Понятие психотерапии – 2. Понятие психотерапии.

2. Понятие психотерапии.

Психотерапия является специфическим методом лечения, так как эффект достигается не физическими или клиническими свойствами лечебного фактора, а той информацией и тем эмоциональным зарядом, которые она в себе песет. Речь идет именно о специфическом, психическом воздействии на человека.

Психотерапия как научная дисциплина должна, указывает Б. Д. Карвасарский, иметь свои теорию и методологию, собственные категориальный аппарат и терминологию, одним словом все то, что характеризует самостоятельную научную дисциплину. Однако многообразие направлений и течений, школ и конкретных методов психотерапии, основанных на разных теоретических подходах, приводит к тому, что в настоящее время не существует даже единого определения психотерапии. В литературе их насчитывается около 400. Одни из них четко относят психотерапию к медицине, другие акцептируют внимание па психологических аспектах. По отечественной традиции, психотерапия определяется прежде всего как метод лечения, то есть область компетенции медицины. Зарубежные определения психотерапии в большей степени подчеркивают ее психологические аспекты.

В качестве примера медицинского подхода к пониманию психотерапии можно привести ее определения, которые обязательно включают такие понятия, как «лечебное воздействие», «больной», «здоровье» или «болезнь». Психотерапия — это:

• «система лечебных воздействий на психику и через психику — на организм человека»;

• «специфическая эффективная форма воздействия на психику человека в целях обеспечения и сохранения его здоровья»;

• «процесс лечебного воздействия на психику больного или группы больных, объединяющий лечение и воспитание».

Согласно определениям, в большей степени фиксирующим психологические подходы и включающим такие понятия, как межличностное взаимодействие, психологические средства, психологические проблемы и конфликты, отношения, установки, эмоции, поведение, психотерапия, — это:

• «особый вид межличностного взаимодействия, при котором пациентам оказывается профессиональная помощь психологическими средствами в решении возникающих у них проблем и затруднений психологического характера»;

• «средство, использующее вербальные методики и межличностные взаимоотношения с целью помочь человеку в модификации отношений и поведения, которые интеллектуально, социально или эмоционально являются негативными»;

• «длительное межличностное взаимодействие между двумя или более людьми, один из которых специализировался по коррекции человеческих взаимоотношений»;

• «персонализованная техника, которая представляет собой нечто среднее между техникой планируемых изменений отношений, чувств и поведения человека и познавательным процессом, который, в отличие от любого другого, ставит человека лицом к лицу с его внутренними конфликтами и противоречиями».

Определение Станислава Кратохвила хотя и является довольно общим, но в какой-то мере объединяет эти два подхода: «Психотерапия представляет собой целенаправленное упорядочение нарушенной деятельности организма психологическими средствами».

В определениях, которые условно можно назвать медицинскими, психотерапия рассматривается как форма воздействия на психику (и через психику — на организм), то есть подчеркивается объект воздействия. Психологический же подход акцентирует внимание не столько на объекте или предмете, сколько на средствах воздействия.

Психотерапия в узком понимании этого термина является видом активного психологического воздействия на пациента, имеющего психопатологические симптомы и синдромы и находящегося в состоянии кризиса, фрустрации, стресса или душевной болезни. Психотерапия подразумевает как купирование болезненных клинических проявлений, так и коррекцию индивидуально-психологических свойств человека с целью вторичной профилактики психогенных (невротических, психосоматических) расстройств и заболеваний с помощью специальных способов психотерапевтического воздействия. Р.Бастин определяет психотерапию как особый вид межличностного взаимодействия, при котором пациентам оказывается профессиональная помощь психологическими средствами при решении возникающих у них проблем или затруднений психического характера. По мнению Б.Д. Карвасарского, психотерапия отличается от других методов лечения тремя основными особенностями:

1) при ее проведении применяются психологические средства изменения личности, использующие основы психологии;

2) применяются эти средства и методы профессионально, то есть подготовленными специалистами, действующими осознанно и целенаправленно, умеющими научно обосновать свои действия, воспроизводить их в ходе психотерапии различных пациентов и оценивать их;

3) с помощью психотерапии лечат лиц, страдающих расстройствами психики.

В русскоязычной литературе более принятым является определение психотерапии как системы лечебного воздействия на психику и через психику на организм больного. Психологические методы воздействия в психотерапии включают в себя в первую очередь языковое (речевое, вербальное) общение, которое, как правило, реализуется во время специально организованной встречи психотерапевта с пациентом или с группой пациентов.

Большое значение при этом уделяется и средствам невербальной коммуникации. В психологический инструментарий психотерапии входят средства и формы воздействия, способные влиять на интеллектуальную деятельность пациента, на его эмоциональное состояние и на его поведение.

Выбор конкретного метода психотерапии, постановка и реализация психотерапевтических целей и задач определяются взаимовлиянием конкретных клинических показателей больного и болезни, особенностями его личности и других психологических характеристик, уровнем социально-психологической адаптации пациента, синтезированными в многомерном диагнозе, а также структурно-организационной формой проведения психотерапии.

Способ применения того или иного метода психотерапии называется формой психотерапевтического лечения. Так, например, метод рациональной психотерапии может применяться в форме индивидуальной беседы с больным, в форме беседы с группой или в форме лекции. Метод внушения может применяться в бодрствующем состоянии или в гипнозе. Психоанализ осуществляется в форме наблюдения потока свободных ассоциаций, исследования ассоциаций, анализа сновидений, в форме ассоциативного эксперимента. Одна и та же форма психологического воздействия может служить различным методическим установкам. Так, гипноз может быть использован и с целью внушения, и с целью катарсиса (Кондратенко В. Т., Донской Д. И., 1993).

Комплекс различных методов психотерапии, объединенных общим принципиальным подходом к лечению, образует систему, или направление, психотерапии. Принято говорить об отдельных направлениях психотерапии, в их рамках выделять отдельные методы, а уже внутри каждого метода — различные методики и приемы.

Выделяют симптоматическую (или симптомо-ориентированную) психотерапию, направленную на конкретный симптом, и патогенетическую. (личностно-ориентированную) психотерапию, направленную на глубинную причину расстройства, коренящуюся в структуре личности больного. К симптоматической психотерапии относят гипноз, аутогенную тренировку, различные виды внушения и самовнушения, различные виды психической саморегуляции. Психотерапия, ориентированная на значительные личностные изменения, базируется на основных течениях современной психологии, ведущих теориях личности.

Систематизируют психотерапию и по характеру воздействия (прямая — косвенная), по цели воздействия (седативная, активирующая, амнезирующая), по участию в пей больного (мобилизующе-волевая, пассивная), по виду воздействия врача (авторитарная, разъясняющая, обучающая, тренирующая), по источнику воздействия (гетерогенная, аутогенная), по направленности относительно патогенных установок (синергичная переживаниям, антагонистическая, дискуссионная), по тактике врача (выборочная, комбинированная или комплексная), по числу лиц, с которыми работает психотерапевт (индивидуальная, коллективная, групповая), и т.д.

Существует классификация принципов выбора метода психотерапии в зависимости от заболевания:

1) при острой, истерической симптоматике предпочтительна суггестия;

2) при вегетативных нарушениях — аутогенная тренировка;

3) при жизненных трудностях — «разговорная» терапия;

4) при фобиях — поведенческая терапия;

5) при характерологических нарушениях — гештальт-терапия, психодрама;

6) при расстройствах, связанных с семейными проблемами, — семейная психотерапия;

7)при комплексных расстройствах с наличием предшествующего предрасположения — глубинно-психологические методы.

studfiles.net

Психотерапия - это... Что такое Психотерапия?

Психотерапия (от греч. ψυχή — «душа», «дух» + греч. θεραπεία — «лечение», «оздоровление», «лекарство») — система лечебного воздействия на психику и через психику на организм человека. Часто определяется как деятельность, направленная на избавление человека от различных проблем (эмоциональных, личностных, социальных, и т. п.). Проводится как правило специалистом-психотерапевтом путем установления глубокого личного контакта с пациентом (часто путем бесед и обсуждений), а также применением различных когнитивных, поведенческих, медикаментозных и других методик. Однако, такое определение не является полным.

Следует отличать понятие психотерапии как от психиатрии, так и от психологии.

Определение понятия

На сегодняшний день в мире не существует единого взгляда на определения понятия «психотерапия». Но благодаря усилиям Европейской психотерапевтической ассоциации, в европейских странах проводится большая работа по стандартизации законодательной базы Евросоюза согласно определению психотерапии в рамках Страсбургской декларации. Этот документ лаконично и точно определяет современное понятие психотерапии:

Страсбургская Декларация:

  1. Психотерапия является особой дисциплиной, занятие которой представляет собой свободную и независимую профессию;
  2. Психотерапевтическое образование требует высокого уровня теоретической и клинической подготовленности;
  3. Гарантированным является разнообразие терапевтических методов;
  4. Образование в области одного из психотерапевтических методов должно осуществляться интегрально; оно включает теорию, личный терапевтический опыт и практику под руководством супервизора; одновременно приобретаются широкие представления о других методах;
  5. Доступ к такому образованию возможен при условии широкой предварительной подготовки, в частности, в области гуманитарных и общественных наук.

Европейская психотерапевтическая ассоциация (EAP)[1]. Страсбург, 21 октября 1990 года

Оригинальный текст  (англ.)  

Strasbourg Declaration on Psychotherapy of 1990

In accordance with the aims of the World Health Organisation (WHO), the non-discrimination accord valid within the framework of the European Union (EU) and intended for the European Economic Area (EEA), and the principle of freedom of movement of persons and services, the undersigned agree on the following points:

  1. Psychotherapy is an independent scientific discipline, the practice of which represents an independent and free profession.
  2. Training in psychotherapy takes place at an advanced, qualified and scientific level.
  3. The multiplicity of psychotherapeutic methods is assured and guaranteed.
  4. A full psychotherapeutic training covers theory, self-experience, and practice under supervision. Adequate knowledge of various psychotherapeutic processes is acquired.
  5. Access to training is through various preliminary qualifications, in particular human and social sciences.

Strasbourg, October 21st, 1990

Источник: http://www.europsyche.org/eap/information.asp

История

Впервые термин «психотерапия» введен в конце XIX века английским врачом Дэниэлом Хаком Тьюком (англ. Tuke, Daniel Hack). В опубликованной им в 1872 году книге «Иллюстрация влияния разума на тело» (англ. 

Illustrations of the Influence of the Mind upon the Body) одна из глав названа «Психотерапия» (англ. Psychotherapeutics). Этим словом называлось терапевтическое действие, которое дух пациента мог иметь в отношении тела пациента благодаря влиянию врача.

Направления и школы психотерапии

На данный момент существует большое количество направлений психотерапии. Нередко их пытаются классифицировать по каким-либо признакам, выделяя большие группы:

  • По количеству участников:
    1. Индивидуальная психотерапия
    2. Групповая психотерапия
  • По задачам:
    1. Поисковая психотерапия
    2. Корректирующая психотерапия
  • По целям:
    1. Процессуальная психотерапия
    2. Целеориентированная психотерапия
  • По степени теоретического обобщения:
    1. Аналитическая психотерапия
    2. Феноменологическая психотерапия
  • По роли, которую занимает терапевт:
    1. Директивная психотерапия
    2. Недирективная психотерапия

Существуют и другие деления.

Некоторые из направлений психотерапии (список не претендует на полноту):

Психотерапия и религия

Вслед за оформлением психотерапии в самостоятельную дисциплину встал вопрос о её отношении религии. Если Зигмунд Фрейд относился к религии отрицательно и противопоставлял её психоанализу[2], то уже ближайший ученик Фрейда Карл Юнг выступил с призывом объединения усилий психотерапевтов и священников в деле врачевания человеческой души[3][4], подчеркивая, что сфера приложения психотерапии и религии фактически перекрещивается:

Что представляют собой все религии? Религии — это системы психотерапии. Чем же занимаемся мы, психотерапевты? Мы пытаемся избавить от страданий человеческое сознание, psyche или, быть может, душу, но ту же проблему решают и религии. Поэтому сам наш Господь является целителем; он лекарь; он лечит болезнь и врачует душевный недуг; а это как раз то, что мы называем психотерапией"

— Юнг К.Г. Тэвистокские лекции / Исследование процесса индивидуации. Пер. с англ. — М.: «Рефл-бук», К.: «Ваклер», 1998. С. 183.

Важным шагом в направлении синтеза религиозных учений с психотерапией стало классическое произведение «Психоанализ и религия» Э.Фромма, в котором лидер школы «философов от психологии» дал развернутое обоснование положения о том, что религия и психоаналитическая терапия преследуют одну и ту же цель:

Основатели всех великих восточных и западных религий считали высшей целью жизни заботу о человеческой душе и раскрытие сил любви и разума. Психоанализ не представляет здесь какой-то угрозы, напротив, он во многом способствует достижению этой цели.

— Фромм Э. Психоанализ и религия // Сумерки богов. М.: Политиздат, 1990. — С. 208

В качестве врачевателя души аналитик занимается теми же проблемами, что и философия и теология — душой человека и её исцелением.

— Фромм Э. Психоанализ и религия // Сумерки богов. М.: Политиздат, 1990. — С. 148

Эта точка зрения не получила, однако, всеобщего признания. Её отрицал, например, создатель логотерапии Виктор Франкл, подчёркивая, что, в противоположность задачам психотерапии, целью религии является не исцеление, а спасение души[5]. В настоящее время вопрос о соотношении психотерапии и религии всё ещё остается спорным[6]. Одни авторы считают необходимым и плодотворным включение религиозных учений в теорию и практику психотерапии[7], тогда как другие решительно отрицают такую возможность[8]. В нашей стране эта полемика широко представлена, например, на сайте издательства «Свет Православия» Макариев-Решемского монастыря[9], а также в журнале «Консультативная психология и психотерапия».

Известные психотерапевты

  • Адлер, Альфред — автор направления «Индивидуальная психология».
  • Берн, Эрик Леннард — разработчик трансактного анализа.
  • Винникотт, Дональд — один из основоположников теории объектных отношений.
  • Гроф, Станислав — один из основателей направления «Трансперсональная психология».
  • Карвасарский, Борис Дмитриевич — главный психотерапевт Министерства Здравоохранения РФ.
  • Кляйн, Мелани — одина из основоположниц теории объектных отношений.
  • Лоуэн, Александр — автор направления «Биоэнергетический анализ».
  • Морено, Якоб — основоположник психодрамы, социометрии и групповой психотерапии.
  • Мэй, Ролло — известный американский экзистенциальный психолог.
  • Мясищев, Владимир Николаевич — известный советский исследователь проблем человеческих способностей и отношений.
  • Франкл, Виктор — создатель логотерапии.
  • Фрейд, Зигмунд — основатель психоанализа, один из первых психотерапевтов.
  • Фрейд, Анна — разработчица эго-психологии, внёсшая значительный вклад в теорию защитных механизмов.
  • Фромм, Эрих — неофрейдист, широко известный своими философскими работами, стоящими на позициях психоанализа.
  • Хорни, Карен — известная неофрейдистка, акцентировавшая значение воздействия социальной среды на формирование личности.
  • Эллис, Альберт — автор рационально-эмоционально-поведенческой терапии.
  • Эриксон, Милтон — автор оригинального метода гипнотической психотерапии, известной как «Эриксоновский гипноз». Его терапевтическая практика является одной из взятых за образец при создании НЛП.
  • Юнг, Карл Густав — автор аналитической психологии.
  • Ялом, Ирвин — известный представитель и популяризатор экзистенциальной психологии.

Психотерапевтические организации

Международные:

  • Всемирный психотерапевтический совет (WCP)
  • Европейская психотерапевтическая ассоциация (англ.) (EAP)
  • Международная лакановская ассоциация (ALI)
  • Европейская Трансперсональная Ассоциация (ЕВРОТАС)
  • Всемирная Ассоциация Позитивной Психотерапии (WAPP)

Российские:

  • Российская психотерапевтическая ассоциация (РПА)
  • Институт психотерапии и клинической психологии (ИПиКП)
  • Профессиональная психотерапевтическая лига (ППЛ)
  • Профессиональное медицинское объединение психотерапевтов, психологов и социальных работников (МОП)
  • Ассоциация телесно ориентированных психотерапевтов (АТОП)
  • Ассоциация трансперсональной психологии и психотерапии

Другие страны:

  • Канада: Онтарийская ассоциация консультантов, советников, психометристов и психотерапевтов (OACCPP)
  • Латвия: Латвийская психотерапевтическая ассоциация (LPB)
  • Украина: Украинский союз психотерапевтов (УСП)

Психотерапевт в России

Слово «психотерапевт» часто используется в разных смыслах. Так, приказ Минздрава определяет специальность «врач-психотерапевт». Это лицо с высшим медицинским образованием по специальности «лечебное дело», получивший подготовку по специальности «психиатрия» и дальнейшую подготовку по психотерапии[10](недоступная ссылка)[11]. Для краткости их часто и называют просто «психотерапевт».

В то же время слово «психотерапевт» используется для обозначения лиц, получивших образование в сфере одного из методов психотерапевтической практики. Это люди с высшим психологическим (но не медицинским) образованием, что происходит аналогично некоторым европейским странам, где «психотерапевты» это гуманитарное образование, не привязанное к медицинскому. Однако, например, в Германии психотерапевтом по закону имеют право называться лишь люди с высшим психологическим или медицинским образованием, дополнительно прошедшие обучение психотерапевтическим методикам. Первые именуются «психологический психотерапевт» (нем. Psychologischer Psychotherapeut), вторые «врачебный психотерапевт» (нем. Ärztlicher Psychotherapeut)[12].

Отметим, что уже Зигмунд Фрейд писал, что для его метода медицинское образование необязательно. Обоснованию этого тезиса специально посвящена работа З. Фрейда «К вопросу о дилетантском анализе: Беседы с посторонним» (1926). За написание этого памфлета Фрейд взялся в связи с начатым весной 1926 г. в Вене судебным процессом против Теодора Райка, знаменитого члена Венского психоаналитического объединения, не имевшего медицинского образования. Т. Райк был обвинен в нарушении австрийского закона против шарлатанства — закона, объявлявшего противоправным, если человек, не имеющий медицинского диплома, лечил больных. Поясняя, что «дилетанты = не врачи»,[13] Фрейд выступил в защиту права «дилетантов» заниматься психоаналитической практикой:

Врач получил в медицинском училище образование, которое в общем-то противоположно тому, что потребовалось бы ему в качестве подготовки к психоанализу. Его внимание было направлено на объективно устанавливаемые анатомические, физические, химические факты… К душевной стороне феноменов жизни интерес не пробуждается, изучение высших психических проявлений к медицине никакого отношения не имеет.

— Фрейд З. Соч. в 10 томах. Дополнительный том. М.: СТД, 2008. С. 321

Поскольку, по мнению Фрейда, причины невротических заболеваний коренятся не в теле, а в психике, то для оценки невротика, «равно как и для его лечения, медицинское обучение ничего не дает, вообще ничего».[14]

Литература

  1. Библиотека книг по психотерапии.
  2. Александров А. А. Интегративная психотерапия. СПб: Питер, 2009. — 352 с.: ил. ISBN 978-5-388-00270-9
  3. Александров А. А. Психотерапия: Учеб. пособие — СПб: Питер, 2004.
  4. Амбулаторная и больничная психотерапия и медицинская психология.- Мат. 1-8 Всероссийских общественных профессиональных медицинских психотерапевтических конференций /под ред Аппенянского А. И., Бойко Ю. П., Краснова В. Н., Курпатова В.И, Шевченко Ю. С. (1-я — 2003; 2-я — 2004; 3-я — 2005; 4-я — 2006; 5-я — 2007; 6-я — 2008; 7-я — 2009; 8-я −2010)см. также сайт psychomed.nm.ru.
  5. Аппенянский А. И. Трудные вопросы психотерапевта. — Амбулаторная и больничная психотерапия и медицинская психология.- Мат. 1 Всероссийск. обществен. профессиональню мед. психотер. конф.- М.: 2003, с.149-185.
  6. Бурлачук Л. Ф., Грабская И. А., Кочарян А. С. Основы психотерапии. К.: Ника-Центр; М.: Алетейа. — 1999. — 320 с. ISBN 966-521-029-7 («Ника-центр») ISBN 5-89321-035-2 («Алетейа»)
  7. Зачепицкий Р. А., Карвасарский Б. Д. Вопросы соотношения осознаваемых и неосознаваемых форм психической деятельности в свете опыта патогенетической психотерапии неврозов. «Бессознательное», Тбилиси, 1978 г.
  8. Макаров В. В. Избранные лекции по психотерапии. — М.: Академический проект, Екатеринбург: Деловая книга, 1999. — 416 с.[15]
    • Он же. Избранные лекции по психотерапии. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Академический проект, Екатеринбург: Деловая книга, 2000. — 432 с. ISBN 5-8291-0060-6 (Академический проект) ISBN 5-88687-078-4 (Деловая книга)
  9. Методы современной психотерапии: Учебное пособие / Составители Л. М. Кроль, Е. А. Пуртова. — М.: «Класс», 2001. — 480 с.[16] (Библиотека психологии и психотерапии, вып. 90) ISBN 5-86375-033-2
  10. Психотерапевтическая энциклопедия. 2-е изд., доп. и перераб. СПб., 2000.
  11. Психотерапия: Учебник. Под ред. Б. В. Карвасарского, 2-е изд., перераб. и доп. СПб.: Питер, 2002.
  12. Руководство по психотерапии. Под ред. В. Е. Рожнова. 2-е изд. Ташкент: «Медицина УзССР», 1979. — 620 с.
  13. Филатов А. Т., Скумин В. А. Психопрофилактика и психотерапия в кардиохирургии. — Киев: Здоровье, 1985. — 72 с. (Б-ка практ. врача).[1]
  14. Чаплина Г. В. Психотерапия: Список литературы к реферату, курсовой, дипломной работе по психологии — на сайте http://psi911.com/
  15. Шеховцова Л. Ф. Христианское мировоззрение как основа психологического консультирования и психотерапии.[17] — СПб, 2009. ISBN 5-85991-021-5 (4)

Примечания

  1. EAP представляет 166 организаций (в том числе 23 национальные ассоциации, 19 Европейских психотерапевтических ассоциаций) в 37 Европейских странах, объединяя более чем 70.000 психотерапевтов, как в составе психотерапевтических организаций, так и индивидуальных членов. В 2000 г. ее президентом был избран специалист из России, проф. В. В. Макаров. «Впервые это крупнейшее объединение психотерапевтов Европы своим президентом избрало представителя Восточной Европы» («Поздравляем! К избранию профессора В. В. Макарова президентом Европейской Ассоциации Психотерапии» // «Московский психотерапевтический журнал» 2000, № 3, с. 191).
  2. Фрейд З. Будущее одной иллюзии // Вопросы философии. — 1988. — № 8. — С. 132—160.
  3. Юнг К.Г. Об отношении психотерапии к спасению души // Юнг К.Г. Бог и бессознательное. — М.: АСТ-ЛТД, 1998. — 480 с. — (Классики зарубежной психологии). — 10 000 экз. — ISBN 5-7390-0033-5
  4. Юнг К.Г. Психоанализ и спасение души // Юнг К.Г. Бог и бессознательное. — М.: АСТ-ЛТД, 1998. — 480 с. — (Классики зарубежной психологии). — 10 000 экз. — ISBN 5-7390-0033-5
  5. Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник: Пер. с англ. и нем / Общ. ред. Л.Я. Гозмана и Д.А. Леонтьева; вст. ст. Д.А. Леонтьева. — М.: Прогресс, 1990. — С. 334. — 368 с. — (Б-ка зарубежной психологии). — 136 000 экз. — ISBN 5-01-001606-0
  6. Краткий обзор эволюции психотерапевтических методов с точки зрения их отношения к христианству и анализ возникающих здесь разногласий см., напр.:
  7. Шеховцова Л. Ф. Христианское мировоззрение как основа психологического консультирования и психотерапии. — СПб.: Общество православных психологов Санкт-Петербурга, 2009. — 168 с. — 250 экз. — ISBN 5-85991-021-5 (4)
  8. Розин М.В. Религия и психотерапия: возможен ли кентавр? // Московский психотерапевтический журнал. — 1994. — № 2. — С. 191–200.
  9. Недоспасова, Татьяна Андреевна. Православное учение о душе и психология: Квалиф. раб. ПСТГУ. М., 2005 (электронная версия).
  10. Приказ Минздрава РФ от 16.09.2003 N 438 «О психотерапевтической помощи»
  11. Критическую оценку этого положения закона РФ «О профессиональной психотерапевтической деятельности» см.: Обсуждение проекта Закона о психотерапии: “pro” versus “contra” // Московский психотерапевтический журнал. — М.: МГППУ, 2001. — № 1. — С. 143-190.
  12. Was ist ein Psychotherapeut?
  13. Фрейд З. К вопросу о дилетантском анализе: Беседы с посторонним. // Фрейд З. Соч. в 10 томах. Дополнительный том. М.: СТД, 2008. С. 275.
  14. Фрейд З. К вопросу о дилетантском анализе: Беседы с посторонним. // Фрейд З. Соч. в 10 томах. Дополнительный том. М.: СТД, 2008. С. 322.
  15. Рекомендовано Профессиональной психотерапевтической лигой и кафедрой психотерапии Российской медицинской академии последипломного образования в качестве учебного пособия по психотерапии. Электронная версия для просмотра в браузере, нумерация страниц бумажного издания, возможность поиска текста по ключевым словам. Сайт автора книги: http://www.viktormakarov.ru/
  16. Программы учебных курсов по различным направлениям психотерапии со списками обязательной и дополнительной литературы.
  17. Реферат этой книги см. в статье: Шеховцова Л. Ф. Особенности православной психотерапии и консультирования // Московский психотерапевтический журнал. 2009. № 3. — C. 97-118.

См. также

Ссылки

dic.academic.ru

Глава 1. Основные понятия психотерапии. Психотерапия. Учебное пособие

Глава 1. Основные понятия психотерапии

Понятие «психотерапия» имеет множество определений. Семантика термина чаще всего определяется как «терапия, проводимая психологическими методами». При этом данный термин приобрел за последние десятилетия более широкое содержание, охватывающее как медицинский, так и психологический аспекты. Очевидно, исходным понятием следует считать общение как одну из важнейших форм жизнедеятельности человека. Общение – это психологическое взаимодействие, информационная коммуникация, осуществляемая параллельно по вербальным (речевым) и невербальным каналам. Среди множества форм и видов общения (профессиональное и бытовое, непосредственное и опосредованное, ситуативное и личное и т. д.) выделим профессиональную психологическую помощь, которую оказывают своим клиентам (обучаемым, пациентам и др.) специалисты, компетентные в области педагогики, психологии, психического здоровья. Такое общение, являясь, по сути, разновидностью профессиональной деятельности, должно осуществляться в рамках правовых и этических норм и опираться на рациональные, научные представления о человеке и окружающем его мире. Подчеркнем, что эта деятельность не зависит от религиозных знаний и других иррациональных подходов.

Профессиональная психологическая помощь подразделяется на психотерапию, психологическое консультирование (вне целей психокоррекции), психодиагностику и профориентацию, организационное консультирование, индивидуальный коучинг и ряд других новых форм. Специфика психотерапии как основной, исходной, формы психологической помощи состоит в психологическом воздействии, направленном на изменение психических состояний и личностных свойств клиента. Очевидно, что эти изменения должны быть позитивными, способствовать благополучию человека, повышать его жизнеспособность.

Таким образом, в психотерапии нуждаются и могут прибегать к ней как пациенты с психическими нарушениями, расстройствами, так и психически здоровые лица, испытывающие трудности общения, адаптации, профессионального и личностного роста и другие психологические проблемы. В зависимости от уровня психического здоровья клиента различают клиническую и неклиническую (психологическую) психотерапию. Сразу же подчеркнем, что по происхождению неклиническая психотерапия является дочерним продуктом клинической. Методы (техники) психологического воздействия первоначально разрабатывались и применялись для решения задач клинической психиатрии, а затем уже экспортировались в практическую психологию. Собственно психологическими следует считать только техники, относящиеся к экзистенциально-гуманистическому направлению.

Настоящее пособие посвящено клинической психотерапии, поэтому в последующем тексте термин «психотерапия» используется в его клиническом, медицинском значении. Некоторые авторы подразделяют клиническую психотерапию на неспецифическую и специфическую. Под неспецифической психотерапией понимается, по существу, система психогигиенических и психопрофилактических мероприятий. Эта область, относящаяся к превентивной психиатрии и наркологии, подверглась научной разработке сравнительно недавно, и существенных достижений в ней пока нет. Термином «неспецифическая» (некаузальная) психотерапия описывают множество мероприятий, методических приемов и иных усилий, направленных на поддержание психического тонуса и комфорта больных независимо от их диагнозов и особенностей психического состояния. Сюда входит соблюдение персоналом медицинских учреждений правил деонтологии, а также формирование в рабочих коллективах «психотерапевтической среды», включающей гуманное отношение к пациентам, четкое функционирование всех подразделений медицинского учреждения. Погруженным в данную среду пациентам предоставляются возможности интересной и полезной для них деятельности (трудотерапия, музыкотерапия, видеотерапия, библиотерапия, игротерапия, доступные виды художественного творчества, взаимодействие с объектами ландшафта, фауны и флоры и т. д.).

Если неспецифической психотерапии отводится вспомогательная роль, то решающая роль принадлежит специфической клинической психотерапии. Ее предназначение состоит в лечении психических и соматических расстройств и болезней, а также последующей реабилитации пациентов, наряду с фармакотерапией, физиотерапией и другими биологическими методами лечения. Однако следует помнить о качественных отличиях психотерапии. Мир психических явлений представлен только его обладателю – субъекту. Человек, будь это даже знающий и опытный психотерапевт, способен судить о психических образах, переживаниях и побуждениях другого субъекта только по его поведению, речи, мимике, творчеству и т. д. (так называемым психологическим фактам), которые не всегда носят объективный характер. Таким образом, специфика психотерапии как лечебного метода состоит в ее неопределенности, малой предсказуемости, высокой значимости интуитивного компонента. Все это сближает психотерапию с искусством.

Психотерапия представляет собой обширное поле теоретических представлений, зачастую смутных и противоречивых, и множество методов (около 800), значительная часть которых не поддается строгой формализации и не подлежит однозначному воспроизведению. Существующие направления и школы общаются и полемизируют между собой на «психотерапевтическом языке», включающем ряд более или менее общепринятых понятий. Эти понятия настолько тесно переплетены, что с трудом поддаются систематизации. Условно можно выделить три группы понятий: термины, относящиеся к объекту психотерапии – пациенту; термины, описывающие взаимодействие пациента и терапевта; термины, относящиеся к субъекту психотерапии – терапевту.

Пациент, которому назначается психотерапия, должен быть носителем психотерапевтической «мишени» (или нескольких мишеней). Понятие «мишени» тесно связано с понятиями «показания к психотерапии» и «цель психотерапии». Однако существуют и определенные различия между ними. К мишеням относятся особенности поведения и психических явлений пациента, на которые психотерапевт может и стремится воздействовать. Мишени – это психопатологические симптомы и синдромы, которые описываются на языке психиатрии. Показания к психотерапии – это более широкое понятие, требующее сопоставить мишени с «ресурсами» пациента. Под ресурсами обычно понимают особенности психического состояния и личности пациента, которые могут быть усилены в процессе психотерапии. Наличие ресурсов означает определенную степень сохранности пациента. При недостаточных ресурсах следует отдать предпочтение фармакотерапии и другим видам биологического лечения. В этой связи уместно вспомнить известное высказывание: «Фармакотерапия помогает сняться с мели, психотерапия указывает правильный путь». Можно заметить, что для психодинамической терапии особенно важны интеллектуальные ресурсы пациента, для бихевиорально-когнитивной – волевые, а для экзистенциально-гуманистической – эмоциональные. Некоторые авторы считают, что все виды терапии, так или иначе, способствуют облегчению «доступа» пациента к своим ресурсам. Показания к психотерапии формулируются, исходя из комплексной оценки психического и соматического статуса пациента, а также необходимости в других формах лечения. Комплексный, биопсихосоциальный подход к лечению различных заболеваний, учитывающий наличие в этиопатогенезе трех факторов (биологического, психологического и социального), обусловливает необходимость корректирующих воздействий, которые соответствовали бы природе каждого фактора. Это означает, что психотерапия как основной или дополнительный вид терапии может применяться в комплексной системе лечения пациентов с самыми разнообразными заболеваниями. Чаще всего она сочетается с психофармакотерапией. В каждом конкретном случае показания к психотерапии определяются не только диагнозом, но и индивидуально-психологическими особенностями пациента, его мотивацией к участию в психотерапевтической работе.

Возможна ли психотерапия, проводимая без желания пациента или вопреки его желанию? Большинство авторов отвечают на этот вопрос отрицательно. Считается, что залогом успеха психотерапии является так называемый «активный запрос пациента». Под ним понимается осознанное и достаточно устойчивое желание что-то изменить в своей психике и поведении, от чего-то избавиться, что-то новое приобрести. Запрос пациента, обладающего высоким интеллектом и хорошей рефлексией, часто совпадает с конечной целью психотерапии – максимальным восстановлением социальных функций. Менее принципиальные и нечетко сформулированные запросы могут быть прояснены в ходе терапии.

Необходимым моментом любой психотерапии является психотерапевтическая эксплорация – спонтанное самораскрытие (самопроявление) пациента. Это субъективно трудный, поэтапный процесс приближения к «моменту истины» (между пациентом и терапевтом). Преодоление страха перед самораскрытием и совладание с его последствиями может породить чувство высвобождения, представляющее несомненную терапевтическую ценность. При этом важно, чтобы самораскрытие не оставляло чувства стыда. Другим важным моментом является фактор объективизации. При самораскрытии пациента ряд моментов могут быть им впервые точно сформулированы и тем самым осознаны и полноценно внутренне пережиты. Подчеркнем, что терапевтическую ценность имеют не только внезапные «инсайты» (озарения), но и трудные, порой неприятные, умозаключения и выводы, к которым постепенно приходит пациент. Иногда используется термин «терапевтический маркер». Под ним понимается такое переживание или поведение пациента в ходе сессии, которое требует от терапевта определенного психотерапевтического вмешательства.

Психотерапия предъявляет к пациенту более высокие требования, чем все виды биологической терапии. Для достижения собственного излечения он должен активно работать, осуществлять творческий поиск, прилагать волевые усилия, испытывать напряжение. Знаменитый врач А. Швейцер писал: «Каждый пациент носит в себе своего собственного врача». А китайская пословица утверждает: «Сам болен – сам лечись». Не будет большой натяжкой утверждать, что психотерапевт, при всем желании вылечить больного, не может выйти из роли «фасилитатора», катализатора «аутотерапевтической системы», который лишь создает для пациента оптимальные условия для самоизлечения.

В ходе психотерапии у некоторых пациентов может формироваться своеобразная зависимость от психотерапевта. В нашем профессиональном сообществе бытует такое крылатое выражение: «Самым сильным из наркотиков является человек». Если пациент приписывает терапевту исключительные человеческие качества, считает его единственным источником собственного здоровья и силы, испытывает страх разрыва отношений – следует констатировать психологическую зависимость. Возникновение такой зависимости неоднозначно оценивается в разных школах психотерапии. В психоанализе она рассматривается как признак прогресса; в гипносуггестии умеренная зависимость скорее способствует, чем препятствует успеху психотерапии. В экзистенциально-гуманистических школах зависимость трактуется однозначно негативно и считается следствием ошибочной работы терапевта.

Двустороннее взаимодействие пациента и терапевта описывается терминами, среди которых особое место занимают понятия, характеризующие межличностные отношения в терапевтической диаде. Это такие термины, как «терапевтический альянс, контракт, контакт», «терапевтические отношения». Сама же личная встреча терапевта с пациентом (группой пациентов) обозначается термином «психотерапевтическая сессия». Этот термин вытеснил более раннее понятие «психотерапевтический сеанс».

Психотерапевтический контакт подразумевает установление между пациентом и терапевтом устойчиво позитивных, открытых отношений взаимного понимания и доверия. Желательным моментом является также взаимная симпатия, но ее не всегда удается достигнуть. Стоит упомянуть выражение французского психиатра и невролога XIX в. (одного из создателей групповой психотерапии) Ж. Ж. Дежерина об «искре, которая проскакивает между невропатом и врачом». Кстати, Дежерин считается идейным предшественником отечественной личностно-ориентированной психотерапии. Взаимное психологическое соответствие, совместимость пациента и терапевта является катализатором эффективности психотерапии, залогом ее успеха. Однако научное исследование этого социально-психологического феномена еще впереди. Решающий вклад в «выстраивание», формирование эффективных отношений должен внести, разумеется, психотерапевт. Он проявляет уважение к пациенту как к личности, принимает его без морального осуждения и критики, проявляет желание помочь ему. Психотерапевтический контакт является базовым лечебным фактором. Он содержит следующие лечебные компоненты: удовлетворение ожиданий и потребностей, выслушивание (отреагирование или «вентиляция» эмоционального напряжения), эмоциональную поддержку, обратную связь при раскрытии мыслей, переживаний и мотивов поведения пациента.

Если «контакт» отражает неформальную, содержательную сторону отношений пациента с терапевтом, то термины «альянс» или «контракт» отражают формальную, договорную сторону этих отношений. Такой контракт, заключаемый на основе информированного согласия пациента («комплайенса»), позволяет структурировать и контролировать лечебный процесс обоими его участниками. Договор может быть устным или письменным. К его предмету относятся частота и продолжительность встреч, поддержание контакта между встречами, порядок оплаты, возможные причины пропуска встречи, компенсации и санкции и т. д. Степень равноправия партнеров (договорной «симметрии») может быть различной и зависит от применяемой терапевтической парадигмы. Однако в любом случае терапевт берет на себя обязательства ненанесения вреда и соблюдения конфиденциальности. К сожалению, психотерапевтическое сообщество в нашей стране пока не располагает официальными юридическими и этическими нормами, которые гарантировали бы добросовестность психотерапевта, его «честную игру» с пациентом.

На базе межличностных отношений пациента и терапевта в рамках заключенного контракта протекает их специфическое взаимодействие, составляющее сущность лечебного процесса. Оно описывается такими терминами, как «терапевтическая методика», «техника», «вмешательство или интервенция», а также «терапевтическое событие», «изменение», «терапевтический процесс».

В отечественной литературе чаще используется понятие психотерапевтического вмешательства. Оно может обозначать конкретный терапевтический прием (например, уточнение, вопрос, разъяснение, совет, стимуляция, интерпретация, конфронтация и др.), а также общую стратегию поведения терапевта, непосредственно связанную с его теоретической ориентацией (прежде всего, с пониманием природы того или иного расстройства и целей психотерапии). Выделяются два основных типа вмешательств: директивные и недирективные. Первые представляют собой предписания, обязательные для исполнения пациентом. Вторые – желательны, но не обязательны для немедленного исполнения. Вмешательства можно делить также на профилактические, лечебные и реабилитационные – в зависимости от фазы патологического процесса.

Психотерапевтический процесс – это непрерывная цепочка событий, происходящих в диаде «пациент-врач». Процесс начинается с их первой встречи, но с последней встречей не заканчивается. В качестве примера можно привести выражение М. Эриксона: «Мой голос останется с вами». Терапевт управляет процессом с помощью применяемых им вмешательств. Если техники выбраны адекватно, за ними рано или поздно следуют терапевтические события – ощущаемые и наблюдаемые пациентом изменения. Элвин Марер называл такие эпизоды «хорошими моментами». Заметим, что работа даже опытного психотерапевта не может быть вполне свободна и от «плохих моментов», ошибок и неудач. Достигаемые изменения должны отображать постепенную ликвидацию психопатологических нарушений. Если терапевтический процесс недостаточно динамичен, врач должен реагировать на это и принимать необходимые дополнительные меры.

Последняя группа общих терминов связана с психотерапевтом, его личностью и поведением. Профессиональные качества психотерапевта неотделимы от его личных общечеловеческих качеств. Только практикующий в области психотерапии врач имеет «технологическую» необходимость в психологической близости со своим пациентом. Во всех других сферах клинической медицины такой необходимости не возникает – для успешного лечения вполне достаточны формальные деловые отношения. Из-за этой специфики психотерапии врач в той или иной мере привносит в лечебный процесс своеобразие своей личности, собственной системы ценностей и жизненного опыта, не говоря уже о теоретических предпочтениях и соответствующем выборе лечебных технологий. Считается, что для пациента сама личность врача является лекарством. При этом врач должен подходить конкретному пациенту, устраивать его во всех отношениях, отвечать его ожиданиям. Для пациента могут оказаться значимыми пол врача, его возраст, внешность, манера общения и многие другие психофизиологические особенности. Следует учесть, что стиль общения терапевта, его отношение к пациенту диктуются теоретической доктриной, которой придерживается терапевт. Независимо от теоретических позиций, мастерство и успешность психотерапевта зависят от степени зрелости его личности, жизненной мудрости, умения быть самим собой и творческого подхода к каждому новому пациенту. Стратегической задачей каждого психотерапевта является подбор методов и техник, соответствующих его личностным особенностям и мировоззрению. Об этом писал Б. Д. Карвасарский, об этом же пишут современные зарубежные авторы. Например, американский психотерапевт Ч. Крамер (2003) утверждает: «Я не против изучения теорий и техник. Учитесь. Просто помните, что ценность имеет то, что соответствует тебе самому. Увлекшись преданностью методу и модой на то, что говорят и делают другие, вы начинаете пренебрегать необходимым вниманием к развитию собственного пути. Метод создает иллюзию уверенности, которая, возможно, необходима для начинающих. Но чем скорее вы покинете эту тесную клетку, тем скорее вы создадите свой собственный, неповторимый путь – в каждом интервью, с каждым человеком, с каждой семьей».

Психотерапевт любой теоретической ориентации, подобно хорошему актеру, должен отдавать себе отчет в том, что в каждую минуту происходит между ним и пациентом (зрителем), исполняя роль собственного супервизора. Возможность взглянуть на ситуацию со стороны иногда называют «эффектом геликоптера». При этом важно соблюдать разумное равновесие между творческой спонтанностью и осознанным самоконтролем. Предпочтение следует отдавать тем действиям, которые представляются полезными для пациента, а не тем, которые диктуются теоретической доктриной.

Иногда используется термин «послание психотерапевта». Один из ведущих отечественных психотерапевтов, профессор В. В. Макаров, определяет психотерапевтическое послание как скрытую информацию, которая передается от терапевта пациенту средствами невербальной коммуникации (тоном голоса, мимикой, жестами, позой, вегетативными реакциями и др.). По своему содержанию оно является эмоционально-мотивационным. Есть основания полагать, что это послание представляет собой ответ на невербальное послание пациента, адресованное врачу. Терапевтическое послание может иметь сложную структуру, поскольку человек часто вызывает у собеседника неоднозначные чувства. Однако в конечном счете послание терапевта чаще бывает позитивным.

Важной обязанностью психотерапевта является оценка эффективности проводимой терапии. Считается общепризнанным, что объективная оценка эффективности достигается только с использованием стандартизированных психодиагностических методик (тестов) в ходе экспериментов, спланированных с соблюдением всех необходимых требований (репрезентативность выборок, адекватный контроль и др.). Один из первых исследователей эффективности психотерапии, известный английский психолог Г. Айзенк, в 1961 г. пришел к выводу, что психотерапия не дает лечебного эффекта. В дальнейшем этот вывод подвергся обоснованной критике. В последние годы исследователи начали оценивать эффективность различных видов психотерапии с помощью статистического метода под названием мета-анализ. Он позволяет сравнивать и обобщать результаты исследований различных авторов, проведенных в разных местах и в разное время. С точки зрения доказательной медицины, каждый новый вид психотерапии должен подвергаться научному экспериментальному исследованию эффективности. К сожалению, в психотерапии пока не существует общепризнанной процедуры проверки инноваций, наподобие GCP (Good Clinical Practice), принятой в фармакотерапии. В текущей практической работе психотерапевт оценивает эффективность своих действий, как правило, субъективно. При этом разные направления и школы психотерапии придерживаются собственных критериев эффективности, что ограничивает возможности их сравнений. К настоящему времени большинство исследователей приходят к выводу, что эффективность всех видов психотерапии примерно одинакова. Образно эта ситуация описывается как «вердикт Додо» – персонажа сказки Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес». Додо утверждал: «Каждый победил, и все должны получить призы».

Настоящий психотерапевт действует с полной отдачей, вкладывает в работу всю свою душу. Это способствует успеху, но это же может привести и к эмоциональному «выгоранию». Эмоциональное выгорание является разновидностью профессиональной деформации, которая встречается в ряде стрессогенных профессий. «Выгорание» – это психологический феномен, а не профессиональное заболевание. Оно является ответной реакцией на чрезмерные и продолжительные стрессы профессионального общения. «Выгорание» проявляется эмоциональным и физическим истощением, снижением уровня продуктивности и удовлетворенности трудом. Появляются равнодушие к пациентам и субъективно ощущаемое снижение значимости собственного труда. Наиболее частыми причинами «выгорания» являются завышенные ожидания специалиста по отношению к своей работе, обостренное желание успеха и болезненное переживание неудач, а также нереалистичность поставленных специалистом перед собой целей, превышающих уровень его способностей. К этому можно добавить недостаточный уровень самосознания и психической саморегуляции. В итоге можно заключить, что квалифицированному психотерапевту, достигшему высокого уровня профессионального мастерства, эмоциональное выгорание не грозит.

Одним из условий успешной работы психотерапевта считается так называемая аутотерапия – курс терапии, который будущий терапевт проходит в качестве пациента на заключительной фазе обучения. Возможно, правильнее называть ее личной терапией. Первоначально этот элемент обучения был введен в психоанализе, а затем получил признание и в других направлениях психотерапии. В развитых западных странах будущий психотерапевт в обязательном порядке проходит персональный психотерапевтический тренинг, испытывая избранный им лечебный метод на себе. Конечной целью такой работы считается познание «границ собственной личности». Обучаемый знакомится с чувствами, мыслями и переживаниями, которые испытывает пациент, что в последующем облегчит терапевтический контакт. Будущий терапевт максимально прорабатывает собственные проблемы и личностные дисгармонии, чтобы избегнуть их привнесения в работу с пациентами. Он получает прекрасную возможность проверить «валидность и надежность» психотерапевтической теории или концепции, в рамках которой он собирается действовать в будущем. Психотерапевты, прошедшие личную терапию, в 90 % случаев сообщали о значительных улучшениях личностного и профессионального характера (Ялом И., 2000). В отечественной системе подготовки врачей-психотерапевтов необходимость в аутотерапии осознана не до конца.

Переходной стадией от обучения к самостоятельной деятельности является работа под супервизией. Терапевт-супервизор, исполняя роль индивидуального наставника, работает вместе с обучаемым, вмешиваясь в его деятельность в заранее предусмотренных случаях. Супервизор определяет длительность этой фазы подготовки и, в конечном счете, принимает решение о допуске кандидата к самостоятельной работе. Функция супервизора считается почетной, такие специалисты пользуются признанием и авторитетом. Чтобы попасть в эту категорию, требуется высокий уровень профессионального мастерства, большой и разнообразный опыт, педагогические способности. Играет роль и возрастной критерий. Большинство западных специалистов продолжают пользоваться услугами супервизора на протяжении всей последующей практики. Это способствует профессиональному росту и позволяет избежать влияния текущих психологических проблем психотерапевта на его работу с пациентами. Однако супервизия пока не стала обязательным компонентом в отечественных государственных программах подготовки врачей-психотерапевтов.

В заключение рассмотрим понятие котерапии. В большинстве традиционных методических подходов психотерапевт работал с пациентом (группой, семьей) в одиночку. Однако после работ У. Халса по групповой (1950-е гг.) и К. Витакера по семейной (1975) терапии институт котерапевта занял в психотерапии подобающее ему место. Котерапевт – это второй психотерапевт, работающий на пару с первым. Распределение ролей между ними может быть различным, однако оба они полностью вовлечены в терапевтический процесс и являются представителями одной теоретической школы. Можно признать, что формат котерапии обладает особыми преимуществами для начинающего психотерапевта. Котерапевт может оказаться полезным не только в групповой и семейной, но и индивидуальной психотерапии. Парная работа с пациентом или группой типична для нейролингвистического программирования. В некоторых видах индивидуальной психотерапии пациент попадает в общество трех и более котерапевтов, которые представляют собой профессиональную «команду» («бригаду»). Выделяют три основные функции котерапевта: интенсифицирующую, дополняющую и супервизорскую. В отечественной практике используется дополняющая функция котерапевта в некоторых видах групповой психотерапии. Недостаточная психологическая совместимость котерапевтов либо различия в их теоретической ориентации могут свести на нет все преимущества совместной работы. Поддержанию уровня квалификации психотерапевтов, независимо от их теоретической ориентации, способствует систематическое участие в балинтовских группах. Предметом анализа в таких группах профессионалов являются случаи из практики ее членов. В ходе дискуссий, наряду с обменом опытом, достигается также разрядка остаточных явлений профессионального стресса.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Основные понятия психотерапии | PSYERA

Понятие «психотерапия» имеет множество определений. Семантика термина чаще всего определяется как «терапия, проводимая психологическими методами». При этом данный термин приобрел за последние десятилетия более широкое содержание, охватывающее как медицинский, так и психологический аспекты. Очевидно, исходным понятием следует считать общение как одну из важнейших форм жизнедеятельности человека. Общение – это психологическое взаимодействие, информационная коммуникация, осуществляемая параллельно по вербальным (речевым) и невербальным каналам. Среди множества форм и видов общения (профессиональное и бытовое, непосредственное и опосредованное, ситуативное и личное и т. д.) выделим профессиональную психологическую помощь, которую оказывают своим клиентам (обучаемым, пациентам и др.) специалисты, компетентные в области педагогики, психологии, психического здоровья. Такое общение, являясь, по сути, разновидностью профессиональной деятельности, должно осуществляться в рамках правовых и этических норм и опираться на рациональные, научные представления о человеке и окружающем его мире. Подчеркнем, что эта деятельность не зависит от религиозных знаний и других иррациональных подходов.

Профессиональная психологическая помощь подразделяется на психотерапию, психологическое консультирование (вне целей психокоррекции), психодиагностику и профориентацию, организационное консультирование, индивидуальный коучинг и ряд других новых форм. Специфика психотерапии как основной, исходной, формы психологической помощи состоит в психологическом воздействии, направленном на изменение психических состояний и личностных свойств клиента. Очевидно, что эти изменения должны быть позитивными, способствовать благополучию человека, повышать его жизнеспособность.

Таким образом, в психотерапии нуждаются и могут прибегать к ней как пациенты с психическими нарушениями, расстройствами, так и психически здоровые лица, испытывающие трудности общения, адаптации, профессионального и личностного роста и другие психологические проблемы. В зависимости от уровня психического здоровья клиента различают клиническую и неклиническую (психологическую) психотерапию. Сразу же подчеркнем, что по происхождению неклиническая психотерапия является дочерним продуктом клинической. Методы (техники) психологического воздействия первоначально разрабатывались и применялись для решения задач клинической психиатрии, а затем уже экспортировались в практическую психологию. Собственно психологическими следует считать только техники, относящиеся к экзистенциально-гуманистическому направлению.

Настоящее пособие посвящено клинической психотерапии, поэтому в последующем тексте термин «психотерапия» используется в его клиническом, медицинском значении. Некоторые авторы подразделяют клиническую психотерапию на неспецифическую и специфическую. Под неспецифической психотерапией понимается, по существу, система психогигиенических и психопрофилактических мероприятий. Эта область, относящаяся к превентивной психиатрии и наркологии, подверглась научной разработке сравнительно недавно, и существенных достижений в ней пока нет. Термином «неспецифическая» (некаузальная) психотерапия описывают множество мероприятий, методических приемов и иных усилий, направленных на поддержание психического тонуса и комфорта больных независимо от их диагнозов и особенностей психического состояния. Сюда входит соблюдение персоналом медицинских учреждений правил деонтологии, а также формирование в рабочих коллективах «психотерапевтической среды», включающей гуманное отношение к пациентам, четкое функционирование всех подразделений медицинского учреждения. Погруженным в данную среду пациентам предоставляются возможности интересной и полезной для них деятельности (трудотерапия, музыкотерапия, видеотерапия, библиотерапия, игротерапия, доступные виды художественного творчества, взаимодействие с объектами ландшафта, фауны и флоры и т. д.).

Если неспецифической психотерапии отводится вспомогательная роль, то решающая роль принадлежит специфической клинической психотерапии. Ее предназначение состоит в лечении психических и соматических расстройств и болезней, а также последующей реабилитации пациентов, наряду с фармакотерапией, физиотерапией и другими биологическими методами лечения. Однако следует помнить о качественных отличиях психотерапии. Мир психических явлений представлен только его обладателю – субъекту. Человек, будь это даже знающий и опытный психотерапевт, способен судить о психических образах, переживаниях и побуждениях другого субъекта только по его поведению, речи, мимике, творчеству и т. д. (так называемым психологическим фактам), которые не всегда носят объективный характер. Таким образом, специфика психотерапии как лечебного метода состоит в ее неопределенности, малой предсказуемости, высокой значимости интуитивного компонента. Все это сближает психотерапию с искусством.

Психотерапия представляет собой обширное поле теоретических представлений, зачастую смутных и противоречивых, и множество методов (около 800), значительная часть которых не поддается строгой формализации и не подлежит однозначному воспроизведению. Существующие направления и школы общаются и полемизируют между собой на «психотерапевтическом языке», включающем ряд более или менее общепринятых понятий. Эти понятия настолько тесно переплетены, что с трудом поддаются систематизации. Условно можно выделить три группы понятий: термины, относящиеся к объекту психотерапии – пациенту; термины, описывающие взаимодействие пациента и терапевта; термины, относящиеся к субъекту психотерапии – терапевту.

Пациент, которому назначается психотерапия, должен быть носителем психотерапевтической «мишени» (или нескольких мишеней). Понятие «мишени» тесно связано с понятиями «показания к психотерапии» и «цель психотерапии». Однако существуют и определенные различия между ними. К мишеням относятся особенности поведения и психических явлений пациента, на которые психотерапевт может и стремится воздействовать. Мишени – это психопатологические симптомы и синдромы, которые описываются на языке психиатрии. Показания к психотерапии – это более широкое понятие, требующее сопоставить мишени с «ресурсами» пациента. Под ресурсами обычно понимают особенности психического состояния и личности пациента, которые могут быть усилены в процессе психотерапии. Наличие ресурсов означает определенную степень сохранности пациента. При недостаточных ресурсах следует отдать предпочтение фармакотерапии и другим видам биологического лечения. В этой связи уместно вспомнить известное высказывание: «Фармакотерапия помогает сняться с мели, психотерапия указывает правильный путь». Можно заметить, что для психодинамической терапии особенно важны интеллектуальные ресурсы пациента, для бихевиорально-когнитивной – волевые, а для экзистенциально-гуманистической – эмоциональные. Некоторые авторы считают, что все виды терапии, так или иначе, способствуют облегчению «доступа» пациента к своим ресурсам. Показания к психотерапии формулируются, исходя из комплексной оценки психического и соматического статуса пациента, а также необходимости в других формах лечения. Комплексный, биопсихосоциальный подход к лечению различных заболеваний, учитывающий наличие в этиопатогенезе трех факторов (биологического, психологического и социального), обусловливает необходимость корректирующих воздействий, которые соответствовали бы природе каждого фактора. Это означает, что психотерапия как основной или дополнительный вид терапии может применяться в комплексной системе лечения пациентов с самыми разнообразными заболеваниями. Чаще всего она сочетается с психофармакотерапией. В каждом конкретном случае показания к психотерапии определяются не только диагнозом, но и индивидуально-психологическими особенностями пациента, его мотивацией к участию в психотерапевтической работе.

Возможна ли психотерапия, проводимая без желания пациента или вопреки его желанию? Большинство авторов отвечают на этот вопрос отрицательно. Считается, что залогом успеха психотерапии является так называемый «активный запрос пациента». Под ним понимается осознанное и достаточно устойчивое желание что-то изменить в своей психике и поведении, от чего-то избавиться, что-то новое приобрести. Запрос пациента, обладающего высоким интеллектом и хорошей рефлексией, часто совпадает с конечной целью психотерапии – максимальным восстановлением социальных функций. Менее принципиальные и нечетко сформулированные запросы могут быть прояснены в ходе терапии.

Необходимым моментом любой психотерапии является психотерапевтическая эксплорация – спонтанное самораскрытие (самопроявление) пациента. Это субъективно трудный, поэтапный процесс приближения к «моменту истины» (между пациентом и терапевтом). Преодоление страха перед самораскрытием и совладание с его последствиями может породить чувство высвобождения, представляющее несомненную терапевтическую ценность. При этом важно, чтобы самораскрытие не оставляло чувства стыда. Другим важным моментом является фактор объективизации. При самораскрытии пациента ряд моментов могут быть им впервые точно сформулированы и тем самым осознаны и полноценно внутренне пережиты. Подчеркнем, что терапевтическую ценность имеют не только внезапные «инсайты» (озарения), но и трудные, порой неприятные, умозаключения и выводы, к которым постепенно приходит пациент. Иногда используется термин «терапевтический маркер». Под ним понимается такое переживание или поведение пациента в ходе сессии, которое требует от терапевта определенного психотерапевтического вмешательства.

Психотерапия предъявляет к пациенту более высокие требования, чем все виды биологической терапии. Для достижения собственного излечения он должен активно работать, осуществлять творческий поиск, прилагать волевые усилия, испытывать напряжение. Знаменитый врач А. Швейцер писал: «Каждый пациент носит в себе своего собственного врача». А китайская пословица утверждает: «Сам болен – сам лечись». Не будет большой натяжкой утверждать, что психотерапевт, при всем желании вылечить больного, не может выйти из роли «фасилитатора», катализатора «аутотерапевтической системы», который лишь создает для пациента оптимальные условия для самоизлечения.

В ходе психотерапии у некоторых пациентов может формироваться своеобразная зависимость от психотерапевта. В нашем профессиональном сообществе бытует такое крылатое выражение: «Самым сильным из наркотиков является человек». Если пациент приписывает терапевту исключительные человеческие качества, считает его единственным источником собственного здоровья и силы, испытывает страх разрыва отношений – следует констатировать психологическую зависимость. Возникновение такой зависимости неоднозначно оценивается в разных школах психотерапии. В психоанализе она рассматривается как признак прогресса; в гипносуггестии умеренная зависимость скорее способствует, чем препятствует успеху психотерапии. В экзистенциально-гуманистических школах зависимость трактуется однозначно негативно и считается следствием ошибочной работы терапевта.

Двустороннее взаимодействие пациента и терапевта описывается терминами, среди которых особое место занимают понятия, характеризующие межличностные отношения в терапевтической диаде. Это такие термины, как «терапевтический альянс, контракт, контакт», «терапевтические отношения». Сама же личная встреча терапевта с пациентом (группой пациентов) обозначается термином «психотерапевтическая сессия». Этот термин вытеснил более раннее понятие «психотерапевтический сеанс».

Психотерапевтический контакт подразумевает установление между пациентом и терапевтом устойчиво позитивных, открытых отношений взаимного понимания и доверия. Желательным моментом является также взаимная симпатия, но ее не всегда удается достигнуть. Стоит упомянуть выражение французского психиатра и невролога XIX в. (одного из создателей групповой психотерапии) Ж. Ж. Дежерина об «искре, которая проскакивает между невропатом и врачом». Кстати, Дежерин считается идейным предшественником отечественной личностно-ориентированной психотерапии. Взаимное психологическое соответствие, совместимость пациента и терапевта является катализатором эффективности психотерапии, залогом ее успеха. Однако научное исследование этого социально-психологического феномена еще впереди. Решающий вклад в «выстраивание», формирование эффективных отношений должен внести, разумеется, психотерапевт. Он проявляет уважение к пациенту как к личности, принимает его без морального осуждения и критики, проявляет желание помочь ему. Психотерапевтический контакт является базовым лечебным фактором. Он содержит следующие лечебные компоненты: удовлетворение ожиданий и потребностей, выслушивание (отреагирование или «вентиляция» эмоционального напряжения), эмоциональную поддержку, обратную связь при раскрытии мыслей, переживаний и мотивов поведения пациента.

Если «контакт» отражает неформальную, содержательную сторону отношений пациента с терапевтом, то термины «альянс» или «контракт» отражают формальную, договорную сторону этих отношений. Такой контракт, заключаемый на основе информированного согласия пациента («комплайенса»), позволяет структурировать и контролировать лечебный процесс обоими его участниками. Договор может быть устным или письменным. К его предмету относятся частота и продолжительность встреч, поддержание контакта между встречами, порядок оплаты, возможные причины пропуска встречи, компенсации и санкции и т. д. Степень равноправия партнеров (договорной «симметрии») может быть различной и зависит от применяемой терапевтической парадигмы. Однако в любом случае терапевт берет на себя обязательства ненанесения вреда и соблюдения конфиденциальности. К сожалению, психотерапевтическое сообщество в нашей стране пока не располагает официальными юридическими и этическими нормами, которые гарантировали бы добросовестность психотерапевта, его «честную игру» с пациентом.

На базе межличностных отношений пациента и терапевта в рамках заключенного контракта протекает их специфическое взаимодействие, составляющее сущность лечебного процесса. Оно описывается такими терминами, как «терапевтическая методика», «техника», «вмешательство или интервенция», а также «терапевтическое событие», «изменение», «терапевтический процесс».

В отечественной литературе чаще используется понятие психотерапевтического вмешательства. Оно может обозначать конкретный терапевтический прием (например, уточнение, вопрос, разъяснение, совет, стимуляция, интерпретация, конфронтация и др.), а также общую стратегию поведения терапевта, непосредственно связанную с его теоретической ориентацией (прежде всего, с пониманием природы того или иного расстройства и целей психотерапии). Выделяются два основных типа вмешательств: директивные и недирективные. Первые представляют собой предписания, обязательные для исполнения пациентом. Вторые – желательны, но не обязательны для немедленного исполнения. Вмешательства можно делить также на профилактические, лечебные и реабилитационные – в зависимости от фазы патологического процесса.

Психотерапевтический процесс – это непрерывная цепочка событий, происходящих в диаде «пациент-врач». Процесс начинается с их первой встречи, но с последней встречей не заканчивается. В качестве примера можно привести выражение М. Эриксона: «Мой голос останется с вами». Терапевт управляет процессом с помощью применяемых им вмешательств. Если техники выбраны адекватно, за ними рано или поздно следуют терапевтические события – ощущаемые и наблюдаемые пациентом изменения. Элвин Марер называл такие эпизоды «хорошими моментами». Заметим, что работа даже опытного психотерапевта не может быть вполне свободна и от «плохих моментов», ошибок и неудач. Достигаемые изменения должны отображать постепенную ликвидацию психопатологических нарушений. Если терапевтический процесс недостаточно динамичен, врач должен реагировать на это и принимать необходимые дополнительные меры.

Последняя группа общих терминов связана с психотерапевтом, его личностью и поведением. Профессиональные качества психотерапевта неотделимы от его личных общечеловеческих качеств. Только практикующий в области психотерапии врач имеет «технологическую» необходимость в психологической близости со своим пациентом. Во всех других сферах клинической медицины такой необходимости не возникает – для успешного лечения вполне достаточны формальные деловые отношения. Из-за этой специфики психотерапии врач в той или иной мере привносит в лечебный процесс своеобразие своей личности, собственной системы ценностей и жизненного опыта, не говоря уже о теоретических предпочтениях и соответствующем выборе лечебных технологий. Считается, что для пациента сама личность врача является лекарством. При этом врач должен подходить конкретному пациенту, устраивать его во всех отношениях, отвечать его ожиданиям. Для пациента могут оказаться значимыми пол врача, его возраст, внешность, манера общения и многие другие психофизиологические особенности. Следует учесть, что стиль общения терапевта, его отношение к пациенту диктуются теоретической доктриной, которой придерживается терапевт. Независимо от теоретических позиций, мастерство и успешность психотерапевта зависят от степени зрелости его личности, жизненной мудрости, умения быть самим собой и творческого подхода к каждому новому пациенту. Стратегической задачей каждого психотерапевта является подбор методов и техник, соответствующих его личностным особенностям и мировоззрению. Об этом писал Б. Д. Карвасарский, об этом же пишут современные зарубежные авторы. Например, американский психотерапевт Ч. Крамер (2003) утверждает: «Я не против изучения теорий и техник. Учитесь. Просто помните, что ценность имеет то, что соответствует тебе самому. Увлекшись преданностью методу и модой на то, что говорят и делают другие, вы начинаете пренебрегать необходимым вниманием к развитию собственного пути. Метод создает иллюзию уверенности, которая, возможно, необходима для начинающих. Но чем скорее вы покинете эту тесную клетку, тем скорее вы создадите свой собственный, неповторимый путь – в каждом интервью, с каждым человеком, с каждой семьей».

Психотерапевт любой теоретической ориентации, подобно хорошему актеру, должен отдавать себе отчет в том, что в каждую минуту происходит между ним и пациентом (зрителем), исполняя роль собственного супервизора. Возможность взглянуть на ситуацию со стороны иногда называют «эффектом геликоптера». При этом важно соблюдать разумное равновесие между творческой спонтанностью и осознанным самоконтролем. Предпочтение следует отдавать тем действиям, которые представляются полезными для пациента, а не тем, которые диктуются теоретической доктриной.

Иногда используется термин «послание психотерапевта». Один из ведущих отечественных психотерапевтов, профессор В. В. Макаров, определяет психотерапевтическое послание как скрытую информацию, которая передается от терапевта пациенту средствами невербальной коммуникации (тоном голоса, мимикой, жестами, позой, вегетативными реакциями и др.). По своему содержанию оно является эмоционально-мотивационным. Есть основания полагать, что это послание представляет собой ответ на невербальное послание пациента, адресованное врачу. Терапевтическое послание может иметь сложную структуру, поскольку человек часто вызывает у собеседника неоднозначные чувства. Однако в конечном счете послание терапевта чаще бывает позитивным.

Важной обязанностью психотерапевта является оценка эффективности проводимой терапии. Считается общепризнанным, что объективная оценка эффективности достигается только с использованием стандартизированных психодиагностических методик (тестов) в ходе экспериментов, спланированных с соблюдением всех необходимых требований (репрезентативность выборок, адекватный контроль и др.). Один из первых исследователей эффективности психотерапии, известный английский психолог Г. Айзенк, в 1961 г. пришел к выводу, что психотерапия не дает лечебного эффекта. В дальнейшем этот вывод подвергся обоснованной критике. В последние годы исследователи начали оценивать эффективность различных видов психотерапии с помощью статистического метода под названием мета-анализ. Он позволяет сравнивать и обобщать результаты исследований различных авторов, проведенных в разных местах и в разное время. С точки зрения доказательной медицины, каждый новый вид психотерапии должен подвергаться научному экспериментальному исследованию эффективности. К сожалению, в психотерапии пока не существует общепризнанной процедуры проверки инноваций, наподобие GCP (Good Clinical Practice), принятой в фармакотерапии. В текущей практической работе психотерапевт оценивает эффективность своих действий, как правило, субъективно. При этом разные направления и школы психотерапии придерживаются собственных критериев эффективности, что ограничивает возможности их сравнений. К настоящему времени большинство исследователей приходят к выводу, что эффективность всех видов психотерапии примерно одинакова. Образно эта ситуация описывается как «вердикт Додо» – персонажа сказки Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес». Додо утверждал: «Каждый победил, и все должны получить призы».

Настоящий психотерапевт действует с полной отдачей, вкладывает в работу всю свою душу. Это способствует успеху, но это же может привести и к эмоциональному «выгоранию». Эмоциональное выгорание является разновидностью профессиональной деформации, которая встречается в ряде стрессогенных профессий. «Выгорание» – это психологический феномен, а не профессиональное заболевание. Оно является ответной реакцией на чрезмерные и продолжительные стрессы профессионального общения. «Выгорание» проявляется эмоциональным и физическим истощением, снижением уровня продуктивности и удовлетворенности трудом. Появляются равнодушие к пациентам и субъективно ощущаемое снижение значимости собственного труда. Наиболее частыми причинами «выгорания» являются завышенные ожидания специалиста по отношению к своей работе, обостренное желание успеха и болезненное переживание неудач, а также нереалистичность поставленных специалистом перед собой целей, превышающих уровень его способностей. К этому можно добавить недостаточный уровень самосознания и психической саморегуляции. В итоге можно заключить, что квалифицированному психотерапевту, достигшему высокого уровня профессионального мастерства, эмоциональное выгорание не грозит.

Одним из условий успешной работы психотерапевта считается так называемая аутотерапия – курс терапии, который будущий терапевт проходит в качестве пациента на заключительной фазе обучения. Возможно, правильнее называть ее личной терапией. Первоначально этот элемент обучения был введен в психоанализе, а затем получил признание и в других направлениях психотерапии. В развитых западных странах будущий психотерапевт в обязательном порядке проходит персональный психотерапевтический тренинг, испытывая избранный им лечебный метод на себе. Конечной целью такой работы считается познание «границ собственной личности». Обучаемый знакомится с чувствами, мыслями и переживаниями, которые испытывает пациент, что в последующем облегчит терапевтический контакт. Будущий терапевт максимально прорабатывает собственные проблемы и личностные дисгармонии, чтобы избегнуть их привнесения в работу с пациентами. Он получает прекрасную возможность проверить «валидность и надежность» психотерапевтической теории или концепции, в рамках которой он собирается действовать в будущем. Психотерапевты, прошедшие личную терапию, в 90 % случаев сообщали о значительных улучшениях личностного и профессионального характера (Ялом И., 2000). В отечественной системе подготовки врачей-психотерапевтов необходимость в аутотерапии осознана не до конца.

Переходной стадией от обучения к самостоятельной деятельности является работа под супервизией. Терапевт-супервизор, исполняя роль индивидуального наставника, работает вместе с обучаемым, вмешиваясь в его деятельность в заранее предусмотренных случаях. Супервизор определяет длительность этой фазы подготовки и, в конечном счете, принимает решение о допуске кандидата к самостоятельной работе. Функция супервизора считается почетной, такие специалисты пользуются признанием и авторитетом. Чтобы попасть в эту категорию, требуется высокий уровень профессионального мастерства, большой и разнообразный опыт, педагогические способности. Играет роль и возрастной критерий. Большинство западных специалистов продолжают пользоваться услугами супервизора на протяжении всей последующей практики. Это способствует профессиональному росту и позволяет избежать влияния текущих психологических проблем психотерапевта на его работу с пациентами. Однако супервизия пока не стала обязательным компонентом в отечественных государственных программах подготовки врачей-психотерапевтов.

В заключение рассмотрим понятие котерапии. В большинстве традиционных методических подходов психотерапевт работал с пациентом (группой, семьей) в одиночку. Однако после работ У. Халса по групповой (1950-е гг.) и К. Витакера по семейной (1975) терапии институт котерапевта занял в психотерапии подобающее ему место. Котерапевт – это второй психотерапевт, работающий на пару с первым. Распределение ролей между ними может быть различным, однако оба они полностью вовлечены в терапевтический процесс и являются представителями одной теоретической школы. Можно признать, что формат котерапии обладает особыми преимуществами для начинающего психотерапевта. Котерапевт может оказаться полезным не только в групповой и семейной, но и индивидуальной психотерапии. Парная работа с пациентом или группой типична для нейролингвистического программирования. В некоторых видах индивидуальной психотерапии пациент попадает в общество трех и более котерапевтов, которые представляют собой профессиональную «команду» («бригаду»). Выделяют три основные функции котерапевта: интенсифицирующую, дополняющую и супервизорскую. В отечественной практике используется дополняющая функция котерапевта в некоторых видах групповой психотерапии. Недостаточная психологическая совместимость котерапевтов либо различия в их теоретической ориентации могут свести на нет все преимущества совместной работы. Поддержанию уровня квалификации психотерапевтов, независимо от их теоретической ориентации, способствует систематическое участие в балинтовских группах. Предметом анализа в таких группах профессионалов являются случаи из практики ее членов. В ходе дискуссий, наряду с обменом опытом, достигается также разрядка остаточных явлений профессионального стресса.

psyera.ru

Психотерапию создают три момента: Пациент, Психотерапевт и Проблема

Фильм "Univertv.ru"

К.В. Тимофеева-Герасимова об определении психотерапии в австрийском законе.
скачать видео

Психотерапия (от греч. psyche — душа + therapeia — уход, забота, лечение) - огромное направление в практической психологии с неясными границами, касающееся вопросов помощи человеку в психологически трудных для него ситуациях психологическими же средствами воздействия.

Самостоятельного предмета у психотерапии нет. Нет такого клиента и нет такого запроса, который однозначно требовал бы именно психотерапевтической помощи.

Проблемы и затруднения клиентов решают не только психотерапевты: их могут решать коучи, психологи-консультанты, юристы, стоматологи, киллеры... - соответственно, не всякая работа с проблемами - психотерапия.

Не нужно искать детские травмы за каждой психосоматикой, и не всегда за полнотой стоят те или иные запреты. Если у пациента болят зубы, наверное, в первую очередь он должен обращаться к стоматологу, а не к психотерапевту.

Впервые термин «психотерапия» введен в конце XIX века английским врачом Тьюком. В опубликованной им в 1872 г. книге «Иллюстрация влияния разума на тело» одна из глав названа «Психотерапия». Этим словом называлось лечебное действие, которое дух пациента мог иметь в отношении тела пациента благодаря влиянию врача. Изначально психотерапия развивалась как раздел медицины, сегодня это клиническая психотерапия.

Согласно австрийскому законодательству (смотри видео), "Психотерапия - это объемное, сознательное и целенаправленное лечение психосоматически или психосоциально вызванных расстройств поведения и состояний страдания, лечение при помощи научно психотерапевтических методов во взаимодействии между пациентом и психотерапевтом с целью смягчить или устранить существующие симптомы, изменить нарушенные типы поведения и взгляды, а также содействовать зрелости, развитию и здоровью пациента".

Обратите внимание на следующие слова-ключи: "лечение", "расстройства", "состояния страдания", "психотерапевтические методы".

Психотерапию создают три момента: Проблема, Пациент и Психотерапевт. Подробнее об этом.

Проблема: чем труднее случай, чем больше у человека потеря - тем больше основания именно для психотерапии. Важно понять, что жизненные затруднения могут осознаваться и как проблемы, и как задачи. Психотерапия начинается там, где у клиента появляется психологическая проблема, и завершается там, где проблема исчезает.

Самая простая формула: "Психотерапия начинается с лица клиента, на котором нарисовано страдание. Страдания с лица ушли - психотерапия закончилась".

Пациент: чем более человек в позиции Жертвы и в роли Пациента (От patient - больной, patience - терпеть), а именно страдает, жалуется, ждет помощи и настроен на лечение - тем ближе психотерапия. Энергичным и сильным людям, людям действия и авторской позиции, ближе здоровая психология, но есть большое число, которые ждут и настойчиво требует именно психотерапию. Когда клиент перестает переживать проблемы и начинает ставить задачи, психотерапия кончается. Когда люди работают с психологом не в связи с проблемами, а в связи с задачами - это уже не психотерапия. Это здоровая психология: тренинги развития личности, психологические консультации, коучинг.

Психотерапевт: чем более специалисту ближе психотерапевтическая установка, тем легче он видит у клиента проблемы и начинает его лечить. Психотерапия - это работа психотерапевтическими методами, это - лечение. Важно понять, что лечение - это не единственный выбор, лечение показано, только если мы нечто видим как симптом и предполагаем за ним то или иное болезненное нарушение. Если же мы видим не симптом и не болезненное нарушение, а просто отсутствие нужного навыка - мы будем не лечить, а учить.

Психотерапевт за неуверенным поведением и сидением дома разглядит страхи, низкую самооценку и, возможно, детские травмы, после чего предложит сеансы психотерапии. Синтон-подход в этой же ситуации предложит сменить окружение, выходить из дома, начать заводить друзей, осваивать авторскую позицию и элементы уверенного поведения.

Это одно из коренных отличий психотерапии и здоровой психологии - там, где психотерапия видит необходимость лечения, здоровая психология в первую очередь предлагает учить. Если люди и психотерапевты, склонные к психотерапии. Кому-то более подходит здоровая психология, кому-то - психотерапия.

Если клиент пришел к вам с проблемой, находится в проблемном состоянии, вы его выслушали восемь минут, а после за пару минут перевели его в позицию Автора и начали вместе с ним искать решение его задачи – то вы занимались психотерапией только первые десять минут. Дальше была нормальная психологическая консультация и, возможно, обсуждение программы наработки необходимых навыков. Здоровая психология.

www.psychologos.ru

Виды психотерапии

Термин «психотерапия» охватывает широкий спектр подходов и методов. Они варьируются от разговоров один на один, до сеансов терапии, которые используют такие приемы, как ролевая игра или танец, чтобы помочь исследовать человеческие эмоции. Некоторые терапевты работают с парами, семьями или группами, члены которых имеют схожие проблемы. Психотерапия работает с подростками, детьми, а также взрослыми. Ниже приведен список различных видов психотерапии и их преимущества.

Арт-терапия сочетает в себе терапию и творческий поиск через краски, мелки, карандаши, а иногда и лепку. Методы могут также включать в себя театральную постановку, кукольный театр. Работа с песком, например, клиенты выбирают игрушки изображающие людей, животных и здания и располагают их в контролируемое пространство театра «песочницы». Арт-терапевт обучен на психологическое понимание творческого процесса и эмоциональных атрибутов различных художественных материалов. В этом случае искусство рассматривается как внешнее выражение наших внутренних эмоций. Например, в живописи размер, форма, линии, пространство, текстура, оттенок, тон, цвет и расстояние все эти элементы выявляют воспринимаемую реальность клиента.

Арт-терапия может быть особенно эффективной для клиентов, которые испытывают трудности вербальной формы самовыражения. В таких учреждениях как художественные студии и мастерские, акцент на творческое развитие может быть полезен, особенно при работе с детьми и подростками, а также взрослыми, парами, семьями, группами.

Арт-терапия может быть полезной как для людей, которые испытали травму, так и для людей с трудностями в обучении.

Поведенческая терапия основана на теории о том, что текущее поведение – это ответ на прошлый опыт, и оно может быть разучено или переформулировано.

Людям с компульсивным и обсессивным расстройством, страхами, фобиями и зависимостями может помочь данный вид терапии. Акцент делается на оказании помощи клиенту в достижении целей и изменении поведенческих реакций на проблемы, такие как стресс или беспокойство.

Краткосрочная терапия использует различные подходы психотерапии. Она отличается от других терапевтических подходов тем, что она фокусируется на конкретной проблеме и включает в себя прямое вмешательство терапевта, который работает более активно с клиентом. Она подчёркивает использование природных ресурсов клиента, а также временно приостанавливает неверия, позволяя рассмотреть новые перспективы и множественные точки зрения.

Основная цель заключается в помощи клиенту, увидеть его нынешние обстоятельства в более широком контексте. Краткосрочная терапия рассматривается как решение текущих факторов, препятствующих изменениям, а не как поиски причин возникновения вопросов. Нет единого метода, но есть много путей, которые в отдельности или в сочетании, могут в конечном итоге быть полезными. Краткосрочная терапия, как правило, проходит заранее оговоренное количество сессий.

Когнитивно-аналитическая терапия сочетает в себе теории по изучению связи между лингвистикой и мышлением, а также исторические, культурные и социальные факторы, влияющие на то, как мы функционируем. Когнитивно-аналитическая терапия рекомендует клиентам использовать свои собственные ресурсы и развивать навыки, чтобы изменить деструктивные паттерны поведения и негативные способы мышления и действия.

Терапия краткосрочная, структурированная и директивная, например, клиента могут попросить вести дневник или использовать диаграммы прогресса. Терапевт работает в сотрудничестве с клиентом, изменения модели поведения и обучаясь альтернативным стратегиям совладения. Внимание уделяется пониманию связи между моделями поведения, закладывающимися в детстве, социальным вкладом и их влиянием на клиента, во взрослом возрасте.

Драматерапия использует театральные техники, такие как ролевые игры, театральные игры, пантомима, кукольный театр, озвучивание, мифы, ритуалы, рассказывание историй и другие импровизационные приемы, облегчающие творческий потенциал, воображение, изучение, понимание и личностный рост. Чрезвычайно многообразный подход обеспечивает выразительный вид терапии, который может быть использован в самых различных условиях, включая больницы, школы, центры психического здоровья.

Драматерапия даёт возможность для отдельных лиц или групп изучения личностных и/или социальных проблем в творческой среде, и спокойно обдумать сложившиеся убеждения, отношения и чувства, найти альтернативные способы действия в мире. Драма-терапевт поощряет самосознание, рефлексию и самовыражения чувств по отношению к себе и к другим.

Экзистенциальная психотерапия помогает клиенту обрести смысл жизни и желание встретиться с самим собой и своими проблемами. Экзистенциальная вера, что жизнь не имеет готового ответа или заранее установленной значимости и индивидуум полностью свободен и несет полную ответственность, так что смысл должен быть найден или создан. Это может вызвать чувство бессмысленности в жизни, поэтому терапия исследует опыт клиента, состояния человека и имеет целью прояснить понимание индивидуальных ценностей и убеждений, четко называя то, что ранее не было произнесено вслух. Клиент принимает ограничения и противоречия, что значит быть человеком.

Семейная терапия – это отрасль психотерапии с особым акцентом на семейные отношения. Она работает с тем, что проблема лежит в пределах семьи, а не в одном человеке. Семейную терапию также называют системная семейная терапия.

Семейная терапия способствует изменению и развитию, и как следствие разрешение семейных конфликтов и проблем. Акцент делается на том, как члены семьи взаимодействуют друг с другом, подчеркивая важность функционирования семьи для психического здоровья и благополучия. Независимо от происхождения того или иного вопроса, или проблемы, цель терапевта заключается в том, чтобы вовлечь семью в поиск выгодных и конструктивных решений для членов семьи, чтобы поддерживать друг друга через непосредственное участие. Опытный семейный психотерапевт будет иметь возможность влиять на переговоры таким образом, чтобы использовать силу и мудрость семьи в целом, учитывая более широкие экономические, социальные, культурные, политические и религиозные условия, в которых живет семья, и уважать каждого члена семьи и их разные взгляды, убеждения, мнения.

Гештальт означает целое и совокупность всех частей, и символическую конфигурацию или форму элементов, которая составляет целое.

Гештальт-терапия это психотерапевтический подход, который основывается на убеждении, что люди имеют естественное стремление в отношении здоровья, но старые модели поведения и фиксированные идеи могут создавать блоки.

Гештальт-терапия исходит из того, что происходит в данный момент, привнося осведомленность в представление индивида о себе, его реакции и взаимодействие с другими людьми. Присутствие в «здесь и сейчас» создает в клиенте потенциал для большего восхищения, энергии и смелости, чтобы немедленно жить. Гештальт-терапевт смотрит на то, как индивид сопротивляется контакту «здесь и сейчас», как человек сопротивляются переменам, и на виды поведения или симптомы, которые клиент рассматривает как неподходящие или неудовлетворительные. Гештальт-терапевт помогает клиенту прийти к осознанию не только того, что происходит и что говорится, но и языка тела и подавленных чувств.

Групповая психотерапия – это психотерапия призванная помочь людям, которые хотели бы улучшить свою способность справляться с трудностями и жизненными проблемами с помощью группы.

В групповой терапии один или несколько терапевтов работают с небольшой группой клиентов. Психологи признают положительный терапевтический эффект, который не мог быть получен в индивидуальной терапии. Например – межличностные проблемы решаются в группах.

Цель групповой психотерапии состоит в эмоциональной поддержке трудных решений и стимулирование личного развития участников группы. Сочетание прошлого опыта и переживаний за пределами терапевтической группы, взаимодействия между членами группы и терапевтом, становится материалом, посредством которого проводится терапия. Эти взаимодействия могут восприниматься не только как положительные, так как вопросы, с которыми клиент сталкивается в повседневной жизни, неизбежно отражается во взаимодействии с группой. Это обеспечивает возможность проработки проблем в терапевтической обстановке, производя опыт, который затем может быть переведён в «реальную жизнь».

Гипнотерапия использует гипноз, чтобы вызывать глубокое состояние расслабление и изменение сознания, во время которого подсознание восприимчиво к новым или альтернативным точкам зрений и идей.

В области гипнотерапии подсознание рассматривается как источник благополучия и творчества. Обращение к этой части ума с помощью гипноза открывает возможности для поддержания здорового тела.

Гипнотерапия может быть применена для изменения поведения, отношений и эмоций, а также управление болью, тревогой, стрессом, дисфункциональными привычками, способствующее личностному развитию.

Юнгианский анализ – это психотерапия, которая работает с бессознательным. Юнгианский аналитик и клиент работают вместе, чтобы расширить сознание для достижения психологического равновесия, гармонии и целостности. Юнгианский анализ исследует глубокие мотивы в психике клиента, мысли и действия, которые лежат в подсознании. Юнгианский аналитик стремится достигнуть глубинного изменения в личности. Уделяется особое внимание тому, что происходит на сессиях, а также внутреннему и внешнему опыту жизни клиента. Психотерапия направлена на согласование сознательных и бессознательных мыслей для устранения психологической боли и страданий и создания новых ценностей и целей.

Нейролингвистическая психотерапия была создана из нейролингвистического программирования. НЛП имеет широкую основу и опирается на многие направления психологии и психотерапии. Фундамент НЛП – это предпосылка, что мы создаем нашу собственную модель реальности (персонализированная карта мира) на основе нашего опыта и то, как мы представляем их изнутри. Каждый человек использует свои собственные карты, чтобы ориентироваться по жизни. Модели, которые используются, могут способствовать изменению, которое улучшает самореализацию и успех, или временами могут ограничивать и запрещать.

НЛП исследует закономерности мышления, убеждения, ценности и переживания стоящие за проблемами или целями. Это позволяет людям сделать соответствующие коррективы, чтобы преобразовать соответствующую картину мира, что помогает снизить ограничивающие убеждения и решения, преодолеть эмоциональные и поведенческие формы и создание ресурсов, путем расширения существующей базы навыков человека. Это дает человеку чувство контроля и, следовательно, большую способность создавать жизнь по своему желанию.

НЛП психотерапевты работают с широким спектром психологических проблем.

Транзактный анализ представляет собой интегративный подход в психологии и психотерапии и опирается на два понятия: во-первых, у нас есть три части или «эго-состояния» личности: ребенок, взрослый и родитель. Во-вторых, эти части общаются друг с другом «транзакциями» и, внутри каждого социального взаимодействия, преобладает одна часть. Поэтому, признав эти роли, клиент сможет регулировать своё поведение. Эта форма терапии работает с термином «внутренний ребёнок», чтобы описать неудовлетворенные потребности из детства.

Терапия базируется на принятие и в непредвзятом отношении с консультантом, предположение, что индивид ищет поддержки в разрешении проблемы и что это позволяет клиенту свободно выражать свои эмоции и чувства. Эту терапию также называют человеко-ориентированная терапия или психотерапия Роджерса.

Консультирование для клиентов, которые хотели бы решить конкретные психологические привычки и стереотипы мышления. Клиент воспринимает консультанта как лучший авторитет в его собственном опыте и поэтому способны достичь своего потенциала для роста и решения проблем. Клиент-центрированный консультант предоставляет благоприятные условия, чтобы допустить возникновение такого потенциала через безусловное принятие, положительное отношение и эмпатическое понимание, чтобы клиент мог смириться с негативными чувствами и развить внутренние ресурсы, силы и свободу, чтобы добиться перемен.

pendelson.ru

ПОНЯТИЕ ПСИХОТЕРАПИИ. ПРЕДМЕТ И ФАКТОРЫ ПСИХОТЕРАПИИ


⇐ ПредыдущаяСтр 2 из 9Следующая ⇒

В настоящее время не существует единого определения психотерапии. В литературе их насчитывается около 400. Одни из них относят психотерапию к медицине, другие акцентируют внимание на психологических аспектах. По отечественной традиции, психотерапия определяется как метод лечения, т.е. область компетенции медицины. Зарубежные определения психотерапии подчеркивают ее психологические аспекты.

В качестве примера медицинского подхода к пониманию психотерапии можно привести ее определения, которые обязательно включают такие понятия, как «лечебное воздействие», «больной», «здоровье» или «болезнь».

Психотерапия — это:

• «система лечебных воздействий на психику и через психику — на организм человека»;

• «специфическая эффективная форма воздействия на психику человека в целях обеспечения и сохранения его здоровья»;

• «процесс лечебного воздействия на психику больного или группы больных, объединяющий лечение и воспитание».

Согласно определениям, фиксирующим психологические подходы и включающим такие понятия, как межличностное взаимодействие, психологические средства, психологические проблемы и конфликты, отношения, установки, эмоции, поведение, психотерапия — это:

• «особый вид межличностного взаимодействия, при котором пациентам оказывается профессиональная помощь психологическими средствами в решении возникающих у них проблем и затруднений психологического характера»;

• «средство, использующее вербальные методики и межличностные взаимоотношения с целью помочь человеку в модификации отношений и поведения, которые интеллектуально, социально или эмоционально являются негативными»;

• «длительное межличностное взаимодействие между двумя или более людьми, один из которых специализировался по коррекции человеческих взаимоотношений»;

• «персонализованная техника, которая представляет собой нечто среднее между техникой планируемых изменений отношений, чувств и поведения человека и познавательным процессом, который, в отличие от любого другого, ставит человека лицом к лицу с его внутренними конфликтами и противоречиями».

Определение Станислава Кратохвила: «Психотерапия – целенаправленное упорядочение нарушенной деятельности организма психологическими средствами».

В определениях, которые условно можно назвать медицинскими, психотерапия рассматривается как форма воздействия на психику (и через психику — на организм), т.е. подчеркивается объект воздействия. Психологический подход акцентирует внимание не столько на объекте или предмете, сколько на средствах воздействия.

Психотерапия (от греч. Psych — душа и therapeia — уход, лечение) - система лечебного воздействия психическими (психологическими) средствами на организм больного. Направлена как непосредственно на устранение симптомов и вызвавших или поддерживающих их психотравмирующих обстоятельств, так и на восстановление нарушенной системы отношений личности и тем самым на устранение связанной с ними симптоматики заболевания. В зависимости от степени участия психического фактора в генезе и течении болезни П. применяется как основной способ лечения, метод реабилитации, психопрофилактики или дополняет другие методы.

Психотерапия — это лечение заболеваний с помощью психологических методов.

«Психотерапия — это использование психологических средств для восстановления нарушенной деятельности организма». В этом определении два момента нуждаются в пояснении: что понимается под нарушениями деятельности организма и какие средства относятся к психологическим. Нарушения деятельности могут касаться как психических процессов и личности, так и соматических функций. Иными словами, речь идет о состояниях, обусловленных психогенезом или соматогенезом. К психологическим средствам относится речь и молчание, затем эмоции и эмоциональные отношения, мимика, разные виды научения, манипуляции в окружающей среде.

Из книги И.С. Павлова В.Е. Рожнов определил психотерапию, как «комплексное лечебное воздействие с помощью психических средств на психику больного, а через нее на весь его организм с целью устранения болезненных симптомов и изменения отношения к себе и своему состоянию и окружающей среде», которое носит и педагогический оттенок, потому что сразу указывает психотерапевту, что делать в своей работе. Б.Д. Карвасарский дает определение более лаконичное и академическое: «...психотерапия как система лечебного воздействия на психику и через психику на организм больного». Оба определения носят лечебный, медицинский уклон. В.В. Макаров определяет: «Психотерапия — это процесс психологического упорядочивания прошлого, настоящего и будущего, достижение гармонизации с собой и миром в настоящем», что делает упор на гармонизацию развития.

Психотерапия в узком понимании этого термина является видом активного психологического воздействия на пациента, имеющего психопатологические симптомы и синдромы и находящегося в состоянии кризиса, фрустрации, стресса или душевной болезни. Психотерапия подразумевает как купирование болезненных клинических проявлений, так и коррекцию индивидуально-психологических свойств человека с целью вторичной профилактики психогенных (невротических, психосоматических) расстройств и заболеваний с помощью специальных способов психотерапевтического воздействия (Менделевич В. Д., 1998). Р. Бастин (R. Bastine) определяет психотерапию как особый вид межличностного взаимодействия, при котором пациентам оказывается профессиональная помощь психологическими средствами при решении возникающих у них проблем или затруднений психического характера.

ЭТО ПО ВЕЛИЕВОЙ Психотерапия в узком понимании - это система комплексного лечебного вербального и невербального воздействия на эмоции, суждения, самосознание человека при различных заболеваниях (С.Ю. Головин). В широком понимании - это процесс психологического упорядочивания прошлого, настоящего и будущего для гармонизации с собой и миром в настоящем.

Психотерапия в широком смысле слова включает социотерапию, лечение средой, трудотерапию; психотерапия в узком смысле ограничивается воздействием психотерапевта (или психотерапевтической группы) на пациента.

ЭТО ПО ВЕЛИЕВОЙПсихотерапия — система лечебного воздействия на психику, а через психику — на весь организм и поведениебольного(Д.И. Донской).

Принято различать понятие психотерапия в узко медицинском смысле как метод лечения (подобно физиотерапии, лечебной физкультуре) и в более широком, включающем в себя организацию труда и быта, профилактику психотравмирующих факторов и т.п. В этом случае психотерапия тесно связана с понятиями психогигиена и психопрофилактика. Психотерапия является специфическим методом лечения, т.к. лечебный эффект здесь достигается не физическими или фармакологическими свойствами лечебного фактора, а той информацией и эмоциональным зарядом, которые она в себе несет (Свядощ, 1969). Речь идет о специфическом, психическом воздействии на человека, ибо лечебный эффект могут оказывать и нейролептики, и инсулин, и тепло или магнитное поле.

 

Предмет психотерапии – межличностное взаимодействие, в ходе которого пациенту оказывается квалифицированная профессиональная помощь средствами психологии для разрешения проблем психического характера.

 

Предмет психотерапии – психологические проблемы психически здоровых, психически не здоровых людей, препятствующие их личностному, социальному и духовному развитию и благополучию.

 

В качестве общих факторов психотерапии указывают:

1) обращение к сфере эмоциональных отношений;

2) самопонимание, принимаемое пациентом и психотерапевтом;

3) предоставление и получение информации;

4) укрепление веры больного в выздоровление;

5) накопление положительного опыта;

6) облегчение выхода эмоций.

Перечисленные факторы совпадают с механизмами лечебного действия психотерапии и отражают когнитивные (2, 3), эмоциональные (1, 4, 5, 6) и поведенческие (5) процессы, способствующие успешности психотерапии и представленные во всех психотерапевтических системах.

Общие факторы психотерапии могут рассматриваться с точки зрения ее этапов. Общий поэтапный характер или последовательность процесса психотерапии отчетливо просматривается в рамках психотерапевтических направлений, ориентированных на личностные изменения, и может быть представлен следующим образом:

1) установление оптимального контакта, вовлечение пациента в сотрудничество, создание мотивации к психотерапии;

2) прояснение (понимание психотерапевтом и, в определенной степени, пациентом) причин и механизмов формирования симптомов, возникновения эмоциональных и поведенческих нарушений;

3) определение «психотерапевтических мишеней»;

4) применение конкретных методов и техник, направленных на достижение изменений (когнитивных, эмоциональных, поведенческих) и приводящих к редукции симптоматики;

5) закрепление достигнутых результатов;

6) окончание курса психотерапии (в частности, решение проблем, связанных с возможной зависимостью от психотерапевта).

Существуют попытки выделения общих факторов психотерапии, связанные с учетом как изменений, происходящих с пациентами, общих характеристик стиля и стратегий поведения психотерапевтов, так и общности этапов психотерапевтического процесса, вне зависимости от теоретических ориентаций и применяемых методов.

К общим факторам психотерапии относят:

1) хорошие отношения и сотрудничество между психотерапевтом и пациентом, что рассматривается как исходная предпосылка, на которой строится психотерапия;

2) ослабление напряжения на начальной стадии, основанное на готовности пациента обсуждать свою проблему с лицом, от которого он надеется получить помощь;

3) познавательное обучение за счет информации, получаемой от психотерапевта;

4) оперативная модификация поведения больного за счет одобрения или неодобрения со стороны психотерапевта и повторяющегося коррективного эмоционального опыта в отношениях с врачом;

5) приобретение социальных навыков на модели психотерапевта;

6) явное или скрытое убеждение и внушение;

7) усвоение или тренировка более адаптивных способов поведения при условии эмоциональной поддержки со стороны психотерапевта.

 

 


Рекомендуемые страницы:

lektsia.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *