Отношения взрослые дети и родители: Родители и взрослые дети: как выстроить гармоничные отношения

Содержание

возможные проблемы и самые распространенные ошибки

Если вы хотите наладить общение со взрослыми детьми, то в первую очередь вы должны относится к ним, как к взрослым. Для некоторых это становится понятно еще на том этапе, когда их ребенок входит в подростковый возраст. Однако некоторые родители очень долго не могут отпустить своих повзрослевших детей из-под своего влияния.

Поэтому для некоторых родителей стиль общения, в котором они дают никому не нужные советы и указания, навязывают свою систему правил и взглядов, вырабатывался на протяжении всей жизни ребенка, навсегда останется основой их отношений.

Так что если вы еще хотите, чтобы ваше общение со взрослыми детьми было приятно и для вас, и для них, то самое время переучиваться и начать относится к ним как к взрослым и разумным индивидуумам. Никто не говорит, что это будет легко, но чем быстрее начнете, тем лучше.

Самые распространенные ошибки родителей при общении со своими взрослыми детьми

1. Многие родители считают, что всегда будут иметь власть над своими уже выросшими детьми. Однако это неправда. Чем сильнее родители показывают свою власть в их отношениях, тем получат более сильное сопротивление.

2. Некоторые родители считают, что вправе указывать взрослым детям, где им учиться и работать. Таким образом, родители показывают, что их ребенок неспособен на самостоятельное принятие решений.

3. Не стоит думать, что ребенок чем-то обязан родителям. Тем более говорить ему о том, что он обязан им чем-то за его рождение и воспитание. Ребенок не обязан родителям, ведь родить его было их идеей, и он об этом не просил. Однако если у родителей с ребенком понимание и они смогли дать ему достойное воспитание, то он будут испытывать огромное чувство благодарности, которые не придется ему навязывать.

4. Нет ничего хуже, чем когда родители нарушают границы взрослого ребенка. Например, дают советы, о которых не просили, пытаться повлиять на выбор спутника жизни, работы или планирования его собственных детей.

5. Достаточно часто на отношения взрослых детей и их родителей влияют обиды, недосказанности и моральные травмы. К тому же родители очень часто обижаются на своих детей, потому что их не устраивают теперешние отношения и холодность с их стороны.

Способы наладить отношения

В том случае, если родители перестали полностью контролировать детей, когда они вошли в подростковый возраст, то им будет значительно проще наладить общение со взрослыми детьми. Но если родители продолжают контролировать каждый шаг их взрослого ребенка, то нормального общения у них не будет. Поэтому как бы ни было сложно, следует взять себя в руки и стремиться к нормализации отношений.

Не стоит даже надеется на то, что у вас это сразу получится. Но для успеха хватит понимание того, какие же отношения в итоге вы хотите получить, настойчивость, а самое главное – любовь к детям и желание получить нормальные здоровые отношения двух взрослых людей.

Для начала прекратите указывать своему ребенку, как ему себя вести, одеваться и другие вещи, к которым родители не имеют никакого отношения. В общем, прекратите вмешиваться во все, что вы всегда решаете для себя самостоятельно. Не без того чтобы посоветовать. Однако лишь в том случае, если ваш совет спрашивают.

Ну, а теперь попробуем разобраться в том, что же вам стоит делать, чтобы ваши взрослые дети стали для вас настоящими друзьями. Первое и самое главное – это научится общаться со своими детьми на те темы, которые обычно вы обсуждаете с друзьями. И не просто говорите, а воспринимайте мнение своего ребенка, даже если вы с ним не согласны. Обязательно советуйтесь со своими детьми. Не сомневайтесь, но во многих вещах ваши дети разбираются лучше вас.

Пройдет совсем немного времени, и дружеский стиль общения станет для вас и вашего ребенка совершенно нормальным.

Однако если в самом начале вы не будете прикладывать определенных усилий, то ничего просто не получится. И вы даже не можете представить, как же будет приятно вашим детям, когда вы будете интересоваться их мнением, спрашивать совета и вообще общаться с ними на уровне. Особенно если отношения с вашими родителями так и не стали дружескими, вы должны знать, как это важно для ваших детей.

«Война миров». Как наладить гармоничные взаимоотношения между взрослыми детьми и родителями?

Конфликты между родителями и повзрослевшими детьми – одна из распространенных семейных проблем. Оснований для такого противостояния довольно много. Одно из них – серьезная разница в возрасте. О наиболее распространенных причинах недоразумений и способах, позволяющих их разрешить, нам рассказала психолог семейного центра «Кутузовский» Азатэ Жапова.

«Нередко со сложностями сталкиваются семьи с одним ребенком. Как правило, в детско-родительских взаимоотношениях здесь прослеживаются чрезмерные забота, контроль родителей, ограничение активности, самостоятельности ребенка. Вследствие этого у него отсутствует возможность получения личного опыта преодоления возникающих проблем.

Также причиной многих конфликтов может являться эгоизм детей. Дело в том, что с раннего детства мы приучаем их к мысли, что решим все возникающие у них проблемы. Дети привыкают к тому, что смысл жизни родителей – благополучие ребенка.

Еще одной причиной семейных конфликтов является вмешательство в жизнь взрослых детей. Причем многие родители, как им кажется, делают это исключительно из благих намерений. Они не могут понять того, что взрослый ребенок должен прожить свою жизнь по собственному «сценарию».

Кроме того, многим родителям взрослых детей, которые только покинули родительский дом, знаком так называемый «синдром пустого гнезда». Очень важно, чтобы он со временем не перерос в синдром «Жизнь без цели». Родителям взрослых детей необходимо «наполнить» свою жизнь интересными занятиями: путешествия, изучение языков, спорт и т.д., чтобы сохранить свою личность», — говорит Азатэ Жапова.

Чтобы не увязнуть родным и любящим людям в бесконечной «Войне миров» семейные психологи рекомендуют во взаимоотношениях родителей с взрослыми детьми придерживаться достаточно простых принципов.

«Уважайте друг друга, принимайте недостатки других, как свои собственные. Не копите недовольство. Лучше решать проблемы по мере их появления. Также не мешает остановиться и подумать: чего вы ждете от отношения с родными? Осознание дает возможность открыто и спокойно обсуждать возникающие проблемы с целью их урегулирования. Это единственный возможный способ конструктивного решения конфликтных ситуаций, которые неизбежно возникают в любых взаимоотношениях, даже в самых гармоничных», — считает психолог.

7 советов, как построить нормальные отношения между взрослыми детьми и их пожилыми родителями

Не относитесь к общению с родителями как к долгу

Общение с родителями — особенно если оно связано с негативными эмоциями — воспринимается взрослыми детьми куда тяжелее, если они относятся к этому как к долгу. Здесь важно помнить, что никто не решал, рождаться ему или нет, и для того, чтобы быть кому-то «должным», надо у этого кого-то хоть что-то, да занять или попросить по своей инициативе.

Все обязательства в этом смысле человек налагает на себя сам — или же их на него накладывает собственная любовь (что вполне логично). Так что у вас есть свобода выбора, как и в каком режиме общаться с родными людьми.

Напоминайте себе почаще, что вы не заложник в этих отношениях, и тогда общение с родителями станет для вас куда приятнее.

Звоните первым

Хотя часть родителей может быть в общении с детьми излишне навязчивой, многие, напротив, боятся лишний раз кого-то побеспокоить — даже самых близких людей. В определенном возрасте они могут начать чувствовать свое общество нежелательным, а самих себя — лишними и ненужными в вашей жизни. Чтобы помочь им преодолеть это ощущение, не дожидайтесь, когда они сами вам позвонят, опережайте их: звоните и навещайте их по собственной инициативе. Когда родители чувствуют свою значимость для вас, они будут спокойнее, и поводов для конфликтов станет гораздо меньше, будьте уверены.

Сообщайте меньше негативных новостей

С возрастом у людей появляется страх перед жизнью — в силу того, что они сами уже не могут на нее значительно повлиять. Поэтому часть проблем приобретает характер нерешаемых и вызывает у пожилых родителей серьезные затруднения и стресс. Особенно их расстраивают проблемы детей, ведь они уже не могут посодействовать в решении трудной ситуации. Это, в свою очередь, вызывает у них чувство бессилия.

Если вы не хотите, чтобы ваши родители пребывали в подобном состоянии, постарайтесь по мере возможного ограждать их от слишком травмирующих новостей.

Напротив, про небольшие проблемы, в которых они могут вам помочь, рассказывайте охотно — так они убедятся, что еще полезны и нужны вам. А это чувство очень важно в жизни любого человека.

Не пытайтесь перевоспитать родителей

Когда дети взрослеют, а родители стареют, диспозиция сил в семье начинает меняться. Старшее поколение становится ограниченным в своих возможностях, тогда как младшее, напротив, лишь входит во вкус. Пожилые родители могут хуже вас разбираться во многих вещах, да и в решении трудных ситуаций им может понадобиться ваша помощь, как и вам — их когда-то давно. Однако не надо пользоваться этим и утверждать над ними свою власть, словно они — несмышленые дети. Вы никогда не сможете переделать родителей. Не сводите с ними счеты за детские травмы и обиды — они взрослые люди, и их надо принимать такими, какие они есть, если вы решили поддерживать с ними связь.

Давайте им возможность заботиться о себе

Беспокойные звонки родителей и обращение с вами, как с ребенком («Ты точно собрал(-а) чемодан и всё положил(-а), что нужно?»), могут раздражать, и это нормально. Однако не стоит давать волю своим эмоциям. Фраза про то, что дети для родителей остаются детьми в любом возрасте — факт. Таким образом они не только проявляют свою любовь, но и дают сами себе возможность почувствовать свою силу и значимость. Конечно, не стоит разрешать им переходить некие разумные границы личной жизни, однако и отказывать им в возможности хоть немного вас опекать тоже не надо.

Будьте понимающим, но не давайте собой манипулировать

С возрастом у людей часто портится характер — это не секрет. Это связано в первую очередь с тем, что человек чисто физически ослабевает — становится более хрупким, подверженным различным болезням. Кроме того, пожилой человек куда менее гибок в психологическом смысле, чем молодой. Поэтому удивляться изменившемуся поведению родителей не надо — постарайтесь их понять и принять, не давая, однако, собой манипулировать.

Не «списывайте» родителей со счетов заранее

Самое главное, что нужно родителям, — это ваше внимание и искреннее участие в их жизни. Старайтесь советоваться с ними, беспокоиться об их делах, вовлекайте их в общение. Всё это делает жизнь родителей насыщенной.

В то же время, если вы видите, что у них нет собственных интересов и увлечений, постарайтесь организовать им досуг, заинтересуйте чем-нибудь, и тогда повышенное внимание к вам (если такое есть) ослабнет, и легче жить будет не только им, но и вам самим.

Родители и взрослые дети — Психологос

Фильм «Война и мир»

Фильм «Базовый тренинг: открытие новых возможностей. Занятие проводит проф. Н.И. Козлов»

Мини-консультация «Хочу наладить отношения с родителями».
скачать видео

В соответствии с законодательством ребенок, став совершеннолетним, приобрел права самостоятельного гражданина. Это значит, что раньше дети были обязаны слушаться родителей, теперь — не обязаны. Могут послушаться, а могут и нет: их право. С другой стороны, дети (а нередко и родители) как-то не понимают, что по достижении совершеннолетия с родителей снимается обязанность содержать этих своих детей. Стали взрослые — содержите себя сами…

Дети вырастают и становятся взрослыми, но не всегда вырастают и взрослеют отношения между родителями и детьми. Порой родители продолжают относиться к выросшим детям с привычной позиции воспитателя, и не хотят видеть в них уже сложившихся людей. Да и сами дети не всегда воспринимают своих родителей на уровне взрослого человека. Все это нередко порождает напряженность в отношениях между близкими людьми.

Должны ли взрослые дети следовать родительским заветам? Вопрос не простой. Если родители мудрые, если таковы считают их и дети, и окружающие, то дети будут слушаться их всегда. Однако иногда родителям мудрость изменяет. Бывают ситуации, когда родители уже не правы, и тогда их дети, как вполне взрослые и ответственные люди, могут и должны принимать полностью самостоятельные решения.

Как взрослым детям налаживать отношения со своими родителями? Если вы хотите наладить отношения со своими родителями, то учтите ряд важных моментов:

  • Помните, что люди в возрасте вообще менее склонны к каким-либо изменениям, поэтому для налаживания отношений потребуется время. При этом все новшества должны привноситься понемногу, постепенно.
  • Обычно родители считают себя более авторитетными по сравнению со своими детьми. Поэтому, налаживая отношения, всегда относитесь к ним уважительно, меньше утверждайте, больше спрашивайте и думайте над их словами. Делайте им предложения, но не учите жизни.
  • Если родители не склонны выслушивать и серьезно относится к вашим словам, то для донесения своих мыслей стоит воспользоваться таким способом, как написание письма. К написанному в письме родители отнесутся гораздо внимательнее, и ваши слова, скорее всего, будут услышаны.
  • Мало вести душеспасительные беседы о налаживании семейных отношений и ждать изменений со стороны родителей. Важно самому создавать радость и теплоту отношений на уровне простых повседневных забот: целовать и хвалить маму, вовлекать в общие дела папу, быть солнышком и центром семейной активности.
  • Помните: «С родителями не воюют». Если вы совсем не согласны с родителями, поблагодарите их и далее не спорьте: прекращайте пользоваться их помощью и начинайте жить полностью самостоятельно.

А когда-то приходит время, когда дети становятся совсем взрослыми людьми, а наши родители становятся совсем как дети. И тогда нам нужно уже о них заботиться.

Как грамотно сказать взрослому сыну, что я выхожу замуж?

Сын, у меня к тебе просьба. Вопрос для меня важный. Я хочу жить с Алексеем, я хочу, чтобы он стал моим мужем, хочу выйти за него замуж. Пока, кажется, у нас все хорошо, но что будет на самом деле в жизни, сказать не может никто. Мы с ним обсуждали вопросник Семейного договора, кажется по большинству вопросов у нас схожие взгляды, тем не менее я очень тревожусь, что будет. У меня к тебе просьба — поддержи меня. Помоги мне. Если ты сумеешь наладить с Алексеем нормальные отношения, мне будет гораздо спокойнее, потому что не дай бог у вас с Алексеем не сложатся отношения, тогда мне только вешаться. Я не хочу оставаться одна, а без твоей помощи мне будет трудно. Как ты считаешь, мы с тобой вместе — справимся?

Психология, родители и взрослые дети — Реальное время

Родители против детей. Вечный бой вокруг традиционных семейных ценностей

В статье, написанной для «Реального времени», психолог и психоаналитик Анастасия Рубцова демонстрирует, как попытки опекать взрослого человека неизбежно превращаются в акт агрессии и только вредят ему.

Совы иногда не то, чем кажутся.

У меня есть подруга, а у подруги есть работа, одновременно любимая и хорошо оплачиваемая, что, как мы знаем, редкое и счастливое совпадение. Еще у нее есть дочь-подросток и любовник-испанец с ресницами до ушей. Еще она занимается йогой, гоняет на мотобайке и где-то бесконечно путешествует. С любовником, без любовника, с друзьями, с дочерью.

Я, допустим, не большой любитель путешествий и испанцев, но иногда ей завидую даже я. Потому что к каким-то проблемам она относится преступно легко, уборку и покупку еды — вещи для многих невероятно интимные — легко передоверяет помощнице по дому, а сама может уехать на весь день на какую-нибудь дружественную дачу и читать там книгу.

Но у подруги есть родители. Так вот, родители сообщают ей, что:

— Она эгоистка.

— Она эгоистка, потому что не хочет снова выйти замуж.

— Она эгоистка, потому что больше не хочет детей.

— Она ошибается, считая, что работа ее прокормит. Это неправильно. Кормить женщину должен муж.

— Она ошибается, полагая, что не хочет замуж. На самом деле она хочет, должна хотеть. Потому что скоро она станет старой, дряхлой и никому не нужной, тогда уже и хотеть будет бесполезно (с точки зрения логики это абсолютно бредовая конструкция, где первоначальный тезис ложный, а все остальное — даже не следствия из него, а нагромождение абсурда).

Фото gra-al.ru

— Она ошибается, считая, что не хочет больше детей. Должна хотеть. Дети — счастье. Все дело в том, что она, во-первых, не понимает, что скоро останется одна (смотри предыдущий пункт), во-вторых, эгоистка (смотри первый пункт), в-третьих, просто глупа, а свои дипломы пусть засунет себе туда, откуда она не хочет рожать детей.

— Она ошибается, считая, что ей сейчас хорошо. На самом деле ей нехорошо. На самом деле ее жизнь катится в бездну, набирая обороты, а ведь они ее предупреждали!

Дальше все возвращается к первому пункту, хорошенько взбалтывается и повторяется. До бесконечности.

Надо ли говорить, что подруга в такие моменты очень страдает.

И особенно страдает потому, что оказывается в воронке раздирающего ее конфликта. С одной стороны, родителей она любит, они объективно сделали ей немало хорошего. С другой стороны, поведение родителей выглядит как агрессия, пахнет как агрессия, вообще говоря, оно и является агрессией. Когда нас мучают те, кто любит, это сильно связывает нам руки, даже если очень хочется дать им в нос. С третьей стороны, понятно, что идеи родителей, вместе и по отдельности, не выдерживают проверки реальностью, опытом и здравым смыслом.

Как и все шаткое сооружение «традиционных семейных ценностей», которое трещит по швам, и из которого то тут, то там лезут клочья ваты и ослиные уши.

У подруги, честно говоря, и опыта гораздо больше — опыта впечатлений, событий, опыта отношений, в конце концов, сексуального — чем было и будет у родителей.

Зачем, спрашивает подруга в отчаянии, зачем они так?..

Почему они не желают порадоваться, черт возьми, за меня?. .

Фото medgenesis.ru

Тут можно попробовать — это почти всегда помогает — отделить то, что родители говорят, от того, что они чувствуют.

Самая большая ловушка — цепляться за формальный смысл слов и претензий. Доказывать, что слово «эгоизм» не имеет ничего общего с тем, как родители его понимают. Что эгоизм и дети никак не связаны. Что работа надежнее мужчины. И так далее. Спорить с бредовыми конструкциями всегда очень сложно, иной шизофреник в клинике всех врачей переспорит. Браться за это следует, только если у вас десяток запасных жизней или вы блестящий адвокат-полемист (с десятком запасных жизней).

Если нет, то смыслы можно отодвинуть в сторонку, а прислушаться к чувствам.

Правда чувств состоит в том, что родители в ярости и страшно напуганы. Потому что из их рук ускользает контроль (в этом месте у многих есть соблазн обвинить родителей и не идти дальше). Родители, между тем, отнюдь не чудовища. Просто мы завязаны в единую систему с близкими людьми, будь то родители, дети или партнеры. В системе все части взаимозависимы, все до какой-то степени друг в друга прорастают и используют другого как подпорку. И это нормально.

Но ребенок, вырастая, отделяется от родительской системы, и это тоже нормально. Это называется сепарация, про нее все знают и слышали, и проходит она с большей или меньшей кровью. Некоторые системы сопротивляются этому особенно яростно, потому что, например, они очень хрупкие и черт знает на чем держатся, любой кирпичик убери — страшно! Некоторые зубами вцепляются в подрастающих детей именно потому, что дети — та главная подпорка, на которой система построена. Без них все теряет смысл, как завод по производству подков без лошадей. И дать детям право идти своей дорогой — это не вопрос великодушия родительского, а вопрос, извините, буквально выживания.

Да просто представьте, вот есть у вас нога. Вы с утра проснулись, а она парализована и ходить отказывается. Как минимум вы страшно испугаетесь. Побежите по врачам. Пойдете на процедуры. Можете даже на операцию решиться. Вы, черт возьми, привязаны к этой ноге! Она ваша нога, ваша неотъемлемая часть! И вы сделаете все, чтобы ее вернуть!

Фото rawanonline.com

Примерно это испытывают родители, чей ребенок, иногда взрослый, иногда даже очень взрослый, наконец отделяется и пытается отползти в кусты. Далеко не все родители реагируют так: некоторые отпускают легко, по необходимости перестраивая отношения «мама — дочь» или «папа — дочь» на «человек — человек». А некоторые, будь их воля, не отпустили бы вообще никогда. И обычно у этих родителей буквально руки тянутся разыграть карту «традиционных семейных ценностей», пусть даже явно во вред ребенку. Почему? Не знаю. Подозреваю, потому, что в «традиционной семье» женщина, накрепко связанная мужем, детьми (особенно маленькими), бытом, огородом, долгами, объективно зависима и уязвима.

Нога на месте, иногда она болит, иногда ноет, но далеко не убежит. Физически и мировоззренчески.

Колоссально трудно сделать над собой усилие, взглянуть на ногу под другим углом и допустить саму мысль, что это НЕ НОГА.

Вот посмотрите сейчас на свою ногу. И оцените масштаб усилий.

Некоторым родителям это вообще никогда не удается. Тогда противостояние затягивается. И в этом противостоянии тоже есть своя выгода для родительской стороны, потому что конфликт — это хоть что-то живое, это еще не разрыв. Лучше уж нагромождение бреда, чем молчание телефона. Лучше наслаждение битвой жизни, чем ходить по руинам в одиночку.

Так что «замуж» — очень часто только ширмочка для тех невидимых миру драм, которые разворачиваются в темной чаще леса.

А совы — про сов вы уже поняли.

Фото novodiagroup.com

Анастасия Рубцова

Отношения со взрослыми детьми — психолог онлайн

Отношения со взрослыми детьми

Говоря о своих взрослых детях, особенно в среде своих коллег, знакомых, друзей, родители любят хвалиться их успехами, достижениями, победами. Частые или, наоборот, редкие встречи со взрослыми детьми приносят родителям множество положительных эмоций, впечатлений. А для своих внуков бабушка и дедушка – это праздник! И дети это знают.

  • Что, если общение со взрослым ребенком приносит горе и разочарование?
  • Что, если стена непонимания так высока, что преодолеть ее невозможно, а дверь в стене отсутствует?
  • Как наладить отношения с собственными детьми?
  • Как разрешить давние конфликты?

С чем предстоит работать

Проблемы взаимоотношений детей и родителей были и будут актуальны во все времена. Причины возникновения некоторых проблем могут быть на поверхности:

  • различия в восприятии внешнего мира в связи с возрастными особенностями;
  • культурно-историческое развитие страны;
  • закономерные изменения в социуме, идеологии, ценностях.

То есть, мы видим, что даже в доверительных детско-родительских отношениях, основанных на любви и взаимоуважении, присутствуют конфликтогенные факторы, которые могут негативно сказаться на общении и взаимодействии родителей и детей.

А что, если на детско-родительские отношения накладывают свой отпечаток:

  • непрощенные обиды,
  • злость и гнев,
  • чувство вины,
  • ненависть,
  • сомнения,
  • недоверие,
  • стремление к контролю и гиперопеке,
  • давний неразрешенный семейный конфликт

и многое другое.

Два варианта конфликта со взрослыми детьми

1. Взрослый ребенок живет совместно с родителями и не готов жить самостоятельно

Большинство его ровесников уже покинули отчий дом, устроились в жизни, нашли достойную работу, обзавелись семьями. Но, ваш ребенок не спешит делать это, или, наоборот, пытался жить самостоятельно, но что-то в его жизни пошло не так.

Вы, откровенно говоря, устали от присутствия взрослого ребенка в своей повседневной жизни, однако любые намеки на необходимость жить отдельно вызывают бурю негодования, злости, обиды, в ваш адрес сыпется множество обвинений в нелюбви, отсутствии поддержки и понимания. В тоже время, взрослый ребенок ведет вполне закономерную взрослую жизнь:

  • приходит домой в желаемое для него время;
  • приводит в гости друзей, которых вы не одобряете;
  • имеет привычки, которые могут вас раздражать или беспокоить;
  • не желает брать на себя ответственность даже в мелочах, например, в уборке собственной комнаты;
  • не помогает материально;
  • игнорирует родительский авторитет;
  • не считается с вашими чувствами или правилами.
Причины произошедшего

Как это произошло? Почему он продолжает жить с родителями, демонстрируя им свое неуважение и протест? Ответ прост. Ему так удобно! В родительской семье созданы все условия для того, чтобы он смог жить так, как пожелает. Нет ни ответственности, ни правил (ведь он взрослый), ни запретов. Он всегда знает, что дома его ждет вкусная еда и теплая постель. Ему не нужно думать о том, хватит ли денег до зарплаты (если у него есть работа), причем, зачастую собственная зарплата воспринимается, как личные и неприкосновенные доходы, которые он может тратить только на себя, а зарплата родителей или их пенсия – это общий семейный бюджет.

Как изменить отношение взрослого ребенка к самому себе

Если данная ситуация до боли знакома вам, то, чтобы поменять отношение взрослого ребенка к самому себе, призвать его к ответственности за свою собственную жизнь, как ни странно, начать нужно с себя.

  • Измените модель поведения, он уже не ребенок-подросток, который не способен жить отдельно по ряду причин, он – взрослый человек.
  • Расставьте четкие границы дозволенного.
  • Распределите обязанности.
  • Создайте свод правил и законов, которые должны соблюдать все члены семьи беспрекословно.
  • Отделите свой бюджет от бюджета взрослого ребенка (в том числе, следует разделить плату за коммунальные услуги).
  • Обретите союзника для поддержания порядка в лице супруга, соседей, родственников.
  • Избавьтесь от чувства вины в отношении своего ребенка, так как оно мешает ему взрослеть по-настоящему.

2. Ребенок живет отдельно, но с ним нет согласия

Обиды и упреки сопровождают каждую встречу. Он вспоминает какие-то события из прошлой жизни, обвиняя родителей в:

  • некомпетентности в вопросах воспитания;
  • несправедливости;
  • что они давали ему недостаточно любви, внимания, заботы, ласки,

поэтому теперь в его жизни что-то не ладится.

Как наладить отношения со взрослым ребенком
  • Поговорите со своим взрослым ребенком, он хочет этого. В его жизни происходит что-то, что ломает его, не дает ему чувствовать себя счастливым. Но не спешите брать на себя вину, слепо соглашаясь с любым обвинением в ваш адрес.
  • Дайте ему возможность высказаться, но старайтесь направить его в русло обсуждения не событий, а эмоций. Например: «Что ты тогда почувствовал?», «Как тебе было?»
  • Придерживайтесь структуре «Я-высказываний» в диалоге с ребенком. Это значит, что фразы нужно строить следующим образом: Я/Мне – чувство – причина – желаемое поведение. Например: «Мне неприятно, когда на меня кричат, мне бы хотелось вести беседу в более спокойной обстановке, я хочу услышать, что мне говорят». В данной структуре фразы нет: обвинительной позиции («Как ты смеешь на меня кричать?» И здесь важно отметить! Кричит, значит, ему больно, плохо, зашкаливают эмоции), обесценивания («Ты постоянно орешь на меня!»), упрёка, оценки действий, а самое главное, вы обращаете внимание собеседника на свои чувства и эмоции, минимизируете возможность возникновения конфликта. Сравните: «Ты постоянно орешь на меня, ты уже достал со своими разговорами, я не хочу тебя слушать!»
  • Транслируйте своему ребенку безусловное принятие и любовь.
  • Если вы осознаёте, что несправедливо поступили по отношению к ребенку, имейте силы признать это! Возможно, ваше раскаяние и признание ошибок спасёт его от бед и поможет хоть немного приблизиться к согласию с самим собой.

Помощь психолога в построении отношений со взрослыми детьми

На индивидуальных и семейных консультациях психолог поможет:
  • наладить близкую связь;
  • отпустить прошлое;
  • вернуть доверие и понимание;
  • прийти к согласию и долгожданному примирению.
Специалист научит вас:
  • вступать в конструктивный диалог;
  • справляться с негативными переживаниями;
  • адекватно отреагировать чувства и эмоции;
  • обрести уверенность в себе;
  • найти скрытый внутренний ресурс для преодоления конфликта;
  • жить в гармонии с самим собой.

Токсичные отношения с родителями

Мы привыкли, что родители в большинстве своём помогают детям двигаться вперёд и быть сильнее, переживают за них и являются поддержкой и надежным тылом.

Но бывают и семьи, где родители заботятся о детях, но, к сожалению, им от этого только хуже. Такие родители довольно сильно могут отравить детство ребёнка, ломая его и не замечая, какой вред наносят.

Сегодня поговорим о так называемых токсичных отношениях между родителями и детьми. Токсичное поведение родителей в благополучных на вид семьях — это не крики и побои, это незаметное поведение, как отравленный воздух или яд, потихоньку добавляемый в еду, – день за днем, капля за каплей, прокрадываются в самое сердце ребенка. К сожалению, это случается все чаще и не всегда понятно, как их распознать, как помочь обеим сторонам и что делать после.

Важно понимать, что в каждой семье есть свои правила и нормы. Родители придерживаются какой-то определенной линии воспитания. Конечно, случается, что в процессе воспитания родители могут совершать ошибки и промахи, но иногда поведение может быть и не случайным, а вполне закономерным и целенаправленным. И как отличить ошибку воспитания от действительно намеренного морального вредительства? Вопрос непростой, но попробуем в нем разобраться.

ПРИЗНАКИ ТОКСИЧНОГО ПОВЕДЕНИЯ

По мнению психологов, токсичное поведение может идти в ногу с внешней заботой о ребенке и выражаться в том, что родитель, проявляя заботу по отношению к чаду, целенаправленно высмеивает его и унижает.

В большинстве случаев токсичный родитель транслирует через свое поведение в отношении ребенка свою нелюбовь, как бы это ни было грустно. Часто родитель полагает, что такое отношение к ребенку закаляет его характер и делает того более устойчивым психологически. Но, как мы понимаем, это совсем не так.

Важно отметить, что ребенок, подвергаясь неблагоприятному воздействию родителя, считает, что папа/мама всегда правы, и защищает их несмотря на свои собственные страдания.

ЖЕРТВА ЛИ ТЫ

Как определить, являешься ли ты, дорогой друг, жертвой токсичных отношений в семье? Ниже приведём несколько характерных признаков, которые могут говорить о том, что отношение родителей к своим детям носит отравляющий, деструктивный характер:

  • Постоянный контроль. Родители стремятся контролировать каждый твой шаг, требуют полной отчетности в том, где ты был и что делал, с кем и как долго. Они могут смотреть переписки, прослушивать телефонные звонки или залезать в личные вещи.
  • Навязывание своего мнения. Родители не считаются с твоими интересами, навязывают тебе своё мнение, говорят о том, какой ты плохой, постоянно говорят о том, как тебе надо выглядеть и чего достичь.
  • Обесценивание. Родители не обращают внимание на твои успехи и достижения, могут насмехаться или как-то словесно унижать.
  • Манипуляция. Да, родители могут манипулировать своими детьми, заставляя их чувствовать вину, стыд, неуверенность в себе. Если такое присутствует в твоей жизни – имей ввиду, это сигнал.
  • Энергетический вампиризм. Родители могут так влиять на тебя, что после общения с ними ты чувствуешь себя совершенно потерянным, опустошенным и выжатым. Это происходит из-за того, что родитель как бы выкачивает, высасывает с помощью своего давления, действий и слов из тебя всю энергию и все моральные силы, оставляя ни с чем.
  • Насилие. Родитель периодически (или постоянно) причиняет физическую боль, может прибегать к насилию, как физическому, так и сексуальному.
Если в твоей жизни так или иначе присутствуют какие-то факторы из этого списка – это сигнал задуматься, а все ли у вас в семье хорошо? Важно запомнить, что если твой родитель ведет себя подобным образом – он не прав и это нужно менять.

ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ:

  • Осознать и принять тот факт, что ты не виноват, когда родители переходят к оскорблениям и намеренным унижениям. Доказывать им что-то смысла нет – они не отреагируют. Лучше постараться посмотреть на ситуацию со стороны и понять, на что именно и как они реагируют.
  • Если родители перегружают тебя своими обязанностями, и требуют, чтобы ты становился старше – важно напомнить им, что ты сейчас растёшь, тебе надо хорошо учиться, чтобы была возможность поступить в вуз, и выполняя все по дому, ты просто не сможешь нормально заниматься.
  • Если родители тобой манипулируют, самое верное решение – выйти из под их контроля и не бояться этого. В большинстве случаев это просто шантаж, который ничем не подкреплён. Важно помнить, что ты и твои родители – это не один организм и ты не зависишь от них на все 100% и имеешь своё мнение и свою жизнь.
  • Если родители унижают словами и оскорбляют, самое важное – найти способ заблокировать доступ для всех оскорблений и не впускать их в своё сознание. В подобной ситуации родители ждут от тебя реакции, ответа, и если им не выдать ожидаемого результата, они рано или поздно должны потерять интерес. Важно вовремя заканчивать разговоры с родителями и тогда, когда этого хочешь ты, а не они.
  • Если родитель проявляет по отношению к тебе физическое или сексуальное насилие, здесь нужно не раздумывая обращаться за помощью и стараться держаться как можно дальше. Как ни печально, но самостоятельно вырваться из таких отношений – крайне сложно, особенно если ты ещё зависишь от родителей.
    К кому обратиться?
Для начала можно поговорить с психологом в школе. Если психолог сможет предложить какие-то линии поведения в этой ситуации – хорошо. Если с психологом говорить сложно – иди к любому взрослому, которому ты доверяешь (учителя в школе, директор, родители друзей и т.д.) – взрослые должны знать, что с тобой происходит. Такую ситуацию нельзя оставлять без внимания. Поэтому, если ты стал жертвой домашнего насилия в той или иной степени, – об этом не стоит молчать.

Сейчас есть специальные группы поддержки детей, страдающих от токсичных родителей. Вы также можете написать нам в ВКонтакте и Facebook и вам оперативно ответит один из наших психологов. Позвонить по телефону Московской службы психологической помощи 8 (495) 051 или по телефону доверия 8 (800) 200-01-22

Помни, что ты не один, что рядом есть взрослые, готовые помочь. Поэтому не молчи, говори и учись строить жизнь независимо от того, что делают твои родители.

5 способов, которыми родители и взрослые дети могут улучшить свои отношения

Отношения между родителями и их взрослыми детьми могут быть невероятно значимыми, если над ними работать намеренно. Но слишком часто старые привычки говорить и общаться мешают родителям и детям налаживать и поддерживать взаимовыгодные отношения. Вот пять способов улучшить вашу.

1. Говорите друг с другом как взрослые. Проведя десятилетия в общении друг с другом, родители и взрослые дети рискуют попасть в не отвечающие возрасту модели общения.Взрослые дети могут говорить и действовать моложе, чем они есть, особенно во время разногласий. Родители, в свою очередь, могут перестать разговаривать со взрослыми детьми, как если бы они разговаривали с ребенком, выдвигая неуместные требования или предлагая нежелательные советы. Если это произойдет, родители и дети могут сделать шаг назад и начать говорить как взрослые.

2. Возьмите на себя ответственность за отношения. И родители, и взрослые дети несут ответственность за формирование, поддержание и управление отношениями.Эти усилия включают в себя установление контакта, поиск компромиссов и переговоров, а также поиск взаимно приятных способов общения. Когда ребенок или родитель чувствуют себя вправе просто ждать, пока другой приложит усилия, чтобы построить и поддержать отношения, может возникнуть негодование.

Источник: Pexels: Ketut Subiyanto

3. Научитесь конструктивному конфликту. Нездоровые конфликтные стили могут затвердеть в детстве, и их трудно исправить. Безмолвное лечение, пассивная агрессия, кричащие драки, игнорирование проблем и чувство вины — это лишь некоторые из деструктивных паттернов, которые негативно влияют на отношения.Часть ответственности за отношения заключается в том, что каждая сторона видит свою роль в этих конфликтных циклах и начинает замечать, как они могут реагировать по-разному. Шаги в этих конфликтных танцах могут измениться, но они не изменится, если вовлеченные стороны не приложат согласованных усилий, чтобы узнать, почему продолжают происходить знакомые споры, и решат изучить новые способы быть вместе.

4. Уважайте границы друг друга. Границы двусторонние, и родители и дети могут испытывать негодование, когда другой нарушает их границы.Родители должны решить, какой у взрослых детей есть доступ к информации и какой уровень поддержки они готовы оказывать. Взрослые дети тоже должны решить, какой уровень конфиденциальности и участия они ищут и принимают от родителей, особенно в сферах карьеры, отношений, образа жизни и финансов. Если родители и дети хотят улучшить непростые отношения, оба могут проверить, насколько хорошо они уважают границы друг друга.

5. Примите обратную связь. Отношения укрепляются, когда обе стороны могут принять обратную связь о своих чувствах. Родители могут посоветовать ребенку позвонить пораньше вечером, выразить разочарование по поводу использования телефона во время личного разговора или указать, что они хотели бы, чтобы во время разговора спросили об их собственной жизни. Взрослый ребенок, в свою очередь, может сказать родителю, какие разговоры кажутся ему комфортными или неудобными, или попросить поменять определенный тон на другой тон во время разговора.Принятие обратной связи — краеугольный камень здорового управления отношениями, и это означает принятие ответственности за свою роль в причинении вреда или раздражению другого человека.

Изменить сложно

Все эти улучшения требуют, чтобы и родители, и дети посмотрели на свои отношения и спросили себя: «Это работает для меня?» «Что я могу сделать, чтобы эти отношения наладились?» и «Есть ли старые способы быть вместе, из которых мы выросли?» Намного легче поддерживать статус-кво, даже когда это приводит к разочарованию.Изменения всегда труднее, но это также самый быстрый путь к большему удовлетворению в отношениях.

Изображение в Facebook: Halfpoint / Shutterstock

Вашему взрослому ребенку не нравится то, как вы его воспитали. Вот как с этим справиться.

По мере того, как мы с мужем углубляемся в обсуждение вопросов планирования семьи, мы решаем ряд вопросов, касающихся бюджета, жилья, ухода за детьми, занятости и так далее. Большинство наших запросов носят довольно практический характер, например: «Как мы можем себе это позволить?» И «Какой отпуск по уходу за ребенком мы можем оформить?»

Но некоторые из наших вопросов, как правило, уходят в дикую, кишащую змеями территорию «а что, если».Один из моих любимых моментов, над которым я размышляю с безнадежной безнадежностью, звучит так: «Что, если мы облажаемся, и наш ребенок вырастет и будет обижаться на нас за это?»

На этот вопрос невозможно ответить прямо сейчас, но лет через 20 я, возможно, буду задавать тот же вопрос, и это вполне оправданно.

«Даже когда они стараются изо всех сил, родители все равно терпят неудачу, и останутся воспоминания и переживания, которые дети сочтут обидными», — говорит Лорен Кук, MMFT, докторант по клинической психологии в Университете Пеппердайн.«Идеальных родителей не бывает».

Итак, что делать родителям, если после того, как они вырастили своего ребенка как можно лучше, их взрослый ребенок завидует им за то, как они были воспитаны или как упомянутый родитель справился с конкретной проблемой?

Посоветовавшись с многочисленными терапевтами, мы составили 8-этапный процесс, в котором подробно рассказывается, как родители могут справиться с этой сложной ситуацией и, в конечном итоге, построить лучшие отношения со своими взрослыми детьми.

Шаг 1. Слушайте, не перебивая.

Пожалуй, самый важный и трудный шаг — это первый шаг: слушать своего ребенка, не перебивая и не умоляя о другом.

«Самое главное, что ваши дети хотят, чтобы их видели и слышали, поэтому даже если их может быть трудно выслушать, не перебивая или не находя контраргументов, это первый шаг в правильном направлении», — говорит доктор Виола Дранколи, PsyD , клинический психолог. «Клиентам часто требуется много времени, чтобы противостоять родителям с этим негодованием, либо потому, что они не ожидают, что их поймут, либо потому, что они не хотят причинять боль своим родителям. В любом случае, чем более открыто и не защищаясь вы сможете слушать, тем лучше.

Деа Дин, LMFT, добавляет, что, хотя может быть сложно признать негативное восприятие вашего ребенка о вас, особенно когда вы никогда не намеревались причинить вред, «слушание без защиты показывает уважение к реальности опыта вашего ребенка и приводит к разрешению. . »

Шаг 2. Не исправляйте рассказ своего ребенка

Когда вы ведете с исправлением, а не связью, вы упускаете возможность, чтобы ваш ребенок почувствовал себя по-настоящему услышанным.

«Когда вы слушаете опыт своего ребенка, у вас может возникнуть соблазн рассказать ему о том, что на самом деле происходило с вами, или исправить его, если его восприятие или опыт не были на 100% правильными [по вашему мнению ], — говорит Дин.«Когда вы ведете с исправлением вместо связи, вы упускаете возможность дать ребенку почувствовать себя по-настоящему услышанным. Когда вы сначала признаете их чувства, они с большей вероятностью естественным образом захотят выслушать вашу точку зрения и будут открыты для изучения того, каково было быть вами в тот момент, о котором идет речь ».

Шаг 3: проявите сострадание, если ваш ребенок реагирует — он буквально направляет своего внутреннего ребенка

Возможно, ваш ребенок уже взрослый, но когда они говорят с вами об этих глубоко укоренившихся, возможно, болезненных проблемах, они может снова казаться ребенком.

«Даже если ваш ребенок сейчас взрослый, он все еще ваш ребенок, и когда вы работаете над проблемами прошлого, вы, вероятно, общаетесь с более молодой частью из них, которая может быть эмоционально реактивной», — говорит Дин. . «Важно сопереживать своему взрослому ребенку, если он изо всех сил пытается понять вашу сторону вещей в прошлом взаимодействии, которое причинило ему боль. Когда мы накапливаем эмоциональные раны, они возникают в правом полушарии мозга, где мы храним опытные воспоминания, и когда эти сохраненные воспоминания проходят через снова, правое полушарие мозга вашего ребенка, вероятно, будет задействовано, возрождая эти старые чувства » сражайся или беги », — что они могли почувствовать в момент из прошлого.Вот почему их эмоциональная реакция может показаться несовместимой с интенсивностью реального взаимодействия. Это не взрослый, сидящий перед вами во время настоящего обсуждения, они испытывают чувства и используют логику ребенка, которым были, когда произошел инцидент. Сострадайте к этой более молодой части и практикуйте безоценочное принятие их опыта ».

Связанные

Шаг 4. Извинитесь так, чтобы это подтвердилось.

После того, как ваш ребенок сказал все, что он должен сказать, и вы оба потратили столько времени, сколько вам нужно, чтобы прочувствовать свои чувства, вы должны извиниться.Лучше всего сделать это по-настоящему продуманно и направить на подтверждение, а не на устранение проблемы. Опять же, вам нужно сосредоточиться на том, чтобы отпустить любые защитные побуждения.

«У нас появляется желание объяснить, почему мы, возможно, что-то сделали, обычно с добрыми намерениями, потому что мы не хотим, чтобы наши люди причиняли вред, и поэтому мы пытаемся объяснить, почему они не должны этого делать», — говорит Николь Эррера, MFTC. «Это имеет обратный эффект. Взрослый ребенок будет чувствовать, что ему нужно сделать одно из двух: первое — объяснить свои чувства дальше, что обычно вызывает эскалацию, или два — снова начнут отключаться и вызовут еще большее недовольство.Для родителей, если они могут сосредоточиться на чувствах, которые испытывает их ребенок, а не на содержании, которое они поднимают, у них будет больше шансов на признание и извинения ».

Так, например, если вы хронически пропускаете спортивные игры своих детей, вместо того, чтобы сказать: «Ну, вы знаете, мне приходилось работать допоздна, и я изо всех сил старался обеспечить нашу семью», — Эррера предлагает сказать что-то вроде: «Вау. -А я и понятия не имел, что к тебе так сильно прилипло. Мне очень жаль, что ты не чувствовал себя достойным. Ты так важен для меня, и я бы никогда не хотел, чтобы ты так себя чувствовал.Мне очень жаль — это звучит так, как будто это все еще довольно серьезная проблема «.

Почему родители и дети отчуждаются

Иногда моя работа больше похожа на служение, чем на терапию. Как психолог, специализирующийся на отчуждении семьи, я провожу дни, сидя с родителями, которые борются с глубоким чувством горя и неуверенности. «Если я заболею во время пандемии, сможет ли мой сын нарушить свое четырехлетнее молчание и свяжется со мной? Или я просто умру один? » «Как мне жить с такой болью, если я больше никогда не увижу свою дочь?» «Мы с внуками были так близки, и это отчуждение не имело к ним никакого отношения.Они думают, что я их бросил?

С тех пор, как я написал свою книгу « Когда родителям больно» , моя практика заполнилась матерями и отцами, которые хотят помочь своим взрослым детям исцелить дистанцию ​​и научиться справляться с болью их потери. Я также лечу взрослых детей, которые отдалились от своих родителей. Некоторые из этих взрослых детей не хотят общаться, потому что их родители вели себя явно оскорбительно или отвергающе. Что еще хуже для их детей и самих себя, некоторые родители не могут исправить или посочувствовать ущербу, который они причинили или продолжают наносить.Однако мое недавнее исследование — и моя клиническая работа за последние четыре десятилетия — показали мне, что вы можете быть сознательным родителем, и ваш ребенок может по-прежнему не желать иметь с вами ничего общего, когда станет старше.

Прочтите: Уважаемый терапевт! Моя дочь не хотела отношений со мной в течение 25 лет.

Однако они приходят к отчуждению, родители и взрослые дети, кажется, смотрят на прошлое и настоящее совершенно разными глазами. Отчужденные родители часто говорят мне, что их взрослый ребенок переписывает историю своего детства, обвиняет их в том, чего они не делали, и / или не признает того, как родитель продемонстрировал свою любовь и приверженность.Взрослые дети часто говорят, что родители издеваются над ними, не признавая вреда, который они причинили или продолжают причинять, не уважают их границы и / или не желают принимать требования взрослого ребенка к здоровым отношениям.

Обе стороны часто не осознают, насколько сильно изменились правила семейной жизни за последние полвека. «Никогда прежде семейные отношения не рассматривались как взаимосвязанные с поиском личного роста, стремлением к счастью и необходимостью противостоять и преодолевать психологические препятствия», — говорит историк Стефани Кунц, директор по образованию и исследованиям Совета по современности. Семьи, сказали мне в электронном письме.«На протяжении большей части истории семейные отношения основывались на взаимных обязательствах, а не на взаимопонимании. Родители или дети могут упрекать другого в невыполнении / признании своего долга, но идея о том, что родственник может быть обвинен в неуважении / признании чьей-либо «личности», была бы непостижимой ».

Историк Стивен Минц, автор книги Плот Гака: История американского детства , сделал аналогичное наблюдение в электронном письме: «В прошлом семьи боролись за материальные ресурсы — землю, наследство, семейную собственность.Они по-прежнему существуют, но все это усугубляется и усиливается мышлением, которое действительно кажется характерным для нашего времени. Наши конфликты часто носят скорее психологический, чем материальный характер, и поэтому их еще труднее разрешить ».

В книге The Marriage-Go-Round социолог из Университета Джона Хопкинса Эндрю Черлин писал, что, начиная с конца 19 века, традиционные источники идентичности, такие как класс, религия и община, постепенно начали заменяться с упором на личные. рост и счастье.Ко второй половине 20-го века в американских семьях произошли изменения, которые, по словам Черлин, были «непохожи на все, что когда-либо видели предыдущие поколения американцев».

Решение, кого оставить в жизни, а каких — нет, стало важной стратегией для достижения этого счастья. Хотя нет ничего особенно современного в семейных конфликтах или желании чувствовать себя изолированными от них, понимание отчуждения члена семьи как выражения личностного роста, как это обычно делается сегодня, почти наверняка ново.

Конечно, не все люди основывают свои представления о семье на этих более индивидуальных принципах. «Большинство семей иммигрантов, особенно в первом поколении, по-прежнему ценят взаимозависимость и сыновний долг», — отметил Минц . «Однако в последние десятилетия большинство американских семей испытали ослабление [расширенных] родственных связей и высокий уровень мобильности и рассредоточенности. Я бы сказал, что эти факторы увеличили возможности семейного отчуждения, чем в прошлом.

Отчуждение, кажется, затрагивает небольшую, но значительную часть семей в Соединенных Штатах, и это происходит сегодня на фоне рекордно высоких родительских вложений. В течение последних 50 лет люди из разных классов работали усерднее, чем когда-либо, чтобы быть хорошими родителями. Они отказались от хобби, сна и времяпровождения с друзьями в надежде вывести своих отпрысков на успешную взрослую жизнь.

С положительной стороны, это увеличение затрат времени и любви означает, что родители и взрослые дети находятся в более постоянном и позитивном контакте, чем в предыдущих поколениях.Из-за вероятности развода у многих родителей за последние полвека были основания полагать, что отношения с их ребенком могут быть единственной связью, на которую они могут рассчитывать — той, которая, скорее всего, сохранится в будущем. Тем не менее, точно так же, как нереалистично завышенные ожидания удовлетворения от брака иногда увеличивают риск развода, нереалистично завышенные ожидания от семьи как источника счастья и смысла могут увеличить риск отчуждения.

Исследования отчуждения родителей в последнее десятилетие быстро росли, что, возможно, отражает рост числа пострадавших семей.Согласно опросу, проведенному в 2015 году с участием более 800 человек, большинство отчуждений между родителем и взрослым ребенком инициируется ребенком. Обследование матерей в возрасте от 65 до 75 лет, у которых есть по крайней мере двое взрослых детей, показало, что около 11 процентов проживали отдельно от ребенка, а 62 процента сообщили, что контактировали хотя бы с одним ребенком реже одного раза в месяц.

В этих и других исследованиях общими причинами, названными отчужденными взрослыми детьми, были эмоциональное, физическое или сексуальное насилие в детстве со стороны родителей, «токсичное» поведение, такое как неуважение или обидчивость, чувство отсутствия поддержки и столкновение ценностей.Родители с большей вероятностью будут винить в отчуждении свой развод, супруга своего ребенка или то, что они считают «правом» своего ребенка.

Хотя отчуждение может происходить по многим причинам, развод, по-видимому, увеличивает риск как для матери, так и для отцов, особенно для отцов. Отцы также подвергаются большему риску разлучения со своими детьми, если они никогда не состояли в браке с матерью, и могут иметь более отдаленные отношения со своими детьми, если они снова выйдут замуж в более позднем возрасте. В моем опросе более 1600 отчужденных родителей, кратко изложенном в моей готовящейся к выпуску книге Правила отчуждения , более 70 процентов респондентов были разведены с другим биологическим родителем отчужденного ребенка.

Почему развод увеличивает риск? В своей клинической работе я увидел, как развод может радикально изменить давние узы лояльности, благодарности и обязательств в семье. Это может соблазнить одного родителя отравить ребенка против другого. Это может заставить детей пересмотреть свою жизнь до развода и изменить свою точку зрения, так что теперь они поддерживают одного родителя и противостоят другому. Он может привлекать новых людей — приемных родителей или сводных братьев и сестер — чтобы соревноваться с ребенком за эмоциональные или материальные ресурсы.Развод, а также разлучение родителей, которые никогда не состояли в браке, могут изменить траектории притяжения семьи, так что со временем члены семьи все больше и больше уходят от досягаемости друг друга. И когда они это сделают, они могут не чувствовать себя обязанными возвращаться.

Но в других случаях отчуждение рождается из любви. Одним из недостатков осторожного, сознательного и тревожного воспитания детей, ставшего обычным явлением в Соединенных Штатах, является то, что наши дети иногда слишком много от нас получают — не только наше время и преданность делу, но и наше беспокойство, наша забота .Иногда устойчивое течение нашего движения к детям создает такую ​​мощную волну, что грозит столкнуть их с их собственных причалов; это оставляет их неспособными встать на ноги, пока они не окажутся вне досягаемости родителей. Иногда им нужно оставить родителя, чтобы найти себя.

Прочтите: «Интенсивное» воспитание стало нормой в Америке

И иногда дети чувствуют слишком большую ответственность за счастье своих родителей. Я часто слышу, как отчужденные взрослые дети просят родителей об установлении границ в качестве условия примирения.Как писал Эндрю Соломон в книге « Вдали от дерева, »: «Нет противоречия между любовью к кому-то и чувством обременения этим человеком. В самом деле, любовь увеличивает бремя ».

Многие отцы и матери говорят мне, что они чувствуют себя преданными из-за отсутствия доступа или отзывчивости своих детей, особенно тех, кто обеспечил своих детей жизнью, которую они считают завидной по сравнению с их собственным детством. Как сказал мне социолог из Университета Вирджинии Джозеф Э. Дэвис, родители ожидают «взаимных родственных связей», в которых их родительские годы будут вознаграждены более поздней близостью.Профессор философии Чикагского университета Агнес Каллард сказала мне в интервью, что это ожидание взаимности чревато, потому что «сегодня границы родительского воспитания неясны. Если получения крова, еды и одежды достаточно, то большинство из нас должны быть благодарны своим родителям, независимо от того, как складывается наша жизнь ». Однако, если предполагается, что родители рождают счастливых взрослых, тогда, справедливо или нет, взрослые дети могут возложить на родителей ответственность за свое несчастье.

По моему опыту, часть того, что смущает сегодняшних родителей взрослых детей, — это то, насколько мало у них сил, когда их ребенок решает прекратить контакт.С точки зрения взрослого ребенка, отчуждение может принести много пользы: освобождение от тех, кого воспринимают как обижающих или угнетающих, утверждение власти в отношениях и чувство контроля над тем, каких людей сохранить в своей жизни. Для матери или отца мало пользы, когда их ребенок прерывает контакт. Вместо этого родители описывают глубокие чувства потери, стыда и сожаления.

Хотя большая часть исследований сосредоточена на родителях и взрослых детях, отчуждение между другими членами семьи может быть не редкостью.Профессор коммуникаций Вашингтонского университета Кристина Шарп обнаружила, что отчуждение между родителями и взрослыми детьми часто приводит к возникновению других типов семейных расколов. В предстоящем исследовании отчуждения братьев и сестер преподаватель Университета Эдж-Хилл Люси Блейк обнаружила, что споры по поводу ухода за стареющими родителями были частой причиной этих разногласий, как и жестокое обращение с братьями и сестрами. Она также обнаружила, что разлученные братья и сестры часто сообщали, что их родители обращались с ними хуже, чем с другими братьями и сестрами.

Разлучившись со своими родителями, журналист и исследователь Бекка Бланд основала в Великобритании благотворительную организацию Stand Alone, которая предоставляет образование и поддержку людям, разлученным со своими семьями. (В этом году я также начинаю программу обучения отчуждению с Бландом.) Она отмечает, что, прежде чем рассматривать отчуждение, жизненно важно дать родителям больше информации о том, что создает конфликт. «Хотя отчуждение может быть очень необходимо, важно, чтобы вы дали своим родителям время и возможность услышать вашу точку зрения и то, что вы хотите, чтобы они изменили», — сказал Блэнд в электронном письме.Тем, кто готов к примирению, я бы также предложил поработать с семейным психотерапевтом или посредником, чтобы обсудить чувствительные или болезненные темы с вашими родителями.

Поскольку взрослый ребенок обычно инициирует отчуждение, родители часто должны сделать первые шаги к примирению. В своей практике и в проведенном мною опросе я убедился, что, когда происходит примирение, родители часто приписывают успешное воссоединение усилиям с их стороны по исправлению положения, например, принятию ответственности за прошлый вред; проявление сочувствия к точке зрения и чувствам взрослого ребенка; выражение готовности изменить проблемное поведение; и принятие просьбы своего ребенка об установлении более строгих границ в отношении конфиденциальности, количества контактов и времени, проведенного с внуками.Также крайне важно избегать дискуссий о «правильном» и «неправильном», вместо этого предполагая, что в точке зрения ребенка есть хотя бы зерно истины, хотя это и расходится с точкой зрения родителей.

Отцы часто менее охотно соглашаются на эти условия, чем матери. Готовность матерей сочувствовать или работать, чтобы понять точку зрения ребенка, может быть результатом того, что женщины несут более высокий стандарт ответственности за поддержание семейных отношений, чем мужчины.Отцы тоже глубоко ранены отчуждением, но склонность мужчин скрывать депрессию гневом, социальной изоляцией и изолированностью может сделать их менее затронутыми, чем они есть на самом деле. Им также может казаться, что отказ от просьб ребенка больше соответствует их идеалам мужественности и поддержанию авторитета в отношениях.

Есть хорошие и плохие черты современной семейной жизни, в которой отношения часто основаны больше на привязанности, чем на долге или послушании.В эти времена люди, которых мы выбираем для близости, представляют не только предпочтения, но и глубокое выражение нашей идентичности. Мы свободны окружать себя теми, кто отражает наши глубочайшие ценности, включая родителей. Мы чувствуем себя вправе призывать близких быть более чуткими к нашим потребностям, эмоциям и чаяниям. Эта свобода позволяет нам стать непривязанными и защищенными от обидных или оскорбительных членов семьи.

Однако в менее серьезных сценариях наша американская любовь к потребностям и правам человека скрывает, сколько горя мы причиняем тем, кого оставляем позади.Мы можем рассматривать отсечение членов семьи как смелость, а не как избегание или эгоизм. Мы можем убедить себя, что лучше действовать в одиночку, чем выполнять работу, необходимую для разрешения конфликта. Некоторые проблемы могут оказаться неразрешимыми, но есть также отношения, которые не нужно терять навсегда.

Иногда заманчиво видеть в членах семьи еще одно бремя в и без того сложной жизни. Может быть трудно увидеть их неуклюжие попытки позаботиться о нас, запутанный характер их борьбы и историю, которую они несут в настоящее время.Иногда бывает трудно извиниться перед теми, кому мы причинили боль, и трудно простить тех, кто причинил нам боль. Но иногда преимущества перевешивают затраты. Тара Вестовер писала в своих мемуарах « Educated »: «Я знаю только одно: когда моя мать сказала мне, что она не была для меня матерью, которой она хотела бы быть, она впервые стала этой матерью».

Мы все несовершенны. Мы должны помнить об этом, когда решаем, кого оставить в нашей жизни, а кого убрать, и как отвечать тем, кто больше не хочет, чтобы мы были в их жизни.

6 признаков того, что вы отталкиваете своих взрослых детей

Спросите родителей, что их больше всего беспокоит в отношениях со своими взрослыми детьми, и многие скажут вам: недостаточно времени вместе, недостаточно регулярного общения, отсутствие чувства нужды или желания, если детям что-то НЕ НУЖНО, не понимая, почему они не стали ближе.

За исключением серьезных проблем ребенка, таких как злоупотребление психоактивными веществами или психическое заболевание, родители часто чувствуют себя отчужденными или частично отчужденными от детей, которых они вырастили, — и они не знают почему.

«Это тихая эпидемия», — говорит Джошуа Коулман, доктор философии, психолог и старший научный сотрудник Совета по современным семьям и автор книги Когда родителям больно: стратегии сострадания, когда вы и ваш взрослый ребенок не ладите , «Результат нескольких социальных сдвигов за последние 50 лет».

Такие как? Например, стили воспитания. «В 60-е годы в семьях произошел фундаментальный сдвиг, когда дети стали той осью, вокруг которой вращалась семья», — говорит Коулман.«Они были воспитаны как люди, сомневающиеся в авторитете. Их отношения часто вращались вокруг того, что заставляло их чувствовать себя хорошо или плохо, не обязательно на том, как с ними договариваться ».

Еще одним важным сдвигом стал рост числа разводов. «Развод на ранних этапах жизни ребенка (или даже недавно) может быть чрезвычайно пагубным для отношений между родителями и детьми, если один из супругов настраивает ребенка против другого, — говорит Коулман, — даже для взрослых детей».

Между вами есть разлад?

Несмотря на социальные изменения, вы, дорогие мама и папа, можете делать вещи, которые также отталкивают детей — конечно, не намеренно, но тем не менее отталкивая.Если вы заметили, что ваши взрослые дети действуют одним из следующих способов, возможно, пришло время проверить реальность:

  • Они редко звонят вам, а если вы позвоните им, они ответят через несколько дней.
  • С ними сложно строить планы, даже если они, кажется, находят время для друзей.
  • Они мало рассказывают вам о том, что происходит в их жизни. Обычный ответ: «Все в порядке».
  • Они часто раздражаются, когда вы делаете конструктивные комментарии, даже если обратная связь полностью в их интересах.
  • Вы всегда были рядом с ними, но они не всегда рядом с вами. Кажется, что ваши проблемы смущают или раздражают их, и они сбивают вас с толку.
  • Они называют вас «мама мученица» или «папа святой» — и это не комплимент.

Оцените свою роль и свои возможности

Если что-либо из вышеперечисленного кажется вам знакомым, относитесь к ним как к красным флажкам, которые нельзя игнорировать. Ваша цель — улучшить отношения, и, как родитель, вы находитесь за рулем. Вот вопросы, которые стоит задать себе:

1.Вы так часто звоните детям (или пишете по электронной почте, или отправляете текстовые сообщения), что вас сочтут преследователем?

Может быть, вы звоните слишком часто или звоните в плохие времена (например, когда дети собирают своих детей спать).

Что вы можете сделать: Если вы хотите эффективно общаться, спросите своего сына или дочь, как им больше всего нравится, когда с ними связываются — по телефону, электронной почте или текстовым сообщениям и когда лучше всего связываться. Тогда уважайте их пожелания.

2. Действительно ли ваша конструктивная обратная связь скрывает критику?

Ваш сын знает, что у него избыточный вес, и это нездорово.Ваша дочь знает, что на работе ее используют в своих интересах. Все дети хотят одобрения родителей, независимо от их возраста.

Что ты умеешь делать: Щедро хвалить; ценю искренне. Прокомментируйте, какой прекрасный родитель ваша дочь или как вы гордитесь похвалой сына на работе. Держите отрицательную «обратную связь» при себе.

3. Считаете ли вы, как часто они строят планы с вами по сравнению с другими?

Не ходи туда, — говорит Коулман.«Некоторые взрослые дети предпочитают быть со своими друзьями или собственными супругами и детьми, и это вопрос проводки, а не плохого воспитания с вашей стороны».

Что вы можете сделать: Планируйте короткие специальные встречи (воскресный бранч с рогаликами или пятничный вечер пиццы), чтобы у них была мотивация прийти.

4. Вы вмешиваетесь?

Может быть, дети не делятся с вами информацией, потому что вы задаете слишком много вопросов или даете нежелательный совет.

Что вы можете сделать: Если ваш сын сказал вам, что он подал заявление на новую должность в новой компании, не начинайте копаться в грязи о льготах, часах работы, обязанностях и т. Д.Предположим, он скажет вам, если получит это, и если вы не получите ответа через месяц или около того, просто спросите, есть ли еще какие-нибудь новости. Не говорите: «Может, тебе стоит позвонить им, чтобы показать, насколько ты заинтересован».

5. Чувствуете ли вы себя признанным исключительно своей родительской ролью?

Коулман предполагает, что родители, все существо которых существует для своих детей, часто имеют нереалистичные ожидания относительно долга своих взрослых детей перед ними.

«Это особенно сложно для родителей, которые ожидают, что их дети исправят эмоциональные проблемы их (родительского) детства, будучи плечом, на котором можно поплакать, звуковой доской, доверенным лицом», — говорит он.Дети обычно не хотят этой роли.

Что вы можете сделать: Это когда вам нужно лечить себя. И работайте над развитием своей личности вне роли родителей, бабушек и дедушек.

6. Всегда ли вы говорите «да», даже если хотите сказать «нет»?

Никто не любит мучеников, поэтому, если вы всегда говорите «да», когда вам иногда хочется сказать «нет», подумайте об этом: можно сказать «нет» на просьбы, которые вы не хотите или не можете выполнить, без больших неудобств для себя. .Но нужно различать реальную потребность в помощи и ребенка, который звонит только тогда, когда ему что-то нужно.

Что вы можете сделать: Если ваш ребенок выходит на связь только тогда, когда ему нужна помощь, используйте просьбу в качестве обучающего момента, сказав: «Я счастлив сделать это (или мне очень жаль, что я не могу сейчас ). Но я также хотел бы весело провести время с тобой и семьей, потому что иногда мне кажется, что я вижу тебя только тогда, когда тебе что-то нужно ». Коулман говорит, что лучше сказать «нет», чем чувствовать обиду.

Итог

Мы родители до самой смерти.Наша работа — идти по большому пути — даже если нас расстраивает сверхчувствительный ребенок или королева драмы, — потому что мы те, кто моделирует и учат, как работают здоровые отношения. (Это означает, что также можно устанавливать границы с трудными детьми.)

Никто из нас не идеален, но мы всегда можем проверить себя, чтобы спросить: настолько ли хороши мои отношения с моим ребенком, насколько это возможно — с учетом любых существенных различий, которые у нас могут быть — и если нет, то что я могу сделать, чтобы это исправить? лучше?

См. Также: 9 вещей, которые вы никогда не должны говорить своим внукам

Ссылки на солидарность и амбивалентность

Психологическое старение.Авторская рукопись; доступно в PMC 2010 1 июня 2010 г.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC26

NIHMSID: NIHMS94367

Переписку следует направлять Кире С. Бердитт, Институт социальных исследований Мичиганского университета, 426 Томпсон. St., Ann Arbor, MI., 48104-2321, [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на сайте Psychol Aging См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Напряженность является нормой в отношениях между родителем и взрослым ребенком, но мало исследований по темам, которые вызывают наибольшее напряжение, или о том, связано ли напряжение с общим качеством отношений.Взрослые сыновья и дочери в возрасте от 22 до 49 лет, а также их матери и отцы ( N = 158 семей, 474 человека) сообщили об интенсивности различных проблемных тем и качестве взаимоотношений (солидарность и амбивалентность) друг с другом. Напряженность варьировалась между семьями и внутри семей в зависимости от поколения, пола и возраста потомства. По сравнению с напряженностью по отдельным вопросам, напряжение в отношениях было связано с более низкой эмоциональной солидарностью и большей амбивалентностью. Полученные данные согласуются с гипотезой о расколе в развитии, которая указывает на то, что напряженность между родителями и детьми является обычным явлением и является результатом несоответствий в потребностях развития, которые различаются в зависимости от поколения, пола и возраста.

Ключевые слова: родитель-ребенок, напряженность, амбивалентность, солидарность, конфликт, межличностные проблемы

Отношения родитель-ребенок — одна из самых длительных и эмоционально напряженных социальных связей. Хотя эта связь часто является позитивной и поддерживающей, она также включает в себя чувства раздражения, напряжения и двойственности (Luescher & Pillemer, 1998). Действительно, родители и их дети сообщают о том, что испытывают напряженность еще долгое время после того, как дети вырастут (Clarke, Preston, Raksin, & Bengtson, 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw, Krause, Chatters, Connell, & Ingersoll-Dayton, 2004; Talbott, , 1990).Однако отсутствует информация о темах, которые вызывают более сильную напряженность у родителей и их взрослых детей, а также о том, сообщают ли матери, отцы, их сыновья и дочери о напряженности аналогичной интенсивности. Кроме того, неясно, связана ли напряженность с общим качеством отношений. Описание различий в восприятии напряженности и ее связи с качеством отношений между родителями и взрослыми детьми имеет решающее значение из-за последствий, которые эта связь может иметь для общего качества жизни, депрессивных симптомов и здоровья (Fingerman, Pitzer, Lefkowitz, Birditt, & Mroczek , в печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1997).

В настоящем исследовании были изучены темы, вызывающие напряженность у родителей и их взрослых детей, для достижения двух целей: 1) изучить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола и возраста взрослых детей, и 2) оценить связи между напряжением. интенсивность, солидарность и двойственность.

Темы напряженности в отношениях родителей и взрослых детей

В широком смысле межличностная напряженность — это раздражение, испытываемое в социальных связях. Поэтому напряженность может варьироваться от незначительного раздражения до открытого конфликта.Гипотезы о заинтересованности в развитии и расколе в развитии обеспечивают полезную основу для понимания того, почему существует напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком на протяжении всей жизни. Согласно гипотезе о доле развития, родители более эмоционально вовлечены в отношения, чем взрослые дети, и это различие поколений остается неизменным на протяжении всей жизни (Bengtson & Kuypers, 1971; Rossi & Rossi, 1990; Shapiro, 2004). Фингерман (1996; 2001) расширил гипотезу о ставке развития концепцией разрыва в развитии, в которой она предположила, что напряженность в отношениях между родителями и детьми возникает из-за несоответствий в потребностях развития родителей и их детей.Два раскола, которые характеризуют связь между родителем и взрослым ребенком, включают независимость (также называемую заботой о себе) и важность, придаваемую отношениям (Fingerman, 1996). Эти расколы могут привести к различным темам напряженности и различиям в восприятии напряженности между членами семьи.

Качественные исследования описали темы напряженности в отношениях между родителем и взрослым ребенком, установив, что напряженность является обычным явлением и охватывает широкий круг вопросов (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw et al., 2004; Talbott, 1990). Эти исследования в основном были сосредоточены на описании напряженности между взрослыми и их родителями, без предоставления теоретических объяснений причин возникновения напряженности или интенсивности этих тем. Более того, мало что известно о том, как восприятие напряженности различается внутри или между семьями, или о том, как эти противоречия влияют на качество отношений.

Мы рассмотрели две теоретические категории тем о напряжении, которые могут объяснить различия в качествах взаимоотношений между взрослыми и их родителями.Напряженность может отражать либо параметры отношений, либо поведение одного из участников отношений (Braiker & Kelley, 1979; Fingerman, 1996). Мы называем эти противоречия отношениями и индивидуальными противоречиями. Напряженность в отношениях относится к тому, как диада взаимодействует, и охватывает вопросы эмоциональной близости и сплоченности или их отсутствия. Индивидуальная напряженность связана с поведением одного члена диады и часто связана с независимостью или заботой о себе. Мы использовали эти категории, чтобы сгруппировать противоречия, обнаруженные в литературе (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Хагестад, 1987; Морган, 1989, Талботт, 1990). Напряженность в отношениях включает нежелательные советы, частоту контактов, личностные различия, воспитание детей и прошлые проблемы в отношениях. Индивидуальные противоречия включают работу / образование, финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни и здоровье. Это исследование включало количественную оценку этой напряженности, позволяющую сравнить оценки родителей и взрослых детей в отношении интенсивности отношений и личных противоречий. Мы определили интенсивность как степень, в которой конкретная тема вызывает напряжение.

Восприятие напряженности по поколениям, полу и возрасту

Раскол в развитии и возникающая в результате напряженность может варьироваться в зависимости от структурного контекста и контекста развития. Мы рассматриваем три фактора, которые особенно важны в отношениях родителей и взрослых детей: поколение, пол и возраст (Росси и Росси, 1990). Во-первых, из-за различий в потребностях в развитии и вложениях в отношения родители и взрослые дети могут по-разному воспринимать темы напряжения.Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что взрослые дети сообщали о большей напряженности в отношении стиля общения и взаимодействия (напряженности в отношениях) по сравнению с другими темами. Фингерман (1996) обнаружил, что дочери сообщали о большем напряжении, связанном с чувством вторжения (напряженность в отношениях), чем их матери. Эти различия могут быть результатом разногласий между родителями и детьми в их взглядах на важность отношений (Bengtson & Kuypers, 1971; Fingerman, 1996). Поскольку родители чувствуют себя более вовлеченными в отношения, чем их дети, они могут сообщать о меньшем напряжении в отношении фундаментальных проблем диадного взаимодействия, тогда как их взрослые дети могут сообщать о большей напряженности в отношениях из-за усилий родителей установить более близкие отношения.Например, родители могут предъявлять больше требований к большему контакту или давать больше нежелательных советов (напряженность в отношениях), чем их дети.

Из-за этих разногласий в развитии восприятие личных противоречий также может варьироваться от поколения к поколению. Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что родители сообщали о большей напряженности в отношении привычек и образа жизни взрослых детей (как они тратят свое время и деньги, проблемы, связанные со здоровьем), чем по другим вопросам напряжения. Действительно, родители часто ожидают, что их взрослые дети начнут карьеру, обретут финансовую независимость, выйдут замуж и родят детей.Благополучие родителей часто зависит от успеха их детей в этих ролях (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Поскольку родители испытывают сильное желание, чтобы их дети достигли статуса взрослых и независимости (Fingerman & Pitzer, 2007), они могут ощущать более сильное напряжение в отношении независимости и способности своих взрослых детей заботиться о себе и сообщать о более сильных индивидуальных напряжениях, чем их взрослые дети.

Большая часть исследований напряженности между родителями и взрослыми детьми до сих пор была сосредоточена на связи между матерью и дочерью или, когда включались отцы и сыновья, не рассматривала результаты отдельно по полу.Однако восприятие напряженности может варьироваться в зависимости от пола. Отношения с дочерьми, как правило, более эмоционально насыщены, связаны с большей близостью и конфликтами (Fingerman, 2001; Smetana, Daddis & Chuang, 2003). Матери также склонны иметь больше близости и конфликтов со своими детьми, чем отцы (Collins & Russell, 1991). В целом напряженность может быть более сильной с матерями или дочерьми, чем с отцами или сыновьями.

Из-за изменений в развитии и связанных с возрастом различий в уровнях развития напряженность, о которой сообщают родители и взрослые дети, также может варьироваться в зависимости от возраста взрослых детей (Fingerman, 1996).Например, семьи с детьми старшего возраста могут испытывать меньшую напряженность из-за увеличения автономии взрослых детей. По мере того как взрослые дети получают работу и заводят новые отношения, родители могут меньше беспокоиться о недостаточной независимости своих взрослых детей. Снижение контактов с детьми по мере взросления также может привести к снижению напряженности (Akiyama, Antonucci, Takahashi, & Langfahl, 2003).

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность

Напряженность, скорее всего, влияет на качество отношений.В настоящем исследовании рассматриваются два аспекта качества взаимоотношений: аффективная солидарность и амбивалентность. Аффективная солидарность относится к положительным настроениям между членами семьи, включая привязанность, эмоциональную близость, доверие и уважение (Bengtson & Roberts, 1991; Bengtson, Giarrusso, Mabry, & Silverstein, 2002). Из-за заинтересованности в развитии родители склонны сообщать о большей эмоциональной солидарности со своим потомством, чем их потомство с ними (Shapiro, 2004).

В отличие от солидарности, амбивалентность между поколениями включает конфликтующие чувства или познания, которые возникают, когда социальные структуры не включают четких руководящих принципов для межличностного поведения или отношений (Connidis & McMullin, 2002). Эта социологическая или структурная амбивалентность возникает, когда роли включают противоречивые ожидания в отношении поведения. Пол и поколение являются важными структурными детерминантами амбивалентности в отношениях родителей и взрослых детей. Эта структурная амбивалентность приводит к психологической амбивалентности, которая определяется как переживание положительных и отрицательных чувств по поводу одних и тех же отношений (Luescher & Pillemer, 1998).Например, дочь может одновременно испытывать чувство любви и раздражения по отношению к матери. Скорее всего, факторы, помимо социальных ролей, предсказывают большую или меньшую амбивалентность. В частности, определенные противоречия могут быть связаны с амбивалентностью.

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность может варьироваться в зависимости от темы напряжения. Фактически, небольшое количество исследований показывает, что напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком связана с меньшим вниманием к отношениям и амбивалентностью.Фингерман (1996) обнаружил, что матери, которые чувствовали себя исключенными своими дочерьми, меньше уважали отношения. Точно так же дочери, которые сообщали о напряженности из-за того, что их матери непреднамеренно советовали, выказывали меньше внимания отношениям. Родители сообщали о большей двойственности, когда их дети были слишком заняты, чтобы проводить с ними время (Peters, Hooker, & Zvonkovic, 2006). Взрослые дети сообщали о большей амбивалентности по отношению к родителям, которые раньше были отвергающими и враждебными (Willson, Shuey, & Elder, 2003).

Некоторые исследования показывают возможную связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. Фингерман (1996) обнаружил, что матери и дочери, которые связывали напряженность с раздражающим поведением / привычками, сообщили о большем внимании к своим отношениям. Родители склонны сообщать о большей амбивалентности, когда их дети не достигли статуса взрослых (брак, дети и работа) или имеют финансовые трудности (Fingerman, Chen, Hay, Cichy, & Lefkowitz, 2006; Pillemer & Suitor, 2002; Willson, Shuey, Elder, & Wickrama, 2006).Родители также сообщают о большей амбивалентности, когда взрослые дети оказывают помощь и поддержку в решении их проблем со здоровьем (Spitze & Gallant, 2004). Точно так же взрослые дети склонны сообщать об амбивалентности, когда они ожидают заботы родителей и проблем со здоровьем (Willson et al., 2003; Wilson et al., 2006). Напряженность в отношениях, скорее всего, имеет большее влияние на общее восприятие отношений, чем индивидуальная напряженность, потому что она связана с фундаментальной напряженностью во взаимодействии диады.

Настоящее исследование

Настоящее исследование стремилось внести вклад в литературу о взаимоотношениях между поколениями несколькими способами.В отличие от предыдущего исследования, в котором описывалась напряженность и / или исключались отцы и сыновья, мы включили рейтинги напряженности со стороны матерей, отцов и их сыновей и дочерей молодого и среднего возраста. Кроме того, мы исследовали связи между напряжением, аффективной солидарностью и амбивалентностью. В этом исследовании были изучены два вопроса:

1) Различаются ли представления об отношениях и индивидуальной напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка?

Основываясь на гипотезах о ставке развития и расколе, а также на предыдущих качественных исследованиях напряженности, мы предсказали, что родители будут сообщать о более сильных личных напряжениях, чем их взрослые дети (из-за опасений за независимость своих детей), а взрослые дети будут сообщать о более интенсивных напряжениях в отношениях. чем их родители (из-за раздражения по поводу того, что родители больше вкладывают средства в галстук; Кларк и др., 1999; Пальчик, 1996). Кроме того, основываясь на литературе, посвященной гендерным конфликтам и конфликтам между родителями и детьми, мы предсказали, что диады с матерями или дочерьми будут сообщать о более сильной напряженности, чем диады с отцами или с сыновьями. Мы также прогнозировали, что семьи со взрослыми детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности из-за увеличения автономии взрослых детей и уменьшения контактов.

2) Связаны ли отношения и индивидуальная напряженность с качеством отношений (аффективная солидарность и амбивалентность)?

Поскольку напряженность в отношениях связана с общими проблемами диадного взаимодействия, а не с поведением одного члена диады, мы предсказали, что члены семьи, сообщающие о более интенсивных напряжениях в отношениях, будут сообщать о более низкой солидарности и более высокой амбивалентности.Мы предположили, что связь между напряженностью в отношениях и качеством отношений будет больше, чем связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений.

Метод

Участники

Участники были из исследования семьи взрослых (Fingerman, Lefkowitz, & Hay, 2004), которое включало 158 ( N = 474) семейных триад (мать, отец, взрослый ребенок), проживающих в Филадельфии. территория города. Участники прошли индивидуальные телефонные и видеозаписи интервью, а также оценили напряженность и качество отношений на бумаге и карандашом.включает образец описания. Отбор участников включал метод стратифицированной выборки по возрасту взрослого ребенка (от 22 до 33, от 34 до 49), полу и этнической принадлежности взрослых детей. Набор большей части выборки происходил из списка, приобретенного у Genesys Corporation (85%), а оставшаяся часть (15%) — из удобной выборки (например, снежный ком, реклама и церковные бюллетени). Метод удобной выборки помог увеличить выборку афроамериканцев и добиться большего разброса в качестве взаимоотношений (Karney, Davila, & Cohan, 1995).Процедуры выборки происходили с равным распределением по стратификационным группам по полу, возрасту и этнической принадлежности.

Таблица 1

Характеристики выборки

15362
Взрослые Дети
( n = 158)
Отцы
( n = 158)
Матери
( n = 158)
Средние значения и стандартные отклонения
Возраст 34.97 63,00 61,26
(7,28) (9,27) (8,79)
14361 14361
(1,97) (2,80) (2,66)
Физическое здоровье, самооцененное a 3,75 3.34 3,27
(0,85) (0,94) (1,01)
Пропорции 9036
Женщины 0,52 0,00 1,00
Этническая принадлежность 32 0,32 0,32
Европейский американец 0,68 0,68 0,68
9036 Повторный брак 0,61 0,90 0,89
Другое 0,39 0,10 0.11

Родители завершили измерения напряженности и качества их отношений с целевым ребенком, и целевой ребенок сообщил о каждом из своих родителей. Триады состояли из взрослых детей (в возрасте от 22 до 49 лет; 48% мужчин) и их матерей и отцов (в возрасте от 40 до 84 лет), которые жили в пределах 50 миль друг от друга. Исследователи не включали тех, кто вместе проживал в исследовании. Треть выборки составляли афроамериканцы, а остальные — европейские американцы.В общей сложности 61% взрослых детей состояли в браке, и 87% родителей состояли в браке друг с другом. Всего 4 отца не выполнили измерения напряженности.

Меры

Напряженность

Участники выполнили оценку из 16 пунктов, оценивающую степень, в которой они испытали напряженность со своим взрослым ребенком / матерью / отцом за последние 12 месяцев в отношении конкретных проблемных тем. Мы извлекли темы напряженности из предыдущего исследования напряженности родителей и взрослых детей (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996, Hagestad, 1987; Морган, 1989; Talbott, 1990).

Указания по измерению напряжения были следующими: «Ниже приведены вопросы, которые могут вызвать напряжение между родителями и их взрослым сыном или дочерью. Напряжение означает, что по крайней мере один человек обеспокоен, даже если он не говорит об этом. Укажите степень, в которой каждая из этих проблем вызывает напряжение у вас или вашего родителя / ребенка по шкале от: 1 ( совсем не ), 2 ( немного ), 3 ( примерно ), 4 ( совсем немного ), до 5 ( много ).Таким образом, каждая напряженная тема получила оценку интенсивности напряженности.

Когда напряженность касалась родителей или взрослого ребенка (например, домашнее хозяйство, работа, финансы, здоровье и воспитание детей), мы спрашивали о напряженности отдельно для родителей и взрослых детей. Когда напряжение относилось к диадическим взаимодействиям (например, личностным различиям), мы спрашивали о напряженности только один раз.

Мы рассматривали напряженность как две шкалы: отношения и индивидуальные напряжения. Мы создали весы, вычислив среднее значение элементов.Чтобы проверить обоснованность этих двух теоретических категорий, восемь исследователей социальных наук сгруппировали темы в две категории. Если по крайней мере шесть оценщиков (0,75) соглашались по теме, мы считали это допустимым примером категории. Напряженность во взаимоотношениях включала: частоту контактов, личностные различия, нежелательные советы, прошлые проблемы в отношениях и воспитание детей. Индивидуальные противоречия включали: финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни, работу / образование и здоровье. Все противоречия, кроме двух: политика / религия и отношение к другим, подпадают под эти две категории.Альфа Кронбаха продемонстрировала статистическую надежность теории двух категорий; 0,75 для напряженности в отношениях и 0,86 для индивидуальной напряженности.

Аффективная солидарность

Мы оценили положительные чувства по поводу отношений с помощью индекса аффективной солидарности Бенгтсона (Bengtson & Schrader, 1982), в котором участники указали, насколько они доверяют, понимают, уважают, чувствуют привязанность и чувствуют своего взрослого ребенка / матери. / отец является удовлетворительным от 1 ( не очень хорошо ) до 5 ( очень хорошо ).Общая оценка складывается из пяти пунктов ( α = 0,85).

Амбивалентность

Как это часто бывает в появляющейся литературе, относящейся к амбивалентности (Fingerman et al., 2006; Willson et al., 2003), мы создали меру амбивалентности с оценками положительных и отрицательных аспектов отношений, первоначально использовавшихся в исследование American Changing Lives (Umberson, 1992). Хотя косвенные оценки могут отражать восприятие различий в отношениях между социальными партнерами (Priester & Petty, 2001), этот подход связан с другими мерами амбивалентности (Willson et al., 2003) и может быть более эффективным, чем прямой опрос участников об их смешанных чувствах (Pillemer & Suitor, 2002). Людям может быть трудно оценить свои смешанные чувства, но меньше проблем с оценкой того, насколько они позитивны и негативны (Luescher & Pillemer, 1998). Положительная оценка включала два пункта (насколько он / она заставляет вас чувствовать себя любимыми и заботливыми, насколько он / она вас понимает). Отрицательная оценка включала два пункта (насколько он / она вас критикует, насколько он / она предъявляет к вам требования) с оценками от 1 (, совсем не ) до 5 (, очень много, ).Мы использовали формулу подобия и интенсивности компонентов Гриффина для расчета амбивалентности [(положительный + отрицательный) / 2- | положительный — отрицательный |] + 1,5 (Thompson, Zanna, & Griffin, 1995). Более высокие баллы отражают большую амбивалентность.

Поколение, пол и возраст

Поколение и пол родителей включали четыре категории: 1 ( взрослых детей, сообщающих об отце ), 2 ( взрослых детей, сообщающих о матери ), 3 ( матери, сообщающих о взрослом ребенке ). ), и 4 ( отец, сообщающий о взрослом ребенке) .Мы классифицировали семьи по возрасту и полу взрослых детей: 0 ( в возрасте от 22 до 33 ), 1 ( в возрасте от 34 до 49 ) и 0 ( дочь ), 1 ( сын ).

Ковариаты

Мы кодировали этническую принадлежность как 0 ( европейский американец ), 1 ( афроамериканец ). Образование состояло из количества завершенных лет обучения (от 7 до 18). Участники оценили свое здоровье от 1 ( плохо, ) до 5 (, отлично, ). Участники также заполнили шкалу управления впечатлениями из 10 пунктов Сбалансированного перечня социально желательных реакций (Paulhus, 1984; 1991), чтобы изучить, в какой степени участники представили положительный имидж, а не ответили правдиво.Участники указали согласие от 1 ( не соответствует ) до 7 ( очень верно ) с такими пунктами, как: «Иногда я лгу, если мне нужно» и «Я никогда не брал вещи, которые мне не принадлежат» ( α = 0,66).

Стратегия анализа

Поскольку данные включали нескольких респондентов из одной семьи (т. Е. Взрослого ребенка, матери и отца), а дети сообщили об обоих родителях, мы использовали многоуровневое моделирование для учета вложенных данных (SAS PROC MIXED; Littell , Милликен, Строуп и Вольфингер, 1996; Зингер, 1998).PROC MIXED идеально подходит для этого типа данных, в которых существует несколько зависимостей (например, между членами семьи и между ответами одного и того же человека). В частности, мы оценили модели, которые включали случайный семейный эффект (подразумевающий корреляцию наблюдений внутри одной семьи) и случайный родитель / ребенок в семейном эффекте, который позволял матери и отцу сообщать об одном и том же ребенке и отчетам ребенка об обоих родителях. коррелировать. Модели включали два уровня, в которых переменные верхнего уровня включали характеристики семейной триады (например,g., возраст взрослого ребенка, пол взрослого ребенка, этническая принадлежность), а переменные более низкого уровня включали характеристики родителя или взрослого ребенка (например, пол родителя, оценки напряженности или качества отношений, социально желательная реакция, состояние здоровья). Характеристики верхнего уровня варьировались между семьями, тогда как переменные более низкого уровня варьировались внутри семьи. Мы рассматривали этническую принадлежность, образование и здоровье как коварианты, потому что они часто связаны с качеством отношений (Birditt & Antonucci, 2007; Hill & Sprauge, 1999) и социально желательной реакцией, потому что люди могут сообщать о менее сильной напряженности, чтобы казаться социально желательными (Birditt И Fingerman, 2003).В целях экономии времени ковариаты не отображаются в таблицах.

Анализ состоял из трех этапов. Сначала мы провели описательный анализ. Затем мы оценили модели, чтобы оценить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка. Таким образом, шкалы для тем взаимоотношений и отдельных тем были переменными результата. Наконец, мы оценили модели, чтобы изучить связи между интенсивностью темы напряженности, аффективной солидарностью и амбивалентностью.Индивидуальная напряженность и напряженность в отношениях были предикторами, а шкалы качества отношений — результатами.

Результаты

Результаты представлены в трех разделах. В первом разделе мы суммируем описательную статистику. Во втором и третьем разделах мы описываем результаты двух наборов многоуровневых моделей, изучающих, варьируется ли напряженность в зависимости от характеристик семей, родителей и их взрослых детей, и предсказывает ли напряженность различия в качестве отношений.

Описательные

Мы рассчитали описательную статистику, чтобы дать общую картину интенсивности напряженности, агрегированной между родителями и взрослыми детьми. Напряжение отношений было немного более интенсивным ( M = 1,89, SD = 0,76), чем индивидуальные напряжения согласно парному выборочному t-критерию ( M = 1,83, SD = 0,75; t = 2,46). , с. <. 05). Хотя средние оценки интенсивности были довольно низкими, 94% участников отметили, по крайней мере, небольшое напряжение в отношении хотя бы одной из тем взаимоотношений или индивидуального напряжения.Корреляции выявили относительно высокую связь между отношениями и индивидуальной напряженностью ( r = 0,71, p <0,01). Хотя исследования показывают, что проблемными являются только корреляции выше 0,80 (Licht, 1995), мы рассмотрели, были ли проблемы из-за мультиколлинеарности в более поздних анализах. включает все другие корреляции.

Таблица 2

Корреляции между напряжениями и переменными качества взаимоотношений


солидарность 9036

Темы напряженности по поколениям, полу и возрасту взрослых детей

Мы использовали двухуровневые многоуровневые модели, чтобы проверить, варьируется ли интенсивность отношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка с двумя моделями: одна для напряженности в отношениях и один для индивидуальных напряжений ().Поскольку ни одно из взаимодействий между возрастом, полом и поколением не было значимым, мы удалили их из моделей. Чтобы изучить различия по полу родителей и поколений, мы включили четыре запланированных контраста (мать против ребенка, отец против ребенка, мать против отца, восприятие ребенком матери и отца).

Таблица 3

Интенсивность взаимоотношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка

Отношения
напряжений
Индивидуальные
напряжения
Аффективные
солидарность
Индивидуальная напряженность 71 **
Аффективная солидарность -.43 ** −.22 **
Амбивалентность .44 ** .33 ** −.52 **
8 B 80 * 9080 * Разница между семьей 0,02 2 логарифм правдоподобия
Родство Индивидуальное
B F B SE B F
Поколение / пол родителя 6,00 **
Запланированные контрасты 2,34 11,76 **
Мать против взрослого ребенка 0,09 6.93 **
Мать против отца 1,21 0,40
Ребенок о матери против отца 2,06
Пол взрослого ребенка (сына) −0,17 0,08 5,00 * −0,16 0.08 4,03 *
Возраст взрослого ребенка (от 34 до 49 лет) 0,17 0,08 4,74 * 0,08 0,08 1,00 0,14 0,03 4,98 ** 0,17 0,03 5,43 **
Различия между родителями и детьми в семье 0,002 0.03 0,10 0,02 0,02 0,90
Остаточная дисперсия 0,34 0,03 12,05 ** 0,29 12361
1237,4 ** 1206,5 **

Как и ожидалось, напряженность в отношениях варьировалась в зависимости от пола (родителя и взрослого ребенка) и в зависимости от пола (возраста родителя и взрослого ребенка) взрослый ребенок, но возрастной эффект оказался противоположным ожидаемому направлению.В тексте приведены расчетные средства, помогающие интерпретировать запланированные контрасты, представленные в. Потомство сообщило о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями ( M = 1,92, SE = 0,06), чем с отцами ( M = 1,76, SE = 0,06). Семьи с дочерьми ( M = 1,96, SE = 0,05) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с сыновьями ( M = 1,79, SE = 0,06). Семьи со взрослыми детьми ( M = 1.96, SE = 0,06) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с более молодыми детьми ( M = 1,79, SE = 0,06). Напряженность в отношениях не различалась между матерями и отцами или поколениями.

Индивидуальные противоречия различаются в зависимости от поколения и пола ребенка. Согласно гипотезе, матери ( M = 1,94, SE = 0,06) и отцы ( M = 1,90, SE = 0,06) сообщали о более сильной индивидуальной напряженности, чем взрослые дети, в отношении своих матерей ( M ). = 1.76, SE = 0,06) или отцов ( M = 1,67, SE = 0,06). Семьи с дочерьми сообщили о более сильной индивидуальной напряженности ( M = 1,90, SE = 0,06), чем семьи с сыновьями ( M = 1,74, SE = 0,06). Индивидуальная напряженность не зависела от пола родителей или возраста взрослого ребенка.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

В следующем анализе мы использовали двухуровневые многоуровневые модели для изучения взаимосвязей между отношениями и индивидуальной напряженностью, аффективной солидарностью и амбивалентностью ().Из-за высокой корреляции между индивидуальной напряженностью и напряженностью отношений мы оценили модели с двумя шкалами вместе в качестве предикторов в одних и тех же моделях, а также с двумя шкалами в качестве предикторов в отдельных моделях, чтобы проверить, были ли проблемы при оценке параметров из-за множества факторов. коллинеарность. Когда предикторы были введены вместе, мы обнаружили, что индивидуальная напряженность предсказывала большую аффективную солидарность, но не показывала связи с амбивалентностью, тогда как напряженность в отношениях предсказывала более низкую аффективную солидарность и большую амбивалентность.Мы обнаружили разные результаты, когда предикторы вводились отдельно, что указывает на возможные проблемы с оценкой из-за мультиколлинеарности. Таким образом, мы представляем модели с введенными отдельно шкалами. Мы оценили четыре модели с аффективной солидарностью и амбивалентностью как результаты, а индивидуальную напряженность (модели 1 и 3) и напряженность в отношениях (модели 2 и 4) как отдельные предикторы. Мы включили поколение / пол родителей, пол взрослого ребенка, возраст взрослого ребенка, самооценку здоровья, социальную желательность, образование и этническую принадлежность в качестве ковариат.

Таблица 4

Аффективная солидарность и амбивалентность в зависимости от интенсивности напряжения

90 336 9036
Аффективная солидарность Амбивалентность
Модель 1 Модель 2 Модель 2 9067
B SE B F B SE B F B B F B SE B F
Межличностное напряжение 9036
Отношение -1.62 0,18 81,37 ** 0,60 0,06 103,65 ** −0,68 0,19 12,13 ** 0,41 0,06 41,68 **
между семьями08 0,59 5,26 ** 3,87 0,68 5,67 ** 0,13 0,05 2,49 **
Разница между родителями и детьми
внутри семьи
0,05 0,46 0,10 0,08 0,49 0,15 0,11 0,06 1,74 1,7408 0,06 1,29
Остаточная дисперсия 6,18 0,51 12,14 ** 6,66 0,55 12,17 6 12,17 6 9036 * 0,76 0,06 12,16 **
— 2 логарифмическая вероятность 2960,60 ** 3027.80 ** 1637,30 ** 1692,10 **

модели и аффективные ассоциации. Как и предполагалось, более сильная напряженность в отношениях предсказывала меньшую аффективную солидарность. Более сильная индивидуальная напряженность также предсказывала более низкую солидарность. Модели, предсказывающие амбивалентность, показали, что более интенсивные отношения и индивидуальная напряженность предсказывают большую амбивалентность.Поскольку предыдущая литература показала, что напряженность в отношениях предсказывает более низкое качество отношений, чем индивидуальная напряженность, мы сравнили силу связи между напряженностью в отношениях и качеством отношений с силой связи между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. В частности, мы статистически сравнили степень согласия моделей с оценками логарифмического правдоподобия −2 (Singer & Willett, 2003). Оценка степени согласия включает вычитание оценок логарифмического правдоподобия −2 двух моделей и изучение разницы в распределении хи-квадрат со степенью свободы, равной 1.Сравнение показателей согласия показало, что модели с напряжением в отношениях как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности обладают значительно лучшим соответствием, чем модели с индивидуальным напряжением как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности ( p <0,01) .

Обсуждение

Используя уникальную выборку триад европейского и афроамериканского родителей и взрослого ребенка, это исследование поддерживает гипотезу эволюционного раскола и вносит свой вклад в литературу по нескольким направлениям.Настоящее исследование показало, что большинство родителей и взрослых детей испытывали хотя бы небольшое напряжение друг с другом. Кроме того, влияние этих напряжений на качество отношений варьировалось в зависимости от темы напряжения, при этом некоторые темы напряжения более тесно связаны с общим качеством отношений, чем другие. Это исследование также показывает, что структурные или возрастные различия в интенсивности напряжения не всегда совпадают по темам напряжения. Например, хотя потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях с матерями, чем с отцами, не было различий между матерями и отцами в их восприятии отношений или личных противоречий.Также были отмечены возрастные различия в сообщениях о напряженности в отношениях, но не было таких различий в сообщениях об индивидуальной напряженности.

Напряженность по поколениям, полу и возрасту

Родители и взрослые дети в одних и тех же семьях по-разному воспринимали интенсивность напряжения. Интересно, что, несмотря на высокую корреляцию между отношениями и индивидуальной напряженностью, ее предикторы различались. В соответствии с нашей гипотезой, матери и отцы сообщали о более сильной индивидуальной напряженности (например,g., финансы, образование и здоровье), чем их взрослые дети. Этот результат аналогичен подростковой литературе, в которой говорится, что родители больше расстраиваются из-за конфликтов с детьми-подростками и что они склонны размышлять об этих взаимодействиях больше, чем их дети (Larson & Richards, 1994; Steinberg, 2001). Этот вывод особенно интересен, потому что он указывает на то, что родители все еще больше расстраиваются, когда дети становятся старше, но что различия между поколениями специфичны для личных противоречий, а не для напряженности в отношениях.Этот вывод может отражать гипотезу о ставке в развитии или концепцию раскола в развитии, при которой большее внимание родителей к узам также может привести к большему напряжению родителей (Fingerman, 1996). Различия между поколениями в восприятии личных противоречий могут быть признаком того, что родители хотят, чтобы их дети достигли независимого статуса. Родители часто обеспокоены независимостью своих детей и продолжают прилагать усилия, чтобы социализировать своих детей во взрослой жизни (Fingerman & Pitzer, 2007).Родители могут предпочесть приписать напряженность индивидуальной напряженности, а не напряженности в отношениях, как средство поддержания близких отношений со своими детьми.

Хотя мы предсказывали, что взрослые дети будут сообщать о более серьезных темах напряженности в отношениях, чем их родители, мы не обнаружили различий между поколениями в сообщениях на эти темы напряженности. Напряженность в отношении параметров отношений может быть результатом продолжающейся межличностной динамики, а не структурных переменных.Например, эти противоречия могут включать в себя проблемы, возникшие в начале отношений и сохраняющиеся на протяжении всей жизни. Кроме того, поскольку эти противоречия связаны с восприятием диадических взаимодействий, возможно, что оба индивида с большей вероятностью воспримут наличие проблемы по сравнению с индивидуальными напряжениями, которые связаны с одним из индивидов, а не диадой. Например, родители могут никогда не сообщать о своем раздражении по поводу финансового положения своего взрослого ребенка (индивидуального напряжения), тогда как напряжение, связанное с личностными различиями, может быть более очевидным при взаимодействии друг с другом.

Это исследование также продемонстрировало, что гендерные различия детей в интенсивности конфликта, обычно обнаруживаемые в исследованиях родителей и подростков, по-видимому, сохраняются и во взрослой жизни (Smetana et al., 2003). Семьи с дочерьми сообщили, что отношения и индивидуальная напряженность были более сильными, чем семьи с сыновьями. Этот вывод согласуется с исследованиями, показывающими, что отношения с дочерями более эмоционально насыщены, чем отношения с сыновьями (Rossi & Rossi, 1990).В семьях могут быть более сильные трения с дочерьми, потому что родители больше контактируют с дочерьми, чем с сыновьями.

Мы предсказывали, что матери будут сообщать о более сильной напряженности, чем отцы. Однако не было различий между отцами и матерями в их отчетах об интенсивности напряжения. Отсутствие различий между матерями и отцами в их восприятии является несколько неожиданным, учитывая, что матери часто сообщают о большей эмоциональной активности и вложениях в своих детей, чем отцы (Collins & Russell, 1991; Rossi & Rossi, 1990).Этот вывод также удивителен, учитывая, что в подростковой литературе указывается, что пол родителей часто является более значимым предиктором моделей взаимодействия, чем пол ребенка (Hauser et al., 1987; McHale, Crouter, & Whiteman, 2003). Различия между матерями и отцами могут исчезнуть в течение взрослой жизни, когда родители станут старше, а темы напряженности станут менее специфичными для пола. Например, теория гендерной интенсификации предполагает, что дети испытывают усиление гендерных ролей в подростковом возрасте, что совпадает с большей социализацией родителей по половому типу (Hill & Lynch, 1983).Однако эмпирическая литература по этой теории показала, что это усиление сильно зависит от контекста (Alfieri, Ruble & Higgins, 1996; Crouter, Manke, & McHale, 1995). Поэтому проблемы во взрослом возрасте могут быть более гендерно нейтральными (по сравнению с подростковым возрастом) и могут вызывать меньшие гендерные различия в том, как родители видят отношения. Следовательно, родители могут столкнуться с уменьшением своих родительских ролей в зависимости от пола, что приведет к более идиосинкразическим отношениям.

Интересно, что хотя матери и отцы одинаково воспринимали напряженность, потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями, чем с отцами.Это открытие может быть связано с более сильным чувством близости матери со своим потомством, чем отцов (Rossi & Rossi, 1990). Матери могут требовать большей близости и обычно более навязчивы, чем отцы (Fingerman, 1996).

Мы предсказывали, что семьи с детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности в целом из-за возрастного увеличения автономии детей и уменьшения частоты контактов, но вместо этого обнаружили, что семьи со взрослыми детьми старшего возраста сообщают о более сильной напряженности в отношениях.В соответствии с гипотезой «раскола в развитии» родители и взрослые дети могут испытывать все более противоречивые представления о важности своих отношений друг с другом. Дети среднего возраста могут быть менее вовлечены в связь между родителями и детьми, чем дети младшего возраста, потому что они с большей вероятностью создали свои собственные семьи и столкнулись с многочисленными ролевыми требованиями. Таким образом, в то время как родители становятся более заинтересованными в своих отношениях со своими взрослыми детьми, взрослые дети могут становиться все менее заинтересованными по мере взросления, создавая еще более сильную напряженность в отношениях.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

Как и предполагалось, напряженность в отношениях более тесно связана с качеством отношений, чем индивидуальная напряженность. И отношения, и индивидуальная напряженность предсказывали большую амбивалентность и меньшую аффективную солидарность, но напряженность в отношениях была более тесно связана с качеством отношений, чем отдельные темы напряжения. Эти результаты важны, потому что они показывают, что, хотя большинство родителей и взрослых детей испытывают хотя бы небольшое напряжение, некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие.Для родителей и их детей важно поддерживать хорошие отношения на протяжении всей жизни по ряду причин. Например, качество отношений связано с благополучием и здоровьем (Fingerman et al., В печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1991), а отношения между родителями и детьми являются важным источником поддержки и помощи для как родители, так и дети (Silverstein & Bengtson, 1997; Shaw et al., 2004).

Кроме того, интересно, что противоречия по отдельным темам могут отрицательно сказаться на взглядах родителей и детей друг на друга в целом.Напряженность в отношениях связана с фундаментальными проблемами диадического взаимодействия. Таким образом, интуитивно понятно, что напряженность в отношениях будет иметь большее значение для общего негативного мнения об отношениях. Возможно, что эти темы напряженности вредны, потому что они представляют собой давние противоречия, которые трудно изменить. Действительно, исследователи обнаружили, что отрицательные детские переживания связаны с амбивалентными чувствами во взрослом возрасте (Willson et al., 2003). Исследователи также обнаружили, что нежелательные советы связаны с меньшим вниманием друг к другу в отношениях матери и дочери (Fingerman, 1996).Эта более глобальная напряженность в отношениях может иметь широкое влияние на то, как родители и дети смотрят друг на друга в целом, что в конечном итоге может иметь последствия для обмена поддержкой, здоровья и благополучия.

Вывод, сделанный в настоящем исследовании, о том, что индивидуальная напряженность предсказывает более низкое качество отношений, согласуется с результатами исследования, касающегося амбивалентности в отношениях родитель-ребенок. В этих исследованиях изучались связи между структурными переменными (например, уход, брак, карьера, финансы) и амбивалентностью (Pillemer & Suitor, 2002; Willson et al., 2006) и обнаружил, что родители и взрослые дети сообщают о большей амбивалентности, когда дети не достигли статуса взрослых и независимости. Индивидуальные противоречия в этом исследовании могут отражать беспокойство и раздражение родителей по поводу прогресса их детей во взрослом возрасте. Это исследование продвигает эти результаты еще дальше и показывает, что родители и взрослые дети, сообщающие об этой напряженности, также сообщают о большей амбивалентности и меньшей аффективной солидарности. Интересно, что личная напряженность менее вредна для качества отношений, чем напряженность в отношениях.Возможно, родители и дети с меньшей вероятностью будут сообщать о своем раздражении относительно личных противоречий. Например, родители могут испытывать раздражение по поводу финансов или образования своих детей, о котором они никогда не сообщают, и, таким образом, эти проблемы менее пагубно сказываются на отношениях в целом. Также возможно, что эти противоречия менее вредны, потому что они отражают беспокойство или беспокойство друг о друге, а не фундаментальные проблемы во взаимоотношениях.

Ограничения и направления будущих исследований

Есть несколько ограничений, на которые следует обратить внимание в будущих исследованиях.Эта выборка несколько необычна и может быть весьма функциональной, поскольку большинство родителей все еще состояли в браке и желали участвовать в обширном опросе. Таким образом, хотя мы стремились разработать более полную оценку напряженности, мы, возможно, недостаточно представили семьи, которые менее функциональны и могут испытывать более серьезные напряжения, такие как пренебрежение, жестокое обращение, химическая зависимость и психологические расстройства. Из поперечного дизайна также неясно, предсказывает ли качество отношений (амбивалентность, аффективная солидарность) изменения интенсивности напряженности или наоборот, и будущие исследования должны изучить эти ассоциации с течением времени.Кроме того, ученые подвергли критике косвенное измерение амбивалентности, поскольку высокие баллы могут отражать дифференцированный взгляд на тему или восприятие разногласий между социальными партнерами, а не одновременные положительные и отрицательные чувства (Priester & Petty, 2001). В будущей работе следует учитывать последствия напряженности как для косвенной, так и для прямой оценки амбивалентности. Наконец, дальнейшие исследования должны оценить типы стратегий выживания, используемых в ответ на напряженность.Например, некоторые родители и взрослые дети могут избегать обсуждения определенного напряжения, в то время как другие могут спорить. Эти разные стили могут иметь уникальные последствия для качества отношений (Birditt & Fingerman, 2005; Fingerman, 1998).

Это исследование продвигает эту область, исследуя восприятие тем напряженности среди матерей, отцов и взрослых детей и последствия этих напряжений для аффективной солидарности и амбивалентности. Это исследование также очень необычно из-за большого количества включенных в него афроамериканских семей.Большинство исследований в семейной литературе охватывало только американцев европейского происхождения. Таким образом, наши результаты более распространены на разнообразную популяцию. Это исследование демонстрирует важность рассмотрения нескольких точек зрения на отношения. Родители и взрослые дети, состоящие в одних и тех же отношениях, по-разному воспринимают причины напряженности, и это восприятие может по-разному влиять на качество отношений. Напряженность связана с большей амбивалентностью и более низкой аффективной солидарностью.Для исследователей и практиков важно осознавать, что восприятие напряженности различается между семьями, внутри семьи и внутри человека в отношении различных отношений. Это исследование также показывает, что структурные и связанные с развитием вариации напряженности во многом зависят от темы напряжения и что некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие. Эти результаты имеют важное значение из-за длительного и далеко идущего воздействия отношений родитель-ребенок на благополучие, здоровье и поддержку.Следующие шаги включают изучение того, как родители и взрослые дети справляются с напряжением, и влияние этих противоречий на качество отношений с течением времени.

Благодарности

Это исследование было поддержано грантом R01AG17916 «Проблемы между родителями и потомством в зрелом возрасте» и R01 AG027769, «Психология передачи из поколения в поколение» Национального института старения. Мы хотели бы поблагодарить Кристин Айроуч и Программу развития жизненного пути за их полезные комментарии.Мы также хотели бы поблагодарить Кристину Хартман и Николь Фриззелл за их помощь в подготовке рукописи и Брэди Уэста за его помощь со статистическими моделями.

Сноски

Заявление издателя: Следующая рукопись является окончательно принятой рукописью. Он не подвергался окончательному редактированию, проверке фактов и корректуре, необходимой для официальной публикации. Это не окончательная версия, проверенная издателем. Американская психологическая ассоциация и ее Совет редакторов отказываются от какой-либо ответственности или обязательств за ошибки или упущения в этой версии рукописи, любой версии, полученной из этой рукописи NIH или другими третьими сторонами.Опубликованная версия доступна по адресу http://www.apa.org/journals/pag/

Более ранняя версия этой статьи была представлена ​​на собрании Геронтологического общества Америки в Далласе, штат Техас, ноябрь 2006 г., и в Обществе Встреча по изучению человеческого развития State College, PA, октябрь 2007 г.

Ссылки

  • Akiyama H, Antonucci T, Takahashi K, Langfahl ES. Негативное взаимодействие в близких отношениях на протяжении всей жизни. Журналы геронтологии: Серия B: Психологические и социальные науки.2003; 58: P70 – P79. [PubMed] [Google Scholar]
  • Альфиери Т., Рубль Д.Н., Хиггинс Е.Т. Гендерные стереотипы в подростковом возрасте: изменения в развитии и переход в неполную среднюю школу. Психология развития. 1996; 32: 1129–1137. [Google Scholar]
  • Бенгтсон В., Джарруссо Р., Мабри Дж. Б., Сильверстайн М. Солидарность, конфликты и амбивалентность: взаимодополняющие или конкурирующие взгляды на отношения между поколениями? Журнал брака и семьи. 2002. 64: 568–576. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Kuypers JA.Различия между поколениями и ставка развития. Старение и человеческое развитие. 1971; 2: 249–260. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Roberts REL. Солидарность поколений в стареющих семьях: пример построения формальной теории. Журнал брака и семьи. 1991; 53: 856–870. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Schrader SS. Родительско-дочерние отношения. В: Mangen DJ, Peterson WA, редакторы. Социальные роли и социальное участие. Университет Миннесоты Пресс; Миннеаполис, Миннесота: 1982.С. 115–129. [Google Scholar]
  • Birditt KS, Antonucci TC. Характеристики качества взаимоотношений и благополучия взрослых в браке. Журнал семейной психологии. 2007; 21: 595–604. [PubMed] [Google Scholar]
  • Birditt KS, Fingerman KL. Возрастные и гендерные различия в описании взрослыми эмоциональных реакций на межличностные проблемы. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2003; 58: P237 – P245. [PubMed] [Google Scholar]
  • Birditt KS, Fingerman KL. Становимся ли мы лучше в выборе сражений? Возрастные различия в описании поведенческих реакций на межличностную напряженность.Журналы геронтологии: Психологические науки. 2005; 60B: P121 – P128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Брайкер Х., Келли Х. Х. Конфликт в развитии близких отношений. В: Берджесс Р.Л., Хьюстон Т.Л., редакторы. Социальный обмен в развитии отношений. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1979. С. 135–168. [Google Scholar]
  • Кларк Э., Престон М., Раксин Дж., Бенгтсон В.Л. Типы конфликтов и трений между старшими родителями и взрослыми детьми. Геронтолог. 1999; 39: 261–270. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коллинз А., Рассел С.Отношения мать-ребенок и отец-ребенок в среднем детстве и юности: анализ развития. Обзор развития. 1991; 11: 99–136. [Google Scholar]
  • Connidis IA, McMullin JA. Социологическая амбивалентность и семейные узы: критическая точка зрения. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 558–567. [Google Scholar]
  • Crouter AC, Manke BA, McHale SM. Семейный контекст гендерной интенсификации в раннем подростковом возрасте. Развитие ребенка. 1995; 66: 317–329. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL.Источники напряжения в отношениях стареющей матери и взрослой дочери. Психология и старение. 1996; 11: 591–606. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Поджатые губы ?: Реакция стареющих матерей и взрослых дочерей на межличностную напряженность в их отношениях. Личные отношения. 1998. 5: 121–138. [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Стареющие матери и их взрослые дочери: исследование смешанных эмоций. Издатели Springer; New York: 2001. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Chen PC, Hay EL, Cichy KE, Lefkowitz ES.Амбивалентные реакции в родительских отношениях и отношениях взрослого и ребенка. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2006; 61B: P152 – P160. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Lefkowitz ES, Hay EL. Учеба в семье взрослых. Университет Пердью; West Lafayette, IN: 2004. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer LM. Социализация в старости. В: Hastings PD, Grusec JE, редакторы. Справочник по социализации. Guilford Press; Нью-Йорк: 2007. С. 232–255. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer L, Lefkowitz ES, Birditt KS, Mroczek D.Двойственные качества взаимоотношений между взрослыми и их родителями: последствия для благополучия обеих сторон. Журналы геронтологии: Психологические науки. под давлением. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hagestad GO. Отношения родителей и детей в дальнейшей жизни: тенденции и пробелы в прошлых исследованиях. В: Ланкастер Дж. Б., Альтман Дж., Росси А. С., Шеррод Л. Р., редакторы. Воспитание на протяжении всей жизни. Алдин Де Грюйтер; Нью-Йорк: 1987. С. 405–433. [Google Scholar]
  • Hauser ST, Book BK, Houlihan J, Powers S, Weiss-Perry B, Follansbee D, Jacobson AM, Noam GG.Половые различия в семье: исследования взаимоотношений подростков и родителей в семье. Журнал молодежи и отрочества. 1987. 16: 199–220. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hill JP, Lynch ME. Усиление ролевых ожиданий, связанных с гендером, в раннем подростковом возрасте. В: Брукс-Ганн Дж, Петерсен А.С., редакторы. Девочки в период полового созревания: биологические и психологические перспективы. Пленум Пресс; Нью-Йорк: 1983. С. 201–228. [Google Scholar]
  • Hill SA, Sprague J. Воспитание в черно-белых семьях: взаимодействие пола с расой и классом.Пол и общество. 1999; 13: 480–502. [Google Scholar]
  • Karney BR, Davila J, Cohan CL. Эмпирическое исследование стратегий выборки в семейных исследованиях. Журнал брака и семьи. 1995; 57: 909–920. [Google Scholar]
  • Larson RW, Richards MH. Семейные эмоции: испытывают ли молодые подростки и их родители одинаковые состояния? Журнал исследований подросткового возраста. 1994; 4: 567–583. [Google Scholar]
  • Licht MH. Множественная регрессия и корреляция. В: Grimm LG, Yarnold PR, редакторы.Чтение и понимание многомерной статистики. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1995. С. 19–64. [Google Scholar]
  • Littell RC, Milliken GA, Stroup WW, Wolfinger RD. Система SAS для смешанных моделей. SAS Institute Inc; Северная Каролина: 1996. [Google Scholar]
  • Левенштейн А. Конфликт солидарности и амбивалентность: тестирование двух концептуальных рамок и их влияние на качество жизни пожилых членов семьи. Журналы геронтологии: общественные науки. 2007; 62: S100 – S107.[PubMed] [Google Scholar]
  • Люшер К., Пиллемер К. Межпоколенческая амбивалентность: новый подход к изучению отношений между родителями и детьми в дальнейшей жизни. Журнал брака и семьи. 1998. 60: 413–425. [Google Scholar]
  • McHale SM, Crouter AC, Whiteman SD. Семейные контексты гендерного развития в детстве и юности. Социальное развитие. 2003. 12: 125–148. [Google Scholar]
  • Morgan DL. Приспосабливаться к вдовству: действительно ли социальные сети облегчают жизнь? Геронтолог.1989. 29: 101–107. [PubMed] [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Двухкомпонентные модели социально желательного реагирования. Журнал личности и социальной психологии. 1984; 46: 598–609. [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Измерение и контроль смещения ответа. В: Робинсон Дж. П., Шейвер П. Р., Райтсман Л. С., редакторы. Меры личности и социально-психологические установки. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1991. С. 17–59. [Google Scholar]
  • Петерс К.Л., Хукер К., Звонкович А.М. Восприятие старшими родителями амбивалентности в отношениях со своими детьми.Семейные отношения. 2006; 55: 539–551. [Google Scholar]
  • Pillemer K, Suitor JJ. Объяснение двойственного отношения матерей к своим взрослым детям. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 602–613. [Google Scholar]
  • Priester J, Petty RE. Расширение основ субъективной амбивалентности отношения: межличностные и внутриличностные предшественники оценочного напряжения. Журнал личности и социальной психологии. 2001; 80: 19–34. [PubMed] [Google Scholar]
  • Росси А.С., Росси PH. О человеческих связях: родительско-детские отношения на протяжении всей жизни.Альдин де Грюйтер; Нью-Йорк: 1990. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценка взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шапиро А. Возвращаясь к разнице поколений: изучение взаимоотношений родителей / взрослых-детей. Международный журнал старения и человеческого развития. 2004. 58: 127–146. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шоу Б.А., Краузе Н., Чаттерс Л.М., Коннелл К.М., Ингерсолл-Дейтон Б.Эмоциональная поддержка родителей в молодости, старении и здоровье. Психология и старение. 2004; 19: 4–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Солидарность поколений и структура взрослых детско-родительских отношений в американских семьях. Американский журнал социологии. 1997. 103: 429–460. [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Снижают ли тесные отношения между родителями и детьми риск смерти пожилых родителей? Журнал здоровья и социального поведения. 1991; 32: 382–395.[PubMed] [Google Scholar]
  • Singer JD. Использование SAS PROC MIXED для соответствия многоуровневым моделям, иерархическим моделям и индивидуальным моделям роста. Журнал образовательной и поведенческой статистики. 1998. 23: 323–355. [Google Scholar]
  • Singer JD, Willett JB. Прикладной лонгитюдный анализ данных. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 2003. [Google Scholar]
  • Smetana JG, Daddis C, Chuang SS. «Убери свою комнату!»: Продольное исследование конфликта между подростками и родителями и разрешение конфликтов в афроамериканских семьях среднего класса.Журнал исследований подростков. 2003. 18: 631–650. [Google Scholar]
  • Spitze G, Gallant MP. «Горькое со сладким»: стратегии пожилых людей для преодоления амбивалентности в отношениях со своими взрослыми детьми. Исследования старения. 2004. 26: 387–412. [Google Scholar]
  • Стейнберг Л. Мы кое-что знаем: отношения родителей и подростков в ретроспективе и перспективах. Журнал исследований подросткового возраста. 2001; 11: 1–19. [Google Scholar]
  • Talbott MM. Отрицательная сторона отношений между вдовами старшего возраста и их взрослыми детьми: взгляд матерей.Геронтолог. 1990; 30: 595–603. [PubMed] [Google Scholar]
  • Томпсон М.М., Занна М.П., ​​Гриффин Д.В. Не будем равнодушны к (установочной) амбивалентности. В кн .: Петти Р.Е., Кросник К.А., ред. Сила отношения: предпосылки и последствия. Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, Инк; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1995. С. 361–386. [Google Scholar]
  • Амберсон Д. Отношения между взрослыми детьми и их родителями: Психологические последствия для обоих поколений. Журнал брака и семьи.1992; 54: 664–674. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х. Амбивалентность в отношениях взрослых детей со стареющими родителями и свекровью. Журнал брака и семьи. 2003. 65: 1055–1072. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х., Викрама КАС. Амбивалентность в отношениях матери и ребенка: диадический анализ. Social Psychology Quarterly. 2006; 69: 235–252. [Google Scholar]

Когда взрослые дети «разводятся» со своими родителями

Документы не подаются, и ни один судья не слушает дело, но все больше и больше взрослых детей разводятся со своими родителями, часто полностью прерывая контакт.Что вызывает рост отчуждения между родителями и детьми? У профессионалов, работающих с семьями, есть некоторые идеи, и тысячи людей поделились своим опытом в опросах. Окончательные ответы могут быть труднодостижимыми, но некоторые проблемы довольно легко понять.

Статистика отчуждения

На сайте Estranged Stories и родители, и взрослые дети могут заполнить анкеты о своем отчуждении. Результаты могут быть неожиданными. Разлученные родители старше, чем можно было бы ожидать, более одной трети приходится на возрастную группу от 70 до 80 лет.

Когда их попросили описать отношения между родителями и детьми до разрыва, наиболее популярным ответом взрослых детей было то, что они поддерживали их из «морального долга». Вторым по популярности ответом было описание отношений как «нестабильных и / или не близких». На вопрос, несут ли они какую-либо ответственность за отчуждение, чуть более половины ответили утвердительно.

Еще одна интересная область касается того, рассказывали ли дети когда-либо отрезанному родителю причины отчуждения.Более 67% сказали, что да. Это обратное зеркальное отражение ответа родителей в аналогичном опросе, когда более 60% заявили, что им никогда не рассказывали о причинах отчуждения. Это неравенство отражает трудности, с которыми иногда сталкиваются родители в общении со взрослыми детьми.

Британский опрос показал, что обычно дети прерывают контакт. Когда родителей спросили об отчуждении, почти три четверти ответили, что их дочь (74,5%) или сын (73%) были инициаторами разрыва.

Когда детей спросили об их отчуждении от родителей, их ответы были аналогичными. Среди тех, кто расстался с матерями, 55% заявили, что они инициировали перерыв, а 10% заявили, что их мать прервала их. Дети, разлученные со своими отцами, инициировали перерыв в 51% случаев и были отключены в 14% случаев.

Причины отчуждения

Причины конфликтов между родителями и взрослыми детьми различны. Некоторые взрослые дети разорвали отношения с родителями из-за травмирующего детства: они подвергались жестокому обращению или росли с родителями, чья наркотическая или алкогольная зависимость мешала их воспитанию.

Иногда из-за денег вспыхивали семейные споры. Однако в большинстве случаев причины отчуждения не столь однозначны. Тем не менее, определенные темы снова и снова возникают в комментариях взрослых детей, которые развелись со своими родителями.

«Ты не был хорошим родителем»

Некоторые дети считают, что их недостаточно любили или воспитывали. Иногда это происходит потому, что они выросли в то время или в культуре, которые не ценили открытые выражения любви.Иногда это происходит потому, что их родителям действительно было трудно выражать свои чувства. Иногда взрослые дети все еще чувствуют боль из-за эпизодов, произошедших много лет назад, эпизодов, о которых родители могут даже не подозревать.

«Ты все еще видишь меня ребенком»

Родители и дети много лет живут в особых отношениях, и родители несут ответственность за них. Родителям иногда трудно отказаться от этой конструкции. Когда взрослые дети говорят, что родители не видят в них взрослых, иногда они правы.Часто родители упорно дают нежелательные советы. Высказывание неодобрения по отношению к супругу, финансам, работе или образу жизни ребенка определенно может вызвать конфликт.

«У нас разные ценности»

Когда дети делают выбор, который не соответствует ценностям их родителей, родители иногда говорят: «Мы не воспитывали вас таким образом». Им трудно признать, что взрослые дети несут ответственность за развитие своих моральных устоев.

Проблемы также могут возникнуть, когда взрослый ребенок женится на ком-то, кто во многом отличается от его родной семьи.Иногда трудности возникают из-за различий в политических взглядах или религиозных убеждениях. Эти вопросы представляют собой особенно трудные проблемы, потому что такие убеждения, как правило, твердо придерживаются. Некоторые семьи учатся жить с различиями. Другие никогда этого не делают.

«Ты токсичный человек»

Что именно означает «токсичный» человек, зависит от говорящего. Как правило, это означает человека, который наносит вред эмоциональному равновесию другого человека. Тех, кто в подавляющем большинстве негативно настроен, обвиняет других, чрезмерно нуждаются или проявляют небрежную жестокость, иногда называют токсичными.

Другие ярлыки, которые часто используются для оправдания прекращения отношений, — это «нарциссический» и «биполярный». Оба они относятся к подлинным психологическим расстройствам, но эти ярлыки часто применяются случайно, без какого-либо профессионального диагноза.

Способствует ли развод отчуждению?

Многие родители винят собственный развод в отчуждении от взрослых детей. Среди отчужденных от дочерей 50% сказали, что развод был «очень важным» фактором, по сравнению с 37% родителей, разлученных с сыновьями.Некоторые считают, что дети обвиняют их в том, что они не стараются изо всех сил сохранить семью. Другие считают, что их бывший партнер настроил их ребенка против них посредством убеждения или манипуляций.

Однако многочисленные исследования показывают, что большинство взрослых детей не рассматривают развод как главный фактор своего отчуждения. Вместо этого молодое поколение обычно связывает разлуку с поведением родителей, например пренебрежением или критикой.

В каждой семье свои уникальные обстоятельства.В некоторых случаях возможно, что детьми манипулировали, заставляя их рассматривать поведение отчужденных родителей как проблемное. В других случаях отчужденные родители могли плохо справиться с разводом и винить в этом вмешательство третьих лиц, а не свои собственные действия. Как развод влияет на отношения между родителями и детьми, зависит от вовлеченных лиц.

Возможность примирения

Подавляющее большинство взрослых детей, которые развелись со своими родителями, говорят, что они сделали это для блага своих семей или для собственного блага.На вопрос, следует ли родителям пытаться примириться, ответы различаются. Некоторые считают любую попытку общения домогательством.

Однако в исследовании «Истребленные истории» около 60% взрослых детей заявили, что хотели бы иметь отношения с человеком, с которым они расстались. Чаще всего упоминались шаги, которые могли повлиять на примирение, — это извинения родителей, принятие родителями ответственности и установление границ.

В британском исследовании «Скрытые голоса» взрослые дети гораздо чаще, чем родители, говорили, что ситуация безнадежна и у них нет шансов на примирение.Фактически, более 70% согласны или полностью согласны с мнением о том, что иметь функциональные отношения с их матерью или отцом в будущем невозможно.

И все же родителям в этой ситуации не стоит терять надежду. Известно, что молодые люди меняют свое мнение по мере взросления и приобретения жизненного опыта. А родители могут ободриться, зная, что даже в случае развода решение не является окончательным.

Что означает отчуждение для бабушек и дедушек

Родители, отрезанные от взрослых детей, часто оказываются отрезанными от внуков.Пытаясь примириться, бабушка и дедушка иногда умоляют внуков нуждаться в бабушках и дедушках, и это правда. Бабушки и дедушки могут выполнять очень важные функции для внуков.

Однако в этих ситуациях основное внимание следует уделять развитию отношений между родителем и взрослым ребенком. Как только эти отношения будут восстановлены, дедушки и бабушки снова смогут увидеть своих внуков.

Отношения взрослого ребенка и стареющего родителя: минные поля, недопонимание и методы улучшения

В отношения между взрослым ребенком и стареющим родителем часто возникает напряженность, поскольку обе стороны пытаются управлять вторгающимся изменением статуса старшего родителя.

Неудивительно, что оба поколения склонны смотреть на ситуацию с совершенно разных сторон. В то время как взрослые дети могут пытаться подсчитать, насколько на самом деле близки к беде их родители, их родители могут пытаться подсчитать, насколько хорошо они могут удержать своих детей от контроля над ними и «взятия власти».

Истинная суть конфликта, который часто не признается, может заключаться в простой идее: если на самом деле один или оба родителя зарегистрировали снижение функции, что именно следует с этим делать и кто должен решать?

Молодое поколение

Взрослые дети старших родителей могут почувствовать, что от них что-то потребуется, когда отсутствие функциональных способностей их родителей достигнет определенной критической точки.Это, безусловно, может вызывать беспокойство. Взрослые дети, часто находящиеся на пике своей карьеры и все еще воспитывающие детей, испытывают беспокойство, стресс и неспособны справиться с гораздо большим.

Возможно, из-за сильного желания избежать несвоевременной чрезвычайной ситуации взрослые дети могут начать задавать слегка назойливые вопросы об активах, оплате счетов, использовании лекарств, личных привычках и производительности за рулем, которые они никогда раньше не задавали. Они сканируют горизонт в поисках потенциальных проблем, чтобы исправить ситуацию до того, как она взорвется.Когда важна географическая удаленность, необходимость противостоять кризису становится особенно острой.

У взрослых детей обычно хорошие намерения. Они заботятся о своих родителях и хотят свести к минимуму любой вред, который может им причинить из-за плохих функциональных способностей. Они хотят предотвратить катастрофу . Они могут слишком тщательно проанализировать потенциальную проблему и подтолкнуть своих родителей принять помощь до того, как старшее поколение будет готово, прежде чем они действительно в ней будут нуждаться, чтобы быть уверенными, что звонок посреди ночи никогда не поступит.

Их родители, однако, видят это иначе.

Перспектива пожилых родителей

Стареющие родители не могут регистрировать какие-либо изменения в своем статусе, но в полной мере оценивают изменения в своих детях. После многих лет приятных взаимоотношений со своими взрослыми детьми они внезапно чувствуют, что за ними внимательно следят. Их дети говорят о необходимости вытирать пыль или пылесосить, просматривать почту, проверять срок годности йогурта в холодильнике, расспрашивать их о лекарствах и со знанием дела смотрят друг на друга, когда у родителей обнаруживается небольшой провал в памяти.

Старшие родители могут чувствовать, что их дети считают их некомпетентными. Они могут начать нервничать по поводу посещений, опасаясь, что не пройдут негласный «тест», который проводят их дети. Некоторые родители начинают избегать общения с детьми, если ожидают допроса под давлением, травли и нежелательных рекомендаций перейти в учреждение для престарелых.

По большей части старшее поколение хочет, чтобы о нем заботились, но не контролировали. Они ценят заботу, которую проявляют их дети, как показатель любви.Но они не хотят отказываться от задач, которые в состоянии выполнить в полной мере, или отказываться от дома, который они занимают с большим удовлетворением. Они хотят, чтобы за ними было слово — последнее слово — при рассмотрении решений об их уходе.

Навигация по сложной территории

Идеальный подход к разрешению напряженности в отношениях — это честно поговорить о пожилом возрасте родителей и о том, что с этим делать. Возраст сам по себе не является поводом для радикальных изменений.Но другие проблемы вполне могут служить основанием для разговора о работе в команде для решения текущих проблем — например, одиночество / изоляция, сенсорные нарушения, а также трудности с оплатой счетов или страхованием — все это «решаемые» проблемы, которые не обязательно требуют больших затрат. изменение.

Нам, взрослым детям, важно относиться к своим родителям с уважением. Если они не признаны недееспособными, они могут принимать собственные решения. Мы можем попросить их помочь определить обстоятельства, которые, по их мнению, оправдали бы, например, наличие опекуна или переезд в сообщество пожилых людей.Постарайтесь выяснить у них, как они относятся к этим формам помощи и что для них означает . Убедите их, что получение помощи не означает, что человек умирает, некомпетентен или потерпел неудачу. Это просто означает, что на этом этапе жизни они лучше справляются с некоторыми повседневными задачами, выполняемыми кем-то другим.

Нам, стареющим родителям, не менее важно осознавать, что наши дети хотят помочь нам избежать очень негативных и болезненных обстоятельств. Им никогда не было 80 или 85 лет, и они мало или совсем не понимают, каково это медленно терять функциональность.Расскажите им об этом. Помогите им понять. И когда взрослые дети указывают на изменения, которые они заметили в нас, нам следует учитывать правду в их словах. Допустите возможность того, что они правы.

Всем заинтересованным будет полезно начать говорить о проблемах старения до того, как они станут настоящими проблемами. Постарайтесь развить эту откровенность как можно раньше и будьте реалистичны и честны в отношении ожиданий и взглядов. Признайте, что степень зависимости и независимости колеблется на разных этапах жизни — от всех нас зависели, и все мы зависели от других.

Последующие главы жизни — это лишь один из моментов на нашем пути, когда мы можем принять больше помощи, чем даем. Это не комментарий о том, насколько успешно мы состарились. Это не комментарий ни к чему. Это простая реальность, и мы, возможно, изо всех сил пытались помочь своим родителям увидеть ее несколько лет назад, когда обувь была на другой ноге.

Для получения дополнительной информации по этой теме:

http://www.sageminder.com/Caregiving/Relationships/RoleReversal.aspx

http: // www.respforseniors.org/pdf/Expectations%20and%20Obligations%20in%20Adult%20Child%20-%20Ageing%20Parent%20Relationships.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *