надзирателями, пытками, сексуальным насилием, повальной наркоманией, рабским трудом, его иконами на каждом углу и шее, вознесением хвалебных од. В конце концов его самого и ашрам выдворили из США, и другие страны не захотели их принять. А тот, кого назвали живым Буддой, умер от СПИДа в 56 лет.

16. ПОНЯТИЕ О СОЗНАНИИ В ПСИХОЛОГИИ. Шпаргалка по общей психологии

16. ПОНЯТИЕ О СОЗНАНИИ В ПСИХОЛОГИИ

Высший уровень психики, свойственный человеку, образует сознание.

Сознание можно представить также как внутреннюю модель внешней среды и собственного мира человека в их стабильных свойствах и динамических взаимоотношениях. Эта модель помогает человеку эффективно действовать в реальной жизни.

Сознание есть результат обучения, общения и трудовой деятельности человека в социальной среде. В этом смысле сознание есть «общественный продукт».

В зоне ясного сознания находится незначительная часть сигналов, одновременно поступающая из внешней среды и от внутренних органов и систем. Эти сигналы используются человеком для осознанного управления своим поведением. Большая часть сигналов человеком не осознается, хотя они также используются организмом для регулирования некоторых процессов, но на подсознательном уровне. В принципе каждый из этих сигналов может стать осознанным, если выразить конкретное воздействие словами – вербализовать.

Чтобы лучше понять суть сознания, следует остановиться на его психологических характеристиках.

Сознание – это прежде всего совокупность знаний. «Способ, каким существует сознание и каким нечто существует для него, – это знание» (К. Маркс). Поэтому в структуру сознания входят познавательные процессы: ощущение, восприятие, память, мышление, воображение. Нарушение, расстройство, не говоря уже о полном распаде любого из указанных познавательных психических процессов, неизбежно становится расстройством сознания.

Вторая характеристика сознания – это различение субъекта и объекта, т. е. того, что принадлежит «я» человека и его «не-Я». Человек единственный среди живых существ способен осуществлять самопознание, т. е. обращать психическую деятельность на исследование самого себя. Человек может сознательно оценивать свои поступки и себя самого в целом. Животные, даже высшие, не могут отделить себя от окружающего мира. Отделение «Я» от «не-Я» – сложный путь, который проходит каждый человек в детстве.

Третья характеристика сознания – целеполагающая деятельность человека. В функции сознания входит формирование целей деятельности. Именно эта функция сознания обеспечивает разумное регулирование поведения и деятельности человека. Сознание человека обеспечивает предварительное мысленное построение схемы действий и предвидение их результатов. Целеполагающая деятельность непосредственно осуществляется благодаря наличию у человека воли.

Четвертая психологическая характеристика – включение в состав сознания определенного отношения. «Мое отношение к моей среде есть мое сознание», – так определил эту характеристику сознания К. Маркс. В сознание человека включено определенное отношение к окружающей среде, к другим людям. Это богатый мир чувств, эмоций, которые отражают сложные объективные и субъективные отношения, в которые вовлечен каждый человек.

Особо следует подчеркнуть значение речи для формирования и проявления всех указанных функций и свойств сознания.

Только благодаря овладению речью становится возможным ycвоение человеком знаний, системы отношений, происходит формирование его воли и способности к целеполагающей деятельности, появляется возможность разделения объекта и субъекта.

Таким образом, все психологические характеристики сознания человека определяются развитием речи. Будучи усвоен конкретным человеком, язык (в форме речи) становится в известном смысле его реальным сознанием. «Язык есть практическое, существующее и для других людей, и лишь тем самым существующее также и для меня самого, действительное сознание…» (К. Маркс).

Некоторые авторы к свойствам сознания также относят построение отношений, познание, переживание и рефлексию.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Внимание и сознание в психологии

Здравствуйте, уважаемые читатели!
Мы рады приветствовать Вас на нашем образовательном портале и надеемся, что наша
команда специалистов сможем ответить на все волнующие Вас вопросы. Вы заглянули
на наш сайт с целью понять, как взаимосвязаны между собой понятие «сознание»и «внимание»? Что скрывается за этими определениями? Жду вашего мнения. 
 
В первую очередь давайте определимся с теми понятиями, которые будут оперирующие на этом занятии: ПСИХОЛОГИЯ, СОЗНАНИЕ, ВНИМАНИЕ, ВОСПРИЯТИЕ,ЛИЧНОСТЬ, ОПРЕДЕЛЕНИЕ. Для начала давайте рассмотрим самые главные понятия,которые будут наиболее часто попадаться нам на этом уроке.
 
1. ПСИХОЛОГИЯ –это сложная и многоуровневая наука, которая изучает закономерности возникновения, а также развития и функционирования психики человека и группы людей (общество).
2. ЛИЧНОСТЬ – это относительно устойчивая целостная система интеллектуальных,морально-волевых и социально-культурных качеств человека, выраженных в индивидуальных особенностях его сознания и деятельности. 
3. ВНИМАНИЕ – это такая избирательная направленность восприятия на тот или иной некий объект. Изменение
внимания выражается в изменении переживания степени ясности и отчётливости
содержания, являющегося предметом деятельности человека.
4. СОЗНАНИЕ – это такое состояние внутренней психической жизни человека, выражающееся в субъективном
переживании событий внешнего мира и жизни самого индивида, а также в отчете об
этих событиях.
 
А теперь давайте разбираться вместе, как же взаимосвязаны в современной психологии внимание и сознание личности? Так, с одной стороны, внимание необходимо для того, чтобы удержать в сознании мимолетное воспринятое, а с другой —внимание может потребоваться, чтобы воспоминание вновь оказалось в сознании,поднялось из глубин (недрах) памяти. Удержание образа или мысли в сознании стоит и за совместным функционированием внимания и восприятия, внимания и
мышления. Стоит дополнить, что в психологии линия исследований, исследовавшая связь между вниманием и сознанием, начинает активно развиваться во второй половине 19-ого века.
 
Так, первое направление, в рамках которого началось регулярное экспериментальное изучение внимания, — это классическая психология сознания.Отметим, что наиболее распространенное представление о внимании в современной психологии— это трактовка его как механизма доступа во внутреннее сознание человека, который определяет, что из переживаемого нами в данный момент достигнет сознания и повлияет на наше поведение, поступки и пр., а что может пройти мимо нас. На этом наше занятие уже подошло к завершению. Рассчитываю, что это занятие прошло для Вас информативно и продуктивно, и Вы узнали для себя что-то новое и полезное. Если же что-то осталось сложным для восприятия из этой темы, Вы всегда можете задать свой волнующий вопрос у нас на
сайте. 
Желаем успехов и удачи во всех начинаниях!

(PDF) Сознание как проблема психологии: отечественные и зарубежные подходы

физический мир, есть часть того, что мы сознательно испытываем; это

не то, что в стороне от этого. Если так, то не может быть

несоединимого «мостом» раздельного содержания сознания от

воспринимаемого (experienced) физического феномена.

Подводя весьма предварительный итог этому весьма неполному

обзору философско-психологических работ по проблеме сознания в

США и Европе, отметим наиболее заметные различия в разработке

проблемы.

Если в Российской психологии исследовательское внимание

концентрируется, главным образом, на вопросах определения и

структуры сознания, то в зарубежной науке на, так называемой

«трудной проблеме сознания», т.е. на вопросах: «Почему появляется

сознание и как оно связано с физическим миром?» (B.Baars,

D.Chalmers D.Dennett, J.Searle, J.Shear, F.Varela, M.Velmans и др),

достаточно проработанных в Российской психологии с философских

позиций диалектического и исторического материализма. Вместе с

тем, следует отметить, что словосочетание «Российская психология»

концептуально неоднородно в пространственно-временном

отношении. Дореволюционный, советский и постсоветский периоды,

существенно отличаясь по территориально-политическому и

социально-экономическому устройству государства, конечно,

сказались на тенденциях развития психологической науки в России,

особенно значительно, в связи с идеологическим диктатом, в

советский период, который характеризуется, тем не менее, и

значительными достижениями в теоретической психологии. И хотя, в

ретроспективном плане важно учитывать каким было, по выражению

В.П.Зинченко, «сознание психологов» советской эпохи («кто за

совесть, а кто за страх» исповедовал марксистскую философию. См.

В.П.Зинченко «Мысль и слово Густава Шпета», М., 2000,. С. 128), в

проспективной оценке можно констатировать, что общими усилиями

была выстроена достаточно стройная система научных

психологических знаний, которой органично предшествовали многие

работы дореволюционного периода, а перестроечное брожение мало,

что изменило за исключением устраненного изобилия ссылок и цитат

из классиков марксизма-ленинизма.

Можно сожалеть, критически относится или даже отвергать

философскую диалектико-материалистическую основу отечественной

психологии, но невозможно не признать как исторический факт, что

именно эта методология определила лицо Российской психологии.

Поэтому изменения, совершенствование, развитие – вполне возможны

и корректны, но категорический отказ равносилен потере лица. Кроме

того, нельзя не отметить и плюсы, связанные с избранной

методологией. Это, в частности, снятие проблемы Декаровского

Кто такой «Я»? Тело, мозг, нейроны или сознание? — Реальное время

Философ Игорь Михайлов — о научных исследованиях в области сознания человека. Часть 1

Что такое «я»? — этот вопрос задают дети, над ним думали древние философы, он же активно обсуждается и в наши дни. Смогла ли современная наука разгадать тайну сознания человека и к чему привели философские дебаты — на эту тему рассказывает в интервью «Реальному времени» философ Игорь Михайлов.

«Попробуйте заставить физика объяснить, что такое «сила» или «масса»…»

— Первый вопрос может показаться простым на первый взгляд. Что такое сознание? К какому определению понятия «сознание» пришла современная наука?

— На самом деле, это очень запутанная терминологическая проблема. Начну издалека. На мой взгляд, одна из уязвимостей философии как исторически первой попытки рационального познания мира состоит в том, что она берет слова нашего (русского, немецкого, древнегреческого) языка, понятные нам на обыденном уровне, и пытается обращаться с ними как с научными терминами. Аристотель придумал, что научные термины нужно вводить с помощью определения через «род и видовое отличие»: например, человек есть животное, производящее орудия труда. То есть у него — человека — имеются все существенные признаки животных (он живет, питается, размножается, умирает), но при этом еще и отличительные особенности, другим видам не свойственные. Этот метод хорошо работает в применении к понятиям, обозначающим объекты нашего мира, которые можно объединять в классы большей или меньшей степени общности — мыши, грызуны, млекопитающие и т. п. Такие объекты и их классы обозначаются в языке именами существительными.

А дальше мы совершаем логически неоправданный переход, полагая, что все, что названо каким-либо именем существительным, может быть определено таким образом. Но, например, австрийский философ Людвиг Витгенштейн показал, что этот подход неприменим даже к такому, казалось бы, простому понятию, как «игра». Есть игры настольные, игры командные, игры на свежем воздухе… но нет ни одного «родового» признака, общего для всех видов игр, — признака, который делал бы игру игрой.

Или я помню, как в детстве приставал к домочадцам, чтобы мне объяснили, что такое «наивный». «Ну наивный, — отвечали мне, — это… наивный». А что еще они могли сказать?

Или в университете — в советское время — у нас был преподаватель, который страшно гордился своим главным научным результатом: он обнаружил в работах Ленина целых шесть (!) определений ощущения. Я уже не помню, честно говоря, насколько гениальными и проницательными были эти определения — а мы, по его настоянию, должны были знать их наизусть. Но зачем их шесть?

— Получается, что не так просто дать определение сознания?

— Да, понятия подчас оказываются трудноопределимыми по разным причинам. Некоторые — потому что вводятся в теорию как исходные, через которые определяются все остальные. Попробуйте заставить физика объяснить, что такое «сила» или «масса». Кажется, в школе нам говорили, что масса — это «количество вещества». Но, простите, из какого вещества состоят элементарные частицы, имеющие массу?

Другие — потому что обозначают не объекты, а устойчивые и повторяющиеся функциональные отношения между ними — отношения, делающие мир наглядным и понятным для нас. Таковы, например, «пространство» и «время». Тот же Витгенштейн, кстати, с удовольствием цитирует св. Августина: «Я прекрасно знаю, что такое время, когда меня не спрашивают об этом». Таково же и «сознание».

Но судьба этого термина в русском языке осложняется еще и тем, что у нас он обозначает как минимум два понятия: то, что в английском выражается словом consciousness, и то, что там же обозначается словом mind. Первый смысл представлен в словосочетании «потерять сознание». Опять же, как объяснить, что значит обладать сознанием в этом смысле: «отдавать себе отчет», «понимать, что происходит»? Вряд ли этот ряд синонимов делает сам предмет более понятным. Во втором смысле «сознание» употребляется, в частности, во всеми нами любимых учебниках по философии. Там по старой советской традиции «сознание» противопоставляется «материи». Последняя, кстати, тоже та еще задачка для любителей определений — смотри того же Ленина.

Но давайте представим себе простую ситуацию: мне или кошке нужно решить — перепрыгнуть через лужу или лучше ее обойти. Человек и кошка обычно решают эту задачу быстро и не задумываясь.

Но любой когнитивный психолог скажет вам, что за этой обманчивой простотой скрывается гигантская вычислительная работа, проделываемая совместно перцептивными, моторными и контрольными модулями нашего «бортового компьютера», к изучению реальных механизмов которой мы пока еще только подступаем. Так вот, чтобы иметь возможность принять решение в этой ситуации, живое существо должно обладать… чем? Сознанием? Но большая часть этой работы совершается без участия сознания в первом смысле слова. А для слова mind в русском языке нет адекватного перевода.

И когда мы в философских учебниках представляем «материю» и «сознание» как дихотомически соотносимые категории, исчерпывающие все, что есть, мы оказываемся в странной ситуации. Весь гигантский «мир» неосознаваемых когнитивных актов — он по какую сторону дихотомии должен оказаться? Мы должны будем или признать существование неосознаваемого сознания, или впасть в гилозоизм, одухотворяя материю.

«Философия сознания относится к департаменту метафизики»

— Какой же итог вы можете подвести?

— Мораль из моих рассуждений следует двоякая. Во-первых, определения — не единственный и, более того, не лучший способ рационального познания мира.

Во-вторых, нужно как-то, хотя бы осторожно и постепенно, никого не обидев, отказываться от привычного, «классического» способа философского теоретизирования, который пародируется старой английской шуткой: Mind? — No matter! Matter? — Never mind!

Мир, чем бы он ни оказался в результате, не описывается дихотомическими парами статичных категорий: не духовное, так материальное, не человек, так животное, не мужчина, так… ладно, об этом не будем.

Целый комплекс современных наук — неклассическая физика, математика, биология, когнитивная наука, экономика и т. д. — описывают мир скорее в терминах плавных количественных переходов, континуумов, многообразий, распределений вероятностей, нелинейных систем и эмерджентных эффектов и много еще чего, не схватываемого классической двузначной логикой.

Именно поэтому я в последнее время несколько устал от «философии сознания» и предпочитаю определять (о боже!) то, чем я занимаюсь, как философию когнитивных наук (ФКН). Этот термин давно уже легитимирован в международной академической литературе, так что на лавры первооткрывателя я не претендую. Разница состоит в том, что ФС относится к департаменту метафизики, наследуя все родимые пятна последней, даже получив прививку аналитической традиции, некогда принципиально антиметафизической. А ФКН — это часть философии науки, которая предусмотрительно не дает никаких ответов за науку, но оказывает ей посильную методологическую помощь.

И кстати, слово «когнитивный» в научной литературе тоже используется как минимум в двух разных значениях. Когда говорят о «когнитивной психологии», имеют в виду раздел этой науки, который занимается мышлением, памятью, принятием решений и другими подобными свойствами психики. Методологическая позиция психолога при этом не так важна. А словосочетание «когнитивная наука», напротив, обозначает междисциплинарный проект изучения сознания, основанный на вычислительном подходе.

Поэтому на ваш вопрос — «А что такое сознание? Дайте определение» — я могу ответить только в рамках хорошо известной еврейской традиции: «А зачем вы-таки спрашиваете?»

То есть правильный ответ зависит от того, какую проблему вы надеетесь решить с его помощью.

«…И только детям и философам приходит в голову спрашивать: что это такое»

— Прочитав разные словарные определения сознания, можно понять, что сознание связано с психикой, с нервной системой и мозгом. По современным представлениям мозг является эпицентром сознания, в котором оно находится, из которого оно распространяется на все тело?

— Да, похоже, от определений нам сегодня не деться никуда. Но вот перечисленные вами термины хорошо иллюстрируют проблему, о которой я сказал ранее. Лучше всего будут чувствовать себя те из нас, которым предстоит определить, что такое нервная система и мозг. Можно, например, развернуть привычные изображения человека в разрезе, продемонстрировать, как ветвятся и расползаются по всему телу сети нервных волокон и окончаний — этот, по мнению некоторых, организм в организме — и сказать: «Смотрите, дети, вот центральная нервная система, вот периферическая. Основные их функции такие-то…»

А вот с «психикой» уже сложнее. Как ее показать? Кстати, придумавшие определения древние греки само слово «теория» произвели от глагола, означавшего «созерцать». То есть рациональное рассуждение, включающее определения, они понимали как способ узреть некие скрытые от глаз «умопостигаемые» сущности, которые существуют в мире примерно на тех же основаниях, что и видимые. А для Платона умопостигаемое было даже более реально, чем наблюдаемое. Эта навязчивая метафора «зрения умом» глубоко укоренена в механизмах когнитивной обработки информации.

Итак, вот стоит перед нами, например, некто Петя. Нас спрашивают: «А где у Пети нервная система?» Мы в ответ включаем МРТ, показываем мерцающие созвездия Петиных нейронов, и всем все становится более или менее понятно. Потом нас спрашивают: «А где у Пети психика?» Мы тут же превращаемся в психологов и занудно объясняем: «О наличии у Пети психики свидетельствуют некоторые его специфические реакции». — «Какие?» — «Ну вот он реагирует на красивое лицо Маши». — «Как?» — «Мы фиксируем нарастание интенсивности микродинамики глаз, непроизвольные тремороподобные движения рук, усиленное сердцебиение и потоотделение…» — «Так это и есть психика?» — «Нет, это свидетельства ее наличия». То есть, психология как наука, если использовать греческую метафору, это не микроскоп, дающий возможность увидеть саму психику с помощью концептуальной оптики, а скорее, камера Вильсона, позволяющая зафиксировать ее следы.

С другой стороны, существует так называемая «народная психология». Это когда одна однокурсница Пети говорит другим: «Девчонки, к Петьке беспонтово подкатывать — ему серьезно нравится Машка».

Как сказал бы философ аналитической традиции, высказывание «Пете нравится Маша» может быть истинно только в мире, в котором у Пети есть психика. То есть то, чем мы любим, ненавидим, хотим, сомневаемся и т. п. Но с другой стороны, перечисленные глаголы — всего лишь слова привычного нам языка, которыми мы описываем привычные нам повседневные события. И только детям и философам приходит в голову спрашивать, что это такое. Последние в качестве ответа придумывают какую-то «психику». Вполне себе древнегреческий подход: объяснить что-либо наблюдаемое — значит узреть умом скрытую за этим фактом умопостигаемую сущность. И вот у нас мозг порождает психику, психика дорастает до сознания и оттуда, подобно радиации или инфекции, распространяется по всему телу. А философы отечественной школы добавляют туда до кучи еще «субъективный мир», «идеальное» и «Я» — непременно с большой буквы. Кому-то, возможно, кажется, что так мы приближаемся к научному объяснению происходящего в межнейронном пространстве.

Между тем собственно научный подход к объяснению состоит в другом. У нас есть вполне глазами наблюдаемый Петя с его нервной системой, наблюдаемой с помощью приборов. И есть два ряда наблюдаемых событий. Один можно назвать стимулами или входными данными. Другой — реакциями или выходными данными…

«Мы стоим на пороге революции в комплексе когнитивных и социальных наук»

— Я правильно понимаю, что это бихевиоризм?

— Если бы мы на этом остановились и сказали, что задача науки — найти однозначные соответствия между типичными стимулами и типичными реакциями, то да — бихевиоризм. Который в лице Б.Ф. Скиннера потерпел поражение в дискуссии с нарождающейся когнитивной наукой, в лице Ноама Хомски — где-то в районе 1957 года. Так по крайней мере гласит каноническое прочтение этой истории. Что добавила когнитивная наука к бихевиористской схеме и почему?

Хомски как лингвист обратил внимание, что бихевиоризм не справляется с объяснением продуктивности человеческого языка: каким образом, научившись понимать предложение «Джон любит Мэри», мы можем самостоятельно и осмысленно сформулировать «Мэри любит Джона»? Естественно было предположить, что между «входом» и «выходом» существуют более сложные функциональные отношения, при которых параметры последнего определяются не только параметрами первого, но и состояниями системы, которая преобразует один в другой. А что это за система, которая, получая нечто определенное на вход, принимает определенные состояния и продуцирует выход, описываемый некоторым алгоритмом? Это машина Тьюринга, то есть вычислительное устройство, способное реализовывать сложные функциональные отношения между рядами данных. Так возродилась некая нетипичная для философии идея, впервые высказанная тем не менее великими философами прошлого — в частности, Томасом Гоббсом и отчасти Готфридом Вильгельмом Лейбницем: мышление есть вычисление.

И вот здесь нам пригодится обозначенное в начале различение сознательных и бессознательных когнитивных процессов. По мнению моего друга и коллеги по Институту философии РАН Владимира Шалака, Алан Тьюринг, описывая свое абстрактное устройство, способное вычислить любую вычислимую функцию, в качестве модели держал в голове образ человека, вычисляющего что-либо с помощью ручки и блокнота. Ручка вводит данные в блокнот, голова человека активизирует определенный алгоритм их обработки, полученные выходные данные тоже записываются в блокнот и используются как ввод на следующем шаге вычисления.

Чтобы быть способным к вычислениям, человеку нужно обладать минимально необходимым сознанием — способностью входить в некоторые внутренние состояния и активизировать приемлемые алгоритмы обработки.

Когнитивная наука оборачивает это отношение: теперь не сознание понимается как необходимое условие вычислений, а вычисления — как необходимое условие сознания (в самом широком смысле слова). Вычисление — это не только то, что сознательно и целенаправленно делает человек с блокнотом, но и те многочисленные и многообразные процессы, которые происходят внутри его тела и которые делают возможными его вычисления в привычном смысле слова. Более того, с момента «когнитивной революции» конца 1950-х годов значительный прогресс случился в области биологии, нейрофизиологии и даже химии — не только органической — которые также освоили эту вычислительную «идиому». Недавно мне попалась англоязычная статья, авторы которой на полном серьезе описывали некоторые реакции в неорганической химии как вычислительные процессы. Что уж говорить о таких очевидных вычислительных процессах, как репликация РНК, общение нейронов, обработка зрительных данных и взаимодействие между особями в стае — так называемые социальные вычисления. Я думаю, мы стоим на пороге революции не только в комплексе когнитивных, но и в комплексе социальных наук. Что нужно для успеха этой революции? Подходящая онтология (описание схемы объектов, их свойств и отношений) и хорошая математика, показывающая, как именно такая система объектов, именно с таким набором возможных состояний может вычислять функции необходимой степени сложности. Тот, кто сумеет предложить все это, станет когнитивно-социальным Ньютоном или Эйнштейном — кем предпочтет себя ощущать.

Главное — реалистично и непротиворечиво продемонстрировать, каким образом вычислительные процессы на более низких уровнях организации, интегрируя, переходят на более высокий, втягивая в свою сферу все более масштабные материальные системы. Как только проект такой теории будет реализован, интересующие вас «сознание», «психика», «субъект», «свобода воли», «идеология» и другие занимательные истории займут свое почетное место среди преданий старины глубокой, сразу после Кроноса, Урана и гекатонхейров… Нет, между ними поместятся еще «эфир» и «флогистон».

«Положение психологии оказалось под вопросом»

— Человек — это главным образом его мозг? Равен ли человек мозгу?

— В такой грамматической форме — в третьем лице — утверждение очевидно ложно эмпирически: помимо мозга у человека есть сердце-печень-легкие, половая сфера и много еще чего. Если «человек» имелся в виду не в антропологическом, а в каком-то трансцендентальном смысле, то эта идея лучше выражается в первом грамматическом лице: «Я и есть мой мозг?»

В таком виде вопрос вызывает некоторое философское напряжение, поскольку мозг априори представляется как своего рода электрохимический автомат, а «я» — это вроде бы как чуткий читатель Шекспира и Германа Гессе и вдобавок субъект свободной воли. И узревший опасность такой редукции начинает ощущать себя трансцендентальным дауншифтером, вынужденным из-за науки отказаться от более высокого философского статуса.

На самом деле, если поразмыслить, и «я» — не такой уж бином Ньютона, как сказал бы булгаковский Коровьев, и роль мозга в этом уравнении не стоит ни недооценивать, ни переоценивать.

Кант, как известно, считал, что есть трансцендентальное «Я» как предзаданное единство апперцепции, и есть эмпирическое «я» как носитель «внутреннего чувства». Последним должна заниматься психология, которая, по мнению нашего кенигсбергского соотечественника, никогда не станет наукой в собственном смысле слова. Почему? Потому что — внимание! — ко внутреннему созерцанию не применима математика, а только она делает науку наукой в собственном смысле слова. Скажете, старик был немного наивен и не смог предвидеть некоторых развитий? Да, казалось бы, когнитивная психология, обильно использующая математическое и компьютерное моделирование, как показали авторы одной свежей статьи, захватила практически все журнальное пространство, изначально отведенное под междисциплинарную «когнитивную науку». Но парадоксальным образом ее собственное положение оказалось под вопросом, поскольку в связи с недавними прорывами в технологиях сканирования живого мозга в реальном времени ее место на троне серьезно стала оспаривать когнитивная (т. е. вычислительная) нейронаука, на стороне которой — описание не только самих когнитивных алгоритмов, но и их биологических реализаций. Если эта тенденция сохранится, то в недалеком будущем нейронаука поглотит психологию, и Кант виртуально восторжествует. Я не утверждаю, что это хорошо, но пока такова объективная тенденция.

Да, итак, два «я» по Канту. Но скажите, когда вы жалуетесь, например: «Я не помещаюсь в этом кресле» — вы какое из них имеете в виду? Правильно, никакое. Так же, как и когда говорите: «В детстве я перенес скарлатину». Ничего трансцендентального в этом факте нет, да и внутреннее ваше созерцание здесь не при чем. В этих случаях «я» относится к вашему телу, в других может относиться к какой-либо социальной роли («Я не имею права подписи»), в иных — к вашей памяти («Помню, я еще молодушкой была»). В самом начале разговора у нас была мысль, что философы часто путают слова, выполняющие в языке принципиально разные функции. Некоторые из них обозначают вполне определенные сущности или признаки, другие, как переменные, пробегают по неопределенному множеству возможных значений, третьи выполняют некую формальную функцию. Так, слово «это» заменяет имя любого предмета, если оно уже было упомянуто, или предмет обозначен посредством указания. Аналогично, слово «я» заменяет выражение «тот, кто произносит данное высказывание». Недаром в письменной речи оно иногда заменяется эвфемизмом «автор этих строк».

Местоимение «я» — это просто грамматический прием, сокращающий объем высказываний и, кстати, не во всех языках присутствующий в таком виде. Всевозможные фихтеанские упражнения вокруг этого технического термина могут быть любопытны и забавны, но в любом случае совершенно бессмысленны.

Поэтому его предметное значение исключительно контекстуально. Когда вы говорите о тех ваших свойствах (например, относящихся к чувственному восприятию), которые обеспечиваются собственно деятельностью мозга, то в этом контексте ваше «я» обозначает ваш мозг. Например: «Я не различаю светло-синий и голубой цвета». Но если вы говорите: «Я беру интервью у Игоря Михайлова», то вы отсылаете к своей функциональной роли в социальном целом, поскольку ваш мозг сам по себе никогда не научится брать интервью и потребности такой у него не возникнет.

Продолжение следует

Матвей Антропов

Справка

Игорь Феликсович Михайлов — кандидат философских наук, старший научный сотрудник института философии РАН. Доцент института общественных наук РАНХиГС.

Общество

Мнение | Что психология говорит нам о самосознании

Одно из самых тревожных открытий современной психологии состоит в том, что мы часто не понимаем, почему мы делаем то, что делаем. Вы можете спросить кого-нибудь: почему вы выбрали именно этот дом? Или почему вы вышли замуж за этого человека? Или почему вы пошли в аспирантуру? Люди придумывают правдоподобные истории, но часто они действительно не понимают, почему они выбрали то, что они сделали.

У нас есть сознательное «я», конечно же, голос в нашей голове, но у этого сознательного «я» мало доступа к тем частям мозга, которые являются фактическими источниками суждений, решения проблем и эмоций.Мы знаем, что чувствуем, но не знаем, как и почему мы к этому пришли.

Но мы также не хотим признавать, как мало мы знаем о себе, поэтому придумываем какую-нибудь историю или предположение. Как пишет Уилл Сторр в своей превосходной книге «Наука рассказывания историй»: «Мы не знаем, почему мы делаем то, что делаем, или чувствуем то, что чувствуем. Мы конфабулируем, когда рассуждаем о том, почему мы в депрессии, мы конфабулируем, оправдывая наши моральные убеждения, и мы конфабулируем, когда объясняем, почему музыкальное произведение нас трогает «.

Или, как Николас Эпли выразился в своем столь же превосходном «Разумном»: «Ни один психолог больше не просит людей объяснять причины их собственных мыслей или поведения, если они не заинтересованы в понимании повествования.

Признаюсь, мне не нравится это открытие. Это задевает мое чувство собственного достоинства. Мне нравится думать, что я — мое сознательное я — каким-то образом живу своей собственной жизнью по причинам, которые я понимаю. Я не просто марионетка на нейронных нитях.

Мне также нравится думать, что мы действительно можем понять, почему мы делаем то, что делаем. Например, Джордж Оруэлл написал отличное эссе под названием «Почему я пишу», в котором изложены веские причины того, почему он стал писателем: он хотел казаться умным на публике, ему нравилось играть с языком, ему нравилось понимать вещи, он хотел изменить направление событий.Мне нравится думать, что остальные из нас могут достичь хотя бы половины того же точного самопознания наших мотиваций, как это сделал Оруэлл.

Наконец, мне жаль всех тех людей — от Рене Декарта до современных выпускников, — которые сказали, что ключ к жизни — это «познать самого себя», «заглянуть внутрь» и «выполнять внутреннюю работу». Этот совет кажется нарциссической чепухой в свете недавних исследований.

Я связался с группой психологов и психотерапевтов, которыми я действительно восхищаюсь, чтобы помочь мне отвергнуть господствующую теорию, чтобы я мог чувствовать себя лучше.

Я спросил Мэри Пайфер, легендарного терапевта и автора «Возрождения Офелии» и многих других книг, задавала ли она своим пациентам вопросы «почему». Она сказала, что предпочитает вопросы «что, когда, где и как»: когда вы замечаете чувство неполноценности? По сути, она хочет, чтобы клиенты стали более внимательно следить за своим поведением.

На самом деле она не просит их заниматься самоанализом, как мы это обычно понимаем. Она просит их использовать ментальное оборудование, которое люди могут использовать для оценки поведения других, и использовать его для оценки собственного поведения.Возможно, лучший способ увидеть себя — это выйти из обманчивой спирали размышлений собственного самосознания и подумать о себе в третьем лице.

Она также считает само собой разумеющимся, что рассказывать истории о себе — лучшее, что мы можем сделать. Она говорит, что люди приходят к ней с историями, «насыщенными проблемами», и она пытается переместить их в разные истории, которые дадут им чувство контроля и гордости.

Затем я связался с Дэном МакАдамсом, ученым с Северо-Запада, который специализируется на том, как люди рассказывают истории своей жизни.Макадамс также сомневается, что мы когда-либо действительно сможем узнать, почему мы что-то делаем, поэтому мы вынуждены прибегать к рассказам или тому, что он называет «личными мифами».

Эти рассказы неизбежно проблематичны. Наше прошлое не является стабильным доказательством, на основе которого мы можем получить объяснения наших действий. Мы постоянно реконструируем наше прошлое, исходя из текущих целей. Более того, наши объяснения нашего поведения могут быть просто неправильными или корыстными. Парень может думать, что он терпит неудачу в отношениях, потому что он так и не смог забыть девушку, которая бросила его в колледже, но может быть, у него просто высокая степень невротизма, с которой он никогда не сталкивался.

Для Макадамса одни истории лучше других. Истории, которые ближе к тому, «что произошло на самом деле», более надежны, чем истории, искаженные самовнушением и самоутверждением. С другой стороны, и здесь возникает напряжение, мы хотим, чтобы наши истории были позитивными и подтверждающими. Макадамс обнаружил, что американцы склонны рассказывать истории искупления — я вставал, я колебался, я возвращался лучше.

И все же, если качество наших рассказов о себе так важно, где мы можем научиться искусству самовописания? Разве не должно быть какого-то института, который учит нас пересматривать свои истории в течение жизни, чтобы нам не приходилось годами страдать и завершать терапию?

Я позвонил Лори Готтлиб, автору книги «Может, тебе стоит с кем-то поговорить.Она также рассматривает терапию как форму редактирования рассказа. Но она гораздо более оптимистична в отношении того, что мы действительно можем добраться до источников нашего поведения. Мы действительно можем понять наши «почему». Фактически, она говорит, что это очень важно.

Во-первых, люди добились огромного прогресса в понимании корней своего поведения. Если вы боитесь близости и склонны к эмоциональному избеганию, вы можете проконсультироваться с теорией привязанности, чтобы понять, как модель привязанности, которую вы изучили в детстве, влияет на ваши отношения сегодня.Более того, если вы посмотрите на закономерности своей жизни — вы обычно теряете отношения примерно через три месяца — вы можете различить основные причины. В три месяца вы делаете что-то неприятное по какой-то причине, и постепенно вы можете прийти к пониманию источника, «почему» этой закономерности.

Готтлиб говорит, что если вы просто попытаетесь изменить свое поведение, не понимая источника, вы никогда не добьетесь устойчивых изменений. Вы должны понимать «почему», чтобы вы могли распознать поведение, когда оно повторяется снова, и выяснить, что заставляет вас вести себя так же, как вы.

Наконец, я позвонил Эпли, автору «Разумного». «Два десятилетия изучения чтения мыслей действительно продемонстрировали важность смирения в жизни», — сказал он. «Оба признают, что у нас нет привилегированного доступа к нашему разуму, поэтому снизьте свою уверенность в себе, и мы также не знаем других людей так хорошо, как мы думаем».

Может быть, мы не можем познать себя через процесс, который мы называем интроспекцией. Но мы можем достичь неплохого самосознания с помощью экстроспекции, внимательно наблюдая за поведением.Эпли подчеркнул, что мы можем достичь истинной мудрости и довольно хорошего самосознания, глядя на поведение и реальность в лицо, чтобы создавать более точные повествования.

Может быть, достоинство человека не в Ахилле, смелом, легкомысленном актере. Может быть, величайшим достижением человечества стал Гомер, мудрый рассказчик. Рассказывая все более точные истории о себе, мы направляем различные убеждения, ценности и ожидания в самые сложные глубины нашего разума, и — способами, которые мы, возможно, никогда не поймем — это ведет к лучшим желаниям, лучшему принятию решений и более благородной жизни. .

Самосознание — IResearchNet

Самосознание часто определяется как способность участвовать в рефлексивном осознании. По мнению большинства теоретиков, для этого необходимы определенные типы когнитивных способностей. Даже в самой примитивной форме (визуальное самопознание и способность узнавать себя в зеркале) самосознание, по-видимому, ограничено небольшой группой животных, включая людей, шимпанзе, орангутанов и дельфинов. У людей эта способность отсутствует при рождении и начинает проявляться только в возрасте от 12 до 18 месяцев.Более того, похоже, есть некоторая поддержка утверждению Джорджа Герберта Мида о том, что для развития этой способности требуется социальная история воспитания, в которой индивидуум приходит к осознанию того, что он или она отличается от других.

Помимо способности рефлексивно осознавать себя, самосознание часто связано с исполнительными процессами, необходимыми для саморегуляции. Таким образом, осознающий себя человек часто рассматривается как более контролируемый и преднамеренный в своих действиях. В рамках социальной психологии самосознание часто связывают с теорией объективного самосознания Шелли Дюваль и Роберта Виклунда.Согласно этой теории, ситуативные сигналы, которые напоминают человеку о себе (например, зеркала и видеокамеры), приводят к тому, что внимание сосредоточено на себе и вдали от окружающей среды. Результатом является состояние самосознания, в котором людям предлагается сравнить свое нынешнее «я» с идеальными самостандартами. Поскольку по сравнению с этими стандартами настоящего или фактического «я» обычно не хватает, Дюваль и Виклунд предположили, что самосознание вызывает негативную эмоциональную реакцию. Затем этот негативный аффект побуждает человека либо (а) регулировать свое поведение по отношению к стандарту, чтобы уменьшить несоответствие, либо (б) избегать состояния самосознания.

Хотя эта теория породила множество исследований в поддержку ее основных положений, несколько исследователей отметили, что стимулы, вызывающие самосознание, часто мотивируют саморегуляцию, не вызывая самокритики и негативных эмоций. Чарльз Карвер и Майкл Шайер предложили альтернативную теорию самосознания, которая сохранила некоторые черты модели Дюваля и Виклунда (например, сосредоточение внимания на себе), но утверждала, что сравнение текущего я с идеальным стандартом само по себе является достаточным для мотивации. поведение, не вызывающее негативного аффекта.Их модель самосознания была вдохновлена ​​другими кибернетическими моделями поведения. Джей Г. Халл и Алан Леви предложили более радикальный отход от исходной модели Дюваля и Виклунда. Согласно Халлу и Леви, стимулы, побуждающие к самосознанию, по сути, действуют как самосимволические праймы, которые активируют самопознание и заставляют человека обрабатывать ситуации как относящиеся к нему лично. Поведение следует как следствие сосредоточения внимания на релевантных для себя аспектах окружающей среды (в отличие от сосредоточения внимания на себе и самооценки).

Хотя социальных психологов обычно интересует ситуативно управляемое самосознание, исследователей личности интересуют индивидуальные различия в склонности к самосознанию. Чтобы измерить такие различия, Алан Фенигштейн, Майкл Шайер и Арнольд Басс создали Шкалу самосознания. Этот личностный инвентарь имеет три подшкалы: личное самосознание, общественное самосознание и социальная тревога. Частное самосознание фокусируется на внутреннем опыте самосознания.Он измеряется такими пунктами, как «Я всегда пытаюсь понять себя», «Я много размышляю о себе» и «Я чутко реагирую на изменения в своем настроении». Общественное самосознание фокусируется на мотивах самопрезентации, иногда связанных с самосознанием, и измеряется такими пунктами, как «Меня беспокоит то, как я себя представляю», «Меня беспокоит то, что другие люди думают обо мне, »И« Обычно я осознаю свою внешность ». Социальная тревожность фокусируется на отрицательных эмоциях, которые иногда связаны с тем, чтобы быть в центре внимания других, и измеряется такими пунктами, как «Я очень легко смущаюсь», «Я чувствую беспокойство, когда говорю перед группой» и «Большие группы делают я нервничаю.Хотя подшкала социальной тревожности отражает просторечное понимание того, что значит быть самосознательным, шкалы частного и общественного самосознания оценивают индивидуальные различия в психологических процессах, которые, как наиболее часто предполагается, связаны с состоянием самосознания.

Учитывая, что как общественные, так и частные измерения самосознания сосредоточены на себе, неудивительно, что они имеют тенденцию умеренно коррелировать. Точно так же как общественное самосознание, так и социальная тревога имеют тенденцию умеренно коррелировать.Личное самосознание обычно не коррелирует с социальной тревогой. Недавно некоторые исследователи утверждали, что частное самосознание само по себе связано с двумя подкомпонентами: осознанием внутреннего состояния, характеризуемым такими пунктами, как «Я готов к изменениям в моем настроении», и рефлексивностью, характеризующейся такими пунктами, как «Я размышляю о себе много.» Этот вопрос еще предстоит решить.

Что касается индивидуальных различий в саморегуляции, компоненты шкалы самосознания часто сравнивают со шкалой самоконтроля, введенной Марком Снайдером.

Лица с высоким уровнем самоконтроля мотивированы проблемами самопрезентации, в то время как люди с низким уровнем самоконтроля мотивированы личными проблемами. Возможно, лучший способ подумать о взаимосвязи этих индивидуальных различий состоит в том, что высокий самоконтроль одновременно высок в общественном самосознании и низок в частном самосознании. И наоборот, низкий самоконтроль низок в общественном самосознании и высок в частном самосознании.

Эффекты индивидуальных различий в личном самосознании часто совпадают с эффектами ситуативных манипуляций самосознанием (например,г., наличие или отсутствие зеркала). Точно так же эффекты индивидуальных различий в общественном самосознании часто параллельны эффектам ситуационных манипуляций, которые напоминают человеку об их внешности другим (например, видеокамеры). Как следствие, исследователи часто различают ситуативные манипуляции частным и общественным самосознанием по тем же признакам, что и индивидуальные различия частного и общественного самосознания.

Исследования регулярно демонстрируют, что как ситуативные манипуляции самосознанием, так и индивидуальные различия в самосознании связаны с усилением саморегуляции. Манипуляции с личным самосознанием и индивидуальными различиями в личном самосознании были связаны с повышенной последовательностью отношения и поведения, повышенной эмоциональной реакцией на успехи и неудачи, а также с усилением саморегуляции в отношении стандартов надлежащего поведения (например,g. усиление помощи, когда помощь определяется как ситуативно целесообразная, и снижение агрессии, когда агрессия определяется как ситуативно неуместная). Частное самосознание также было связано с повышенной мотивацией избегать самосознания, когда это лично болезненно (например, после неудачи). Действительно, данные показывают, что последняя мотивация избегать самосознания может побуждать людей к употреблению наркотиков, таких как алкоголь, которые могут снизить самосознание.

Манипуляции общественным самосознанием и индивидуальные различия в общественном самосознании были связаны с усилением самопрезентации и управления впечатлениями.Например, люди с высоким уровнем общественного самосознания демонстрируют больший упор на социальную, а не на личную идентичность, озабоченность по поводу своего образа тела (вес тела, одежда, использование макияжа) и повышенное внимание к точке зрения других. Хотя этот акцент на проблемах самопрезентации может быть полезен для получения одобрения других, он также может привести к несколько саморазрушающим стратегиям управления впечатлениями (например, к увеличению самооценки) и даже к паранойе в отношении намерений других.

В то время как большинство исследований по этой теме изучали эффекты манипуляций, повышающих самосознание, в некоторых исследованиях изучались манипуляции, снижающие самосознание. Помимо употребления алкоголя, упомянутого ранее, они включают манипуляции деиндивидуализации, которые делают человека неотличимым от других (например, из-за анонимности, нахождения в толпе, темноты или ношения масок). Такие манипуляции обычно усиливают расторможенное поведение, не соответствующее социальным и личным нормам.Одно из популярных объяснений того, как это происходит, состоит в том, что манипуляции деиндивидуализации снижают самосознание. Параллельно с предыдущими аргументами исследователи выделили как общественные, так и частные компоненты деиндивидуализированного опыта. Считается, что ситуации, которые способствуют анонимности, уменьшают аспекты общественного самосознания, тогда как ситуации, которые снижают способность человека отличать себя от других, как полагают, уменьшают аспекты личного самосознания.

Таким образом, в своей основе самосознание связано с рефлексивным осознанием себя.В рамках социальной психологии самосознание обычно рассматривается как вовлечение когнитивных и аффективных процессов, необходимых для саморегуляции. Было предложено множество теорий, описывающих эти процессы. И социальные психологи, и психологи личности активно проводят исследования по этой теме. Как следствие, в исследованиях изучались эффекты как ситуативных манипуляций (самосознания), так и индивидуальных различий (самосознания). В рамках каждого из этих подходов исследователи обычно различают более личные, частные аспекты самосознания и более публичные, самопрезентационные аспекты самосознания.Это верно как для переменных, связанных с повышением самосознания, так и для переменных, связанных с деиндивидуализацией и снижением самосознания. Из-за своей значимости для саморегуляции различных типов поведения, исследования и теория самосознания объединили такие несопоставимые темы, как помощь, агрессия и самопрезентация, и преодолели традиционные различия между социальной психологией и психологией личности.

Артикулы:

  1. Карвер, К. С.И Шайер М.Ф. (1981). Внимание и саморегуляция: подход теории управления к человеческому поведению. Нью-Йорк: Спрингер.
  2. Duval, S., & Wicklund, R.A. (1972). Теория объективного самосознания. Нью-Йорк: Academic Press.
  3. Фенигштейн А., Шайер М. Ф. и Басс А. Х. (1975). Общественное и частное самосознание: оценка и теория. Журнал консалтинговой и клинической психологии, 43, 522-527.
  4. Халл, Дж. Г. и Леви, А. С. (1979). Организационные функции самости: альтернатива модели самосознания Дюваля и Виклунда.Журнал личности и социальной психологии, 37, 756-768.

Мартон, Ференс, Бут, Ширли: 9780805824551: Amazon.com: Книги

Эта книга является результатом более чем 25-летнего систематического исследования опыта обучения, проведенного исследовательской группой, пытающейся объяснить очевидные различия между более или менее успешными примерами обучения в образовательных учреждениях. Книга предлагает ответ с точки зрения открытия критических различий в структуре осознания учащегося и критических различий в значении мира учащегося.Авторы предлагают подробный отчет о эмпирических выводах, которые приводят к теоретическим открытиям, и обсуждают конкретную форму качественного исследования, которое использовалось и развивалось.

Форма обучения, которая является объектом изучения, считается наиболее фундаментальной формой, а именно изменением способа видения, переживания, обращения и понимания учащимся аспектов мира. Потребность в строгом анализе изучения конкретного предмета, индивидуального построения знания и его социальной и культурной укорененности — определяющие черты конкурирующих подходов к исследованиям обучения — примиряются с подходом, принятым здесь, в единое и взаимосвязанное опыт обучения.Опыт учащегося всегда заключается в том, чтобы узнать что-то каким-то образом и в каком-то контексте; удерживая опыт обучения учащегося в качестве центра обучения на протяжении всего процесса — и не изучая изучение содержания, действий и контекста как отдельных и отдельных фокусов — содержание, действие и контекст остаются едиными как составные части опыт учащегося.

Путем эмпирического выявления критических различий в способах переживания этих аспектов обучения и разработки теоретической основы динамики, посредством которой происходят изменения в сознании учащегося, эта книга постепенно подводит читателя к новому мощному взгляду на обучение.Обладая аналитическими инструментами и концептуальным аппаратом, которые можно найти в этой книге, читатель получит возможность учиться и помогать другим учиться, создавая среду, способствующую наиболее фундаментальной форме обучения: познанию аспектов мира по-новому.

Национальная неделя школьной психологии (NSPW)

В течение недели с 8 по 12 ноября , школы 2021 по всей территории Соединенных Штатов будут отмечать Национальную неделю школьной психологии (NSPW) , чтобы подчеркнуть важную работу школьных психологов и других преподавателей, помогающих всем учащимся развиваться.Тема этого года — « Давайте приступим к передаче ». Аббревиатура темы ставит задачу вырасти до как в личном, так и в профессиональном плане. Это побуждает нас вовлекать в передовой опыт и выступать за доступа детей к психическому здоровью и поддержке в обучении. Повышение до означает устойчивость и обновление, несмотря на проблемы прошлого.

Давайте в МЕХАНИЗМ

Ежегодный плакат Национальной школьной недели психологии NASP (NSPW) можно использовать по-разному, от запуска общешкольных инициатив до разговоров с семьями о том, как лучше всего поддержать рост и развитие своих детей в успешных личностей.Независимо от того, как вы его используете, этот плакат может вдохновить весь школьный персонал на помощь учащимся.

Адаптируемые ресурсы

Мы разработали эти адаптируемые ресурсы, чтобы помочь вам обратиться к семьям, преподавателям, администраторам и другим членам вашего школьного сообщества, чтобы они знали о вашей деятельности во время Национальной недели школьной психологии (NSPW) и о вашей работе в течение года, чтобы помочь школам. и студенты процветают.

Узнавать других

Эти программы, доступные круглый год, идеально подходят для включения в ваши мероприятия Национальной школьной недели психологии (NSPW).Используйте эти программы для воспитания благодарности, признания положительного воздействия индивидуальных действий и поощрения устойчивости.

Название

ContentLorem ipsum dolor sit amet, vel aliquip vulputate moderatius ex, per ut aliquam appareat adversarium. Vix vide duis an, ignota vocibus quaerendum ei sit. Quot ubique est an, ea pro solum soleat. Ut solum mandamus nec, ad usu magna mentitum interparis. Те одио сказка vulputate sea, corpora ancillae vituperatoribus per no. Eos ad agam laoreet, te aliquid civibus percipitur usu, minim salutandi tincidunt id est.Eu nibh omnes pri, illud adipiscing sea in, et ceteros deseruisse correhendunt eum.

Почему самосознание так важно.

Почему самосознание так важно.

Размещено в h в статьях к

«Есть три« слагаемых », которые сдерживают нас. Я должен преуспеть. Вы должны хорошо ко мне относиться.А мир должен быть легким ». ~ Неизвестно.

Самосовершенствование невозможно без самосознания. Самосознание (иногда называемое самопознанием или самоанализом) — это понимание ваших собственных потребностей, желаний, ограничений, привычек и всего остального, что заставляет вас двигаться. В ходе серии опросов организационный психолог Юрих обнаружил, что 95% людей думают, что они осознают себя, но только 10-15% на самом деле так думают! Причины этого разъединения в том, что у нас, естественно, есть слепые зоны, и мы склонны работать на автопилоте.Мы также счастливее, когда видим себя в более позитивном свете, и, возможно, мы, как общество, становимся более эгоцентричными и менее самосознательными, поскольку социальные сети стремительно набирают популярность.

Недостаток самосознания — препятствие на пути к реализации вашего потенциала. Таковы иррациональные или бесполезные убеждения. Мы все придерживаемся мнения о себе и о том, как устроен мир, и некоторые из них совершенно неверны. Эти убеждения запрограммированы на протяжении всего нашего детства, строятся в зрелом возрасте и большую часть времени сидят в нашем подсознании, незаметно фильтруя всю информацию, ежедневно бомбардирующую наш мозг.Мы просто отбрасываем много информации и не принимаем, поскольку она не соответствует нашему фильтру. Некоторая информация просто течет, поскольку она усиливает и дополняет наши существующие убеждения и схемы.

Некоторые из наиболее распространенных токсичных убеждений, запрограммированных в нашем фильтре подсознания, включают:

  • Синдром самозванца — «Я чувствую себя мошенником, все узнают, что я не заслуживаю быть здесь»
  • Перфекционизм — «Я должен делать все идеально, иначе я неудачник»
  • Сравнение с другими — «У всех остальных такая сказочная жизнь, и я неудачник по сравнению с другими»
  • Недостаточно хорошо — «В глубине души, если бы люди узнали, какой я на самом деле, я бы им больше не нравился, потому что я недостаточно хорош»

Эти иррациональные убеждения служат цели выживания.Примитивная часть нашего мозга думает, что, придерживаясь этих убеждений, мы будем в безопасности. В безопасности от отказа, отказа, неудач и подтверждения того, что мы на самом деле недостаточно хороши. Эти ядовитые убеждения становятся самоисполняющимся пророчеством. Например, если вы боитесь быть отвергнутым и беспокоитесь, что не достоин любви, вы можете избегать интимных отношений и быть эмоционально уязвимым. Это может уберечь вас от отказа, но в конечном итоге вы можете почувствовать себя изолированным и одиноким.

Спросите себя:

  • Есть ли что-нибудь в действительности, подтверждающее эту мысль как истинную?
  • Что самое худшее, что может случиться, если я не буду придерживаться этой веры?
  • Что хорошего может случиться со мной, если я не буду придерживаться этой мысли?
  • Каким подходящим, реалистичным убеждением я мог бы заменить это иррациональное убеждение?
  • Что мешает мне принять это альтернативное убеждение?

Иррациональные убеждения подобны вампирам.Их нужно вытащить на свет и критически рассмотреть. Они склонны загораться, когда сталкиваются с логикой и реальностью. Представьте, что вы разговариваете с лучшим другом, которому вы доверяете. Что бы вы сказали им, если бы они выразили вам свои убеждения? А теперь говорите себе то же самое. Сначала это будет казаться искусственным. Со временем это позволяет вашему мозгу формировать новые нейронные связи, чтобы укрепить другой образ мышления. Возможно, вам также придется изменить некоторые привычки. Может быть, будьте более напористыми, берете на себя более взвешенный риск или выталкиваете себя из своей зоны комфорта.Просто потому, что вы думаете о чем-то, это не делает ее правдой.

Повышение самосознания — Поддержание психологического баланса ума — BelievePerform

Психология, несомненно, является увлекательной областью, обладающей множеством характеристик, которые могут вдохновлять людей как в мыслях, так и в эмоциях. Примеры экстремальной психологии могут исходить от счастья, волнения и радости до страха, печали и депрессии. Таким образом, положительные и отрицательные аспекты психологии совершенно разобщены.Вероятно, эти экстремальные эмоции возникают реже, чем в нашем обычном и естественном сценарии повседневной жизни.

У этого блога двоякая цель: она связана с практиками, применимыми как к экстремальным сценариям, так и к повседневным жизненным ситуациям.

Ключом к пониманию ключевых определяющих моментов (положительных или отрицательных) является развитие чувства осознанности. Самосознание — важный аспект, который следует улучшать с помощью жизненного опыта. Например, большинству людей следует вспомнить как свои непосредственные мысли, так и эмоции после положительного (рождение ребенка) и отрицательного (смерть) сценария (сценариев).Возможно, эти жизненно важные ситуации могут привести к другой перспективе для одного.

В повседневных повседневных жизненных ситуациях (например, работа в офисе, подготовка уроков, поездка на работу, встречи с родственниками, покупки и т. Д.) Люди будут испытывать мысли и эмоции. Основное отличие состоит в том, что мы можем забыть о своих чувствах из-за слабого воздействия. Однако для развития самосознания рекомендуется размышлять о своем дне и рабочей неделе.

Саморефлексия — это процесс, который может помочь нам улучшить наше самосознание.Через саморефлексию можно уравновесить наш собственный психологический ум. Регулярная практика рефлексии над собой может повысить уровень нашего самосознания. Он также может поддерживать людей в моменты крайне положительных или отрицательных мыслей и эмоций, как указано выше.

Некоторые другие практики развития и поддержания психологического равновесия относятся к:

1) Регулярная постановка целей

2) Регулярные перерывы в работе

3) Упражнение

4) Занимаюсь другим хобби (напр.грамм. садоводство)

5) Слушайте музыку

6) Разговор с другими

7) Улыбаться и смеяться больше

Хотя приведенный выше список не является исчерпывающим, он относится к ключевым стратегиям, которые были полезны для многих людей.

Повышение осведомленности общества о ценности психологических навыков — Кривая психологического обучения

Как одна из самых популярных специальностей в колледжах, наша дисциплина играет ключевую роль в обучении студентов и общества в целом обширным областям применения психологической науки.Из-за его междисциплинарного характера мы готовы помочь другим дисциплинам рассказать о том, как лучше понять поведение и умственные процессы в выполняемой ими работе. Именно навыки, приобретаемые специалистами по психологии, позволяют им адаптироваться к динамичным условиям различных профессий.

Глобализация и новые технологические достижения изменили то, что от сотрудников теперь ожидают (World Economic Forum, 2015). Рабочая сила 21 века предъявляет все больше требований к преподавателям и колледжам, чтобы оправдать ожидания работодателей в отношении хорошей профессиональной подготовки (NACE, 2017).Произошел переход от получения степени к навыкам, которые можно адаптировать к различным требованиям работы (NACE, 2018; NACE, 2019). Высшим учебным заведениям предлагается играть более активную роль в прогнозировании карьерных возможностей и траекторий для студентов. Ключевой вопрос: какие навыки необходимы для подготовки студентов? Психологическая наука — это очень разнообразная область, предлагающая множество точек зрения. У нас есть невероятные возможности привлечь внимание к нашей обширной базе знаний, навыкам и вкладу и поделиться ими с другими дисциплинами.

В 2017 году Комитет APA по ассоциированному и бакалаврскому образованию (CABE) созвал группу преподавателей (Аарон Ричмонд, Карен Науфель, Дрю Эпплби, Стейси Спенсер, Джейсон Янг, Джерри Рудманн, Пол Хеттич, Бернардо Кардуччи и Джей Ван Кирк), представляющих различные колледжи и университеты, которые будут входить в состав Целевой группы CABE по обучению студентов-психологов. Наша цель состояла в том, чтобы предоставить специалистам по психологии и преподавателям информацию о том, что работодатели ожидают от основных навыков. Путем изучения объявлений о вакансиях в различных секторах вакансий в результате исследования был составлен список из пяти областей и 17 наборов навыков (PDF, 56 КБ).Важно отметить, что эти навыки приобретаются во время курсовой работы по психологии. Хотя многие считают, что знание содержания курса по-прежнему является основной целью образования, готовность к карьере также стала критерием успешности учащихся (Peterson, Wardwell, Will & Campana, 2014). Целевая группа CABE предоставляет студентам и преподавателям рекомендации относительно навыков, необходимых для достижения успеха на рынке труда 21-го века, и стратегии обучения студентов навыкам, которые ценят работодатели (Appleby, Young, Van Kirk, Rudmann, Naufel, Spencer, Hettich, Carducci & Richmond, 2019 ; Науфель, Спенсер, Эпплби, Ричмонд, Рудманн, Ван Кирк, Янг, Кардуччи и Хеттич, 2019).Ресурсы в настоящее время являются частью национальных усилий по распространению, посредством которых члены целевой группы CABE работают над повышением осведомленности о том, что студенты-психологи обладают весьма желательными навыками.

Тенденция к отраслевому партнерству позволяет работодателям заявлять о своих потребностях академическому сообществу, что, в свою очередь, предоставляет студентам возможности для профессионального развития. Соединяя академиков с профессиональным опытом, наши студенты приобретают навыки, которые делают их желанными.Многочисленные заинтересованные стороны извлекают выгоду из опыта обучения на рабочем месте. Кроме того, отрасль все больше знакомится с навыками, которые специалисты по психологии привносят в рабочую силу. Мы рады, что эта информация поможет повысить осведомленность студентов и преподавателей о навыках, которые мы уже продвигаем в наших учебных программах. Теперь студенты могут научиться эффективно их формулировать.

Кроме того, мы выступаем в роли лидера в дисциплинах, не относящихся к психологической науке, которые стремятся получить экспертные знания по вопросам развития карьеры.Академические программы и дисциплины проявляют интерес к изучению того, как включить эти навыки рабочей силы в свои учебные планы. Я был рад получить приглашения выступить с докладами на региональных конференциях и семинарах по дисциплинам и академическим программам, не связанным с психологией. На региональной конференции программы Strong Workforce Programme основное внимание было уделено отслеживанию вовлеченности в отрасли, занятости студентов, опыта работы, обучения на рабочем месте и подготовки к карьере. Основная цель заключалась в том, чтобы выделить навыки, которые студенты приобретают в ходе курсовой работы.Совпадение было замечательным. Факультеты моды, недвижимости, бизнеса, английского языка, питания, бухгалтерского учета и информатики признали ценность ресурсов и знаний, которые генерирует наша дисциплина, и выразили заинтересованность в том, чтобы больше узнать о том, как психологическая наука включает эти навыки в учебные программы. Важно отметить, что получение информации и уровень стандартов, которых мы придерживаемся как наука, играют решающую роль в том, почему наши материалы и рекомендации высоко ценятся.

Наши ресурсы также привлекли внимание программ, находящихся в процессе реструктуризации. Директор программы управления медицинской информацией нашего колледжа запросил рекомендации, которые помогли бы составить содержание их программ, чтобы обеспечить набор навыков 21 века для их когорт бакалавров. Колледж за пределами штата запросил у Целевой группы ресурсы для рекомендаций и предложений по разработке нового АА. степень психологии, ориентированная на персонал. Это важные признания нашей дисциплины современниками.Информационно-просветительская деятельность позволяет нашей дисциплине расширить диапазон нашего вклада и способствовать лучшему пониманию того, что психологическая наука предлагает сообществу.

Отправлено с разрешения Сети учителей психологии Американской психологической ассоциации

Список литературы

Appleby, D., Young, J., Van Kirk, J., Rudmann, J., Naufel, K.Z., Spencer, S.M., Hettich, P., Richmond, A.S. (2019). Опытный студент-психолог: навыки, которые вам понадобятся, чтобы добиться успеха на рабочем месте в 21 веке. Сеть студентов-психологов, 7 (1). Получено с https://www.apa.org/ed/precollege/psn/2019/02/skillful-student

.

Национальная ассоциация колледжей и работодателей. (2019). Четыре профессиональные качества, которые работодатели ценят больше всего . Получено с https://www.naceweb.org/career-readiness/competencies/the-four-career-competencies-employers-value-most/

.

Национальная ассоциация колледжей и работодателей. (2018). Job Outlook 2019 . Получено с https: // www.odu.edu/content/dam/odu/offices/cmc/docs/nace/2019-nace-job-outlook-survey.pdf (PDF, 475 КБ)

Национальная ассоциация колледжей и работодателей. (2018). Работодатели хотят видеть эти атрибуты в резюме студентов . Получено с https://www.naceweb.org/talent-acquisition/candidate-selection/employers-want-to-see-these-attributes-on-students-resumes/

.

Науфель, К.З., Спенсер, С.М., Эпплби, Д., Ричмонд, А.С., Рудманн, Дж., Ван Кирк, Дж., Янг, Дж., Кардуччи, Б., Hettich., П. (2019). Опытный студент-психолог: как наделить учащихся навыками, готовыми к работе, путем преподавания психологии. Сеть учителей психологии, 29 (1). Получено с https://www.apa.org/ed/precollege/ ptn / 2019/03 / workforce-ready-skills

.

Петерсон, Дж.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.