Отчуждение от людей: 10 причин, из-за которых ты можешь чувствовать отчуждение от общества

Содержание

10 причин, из-за которых ты можешь чувствовать отчуждение от общества

У каждого хотя бы раз в жизни возникала мысль, что он находится не там, где должен быть. В эти моменты человек буквально чувствует себя не в своей тарелке, начинается отчуждение от общества, которое приводит к разнообразным психологическим проблемам.

Не ощущать принадлежность к чему-либо — серьёзная ситуация, которая требует тщательного осмысления. Пускать всё на самотёк — значит разрушать свою психику, постоянно испытывать стресс и недовольство жизнью.

Что такое чувство принадлежности и как оно связано с отчуждением от общества

Прежде чем перейти к причинам, из-за которых ты можешь чувствовать отчуждение от общества, нужно сказать пару слов о чувстве принадлежности. Именно его отсутствие и приводит к отчуждению.

Любой человек хочет принадлежать к чему-либо или кому-либо — осознанно или на уровне подсознания. Это ощущение важно для счастья, удовлетворения потребностей и желаний. Принадлежность к чему-либо даёт чувство, что ты небезразличен остальным и не являешься легкозаменяемым винтиком. Для большинства людей это чувство и есть состояние бытия. Отчуждённость же подобна смерти из-за отсутствия видения настоящего и будущего, места в нём.

И действительно, какой смысл каждое утро вставать с кровати, делать что-то, если ты не ассоциируешь себя с окружением и чувствуешь отчуждённость от мира?

Чаще всего свою принадлежность люди находят в семье, увлечениях, работе или карьере, стараниях на общее благо, в достижении определённых целей. В пирамиде Маслоу потребность в принадлежности и любви стоит на третьем по важности месте после физиологических потребностей и безопасности. Без принадлежности, чувствуя отчуждение от общества, ты не сможешь удовлетворять следующие потребности и застрянешь на месте.

А теперь к причинам отчуждения от общества.

1. Ты не был близок со своей семьёй

Детские психологические травмы — это самая частая причина комплексов и фобий человека. И когда психоаналитики пытаются разгадать суть проблем, прежде всего они погружаются в детские воспоминания пациента.

Отчуждение от общества не стало исключением, ведь чувство принадлежности проистекает из семейной жизни, из того, насколько комфортно тебе было в детстве, помогали ли тебе твои родители и другие родственники почувствовать себя привязанным к чему-то, дарили ли ощущение любви и уюта.

Причём для отчуждённости необязательно испытывать серьёзную детскую травму — достаточно эпизодического давления, которое будет накапливаться и к сознательному возрасту вызовет отторжение.

2. Ты умнее окружающих

Ощущать принадлежность — это в том числе и ассоциировать себя с другими людьми, похожими на тебя. Но это практически невыполнимая задача, если ты намного умнее большинства представителей общества.

Не думай, что это ощущение плохое, из разряда нарциссизма и завышенной самооценки. Дело в том, что из-за высокого интеллекта тебе намного сложнее общаться с людьми: приходится опускаться до их уровня, чтобы просто поговорить на обычные темы.

Умному человеку часто хочется принадлежать к таким же, как он, или даже более интеллектуально развитым, тем, кто может научить его чему-либо новому, удивить, стать примером для подражания. Присутствие же в обществе, где каждый на ступень ниже по интеллекту, может вызывать отчуждение и депрессию. Здесь уместно выражение «горе от ума».

3. Твои убеждения расходятся с мнением большинства

Неважно, разные ли у тебя с обществом взгляды на политику, религию или культуру, — все эти аспекты важны для чувства принадлежности. Наши личные ценности формируют то, кем мы являемся. И если наблюдается рассинхронизация с мыслями и действиями общества, ты почти всегда будешь ощущать отчуждённость.

Определить отчуждение по этому признаку очень просто: спроси себя, что ты ценишь, и сравни свои убеждения с окружающими тебя людьми.

4. Ты непохож на остальных

Как бы ни пыталось общество стричь всех под одну гребёнку, каждый из нас по-своему уникален. И когда у тебя есть какие-либо отличительные черты внешности, будь то рост, вес, цвет кожи, визуальные дефекты, ты становишься белой вороной.

Внешние факторы сильно влияют на наше эго и определяют то, какими людьми мы будем. Схожие параметры помогают ассоциировать себя с другими членами общества. Но при значительных отличиях эта ассоциация просто невозможна, из-за чего такие люди отдаляются от остальных.

8 признаков того, что ты редкий, вымирающий вид

5. У тебя далекоидущие амбиции

Отчуждение может возникать из-за сильного контраста между тем, каким видишь будущее ты, и тем, каким его видят другие. Твоя личность формируется не только из того, кем ты был вчера и сегодня, но и из твоего будущего, того, кем ты хочешь стать через месяц, год, десятилетия.

В этом и проблема, ведь ты начинаешь видеть картину более масштабно. В ней большинству окружающих тебя людей нет места, как и нынешнему твоему образу жизни, и ты подсознательно (а иногда и вполне осознанно) начинаешь отдаляться от сложившегося настоящего, мыслями уже находясь в будущем. Твоя жизнь принадлежит уже тому далёкому завтра.

6. Тебе трудно открыться другим людям

Если ты интроверт или просто спокойный человек, то тебе может быть сложно адаптироваться к быстроменяющемуся миру экстравертов. Людям, как социально зависимым существам, важно открываться другим членам общества. Это помогает преодолеть стресс, зарядиться положительными эмоциями, лучше понять окружающих.

Но когда этого нет, когда человеку трудно открыться перед другими, начинается медленное отчуждение, которое может выливаться в достаточно серьёзные проблемы. Постепенно человек может превратиться в хикикомори. Этот термин обозначает людей, отказывающихся от социальной жизни и стремящихся к крайней степени социальной изоляции.

7. Ты излишне застенчив

Стесняться — это нормально, ведь не каждому нравится находиться в центре внимания. Но излишняя застенчивость может вызывать отчуждение, нарушать чувство принадлежности обществу. Ты просто не можешь ассоциировать других людей с собой, так как ставишь их выше себя, и начинаешь накручивать себя тем, что не можешь соответствовать их ожиданиям.

8. Ты думаешь, что очень хорошо знаешь людей

Возможно, твоё отчуждение связано с тем, что ты наивно считаешь себя экспертом в человеческих душах. Из-за завышенной самооценки или если человек уже обжёгся в жизни, он может начать судить о других членах общества как об общей массе с единым самосознанием. В таком случае, к примеру, все женщины у него могут стать меркантильными змеями, а мужчины — грубыми мужланами, которым нужно только одно. Но это не так. Каждый человек уникален, и своим образом мышления ты лишь усугубляешь отчуждённость от общества.

9. Ты недостаточно стараешься

Одной из распространённых причин отчуждённости от общества являются недостаточные старания, ощущение бесцельности и безразличия к окружающей тебя обстановке. Близкие люди могут пытаться вновь вовлечь тебя в общество, сделать его полноценным членом, вызвать у тебя чувство принадлежности, но ты подсознательно или осознанно сопротивляешься этому. Вместо сопротивления попробуй проявить немного инициативы и вылезти из своего мирка.

10. Ты слишком стараешься

В противовес предыдущему пункту: слишком большие старания так же ведут к отчуждению от общества. Своим чрезмерным старанием понравиться другим ты вызываешь у них вовсе не симпатию, а зачастую неприязнь (они думают, что ты подлизываешься) или желание воспользоваться тобой. Каждый раз, натыкаясь на такую реакцию, ты будешь чувствовать всё большее отчуждение из-за диссонанса: «Я добр и чуток со всеми, но меня используют в корыстных целях. Что с этим миром не так?»

Запомни: никто не любит тех, кто слишком старается всем понравиться. Нейтральная позиция по отношению к большинству поможет исключить чувство разочарования.

16 признаков того, что ты становишься тем, кем должен быть

отчуждение в процессе движения к цели – тема научной статьи по психологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Теории

и исследования

Проблемы развития и бытия личности

Валерия Мухина, Андрей Хвостов

ОТЧУЖДЕНИЕ ОТ ДРУГИХ: ОТЧУЖДЕНИЕ В ПРОЦЕССЕ ДВИЖЕНИЯ К ЦЕЛИ*

Аннотация. Рассматриваются выявленные в науках о человеке социальные формы отчуждения, возникающие в обыденной жизни : одиночество, уединение, дистанцирование, суверенность и обособление. Обсуждаются: аутентичность человеческого бытия и доверие как феномен эмоциональной сферы личности, психологические детерминанты альтруизма.

Ключевые слова: одиночество; аномия; уединение; дистанцирование; суверенность; обособление; отчуждение; аутентичность бытия человека; личностное пространство; психологическая несовместимость; доверие; социальный интерес; сотрудничество; макиавеллизм.

Abstract. Different social forms of alienation, appearing in ordinary life and revealed by human sciences are viewed. Among them are: loneliness, seclusion, distancing, sovereignty and separation. Psychological determinants of altruism, authenticity of human life and trust, viewed as a phenomenon of emotional sphere of personality, are discussed.

Keywords: loneliness; anomy; seclusion; distancing; sovereignty; separation; alienation; authenticity of human being; personal space; psychological incompatibility; trust; social interest; cooperation; machiavellism.

* Продолжение. Начало см. в ж. «Развитие личности». — № 2, 2012. — С. 81 — 109.

Человек одинокий, и другого нет; ни сына, ни брата нет у него; а всем трудам его нет конца, и глаз его не насыщается богатством. «Для кого же я тружусь и лишаю душу мою блага?» И это — суета и недоброе дело!

[Еккл. 4: 8]

Призри на меня и помилуй меня, ибо я одинок и угнетен.

[Пс. 24: 16]

Иезуитство и макиавеллизм… возмутительны для честного человека.

Н. А. Добролюбов

Однако человек не может отказаться от себя.

К. Ясперс

Цивилизациям присущи

социальные формы отчуждения

Проблема одиночества соединена с проблемой аномии

2. Социальные формы отчуждения в обыденной жизни: одиночество, уединение, дистанцирование, суверенность, обособление и макиавеллизм

Цивилизациям присущи социальные формы отчуждения. Это могут быть: тяга к одиночеству, к уединению, а также страх перед одиночеством и потребность в дистанцировании.

Одиночество по своей сути деструктивная форма самовосприятия. Одиночество — феномен состояния души человека. Согласно Вл. Далю слово одиночество происходит от слова «один» (одна, одно) в значении сам, сам по себе, без дружки или ровня; единица счетом [1, с. 650651]. И далее Вл. Даль развивал значение слова «один». Он выделял такие значения: «одиначность» — свойство, состояние; «одинокий» — уединенный, отдельный; «одинок» — арх. одинокий, холостой, «одиночка» — живущий один, одиноко, в одиночестве; «одиночество» -состояние одинокого; «одиночиться» — дичиться или прятаться от людей, искать одиночества [1, с. 650-651].

Проблема одиночества феноменологически соединена с проблемой аномии. Э. Дюркгейм ввел в социологию понятие аномия. Через это понятие философ объяснял общее состояние дезорганизации общества или отдельно-

Одиночество может устойчиво удерживаться в сознании человека

го человека к обществу, которому присущи недостаток веры или цели, у которого утрачена эффективность нравственных установок, регулирующих как коллективную, так и индивидуальную жизнь [2, с.

223- 262].

Одиночество может глубоко пронизывать человека и устойчиво удерживаться в сознании человека и в его душе. Как справедливо писали У. С. Садлер и Т. Б. Джонсон одиночество «истощает душевные силы и начинает вызывать серьезные опасения. Более того, оно может содействовать возникновению чувства безнадежности, подрывающего способность плодотворно ему противодействовать. Такое положение становится невыносимым и стимулирует изменение структуры поведения, которое в итоге может стать пагубным для человека и общества. В современном обществе одиночество — всеобъемливающее явление» [3, с. 21-22]. Авторы выразили уверенность в том, что человеку предуготован путь от одиночества к аномии. Исследования одиноких подростков, отторгнутых обществом (согласно этим ученым), показали, что они стали ано-мичными. Одинокие подростки были недовольны собой и находились в подавленном состоянии. Согласно исследованиям Т. Б. Джонсона, многие из них вели уединенный образ жизни, часто употребляли наркотики, занимались проституцией.

Во время опроса они описывали свои чувства отчужденности, опустошенности и одиночества. Многие из этих молодых людей испытывали чувство общего неприятия себя и других, они чувствовали, что «вся их жизнь идет благодаря внешним факторам, как-то: влияние Бога, дьявола или судьбы. Они были убеждены, что их собственные усилия могут лишь в очень незначительной степени повлиять на общее направление их жизни» [3, с. 46].

Авторы утверждали, что те, у кого аномия достигла равновесия личности высокой степени, утратили источник равновесия личности. Они настаивали на том, что аномии предшествует одиночество [3, с. 48].

Проблема одиночества практически «с необходимостью» рассматривается при анализе отчужденности. При этом оказывается, что феномен одиночества чрезвычайно сложен.

Существует ряд направлений исследований одиночества. Ж. В. Пузанова называет следующие направления (которыми однако не исчерпывается весь спектр существующих ориентаций): феноменологическое, экзистенциальное, «социологическое», интеракцио-

Утрата источника

Трактовки одиночества

Личностный подход к пониманию одиночества

Социальный фактор одиночества

нистское, когнитивное, «интимное», психодинамическое, системное.

Наибольший интерес для анализа проблемы отчужденности в данном контексте представляют социологические, интеракционистские и психологические трактовки одиночества.

В социологическом подходе одиночество связывается с ослаблением связей в социуме и увеличением социальной мобильности.

В интеракционистском подходе одиночество объясняется не только социальными, ситуативными, но и личностными качествами.

Личностный подход к пониманию одиночества пытается объяснить через устойчивость состояния одиночества характеристиками личности. Особое внимание в работе Ж. В. Пузановой уделяется анализу исследований по связи самооценки и одиночества; в частности, показана связь низкой самооценки и риска одиночества [4, с. 21-22]. Однако вопрос о причинно-следственной связи остается во многом открытым [4, с.

21-22].

Центральная идея практически каждого из направлений в том, что одиночество — определенное нарушение связи с миром, с социумом.

Социальный фактор одиночества исследовал Дж. Т. Касиоппо с коллегами. Одиночество, — согласно этим исследователям, — характеристика не одного отдельного человека, а группы. Одинокий стремится найти другого одинокого, вплоть до «друзей друзей друзей». Формируется социальная сеть одиноких людей, которая укрепляется за счет того, что в этой сети количество контактов ограничено. Это своего рода закрытая группа в социуме, которая прошла путь от чувства социальной изоляции до реальной изоляции [5, с. 985-988]. Таким образом предполагается, что одиночество в определенном смысле «заразно», и существование социальной сети одиноких людей более индуцировано, чем возникло по принципу сходства (родства душ). Быстрее «заражаются» одиночеством друзья, чем семьи; вероятно, боле подвержены этому недугу определенные возрастные и социальные категории.

Особое внимание уделял социальным причинам одиночества А. Рокач с соавторами. Как они полагали, в Северной Америке, культура усиливает социальное отчуждение, уменьшая количество контактов [6, с. 307308]. С одной стороны, дистанцирование и отвержение других в Америке выражено значительно сильнее,

поскольку это культура соревнования и достижения. С другой стороны, в Северной Америке люди обычно гораздо легче переносят отчуждение. Фактор одиночества Авторы также анализировали мнения некоторых в разныхкультурах исследователей одиночества в разных культурах. В частности, это идея относительно того, что в обществе «быстрого питания» люди быстро, но поверхностно знакомятся и сходятся. Другое дело в Европе, где дружба долго развивается и долго длится.

Дихотомию «коллективизм — индивидуализм» Х. С. Три-андис рассматривал не как аналог дихотомии «сплоченность — разобщенность» или, тем более, как дихотомию «приятие — отверженность», «вовлеченность — отчужденность». с)». Если идеоцентристы*

направлены на достижение и одиноки, то аллоцентри-

**

сты** не отчуждены и получают значительную социальную поддержку. Эти типы есть во всех культурах, но их количество и выраженность могут значительно варьировать. Так, традиционно индивидуализм более присущ западным культурам, высшим слоям общества, и чаще проявляется на индивидуальном уровне. Психологические Наряду с социальными факторами одиночества

А. Рокач с соавторами обратили внимание на психологические факторы. Авторы привели обзор исследований, в которых описывается многомерная модель одиночества. Это характеристики одинокого человека -физическая и личностная непривлекательность, застенчивость [8, с. 70-72]. Представлены результаты исследований, в которых приводятся данные относительно пессимизма, низкой удовлетворенности жизнью, де-прессивности и враждебности у одиноких людей.

В свою очередь, П. К. Лунт выделил пять относительно взаимосвязанных причин отчуждения от группы [9, с. 31-33]. Первые три причины относительно объективны. Это «неприятная личность» и «непривлекательная внешность», а также недостаток возможностей для общения. Вторая группа факторов более субъективна. С одной стороны, это застенчивость и страх отвержения,

факторы одиночества

Причины

отчуждения

человека

* Идеоцентричность — центрированность на идее.

** Алло [греч. Alios другой, иной +]. Аллоцентричность -забота о других.

Факторы,

провоцирующие

затруднения

социальных

взаимоотношений

Стили

привязанностей человека

Пассивно и активно одинокие

недостаточно активный поиск контактов. С другой стороны, это пессимизм относительно возможности контактов. Как предположил П. К. Лунт, именно пессимизм является ведущей причиной одиночества, хотя люди более склонны приписывать ведущую роль объективным факторам.

Что касается физической непривлекательности, то это может оказаться весьма важным фактором, провоцирующим затруднения социального взаимодействия и одиночество.

В работе Н. Рамси и Д. Харкорт было показано, что люди с дефектами внешности чаще говорят о сложностях, связанных с контактами с незнакомцами, знакомством с новыми людьми и установлением новых дружеских отношений [10, с. 126-129]. С одной стороны, люди в своем большинстве стремятся образовывать союзы с теми, кто воспринимается ими как социально привлекательные, и избегать тех, кто кажется непривлекательным. Незнакомые люди сохраняют между собой и незнакомцем с лицевым дефектом более значительную дистанцию, чем при встрече с этим же человеком, но без видимого отличия. Отчасти это может быть желанием избегать всего того, что может быть заразным. С другой стороны, люди с видимыми отличиями часто остро осознают реакции других и затрачивают избыточное количество сил и энергии, проявляя к ним внимание. В результате у них может сформироваться менее оптимальный стиль взаимодействия, проявляющийся в категорическом социальном избегании, застенчивости, неловкости и смущении, защитном или враждебном отношении к другим.

В своих исследованиях Р. К. Фралей и Ф. Р. Шэвер описали типологию стилей привязанности у взрослых [11, с. 1081]. В одном случае взрослые люди позитивно относятся к себе и близким другим, полагаясь на них. (Однако во многих случаях отношения обретают отчужденный характер). В другом случае человек имеет невысокую самооценку и не надеется на ответные чувства значимых для него близких людей. В третьем случае человек может излишне остро ориентироваться на отношения, чувствительно реагировать на отвержение и отчуждение. В противоположность ему другими может вообще отрицаться важность близких отношений. Возможно это ведет к независимости и самодостаточности.

«Пассивно» и «активно одинокие» описываются С. В. Бакалдиным в его типологии одиночества. Для

Одиночество как

отчужденность

человека

представителей группы «пассивно одиноких» характерна склонность к уединению. По сравнению с представителями «активно одиноких» их самооценка ниже, они в меньшей степени удовлетворены собой, более стеснительны, сильнее чувствуют свою непривлекательность, ненужность и беспомощность. В то же время они меньше нуждаются в других людях. В ситуациях одиночества они более пассивны, в большей степени отгорожены от общения. Одиночество переживается ими тяжелее, чем представителями «активно одиноких». Они в большей степени, испытывая одиночество, склонны предаваться отчаянию, испытывать отчуждение от людей, от мира, от себя. Их отличает пониженная агрессивность, сниженная активность, неспособность к установлению межличностных контактов, теплых человеческих отношений. Отмечается сужение круга интересов, избегание каких-либо конфронтаций, конфликтов, дискуссий и ситуаций «соперничества», склонность жертвовать собственными интересами, целями и планами. Их самочувствие, активность и настроение понижены. Они в целом хуже и тяжелее пережинают одиночество [12, с. 139-143]. По мнению автора, если исходить из того, что чувство одиночества определяется особенностями функционирования «Я», то одиночество является в первую очередь порождением особенностей личностной организации, а во вторую — актуальной социальной ситуацией.

Сходную типологию одиноких людей предлагают Е. П. Никитин и Н. Е. Харламенкова. Одиночество рассматривается ими как субъективное переживание, связанное с переживанием отчужденности человека от общества [13, с. 172-179; 14, с. 85-91]. Авторы выделяют аналоги «пассивных» и «активных», зависимых и доминирующих одиноких людей. В то же время они описывают самодостаточных одиноких. При этом только зависимые и доминирующие личности переживают состояние одиночества в виде негативно окрашенного чувства отчужденности от людей. Доминирующая личность с ярко выраженными агрессивными тенденциями демонстрирует свою независимость от других людей, но такая личность больше, чем зависимая, испытывает нужду в другом человеке и переживает более глубокое, устойчивое чувство изоляции без надежды на изменение своей позиции в мире людей. У зависимой личности чувство одиночества возникает в ситуации отсутствия близкого человека (родителей

Тревожность привязанности и избегание привязанности

Одиночество и уединение

или детей), но, тем не менее, человек ожидает разрешения травмирующей ситуации. Авторы выделили еще один тип — самодостаточную личность, ориентированную на собственное понимание действительности. Такая личность интерпретирует состояние одиночества как своеобразное благо, не испытывая обостренного негативного чувства одиночества и отчужденности.

Близкая типология описывалась М. Вэй с соавторами на основе анализа специальных исследований [15, с. 593, 598]. Согласно мнению авторов многомерное измерение (более 300 дескрипторов) привязанности у взрослых описывается в конечном счете двумя независимыми переменными. Первая — «тревожность привязанности»: страх отвержения, страх быть покинутым сочетаются с негативным представлением о себе (аналог зависимой личности). Вторая — «избегание привязанности»: страх близости, дискомфорт в интимных (в широком смысле) отношениях и зависимость; типично негативное представление о других (в некотором приближении это аналог активной или доминирующей одинокой личности). По результатам собственных исследований, авторы пришли к выводу, что «тревожные» более одиноки по сути своих переживаний, они также более депрессивны и в большей степени испытывают свою вину. «Избегающие» вполне благополучны психологически, особого одиночества и иных негативных эмоций отчужденность у них не вызывает.

Согласно мнению М. Вей с соавторами, единственный вариант субъективно позитивного проявления одиночества в жизни человека — уединенность. С точки зрения психодинимических тенденций одиночество может характеризоваться оптимальным соотношением процессов идентификации и обособления. Кроме динамического равновесия идентификации и обособления, условием позитивного проявления состояния одиночества является психологическая устойчивость личности, механизмами которой выступают способность к саморегуляции и рефлексия. Уединенность — нормальное состояния нормального одиночества.

Одиночество как состояние не всегда сопутствует изоляции в мирской жизни: политические заключенные и диссиденты при твердой убежденности в правильности сделанного ими выбора и поддержке единомышленников не испытывают чувства одиночества. Уединение предполагает добровольный уход от контактов с окружающими, оно не обязательно связано с негатив-

В уединении может произрастать новая перспектива для человека

Отшельничество как

внутренняя

сосредоточенность

Уединение как составная часть инициации

ной эмоциональной оценкой состояния. Уединение всегда оставляет индивиду возможность выхода из данной ситуации, в отличие от принудительной изоляции.

В трактовке Р. Мэя человек может противостоять отчуждению от самого себя. В своем уединении человек может обрести новую перспективу, новое сознание себя, которое впоследствии может ему пригодиться. Как писал автор, некоторых людей «выпадение» из общества на значительный период времени защитило от психического расстройства [16, с. 276-277]. «Выпадение» дало им определенную передышку от обременительной последовательности: «детский сад — начальная школа — средняя школа — колледж — аспирантура». Многие люди способны почувствовать реальную опасность, задохнуться. Таким образом, вполне вероятно, что из своих скитаний, кажущихся столь беззаботными, человек вернется с новой серьезностью в отношении к себе самому и своему обществу. Это подобно тому, как Будда удалялся на гору, а Иисус в пустыню, чтобы обрести новую целостность перед тем, как начать свое служение. Это подобно также тому периоду странствий, который составлял неотъемлемую часть образования студентов Средневековья.

Психическое состояние при отшельничестве и социальная замкнутость (внутренняя или внешняя) как форма выражения личной убежденности в ее необходимости также не могут быть оценены как состояние одиночества.

И. М. Слободчиков счел, что отшельничество может трактоваться как уединение. При этом основной смысл отшельничества не социальный, а внутренняя сосредоточенность и преодоление в себе низменных начал [17, с. 180].

Типичным образом трактует роль уединения А. Лэн-гле. Согласно автору, способность быть одному достигается вместе со зрелостью аутентичной личности [18, с. 30-33]. Человек, который не может быть один, не чувствует себя принятым, если сам не дает себе такого признания. Никакое принятие со стороны других не заменяет принятие со стороны самого себя.

Не случайно уединение было традиционной частью обряда инициации, когда необходимо в одиночестве провести до нескольких месяцев в лесу, в горах или пустыне [19, с. 46-47]. За это время необходимо общаться с богами, сложить песню, увидеть волшебные грезы. Это важный аспект взросления в определенных индейских племенах Америки. Такого рода добровольная изоляция считается необходимой для завершения определенных фаз личностного развития.

Отчуждение и сплоченность как социальные феномены

Феноменология зрелого взрослого состояния

Ценность уединения

Социальные аспекты уединения

Уединенность как необходимое условие развития ребенка специально рассматривали Е. С. Бучхолз и К. Чинлунд. Авторы подчеркивали, что не считают нормой патологические формы одиночества при шизоидных, нарциссических нарушениях: также не считается нормой принудительное одиночество при изоляции, отъезде и т.п. [20, с. 358, 371]. При этом авторы указали, что в современном обществе человек по существу отчужден, но для счастья ему необходимы некоторая тотальная сплоченность и единство.

Практически то же говорил И. Ялом: зрелое взрослое состояние сопряжено с полной, фундаментальной, вечной и непреодолимой изоляцией, в которой человек должен сам принимать решение и нести за него ответственность [21, с. 282, 361, 386]. Невозможно, чтобы кто-то другой взял на себя ответственность за решение зрелого человека.

В истории философии позиции И. Ялома близка точка зрения А. Шопенгауэра и его «гимн изоляции» как добровольному одиночеству. Согласно взглядам философа, в самом лучшем положении находится тот, кто рассчитывает исключительно на самого себя и может быть для себя самого всем во всем. Это полная самостоятельность от остальных людей [22, с. 354-355].

Исключительно позитивное значение придавал уединению С. Доурик. Согласно автору, уединение -это своего рода эмоциональный «спаситель» в жизни. Автор полагал, что если бы стоял выбор между вечным уединением и вечной жизнью без уединения, было бы трудно отказаться от первого выбора. Это шанс вернуться к себе, проверить свои мысли и чувства, возможность думать в своем ритме. Одиночество также может быть важной частью работы. Так, некоторые работают «изнутри». Это художники, писатели, музыканты, — им необходимо отражать не только происходящее вокруг, но и собственные впечатления от внешних событий [23, с. 150].

Э. Енгельберг обратился к социальным аспектам уединения. На основании ряда произведений писателей и поэтов XIX века он трактовал уединение как молчаливую, симпатическую меланхолию. Согласно автору, уединение в романтической традиции сентиментально, но в реальности — оно несет в себе безразличие к миру. Уединению нередко приписывается страдание и скрытое желание вернуться в мир. За уединением стоит видение мира как фрагментированного, утерянного и недостижимого. Автор уподобил уединение отчуждению

мира от человека. Человек в своем уединении страдает от вынужденного отчуждения [24, с. 39-43]. Уединение Рассматривая уединение и одиночество как психоло-

и одиночество гический феномен, О. Б. Долгинова выделила ряд ключе-

вых моментов. Уединение рассматривалось О. Б. Долгино-вой как форма бытия, при которой у индивида отсутствуют связи со средой [25, с. 20-23, 37]. Согласно автору, отличие изоляции от одиночества связано с тем, что изоляция — это ситуация, а не психическое состояние, причем та ситуация, при которой эмоциональная оценка не обязательно негативная (примером изоляции могут служить описания жизни монахов-отшельников). Одиночество является осознаваемым состоянием, которое оценивается как тягостное, несущее в себе отрицательную эмоционально-аффективную окраску. Одиночество — результат депри-вации личностных потребностей. Об одиночестве можно говорить тогда, когда сам человек осознает неполноценность своих отношений с другими людьми.

О. Б. Долгина настаивала на том, что отчужденность на психосоциальном уровне есть результат психосоциальной изоляции. На интегративном уровне отчужденность трактуется автором как неспособность к привязанности и любви, холодность, отсутствие общности с другими людьми, отвержение себя и других. Виды одиночества В исследовании А. А. Аратамоновой одиночество

рассматривалось вполне «традиционно», то есть с опорой на несколько упрощенную типологию одиночества (экзистенциальное, социальное и психологическое). Экзистенциальное одиночество отчасти психологично, это ощущение себя «песчинкой» в мировом океане, боязнь затеряться в его бесконечности. Социальное одиночество — результат дезадаптации, конфликта или «потери» (развод, смерть), но это объективная сторона одиночества. Психологическое одиночество — это переживание одиночества вследствие непризнания, «непохожести», раскола образа «Я».

Особую типологию занимает одиночество возрастных периодов. А. А. Артамонова ввела описание и интерпретацию «комплекса одиночества»: это не только ощущение «брошенности» и «оторванности» от социума, но также страх перед этой перспективой. Это некоторое связующее звено между изоляцией и отчужденностью [26, с. 46-47]. Одиночество как Несколько иное описание субъективного пережива-

тяжелое чувство ния одиночества дал В. Н. Карандашев. Согласно автору, одинокие люди чувствуют себя покинутыми, оторванными, забытыми, обделенными, потерянными, ненужными. Это мучительные ощущения, потому что

они возникают вопреки ожиданиям. Тяжелая форма одиночества может означать беспорядок и пустоту и вызывать чувство бесприютности, ощущение того, что ты везде «не на своем месте». Разрывается и связь времен. Ощущается оторванность от прошлого и глубокий провал в будущем: оно становится неопределенным [27, с. 159-160]. Одиночество усугубляет ощущение противоестественной и неожиданной пустоты, пронизывающей весь внутренний мир личности.

Эмпирическое исследование позволило С. В. Бакал-дину распределить эмоции, связанные с одиночеством, по четырем группам. Первая — «беззащитность и ранимость» — чувства беззащитности и страха, сочувствие к себе, душевный упадок, ранимость, скука, депрессия, отчаяние, внутренняя опустошенность. Вторая -«отчуждение от мира и людей» — переживание ненужности, изолированности, отчуждение от людей, отчуждение от мира, непривлекательность, чувство одиночества. Третья — «паника и отчуждение от себя» — беспомощность, паника, отчуждение от себя, гнев, злость. Четвертая — «тоска по конкретному человеку» — при этом не нравится быть одному, тоска по конкретному человеку, желание перемены места [12, с. 18-19, 119].

Многогранность Как полагал В. Н. Карандашев, одиночество много-

одиночества гранно. Автор называл большое количество ситуаций,

которые могут вызвать одиночество. «Одиночество — это также и ситуации, когда человека уволили, исключили из команды, не приняли в колледж, на работу в понравившуюся ему фирму, или когда человека избегают, потому что его поведение, класс, к которому он принадлежит, признаны социально нежелательными. Одиночество — это и потеря дела, которому посвятил много сил, и время, напрасно потраченное в погоне за иллюзией, и коллектив, который отвернулся от тебя, и любимый человек, которому ты вдруг оказался не нужен. Одиночество — это и тоска по дому, как результат воспоминаний об испытанных в прошлом радостях, о теплом отношении к определенным людям, о запахе свежеиспеченного хлеба и свежескошенной травы, об утреннем чирикании воробьев. В конце концов одиночество — это и потеря любой привычности» [28, с. 136]. Однако, автор слишком расширяет понятие «одиночества», включая в него понятие отчуждение, и указывая на разрыв связей, при которых само отчуждение еще не доказано.

Безличные контакты Чувство одиночества также исследовал Ю. Козелец-

порождают чувство кий. Согласно автору, одиночество может проявиться тогда,

одиночества

когда человек находится в изоляции или когда у него нет

Люди отличаются друг от друга своим отношением к чувству одиночества

Дистанцирование как релятивизация человека

семьи, дома, друзей, когда ему не с кем разговаривать и некуда направиться. Однако чувство одиночества может возникнуть и у человека, который живет среди людей, выполняет множество социальных ролей, ведет борьбу за власть и многими нитями связан с миром. Если при этом его контакты безличны, холодны и нормативны, то чувство одиночества может возникнуть практически в любой момент. Ю. Козельский счел очевидным, что индивиду легче обнаружить свое одиночество, когда он находится не наедине с собой, а среди других людей. Даже частые общественные отношения, если они холодны, анонимны и нормативны, не освобождают человека от одиночества. Одиночество возникает тогда, когда индивид отдает себе отчет, что эмоциональные связи между ним и миром нарушены или ослаблены. Эти эмоции сопровождаются тяжелыми мыслями и странными поступками на людях.

Ю. Козельский отмечал, что индивиды отличаются друг от друга не только степенью сопротивляемости одиночеству, но и отношением к нему. Автор счел возможным выделить определенный класс людей, для которых одиночество (по крайней мере, когда оно не тотально) не только не является грузом, но и имеет определенную положительную ценность. Говоря метафорически, одиночество может иметь свою прелесть и красоту. Благодаря разрыву или ограничению отношений с семьей, друзьями и общественными институтами, эти люди приобретают большую независимость. У них есть больше времени для творчества и формирования собственного жизненного пути. В этом случае одиночество — их сознательный выбор [29, с. 234235]. Следует отметить некоторую терминологическую неточность: используя понятие «одиночество», автор явно имел в виду «уединение».

Несколько иные формы отчужденности (одиночества) описал Л. Дюмон [30, с. 38-39]. Он ввел понятие дистанцирование по отношению к светскому миру, которое рассматривал как условие индивидуального духовного развития. Для автора дистанцирование — синоним

уединения (как в случае отшельников). Это по существу

*

релятивизация жизни в мире, которая непосредственно приводит к отрешенности от мира (но уединение при этом не предполагается). гуш — относительность] — субъективность позиции человека.

Психологическая

суверенность

человека

Автономия как социальная и психологическая позиция

Аутентичность бытия человека

Дистанция как

показатель

отчужденности

Также психологическую суверенность человека исследовала С. К. Нартова-Бочавер. Психологическая, личностная суверенность в ее определении, — это способность человека контролировать, защищать и развивать свое психологическое пространство. Суверенность основана на обобщенном опыте успешного автономного поведения и представляет собой форму субъектности человека [32, с. 160-161].

От суверенности С. К. Нартова-Бочавер отличает автономию. Автономия [гр. аи1опош1а — самоуправление] — это, согласно автору, независимость «от чего-то»*, а суверенность — управление «чем-то», «по отношению

к чему-то». Механизмом достижения автономии и суве**

ренности является сепарация .

Близким по значениям с сепарацией являются понятия «отчуждение» и «обособление» (В. С. Мухина).

Концепция суверенности С. К. Нартовой-Бочавер в определенном отношении весьма сходна с концепцией отчуждения. Суверенность, согласно автору, проявляется в переживании аутентичности собственного бытия, уместности в пространственно-временных и ценностных обстоятельствах своей жизни [32, с. 160-161]. В этом случае можно говорить о нормальной суверенности. Автор полагает, что если человек действует, следуя логике обстоятельств и воле других людей, которая им не интериоризируется, можно говорить о депривированно-сти личности. Доминирующее переживание в этом случае состоит в ощущении подчиненности, отчужденности, фрагментарности собственной жизни; человек испытывает затруднения в поиске объектов среды, с которыми он себя идентифицирует: он ощущает себя «на чужой территории» и не в своем времени. Фактически С. К. Нар-това-Бочавер описывает состояние отчужденности.

Важный показатель отчужденности — дистанция. Независимо от используемой в литературе терминологии (социальная, психологическая, «симпатическая» и т.п. дистанции), А. Л. Журавлев и А. Б. Купрейченко

* Автономность (автономия) обычно трактуется как независимость «от чего-то». А. Грюен считал автономию таким состоянием интеграции, при котором человек живет в гармонии с собственными чувствами и потребностями [33, с. 1-2].

** Сепарация [гр. separatio — отделение] — отделение от физической и социальной среды и ее отдельных объектов, в том числе и отделение от родителей

*** Аутентичность [гр. authentikos — подлинность] — чувство уверенности человека в том, что он поступает согласно собственным желаниям и убеждениям.

Дистанция и личностное пространство

сочли возможным выделить три основных подхода [34, с. 168, 182]. Первый подход характерен для изучения межличностных отношений (он не рассматривает принадлежность к социальным группам). Дистанция между людьми здесь определяется в основном их симпатиями и взаимопониманием. Второй подход характерен для исследований межгрупповых отношений. Дистанция определяется объективными социальными, экономическими, национальными и другими различиями. Третий подход характерен для психологии общения. Под дистанцией в нем нередко понимается физическое расстояние, которое индивид стремится сохранить между собой и другим человеком.

Сами авторы определяют психологическую дистанцию как психологическое отношение к объекту социального, материального, идеального мира, представленное в сознании индивида в пространственных эмоционально окрашенных образах.

Частным случаем психологической дистанции является социально-психологическая дистанция, то есть отношение к социальному объекту. Но социальная дистанция — объективно существующее различие в положении индивидов в социальной системе (различие в статусах, ролях и т.д.). И социальная и психологическая дистанция возникают на основе реальных социальных, экономических, политических и национальных различий между группами, к которым принадлежат взаимодействующие индивиды. Психологическая дистанция предполагает субъективное восприятие этих и других различий. Психологическая дистанция может возникать и тогда, когда различий в социальной дистанции нет.

При анализе роли психологической дистанции возможны терминологические сложности. Так, И. Б. Кото-ва использовала понятие «личностного пространства», которое включает в себя как психологическую, так и социальную дистанцию. При этом под психологической дистанцией она понимает нечто вроде пространственного расположения, — место партнеров по общению и взаимодействию, персональное пространство каждого, а в личностном пространстве выделяет такие компоненты, как личные вещи, место обитания, личные свободы и права (что обычно описывается как суверенитет).

Применительно к социальным формам отчуждения как нарушения связи выделяется разобщенность (estrangement), которая может выражаться в охлаждении отношений, отдалении, враждебности. Д. Торрэнс

Фактор

психологической несовместимости

Личностное

пространство

человека

противопоставил такого рода «отдаление» солидарности и через эту оппозицию дал ему расшифровку. Если при солидарности отношения принимают форму помощи, кооперации, то при отдалении отношения принимают форму вражды и соревнования; место дружбы, примирения и согласия занимают конфликт, месть и провокации [35, с. 70-71, 82-83].

Вероятно, важным фактором отчуждения от другого человека является психологическая несовместимость. По мнению Е.Н Богданова и В. Г. Зазыкина, психологическая несовместимость является одной из основных причин межличностных, межгрупповых конфликтов и конфликтов «личность — группа» [36, с. 55]. Точного и общепринятого определения психологической несовместимости нет. Практически психологическая несовместимость трактуется как вызванная субъективными причинами невозможность осуществлять совместную деятельность или взаимодействия. Психологическая несовместимость может проявляться по-разному: от несходства жизненных принципов до особенностей характера.

Личностное пространство может определяться как граница между Я и не-Я. При этом личностное пространство обладает рядом характеристик, которые подвергаются изменению под влиянием внешних условий и внутриличностных факторов.

И. П. Шкуратова по результатам анализа когнитивной школы привела ряд таких характеристик [37, с. 173-177].

Во-первых, это широта жизненного пространства, определяемая по числу областей реального мира, которые субъект считает относящимися к его жизни и которые нашли отражение в его картине мира. При узости жизненного пространства индивид исходно отчужден от отдельных аспектов мира и социума. Наоборот, чем обширнее пространство самоотождествления человека, тем большее содержание мира человек осознает как свое.

Во-вторых, проницаемость внешних границ жизненного пространства. Проницаемость может проявляться как в открытости информационному и энергетическому потоку со стороны реальных физического и социального миров, так и в ответном информационно-энергетическом потоке со стороны субъекта жизненного пространства. Аутизм, присущий человеку, может рассматриваться как проявление плохой проницаемости внешних границ. Автор предполагал разные варианты проницаемости, образованные степенью проницаемости

Категоризация личностью своего социального окружения

Сила доверия и недоверия к другим

изнутри и извне. При плохой «входящей» проницаемости индивид отчужден иначе (например, это недостаток эмпатии, внимания к социуму в целом), чем при плохой «исходящей» проницаемости (как в случае подавленной эмоциональности).

В-третьих, степень заселенности жизненного пространства. Степень заселенности пределяется числом лиц, которые включаются субъектом в жизненное пространство. Это, прежде всего, значимые для него люди из семейно-родственной, деловой и дружеской сфер общения. Но это совсем не обязательно симпатичные ему люди. Главное, что они были выделены из множества других людей по какому-то критерию, запомнились ему из прошлого, оказали на него влияние (иногда самим фактом существования).

Результаты эмпирического исследования структуры психологической дистанции привели А. Л. Журавлев и А. Б. Купрейченко. В результате исследования ими были выделены основные критерии категоризации личностью своего социального окружения по степени психологической дистанции: надежность; приязнь; единство; уважение; принятие; взаимная ответственность, зависимость и контроль; взаимные обязательства; взаимный интерес; большая заинтересованность субъекта во взаимодействии; помощь в делах; непредсказуемость объекта; формальность и вынужденность контактов [34, с. 214]. Это означает, что личность относит другого участника взаимодействия к категории «психологически близких» или «удаленных» в зависимости от того, какой уровень приязни, единства, взаимной зависимости, заинтересованности в контактах и т. д. сформирован в процессе общения. Некоторые из выделенных факторов (поддержка, единство, предсказуемость) являются компонентами межличностного доверия. Таким образом, доверие — один из структурных элементов психологической дистанции.

Отдельно исследователями рассматривались недоверие или доверие по отношению к другим людям. Эти феномены отчасти связаны с таким конструктом, как макиавеллизм. Из исследований М. Б. Гуртман следует, что для недоверия типична определенная ранимость. Недоверчивые люди излишне рефлексивны и часто боятся разочаровать окружающих. При этом сами они весьма ранимы и нередко воспринимают себя объектом нападок, слишком беспокоятся о том, как на них реагируют [38, с. 1000].

Для макиавеллизма типичен иной характер рефлексии. Люди, склонные к макиавеллизму, не хотят

Доверие как феномен эмоциональной сферы психики

Доверие

предполагает

сотрудничество

никого пропускать впереди себя, склонны к мести и конкуренции. При этом им трудно выражать свои чувства, в частности — привязанность и восхищение другими. Они скорее реально не могут быть близки с другими, чем боятся разочарования.

Согласно В. П. Зинченко, доверие в своей основе относится к эмоциональной, плохо рационализируемой сфере психики, в каком-то смысле является синонимом личности [39, с. 68-69].

В трактовке А. Б. Купрейченко доверие предстает как вполне «диагностируемое». Автор считает первоосновой доверия и его начальной формой эмоционально-позитивное отношение, интерес и открытость субъекта по отношению к партнеру [40, с. 58-61]. Более «зрелая» форма доверия характеризуется готовностью проявлять добрую волю в отношении партнера. И только затем следует ожидание справедливого и честного отношения со стороны партнера.

Доверие, таким образом, социальное явление. Нередко оно понимается как форма социальной компетентности (умение и готовность строить доверительные отношения), как культура (совокупность правил и норм) и т. д.

Доверие как психологическое отношение включает в себя интерес и уважение к объекту или партнеру, эмоции от предвкушения их удовлетворения и позитивные эмоциональные оценки партнера; расслабленность и безусловную готовность проявлять по отношению к человеку добрую волю, а также совершать определенные действия, способствующие успешному взаимодействию. Недоверие как психологическое отношение включает в себя осознание рисков, чувство опасности, страха в сочетании с негативными эмоциональными оценками партнера и возможных результатов взаимодействия; настороженность и напряженность; готовность прекратить контакт, ответить на агрессию или проявить опережающую враждебность.

А. Б. Купрейченко счел, что доверяющие, то есть значимые друг для друга люди (даже заинтересованные в сотрудничестве и мирном сосуществовании партнеры) должны вырабатывать меры предосторожности и контроля в потенциально опасных сферах и ситуациях взаимодействия. Иными словами, автор полагает, что в отношениях должно быть оптимально определенное соотношение доверия и недоверия.

Эмпирические исследования С. П. Тарбаховой показали, что люди достаточно легко формируют амбивалент-

Способность человека априори наделять других свойствами безопасности

Сферы

распределения доверия

Отчуждение как

отсутствие

переживания

ное представление о другом в отношениях доверия-недоверия: субъекты способны одновременно доверять и не доверять друг другу [41, с. 50].

Несколько иначе трактует «доверие» Т. П. Скрип-кина. По определению автора, «доверие есть способность человека априори наделять явления и объекты окружающего мира, а также других людей, их возможные будущие действия и собственные предполагаемые действия свойствами безопасности (надежности) и ситуативной полезности (значимости)» [42, с. 85-86]. При этом важнейшей функцией доверия является функция связи человека с миром в единую систему, в единую онтологию. Доверие трактуется Т. П. Скрипкиной как отношение не только к социуму, но и миру. Она подчеркивает априорность доверия. Именно в силу наделения объектов окружающего мира определенными свойствами до акта взаимодействия доверие превращается в фундаментальное условие этого взаимодействия. Иначе говоря, объекты исходно не воспринимаются как отчужденные. При этом Т. П. Скрипкина выделила особый вид доверия — доверие к себе. Это психологически значимое указание.

Достаточно широко трактует доверие Б. Нутенбум. Согласно автору можно с доверием относиться к информации, или оценивать ее с точки зрения достоверности, полноты, непредвзятости, современности, аутентичности и т.д. Можно говорить о вере в себя, самоуверенности, уверенности в себя; каждый из этих аспектов отражает отдельный аспект доверия к себе. Также он говорит о доверии и вере по отношению к общественным институтам и по отношению к другим людям [43, с. 54-57, 194-195]. Анализ связи отношений и доверия показывает, что дружба может быть причиной доверия. Само же доверие вызывается эмпатией, которая также может вести к становлению отношений.

Д. Бетсон с соавторами сочли, что эмаптия возникает на основе осознания «перспективы» другого человека — его положения [44, с. 65-66]. При этом ситуация расценивалась авторами с точки зрения того, что доставит другому удовольствие, радость, облегчение, и наоборот, негативно оценивается то, что принесет человеку боль, печаль, опасность, разочарование. Так, если человек не оценивает перспективы приговоренного к пожизненному заключению, у него возникает меньше эмпа-тии, чем у того, кто оценивает эту перспективу в полной мере. С другой стороны, приговоренный к пожизненному заключению убийца вызывает меньше эмпатии, чем

Эмпатия и альтруизм

Я и другой

Феномен

социального

интереса

случайный прохожий, поскольку значимость его благосостояния оценивается не так позитивно, как благополучие случайного прохожего. Таким образом, осознание положения другого — это только одна из предпосылок. Отчуждение как отсутствие переживания (здесь — эмпа-тии) вполне возможно, как и наоборот.

Несколько иной механизм эмпатии и альтруизма рассматривали Р. Б. Сиалдини с соавторами. Идея основана на возможности слияния собственной и чужой идентичности, при котором (как следует из названия статьи) «один с одним образуют единое» [45, с. 482-483, 492]. В основе такого подхода лежит идея о том, что важные черты или компоненты представления о себе несет не сам индивид, а близкие ему люди. С другой стороны, как другие представлены во мне, так и я представлен в них. Чувство единства — переживание слияние взаимосвязанных личностных идентичностей. Данная идея не нова: представление о наложении «Я — другие» доминирует в «неиндивидуалистических» странах мира, где она считается нормой. Ей противостоит «инкапсулированная» личность западной культуры, которая не столь склонна помогать другим. Инкапсулированной личности предстоит понять, что она делает для других, то она делает и для себя.

Идея включения других в свое «Я» обсуждается в современной психологии достаточно широко. По мнению К. Т. Буррис и Дж.К. Ремпел, общим положением данного подхода является то, что по мере формирования отношений в образ «Я» включаются ожидания, чувства, личность близкого другого [46, с. 945]. При этом могут путаться собственные черты и черты партнера, а собственное «Я» рассматривается скорее как «мы», а не как «я один».

Следует специально рассмотреть понятие социальный интерес.

Социальный интерес как процесс Л. Ф. Бурлачук с соавторами сочли возможным рассматривать как способность «видеть глазами другого» (фактически, способность к эмпатии). Это чувство принадлежности к группе или группам, которое обуславливает готовность помощи, поддержки другим людям. Это ощущение легкости и комфорта при взаимодействии с другими людьми [47, с. 188-190]. Согласно авторам, от чувства принадлежности отличается чувство общности, то есть ощущение многих связей, ведущее к готовности участвовать в групповой деятельности. Вера в других (в их положительные качества) приводит к их уважению, готовности признавать чужие знания и опыт. К идее социального интереса относят мужество быть

Социальный интерес и социальное отчуждение как антагонисты

Психологические

детерминанты

альтруизма

Взаимодействия, влекущие к отчуждению

несовершенным, что обуславливает готовность к сотрудничеству ради общей пользы. Наконец, ощущение себя человеком (частью человечества) ведет к способности к компромиссам и гибкости, готовности идти на уступки для решения проблем и конфликтов.

Понятие «социальный интерес» во многих отношениях противостоит понятию «социальное отчуждение». Социальный интерес является сложным и многомерным феноменом. Представляется, что многомерность социального интереса можно использовать как гипотетическую многомерность социального отчуждения. Так, эмпатии можно противопоставить равнодушие, безучастность; чувству принадлежности — маргинализм; комфорту при взаимодействии — проблемы в общении; чувству общности противостоит индивидуализм, уединение, одиночество. Вера в других в своем антиподе — в отчуждении — может проявляться мизантропией, цинизмом, недоверием. Мужество несовершенства в своей противоположности — нарциссизм; готовности к сотрудничеству и компромиссу противоположен авторитаризм. Соответственно, социальное отчуждение -сложный и многомерный феномен, который определяется рядом психологических и социальных факторов.

Психологические детерминанты альтруизма подробно рассматривались Н. Мак Вильямс. Критерии подлинного альтруиста, по ее мнению, это неоднократный альтруизм как неконформное поведение, обусловленное обязательствами, нормами и профессией. Альтруизм должен субъекту чего-то стоить, будь то работа, опасность, здоровье. Альтруизм не должен быть возмездным: субъект не должен даже ожидать взаимности. Для альтруиста характерно, что он предвидит потребности другого и предлагает помощь. Он социален, ценит компанию, близкие отношения. Он не выражает гнева, требований и нетерпения. Если другие считают, что он жертвует, он полагает, что получает удовлетворение [48, с. 195-209]. Он идентифицируется эмоционально (эмпатически) с жертвой или нуждающимся.

Во многих исследованиях уделяется специальное внимание отчуждению при взаимодействии. Попытка выстроить «техники» взаимодействия одного индивида с другим по степени манипулятивности весьма условна.

Так, Е. Л. Доценко предположил возможность расположения всех человеческих поступков вдоль ценностной оси «отношение к другому как к ценности — отношение к другому как к средству» [49]. Автор выделил два полюса в отношении человека к другому как партнеру.

Первый полюс, — субъектный. Он конституирует отношение к партнеру по взаимодействию как к ценности. Это воплощено в стремлении к сотрудничеству, в готовности понять другого, умении децентрироваться, видеть человека во всей его многосложности, уникальности, изменчивости.

Второй полюс — объектный (манипулятивный в более принятой терминологии). Он характеризуется отношением к партнеру по общению как к средству, объекту. В нравственном плане это воплощается в отношение к другому как к орудию достижения своих целей: нужен -привлечь, не нужен — отодвинуть, мешает — убрать (вплоть до физического уничтожения). Допустимость (моральное оправдание) такого отношения базируется, во-первых, на обесценивании человека, во-вторых, на вере в неравенство (в ценности, в правах, в цене) людей, в-третьих, на ощущении собственного превосходства над другими в чем-либо, доходящем до чувства собственной исключительности (вероятно, имеется в виду нарциссизм). В мотивационном плане отношение к другому как объекту конкретизируется в желании обладать и распоряжаться им, стремлении получить одностороннее преимущество, непременно добиться своего. Шкала типов По мнению Е. Л. Доценко, большинство случаев

взаимодействий взаимодействие людей между собой не находится ни на одном из описанных полюсов.

Для описания взаимопереходов между полюсами на оси отношений автор предложил разделить ее на участки и дать содержательное описание каждому из них. В результате шкала отношений содержит пять уровней установок на взаимодействие. От доминирования к содружеству происходит переход от крайне несимметричных отношений, когда один субъект властвует над другим, до равноправных, позволяющих совместно объединяться для решения возникающих проблем. Те же изменения происходят и с силой: сначала она грубая и простая, направленная на/ против другого, затем становится все более мягкой, утонченной, даже одухотворенной. Появляется совместная сила — договор, который на уровне партнерства, используется для взаимного контроля (все еще направленная на другого), а затем направляется вовне. Партнерство Согласно Е. Л. Доценко, только два вида взаимодей-

и с°дружество ствия не характеризуются явным отчуждением от другого: партнерство и содружество.

Партнерство — отношение к другому как к равному, имеющему право быть таким, как он есть, с которым надо считаться. Типично стремление не допустить ущер-

Множественность значений и смыслов понятия

«сотрудничество»

Отчуждение и толерантность как амбивалентные феномены

Феномены доминирования и соперничества

ба себе, раскрывая цели своей деятельности. Равноправные, но осторожные отношения, согласование своих интересов и намерений, совместная рефлексия. Основные способы воздействия (скорее уже взаимодействия!) строятся на договоре.

Содружество — отношение к другому как самоценности. Стремление к объединению, совместной деятельности для достижения близких или совпадающих целей. Основной инструмент взаимодействия уже не договор, а согласие (консенсус).

Здесь стоит отметить, что в иной терминологии содружество может обозначаться как сотрудничество или компромисс, соперничество как соревнование (конкуренция) [36, с. 85]. При этом также возможно приспособление, когда собственные интересы приносятся в жертву, избегание (позиция «не связываться»). В последнем случае это отчуждение от другого не субъектной позиции, а объектной.

Противоположным отчуждению процессом является толерантность. Толерантность может описываться как взаимоотношения, построенные на принципах равенства, уважения, справедливости и диалога; в категориях ценности другого, признании его прав на иную точку зрения. Вместе с тем Г. С. Кожухарь описывал ряд форм межличностной толерантности, из которых подлинная лишь одна, — просоциальная конструктивная активность [50, с. 37-38]. Он выделяет также просоци-альную конструктивную пассивность — снисходительную толерантность, безразличие. Просоциальная деструктивная пассивность — толерантность как страдание (партнера «терпят»). При асоциальной деструктивной пассивности терпимость выступает как отчуждение (субъект отстраняется с целью сохранения «Я»), в результате отношения распадаются. Однако определенная отчужденность очевидна и при безразличии, и при «страдании», и при иных формах толерантности.

Исследователи выделяют также феномены доминирования и соперничества.

Доминирование — это отношение к другому как средству достижения своих целей, игнорирование его интересов и намерений. Стремление обладать, распоряжаться, получать неограниченное одностороннее преимущество. Открытое, без маскировки, императивное воздействие -от насилия, подавления, господства до навязывания, внушения, приказа — с использованием грубого простого принуждения. Воздействие скрытое, с привлечением более сложного, опосредованного давления.

Манипулятивные техники и конфликты

Соперничество — отношение к другому, когда партнер по взаимодействию представляется опасным и непредсказуемым, с силой которого приходится уже не только считаться, но которой приходится опасаться. Интересы другого учитываются, но в той мере, в какой это диктуется задачами борьбы с ним. Тем не менее, остается стремление переиграть соперника, «вырвать» одностороннее преимущество.

Открытые приемы влияния на людей (доминирования) отличаются от манипулятивных техник. Такова, к примеру, прямая угроза (иногда называемая принципом Аль Капоне, который говорил, что «с помощью доброго слова и револьвера вы можете добиться гораздо большего, чем одним только добрым словом») [51, с. 83-85]. Своеобразной интерпретацией Аль Капоне является прием «пригрозить расстрелом». Иногда прямая угроза в споре принимает форму так называемого «палочного довода» (ad Ъаеи1иш). Данный прием С. И. Поварнин демонстрировал в форме следующей ситуации: Вольнодумец заявляет, что Земля вертится вокруг Солнца. Противник возражает: «А вот в псалмах написано иное. Как вы думаете, может Святое Писание ошибаться или нет?». Вольнодумец вспоминает об инквизиции и отступает [52, с. 79].

Доминантна в отношениях так называемая конфликтная личность. По мнению Е.Н Богданова и В. Г. Зазыкина, в воображении этого типа доминирует «образ врага»; оппоненты представляются им как враги, а не личности, отстаивающие свои точки зрения [36, с. 80-83]. Основная направленность общения — подавление оппонента, выведение его из равновесия. В противоборстве применяют принуждение, провоцирование, угрозы, менее склонны к переговорам. По мнению авторов, для конфликтной личности характерна эгоцентрическая направленность; выражены мотивы самоутверждения, самовыражение через противоборство за счет других, соперничество. В коллективе они выбирают конфликтные социальные роли: «бунтаря», «критика», «поборника справедливости».

Обобщенная психологическая характеристика этого типа предполагает целеустремленность, независимость, нетерпимость, демонстративность, недоверчивость, завистливость, грубость, бесцеремонность.

Манипуляция — это отношение к партнеру по взаимодействию как к «вещи особого рода», тенденция к игнорированию его интересов и намерений. Стремление добиться своего с оглядкой на производимое впечатление.

Макиавеллизм как личностная черта

Макиавеллист манипулирует другими

Макиавеллисты склонны быть отчужденными

Соединенность иезуитства и макиавеллизма

Так называемый макиавеллизм* как личностная черта отражает желание и намерение человека манипулировать другими людьми в межличностных отношениях. Речь идет о таких случаях, когда субъект скрывает свои подлинные намерения, но с помощью ложных отвлекающих маневров добивается того, чтобы партнер, сам того не осознавая, изменил свои первоначальные цели. По мнению В. В. Знакова, макиавеллизм обычно определяется как склонность человека в ситуациях межличностного общения манипулировать другими тонкими, едва уловимыми или нефизически агрессивными способами (такими, как лесть, обман, подкуп или запугивание). Однако, как было показано выше, если лесть и обман можно считать «тонкими», то подкуп и запугивание — явно очевидные (как кнут и пряник) и весьма «грубые» приемы воздействия. Таким образом, макиавеллизм описывает склонность не только к манипулированию, но и к доминированию [53, с. 177-179].

Согласно В. В. Знакову, макиавеллист — это субъект, который манипулирует другими на основе своего

**

кредо, то есть определенных жизненных принципов . Макиавеллист манипулирует всегда осознанно и исключительно ради собственной выгоды, и не испытывает чувства вины за те способы, которыми действует, не видит в них ничего предосудительного.

При вступлении в контакт с другими макиавеллисты склонны держаться эмоционально отчужденно, обособленно, ориентироваться на проблему, а не на собеседника, испытывать недоверие к окружающим. В определенном смысле они также и «соперники» (в терминах Е. Л. Доценко). Такие субъекты имеют более частые, но менее глубокие контакты со своими друзьями и соседями. Не случайно высокий уровень макиавеллизма иногда называют «синдромом эмоциональной холодности». Социальная отстраненность действительно является основной характеристикой подобных людей.

Многие мыслители соединяли иезуитство*** и макиавеллизм как взаимно соединяемые качества, за которыми стоит крайнее, абсолютное отчуждение.

* Макиавеллизм — политика, основанная на культе грубой силы, пренебрежении нормами морали, насилии, обмане и т.п. Названа по имени Николло Макиавелли (1469-1527) — политического деятеля Флоренции, известного коварством и вероломством.

** В более принятой терминологии, как было сказано, он воздействует доминированием и манипулированием.

*** См. иезуит [от лат. формы имени Иисус — Jesus] — 1. член влиятельного католического ордена («Общества Иисуса»), созданного в 1953 г. Мораль иезуитов: «Цель оправдывает средства»; 2. лицемер, лукавый, коварный и двуличный человек.

Отчуждение в негативном проявлении

Крайние формы отчуждения

Внутренняя сосредоточенность человека на цели

В свое время К. Ясперс писал о том, что «человек не может отказаться от себя» [54, с. 146]. Философ утверждал, что человек может быть отгорожен от других формами общения и оборотами речи.

К формам общения исследователи и отнесли: уход от общества в одиночество и уединение, дистанцирование, макиавеллизм и все те проявления, которые характеризуют различные виды обособления и отчуждения.

Как на то указывала В. С. Мухина, обособление — действие, механизм развития и бытия личности: «через обособление от других мы становимся самими собой. Обособляясь от другого и удерживая в себе свою Я-идентичность, свое соответствие самому себе, мы обеспечиваем свое бытие в мире» [55, с. 28]. В то же время В. С. Мухина выделила и рядоположное понятие — отчуждение. Она писала о том, что отчуждение есть действие по значению глагола «отчуждаться», делаться чужим, чуждым. Отчуждение для В. С. Мухиной — более выраженная поведенческая форма общения (через позы, жесты и другие демонстрации своего негативного отношения, а также через речь), более эмоционально окрашенная форма обособления [57, с. 28]. И далее автор пишет: «Отчуждение в негативном его проявлении обольщает человека фальшивым ощущением своей свободы и вседозволенности, ощущением могущества своего изощренного ума и чувством превосходства над другими» [55, с. 29].

Резюмируя результаты своей работы с людьми пережившими абсолют отчуждения, В. С. Мухина писала: «Я считаю правильным представить перед всеми нами, человеками, крайние формы отчуждения. Когда человек насильственно грабит и убивает другого человека — он личностно отчужден от другого в высшей степени…» [55, с. 29]. Отчужденный от других абсолютно отчужден и от самого себя.

Отчужденные обычно обладают обманным чувством самодостаточности и гордости. Гордость поражает людей иллюзорно успешных, недалеких, с синкретической рефлексией на других и себя.

Движение к цели характеризуется внутренней сосредоточенностью человека на задаваемой им самим цели. Независимо от того, на что направлена цель (на внешне задаваемые условия или на внутренние побуждения, возникающие от прилогов и помыслов до осознаваемых мотивов и реальных условий), движущийся к ней человек становится заметно отчужденным от условий обыденной жизни и окружающих его людей, а нередко человек может стать абсолютно отчужденным под влиянием настигшей его цели.

Цель всегда направлена на финальный результат

Черные цели устремляют человека в беспределы состояния сознания

Цель — сознательно сформулированное или бессознательно возникшее стремление человека. Цель всегда направлена на финальный результат некого замысла или умысла. Цель может возникать как из высоких продуманных побуждений, так и из темных негативных страстей. Негативные страсти могут побуждать в человеке темные, опасные прилоги и помыслы, которые приводят его к преступлениям. Из черных страстей, подталкивающих человека к преступлению, следует прежде всего назвать: сребролюбие, разъедающее душу; гнев, уничтожающий личность; тщеславие и гордость, порождающие зависть и ненависть к ближнему. Эти страсти могут питать притязания человека, которые, не имея реальных возможностей на признание со стороны нормативно ориентированных человеков, тем не менее побуждают его необузданные цели.

Сребролюбие, как гнев и ярость, как тщеславие и гордость, порождая черные цели, рождают в человеке болезни души, аномалии, уводящие потенциал истинно высокого человеческого начала в темные беспределы состояния сознания. Лихие цели творят в человеке подобие отчужденного амока, существо с искажением психики.

1. Даль Вл. Один, одинокий, одиночество. Толковый словарь живого великорусского языка // Даль Вл.

— М., 1981. — С. 650-651.

2. Дюркгейм Э. Самоубийство: Социологический этюд: Пер. с франц. — М., 1994.

3. Садлер У.А., Джонсон Т.Б. От одиночества к аномии // Лабиринты одиночества: Пер. с англ. — М., 1989.

— С.21-51.

4. Пузанова Ж.В. Одиночество (опыт философско-социологического анализа). — М., 1998.

5. Cacioppo J. T., Fowler J.H., Christakis N.A. Alone in the Crowd: The Structure and Spread of Loneliness in a Large Social Network // Journal of Personality and Social Psychology. — 2009. — Vol. 97. — № 6.

6. Rokach A., Bacanli H., Ramberan G. Coping with Loneliness: A Cross-Cultural Comparison // European Psychologist. — 2000. — Vol. 5. — № 4.

7. Triandis H. C. The Self and Social Behavior in Differing Cultural Contexts // Psychological Review. — 1989.

— Vol. 96. — № 3.

8. Rokach A., Orzeck T., Moya M. C., Expósito F. Causes of Loneliness in North America and Spain // European Psychologist. — 2002. — Vol. 7. — № 1.

9. Lunt P.K. The Perceived Causal Structure of Loneliness // Journal of Personality and Social Psychology. -1991. — Vol. 61. — № 1.

10. Рамси Н., Харкорт Д. Психология внешности: Пер. с англ. — СПб., 2009.

11. Fraley R.C., Shaver Ph.R. Adult Attachment and the Suppression of Unwanted Thoughts // Journal of Personality and Social Psychology. — 1997. — Vol. 73. — № 5.

12. Бакалдин С.В. Одиночество и его связь с функциями «Я»: Дис. … канд. психол. наук. — Краснодар, 2008.

13. Никитин Е.П., Харламенкова Н.Е. Феномен человеческого самоутверждения. — СПб., 2000.

14. Харламенкова Н. Е. Дифференциальный подход к проблеме одиночества: зависимость, доминирование, самодостаточность // Психология личности: новые исследования / Под ред. К. А. Абульхановой, А. В. Бруш-линского, М. И. Воловиковой. — М., 1998.

15. Wei M., Shaffer PA., Young S.K., Zakalik R.A. Adult Attachment, Shame, Depression, and Loneliness: The Mediation Role of Basic Psychological Needs Satisfaction // Journal of Counseling Psychology. — 2005. -Vol. 52. — № 4.

16. Мэй Р. Сила и невинность: Пер. с англ. — М., 2001.

17. Слободчиков И.М. Теоретико-экспериментальное исследование феномена одиночества личности (на материале подросткового возраста): Дис. … докт. психол. наук. — М., 2006.

18. Лэнгле А. Что движет человеком?: Экзистенциально-аналитическая теория эмоций: Пер. с нем. — М.,

19. PowellB. Alone Alive & Well: How to Fight Loneliness and Win. — Emmaus (Pa.), 1985.

20. Buchholz E. S., Chinlund C. En Route to a Harmony of Being: Viewing Aloneness as a Need in Development and Child Analytic Work // Psychoanalytic Psychology. -1994. — Vol. 11. — № 3.

21. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия: Пер с англ. — М., 1999.

22. Шопенгауэр А. Свобода воли и нравственность. -М., 1992.

23. Dowrick S. Intimacy & Solitude: Balancing Closeness & Independence. — London, 1992.

24. Engelberg E. Solitude and its Ambiguities in Modernist Fiction. — New-York; Basingstoke: Palgrave, 2001.

25. Долгинова О. Б. Одиночество и отчужденность в подростковом и юношеском возрасте: Дис. … канд. психол. наук. — СПб., 1996.

2006

26. Аратамонова А.А. Переживание одиночества как фактор развития личностного потенциала студентов -первокурсников: Дис. … канд. психол. наук. — М., 2008.

27. Карандашев В. Н. Жить без страха смерти: 3-е изд. — М.; СПб., 2005.

28. Карандашев В. Н. Об искусстве жить и умирать: опыт психологического бессмертия. — Вологда, 1995.

29. Козелецкий Ю. Человек многомерный (психологические эссе): Пер. с польск. — Киев, 1991.

30. Дюмон Л. Эссе об индивидуализме: Пер. с франц. — Дубна, 1997.

31. Бондырева С. К., Колесов Д. В. Суверенитет, субъективность, свобода. — М.; Воронеж, 2007.

32. Нартова-Бочавер С. К. Человек суверенный: психологическое исследование субъекта в его бытии. -СПб., 2008.

33. GruenA. The Betrayal of the Self. The Fear of Autonomy in Men and Women. — New-York: Grove Press, 1986.

34. Журавлев А. Л., Купрейченко А. Б. Нравственно-психологическая регуляция экономической активности. -М., 2003.

35. Torrance J. Alienation and Estrangement as Elements of Social Structure // Alienation: Problems of Meaning Theory and Method / Ed. by R. F. Geyer and D. Schweitzer. — London, 1981.

36. Богданов Е. Н., Зазыкин В. Г. Психология личности в конфликте: Учебное пособие. — 2-е изд. — СПб., 2004.

37. Шкуратова И. П. Личность и ее жизненное пространство // Психология личности: Учебное пособие / Под ред. П. Н. Ермакова, В. А. Лабунской. — М., 2008.

38. Gurtman M. B. Trust, Distrust, and Interpersonal Problems: A Circumplex Analysis Relationships // Journal of Personality and Social Psychology. — 1992. — Vol. 62. — № 6.

39. Зинченко В. П. Психология доверия. — 2-е изд., испр. и доп. — Самара, 2001.

40. Купрейченко А. Б. Психология доверия и недоверия. — М., 2008.

41. Табхарова С. П. Взаимосвязь доверия и недоверия личности другим людям с отношением к соблюдению нравственных норм делового поведения: Дис. … канд. психол. наук. — М., 2008.

42. Скрипкина Т. П. Психология доверия: Учебное пособие. — М., 2000.

43. Nooteboom B. Trust. Forms, Foundations, Functions, Failures and Figures. — Cheltenham (UK): Northampton (Mass.): Edward Elgar, 2002.

44. Batson C.D., Eklund J.H., Chermok V.L., Hoyt J.L., Ortiz B. G. An Additional Antecedent of Empathic Concern: Valuing the Welfare of the Person in Need // Journal of Personality and Social Psychology. — 2007. — Vol. 93. — № 1.

45. Cialdini R.B., Brown S.L., Lewis B.P., Luce C., Neuberg S. L. Reinterpreting the Empathy-Altruism Relationship: When One Into One Equals Oneness // Journal of Personality and Social Psychology. — 1997. — Vol. 73. — № 3.

46. Burris C. T., Rempel J. K. Me, Myself, and Us: Salient Self-Threats and Relational Connections // Journal of Personality and Social Psychology. — 2008. — Vol. 95. — № 4.

47. Бурлачук Л.Ф., Кочарян А.С., Жидко М. Е. Психотерапия: Учебник. — 3-е изд. — СПб., 2009.

48. McWilliams N. The Psychology of the Altruist // Psychoanalytic Psychology. — 1984. — Vol. 1. — № 3.

49. Доценко Е. Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. — М., 1997.

50. Кожухарь Г. С. Формы межличностной толерантности: критериальные признаки и особенности // Психологический журнал. — 2008. — Т. 29. — № 3.

51. Таранов П. С. Приемы влияния на людей. — Симферополь, 1995.

52. Поварнин С. И. Спор. О теории и практике спора. — СПб., 1996.

53. Знаков В. В. Понимание в мышлении, общении, человеческом бытии. — М., 2007.

54. Ясперс К. Власть массы // К. Ясперс, Ж. Бодри-яр. Призрак толпы. — М., 2008.

55. Мухина В.С. Отчужденные: Абсолют отчуждения: 2-е изд. — Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2010.

Отчуждение от людей, ненависть к ним 11 букв

Ее можно встретить часто, чаще, чем бы нам хотелось. Ее видно в глазах людей, с которыми сводит жизнь. В нашей сегодняшней публикации мы рассмотрим, что значит отчужденность. Почему и когда возникает, каковы причины, основные признаки отчуждения? И от чего же мы стараемся оградить себя?

11 букв

  • Мизантропия — Отчуждение от людей, ненависть к ним.

Определение понятия

Итак, согласно трактовке словарей и энциклопедий, можно сказать, что отчужденность – это психологическое состояние человека, которое характеризуется избеганием любого рода переживаний, более того, включает в себя изоляцию от межличностных взаимодействий. Причем это касается всех сфер жизни человека. Начиная от бытовых взаимодействий и заканчивая дружбой и романтическими отношениями. Отчужденность относят к одному из пяти патологических проявлений личности человека.

К слову «отчужденность» применимы такие слова-синонимы, как безразличность, неприветливость, отдаленность, отрешенность, изолированность.

Отгадайте загадку:

И не красива, и не вкусна, А без неё не проживёшь. Показать ответ>>

И не красива, и не вкусна, А без неё не проживёшь. Показать ответ>>

И полсвета обойти, А слов на буквы не найти. Показать ответ>>

Ответы на кроссворды и сканворды

Мизантропия

Отчуждение от людей, нелюбовь к ним, человеконенавистничество

Признаки отчуждения

Если человек делает что-то на работе без энтузиазма, как говорится «для галочки», не вкладывая при этом каких-либо эмоций, то он отчужден, то есть, проявляет формализм. Это первый признак. Второй – скука. Именно она становится причиной отчуждения, так как, по мнению носителя, ему просто нечем заняться.

Значение слова «отчужденность» легко понять тому, кто живет на «автопилоте», третий признак подразумевает, что человек отключается или бежит от жизни на перекуры, поспать, поиграть в игры. Он в этом случае держит дистанцию в отношениях с людьми. Чувство сродни ненависти. Отчужденность – это и ощущение личной несвободы, пустоты, одиночества. Порой она возникает от бессилия и невозможности что-либо поменять в жизни. Самый простой пример, который можно привести в этой ситуации – нелюбимая работа, которая неинтересна и кажется бессмысленной, а уйди просто некуда.

Признаки отчуждения

Если человек делает что-то на работе без энтузиазма, как говорится «для галочки», не вкладывая при этом каких-либо эмоций, то он отчужден, то есть, проявляет формализм. Это первый признак. Второй — скука. Именно она становится причиной отчуждения, так как, по мнению носителя, ему просто нечем заняться.

Значение слова «отчужденность» легко понять тому, кто живет на «автопилоте», третий признак подразумевает, что человек отключается или бежит от жизни на перекуры, поспать, поиграть в игры. Он в этом случае держит дистанцию в отношениях с людьми. Чувство сродни ненависти. Отчужденность – это и ощущение личной несвободы, пустоты, одиночества. Порой она возникает от бессилия и невозможности что-либо поменять в жизни. Самый простой пример, который можно привести в этой ситуации – нелюбимая работа, которая неинтересна и кажется бессмысленной, а уйди просто некуда.

ОТЧУЖДЕНИЕ

– философская категория, а также понятие, используемое в социологии, психологии, праве. В юриспруденции отчуждение означает юридический акт передачи прав собственности на что-либо от одного лица другому. В психологии отчуждение – состояние эмоционально-психологической отстраненности, чуждости по отношению к кому-либо или чему-либо, в том числе к самому себе, а в английском и французском языках термин alienation означает также сумасшествие. В социологии понятие «отчуждение» используется как общетеоретическое, близкое социально-философскому содержанию категории «отчуждение».

В философии категория «отчуждение» выражает такую объективацию качеств, результатов деятельности и отношений человека, которая противостоит ему как превосходящая сила и превращает его из субъекта в объект ее воздействия. Само полагание предметности И.Г.Фихте

обозначил как своего рода отчуждение. В философии

Г.В.Ф.Гегеля абсолютный дух самоотчуждает себя и лишает себя свободы, чтобы познать себя в этом инобытии, тем самым преодолеть самоотчуждение, вернуться к себе и обрести абсолютную свободу, – завершающей стадией этого процесса самопознания духа служит философия. Эту общую конструкцию Гегель иллюстрировал конкретно-историческими формами отчуждения (формализмы римского права, язык как действительность отчуждения духа и др.).

Л.Фейербах усматривал сущность религии в том, что индивид отчуждает от себя свою родовую сущность и переносит ее качества на высшее существо – Бога; неотчужденное состояние человека он связывал с чувственностью, противопоставляя отчужденному миру непосредственные взаимоотношения человека с человеком, мир любви.

В социальной философии и в социологии отчуждение – это общественное отношение, социокультурная связь между субъектами, которая вышла из-под их контроля и стала самостоятельной, господствующей над ними силой. Это инобытие свободы

, ее противоположность. Человек стремится преодолеть существующие формы своего отчуждения и достичь более высокого уровня свободы. При этом он нередко порождает новые формы отчуждения и попадает под их влияние.

Социально-экономическую природу отчуждения раскрыл К.Маркс

. В

«Экономическо-философских рукописях 1844 года» он сформировал концепцию отчужденного труда: в условиях господства частной собственности наемному рабочему не принадлежит не только результат как опредмеченный труд, но и сам процесс труда. Происходит также отчуждение человека от человека и от его родовой жизни, превращающейся из самоцели в средство. Более того, труд становится процессом самоотрицания человека, способом выключения его из жизни. Отчуждение совпадает с самоотчуждением. Позднее Маркс показал роль разделения труда и раскрыл природу товарного фетишизма как объективных оснований отчуждения. Его не покидало убеждение в возможности преодолеть, «снять» всякое отчуждение путем ликвидации частной собственности и замены ее общественной. На этой основе отчужденный труд превращается в свободную самореализацию сущностных сил человека, который становится универсально развитым и живущим в гармоничном единстве с др. людьми и с природой. Это и будет «завершенный гуманизм» как ядро коммунистического идеала.

Согласно Марксу, процесс упразднения отчуждения отнюдь не прямолинеен. Его исходный пункт составляет непосредственное отрицание частной собственности, т.е. «грубый» или «казарменный» коммунизм, который «есть только форма проявления гнусности частной собственности, желающей утвердить себя в качестве положительной общности» (Соч., т. 42, с. 116). Это грозное предупреждение впоследствии не было должным образом учтено. Исторический опыт СССР и др. стран реального или раннего социализма с лихвой подтвердил его обоснованность. Вместо провозглашенной свободы для всех трудящихся диктатура пролетариата утвердила новое, поистине тотальное отчуждение советского человека: от власти, собственности, результатов труда, правдивой информации об истории и современных событиях, личной безопасности, личной активности, рационального смысла жизни. Результатом стало самоотчуждение советского общества от развития: возникла его стагнация, она сменилась кризисом, который завершился разложением СССР.

Отчуждение сохранилось и по-своему трансформируется в каждом из 15 новых независимых государств – бывших советских республик. Результаты социологических исследований позволяют заключить, что в России 90-х гг. 20 в. происходят противоречивые процессы разложения тотального отчуждения на составные элементы. Оно перестает быть целостностью, охватывающей все стороны жизни человека. Возникли процессы реификации (возвращения человека из отчужденного состояния), более активно совершающиеся в духовной жизни россиян: в значительной мере снято отчуждение от правдивой информации, началась рационализация и либерализация структуры ценностей населения. Началось также восстановление активности индивидов как субъектов собственности и источников инициативы, их деятельность наполняется рациональным смыслом. Однако эти процессы происходят пока преимущественно в наружных слоях деятельности индивидов (феноменная реификация). В глубинных, сущностных ее слоях складывается симбиоз этих форм реификации и новых форм отчуждения, во многом криминальных и квазидемократических. Это прежде всего отчуждение индивидов от личной безопасности и результатов труда, а общества – от законного порядка. Произошла резкая экономическая и политическая дифференциация населения: появились новые тонкие слои крупных собственников и властвующей элиты, а массы населения отторгнуты от собственности, необходимой для среднего класса

, и вынуждены довольствоваться лишь электоральным участием в процессах формирования некоторых органов власти. Среди людей зрелых и пожилых возрастов с устранением мифологизированных смыслов жизни распространились разочарования в прожитой жизни.

Основным остается вопрос о возможности преодоления отчуждения. Большинство философов 20 в. скептически относятся к такой возможности или же определенно дают отрицательный ответ. При этом главную задачу философии они видят в том, чтобы помочь человеку достойно жить в отчужденном мире, постоянно рождающем страх. На решение этой задачи в особенности нацелены экзистенциализм

,

персонализм ,

философская антропология . «Пора писать оправдание человека, антроподицею», – заявил

Н.А.Бердяев . В любой ситуации человек имеет возможность выбора и потому несет ответственность за свои действия (

Ж.-П.Сартр ). He-

Я противостоит человеку как глухая, неустранимая и опасная стена, и все же человек обязан заставить себя жить рядом с ней, противостоять ей и творить самого себя (

А.Камю ). Это относится и к существованию человека в ситуациях на грани жизни и смерти – индивида и всего человечества (перед угрозой термоядерной войны).

Если многие, затем большинство людей воспримут такую ценностную ориентацию и станут соответственно действовать, то изменится и весь общественный порядок. В различных обществах станет меньше отчуждения, больше подлинно человеческих отношений.

Литература:

1. Бердяев Н.А.

О назначении человека. М., 1993;

2. Гегель Г.В.Ф.

Феноменология духа. –

Он же. Соч., т. 4. М., 1959;

3. Давыдов Ю.Н.

Труд и свобода. М., 1962;

4. Камю А.

Бунтующий человек. М., 1990;

5. Лапин Н.И.

От отчуждения к свободе. – В кн.: Философское сознание: драматизм обновления. М., 1991;

6. Маркс К.

Экономическо-философские рукописи 1844 года. –

Маркс К. ,

Энгельс Ф. Соч., т. 42. М., 1974;

7. Огурцов А.П.

Отчуждение и человек. – В кн.: Человек, творчество, наука. М., 1967;

8. Сартр Ж.-П.

Стена. – В кн.:

Сартр Ж.-П. Герострат. М., 1992;

9. Фейербах Л.

Сущность христианства. –

Он же. Избр. филос. произв., т. 2. М., 1955;

10. Geyer R.F.

Bibliography Alienation. Amst., 1972;

11. Geyer R.F.

Alienation Theories. Oxf., 1980;

12. Lewis H.D.

Freedom and Alienation. Edinb.; L., 1985.

H.И.Лапин

Сферы отчужденности

Можно выделить несколько сфер жизни человека, в которых он может проявить вышеперечисленные признаки. Во-первых, отчужденность от учебы. Порой каждому из нас приходилось видеть студента, который, отвечая на семинаре, пресным голосом рассказывает учебный материал. Или, скажем, школьник, который объясняет свою незаинтересованность предметом тем, что «это ему в жизни не пригодится». Во-вторых, в некоторых семьях может быть лишь видимость благополучия, но на самом деле нет тепла и искренности, есть только формализм и повторяющаяся монотонность. Третья сфера – это отчужденность от работы. К сожалению, это одна из основных сфер жизнедеятельности человека, которую он готов оправдать необходимостью содержать себя и свою семью. И, наконец, четвертая сфера отчужденности – от общества, в котором живет человек. Порой в эту сферу попадают, как ни странно, именно некогда активные люди, которые стремились играть значимую роль в политической или общественной жизни, но по каким-либо причинам столкнулись с равнодушием и инертностью граждан.

Формы отчуждения

Итак, значение отчужденности поможет понять и глубже прочувствовать такие формы ее проявления, как авантюризм, нигилизм, бессилие и вегетативность. Такие, на первый взгляд, разные понятия объединяет отчужденность.

Казалось бы, что склонность к экстремальным поступкам или рискованным занятиям, то есть, тяга к авантюризму, является одной из форм отчужденности. От чего же? Например, от семьи, где переживают родители, или от общества, в котором благодаря современным технологиям связи молодое поколение, глядя на экстрим, само стремится повторить увиденное.

Или такая форма отчужденности, как нигилизм, который представляет собой некую убежденность в отсутствии смысла жизни. Обычно эта форма связана с раздражением, отвращением и желанием видеть только негатив и отрицать позитив. Причем такие люди способны отравить жизнь любого человека, так как они стремятся навязать окружающим свое «черное» восприятие мира.

К сожалению, одна из непростых форм отчужденности – это бессилие. То есть, можно сказать, что утрата веры человека в его способности влиять на свою собственную жизнь. И, наконец, одна из самых опасных форм отчужденности – вегетативность. Это сведение своей жизни только к удовлетворению необходимых физиологических потребностей, например, к еде. При этом вегетативная форма отчужденности характеризуется целым «букетом» таких проявлений, как скука, апатия, тоска. Человек при этом не проявляет никакой активности. Это самая тяжелая форма отчужденности. Требует помощи со стороны близких и друзей, возможно, даже стоит прибегнуть к услугам специалистов в области психологии.

Эпический театр

Что означает понятие «эффект отчуждения»? В чем его суть и смысл? Будем разбираться постепенно.

Сам термин зародился на сцене эпического театра, «родителем» которого стал Бертольд Брехт. В чем отличие эпического театра от классического аристотелевского?

Все дело в преобладании разума над чувствами. Брехт делал ставку на логическое мышление, разум. Излишнее вовлечение в сюжет мешает этому, поэтому нужно сцену и зрителя «развести по разным углам».

Рекомендуем: Что такое диссоциация личности?

Эффект отчуждения – это процесс отстранения изображаемых выдуманных героев и событий от их прототипов, путем наделения их необычными, несвойственными им свойствами для сознания пограничной черты между зрителем и сценой.

Зачем необходима эта самая черта? Ответ прост. Цель такого отчуждения – заставить зрителя анализировать, критиковать происходящие.

В эпическом театре не требуется полного погружения в личности героев. Не нужно быть настроенным на эмоциональную волну пьесы. Необходим лишь трезвый, непредвзятый взгляд.

Создать эффект отчуждения можно несколькими способами:

  • Взятие за основу другого произведения – берем классический оригинал и переосмысливаем его заново, причем сюжетные линии могут быть изменены, так и поступил Брехт в своей «Трехгрошовой опере», взяв за основу произведения Гейне.
  • Основой может послужить и поучительная притча – например, в пьесе «Добрый человек из Сычуаня» и «Кавказский меловой круг».
  • Выбор сюжета, в основе которого лежит легенда или же фантастика.
  • Авторские ремарки; хоры и баллады; преображение декораций на сцене на глазах у зрителей; незначительное количество реквизита и многие другие приемы.

Эпический театр со своими характерными приемами возник не случайно. И вовсе не из пустоты появился на свет. На его возникновение повлияли:

  • Елизаветинский театр и драмы эпохи Шеспира.
  • Восточноазиатский театр, где было характерно отчуждение.
  • Эстетика Просвещения.

Чем полезен эпический театр для людей? Хотя бы тем, что оказывает влияние на человеческий разум посредством анализа ситуаций, в которые попадают герои и в конечном счете находят сами из них выход.

Происходит стимуляция критической позиции, когда вроде бы знакомое становится новым и непознанным, что вызывает у зрителя желание действовать. В этом и заключается основная суть эффекта отчуждения. Воспитание активной жизненной позиции является одним из главных критериев и целей эпического театра.

Отчуждение — Психологос

Отчуждение — это процесс отделения от людей процесса и результатов их деятельности (деятельность понимается широко, как любая социальная деятельность), которые становятся неподвластными человеку и даже господствующими над ним. В другом понимании, отчуждение — это процесс, в котором люди становятся чуждыми миру, в котором живут.

История термина

  • Тема отчуждения впервые появляется в эпоху барокко и рассматривается сторонниками теории «общественного договора» (Жан-Жак Руссо, Джон Локк, Т. Гоббс, К. А. Гельвеций). Они характеризовали современное им общество как общество отчуждения — делегирования полномочий. Социальные институты в таком обществе (мораль, религия, искусство, также обычаи, привычки — всё, что несет в себе подчинение общим интересам) являются посредниками между людьми и в силу того, что они есть воплощение воли частных лиц, становятся чуждыми человеку, заставляя его подчиняться частным интересам и развивать свою личность в рамках установленных законов. Эта сила, ставшая над человеком, забирает у него «подлинность», ничего не дав взамен, и он превращается в частичного человека («дробную единицу»).
  • В таком значении «отчуждение» применялось и М. Гессом. Помимо вышеописанных социальных институтов, господствующих над человеком, он отмечает еще явление денежного фетишизма в обществе: «Деньги — это продукт взаимно отчуждённых людей, отрешённый вовне человек» (М. Гесс «О сущности денег»).
  • Для Гегеля отчуждение — это реализация и овнешнение Абсолютного Духа.

Марксистская теория отчуждения

Для Маркса отчуждение — это потеря смысла существования рабочим в процессе труда в эпоху капитализма. Осмысливается в ранних работах таких как «Экономико-философских рукописях» 1844 года. К. Маркс рассматривал работника в капиталистическом обществе. Вследствие развития машинного производства и соответствующего уровня разделения труда, — превращения работника в «деталь» огромного машинного механизма, в «придаток» — а также превращения рабочей силы в товар (продажа данного товара за заработную плату) первому, чтобы существовать, необходимо было работать на капиталиста, имеющего в собственности средства производства. Произведенный работником продукт «уходил» к капиталисту (не-работнику), и вследствие этого представлял собой как бы чуждый, отделённый от работника предмет. Отчуждение рассматривалось и в процессе отделения продукта труда, и в самой производственной деятельности, и в отношении работника к самому себе, и к другим людям.

Ссылки

ГК РФ Статья 238. Прекращение права собственности лица на имущество, которое не может ему принадлежать 

1. Если по основаниям, допускаемым законом, в собственности лица оказалось имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать, это имущество должно быть отчуждено собственником в течение года с момента возникновения права собственности на имущество, если законом не установлен иной срок.2. В случаях, когда имущество не отчуждено собственником в сроки, указанные в пункте 1 настоящей статьи, такое имущество, с учетом его характера и назначения, по решению суда, вынесенному по заявлению государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит принудительной продаже с передачей бывшему собственнику вырученной суммы либо передаче в государственную или муниципальную собственность с возмещением бывшему собственнику стоимости имущества, определенной судом. При этом вычитаются затраты на отчуждение имущества. В случае передачи в государственную или муниципальную собственность земельного участка, на котором расположено здание, сооружение или другое строение, в отношении которых принято решение о сносе самовольной постройки либо решение о сносе самовольной постройки или ее приведении в соответствие с установленными требованиями, вычитаются также затраты на выполнение работ по сносу самовольной постройки или ее приведению в соответствие с установленными требованиями, определяемые в соответствии с законодательством об оценочной деятельности.(в ред. Федерального закона от 03.08.2018 N 339-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Если в собственности гражданина или юридического лица по основаниям, допускаемым законом, окажется вещь, на приобретение которой необходимо особое разрешение, а в его выдаче собственнику отказано, эта вещь подлежит отчуждению в порядке, установленном для имущества, которое не может принадлежать данному собственнику.

Открыть полный текст документа

Проблема отчуждения человека в современном мире



В статье представлен анализ категории отчуждения и подходы к ее пониманию. В то же время, проблема отчуждения человека в современном мире уделяется недостаточно внимания, а это ведет к увеличению отчуждения и обострению проблем, прежде всего социальных. На основе неклассического истолкования феномена отчуждения выявляется ключевое противоречие философии человека: с одной стороны, мы располагаем сегодня достаточно убедительными подходами к проблеме отчуждения человека со стороны неклассической гносеологии, а с другой — и в теории, и на практике продолжает господствовать традиционный, классический взгляд на вещи.

Ключевые слова: отчуждение, отчуждение человека, неклассическая концепция, гуманизм, естественно-историческая гносеология

The article presents the analysis of the category of alienation and the approaches to its understanding. At the same time, the problem of alienation in the modern world are not paid enough attention, and this leads to increasing alienation and exacerbate the problems, especially social ones. On the basis of non-classical interpretation of the phenomenon of alienation revealed a key contradiction of the philosophy of man: on the one hand, we have today enough convincing approaches to the problem of alienation of the human from the non-classical epistemology, on the other — both in theory and in practice, continues to dominate the traditional, classical view of things.

Keywords: alienation, the alienation of human, non-classical concept of humanism, natural-historical epistemology

История отчуждения человека насчитывает многие и многие века. Само по себе отчуждение человека появилось вместе с появлением первых людей на нашей планете, так как, на наш взгляд, в природе отчуждения не существует. Наша окружающая действительность развивается, основываясь на принципе естественно-исторической гносеологии или просто по принципу естественного развития. В природе нет ничего лишнего, в том числе и отчуждения. Точнее, отчуждение есть в природе, но возникает оно при переходе из одного состояния в другие, так скажем, на стадии гипотез.

Однако с ходом времени лишнее и ненужное отмирает и природа прекрасно развивается дальше. Таким образом, отчуждения и нет в природе, так как оно ей чуждо. Это временное явление, но необходимое и преодолеваемое. С появлением же человека все пошло по-другому. Принципы и основы естественно-исторической гносеологии были нарушены.

Своей субъективностью человек сделал отчуждение не временным явлением, которое необходимо для развития человека и общества, а теперь оно стало частью его жизни, оно проникло во все, что связано с ним, а по утверждению многих философов, и вовсе поработило человека. (К примеру, марксистская философия.)

Над проблемой отчуждения философы задумывались всегда. Однако как философская категория отчуждение стало рассматриваться лишь в эпоху Немецкой классической философии. Философское осмысление данной категории стало возможным лишь в тот момент, когда люди стали выделять себя из окружающей действительности, человек был наделен ролью творца, то есть стал человеком производящим и так далее. А самым главным и определяющим стало разделение сферы жизнедеятельности человека на свое и чужое. В источниках, посвященных изучению проблемы отчуждения человека, утверждается, что автором данного термина в философской интерпретации является И. Фихте. Конечно, об отчуждении размышляли и раньше, однако окончательное оформление понимания было достигнуто лишь в эпоху Немецкой классической философии, когда немецкие классики окончательно разделили мир человека на свой и чужой. В этот период времени философы не только разделили мир на свой и чужой, они стали пристально изучать чужой мир, усматривая в нем определенные закономерности существования, а часто и отводя этому миру определяющую роль в жизни человека [3].

Сегодня в изучении проблемы отчуждения, наметился переход от классического к неклассическому его пониманию. Изучая философию процесса, авторы пришли к выводу, что отчуждение, как и другие процессы и явления, целесообразно рассматривать с точки зрения идей, предлагаемых Фроммом, Мамардашвилли и Батищевым. Данные философы трактуют, что любовь (Фромм), познание (Мамардашвилли), творчество (Батищев) — это явления, в которых происходит процесс постоянного сотворения и этот процесс бесконечен. Так, неоклассики прошлых лет предполагали, что где-то существует предел развития того или иного процесса. Вышеперечисленные философы считают, что любой процесс бесконечен и никаких границ и ограничений нет и быть не может. А также при соблюдении хода естественно-исторической гносеологии отчуждение не возникает. Авторами выдвигается гипотеза, что данное направление является перспективным и в будущем поможет продвинуться по пути решения проблемы отчуждения. Как уже утверждалось выше, история отчуждения насчитывает многие века. И однажды появившись, оно проникло во все сферы жизнедеятельности человека: экономическую, политическую, социальную, духовную и так далее. Так, изучая данную проблему, было выявлено, что ни одна сфера жизнедеятельности человека не осталась не затронутой отчуждением. Мало того вся внутренняя человеческая сущ-ность целиком и полностью пронизана отчуждением. Но самое главное и парадоксальное открытие, которое было совершено, заключается в том, что существует огромное количество определений, мыслей и взглядов, касающихся проблемы отчуждения, а что это — в конечном итоге так и не понятно. Любой уважающий себя философ уделяет внимание данной проблеме, каждый знает или слышал, что это такое, но в результате изучения взглядов по данной проблематике становится очевидным то, что целостной, законченной философии отчуждения нет. И это, на наш взгляд, является огромной проблемой, так как виды и формы отчуждения множатся, причем с ускорением научно-технического прогресса, скорости жизни личности и общества, уже не в арифметической, как во времена Гегеля, Канта и Маркса, Энгельса, а сегодня уже в геометрической прогрессии [4, 5]. Для того чтобы продвинуться по пути решения проблемы отчуждения, нужно для начала провести комплексный всесторонний анализ имеющихся определений и взглядов отчуждения. Работая в данном направлении, получился вывод, что отчуждение существует в определенном диапазоне. К примеру, зададимся вопросом: «Личностью рождаются или личностью становятся?». Мы получим два ответа лежащих на поверхности: 1) рождаются; 2) становятся. Изучая различные типы, формы, виды, классификации, определения отчуждения, мы сделали вывод, что все эти типы, формы, виды, классификации, определения отчуждения систематизируются по этому простому принципу: «либо–либо». Так, если мы возьмем сферу политики, то взгляды на отчуждение будут разниться от того, что человеку необходима полная свобода личности или он социальное существо и целиком является продуктом социума, что человек — это индивидуалист или стадное животное и так далее. А отчуждение будет увеличиваться или уменьшаться, если мы, допустим, усилим или ослабим роль рынка, государства, институтов контроля за деятельностью государства или роль религии в обществе. Точно так же будут обстоять дела и в других сферах: экономической, социальной и религиозной и так далее. В вопросах, связанных с отчуждением, всегда прослеживается закономерность «либо– либо». Как выше отмечалось, личностью либо рождаются, либо становятся. То, о чем мы сейчас рассуждаем, достаточно банально, но в этом и коварство отчуждения! Пока мы с вами решаем, рождаемся мы с вами или становимся, отчуждение плодится и размножается. Чем больше возникает таких противоречий и чем больше пропасть между этими противоречиями, тем сильнее и могущественнее становится отчуждение. Отчуждение базируется на очень простом принципе: «Разделяй и властвуй!».

Вывод

Так изучая проблему отчуждения уже два десятка лет, пришли к выводу, что отчуждение полностью разделяет и властвует. И для того чтобы хоть как-то начать изменять сложившуюся ситуацию в свою сторону, нужно для начала разобраться и понять, что такое отчуждение, как оно понимается и определяется, какие философские течения являлись и являются основополагающими в подходе к отчуждению, какова ситуация сегодня и какие тенденции наблюдаются.

Литература:

  1. Vtorushin N. A., Chukreeva L. Socio-gnoseological Issues of Alienation in G. S. Batishchev’s Works // Procedia — Social and Behavioral Sciences. — 2015. — Vol. 166. — P. 69–73.
  2. Вторушин Н. А. Проблема типологизации феномена отчуждения / Н. А. Вторушин // Актуальные про- блемы гуманитарных наук: сборник научных трудов ХII Международной научно-практической кон- ференции студентов, аспирантов и молодых ученых 3–6 апреля 2015 г. — Томск: Изд-во ТПУ, 2013. — С. 378–379.
  3. Brockhaus Enzyklopädie. Band 6. — Mannheim, 2016. — P. 920.
  4. Приходько Д. Н. Отчуждение и пути его преодоления. — Томск: Изд-во ТГУ, 2014. — 108 с.
  5. Маркс К., Энгельс Ф. Собрание сочинений. Т. 3. — М.: Политиздат, 2013. — 219 с.

Основные термины (генерируются автоматически): отчуждение, естественно-историческая гносеология, временное явление, окружающая действительность, отчуждение человека, проблема отчуждения, проблема отчуждения человека, простой принцип, путь решения проблемы отчуждения, сфера жизнедеятельности человека.

По соседству с Чернобылем: как живут люди возле зоны отчуждения | Украина и украинцы: взгляд из Европы | DW

Асфальтированная дорога, кирпичные дома с заборами и уличное освещение. Может показаться, что это улица в заброшенной сельской глубинке. Но это не так. Это остатки городка Полесское на севере Киевской области Украины, который выселили после взрыва на Чернобыльской АЭС и который сейчас относится к зоне отчуждения.

Среди заброшенных зданий и зарослей живет самосел Виктор Лукьяненко. Пару лет назад умерла его жена, и теперь он хозяйничает сам. Вместе с ним живут собака, десяток котов и пчелы. Виктор Петрович родился и всю жизнь прожил здесь, в Полесском, работал в местной аптеке. Покидать свой дом после чернобыльской катастрофы отказался.

Забытое Полесское

«Вот это больница, это музыкальная школа, там дом культуры, кинотеатр, мебельная фабрика», — показывает на развалины пенсионер Виктор Лукьяненко. Он живет воспоминаниями и восторженно рассказывает о городе. «Здесь даже троллейбус планировали запустить. Нет здесь той радиации. Такой край погубили», — вздыхает он. В Полесском до катастрофы проживало 12 тысяч жителей. Десятки лет это был центр одноименного района.

От Полесского до Чернобыля около 60 километров. Однако в 1986-м здесь выпали осадки из радиокативно загрязненного облака. Как выяснилось уже позже, радиационная обстановка в Полесском мало чем отличалась от центральных районов зоны отчуждения. Однако из-за нехватки достоверной информации и четких указаний от высшего руководства в первые годы после катастрофы городок не выселили. Более того, после взрыва на ЧАЭС Полесское и близлежащие села первыми приняли жителей Припяти.

Вместе с пенсионером Лукьяненко живут собака, десяток котов и пчелы

Когда радиоактивное пятно обнаружили, на Полесский район потратили мощные ресурсы для снижения радиации: несколько раз полностью снимали загрязненную почву и завозили новую, меняли заборы и мыли деревья, строили новые клубы, школы, асфальтировали улицы, перекрывали крыши. После того как постелили новый асфальт, рассказывает Лукьяненко, спохватились, что забыли о водопроводе: покрытие сорвали по всему городу, проложили водопровод и закатали снова.

Однако ситуацию это не спасло. После долгих споров о судьбе города в 1989 году вышло постановление об отселении Полесского, которое продолжалось еще годами. Отселения завершили только в 1999 году. Сейчас в Полесском базируется пожарная часть, лесное хозяйство, время от времени проводятся военные учения, а в глубине города живут несколько самоселов.

«Болели и болеют многие»

В доме Виктора Лукьяненко есть свет, мобильная связь, работает телевизор. По просьбе бывших соседей он ухаживает за могилами на кладбище, а также охраняет местную церковь. Основные проблемы пенсионера — засуха и лесные пожары. В прошлом году его дом чудом обошел огонь. Колодцы пересохли, и для работы пенсионер собирает дождевую воду, а за питьевой ездит в соседнюю Раговку. Это небольшое село, которое граничит с зоной отчуждения.

Памятник в Полесском погибшим в годы Великой Отечественной войны

В отличие от Лукьяненко многие жители Раговки годами хотели отселения из села и больших чернобыльских льгот, однако их борьба бесполезна. По мнению местных жителей, уровень радиации здесь в 1980-х специально приуменьшили, мол, чтобы колхоз не терял на продаже элитного сорта картофеля. Позже стало известно, что эта территория тоже очень загрязнена.

Раньше здесь дважды в год проверяли уровень радиации у людей и на продуктах питания, рассказывает местная жительница, председательница Полесской общины Елена Гаращенко. «У людей, которые работали в лесу, которые употребляли дичь, ягоды, конечно, показатели замеров радиации были очень высокими», — вспоминает она, отмечая, что последний раз такие исследования делались в 2019 году. Приостановили их якобы из-за нехватки средств.

Между тем в районе болеть меньше не стали, утверждает собеседница DW. «Болели и болеют немало. Есть много людей, например мужчины 1974 года рождения, которые работали в колхозе «Прогресс» и умерли из-за онкологии», — рассказывает Гаращенко. И добавляет, что завышенные показатели радиации выявляли даже у ее малолетнего сына. «Муж тоже начал болеть, он работает в зоне отчуждения пожарным. И когда эти пожары случались несколько лет подряд, то гасил и на сегодня имеет проблемы с суставами», — продолжает она.

Бедность, пожары и мусор со всей Украины

После общения с местными жителями, складывается впечатление, что последствия радиоактивного загрязнения для Полесского региона — далеко не основная проблема. О них вспоминают вскользь. Отсутствие работы и бедность — вот основные вопросы, которые волнуют местных жителей. «Самый болезненный вопрос у нас сейчас — наполнение местного бюджета, так как учебные заведения я не могу содержать, средств не хватает вообще ни на что», — жалуется Елена Гаращенко.

Некогда процветающий регион теперь наполовину — в зоне отчуждения. После катастрофы отсюда выселили 30 сел и более 25 тысяч жителей. Ремонт социальных объектов в районах возле Чернобыля частично финансирует компания «Энергоатом», которая строит в зоне отчуждения Центральное хранилище отработанного ядерного топлива. Но никаких других налоговых поступлений ни от чернобыльских объектов, ни от туризма в местную казну не поступает, говорит глава Полесской общины.

Она жалуется, что здесь до сих пор не могут разобраться с границами территории Чернобыльского биосферного заповедника, который создали еще в 2016-м. В этом году в него внесли территорию реки Уж, где в течение тридцати лет рыбачили и отдыхали местные жители. Теперь им закрыли доступ к водоему.

С волнением здесь ожидают летней жары, вспоминая прошлогодние масштабные пожары в Чернобыльской зоне. «Уверена, что гореть будет. Потому что я вижу вокруг сухие деревья на обочинах. У нас есть зона отчуждения, а мы не знаем, как ее защитить от этих пожаров», — сетует председательница.

Из зоны отчуждения в зону возрождения

Между тем в украинском министерстве защиты окружающей среды и природных ресурсов заявляют о планах превратить зону отчуждения в зону возрождения. Развитие туризма, привлечение инвестиций, инновационный парк для ученых — такие амбициозные проекты для зоны озвучивают в правительстве.

Местные жители не слишком доверяют очередным обещаниям. Их больше волнует вопрос, не начнут ли свозить в зону отчуждения на полигон «Лелев» мусор со всей страны. По словам Гаращенко, в прошлом году такой эксперимент уже начинали. «Вижу по законам, которые принимают, и прогнозам, что якобы хотят сделать здесь снова хранилище для бытовых отходов. Поэтому я не верю, что будет возрождение», — скептична Елена Гаращенко.

Смотрите также:

  • Один день в Чернобыльской зоне отчуждения

    Магазин в селе Залесье

    После прохождения паспортного контроля на КПП «Дитятки» первая остановка по маршруту в 30-километровой зоне отчуждения — село Залесье. Садовые деревья разрослись в настоящий лес. Заросли даже центральные улицы. До аварии на ЧАЭС 26 апреля 1986 года здесь проживало около 3 тыс. жителей. Их эвакуировали в Бородянский район Киевской области. Со временем в село самовольно вернулись несколько человек.

  • Один день в Чернобыльской зоне отчуждения

    Дом культуры в Залесье

    Расположенное в 15 минутах от Чернобыля Залесье было довольно крупным селом: со средней школой, библиотекой, роддомом и построенным еще в 1959 году Домом культуры. Его помещение, кстати, неплохо сохранилось — зал до сих пор украшает транспарант времен СССР, в хорошем состоянии и лепнина, обрамляющая сцену. Но пол почти полностью прогнил, так что передвигаться нужно с осторожностью.

  • Один день в Чернобыльской зоне отчуждения

    Техника ликвидаторов в Чернобыле

    Следующая остановка — Чернобыль. Возле пожарной части прямо под открытым небом расположен музей техники, задействованной в ликвидации последствий аварии. В первые дни ликвидаторы надеялись с ее помощью расчистить особенно опасные завалы. Но даже техника не выдержала высокий уровень радиации.

  • Один день в Чернобыльской зоне отчуждения

    Аллея памяти мемориального комплекса «Звезда Полынь»

    Аллея памяти мемориального комплекса «Звезда Полынь» в Чернобыле — символическое кладбище с названиями 162 населенных пунктов, которые сравняли с землей после Чернобыльской катастрофы. Как вспоминает ликвидатор последствий аварии на ЧАЭС Валерий Стародумов, «метод захоронения назывался «под себя». Инженерная машина разграждения (ИМР) выкапывала траншею, заталкивала в нее дом и засыпала землей».

  • Один день в Чернобыльской зоне отчуждения

    Микрозиверт? Бер? Микрорентген? Кюри?

    Следующая остановка — село Копачи, расположенное в 10-километровой зоне. Его территория подверглась сильнейшему загрязнению радионуклеидами. Туристы измеряют уровень радиации с помощью дозиметров, которые можно получить за дополнительную плату (5-10 евро). Сопровождающие должны помочь сориентироваться в единицах измерения. Кое-где «фонит» и «зашкаливает», устройство громко пищит.

  • Один день в Чернобыльской зоне отчуждения

    Детский сад в селе Копачи

    Село Копачи находится всего в 4 километрах от ЧАЭС. Из-за сильного загрязнения его ликвидировали и засыпали землей. Одно из немногих строений, оставшееся стоять на поверхности, — это детский сад. По сей день в нем сохранились нетронутыми игрушки, детская мебель, пособия по дошкольному образованию, родительский уголок. Вот только детей нет.

  • Один день в Чернобыльской зоне отчуждения

    Площадка перед 4-м энергоблоком ЧАЭС

    Памятник ликвидаторам аварии установили на площадке перед 4-м энергоблоком ЧАЭС. Сегодня этот энергоблок покрыт новым защитным конфайнментом (аркой безопасности) и выглядит вполне мирно. А в апреле 1986 года, после аварии, показатели радиации здесь превышали норму в тысячи раз. В ликвидации последствий одной из крупнейших техногенных катастроф участвовали около 600 000 человек.

  • Один день в Чернобыльской зоне отчуждения

    Радиологический контроль на ЧАЭС

    Перед входом на ЧАЭС обязательно нужно пройти контроль радиологического загрязнения одежды. Показатели приборов, как правило, довольно точные. Если они превышают норму, одежду пытаются очистить. Если это не удается, ее придется оставить. По словам организаторов туров, за день пребывания в Чернобыльской зоне уровень радиационного облучения не превышает дозу, полученную за час полета на самолете.

  • Один день в Чернобыльской зоне отчуждения

    Обед на ЧАЭС

    После прохождения радиологического контроля, в столовой ЧАЭС предлагают полноценный обед: борщ или суп, мясо с гарниром и салат, компот, сок и хлеб. Здесь могут поесть и вегетарианцы: вместо мяса можно взять, например, арбуз и персик. Все продукты привезены в зону отчуждения с «большой земли». Цена обеда — 100 гривен (чуть больше трех евро). Кофе можно взять отдельно в автомате.

  • Один день в Чернобыльской зоне отчуждения

    «Белый дом» в Припяти

    Город Припять — гордость социалистического градостроительства. Год основания — 1970. До аварии в Припяти, расположенной в двух километрах от ЧАЭС, проживало около 50 000 жителей. На фото — «белый дом», где жила городская элита и директор ЧАЭС Виктор Брюханов, осужденный впоследствии на 10 лет заключения. На первом этаже — магазин «Радуга», после аварии служил мебельным складом.

  • Один день в Чернобыльской зоне отчуждения

    Автоматы с газировкой

    Эти автоматы, установленные возле кафе «Припять», в советские времена были неотъемлемой частью городского ландшафта. Они стояли и на улицах, и в парках отдыха. Эту модель АТ-101СК выпускало производственное объединение «Киевторгмаш». Газировка с сиропом стоила три копейки, без сиропа — одну копейку. В автомате справа (на фото) так и остался стоять граненый стакан.

  • Один день в Чернобыльской зоне отчуждения

    Уникальный витраж в кафе «Припять»

    Кафе «Припять» в 70-80-е годы было излюбленным место отдыха молодежи. Оно располагалось у речного вокзала, куда приходили теплоходы «Ракета» из Киева. Особенность интерьера — витраж, скорее всего, авторства команды знаменитого художника-монументалиста Ивана Литовченко. Выполнен по трудоемкой и затратной технологии: рисунок собран из фрагментов цветного стекла.

  • Один день в Чернобыльской зоне отчуждения

    Остатки универмага в Припяти

    Припять считалась образцово-элитным городом. Уровень обеспечения энергетиков сравнивали с московским, привычный для СССР дефицит здесь был редкостью. В Припяти было 25 магазинов, в том числе универмаг, открывшийся в начале 1986 года. На первом этаже был продуктовый отдел, на втором — мебельный. Здесь еще сохранились холодильные витрины, хотя мародеры давно сдали всю «начинку» на металлолом.

  • Один день в Чернобыльской зоне отчуждения

    Добыча мародеров

    Больше всего следы мародеров заметны в брошенных домах припятчан. Некоторые вещи, незагрязненные радиацией, жители города смогли впоследствии забрать и вывезти, частично имущество утилизировали. Остальное стало добычей мародеров. Снимали даже батареи. Сейчас большинство квартир полностью пустые, но кое-где еще можно найти старую мебель и остатки кухонной утвари.

  • Один день в Чернобыльской зоне отчуждения

    Секретный объект — радиолокационная станция «Дуга»

    …она же — «Чернобыль-2», она же — «русский дятел», она же «выноситель мозгов». Последняя остановка маршрута — секретный объект, построенный неподалеку от ЧАЭС. Он был частью системы противовоздушной обороны СССР для обнаружения запуска межконтинентальных баллистических ракет. С 1976 года «Дуга» портила нервы радиолюбителям постоянными шумами в эфире, за что ее и окрестили «дятлом».

  • Один день в Чернобыльской зоне отчуждения

    Знакомьтесь: лис Семен

    В окрестностях Припяти часто можно встретить лиса по кличке Семен. Он стал своеобразной местной знаменитостью. Туристов Семен любит, ведь они его нередко подкармливают. Но гладить его не рекомендуется. И не только потому, что на его шерстке теоретически могут быть радиоактивные частицы. Этот красавец — дикое животное, и несмотря на частые встречи с людьми, кусаться он не разучился.

    Автор: Юрий Шейко, Дмитрий Каневский, Марина Барановская


  • «Чернобыль. Эффект спящего»: что стало с воспоминаниями людей после аварии

    «Мы не хотим быть заложниками»

    В проекте «Чернобыль. Эффект спящего» представлены материалы Белорусского госархива кинофотофонодокументов. На снимках — митинг в Минске у здания парламента. Участники вышли с транспарантами: «Чарнобыль: мы не хочам быць заложнікамі» («Чернобыль: мы не хотим быть заложниками”), «Зоркі Чарнобыля» («Звезды Чернобыля»), «Чаму няма віноўных?» («Почему нет виновных?»).

  • «Чернобыль. Эффект спящего»: что стало с воспоминаниями людей после аварии

    «Против чернобыльской беды — всем миром»

    На этих фото — представители общественных чернобыльских организаций на митинге в Минске, посвященном 10-летию катастрофы на Чернобыльской АЭС. На одном из транспарантов написано: «Супраць чарнобыльскай бяды — усім светам» («Против чернобыльской беды — всем миром»).

  • «Чернобыль. Эффект спящего»: что стало с воспоминаниями людей после аварии

    Мать ликвидатора пишет письма умершему сыну

    «Ликвидация» — серия работ Светланы Станкевич о последствиях чернобыльской катастрофы в Беларуси и о том, как меняется память о тех событиях. На фото — мать ликвидатора Зинаида Рутковская. Ее сын Алексей умер 20 лет назад. Женщина не помнит дату его рождения и смерти, не помнит, сколько ей лет. По квартире Зинаиды развешены фото родных, на обратной стороне женщина пишет письма умершим сыновьям.

  • «Чернобыль. Эффект спящего»: что стало с воспоминаниями людей после аварии

    «Я очень благодарна своей итальянской семье»

    Света — героиня фотокниги Ольги Бубич «Больше, чем я». Она родилась в небольшом городке, и в детстве, как и тысячи детей из пострадавших районов, часто ездила на оздоровление в Италию. Эти поездки изменили ее жизнь: «Я очень благодарна своей итальянской семье за любовь и заботу. За 13 лет они мне стали родными. Благодаря им я полюбила спорт, стала более открытой и перестала бояться неизвестности».

  • «Чернобыль. Эффект спящего»: что стало с воспоминаниями людей после аварии

    «Неочевидная» жертва Чернобыля

    Мария родилась в 100 километрах от ЧАЭС через пять месяцев после катастрофы. В 24 года девушке удалили щитовидную железу. Хотя ее инвалидность внешне не столь очевидна, Марии нужно ежедневно принимать от 10 до 20 таблеток. О жизни девушки рассказывает проект японского фотожурналиста Казумы Обары «EXPOSURE», занявший первое место на World Press Photo 2016 в категории «Люди».

  • «Чернобыль. Эффект спящего»: что стало с воспоминаниями людей после аварии

    «Радаўніца. Чернобыльская зона»

    Работа фотографа Анатолия Клещука серии «Радаўніца. Чернобыльская зона» (1989-1999 годы) из архива галереи визуальных искусств NOVА. Радуница — единственная возможность для переселенцев из зоны отчуждения побывать в родных местах. В этот день въезд в зону открыт. Каждый год могилы родственников посещают тысячи людей. 

  • «Чернобыль. Эффект спящего»: что стало с воспоминаниями людей после аварии

    «Тени звезды Полынь»

    «Зона отчуждения — это не мертвое и бездыханное место, огражденное колючей проволокой. Она намного живее, чем думают многие люди. Для меня зона — это тайна, это загадочная земля, где каждый метр пропитан человеческой болью и страданиями», — считает украинский фотограф, автор книги «Тени звезды Полынь» Артур Бондарь. В экспозиции — его фото, а также документы и снимки людей, живших вблизи ЧАЭС.

  • «Чернобыль. Эффект спящего»: что стало с воспоминаниями людей после аварии

    Вымышленный полковник КГБ как символ спекуляций

    Ящики с фото и документами, артефакты, карты с обозначением места и времени составили экспозицию «Архив полковника Снегового». Дина Данилович и Андрей Кузменок создали историю вымышленного офицера КГБ Снегового, который, по легенде, находится в бункере в зоне отчуждения и фиксирует аномалии. И архив, и сам полковник — пример документализации мифов вокруг Чернобыля, «свидетельств очевидцев».

    Автор: Татьяна Неведомская


 

отчуждение | общество | Britannica

отчуждение , в социальных науках, состояние чувства отчужденности или отделенности от своей среды, работы, продуктов труда или самого себя. Несмотря на свою популярность в анализе современной жизни, идея отчуждения остается неоднозначным понятием с неуловимым смыслом, наиболее распространенными являются следующие варианты: (1) бессилие, ощущение того, что судьба не находится под собственным контролем, а определяется внешними факторами. агенты, судьба, удача или институциональные механизмы, (2) бессмысленность, относящаяся либо к непостижимости, либо к непротиворечивому значению в любой сфере деятельности (такой как мировые дела или межличностные отношения), либо к общему чувству бессмысленности жизни, ( 3) отсутствие норм, отсутствие приверженности общим социальным условностям поведения (отсюда широко распространенное отклонение, недоверие, безудержная индивидуальная конкуренция и т. Д.), (4) культурное отчуждение, чувство отстраненности от установленных в обществе ценностей (как, например, в интеллектуальных или студенческих восстаниях против традиционных институтов), (5) социальная изоляция, чувство одиночества или исключенности в социальных отношениях (например, среди членов группы меньшинств), и (6) самоотчуждение, возможно, наиболее трудное для определения и, в некотором смысле, основная тема, понимание того, что в той или иной форме индивид находится вне связи с самим собой.

Признание концепции отчуждения в западной мысли также было труднодостижимым. Хотя статьи об отчуждении не появлялись в основных справочниках по социальным наукам до 1930-х годов, эта концепция явно или неявно существовала в классических социологических работах 19-го и начала 20-го веков, написанных Карлом Марксом, Эмилем Дюркгеймом, Фердинандом Тоннис, Максом Вебером и Георг Зиммель.

Возможно, наиболее известное употребление этого термина было у Маркса, который говорил об отчужденном труде при капитализме: работа была вынужденной, а не спонтанной и творческой; рабочие мало контролировали рабочий процесс; продукт труда был экспроприирован другими для использования против рабочего; а сам рабочий стал товаром на рынке труда.Отчуждение состояло в том, что рабочие не получали удовлетворения от работы.

Марксизм, однако, представляет собой только одно направление мысли об отчуждении в современном обществе. Второй поток, который гораздо менее оптимистичен в отношении перспектив отчуждения, воплощен в теории «массового общества». Наблюдая за нарушениями, вызванными индустриализацией в 19-м и начале 20-го веков, Дюркгейм и Тоннис — а в конечном итоге также Вебер и Зиммель — каждый по-своему задокументировали уход традиционного общества и, как следствие, потерю чувства общности.Современный человек был изолирован, как никогда раньше — анонимным и безличным в урбанизирующейся массе, оторванным от старых ценностей, но без веры в новый рациональный и бюрократический порядок. Возможно, наиболее яркое выражение этой темы содержится в понятии Дюркгейма «аномия» (от греческого anomia, «беззаконие»), социального состояния, характеризующегося безудержным индивидуализмом и распадом обязательных социальных норм. И Вебер, и Зиммель продолжили дюркгеймовскую тему. Вебер подчеркивал фундаментальный сдвиг в сторону рационализации и формализации социальной организации; личных отношений стало меньше, а обезличенная бюрократия увеличилась.Зиммель подчеркивал противоречие в социальной жизни между субъективным и личным, с одной стороны, и все более объективным и анонимным — с другой.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Приведенные выше определения отчуждения — бессилия, бессмысленности, отсутствия норм, культурного отчуждения, социальной изоляции и самоотчуждения — могут служить только приблизительным руководством, поскольку в любой из категорий могут существовать радикально разные концепции идеи.Таким образом, в отношении самоотчуждения можно «потерять связь» с самим собой несколькими совершенно разными способами. Более того, авторы разошлись не только в своих определениях, но и в предположениях, лежащих в основе этих определений. Два таких противоположных предположения — нормативное и субъективное. Во-первых, те, кто наиболее близко придерживался марксистской традиции (например, Герберт Маркузе, Эрих Фромм, Джордж Фридман и Анри Лефевр), рассматривали отчуждение как нормативную концепцию, как инструмент для критики сложившегося положения дел в свете некоторых стандарт, основанный на человеческой природе, «естественном законе» или моральных принципах.Вдобавок марксистские теоретики настаивали на отчуждении как на объективном условии, совершенно не зависящем от индивидуального сознания — следовательно, можно быть отчужденным на работе независимо от того, какие чувства он испытывает к рабочему опыту. С другой стороны, некоторые писатели подчеркивали, что отчуждение — это социально-психологический факт: это переживание бессилия, чувство отчужденности. Такое предположение часто встречается при анализе и описании девиантного поведения и в работах таких теоретиков, как Роберт К.Мертон и Талкотт Парсонс.

Многие попытки измерить и проверить уровень отчуждения среди различных групп населения (например, городских жителей или рабочих конвейеров) дали неоднозначные результаты, которые ставят под сомнение полезность отчуждения как концептуального инструмента для исследований в области социальных наук. Некоторые социологи пришли к выводу, что эта концепция по сути философская.

4 способа преодолеть отчуждение и одиночество

«Что молодые люди должны делать со своей жизнью сегодня? Очевидно, многое.Но самое смелое — создать стабильные сообщества, в которых можно вылечить ужасную болезнь одиночества ». ~ Курт Воннегут

Вы когда-нибудь чувствовали себя чужим в своей жизни? Наблюдаете, как другие люди, как вы, были разделены какой-то невидимой стеной?

Большинство из нас время от времени ощущают это и слишком хорошо понимают, насколько пагубным может быть одиночество, если оно не проходит. Фактически, исследования показали, что одиночество хуже для здоровья человека, чем курение или ожирение.

Тем не менее, мы живем в мире, который более взаимосвязан, чем когда-либо. Как так получается, что многие из нас чувствуют себя одинокими?

Недавно я обнаружил работы Габора Мате, чьи учения о зависимости и связях глубоко вдохновили меня.

Он обсуждает связь разума и тела (особенно смертоносность подавления эмоций) и то, как социальные связи могут ускорить исцеление.

Когда он говорит, в нем так много смысла, что трудно поверить, что это не общепринятые знания.Как мы по-прежнему относимся к разуму отдельно от тела? Когда у кого-то развивается сердечно-сосудистое заболевание, почему мы не задаем вопросы, выходящие за рамки его диеты? Почему эти люди не получают комплексной поддержки?

Для меня совершенно очевидно, что человек, у которого развивается хроническое заболевание или болезнь и , находится в социальной изоляции, не сможет вылечиться так быстро, как тот, кто чувствует себя связанным со своим сообществом. Что пугает, так это то, что наше общество почти построено на этом искусственном чувстве связи, которое только порождает чувство отчуждения.Полагаю, это потому, что это хорошо для бизнеса.

Отчуждение — термин, первоначально введенный Карлом Марксом. Его теория отчуждения описывает «социальное отчуждение людей от аспектов их человеческой природы как следствие жизни в обществе стратифицированных социальных классов». Это происходит, когда человек удаляется или становится изолированным от своего окружения или от других людей.

Люди, у которых проявляются симптомы отчуждения, часто отвергают своих близких, общество и даже аспекты самих себя.Это очень дезориентирующее чувство изоляции и разделения. Это также смертельно опасно для человеческих животных, которые процветают и процветают, когда они связаны и чувствуют себя принадлежащими друг другу.

Ниже приведены четыре типа отчуждения, которые имеют отношение к нашей современной жизни, и способы борьбы с каждым из них.

Отчуждение от природы

Неудивительно, что отчуждение от природы способствует нашему одиночеству. Мы убиваем часть себя, когда уничтожаем тропические леса и выбрасываем большое количество мусора в океаны.Движение в защиту нашей Земли требует сострадания и сочувствия к жизни за пределами нас самих. Это также признание того, что мы все связаны.

Я не имею в виду это в смысле «кумбая», я имею в виду буквально. Сжигаемые нами нефть и уголь станут воздухом, которым мы дышим, точно так же, как крошечные микробы из пластика будут заражены рыбой, которую мы едим. Как люди могут это отрицать, бесит. Если мы разрушим нашу планету, мы уничтожим себя. Планета — это большой организм, который претерпел множество драматических преобразований за свою четырехлетнюю жизнь.5 миллиардов лет. Он нам нужен, он нам нужен.

Я считаю, что лучший способ завоевать уважение к нашей Земле (если по какой-либо причине вы этого еще не сделали) — это проводить больше времени на свежем воздухе. Оставить город и искусственные постройки позади и провести время на природе.

Как можно не влюбиться в нашу планету, слушая шум водопада? Или почувствовать живость и гудение леса? В конце концов, мы природа. Мы вышли из этого и вернемся к нему.Связь с землей в некотором смысле связана с нашим истинным чувством себя.

Отчуждение от людей

Многие из нас больше не связаны с другими значимыми способами. Социальные сети в значительной степени заменили социальное взаимодействие и создали искусственное чувство связи. Мы запрограммированы на то, чтобы общаться с другими лицом к лицу, с глазу на глаз, а не через наши телефоны.

Социальные сети — это не только связь с другими людьми, но и возможность для компаний продавать свою продукцию.У этих платформ есть стимул задерживать вас все дольше и дольше, крадя ваше драгоценное внимание.

Есть причина, по которой вы открываете свой телефон и внезапно попадаете в водоворот ярко-красных уведомлений и бесконечной ленты новостей. Лучшие психологи и бихевиористы работают над тем, чтобы вы дольше оставались на телефоне. Я рекомендую посмотреть The Great Hack или The Social Dilemma для получения дополнительной информации по этой теме.

Эта потеря внимания заставляет нас меньше присутствовать в настоящем моменте и больше концентрироваться на том, что будет дальше, что способствует тревоге и депрессии.Влияние использования телефона на наше психическое здоровье все еще не изучено, как и законы, связанные с этим. Мы живем в размытых границах, не совсем понимая, как это будет происходить. Это похоже на эпоху курения наших родителей до того, как они соединили точки и признали, что курение вызывает рак.

Если в вашей жизни потеряна подлинная социальная связь, я знаю, как тяжело вам общаться с другими. Поиск дружбы с людьми может быть неудобным и уязвимым. С чего начать, став взрослыми? Когда мы были детьми, это было намного проще.

Что ж, мы можем начать с того, что узнаем больше. Найдите хобби, семинары, занятия и познакомьтесь с людьми, которые разделяют ваши интересы. Очевидно, что во время блокировки это немного сложнее, но в результате появилось так много онлайн-сообществ. Хотя это не то же самое, что личные встречи, онлайн-группы, в которых можно по-настоящему делиться информацией и общаться, — еще один лучший вариант. Выявить себя непросто, но риск стоит награды.

Отчуждение от работы

Когда мы делаем работу, которая является лишь средством для достижения цели и не выполняет никакой цели в нашей душе, она медленно убивает нас.Это напомнило мне цитату : «Если вы не следуете своему сердцу, вам придется провести остаток жизни с желанием». Делать какую-то тупиковую работу из-за боязни следовать своей мечте — это больно.

У всех нас внутри есть дары, и наша задача — выяснить, как мы можем зарабатывать на жизнь ими. Конечно, это связано с определенным прагматизмом, мы просто не можем бросить хорошо оплачиваемую работу в офисе и решить стать кукловодом. Есть разумные и осторожные способы добиться того, чего мы хотим, если у нас есть решимость.Каждый день — это возможность делать шаги в правильном направлении.

Отправляйтесь туда, где вы чувствуете себя наиболее живым и бодрым, оно того стоит. Если вы мне не верите, посмотрите « t , о которых люди больше всего сожалеют на смертном одре.

Отчуждение от себя

И последнее, но не менее важное: отключение от самих себя. Наши настоящие «я». Те люди, которыми мы были, когда впервые вошли в этот мир. Дикий и свободный, счастлив быть. Затем наши родители, общество и культура приглушили наш свет, чтобы мы следовали хорошо проложенным путем и делали то, что делают все остальные.Неудивительно, что многие из нас забывают о своем внутреннем ребенке. Но это не потеряно, это просто лежит под теми слоями и слоями того, кем мы должны были быть.

Я знаю, что время от времени в своей жизни я отключался от самого себя. Больно идти против своего подлинного «я», просто чтобы быть любимым или принятым. Это все равно, что смотреть на своего внутреннего ребенка и говорить ей в лицо : «Ты недостаточно хорош. Изменять.» Это разбивает мне сердце.

Самое печальное — это те, кто полностью потерял связь со своим младшим «я».Они напоминают мне персонажа Робина Уильяма из Hook , прежде чем он осознает, что он Питер Пэн. Он вырос только и стал жалким юристом с избыточным весом, помешанным на работе. Он был полностью отключен от своей семьи, природы и, конечно же, от самого себя.

Если бы у всех нас была маленькая фея Джулии Робертс, которая выдергивала бы нас из наших скучных взрослых «я» и напоминала о нашем внутреннем Питере Пэне!

Представьте, какой бы жизненный интерес у всех нас был, если бы нам пришлось пройти обучение, чтобы восстановить связь с нашим истинным «я»? Исцеление и преобразование начинаются с развития глубоких отношений с самими собой.Как? Через медитацию, ведение дневника, терапию, пребывание на природе, искреннее общение с другими. Это также потребует уязвимости, терпения, мужества и готовности меняться.

Нам не нужно держать свое одиночество при себе. По иронии судьбы, все мы пережили это и можем понять. Если мы сможем найти способы воссоединиться с природой, осмысленно установить связь с нашими друзьями и сообществом, найти полноценную работу, которая соответствует нашим ценностям, и соединиться с самими собой, у стены одиночества не будет другого выбора, кроме как просто рухнуть.

О Кимберли Хетерингтон

Кимберли Хетерингтон — канадская писательница и арт-терапевт из Сиднея, Австралия. Она любит писать, читать, создавать, слушать подкасты, быть на природе и вести разговоры, которые выходят за рамки «маски» повседневной жизни. Посетите ее веб-сайт, чтобы узнать больше о ее пути через горе и потери, к надежде и самопознанию.

Заметили опечатку или неточность? Свяжитесь с нами, чтобы мы могли это исправить!

Отчуждение и социальное отчуждение: определения

Отчуждение — это теоретическая концепция, разработанная Карлом Марксом, которая описывает изолирующие, бесчеловечные и разочаровывающие эффекты работы в капиталистической системе производства.По Марксу, его причиной является сама экономическая система.

Социальное отчуждение — это более широкое понятие, используемое социологами для описания опыта отдельных лиц или групп, которые чувствуют себя оторванными от ценностей, норм, практик и социальных отношений своего сообщества или общества по целому ряду причин социальной структуры, в том числе и в дополнение к ним. экономика. Те, кто переживает социальное отчуждение, не разделяют общих, основных ценностей общества, плохо интегрированы в общество, его группы и институты и социально изолированы от основного потока.

Теория отчуждения Маркса

Теория отчуждения Карла Маркса была центральной в его критике индустриального капитализма и классово-стратифицированной социальной системы, которая возникла в результате этого и поддерживала его. Он прямо написал об этом в Экономических и философских рукописях и Немецкая идеология , хотя это понятие является центральным для большей части его сочинений. То, как Маркс использовал этот термин и писал о концепции, менялось по мере того, как он рос и развивался как интеллектуал, но версия термина, которая чаще всего ассоциируется с Марксом и преподается в социологии, — это отчуждение рабочих в рамках капиталистической системы производства. .

Согласно Марксу, организация капиталистической системы производства, которая включает в себя богатый класс владельцев и менеджеров, покупающих рабочую силу у рабочих за заработную плату, создает отчуждение всего рабочего класса. Такое расположение приводит к четырем различным способам отчуждения рабочих.

  1. Они отчуждаются от продукта, который они производят, потому что он разработан и направлен другими, и потому что он приносит прибыль капиталисту, а не рабочему, посредством соглашения о наемном труде.
  2. Они отчуждены от самой производственной работы, которая полностью управляется кем-то другим, очень специфична по своей природе, повторяющаяся и творчески неблагодарная. Кроме того, это работа, которую они выполняют только потому, что им нужна заработная плата для выживания.
  3. Они отчуждены от своего истинного внутреннего «я», желаний и стремления к счастью из-за требований, предъявляемых к ним социально-экономической структурой, и из-за их превращения в объект капиталистическим способом производства, который не рассматривает их и не обращается с ними. как человеческие субъекты, но как заменяемые элементы производственной системы.
  4. Они отчуждены от других рабочих системой производства, которая противопоставляет их друг другу в соревновании за продажу своего труда по минимально возможной стоимости. Эта форма отчуждения служит для того, чтобы помешать работникам увидеть и понять свой общий опыт и проблемы — она ​​способствует ложному сознанию и препятствует развитию классового сознания.

В то время как наблюдения и теории Маркса основывались на раннем индустриальном капитализме XIX века, его теория отчуждения рабочих верна и сегодня.Социологи, изучающие условия труда при глобальном капитализме, обнаруживают, что условия, вызывающие отчуждение, и его переживание на самом деле усиливаются и ухудшаются.

Более широкая теория социального отчуждения

Социолог Мелвин Симан дал четкое определение социального отчуждения в опубликованной в 1959 году статье под названием «О значении отчуждения». Пять черт, которые он приписал социальному отчуждению, актуальны и сегодня в том, как социологи изучают это явление.Они есть:

  1. Бессилие: Когда люди социально отчуждены, они верят, что то, что происходит в их жизни, находится вне их контроля и что то, что они делают, в конечном итоге не имеет значения. Они считают, что бессильны определять свой жизненный путь.
  2. Бессмысленность: Когда человек не извлекает смысла из вещей, которыми он или она занят, или, по крайней мере, не то же самое общее или нормативное значение, которое другие извлекают из этого.
  3. Социальная изоляция: Когда человек чувствует, что он не имеет значимой связи со своим сообществом через общие ценности, убеждения и обычаи, и / или когда у него нет значимых социальных отношений с другими людьми.
  4. Самоотчуждение: Когда человек испытывает социальное отчуждение, он может отрицать свои личные интересы и желания, чтобы удовлетворить требования, предъявляемые другими и / или социальными нормами.

Причины социального отчуждения

Помимо причины работы и жизни в капиталистической системе, описанной Марксом, социологи признают и другие причины отчуждения.Было документально подтверждено, что экономическая нестабильность и социальные потрясения, которые имеют тенденцию сопровождать ее, приводят к тому, что Дюркгейм называл аномией — ощущением отсутствия норм, которое способствует социальному отчуждению. Переезд из одной страны в другую или из одного региона внутри страны в совершенно другой регион внутри нее также может дестабилизировать нормы, обычаи и социальные отношения человека, вызывая социальное отчуждение. Социологи также документально подтвердили, что демографические изменения внутри населения могут вызывать социальную изоляцию тех, кто больше не оказывается в большинстве, например, с точки зрения расы, религии, ценностей и мировоззрений.Социальное отчуждение также является результатом жизни на нижних ступенях социальной иерархии расы и класса. Многие цветные люди испытывают социальное отчуждение как следствие системного расизма. Бедные люди в целом, но особенно те, кто живет в бедности, испытывают социальную изоляцию, потому что они экономически не могут участвовать в жизни общества так, как это считается нормальным.

Отчуждение — обзор | Темы ScienceDirect

Расцвет движения искусств и ремесел

Согласно USSG, 43 движение за психическую гигиену последовало за упадком движения за моральное лечение.Однако, как упоминалось ранее, движение декоративно-прикладного искусства стало заметным примерно в то же время. Неясно, повлияли ли идеи декоративно-прикладного искусства на усилия движения за психическую гигиену по реформе психического здоровья. Тем не менее, мы будем обсуждать движение декоративно-прикладного искусства как отдельное событие из-за его решающей роли в развитии трудотерапии.

Движение декоративно-прикладного искусства началось в Англии во второй половине девятнадцатого века (в 1860-х годах). 6,33,45 Это было вскоре после Гражданской войны в США, когда моральное отношение к ним пошло на убыль.Движение было основано в основном на философии Джона Раскина, который был одним из философов, стоявших на переднем крае социальных реформ в то время. В целом Раскин и другие философы-реформаторы считали, что средневековый мир был чище, чем индустриальный мир постренессанса, потому что люди в средневековье были более тесно связаны с природой. Он считал, что индустриализация, связанная с механизацией, отчуждает людей от самих себя и от природы, вызывая недовольство. По его мнению, машина «дегуманизировала рабочего и вела к утрате достоинства, потому что она удаляла его из художественного процесса и, следовательно, самой природы» (стр.1). 45

Очевидно, что идеи Рескина исходили из более широкого общественного движения, возглавляемого реформаторами в постренессансной Европе, такими как Карл Маркс. Маркс заимствовал диалектические философские аргументы Вильгельма Фридриха Гегеля, у которого он учился. 18,19 Гегель использовал силлогистический метод Платона и Аристотеля, чтобы доказать, что идеи, как и социальные институты, развивались в процессе тезиса (существующий статус-кво), антитезиса (сложные идеи) и синтеза (объединяя лучшее из статус-кво). с лучшими из новых интересных идей, чтобы создать превосходный гибрид идей или социальных институтов). 7 Поэтому его интересовала эволюция идей, а не практическое применение философии для решения социальных проблем.

Маркс согласился с этим диалектическим подходом к социальной эволюции, изучив историю Французской революции, которая возникла в результате идей просвещения 19,26 , но, разглашая учение Гегеля, он считал, что «философию следует применять на практике, чтобы изменить мировоззрение. мир »(стр. 1). 19 Он предположил, что социальные проблемы в индустриальной Европе могут характеризоваться внутренней борьбой между двумя социальными классами: капиталистическим классом (буржуазией или владельцами средств производства) и рабочими (пролетариатом). 18,19,24,25 Маркс считал, что борьба между этими двумя классами характеризует диалектический процесс, который приведет к социальной эволюции и приведет к бесклассовому обществу.

Маркс видел труд в этом диалектически противоречивом индустриальном обществе как воплощенный в товар, который можно покупать и продавать на рынке. В этом смысле он стал внешним по отношению к работнику, который отделился от того, что когда-то было его или ее жизнью (трудом). Рабочий также был отделен от продукта своего труда, который теперь существовал независимо от него или нее; из природного мира, из которого получено сырье, используемое для изготовления продукта; и от других рабочих.Труд превратился в бессмысленную деятельность, которой рабочие занимались неохотно. Он назвал это разделение отчуждением, которое он видел как неизбежное следствие индустриализации и которое было источником классовых конфликтов и революций (таких как Французская революция), которые были результатом продолжающегося диалектического процесса социальной эволюции.

Раскин заимствовал концепцию отчуждения прежде всего у Маркса. Уильям Моррис, британский поэт, художник и архитектор, использовал философские идеи Раскина, чтобы основать движение декоративно-прикладного искусства.Он и другие сторонники движения рассматривали участие в художественной деятельности как часть социальной реформы. Эта реформа была направлена ​​на уменьшение отчуждения человечества в индустриальном мире, сделав труд более значимым, воссоединив рабочего с природой и, таким образом, восстановив гармонию. Как утверждают Сабонис-Чафи и Хасси, 35 ,

В ответ на расширение использования инструментов и машин, возник ряд сторонников искусства и ремесел. Они были против машинного производства изделий, считая, что это отчуждает людей от природы.Считалось, что использование рук для изготовления предметов связывает людей с их работой, физически и умственно, и, таким образом, является более здоровым. (стр. 20)

Этот взгляд был хорошо проиллюстрирован в обращении Морриса к Торговой гильдии ученых, в котором он заявил, что «все, что сделано руками человека, имеет форму, которая должна быть красивой или уродливой; прекрасна, если согласуется с природой и помогает ей; уродливы, если противоречат природе и мешают ей; Он не может быть безразличным »(с. 2). 28 Другими словами, он видел красоту не только как утилитарную, но и как совместимую с гармоничным общением с природой.Читатель должен заметить, насколько эта идея похожа на заявление Мейера позже, где он предположил, что хорошее здоровье равносильно состоянию гармонии с природой, которое он считал адаптивным (см. Главу 2 для обсуждения Мейера и прагматиков). . 27 Моррис заявил:

… но теперь пусть только искусство, о котором мы говорим, украшает наш труд и будет широко распространено, умно, хорошо понимается как создателем, так и пользователем, пусть они вырастут на одном слове популярным, и вот будет в значительной степени концом скучной работы и ее утомительного рабства; и ни у одного человека больше не будет оправдания для разговоров о проклятии труда, ни у одного человека больше не будет оправдания уклонению от благословения труда. 28

Из этого утверждения очевидно, что Моррис считал, что художественные усилия связывают человека с его или ее трудом, с природой, с теми, кто наслаждается продуктом труда, и, таким образом, вовлекают тело и разум в труд. . По мнению Морриса, это был источник удовольствия от труда, который уменьшал отчуждение, которое Раскин, Маркс и другие считали проблемой в индустриальном мире. В этом смысле движение декоративно-прикладного искусства было явно частью более широкой социальной реформы, аналогичной и фактически продолженной реформой, которая возникла в результате просвещения и подтолкнула к реформе психического здоровья во время движения за моральное лечение.Поэтому неудивительно, что движение декоративно-прикладного искусства рассматривалось как полезный инструмент для продолжения реформы психического здоровья, которая началась с движения за моральное лечение (которое пришло в упадок во второй половине девятнадцатого века). Действительно, идеи движения в области искусства и ремесел будут продолжать влиять на практику психического здоровья даже в начале двадцатого века. 6,31

Именно в этих обстоятельствах Герберт Дж. Холл, врач, окончивший Гарвардскую медицинскую школу, позаимствовал принципы философии искусства и ремесел и попытался применить их в медицине. 35 Холл работал с клиентами с диагнозом неврастения (нервное состояние, характеризующееся сильной слабостью), в основном женщинами, в учреждении в Мейблхеде, штат Массачусетс. В то время типичным рецептом для клиентов с этим заболеванием было «лечение покоем». Зал 11 рассматривал это состояние как результат отчуждения от жизни. В 1904 году, вместо того, чтобы прописать этим клиентам лечение отдыхом, он привлек их к декоративно-прикладному искусству 35 , чтобы снова вовлечь их в жизнь, уменьшить их отчуждение и помочь им начать свой путь к выздоровлению. 11

Холл заставлял клиентов заниматься прикроватными занятиями (которые он затем оценивал по мере их совершенствования), что привело к ткачеству, керамике и другим ремеслам в мастерских. 35 Он объединил принципы движения декоративно-прикладного искусства с идеями движения морального лечения. Он настаивал на том, чтобы 24 часа для каждого клиента были разделены на периоды работы, отдыха и отдыха, и чтобы клиенты получали много воздуха, достаточное количество питательной пищи, консультации и медицинское лечение, как указано.Он рассматривал такое лечение как своего рода индустриальную терапию. 11

Как уже говорилось ранее, сторонники движения за моральное лечение уделяли особое внимание работе, отдыху, отдыху, большому количеству свежего воздуха и хорошей еде. Здесь мы видим, что Холл стремился объединить движение морального обращения с движением декоративно-прикладного искусства. В то же время Джейн Аддамс и Джулия Лантроп в Халл Хаус в Чикаго использовали искусство и ремесла, чтобы помочь бедным иммигрантам из Европы оставаться на связи со своими культурными корнями и переходить к новой культуре в Соединенных Штатах. 3,48 Действительно, Джейн Аддамс, основательница Hull House, участвовала в создании Чикагского общества искусств и ремесел. 16 Как отмечалось в главе 2, Халл-Хаус должен был сыграть важную роль в развитии трудотерапии в начале двадцатого века. 3,13,15,48 На этом этапе использование декоративно-прикладного искусства было введено в трудовую терапию.

Чтобы глубже понять исторический, интеллектуальный и социальный контексты трудотерапии и сформулировать новую профессиональную парадигму, выполните лабораторное упражнение 2-1 в своем лабораторном руководстве.

Ашер Горовиц | Департамент политологии | Факультет свободных искусств и профессиональных исследований

AS / POLS 2900.6A
Перспективы политики
2010-11


1 марта — Теория отчуждения Маркса

Отчуждение труда, которое имеет место именно в капиталистическом обществе, иногда ошибочно описывается как четыре различных типа или формы отчуждения.Напротив, это единая целостная реальность, которую можно анализировать с разных точек зрения. В «Экономических и философских рукописях » Маркс обсуждает четыре аспекта отчуждения труда, как оно имеет место в капиталистическом обществе: один — это отчуждение от продукта труда; другой — отчуждение от деятельности труда; третий — отчуждение от собственной специфической человечности; а четвертый — отчуждение от других, от общества. В этом четырехчастном распаде отчуждения нет ничего загадочного.Это следует из идеи, что все акты труда включают в себя деятельность определенного рода, которая производит какой-либо объект, выполняемый человеком (не рабочим животным или машиной) в некотором социальном контексте.

Отчуждение в целом, на самом абстрактном уровне, можно рассматривать как отказ от контроля через отделение от существенного атрибута «я» и, более конкретно, как отделение актера или агента от условий значимого действия. В капиталистическом обществе наиболее важным таким разделением, которое в конечном итоге лежит в основе многих, если не большинства других форм, является отделение большинства производителей от средств производства.Большинство людей сами не владеют средствами, необходимыми для производства вещей. То есть они не владеют средствами, необходимыми для производства и воспроизводства своей жизни. Вместо этого средства производства принадлежат относительно небольшому числу людей. Большинство людей имеют доступ к средствам производства только тогда, когда они наняты владельцами средств производства для производства на условиях, которые сами производители не определяют.

Таким образом, Маркс не имел в виду, что отчуждение означает просто отношение, субъективное ощущение отсутствия контроля.Хотя отчуждение можно почувствовать и даже понять, от которого можно убежать и даже противостоять ему, Маркс заинтересован в нем не просто как субъективное условие. Отчуждение — это объективная структура опыта и деятельности в капиталистическом обществе. Без него капиталистическое общество существовать не может. Капиталистическое общество, по самой своей сути, требует, чтобы люди были помещены в такую ​​структуру и, что еще лучше, чтобы они поверили и приняли, что это естественно и справедливо. Единственный способ избавиться от отчуждения — это избавиться от базовой структуры отделения производителей от средств производства.Итак, отчуждение имеет как объективные, так и субъективные стороны. Можно пройти через это, не осознавая этого, точно так же, как можно испытать алкоголизм или шизофрению, не осознавая этого. Но никто в капиталистическом обществе не может избежать этого состояния (не избежав капиталистического общества). Даже капиталист, согласно Марксу, переживает отчуждение, но как «государство», в отличие от рабочего, который воспринимает его как «деятельность». Маркс, однако, мало обращает внимания на опыт отчуждения капиталиста, поскольку его опыт не из тех, которые могут поставить под сомнение институты, лежащие в основе этого опыта.

Первый аспект отчуждения — отчуждение от продукта труда. В капиталистическом обществе производимое, объективация труда, теряется для производителя. По словам Маркса, «объективация становится потерей объекта». Объект — это потеря в самом мирском и человеческом смысле, поскольку акт его создания является тем же самым действием, в результате которого он становится собственностью другого. Здесь отчуждение принимает весьма специфическую историческую форму разделения рабочего и собственника.То, что я произвел, или мы создали, немедленно становится достоянием другого и, следовательно, находится вне нашего контроля. Поскольку я не могу контролировать это, он может сам по себе стать внешней и автономной силой.

Изготавливая товар как товар (для владельца средств производства), я не только теряю контроль над производимым мной продуктом, но и производю то, что мне враждебно. Мы его производим; он им владеет. Его владение тем, что мы производим, дает ему власть над нами.Мы говорим здесь не только о вещах, которые производятся для непосредственного потребления. По сути, мы говорим о производстве самих средств производства. Средства производства производятся рабочими, но полностью контролируются владельцами. Чем больше мы, рабочие, производим, тем более производительной силой может владеть и контролировать кто-то другой. Мы производим над нами чужую власть. Он использует то, что мы создали, чтобы обладать своей властью над нами. Чем больше мы производим, тем больше у них и тем меньше у нас.Если я получаю зарплату, я могу работать сорок или пятьдесят лет, и в конце моей жизни у меня будет не намного больше, чем у меня было в начале, и никто из моих коллег по работе тоже не работает. Куда пропала вся эта работа? Некоторые из них поддержали нас, чтобы мы могли продолжать работать, но многое было вложено в расширенное воспроизводство средств производства от имени владельцев и их власти. «Общество» становится богаче, а сами люди — нет. Они не владеют и не контролируют большую часть богатства.

Враждебность продукта, над которым я отказываюсь от контроля при продаже своего труда — это также относится к бесчеловечной силе безличных законов производства. Надо мной властны законы капиталистического производства. Начальника, самого капиталистического собственника, можно рассматривать просто как представителя более отдаленных, скрытых и непостижимых сил. Его оправдание, когда он сообщает мне, что я больше не нужен, что ему придется закрыть это место или разориться, если он этого не сделает, не является простым оправданием.Сам капиталист — всего лишь священник, живущий на службе у капитала, а не бог. Когда бог говорит, он тоже должен прыгнуть, иначе он окажется на моем месте, где, черт его знает, никто не хочет быть. Итак, между ним и мной нет «ничего личного». Но это как раз проблема, а не отговорка.

Второй аспект отчуждения, отчуждение от деятельности труда, означает, что в процессе труда я теряю контроль над своей жизнедеятельностью. Я не только теряю контроль над тем, что создаю, я теряю контроль над деятельностью по его производству.Моя деятельность — это не самовыражение. Моя деятельность не имеет отношения к моим желаниям относительно того, что я хочу делать, не имеет отношения к способам самовыражения, которые я мог бы выбрать, не имеет отношения к тому человеку, которым я являюсь или которым я могу попытаться стать. Единственное, что связано со мной, это то, что это способ наполнить мой живот и удержать крышу над головой. Моя жизненная деятельность — это не жизнедеятельность. Это просто средство самосохранения и выживания. В отчужденном труде, утверждает Маркс, люди низведены до уровня животного, работающего только с целью заполнить физический пробел, производя под принуждением прямой физической потребности.

Отчуждение от моей жизнедеятельности также означает, что моей жизненной деятельностью руководит другой. Кто-то другой, мастер, инженер, головной офис, совет директоров, иностранные конкуренты, мировой рынок, само оборудование, которым я работаю, он / они решают, что, как и как долго и с кем я собираюсь работать. действовать. Кто-то другой также решает, что делать с моим продуктом. И я должен делать это в течение подавляющего большинства моих часов бодрствования на Земле. То, что может и должно быть свободной сознательной деятельностью, и то, что они говорят мне, что я заключил договор как свободный работник, становится принудительным трудом.Это навязано моей потребностью и тем, что другой обладает средствами удовлетворения всех потребностей. В результате я отношусь к своей деятельности так, как если бы она была для меня чем-то чуждым, как если бы она на самом деле не была моей, а это не так. Я на самом деле не принадлежу этому месту, повторяя это снова и снова, пока я не могу даже думать или чувствовать что-либо, кроме тех минут, которые тикают до тех пор, пока не закончится время. Настоящая я хочет что-то делать.

Моя деятельность становится деятельностью другой.Жизнь разделяется между чужой работой и бегством от работы, что для нас является «досугом». Поскольку наша собственная жизненная деятельность становится чужеродной властью над нашими жизнями, сама деятельность получает дурную славу. и мы склонны избегать этого, когда мы одни, в «свободное время». Само свободное время обычно приравнивается к свободе от активности, потому что деятельность — это принуждение. Свобода приравнивается к противоположности действия и производства; свобода — это потребление, или просто пассивное бездумное «развлечение», или просто выпустить пар.Только в классовом обществе существует такое уравнивание деятельности с болью и досуга с бездействием или ленью, поскольку деятельность в условиях отчужденного труда — это не самовыражение, а самоотречение. Все наши возможности разделены на востребованные на рынке навыки. Мы говорим о «человеческих ресурсах» или о молодежи как о «нашем самом ценном ресурсе», и весь этот псевдогуманистический жаргон выражает одну и ту же реальность: человеческий труд превращается в товар, который можно покупать и продавать, как и любой другой.

По мере продвижения этой цивилизации мы, конечно, получаем все более тонкое и детальное разделение руки и мозга, чувства и интеллекта, проявляющееся в ограниченных способностях как хозяев, так и наемных рабов.Некоторые люди, вероятно, потратят всю свою жизнь, развивая способность обнаруживать дефекты на концах банок. Это становится их вынужденным вкладом в человечество. И именно в этом смысле мы не без причины на последних стадиях капитализма думать о себе как о придатках машины. В каком-то смысле капитализм предполагает передачу даже за служебным животным. По крайней мере, рабочее животное — это порабощенный целостный организм. Даже инструмент или раб можно использовать для выполнения самых разных задач.Но к тому времени, когда вы дойдете до высшей стадии капитализма, человеческие функции могут стать более дегуманизированными, чем функции инструмента: вы станете придатком машины, просто частью инструмента, винтиком в огромной производственной машине.

Таким образом, по многим причинам отчуждение от продукта и от деятельности труда ведет к отчуждению в его третьем аспекте, отчуждению от себя или от человеческой сущности. Не только продукт становится чужеродной силой. Дело не только в том, что саморазвитие становится самоотречением.Внутренне связанная с этими другими людьми потеря себя. Оттолкнуть свою рабочую силу, быть принужденным продавать ее как товар на рынке — значит потерять свою жизнедеятельность, которая является самой моей сущностью. Это стать отличным от себя. Иногда мы достаточно невинно говорим о том, что находимся вне себя или чувствуем себя далекими от самих себя; или иногда мы используем язык поиска идентичности и подлинности, не зная, кто мы, или не узнавая, кем мы стали. С марксистской точки зрения, мы говорим о чем-то социальном и историческом, а не о чем-то метафизическом или экзистенциальном.На более глубоком уровне чувство потери идентичности или потери смысла является выражением, но все еще отчужденным, нашей реальной потери человечности, отчуждения от человеческого «биологического вида», как иногда называет это Маркс. Это единственное, что имеют в виду марксисты, когда говорят о дегуманизации.

Есть еще один аспект отчуждения от себя, которому Маркс уделяет мало внимания в своих более поздних работах, но который упоминается в «Рукописи » и остается важным на неявном уровне.И, пожалуй, уместнее всего обсудить это в связи с отчуждением от себя. Этот дополнительный аспект — отчуждение от чувственности. Маркс рассматривает историю человеческого труда как, помимо прочего, формирование самих человеческих чувств. Человеческие чувства — это не пассивные механизмы, чистый лист, на котором мир оставляет свой след более или менее ясно и сильно. Маркс понимает само чувственное восприятие как результат процесса работы исторического субъекта. Таким образом, чувственные формы, в которых мы воспринимаем вещи и их отношения, являются продуктом истории активного субъекта.Сами по себе смысл не дан раз и навсегда, но открыт для обучения, расширения, уточнения, формирования и реформирования.

Если чувства сами по себе являются продуктом процесса коллективного самоконструирования человека, имеет смысл говорить об отчуждении чувственности. В капиталистическом обществе наша жизнедеятельность отчуждена. В результате мы занимаемся по своей сути чувственной деятельностью, но отчужденным образом, почти исключительно, то есть в нечувственных, внешних, посторонних целях.Чтобы удовлетворить практически любую потребность, в капиталистическом обществе мы должны работать с помощью денег. Большинство вещей, которые мы делаем, мы делаем для того, чтобы заработать деньги или поставить себя в положение, чтобы зарабатывать деньги, или чтобы улучшить нашу способность зарабатывать деньги. Очень мало того, что человеческое существо могло бы вообразить желанием, не предлагается нам в качестве возможного объекта транзакции с наличными. Таким образом, вещи, которыми мы занимаемся, никогда не рассматриваются с оглядкой ни на их внутреннюю ценность, ни на их человеческую ценность в более широком смысле.Большую часть времени мы не относимся к большинству вещей с точки зрения их внутренней чувственной и эстетической реальности. Таким образом, императивы капиталистического общества входят в наш сознательный и полусознательный опыт даже на уровне чувств и восприятия. Нас учат буквально видеть и чувствовать вещи как полезности, как абстрактные счетчики в процессе зарабатывания еще большего количества денег. Мы отчуждаемся от того, что Маркс называет нашими субъективными человеческими чувствами. Наши чувства не столько зверины и ожесточены, сколько механизированы.Если бы наша жизненная деятельность была нашей собственной, это обязательно потребовало бы интенсивного развития нашей способности эстетического восприятия чувственной реальности. В конце концов, согласно Марксу, люди — единственный вид, способный производить сознательное восприятие законов красоты. При отчужденном труде чувственный опыт становится изменяемым знаком для вещей и отношений, который можно превратить в деньги, знак всех вещей. Поскольку наша деятельность деградирует до уровня механического подчинения грубым потребностям или, в ответ на это мы, возможно, становимся эстетами, мы рассматриваем все только с точки зрения того, для чего это может быть использовано.Или мы придаем восприятие красоты или эстетической ценности тому, что требует высокой цены. Мы можем быть впечатлены предполагаемой эстетической ценностью чего-либо, потому что это дорого.

Это отношение ко всему, даже к объектам чувств и красоты, с точки зрения его полезности для расширенного воспроизводства капитала, означает, что мы больше не наблюдаем за вещами как таковыми. Ориентируясь в основном на части мира, денежная ценность которых означает, что они по существу взаимозаменяемы, нам гораздо легче относиться к себе и друг другу таким образом.Мы начинаем оценивать себя и друг друга с точки зрения того, сколько денег мы можем заработать. Или части нас самих могут быть ранжированы таким образом. Мы менее способны, если еще способны, воспринимать и ценить внутренние качества чего-либо, даже самих себя. Эта дегуманизация чувств, восприятия и суждения не является чем-то случайным с дегуманизацией людей.

Таким образом, мы приходим к четвертому аспекту — отчуждению от других людей или общества.Как только традиционное сообщество (которое считало себя естественным) разрушено, люди становятся потенциально полезными или опасными объектами. Теперь можно иметь врагов в новом смысле. Только с крахом первобытного коммунизма человек становится для человека волком. «Человек человеку волк» ( homo homini lupus ) — одно из любимых высказываний Гоббса. «Волкоподобное» поведение может иметь место и происходит в «примитивных» обществах и между такими обществами, но это не принцип этих обществ.Он действительно становится центральным и организующим принципом классовых обществ. На рынке трудно сказать, что антагонизм классов становится более острым, но антагонизм между людьми, безусловно, усиливается.
Теперь, согласно Марксу, «человеческую природу» следует понимать как «совокупность социальных отношений». Это не просто наша нейрофизиологическая конституция или наша ДНК, которые заставляют нас вести себя или действовать эгоистично. Согласно Марксу, мы живем в обществе, в котором каждый человек должен видеть в каждом другом не возможность своей свободы, а ее ограничение.Любое другое становится для меня препятствием, но — и это тоже важно — необходимым препятствием, клиентом, клиентом, кредитором, должником, работодателем или сотрудником. (Мы даже не придумали лучшей замены патриархальным терминам, таким как муж и жена, чем «партнер» — что не предполагает ничего, кроме зала заседаний, набитого юристами). Другой — соперник. Дело не в том, что здесь невозможно сотрудничество. Фактически, мы учимся координировать нашу деятельность на все более масштабном и сложном уровне.Дело в том, что это сотрудничество может иметь место только как совпадение отдельных и конкурирующих «просвещенных» личных интересов.

В феодальном обществе или в полисе Аристотеля жизнедеятельность человека напрямую определялась предопределенным социальным статусом. Однако вместе с этим возникла солидарная связь, объединяющая жителей разных слоев. Отношения господина и крестьянина были прямыми личными узами двусторонней преданности и долга (и даже привязанности). Эксплуатация крестьянина была неотъемлемой частью патриархальных отношений.Хотя солидарность таких обществ была псевдосолидарностью, солидарностью, основанной на эксплуатации, это все же была солидарность. Рыночное общество беспощадно разрушает патриархальные связи между господином и крестьянином. Каждый человек должен быть брошен на собственные ресурсы, чтобы заработать себе состояние или нет, в зависимости от обстоятельств. Рыночное общество разрывает патриархальную связь между господином и крестьянином, господином и господином, крестьянином и крестьянином и заменяет их денежной связью.Личные отношения заменяются личным безразличием. Суть договорных отношений — наличные деньги. Раньше рабочий работал на сообщество либо напрямую, либо в личном подчинении своему начальнику, и подчинение труда было важной чертой сообщества, которое, как считалось, имеет единство организма. Ранее предполагалось, что общность возможна только как подчинение одного общественного органа другому.

Но сейчас моя работа — не обслуживание.Теперь я работаю за деньги, которые я потрачу, как захочу. В результате, для Маркса, хотя это с одной стороны менее иллюзорно, поскольку не нужно полагаться на религиозные или мифические основы для оправдания явной и ясной иерархии, с другой стороны, это более иллюзорно. Моя свобода во многом зависит только от внешнего вида. В действительности моя жизненная деятельность по-прежнему отдана начальнику, который является начальником, даже если он формально и по закону равен мне. В своих более поздних работах Маркс особенно сконцентрируется на том факте, что все переводится в денежное выражение и что все отношения опосредуются деньгами.По его словам, в капиталистическом обществе «каждый носит в кармане социальные связи».

Хотя Маркс в «Рукописи 1844 г. » не делает этого прямо и явно, существует прямая связь между мыслями Маркса об отчуждении от общества и его критикой государства. Тем, кто желает продолжить эту тему, следует прочитать «О еврейском вопросе». Для Маркса существование государства подразумевает то, что мы могли бы назвать политическим отчуждением.Часто марксистское представление об отмене или отмирании государства наталкивается на недоуменную реакцию, которую можно было бы приберечь для отмены солнца, луны и звезд. Но Маркс не назвал бы действие чего-то вроде генеральной воли Руссо государством. Форма прямого самоуправления, заключенная в идее всеобщего суверенитета, не будет считаться государственной формой. Согласно Марксу, государство — это совокупность институтов, возникающих для того, чтобы удерживать постоянно разваливающееся общество.Государство является функцией других, более глубоких социальных антагонизмов, которые в принципе исправимы. Это функция универсальных индивидуальных антагонизмов классовых обществ, но особенно функция самого классового разделения и возможности открытого классового антагонизма. Государство является необходимым средством принуждения и координации, когда общество больше не может удерживать себя вместе другими средствами или до того, как оно снова научится это делать.

Государство является неотъемлемой частью классового общества, а не чем-то отдельным от него или за его пределами; не что-то нейтральное и способное бескорыстно стоять выше всех частных интересов.В то время как теоретики, подобные Гегелю, утверждали, что в современном государстве индивиды в реальной действительности примирились и объединялись, Маркс утверждает, что государство необходимо только из-за реальных антагонизмов, порождаемых классовыми обществами среди индивидов. Люди в современном, либеральном или даже демократически-капиталистическом государстве не находят на самом деле сообщества равных. Вместо этого в государстве они объединяются, чтобы отрицать неравенство и обособленность, которые являются их реальным существованием в социальной и экономической жизни.Их объединение в политическое сообщество государства, таким образом, является иллюзией, поскольку они фактически разделены. Солидарность более ранних, более органических форм общества якобы восстанавливается в буржуазном обществе в политических отношениях свободных и равноправных граждан. Но это псевдосолидарность, учитывая ложь многих существенных неравенств, выходящих за рамки формального равенства, установленного конституционным законом, и того факта, что сильные в частной сфере имеют право протягивать руку и заставлять государство работать в первую очередь в их собственных интересах. фундаментальные интересы.Как однажды сказал французский писатель Анатоль Франс, «закон в его величественном равенстве запрещает как богатым, так и бедным просить милостыню, воровать хлеб и спать под мостами». Только потому, что в реальной жизни люди отчуждаются друг от друга из-за наличных денег, которые все больше и больше объединяют их, они должны объединяться в идеальном и ложном единстве формально равных граждан.

Здесь появляется понятие «перевернутого» или «двойного» мира, которое станет важным позже в представлении Маркса о «товарном фетишизме».В качестве коррекции и мистификации противоречивой реальности изобретается дополнительная, но иллюзорная реальность, которая как бы кладется поверх первой. Иллюзорна не реальная власть государства, а представления о том, что государство — единственное, что может сплотить человеческое общество, и что оно может делать это, поддерживая и выражая свободу и равенство всех своих граждан. . Государство является такой иллюзорной реальностью, существующей в силу неправильного представления о том, что антагонизмы буржуазного общества являются естественными и неизбежными, вечными и существенными антагонизмами людей как таковых.И, по правде говоря, это необходимая и настоящая иллюзия — для буржуазного общества. Таким образом, государство не может быть отменено, как хотели бы некоторые анархисты, по указу отдельных лиц. Отмена государства зависит от предшествующей трансформации и упразднения классового общества. Государство функционирует главным образом для поддержания общества в его нынешней форме, как общества, основанного на классовом разделении, коренящемся в способах производства и воспроизводства материальной жизни. Но упразднение классового общества и его состояния не означало бы исчезновения различий или необходимости в политике.Во всяком случае, политика будет более распространенной, чем когда-либо (в отличие от управления подчиненным населением) — если то, что мы подразумеваем под политикой, — это что-то вроде того, как люди общаются и действуют вместе для разрешения конфликтов между человеческими потребностями и социальными условиями. Существование процессов, посредством которых люди принимают решение об общей политике и совместных действиях, не является тем, что Маркс назвал бы государством.

Вернуться к расписанию лекций.

17.4F: Отчуждение — Социальные науки LibreTexts

Отчуждение относится к удалению людей друг от друга, от того, что для них важно и значимо, или от самих себя.

Цели обучения

  • Сравните теории экономического и социального отчуждения, выдвинутые Марксом, Зиммелем, Тоннисом и Дюркгеймом

Ключевые моменты

  • Отчуждение в основном описывалось двумя способами: экономическое отчуждение, как это сформулировал Карл Макс, или социальное отчуждение, как описано Эмилем Дюркгеймом с его концепцией аномии.
  • Как экономическое, так и социальное отчуждение проявляются в городской среде, поскольку города усугубляют экономическое давление, связанное с капитализмом, и создают среду, в которой труднее привязаться к социальной структуре.
  • Социальное отчуждение было классно описано французским социологом Эмилем Дюркгеймом в конце девятнадцатого века с его концепцией аномии.
  • Аномия описывает отсутствие социальных норм или разрыв социальных связей между человеком и его общественными связями, что приводит к фрагментации социальной идентичности.

Ключевые термины

  • отчуждение : эмоциональная изоляция или диссоциация.
  • капитализм : Социально-экономическая система, основанная на правах частной собственности, включая частную собственность на ресурсы или капитал, с экономическими решениями, принимаемыми в основном посредством функционирования рынка, не регулируемого государством.
  • аномия : отчуждение или социальная нестабильность, вызванная эрозией стандартов и ценностей.

Отчуждение относится к отчуждению, разделению или дистанцированию людей друг от друга, от того, что для них важно и значимо, или от их собственного самосознания. Термин «отчуждение» имеет долгую и легендарную историю в социологии, наиболее известной из которых является использование этой фразы Карлом Марксом в середине девятнадцатого века для описания дистанцирования рабочего от продукта его труда.В этой статье делается попытка проследить «отчуждение» через социологическую теорию, обсуждая использование этого термина Марксом, применяя его к социальным контекстам с помощью понятия аномии Эмиля Дюркгейма и, наконец, обсуждая отчуждение в современном контексте с использованием технологических примеров.

Карл Маркс

Маркс наиболее ясно формулирует свой смысл отчуждения в Экономических и философских рукописях (1844) и Немецкой Идеологии (1846). Здесь Маркс утверждает, что отчуждение присуще любой системе, основанной на капитализме.Маркс утверждает, что в формирующихся системах капиталистического промышленного производства рабочие неизбежно теряют контроль над своей жизнью и собой, не имея никакого контроля над своей работой. В результате рабочие никогда не становятся автономными, самореализованными человеческими существами в каком-либо значительном смысле, кроме тех способов, которыми буржуазия хочет, чтобы рабочий реализовался. Маркс называет это отчуждением от работы и от самого себя.

Труд и отчуждение: служащий на конвейере сборки автомобилей может чувствовать отчуждение от продукта своего труда, поскольку он / она не может претендовать на получение кредита на готовый продукт (автомобиль) и, возможно, даже не может позволить себе владеть автомобилем сборки. линия производит.

Критика Маркса была направлена ​​против капиталистических структур, а не конкретно в отношении городских территорий. Однако нельзя полностью разделить урбанистику и капитализм. Конечно, городские районы произошли не от капитализма; на протяжении всей истории были городские районы, возникшие из множества различных экономических систем. Однако капиталистические экономики, как правило, поощряют людей собираться в городских районах в поисках работы в промышленном секторе. Население стран имеет тенденцию к тому, что чем более капиталистична экономика страны, тем больше она становится урбанистической.Ограничения на ресурсы усугубляются, когда в определенном районе проживает большое количество населения. Когда больше внимания уделяется ограниченным доступным ресурсам, больше внимания уделяется тому, как эти ресурсы распределяются, например, с помощью рыночных средств капитализма. Таким образом, проблемы, возникающие при неравномерном распределении ресурсов в соответствии с принципами капитализма, обостряются в городских районах. Кроме того, ученые, последовавшие за Марксом, более прямо применили его теории к городским пространствам.

Георг Зиммель и Фердинанд Тонниес

Немецкий социолог конца восемнадцатого века Георг Зиммель, считающийся одним из основоположников городской социологии, написал Философия Деньги , , описывая, как отношения все больше опосредуются деньгами.Коллега Зиммеля, Фердинанд Тоннис, написал Gemeinschaft и Gesellschaft (Сообщество и общество) о потере первичных отношений, таких как семейные узы, в пользу целенаправленных вторичных отношений в капиталистической городской среде.

Работа Тонниса перешла от понимания отчуждения в экономических терминах к размышлению об отчуждении в социальных терминах. Конечно, этот переход не так прост; Работа Маркса об экономическом отчуждении носила в основном социальный характер.Однако многие из предшественников Маркса сосредоточились на социальных последствиях отчуждения, в то время как Маркс подчеркивал экономические причины отчуждения. Таким образом, переориентация на социальное отчуждение не означала перерыва в мышлении об отчуждении, а лишь сдвиг в новых направлениях.

Эмиль Дюркгейм

Городская аномия: житель многоэтажного многоквартирного дома, в котором могут проживать сотни или тысячи человек, может почувствовать социальное отчуждение, если он не будет общаться лицом к лицу с соседями, которые остаются чужими, несмотря на физическую близость.

Социальное отчуждение было классно описано французским социологом Эмилем Дюркгеймом в конце девятнадцатого века с его концепцией аномии. Аноми описывает отсутствие социальных норм или разрыв социальных связей между человеком и его общественными связями, что приводит к фрагментации социальной идентичности. Согласно Дюркгейму, когда человек оказывается в безнормальном состоянии в обществе, у него нет никаких параметров, за которые можно было бы держаться, и, соответственно, он не может позиционировать себя в этом обществе, и поэтому он становится социально дрейфующим и изолированным.Дюркейм пишет, что аномия является обычным явлением, когда окружающее общество претерпело значительные изменения в своем экономическом состоянии, будь то в лучшую или худшую сторону, и в более общем плане, когда существует значительное несоответствие между идеологическими теориями и ценностями, которые обычно исповедуются, и тем, что на самом деле практически осуществимо. в повседневной жизни. Дюркгейм писал во времена внезапной индустриализации и массового переселения семей из сельской местности в города. Социокультурные изменения, связанные с таким шагом, способствовали тому, что люди чувствовали себя некомфортно в своей новой среде и чувствовали себя так, как будто им нелегко поставить себя в социальный порядок.

Общие принципы, изложенные Дюркгеймом в его описаниях аномии, можно увидеть в любом социальном контексте, включая наш собственный. Текущие дебаты о социальном отчуждении и аномии всплывают во многих социальных критических анализах все более технологичного мира. Многие популярные критики и ученые задавались вопросом, может ли развитие более прочной технологической социальности с помощью таких механизмов, как Facebook и сайты многопользовательских онлайн-игр, приблизиться к таким же положительным последствиям более традиционной, личной социализации.

В 2010-е мы все стали отчужденными технологиями

Лоран Грибик для BuzzFeed News

В апреле 1997 года журнал Wired опубликовал очерк с грандиозным и прискорбным названием «Рождение цифровой нации». Это было хорошее время, чтобы сделать широкие и ясные заявления о будущем Соединенных Штатов и технологий. США стояли одни на земном шаре.Его фондовый рынок процветал. Microsoft собиралась стать самой дорогой компанией в мире, первой для технологической компании. Компьютер, построенный IBM, собирался обыграть чемпиона мира по шахматам в его собственной игре.

И все же, как утверждал журналист Джон Кац, страна стоит на пороге чего-то даже большего, чем процветание и прогресс, — чего-то, что изменит ход мировой истории. Во главе с Цифровой нацией, «новым социальным классом» «молодых, образованных, богатых» горожан, чья «деловая, социальная и культурная жизнь все больше вращается вокруг» Интернета, приближалась революция, которая привела бы к беспрецедентному уровню гражданской активности. и свобода.

Инструментами этой революции были факты, которыми была одержима цифровая нация, и которые они уничтожили — или, по крайней мере, нейтрализовали — партийную политику, которая была скучной и подозрительной.

Conde Nast

Обложка июльского номера журнала Wired 1997 года.

«Я видел… формирование новой постполитической философии», — писал Кац.«Эта зарождающаяся идеология, нечеткая и трудно поддающаяся определению, предлагает сочетание некоторых из лучших ценностей, спасенных от устаревших старых догм — гуманизма либерализма, экономических возможностей консерватизма, а также сильного чувства личной ответственности и страсти к свободе. . »

Сравнивая грядущие изменения с эпохой Просвещения, Кац хвалил «интерактивность», которая «могла принести новый тип сообщества, новые способы ведения политических разговоров» — «СМИ и политическую культуру, в которых люди могли накапливать фактический материал, озвучивать свои точки зрения, противостоять другим точкам зрения и рационально обсуждать проблемы.«Такая разумная, итеративная американская общественная жизнь содержала, — писал Кац, -«… заманчивую… возможность того, что технологии могут слиться с политикой, чтобы создать более гражданское общество ».

Такие аргументы, что рациональный технический авангард вызовет эмансипативный цикл национального участия, были распространены в то время. (Хотя они не остались незамеченными.) Кац отличается своей относительной сдержанностью. «Долгий бум», печально известная статья, опубликованная в Wired всего три месяца спустя, предсказывает распространение цифровых сетей «во все уголки планеты», что приведет к «великому взаимному обогащению идеями, непрерывному, нескончаемому планетарному диалогу. », Кульминацией которого к 2020 году станет« цивилизация цивилизаций », которая ступит на Марс в гармонии между видами.(Вместо этого мы получили Малыша Йоду.)

Этот евангелизм оказал глубокое влияние на следующие 20 лет политики невмешательства и положительного общественного мнения о оцифровке американской жизни. Глубоко прочувствованное, по большей части неизведанное, ощущение того, что технологии приведут к более свободному и удобному существованию, было повивальной бабкой нашего цифрового настоящего. Это позволило создателю веб-сайта оценить привлекательность студенток Гарварда для создания рекламной платформы с годовым доходом в 55 миллиардов долларов.Это позволило интернет-магазину, созданному для продажи книг, построить сеть облачных вычислений стоимостью 25,7 миллиардов долларов. Это позволило компании, которая начинала как способ для богатых людей вызывать частных водителей, превратиться в 47 миллиардов долларов, ну, что бы там ни было, черт возьми, Uber.

Это не приручило политику. Это привело их в ярость.

Хотя это чувство было оспорено по краям, оно осталось.Еще в 2012 году, когда огромные платформы, которые сейчас контролируют Интернет, приняли свои нынешние формы, автор бестселлеров Стивен Джонсон в своей книге Future Perfect утверждал, что стакан наполовину заполнен аборигены, положат конец укоренившимся социальным и политическим проблемам с помощью краудсорсинга.

Оглядываясь назад на шаткий край нового десятилетия, становится ясно, что за последние 10 лет многие американцы вырвались из этой мечты, проснувшись от серии жестоких потрясений и смещений тех самых изменений, которые должны были «создать цивилизация разума в киберпространстве.«Когда они открыли глаза, они действительно увидели, что цифровая нация родилась. Только это не освободило их. Они управлялись им. Это не приручило политику. Это привело их в ярость.

И это не сближало людей.

Он их отчуждал.

Picture Alliance через Getty Image

Мужчина смотрит на свой смартфон в тени на ступенях Берлинской телебашни.

Самым продолжительным показателем отчуждения в американской жизни является индекс отчуждения по шкале Харриса, который рассчитывается ежегодно более 50 лет. Это простой опрос, в котором спрашивают, согласны ли респонденты с этими пятью утверждениями:

То, что вы думаете, больше не имеет большого значения.

Богатые становятся богаче, а бедные — беднее.

Большинство людей, обладающих властью, пытаются воспользоваться такими же людьми, как вы.

Людей, управляющих страной, на самом деле не волнует, что с вами происходит.

Вы не участвуете в происходящем вокруг.

Харрис затем усредняет уровни согласия для достижения индекса, который является приблизительным показателем того, как включенные американцы чувствуют себя в своей стране и своих сообществах. В 1998 году, через год после публикации «Рождения цифровой нации», результат составил 56%. В 2008 году, когда платформы стали доминирующими, она составила 58%. В прошлом году он составил 69%, это самый высокий показатель за всю историю.(Самый низкий уровень, 29%, пришелся на первый год Индекса отчуждения, 1966, в тот же год, когда HP начала продавать 2116A — свой первый компьютер.) Легко предположить причины этого роста: финансовый кризис, который пробудил американцев к пониманию. увеличивающийся разрыв между богатыми и бедными; эпидемия опиоидов, вызванная корпоративной жадностью; укоренившийся расизм и сексизм; резко разделенная партийная политика; и, конечно же, технологические изменения — призма, через которую американцы видят все эти вещи, и вектор, который объединяет чувства американцев по поводу всех этих вещей в одном и том же пространстве.

Я провел шесть лет, рассказывая о глубоко отчужденных людях в Интернете, и за это время я увидел условия разрыва связи и разочарования повсюду, с которыми соприкасается цифровая нация: в социальных сетях, в поисковых алгоритмах, в цифровой экономике. В себе. Чувства бессилия, отчужденности, одиночества и гнева, порожденные или усугубляемые информационным веком, настолько распространены, что можно легко подумать, что они просто естественное состояние, как боль, которая сохраняется, пока вы не забудете, что она есть.Но потом иногда становится намного хуже.

Нет никакой правовой защиты — только участие в публичной системе, которая злоупотребляет своими пользователями.

Намного хуже: американцы, которые наиболее заметно отметили это десятилетие своим гневом и бессилием, конечно же, молодые белые мужчины. Летом 2014 года я впервые сообщил о брошенном 24-летнем парне, который начал маловероятное социальное движение с бурного сообщения в блоге о поведении своей бывшей девушки, малоизвестного разработчика игр.Gamergate! Это было так глупо и ни о чем, и быстро стало так страшно и обо всем. Целая культура отчужденных плакатов и умных мошенников сплотилась вокруг этого, вокруг импульса, что что-то нужно защищать, а некоторых людей нужно атаковать. То, что вы думаете, больше не имеет значения. Некоторые из этих молодых людей были троллями, другие неонацистами. У некоторых есть телешоу. Некоторым заплатили миллиардеры. Некоторые добрались до Белого дома. Многие хотели сделать карьеру в СМИ.Некоторые так долго тушились в собственном негодовании и глубоко печальном мире, который они создали, что порвали с реальностью. Несколько убиты. Один из них совершил одно из самых ужасных преступлений 2010-х годов.

Гораздо больше угроз — одна из определяющих черт онлайн-жизни в 2010-е годы. Учитывая все обстоятельства, мы почти не слышали от людей, которые их получали — неудача, в которой я участвовал. Попробуйте представить себе каждую женщину и каждого небелого, нехристианского и ЛГБТК-человека, которому угрожали смертью, пытками, изнасилованием или чем-то еще хуже, на крупной социальной платформе.Сложите все эти чувства гнева и бессилия на фоне компании с оборотом в 24 миллиарда долларов, которая долгое время не воспринимала это всерьез. Нет никакой правовой защиты — только участие в публичной системе, которая злоупотребляет своими пользователями. То, что вы думаете, больше не имеет значения. Люди говорят: «Не обращайте на это внимания. Никто не умирает от преследований в Интернете ». Или еще: «Мне очень жаль, что ты переживаешь», как будто это развод или смерть в семье. Оба они отталкивают, и я пишу на собственном опыте.Иногда для репортажа я получал сообщения через Twitter и Facebook, содержащие изображения моего мертвого отца, наложенные в газовой камере. Шутка в том, что он был евреем.

По правде говоря, у нас пока нет правильного языка, чтобы говорить о совершенно новом созвездии тревожных и негативных взаимодействий, от угроз до собачьих куч и запросов на добавление в друзья, которые остаются без ответа слишком долго, до «да, извините, отмены». Они одновременно более и менее серьезны, чем мы можем выразить словами, и разрыв между этим и тем, что они чувствуют, — это отчуждение.

Что такое информационный сайт Суперфонда?

Эксперты могут назвать фотографии моего отца загрязнением моей информационной экосистемы. Это лучшая метафора, доступная на 2019 год для СМИ, вредных для нас. Что же такое нетронутая информационная экосистема? Что такое информационный сайт Суперфонда? Как вы очищаете токсичную информацию, скажем, о городе, который был отравлен Интернетом? Если уж на то пошло, как мы вообще можем договориться о том, что токсично? Каждая попытка назвать проблему с плохой информацией в Интернете наталкивается на дилемму «фейковых новостей»: любой может использовать эту метафору в широком масштабе, в том числе и особенно люди, которые заинтересованы в том, чтобы вещи оставались чрезвычайно токсичными.Ощущение невозможности общего языка: отчуждение.

Даже когда мы получаем «хорошую» информацию в Интернете, мы не всегда можем быть уверены, откуда она исходит и почему мы видим ее, когда видим. Информационный аппарат, ориентированный на прибыль, использует огромную и растущую базу фальшивых пользователей для получения статистических данных, которые он показывает рекламодателям. Стимул не в том, чтобы показывать вам правду, а в том, чтобы иметь возможность заявить, что как можно больше людей видят что-то, что угодно. Чтобы люди с деньгами не отличались от ботов, это отчуждение.Не знать, откуда берутся вещи, которые вы читаете и видите, и не знать, что они настоящие, — это отчуждение. Трудиться отличить истину от лжи и знать, что многие американцы не заботятся о том же, — это отчуждение.

Конечно, есть люди, которые преуспевают в этом мире: определенные виды борцов, мошенников, президентов. Люди очень тенденциозные и очень настойчивые. В этом году я рассказал историю о двух молодых мошенниках, которые всю жизнь провели в Интернете, оттачивая свои навыки.Они сфабриковали целый мир в социальных сетях, не имея ничего, кроме времени, и использовали его, чтобы довести молодую женщину до смерти. Были ли они исключением или примером? Я не мог сказать. Видеть, как такие люди продолжают свой путь снова, и снова, и снова: это отчуждение.

Крупные социальные сети очень стараются решить проблему токсичной информации, говорят они нам. Но алгоритмы, которые они настраивают — лично я всегда представляю себе старого швейцарского часовщика, щурящегося через лупу — совершенно секретны.Секретные корпоративные формулы поощряют заговорщическое мышление. Вы не участвуете в происходящем вокруг.

Создатели, которые зависят от этих алгоритмов за деньги, таким образом отчуждаются, как и люди, потребляющие их творения, которые часто являются конспиративными. А создатели (относительно) привилегированные! Каждая крупная социальная сеть представляет собой жесткую иерархию. Люди, которые возносятся, как правило, безумно одержимы тем, что работает, а что нет. Люди, которые не подозревают о восставших, достигли своего статуса благодаря серии неаутентичных поз.Или они чувствуют себя совершенно неадекватными. Любой ответ отталкивает. То, что вы думаете, больше не имеет значения.

Быть отчужденным от своего труда — это звонко!

Эта динамика разыгрывается в отчаянном театре оптимизации социальных сетей, который моя коллега Энн Хелен Петерсон так незабываемо описала в своей вирусной истории о выгорании тысячелетия.Это почти всегда неоплачиваемая работа, продукт которой не принадлежит тому, кто ее делает. Быть отчужденным от своего труда — это звонко!

Это подводит нас к новой экономике фрилансеров и гигантов, ненадежных, незащищенных и связанных. Ежечасные работники жарят себе мозги изображениями, которые никто никогда не должен видеть — информационная детоксикация — работая, чтобы соответствовать странным и непоследовательным стандартам, установленным далекой властью, а затем тают в грязных ванных комнатах. Взволнованные водители, работающие по субподряду, так отчаянно пытаются уложиться в ночные сроки доставки, что попадают в смертельные аварии.Водители Uber, некоторые из которых спят на парковках, имеют отдельные ванные комнаты, чем корпоративный персонал Uber. Эти люди, естественно, могут быть отчуждены. Богатые становятся еще богаче, а бедные — беднее.

Между тем, средняя цена дома в Сан-Франциско составляет 1,4 миллиона долларов. Именно здесь в основном живет цифровая нация, в самом красивом месте страны, прямо или косвенно получая прибыль от нашего участия в отчуждающем мире, который они построили. Многие из этих людей не хотят, чтобы их дети использовали продукты и сети, которые они создают и продают. Людей, управляющих страной, в действительности не волнует, что с вами происходит.

Тем не менее, они будут слушать вас и шпионить за вами в интересах правоохранительных органов. Они будут использовать эти данные, которые они могут защищать, а могут и не защищать, для обогащения. Они разработают для себя особые схемы конфиденциальности. Большинство людей, наделенных властью, пытаются воспользоваться такими же людьми, как вы. Обессиленный и неуверенный, как это выразить, вы можете испытывать странное утешение, узнав, что на другом конце вашего устройства находится другой отчужденный человек.Вы никогда их не встретите, но, по крайней мере, они вас услышат.


Ближе к концу «Рождения цифровой нации» Джон Кац признал, что у новой цифровой элиты будет одно естественное разделение от страны, которую они должны были унаследовать: класс.

«Цифровой мир часто оторван от многих мировых проблем в силу достатка и социального положения своих членов».

Принадлежность к цифровой нации, как она существует сегодня, конечно же, своего рода классовая идентичность.Как справедливо предсказал Кац, «деловая, социальная и культурная жизнь его членов все больше вращается вокруг» Интернета. Самые удачливые из этой группы, увлеченные меритократическими мифами, основали или нашли прибыльную работу в нескольких технологических компаниях. Остальные из нас обогащают их, используя их платформы и их услуги. Кац определенно имел в виду не такое участие.

К его чести, Кац понимал вред, ведущий к отчуждению. «Отчуждение в сети — и, возможно, в офлайне — не укоренилось», — написал он.«Это происходит из рефлексивного предположения, что влиятельным политическим институтам и средствам массовой информации все равно, они не будут слушать и не будут реагировать». Он просто не мог представить себе цифровой мир, который сделал бы их хуже.

Он овладевает некоторыми из лучших, благороднейших человеческих инстинктов и использует их для унизительной системы прибыли.

Вот самый отталкивающий факт о цифровой нации, в которой мы живем: она стимулирует формы взаимодействия, которые заставляют американцев чувствовать себя менее сильными и более одинокими, чем когда-либо, на пользу очень немногим.Он овладевает одними из лучших, благороднейших человеческих инстинктов — делиться, знать, соединяться, принадлежать — и использует их в унизительной системе прибыли. Обезболивание в этих условиях опасно. Цинизм и бессилие — отличительные черты другой формы цифровой жизни, авторитарной, которой американцы должны избегать.

Интересно, поскольку США вступают в новое десятилетие, какие группы и сообщества мы создадим, чтобы справиться с этим чувством отчуждения. Отчужденные люди особенно уязвимы для деструктивных форм принадлежности, обещанных национализмом и расизмом.Мы знаем, к чему это приведет. Среди тех, кто может себе это позволить, люди могут просто заплатить за то, чтобы их опыт в Интернете был менее отчуждающим. Одна вещь, которая вселяет у меня некоторую надежду, — это недавняя волна организации технических работников. Что бы с этим ни случилось, отрадно видеть, как группа людей, являющихся частью этой отчуждающей системы, пытается создать движение на основе солидарности и прямых действий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.