Плач понятие: Плач (литературный жанр) — это… Что такое Плач (литературный жанр)?

Содержание

Плач (литературный жанр) - это... Что такое Плач (литературный жанр)?

Плач (литературный жанр)

Плач — один из древних литературных жанров, характеризующийся лирико-драматической импровизацией на темы несчастий, смерти и т. п. Может оформляться как в стихах, так и в прозе. Стилистика плача использована, в частности, в некоторых текстах Библии — одна из книг Ветхого Завета целиком представляет собой образец жанра («Плач Иеремии»), — а также в гомеровских поэмах.

Плач получил широкое распространение в традиционной русской обрядовой и бытовой народной поэзии. Примерами плачей в древнерусской литературе являются знаменитый плач Ярославны в «Слове о полку Игореве», плач московской княгини Евдокии над телом Дмитрия Донского. В «Житии зырянского просветителя Стефана Пермского», написанном Епифанием Премудрым, есть ряд текстов, по жанру относящихся к данной категории: «Плач пермских людей», «Плач пермской церкви» и «Плач и похвала инока списующа». Известны плачи, написанные русскими авторами XVII века, в частности анонимный «Плач о пленении и конечном разорении Московского государства» (1612) и «Плач и утешение» по поводу смерти царя Федора Алексеевича, написанные поэтом Сильвестром Медведевым.

Wikimedia Foundation. 2010.

  • Сектор
  • Кербер

Смотреть что такое "Плач (литературный жанр)" в других словарях:

  • Плач (значения) — Плач: Плач психофизиологический процесс у человека. Плач литературный жанр Плач один из подвидов сирвенты в поэзии трубадуров …   Википедия

  • плач — ПЛАЧ, причитания (причеть, голошение, вопль, крик), жанр русской обрядовой и бытовой народной поэзии; лирико драматическая импровизация в стихах, в которой оплакивается смерть или несчастье близкого человека. Как своеобразный литературный жанр, П …   Поэтический словарь

  • плач — ПЛАЧ1, а, м Выражение горя, страдания, боли или сильной взволнованности в жалобных нечленораздельных звуках, сопровождающихся слезами; Син.

    : Разг. рев, рыдания, слезы, Разг. вой; Ант.: смех, хохот. Родственники и друзья умершего съезжались со… …   Толковый словарь русских существительных

  • Литературные произведения — Имена существительные     БИОГРА/ФИЯ, жизнеописа/ние.     Литературный жанр, а также произведение, созданное в этом жанре, – описание жизни человека, созданное с целью выявления психологического типа личности, её связей с внешним миром, историей… …   Словарь синонимов русского языка

  • Жанры — К истории проблемы. Определение понятия. Решение проблемы в догматическом литературоведении. Эволюционистские теории Ж. Решение проблемы Ж. «формальной школой». Пути марксистского изучения Ж. Теория лит ых Ж. Тематические, композиционные и… …   Литературная энциклопедия

  • Библиография Григория Шалвовича Чхартишвили — Г. Ш. Чхартишвили, 2012 год Григорий Шалвович Чхартишвили (род. 20 мая 1956, Зестафони, Грузинская ССР, СССР)  …   Википедия

  • ПЛАЧА КНИГА — или ПЛАЧА ИЕРЕМИИ КНИГА, каноническая книга ВЗ.

    В евр.Библии входит в состав *Кетубим и называется по первому слову 1–го стиха Эйх. В *Септуагинте эта книга именуется «QrБnoi», Плачи, а в нек–рых рукописях  «Плачи Иеремии» и помещена в разделе… …   Библиологический словарь

  • Провансальская литература — считается старейшей между романскими, или ″неолатинскими″: она первая достигла художественной обработки в руках поэтов тробадоров (trobaire, trobador), как они назывались в Южной Франции в средние века (мы усвоили себе искусственную форму… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Псалтирь — Разворот Хлудовской псалтыри (9 век) с изображением сочинителя  царя Давида, играющего на арфе (псалтерии) и побеждающего диких животных и врагов Псалтирь, Псалтырь (от …   Википедия

  • Пс. — Киевская Псалтырь, 1397 г. Псалтирь, Псалтырь (от греч. ψαλτήριον (псалтерион) музыкальный инструмент) библейская книга Ветхого Завета, состоящая из 150 или 151 (в православных греческом и славянском вариантах Библии) песней (псалмов, греч.

    … …   Википедия

Книги

  • Современный патерик, Кучерская М.А.. Майя Кучерская прозаик, литературный критик, филолог, профессор Высшей школы экономики, основатель школы писательского мастерства Creative Writing School . Автор романов`Бог… Подробнее  Купить за 299 грн (только Украина)
  • Современный патерик, Кучерская Майя Александровна. Майя Кучерская - прозаик, литературный критик, филолог, профессор Высшей школы экономики, основатель школы писательского мастерства "Creative Writing School" . Автор романов" Бог дождя"… Подробнее  Купить за 258 руб

Хорошенько поплакать – полезно ли для здоровья?

  • Джейсон Голдман
  • BBC Future

Автор фото, iStock

Существует распространенное мнение, что слезы - хороший способ снять стресс. Обозреватель BBC Future задался вопросом: так ли это с научной точки зрения?

До недавних пор ученые и писатели резко расходились во мнениях касательно пользы плача.

В своей пьесе "Генрих VI" Шекспир написал: "Рыданья ослабляют горечь мук", а американский писатель Лемони Сникет отмечал, что "если хорошо и долго поплакать, почувствуешь себя лучше, даже если ситуация ничуть не изменилась".

С другой стороны, Чарльз Дарвин считал, что выработка слезы (безотносительно процесса плача) - это лишь бесполезный побочный эффект работы мышц, расположенных вокруг глаза.

По его мнению, эти мышцы должны время от времени сокращаться, чтобы не переполняться кровью, а выделение слез - просто случайное последствие этого физиологического процесса, появившегося в процессе эволюции.

(Впрочем, Дарвин признавал, что плач помогает младенцам привлекать внимание родителей).

Сегодня нам известно, что плач (по крайней мере, у взрослых) - это сложная физиологическая реакция на определенные эмоциональные стимулы.

Самая главная отличительная черта плача - появление слез, однако он также сопровождается изменением выражения лица и темпа дыхания.

Так, например, во время плача мы часто всхлипываем, то есть резко вдыхаем и выдыхаем.

С научной точки зрения это означает, что плач и выработка слезы в ответ на химический раздражитель (например, если вы потрете глаза после того, как съели что-то острое) - это разные вещи.

Отличаются даже сами слезы. В 1981 году психиатр из Миннесоты Уильям Х. Фрей II обнаружил, что в слезах, вызванных просмотром грустного фильма, больше белка, чем в тех, которые появляются в результате реакции на свеженарезанный лук.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Точные причины, по которым мы плачем, до сих пор остаются загадкой

В то же время слезы, которые наворачиваются на глаза от избытка эмоций, могут быть вызваны не только печалью.

Это подтвердит каждый, кто хоть раз посещал уморительное юмористическое шоу или слушал, как жених с невестой во время венчания читают друг другу свадебные клятвы.

Многие из нас знакомы с самыми разными поводами, способными вызвать слезы - как с печальными, так и с радостными.

Однако причины, по которым мы это делаем во взрослом возрасте, до сих пор полностью не ясны. У ученых на этот счет есть множество гипотез.

Одна из них заключается в том, что плач взрослых в действительности не слишком отличается от детского - по крайней мере, в том, что касается его социального аспекта.

Другими словами, рыдания - это способ привлечь к себе внимание, добиться поддержки и помощи от друзей, когда мы больше всего в ней нуждаемся.

При помощи плача мы можем рассказать близким о своих чувствах тогда, когда для этого не хватает слов.

Возможно, это объясняет некоторые виды плача, однако ученые не раз сталкивались с тем, что взрослые часто плачут, оставшись наедине с собой.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Плач в одиночестве может быть одним из способов оценки своего эмоционального состояния

Тогда они предположили, что плач может служить средством "вторичной оценки", то есть помогает человеку осознать, насколько он расстроен, и понять собственные чувства.

Это довольно противоречивая теория, подходящая только для определенных случаев, хотя некоторые аргументы в ее пользу все же имеются.

Нельзя обойти стороной и понятие катарсиса: плач помогает нам справиться с ситуациями, несущими в себе большую эмоциональную нагрузку.

Эта идея созвучна не только со словами Шекспира, но и с мнением римского поэта Овидия, считавшего, что "плач утешает, а горе растворяется в слезах".

Греческий философ Аристотель писал, что плач "очищает сознание".

В рамках исследования популярных американских журналов и газет, проведенного в 1986 году, один психолог выяснил, что авторы 94% статей о плаче утверждали, что он помогает снять эмоциональное напряжение.

В 2008 году было опубликовано исследование, участие в котором приняли 4300 молодых людей из 30 стран мира. Большинство из них заявили, что, поплакав, чувствовали себя лучше как физически, так и эмоционально.

В то же время некоторые участники не отметили никаких изменений, а кто-то и вовсе почувствовал себя еще хуже.

По-видимому, все дело в социальном контексте: если человек стесняется плакать на публике, он почувствует меньшее облегчение, чем если бы он плакал в одиночестве или в присутствии одного близкого друга.

Ученые также обнаружили, что когда люди пытались сдержать или спрятать слезы, их эмоциональное состояние также существенно не улучшалось.

Поэтому хорошенько выплакаться действительно может быть полезно для здоровья, но для этого необходимо, чтобы плачущему человеку оказали поддержку.

В конечном счете это означает, что взрослые могут плакать практически по той же причине, что и младенцы: чтобы призвать друзей и членов семьи на помощь.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

ЛЕНИНГРАДСКАЯ СИМФОНИЯ (LAMENTO / «ПЛАЧ») - Репертуар

Спектакль, созданный к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне, предлагает современный взгляд на события самого страшного противостояния ХХ века.

Он вдохновлен произведениями Виктора Астафьева, в частности романом «Прокляты и убиты», ведь никто не изображал трагедию войны так мощно и правдиво. Сюжет, связанный с блокадой Ленинграда, эпически обобщен темой самопожертвования, свойственной русскому народу во все времена и одновременно актуализирован темой памяти, вызывающей живой отклик у людей нашего времени.

В постановке режиссера Сергея Боброва Lamento / «Плач» обретает форму мистерии, символического ритуала, в котором, как в церковной литургии, «прошлое», «настоящее» и «будущее» собраны воедино «как уже бывшее, но вечно длящееся».  

Первой частью «вневременного воспоминания» становится метафора «жертвенной русской героики» под Requiem Алексея Сюмака. В канонические фрагменты заупокойной мессы – DIES IRAE/ДЕНЬ ГНЕВА, CONFITEOR/ИСПОВЕДЬ вписана мелодия народной песни «Черный ворон». А в эпизоде REX TREMENDAЕ/ВЕЛИЧЕСТВЕННЫЙ ЦАРЬ канва латинского текста «прошита» оглушительными репликами фашистских лидеров и их жертв на разных европейских языках.

Тем временем в центре сценической гравитации – War-вара Коса. Что это –  образ России или самой Смерти – решать зрителям.

Вторая часть на музыку легендарной «Ленинградской симфонии» Шостаковича разворачивается подобием «блокадного репортажа». Под зрелище газетных вырезок, застилающих горизонт мессершмиттов и портрета генералиссимуса квартет энкаведешников загоняет тыловое юношество в боевые батальоны. Тихим комментарием трагедии звучит голосок Тани Савичевой, читающей скорбные выдержки своего «Дневника».

В эпилоге души погибших покидают телесные оболочки, обретая потустороннюю общность под звуки Lacrimosа и Amen, незавершенной финальной части «Реквиема» Моцарта. С неба летят цветы, похожие на окровавленные хлопья снега. В тишине раздается звук метронома. Это – минута молчания. Но это и знак неостановимости времени… 

Несколько цитат из лекций философа Мераба Мамардашвили (1930-1990), которые помогут понять ритуал плача и смысл мистерии:

***

Предметы появляются и исчезают, раскаяние растворяется, – я не могу постоянно оставаться в состоянии раскаяния в силу порога моей чувствительности и по способам ее организации (нельзя быть вечно взволнованным). Об этом говорил Пифагор, и это потом прекрасно понимали, как ни странно, не философы, а творцы театра. Их понимание состояло в следующем: надо так построить машину театра, чтобы из случившегося раз и навсегда извлечь смысл и не повторять того, из-за чего необходимо испытывать какие-то состояния, поскольку удержать их по законам человеческой чувствительности невозможно. Что-то перестает нас раздражать, потому что чувства притупляются, и если что-то зависит от притупляемости чувств, то это «что-то» рассеивается и исчезает. Пифагор именно эту проблему пытался разрешить – как удержать это что-то.

***

Миф, сочетаемый с ритуалом, есть не просто некоторое представление, правильное или неправильное, о мире, но имеет, к тому же, конструктивную, человекообразующую сторону: нечто такое, через что в человеке становится «что-то», чего не было бы, если бы не проходило через некую машину, пока называемую нами мифом или ритуалом. Приведу простой пример. Традиционная архаическая ситуация: ритуал оплакивания умершего. Казалось бы, нелепая <…> вещь. Я сталкивался с ней еще молодым, в отдаленной от цивилизации грузинской горной деревне, когда присутствовал на похоронах и слушал ритуальное пение. <…> Это очень интенсивное пение, близкое к инсценировке, своего рода мистерия. Слово «мистерия»  я употребляю не случайно.

В греческой культуре были так называемые Элевсинские мистерии, которые вовлекали массу людей в определенный строго организованный танец с пением, в определенное состояние, индуцируемое коллективным действием. Короче, такого рода оплакивания, как грузинское, являются, несомненно, архаическими остатками более сложных и более расчлененных, развитых мистерий, когда интенсивно разыгрываются выражения горя. И все это выполняется профессионалами, которые явно не испытывают тех же состояний, что испытывают родственники умершего, из-за чего мне это казалось ритуализированным лицемерием. Но одно было бесспорно: сильное массовое воздействие на чувствительность переводит человека, являющегося свидетелем или участником такого ритуала, в какое-то особое состояние.

***

Поставьте простой психический эксперимент: мы знаем, что в силу порогов нашей чувствительности, в силу времени невозможно находиться в одном и том же состоянии, скажем, в состоянии радостного возбуждения, умственного сосредоточения, гнева, радости, привязанности. Само по себе любое такое состояние подвержено хаосу. И то же самое происходит с памятью об умершем: предоставленное самому себе переживание горя развеивается по ветру, не имеет внутри себя как психическое состояние причин дления, причин для человеческой преемственности, сохранения традиции, называемой обычно уважением к предкам. То есть, фактически мы получаем следующую мысль: забыть – естественно (так же как животные забывают свои прошлые состояния), а помнить – искусственно. Ибо оказывается, что эта машина, например ритуальный плач, как раз и интенсифицирует наше состояние, причем совершенно формально, когда сам плач разыгрывается как по нотам и состоит из технических деталей. Я могу назвать это формальной стороной в том смысле, что она никакого непосредственного отношения к содержанию не имеет. Дело не в содержании чувства горя, а в том, чтобы разыграть горе четко сцепленными техническими и практическими элементами действия. И они, действуя на человеческое существо, собственно, и переводят, интенсифицируя, обычное состояние в другой: режим жизни и бытия. Именно в тот режим, в котором уже есть память, есть преемственность, есть длительность во времени, не подверженные отклонениям и распаду. Мы помним, мы любим, мы привязаны, имеем совесть – это чисто человеческие состояния.

***

Мы можем перечислить все содержания души, как картофелины в мешке, а вот некий строй, интонацию души мы ее можем перечислить. Это что-то явно избыточное, непрактичное, не служащее только тому, чтобы удовлетворять, потребности: убить мамонта и съесть его мясо или поплакать… Ведь ритуальный плач не разжалобить нас хочет, он создает в нас структуру памяти. <…> Это особая и практическая реальность – реальность ритуала, реальность мистерии, какие-то конкретные, но умные вещи, или бытие (более умное, чем мы), которое нас к себе приобщает, потому что оно нам адресовано. Оно ритуально воздействует на меня, и я должен как бы перескочить посредством участия, скажем, в ритуальном плаче из своей обыденной жизни в какую-то другую. 

Как музыка Lamento выходит из-под диктата «авторства»

Звуковой ряд Lamento / «Плач» собран наподобие конструктора из произведений разного времени, разной жанровой специфики и, казалось бы, несоотносимых, авторов.  Прием в современном музыкальном театре и на академической сцене довольно растространенный, достаточно вспомнить пермскую «Королеву индейцев» Перселла, где дошедшие до нас остатки музыки прослаивают фрагменты других сочинений того же автора, или «Реквием памяти Жоскена Депре», к древнему автору которого Жаку Ришафору (XIII в) пристроен ряд из пяти современных отечественных и европейских композиторов.

Москвич и наш современник Алексей Сюмак перенес в Lamento / «Плач»  фрагменты своего симфонического перформанса Requiem, впервые представленного на сцене МХТ в мае 2010 года «К 65-летию Победы в Великой Отечественной войне» (режиссер – Кирилл Серебренников). В сочинении, как и полагается современному композитору, он использовал разные приемы – от сонористики до акварельной хоровой полифонии, придав им камерный, а не эпический формат, акцентированный нетрадиционным вокалом солистки (Наталья Пшеничникова) и солиста (Борис Филановский). Для красноярского спектакля из первоначального музыкального текста он отобрал меньше половины материала, порядком переработанного (в технике звукового коллажа), переинтонированного (мелодией народной песни «Черный ворон») и совмещенного с эпизодами для чтецов и «радиомонтажами». Мистериальный характер постановки послужил условием, в силу которого современный авторский слог намеренно соскальзывает в анонимность симфо-хорового комментария, придающего музыке нечто общее со структурой античных трагедий.

Ну а «Ленинградская симфония» Шостаковича предстает в данной постановке «репортажным включением» времен блокадной реальности. Как тут не вспомнить легендарную трансляцию ее премьеры из Ленинградского Дома Радио? Как раз благодаря моментальной узнаваемости этой музыки нашей «культурной памятью» партитура Шостаковича легко ложится на хореографический и литературный тексты постановки подобно саундтреку – на кадры фильма. Такое перемасштабирование, помимо прочего, позволяет оценить неоскудевающий запас документальности в шедевре Шостаковича, ныне воспринимаемым не только монументом своего времени, но и частью глобальной звуковой летописи страны.

Lacrimosa из Реквиема Моцарта в эпилоге подытоживает нетривиальный альянс современного композитора с советским классиком, ретроспективно скрывая их авторские траектории за далекими горизонтами «вечных слез» и вечных плачей, вместе с которыми к нам сегодняшним приходит катарсис. 

Подборку цитат подготовила Елена Черемных.

История свастики | Энциклопедия Холокоста

У свастики долгая история. Ее использовали по крайней мере за 5000 лет до того, как Адольф Гитлер создал нацистский флаг. Слово «свастика» происходит от санскритского «svastika», что означает «счастье» или «благоденствие». Мотив рисунка (крест с загнутыми концами) предположительно впервые появился в Евразии во времена неолита и, возможно, символизировал собой движение солнца по небу. Свастика до сих пор является священным символом в таких религиях, как индуизм, буддизм, джайнизм и одинизм. Ее часто изображают на храмах и домах в Индии и Индонезии. У свастики есть также древняя история в Европе, где ее обнаруживали на артефактах дохристианских европейских культур.

Этот символ пережил свое возрождение в конце девятнадцатого века, в частности после обширных археологических раскопок, проведенных известным археологом Генрихом Шлиманом. Шлиман обнаружил крест с загнутыми концами на месте древней Трои. Он сравнил его со знаками похожей формы, нарисованными на глиняных изделиях, найденных в Германии, и предположил, что это был «важный религиозный символ наших далеких предков».

В начале двадцатого века свастика широко использовалась в Европе. Этот символ имел много значений, но наиболее известен был как символ удачи и успеха. Однако труды Шлимана вскоре взяло на вооружение народное (нем. völkisch) движение, для которого свастика стала символом «принадлежности к арийцам» и националистической гордости немецкого народа.

Гипотеза об арийском происхождении немецкого народа, вероятно, стала одной из главных причин того, что в 1920 году свастика, или Hakenkreuz (нем. «крест с загнутыми концами»), была официально принята нацистской партией в качестве своего символа.

Нацистская партия, однако, была не единственной партией, использовавшей свастику в Германии. После Первой мировой войны свастика была принята в качестве символа несколькими ультраправыми националистическими движениями. Как символ она стала ассоциироваться с идеей расово «чистого» государства. К тому времени, когда нацисты получили контроль над Германией, значения свастики изменились навсегда.

В книге «Майн Кампф» Адольф Гитлер писал: «Тем временем я после многочисленных попыток определил окончательную форму: флаг с красным фоном, белым кругом и черной свастикой в середине. После долгих попыток я также нашел определенную пропорцию между размером флага и размером белого круга и определил форму и толщину линий свастики».

Изображаемая на флаге, упоминавшемся Гитлером в «Майн Кампф», а также на предвыборных плакатах, нарукавных повязках, медалях и эмблемах военных и других организаций, свастика стала наиболее узнаваемым символом нацистской пропаганды. Могущественный символ был призван вызывать гордость у арийцев, а также внушать ужас евреям и всем остальным, считавшимся врагами нацистской Германии.

Несмотря на происхождение, свастика стала так часто ассоциироваться с нацистской Германией, что ее использование в наши дни часто вызывает разногласия.

Дополнительная литература

Heidtmann, Horst. “Swastika” (Хейдтман Хорст «Свастика»). Энциклопедия Третьего рейха, 937-939. Нью-Йорк: Macmillan, 1991.

Heller, Steven. The Swastika: Symbol Beyond Redemption? (Хеллер Стивен «Свастика: символ без права на искупление?»). Нью-Йорк: Allworth Press, 2000.

Quinn, Malcolm. The Swastika: Constructing the Symbol (Куинн Малкольм «Та самая свастика: конструирование символа»). Лондон: Routledge, 1994.

Распознавание и предотвращение боли у детей

«Мой ребенок неспокоен, у него что-то болит?». Такие вопросы не раз задаются нам родителями потому что ребенок неспокоен. Как выяснить, что болит у малыша?

Определение боли, сформулированное Всемирной организацией здоровья звучит так: «Боль – это то, что человек чувствует и описывает относительно времени, места и мощности, частоты и типа боли. А как же быть с детьми, которые еще не научились разговаривать и не могут описать, что у них болит? В их случае они могут не получить подходящего лечения, потому что не могут объяснить, что чувствуют.

Иногда и дети, которые уже хорошо разговаривают, очень часто стесняются или боятся рассказать что и где болит. Процесс распознавания боли у каждого ребенка разный, в зависимости от возраста.

Распознавание боли у детей, которые еще не разговаривают

У детей, которые еще не разговаривают, диагностика боли проводится взрослым человеком в зависимости от поведенческих и физиологических признаков. В медицинских учреждениях принято измерять боль у детей при помощи специальной линейки, от уровня боли 0 (совсем не болит) и до 10 (нестерпимая боль).

Разнообразные линейки были разработаны в соответствии с разными возрастами и развитием ребенка. Часть из них включают поведенческие и физиологические признаки и часть из них основываются только на поведении. Вместе с тем, следует отметить, что большинство линеек, предназначенных для измерения боли у детей, которые еще не говорят, были разработаны для исследований. Их применение может быть сложным и долгим.

Поведенческие признаки, которые рассматривают, чтобы понять степень боли – выражение лица, слезы, движения рук и ног и способность успокоиться. Чем больше страданий видно на лице ребенка, чем громче он плачет, чем более напряжены его конечности и невозможно успокоить его – так степень боли выше.

Распространенные физиологические признаки – кровяное давление, сердцебиение (пульс), дыхание – если есть отклонение от нормы, например повышенный пульс и частое дыхание – так степень «дискомфорта» выше.

Врач или медсестра просчитывают поведенческие и физиологические баллы в соответствии с таблицей или линейкой, наблюдая за ребенком. Общая сумма баллов проявляет уровень дискомфорта ребенка.

Линейка FLACC:

Баллы

0

1

2

Лицо

Без особых изменений выражения или улыбается

Выражение лица относительно раздраженное, смотрит без интереса, замкнут

Лицо выражает постоянное страдание, подбородок дрожит, челюсти сжаты

Ноги

Тонус ног обычный или спокойный

Тонус ног повышен, напряжен, неспокоен

Махи ногами или ноги поджаты

Активность

Спокойная позиция, лежа, двигается без затруднений

Извивается, вертится на месте, напряжен

Положение тела напряженное, выгнутое или озноб

Плач

Не плачет

Жалобы, всхлипывания и вздохи

Постоянный плач, кричи, всхлипывания, частые жалобы

Способность успокоиться

Спокойный, довольный

Успокаивается при прикосновении или во время общения, можно отвлечь

Проблема успокоить

 

Например, у ребенка со спокойным выражением лица, подвижными ногами, иногда плачущего, которого трудно успокоить и держать на руках, степень боли – 5 (из 10). Баллы подтверждают дискомфорт средней степени, требующей диагностики причины и нахождения возможности облегчить состояние.

В случае если источник боли неизвестен, следует продолжать наблюдение за поведением ребенка и обследовать его. Так как поведенческие и физиологические признаки не указывают специфически на боль, а могут быть связаны с другими проблемами, как голод, полный подгузник, шум и т.д., они проявляются в «общем дискомфорте», а не обязательно в болях. Следует уточнить источник дискомфорта – идет ли речь о боли или другом факторе.

Как можно узнать, боли ли что-то у ребенка или ему неудобно по другой причине?

В случае если источник боли известен, например, если ребенок поранился или страдает от заболевания, сопровождаемого болезненными ощущениями, такими как боли в ушах, дискомфорт, скорее всего, связан именно с этим.

В случае если ребенок проявляет дискомфорт без явной причины, следует выяснить, в чем заключается проблема – предложить пить, есть, сменить подгузник, проверить, не связан ли дискомфорт с неудобной одеждой или душным помещением. Если несмотря ни на что, ребенок неспокоен, скорее всего источником дискомфорта является боль. Прием обезболивающего препарата в соответствии с рекомендациями врача может помочь ему.

Выявление степени боли у детей, которые могут описать свою проблему, но еще не знают цифр.

Рони, 5 лет, прибыл в приемный покой после того как машина в которой он ехал попала в дорожную аварию. Он напуган и отказывается говорить. Несмотря на то, что он развитый мальчик и может описать, что у него болит, в этом возрасте дети часто отказываются кооперировать в случае тревоги или страха и не ответят на вопрос: «Что у тебя болит? Где?»

В возрасте от 2.5 до 8 лет (или до возраста в котором дети понимают смысл цифр и сравнения), дети могут сообщить, что у них что-то болит и показать где болит (голова, живот, нога и пр.), но очень часто они затруднятся с ответом на вопрос по поводу степени боли, что они чувствуют и как боль влияет на их самочувствие.

Рекомендуется задавать конкретные вопросы, которые помогут вам собрать нужную информацию. Например на вопрос: «Ты можешь рисовать?», ребенок может ответить отрицательно и пояснить, что у него болит рука.

Несмотря на то, что детям нелегко описывать степень боли, можно помочь им сделать это с линейкой выражений лица. Покажите ребенку эту линейку:

 

Указывая пальцем на каждый рисунок скажите:

  • это выражение лица – у него ничего не болит
  • а это – немного болит
  • здесь – есть боль, которая мешает
  • здесь – боль очень сильная
  • а здесь – боль, которую невозможно терпеть

После этого попросите ребенка указать на то выражение лица, на котором видно то, что он чувствует. Обычно ребенок, которому больно, укажет на выражение лица «сильная боль». Очень часто дети воспринимают этот рисунок как «мне грустно», а не как «мне больно» и поэтому очень важно задать эти вопросы ребенку в относительно спокойной обстановке, а не после, например, взятия крови на анализ.

Такая линейка помогает не всегда. Боль – абстрактное понятие и его невозможно «показать» ребенку, как показывают на предмет или на другого человека. Дети воспринимают значение боли в соответствии с тем, что им пришлось пережить. Например, если попросить 4-летнего ребенка, который не испытывал серьезных болей, пояснить, что такое боль, ответ будет обычно «Когда я ударяюсь рукой» - так он воспринимает боль. Скорее всего в таком случае линейка будет бесполезной.

Определение степени боли у детей, которые понимают цифры

Дети и подростки, понимающие цифры, а также взрослые, могут сообщить о своем состоянии при помощи линейки от 0 (совсем не болит) и до 10 (нестерпимая боль). Представляя линейку, задают вопрос, указывая на нее: 0 – не болит совсем, чем больше число – больше болезненные ощущения; например 5 – это боль средней степени, 9 – очень сильная боль, 10 – нестерпимая боль.

По указаниям Минздрава Израиля от 200 года, степен боли от 3 и выше требует какого-либо отношения – лекарственного или другого.

Плач по суверенитету

Бидзина наступил на грабли, и они его больно ударили. Он решил еще раз «кинуть» своих оппонентов – на этот раз не только оппозицию, но и Запад, отказавшись выполнить вторую часть соглашения от 8 марта, т.е. выпустить политических заключенных или тех, кого все, кроме верных сторонников «Мечты», считают таковыми. Но Запад, фактический гарант выполнения этого соглашения, не согласился, чтобы его «кидал» какой-то там Иванишвили со своими жалкими пятью миллиардами.

Если Иванишвили рассчитывал на то, что сейчас все заняты пандемией и Западу не до пары-тройки политических узников в Грузии, то он глубоко ошибся. Расчет на то, что о необходимости освободить заключенных в тексте соглашения говорилось не прямо, а в обтекаемых дипломатических формулировках, тоже не оправдался. Реакции последовали сразу. Только лексика стала более прямой: если раньше европейцы и американцы избегали обидных слов вроде «политический заключенный», теперь они стали говорить прямым текстом.

Долго казалось, что на этот раз Бидзина отступать не собирается. Но в пятницу вечером президент Саломе Зурабишвили заявила, что решила помиловать Гиги Угулава и Ираклия Окруашвили – правда, уточнив, что сидели они совершенно правильно и она делает это лишь для разрядки ситуации. В тюрьме остается еще Георгий Руруа, которого президент помиловать не могла, потому что ему еще ничего не присудили.

«Мечта» сразу отмежевалась от решения президента. Вспомнили о том, что Зурабишвили была независимым кандидатом в президенты и к партии власти отношения не имеет. Но насколько ей поверили – другое дело. Представители власти целую неделю говорили, что ни о каком освобождении политзаключенных в соглашении речи не шло, потому что в свободной Грузии таковых быть не может. Эта уступка – явное поражение, и власть хочет сохранить лицо.

Сторонники «Мечты» в трауре. Они обижены на излишнюю уступчивость своих лидеров, но главный предмет их гнева – Запад. Ключевым словом стал национальный суверенитет: Запад его у нас отнимает. В данном случае у такого восприятия есть основания: под прямым давлением Запада грузинскому правительству пришлось сделать что-то такое, чего оно делать не собиралось. Это касалось как и самого соглашения 8 марта, так и последнего решения президента.

По мнению многих уважаемых теоретиков, в современном мире – это фикция, «организованное лицемерие», никакого суверенитета на самом деле нет, для малых государств – особенно

В этом контексте стоит еще раз вспомнить, что вообще понятие «национальный суверенитет» означает. По мнению многих уважаемых теоретиков, в современном мире – это фикция, «организованное лицемерие». Никакого суверенитета на самом деле нет, для малых государств – особенно.

Но это – преувеличение. Национальный суверенитет, действительно, относителен, но тем не менее реален и важен.

Стремление стать частью западного мира – суверенное решение грузинского народа, которого никто к этому не принуждал. Многим геополитически настроенным аналитикам такой выбор кажется странным: если исходить из объективной расстановки сил, Грузия – далеко не в лучшей ситуации, чтобы противостоять напору России. Но в чем бы ни была причина, грузинский выбор именно таков.

Его сделал не Михаил Саакашвили. Он начинается с середины девятнадцатого века, с круга Ильи Чавчавадзе. Его подтвердила и усилила Первая Республика в 1918 году, а затем он возродился в период борьбы за независимость. Роль правительства «Национального движения» в том, что оно превратило эту общую идею в программу конкретного политического действия.

Если человек хочет, чтобы его приняли в высокое общество, он вынужден мыться, потому что немытых там не принимают

Но у такого выбора есть свои логические последствия. Стремление к тому, чтобы тебя признали частью европейской цивилизации, требует соблюдения определенных стандартов. Если человек хочет, чтобы его приняли в высокое общество, он вынужден мыться, потому что немытых там не принимают. Может, мыться ему совсем не хочется, но смешно жаловаться, что высокопоставленная элита ущемляет его личную свободу. Не хочет – пусть общается с себе подобными.

Проект Грузии как европейского государства – это проект именно грузинский. Многие европейцы ему все еще сопротивляются. Но многих удалось убедить: да, Грузия, по сути, европейская страна. Теперь эти люди говорят: если вы европейцы, ведите себя так, как полагается европейцам.

Альтернатива – отказаться от проекта европейской Грузии и погрузиться в евразийское болото. Можно сажать кого угодно и на сколько угодно; Amnesty International заругают, но на них можно будет не обращать внимания.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Не плачь, малыш! Или как понять, что беспокоит ребенка

Обзоры, 30 Сентября 2016

Для всех младенцев на свете крик — основное средство общения, особенно в первые три месяца жизни. Некоторые малыши — чаще под воздействием эмоций, чем иных причин — без конца говорят на языке плача. Это крик о помощи. Ребенку нужно, чтобы вы догадались, как ему помочь. Как это сделать? Вот несколько советов из новой книги Мадлен Дени "Не плачь, малыш!".

1. Палитра плача. Изучите причины, которые заставляют ребенка плакать

Громкие призывы малыша с течением времени будут меняться. К неизбежному плачу первых месяцев, означающему «у меня болит животик» или «я хочу есть», вскоре добавятся недомогание от прорезывания зубок, слезы от внезапной усталости и хныканье после первых дней в яслях… Появится множество новых эмоций и ощущений, к которым следует отнестись серьезно. Очень важно научиться слушать и понимать слезы своего ребенка, помогать ему преодолеть эти трудности. Какие причины вызывают плач ребенка? Американский педиатр Т. Б. Бразелтон выявил шесть основных: голод, скука, дискомфорт, желудочные колики, необходимость разрядки в конце дня и боль. При этом наибольшее обострение плача приходится обычно на третью-восьмую недели жизни ребенка, и младенец плачет в среднем два часа в день.

2. Научитесь различать слезы вашего ребенка

Итак, по теории Бразелтона, существует 6 основных причин, вызывающих слезы. В зависимости от причины, ребенок может по-разному плакать. Голод, например, вызывает жалобные покрикивания, переходящие в плач. Громкость их постепенно нарастает и характеризуется ритмичностью. Плач от скуки же не столь громкий. Обычно он время от времени прерывается: ребенок слушает, не нашел ли его призыв отклика. В то время как боль и страх сразу вызывают громкий плач. Сила выдоха во время такого плача столь велика, что малыш почти задыхается. Прислушайтесь к вашему малышу, понаблюдайте. Как он плачет, когда голоден? Как когда хочет спать или ему дискомфортно?

3. Помогайте ребенку переживать колики

Ребенок морщится, краснеет, подтягивает колени к животу и пронзительно кричит? Скорее всего, у него колики! Это обычное недомогание, от которого дети подолгу плачут в первые месяцы и точную причину которого установить непросто. Причиной может быть рацион питания ребенка или матери, а может — незрелость пищеварительной системы малыша. Чтобы помочь малышу, помассируйте ему животик или поносите его на руках, плотно прижав его животик к своему. Несколько фактов о коликах

  • Полагают, что ребенок страдает коликами, если он плачет больше трех часов в день, больше трех дней в неделю, больше трех недель подряд.
  • Как правило, это желудочное недомогание возникает у трехнедельных детей и постепенно ослабевает, а затем и исчезает к четырем месяцам.
  • Наибольшее суточное обострение наблюдается между 15 и 21 часом.

    4. Помните, интервал между 17 и 21 часами — время особой активности малыша. В это время могут случаться приступы плача

    Вернувшийся с работы папа сразу почувствует это на личном опыте. Его вечерняя встреча с ребенком порой превращается в сущую пытку. Выплескивание накопившейся за день усталости с воплями и слезами может напугать родителей. Если ребенок часто плачет по вечерам, то попробуйте сделать ванночку для релаксации. Не забудьте выключить телевизор и найти время успокоиться самому. При этом многие родители задаются вопросом: если ребенок подолгу спит днем, будет ли он меньше спать ночью? В первые три месяца жизни суточный ритм (различение дня и ночи) еще не установился. То есть не следует лишать ребенка дневного сна в надежде, что он отоспится ночью. После первых трех-четырех месяцев (продолжая удовлетворять потребность ребенка во сне, которая у всех детей различна) часто бывает полезно установить час утреннего подъема, что поможет ребенку организовать свой сон в течение дня.

    5. Чтобы преодолеть страх разлуки у ребенка, играйте с ним

    С ростом ребенка у него может появиться страх разлуки с родителями. А боязнь незнакомых часто бывает следствием страха разлуки, сопровождаемого приступами плача. Надо учитывать, что в головке малыша понятий прошлого, настоящего и будущего не существует. Из-за того, что мама вышла в соседнюю комнату, ребенок может переживать не меньше, чем в связи с ее многочасовой отлучкой из дома. Едва потеряв родителей из виду, он плачет от страха, что его родители, от которых он полностью зависит, больше не вернутся никогда! Страх разлуки — позитивный момент эмоционального развития ребенка. Эти чувства свидетельствуют о том, что у ребенка сложилась сильная связь с родителями, но в этот период нужно постоянно ободрять малыша. Чтобы как можно легче перенести этот период, можно почаще играть с ребенком в “ку-ку”». Как только он начинает “кукситься”, поиграйте с ним в прятки: уходите из комнаты на минуту, возвращайтесь, потом уходите на две минуты и т.д. При этом громко разговаривайте с ним из соседней комнаты. Подобные игры очень полезны и помогают ребенку адаптироваться к тому, что родители не всегда рядом. О том, как еще успокоить малыша, какие бывают хитрости укачивания в слинге, как делать успокаивающий массаж, - в книге Мадлен Дени "Не плачь, малыш".

  • границ | Плач - успокаивающее поведение?

    Введение

    Настоящая статья представляет собой современный обзор научной литературы, касающейся успокаивающих эффектов плача, и представляет конкретные гипотезы, касающиеся детерминант этих эффектов и предполагаемых задействованных механизмов. Мы начинаем с определения плача и описания его внутри- и межиндивидуальных функций, за которым следует краткое размышление о концепции самоуспокоения, о том, как его можно определить и как оно соотносится с несколькими родственными концепциями.Здесь мы также подчеркиваем различие между социальным успокаиванием, которое относится к успокаивающим эффектам комфорта и социальной поддержки, предоставляемых другими, и самоуспокоением, которое относится к прямым эффектам плача на гомеостатические процессы регуляции настроения и стресса. уменьшение глашатая. Мы продолжаем описанием того, почему исследования привели к противоречивым выводам в отношении влияния плача на настроение и связанных с ним гомеостатических процессов у плачущего человека. Мы пытаемся объяснить возможные источники этих вариаций, начиная от характеристик крика, предшествующих плачущих, проявлений плача и реакции других, до важных методологических вопросов.Впоследствии в центральной части нашей статьи основное внимание уделяется нашей основной гипотезе о том, что плач также напрямую приводит к улучшению настроения и способствует возвращению к гомеостазу. Изменения настроения после плача обычно операционализируются (хотя часто довольно расплывчато и не явно) как возвращение настроения к исходному (или даже выше) после начального ухудшения, которое сопровождает или предшествует началу плача. Наш подход концептуально ограничен возвратом настроения к исходному уровню, то есть гомеостатическими процессами (но не обязательно без дальнейших улучшений, которые в конечном итоге превышают базовый уровень).Таким образом, такая концептуализация также включает возврат от позитивного настроения к базовым ценностям. Мы обсуждаем физиологические, когнитивные и поведенческие механизмы, которые могут лежать в основе такого успокаивающего эффекта плача. В соответствии с этим мы представляем более конкретные гипотезы о механизмах, посредством которых опосредованы успокаивающие эффекты плача, которые подразумевают увеличение активации парасимпатической нервной системы (ПНС) и уровней окситоцина (ОТ), которые связаны с когнитивными (например, переоценка) и поведенческих (например,г., рыдания) отростки.

    Плач человека и его функции

    Плач был определен как сложное секретомоторное явление, характеризующееся выделением слез из слезного аппарата без какого-либо раздражения структур глаза и часто сопровождающееся изменениями мускулов мимики, вокализацией и в некоторых случаях рыданием. , который представляет собой судорожный вдох и выдох воздуха со спазмами дыхательной и туловищной групп мышц (Patel, 1993).Это универсальное и уникальное человеческое эмоциональное выражение может быть вызвано множеством событий, от кажущихся обыденными и несущественными до самых важных событий в жизни, и варьирующихся от крайне негативных до чрезвычайно позитивных переживаний (Vingerhoets, 2013). Например, просмотр фильма или наслаждение красотой природы могут вызвать у человека слезы, так же как исчезновение фигурок привязанности или рождение ребенка. Плач происходит преимущественно в ситуациях, характеризующихся разлукой, потерей и беспомощностью, а также в ситуациях, когда он подавлен сильными эмоциями, будь то негативные или позитивные (Vingerhoets, 2013).

    Crying выполняет две широкие категории функций. Внутрииндивидуальные функций плача (например, Брейер и Фрейд, 1895/1955; Фрей, 1985) относятся к эффектам, которые плач оказывает на самого плачущего человека. Эти внутрииндивидуальные функции преимущественно связаны со снижением стресса и переживанием улучшения настроения и облегчения, которое возникает после плача, что делает их важными для концепции самоуспокоения (см. Ниже).

    Межличностные функции, напротив, касаются воздействия плача на других людей.Теории, которые подчеркивают эти социальные эффекты плача (например, теория привязанности; Bowlby, 1980; теория поведенческой эволюции; Hasson, 2009) подчеркивают сигнальную ценность вокализаций бедствия и / или человеческих слез. С точки зрения теории привязанности, плач рассматривается как призыв к присутствию и вниманию человека, осуществляющего уход (Nelson, 2008). Более поздние гипотезы о функциях человеческого плача (см. Walter, 2006; Hasson, 2009; Trimble, 2012; Vingerhoets, 2013) подчеркивают, что плач (и особенно видимые слезы, поскольку исследованы только их эффекты) способствует эмпатии и просоциальному поведению. включая стимуляцию заботы и защитных реакций со стороны других, способствует социальным связям и снижает межличностную агрессию.Недавние исследования действительно показали, что видимые слезы оказывают значительное влияние на оценку человеческого лица, выявленную потребность в поддержке и самооценку готовности оказать помощь и комфорт наблюдателям (Hendriks et al., 2008a; Provine et al. ., 2009), даже на автоматическом, пре-внимательном уровне (Balsters et al., 2013). С другой стороны, в частности, слуховой плач (младенцев) также может вызывать гнев, раздражение, разочарование и даже агрессию со стороны других (Vingerhoets, 2013).Однако в настоящее время мы еще не до конца понимаем, от кого и при каких условиях можно ожидать негативной реакции на плач.

    До сих пор не было попыток связать каждую из обеих постулируемых функций с одним конкретным компонентом плача (то есть слезами, вокализацией). Скорее, вопрос заключался в том, приносит ли плач в целом облегчение или он может повлиять на поведение других (хотя в недавних исследованиях основное внимание уделялось исключительно роли видимых слез).Тем не менее такой подход может иметь смысл; например, можно задаться вопросом, служат ли слуховые (тревожные вокализации) и зрительные (слезы) компоненты главным образом коммуникативным целям и не более ли важны рыдания для регулирующих функций настроения и гомеостаза. Однако, как мы укажем в этой статье, есть определенные причины полагать, что эти три компонента могут выполнять аналогичные межиндивидуальные и внутрииндивидуальные функции (по крайней мере, до определенной степени), хотя механизмы, посредством которых они приводят к самосовершенствованию. успокаивающие эффекты могут частично перекрываться.

    Чтобы лучше понять влияние плача на людей, важно также рассмотреть животных-аналоги человеческого плача (в области общения), а также другие виды поведения животных, которые могут выполнять функции снижения стресса. У всех млекопитающих и большинства птиц потомство реагирует на разлучение или сигнал бедствия на то, что его отдали от родителей. Вряд ли можно сомневаться в том, что это филогенетическая основа слухового плача младенцев. Эта простейшая форма плача предназначена для отмены разлуки с родителями и вряд ли имеет прямую успокаивающую функцию.Скорее, такое поведение, по-видимому, связано с состоянием повышенного возбуждения и дистресса, хотя в конечном итоге оно может привести к успокоению из-за вызываемого им комфорта и поддержки, то есть потому, что оно выполнило свою межличностную функцию. У животных сигналы бедствия в основном поступают от детенышей и никогда не сопровождаются слезами. С другой стороны, кандидатов на механизмы, которые могут способствовать уменьшению дистресса у животных (а также у людей), можно найти в поведении смещения и стереотипах , которые, как предполагается, также выполняют коммуникативные функции. (Maestripieri et al., 1992; Troisi, 2002).

    Что такое успокаивающее?

    Внутрииндивидуальные функции плача не могут по определению считаться эквивалентными самоуспокоению, потому что есть разные пути, с помощью которых плач может повлиять на плачущего человека или, более конкретно, уменьшить его / ее дистресс. Таким образом, мы сначала определим понятие самоуспокоения и объясним его положение по отношению к другим аспектам регуляции эмоций . Мы рассматриваем самоуспокоение как форму регуляции эмоций, которая включает внешние и внутренние процессы, участвующие в мониторинге, оценке и изменении эмоциональных реакций (Thompson, 1994; Gross, 1998).Под термином самоуспокоение мы включаем все самоуправляемое поведение и внутренние процессы, которые направлены на то, чтобы успокоить человека, находящегося в бедственном положении, то есть уменьшить в первую очередь негативные эмоции и соответствующее физиологическое возбуждение, что в конечном итоге приводит к гомеостазу.

    Гросс (1998) проводит серьезное различие между , ориентированным на антецедент, и , ориентированным на реакцию, регуляцией эмоций. Регулирование эмоций, ориентированное на антецедент, относится к когнитивным процессам и поведению, которые присутствуют до того, как была инициирована эмоциональная реакция, например, выбор ситуации, активное изменение ситуаций, а также переоценка значения ситуации и т. Д.Регулирование эмоций, ориентированное на реакцию, напротив, относится к процессу работы с эмоциями после начала эмоционального процесса, который включает в себя поведенческие тенденции, физиологическое возбуждение и субъективные переживания. Таким образом, самоуспокоение можно рассматривать как стратегию регулирования эмоций, ориентированную на реакцию, поскольку она модулирует негативные эмоциональные переживания и / или чрезмерное физиологическое возбуждение, связанное с эмоциями, будь то положительные или отрицательные. Однако обратите внимание, что большинство процессов или стратегий, которые входят в сферу регулирования эмоций, ориентированных на антецедент, также могут применяться, когда эмоциональная реакция уже присутствует.Например, когда человек хочет избавиться от негативной эмоции, он может попытаться переоценить значение ситуации, чтобы изменить свои чувства.

    Согласно теории психологического стресса (Lazarus, 1993), самоуспокоение можно рассматривать как своего рода эмоционально-ориентированное совладание , которое, как и ориентированное на реакцию регулирование эмоций, относится к поведению и познанию, применяемым для непосредственного взаимодействия с нежелательные эмоции. Таким образом, когда люди испытывают сильные отрицательные или даже чрезвычайно положительные эмоции, они могут участвовать в различных адаптивных или дезадаптивных формах поведения, чтобы уменьшить такие чувства.Например, люди могут попытаться отвлечься, попытаться расслабиться, заняться физическими упражнениями, поговорить с другом или членом семьи, подумать о чем-то позитивном, употребить наркотики или алкоголь и т. Д. (Последнее поведение также часто используется для решения крайне положительные ощущения). Все эти действия могут быть отнесены к термину управление настроением, , который относится к самоуспокоенному поведению, направленному на влияние на настроение (например, Thayer et al., 1994). У младенцев самоуспокоение может также состоять из манипулятивного поведения, такого как сосание большого пальца, перебирание одежды и завивка волос (Diener et al., 1997). Аналогичная функция включена в термин восстановления настроения , который конкретно относится к попыткам уменьшить чувство печали или дисфории с помощью различных саморегулирующихся когнитивных, поведенческих и межличностных стратегий (см. Parkinson and Totterdell, 1999, для рассмотрение).

    Последняя актуальная концепция, которая часто обсуждалась в кричащей литературе, - это катарсис. Катарсис относится к переживанию облегчения, возникающему в результате выражения сильных эмоций, которые могут возникнуть, например, после плача, ругани или агрессивных действий.Общая идея состоит в том, что такие выражения приводят к высвобождению чрезмерной эмоциональной энергии, которая, если ее не высвобождать должным образом, может превратиться во множество психологических и даже физических проблем со здоровьем (Breuer and Freud, 1895/1955). Таким образом, катарсис по определению подразумевает самоуспокоение, потому что он приносит облегчение и уменьшает напряжение и / или негативные чувства независимо от устранения внешнего источника стресса. В то время как управление настроением относится к намеренному поведению, демонстрируемому с целью уменьшить страдание, катарсис - это не поведение, а постулируемый эффект выражения сильных эмоций, часто неявно предполагающий физическую энергетическую модель (истощение эмоциональной энергии, модель предохранительного клапана).

    Итак, в психологической литературе достаточно внимания уделяется разнообразным формам поведения и познания, направленным на изменение эмоционального состояния или настроения. Наше внимание будет сосредоточено на поведении, которое демонстрируется, чтобы уменьшить чувство психического или физического стресса. Для более точных определений мы проведем линию между поведением регуляции эмоций, которое напрямую меняет ситуацию (и, кроме того, может, как следствие, изменить опыт), и поведением и внутренними процессами, которые напрямую изменяют опыт (и может косвенно изменить ситуацию).Мы применяем термин самоуспокаивающий только к последней группе типов поведения. Следуя такому определению, также методы переоценки, которые некоторые теоретики (например, Gross, 1998) относят к регулированию эмоций, ориентированных на антецедент, можно рассматривать как самоуспокоительные стратегии (см. Рисунок 1). Напротив, поведение, которое приводит к уменьшению страдания человека, поскольку оно вызывает помощь и утешение со стороны других ( социально-успокаивающее ), не попадает в эту категорию. Таким образом, если будет установлено, что плач приводит к уменьшению дистресса только потому, что он вызывает успокоение у других людей, это будет означать, что это не самоуспокоение, а скорее форма межличностного регулирования эмоций.

    РИСУНОК 1. Самоуспокоение в отношении предшествующих и ориентированных на ответ стратегий регулирования эмоций .

    Плач и самоуспокоение

    Основная гипотеза в этой статье заключается в том, что плач выполняет функции самоуспокоения, но этот эффект может быть облегчен, смягчен или полностью нейтрализован несколькими смягчающими внешними факторами (например, переживанием смущения или комфорта, вызванного другими). Соответственно, можно дополнительно задаться вопросом, какие механизмы ответственны за эти эффекты, или какие из конкретных компонентов самого плача (слезы, тревожные вокализации или рыдания) или контекста плача в конечном итоге вызывают успокаивающие эффекты.Самоуспокоение от плача подразумевает возвращение как субъективных, эмоциональных состояний (настроения), так и физиологического возбуждения к исходным уровням (то есть до уровня стимуляции до плача или, что лучше, до уровня возбуждения, вызывающего плач). Таким образом, мы ожидаем, что успокаивающий эффект плача является следствием регуляции гомеостаза, которому способствует плач.

    Плач как поведение, улучшающее настроение

    В то время как ограниченная научная литература о функциях плача более убедительна применительно к индивидуумам, чем к внутриличностным эффектам плача, примечательно, что в фольклоре и популярных средствах массовой информации высказывается мнение, что плач в первую очередь служит внутриличностным эффектам. гораздо более заметным.Идея катарсического эффекта плача довольно старая и восходит к классической древности (Vingerhoets, 2013). Например, римский поэт Овидий уже писал, что «плакать приносит облегчение; горе удовлетворяется и уносится слезами ». Обзор популярных американских и британских журналов с 1848 по 1985 год показал, что люди, несомненно, верят, что плач полезен для психического и физического здоровья (Cornelius, 1986). Дарвин (1872/1965) также указал, что дети могут плакать, чтобы испытать облегчение от плача, как от «любого большого напряжения» (стр.174). Он даже предположил, что между плачем и облегчением существует доза-реакция, означающая, что более интенсивный плач приведет к большему облегчению. Таким образом, существует большая общая готовность приписывать плачу успокаивающие свойства.

    Утверждения о благотворном влиянии плача на здоровье и субъективные чувства также можно найти в современной популярной литературе по психологии (см. Обзор в Hendriks et al., 2008b). Принятие идеи о том, что плач служит успокаивающим целям, еще раз продемонстрировано в недавнем исследовании Simons et al.(2013). На вопрос о причинах, по которым они иногда намеренно усиливают собственный плач в грустных или огорчающих ситуациях, респонденты ответили, что это в основном было вызвано внутриличностными мотивами. Другими словами, когда люди сознательно стимулируют собственный плач, например, сосредотачиваясь на определенных воспоминаниях или модулируя выражение лица, они сообщают, что делают это часто из-за ожидаемого воздействия на себя, а не из-за возможного воздействия на окружающих. их (однако, см. также позже).Важно отметить, что наиболее часто упоминаемые причины для усиления плача были связаны с уменьшением стресса. Хотя нельзя исключать того, что участники не хотели признавать больше Макиавеллистских мотивов, чтобы регулировать свой плач, это открытие, тем не менее, предполагает не только широкое признание, но и непрофессиональное воплощение идеи самоуспокоенных функций плача в повседневной жизни.

    Более современные представления о внутрииндивидуальных функциях плача начались с психодинамических теорий, которые утверждали, что выражение эмоций в целом приносит облегчение (катарсис), тогда как, с другой стороны, подавление выражения может способствовать развитию различных видов (психо) соматических и психических проблем со здоровьем (например,г., Брейер и Фрейд, 1895/1955). Последующие теоретические подходы к плачу в значительной степени основывались на этих психодинамических предпосылках и рассматривали отсутствие плача, когда его можно было бы ожидать, как защитное (например, Wallerstein, 1967) или симптоматическое (Lindahl, 1977). Долгое время наиболее часто применяемый психотерапевтический метод состоял из интерпретации защит и активного поощрения плача (Nelson, 2008). В настоящее время значительное большинство психотерапевтов по-прежнему активно поощряют своих клиентов плакать (например,г., Trezza et al., 1988; Нельсон, 2008).

    Внутрииндивидуальные эффекты плача: эмпирические данные

    Несмотря на широкое распространение, популярное утверждение о том, что плач обладает внутриличностным и, в частности, успокаивающим действием, не может быть некритически принято при рассмотрении текущего состояния соответствующей научной литературы. Эмпирические данные по вопросу о том, приносит ли плач облегчение и улучшает настроение, показывают весьма противоречивые результаты. Расхождения в этих выводах, по-видимому, во многом зависят от применяемой методологии исследования.

    В ретроспективных исследованиях участников обычно просят вспомнить и сообщить, что они на самом деле чувствовали после своего последнего эпизода плача. В одном из таких исследований, которое, кажется, не оставляет сомнений в пользе плача для улучшения настроения, Bylsma et al. (2008) обнаружили, что большинство мужчин и женщин в 35 странах сообщали, что чувствуют себя лучше после плача, тогда как в ежедневном дневниковом исследовании (Bylsma et al., 2011) процент эпизодов плача, которые, по сообщениям, были связаны с положительным эффектом, был приблизительно 30%.

    Напротив, квазиэкспериментальные лабораторные исследования, в которых плач был вызван демонстрацией участникам грустных фильмов, постоянно демонстрировали большее снижение настроения сразу после фильма у участников, которые плакали, по сравнению с теми, кто не плакал, но смотрел тот же фильм ( например, Kraemer and Hastrup, 1988; Martin and Labott, 1991; Gross et al., 1994; Rottenberg et al., 2002; см. обзор Cornelius, 1997). Более того, этим негативным эмоциональным последствиям предшествует повышенная активация симпатической нервной системы, что типично для дистресса (Rottenberg et al., 2002). Кроме того, в ретроспективных и дневниковых исследованиях самооценка изменения настроения после эпизодов плача значительно различается у разных людей (Lombardo et al., 1983; Bylsma et al., 2008, 2011). Эта изменчивость настроения после плача хорошо иллюстрируется результатами Simons et al. (2013) исследование. Что касается внутриличностных мотивов для регулирования плача, участники исследования неожиданно сообщили, что в основном те же самые мотивы как для усиления, так и для предотвращения их собственного плача: избегать или уменьшать дистресс.Другими словами, некоторые люди, по-видимому, ожидают, что плач усугубит их дистресс, тогда как другие ожидают обратного.

    Учитывая такую ​​сильную вариацию, Роттенберг и др. (2008a) пришли к выводу, что лучшая формулировка вопроса «приносит ли плач облегчение?» будет: «При каких условиях и для кого плач может быть полезен?» Эти авторы впоследствии проанализировали возможные причины наблюдаемой вариабельности в влиянии плача на настроение и пришли к выводу, что вариации в результатах зависят от следующих факторов, которые суммированы на рисунке 2: (1) характеристики крика, (2) характеристики плача. антецеденты, (3) проявления плача и (4) реакции окружающих.Само собой разумеется, что для хорошего понимания коррелятов индивидуальных различий в улучшении настроения после плача нам нужно больше знать о задействованных механизмах. С другой стороны, понимание индивидуальных различий в успокаивающем воздействии плача может помочь лучше понять работу механизмов, которые могут произойти, что является центральной темой этого доклада. Наконец, чтобы понять механизмы, с помощью которых плач может самоуспокоиться, также важно рассмотреть случаи, в которых плач может привести к снижению стресса, возвращению к гомеостазу и улучшению настроения, в которых его все же нельзя рассматривать как самоуспокоение.Следующий раздел посвящен таким источникам вариаций, а также факторам, которые могут облегчить, смягчить или полностью нейтрализовать самоуспокоение от плача. Помимо источников изменчивости (изображенных на рисунке 2), мы также рассмотрим методологические вопросы, которые могут объяснить наблюдаемую изменчивость.

    РИСУНОК 2. Модераторы влияния плача на настроение после плача .

    Характеристики Crier

    Характеристики стабильного человека. Стабильные черты человека включают как биологические (например, пол), так и психологические характеристики (например, черты личности, клинические характеристики). Установлено, что изменения настроения после приступа плача зависят от обоих типов устойчивых характеристик. Что мы знаем сейчас? Крупное международное исследование показало, что мужчины сообщают о немного меньшем улучшении настроения после плача, чем женщины (Becht and Vingerhoets, 2002). Однако этот эффект не был обнаружен в других исследованиях с меньшим количеством участников (например,г., Питер и др., 2001).

    Что касается личностных качеств, из основных (то есть, Большой пятерки) личностных измерений, только экстраверсия оказалась положительно коррелированной с самопровозглашенным облегчением и положительными чувствами после плача, в то время как определенные аспекты сознательности, похоже, имеют противоположные эффекты (Де Fruyt, 1997). Интересно, что те, кто, как сообщается, испытали более негативные последствия плача, также имели более высокие баллы в отношении добросовестности и послушания. Автор интерпретировал эти результаты как, возможно, следствие вины и стыда, которые могут следовать за плачем, поскольку эта черта связана с соблюдением строгих правил поведения, по крайней мере, в определенных культурных контекстах, таких как те, которые предписывают подавление плача в общественных местах. .

    В клинической области было обнаружено, что депрессивные и тревожные симптомы, ангедония и алекситимия связаны с ухудшением настроения после плача (De Fruyt, 1997; Rottenberg et al., 2008a), причем последний фактор является наиболее сильным предиктором ухудшение настроения. Возможно, непонимание алекситимиками причин и значений своего плача может закрепить их негативное настроение после плача. Вряд ли можно сомневаться в том, что эффекты личности, по крайней мере частично, также опосредуются реакциями других (успокаивающими в обществе), а также физиологическими, когнитивными и поведенческими (успокаивающими) механизмами, которые мы представим ниже.Например, наблюдение, что экстраверты сообщают об улучшении настроения, может быть результатом того факта, что экстраверты обладают большими социальными навыками и лучше способны вызывать социальную поддержку, то есть извлекать пользу из межиндивидуальных функций плача. Напротив, тот факт, что мужчины сообщают о меньшем улучшении настроения, чем женщины, может быть связан с тем фактом, что мужчины также сообщают о том, что они более смущены и стыдятся, чем женщины, когда плачут (Van Hemert et al., 2011; Vingerhoets, 2013). В этом случае существующие в противном случае успокаивающие эффекты плача могут быть предотвращены из-за социально созданных препятствий.Наконец, случаи алекситимики и депрессивных людей подчеркивают важность (сбои) когнитивных и физиологических механизмов, которые могут быть ответственны за самоуспокоение (см. Ниже).

    Конкретные состояния до распаковки. Учитывая одновременное возникновение ухудшения настроения после плача и неспособности плакать у некоторых депрессивных людей (Rottenberg et al., 2008b), можно утверждать, что те же самые психические / эмоциональные состояния, которые делают человека способным плакать также являются важными детерминантами последующих изменений настроения.Возможность того, что преходящая способность плакать вместо плача сама по себе является определяющим фактором улучшения настроения после плача, также хорошо согласуется с подходами психотерапии, основанными на привязанности. Согласно Нельсону (2008), взрослый с безопасным стилем привязанности способен активировать плач, поведение привязанности, когда он уязвим, потому что (-а) он способен к близости и ему комфортно с успокаивающим поведением, которое оно вызывает у других. Точно так же благотворное влияние плача на настроение человека может фактически представлять удовлетворение от достижения состояния, в котором человек способен активировать поведение привязанности.Недавние теоретические и эмпирические исследования показали, что состояния привязанности могут значительно меняться с течением времени или, говоря другими словами, стили привязанности у человека постоянно меняются (например, Xu and Shrout, 2013). Таким образом, можно предположить, что успокаивающий эффект плача проявляется только тогда, когда человек находится в состоянии надежной привязанности.

    Характеристики плачущих прошлых

    Учитывая частоту их появления, люди, кажется, гораздо чаще плачут из-за довольно обыденных и повседневных ситуаций (ссоры, мелкие неудачи, упреки), чем из-за серьезных эмоциональных событий (смерть, развод, романтический разрыв, преследование и т. Д.)), которые обычно происходят с очень низкой частотой. У взрослых чтение стихов и просмотр документальных репортажей и фильмов, а также прослушивание музыки также являются основными причинами плача. Кроме того, особенно для женщин важны конфликтные ситуации (Vingerhoets, 2013). Здесь управляемость ситуации, по-видимому, является важным предиктором настроения после плача. Например, было обнаружено, что улучшение настроения чаще наблюдается, если плачущий человек сообщал, что он / она сам был ответственен за приступ плача.Напротив, если в эпизоде ​​плача виноваты незнакомцы или семья / родственники, это отрицательно связано с улучшением настроения (Bylsma et al., 2008). Было обнаружено, что наблюдение за страданиями других людей как причина плача также отрицательно связано с улучшением настроения (Bylsma et al., 2008), что также может быть объяснено уменьшением ощущения контроля в таких ситуациях. Исследования также показали, что люди чаще испытывают улучшение настроения после плача, когда, как и следовало ожидать, события, вызвавшие плач, разрешились (Cornelius, 1997; Bylsma et al., 2008). Однако, хотя эти результаты могут объяснить, когда плач может сопровождаться улучшением настроения, они не дают ответа на вопрос, может ли плач напрямую уменьшать дистресс и каким образом.

    Проявления плача

    Плач может различаться по продолжительности, интенсивности и нескольким качественным аспектам. Например, он может различаться как по вовлеченности, так и по интенсивности конкретных черт (рыдания, тревожные вокализации, слезоточивость). Как уже было сказано, возможно, разные характеристики и компоненты плача могут представлять разные механизмы, которые опосредуют взаимосвязь между плачем и настроением.Например, можно спросить, имеет ли рыдание прямые успокаивающие последствия, в то время как слезы приводят к улучшению настроения только благодаря положительной реакции других людей. Однако, хотя могут быть определенные различия в реакциях других людей в зависимости от различных компонентов (или типов) плача, эти различные компоненты могут, как мы утверждаем, также напрямую улучшать настроение за счет схожих физиологических и когнитивных механизмов как части тот же процесс (см. ниже). Кроме того, преимущества плача могут быть исключены, если его громкость или продолжительность воспринимаются как раздражающие и, следовательно, вызывают негативные отклики со стороны окружающих.Кроме того, рыдания, превышающие некоторый умеренный период времени, могут потребовать значительных затрат энергии, что в конечном итоге приводит к усталости (и, в конечном итоге, к сну) или ухудшению настроения.

    До сих пор не проводилось исследований влияния определенного типа плача на последующее изменение настроения, а есть только одно исследование, посвященное взаимосвязи между интенсивностью и продолжительностью плача с последующим улучшением настроения. Bylsma et al. (2011) продемонстрировали, что более интенсивный плач был связан с большим улучшением настроения после плача, тогда как продолжительность эпизода плача, о котором сообщалось, не имела значения.Необходимы дальнейшие исследования, специально посвященные этой проблеме, чтобы выяснить возможную роль (и механизмы) различных компонентов плача. В частности, различие между протестным плачем и грустным плачем, проводимое в теории привязанности (например, Nelson, 2008), заслуживает особого внимания, поскольку каждый из них имеет свой характер. Кроме того, новые исследования выиграют от разработки новых, технологически более совершенных, объективных показателей интенсивности плача, которых в настоящее время крайне не хватает.

    Реакции других

    Учитывая сильные межличностные эффекты плача, не следует упускать из виду их возможную важную роль в благотворном влиянии плача на настроение. Психическое и физическое благополучие глашатая может быть улучшено в первую очередь за счет вызываемого комфорта и помощи (Vingerhoets et al., 2000, 2009; Hendriks et al., 2008a; Nelson, 2008). Преимущества плача также могут быть реализованы за счет снижения агрессии со стороны других и облегчения разрешения межличностных конфликтов (см. Vingerhoets, 2013).Таким образом, межличностные эффекты плача могут быть посредниками, но они также могут смягчать взаимосвязь между плачем и настроением. То есть, они могут привести к улучшению настроения, выполняя определенные межиндивидуальные функции плача, как указано выше, или, наоборот, они могут предотвратить автоматически вызванное иным образом улучшение настроения после плача (самоуспокоение), если есть межиндивидуальные препятствия (например, плач, вызывающий смущение или стыд; рис. 3).

    РИСУНОК 3.Модель социально опосредованного и умеренного воздействия плача на настроение .

    Частичная поддержка опосредующей роли межличностных эффектов плача для последующего настроения была обнаружена в исследованиях, которые показали, что глашатаи, которые получали социальную поддержку во время плача, с большей вероятностью сообщали о улучшениях настроения, чем плакали без поддержки (Cornelius, 1997; Bylsma). и др., 2008). К сожалению, такие результаты не позволяют полностью различить возможную посредническую и сдерживающую роль межиндивидуальных эффектов.Кроме того, мы не знаем подробностей того, что фактически включало социальную поддержку. Было ли это более комфортным с физической точки зрения? Эмпатические успокаивающие слова? Или предоставляете информацию и совет? Или глашатаи получили практическую помощь в решении своей проблемы? Что мы действительно знаем, так это то, что, когда их спрашивают о межличностных мотивациях для активации плача, люди часто сообщают, что они усиливают свой плач, потому что хотят, чтобы другие знали, что они чувствуют, потому что им нужна поддержка со стороны других людей и потому что они что реакция других уменьшит их дистресс (Simons et al., 2013). Таким образом, существует некоторая эмпирическая поддержка гипотезы о том, что плач может улучшить настроение благодаря положительной реакции других людей (оказывая помощь и утешение).

    С другой стороны, успокаивающий эффект плача может быть исключен, если глашатай считает свой плач неуместным в данном социальном контексте или в целом. Переживание отрицательных социальных эмоций, таких как стыд и смущение (например, из-за наличия некоторых других), может помешать улучшению настроения после плача (Becht and Vingerhoets, 2002; Bylsma et al., 2008). Ощущаемая уместность плача, несомненно, зависит от различных переменных индивидуальных различий, а также от реакций других, которые могут определяться, среди прочего, культурными факторами (Becht and Vingerhoets, 2002). Например, негативные чувства по поводу собственного плача могут быть следствием социальной тревожности или явного неодобрения со стороны других (см. Обзор в Cornelius, 1997, 2001). Такие результаты также совместимы с данными Simons et al. (2013) исследование, в котором в 33% всех зарегистрированных случаев подавления плача участники сообщали как о «нежелании причинять страдания другим», так и о «нежелании усиливать свои собственные негативные чувства», что предполагает ухудшение настроения после эпизод плача может быть следствием причинения страданий другим людям.Это особенно заметно у родителей, когда они пытаются не дать детям увидеть их плач и страдания.

    В соответствии с этим Bylsma et al. (2011) обнаружили, что присутствие одного человека (в большинстве случаев это интимная личность, например, мать, друг или романтический партнер) во время эпизода плача, скорее всего, сопровождалось улучшением настроения кричащего, в то время как присутствие более чем одного человека было связано с негативными эффектами настроения. Авторы предположили, что присутствие большего количества других людей может увеличить вероятность того, что плач вызовет стыд и смущение, в то время как присутствие только одного интимного человека с большей вероятностью может привести к улучшению настроения за счет успокаивающего и утешительного поведения.

    Подводя итог, в дополнение к препятствиям, которые негативные реакции других могут создавать для предполагаемого успокаивающего эффекта плача, есть определенные доказательства того, что гомеостатические и улучшающие настроение эффекты плача могут быть следствием успокаивающего социального эффекта. Это важно еще и потому, что центральным элементом наших утверждений является возможность того, что предполагаемые успокаивающие эффекты плача могут быть основаны на нейронных / физиологических механизмах, общих с теми, кто участвует в социальном успокаивании.

    Расхождения между ретроспективными и квазиэкспериментальными исследованиями

    Источники вариаций, связанные с социальной средой и предшествующими плачущими людьми, также могут частично объяснять очевидные расхождения в наблюдаемых эффектах плача на настроение в ретроспективных и лабораторных исследованиях. Например, конкретные лабораторные условия обычно лишены различных функций, которые могут иметь решающее значение для успокаивающего эффекта плача, таких как социальная поддержка и утешение (Cornelius, 2001; Rottenberg et al., 2008a), и характеризуется искусственными условиями, в которых участники записываются на видео или наблюдаются незнакомцами, что может вызвать смущение у крикунов (Rottenberg et al., 2008a). Кроме того, просмотр эмоциональных фильмов, стандартный лабораторный метод для выявления плача, характеризуется отсутствием контроля, поскольку поведение участников, включая их плач, не влияет на исход изображенной ситуации. Это контрастирует с реальной жизнью, где плач часто может существенно повлиять на ситуацию.

    Более того, спорно, измеряется ли в этих двух типах исследований (то есть, квазиэкспериментальные или ретроспективные) точно такое же понятие. Когда ретроспективно сообщают об изменениях настроения, последовавших за их плачем, люди, вероятно, склоняются к неявным теориям непрофессионала, которые утверждают, что плач приносит улучшение настроения и облегчение (Cornelius, 1997). Соответственно, нельзя исключить, что люди легче запоминают эпизоды плача, связанные с улучшением настроения, или что они более охотно сообщают о положительном опыте плача, чем о отрицательном, в ретроспективных исследованиях (Cornelius, 1997).

    Еще одно очень простое объяснение обнаруженных несоответствий подчеркивает роль искажений памяти. Поскольку настроение у плакальщиц, по сравнению с не-глашатаями, достигает надира после приступа плача, неизбежным следствием этого изменения является возвращение к исходному уровню, которое должно произойти рано или поздно. Этот процесс восстановления также может восприниматься как очень интенсивный и, как таковой, может быть ошибочно воспринят как реальное улучшение настроения. Таким образом, люди могут чувствовать себя лучше после плача, потому что по сравнению с ситуациями, когда они не плачут, они действительно испытывают серьезное изменение настроения, хотя это может не представлять реального улучшения (по сравнению с ситуацией без плача.Тесно связанный с этим, практически во всех квазиэкспериментальных исследованиях настроение оценивалось сразу после индукции плача (например, после просмотра грустного фильма), что поднимает вопрос о том, возможно ли, что для развития благотворных внутрииндивидуальных эффектов плача нужно больше времени. (Rottenberg et al., 2008c; Vingerhoets, 2013). Поскольку точное время благоприятных эффектов плача, о которых сообщается в ретроспективных исследованиях, невозможно точно реконструировать (Rottenberg et al., 2008a), наиболее подходящей исследовательской стратегией в будущих лабораторных исследованиях является стимулирование плача и многократное измерение настроения. длительный период времени после эпизодов (не) плача.Наконец, настроение часто измеряется с помощью самоотчетов, которые не всегда точно отражают внутреннее состояние испытуемых (например, см. Nisbett and Wilson, 1977). Таким образом, в будущих экспериментальных исследованиях следует также использовать поведенческие и физиологические показатели настроения (например, модуляцию позы или голоса и вариации сердечно-сосудистой активации, см. Ниже).

    В заключение, мы не можем некритически принять кажущееся благотворное влияние плача на настроение как достоверное подтверждение нашей гипотезы о успокаивающем воздействии такого поведения.Чтобы адекватно оценить гипотезу о том, что плач обладает успокаивающими свойствами, все эти факторы следует принимать во внимание в качестве возможных модераторов, поскольку их влияние вряд ли соответствует нашему определению самоуспокоения. Тем не менее, все еще есть несколько веских причин для серьезного рассмотрения гипотезы о том, что (определенные компоненты) плача могут вызвать реальное улучшение настроения, и уточнить возможные лежащие в основе механизмы. Последовательные результаты квазиэкспериментальных исследований, которые все показывают ухудшение настроения после плача, убедительно свидетельствуют о том, что для развития возможных положительных эффектов требуется некоторое время (по крайней мере, несколько минут).Какой механизм (механизмы) может быть ответственным за то, как первоначальное снижение настроения перерастает в возможное улучшение настроения?

    Самоуспокаивающие механизмы плача

    Если плач следует рассматривать как реальное успокаивающее поведение, то он также должен приводить к улучшению настроения, когда плачешь в одиночестве, в отсутствие других. Мы также предполагаем, что это возвращение настроения к исходному уровню может включать активацию различных нейронных систем, таких как система социального взаимодействия (Porges, 2003a, b) и вариации уровней окситоцина (OT), которые также играют важную роль в успокаивающем социальном воздействии ( увидим позже).Таким образом, мы обратим наше внимание на роль физиологических, , когнитивных, и поведенческих механизмов , которые могут быть ответственны за такие эффекты (см. Таблицу 1). Однако обратите внимание, что каждая категория механизмов может поддерживаться или сопровождаться работой механизмов из других категорий, что усложняет ситуацию. Например, физиологические процессы, способствующие успокаиванию, на самом деле могут быть следствием когнитивных или поведенческих изменений, сопровождающих плач.Обычно это может происходить во время примирения, когда переоценка социального контекста как менее угрожающего (или более приемлемого), чем раньше, и всплеск рыданий могут привести к увеличению активности ПНС и уровней ОТ (и, возможно, опиоидов), за которыми следует настроение. улучшения. Опять же, обратите внимание, что такие эффекты не обязательно требуют какой-либо дополнительной реакции со стороны социальной среды (хотя они могут явно вызывать их).

    ТАБЛИЦА 1. Предлагаемые механизмы, лежащие в основе прямой связи между плачем и улучшением настроения.

    Эффекты плача также могут в целом соответствовать недавно описанному феномену: эмоциональное онемение, наблюдаемое после социального отторжения и психотравм. Согласно «гипотезе оцепенения» (Twenge et al., 2003), люди, которых игнорируют или исключают, или те, кто пережил травматический опыт (Litz, 1992), могут стать эмоционально оцепеневшими и не проявлять никаких явных признаков дистресса. Эти явления показывают, что люди обладают способностью реагировать на воздействие (экстремальных) стрессоров состоянием, которое предотвращает возникновение сильных отрицательных эмоций.Вопрос в том, может ли плач помочь достичь такого состояния. На первый взгляд может показаться, что такие процессы отличаются от тех, которые непосредственно участвуют в возвращении к гомеостазу, но следует сказать, что в таком различении нет необходимости, потому что, как мы представим ниже, самоуспокоительные механизмы плача могут действовать как путем уменьшения существующего стрессового состояния. ответ, а также предотвращение входящего стрессового ответа, что в конечном итоге приводит к гомеостазу.

    Физиологические механизмы

    Момент, когда состояние человека переходит от более активного участия к бессильному сигналу о помощи во время плача, может сопровождаться сдвигами в различных вегетативных, нервно-мышечных и нейробиохимических системах, которые в целом действительно могут вызывать облегчение.Но какие конкретные механизмы задействованы? Ниже мы кратко обсуждаем теоретические и эмпирические аргументы в пользу участия некоторых конкретных механизмов.

    Активность парасимпатической нервной системы. Активация ПНС сопровождает состояния покоя и восстановления организма. Это также связано с социальной вовлеченностью (Porges, 2003a, b) и, как ожидается, будет регулироваться в соответствии с социальными базовыми уровнями , что также подразумевает сердечно-сосудистый гомеостаз в ответ на адекватные уровни (воспринимаемой) социальной поддержки (Beckes and Coan, 2011 ) или успокаивающее.Ранние исследования взаимосвязи между человеческим плачем и изменениями в активации ПНС были сосредоточены на криках бедствия новорожденных, демонстрируя, что плач связан с или складками активности ПНС (Porter et al., 1988). Однако в этих исследованиях деактивация ПНС, вероятнее всего, была следствием стрессового события и, по-видимому, вызвала, а не плач. Более того, тревожные вокализации новорожденных и (слезливый) плач взрослых не следует просто рассматривать как равные (см. Также Nelson, 2008).Таким образом, трудно сравнивать эти данные с результатами, указывающими на то, что слезливый плач у взрослых сопровождается и, возможно, сопровождается из складок активации ПНС (например, Rottenberg et al., 2003; Hendriks et al., 2007). Важно отметить, что вариации активности ПНС, связанные с плачем, могут варьироваться в зависимости от того, когда во времени реакции на плач они измеряются. Hendriks et al. (2007) наблюдали как физиологически возбуждающий, так и успокаивающий эффекты плача с успокаивающими эффектами (например,ж., замедленное дыхание) на 2–3 минуты дольше, чем возбуждающие эффекты (например, учащенное сердцебиение). Поскольку, как уже отмечалось, существует поддержка представления о том, что повышенная активация ПНС связана с состояниями релаксации и возвращением к гомеостазу после переживания интенсивных негативных эмоций (Porges, 2003a, b), представляется вероятным, что наблюдается усиление активации ПНС. у взрослых может представлять собой механизм, который опосредует связь между плачем и улучшением настроения.

    Исследования взаимосвязи между физиологическими и эмоциональными отклонениями при депрессии представляют собой важный источник информации, который может улучшить наше понимание взаимосвязи между плачем и последующими изменениями настроения.Например, Rottenberg et al. (2003) обнаружили повышение активности ПНС сразу после воздействия слезоточивой пленки у недепрессивных, но не депрессивных, крикунов, что согласуется с обширной литературой по аномалиям ПНС и снижению префронтальной реактивности у лиц с депрессией (Rottenberg et al., 2007; Schiller et al., 2013; Bylsma et al., 2014). Хотя Rottenberg et al. (2003) не изучали изменения настроения после плача, другие исследования, как уже упоминалось, показали, что депрессивные люди, как правило, в меньшей степени улучшают настроение после плача (например,g., Rottenberg et al., 2008b) и обычно характеризуются притупленной эмоциональной реактивностью (Bylsma et al., 2008). В совокупности это говорит о том, что снижение реактивности ПНС у этих людей могло объяснить отсутствие нормативных ПНС-опосредованных самоуспокоительных эффектов плача. Если будущие исследования подтвердят важность активации ПНС для улучшения настроения после плача путем экспериментального манипулирования переоценкой и предоставлением поддержки, следующим шагом будет изучение того, являются ли эти изменения прямым следствием (одного конкретного компонента) плача и сопровождают ли они некоторые из них. специфические когнитивные или социальные процессы.

    К сожалению, нелегко определить, стимулирует ли плач активность ПНС или, наоборот, способствует ли усиление активации ПНС плачу, потому что трудно установить точное начало плача. Тем не менее, существует достаточно теоретических и эмпирических оснований, чтобы предположить, что успокаивающий эффект плача вызван изменениями активности ПНС. Более того, поскольку в предыдущих психофизиологических исследованиях со взрослыми явным образом использовалось выявление слез в качестве критерия того, плакал ли участник (а не по рыданиям или тревожным голосам), текущие данные не могут дать окончательного ответа, связано ли посредничество ПНС конкретно и однозначно со слезами на глазах. плач.Таким образом, мы предполагаем, что другие компоненты плача производят аналогичные изменения в активности ПНС (см. Отчеты о рыданиях ниже).

    Накапливающиеся данные свидетельствуют о том, что активация ПНС связана с изменениями в определенных префронтальных областях мозга, активность которых обратно пропорциональна активности миндалины или, в более глобальном масштабе, активности лимбических структур. Поддержка этой модели была обнаружена в нейровизуализационных, нейрохимических исследованиях и исследованиях повреждений (обзоры см. В Davidson, 2002; Porges, 2003a; Lane et al., 2009), что также соответствует представлению о том, что активация ПНС может опосредовать успокаивающие эффекты плача из-за (де) активации тех же тормозных префронтальных структур и лимбических структур, которые лежат в основе реакции на угрозу. Кроме того, кортикальный контроль активации ПНС основан на системе социального взаимодействия (Porges, 2003a) , , которая состоит из филогенетически более новых структур мозга, специфичных для видов млекопитающих. Эта система характеризуется как социальными (межиндивидуальными), так и метаболическими (внутрииндивидуальными) функциями, позволяя млекопитающим (временно) ослаблять реакцию борьбы, бегства и замораживания, а, скорее, участвовать в просоциальном поведении.Мы постулируем, что у людей такие тормозящие функции были заменены на и нашли новое применение (обсуждение повторного использования нейронов см. Anderson, 2010) в ситуациях, когда человек сигнализирует о необходимости помощи и поддержки, то есть когда плач. Эти нейронные функции активируются, когда человек ожидает (например, из-за усвоенных реакций или улучшений самооценки; см. Ниже) социальной поддержки и / или принятия (например, успокаивающего в обществе).

    Очистка крови и детоксикация. Гипотеза о том, что плач приносит облегчение и даже улучшает здоровье, поскольку он очищает кровь от токсинов и загрязнений, восходит к классическим временам (Murube, 2009). Биохимический вариант этого утверждения, представленный в 1980-х годах (Frey, 1985), утверждает, что плач влияет на самочувствие за счет выведения через слезы гормонов стресса (например, кортизола) и токсичных веществ из крови. В ходе проверки этой гипотезы Vingerhoets и Kirschbaum (1997) измерили уровень кортизола в слюне у женщин до и после просмотра эмоционального фильма.Уровень этого гормона стресса действительно снижался больше у женщин, которые сообщали о более интенсивном плаче. Хотя это открытие, кажется, поддерживает идею Фрея (1985) об очистке и детоксикации крови через слезы, тот факт, что аналогичные эффекты наблюдались после разлуки с матерью у молодых макак-резусов, которые не производят эмоциональных слез, а просто издают сигналы бедствия. , серьезно подрывает биохимическую детоксикационную роль слез (Bayart et al., 1990). Таким образом, такое открытие указывает на то, что снижение уровня кортизола не обязательно является следствием удаления этого гормона через слезотечение.Тем не менее, оба вывода предполагают, что выражение дистресса, независимо от его конкретного режима, может приводить к физиологическим изменениям, которые отражают снижение стрессовой реакции, и подтверждают гипотезу о том, что плач может иметь прямое успокаивающее действие, хотя маловероятно из-за удаления отходов продукты и гормоны стресса через слезы, а скорее через другие физиологические и / или когнитивные или поведенческие механизмы, которые связаны с межиндивидуальными (т.е. сигнальными) функциями.

    Опиоидный выпуск. Эндогенные опиоиды хорошо известны своим благотворным действием при эмоциональной и / или физической боли. Вуббен и Вингерхетс (2008) предложили интригующую модель, в которой благотворное влияние плача на эмоциональное состояние человека опосредовалось высвобождением опиоидов или ОТ. Точнее, согласно этой модели, плач приводит к повышению предела толерантности к боли (физической и эмоциональной), создавая эмоциональное онемение, о котором говорилось выше. Хотя любое успокаивающее поведение можно рассматривать как функциональное, поскольку оно позволяет человеку использовать свои ресурсы более подходящим образом (например,g., не тратя энергию на чрезмерные стрессовые реакции), эта модель специально предсказывает повышение (эмоциональной) болевой устойчивости после слез. Интересно, что опиоиды ответственны за успокаивающее действие стереотипов у других млекопитающих. Как мы предположим позже, возможно, аналогичные механизмы могут опосредовать успокаивающий эффект рыданий у людей. Однако маловероятно, что ОТ может участвовать в развитии состояний эмоционального оцепенения, поскольку это вещество может на самом деле обострять социальное восприятие, способствуя знакомству с новыми социальными контекстами (см. Следующий раздел).Таким образом, остается интригующий вопрос: вызывает ли плач и особенно рыдания сопоставимое, но менее интенсивное состояние онемения, опосредованное изменениями уровня опиоидов, что может помочь людям переносить физическую и эмоциональную боль. Например, если экспериментально подтверждено повышение болевого порога после приступа плача, это определенно подтвердит общую гипотезу о плаче как самоуспокоении, а также более конкретную гипотезу об опиоидах. Однако последнее потребует дальнейшего исследования в области других, в первую очередь гормональных, но также и поведенческих мер.

    Окситоцин. У нечеловеческих приматов ОТ снижает отвращение к социальным стимулам (Parr et al., 2013) и подавляет бдительность по отношению к потенциальным социальным угрозам (Ebitz et al., 2013). Установлено, что у людей ОТ снижает активность миндалины в ответ на угрожающие социальные стимулы (Labuschagne et al., 2010), повышает спокойствие и общее чувство благополучия, а также снижает уровень тревожности и кортизола во время социально-стрессовых событий (например, Heinrichs et al., 2003; Исхак и др., 2011). Что еще более важно для плача, было обнаружено, что ОТ у людей увеличивает ощущение безопасности привязанности (Buchheim et al., 2009). Обратите внимание, что все эти свойства также соответствуют как функциям системы социального взаимодействия , так и регулированию базового уровня социальной активности, описанному выше.

    Недавнее исследование показало, что этот гормон также может сигнализировать о социальном стрессе, что привело к выводу, что его предполагаемые успокаивающие эффекты могут зависеть от более сложных взаимодействий (Taylor et al., 2006; Табак и др., 2011). Тем не менее кажется правдоподобным, что более высокие уровни ОТ у людей, находящихся в состоянии стресса, на самом деле отражают своего рода реакцию совладания с этим стрессом (обратите внимание на параллель с этой предполагаемой функцией плача). Действительно, предполагается, что ОТ облегчает привыкание к стрессу и дает возможность привыкания-привыкания реагировать на стресс, который является следствием социальной новизны (Tops et al., 2013).

    Важно отметить, что увеличение ОТ, как предполагается, непосредственно сопровождает плач (Wubben and Vingerhoets, 2008) или, по крайней мере, является результатом утешительных реакций, вызываемых таким поведением (Vingerhoets, 2013).Действительно, предыдущие исследования указали на увеличение периферического ОТ после получения социальной поддержки (например, Grewen et al., 2005), что также может представлять собой своего рода нормативную реакцию, когда выполняется межиндивидуальная функция плача. Следуя нашей общей гипотезе об общих механизмах социального успокаивания и самоуспокоения, мы также ожидаем, что аналогичный механизм лежит в основе самоуспокоенных эффектов плача.

    Интересно, что OT также тесно участвует в регуляции активности PNS (Snowdon and Ziegler, 2004).В связи с этим может быть интересна гипотеза о том, что активация ПНС, в свою очередь, запускает высвобождение ОТ с его хорошо известными эффектами снятия стресса. Кроме того, поскольку есть некоторые свидетельства того, что грусть связана с низким уровнем ОТ (Turner et al., 1999), повышение уровня этого гормона после плача потенциально может привести к последующему улучшению настроения. Таким образом, наше утверждение о посреднической роли ОТ идет рука об руку с утверждением о важности активации ПНС.Хотя точные механизмы все еще нуждаются в разъяснении, результаты и общая логика в отношении функций как ПНС, так и ОТ обеспечивают значительную поддержку более общей гипотезы о существовании прямых, успокаивающих эффектов плача. В будущих исследованиях может быть полезно принять во внимание выводы о межличностных вариациях чувствительности к введению ОТ. Имеются некоторые свидетельства того, что определенные индивидуальные черты (например, самооценка родительской любви к отстранению) могут смягчать положительные эффекты этого гормона (см. Обзор в Bakermans-Kranenburg and van Ijzendoorn, 2013), что также указывает на то, что ОТ-опосредованные эффекты Уровень плача может варьироваться в зависимости от континуума определенных индивидуальных разностных переменных.Таким образом, гипотеза о посреднической роли ОТ в влиянии плача на улучшение настроения может быть подтверждена данными о связи между такими конкретными переменными индивидуальных различий и степенью улучшения настроения после эпизода плача.

    Высвобождение фактора роста нервов. Фактор роста нервов (NGF), белок, имеющий важную функцию в восстановлении нервных клеток, присутствует в слезной железе (Nguyen et al., 1997), а также в слезах (Park et al., 2008). Интересно, что пониженные уровни NGF были обнаружены у людей с депрессией (Duman and Monteggia, 2006), и имеются ограниченные доказательства антидепрессивных эффектов NGF у млекопитающих, кроме человека (Altar, 1999). Принимая во внимание эти данные, Provine (2012) выдвинул гипотезу о том, что влияние слез на улучшение настроения может быть связано с этим веществом. Более конкретно, этот автор постулирует, что NGF в эмоциональных слезах, которые вытекают из слезных желез через носовую полость обратно в тело, может обходить гематоэнцефалический барьер и легко получать доступ к мозгу через обонятельные и тройничные нервы (Benedict et al. ., 2011). Эта интригующая гипотеза, которая в настоящее время ожидает эмпирической проверки, не обязательно противоречит предполагаемой роли ПНС и ОТ (и, возможно, опиоидов), а также соответствует более общей гипотезе о гомеостатических, успокаивающих эффектах плача.

    Изменения мозгового кровоснабжения. Согласно сосудистой теории эмоционального воздействия (Zajonc et al., 1989), специфическая активность лицевых мышц, связанная с эмоциональным выражением лица, помогает компенсировать изменения в мозговом кровоснабжении, вызванные негативными эмоциональными состояниями.Предполагается, что этот механизм поддерживает стабильность мозгового кровообращения, что важно для церебральной терморегуляции и настроения. Помимо различных последствий активности лицевых мышц, вдыхание холодного воздуха через нос (приводящее к охлаждению мозга) доставляет удовольствие, а вдыхание теплого воздуха вызывает отвращение. Поскольку даже незначительное повышение температуры головного мозга может повлиять на активность нейротрансмиттеров, связанных с эмоциями (Van Boxtel, 1997), это впоследствии может привести к ухудшению настроения.Рыдания, часто сопровождающие плач, характеризуются быстрыми и последовательными вдыханиями воздуха, как правило, более холодного, чем температура тела. Таким образом, согласно этой гипотезе, именно рыдания, а не эмоциональные слезы, могут быть ответственны за улучшение настроения.

    Для полноты картины следует добавить, что существует также противоположная теория, которая предполагает, что негативные выражения лица облегчают переживание негативного настроения, а не ослабляют его (Дарвин, 1872/1965; Джеймс, 1884).Хотя эта возможность недавно получила некоторую поддержку (например, Strack et al., 1988; Hennenlotter et al., 2008; однако, см. Также Prkachin, 2005), она не является несовместимой с очень конкретной гипотезой, основанной на назальном вдыхании. могут оказывать влияние на функционирование мозга разными путями, нежели те, которые возникают в результате активности лицевых мышц. Опять же, эта возможность не противоречит гипотезам о центральной роли ПНС и ОТ (а также опиоидов) в успокаивающем воздействии плача.

    Когнитивное посредничество

    Плач также может оказывать благотворное влияние на настроение через когнитивные механизмы, которые функционально взаимосвязаны с физиологическими механизмами, описанными выше. Это может включать, в частности, осознание своих слез, улучшение самооценки, достижение нового понимания или процессы обучения. Все рассматриваемые нами когнитивные механизмы могут сочетаться со всеми тремя формами плача, то есть слезливыми и голосовыми проявлениями, а также рыданиями.

    Осознание слез. Есть ли подтверждение гипотезы о том, что осознание текущих слез влияет на то, как мы себя чувствуем? В японском исследовании ученые смоделировали текущие слезы, капнув немного теплой воды на щеки возле слезных протоков обоих глаз участников исследования (Mori and Mori, 2007). В контрольном состоянии применялась та же процедура, но теперь «искусственные слезы» капали на виски. Впоследствии выяснилось, влияет ли эта процедура на настроение.В поддержку гипотезы выяснилось, что большее количество участников в состоянии имитации слезы по сравнению с контрольным состоянием сообщали о грусти, что привело к выводу, что восприятие «слез» на соответствующей области лица действительно может вызывать или усилить такие чувства. Это открытие, кажется, опровергает нашу гипотезу о предполагаемом прямом влиянии плача на улучшение настроения. Однако обратите внимание, что влияние на настроение было измерено сразу после экспериментальной манипуляции, в то время как, как мы заявляли ранее, может потребоваться некоторое время, чтобы развиться самоуспокаивающий эффект плача.Кроме того, мы предполагаем, что осознание собственного плача на самом деле может иметь успокаивающее действие, но с помощью более сложных когнитивных механизмов, чем тот, который имеет тактильный характер, о котором идет речь, то есть посредством улучшения самооценки.

    Улучшения собственного изображения. De Wied et al. (1995) сообщили о парадоксальной взаимосвязи между интенсивностью эмпатического дистресса во время просмотра фильма и степенью удовольствия, о которой сообщалось впоследствии. Во многом так же, как и в случае с ужасными фильмами, американскими горками и домами с привидениями, участники, которые испытали больше (сопереживания) стресса во время фильма, впоследствии указали, что им фильм в целом понравился больше, чем тем, кто испытал меньше страданий.Среди нескольких других объяснений авторы предполагают, что люди на самом деле могут испытывать сильные эмоции, включая грусть или страх, если эти чувства не связаны с реальными ситуациями, и, таким образом, переживаются исключительно как телесное возбуждение, а не как чувства, связанные с серьезными негативными событиями. Эти авторы также предполагают, что сочувствие может укреплять, потому что оно может заставить людей осознать, что они действительно люди и способны формировать социальные связи. То же самое можно сказать и о плаче.Действительно, Simons et al. (2013) обнаружили, что попытки регулировать плач, то есть вкладывать усилия в увеличение вероятности появления слез на глазах, часто обусловлены стремлением человека усилить свои собственные негативные чувства и предотвратить мысли о себе. как равнодушные и неэмоциональные. Таким образом, люди склонны ассоциировать плач с тем, чтобы быть теплым человеком, и поэтому поощряют собственный плач, чтобы поддерживать теплое и позитивное представление о себе. Такую мотивацию, конечно, трудно отделить от мотивации управлять образом, который другие люди имеют о человеке, что иллюстрирует сложное взаимодействие между межиндивидуальными и внутрииндивидуальными функциями плача.Однако улучшение самооценки или простое восприятие человеком того, что его / ее поведение ценится другими, могут иметь успокаивающие свойства. Это может сопровождаться активацией системы социального взаимодействия с последующими изменениями активации ПНС и уровней ОТ.

    Достижение нового взгляда на печальное событие или разрешение его. Эфран и Спанглер (1979) представили двухфакторную теорию, которая предполагает, что плач сначала появляется во время эмоционально возбуждающего события в фазе выздоровления после - начальной фазы возбуждения.Теория утверждает, что начало плача указывает на то, что психологический барьер, характеризующийся разочарованием, исчез или от него можно отказаться, что сопровождается вегетативными сдвигами от возбуждения к выздоровлению. Авторы нашли поддержку такой интерпретации в исследовании, в котором они попросили участников указать, какие части исключительно эмоционального фильма вызвали у них плач. Обычно участники сообщали о печали и разочаровании, когда возникали препятствия, и плаксивости только тогда, когда препятствия исчезали или появлялось решение проблемы.Соответственно, в исследовании Bylsma et al. (2008) участников спрашивали как о причинах прекращения слез, так и об их настроении после определенного эпизода плача. Было обнаружено, что такие причины, как ощущение восстановления стабилизации, улучшение ситуации, достижение цели, изменение восприятия ситуации и нахождение мира с ситуацией, вызвавшей плач, связаны с последующим улучшением настроения. Точно так же было обнаружено, что улучшение настроения после плача было выше, если события, приведшие к плачу, были разрешены (Cornelius, 1997; Bylsma et al., 2008), который предполагает, что облегчение будет более вероятно, когда негативное событие развилось в положительном направлении, возможно, через эффекты плача. Эти данные вместе показывают, что плач может сопровождать другие, например, когнитивные или социальные процессы, которые имеют успокаивающие последствия. Однако эти данные до сих пор не дают ответа на вопрос, обладает ли сам плач такими свойствами.

    Роль обучения. Согласно теории обучения, поведение, которое было вознаграждено в прошлом, автоматически становится связанным с опытом удовлетворения.Эта ассоциация ожидается не только с точки зрения мотивации повторения того же поведения, но и с точки зрения аффективных состояний, которые могут предшествовать ожидаемому удовлетворению (или уходу от наказания). Таким образом, когда индивид продемонстрировал поведение, которое ранее вызывало социальную поддержку и комфорт (т. Е. Успокаивающее в обществе), что в основном является вознаграждением, он будет ожидать, что такое же поведение будет сопровождаться аналогичным удовлетворением в будущем. Другими словами, такое поведение может активировать системы мозга, связанные с ожиданием вознаграждения (обратите внимание на соответствие нейронным системам, которые, как было сказано выше, участвуют в эмоциональном оцепенении).Таким образом, плачущее поведение с его сильными эффектами, вызывающими чувство комфорта, может также рассматриваться как поведение, которое при запуске вызывает ассоциации с вознаграждением. С другой стороны, есть некоторые анекдотические свидетельства того, что люди, которые испытали сильные отвращающие реакции на плач, такие как физическое насилие или травмы (например, ребенок, которого ударили во время плача), могут рассматривать плач как признак надвигающегося наказание. Вот почему могут быть индивидуальные различия в ассоциациях плача с наградой или наказанием, и почему тенденция связывать собственный плач с наградой может быть результатом ранее испытанных эффектов самоуспокоения и улучшения настроения.

    Однако не только оперантное обусловливание, но и классическое обусловливание также может играть роль. В этом случае плач (или любое проявление дистресса) можно рассматривать как условный раздражитель, тогда как утешение со стороны других может представлять собой безусловный раздражитель. Таким образом, условный ответ будет реакцией, которая в противном случае (как безусловная реакция) вызвана социальным успокаиванием, например, повышением ОТ и связанным с ним повышенным чувством благополучия (см. Vingerhoets, 2013).

    Поведенческая медиация

    Что касается поведенческих механизмов, успокаивающие эффекты плача могут быть связаны с некоторыми специфическими компонентами процесса плача: звуковыми высказываниями, рыданием, слезами и любым другим поведением, связанным с плачем.Ранее мы уже рассматривали роль производства слез, обратной связи активности лицевых мышц и рыданий (вдыхание холодного воздуха). В этом разделе мы рассмотрим еще одну возможную особую роль рыданий. В частности, мы проводим параллель между повторяющимися и ритмическими свойствами стереотипов и рыданий и предполагаем, что один и тот же механизм отвечает за успокаивающие эффекты всех видов стереотипного поведения и рыданий. На наш взгляд, в основе этого механизма лежит ритмическое повторение поведения.

    Стереотипы - это на первый взгляд бессмысленные модели поведения людей и животных, характеризующиеся повторяющимися движениями. Такое поведение обычно возникает в стрессовых ситуациях, например, во время неизбежного страха или разочарования. Например, привязанные свиноматки могут развить некоторые специфические стереотипы (например, жевание цепи, жевание и кусание корыта), чтобы справиться со своим хроническим стрессом (Wiepkema and Schouten, 1992). Стереотипы, кажется, изменяют возбуждение, и поэтому их можно рассматривать как ориентированные на эмоции реакции совладания (Mason, 1991a; Wiepkema and Schouten, 1992).Есть признаки того, что успокаивающий эффект такого поведения у животных может быть результатом высвобождения опиоидов (см. Mason, 1991b).

    У людей стереотипные движения, такие как покачивание туловищем или покачивание головой (часто наблюдаемые у умственно отсталых и / или аутичных детей), по-видимому, также обладают способностью снижать реакцию человека на внутренние раздражители, включая боль (De Lissavoy, 1961). чтобы отвлечь внимание от отвращающих стимулов (Dantzer, 1986; Willemsen-Swinkels et al., 1998; Gal et al., 2002). Соответственно, психологически успокаивающие эффекты таких практик, как определенные йога-мантры и (например, еврейские) молитвы, также могут быть отнесены к их ритмическим свойствам, которые также приводят к благоприятным изменениям в сердечно-сосудистой деятельности (Bernardi et al., 2001). Точно так же снижение частоты сердечных сокращений и повышение уровня ОТ связаны с ритмическими стереотипами, такими как раскачивание ног или различными другими стереотипами поведения у детей (например, Soussignan and Koch, 1985; Willemsen-Swinkels et al., 1998; Hollander et al., 2003). Психологические преимущества ритма также могут объяснить положительное влияние музыки на настроение (Aldridge, 1994).

    Также актуальна концепция «интерактивной синхронности», которая подчеркивает роль ритмов движения и вокализации, которые часто чередуются и разделяются группой связанных людей и которые также характерны для успокаивающего поведения (например, Gratier, 2003; Kinsbourne , 2006). Такие поведенческие паттерны можно наблюдать в ритуалах, таких как молитва, пение, танцы или даже приветствие, которые, по-видимому, имеют эффекты снижения стресса и возбуждения.Антропологи также писали об эффектах совместного пения, молитвы или плача, которые снижают тревожность и укрепляют социальные связи, как это происходило в племенах, когда они подвергались сильным бедствиям, таким как голод, эпидемии или другие невзгоды, или при подготовке к войне. (см. Vingerhoets, 2013). И все мы знаем по собственному опыту, что утешение плачущего младенца также часто включает в себя легкое покачивание в сопровождении пения колыбельных. Кинсборн (2006) предложил функциональную связь между таким синхронизированным поведением и описанными выше стереотипными формами поведения у животных и соответствующим повторяющимся поведением у людей, которые могут выполнять функции уменьшения стресса.

    Интересно, что приступ плача младенца обычно начинается с нерегулярных звуков. Если это не приводит к желаемому эффекту, следующая фаза плача будет более ритмичной в отношении мелодии подъема-спада (т. Е. Изменяется высота тона), и, что более важно для наших заявлений, существует небольшое изменение интервалов между последовательными звучит в этой фазе. При дальнейшем более длительном отсутствии ухода плач снова становится аритмичным (Owings and Zeifman, 2004). Это наблюдение вариаций в младенческом плаче может быть связано с фазами активности системы привязанности, где протестный плач , более активный и интенсивный, постепенно заменяется более спокойным, грустным плачем, который, как предполагалось, был своего рода плачем. плача, который приносит облегчение (Nelson, 2008).Таким образом, можно провести параллель между ритмичным типом младенческого плача, который, как предполагается, оказывает благотворное воздействие, и возможными самоуспокаивающими эффектами ритмического рыдания.

    Основываясь на представленных результатах, указывающих на успокаивающие свойства стереотипов и других ритмических форм поведения, особенно если они включают других людей, мы ожидаем, что рыдание может выполнять аналогичные, успокаивающие функции. Возможные выводы об общей нейронной основе как рыдания, так и различных стереотипных форм поведения еще больше подтверждают такую ​​возможность.К сожалению, исследования нервных субстратов рыдания в настоящее время полностью отсутствуют. Что мы действительно знаем, так это то, что ритмическое поведение, сравнимое с рыданием, действительно вызывает физиологические изменения (сердечно-сосудистые изменения, вероятно, отражающие активацию ПНС, а также вариации ОТ и опиоидов), которые сопоставимы с теми, которые мы ожидаем после слезливого плача. Не менее важна возможность того, что рыдания сопровождаются когнитивными процессами, аналогичными рассмотренным выше.

    Заключение

    В этом обзоре мы критически оценили имеющиеся исследования о влиянии плача на улучшение настроения. Мы выдвинули некоторые возможные механизмы в физиологической, когнитивной и поведенческой областях, с помощью которых плач может успокаиваться. Во-первых, важно принять во внимание свидетельства того, что крикуны, скорее всего, сообщают об улучшении настроения, если они получают утешение от других. Следовательно, любое улучшение настроения (по крайней мере, большая его часть) может быть результатом получения межличностной поддержки (т.е. социально-успокаивающий). Однако эти эффекты нельзя рассматривать как успокаивающие, которые, как мы определили, должны вызывать гомеостатические изменения или повышение настроения независимо от получения социальной поддержки. Таким образом, мы исходили из гипотезы о том, что плач может напрямую привести к возвращению настроения к исходному уровню, то есть без межиндивидуального посредничества. Судя по имеющимся данным, поддержка такого прямого, то есть успокаивающего эффекта плача в значительной степени противоречива. Мы выяснили, какие характеристики (индивидуума, предшествующий плач и акт плача, а также реакции других) вместе определяют, почему только подгруппа крикунов испытывает улучшение настроения, в частности, плач после контролируемых ситуаций и получение положительных реакций. от других.Наблюдаемые несоответствия также могут быть следствием ранее применявшихся (квази) экспериментальных планов, например, потому что настроение обычно измерялось сразу после эпизодов (без) плача.

    Что особенно важно, чтобы оценить возможность того, что плач обладает успокаивающими свойствами, необходимо понять механизмы, посредством которых могут возникать эти успокаивающие эффекты. Таким образом, мы определили некоторые альтернативные предполагаемые механизмы, с помощью которых плач может напрямую привести к повышению настроения.Точнее, мы предположили, что успокаивающий эффект плача может иметь те же физиологические, когнитивные и поведенческие механизмы, которые ответственны за успокаивающий эффект плача. Имеются сходные доказательства того, что такие эффекты плача (включая рыдание и слезотечение) опосредуются в первую очередь изменениями в активации ПНС, ОТ и уровней опиоидов. Эти изменения могут сопровождать или не сопровождать и усиливать определенные когнитивные процессы, которые могут привести к самоуспокоению, такие как улучшение самооценки или ожидание комфорта / вознаграждения, а также поведенческий аспект плача, то есть рыдания.В будущих исследованиях будет полезно комбинировать различные поведенческие и физиологические показатели, проводить множественные измерения настроения, а также учитывать индивидуальные различия в успокаивающем воздействии плача. Кроме того, из-за отсутствия исследований в настоящее время знание о сходстве эффектов рыдания и других форм плача на последующее настроение выиграет от простого различения этих различных форм плача в будущих исследованиях. Мы знаем, что, помимо представленных доказательств, в настоящее время существует множество предположений, но мы надеемся, что данный вклад будет стимулировать исследователей к разработке исследований, которые могут более адекватно оценить представленные здесь гипотезы.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Авторы благодарят Аннемик Карреман за ее многочисленные полезные и конструктивные комментарии к предыдущей версии этой рукописи. Эта работа была поддержана Фондом Университета Риеки в рамках проекта «Личность, эмоции и социальные процессы как детерминанты результатов для здоровья», а также проектом NEWFELPRO правительства Республики Хорватия и MSES.

    Список литературы

    Олдридж Д. (1994). Обзор исследований музыкальной терапии. Дополнение. Ther. Med. 2, 204–208. DOI: 10.1016 / 0965-2299 (94)

    -3

    CrossRef Полный текст

    Бакерманс-Краненбург, М. Дж., И ван Эйзендорн, М. Х. (2013). Обнюхивание окситоцина: обзор и метаанализ испытаний в здоровых и клинических группах с последствиями для фармакотерапии. Пер. Психиатрия 3, e258. DOI: 10.1038 / tp.2013.34

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Балстерс, М.Дж. Х., Крамер, Э. Дж., Свертс, М. Дж. Дж., И Вингерхутс, А. Дж. Дж. М. (2013). Эмоциональные слезы способствуют распознаванию печали и ощущаемой потребности в социальной поддержке. Evol. Psychol. 11, 148–158.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    Баярт, Ф., Хаяси, К. Т., Фаул, К. Ф., Бархас, Дж. Д., и Левин, С. (1990). Влияние материнской близости на поведенческие и физиологические реакции на разлучение у детенышей макак-резусов (Macaca mulatta). Behav.Neurosci. 104, 98–107. DOI: 10.1037 / 0735-7044.104.1.98

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Becht, M.C., и Vingerhoets, A.J.J.M. (2002). Плач и изменение настроения: кросс-культурное исследование. Cogn. Эмот. 16, 87–101. DOI: 10.1080 / 02699930143000149

    CrossRef Полный текст

    Бекес, Л., Коан, Дж. А. (2011). Теория социальной базовой линии: роль социальной близости в эмоциях и экономии действий. Компас социальной и психологии личности 5, 976–988.DOI: 10.1111 / j.1751-9004.2011.00400.x

    CrossRef Полный текст

    Бенедикт К., Фрей В. Ф. II, Шиот Х. Б., Шультес Б., Борн Дж. И Хальшмид М. (2011). Интраназальный инсулин как вариант лечения когнитивных нарушений. Exp. Геронтол. 46, 112–115. DOI: 10.1016 / j.exger.2010.08.026

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Бернарди, Л., Слейт, П., Бандинелли, Г., Ченчетти, С., Фатторини, Л., Вдовчик-Шульц, Дж., и другие. (2001). Влияние молитвы на четки и мантр йоги на вегетативные сердечно-сосудистые ритмы: сравнительное исследование. руб. Med. J. 323, 1446–1449. DOI: 10.1136 / bmj.323.7327.1446

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Боулби, Дж. (1980). Вложения и утрата , Vol. 3: Потеря, Печаль и депрессия . Нью-Йорк: Основные книги.

    Брейер Дж. И Фрейд С. (1895/1955). Исследования истерии, пер. Дж. Стрейчи, 1955 г. Эдн.Лондон: Hogarth Press.

    Buchheim, A., Heinrichs, M., George, C., Pokorny, D., Koops, E., Henningsen ,. P., et al. (2009). Окситоцин усиливает ощущение безопасности привязанности. Психонейроэндокринология 34, 1417–1422. DOI: 10.1016 / j.psyneuen.2009.04.002

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Bylsma, L.M., Croon, M.A., Vingerhoets, A.J.JM, and Rottenberg, J. (2011). Когда и для кого плач улучшает настроение? Ежедневное дневниковое изучение 1004 эпизодов плача. J. Res. Чел. 45, 385–392. DOI: 10.1016 / j.jrp.2011.04.007

    CrossRef Полный текст

    Билсма, Л. М., Моррис, Б. Х., и Роттенберг, Дж. (2008). Метаанализ эмоциональной реактивности при большом депрессивном расстройстве. Clin. Psychol. Ред. 28, 676–691. DOI: 10.1016 / j.cpr.2007.10.001

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Билсма, Л. М., Саломон, К., Тейлор-Клифт, А., Моррис, Б. Х., и Роттенберг, Дж. (2014). Реактивность респираторной синусовой аритмии при текущем и ремиссивном большом депрессивном расстройстве. Психосом. Мед . 76, 66–73. DOI: 10.1097 / PSY.0000000000000019

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Билсма, Л. М., Вингерхоутс, А. Дж. Дж. М., и Роттенберг, Дж. (2008). Когда плач является слабительным? Международное исследование. J. Soc. Clin. Psychol. 27, 1165–1187. DOI: 10.1521 / jscp.2008.27.10.1165

    CrossRef Полный текст

    Корнелиус Р. Р. (1986). Предсказание в донаучном изучении плача: история плача в популярной прессе с середины 1800-х годов до наших дней. Документ, представленный на 75-м ежегодном собрании Восточной психологической ассоциации , Нью-Йорк.

    Корнелиус Р. Р. (1997). «К новому пониманию плача и катарсиса?» В The (Non) Expression of Emotions in Health and Disease , eds A. J. J. M. Vingerhoets, F. J. Van Bussel и A. J. W. Boelhouwer (Tilburg: Tilburg University Press), 303–322.

    Корнелиус Р. Р. (2001). «Плач и катарсис», в Плач взрослых: биопсихосоциальный подход , ред.Дж. Дж. М. Вингерхутс и Р. Р. Корнелиус (Хоув: Рутледж), 199–212.

    Данцер Р. (1986). Поведенческие, физиологические и функциональные аспекты стереотипного поведения: обзор и переосмысление. J. Anim. Sci. 62, 1776–1786.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    Дарвин, К. (1872/1965). Выражение эмоций у человека и животных . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Де Фрюйт, Ф. (1997). Гендерные и индивидуальные особенности плача взрослых. чел. Индивидуальный. Diff. 22, 937–940. DOI: 10.1016 / S0191-8869 (96) 00264-4

    CrossRef Полный текст

    Де Лиссавой, В. (1961). Трясет головой в раннем детстве. J. Pediatr. 58, 803–805. DOI: 10.1016 / S0022-3476 (61) 80135-2

    CrossRef Полный текст

    Де Вид, М., Зиллманн, Д., и Ордман, В. (1995). Роль сопереживания дистрессу в получении удовольствия от кинематографической трагедии. Поэтика 23, 91–106. DOI: 10.1016 / 0304-422X (94) 00010-4

    CrossRef Полный текст

    Динер, М.Л., Мангельсдорф, С. К., Макхейл, Дж. Л., и Фрош, К. А. (1997). Поведенческие стратегии младенцев для регулирования эмоций с отцами и матерями: ассоциации с эмоциональным выражением и качеством привязанности. Младенчество 3, 153–174. DOI: 10.1207 / S15327078IN0302_3

    CrossRef Полный текст

    Эбиц, Р. Б., Уотсон, К. К., и Платт, М. Л. (2013). Окситоцин притупляет социальную бдительность макак-резус. Proc. Natl. Акад. Sci. США 110, 28, 11630–11635. DOI: 10.1073 / пнас.1305230110

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Эфран, Дж. С., и Спанглер, Т. Дж. (1979). Почему плачут взрослые: двухфакторная теория и свидетельства «Чудотворца». Мотив. Эмот. 3, 63–72. DOI: 10.1007 / BF00994161

    CrossRef Полный текст

    Фрей, В. Х. (1985). Плач: Тайна слез . Миннеаполис, Миннесота: Winston Press.

    Гал Э., Дайк М. и Пассмор А. (2002). Сенсорные различия и стереотипные движения у детей с аутизмом. Behav. Изменить 19, 207–219. DOI: 10.1375 / bech.19.4.207

    CrossRef Полный текст

    Гратье, М. (2003). Выразительное время и синхронность взаимодействия между матерью и младенцем: культурное сходство, культурные различия и иммиграционный опыт. Cogn. Dev. 18, 533–554. DOI: 10.1016 / j.cogdev.2003.09.009

    CrossRef Полный текст

    Гревен, К. М., Гирдлер, С. С., Амико, Дж., И Лайт, К. С. (2005). Влияние поддержки партнера на окситоцин, кортизол, норадреналин и артериальное давление в покое до и после контакта с теплым партнером. Психосом. Med. 67, 531–538. DOI: 10.1097 / 01.psy.0000170341.88395.47

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Гросс, Дж. Дж. (1998). Возникающая область регулирования эмоций: интегративный обзор. Rev. Gen. Psychol. 2, 271–299. DOI: 10.1037 / 1089-2680.2.3.271

    CrossRef Полный текст

    Хассон О. (2009). Эмоциональные слезы как биологические сигналы. Evol. Psychol. 7, 363–370.

    Генрихс, М., Баумгартнер, Т., Киршбаум, К., Элерт, У. (2003). Социальная поддержка и окситоцин взаимодействуют, подавляя кортизол и субъективные реакции на психологический стресс. Biol. Психиатрия 54, 1389–1398. DOI: 10.1016 / S0006-3223 (03) 00465-7

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Хендрикс, М. С. П., Крун, М. А., и Вингерхутс, А. Дж. Дж. М. (2008a). Социальные реакции на плач взрослых: функция слезы, требующая помощи. J. Soc. Psychol. 148, 22–41.DOI: 10.3200 / SOCP.148.1.22-42

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Хендрикс, М.С.П., Нельсон, Дж. К., Корнелиус, Р. Р., и Вингерхоутс, А. Дж. Дж. М. (2008b). «Почему плач улучшает наше самочувствие: взгляд теории привязанности на функции плача взрослого», в Регулирование эмоций: концептуальные и клинические вопросы , редакторы AJJM Vingerhoets, I. Nyklicek и J. Denollet (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк). : Springer), 87–96.

    Хендрикс, М.С.П., Роттенберг Дж. И Вингерхетс А. Дж. Дж. М. (2007). Можно ли примирить плач с точки зрения сигнала бедствия и снижения возбуждения? Данные о сердечно-сосудистой системе. Эмоция 7, 458–463. DOI: 10.1037 / 1528-3542.7.2.458

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Хенненлоттер А., Дрезель К., Кастроп Ф., Бауманн А. О. К., Вольшлагер А. М. и Хаслингер Б. (2008). Связь между лицевой обратной связью и нейронной активностью в центральных цепях эмоций - новые выводы из вызванной ботулотоксином денервации мускулов хмурого взгляда. Cereb. Cortex 19, 537–542. DOI: 10.1093 / cercor / bhn104

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Холландер, Э., Новотны, С., Ханратти, М., Яффе, Р., ДеКария, К. М., Ароновиц, Б. Р. и др. (2003). Инфузия окситоцина снижает повторяющееся поведение у взрослых с аутизмом и расстройствами Аспергера. Нейропсихофармакология 28, 193–198. DOI: 10.1038 / sj.npp.1300021

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Джеймс, У.(1884). Что такое эмоция? Mind 9, 188–205. DOI: 10.1093 / mind / os-IX.34.188

    CrossRef Полный текст

    Кинсборн, М. (2006). Жесты как воплощенное познание. Жест 6, 205–214. DOI: 10.1075 / gest.6.2.05kin

    CrossRef Полный текст

    Kraemer, D. L., and Hastrup, J. L. (1988). Плач у взрослых: самоконтроль и вегетативные корреляты. J. Consult. Clin. Psychol. 6, 53–68. DOI: 10.1521 / jscp.1988.6.1.53

    Лабушань, И., Phan, K. L., Wood, A., Angstadt, M., Chua, P., Heinrichs, M., et al. (2010). Окситоцин снижает реактивность миндалины на страх при генерализованном социальном тревожном расстройстве. Нейропсихофармакология 35, 2403–2413. DOI: 10.1038 / npp.2010.123

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Лейн, Р. Д., Макрей, К., Рейман, Э. М., Чен, К., Ахерн, Г. Л. и Тайер, Дж. Ф. (2009). Нейронные корреляты вариабельности сердечного ритма во время эмоции. Neuroimage 44, 213–222.DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2008.07.056

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Литц, Б. Т. (1992). Эмоциональное онемение при посттравматическом стрессовом расстройстве, связанном с боевыми действиями: критический обзор и переформулировка. Clin. Psychol. Ред. 12, 417–432. DOI: 10.1016 / 0272-7358 (92) -R

    CrossRef Полный текст

    Ломбардо, В. К., Крестер, Г. А., Ломбардо, Б., и Матис, С. Л. (1983). Для крика вслух есть разница по полу. Половые роли 9, 987–995. DOI: 10.1007 / BF002

    Маэстрипиери Д., Скино Г., Аурели Ф. и Троизи А. (1992). Скромное предложение: смещение деятельности как индикатор эмоций у приматов. Anim. Behav. 44, 967–979. DOI: 10.1016 / S0003-3472 (05) 80592-5

    CrossRef Полный текст

    Мартин Р. Б. и Лаботт С. М. (1991). Настроение после эмоционального плача: последствия ситуации. J. Res. Чел. 25, 218–244. DOI: 10.1016 / 0092-6566 (91)

    -K

    CrossRef Полный текст

    Мейсон, В.А. (1991а). Стереотипы и страдания. Behav. Процессы 25, 103–115. DOI: 10.1016 / 0376-6357 (91)

    -P

    CrossRef Полный текст

    Мейсон, В. А. (1991b). Стереотипы: критический обзор. Anim. Behav. 41, 1015–1031. DOI: 10.1016 / S0003-3472 (05) 80640-2

    CrossRef Полный текст

    Мурубе, Дж. (2009). Гипотезы о развитии психоэмоционального слезотечения. Ocul. Серфинг. 7, 2–6. DOI: 10.1016 / S1542-0124 (12) 70184-2

    CrossRef Полный текст

    Нельсон, Дж.К. (2008). «Плач в психотерапии: его значение, оценка и управление на основе теории привязанности», в Регулирование эмоций: концептуальные и клинические вопросы , ред. AJJM Vingerhoets, I. Nyklicek и J. Denollet (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Springer), 202 –214.

    Нгуен Д. Х., Бойерман Р. У., Томпсон Х. У. и ДиЛорето Д. А. (1997). Фактор роста и мРНК нейротрофического фактора в слезной железе человека. Роговица 16, 192–199. DOI: 10.1097 / 00003226-199703000-00012

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Нисбетт Р.Э. и Уилсон Т. Д. (1977). Рассказывать больше, чем мы можем знать: устные отчеты о психических процессах. Psychol. Ред. 84, 231–259. DOI: 10.1037 / 0033-295X.84.3.231

    CrossRef Полный текст

    Оуингс, Д. Х., и Зейфман, Д. М. (2004). «Человеческий младенец плачет как система коммуникации животных: выводы из подхода к оценке / управлению», в Evolution of Communication Systems: A Comparative Approach , ред. Д. К. Оллер и У. Грибель (Кембридж, Массачусетс, Массачусетс, США: MIT Press), 151–170. .

    Park, K. S., Kim, S. S., Kim, J. C., Kim, H. C., Im, Y. S., Ahn, C. W., et al. (2008). Уровни фактора роста нервов в сыворотке и слезах у пациентов с диабетической ретинопатией. г. J. Ophthalmol. 145, 432–437. DOI: 10.1016 / j.ajo.2007.11.011

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Паркинсон Б. и Тоттерделл П. (1999). Классификация стратегий регуляции аффекта. Cogn. Эмот. 13, 277–303. DOI: 10.1080 / 026999399379285

    CrossRef Полный текст

    Парр, Л.А., Моди, М., Зиберт, Э., Янг, Л. Дж. (2013). Интраназальный окситоцин избирательно ослабляет внимание макак-резусов к негативным выражениям лица. Психонейроэндокринология 38, 1748–1756. DOI: 10.1016 / j.psyneuen.2013.02.011

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Питер, М., Вингерхутс, А. Дж. Дж. М. и Ван Хек, Г. Л. (2001). Личность, пол и плач. евро. J. Pers. 15, 19–28. DOI: 10.1002 / per.386

    CrossRef Полный текст

    Провин, Р.Р. (2012). Любопытное поведение . Лондон / Кембридж, Массачусетс: Белкнап / Гарвард. DOI: 10.4159 / harvard.9780674067226

    CrossRef Полный текст

    Provine, R. R., Krosnowski, K. A., and Brocato, N. W. (2009). Слезоточивость: прорыв в передаче человеческих эмоциональных сигналов. Evol. Psychol. 7, 52–56.

    Роттенберг, Дж., Билсма, Л. М., и Вингерхоутс, А. Дж. Дж. М. (2008a). Полезно ли плакать? Curr. Реж. Psychol. Sci. 17, 400–404. DOI: 10.1111 / j.1467-8721.2008.00614.x

    CrossRef Полный текст

    Роттенберг, Дж., Билсма, Л. М., Вольвин, В., и Вингерхоутс, А. Дж. Дж. М. (2008c). Слезы печали, слезы радости: индивидуальный подход к плачу у голландских женщин. чел. Индивидуальный. Diff. 45, 367–372. DOI: 10.1016 / j.paid.2008.05.006

    CrossRef Полный текст

    Роттенберг Дж., Чемберс А. С., Аллен Дж. Б. А. и Манбер Р. (2007). Контроль блуждающего нерва в степени тяжести и течения депрессии: важность симптоматической неоднородности. J. Affect. Disord. 103, 173–179. DOI: 10.1016 / j.jad.2007.01.028

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Роттенберг, Дж., Гросс, Дж. Дж., Вильгельм, Ф. Х., Наджми, С., и Готлиб, И. Х. (2002). Порог и интенсивность плача при большом депрессивном расстройстве. J. Abnorm. Psychol. 111, 302–312. DOI: 10.1037 / 0021-843X.111.2.302

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Роттенберг, Дж., Вильгельм, Ф.Х., Гросс Дж. Дж. И Готлиб И. Х. (2003). Отскок блуждающего нерва во время разрешения слезливого плача среди депрессивных и недепрессивных людей. Психофизиология 40, 1–6. DOI: 10.1111 / 1469-8986.00001

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Шиллер К. Э., Минкель Дж., Смоски М. Дж. И Дихтер Г. С. (2013). Ремиттируемая большая депрессия характеризуется пониженной реактивностью префронтальной коры головного мозга на потерю вознаграждения. J. Affect. Disord. 151, 756–762.DOI: 10.1016 / j.jad.2013.06.016

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Саймонс, Г., Брудер, М., ван дер Лоу, И., и Паркинсон, Б. (2013). Зачем пытаться (не) плакать: внутри- и межличностные мотивы для регулирования плача. Фронт. Psychol. 3: 597. DOI: 10.3389 / fpsyg.2012.00597

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Сноудон, К. Т., и Зиглер, Т. Е. (2004). «Репродуктивные гормоны», в Справочнике по психофизиологии , ред. Дж.Т. Качиоппо, Л. Г. Тассинари и Г. Г. Бернсон, 2-е изд. (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 368–396.

    Soussignan, R., and Koch, P. (1985). Ритмические стереотипы (раскачивание ног), связанные со снижением частоты сердечных сокращений у обычных школьников. Biol. Psychol. 21, 161–167. DOI: 10.1016 / 0301-0511 (85) -4

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Страк, Ф., Мартин, Л., и Степпер, С. (1988). Запрещающие и облегчающие условия человеческой улыбки: ненавязчивая проверка гипотезы лицевой обратной связи. J. Pers. Soc. Psychol. 54, 768–777. DOI: 10.1037 / 0022-3514.54.5.768

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Табак Б. А., Маккалоу М. Э., Сзето А., Мендес А. Дж. И МакКейб П. М. (2011). Окситоцин указывает на дистресс в отношениях после межличностного вреда у женщин. Психонейроэндокринология 36, 115–122. DOI: 10.1016 / j.psyneuen.2010.07.004

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Тейлор, С.E., Gonzaga, G.C., Klein, L.C., Hu, P., Greendale, G.A., и Seeman, T.E. (2006). Связь окситоцина с психологическими стрессовыми реакциями и активностью гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси у пожилых женщин. Психосом. Med. 2006, 68, 238–245. DOI: 10.1097 / 01.psy.0000203242.95990.74

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Тайер Р. Э., Ньюман Т. Р. и Макклейн Т. М. (1994). Саморегуляция настроения: стратегии изменения плохого настроения, повышения энергии и снижения напряжения. J. Pers. Soc. Psychol. 57, 910–925. DOI: 10.1037 / 0022-3514.67.5.910

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Томпсон Р. А. (1994). «Регулирование эмоций: тема в поисках определения», в «Развитие регуляции эмоций: биологические и поведенческие соображения», Монографии Общества исследований в области развития ребенка , 59 (2/3, серийный номер 240), изд. NA Фокс (Чикаго, Иллинойс), 25–52.

    Топс, М., Хаффмейер, Р., Линтинг, М., Гревен, К., Лайт К., Коул С. и др. (2013). Роль окситоцина в реакции привыкания к социальной новизне. Фронт. Psychol. 4: 761. DOI: 10.3389 / fpsyg.2013.00761

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Trezza, G. R., Hastrup, J. L., and Kim, S. E. (1988). «Отношение и убеждения врачей о плачущем поведении», Труды 59-го ежегодного собрания Восточной психологической ассоциации , Буффало, штат Нью-Йорк.

    Тримбл, М. (2012). Почему людям нравится плакать. Трагедия, эволюция и мозг . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Тернер, Р. А., Альтемус, М., Энос, Т., Купер, Б., и МакГиннесс, Т. (1999). Предварительные исследования окситоцина в плазме у женщин, которые нормально ездят на велосипеде: изучение эмоций и межличностного дистресса. Психиатрия 62, 97–113.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    Твенге, Дж. М., Катанезе, К. Р., и Баумейстер, Р.Ф. (2003). Социальная изоляция и деконструированное состояние: восприятие времени, бессмысленность, летаргия, отсутствие эмоций и самосознание. J. Pers. Soc. Psychol. 85, 409–423. DOI: 10.1037 / 0022-3514.85.3.409

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Ван Бокстел, А. (1997). «Функциональность выразительной двигательной активности для эмоций, познания и здоровья», в A Neuropharmacological Hypothesis , ред. A. J. J. M. Vingerhoets, F. J.van Bussel и A. J. W. Boelhouwer, . (Не) выражение эмоций в здоровье и болезни (Tilburg: Tilburg University Press), 303–321.

    Ван Хемерт, Д. А., Ван де Вейвер, Ф. Дж. Р., и Вингерхетс, А. Дж. Дж. М. (2011). Культура и плач: распространенность и гендерные различия. Cross Cult. Res. 45, 399–431. DOI: 10.1177 / 1069397111404519

    CrossRef Полный текст

    Вингерхутс, А. Дж. Дж. М. (2013). Почему плачут только люди: разгадывая тайны слез .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780198570240.001.0001

    CrossRef Полный текст

    Vingerhoets, A. J. J. M., Bylsma, L., and Rottenberg, J. (2009). «Плач: биопсихосоциальный феномен», в Слезы в греко-римском мире , изд. T. Fögen (Берлин: de Gruyter), 439–475.

    Вингерхутс, А. Дж. Дж. М., Корнелиус, Р. Р., Ван Хек, Г. Л., и Бехт, М. С. (2000). Плач взрослого: модель и обзор литературы. Rev. Gen. Psychol. 4, 354–377. DOI: 10.1037 / 1089-2680.4.4.354

    CrossRef Полный текст

    Vingerhoets, A. J. J. M., and Kirschbaum, C. (1997). Плач, настроение и кортизол. Документ, представленный на ежегодном собрании Американского психосоматического общества , Санта-Фе, Нью-Мексико (отрывок из книги «Психосоматическая медицина», 59, 92–93).

    Валлерстайн Р. (1967). Реконструкция и овладение психозом переноса. J. Am. Психоанал. Доц. 15, 555–583. DOI: 10.1177 / 000306516701500305

    CrossRef Полный текст

    Уолтер, К.(2006). Большие пальцы рук , пальцы ног и слезы: и другие черты, которые делают нас людьми . Нью-Йорк: Уокер и компания.

    Виллемсен-Свинкельс, С. Х. Н., Буйтелаар, Дж. К., Деккер, М., и ван Энгеланд, Х. (1998). Подтип стереотипного поведения у детей: связь между стереотипным поведением, настроением и частотой сердечных сокращений. J. Autism Dev. Disord. 28, 547–557. DOI: 10.1023 / A: 1026008313284

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Вуббен, М.Дж. Дж. И Вингерхутс А. Дж. Дж. М. (2008). Польза плача для здоровья. Emot. Исследователь 23, 15–17.

    Сюй, Дж. Х., и Шраут, П. Э. (2013). Оценка надежности изменений: сравнение двух показателей привязанности взрослых. J. Res. Чел. 47, 202–208. DOI: 10.1016 / j.jrp.2013.01.005

    CrossRef Полный текст

    Зайонц, Р. Б., Мерфи, С. Т., и Инглхарт, М. (1989). Чувства и мимика: последствия для сосудистой теории эмоций. Psychol. Ред. 96, 395–416. DOI: 10.1037 / 0033-295X.96.3.395

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Плач - это успокаивающее поведение?

    Основная гипотеза в этой статье заключается в том, что плач выполняет функции самоуспокоения, но этот эффект может быть облегчен, смягчен или полностью нейтрализован несколькими смягчающими внешними факторами (например, переживанием смущения или комфорта, вызванного другими). Соответственно, можно дополнительно задаться вопросом, какие механизмы ответственны за эти эффекты, или какие из конкретных компонентов самого плача (слезы, тревожные вокализации или рыдания) или контекста плача в конечном итоге вызывают успокаивающие эффекты.Самоуспокоение от плача подразумевает возвращение как субъективных, эмоциональных состояний (настроения), так и физиологического возбуждения к исходным уровням (то есть до уровня стимуляции до плача или, что лучше, до уровня возбуждения, вызывающего плач). Таким образом, мы ожидаем, что успокаивающий эффект плача является следствием регуляции гомеостаза, которому способствует плач.

    ВНУТРИ ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ЭФФЕКТЫ ПЛАЧА: ЭМПИРИЧЕСКИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

    Несмотря на его повсеместное распространение, популярное утверждение о том, что плач оказывает внутриличностное и, в частности, успокаивающее действие, не может быть некритически принято при рассмотрении текущего состояния соответствующей научной литературы.Эмпирические данные по вопросу о том, приносит ли плач облегчение и улучшает настроение, показывают весьма противоречивые результаты. Расхождения в этих выводах, по-видимому, во многом зависят от применяемой методологии исследования.

    В ретроспективных исследованиях участников обычно просят вспомнить и сообщить, что они на самом деле чувствовали после своего последнего эпизода плача. В одном из таких исследований, которое, кажется, не оставляет сомнений в пользе плача для улучшения настроения, Bylsma et al.(2008) обнаружили, что большинство мужчин и женщин в 35 странах сообщали, что чувствуют себя лучше после плача, тогда как в ежедневном дневниковом исследовании (Bylsma et al., 2011) процент эпизодов плача, которые, по сообщениям, были связаны с положительным эффектом, был приблизительно 30%.

    Напротив, квазиэкспериментальные лабораторные исследования, в которых плач был вызван демонстрацией участникам грустных фильмов, постоянно демонстрировали большее снижение настроения сразу после фильма у участников, которые плакали по сравнению с теми, кто не плакал, но смотрел тот же фильм (е.g., Kraemer and Hastrup, 1988; Мартин и Лаботт, 1991; Гросс и др., 1994; Роттенберг и др., 2002; обзор см. в Cornelius, 1997). Более того, этим негативным эмоциональным последствиям предшествует повышенная активация симпатической нервной системы, что типично для дистресса (Rottenberg et al., 2002). Кроме того, в ретроспективных и дневниковых исследованиях самооценка изменения настроения после эпизодов плача значительно различается у разных людей (Lombardo et al., 1983; Bylsma et al., 2008, 2011). Эта изменчивость настроения после плача хорошо иллюстрируется результатами Simons et al.(2013) исследование. Что касается внутриличностных мотивов для регулирования плача, участники исследования неожиданно сообщили, что в основном те же самые мотивы как для усиления, так и для предотвращения их собственного плача: избегать или уменьшать дистресс. Другими словами, некоторые люди, по-видимому, ожидают, что плач усугубит их дистресс, тогда как другие ожидают обратного.

    Учитывая такую ​​сильную вариацию, Роттенберг и др. (2008a) пришли к выводу, что лучшая формулировка вопроса «приносит ли плач облегчение?» будет: «При каких условиях и для кого плач может быть полезен?» Эти авторы впоследствии проанализировали возможные причины наблюдаемой вариабельности в влиянии плача на настроение и пришли к выводу, что вариации в результатах зависят от следующих факторов, которые суммированы на рис. : (1) характеристики крика, (2) характеристики плача. антецеденты, (3) проявления плача и (4) реакции окружающих.Само собой разумеется, что для хорошего понимания коррелятов индивидуальных различий в улучшении настроения после плача нам нужно больше знать о задействованных механизмах. С другой стороны, понимание индивидуальных различий в успокаивающем воздействии плача может помочь лучше понять работу механизмов, которые могут произойти, что является центральной темой этого доклада. Наконец, чтобы понять механизмы, с помощью которых плач может самоуспокоиться, также важно рассмотреть случаи, в которых плач может привести к снижению стресса, возвращению к гомеостазу и улучшению настроения, в которых его все же нельзя рассматривать как самоуспокоение.Следующий раздел посвящен таким источникам вариаций, а также факторам, которые могут облегчить, смягчить или полностью нейтрализовать самоуспокоение от плача. Помимо источников отклонений (изображенных на рис. , рисунок ), мы также рассмотрим методологические вопросы, которые могут объяснить наблюдаемую изменчивость.

    Модераторы влияния плача на настроение после плача .

    Характеристики Crier

    Характеристики стабильного человека. Стабильные черты человека включают как биологические (например, пол), так и психологические характеристики (например, черты личности, клинические характеристики). Установлено, что изменения настроения после приступа плача зависят от обоих типов устойчивых характеристик. Что мы знаем сейчас? Крупное международное исследование показало, что мужчины сообщают о немного меньшем улучшении настроения после плача, чем женщины (Becht and Vingerhoets, 2002). Однако этот эффект не был обнаружен в других исследованиях с меньшим количеством участников (например,г., Питер и др., 2001).

    Что касается личностных характеристик, из основных (то есть, Большой пятерки) личностных измерений, только экстраверсия оказалась положительно коррелированной с самопровозглашенным облегчением и положительными чувствами после плача, в то время как определенные аспекты сознательности, по-видимому, имеют противоположные эффекты ( Де Фрюйт, 1997). Интересно, что те, кто, как сообщается, испытали более негативные последствия плача, также имели более высокие баллы в отношении добросовестности и послушания. Автор интерпретировал эти результаты как, возможно, следствие вины и стыда, которые могут следовать за плачем, поскольку эта черта связана с соблюдением строгих правил поведения, по крайней мере, в определенных культурных контекстах, таких как те, которые предписывают подавление плача в общественных местах. .

    В клинической области было обнаружено, что депрессивные и тревожные симптомы, ангедония и алекситимия связаны с ухудшением настроения после плача (De Fruyt, 1997; Rottenberg et al., 2008a), причем последний фактор является наиболее сильным предиктором. ухудшения настроения. Возможно, непонимание алекситимиками причин и значений своего плача может закрепить их негативное настроение после плача. Вряд ли можно сомневаться в том, что эффекты личности, по крайней мере частично, также опосредуются реакциями других (успокаивающими в обществе), а также физиологическими, когнитивными и поведенческими (успокаивающими) механизмами, которые мы представим ниже.Например, наблюдение, что экстраверты сообщают об улучшении настроения, может быть результатом того факта, что экстраверты обладают большими социальными навыками и лучше способны вызывать социальную поддержку, то есть извлекать пользу из межиндивидуальных функций плача. Напротив, тот факт, что мужчины сообщают о меньшем улучшении настроения, чем женщины, может быть связан с тем фактом, что мужчины также сообщают о том, что они более смущены и стыдятся, чем женщины, когда плачут (Van Hemert et al., 2011; Vingerhoets, 2013). В этом случае существующие в противном случае успокаивающие эффекты плача могут быть предотвращены из-за социально созданных препятствий.Наконец, случаи алекситимики и депрессивных людей подчеркивают важность (сбои) когнитивных и физиологических механизмов, которые могут быть ответственны за самоуспокоение (см. Ниже).

    Особые состояния до распаковки. Учитывая одновременное ухудшение настроения после плача и неспособность плакать у некоторых депрессивных людей (Rottenberg et al., 2008b), можно утверждать, что те же самые психические / эмоциональные состояния, которые делают человека способным плакать также являются важными детерминантами последующих изменений настроения.Возможность того, что преходящая способность плакать вместо плача сама по себе является определяющим фактором улучшения настроения после плача, также хорошо согласуется с подходами психотерапии, основанными на привязанности. Согласно Нельсону (2008), взрослый с безопасным стилем привязанности способен активировать плач, поведение привязанности, когда он уязвим, потому что (-а) он способен к близости и ему комфортно с успокаивающим поведением, которое оно вызывает у других. Точно так же благотворное влияние плача на настроение человека может фактически представлять удовлетворение от достижения состояния, в котором человек способен активировать поведение привязанности.Недавние теоретические и эмпирические исследования показали, что состояния привязанности могут значительно меняться с течением времени или, говоря другими словами, стили привязанности у человека постоянно меняются (например, Xu and Shrout, 2013). Таким образом, можно предположить, что успокаивающий эффект плача проявляется только тогда, когда человек находится в состоянии надежной привязанности.

    Характеристики прошлых плачущих

    Учитывая частоту их появления, люди, кажется, гораздо чаще плачут из-за довольно обыденных и повседневных ситуаций (ссоры, мелкие неудачи, упреки), чем из-за тяжелых эмоциональных событий (смерть, развод, романтический разрыв) , виктимизация и т. д.), которые обычно происходят с очень низкой частотой. У взрослых чтение стихов и просмотр документальных репортажей и фильмов, а также прослушивание музыки также являются основными причинами плача. Кроме того, особенно для женщин важны конфликтные ситуации (Vingerhoets, 2013). Здесь управляемость ситуации, по-видимому, является важным предиктором настроения после плача. Например, было обнаружено, что улучшение настроения чаще наблюдается, если плачущий человек сообщал, что он / она сам был ответственен за приступ плача.Напротив, если в эпизоде ​​плача виноваты незнакомцы или семья / родственники, это отрицательно связано с улучшением настроения (Bylsma et al., 2008). Было обнаружено, что наблюдение за страданиями других людей как причина плача также отрицательно связано с улучшением настроения (Bylsma et al., 2008), что также может быть объяснено уменьшением ощущения контроля в таких ситуациях. Исследования также показали, что люди чаще испытывают улучшение настроения после плача, когда, как и следовало ожидать, события, вызвавшие плач, разрешились (Cornelius, 1997; Bylsma et al., 2008). Однако, хотя эти результаты могут объяснить, когда плач может сопровождаться улучшением настроения, они не дают ответа на вопрос, может ли плач напрямую уменьшать дистресс и каким образом.

    Проявления плача

    Плач может различаться по продолжительности, интенсивности и нескольким качественным аспектам. Например, он может различаться как по вовлеченности, так и по интенсивности конкретных черт (рыдания, тревожные вокализации, слезоточивость). Как уже было сказано, возможно, разные характеристики и компоненты плача могут представлять разные механизмы, которые опосредуют взаимосвязь между плачем и настроением.Например, можно спросить, имеет ли рыдание прямые успокаивающие последствия, в то время как слезы приводят к улучшению настроения только благодаря положительной реакции других людей. Однако, хотя могут быть определенные различия в реакциях других людей в зависимости от различных компонентов (или типов) плача, эти различные компоненты могут, как мы утверждаем, также напрямую улучшать настроение за счет схожих физиологических и когнитивных механизмов как части тот же процесс (см. ниже). Кроме того, преимущества плача могут быть исключены, если его громкость или продолжительность воспринимаются как раздражающие и, следовательно, вызывают негативные отклики со стороны окружающих.Кроме того, рыдания, превышающие некоторый умеренный период времени, могут потребовать значительных затрат энергии, что в конечном итоге приводит к усталости (и, в конечном итоге, к сну) или ухудшению настроения.

    До сих пор не проводилось исследований влияния определенного типа плача на последующее изменение настроения, в то время как существует только одно исследование, посвященное взаимосвязи между интенсивностью и продолжительностью плача с последующим улучшением настроения, о котором сообщается. Bylsma et al. (2011) продемонстрировали, что более интенсивный плач был связан с большим улучшением настроения после плача, тогда как продолжительность эпизода плача, о котором сообщалось, не имела значения.Необходимы дальнейшие исследования, специально посвященные этой проблеме, чтобы выяснить возможную роль (и механизмы) различных компонентов плача. В частности, различие между протестным плачем и грустным плачем, проводимое в теории привязанности (например, Nelson, 2008), заслуживает особого внимания, поскольку каждый из них имеет свой характер. Кроме того, новые исследования выиграют от разработки новых, технологически более совершенных, объективных показателей интенсивности плача, которых в настоящее время крайне не хватает.

    Реакции других людей

    Учитывая сильные межличностные эффекты плача, не следует упускать из виду их возможную важную роль в благотворном влиянии плача на настроение. Психическое и физическое благополучие глашатая может быть улучшено в первую очередь за счет вызываемого комфорта и помощи (Vingerhoets et al., 2000, 2009; Hendriks et al., 2008a; Nelson, 2008). Преимущества плача также могут быть реализованы за счет снижения агрессии со стороны других и облегчения разрешения межличностных конфликтов (см. Vingerhoets, 2013).Таким образом, межличностные эффекты плача могут быть посредниками, но они также могут смягчать взаимосвязь между плачем и настроением. То есть они могут привести к улучшению настроения, выполняя определенные межиндивидуальные функции плача, как указано выше, или, наоборот, они могут предотвратить автоматически вызванное иным образом улучшение настроения после плача (самоуспокоение), если есть межиндивидуальные препятствия (например, плач, вызывающий смущение или стыд; рисунок).

    Модель социально опосредованного и умеренного воздействия плача на настроение .

    Частичная поддержка опосредующей роли межличностных эффектов плача для последующего настроения была обнаружена в исследованиях, которые показали, что глашатаи, которые получали социальную поддержку во время плача, с большей вероятностью сообщали о улучшениях настроения, чем глашатаи без поддержки (Cornelius, 1997; Bylsma et al., 2008). К сожалению, такие результаты не позволяют полностью различить возможную посредническую и сдерживающую роль межиндивидуальных эффектов. Кроме того, мы не знаем подробностей того, что фактически включало социальную поддержку.Было ли это более комфортным с физической точки зрения? Эмпатические успокаивающие слова? Или предоставляете информацию и совет? Или глашатаи получили практическую помощь в решении своей проблемы? Что мы действительно знаем, так это то, что, когда их спрашивают о межличностных мотивациях для активации плача, люди часто сообщают, что они усиливают свой плач, потому что хотят, чтобы другие знали, что они чувствуют, потому что им нужна поддержка со стороны других людей и потому что они что реакция других уменьшит их дистресс (Simons et al., 2013). Таким образом, существует некоторая эмпирическая поддержка гипотезы о том, что плач может улучшить настроение благодаря положительной реакции других людей (оказывая помощь и утешение).

    С другой стороны, успокаивающий эффект плача может быть исключен, если глашатай считает свой плач неуместным в данном социальном контексте или в целом. Переживание отрицательных социальных эмоций, таких как стыд и смущение (например, из-за наличия некоторых других), может помешать улучшению настроения после плача (Becht and Vingerhoets, 2002; Bylsma et al., 2008). Ощущаемая уместность плача, несомненно, зависит от различных переменных индивидуальных различий, а также от реакций других, которые могут определяться, среди прочего, культурными факторами (Becht and Vingerhoets, 2002).Например, негативные чувства по поводу собственного плача могут быть следствием социальной тревожности или явного неодобрения со стороны других (см. Обзор в Cornelius, 1997, 2001). Такие результаты также совместимы с данными Simons et al. (2013) исследование, в котором в 33% всех зарегистрированных случаев подавления плача участники сообщали как о «нежелании причинять страдания другим», так и о «нежелании усиливать свои собственные негативные чувства», что предполагает ухудшение настроения после эпизод плача может быть следствием причинения страданий другим людям.Это особенно заметно у родителей, когда они пытаются не дать детям увидеть их плач и страдания.

    Вдоль этих линий Bylsma et al. (2011) обнаружили, что присутствие одного человека (в большинстве случаев это интимная личность, например, мать, друг или романтический партнер) во время эпизода плача, скорее всего, сопровождалось улучшением настроения кричащего, в то время как присутствие более чем одного человека было связано с негативными эффектами настроения. Авторы предположили, что присутствие большего количества других людей может увеличить вероятность того, что плач вызовет стыд и смущение, в то время как присутствие только одного интимного человека с большей вероятностью может привести к улучшению настроения за счет успокаивающего и утешительного поведения.

    Подводя итог, в дополнение к препятствиям, которые негативная реакция окружающих может создавать для предполагаемого самоуспокаивающего эффекта плача, есть определенные свидетельства того, что гомеостатические и улучшающие настроение эффекты плача могут быть следствием успокаивающего социального эффекта. Это важно еще и потому, что центральным элементом наших утверждений является возможность того, что предполагаемые успокаивающие эффекты плача могут быть основаны на нейронных / физиологических механизмах, общих с теми, кто участвует в социальном успокаивании.

    Несоответствия между ретроспективными и квазиэкспериментальными исследованиями

    Источники вариаций, связанные с социальной средой и предшествующими плачущими, также могут частично объяснять очевидные расхождения в наблюдаемых эффектах плача на настроение в ретроспективных и лабораторных исследованиях. Например, конкретные лабораторные условия обычно лишены различных функций, которые могут иметь решающее значение для успокаивающего эффекта плача, таких как социальная поддержка и утешение (Cornelius, 2001; Rottenberg et al., 2008a), и характеризуется искусственными условиями, в которых участники записываются на видео или наблюдаются незнакомцами, что может вызвать смущение у крикунов (Rottenberg et al., 2008a). Кроме того, просмотр эмоциональных фильмов, стандартный лабораторный метод для выявления плача, характеризуется отсутствием контроля, поскольку поведение участников, включая их плач, не влияет на исход изображенной ситуации. Это контрастирует с реальной жизнью, где плач часто может существенно повлиять на ситуацию.

    Кроме того, остается спорным, измеряется ли в этих двух типах исследований (то есть квазиэкспериментальные или ретроспективные) точно такое же понятие. Когда ретроспективно сообщают об изменениях настроения, последовавших за их плачем, люди, вероятно, склоняются к неявным теориям непрофессионала, которые утверждают, что плач приносит улучшение настроения и облегчение (Cornelius, 1997). Соответственно, нельзя исключить, что люди легче запоминают эпизоды плача, связанные с улучшением настроения, или что они более охотно сообщают о положительном опыте плача, чем о отрицательном, в ретроспективных исследованиях (Cornelius, 1997).

    Еще одно очень простое объяснение обнаруженных несоответствий подчеркивает роль искажений памяти. Поскольку настроение у плакальщиц, по сравнению с не-глашатаями, достигает надира после приступа плача, неизбежным следствием этого изменения является возвращение к исходному уровню, которое должно произойти рано или поздно. Этот процесс восстановления также может восприниматься как очень интенсивный и, как таковой, может быть ошибочно воспринят как реальное улучшение настроения. Таким образом, люди могут чувствовать себя лучше после плача, потому что по сравнению с ситуациями, когда они не плачут, они действительно испытывают серьезное изменение настроения, хотя это может не представлять реального улучшения (по сравнению с ситуацией без плача.Тесно связанный с этим, практически во всех квазиэкспериментальных исследованиях настроение оценивалось сразу после индукции плача (например, после просмотра грустного фильма), что поднимает вопрос о том, возможно ли, что для развития благотворных внутрииндивидуальных эффектов плача нужно больше времени. (Rottenberg et al., 2008c; Vingerhoets, 2013). Поскольку точное время благоприятных эффектов плача, о которых сообщается в ретроспективных исследованиях, невозможно точно реконструировать (Rottenberg et al., 2008a), наиболее подходящей исследовательской стратегией в будущих лабораторных исследованиях является стимулирование плача и многократное измерение настроения. длительный период времени после эпизодов (не) плача.Наконец, настроение часто измеряется с помощью самоотчетов, которые не всегда точно отражают внутреннее состояние испытуемых (например, см. Nisbett and Wilson, 1977). Таким образом, в будущих экспериментальных исследованиях следует также использовать поведенческие и физиологические показатели настроения (например, модуляцию позы или голоса и вариации сердечно-сосудистой активации, см. Ниже).

    В заключение, мы не можем некритически принять кажущееся благотворное влияние плача на настроение как достоверное подтверждение нашей гипотезы о успокаивающих эффектах такого поведения.Чтобы адекватно оценить гипотезу о том, что плач обладает успокаивающими свойствами, все эти факторы следует принимать во внимание в качестве возможных модераторов, поскольку их влияние вряд ли соответствует нашему определению самоуспокоения. Тем не менее, все еще есть несколько веских причин для серьезного рассмотрения гипотезы о том, что (определенные компоненты) плача могут вызвать реальное улучшение настроения, и уточнить возможные лежащие в основе механизмы. Последовательные результаты квазиэкспериментальных исследований, которые все показывают ухудшение настроения после плача, убедительно свидетельствуют о том, что для развития возможных положительных эффектов требуется некоторое время (по крайней мере, несколько минут).Какой механизм (механизмы) может быть ответственным за то, как первоначальное снижение настроения перерастает в возможное улучшение настроения?

    САМОУПУСКАЕМЫЕ МЕХАНИЗМЫ ПЛАЧА

    Если плач следует рассматривать как реальное успокаивающее поведение, то он также должен приводить к улучшению настроения, когда плачешь в одиночестве, в отсутствие других. Мы также предполагаем, что это возвращение настроения к исходному уровню может включать активацию различных нейронных систем, таких как система социального взаимодействия (Porges, 2003a, b) и вариации уровней окситоцина (OT), которые также играют важную роль в успокаивающем социальном воздействии ( увидим позже).Таким образом, мы обратим наше внимание на роль физиологических, , когнитивных, и поведенческих механизмов , которые могут быть ответственны за такие эффекты (см. таблица ). Однако обратите внимание, что каждая категория механизмов может поддерживаться или сопровождаться работой механизмов из других категорий, что усложняет ситуацию. Например, физиологические процессы, способствующие успокаиванию, на самом деле могут быть следствием когнитивных или поведенческих изменений, сопровождающих плач.Обычно это может происходить во время примирения, когда переоценка социального контекста как менее угрожающего (или более приемлемого), чем раньше, и всплеск рыданий могут привести к увеличению активности ПНС и уровней ОТ (и, возможно, опиоидов), за которыми следует настроение. улучшения. Опять же, обратите внимание, что такие эффекты не обязательно требуют какой-либо дополнительной реакции со стороны социальной среды (хотя они могут явно вызывать их).

    Таблица 1

    Предлагаемые механизмы, лежащие в основе прямой связи между плачем и улучшением настроения.

    с новым разрешением к печальному событию
    Категория Механизм
    Физиологический Активность парасимпатической нервной системы
    Очистка крови и детоксикация 909 909 9090 высвобождение фактора роста
    Окситоцин
    Изменения в деятельности центральной нервной системы
    (т.е.д., нейротрансмиттеры, кровоток)

    Когнитивный Осведомленность о собственных слезах
    Улучшение самооценки
    Роль обучения

    Поведенческий Рыдание как ритмическое поведение со стереотипными свойствами

    недавно описанный феномен: эмоциональное онемение, наблюдаемое после социального неприятия и психотравмы.Согласно «гипотезе оцепенения» (Twenge et al., 2003), люди, которых игнорируют или исключают, или те, кто пережил травматический опыт (Litz, 1992), могут стать эмоционально оцепеневшими и не проявлять никаких явных признаков дистресса. Эти явления показывают, что люди обладают способностью реагировать на воздействие (экстремальных) стрессоров состоянием, которое предотвращает возникновение сильных отрицательных эмоций. Вопрос в том, может ли плач помочь достичь такого состояния.На первый взгляд может показаться, что такие процессы отличаются от тех, которые непосредственно участвуют в возвращении к гомеостазу, но следует сказать, что в таком различении нет необходимости, потому что, как мы представим ниже, самоуспокоительные механизмы плача могут действовать как путем уменьшения существующего стрессового состояния. ответ, а также предотвращение входящего стрессового ответа, что в конечном итоге приводит к гомеостазу.

    Физиологические механизмы

    Момент, в который состояние человека переходит от более активного участия к бессильному сигналу о помощи во время плача, может сопровождаться сдвигами в различных вегетативных, нервно-мышечных и нейробиохимических системах, которые в целом действительно могут вызвать облегчение.Но какие конкретные механизмы задействованы? Ниже мы кратко обсуждаем теоретические и эмпирические аргументы в пользу участия некоторых конкретных механизмов.

    Активность парасимпатической нервной системы. Активация ПНС сопровождает состояния покоя и восстановления организма. Это также связано с социальной вовлеченностью (Porges, 2003a, b) и, как ожидается, будет регулироваться в соответствии с базовыми социальными уровнями , что также подразумевает сердечно-сосудистый гомеостаз в ответ на адекватные уровни (воспринимаемой) социальной поддержки (Beckes and Coan, 2011 ) или успокаивающее.Ранние исследования взаимосвязи между человеческим плачем и изменениями в активации ПНС были сосредоточены на криках дистресса новорожденных, демонстрируя, что плач связан с de складками активности ПНС (Porter et al., 1988). Однако в этих исследованиях деактивация ПНС, вероятнее всего, была следствием стрессового события и, по-видимому, вызвала, а не плач. Более того, тревожные вокализации новорожденных и (слезливый) плач взрослых не следует просто рассматривать как равные (см. Также Nelson, 2008).Таким образом, трудно сравнивать эти данные с результатами, указывающими на то, что слезливый плач у взрослых сопровождается и, возможно, сопровождается из складок при активации ПНС (например, Rottenberg et al., 2003; Hendriks et al., 2007). Важно отметить, что вариации активности ПНС, связанные с плачем, могут варьироваться в зависимости от того, когда во времени реакции на плач они измеряются. Hendriks et al. (2007) наблюдали как физиологически возбуждающий, так и успокаивающий эффекты плача с успокаивающими эффектами (например,ж., замедленное дыхание) на 2–3 минуты дольше, чем возбуждающие эффекты (например, учащенное сердцебиение). Поскольку, как уже отмечалось, существует поддержка представления о том, что повышенная активация ПНС связана с состояниями релаксации и возвращением к гомеостазу после переживания интенсивных негативных эмоций (Porges, 2003a, b), представляется вероятным, что наблюдается усиление активации ПНС. у взрослых может представлять собой механизм, который опосредует связь между плачем и улучшением настроения.

    Исследования взаимосвязи между физиологическими и эмоциональными отклонениями при депрессии представляют собой важный источник информации, который может улучшить наше понимание взаимосвязи между плачем и последующими изменениями настроения.Например, Rottenberg et al. (2003) обнаружили повышение активности ПНС сразу после воздействия слезоточивой пленки у недепрессивных, но не депрессивных, крикунов, что согласуется с обширной литературой по аномалиям ПНС и снижению префронтальной реактивности у лиц с депрессией (Rottenberg et al., 2007; Schiller et al., 2013; Bylsma et al., 2014). Хотя Rottenberg et al. (2003) не изучали изменения настроения после плача, другие исследования, как уже упоминалось, показали, что депрессивные люди, как правило, в меньшей степени улучшают настроение после плача (например,g., Rottenberg et al., 2008b) и обычно характеризуются притупленной эмоциональной реактивностью (Bylsma et al., 2008). В совокупности это говорит о том, что снижение реактивности ПНС у этих людей могло объяснить отсутствие нормативных ПНС-опосредованных самоуспокоительных эффектов плача. Если будущие исследования подтвердят важность активации ПНС для улучшения настроения после плача путем экспериментального манипулирования переоценкой и предоставлением поддержки, следующим шагом будет изучение того, являются ли эти изменения прямым следствием (одного конкретного компонента) плача и сопровождают ли они некоторые из них. специфические когнитивные или социальные процессы.

    К сожалению, нелегко определить, стимулирует ли плач активность ПНС или, наоборот, способствует ли усиление активации ПНС плачу, потому что трудно установить точное начало плача. Тем не менее, существует достаточно теоретических и эмпирических оснований, чтобы предположить, что успокаивающий эффект плача вызван изменениями активности ПНС. Более того, поскольку в предыдущих психофизиологических исследованиях со взрослыми явным образом использовалось выявление слез в качестве критерия того, плакал ли участник (а не по рыданиям или тревожным голосам), текущие данные не могут дать окончательного ответа, связано ли посредничество ПНС конкретно и однозначно со слезами на глазах. плач.Таким образом, мы предполагаем, что другие компоненты плача производят аналогичные изменения в активности ПНС (см. Отчеты о рыданиях ниже).

    Накапливающиеся данные свидетельствуют о том, что активация ПНС связана с изменениями в определенных префронтальных областях мозга, активность которых обратно пропорциональна активности миндалины или, в более глобальном масштабе, активности лимбических структур. Поддержка этой модели была обнаружена в нейровизуализационных, нейрохимических исследованиях и исследованиях повреждений (обзоры см. В Davidson, 2002; Porges, 2003a; Lane et al., 2009), что также соответствует представлению о том, что активация ПНС может опосредовать успокаивающие эффекты плача из-за (де) активации тех же тормозных префронтальных структур и лимбических структур, которые лежат в основе реакции на угрозу. Более того, кортикальный контроль активации ПНС основан на системе социального взаимодействия (Porges, 2003a), , , которая состоит из филогенетически более новых структур мозга, специфичных для видов млекопитающих. Эта система характеризуется как социальными (межиндивидуальными), так и метаболическими (внутрииндивидуальными) функциями, позволяя млекопитающим (временно) ослаблять реакцию борьбы, бегства и замораживания, а, скорее, участвовать в просоциальном поведении.Мы постулируем, что у людей такие тормозящие функции были заменены и нашли новое применение (обсуждение повторного использования нейронов см. Anderson, 2010) в ситуациях, когда человек сигнализирует о необходимости помощи и поддержки, то есть когда плач. Эти нейронные функции активируются, когда человек ожидает (например, из-за усвоенных реакций или улучшений самооценки; см. Ниже) социальной поддержки и / или принятия (например, успокаивающего в обществе).

    Очистка крови и детоксикация. Гипотеза о том, что плач приносит облегчение и даже улучшает здоровье, поскольку он очищает кровь от токсинов и загрязнений, восходит к классическим временам (Murube, 2009). Биохимический вариант этого утверждения, представленный в 1980-х годах (Frey, 1985), утверждает, что плач влияет на самочувствие за счет выведения через слезы гормонов стресса (например, кортизола) и токсичных веществ из крови. В ходе проверки этой гипотезы Vingerhoets и Kirschbaum (1997) измерили уровень кортизола в слюне у женщин до и после просмотра эмоционального фильма.Уровень этого гормона стресса действительно снижался больше у женщин, которые сообщали о более интенсивном плаче. Хотя это открытие, кажется, поддерживает идею Фрея (1985) об очистке и детоксикации крови через слезы, тот факт, что аналогичные эффекты наблюдались после разлуки с матерью у молодых макак-резусов, которые не производят эмоциональных слез, а просто издают сигналы бедствия. , серьезно подрывает биохимическую детоксикационную роль слез (Bayart et al., 1990). Таким образом, такое открытие указывает на то, что снижение уровня кортизола не обязательно является следствием удаления этого гормона через слезотечение.Тем не менее, оба вывода предполагают, что выражение дистресса, независимо от его конкретного режима, может приводить к физиологическим изменениям, которые отражают снижение стрессовой реакции, и подтверждают гипотезу о том, что плач может иметь прямое успокаивающее действие, хотя маловероятно из-за удаления отходов продукты и гормоны стресса через слезы, а скорее через другие физиологические и / или когнитивные или поведенческие механизмы, которые связаны с межиндивидуальными (т.е. сигнальными) функциями.

    Высвобождение опиоидов. Эндогенные опиоиды хорошо известны своим благотворным действием при эмоциональной и / или физической боли. Вуббен и Вингерхетс (2008) предложили интригующую модель, в которой благотворное влияние плача на эмоциональное состояние человека опосредовалось высвобождением опиоидов или ОТ. Точнее, согласно этой модели, плач приводит к повышению предела толерантности к боли (физической и эмоциональной), создавая эмоциональное онемение, о котором говорилось выше. Хотя любое успокаивающее поведение можно рассматривать как функциональное, поскольку оно позволяет человеку использовать свои ресурсы более подходящим образом (например,g., не тратя энергию на чрезмерные стрессовые реакции), эта модель специально предсказывает повышение (эмоциональной) болевой устойчивости после слез. Интересно, что опиоиды ответственны за успокаивающее действие стереотипов у других млекопитающих. Как мы предположим позже, возможно, аналогичные механизмы могут опосредовать успокаивающий эффект рыданий у людей. Однако маловероятно, что ОТ может участвовать в развитии состояний эмоционального оцепенения, поскольку это вещество может на самом деле обострять социальное восприятие, способствуя знакомству с новыми социальными контекстами (см. Следующий раздел).Таким образом, остается интригующий вопрос: вызывает ли плач и особенно рыдания сопоставимое, но менее интенсивное состояние онемения, опосредованное изменениями уровня опиоидов, что может помочь людям переносить физическую и эмоциональную боль. Например, если экспериментально подтверждено повышение болевого порога после приступа плача, это определенно подтвердит общую гипотезу о плаче как самоуспокоении, а также более конкретную гипотезу об опиоидах. Однако последнее потребует дальнейшего исследования в области других, в первую очередь гормональных, но также и поведенческих мер.

    Окситоцин. У нечеловеческих приматов ОТ снижает отталкивающее качество социальных стимулов (Parr et al., 2013) и подавляет бдительность по отношению к потенциальным социальным угрозам (Ebitz et al., 2013). Установлено, что у людей ОТ снижает активность миндалины в ответ на угрожающие социальные стимулы (Labuschagne et al., 2010), повышает спокойствие и общее чувство благополучия, а также снижает уровень тревожности и кортизола во время социально-стрессовых событий (например, Heinrichs et al., 2003; Исхак и др., 2011). Что еще более важно для плача, было обнаружено, что ОТ у людей увеличивает ощущение безопасности привязанности (Buchheim et al., 2009). Обратите внимание, что все эти свойства также соответствуют как функциям системы социального взаимодействия , так и функциям , а также регулированию социального базового уровня, описанному выше.

    Недавние исследования показали, что этот гормон также может сигнализировать о социальном стрессе, что привело к выводу, что его предполагаемый успокаивающий эффект может зависеть от более сложных взаимодействий (Taylor et al., 2006; Табак и др., 2011). Тем не менее кажется правдоподобным, что более высокие уровни ОТ у людей, находящихся в состоянии стресса, на самом деле отражают своего рода реакцию совладания с этим стрессом (обратите внимание на параллель с этой предполагаемой функцией плача). Действительно, предполагается, что ОТ облегчает привыкание к стрессу и дает возможность привыкания-привыкания реагировать на стресс, который является следствием социальной новизны (Tops et al., 2013).

    Важно отметить, что увеличение ОТ, как предполагается, непосредственно сопровождает плач (Wubben and Vingerhoets, 2008) или, по крайней мере, является результатом успокаивающей реакции, вызываемой таким поведением (Vingerhoets, 2013).Действительно, предыдущие исследования указали на увеличение периферического ОТ после получения социальной поддержки (например, Grewen et al., 2005), что также может представлять собой своего рода нормативную реакцию, когда выполняется межиндивидуальная функция плача. Следуя нашей общей гипотезе об общих механизмах социального успокаивания и самоуспокоения, мы также ожидаем, что аналогичный механизм лежит в основе самоуспокоенных эффектов плача.

    Интересно, что OT также тесно участвует в регуляции активности PNS (Snowdon and Ziegler, 2004).В связи с этим может быть интересна гипотеза о том, что активация ПНС, в свою очередь, запускает высвобождение ОТ с его хорошо известными эффектами снятия стресса. Кроме того, поскольку есть некоторые свидетельства того, что грусть связана с низким уровнем ОТ (Turner et al., 1999), повышение уровня этого гормона после плача потенциально может привести к последующему улучшению настроения. Таким образом, наше утверждение о посреднической роли ОТ идет рука об руку с утверждением о важности активации ПНС.Хотя точные механизмы все еще нуждаются в разъяснении, результаты и общая логика в отношении функций как ПНС, так и ОТ обеспечивают значительную поддержку более общей гипотезы о существовании прямых, успокаивающих эффектов плача. В будущих исследованиях может быть полезно принять во внимание выводы о межличностных вариациях чувствительности к введению ОТ. Имеются некоторые свидетельства того, что определенные индивидуальные черты (например, самооценка родительской любви к отстранению) могут смягчать положительные эффекты этого гормона (см. Обзор в Bakermans-Kranenburg and van Ijzendoorn, 2013), что также указывает на то, что ОТ-опосредованные эффекты Уровень плача может варьироваться в зависимости от континуума определенных индивидуальных разностных переменных.Таким образом, гипотеза о посреднической роли ОТ в влиянии плача на улучшение настроения может быть подтверждена данными о связи между такими конкретными переменными индивидуальных различий и степенью улучшения настроения после эпизода плача.

    Высвобождение фактора роста нервов. Фактор роста нервов (NGF), белок, имеющий важную функцию в восстановлении нервных клеток, присутствует в слезной железе (Nguyen et al., 1997), а также в слезах (Park et al., 2008). Интересно, что пониженные уровни NGF были обнаружены у людей с депрессией (Duman and Monteggia, 2006), и имеются ограниченные доказательства антидепрессивных эффектов NGF у млекопитающих, кроме человека (Altar, 1999). Принимая во внимание эти данные, Provine (2012) выдвинул гипотезу о том, что влияние слез на улучшение настроения может быть связано с этим веществом. Более конкретно, этот автор постулирует, что NGF в эмоциональных слезах, которые вытекают из слезных желез через носовую полость обратно в тело, может обходить гематоэнцефалический барьер и легко получать доступ к мозгу через обонятельные и тройничные нервы (Benedict et al. ., 2011). Эта интригующая гипотеза, которая в настоящее время ожидает эмпирической проверки, не обязательно противоречит предполагаемой роли ПНС и ОТ (и, возможно, опиоидов), а также соответствует более общей гипотезе о гомеостатических, успокаивающих эффектах плача.

    Изменения мозгового кровоснабжения. Согласно сосудистой теории эмоционального воздействия (Zajonc et al., 1989), специфическая активность лицевых мышц, связанная с эмоциональным выражением лица, помогает компенсировать изменения в мозговом кровоснабжении, вызванные негативными эмоциональными состояниями.Предполагается, что этот механизм поддерживает стабильность мозгового кровообращения, что важно для церебральной терморегуляции и настроения. Помимо различных последствий активности лицевых мышц, вдыхание холодного воздуха через нос (приводящее к охлаждению мозга) доставляет удовольствие, а вдыхание теплого воздуха вызывает отвращение. Поскольку даже незначительное повышение температуры головного мозга может повлиять на активность нейротрансмиттеров, связанных с эмоциями (Van Boxtel, 1997), это впоследствии может привести к ухудшению настроения.Рыдания, часто сопровождающие плач, характеризуются быстрыми и последовательными вдыханиями воздуха, как правило, более холодного, чем температура тела. Таким образом, согласно этой гипотезе, именно рыдания, а не эмоциональные слезы, могут быть ответственны за улучшение настроения.

    Для полноты картины следует добавить, что существует также противоположная теория, которая предполагает, что негативные выражения лица облегчают переживание негативного настроения, а не ослабляют его (Дарвин, 1872/1965; Джеймс, 1884).Хотя эта возможность недавно получила некоторую поддержку (например, Strack et al., 1988; Hennenlotter et al., 2008; однако, см. Также Prkachin, 2005), она не является несовместимой с очень конкретной гипотезой, основанной на назальном вдыхании. могут оказывать влияние на функционирование мозга разными путями, нежели те, которые возникают в результате активности лицевых мышц. Опять же, эта возможность не противоречит гипотезам о центральной роли ПНС и ОТ (а также опиоидов) в успокаивающем воздействии плача.

    Когнитивное посредничество

    Плач также может оказывать благотворное влияние на настроение через когнитивные механизмы, которые функционально связаны с физиологическими механизмами, описанными выше. Это может включать, в частности, осознание своих слез, улучшение самооценки, достижение нового понимания или процессы обучения. Все рассматриваемые нами когнитивные механизмы могут сочетаться со всеми тремя формами плача, то есть слезливыми и голосовыми проявлениями, а также рыданиями.

    Осознание слез. Есть ли поддержка гипотезы о том, что осознание текущих слез влияет на то, как мы себя чувствуем? В японском исследовании ученые смоделировали текущие слезы, капнув немного теплой воды на щеки возле слезных протоков обоих глаз участников исследования (Mori and Mori, 2007). В контрольном состоянии применялась та же процедура, но теперь «искусственные слезы» капали на виски. Впоследствии выяснилось, влияет ли эта процедура на настроение.В поддержку гипотезы выяснилось, что большее количество участников в состоянии имитации слезы по сравнению с контрольным состоянием сообщали о грусти, что привело к выводу, что восприятие «слез» на соответствующей области лица действительно может вызывать или усилить такие чувства. Это открытие, кажется, опровергает нашу гипотезу о предполагаемом прямом влиянии плача на улучшение настроения. Однако обратите внимание, что влияние на настроение было измерено сразу после экспериментальной манипуляции, в то время как, как мы заявляли ранее, может потребоваться некоторое время, чтобы развиться самоуспокаивающий эффект плача.Кроме того, мы предполагаем, что осознание собственного плача на самом деле может иметь успокаивающее действие, но с помощью более сложных когнитивных механизмов, чем тот, который имеет тактильный характер, о котором идет речь, то есть посредством улучшения самооценки.

    Улучшения собственного изображения. De Wied et al. (1995) сообщили о парадоксальной взаимосвязи между интенсивностью эмпатического дистресса во время просмотра фильма и степенью удовольствия, о которой сообщалось впоследствии. Во многом так же, как и в случае с ужасными фильмами, американскими горками и домами с привидениями, участники, которые испытали больше (сопереживания) стресса во время фильма, впоследствии указали, что им фильм в целом понравился больше, чем тем, кто испытал меньше страданий.Среди нескольких других объяснений авторы предполагают, что люди на самом деле могут испытывать сильные эмоции, включая грусть или страх, если эти чувства не связаны с реальными ситуациями, и, таким образом, переживаются исключительно как телесное возбуждение, а не как чувства, связанные с серьезными негативными событиями. Эти авторы также предполагают, что сочувствие может укреплять, потому что оно может заставить людей осознать, что они действительно люди и способны формировать социальные связи. То же самое можно сказать и о плаче.Действительно, Simons et al. (2013) обнаружили, что попытки регулировать плач, то есть вкладывать усилия в увеличение вероятности появления слез на глазах, часто обусловлены стремлением человека усилить свои собственные негативные чувства и предотвратить мысли о себе. как равнодушные и неэмоциональные. Таким образом, люди склонны ассоциировать плач с тем, чтобы быть теплым человеком, и поэтому поощряют собственный плач, чтобы поддерживать теплое и позитивное представление о себе. Такую мотивацию, конечно, трудно отделить от мотивации управлять образом, который другие люди имеют о человеке, что иллюстрирует сложное взаимодействие между межиндивидуальными и внутрииндивидуальными функциями плача.Однако улучшение самооценки или простое восприятие человеком того, что его / ее поведение ценится другими, могут иметь успокаивающие свойства. Это может сопровождаться активацией системы социального взаимодействия с последующими изменениями активации ПНС и уровней ОТ.

    Достижение нового взгляда на печальное событие или разрешение его. Эфран и Спанглер (1979) представили двухфакторную теорию, согласно которой плач сначала появляется во время эмоционально возбуждающего события в фазе выздоровления после начальной фазы возбуждения.Теория утверждает, что начало плача указывает на то, что психологический барьер, характеризующийся разочарованием, исчез или от него можно отказаться, что сопровождается вегетативными сдвигами от возбуждения к выздоровлению. Авторы нашли поддержку такой интерпретации в исследовании, в котором они попросили участников указать, какие части исключительно эмоционального фильма вызвали у них плач. Обычно участники сообщали о печали и разочаровании, когда возникали препятствия, и плаксивости только тогда, когда препятствия исчезали или появлялось решение проблемы.Соответственно, в исследовании Bylsma et al. (2008) участников спрашивали как о причинах прекращения слез, так и об их настроении после определенного эпизода плача. Было обнаружено, что такие причины, как ощущение восстановления стабилизации, улучшение ситуации, достижение цели, изменение восприятия ситуации и нахождение мира с ситуацией, вызвавшей плач, связаны с последующим улучшением настроения. Точно так же было обнаружено, что улучшение настроения после плача было выше, если события, приведшие к плачу, были разрешены (Cornelius, 1997; Bylsma et al., 2008), который предполагает, что облегчение будет более вероятно, когда негативное событие развилось в положительном направлении, возможно, через эффекты плача. Эти данные вместе показывают, что плач может сопровождать другие, например, когнитивные или социальные процессы, которые имеют успокаивающие последствия. Однако эти данные до сих пор не дают ответа на вопрос, обладает ли сам плач такими свойствами.

    Роль обучения. Согласно теории обучения, поведение, которое было вознаграждено в прошлом, автоматически становится связанным с переживанием удовлетворения.Эта ассоциация ожидается не только с точки зрения мотивации повторения того же поведения, но и с точки зрения аффективных состояний, которые могут предшествовать ожидаемому удовлетворению (или уходу от наказания). Таким образом, когда индивид продемонстрировал поведение, которое ранее вызывало социальную поддержку и комфорт (т. Е. Успокаивающее в обществе), что в основном является вознаграждением, он будет ожидать, что такое же поведение будет сопровождаться аналогичным удовлетворением в будущем. Другими словами, такое поведение может активировать системы мозга, связанные с ожиданием вознаграждения (обратите внимание на соответствие нейронным системам, которые, как было сказано выше, участвуют в эмоциональном оцепенении).Таким образом, плачущее поведение с его сильными эффектами, вызывающими чувство комфорта, может также рассматриваться как поведение, которое при запуске вызывает ассоциации с вознаграждением. С другой стороны, есть некоторые анекдотические свидетельства того, что люди, которые испытали сильные отвращающие реакции на плач, такие как физическое насилие или травмы (например, ребенок, которого ударили во время плача), могут рассматривать плач как признак надвигающегося наказание. Вот почему могут быть индивидуальные различия в ассоциациях плача с наградой или наказанием, и почему тенденция связывать собственный плач с наградой может быть результатом ранее испытанных эффектов самоуспокоения и улучшения настроения.

    Однако не только оперантное обусловливание, но и классическое обусловливание также может играть роль. В этом случае плач (или любое проявление дистресса) можно рассматривать как условный раздражитель, тогда как утешение со стороны других может представлять собой безусловный раздражитель. Таким образом, условный ответ будет реакцией, которая в противном случае (как безусловная реакция) вызвана социальным успокаиванием, например, повышением ОТ и связанным с ним повышенным чувством благополучия (см. Vingerhoets, 2013).

    Поведенческое посредничество

    Что касается поведенческих механизмов, успокаивающие эффекты плача могут быть связаны с некоторыми специфическими компонентами процесса плача: звуковыми высказываниями, рыданием, слезотечением и любым другим поведением, связанным с плачем.Ранее мы уже рассматривали роль производства слез, обратной связи активности лицевых мышц и рыданий (вдыхание холодного воздуха). В этом разделе мы рассмотрим еще одну возможную особую роль рыданий. В частности, мы проводим параллель между повторяющимися и ритмическими свойствами стереотипов и рыданий и предполагаем, что один и тот же механизм отвечает за успокаивающие эффекты всех видов стереотипного поведения и рыданий. На наш взгляд, в основе этого механизма лежит ритмическое повторение поведения.

    Стереотипы - это на первый взгляд бесцельные модели поведения людей и животных, характеризующиеся повторяющимися движениями. Такое поведение обычно возникает в стрессовых ситуациях, например, во время неизбежного страха или разочарования. Например, привязанные свиноматки могут развить некоторые специфические стереотипы (например, жевание цепи, жевание и кусание корыта), чтобы справиться со своим хроническим стрессом (Wiepkema and Schouten, 1992). Стереотипы, кажется, изменяют возбуждение, и поэтому их можно рассматривать как ориентированные на эмоции реакции совладания (Mason, 1991a; Wiepkema and Schouten, 1992).Есть признаки того, что успокаивающий эффект такого поведения у животных может быть результатом высвобождения опиоидов (см. Mason, 1991b).

    У людей стереотипные движения, такие как покачивание тела или покачивание головой (часто наблюдаемые у умственно отсталых и / или аутичных детей), по-видимому, способны снизить реакцию человека на внутренние раздражители, включая боль (De Lissavoy, 1961), так как а также отвлечь внимание от отвращающих раздражителей (Dantzer, 1986; Willemsen-Swinkels et al., 1998; Gal et al., 2002). Соответственно, психологически успокаивающие эффекты таких практик, как определенные йога-мантры и (например, еврейские) молитвы, также могут быть отнесены к их ритмическим свойствам, которые также приводят к благоприятным изменениям в сердечно-сосудистой деятельности (Bernardi et al., 2001). Точно так же снижение частоты сердечных сокращений и повышение уровня ОТ связаны с ритмическими стереотипами, такими как раскачивание ног или различными другими стереотипами поведения у детей (например, Soussignan and Koch, 1985; Willemsen-Swinkels et al., 1998; Hollander et al., 2003). Психологические преимущества ритма также могут объяснить положительное влияние музыки на настроение (Aldridge, 1994).

    Еще более актуальной является концепция «интерактивной синхронности», которая подчеркивает роль ритмов движения и вокализации, которые часто чередуются и разделяются группой связанных людей и которые также характерны для успокаивающего поведения (например, Gratier, 2003; Кинсборн, 2006). Такие поведенческие паттерны можно наблюдать в ритуалах, таких как молитва, пение, танцы или даже приветствие, которые, по-видимому, имеют эффекты снижения стресса и возбуждения.Антропологи также писали об эффектах совместного пения, молитвы или плача, которые снижают тревожность и укрепляют социальные связи, как это происходило в племенах, когда они подвергались сильным бедствиям, таким как голод, эпидемии или другие невзгоды, или при подготовке к войне. (см. Vingerhoets, 2013). И все мы знаем по собственному опыту, что утешение плачущего младенца также часто включает в себя легкое покачивание в сопровождении пения колыбельных. Кинсборн (2006) предложил функциональную связь между таким синхронизированным поведением и описанными выше стереотипными формами поведения у животных и соответствующим повторяющимся поведением у людей, которые могут выполнять функции уменьшения стресса.

    Интересно, что крик младенца обычно начинается с нерегулярных звуков. Если это не приводит к желаемому эффекту, следующая фаза плача будет более ритмичной в отношении мелодии подъема-спада (т. Е. Изменяется высота тона), и, что более важно для наших заявлений, существует небольшое изменение интервалов между последовательными звучит в этой фазе. При дальнейшем более длительном отсутствии ухода плач снова становится аритмичным (Owings and Zeifman, 2004). Это наблюдение вариаций в младенческом плаче может быть связано с фазами активности системы привязанности, где протестный плач , более активный и интенсивный, постепенно заменяется более спокойным, грустным плачем, который, как предполагалось, был своего рода плачем. плача, который приносит облегчение (Nelson, 2008).Таким образом, можно провести параллель между ритмичным типом младенческого плача, который, как предполагается, оказывает благотворное воздействие, и возможными самоуспокаивающими эффектами ритмического рыдания.

    Основываясь на представленных результатах, указывающих на успокаивающие свойства стереотипов и других ритмических форм поведения, особенно если они включают других людей, мы ожидаем, что рыдание может выполнять аналогичные, успокаивающие функции. Возможные выводы об общей нейронной основе как рыдания, так и различных стереотипных форм поведения еще больше подтверждают такую ​​возможность.К сожалению, исследования нервных субстратов рыдания в настоящее время полностью отсутствуют. Что мы действительно знаем, так это то, что ритмическое поведение, сравнимое с рыданием, действительно вызывает физиологические изменения (сердечно-сосудистые изменения, вероятно, отражающие активацию ПНС, а также вариации ОТ и опиоидов), которые сопоставимы с теми, которые мы ожидаем после слезливого плача. Не менее важна возможность того, что рыдания сопровождаются когнитивными процессами, аналогичными рассмотренным выше.

    Почему мы плачем и когда искать поддержки

    Плач - естественная реакция людей на целый ряд эмоций, включая печаль, горе, радость и разочарование. Но есть ли польза для здоровья от плача?

    Плачь - обычное дело, и оба пола плачут больше, чем люди могут подумать. В США женщины плачут в среднем 3,5 раза в месяц, а мужчины плачут в среднем 1,9 раза в месяц.

    Интересно, что люди - единственные животные, которые плачут. В этой статье рассказывается, почему мы плачем и какую пользу может принести плач для здоровья.

    Поделиться на Pinterest Плач - это естественная реакция на эмоции или раздражители, такие как пыль в глазах.

    Люди производят три типа слез:

    • Базальные : слезные протоки постоянно выделяют базальные слезы, которые представляют собой богатую белком антибактериальную жидкость, которая помогает сохранять глаза влажными каждый раз, когда человек моргает.
    • Reflex : это слезы, вызванные раздражителями, такими как ветер, дым или лук. Они выпускаются, чтобы вывести эти раздражители и защитить глаза.
    • Эмоциональный : Люди плачут в ответ на ряд эмоций. Эти слезы содержат более высокий уровень гормонов стресса, чем другие виды слез.

    Когда люди говорят о слезах, они обычно имеют в виду эмоциональные слезы.

    Люди могут пытаться подавить слезы, если видят в них признак слабости, но наука предполагает, что это может означать упускать ряд преимуществ. Исследователи обнаружили, что плач:

    1. Обладает успокаивающим действием

    Самоуспокоение - это когда люди:

    • регулируют свои собственные эмоции
    • успокаивают себя
    • уменьшают собственный стресс

    Исследование 2014 года показало, что плач может имеют прямое успокаивающее действие на людей.Исследование объяснило, как плач активирует парасимпатическую нервную систему (ПНС), которая помогает людям расслабиться.

    2. Получает поддержку от других

    Плач помогает людям не только успокоиться, но и получать поддержку от окружающих.

    Как объясняется в исследовании 2016 года, плач - это в первую очередь поведение привязанности, поскольку он вызывает поддержку со стороны окружающих нас людей. Это известно как межличностная или социальная выгода.

    3. Помогает облегчить боль

    Исследования показали, что проливание эмоциональных слез не только успокаивает, но и высвобождает окситоцин и эндорфины.

    Эти химические вещества улучшают самочувствие людей, а также могут облегчить физическую и эмоциональную боль. Таким образом, плач может помочь уменьшить боль и улучшить самочувствие.

    4. Улучшает настроение

    Плач может поднять настроение людям и улучшить их самочувствие. Окситоцин и эндорфины не только снимают боль, но и помогают улучшить настроение. Вот почему их часто называют химическими веществами, дающими хорошее самочувствие.

    5. Выводит токсины и снимает стресс

    Когда люди плачут в ответ на стресс, их слезы содержат ряд гормонов стресса и другие химические вещества.

    Исследователи считают, что плач может снизить уровень этих химических веществ в организме, что, в свою очередь, снижает уровень стресса. Однако для подтверждения этого необходимы дополнительные исследования в этой области.

    6. Помогает спать

    Небольшое исследование, проведенное в 2015 году, показало, что плач помогает младенцам лучше спать. Еще предстоит выяснить, оказывает ли плач такой же эффект улучшения сна на взрослых.

    Однако из этого следует, что успокаивающий, улучшающий настроение и обезболивающий эффект плача, описанного выше, может помочь человеку легче заснуть.

    7. Борется с бактериями

    Плач помогает убить бактерии и сохранить глаза чистыми, поскольку слезы содержат жидкость, называемую лизоцимом.

    Исследование 2011 года показало, что лизоцим обладает такими мощными противомикробными свойствами, что может даже помочь снизить риски, связанные с биотеррористическими агентами, такими как сибирская язва.

    8. Улучшает зрение

    Базальные слезы, которые выделяются каждый раз, когда человек моргает, помогают сохранять глаза влажными и предотвращают высыхание слизистых оболочек.

    Как объясняет Национальный институт глаз, смазывающий эффект базальной слезы помогает людям видеть более ясно.Когда мембраны высыхают, зрение может стать нечетким.

    Поделиться на Pinterest Плач имеет ряд преимуществ для здоровья, но частый плач может быть признаком депрессии.

    Плач в ответ на такие эмоции, как грусть, радость или разочарование, является нормальным и имеет ряд преимуществ для здоровья.

    Однако иногда частый плач может быть признаком депрессии. Люди могут впадать в депрессию, если плачут:

    • случается очень часто
    • случается без видимой причины
    • начинает влиять на повседневную деятельность
    • становится неконтролируемым

    Другие признаки депрессии включают:

    • проблемы с концентрацией, запоминанием вещей или принятие решений
    • чувство усталости или отсутствия энергии
    • чувство вины, никчемность или беспомощность
    • чувство пессимизма или безнадежности
    • проблемы со сном или слишком долгий сон
    • чувство раздражительности или беспокойства
    • отсутствие удовольствия от вещей, которые когда-то были приятными
    • переедание или недоедание
    • необъяснимые боли, боли или судороги
    • проблемы с пищеварением, которые не проходят при лечении
    • постоянное беспокойство
    • суицидальные мысли или мысли о самоповреждении

    Если человек испытывает симптомы депрессии, или кто-то, кого они знают, я s, то им следует поговорить с врачом.

    Если человек склонен к самоубийству или знает кого-то, кто так себя чувствует, ему следует позвонить:

    Плач - это нормальная человеческая реакция на целый ряд эмоций, которая имеет ряд преимуществ для здоровья и общества, включая облегчение боли и самообладание. - успокаивающие эффекты.

    Однако, если плач случается часто, бесконтрольно или без причины, это может быть признаком депрессии. В этом случае рекомендуется обратиться к врачу.

    Почему мы плачем и когда искать поддержки

    Плач - естественная реакция людей на целый ряд эмоций, включая печаль, горе, радость и разочарование.Но есть ли польза для здоровья от плача?

    Плачь - обычное дело, и оба пола плачут больше, чем люди могут подумать. В США женщины плачут в среднем 3,5 раза в месяц, а мужчины плачут в среднем 1,9 раза в месяц.

    Интересно, что люди - единственные животные, которые плачут. В этой статье рассказывается, почему мы плачем и какую пользу может принести плач для здоровья.

    Поделиться на Pinterest Плач - это естественная реакция на эмоции или раздражители, такие как пыль в глазах.

    Люди производят три типа слез:

    • Базальные : слезные протоки постоянно выделяют базальные слезы, которые представляют собой богатую белком антибактериальную жидкость, которая помогает сохранять глаза влажными каждый раз, когда человек моргает.
    • Reflex : это слезы, вызванные раздражителями, такими как ветер, дым или лук. Они выпускаются, чтобы вывести эти раздражители и защитить глаза.
    • Эмоциональный : Люди плачут в ответ на ряд эмоций. Эти слезы содержат более высокий уровень гормонов стресса, чем другие виды слез.

    Когда люди говорят о слезах, они обычно имеют в виду эмоциональные слезы.

    Люди могут пытаться подавить слезы, если видят в них признак слабости, но наука предполагает, что это может означать упускать ряд преимуществ.Исследователи обнаружили, что плач:

    1. Обладает успокаивающим действием

    Самоуспокоение - это когда люди:

    • регулируют свои собственные эмоции
    • успокаивают себя
    • уменьшают собственный стресс

    Исследование 2014 года показало, что плач может имеют прямое успокаивающее действие на людей. Исследование объяснило, как плач активирует парасимпатическую нервную систему (ПНС), которая помогает людям расслабиться.

    2. Получает поддержку от других

    Плач помогает людям не только успокоиться, но и получать поддержку от окружающих.

    Как объясняется в исследовании 2016 года, плач - это в первую очередь поведение привязанности, поскольку он вызывает поддержку со стороны окружающих нас людей. Это известно как межличностная или социальная выгода.

    3. Помогает облегчить боль

    Исследования показали, что проливание эмоциональных слез не только успокаивает, но и высвобождает окситоцин и эндорфины.

    Эти химические вещества улучшают самочувствие людей, а также могут облегчить физическую и эмоциональную боль. Таким образом, плач может помочь уменьшить боль и улучшить самочувствие.

    4. Улучшает настроение

    Плач может поднять настроение людям и улучшить их самочувствие. Окситоцин и эндорфины не только снимают боль, но и помогают улучшить настроение. Вот почему их часто называют химическими веществами, дающими хорошее самочувствие.

    5. Выводит токсины и снимает стресс

    Когда люди плачут в ответ на стресс, их слезы содержат ряд гормонов стресса и другие химические вещества.

    Исследователи считают, что плач может снизить уровень этих химических веществ в организме, что, в свою очередь, снижает уровень стресса.Однако для подтверждения этого необходимы дополнительные исследования в этой области.

    6. Помогает спать

    Небольшое исследование, проведенное в 2015 году, показало, что плач помогает младенцам лучше спать. Еще предстоит выяснить, оказывает ли плач такой же эффект улучшения сна на взрослых.

    Однако из этого следует, что успокаивающий, улучшающий настроение и обезболивающий эффект плача, описанного выше, может помочь человеку легче заснуть.

    7. Борется с бактериями

    Плач помогает убить бактерии и сохранить глаза чистыми, поскольку слезы содержат жидкость, называемую лизоцимом.

    Исследование 2011 года показало, что лизоцим обладает такими мощными противомикробными свойствами, что может даже помочь снизить риски, связанные с биотеррористическими агентами, такими как сибирская язва.

    8. Улучшает зрение

    Базальные слезы, которые выделяются каждый раз, когда человек моргает, помогают сохранять глаза влажными и предотвращают высыхание слизистых оболочек.

    Как объясняет Национальный институт глаз, смазывающий эффект базальной слезы помогает людям видеть более ясно. Когда мембраны высыхают, зрение может стать нечетким.

    Поделиться на Pinterest Плач имеет ряд преимуществ для здоровья, но частый плач может быть признаком депрессии.

    Плач в ответ на такие эмоции, как грусть, радость или разочарование, является нормальным и имеет ряд преимуществ для здоровья.

    Однако иногда частый плач может быть признаком депрессии. Люди могут впадать в депрессию, если плачут:

    • случается очень часто
    • случается без видимой причины
    • начинает влиять на повседневную деятельность
    • становится неконтролируемым

    Другие признаки депрессии включают:

    • проблемы с концентрацией, запоминанием вещей или принятие решений
    • чувство усталости или отсутствия энергии
    • чувство вины, никчемность или беспомощность
    • чувство пессимизма или безнадежности
    • проблемы со сном или слишком долгий сон
    • чувство раздражительности или беспокойства
    • отсутствие удовольствия от вещей, которые когда-то были приятными
    • переедание или недоедание
    • необъяснимые боли, боли или судороги
    • проблемы с пищеварением, которые не проходят при лечении
    • постоянное беспокойство
    • суицидальные мысли или мысли о самоповреждении

    Если человек испытывает симптомы депрессии, или кто-то, кого они знают, я s, то им следует поговорить с врачом.

    Если человек склонен к самоубийству или знает кого-то, кто так себя чувствует, ему следует позвонить:

    Плач - это нормальная человеческая реакция на целый ряд эмоций, которая имеет ряд преимуществ для здоровья и общества, включая облегчение боли и самообладание. - успокаивающие эффекты.

    Однако, если плач случается часто, бесконтрольно или без причины, это может быть признаком депрессии. В этом случае рекомендуется обратиться к врачу.

    Почему мы плачем и когда искать поддержки

    Плач - естественная реакция людей на целый ряд эмоций, включая печаль, горе, радость и разочарование.Но есть ли польза для здоровья от плача?

    Плачь - обычное дело, и оба пола плачут больше, чем люди могут подумать. В США женщины плачут в среднем 3,5 раза в месяц, а мужчины плачут в среднем 1,9 раза в месяц.

    Интересно, что люди - единственные животные, которые плачут. В этой статье рассказывается, почему мы плачем и какую пользу может принести плач для здоровья.

    Поделиться на Pinterest Плач - это естественная реакция на эмоции или раздражители, такие как пыль в глазах.

    Люди производят три типа слез:

    • Базальные : слезные протоки постоянно выделяют базальные слезы, которые представляют собой богатую белком антибактериальную жидкость, которая помогает сохранять глаза влажными каждый раз, когда человек моргает.
    • Reflex : это слезы, вызванные раздражителями, такими как ветер, дым или лук. Они выпускаются, чтобы вывести эти раздражители и защитить глаза.
    • Эмоциональный : Люди плачут в ответ на ряд эмоций. Эти слезы содержат более высокий уровень гормонов стресса, чем другие виды слез.

    Когда люди говорят о слезах, они обычно имеют в виду эмоциональные слезы.

    Люди могут пытаться подавить слезы, если видят в них признак слабости, но наука предполагает, что это может означать упускать ряд преимуществ.Исследователи обнаружили, что плач:

    1. Обладает успокаивающим действием

    Самоуспокоение - это когда люди:

    • регулируют свои собственные эмоции
    • успокаивают себя
    • уменьшают собственный стресс

    Исследование 2014 года показало, что плач может имеют прямое успокаивающее действие на людей. Исследование объяснило, как плач активирует парасимпатическую нервную систему (ПНС), которая помогает людям расслабиться.

    2. Получает поддержку от других

    Плач помогает людям не только успокоиться, но и получать поддержку от окружающих.

    Как объясняется в исследовании 2016 года, плач - это в первую очередь поведение привязанности, поскольку он вызывает поддержку со стороны окружающих нас людей. Это известно как межличностная или социальная выгода.

    3. Помогает облегчить боль

    Исследования показали, что проливание эмоциональных слез не только успокаивает, но и высвобождает окситоцин и эндорфины.

    Эти химические вещества улучшают самочувствие людей, а также могут облегчить физическую и эмоциональную боль. Таким образом, плач может помочь уменьшить боль и улучшить самочувствие.

    4. Улучшает настроение

    Плач может поднять настроение людям и улучшить их самочувствие. Окситоцин и эндорфины не только снимают боль, но и помогают улучшить настроение. Вот почему их часто называют химическими веществами, дающими хорошее самочувствие.

    5. Выводит токсины и снимает стресс

    Когда люди плачут в ответ на стресс, их слезы содержат ряд гормонов стресса и другие химические вещества.

    Исследователи считают, что плач может снизить уровень этих химических веществ в организме, что, в свою очередь, снижает уровень стресса.Однако для подтверждения этого необходимы дополнительные исследования в этой области.

    6. Помогает спать

    Небольшое исследование, проведенное в 2015 году, показало, что плач помогает младенцам лучше спать. Еще предстоит выяснить, оказывает ли плач такой же эффект улучшения сна на взрослых.

    Однако из этого следует, что успокаивающий, улучшающий настроение и обезболивающий эффект плача, описанного выше, может помочь человеку легче заснуть.

    7. Борется с бактериями

    Плач помогает убить бактерии и сохранить глаза чистыми, поскольку слезы содержат жидкость, называемую лизоцимом.

    Исследование 2011 года показало, что лизоцим обладает такими мощными противомикробными свойствами, что может даже помочь снизить риски, связанные с биотеррористическими агентами, такими как сибирская язва.

    8. Улучшает зрение

    Базальные слезы, которые выделяются каждый раз, когда человек моргает, помогают сохранять глаза влажными и предотвращают высыхание слизистых оболочек.

    Как объясняет Национальный институт глаз, смазывающий эффект базальной слезы помогает людям видеть более ясно. Когда мембраны высыхают, зрение может стать нечетким.

    Поделиться на Pinterest Плач имеет ряд преимуществ для здоровья, но частый плач может быть признаком депрессии.

    Плач в ответ на такие эмоции, как грусть, радость или разочарование, является нормальным и имеет ряд преимуществ для здоровья.

    Однако иногда частый плач может быть признаком депрессии. Люди могут впадать в депрессию, если плачут:

    • случается очень часто
    • случается без видимой причины
    • начинает влиять на повседневную деятельность
    • становится неконтролируемым

    Другие признаки депрессии включают:

    • проблемы с концентрацией, запоминанием вещей или принятие решений
    • чувство усталости или отсутствия энергии
    • чувство вины, никчемность или беспомощность
    • чувство пессимизма или безнадежности
    • проблемы со сном или слишком долгий сон
    • чувство раздражительности или беспокойства
    • отсутствие удовольствия от вещей, которые когда-то были приятными
    • переедание или недоедание
    • необъяснимые боли, боли или судороги
    • проблемы с пищеварением, которые не проходят при лечении
    • постоянное беспокойство
    • суицидальные мысли или мысли о самоповреждении

    Если человек испытывает симптомы депрессии, или кто-то, кого они знают, я s, то им следует поговорить с врачом.

    Если человек склонен к самоубийству или знает кого-то, кто так себя чувствует, ему следует позвонить:

    Плач - это нормальная человеческая реакция на целый ряд эмоций, которая имеет ряд преимуществ для здоровья и общества, включая облегчение боли и самообладание. - успокаивающие эффекты.

    Однако, если плач случается часто, бесконтрольно или без причины, это может быть признаком депрессии. В этом случае рекомендуется обратиться к врачу.

    Почему мы плачем и когда искать поддержки

    Плач - естественная реакция людей на целый ряд эмоций, включая печаль, горе, радость и разочарование.Но есть ли польза для здоровья от плача?

    Плачь - обычное дело, и оба пола плачут больше, чем люди могут подумать. В США женщины плачут в среднем 3,5 раза в месяц, а мужчины плачут в среднем 1,9 раза в месяц.

    Интересно, что люди - единственные животные, которые плачут. В этой статье рассказывается, почему мы плачем и какую пользу может принести плач для здоровья.

    Поделиться на Pinterest Плач - это естественная реакция на эмоции или раздражители, такие как пыль в глазах.

    Люди производят три типа слез:

    • Базальные : слезные протоки постоянно выделяют базальные слезы, которые представляют собой богатую белком антибактериальную жидкость, которая помогает сохранять глаза влажными каждый раз, когда человек моргает.
    • Reflex : это слезы, вызванные раздражителями, такими как ветер, дым или лук. Они выпускаются, чтобы вывести эти раздражители и защитить глаза.
    • Эмоциональный : Люди плачут в ответ на ряд эмоций. Эти слезы содержат более высокий уровень гормонов стресса, чем другие виды слез.

    Когда люди говорят о слезах, они обычно имеют в виду эмоциональные слезы.

    Люди могут пытаться подавить слезы, если видят в них признак слабости, но наука предполагает, что это может означать упускать ряд преимуществ.Исследователи обнаружили, что плач:

    1. Обладает успокаивающим действием

    Самоуспокоение - это когда люди:

    • регулируют свои собственные эмоции
    • успокаивают себя
    • уменьшают собственный стресс

    Исследование 2014 года показало, что плач может имеют прямое успокаивающее действие на людей. Исследование объяснило, как плач активирует парасимпатическую нервную систему (ПНС), которая помогает людям расслабиться.

    2. Получает поддержку от других

    Плач помогает людям не только успокоиться, но и получать поддержку от окружающих.

    Как объясняется в исследовании 2016 года, плач - это в первую очередь поведение привязанности, поскольку он вызывает поддержку со стороны окружающих нас людей. Это известно как межличностная или социальная выгода.

    3. Помогает облегчить боль

    Исследования показали, что проливание эмоциональных слез не только успокаивает, но и высвобождает окситоцин и эндорфины.

    Эти химические вещества улучшают самочувствие людей, а также могут облегчить физическую и эмоциональную боль. Таким образом, плач может помочь уменьшить боль и улучшить самочувствие.

    4. Улучшает настроение

    Плач может поднять настроение людям и улучшить их самочувствие. Окситоцин и эндорфины не только снимают боль, но и помогают улучшить настроение. Вот почему их часто называют химическими веществами, дающими хорошее самочувствие.

    5. Выводит токсины и снимает стресс

    Когда люди плачут в ответ на стресс, их слезы содержат ряд гормонов стресса и другие химические вещества.

    Исследователи считают, что плач может снизить уровень этих химических веществ в организме, что, в свою очередь, снижает уровень стресса.Однако для подтверждения этого необходимы дополнительные исследования в этой области.

    6. Помогает спать

    Небольшое исследование, проведенное в 2015 году, показало, что плач помогает младенцам лучше спать. Еще предстоит выяснить, оказывает ли плач такой же эффект улучшения сна на взрослых.

    Однако из этого следует, что успокаивающий, улучшающий настроение и обезболивающий эффект плача, описанного выше, может помочь человеку легче заснуть.

    7. Борется с бактериями

    Плач помогает убить бактерии и сохранить глаза чистыми, поскольку слезы содержат жидкость, называемую лизоцимом.

    Исследование 2011 года показало, что лизоцим обладает такими мощными противомикробными свойствами, что может даже помочь снизить риски, связанные с биотеррористическими агентами, такими как сибирская язва.

    8. Улучшает зрение

    Базальные слезы, которые выделяются каждый раз, когда человек моргает, помогают сохранять глаза влажными и предотвращают высыхание слизистых оболочек.

    Как объясняет Национальный институт глаз, смазывающий эффект базальной слезы помогает людям видеть более ясно. Когда мембраны высыхают, зрение может стать нечетким.

    Поделиться на Pinterest Плач имеет ряд преимуществ для здоровья, но частый плач может быть признаком депрессии.

    Плач в ответ на такие эмоции, как грусть, радость или разочарование, является нормальным и имеет ряд преимуществ для здоровья.

    Однако иногда частый плач может быть признаком депрессии. Люди могут впадать в депрессию, если плачут:

    • случается очень часто
    • случается без видимой причины
    • начинает влиять на повседневную деятельность
    • становится неконтролируемым

    Другие признаки депрессии включают:

    • проблемы с концентрацией, запоминанием вещей или принятие решений
    • чувство усталости или отсутствия энергии
    • чувство вины, никчемность или беспомощность
    • чувство пессимизма или безнадежности
    • проблемы со сном или слишком долгий сон
    • чувство раздражительности или беспокойства
    • отсутствие удовольствия от вещей, которые когда-то были приятными
    • переедание или недоедание
    • необъяснимые боли, боли или судороги
    • проблемы с пищеварением, которые не проходят при лечении
    • постоянное беспокойство
    • суицидальные мысли или мысли о самоповреждении

    Если человек испытывает симптомы депрессии, или кто-то, кого они знают, я s, то им следует поговорить с врачом.

    Если человек склонен к самоубийству или знает кого-то, кто так себя чувствует, ему следует позвонить:

    Плач - это нормальная человеческая реакция на целый ряд эмоций, которая имеет ряд преимуществ для здоровья и общества, включая облегчение боли и самообладание. - успокаивающие эффекты.

    Однако, если плач случается часто, бесконтрольно или без причины, это может быть признаком депрессии. В этом случае рекомендуется обратиться к врачу.

    Почему мы плачем

    Почему один человек задыхается от рекламы Hallmark, а другой проливает слезы только из-за смерти любимого человека? Имеет ли призыв «Поплакать» физиологическую или психологическую ценность? И как плачущее поведение различается в разных культурах и у мужчин и женщин?

    Новое исследование психологов начинает давать ответы на эти вопросы, помогая нам лучше понять, что означают человеческие слезы с социальной, психологической и нейробиологической точек зрения.

    «Я думаю, что изучение плача в большей степени, чем любое другое эмоциональное выражение, может помочь нам лучше понять человеческую природу», - говорит ведущий исследователь слезы Ад Вингерхутс, доктор философии, профессор психологии Тилбургского университета в Нидерланды.

    Вингерхутс и другие отслеживают эпизоды плача людей, чтобы определить, какую роль играет культура в том, почему мы плачем, измеряя химический состав слез и исследуя реакции, которые они вызывают у других.Они также узнают, как плач помогает нам общаться с другими, изучая тех, кто этого не умеет.

    Пол, культура и слезы

    Несколько факторов играют роль в склонности человека плакать. Например, гендерные различия в плаче изучались на протяжении десятилетий во всем мире, и все исследования пришли к одному и тому же выводу: женщины плачут больше, чем мужчины.

    В 1980-х годах биохимик Уильям Х. Фрей, доктор философии, обнаружил, что женщины плачут в среднем 5 раз.3 раза в месяц, в то время как мужчины плачут в среднем 1,3 раза в месяц, при этом плач определяется как что угодно, от влажных глаз до постоянных рыданий. Эти средние значения по-прежнему примерно такие же, предполагает более новое исследование, в том числе работу Лорен Билсма, доктора философии из Университета Питтсбурга ( Journal of Research in Personality , 2011).

    С биологической точки зрения может быть причина, по которой женщины плачут больше, чем мужчины: тестостерон может подавлять плач, а гормон пролактин (более высокий уровень наблюдается у женщин) может способствовать ему.Но желание плакать - это еще не все. Исследование людей в 35 странах показало, что разница между частотой плача мужчин и женщин может быть более заметной в странах, где есть большая свобода самовыражения и социальные ресурсы, таких как Чили, Швеция и США. С другой стороны, в Гане, Нигерии и Непале уровень слезоточивости у женщин немного выше ( Cross-Cultural Research , 2011). Ведущий автор исследования Дайан Ван Хемерт, доктор философии, старший научный сотрудник Нидерландской организации прикладных научных исследований, говорит, что люди в более богатых странах могут плакать больше, потому что они живут в культуре, которая позволяет это, в то время как люди в более бедных странах, которые предположительно могли бы плакать. больше поводов для слез - не делайте этого из-за культурных норм, которые не одобряют выражения эмоций.

    Плач также может отражать стиль привязанности, как показывают исследования. В своей книге «Видение сквозь слезы: плач и привязанность» (Routledge, 2005) психотерапевт Джудит Кей Нельсон, доктор философии, подводит итоги прошлых исследований и приходит к выводу, что надежно привязанным людям удобнее выражать эмоции и плакать способами, которые считаются нормальными и здоровыми. в то время как люди с ненадежной привязанностью могут плакать неуместно - слезами, которые легко активируются, но их трудно успокоить. Совсем недавно исследователи из Тилбургского университета обнаружили, что люди с «пренебрежительным» стилем привязанности - или те, кто склонен избегать близких отношений с другими - реже плакали и изо всех сил старались сдерживать свои слезы, чем люди с другим стилем привязанности ( Social Поведение и личность , 2012).Исследование также показало, что люди с «озабоченным» стилем - или те, кто может быть цепким и чрезмерно зависимым от других - плакали чаще, чем люди с надежной привязанностью. Женщины всех стилей привязанности плакали больше мужчин.

    Тебе нравится плакать?

    Для младенцев слезы служат важным средством коммуникации, позволяя им показать свою потребность в поддержке. Этот инструмент может также хорошо послужить нам во взрослом возрасте, как показали несколько недавних исследований.

    Одно исследование показало участникам изображения лиц со слезами и лица со слезами, удаленными цифровым способом, а также контрольные изображения без слез.Испытуемые оценили лица со слезами на глазах как более печальные. Однако участники оценили тех, кому удалили слезы, более неоднозначно - не просто менее грустно, но отражая ряд неопределенных эмоций, таких как беспокойство или созерцание ( Evolutionary Psychology , 2009).

    «Слезы добавляют оттенок и оттенок восприятию лиц», - говорит ведущий автор исследования Роберт Р. Провайн, доктор философии, профессор психологии и нейробиологии в Университете Мэриленда, округ Балтимор.По его словам, слезы становятся своего рода социальной смазкой, помогая обеспечить бесперебойное функционирование сообщества, помогая людям общаться. Подтверждая это, исследователи из Университета Тилбурга продемонстрировали, что даже при очень коротком времени воздействия респонденты сообщают, что они более готовы оказывать поддержку людям с видимыми слезами, чем тем, у кого нет слез ( Evolutionary Psychology , 2013 ).

    Слезы могут также выполнять терапевтическую роль, хотя исследователи говорят, что якобы очищающая роль «хорошего плача» была преувеличена.Тридцать лет назад биохимик Фрей обнаружил, что эмоциональные слезы содержат больше белка, чем неэмоциональные слезы (скажем, от измельчения лука). Подразумевалось, что, когда вы плачете по эмоциональным причинам, вы участвуете в процессе исцеления. Однако Вингерхетс говорит, что дважды безуспешно пытался повторить этот эксперимент.

    Bylsma провела ежедневное дневниковое исследование студенток, которое также ставит под сомнение теорию Фрея. Она обнаружила, что только около 30 процентов студентов заявили, что их настроение улучшилось после слез, 60 процентов заявили, что никаких изменений не произошло, и около 9 процентов заявили, что их настроение ухудшилось.Эти женщины сообщали о своем настроении в тот же день, когда случился плач, в отличие от других исследований, в которых людей просили вспомнить свой плач. «Наши воспоминания со временем могут искажаться», - говорит Билсма.

    Исследование

    Bylsma предлагает новый взгляд на слезы: почему вы плачете и кто это видит, по-видимому, имеет значение, помогает ли плач вашему эмоциональному состоянию или вредит ему ( Journal of Research in Personality , 2011). В ходе исследования она и коллеги обнаружили, что плач с большей вероятностью улучшит самочувствие людей, когда у них есть эмоциональная поддержка (например, близкий друг рядом), если они плачут из-за положительного события или если их плач приводит к разрешению или новое понимание ситуации, которая в первую очередь заставила их плакать.Плачущие чувствовали себя хуже, если им было неловко или стыдно плакать, если они были с неподдерживающими людьми людьми или если они плакали, потому что видели страдания. В целом участники с большей вероятностью почувствовали себя лучше, если они плакали в одиночестве или рядом с одним другим человеком, но чувствовали себя хуже или не испытали изменения настроения, если они были с двумя или более людьми.

    Другое направление исследований плача предполагает, что женские слезы могут отпугнуть мужчин. В серии двойных слепых экспериментов, проведенных исследователями из Института науки Вейцмана в Израиле, мужчины уловили эмоциональные слезы, снятые женщинами, которые смотрели грустные фильмы.В разное время мужчины также нюхали физиологический раствор, который капал на щеки женщин. Используя функциональную магнитно-резонансную томографию и другие измерения, исследователи сравнили сексуальное возбуждение мужчин при просмотре фотографий привлекательных женщин и эротических фильмов после того, как они вдохнули настоящие слезы с возбуждением после того, как они понюхали физиологический раствор. Исследователи обнаружили, что мужчины меньше возбуждались, когда нюхали настоящие слезы, по сравнению с физиологическим раствором ( Science , 2011).Этот результат был воспроизведен в южнокорейском исследовании, в котором измерялся уровень тестостерона у мужчин, подвергшихся воздействию эмоциональных слез и физиологического раствора ( Public Library of Science , 2012).

    Неспособность плакать

    Психологи также получили новое представление о людях, которые вообще не могут вызывать слезы - эмоциональные или базальные слезы, которые удерживают глаза смазанными. «Офтальмологи обычно рассматривают« сухой глаз »как медицинскую проблему, полностью упуская из виду тот факт, что эмоциональное общение ухудшается, когда вам не хватает слез», - говорит Провин.«Они не позаботились о важных психологических и социальных последствиях».

    Например, у пациентов с синдромом Шегрена очень трудно слезиться. Нинке ван Леувен, кандидат психологии здоровья в Утрехтском университете в Нидерландах, обнаружила, что 22 процентам пациентов с синдромом «значительно труднее» определить свои собственные чувства, чем участники контрольной группы ( Clinical and Experimental Rheumatology , 2012 ).

    Вингерхутс, автор книги 2013 года «Почему плачут только люди: разгадывая тайны слез», вместе с неврологом Майклом Тримблом, доктором медицины, из Института поведенческой неврологии Университетского колледжа изучает, что происходит с людьми, которые не могут плакать. Лондон.Проект появился после интервью BBC с Trimble, в результате которого 900 человек написали по электронной почте, что они не могут плакать и хотели бы добровольно участвовать в исследовании.

    Это еще один аспект исследования, который Вингерхутс хотел бы изучить дальше, чтобы лучше понять, почему мы плачем. «Я действительно чувствую, что есть так много вещей, которые можно исследовать и которые ждут своего часа», - говорит он.

    Лорна Коллиер - писатель из Чикаго.
    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *