Парадигмы психологии – О парадигмах психологии Текст научной статьи по специальности «Психология»

Парадигмы практической психологии - Психологос

Парадигма в практической психологии - мировоззренческая база, определяющая главные жизненные ценности и преобладающий понятийный аппарат.

Когда парадигма воплощается в те или иные конкретные теории или практики, говорят уже о подходе.

Например, поведенческая парадигма - это мировоззренческая база, поведенческий подход - конкретные теории и практики.

Парадигма - более общее понятие, подход - более частное. Парадигм меньше, подходов выделяют больше. О парадигмах чаще говорят в теоретических работах, в практике чаще говорят о подходах, причем особенно не различая: парадигма или подход, используя то или иное понятие как взаимозаменяемое.

Основные полюса в практической психологии задают следующие парадигмы (подходы):

Поведенческая парадигма в центр внимания ставит поведение и прочую внешнюю объективку. Поведение, внешнее - то, что важно, все остальное внутреннее в душе важно лишь в той мере, насколько связано с поведением. Феноменологическая парадигма в центр внимания ставит внутреннее: видение, состояние, ощущение, переживание. Важно именно внутренне, то что в душе, а все внешнее лишь в той мере, насколько связано с внутренним.

Можно сказать проще - подход Искусства и подход Науки.

С англичанином нужно говорить на английском языке, с ребенком - на языке, понятном ребенку, с мужчинами - по мужски, с женщинами - на языке, доходящем до сердца женщины. Практическая психология не может абстрагироваться от гендерных особенностей, от особенностей мужского и женского мировосприятия, разного подхода в отношении к себе и другим, к отношениям. У мужчин и женщин разные взгляды на личность, личностный рост и развитие. Мужской или женский подход в практической психологии - это разговор о гендере практического психолога, о его (или ее) ценностях, инструментах и предпочитаемых стилях работы.

Связи парадигм и подходов

Поведенческая парадигма - одна из составляющих естественно-научного подхода в психологии. Феноменологическая парадигма - составляющая в первую очередь гуманитарного подхода. См.→

Деловой и личностно-психологический подход - эта ось имеет близкие, но другие смыслы, нежели ось "поведенческое - феноменологическое". См.→

www.psychologos.ru

парадигма - это... Что такое парадигма?

  • ПАРАДИГМА — научная (от греч. paradeigma пример, образец) совокупность научных достижений, признаваемых всем научным сообществом в тот или иной период времени и служащих основой и образцом новых научных исследований. Понятие П. получило широкое… …   Философская энциклопедия

  • ПАРАДИГМА — (греч.) В грамматике: пример, образец, слово, по которому склоняют или спрягают другие. В риторике пример, взятый из истории и приведенный для сравнения. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ПАРАДИГМА… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • ПАРАДИГМА — (от греч. paradeigma пример, образец), модель постановки проблем, принятая в качестве образца решения исследовательских задач; господствующий способ научного мышления, выраженный в некоторой законченности и относительной согласованности взглядов… …   Экологический словарь

  • ПАРАДИГМА —         образец или модель. Как особый термин понятие П. введено амер. методологом науки Т. Куном в кн. “Структура научных революций” (1962) для обозначения преобладающих в деятельности опр. научного сооб ва проблем и решений.         П.… …   Энциклопедия культурологии

  • Парадигма — (гр.paradеigma – үлгі, өнеге) – америкалық философ, ғылым тарихшысы, постпозитивизм өкілі Т.Кунның «Ғылыми революцияның құрылымы» еңбегінде ғылыми айналымға енгізген қазіргі ғылым философиясының негізгі ұғымдарының бірі. Жалпы түрде парадигма… …   Философиялық терминдердің сөздігі

  • Парадигма —  Парадигма  ♦ Paradigme    Особенно яркий пример или модель, служащая эталоном мышления. Так понимали слово «парадигма» (paradeigma) Платон и Аристотель; сегодня это его значение используется в эпистемологии или истории науки. Парадигма – одно из …   Философский словарь Спонвиля

  • ПАРАДИГМА — в языкознании система форм одного слова, отражающая видоизменения слова по присущим ему грамматическим категориям; образец типа склонения или спряжения. Понятие парадигма употребляется также в словообразовании, лексикологии и синтаксисе …   Большой Энциклопедический словарь

  • парадигма — образец, тип, модель, теория, пример Словарь русских синонимов. парадигма сущ., кол во синонимов: 8 • модель (44) • …   Словарь синонимов

  • парадигма — Набор функций управления, который включает протокол и связанные с ним услуги, а также вспомогательный язык для определения информации. Он может использоваться для сбора информации по управлению, включая взаимодействия между информацией по… …   Справочник технического переводчика

  • Парадигма — от греч. paradeigma пример, образец; англ. patadigm А. Исходная схема, модель, метод решения задачи, основополагающая теория. Б. Пример из истории, взятый для доказательства или сравнения. Словарь бизнес терминов. Академик.ру. 2001 …   Словарь бизнес-терминов

  • psychology.academic.ru

    Поведенческая парадигма в практической психологии

    Поведенческий подход как поведенческая парадигма - это не бихевиоризм, это интереснее и шире, см.→. Это мужской и деятельный подход в практической психологии, где в центр внимания ставятся действия: действия внешние как реальность, действия внутренние как решения. Действие, поведение - вот что оценивается и, главное, создается, делается. Важно то, что будет в результате, что будет делаться и что будет сделано. Все внутреннее, душевное и глубинное важно лишь в той мере, насколько связано с реальным поведением, с тем, что делается.

    Взгляды, ценности и практика поведенческого подхода

    В поведенческом подходе к жизни в целом, к людям и делам в частности решение и действие важнее страхов и прочих чувств: ощущения и переживания - это любопытно, но не более. Объективные вещи и поставленные задачи важнее субъективных отношений. Для поведенческого подхода психология, как содержание внутреннего мира человека, всегда вторична от жизни. Реальность, деятельность определяет сознание, определяет внутреннее. В управлении внутренним состоянием это подход от внешнего к внутреннему, от поведения к чувству. В консультировании поведенческий подход - это перевод сообщений с языка чувств на язык действий и, вместо глубинного анализа прошлого - работа с актуальным поведением. См.→

    Направления внутри поведенческой парадигмы

    Поведенческий подход - это не бихевиоризм, бихевиоризм - только одно из направлений поведенческой парадигмы. Основные направления внутри поведенческой парадигмы это бихевиоральное направление, когнитивно-бихевиоральное направление и деятельное (личностно-деятельное)направление. См.→

    Подходы в практической психологии, основывающиеся на поведенческой парадигме

    Полностью в рамках поведенческой парадигмы - разработки когнитивно-аффективной теории Уолтера Мишела, теории социального научения Альберта Бандуры и теории социального научения Джулиана Роттера.

    Практически полностью в поведенческой парадигме - РЭПТ (рационально-эмоционально-поведенческий подход), преимущественно синтон-подход, большой частью НЛП. См.→

    Парадигмы практической психологии - и наука

    Практическая психология работает в разных парадигмах, направлениях и подходах, в связи с чем где-то имеет меньшее отношение к науке, где-то большее. Практическая психология, работающая в поведенческой парадигме, в большей степени опирается на научную базу. Психологи, работающие в феноменологической парадигме, в большей степени опираются на обобщение и анализ практического опыта, следствием чего в некоторых случаях они опережают науку (наука действительно не очень поворотлива и часто сильно отстает), в других случаях - уходят от науки в совершенно произвольные спекуляции. См.→

    www.psychologos.ru

    Понятие парадигмы и его психологическая специфика

    Психология Понятие парадигмы и его психологическая специфика

    просмотров - 437

    Парадигмальные координаты современного социально-психологического знания

    ЧАСТЬ III. МНОГООБРАЗИЕ ПАРАДИГМАЛЬНЫХ КООРДИНАТ СОВРЕМЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

    Существующее в современной социальной психологии многообразие подходов и традиций, часто придерживающихся диаметрально противоположных методологических оснований и позиций в отношении тех или иных явлений ставит перед заинтересованным читателœем. По крайней мере, несколько проблем: (1) В чем причина этого многообразия? (2) Почему при казалось бы обоснованной аргументации верности той или иной позиции она не становится общепризнанной и единственно верной? (3) Почему в разных традициях используются разные исследовательские инструменты и способы теоретического доказательства? (4) Почему диалог между традициями чаще всœего превращается в своего рода разговор глухих? Эти и множество других возможных вопросов стимулируют поиск ответов на них. Такого рода поиск, в свою очередь, предполагает не просто отсылку к соответствующим аргументам и фактам. по разному воспринимающимся оппонирующими сторонами, но и нахождение объяснений, доступных и понятных всœем участникам диалога и создающим основания для нахождения взаимоприемлемых решений.

    Такого рода диалог может стать продуктивным при четком определœении предмета разногласий и спектра позиций. Наиболее продуктивным понятием для определœения в данном вопросœе является понятие парадигмы, широко используемой в методологии науки. К знакомству с этим понятием мы и приступим.

    Использование и обсуждение понятия парадигмы представляется целœесообразным, прежде всœего, в контексте обоснования интегративной эклектики, а также по соображениям его широкого распространения в научной литературе, определœения параллельных, многомерных тенденций в разрешении проблемных областей в рамках различных психологических традиций.

    Понятие парадигмы ассоциируется в философии науки с работой Томаса Куна «Структура научной революции» (1970), в которой он утверждает, что определœенные научные работы, такие как «Принципы или новая система философии химии Джона Гальтона» представляют законченную систему: ряд понятий, результатов и процедур, предоставляющих возможность структурирования последующих работ (Blackborn, 1996, c. 276). Нормальная наука исходит из такого рода построений или парадигм, включающих ряд фундаментальных принципов и предположений, понятийный и инструментальный аппарат, принятый в научном сообществе. В психологическом контексте под парадигмой обычно принято понимать «коллективно установленный ряд аттитюдов, ценностей, процедур, техник и т.п., формирующих общепризнанное направление в рамках определœенной научной дисциплины в конкретный период времени» (Reber, 1995, c. 534). Некоторые из парадигм обладают общефилософской природой и охватывают широкие пласты знания, другие же направляют исследовательское мышление в весьма специфических, ограниченных областях знания.

    Парадигма столь же существенна для науки, как и наблюдение, определяя мировоззрение исследователя, ориентируя его в проблемной области, вооружая понятийным и инструментальным аппаратом, тем самым, предоставляя возможность диалога с научным сообществом по существу проблемы. Напоминая сложную социальную жизнь человека, парадигмы переживают период взлетов и падений, играя на определœенных этапах как положительную, так и отрицательную роль, сдерживая развития несовместимого с ее устоями нового видения. Парадигмы выполняют не только познавательную, но и нормативную функции – в дополнение к тому, что они являются утверждениями о природе реальности, они определяют также разрешенное проблемное поле, устанавливая допустимые методы и набор стандартных решений. Под воздействием парадигмы всœе основания в какой-то отдельной области подвергаются коренному переопределœению. Некоторые проблемы и решения, представлявшиеся ранее как ключевые, бывают объявлены несообразными или ненаучными, другие – отнесены к иной проблемной области.

    Новая, радикальная теория никогда не будет, по мнению Куна, приращением к существующим знаниям, она меняет основные правила, требует решительного пересмотра фундаментальных допущений прежней теории, проводит переоценку существующих фактов и наблюдений. Не останавливаясь на расшифровке уже представлявшегося в разделœе, посвященном развитию научной теории, процесса смены одной парадигмы другой посредством научной революции, отметим, что сегодня как в естествознании и философии, а также в психологии, в частности, формируются предпосылки новой научной революции, ставящей под сомнение одномерную логику развития самого Куна. В данном контексте мы вполне согласны с аргументацией П. Фейерабенда (1986, c. 114–123), подвергающего сомнению доводы Куна в отношении нормальной науки, как «исключающий всœе остальное, как выбор одного частного множества идей, маниакальной приверженности одной точке зрения» (там же, с. 115). И далее, сам «Кун не только признает, что множественность теорий изменяет стиль аргументации, он также приписывает этой множественности определœенную функцию ..., что опровержения без альтернатив невозможны ... подробно описывает, каким образом альтернативы увеличивают значение аномалий и тем самым подготавливают научные революции» (там же, с. 122).

    Сам Кун относил область социальных наук и социальную психологию, в частности, к предпарадигмальным в силу отсутствия у различных традиций единого смыслово-понятийно-инструментального поля. При этом в последствии сам же сделал это возможным, выделив два базовых компонента парадигмы: частные случаи (exemplars) и «дисциплинарные матрицы» (disciplinary matrices). Последние представляют собой решения конкретных задач, оформленные в понятиях и принимаемые группой работников данной научной дисциплины в качестве символического обобщения ее проблем. Дисциплинарная матрица - ϶ᴛᴏ «общие представления в данной профессиональной области», содержащие символические обобщения, модели и примеры (Kuhn, 1970, c. 463). Как перефразирует это Зуппе (Suppe), «дисциплинарная матрица содержит всœе общие элементы, которые необходимы для относительной полноты профессиональной коммуникации и для анонимности профессионального суждения» (Suppe, 1974, c. 495).

    Х. Айзенк адаптируя понятие парадигмы применительно к психологии, определяя ее как «теоретическую модель, разделяемую большинством работников в данной области, включающую согласованные методы исследования, принятые нормы доказательства и опровержения и процедуры экспериментальной проверки» (1993, c. 10). Учитывая тот факт, что сам Х. Айзенк является ярким и последовательным представителœем экспериментальной парадигмы, которая не является единственной в многообразии психологического знания, мы считаем нецелœесообразным включение в рабочее определœение парадигмы понятия «экспериментальная проверка». Такого рода целœесообразность обусловлена тем, что лишь незначительная часть многообразия феноменологии социального бытия личности и ее окружения может быть проверена экспериментально. Более того, экспериментирование в социальной психологии и персонологии с неизбежностью приводит к препарированию, дискретизации и статизации живого человеческого бытия.

    Мы будем исходить из следующего определœения парадигмы – коллективно сформированное на основании конкретных метатеоретических и онтолого-эпистемологических оснований научное психологическое мировоззрение в отношении изучаемой феноменологии, признаваемое и разделяемое психологическим сообществом на протяжении относительно продолжительного временного периода, включающее согласованный ряд основоположений в отношении описания и объяснения исследуемой феноменологии, норм и процедур доказательства научности получаемого знания, его верификации, а также процедур и техник исследования. Это определœение, по нашему мнению, является наиболее пригодным для разведения наиболее укоренившихся в психологии традиций, имеющих свой оригинальный подход к наиболее актуальной для современной социальной психологии проблематике. В первую очередь, оно включает элемент онтолого-эпистемологической детерминированности научного психологического мировоззрения, определяющей специфику объекта͵ предмета и метода исследования, а также логику описания и объяснения полученного знания. Во-вторых, элемент конституированности мировым психологическим сообществом и временной привязки к конкретной культурно-исторической ситуации, определяющей общекультурные метафоры и аналогии, привлекаемые исследователœем к теоретической интерпретации. В-третьих, согласованный ряд основоположений, выступающих в качестве аксиом и постулатов выведения теоретического знания и обоснования его последовательности и доказательности. В-четвертых, способы верификации полученного знания в контексте соотнесения полученного знания с фрагментом исследуемой реальности и ее репрезентантами. В-пятых, метод исследования, во многом определяющий как характер получаемой информации, так и ее интерпретацию.

    Некоторые из парадигм обладают общефилософской природой и охватывают широкие пласты знания, другие же направляют исследовательское мышление в весьма специфических, ограниченных областях знания. Психологические парадигмы как бы определяют своеобразный тип психологической ментальности, сложившийся в рамках конкретного научного сообщества, объединœенного под эгидой соответствующей методологической или теоретической традицией, школой и т.п. Οʜᴎ детерминирует как методологию, так и технику исследования, тип описания или объяснения, наконец, характер и направленность интерпретации психологической феноменологии.

    Парадигма столь же важна для науки, как и наблюдение, определяя мировоззрение исследователя, ориентируя его в проблемной области, обеспечивая понятийным и инструментальным аппаратом, предоставляя тем самым возможность диалога с научным сообществом по существу данной проблемы. Парадигмы выполняют не только познавательную, но и нормативную функции – в дополнение к тому, что они являются утверждениями о природе реальности, они определяют также разрешенное проблемное поле, устанавливая допустимые методы и набор стандартных решений.

    Причем сложность выбора парадигмы обусловлена, во-первых, наличием разных (иногда диаметрально противоположных) систем парадигмальных координат, а, во-вторых, самоопределœением в исследовательских приоритетах – следованием обязательным нормативам научности или выходом за их рамки во имя приближения к прозаике реальной жизни, что наиболее рельефно прослеживается в известном антагонизме между статистическими и клиническими методами исследования.

    Разноуровневость парадигм, конституированных в психологическом знании, ставит проблему их иерархизации. Одна из таких иерархий, построенная по критерию общих типов когнитивных схем, предложена А.В. Юревичем [1999], выделяющим метатеории, парадигмы, социодигмы и метадигмы. С нашей точки зрения, применительно к различным традициям и подходам, сформировавшимся в психологическом знании оправданной является двухзвенная иерархия – метапарадигм и парадигм. К первым отнесем глобальные системы парадигмальных координат, приближающиеся к теориям познания и охватывающие различные традиции и подходы на общеметодологическом уровне, ко вторым – более частные, содержащие интегрированную сумму представлений по наиболее фундаментальным категориям, описательно-объяснительным подходам и методам исследования и интерпретации, общее определœение которых было представлено и обосновано выше.

    В наиболее общем плане – на уровне метапарадигм – можно выделить позитивистски-ориентированную систему парадигмальных координат, признающую в принципе возможность получения объективного знания; подход социальных предубеждений (или критический), в целом придерживающийся позитивистских постулатов, но признающий существование научных предубеждений, требующих разработки особых инструментов их снижения; и социально-конструктивисткую систему парадигмальных координат, исходящую из посылки о принципиальной невозможности получения объективного знания, ᴛ.ᴇ. о социальной конструируемости окружающего мира. Отличительные особенности перечисленных парадигм представлены на приводимом рисунке Х.Х.

    Глобальный характер метапарадигм проявляется в том, что они, по существу, пронизывают разные системы парадигмальных координат, определяя отношение к объекту научного знания и к способу познания, наконец, к методу исследования. Определяющий характер метадигм по отношению к развитию психологического познания проявляется в том, что зафиксированные в них нормы и эталоны интериоризируются исследователями и на протяжении достаточно длительного периода выступают в роли абсолютных истин, направляющих характер исследовательской деятельности и отношение к альтернативным способам познания и объяснения, часто выражающееся в конфронтационном неприятии. При этом сам объект – социальное бытие личности и ее окружения – превращается в препарированный объект науки, лишенный многообразия реальных жизненных проявлений. Верификация же этого объекта осуществляется не с его реальными проявлениями, которые не вписываются в жесткие рамки позитивистской схемы, а с его умертвленными репрезентациями, полностью соответствующими постулатам науки.

    Рис. 4.1. Метапарадигмы психологического [Pidgeon, Henwood, 1998, с. 248].

    Приверженность научной позитивистской ортодоксии связана со слишком дорогой платой – потерей целостности понимания. Прогрессирующее дробление предмета исследования ведет к узкой специализации, в результате – к утрате контекста. Сущность социально-психологической феноменологии, наоборот, требует умения восстанавливать данный контекст, более того, включать его в работу, буквально «держать под рукой». В противном случае от нас ускользает само качество психического. В естественнонаучной логике идеалом является умение предсказать некое явление, основываясь на законе, которому это явление подчиняется. Стремление предсказывать неизбежно сдвигает исследователя на изучение следствий из этой сущности, более поверхностных ее проявлений.

    В контексте обсуждаемого метапарадигмального многообразия Бохнер (А.Р. Bochner) вводит представление о трех уровнях научной методологии в социальных науках, в частности, в психологии, как соответствующих трем целям науки, развернутая расшифровка которых представлена на рис. 4.2.

    Перспектива Эмпирицизм Герменевтика Критицизм
    Цели: Предсказание и контроль Интерпретация и понимание Критичность и социальные изменения
    Взгляд на феномены: Факты (внеисторические) Смыслы (контекстуальные) Ценности (исторические)
    Функции: Подвести под закон Поместить в объяснимые рамки Просвещение и эмансипация
    Каким образом производятся знания Объективирование (зеркальное) Путем наставлений (бесед) Рефлексия (критическое оценивание)
    На основании чего выносится суждение об истинности: Фальсификация (Поппер) Экспертное подтверждение (Рикер) Свободный консенсус (Хабермас)

    Рис. 4.2. Схема уровней научной методологии [Bochner, 1985, c. 39].

    Естественнонаучный уровень методологии здесь обозначен как эмпирицизм. Наиболее подходящей для социальных наук парадигмой на данном историческом этапе, по мнению Бохнера, является герменевтика. Представляя скорее некую эклектику способов научного мышления Бохнер не заботится о выстраивании какой-либо единой логики, обосновывая тезис о том, что ни один из них не может претендовать на статус безотносительно предпочтительного. Предпочтение герменевтике предполагает, на мой взгляд, ряд оговорок. Безусловно, герменевтика способствует «оживлению» психологической науки за счет включения интерпретационных процессов, имеющих место во внутреннем мире реального человека, одновременно, помогая освобождаться от элементов субъективизма. Но не следует, во-первых, впадать из одной крайности в другую – нахождения «нового универсального» подхода, а, во-вторых, также не следует отказываться полностью и от достижений «объективной» психологии с ее скрупулезно разработанной процедурой эксперимента и наблюдения. Более корректным, по-моему, будет вести речь о крайне важности включения в анализ психологической феноменологии аспекта или элементов герменевтичности.

    Пуул (M.S. Poole) и Макфи (R.D. McPhee) предложили классификацию способов объяснения и понимания, названных авторами каузальным, конвенциональным и диалектическим, которые выводится из:

    «допущений о характере зависимости между исследователœем и объектом исследования,

    предлагаемых форм объяснения и критериев, по которым они оцениваются,

    предположений о дальнейшем ориентире для исследования» [Приводится по: Доценко, 1997, c. 19].

    Каузальный способ объяснения исходит из допущения, что исследователь является независимым наблюдателœем изучаемых феноменов. Причинное объяснение предоставляет исследователю преимущественную позицию в отношении определœения конструктов, выделœении причинных связей и в проверке причинных гипотез. В перспективе исследователь должен адекватно описать изучаемый им мир. Конвенциональный способ объяснения, также исходит из допущения о независимости исследователя от объекта изучения. Вместе с тем он одновременно основан и на допущении, что мир есть социальный продукт, а человек в нем рассматривается как его начальная точка. Объяснение состоит в демонстрации того, как испытуемые приноравливают свое поведение к соответствующим условиям: нормам, правилам, алгоритмам. Вскрытие этих последних также является целью исследования. В качестве результата уже нет крайне важности в установлении причинности и обобщенности, достаточным считается подведение наблюдаемых феноменов под одну из уже известных объяснительных или поведенческих схем. Эти схемы бывают проверены:

    а) модельно – сопоставлением поведения, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ из них следует, с реальным поведением людей,

    б) практически – проверкой того, действительно ли по ним может действовать обученный со стороны человек,

    в) экспертно – прямым опросом испытуемых, имеют ли место выделœенные правила или схемы.

    Диалектический способ объяснения, как и конвенциональный, исходит из допущения, что объекты изучения заданы социально. При этом, однако, исследователь не считает себя независимым от исследуемой реальности, как при каузальном подходе, а рассматривает научное исследование как опосредующее взгляды исследователя и испытуемого, не предоставляя преимуществ ни одному из них. Диалектическое объяснение комбинирует аспекты причинности и условности.

    Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, каузальный подход ставит ударение на объективных силах, конвенциональный фокусируется – на субъективности (или межсубъектности), а диалектический подчеркивает обусловленность субъективности (или межсубъектности).

    В отечественной психологии Г.А. Ковалев [1987] предложил различать следующие виды парадигм:

    «Объектная» или «реактивная» парадигма, в соответствии с которой психика и человек в целом рассматриваются как пассивный объект воздействия внешних условий и продукт этих условий.

    «Субъектная» или «акциональная» парадигма, основанная на утверждении об активности и индивидуальной избирательности психического отражения внешних воздействий, где субъект, скорее сам как бы оказывает преобразующее воздействие на поступающую к нему извне психологическую информацию.

    Наконец, «субъект-субъектная» или «диалогическая» парадигма, где психика выступает в качестве открытой и находящейся в постоянном взаимодействии системы, которая обладает внутренним и внешним контурами регулирования.

    Психика же в этом случае рассматривается как многомерное и «интерсубъектное» по своей природе образование» (там же, c. 9).

    Эти виды парадигм соотносятся, по замыслу автора, с типами научной абстракции на уровнях общего (объектная), особенного (субъектная) и единичного (диалогическая). Теоретические объяснения формулируются в виде, соответственно, законов, правил или актуальных гипотез.

    Е.Л. Доценко [1997] обнаруживает несколько оснований, по которым можно ориентироваться в выборе метода исследования:

    «Отношение к феноменам – то, к какому классу относит их исследователь: к фактам, к результату истолкования реальности, к вневременным смыслам, к преходящим или устойчивым ценностям и т. д.

    Цели, на которые ориентируется исследователь – для чего будут использованы полученные знания: для объяснения, предсказания и контроля, для истолкования и понимания или для оценки и внесения изменений в изучаемую реальность.

    Характер знаний, которые исследователь намерен получить — всœеобщие законы, частные закономерности, ограниченные объяснительные схемы, едва намечаемые тенденции или единичные уникальные сведения.

    Способ установления истинности знаний – аппаратная (внесубъектная) проверка, тщательное планирование экспериментов, экспертные суждения, личное участие, непосредственное переживание соответствующего опыта и пр.

    Исходные допущения (представления, верования, убеждения) о том, как данный мир устроен, – то есть мировоззренческие установки исследователя. В конечном итоге, они являют результат его философских предпочтений, базовые положения которых нередко носят аксиоматический характер и основаны на едва рефлексируемых верованиях» [1997, с. 21-22]).

    Несколько отличается подход А.В. Юревич, считающим что «главный водораздел между различными метадигмами состоит в том, что они опираются на разные типы рациональности, которых, по мнению А. Кромби, человечество выработало не менее шести» [1999, c. 6]. По его оценкам, психология, «оказавшись в наиболее «горячей точке» взаимодействия различных метадигм, испытывает на себе их противоречивое влияние, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ отображается в ее внутренних противоречиях, воспринимаемых как кризис психологического знания и традиционных способов его получения. Ее кризис носит системный характер, имея в своей основе три ключевых фактора: 1) общий кризис рационализма, 2) функциональный кризис науки, 3) кризис естественнонаучности и традиционной – позитивистской – модели получения знания. Все три составляющие этого кризиса имеют социальные корни, и в связи с этим кризис психологии, проявляющийся в основном в когнитивной плоскости – как кризис психологического знания и способов его получения, обусловлен преимущественно социальными причинами, являясь кризисом не столько самой психологической науки, сколько системы ее взаимоотношений с обществом, и в связи с этим может разрешиться только социальным путем» (там же, с. 8).

    Соглашаясь с высказанной оценкой в целом, следует отметить, что кризис психологической науки является для нее перманентным и одновременно создающим основания для нахождения путей выхода опять-таки в системе взаимоотношений с обществом, посредством аккумуляции общекультурных метафор и нахождения оснований для продуктивного диалога.

    Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, приведенный анализ метапарадигмальных координат психологического знания позволяет констатировать наличие триады, каждый из элементов которой имеет свою уникальность, как в мировоззренческом, так и инструментальном аспектах. Сосуществование этих метапарадигм становится возможным на интегративно-эклектическом основании, предполагающим нахождение путей и средств продуктивного межпарадигмального диалога, направленного на углубление понимания сущности социального бытия личности и ее окружения.


    Читайте также


  • - Понятие парадигмы и его психологическая специфика

    Парадигмальные координаты современного социально-психологического знания ЧАСТЬ III. МНОГООБРАЗИЕ ПАРАДИГМАЛЬНЫХ КООРДИНАТ СОВРЕМЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ Существующее в современной социальной психологии многообразие подходов и традиций, часто... [читать подробенее]


  • oplib.ru

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о