Потребности в психологии: Психология потребностей | Диплом по психологии

Содержание

Потребность (в психологии)

ПОТРЕБНОСТЬ (в психологии) — состояние индивида, создаваемое испытываемой им нуждой в объектах, необходимых для его существования и развития, и выступающее источником его активности. В истории человеческого общества П. людей как функция их деятельности являются следствием развития производства. Природная вещь перестает здесь быть просто добычей, т. е. объектом, имеющим лишь биологический смысл пищи. С помощью орудий человек способен видоизменять объект, приспособляя его к собственным П. Тем самым и П. людей получают возможность к развитию, т. е. вовлекаются в историю, становятся ее элементом. Производство связано с субъектом не непосредственно, а через П. Животные, органические П. преобразуются в. человеческие, «надорга-нические», опосредствованные предметной деятельностью. П.- и предпосылка, и результат не только собственно трудовой деятельности людей, но и познавательных процессов. Именно поэтому П.

выступают как такие состояния личности, благодаря к-рым осуществляется регулирование поведения, определяется направленность мышления, чувств и воли человека. П. человека обусловлены процессом его воспитания в широком смысле, т. е. приобщения к миру человеческой культуры, представленной как предметно (материальные П.), так и функционально (духовные П.).

Различие этих форм культуры, а соответственно материальных и духовных П. относительно и определяется содержанием развития производства. Удовлетворение П. человеком есть, в сущности, процесс присвоения им определенной формы деятельности, обусловленной общественным развитием. При этом «сама удовлетворенная первая потребность, действие удовлетворения и уже приобретенное орудие удовлетворения ведут к новым потребностям, и это порождение новых потребностей является первым историческим актом». Производными от этой структуры трудовой деятельности являются и общественные характеристики человеческих П. Поскольку процесс удовлетворения П.

выступает как целенаправленная деятельность, П. являются источником активности личности. Осознавая цель субъективно как П., человек убеждается, что удовлетворение последней возможно лишь через достижение цели. Это дает ему возможность соотносить свои субъективные представления о П. с ее объективным содержанием, отыскивая средства овладения целью как объектом. П. обнаруживаются в мотивах (влечениях, желаниях и т. п.), побуждающих человека к деятельности и становящихся формой проявления П. Если в П. деятельность человека, по существу, зависима от ее предметно-общественного содержания, то в мотивах эта зависимость проявляется в виде собственной активности субъекта. Поэтому раскрывающаяся в поведении личности система мотивов богаче признаками и более подвижна, чем П., составляющая ее сущность. Воспитание П. является одной из центральных задач формирования
личности.

Потребности и психология социальной деятельности личности :: Федеральный образовательный портал

В книге систематизированы основные эмпирические характеристики потребностей личности и предложена система понятий, охватывающая едиными концептуальными рамками элементарные и высшие, осознаваемые и неосознаваемые, промежуточные и конечные потребности человека, а также соответствующие блага. Проанализированы соотношения между объективными ценностями и их отражениями в психике человека, а также между психическими отражениями индивидуальных и социальных ценностей. Рассмотрены процессы удовлетворения потребностей за счет деятельности самого индивида, а также за счет активности других людей и социальных систем, процессы психической регуляции и программирования этих форм деятельности.

В свете изложенных теоретических представлений рассматривается эмпирический материал, касающийся взаимосвязей аттитьюдов («социальных установок») и реальных действий личности, анализируются данные о соотношении между продуктивностью деятельности человека и удовлетворением его потребностей. Описаны новые возможности использования факторного анализа.

Для психологов, социологов, философов.


Введение……………………………………………………3

Глава I. Потребности, блага и их отражение в психике индивида…….6
1. Понятие блага и потребности. ……………………………….6
1.Блага и потребности разных порядков (с. 6). 2. Определения потребности, их плюсы и минусы (с. 15).
2. Отражение потребностей и благ в психике человека……………..22

3. Система параметров, характеризующих потребности,
блага и их субъективные отражения……………………………..37
4. Социальные ценности, их отражение в психике
и побудительная функция в деятельности индивида…………………48

Глава II. Процессы удовлетворения потребностей, их
психическая регуляция и программирование……………………….58
1. Индивидуальная деятельность как единство полезных и вредных факторов…………………………………………….58
2. Психическая саморегуляция деятельности субъекта………………67
3. Психические процессы субъекта, обеспечивающие целеполагание
и программирование его деятельности……………………………81
4. Роль активности индивида в регуляции чужой деятельности. ………91

Глава III. Аттитьюды (социальные установки) и их место в психической
регуляции социальной деятельности личности……………………..104

1. Аттитьюды как психические феномены — их строение,
содержание и функции (критический анализ литературы)…………….104
2. Аттитьюды и реальное поведение личности……………………..118
1. «Аттитьюды против действий» — принципы объяснения аттитьюд-но-поведенческих рассогласований (с. 118). 2. «Аттитьюды против действий» — результаты эмпирической проверки гипотез о причинах индивидуальных аттитьюдно-поведенческих рассогласований (с. 123). 3. Выводы (с. 136).

Глава IV. Продуктивность деятельности и удовлетворение потребностей личности…138
1. Соотношение между продуктивностью деятельности и удовлет воренностью потребностей личности как научная проблема (с. 138).
2. Продуктивность трудовой деятельности и переживание удовлет воренности потребностей: два типа взаимосвязей (с.

143).
3. Рас ширение факторной матрицы как метод интерпретации взаимосвязей между продуктивностью и удовлетворенностью (с. 157).
4. Выводы (с. 168).

Заключение…………………………………………………..171

Ключевые слова


См. также:

Александр Николаевич Татарко, Анна Алексеевна Миронова

Общественные науки и современность. 2016.  № 6. С. 21-37. 

[Статья]

Вячеслав Витальевич Вольчик, Вера Витальевна Кот

Journal of Institutional Studies (Журнал институциональных исследований). 2013.  Т. 5. № 4. С. 36-57. 

[Статья]

Вячеслав Витальевич Вольчик, Вера Витальевна Кот

TERRA ECONOMICUS. 2013.  Т. 11. № 4. С. 12-35. 

[Статья]

Ирина Алексеевна Ильяева, Геннадий Алексеевич Котельников

Журнал социологии и социальной антропологии. 2004.  Т. 7. № 2. С. 210-214. 

[Статья]

В.М. Погостин

Социологические исследования. 1990.  № 2. С. 153. 

[Статья]

Вячеслав Витальевич Вольчик

Journal of Institutional Studies (Журнал институциональных исследований). 2016.  Т. 8. № 4. С. 28-39. 

[Статья]

Александр Бенционович Гофман

Социологические исследования. 1991.  № 2. С. 104-106. 

[Статья]

Потребность — Психологос

Фильм «9 рота»

15 месяцев здоровым мужикам быть без женщин — трудно. Потребность, однако!
скачать видео

​​​​​​​

Фильм «Шопоголик»

Нижнее белье от Марка Джефеса — это насущная человеческая потребность?
скачать видео

​​​​​​​

Потребность в психологии описывается с трех сторон: как объективное положение дел, как субъективное ощущение и как динамическое состояние. Потребность как объективка — объективное положение нужды или недостатка чего-либо, необходимого для нормального функционирования живой системы. «Рядом со мной нет того, что нужно. У организации потребность в дополнительных помещениях. России нужна национальная идея. Организму требуется вода». Потребность как ощущение — внутреннее состояние психологического или функционального ощущения недостаточности чего-либо. «Очень хочется покушать». Потребность как динамическое состояние — внутренний побудитель активности, динамическое состояние повышенного напряжения, которое «толкает» человека к определенным действиям. Субъективно переживается или просто называется как тяга, влечение, хотение, желание. «Не могу усидеть на месте…»

Сегодня о потребностях говорят все психологи, хотя раньше люди обходились словом нужда. Нужда — это было нечто объективное, то, без чего человеческий организм (или военный отряд, или завод, или город) обойтись не может.

В английском язык слова «потребность» нет, есть слова needs (нехватка, нужда) и requirements (запрос, требования, испрашиваемые средства). Все понятно, все объективно: если у тебя чего нет — добудь, купи или делай запрос, мы его рассмотрим…

Похоже, что понятие «потребность» лежит за пределами естественнонаучного подхода, в области подхода гуманитарного и прочей высокой поэзии. Очевидно, что мотору для нормальной работы требуется бензин и моторное масло, но нельзя сказать, что у мотора в этом есть потребность. Почему? Потому что мотор — не живой, а о потребностях говорят только применительно к тому, что видится как живое.

Техник скажет, что условием нормальной работы является наличие бензина, а добавка моторных масел увеличивает срок эксплуатации мотора. Все, это «условия функционирования», и здесь нет никаких «потребностей». Впрочем, если водитель начинает воспринимать свою машину как живое существо (а это распространено повсеместно), то у его машины появляются потребности и помыться, и пополнить запас бензина, и пройти ТО… «Моя машинка хочет помыться!»

Последователи естественнонаучного подхода говорят не о потребностях, а о запросах субъекта (обращениях за помощью) и условиях, которые так или иначе влияют на жизнедеятельность организма.

А.С. Пушкин словом «потребность» не пользовался, в словаре В.И. Даля о потребностях также ничего говорится, а вот в словаре Брокгауза и Эфрона уже есть статья об «эластичных» и «малоэластичных» потребностях. Потребность в хлебе элементарна и малоэластична: наелся — и сыт. Все определенно, растяжки по времени нет, по сути — это нужда. А вот потребность в одежде несравненно более эластична: покупка одежды эту потребность не насыщает, покупать хочется еще и еще… Все эластично тянется до бесконечности, потому что тут не нужда, а хочется.

Потребности различают и классифицируют самым различным образом. Выделяют, в частности, потребности целостные и фрагментарные, реальные и придуманные, базовые и нет, высшие и низшие, потребности в общении, в любви, в уважении и многие другие. Похоже, что сегодняшнее понимание потребности ближе к эластичным, мало насыщаемым потребностям. И похоже, что за такой потребностью стоит в малой степени «нужда», а в большей степени — скулеж на тему «хочется» и «мне без этого плохо!».

Люди, как дети, очень быстро учат список своих потребностей, а общество потребления этому только радо, поскольку под любую потребность можно продать ту или иную услугу. Понятие «потребность» очень удобно: одни могут под созданную потребность что-то продать, другие — снять с себя ответственность за свои действия. «Я купила, потому что чувствовала в этому потребность. Не идти же мне против себя?!» С развитием запросов людей список желаний, которые они хотят называть реальными потребностями, растет с невероятной скоростью.

Люди, начавшие играть в игру под названием «Потребности», сами же оказываются у себя на крючке. Люди легко вовлекаются, привыкают и привязываются, после чего свои привязанности и привычки называют своими потребностями. У дедушки теперь потребность быть в курсе новостей каждый вечер, у бабушки — потребность посмотреть сериал, у мамы — потребность купить платочек от D&G, у папы — заменить айфон на последнюю модель, у трехлетнего ребенка — поиграть на айпаде. И каждый из этих детей убежден, что без этого они не могут, потому что это их потребности.

Исследователи вводят понятие «базовые потребности», чтобы отличить потребности надуманные от настоящих нужд, но этот список оказывается таким же эластичным и ненасыщаемым, как потребности тех, кто привык себе что-либо выпрашивать.

Утверждения психологов, что именно потребности движут людьми, является внушением, и внушением контрпродуктивным. Те, кто это внушают, заставляют на все смотреть с эгоистической точки зрения, а те, кто этому поверил, получают якобы научное объяснение, почему каждый человек заботится в первую очередь о самом себе. Разговоры о потребностях воспитывают потребителей: тех, кто живет ради себя, ради удовлетворения собственных потребностей.

Понятие «потребность» — опасное понятие. Кроме приучения к эгоизму, оно несет в себе и другое метасообщение: «Кто-то отвечает за мои нужды, кто-то должен обо мне позаботиться». А эта установка легко воспитывает паразитов, которые убеждены, что их потребности обязательно надо обслужить — ведь каждый человек имеет право на удовлетворение своих потребностей!

Потребность в безопасности — обеспечьте. Потребность в общении — предоставьте! — учтите! Потребность в любви — позаботьтесь!

Наверное, это не так, мы все-таки не дети. У каждого из нас есть свои нужды и свои желания, и каждый взрослый человек может себя обслужить, если возьмет на себя такую ответственность.

С позиций синтон-подхода, потребность — это замена ценностей, целей и воли у человека, который живет как организм, еще не став личностью. И замена эта — не вполне достойная.

Большинство людей действительно большую часть своей жизни живут и действуют, побуждаемые потребностями. Когда им что-то не хватает, у них возникает повышенное напряжение, им становится плохо, но напряжение подвигает их к активности, они действуют. Достигли — напряжение разрядилось, источник активности иссяк, энергия действия кончилась. Чтобы куда-либо двигаться, они снова ищут состояния неудовлетворенности, ищут свое плохо, и постоянно качаются между «мне плохо, но я двигаюсь» или «мне хорошо и я не могу себя поднять».

Это правда, что жизнью человека-организма заведует не он, а его потребности. Читай — его тело. Так живет большинство, но будете ли так жить вы? Разумный человек знает нужды своего тела и заботится о нем, при этом выборы взрослого человека определяются им самим, а не его потребностями. Ведь за совершенные поступки вы спрашиваете с человека, а не с потребностей, которые ими двигали… Да?

Человек, живущий ценностями, более человек, чем существо, живущее удовлетворением своих потребностей. Правда, что людьми движут потребности, но не правда, что ими движут только потребности. Потребности движут теми, кто не умеет разума и воли определять свои поступки, люди же в авторской позиции принимают самостоятельно принимают свои решения, ориентируясь на свои ценности и цели. Мы привыкли к тому, что у каждого из нас есть потребности, и мало задумываемся о том, что у нас есть обязанности. Верно, что у нас тело, которое необходимо питать, отдыхать и освобождать от продуктов жизнедеятельности; но также верно, что у нас есть разум, мы можем делать выборы, можем любить и заботиться не только о себе.

А что думаете вы?

Базовые психологические потребности — Психологос

Разновидностью жизненно важных потребностей являются психологические потребности, без удовлетворения которых маленькие дети не получают полноценного развития. Не умирают, но как бы замирают, в развитии останавливаются и нередко подвержены заболеваниям, обходящих детей в более благополучной обстановке.

Если младенец получает пищу, но растет без общения и контакта с мамой, его развитие задерживается.

Возможно, тут точнее говорить о некоторых условиях, которые способствуют развитию ребенка или препятствуют ему. Связано ли это как-либо с потребностями и являются ли эти потребности психологическими — вопрос, видимо, отдельный.

Что касается взрослых людей, то к базовым потребностям психологического характера обычно относят потребности в:

  • автономии (самостоятельности и независимости),
  • компетентности (эффективности),
  • в значимых межличностных отношениях
  • быть членом группы и быть любимым, дополняемая потребностью в обретении чувства собственной значимости и признания другими

Если не удовлетворяются базовые физиологические потребности, страдает тело (физическое здоровье). Если не удовлетворяются базовые психологические потребности, страдает душа, тело души (душевное здоровье). Смотри Физиологические и психологические потребности

Сомнения

Самое главное — по поводу врожденности. Все исследования, описанные в статьях, проводились на взрослых людях. Каким образом данные этих исследований распространяются на младенцев? У младенцев есть эти потребности? У всех? Какими методиками это фиксируется?

Выдвину встречную гипотезу:

Потребность в автономии (самостоятельности и независимости), также как и в компетентности (эффективности), у некоторых детей бывает врожденной и сильно выраженной. У других детей эти потребности врожденные, но выражены слабо, более силен момент культурного влияния. У части детей этих потребностей от рождения нет, но они в той или иной степени прививаются. При этом в условиях глобализации момент культурной прививки имеет массовый характер, проявляющийся в самых разных культурах.

Потребность в общении является базовой для младенцев и не является таковой для взрослых людей. Это правда, что младенцы, полностью лишенные общения и не имеющие возможности себе его организовать, получают задержки в развитии, однако взрослые люди — не младенцы, и если им то или иное общение необходимо, они всегда могут его себе организовать. Да, с приятным общением жить приятно. Да, без достаточного количества денег жить неуютно. Потребность в общении не более базовая, чем потребность в деньгах — кому-то больше нужно, кому-то другое.

Проблема потребностей в системе психологии

Печатается по изданию:  В. Н. Мясищев. Психология отношений.

Проблема потребностей человека при огромной и достаточно осознанной психологами ее трудности представляет раздел психологии, попытка обойти который при решении любого психологического вопроса приводит всегда к неудаче в решении этого вопроса. Поэтому не столько зрелость предпосылок для исследования проблемы, сколько сознание неизбежной необходимости заставляет нас здесь сформулировать некоторые предварительные положения, связанные с разработкой проблемы потребностей.

Известно, что вопросы познавательной деятельности представляют более разработанную область психологии. Однако психология познания страдает односторонним рационализмом, неправильной трактовкой познавательного процесса вследствие недооценки роли всех сторон психической активности познающего субъекта.

В этой области остается недостаточно разработанным то, без чего в значительной степени затрудняется и делается условной разработка самой проблемы.

Мы знаем, какую важную роль сыграл поворот советской психологии в сторону учения И. П. Павлова о высшей нервной деятельности, но вместе с тем нельзя не сказать о тех временных ошибках и неудачах, которые испытала за это же время психология, применяя неправильно идеи Павлова под влиянием одностороннего физиологизма, догматизма и начетничества. Укажем лишь на то, что бесспорный принцип исследования нервной деятельности в единстве организма с окружающей его средой и правильное материалистическое положение о внешней обусловленности и биологической, и психологической жизни сопровождались неправильными выводами.

Проблемы внутреннего и глубокого в психике были подавлены и оттеснены. В попытках изучения роли внутреннего усматривали «душок идеализма», внешнее отождествляли с объективным, избегали вопроса о внутреннем, глубокое сближали с глубинным в инстинктивно -биологическом и психоаналитическом смысле этого слова.

Если можно сказать, что последовательно-материалистической наукой о человеке является только та, которая включает в план материалистического исследования и организм, и психику, то для психологии совершенно необходимо и неизбежно рассмотрение психологических проблем в плане единства внутреннего и внешнего, глубокого и поверхностного.

Едва ли будут возражения против того, что потребности являются самым глубоким компонентом в динамике поведения и переживаний человека, и понятно, что задача последовательно-материалистического изучения психики, разработка теории психологического и вопросов прикладного, в частности, педагогического характера, неизбежно требуют от нас включения трудной проблемы потребностей в план нашего исследования.

Рациональная психология все объясняла и все определяла словесно, эмпирическая психология в позитивном смысле этого слова требовала борьбы за психологические факты против психологического умозрения. Это в первую очередь относится к проблеме потребностей.

Объективно правильный взгляд на потребность как нужду организма в чем-либо нашел свое выражение и в языке, в котором нужда и потребность выражаются одним словом (по-английски need обозначает то и другое). Однако это самый общий, если можно так выразиться, философский, но еще не психологический план определения.

Для психологического плана характерно, что нужда в предмете возникает у субъекта и переживается им, что она существует как объективная и субъективная связь, характеризуемая и объективно и субъективно как тяготение к предмету потребности, определяющее систему поведения и переживаний человека в связи с предметом или в отношении к этому предмету. Внутреннее тяготение и побуждение являются отражением и состоянием субъекта (следовательно, его организма и мозга) и субъективно-объективного отношения к предмету потребности.

Это предварительное, очень общее и недостаточно конкретное психологическое определение лишь очерчивает круг вопросов, в котором возникают задачи исследований и поиски его психологического решения.

Прежде чем перейти к собственно психологическим вопросам, нельзя не упомянуть о том, что проблема потребностей человека может и должна быть рассматриваема с позиций ряда дисциплин. Помимо указанного психологического круга вопросов, знание того, что человек является продуктом общественно-исторических условий, заставляет ограничить от психологического социологический, или историко-материалистический, план рассмотрения. Как известно, основоположники марксизма-ленинизма осветили общественное происхождение и природу потребностей.

Разрешая эту проблему с общественно-исторических позиций, они заложили социально-генетическую основу психологии потребностей. Проблемы потребностей человека тесно связаны с политической экономией и с такими ее вопросами, как потребление, предложение, спрос, цена и т. п.

Эти проблемы также тесно связаны с вопросами права и нравственности, с историей культуры и быта людей. Но было бы неправильно отсюда прийти к выводу, что потребность относится не к психологической области. Конечно, на этом не стоило бы останавливаться, если бы не приходилось слышать этого крайнего и неправильного утверждения. Этой стороны вопроса вместе с тем важно коснуться потому, что он представляет частный пример важной принципиальной проблемы связи и различий в социальном и психологическом рассмотрении одних и тех же фактов. Факт, касающийся известной группы людей, связанной с общими условиями их деятельности и поведения, даже наблюдаемый на одном человеке, поскольку он характеризует группу людей и их взаимоотношения, является предметом историко-материалистического рассмотрения. Факт, касающийся отдельного человека в связи с закономерностью поведения, деятельности и переживаний его как отдельного человека даже при его социальной обусловленности, является психологическим фактом. Один и тот же факт может быть предметом и психологического, и общественно-исторического изучения, но план анализа в первом и втором случае различен. Так, этический и неэтический, благородный и подлый, законный и преступный поступки могут подвергнуться в том и другом плане различному рассмотрению.

Наряду с общественно-историческим исследованием потребностей существует, как известно, естественно-историческое их рассмотрение, которое имеет прежде всего два плана — сравнительно-зоологический и физиологический.

Как известно, теория таксисов и тропизмов Леба правомерна для той ступени развития, которую объективное исследование установило у простейших организмов, ступени, на которой ясно выражены количественные и качественные особенности избирательных реакций животного — притяжения к объекту и отталкивания от него, тенденции овладения объектом или ухода от него.

Не останавливаясь здесь на сравнительной биологии и разных этапах биогенеза потребностей, которые должны быть предметом специального исследования, отметим лишь несколько моментов, важных для дальнейшего обсуждения проблемы. На более высоких уровнях развития животных мы встречаемся со сложными актами поведения, или реакциями, которые в психологии давно называются инстинктами. Как известно, была острая дискуссия между И. П. Павловым и В. А. Вагнером по вопросу о природе инстинктов. Первый назвал их сложными безусловными рефлексами, второй считал их образованием особого рода, но сточки зрения рассматриваемого нами вопроса является более важным то, что не вызывало расхождения обоих выдающихся ученых и что вместе с тем не подвергалось ими достаточному рассмотрению.

Если мы сравним сухожильный рефлекс со слюноотделительным пищевым или обнимательным и эрекционным половым, то мы увидим, что внешнее раздражение и рефлекторный ответ различным образом соотносятся в двух этих видах рефлексов. В то время как сухожильный рефлекс довольно постоянен, пищевой и половой рефлексы отчетливо колеблются в зависимости от состояния организма и связанного с этим состояния мозговых центров, а ответная реакция явно зависит не только от внешних воздействий, но и от внутренних условий.

Этими условиями являются для пищевого рефлекса степень насыщенности, связанная с заполнением преимущественно желудка, а также с химическим составом крови, обусловленным приемом пищи и всасыванием пищи в желудочно-кишечном тракте. Роль состава крови показывает зависимость инстинктивных, иначе сложно-безусловнорефлекторных, действий от физико-химических условий, которые на высоком уровне развития опираются на ту же недостаточно еще ясную физико-химическую основу, которая определяла на низком уровне тропизмы простейших животных. В еще большей степени роль внутренних условий выступает в половых рефлексах, при которых как элементарные рефлексы, так и сложная цепь последовательных действий определяются мощным влиянием на нервную систему биохимических процессов организма и специальных продуктов внутренней секреции — гормонов. Гормональная и биохимическая динамика являются соматической частью внутреннего компонента деятельности нервной системы. О связи внутренней биохимической регуляции с внешней достаточно написано. Поэтому останавливаться на этом нет надобности; можно лишь отметить и здесь правильность формулы — внутреннее есть перешедшее внутрь или усвоенное внешнее. Генетическая зависимость внутреннего от внешнего не исключает значения внутреннего, роль которого тем более сказывается, чем сложнее организм и чем больше вырастает роль индивидуального опыта.

Разнообразию, изменчивости, противоречивости, множественности внешних влияний противостоят внутреннее единое, хотя и сложное и противоречивое целое, целостность организма, представляющая синтез многосторонних сложных внешних воздействий. Являясь результатом внешних влиянии, внутреннее выступает в тем более значительной роли, чем богаче усвоенный внешний опыт. Это относится, конечно, и к человеку. Но, возвращаясь к животному, надо остановиться на втором пункте в характеристике инстинктов, не только мало затронутом в полемике Павлова и Вагнера, но вообще недостаточно разработанном. Это — вопрос о пластичности инстинктов, о приспособляемости инстинктивно обусловленного поведения и действий. Нас сейчас интересует только вопрос о том, что представляет собой видоизмененный инстинкт и что представляет собой та сила, которая переделывает инстинкты.

Поучительные для интересующей нас проблемы данные мы получаем на прирученных домашних животных. С одной стороны, мы знаем, что собака может дружно уживаться с кошкой, будучи воспитанной вместе с ней с раннего возраста. С другой стороны, мы знаем, что у таких домашних животных, как собаки, лошади, воспитывается торможение непосредственных импульсов инстинкта запрещениями хозяина, т.е. влиянием индивидуально приобретенного опыта, который, будучи условно-рефлекторной связью — ассоциацией, является вместе с тем и силой, противостоящей стихийной силе инстинкта и подчиняющей себе поведение животного.

Если одомашнивание животного позволяет у него наблюдать процесс формирования поведения под влиянием человека, то особенно существен в поведении животного того вида, который близок предкам человека, их так называемый стадный инстинкт. (Прим.: Не забываем в каком году написана работа 🙂 )

Ф. Энгельс пришел к выводу, что человекообразными предками человека были обезьяны, живущие в стаде. Рядом отечественных и зарубежных авторов изучалось поведение группы обезьян, многообразные формы которого позволяют говорить о мощном влиянии тенденций к общению, к совместному пребыванию, к совместной системе действий.

Можно думать, что здесь больше, чем где-нибудь, инстинктивное побуждение к совместной деятельности и к совместному пребыванию регулируется индивидуальным опытом в соответствии с теми требованиями, которые выработаны опытом стада и которым подчиняются члены стада.

Описательное сравнительно-зоологическое исследование дает фактический материал, без которого невозможно генетическое понимание потребностей. Над раскрытием механизма потребностей, над закономерностями этого механизма и его развития работает физиология.

Нет сомнения в том, что в физиологии высшей нервной деятельности психология потребностей находит свою естественную основу.

Мы ограничимся здесь лишь некоторыми важными для наших позиций вопросами. И. П. Павлов не пользовался термином потребность, но неоднократно говорил об основных жизненных тенденциях — самозащитной, половой, пищевой и т.п. Эти инстинкты, или сложные безусловные рефлексы, осуществляются, по Павлову, главным образом деятельностью подкорковых образований головного мозга. С состоянием этих тенденций и их центральных образований связана «зараженность» клеток головного мозга, являющаяся важнейшим условием образования и выявления условнорефлекторной связи. Заряженность подкорковых образований влечет за собой состояние заряженности коркового представительства, безусловных рефлексов. Но при развитии учения И. П. Павлова о заряжающей кору роли подкорковой области головного мозга нужно обратить внимание на то, что во взаимоотношении корковой и подкорковой областей головного мозга обнаруживается топически различное распределение процессов возбуждения и торможения в зависимости от характера безусловного рефлекса — полового, пищевого, оборонительного и т.д.

Вместе с тем одностороннее представление только об антагонизме коры и подкорки или индивидуальных взаимоотношений между ними должно быть дополнено представлением о синергизме с динамической сменой этих взаимоотношений. В связи с этим физиологические основы и потребностей, и эмоций требуют правильного освещения. Если о потребностях в физиологии И. П. Павлова говорится мало, то вопрос об эмоциях неоднократно привлекал его внимание. И. П. Павлов сближал эмоции и инстинкты, или сложные безусловные рефлексы, относя их к деятельности подкорковой области. Но для психологии эмоций и для физиологического их объяснения важны близость их к чувствам и необходимость правильно понять интеллектуальные и этические эмоции и сложные эмоциональные состояния подъема, вдохновения и т.п. Эти последние в соответствии с целостностью работы головного мозга включают и корковые процессы и немыслимы без них. А это заставляет шире смотреть на мозговой субстрат эмоций и, считая основным динамическим условием эмоции деятельное состояние подкорковой области, не исключать, а включать в понимание механизма эмоции разную в зависимости от ее уровня роль коркового компонента.

Вместе с тем, принимая во внимание роль общесоматических, вегетативно-висцеральных, эндокринно-биохимических компонентов проявления эмоции, необходимо учитывать роль идущей в головной мозг мощной волны интеро- и проприоцептивных импульсов. Это приводит к взгляду на эмоции как на интегральные состояния организма различной нейродинамической структуры и подтверждает представление В. М. Бехтерева о мимико-соматических рефлексах как о компонентах эмоций.

Нетрудно убедиться в том, что наш экскурс в область эмоций имеет непосредственное отношение к проблеме потребностей человека. Единство внутренних и внешних инстинктивных тенденций поведения животного представляет механизм сложного безусловного рефлекса, осуществляющегося подкорковой частью головного мозга. Само возбуждение инстинктивного механизма реакций объединяет внешние воздействия с висцерогенными нервными и эндокринно-биохимическими явлениями. Очевидно, все эти системы импульсов с их интенсивностью и витальной значимостью не могут не проникнуть в кору головного мозга, не отражаться на коре и не изменять ее состояния соответственно сказанному выше. Но, как известно, давно уже разделяют у человека (а это имеет известное отношение и к животным) инстинктивные влечения, преимущественно врожденные, органически безусловные, и приобретенные в жизни, воспитанные на высшем человеческом уровне культурные, идейные потребности. В отличие от врожденных влечений — тенденций, имеющих в основном безусловнорефлекторный характер, приобретенные потребности отражают те динамические тенденции, которые характеризуют динамический стереотип. Мы уже отметили, что условнорефлекторная, или ассоциативная, связь обладает побудительной силой. Вероятно, что болезненность переделки прочного стереотипа обусловлена не только прочностью связей, но и силой тенденции к реакции и повторению ее. Это полностью относится к так называемым привычкам и к силе привычек, создающих так называемые привычные потребности. Роль опыта сказывается не только созданием потребностей, но и способом удовлетворения их. Это объясняет нам патологию влечений и потребностей: ненормальные формы удовлетворения потребностей, например, в половой области половые извращения.

Вместе с тем привычное удовлетворение потребности может вести к ее гипертрофии и к такой дифференциации ее, которая называется утончением, изощренностью, изысканностью ее, не касаясь положительного или отрицательного смысла этих слов. Нельзя в связи с этим не упомянуть еще о том, что некоторые потребности, удовлетворяясь, создают такие биохимические изменения в организме, что оказывают действие не только в силу условнорефлекторных связей, но и в силу наступающих биохимических следствий удовлетворения потребности, которые являются источником усиления потребностей и болезненного состояния так называемой абстиненции при отсутствии удовлетворения. Это, как известно, относится к наркоманам и к наиболее распространенной форме наркомании — алкоголизму.

Из всего изложенного мы видим, как широк диапазон проблемы потребностей человека и ее правильного и полного, в частности, физиологического освещения.

……………………………………………………………………………………………………….

Не могу не вставить ремарку на «пирамиду Маслоу»

……………………………………………………………………………………………………………….

Возвращаясь к психологической стороне проблемы, мы прежде всего должны говорить о потребности в развитом состоянии для того, чтобы генетическое исследование было целенаправленно; иначе, чтобы оно могло ставить вопросы в отношении к прошлому для объяснения развитого в настоящем, а на основе этого настоящего могло предсказать тенденции развития в будущем.

Соответственно этому центральным содержанием исследования является развитая потребность, т.е. осознанная потребность, которая в сознательной форме отражает тяготение к предмету потребности и внутреннее побуждение, направляющее возможности человека к обладанию предметом или владению действием. Нужно упомянуть о том, что формирование сознательной потребности также составляет задачу физиологического объяснения, решение которой возможно лишь в будущем.

Степень осознания потребности характеризуется различными уровнями, из которых высшему соответствует не только отчет в объекте потребности, но и в ее мотивах и источниках. Низший уровень характеризуется неясным тяготением при отсутствии осознания предмета и мотива тяготения к нему. Вместе с тем высший сознательный уровень потребности характеризуется еще другой особенностью, также подлежащей в дальнейшем физиологическому объяснению, а именно высшей саморегуляции — владением потребностью и всей системой вытекающих из нее поступков. Понятие высокого самообладания относится к управлению своими импульсами при максимальной степени их напряжения.

Целостность организма, нервной системы и психики выражается в потребности тем, что, отражая даже какую-то частичную нужду, она всегда является потребностью личности как целого, как психической индивидуальности. Единство личности, организма и жизненного опыта не исключает, а при многообразии жизненного опыта предполагает органическую связь, систему потребностей. У одних индивидов она может быть более согласованной и гармоничной, у других — выражение противоречивой, что отражается и на характере единства результирующего действия.

Потребность представляет основной вид отношения человека к объективной действительности. Она является основным видом отношения человека к окружающему, потому что представляет связь организма с жизненно важными объектами и обстоятельствами. Как всякое отношение, она выражает избирательную связь человека с различными сторонами окружающей действительности. Как всякое отношение, она потенциальна, т.е. выявляется при действии объекта и при известном состоянии субъекта. Как всякое отношение и даже более, чем другой вид отношений, она характеризуется активностью. Если можно условно говорить о безразличном или пассивном отношении, то к потребностям этот термин неприменим даже условно, так как потребность или существует как активное отношение или не существует вовсе. На потребностях, подобно другим отношениям, явственно сказывается не только разная степень их сознательности, но и различное соотношение врожденного и приобретенного компонентов.

Различное протекание жизненных процессов отражается в ритмическом характере напряжения потребностей. В зависимости от условий жизни потребность нарастает, обостряется, удовлетворяется и угасает. Однако такая динамика тем более выражена, чем более органический характер имеет потребность. Так, потребность в воздухе, точнее, в кислороде, выражается дыхательной ритмикой; в пищевой и половой деятельности также ясно сказывается ритм. Если, наоборот, обратиться к потребности в чистоте, потребности в общении, в труде, к интеллектуальным и художественным потребностям, то в них отсутствует ритмика, хотя волнообразный характер нарастания и убывания потребности в связи с ее удовлетворением обнаруживается и здесь.

Как важнейший компонент нервно-психической жизни человека потребность связана со всеми сторонами высшей нервной или психической деятельности. Эта связь тем более отчетливо выступает, чем более напряжена потребность.

В первую очередь, конечно, возникает вопрос о взаимоотношении потребности, желания и стремления.

Здесь важно не словесно-логическое разграничение, а установление объективных различий. Правильно указывалось, что желания и стремления отличаются от влечений тем, что последние отражают непосредственное органически обусловленное побуждение, не требующее даже дифференцированного сознания объекта и мотивов этого побуждения. Кроме того, желание и стремление представляют не тот или иной уровень и тип потребности, но лишь моменты субъективного отражения притягательного действия объекта, причем в стремлении они отражены с большой активной побудительной силой.

Выше нами уже указывалось на связь потребностей, влечений-тенденций и эмоций. Динамика соотношения потребностей и эмоций требует специального исследования, но вопрос о соотношении особенностей эмоций и потребностей следует поставить в двух планах.

•  Во-первых, это отражение темперамента в единстве потребностей и эмоций. Типичные варианты соотношения силы — остроты потребностей и эмоциональной горячности со стойкостью напряжения их характеризуют основные типы темпераментов и стоят в тесной связи с типологическими особенностями нервной системы, на чем-то останавливаться здесь не будем ввиду сравнительной ясности вопроса. Однако и здесь требует также внимания то соотношение типа и системности, на которое мы уже обращали внимание (1954), говоря о том, что основные типические свойства — сила, подвижность, уравновешенность — могли быть различны у одного и того же человека в разных системах. Поэтому указание на общий тип оказывается у человека обычно недостаточным. Это имеет ближайшую связь с потребностями. Так, обычное жизненное, а также клиническое наблюдение, как известно, отмечает, что большое влечение к пище не обязательно сопровождается интенсивным половым влечением. Интенсивность и выраженность влечений не находится ни в прямой, ни в контрастной связи с интеллектуальной или другими культурными потребностями, причем это не зависит от различного обусловленного всей историей развития человека уровня культуры, потребностей. Потребности в труде и в интеллектуальном удовлетворении не параллельны. Также не параллельны потребности в литературе, в музыке, в живописи. Было бы неправильно всю разницу в этих последних потребностях сводить к воспитанию так же, как было бы неправильно разницу в способностях объяснять обучением. Не касаясь тонких и сложных соотношений в этих вопросах, повторим лишь, что и в потребностях, как и в общих типах, должен быть учтен недооцененный и еще недостаточно разработанный павловский принцип системности.

•  Во-вторых, характерна связь потребности с видом эмоциональной реакции. Известно, что препятствия и неудачи в удовлетворении потребностей вызывают эмоции раздражения, т.е. эмоции с преобладанием процессов возбуждения — от раздражительного недовольства до ярости. Роль препятствий показана в опытах как физиологической школы И. П. Павлова, так и психологической школы К. Левина (К. Lewin, 1926).

В опытах школы И. П. Павлова было установлено, что трудность в разрешении задачи вызывает срыв в сторону возбуждения или торможения. Срыв в сторону торможения может проходить через фазу реакции возбуждения или раздражения. В психологическом плане неудовлетворение потребности может вызвать отказ и угасание потребности или, по данным клинического опыта, угнетение, депрессию как психологический эквивалент физиологического торможения в одних случаях и как сложную опосредованную реакцию на неудачу (фрустрацию) (см.: Rosenzweig, I946) с обострением чувства малоценности — в других случаях (см.: A. Adler, 1922). Разрешение задачи, овладение объектом и удовлетворение потребности вызывают эмоцию удовлетворения. Таким образом, радость, гнев и печаль являются выражением удовлетворения или неудовлетворения потребности. Недостаточно ясное, но особое место занимает в удовлетворении потребностей страх. Хотя это неясное соотношение явилось центром специального интереса в вопросе соотношения эмоций и потребностей в построениях психоанализа, но независимо от многочисленных критических замечаний по этому поводу эмоция страха давно и прочно связана-с проблемой самозащитного инстинкта, или сложного безусловного рефлекса. Психологическое и психобиологическое исследование здесь явно недостаточно. Нельзя не заметить, что и физиологическое исследование высшей нервной деятельности, дав общую интерпретацию состояний страха, не получило достаточного экспериментального материала. Поэтому и с физиологической, и с психологической стороны этот вопрос требует дальнейшего освещения. При этом ясно, что эмоция страха, связанная с оборонительным рефлексом — репульсии, отвержения и отталкивания, оказывается явно несовместимой с притягательным характером объекта, влечением к нему и потребности в нем. Хотя много писалось о самозащитном инстинкте, об инстинктивном влечении к самозащите, но отражение инстинктивной тенденции к самообороне никак не может быть отнесено к потребностям.

Мы неоднократно указывали на значение и необходимость разработки связи принципов отражения и отношения (1953, 1956) в психологии: потребность как вид отношения связана с другими видами отношений и с различными видами отражения. Что касается до других видов отношения, то здесь можно упомянуть прежде всего о любви и интересе.

Владение любимым предметом, или взаимность любимого лица, является средством удовлетворения потребности. В любви так же, как и в потребности, любимый объект является источником активно положительного отношения. Однако потребность и любовь выступают как две стороны единого отношения, как его эмоционально-оценочная, с одной стороны, и как его побудительно-конативная сторона, с другой. Мы не можем здесь касаться динамического соотношения обоих понятий вообще, но в связи со сказанным о реакции ярости отметим важность превращения любви в эмоциональное отношение другого знака при отсутствии взаимности.

Если любовь представляет вид преимущественного эмоционального отношения, то другой вид его — интерес — связан с преимущественно познавательным отношением (см.: В. Г. Иванов, 1955).

Разумеется; мы далеки от мысли односторонне интеллектуализировать понятие интереса. В нем, как во всяком отношении, содержатся все функциональные компоненты психической деятельности, но в интересе доминирует познавательная эмоция, связанная с потребностью интеллектуального овладения, и волевое усилие связано с преобладанием интеллектуальной трудности задачи. Поэтому интерес нами определялся как активно положительное отношение к познавательному объекту и как потребность к интеллектуальному овладению. Если интерес генетически связан с ориентировочным рефлексом «что такое» (Павлов), возникающим и сохраняющимся только в отношении к новым объектам, то в интересе выступает не только и не столько реакция, сколько отношение, которое выражается системой активных субъективно и объективно компонентов, определяемых как потребность познания, т.е. интеллектуального овладения новым, неизвестным. Однако интерес выражает не только отношение к познанию, например, к той или иной науке, но более общее отношение к значимому объекту реальности, к познавательному овладению им.

Интерес как тенденция познавательного отражения вместе с тем совпадает с потребностью знания от примитивного любопытства до научного познания.

Как известно, различные стороны психической деятельности представляют разные стороны процесса отражения действительности. Простейшей формой отражательной деятельности в психологическом плане является ощущение. Напряжение потребности как целостного и активного отношения отражает зарядку центров, которая в силу целостности мозга и организма сказывается на всех сторонах деятельности, в том числе и на ощущениях. Этому вопросу посвящена статья Б. Г. Ананьева (1957), показывающая важные зависимости, существующие между ощущением и потребностью, различные по стадии потребности, различные соотношения с ощущением в зависимости от характера потребности и влияния не только потребностей на ощущения, но и роль ощущения в развитии потребностей.

Можно, присоединяясь к изложенным Б. Г. Ананьевым данным, добавить еще некоторые соображения.

Так, зарядка центров, связанная с обострением потребности, вызывает изменение всего функционального состояния мозга. Физиологические исследования П. О. Макарова (1955), которыми надо дополнить сказанное выше о физиологической стороне потребностей, показывают, что при экспериментальной жажде изменяются электроэнцефалограмма, характер чувствительности, данные адекватной оптической хронаксии, увеличивается интервал, необходимый для различения стимулов оптического или акустического и др. Изменяется и сложная нервная деятельность. Например, при оценке степени экспериментальной жажды количеством воды, потребленной для ее утоления, видно, что одни испытуемые правильно оценивают потребное количество, выпивая для утоления жажды то же количество, которое они указали, другие переоценивают, а третьи недооценивают жажду.

Клиника представляет патологический материал, весьма существенный для понимания вопроса, в котором мы отметим здесь лишь относящееся к ощущениям.

Помимо сложного, а не линейного соотношения остроты вкуса к разным пищевым веществам как при экспериментальном голодании, так и у лиц, страдающих алиментарной дистрофией (см.: Н. К. Гусев, 1941), можно указать в одном случае на наблюдавшееся нами (в Ленинградском психоневрологическом институте им. Бехтерева) чрезвычайное, превосходящее всякое ожидание обострение обоняния у больной, страдавшей идеями «дурного запаха», исходящего от ее тела. Она в силу этого испытывала неудержимую потребность постоянно принюхиваться. Это перенапряжение, обусловленное сложными переживаниями, вызвало резкое повышение обонятельной чувствительности. В другом случае у больной с болезненно резким обострением половой потребности раздражители, чрезвычайно отдаленно связанные с половым раздражением, не только пожатие руки мужчины, не только звук его голоса, но даже звук шагов, вызывали сильное половое перевозбуждение, отмечаемое жалобами больной и картиной резких патологических изменений в электроэнцефалограмме.

Здесь ясно выступает картина доминанты, отражающая патологическую потребность, определяющая все течение нервно-психических процессов. Нельзя не указать при этом на черты, специфичные для психологии человека. При психологической сексуальной доминанте больная боролась с ней, и ее обращение в клинику выражает не только борьбу, но и поиски помощи в борьбе с этим влечением.

Поэтому в качестве характеристики психики человека надо указать, что физиологическая потребность в нормальных условиях в полной мере не может стать доминантой человека с сохранной личностью, так как им противостоят социально обусловленные тенденции поведения, а снижение поведения человека до уровня животного связано с распадом социально обусловленных импульсов.

______________________________________________________________________

Потребность, выражая состояние мозга и организма в целом, больше всего сказывается на системах реакций, направленных на восприятие объекта и овладение им. Физиологически она связана с механизмом доминанты и с соответствующим потребности системным возбуждением и торможением. Коррелятом этого физиологического механизма, как известно, является психический процесс внимания, который связан с непосредственным интересом и направленностью не только более простых, но и более сложных процессов умственной и еще шире творческой деятельности. И. П. Павлов говорил о «неотступном думанье», о «жаре познания», об «интеллектуальной страсти», которые представляют выражение потребности в интеллектуальной деятельности. Нужно, однако, подчеркнуть, что дело не только в интеллектуальной потребности, но что любая потребность направляет также и высшую отражательную деятельность на предмет потребности.

Поэтому в удовлетворении художественной музыкальной потребности участвует не только чувство, но и все стороны интеллектуальной деятельности. Потребность мобилизует и высшие процессы нервно-психической деятельности человека, его творческое воображение, в котором сознание в самом полном смысле слова, как говорил Ленин, не только отражает, но и творит действительный мир.

Научная группировка потребностей, их классификация, представляют существенную задачу. Существующий разнобой классификаций, конечно, говорит о различном понимании потребностей, зависящем от того, что многое в понимании потребностей имеет еще характер умозрительный. Например, свойственные всем организмам, в том числе и человеку, тенденции, в частности, самозащитная тенденция, отождествляются нередко с инстинктами. В существовании этой тенденции нет сомнений, но возникает вопрос: можно ли ее относить к потребностям. Во всяком случае, — во-первых, с точки зрения синтеза субъективного и объективного опыта, как говорилось выше, этого нельзя сделать. Самозащитная тенденция выступает в форме реакций, а не потребностей. Во-вторых, есть стремление основные жизненные потребности определять в чрезмерно широких понятиях.

Так, 3. Фрейд, имеющий большой конкретный опыт, вместе с тем говорит о «влечении к жизни и влечении к смерти». Оба понятия представляются чрезмерно абстрактными или собирательными, которые, может быть, можно было бы использовать в натурфилософском плане, но для психологии они оказываются слишком широкими, так как нет реального переживания потребности жизни.

Очень широким, но более реальным понятием является потребность в деятельности. Осуществляемая на каждом шагу жизни, она представляет реализацию ряда потребностей в различных формах деятельности, и высшую форму ее проявления у человека представляет труд, т.е. производительная, общественно полезная деятельность. Совершенно ясно, что потребности не только варьируют в смысле их напряженности в связи с жизненными условиями, но они варьируют и в зависимости от индивидуальности. Потребность представляет основной источник жизненной активности личности, основное ее проявление и важнейший дифференцирующий момент в характеристике личности. Огромное разнообразие могущих доминировать тенденций от пищевого и сексуального влечения до потребности в труде представляет существенные основания для дифференциации личностей и характеров. Соотношение приобретенных и врожденных потребностей является поэтому важным показателем личности и характера.

Нельзя не вернуться в качестве примера прочной конструкции понятий ко второй потребности — влечению, указанной Фрейдом, «влечению к смерти или к разрушению», которое на последнем этапе его деятельности он признал главным. Самоубийство и садизм как примеры этого влечения не только не являются доказательством его всеобщей значимости, но, наоборот, ярким примером необоснованности утверждения Фрейда, поскольку они представляют исключение, а не обычный для жизни пример.

Отсюда вытекает необходимость построения классификации потребностей на основе генетического исследования, которое единственно может научно разрешить вопрос развития механизма и классификации потребностей. Соответственно этому должны изучаться потребности с самого раннего возраста, когда мы имеем дело еще с тем состоянием внутренних побуждений, при котором можно говорить только о влечении или предпотребностях. Одним из первых и важных проявлений жизни является сосательный рефлекс, который иногда называют сосательной потребностью (sucking need), хотя дело идет, в сущности, о возрастной младенческой форме удовлетворения пищевой потребности. Здесь особенно ясно выступает роль внутренней зарядки пищевых центров, которая вызывает определенные реакции, дающие удовлетворение, и которая при неудовлетворении вызывает характерные и бурные реакции. Чрезвычайно важно, что на этой основе возникает взаимоотношение между младенцем и матерью, в которое входит «потребность в общении с матерью». Огромная роль этого первоначального вида общения с людьми и потребности в ней не требует аргументации. Характерная для человека потребность в общении с себе подобными, заметная уже, таким образом, в первых этапах младенчества, становится в дальнейшем характерной чертой человеческой личности. Так как эта связь младенца с самкой-матерью характерна и для всех млекопитающих, то очевидно, что именно здесь важно и нужно искать различия человека и близких к нему животных. Эта область, естественно, требует к себе внимания и изучения. Здесь объектом притягательной силы потребности общения становится человек с его лицом, голосом и речью как важнейшими составными частями этого объекта.

Важной задачей является прослеживание развития двух важнейших для всей истории человека потребностей — общения и деятельности, их сочетания как потребности в деятельном общении, или общении в деятельности, представляющем характерную специфически человеческую потребность. На 4-м полугодии ребенок начинает все более отчетливо обнаруживать личную активность. Он начинает овладевать средством своего волеизъявления. Слова «дай, хочу» выражают его потребность в предмете и примитивное волевое отношение к нему. Потребность в общении при этом выражается как в реакциях, так и в словах. Плач при уходе мамы, так же как радость при ее приходе, — явление общеизвестное. Поведение при отсутствии мамы все чаще сопровождается отказом от деятельности, от пищи, плачем и выражениями «хочу к маме», «где моя мама», является ясным выражением того, что образ матери как след прошлого опыта становится внутренним, характерно определяющим содержание поведения, а потребность общения с матерью — его движущей силой. Нет надобности говорить о том, что круг общения расширяется, что потребность общения распространяется на других лиц. Следует отметить, что в зависимости от круга и характера общения эта потребность формирует с детства выраженные особенности характера: общительности, замкнутости, свободного или заторможенного в присутствии других поведения.

Метафорически и психологически важный термин «привязанность» ярко выражает иногда кратковременное, но чрезвычайно яркое, иногда длительное выражение тяготения одного человека к другому, которое появляется в детстве неотступным стремлением быть вместе по формуле «с тобой». Это же выражает стремление быть ближе к объекту привязанностей, сидеть, есть, спать рядом, надевать его вещи, говорить с ним, воспринимать то же, что он, привлекать его внимание к своим впечатлениям, делиться или действовать, как он, и т.д. Эта неудержимая потребность быть вместе нередко встречает бестактный отпор со словами «не приставай, не надо надоедать, отстань, пойди займись чем-нибудь».

Заслуживает величайшего внимания следующая формула, которую в разных вариантах мы встречали уже на 3-м году жизни ребенка: «Не хочу играть, хочу работать с тобой».

Так же, как привязанности, заслуживает внимания подражательность. С позиции изложенного представление о подражательном рассматривается слишком с механически рефлекторной точки зрения и требует в гораздо большей степени учета привязанности, потребности в общении, т.е. отношения к лицу, которому подражает ребенок и которое имеет величайшее воспитательное значение, так как формирует образ действия ребенка.

Говоря о развивающейся деятельности ребенка и потребности в ней как движущем факторе, мы видим, как по мере развития от изолированных и малокоординированных движений он переходит к оперированию с предметами. Потребность в деятельности человека в соответствии с его сущностью представляет потребность в творчески преобразующей деятельности. Этот характер деятельности обнаруживается у ребенка с раннего возраста.

Я позволю себе высказать, может быть, несколько не совпадающую с общепринятой мысль о том, что известная формула — игра есть основная форма деятельности ребенка раннего возраста, например, дошкольного — не всегда правильно и не всегда достаточно глубоко отражает смысл деятельности ребенка и, в частности, его игровой деятельности. Свободный от обязанностей ребенок занимается в доступной ему форме творчески преобразующей деятельностью.

В нашем обществе неразумные матери иногда руководствуются формулой: «Я трудилась, пускай мой сынок будет свободен от тягот труда». Нередко и школа не ведет ни с семьей, ни с учащимися достаточной работы по воспитанию правильного отношения к труду детей.

В капиталистическом обществе у детей неимущих классов, занятых трудом, очень мало времени остается для игры. Однако имеющиеся при этом резервы их энергии расходуются и на игру, представляющую воображение в деятельности. То же, в сущности, остается и у взрослых, конечно, с соответствующими развитию изменениями. Для всего учения о потребностях, их структуре, их роли в развитии соотношения игры и труда, потребностей в том и другом чрезвычайно важно. Объективная действительность, отражаемая человеком, существует для него как система раздражителей лишь в теоретическом физиологическом плане. Психологически она существует как система объектов и требований. Воспитание человека заключается в том, что система его поведения путем воздействий социальной среды, иначе требований других людей, направляется в русло этих требований. Как известно, направления внешних и внутренних требований могут не совпадать. Мы встречаем у ряда детей в четыре года уже формулу: «Не хочется, а нужно».

Игра представляет форму преобразующей деятельности, которая определяется не необходимостью, а желанием. Наоборот, труд обязателен и не зависит от желания, а определяется общественными требованиями.

Задача общественно-трудового воспитания заключается в синтезе желания и обязанности в труде, в объединении необходимости и свободы труда.

Из этих положений вытекает важнейшая задача воспитания — сделать требуемую деятельность предметом потребности. Для учащегося — это ученье, производственный труд, общественная деятельность. В удачных примерах педагогического опыта, которых хотя и немало, но все же недостаточно, мы имеем гармоничное развитие этих трех элементов, однако нередки их расхождения. Наиболее трудным для разрешения оказывается то, что если мы встречаем у учащегося сочетание развитой потребности в учении и в общественной деятельности, то производственный труд еще не выступает в необходимом единстве с ними.

Развитие учащихся и развитие их потребностей идет рука об руку с формированием самостоятельности в поведении.

От детского упрямства до сознательной независимости лежит огромный путь развития. И если поведение упрямого ребенка представляет комплекс агрессивно оборонительных реакций, то независимость в поведении является внутренней потребностью, основанной на синтезе индивидуальных и общественно-нравственных требований. На пути к этой свободной самостоятельности человек осуществляет значительную работу по овладению высшими формами саморегулирования. Моральный императив, мистифицированный идеалистической философией, сочетает в самостоятельных актах единство необходимости и свободы, представляя реальный продукт истории развития человека в условиях системы общественных требований. Цельность поведения, а значит, и внутренняя координация потребностей при этом являются не просто следствием благоприятно сложившихся условий, но результатом большой работы по самовоспитанию. Существует ли потребность в самовоспитании? По-видимому, она возникает с известного момента. Материалы по формированию личности со стадии возникновения моральных требований к себе показывают, что с этого момента возникает уже внутренняя предпосылка к самовоспитанию. Этот процесс синтеза высших социальных требований с многочисленными колебаниями и нередко срывами достигает полного развития тогда, когда формируются основные жизненные цели и основной план жизненного пути.

Изложенное выше позволяет видеть многообразие и сложность проблемы, ставит задачи для дальнейшего исследования и прежде всего позволяет подойти к методическим положениям исследования потребностей, являющихся, разумеется, основой научного исследования.

Потребность представляет внутреннее тяготение индивида к некоторому предмету, действию или состоянию, следовательно, потребность необходимо изучать в плане связи индивида с этим объектом, процессом и т.п. как возбудителем потребности.

Критериями интенсивности потребности являются:

а) преодоление трудностей в ее удовлетворении;

б) устойчивость тяготения во времени. Они легко внешне устанавливаются. К этому нужно добавить еще два других критерия;

в) внутреннее побуждение, которое или отчетливо, явно, или скрыто выражается в речи, в речевом отчете. Конечно, легко сказать, что внутреннее побуждение, не выраженное в речи, представляет неосознанную потребность, но можно ли назвать это состояние потребностью? Нетрудно видеть, что здесь мы касаемся огромного вопроса о сознательном или бессознательном психическом. Учитывая то, что даже ребенок еще до двух лет может в словах выражать желание и потребность, можно утверждать, что в большей или меньшей мере всегда потребность находит свое выражение в слове, хотя это слово с разной степенью отчетливости отражает предмет и мотивы потребности. Таким образом, слово у человека обязательно участвует в той или иной мере в формировании и выражении потребности. На высоком уровне развития потребности, как уже говорилось, степень осознания его цели — объекта, ее мотивов достигает максимальной отчетливости и глубины. Соответственно этому словесное выражение должно быть признано важным объективным показателем не только осознания, но и вообще наличия потребности у человека;

г) наконец, в связи с тем, что также говорилось, нужно учесть соотношение потребности и требований окружающего. Внешние требования могут быть внутренним препятствием к осуществлению потребностей, к их торможению. Как говорилось выше, потребность может быть осознана, т.е. отражена в речи, но скрыта. Нужно подчеркнуть, что эта сторона вопроса о потребности также должна найти свое физиологическое освещение, но очевидно, что здесь торможение, хотя и имеет внутренний характер, но вид его, отличный от известных видов торможения у животных, требует специальной характеристики и дальнейшей разработки учения о высшей нервной деятельности человека. Эти задачи относятся и к вопросу о соотношении требований и потребностей, их возможного совпадения, расхождения, борьбы, победы того или другого. Здесь потребность выступает в соотношении с другими сторонами психики.

Достаточно известно, что методы изучения потребностей не только не разработаны, но представляют большую трудность для разработки. Указанные выше принципиальные положения имеют значимость и для наблюдения и для эксперимента. Трудность эксперимента тем более велика, что в большей степени в возникновении потребностей, а следовательно, и в изучении их играют роль важные жизненные обстоятельства. Если это создает трудности для естественно-экспериментального исследования, то еще менее это доступно для лабораторного эксперимента.

В связи с этим нужно упомянуть о двух типах экспериментального исследования. Можно исследовать голод и жажду, потребность в кислороде, искусственно создавая недостаток необходимых веществ. Таким образом поступали П.О. Макаров и др. Можно вызвать временное образование хотенья, стремления, желания, создать состояние, при котором тот или иной объект приобретает притягательную силу, и изучать динамику такой потребности, как это делал К. Левин. Однако чем интереснее его экспериментальные и динамические опыты, тем более странной кажется его внешнемеханическая трактовка, если не считать ее метафорической. Самое главное то, что в его исследовании без достаточного предварительного выяснения рассматривается как потребность то, что, может быть, правильнее считать временными стремлениями, желаниями, тенденциями преходящего характера и небольшого жизненного значения. Учитывая, что в ряде исследований К. Левина и его школы освещается вопрос о замещающих образованиях, можно поставить вопрос о том, не является ли все то, что исследовал Левин, не столько потребностями, сколько их заменяющими образованиями.

В искусстве, как и в игре, мы имеем своеобразную замену жизни и много общего с нею, но нельзя пройти мимо существенного различия жизни, игры и искусства и отождествлять их, забыв об их существенных различиях.

К. Левин не освещает этого жизненно важного вопроса, возможно, поэтому его живой и интересный эксперимент и сделанные из него выводы допускают сочетание с методологически и жизненно неприемлемой теорией. Однако, подходя к ней с позиций выдвинутых методических критериев, следует сказать, что использование в эксперименте, Левина различных приемов нарушения деятельности — перерывов, препятствий и т.п. — приближает ее к задаче изучения потребностей и позволяет признать не случайной связь приемов исследования К. Левина с вопросом о потребностях. Поэтому в естественно-экспериментальных условиях изучения целенаправленной игровой или трудовой (учебной, производственной) деятельности при учете тех методических моментов, которые были указаны, можно правильно подойти к вопросу о потребностях и, как показывает опыт, а также проводимые работы, получить материал для изучения потребностей. Естественный эксперимент получил у нас широкое признание, но его практическое применение обратно пропорционально этому широкому признанию. В условиях школы, в условиях производства и в клинике даже и методически недостаточно совершенное его применение дало, дает и даст несомненно важные факты.

Изложенное соображение, далеко не освещая всех сторон вопроса, тем не менее ставит уже в начале нашей систематической работы в области потребностей задачи, решение которых, как мы пытались показать, представляется теоретически важным. Вместе с тем едва ли можно сомневаться в том, что педагогическая психология и практика, не только воспитательная, но и образовательная, нуждаются в разработке психологии потребностей, так как внешние условия и внешние требования только тогда оказывают положительное влияние, когда превращаются во внутренние импульсы поведения.

____________________________________________________________________________

Подробнее на сайте:  ГРАДИЕНТ

Потребности человека: структура, классификации и границы

Автор: Борис Михайлович Генкин, заслуженный деятель науки РФ, доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой Санкт-Петербургской государственной инженерно-экономической академии.

 

Основные проблемы анализа потребностей состоят в установлении их состава, иерархии, границ, уровней и возможностей удовлетворения. Эти проблемы тесно взаимосвязаны. В частности, как будет показано ниже, иерархия потребностей во многом обусловлена уровнями их удовлетворения.

Как писал А. Маршалл, «потребностям и желаниям человека несть числа». Через сто лет соотечественник великого экономиста авторитетный психолог М. Аргайл отмечает примерно то же самое: «Нам пока неизвестен полный перечень человеческих потребностей».

В настоящее время основной считается классификация, предложенная американским психологом А. Маслоу. Он выделяет пять групп потребностей: физиологические, безопасности, причастности (к коллективу, обществу), признания и самореализации (самовыражения). Эти группы составляют иерархическую структуру, т. е. предполагается, что потребности удовлетворяются последовательно в том порядке, в котором они перечислены. Такую схему обычно изображают в виде пирамиды или лестницы потребностей.

В классификации К. Альдерфера выделяется три группы потребностей: существования, связи и роста. Потребности существования соответствуют первым двум группам потребностей Маслоу, потребности связи — третьей и четвертой группам; потребности роста — пятой группе. Данная схема, как и схема Маслоу, имеет иерархическую структуру.

Д. МакКлелланд выделяет потребности достижения, соучастия и власти. Эти потребности не имеют иерархической структуры, они взаимодействуют в зависимости от индивидуальной психологии человека.

Одной из наиболее известных является двухфакторная теория потребностей Ф. Герцберга. Согласно этой теории все факторы, определяющие поведение человека на предприятии, можно разделить на две группы, гигиенические и мотивирующие. К первым Герцберг предлагал относить санитарно-гигиенические условия труда, обеспечение физиологических потребностей, а также потребностей в безопасности и уверенности в будущем. Мотивирующие факторы соотнесены с потребностями самовыражения и развития.

Значительное внимание уделено анализу потребностей в отечественной литературе по психологии и социологии. В частности, В. И. Тарасенко рассматривал две группы потребностей: существования и развития; В. Г. Подмарков — три группы: обеспечения, призвания и престижа.

В учебниках по общей экономической теории принято деление потребностей на первичные (в пище, одежде, жилье, продолжении рода) и вторичные (в общении, знании, развитии). Обычно отмечается условность такой группировки даже для отдельного человека в различные периоды его жизни.

При классификации потребностей, как и при любой другой классификации, должно прежде всего соблюдаться требование полноты. Это означает, что каждый элемент анализируемого множества должен быть отнесен к той или иной группе. В рассматриваемой задаче выполнение этого условия затруднено тем, что полный перечень потребностей человека установить практически невозможно.

Во многих классификациях, в том числе наиболее известных, требование полноты не соблюдено. Так, в схемах Маслоу, Альдерфера и МакКлелланда нет групп, к которым можно было бы отнести потребности в свободе, вере, духовном совершенствовании и др.

Важным аспектом анализа потребностей является их иерархия. Условием возникновения интеллектуальных и духовных потребностей является функционирование физиологических систем человеческого организма. Однако многие авторы эту зависимость абсолютизируют. Иногда схема Маслоу излагается так, будто потребности в творчестве и самореализации могут появиться только после полного удовлетворения всех остальных потребностей.

Например, один из наиболее известных специалистов по маркетингу Ф. Котлер иллюстрирует пирамиду Маслоу следующими рассуждениями жительницы США Бетти Смит, задумавшей купить дорогую фотокамеру: «Какой свет проливает теория Маслоу на заинтересованность Бетти Смит в приобретении фотокамеры? Можно догадаться, что Бетти уже удовлетворила свои физиологические потребности, потребности самосохранения и социальные потребности, которые не мотивируют ее интереса к камерам. А заинтересованность в фотокамере может проистекать либо из сильной потребности в уважении со стороны других, либо из потребности в самоутверждении. Бетти хочется реализовать свой творческий потенциал и выразить себя через занятия фотографией».

Из этой цитаты и других описаний потребительского поведения миссис Бетти Смит, которые Ф. Котлер излагает на нескольких страницах своей книги, следует, что названной даме для полного счастья на вершине пирамиды Маслоу не хватает только фотокамеры «Никон».

Хотя некоторая последовательность в удовлетворении потребностей существует, однако ее нельзя считать одинаковой для всех людей. Известны факты, когда потребность в творчестве и духовном совершенствовании становилась доминирующей не после удовлетворения всех остальных потребностей (физиологических, причастности, признания и т. д.), а, по существу, на грани выживания, когда еще не удовлетворены были основные потребности в пище, жилье и безопасности.

О силе потребности в творчестве можно судить по биографиям выдающихся ученых и художников. Многие из них, подобно П. Гогену, ради возможности творить отказывались от благополучного существования. Архимед и Дмитрий Шостакович создавали великие произведения в осажденных городах. Двадцатилетний Эварист Галуа в тюремной камере разрабатывал основы современной алгебры. Накануне дуэли, которая закончилась для него трагически, он писал математическую статью.

Современная биология и психология рассматривают высшие духовные и социальные потребности (в том числе потребности в творчестве и альтруистических действиях) как результат эволюции. Эти потребности направлены на приспособление человека к окружающей среде, обеспечение преемственности поколений и устойчивости общества.

Опыт показывает, что иерархия потребностей является преимущественно индивидуальной или групповой. Общим можно считать лишь то, что удовлетворение потребностей существования на некотором базовом уровне является необходимым условием формирования всех остальных потребностей. Следовательно, при классификации потребностей должны учитываться не только их виды, но и уровни удовлетворения.

Таким образом, известные нам схемы классификации не учитывают:

  1. всего диапазона потребностей человека;
  2. индивидуальных различий по составу, иерархии и значимости потребностей;
  3. уровней удовлетворения потребностей;
  4. зависимости потребностей от ценностей и целей жизни человека.

 

Чтобы учесть эти факторы, целесообразно прежде всего разделить потребности на два вида: потребности существования и потребности достижения целей жизни.

К потребностям существования обычно относят физиологические и безопасности. Мы полагаем, что к этому виду должны быть отнесены также и потребности причастности. Это определяется тем, что человек не может существовать сколько-нибудь продолжительное время вне какого-либо коллектива (в частности, семьи).

Можно выделить следующие основные уровни удовлетворения потребностей существования:

  1. минимальный;
  2. базовый;
  3. уровень роскоши.

 

Минимальный уровень удовлетворения потребностей существования обеспечивает выживание человека.

Базовый (нормальный) уровень обеспечивает возможность появления значимых интеллектуальных и духовных потребностей. Этот уровень может быть определен как субъективно, так и объективно. В первом случае критерием достижения базового уровня считается время, которое человек занят мыслями об удовлетворении потребностей в пище, одежде, жилище и безопасности.

Целесообразно исходить из того, что это время не должно превышать половины времени бодрствования. Объективной оценкой базового уровня может быть потребительский бюджет, который эксперты считают необходимым для различных видов деятельности. В частности, труд шахтеров относится к числу наиболее интенсивных и опасных. Поэтому затраты на питание и отдых у шахтеров объективно больше, чем у конторского персонала.

Уровнем роскоши предлагается считать такой, при котором удовлетворение потребностей существования выше базового уровня становится самоцелью и/или средством демонстрации высокого общественного положения. На уровне роскоши человек «живет, чтобы есть, а не ест, чтобы жить». Характеристика соответствующего образа жизни имеется в работах А. Маршалла, Т. Веблена и многих других авторов.

Так, у Маршалла имеются следующие утверждения: «Законы, направленные против роскоши, оказывались тщетными, однако было бы огромным достижением, если бы моральный дух общества смог побудить людей избегать всех видов хвастовства индивидуальным богатством». «Мир был бы намного совершеннее, если бы каждый покупал вещей меньше и проще, старался выбирать их с точки зрения их истинной красоты; рассмотрение воздействия, оказываемого на общее благосостояние способом, каким каждый индивидуум тратит свой доход, — это одна из самых важных задач практического приложения экономической науки к образу жизни людей».

Приведенные уровни, разумеется, не исчерпывают всех ступеней удовлетворения потребностей существования. В качестве иллюстрации можно привести данные о «возвышении» потребностей в Германии после второй мировой войны. С отчетливостью, свойственной немецкому языку, экономисты Германии пишут о трех больших волнах потребностей в течение первых 5-6 лет восстановления экономики: «der sogenannten «Fress-Welle» (так называемой «волне обжорства»), «der Kleidungs-welle» («волне одежды»), «der Wohnungswelle» («квартирной волне»). После этого стали развиваться потребности в роскоши (die Luxusbediirfnisse).

У большинства людей уровень удовлетворения физиологических потребностей существенно влияет на структуру интеллектуальных, социальных и духовных потребностей. Вместе с тем с древнейших времен известно, что чем меньше человек ориентирован на материальные блага, тем больше у него свободы от жизненных обстоятельств и сильных мира сего. Все великие философы и религиозные деятели призывали к разумному ограничению физиологических потребностей. Многочисленные высказывания на эту тему приводит А. Шопенгауэр. Например: «Сократ, при виде выставленных к продаже предметов роскоши, воскликнул: «Сколько есть вещей, которые мне не нужны»».

Таким образом, после достижения базового уровня удовлетворения потребностей существования формируются потребности достижения целей жизни, которые, целесообразно дифференцировать на четыре группы:

  1. материальные блага для индивидуума и семьи;
  2. власть и слава;
  3. знания и творчество;
  4. духовное совершенствование.

 

В зависимости от индивидуальных склонностей, способностей и притязаний у одних людей после достижения базового уровня удовлетворения потребностей существования будет доминировать стремление к максимизации потребления материальных благ; у других — к власти и славе; у третьих — к знаниям и творчеству; у четвертых — к духовному совершенствованию.

В заключение остановимся на проблеме границ потребностей.

На первых страницах книг по основам экономической науки обычно постулируется, что таких границ не существует. Например, во введении одного из наиболее солидных учебников США по экономике отмечается: «Основная экономическая проблема, с которой сталкивается любое общество, заключается в конфликте между фактически неограниченными человеческими потребностями в товарах и услугах и ограниченными ресурсами, которые могут быть использованы для удовлетворения этих потребностей».

Аналогичное утверждение высказывают специалисты Германии и отечественные авторы. Тезис о безграничности потребностей обычно рассматривается как некая аксиома, из которой выводится необходимость рационального использования ограниченных ресурсов, что, в свою очередь, предопределяет предмет экономической науки.

Несомненно, что не имеют границ духовные потребности человека, его стремление к знаниям, развитию и применению своих способностей. Что же касается материальных потребностей, то их безграничность нельзя считать очевидной. В мире вещей желания разумного человека с самым богатым воображением достаточно конкретны.

Иногда безграничность потребностей выводят из технического прогресса. Но, создавая новые товары и услуги, он, в конечном счете, выражается в росте среднедушевого потребления энергии и других ресурсов природы. Их количество ограничено и постоянно уменьшается.

Чтобы доказать необходимость рационального использования ограниченных ресурсов, совершенно не обязательно исходить из аксиомы о безграничности потребностей человека. Известно, что чем меньше требования аксиом, тем прочнее здание теории. Поэтому в качестве постулата, определяющего задачи экономической науки, вполне достаточно утверждения о том, что потребности людей больше возможностей их удовлетворения.

Структура потребностей может меняться у одного и того же человека на протяжении различных периодов его жизни. При этом, чем ниже субъективно-нормальный уровень удовлетворения потребностей существования, тем более вероятно, что после его достижения будут доминировать интеллектуальные и духовные потребности.

Основные отличия предлагаемой структуры потребностей состоят в следующем:

  • потребности делятся на два вида: существования и достижения целей жизни;
  • к первому виду относятся потребности: физиологические, безопасности, причастности; ко второму — потребности в материальных благах, власти и славе, знаниях и творчестве, духовном совершенствовании;
  • выделяются три уровня удовлетворения потребностей существования: минимальный, базовый, уровень роскоши;
  • потребности достижения целей жизни формируются после достижения базового уровня удовлетворения потребностей существования;
  • базовые уровни удовлетворения потребностей существования могут иметь значительные индивидуальные различия.

 

Научиться разбираться в своих потребностях и потребностях других людей вы можете изучив курс «Психология мотивации и влияния» или выбрав обучение по индивидуальному учебному плану.

Потребность в аффилиации и психическое здоровье

Эскалация стрессогенных факторов приняла в нашей стране тотальный характер. Общая нестабильность, противоречивость социальных взаимоотношений, недостаточная сформированность психологической культуры должны были привести и привели к разобщенности населения, утрате духовности и обострению психических и психосоматических заболеваний, снижению рождаемости, ослаблению семейных связей. Разрушение надежных привязанностей приводит к снижению чувства безопасности, расширению зоны социального страха, обученной беспомощности.

В периоды кризисных социальных изменений отсутствие адекватных возможностей удовлетворения потребности в безопасности вызывает у личности эмоционально негативные, остро переживаемые состояния, на фоне которых протекают практически все психические процессы человека.

Потребность в безопасности реализуется в обществе через устойчивые структуры социальных взаимодействий. Поэтому человек так нуждается в ощущении своей связи с окружающим миром, другими людьми, в принадлежности к определенным социальным группам. Человек должен объединяться с другими людьми, реализовывать потребность в общении, привязанности и любви.

В психологии любовь рассматривается как одно из качеств, атрибутов человека. Обратимся к таким аспектам любви, как потребность и ценность.

Потребность в любви, привязанности появляется у человека по мере удовлетворения физиологических потребностей и потребности в безопасности и может рассматриваться как вариант альтруистического поведения. От удовлетворения данной потребности зависит психологическое здоровье личности. Фрустрация потребности в любви приводит к ухудшению соматического и психического состояний. В современном обществе помехи на пути удовлетворения таких нужд – наиболее частая причина неспособности адаптироваться к окружающей действительности.

Бытие неполноценно и неустойчиво, если не несет в себе стремление к чему-то находящемуся за его пределами. Любовь делает жизнь человека шире рамок его собственного, конечного, ограниченного существования.

По Франклу, любовь это один из возможных способов наполнить жизнь смыслом [2]. При этом любовь рассматривается и как здоровое, и как болезненное образование.

А. Маслоу считает, что на «здоровую» любовь способны самоактуализированные индивиды, которые удовлетворили свои потребности в безопасности, принадлежности, уважении, любви и потому не мотивированны этими потребностями [1].

Еще одной характеристикой «здоровой» любви является идентификация потребностей любящих людей, в результате у партнеров возникают общие потребности. Идентификация потребностей проявляется в виде ответственности за любимого и заботы о нем. А. Адлер подчеркивает особую важность взаимоотношений ответственности партнеров [6].

«Чувство, что ты любим, равнозначно чувству, что тебя понимают. Лишь те отношения можно назвать любовью, в которых нет угрозы для партнеров, которые возникают на основе взаимного принятия и одобрения» [7. Р. 159].

К. Хорни определяет «здоровую» любовь как способность воспринять другого человека в его уникальной ценности, воспринять его как цель, а не как средство достижения цели [4].

Сама способность любить, отдавая, зависит от особенностей развития личности. Это значит преодолеть зависимость, поверить в собственные силы, отважиться полагаться на себя в достижении личных целей. Чем менее развиты в человеке эти качества, тем больше он боится отдавать, а значит, боится любить. Кроме того, любить – значит не только всегда заботиться, но и нести ответственность, уважать и знать [3].

Невротик, как правило, чувствует, что в основе своей он беспомощен в этом угрожающем и враждебном мире, тогда поиск любви будет представлять наиболее логичным и прямым путем получения любого типа расположения, помощи или понимания. Невротик не может любить, но ему остро нужна любовь со стороны других. При этом, игнорируя личность другого, невротик даже получая любовь, к которой стремился, не способен в действительности принять ее.

Наконец, проявление любви может вызвать страх зависимости. Эмоциональная зависимость является реальной опасностью для каждого, кто не может жить без любви других.

Любовь является одной из составляющих здоровой, функциональной семьи, а именно, решает задачу эмоциональной стабилизации членов общества, активно содействуя сохранению их психического здоровья.

Мы попытались проанализировать роль любви как потребности в структуре мотивов вступления в брак, мотивов рождения детей, психосоматических механизмов развития заболеваний у детей.

Нами был проведен анализ мотивов и готовности к вступлению в брак у людей молодого возраста. В исследовании приняли участие 120 человек.

Каждый 4-й испытуемый рос в семье, имеющей алкогольные проблемы, каждый 6-й имел неполноценные отношения с родителями, что могло сказаться на эмоциональном и личностном здоровье.

Преобладающее большинство испытуемых на первое место ставят мотив  –  потребность любить и быть любимым – 78%, мотив  –  страх одино-чества у женщин представлен в 14% случаев и в 30% случаев у мужчин. При этом понимание семьи как эмоционального единства более характерно для женщин 59% у мужчин 39%. Мужчины более ориентированы на формальные характеристики 48%.

Аналогичные результаты были получены С.И. Голод в 1989 году.

Анализ характеристик предполагаемого партнера показал, что женщины называют большее количество качеств. Только 11% опрошенных женщин не смогли назвать больше 10 характеристик.

У мужчин степень осознания меньше, 57% из них не смогли назвать 10 характеристик предполагаемого партнера.

При этом женщины отдают преимущество духовно близким отношениям, направленности на семью, направленности на достижение, отсутствие вредных привычек. Мужчины отдают предпочтение внешним данным и сексуальным характеристикам. Это свидетельствует о том, что последующие супружеские отношения могут привести к взаимному разочарованию именно в отношении удовлетворения аффилятивных духовных потребностей.

На вопрос о том, что мужчины и женщины ждут от партнера, были получены следующие ответы: женщины – чувства 85%, деньги 70%, хозяйство 60%, дети 50%, мужчины – хозяйство – 81 %, чувства – 67%, дети 60%.

Таким образом, молодые люди ищут в браке прежде всего понимания, любви, участия. Вместе с тем желание любить партнера выразили 38% женщин и 34% мужчин. Обращает на себя внимание и то, что мужчины менее осознанны и более противоречивы в своих представлениях о браке и выборе партнера, что может способствовать разочарованию и неудовлетворенности семейной жизнью.

Отношение к будущему родительству показало, что примерно 50% обследованных связывают создание семьи с рождением детей, и только 40% женщин рассматривают себя будущей матерью. При этом восприятие роли матери оказалось связано с самопожертвованием и несамостоятельностью — методика PARI. Анализ готовности к материнству мы продолжили на материале исследования беременных женщин. Были исследованы 80 женщин со сроком беременности от 34 до 40 недель в возрасте от 17 до 38 лет, 75% являются первородящими.

Большой процент женщин от 40 до 75% в зависимости от возраста не планировали беременность, 44 % испытали негативные или амбивалентные чувства при обнаружении беременности.

Восприятие роли матери во всех возрастных группах связано с жертвенностью, зависимостью, несамостоятельностью. 56% исследованных не считали себя достаточными для воспитания ребенка и рассчитывали на помощь родителей.

Таким образом, беременные женщины не готовы к будущему материнству, и рождение ребенка воспринимается, скорее, как угроза благополучия, чем как реализация представлений о счастье.

Роль неудовлетворенности потребности в аффилиации также отчетливо прослеживается при исследовании психосоматических механизмов формирования заболеваний внутренних органов.

Исследование семей, члены которой страдают эмоциональными расстройствами, в широком диапазоне еще не достаточно многочисленны. По данным А.Б. Холомогоровой и Н.Г. Гаранян, эти семьи отличаются закрытыми границами и симбиотическими связями, при которых эмоции перетекают от одного члена семьи к другому, а также повышенным индексом стрессогенных событий в семейной истории.

В этих семьях сочетается высокий уровень критики и высокие родительские требования и ожидания в плане достижений. Основная тенденция в семьях, где преобладают соматические симптомы эмоциональных нарушений, заключается в исключении эмоций. Отказ от собственной эмоциональной природы приводит к разрастанию физиологического компонента эмоций, а также невозможности их осознания.

Мы провели анализ особенностей родительских семей и стратегий реагирования в кризисных ситуациях больных различными хроническими заболеваниями.

Особенности, характеризовавшие родительские семьи больных, страдающих БА (70 испытуемых) таковы. 30% были неполными. В каждой четвертой семье родители злоупотребляли алкоголем.

30% матерей занимались ребенком только первые 6 месяцев.

Лидером в семье являлась мать, отцы, как правило, имели низкий статус в семье, были малоэмоциональны, не вовлечены в дела семьи и воспитание детей.

Открытые внутрисемейные конфликты в родительских семьях отмечали более половины испытуемых.

Поведение самих больных БА в течение жизни характеризовалось избеганием конфликтов и зависимостью от внешних оценок, сложностями в собственных супружеских отношениях.

Анализ впечатлений раннего детства, больных колоректальным раком (68 больных) показал, что значительная часть больных – более 70 % воспитывались в дисгармоничных семьях, где либо не было отца, либо отмечались алкогольные проблемы, либо детей воспитывало государство.

На наличие конфликтов с родителями и непонимание в семье указали 83% подростков с синдромом функциональной диспепсии (87 больных), алкогольные проблемы в семье отмечались в 20% случаях. Отмечено большое количество разводов в родительских семьях и ранняя вовлеченность в эмоциональные проблемы родителей.

Пациенты с функциональной диспепсией склонны скрывать свои чувства, принимать ответственность за проблемы других. Подростки были более привязаны к матери, чем к отцу. При этом и основное количество конфликтов тоже связано с матерью.

Сопоставление частоты встречаемости психотравмирующих факторов в генезе сахарного диабета (СД) и ревматоидного артрита (РА) показал, что у детей, больных сахарным диабетом (53 человека), частота встречаемости внешних психотравмирующих факторов выше, чем у больных ревматоидным артритом.

В семьях детей, больных СД, часто встречались неполная семья – более половины, разводы, алкоголизм отца – около 80%, смерть отца – 22%, конфликты в семье – 82%.

В семьях Р.А. (42 человека) эти показатели в 2 раза меньше. Вместе с тем во всех случаях отмечается отгороженность родителей от внутреннего мира ребенка, недостаток доверия и радости в отношениях.

В семьях детей, больных СД, родители заняты семейными проблемами и отчуждены от актуальных потребностей детей, у детей Р.А. в семейном воспитании преобладает сверхтребовательное отношение с элементами бесцеремонности, подмена актуальности ребенка актуальностью взрослого, что определяет нарушения эмоционального состояния и нарушение самосознания.

Заболевание ребенка становится еще одним испытанием для семьи, ослабляющим или утяжеляющим течение болезни.

Нами были исследованы женщины – матери здоровых детей — контрольная группа 50 человек; матери детей, больных Б.А. 35 человек; матери больных С.Д. В группу вошли 30 человек. Все женщины в возрасте от 26 до 38 лет со средне-техническим и высшим образованием.

Результаты по методике РАRI позволили сделать вывод о том, что у матерей детей больных хроническими заболеваниями, обнаруживается чрезвычайное отношение к ребенку, попытка контролировать все его проявления, все принятие ситуации как требующей максимальных социальных ограничений. Это отношение, в свою очередь, не может не сказаться на психосоциальном состоянии детей и течении их заболевания, создавая повышенную тревожность, невозможность обращения за адекватной поддержкой и помощью к матери в сложной ситуации из-за чувства вины перед ней.

Гиперопека препятствует становлению личности и одновременно является проявлением тревожности родителей.

У матерей больных детей чаще встречается избегающее поведение в конфликте, а также реакция приспособления.

Исследование по методике У. Шутса показало тенденцию общаться с малым количеством людей, избегание принятия решении, а также ответственности за эти решения, осторожность при установлении близких интимных отношений с партнером в паре, при этом сами женщины испытывают потребность в эмоциональной поддержке.

Таким образом, семейно обусловленное напряжение является одним из патогенетических факторов формирования психосоматического нездоровья, а болезнь члена семьи усугубляет разобщенность, беспомощность и отказ от удовлетворения собственной жизнью и возможности помогать другому.

Можно сделать следующие выводы.

Первое: семья является отражением всех особенностей существующего общества, господствующих в нем идей, несет в себе черты того или иного образа жизни людей.

Новая духовная основа отношений в семье, их культура и человечность развиваются медленно, что отражается на здоровье нации. Социальные явления, на фоне которых происходит это развитие в нашей стране, не способствует чувству безопасности. Все это говорит о необходимости решения проблем семьи в образовании и в социуме в целом.

Второе: демографические проблемы и психосоматические механизмы наиболее распространенных заболеваний непосредственно связаны с неудовлетворенностью потребности в безопасности и аффилиации.

Третье: необходим комплексный подход к решению проблем семьи. Повышение ценности отцовства и материнства в обществе. Формирование осознанности вступления в брак. Отношение к личности как к самостоятельной ценности.

Основные психологические потребности | Наука психотерапии

Клаус Гроу (2004, 2007) разработал взгляд на психическое функционирование на основе концептуализаций, сформированных в мейнстриме современной психологии, но с определенным «драйвером», который, возможно, не совсем «мейнстрим». То есть «цели, которые человек формирует в течение своей жизни, в конечном итоге служат удовлетворению отдельных основных потребностей». (Grawe, 2007, с. 169). Гроу определил ключевые психологические «базовые потребности» как основу своей теории согласованности , согласно которой наше поведение направлено на удовлетворение этих потребностей либо здоровым, либо патологическим образом.Поведение продиктовано мотивационными схемами (способы и средства, которые мы разрабатываем для удовлетворения потребности) и обычно определяется либо подходом , (корковые процессы), либо избеганием (лимбическими процессами). Я не намерен подробно описывать теорию согласованности в этой статье, а просто рассмотреть, каковы эти основные потребности, согласно Грейу.

Есть четыре основных потребности: необходимость в приложении ; необходимость Контроль / Ориентация ; потребность в Удовольствие / Избегание боли ; и потребность в Self-Enhancement .Из этих потребностей в первую очередь развиваются привязанность и контроль, которые, таким образом, являются наиболее сильными движущими силами поведения, при этом самосовершенствование или самооценка, вероятно, будут последними из потребностей, которые развиваются у человека.

Приложение: Опора человека на других, наша привязанность к людям — одна из самых основных и сильных нейробиологических / психологических потребностей. Опираясь на обширную работу Джона Боулби (1988, 2008) и основную фигуру привязанности, Грейв считает привязанность центральным элементом наших нейробиологических потребностей.Согласно Мэри Эйнсворт и др. (1978), развитие стиля привязанности (или модели поведения, разработанной на основе нашего раннего опыта привязанности) можно определить как: надежную привязанность; ненадежная привязанность и избегание; ненадежная привязанность и амбивалентность; и ненадежная привязанность и дезорганизованность / дезориентация. Опыт взаимоотношений с самых первых месяцев жизни формирует то, как мы приближаемся к людям или избегаем их (мотивационные схемы) в попытке удовлетворить потребность в привязанности к другим.Эти шаблоны или схемы переходят во взрослую жизнь, заставляя нас реагировать / реагировать на социальные ситуации определенным образом. Неблагоприятный опыт привязанности в раннем возрасте, такой как травмирующее событие или пренебрежение, может иметь серьезные последствия для психического здоровья в более позднем возрасте, спустя много времени после переживания ребенка. Человек может быть полностью сбит с толку относительно того, почему он реагирует на социальную встречу патологическим образом, не осознавая, что нейронные сети (мотивационные схемы) были созданы в их младенчестве, за пределами их воспоминаний.Каким образом может быть нарушена потребность в привязанности и каковы последствия для психического здоровья — тема отдельной статьи, и мы сделаем это в будущем. Достаточно сказать, что есть неопровержимые доказательства того, что привязанность является основной потребностью человека.

Контроль / Ориентация: Гроу цитирует Сеймура Эпштейна (1990) как человека, который считает, что потребность в ориентации и контроле является фундаментальной потребностью человека. Эпштейн считает, что мы создаем нашу собственную концепцию реальности , модель реальности, в которой мы пытаемся осмыслить наш опыт.Мы стремимся к такому восприятию мира, которое соответствует нашим целям. Мы «прицеливаемся» с помощью мотивационных схем, чтобы удовлетворить цели, которые являются нашими основными потребностями. Другими словами, наша цель достичь восприятия, соответствующего нашим целям, означает стремление к контролю. Мы хотим иметь возможность регулировать нашу среду, чтобы удовлетворить наши основные потребности, это верно как для наших физических, так и для наших психологических потребностей. Когда у нас есть большое количество вариантов, открывающихся перед нами, возникает сильное чувство контроля.Чем более ограничены наши возможности, тем меньше у нас чувства контроля. Потребность в ориентации или понимании происходящего тесно переплетается с чувством контроля. Чтобы иметь ясность в ситуации, нужно иметь чувство контроля, и варианты становятся более очевидными. Когда мы не знаем, что происходит в нашем окружении, мы можем испытывать высокий уровень стресса и беспокойства. Эта потребность в контроле, когда мы младенцы, тесно связана с нашей потребностью в привязанности (потому что младенец полностью полагается на фигуру привязанности для всех своих потребностей), и любое нарушение нашей потребности в привязанности также является нарушением нашей потребности. потребность в контроле.На самом базовом уровне крик младенца, чтобы привлечь внимание из-за того, что он голоден, — это одновременно и контроль, и поведение привязанности. Если крик игнорируется, происходит потеря контроля (чтобы быть накормленным) и привязанности (чтобы быть рядом с матерью).

Удовольствие / Избегание боли: Мы мотивированы на получение приятных переживаний или состояний и избегание неприятных или болезненных. Существует базовый процесс оценки того, что есть «хорошее», а что «плохое», и мотивация для того, чтобы максимально увеличить наше восприятие «хорошего» и ограничить «плохое».Даже в случае страданий для «большего блага» отказ в некоторых удовольствиях для достижения чего-то более ценного в дальнейшем по пути основан на этой основной потребности. Что представляет собой «хорошее», приятное, красивое и т. Д., Очень зависит от человека и от того, как восприятие вещей согласуется с удовлетворением других его основных потребностей. С точки зрения теории согласованности Грэйва, мы находимся в максимальном состоянии, когда наши «текущие представления и цели полностью совпадают друг с другом, а возникающая умственная деятельность не нарушается никакими конкурирующими намерениями.»(2007, с. 244). Далее Гроу указывает на бестселлер Михая Чиксентмихайи «Поток» (1991), в котором описывается наша внутренняя мотивация к согласованию нашего восприятия опыта с нашими намерениями. Можно много сказать о мысленном процессе хорошей / плохой оценки и об основной необходимости максимизировать одно и избегать другого, и мы углубимся в это в будущем.


Повышение самооценки: Потребность в повышении нашей самооценки (и в ее защите) — это потребность, которая развивается вместе с чувством собственного достоинства — когда-то после других потребностей на временной шкале индивидуального развития.Эта потребность также является специфически человеческой потребностью, поскольку требует способности иметь развитое самосознание и мыслить рефлексивно. Альфред Адлер (1920), как и многие другие, признал, что потребность в повышении самооценки является важной потребностью и мотивирующим фактором. С нейробиологической точки зрения регуляция самооценки, вероятно, является наиболее сложной сетью из всех упомянутых основных потребностей. Предполагается, что люди обычно стремятся максимизировать свою самооценку, но то, как мы это делаем, может показаться противоречащим поставленной цели — и иногда мы сталкиваемся с низкой самооценкой.Но что на самом деле происходит с человеком, у которого низкая самооценка? Согласно теории последовательности, поддержание низкой самооценки — это средство удовлетворения других, более важных потребностей. Например, уклонение от повышения по службе, что может повысить самооценку, может быть вызвано страхом бросить текущую ситуацию и отношения (потребность в привязанности) или отсутствием ясности в отношении новой работы и способности выполнять ( потребность в контроле и ориентации), или страх неудачи, критики или завышенных ожиданий (необходимость избегать боли).Управляемые страхом способы управления ситуациями (избегающие мотивационные схемы), которые в основном действуют за счет более глубокой лимбической системы, а не коркового контроля, могут инициировать поведение, которое поддерживает низкую самооценку ради других потребностей. Это, однако, не означает, что повышение самооценки не является основной потребностью, но это демонстрирует, как эта основная потребность может быть устранена с помощью сильно разработанных схем мотивации избегания и слабо разработанных схем подходов.

Диаграмма ниже адаптирована из Grawe (2007, стр.171) и показывает центральное место этих основных потребностей в рамках теории согласованности — теории, о которой мы будем писать гораздо более подробно в будущем.

Артикул:

  • Ольха, А. (1920). Praxis und Theorie der Individualtherapie [Практика и теория индивидуальной терапии]. Мюнхен, Германия: Бергманн.
  • Эйнсворт, М. Д., Блехар, М. С., Уотерс, Э. и Уолл, С. (1978). Модели привязанности: психологическое исследование странной ситуации .Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, Inc.,
  • Bowlby, J. (1988). Надежная основа: привязанность к детям и родителям и здоровое человеческое развитие . Нью-Йорк: Основные книги.
  • Боулби, Дж. (2008). Приложение: Первый том Трилогии о прикреплении и утрате: Приложение, том 1 (Прикрепление и потеря) (Пересмотренное издание). Vintage Digital.
  • Csikszentmihalyi, M. (1991). Поток: психология оптимального опыта . Нью-Йорк, Нью-Йорк: HarperPerennial.
  • Эпштейн, С. (1990). Когнитивно-эмпирическая теория себя. В Л. А. Первин (ред.), Справочник личности: теория и исследования . (стр. 165-192). Нью-Йорк: Гилфорд.
  • Граве, К. (2004). Психологическая терапия . Торонто: Hogrefe & Huber.
  • Граве, К. (2007). Нейропсихотерапия: как нейронауки создают эффективную психотерапию (1-е изд.). Рутледж.

Нью-Йорк | Макет, Люди, Экономика, Культура и История

Нью-Йорк , официально город Нью-Йорк , исторически Нью-Амстердам , мэр, олдермен и муниципалитет города Нью-Йорка, и Нью-Орандж, по имени Большое Яблоко , город и порт, расположенный в устье реки Гудзон, на юго-востоке штата Нью-Йорк, на северо-востоке США.С. Это самый крупный и влиятельный американский мегаполис, включающий Манхэттен и Стейтен-Айленд, западные части Лонг-Айленда и небольшую часть материковой части штата Нью-Йорк к северу от Манхэттена. На самом деле Нью-Йорк представляет собой совокупность множества кварталов, разбросанных по пяти районам города — Манхэттену, Бруклину, Бронксу, Куинсу и Статен-Айленду, — каждый из которых демонстрирует свой собственный образ жизни. Перемещение из одного городского квартала в другой может быть похоже на переход из одной страны в другую.Нью-Йорк — самый густонаселенный и интернациональный город страны. Его городская территория простирается до прилегающих частей Нью-Йорка, Нью-Джерси и Коннектикута. Расположенный там, где реки Гудзон и Восток впадают в одну из главных гаваней мира, Нью-Йорк является одновременно воротами на североамериканский континент и предпочтительным выходом к океанам земного шара. Площадь 305 квадратных миль (790 квадратных километров). Поп. (2000) 8 008 278; Нью-Йорк – Уайт-Плейнс – Подразделение метро Уэйна, 11 296 377; Нью-Йорк — Северный Нью-Джерси — Метро Лонг-Айленд, 18 323 002; (2010) 8 175 133; Нью-Йорк – Уайт-Плейнс – Подразделение метро Уэйна, 11 576 251; Нью-Йорк — Северный Нью-Джерси — Метро Лонг-Айленд, 18 897 109.

Центральный парк

Центральный парк, Манхэттен, Нью-Йорк, в окружении многоквартирных домов Верхнего Ист-Сайда.

© Брюс Стоддард — FPG International

Британская викторина

Где угодно, США

Где находится Великий Белый Путь? Где вы найдете Эмпайр-стейт-билдинг? Разбери факты и узнай все, что США могут предложить.

Характер города

Нью-Йорк — самый этнически разнообразный, религиозно разнообразный, коммерческий, многолюдный и, по мнению многих, самый привлекательный городской центр страны. Ни один другой город не внес больше образов в коллективное сознание американцев: Уолл-стрит означает финансы, Бродвей — синоним театра, Пятая авеню автоматически соединяется с покупками, Мэдисон-авеню означает рекламную индустрию, Гринвич-Виллидж означает богемный образ жизни, Седьмая авеню означает моду. Таммани Холл определяет машинную политику, а Гарлем вызывает образы эпохи джаза, афроамериканских устремлений и трущоб.Слово многоквартирный дом напоминает как о невзгодах городской жизни, так и о восходящей мобильности стремящихся масс иммигрантов. В Нью-Йорке больше евреев, чем в Тель-Авиве, больше ирландцев, чем в Дублине, больше итальянцев, чем в Неаполе, и больше пуэрториканцев, чем в Сан-Хуане. Его символом является Статуя Свободы, но мегаполис сам по себе является иконой, ареной, на которой «бурные» люди каждой нации Эммы Лазарус превращаются в американцев, а если они остаются в городе, они становятся жителями Нью-Йорка.

Статуя Свободы

Статуя Свободы на острове Свободы в Верхнем Нью-Йоркском заливе.

Tom Sobolik / Black Star

Последние два столетия Нью-Йорк был самым большим и богатым американским городом. Более половины людей и товаров, которые когда-либо ввозились в Соединенные Штаты, проходили через их порт, и этот торговый поток внес перемены в постоянное присутствие в городской жизни. Нью-Йорк всегда означал возможность, поскольку это был городской центр на пути к чему-то лучшему, мегаполис, слишком загруженный, чтобы заботиться о тех, кто стоял на пути прогресса. Нью-Йорк, будучи самым американским из всех городов страны, таким образом, также приобрел репутацию как иностранного, так и грозного места, где суматоха, высокомерие, невежливость и жестокость проверяли выносливость каждого, кто в него вошел.Город был населен чужаками, но, как объяснил Джеймс Фенимор Купер, они были «по сути национальными по интересам, положению и занятиям. Никто не считает это место принадлежащим определенному штату, кроме Соединенных Штатов ». Некогда столица штата и страны, Нью-Йорк превзошел этот статус и стал мировым городом как в коммерции, так и в мировоззрении, с самым известным горизонтом на земле. Он также стал мишенью для международного терроризма, в первую очередь разрушения в 2001 году Всемирного торгового центра, который на протяжении трех десятилетий был самым ярким символом всемирного величия города.Тем не менее, Нью-Йорк остается для своих жителей конгломератом местных кварталов, которые предлагают им знакомую кухню, языки и опыт. Город резких контрастов и глубоких противоречий, Нью-Йорк, пожалуй, самый подходящий представитель разнообразной и могущественной нации.

Пейзаж

Городской участок

Участки гранитной скалы Нью-Йорка датируются примерно 100 миллионами лет назад, но топография нынешнего города в значительной степени является продуктом ледниковой рецессии, ознаменовавшей конец ледникового периода Висконсина. Стадия около 10 000 лет назад.Огромные беспорядочные валуны в Центральном парке Манхэттена, глубокие котловины в Бруклине и Квинсе, а также ледяная морена, которая сохранилась в некоторых частях мегаполиса, безмолвно свидетельствуют об огромной силе льда. Ледниковое отступление также проложило водные пути вокруг города. Реки Гудзон и Восток, ручей Спуйтен-Дайвил и Артур Килл на самом деле являются устьями Атлантического океана, а Гудзон находится на севере до Трои. Приблизительно 600 миль (1000 км) береговой линии Нью-Йорка находятся в постоянной борьбе с океаном, поскольку он размывает сушу и добавляет новые отложения в других местах.Хотя гавань постоянно углубляется, корабельные каналы постоянно заполняются речным илом и слишком мелкие для более современных глубоководных судов.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

К югу от скалистой местности Манхэттена тянется защищенная глубоководная якорная стоянка, обеспечивающая легкий доступ к Атлантическому океану. В 1524 году итальянский мореплаватель Джованни да Верраццано был первым европейцем, вошедшим в гавань, которую он назвал Санта-Маргарита, и сообщил, что холмы, окружающие обширные просторы Нью-Йоркского залива, оказались богаты полезными ископаемыми; более 90 видов драгоценных камней и 170 минералов мира были обнаружены в Нью-Йорке.Отважная экспедиция Верраццано была отмечена в 1964 году, когда самый длинный подвесной мост в мире был посвящен переправе через пролив Нэрроуз у входа в залив Верхнего Нью-Йорка.

Прогуляйтесь по Центральному парку и району одежды и пройдите на пароме мимо Статуи Свободы в Нью-Йорке

Посмотрите на Нью-Йорк в 1980-х годах, показывая активность в районе одежды и виды на систему общественного транспорта и городской пейзаж, в том числе башни-близнецы Всемирного торгового центра, которые были разрушены в результате теракта 11 сентября 2001 года.

Encyclopædia Britannica, Inc. Посмотреть все видео к этой статье

Нью-Йорк, который был третьим по величине американским портом во время Американской революции, постепенно стал доминировать в торговле и к середине 1800-х годов обслужил более половины всех путешествующих по океану страны. и коммерческая торговля. После 1900 года Нью-Йорк был самым загруженным портом мира, и он сохранял это звание до 1950-х годов. Грузовые контейнеры, устаревание причалов на набережной и рост затрат на рабочую силу переместили бизнес на сторону реки Нью-Джерси после 1960-х годов, но в начале 21-го века портовые власти Нью-Йорка и Нью-Джерси по-прежнему доминировали в торговле водой. северо-востока США.

Нью-Йорк | Столица, карта, население, история и факты

Хотя штат Нью-Йорк неразрывно связан с Нью-Йорком в сознании многих людей, в штате имеется широкий спектр географических и климатических условий. По крайней мере, в течение части последнего ледникового периода большая часть Нью-Йорка была покрыта ледниками; единственными исключениями были южный Лонг-Айленд, Статен-Айленд и дальний юго-западный угол штата.

Рельеф

Движение ледников оставило Нью-Йорк с девятью отдельными физико-географическими регионами.У каждого есть свои характерные формы рельефа с отличительными геологическими структурами и образцами эрозии. На северо-востоке возвышенность Адирондак характеризуется самыми высокими и труднопроходимыми горами в штате, достигающими 5 344 футов (1629 метров) на горе Марси и 5114 футов (1559 метров) на пике Алгонкин на горе Макинтайр. За исключением некоторых видов лесной деятельности, основная экономическая ценность региона — отдых. Большая часть его была объявлена ​​государством заповедником дикой природы.

Низменность Святого Лаврентия простирается на северо-восток от озера Онтарио до океана вдоль границы с Канадой. В пределах этой области есть три подразделения: от плоской до пологой полосы земли вдоль реки Святого Лаврентия; ряд холмов к югу и востоку от равнины; а дальше на юг и восток — длинная узкая равнина, усеянная озерами.

Река Святого Лаврентия

Пассажирское судно у истока реки Святого Лаврентия на озере Онтарио.

© Benedek — iStock / Getty Images

Гудзонско-Могавкская низменность следует по реке Гудзон на север от Нью-Йорка до Олбани, а затем поворачивает на запад вдоль реки Могавк.Долина Гудзона между горами Катскилл на западе и хребтом Таконик на востоке имеет ширину от 10 до 20 миль (от 15 до 30 км); долина могавков достигает ширины 30 миль (50 км). Эти маршруты обеспечивали доступ из Нью-Йорка и Новой Англии во внутренние районы Нью-Йорка. Эти реки, проложенные через горы центрального и западного Нью-Йорка, стали торговыми путями штата, служив сначала основой канала Эри, а затем маршрутом Центральной железной дороги Нью-Йорка и губернатора Томаса Э.Дьюи (штат Нью-Йорк) Thruway.

К востоку от реки Гудзон находится возвышенность Новой Англии, простирающаяся на восток в Массачусетс и Коннектикут и на юг через нижнюю часть долины Гудзона в Пенсильванию.

Два небольших региона дополняют географическую картину юго-востока Нью-Йорка. Атлантическая прибрежная равнина, простирающаяся от Массачусетса до Флориды, включает Лонг-Айленд и Статен-Айленд. Мизинец восточного региона Пьемонт выступает из Нью-Джерси на некоторое расстояние вдоль западного берега Гудзона.

Аппалачское нагорье, крупнейший регион Нью-Йорка, включает примерно половину штата, простираясь на запад от долины Гудзона до южных и западных границ штата. В этом регионе расположены горы Катскилл (вершины которых достигают от 2 000 до 4 000 футов [от 600 до 1 200 метров]), район холмов Фингер-Лейкс и бассейн реки Делавэр. Катскиллы с их горами и озерами — это прежде всего зона отдыха. Регион Фингер-Лейкс также предоставляет множество возможностей для летних и зимних видов спорта, а его долины — прекрасные пастбища для молочного животноводства.Бассейн Делавэра — это территория смешанного земледелия.

Платинообразный регион, известный как низменность Эри-Онтарио, лежит к северу от Аппалачского нагорья и к западу от долины могавков и простирается вдоль южных берегов Великих озер. Он состоит из озерных равнин, граничащих с Великими озерами, которые простираются на 30 миль (50 км) вглубь страны от озер. Из-за смягчающего воздействия озер на погоду этот регион стал важным районом выращивания фруктов. Между озерной низменностью и западными районами Адирондак и к северу от озера Онейда находится возвышенность Туг-Хилл, которая является одной из наименее заселенных частей штата из-за плохой почвы и дренажа, а также чрезмерных зимних снежных условий.

Объяснение иерархии потребностей Маслоу

Иерархия потребностей Маслоу — это теория Абрахама Маслоу, которая выдвигает идею о том, что людьми движут пять основных категорий потребностей: физиологические, безопасность, любовь, уважение и самоактуализация.

Ключевые выводы: иерархия потребностей Маслоу

  • Согласно Маслоу, у нас есть пять категорий потребностей: физиологические, безопасность, любовь, уважение и самоактуализация.
  • Согласно этой теории, более высокие потребности в иерархии начинают возникать, когда люди чувствуют, что они в достаточной степени удовлетворили предыдущую потребность.
  • Хотя более поздние исследования не полностью подтверждают всю теорию Маслоу, его исследования повлияли на других психологов и внесли свой вклад в область позитивной психологии.

Что такое иерархия потребностей Маслоу?

Чтобы лучше понять, что движет людьми, Маслоу предположил, что человеческие потребности могут быть организованы в иерархию. Эта иерархия варьируется от более конкретных потребностей, таких как еда и вода, до абстрактных концепций, таких как самореализация.Согласно Маслоу, когда удовлетворяется более низкая потребность, в центре нашего внимания оказывается следующая потребность в иерархии.

Согласно Маслоу, это пять категорий потребностей:

Физиологический

Они относятся к основным физическим потребностям, таким как питье при жажде или еда при голоде. Согласно Маслоу, некоторые из этих потребностей связаны с нашими усилиями по удовлетворению потребности организма в гомеостазе; то есть поддержание постоянных уровней в различных системах организма (например, поддержание температуры тела 98.6 °).

Маслоу считал физиологические потребности самой важной из наших потребностей. Если кому-то не хватает более чем одной потребности, он, скорее всего, сначала попытается удовлетворить эти физиологические потребности. Например, если кто-то очень голоден, ему трудно сосредоточиться на чем-то еще, кроме еды. Другой пример физиологической потребности — это потребность в достаточном сне.

Безопасность

Как только физиологические потребности человека удовлетворены, возникает следующая потребность — безопасная среда.Наши потребности в безопасности очевидны даже в раннем детстве, поскольку дети нуждаются в безопасной и предсказуемой среде и обычно реагируют страхом или тревогой, когда они не удовлетворяются. Маслоу отметил, что у взрослых, живущих в развитых странах, потребности в безопасности более очевидны в чрезвычайных ситуациях (например, войны и бедствия), но эта потребность также может объяснить, почему мы склонны предпочитать знакомое или почему мы делаем такие вещи, как приобретение страховки и содействие сберегательный счет.

Любовь и принадлежность

По словам Маслоу, следующая потребность в иерархии — это чувство, что его любят и принимают.Эта потребность включает в себя как романтические отношения, так и связи с друзьями и членами семьи. Это также включает нашу потребность чувствовать, что мы принадлежим к социальной группе. Важно отметить, что эта потребность включает в себя как чувство любви , так и чувство любви к другим людям.

Со времен Маслоу исследователи продолжали изучать, как потребности в любви и принадлежности влияют на благополучие. Например, наличие социальных связей связано с улучшением физического здоровья и, наоборот, чувством изоляции (т.е. неудовлетворенные потребности в принадлежности) имеет негативные последствия для здоровья и благополучия.

Esteem

Наши потребности в уважении включают желание чувствовать себя хорошо. Согласно Маслоу, потребность в уважении включает две составляющие. Первый предполагает чувство уверенности в себе и хорошее самочувствие. Второй компонент включает чувство, что его ценят другие; то есть чувство, что наши достижения и вклад были признаны другими людьми. Когда потребности людей в уважении удовлетворяются, они чувствуют себя уверенно и считают свой вклад и достижения ценными и важными.Однако, когда их потребности в уважении не удовлетворяются, они могут испытывать то, что психолог Альфред Адлер назвал «чувством неполноценности».

Самоактуализация

Самоактуализация означает чувство удовлетворения или ощущение того, что мы реализуем свой потенциал. Уникальная особенность самоактуализации заключается в том, что она у всех выглядит по-разному. Для одного человека самоактуализация может включать помощь другим; для другого человека это могут быть достижения в художественной или творческой сфере.По сути, самоактуализация означает ощущение того, что мы делаем то, что, по нашему мнению, мы должны делать. Согласно Маслоу, достижение самоактуализации является относительно редким явлением, и его примеры известных самореализовавшихся личностей включают Авраама Линкольна, Альберта Эйнштейна и Мать Терезу.

Как люди развиваются в иерархии потребностей

Маслоу предположил, что существует несколько предпосылок для удовлетворения этих потребностей. Например, свобода слова и свобода выражения или жизнь в справедливом обществе не упоминаются отдельно в иерархии потребностей, но Маслоу полагал, что наличие этих вещей облегчает людям удовлетворение их потребностей.

В дополнение к этим потребностям Маслоу также считал, что нам необходимо изучать новую информацию и лучше понимать окружающий мир. Частично это связано с тем, что изучение окружающей среды помогает нам удовлетворять другие потребности; например, узнавая больше об окружающем мире, мы можем чувствовать себя в большей безопасности, а развитие лучшего понимания темы, которой вы увлечены, может способствовать самоактуализации. Однако Маслоу также считал, что этот призыв к пониманию окружающего нас мира также является врожденной потребностью.

Хотя Маслоу представил свои потребности в иерархии, он также признал, что удовлетворение каждой потребности не является явлением по принципу «все или ничего». Следовательно, людям не нужно полностью удовлетворять одну потребность, чтобы возникла следующая потребность в иерархии. Маслоу предполагает, что в любой момент времени большинство людей склонны частично удовлетворять каждую из своих потребностей — и что потребности более низких уровней иерархии, как правило, являются теми, к которым люди добились наибольшего прогресса.

Кроме того, Маслоу указал, что одно поведение может удовлетворить две или более потребности.Например, совместная трапеза с кем-то удовлетворяет физиологическую потребность в пище, но также может удовлетворить потребность в принадлежности. Точно так же работа в качестве оплачиваемого лица по уходу обеспечит кому-то доход (который позволяет им оплачивать еду и жилье), но также может дать им чувство социальной связи и удовлетворения.

Проверка теории Маслоу

С тех пор, как Маслоу опубликовал свою оригинальную статью, его идея о том, что мы проходим пять определенных этапов, не всегда подтверждалась исследованиями.В исследовании человеческих потребностей в разных культурах 2011 года исследователи Луи Тай и Эд Динер изучили данные более чем 60 000 участников из более чем 120 разных стран. Они оценили шесть потребностей, аналогичных потребностям Маслоу: основные потребности (аналогичные физиологическим потребностям), безопасность, любовь, гордость и уважение (аналогично потребностям в уважении), мастерство и независимость. Они обнаружили, что удовлетворение этих потребностей действительно связано с благополучием. В частности, удовлетворение основных потребностей было связано с общей оценкой людьми своей жизни, а чувство положительных эмоций было связано с удовлетворением потребностей в чувстве любви и уважения.Взаимодействие с другими людьми

Однако, хотя Тай и Динер нашли поддержку в удовлетворении некоторых основных потребностей Маслоу, порядок, в котором люди проходят эти шаги, кажется скорее приблизительным руководством, чем строгим правилом. Например, люди, живущие в бедности, могли иметь проблемы с удовлетворением своих потребностей в еде и безопасности, но эти люди все же иногда сообщали, что чувствуют себя любимыми и поддерживаемыми людьми вокруг них. Удовлетворение прежних потребностей в иерархии не всегда было предпосылкой для удовлетворения потребностей людей в любви и принадлежности.

Влияние Маслоу на других исследователей

Теория Маслоу оказала сильное влияние на других исследователей, которые стремились развить его теорию. Например, психологи Кэрол Рифф и Бертон Сингер опирались на теории Маслоу при разработке своей теории эвдемонического благополучия . Согласно Райффу и Зингеру, эвдемоническое благополучие относится к ощущению цели и смысла, что аналогично идее Маслоу о самоактуализации.

Психологи Рой Баумейстер и Марк Лири опирались на идею Маслоу о любви и потребностях в принадлежности.Согласно Баумейстеру и Лири, чувство принадлежности к человеку является фундаментальной потребностью, и они предполагают, что чувство изолированности или обособленности может иметь негативные последствия для психического и физического здоровья.

Дополнительные ссылки

  • Баумейстер, Рой Ф. и Марк Р. Лири. «Потребность в принадлежности: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека». Психологический бюллетень 117.3 (1995): 97-529. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/7777651
  • Кремер, Уильям и Клаудиа Хаммонд.«Авраам Маслоу и пирамида, которая обманула бизнес». BBC (2013, 1 сентября). https://www.bbc.com/news/magazine-23

    8

  • Маслоу, Абрахам Гарольд. «Теория человеческой мотивации». Психологическое обозрение 50.4 (1943): 370-396. http://psycnet.apa.org/record/1943-03751-001
  • Рифф, Кэрол Д. и Бертон Х. Сингер. «Познай себя и стань тем, кем ты являешься: эвдемонический подход к психологическому благополучию». Журнал исследований счастья 9.1 (2008): 13-39. https://link.springer.com/article/10.1007/s10902-006-9019-0
  • Тай, Луи и Эд Динер. «Потребности и субъективное благополучие во всем мире». Журнал личности и социальной психологии 101.2 (2011): 354-365. http://psycnet.apa.org/record/2011-12249-001
  • Villarica, Hans. «Маслоу 2.0: новый и улучшенный рецепт счастья». Атлантика (17 августа 2011 г.). https://www.theatlantic.com/health/archive/2011/08/maslow-20-a-new-and-improved-recipe-for-happiness/243486/ ​​

потребностей | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Когнитивная психология: Внимание · Принимать решение · Обучение · Суждение · Объем памяти · Мотивация · Восприятие · Рассуждение · Мышление — Познавательные процессы Познание — Контур Индекс


Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

.

Человеческая потребность может быть определена как психологически, так и объективно. Они могут быть связаны: неудовлетворение объективной потребности — неспособность «заплатить» за то, чтобы быть человеком, — вероятно, воспринимается нуждающимися как «ощутимая потребность». С другой стороны, конкретное проявление объективных потребностей определяется индивидуальными предпочтениями и психологией: потребность в пище может проявляться по-разному.

Во-первых, для большинства психологов потребность — это психологическая особенность, которая побуждает организм к действию, направленному на достижение цели и причину действия, придает цель и направление поведению.

Наиболее известная академическая модель потребностей была предложена психологом Абрахамом Маслоу. В своей теории он предположил, что у людей есть иерархия психологических потребностей, которые варьируются от безопасности до самоактуализации. Однако, несмотря на то, что эта модель интуитивно привлекательна, было сложно применить ее экспериментально.Дальнейшее развитие он получил Клейтон Алдерфер.

Академическое исследование потребностей достигло своего апогея в 1950-е годы. Сегодня психологи уделяют этому меньше внимания. Единственным исключением является работа Ричарда Сеннета о важности уважения.

Одна из проблем психологической теории потребностей состоит в том, что концепции «потребности» могут радикально различаться между разными культурами или разными частями одного и того же общества. Взгляд одного человека на нужды может легко расцениваться другим как патерналистский.

Второй взгляд на потребность представлен работой профессора политической экономии Яна Гофа. Он опубликовал статьи о человеческих потребностях в контексте социальной помощи, предоставляемой государством всеобщего благосостояния [1]. Вместе с профессором медицинской этики Леном Доялом [2] он также опубликовал The Theory of Human Need .

Их точка зрения выходит за рамки акцента на психологии: можно сказать, что потребности человека представляют собой издержек человеческого существования в обществе.Человек, чьи сексуальные потребности не удовлетворены, т. Е. «Нуждающийся», будет плохо функционировать в обществе.

По мнению Гофа и Дояла, каждый человек объективно заинтересован в том, чтобы избежать серьезного вреда, который мешает попыткам достичь его или ее видения того, что хорошо, независимо от того, что именно. Эта попытка требует способности участвовать в социальной среде, в которой живет человек. В частности, каждый из них должен иметь как физическое здоровье, так и личную автономию.Последнее относится к способности делать осознанный выбор в отношении того, что следует делать и как это реализовать. Это требует психического здоровья, когнитивных навыков и шансов участвовать в деятельности общества и коллективном принятии решений.

Как удовлетворяются такие потребности? Дойал и Гоф указывают на одиннадцать широких категорий «промежуточных потребностей», которые определяют, как удовлетворяются потребности в физическом здоровье и личной автономии:

  • Достаточно питательные продукты и вода
  • Соответствующий защитный кожух
  • Безопасная среда для работы
  • Безопасная физическая среда
  • Надлежащая медицинская помощь
  • Безопасность в детстве,
  • Важные первичные отношения с другими людьми
  • Физическая охрана
  • Экономическая безопасность
  • Безопасные противозачаточные средства и деторождение
  • Соответствующее базовое и межкультурное образование.

Как определяются детали удовлетворения потребностей? Авторы указывают на рациональное выявление потребностей с использованием самых современных научных знаний; использование реального опыта людей в их повседневной жизни; и демократическое принятие решений. Удовлетворение человеческих потребностей не может быть навязано «сверху».

Эту теорию следует сравнить с подходом к возможностям, разработанным Амартией Сен и Мартой Нуссбаум. Те, у кого больше внутренних «активов» (образование, здравомыслие, физическая сила и т. Д.) имеют больше возможностей и больше возможностей избежать бедности или избежать ее. Те, у кого больше возможностей, удовлетворяют больше их потребностей.

Понятие интеллектуальной потребности изучается в образовании.

В своих парижских рукописях 1844 года Карл Маркс определил людей как «нуждающихся» или «нуждающихся существ», которые испытывали страдания в процессе обучения и работы для удовлетворения своих потребностей [3]. Эти потребности были как физическими, так и моральными, эмоциональными и интеллектуальными.Согласно Марксу, человеческое развитие характеризуется тем фактом, что в процессе удовлетворения своих потребностей люди развивают новые потребности, подразумевая, что, по крайней мере, до некоторой степени они создают и переделывают свою собственную природу. Эта идея более подробно обсуждается венгерским философом Агнесом Хеллером в книге «Теория потребности у Маркса » (Лондон: Эллисон и Басби, 1976). Профессор политической экономии Майкл Лебовиц [4] развил марксистскую интерпретацию потребностей в двух изданиях своей книги Beyond Capital .[5].

Профессор Дьёрдь Маркус систематизировал идеи Маркса о потребностях следующим образом: люди отличаются от животных, потому что их жизненная деятельность, работа опосредована удовлетворением потребностей (животное, которое производит инструменты для производства других инструментов или его / ее удовлетворяющие), что делает человека универсальным природным существом, способным превратить всю природу в субъект своих потребностей и своей деятельности, а также развивает его потребности и способности (основные человеческие силы) и развивает себя (исторический фактор). универсальное существо).Работа порождает нарушение слияния животного субъекта (потребностей) и объекта, тем самым порождая возможность человеческой совести и самосознания, которые стремятся к универсальности (универсальное сознательное существо). Условия человеческого существа как социального существа определяются работой (но не только работой) (невозможно жить человеческим существом без отношений с другими): работа является социальной, потому что люди работают друг для друга с созданными средствами и способностями. предшествующими поколениями (универсальное социальное существо).Люди также являются свободными сущностями, способными в течение своей жизни реализовать объективные возможности, порожденные социальной эволюцией, на основе их сознательного решения. Свободу следует понимать как в негативном (свобода принимать решения и устанавливать отношения), так и в позитивном смысле (господство над природными силами и развитие человеческого творчества, основных человеческих сил. Подводя итог, можно сказать, что важнейшими взаимосвязанными чертами человека являются : а) работа — их жизнедеятельность; б) люди — существа сознательные; в) люди — существа социальные; г) люди склонны к универсальности, которая проявляется в трех предыдущих чертах и ​​делает людей естественными, историческими, универсальными, социальными универсальными и универсальными сознательными сущностями, и д) люди свободны. [1]

В своих текстах о том, что он называет «моральной экономикой», профессор Хулио Болтвиник Калинка утверждает, что идеи Дэвида Виггинса о потребностях верны, но недостаточны: потребности носят нормативный характер, но они также основаны на фактах. Эти «грубые этические концепции» (как заявляет Хилари Патнэм) также должны включать оценку: критики Россом Фицджеральдом идей Маслоу отвергают концепцию объективных человеческих потребностей и вместо этого используют концепцию предпочтений. Они полагают, как и многие другие логические позитивисты, что ценности не могут быть рациональными, и поэтому утверждают, что определение порога бедности, задача, на которую возложены ценности, является произвольным действием исследователей, предположением, которое подразумевает узкий взгляд на бедность. [1]

Модель милосердного общения Маршалла Розенберга, также известная как ненасильственное общение (NVC) [2] , проводит различие между универсальными человеческими потребностями (что поддерживает и мотивирует человеческую жизнь) и конкретными стратегиями, используемыми для удовлетворения этих потребностей . В отличие от Маслоу, модель Розенберга не ставит потребности в иерархию. [3] В этой модели чувства рассматриваются как индикаторы того, когда потребности человека удовлетворены или неудовлетворены. Одним из предполагаемых результатов модели Розенберга является поддержка людей в развитии осознания того, какие жизненно важные потребности возникают у них и у других момент за моментом, чтобы они могли более эффективно и сострадательно находить стратегии для удовлетворения своих собственных потребностей, а также вносить свой вклад. для удовлетворения потребностей других.

Люди также говорят о потребностях сообщества или организации. Такие потребности могут включать спрос на определенный вид бизнеса, на определенную государственную программу или организацию или на людей с определенными навыками. Это пример метонимии в языке, который ставит логическую проблему овеществления.

  • Ян Гоф (1994) Экономические институты и удовлетворение человеческих потребностей . Журнал экономических проблем. т. 28, вып. 1 (9 марта), стр.25-66.]

Наша иерархия потребностей | Психология сегодня

Источник: Einfach-Eve / Pixabay

[Статья изменена 14 июля 2020 г.]

В своей влиятельной статье 1943 года, A Theory of Human Motivation , психолог Абрахам Маслоу предположил, что у здоровых людей есть определенное количество потребностей, и что эти потребности могут быть организованы в иерархию с некоторыми потребностями (такими как физиологические потребности). и потребности безопасности) быть более примитивными или базовыми, чем другие (например, социальные и эгоистические потребности).

Так называемая «иерархия потребностей» Маслоу часто представлена ​​в виде пятиуровневой пирамиды (на фото), где более высокие потребности становятся предметом внимания только после того, как удовлетворяются более низкие, более базовые потребности.

Маслоу назвал четыре нижних уровня пирамиды «потребностями дефицита», потому что мы ничего не чувствуем, если они удовлетворяются, но становимся тревожными или огорченными, если это не так. Таким образом, физиологические потребности, такие как еда, питье и сон, являются потребностями дефицита, равно как и потребности в безопасности, социальные потребности, такие как дружба и сексуальная близость, и потребности эго, такие как чувство собственного достоинства и признание.

С другой стороны, Маслоу назвал пятый, верхний уровень пирамиды «потребностью роста», потому что наша потребность в самореализации вынуждает нас выходить за рамки наших индивидуальных, ограниченных «я» и реализовывать свой истинный потенциал как человеческих существ.

Источник: Нил Бертон

Как только мы удовлетворили наши потребности в дефиците, фокус нашего беспокойства смещается в сторону самоактуализации, и мы начинаем, даже если только на подсознательном или полусознательном уровне, созерцать нашу более широкую картину. Однако лишь небольшая часть людей способна к самореализации, потому что самореализация требует необычных качеств, таких как независимость, осведомленность, творческий потенциал, оригинальность и, конечно же, смелость.

Иерархия потребностей Маслоу подвергалась критике за чрезмерную схематичность, но она представляет собой интуитивно понятную и потенциально полезную теорию человеческой мотивации. В конце концов, в пословице о том, что нельзя философствовать натощак, есть доля правды.

Многие люди, которые удовлетворили все свои потребности в дефиците, остаются неспособными к самоактуализации, вместо этого изобретая для себя новые потребности дефицита, потому что размышление о смысле жизни привело бы их к мысли о возможности его бессмысленности и перспективе собственной смерти и уничтожение.

Человек, который начинает созерцать свою картину в целом, может бояться, что жизнь бессмысленна и смерть неизбежна, но в то же время цепляться за заветную веру в то, что ее жизнь вечна, или важна, или, по крайней мере, значима. Это порождает внутренний конфликт, а внутренний конфликт — экзистенциальную тревогу.

Экзистенциальная тревога настолько беспокоит, что большинство людей избегают ее любой ценой, конструируя ложную реальность из целей, стремлений, привычек, обычаев, ценностей, культуры и религии в попытке обмануть себя, что их жизнь особенная и значимая, и что смерть далека или обманчива.

К сожалению, за такой самообман приходится платить. По словам философа Жан-Поля Сартра, люди, которые отказываются признать «небытие», действуют «недобросовестно» и живут неаутентичной, надуманной, ограниченной и неудовлетворительной жизнью.

Столкновение с небытием может принести незащищенность, одиночество, ответственность и, следовательно, беспокойство, но оно также может принести чувство спокойствия, свободы и даже благородства. Экзистенциальное беспокойство — это не патология, а необходимая переходная фаза, знак здоровья, силы и смелости, а также предвестник больших и лучших вещей в будущем.

По мнению гарвардского философа и теолога Пола Тиллиха, отказ признать небытие ведет не только к недостоверности, согласно Сартру, но и к патологической (или «невротической») тревоге.

В книге The Courage to Be (1952) Тиллих писал:

Тот, кому не удается смело взять на себя свою тревогу, может преуспеть в том, чтобы избежать крайней ситуации отчаяния, ускользнув от невроза. Он все еще утверждает себя, но в ограниченном масштабе.Невроз — это способ избежать небытия, избегая бытия.

Согласно этой поразительной точке зрения, патологическая тревога, хотя, казалось бы, основана на угрозах жизни, на самом деле возникает из вытесненной экзистенциальной тревоги, которая сама возникает из нашей уникальной человеческой способности к самосознанию.

Столкновение лицом к лицу с небытием позволяет нам взглянуть на нашу жизнь в перспективе, увидеть ее во всей полноте и тем самым придать ей чувство направления и единства. Если основным источником беспокойства является страх перед будущим, будущее заканчивается только смертью; и если главный источник беспокойства — неуверенность, смерть — единственная уверенность.

Только встретившись лицом к лицу со смертью, приняв ее неизбежность и интегрировав ее в жизнь, мы можем избежать мелочности и паралича тревоги и тем самым освободить себя, чтобы извлечь из нее максимум пользы. наши жизни.

Это эзотерическое понимание я назвал «философским лекарством от страха и беспокойства».

Нил Бертон — автор книги Hypersanity: Thinking Beyond Thinking и других книг.

Педагогическая психология Интерактивная: иерархия потребностей Маслоу

Педагогическая психология Интерактивное: иерархия потребностей Маслоу

Иерархия потребностей Маслоу

Образец цитирования: Huitt, W.(2007). Иерархия потребностей Маслоу. Педагогическая психология Интерактивный . Валдоста, Джорджия: Валдостский государственный университет. Получено [дата] из, http://www.edpsycinteractive.org/topics/regsys/maslow.html


Вернуться в: | Конативный домен | Курсы | Главная |


Абрахам Маслоу (1954) попытался обобщить большой объем исследований, связанных с мотивацией человека. До Маслоу исследователи обычно фокусируется отдельно на таких факторах, как биология, достижения или способность объяснять что возбуждает, направляет и поддерживает человеческое поведение.Маслоу постулировал иерархию человеческих потребностей, основанную на две группы: потребности дефицита и потребности роста. В пределах потребности дефицита каждый нижний потребность должна быть удовлетворена перед переходом на следующий более высокий уровень. Как только каждая из этих потребностей была удовлетворен, если в будущем будет обнаружен недостаток, человек будет действовать, чтобы устранить недостаток. Первые четыре уровня:

1) Физиологические: голод, жажда, телесные удобства и т.д .;

2) Безопасность: вне опасности;

3) Принадлежность и любовь: присоединяйтесь к другим, будьте приняты; и

4) Уважение: достичь, быть компетентным, получить одобрение и признание.

Согласно Маслоу, человек готов действовать в соответствии с потребностями роста тогда и только тогда, когда потребности дефицита удовлетворены. Первоначальная концептуализация Маслоу включала только один рост потребность — самореализация. Самореализованным людям свойственно: 1) быть проблемно-ориентированный; 2) постоянная свежесть оценки жизни; 3) а забота о личном росте; и 4) способность получать пиковые переживания. Позже Маслоу дифференцировал потребность в росте самоактуализации, в частности, определение двух первых потребностей роста как часть более общий уровень самоактуализации (Maslow & Lowery, 1998) и один за пределами общий уровень который был сосредоточен на росте, выходящем за рамки ориентированного на себя (Маслоу, 1971).Их:

5) Познавательный: знать, понимать и исследовать;

6) Эстетика: симметрия, порядок и красота;

7) Самоактуализация: найти самореализация и реализация своего потенциала; и

8) Самопревосхождение: к подключиться к чему-то за пределами эго или помочь другие находят самореализацию и реализуют свой потенциал.

Основная позиция Маслоу заключается в том, что по мере того, как человек становится более самореализующимся и самотрансцендентным, он становится мудрее (развивает мудрость) и автоматически знает, что делать в самых разных ситуации.Дэниелс (2001) предположили, что окончательный вывод Маслоу о том, что самые высокие уровни самоактуализация трансцендентных по своей природе может быть одним из самых важный вклад в изучение человеческого поведения и мотивации.

Норвуд (1999) предположил, что иерархию Маслоу можно использовать для описания виды информации, которые люди ищут на разных уровнях развития. Например, люди на самом низком уровне ищут справочную информацию , чтобы встретиться их основные потребности.Информация, не имеющая прямого отношения к помощи человек удовлетворяет свои потребности за очень короткий промежуток времени, просто остается без присмотра. Лицам с уровнем безопасности требуется справочная информация . Они стремятся получить помощь, чтобы увидеть, как они могут быть в безопасности. Просветление информацию разыскивают лица, стремящиеся подтвердить свою принадлежность потребности. Довольно часто это можно найти в книгах или других материалах об отношениях. разработка. Расширяющая возможности информация востребована уважаемыми людьми уровень.Они ищут информацию о том, как можно развить их эго. Наконец, люди с когнитивным, эстетическим и интеллектуальным развитием. самоактуализация искать назидательная информация . Хотя Норвуд не конкретно обращаются к уровню трансцендентности, я считаю, что можно с уверенностью сказать, что люди на этом этапе будут искать информацию о том, как подключиться к чему-либо помимо самих себя или того, как можно назидать других.

Маслоу опубликовал свою первую концептуализацию своей теории более 50 лет назад (Maslow, 1943), и с тех пор она стала одной из самых популярных и часто цитируемых теорий человеческого мотивация.Интересный феномен, связанный с работой Маслоу, заключается в том, что, несмотря на отсутствие эмпирических данных в поддержку его иерархии, она пользуется широким признанием (Wahba & Bridgewell, 1976; Сопер, Милфорд и Розенталь, 1995).

Несколько крупных исследований, которые были завершены по иерархии, кажутся поддержать предложения Уильяма Джеймс (1892/1962) и Мэтис (1981), что существует три уровня человеческих потребностей. Джеймс выдвинул гипотезу об уровнях материального (физиологический, безопасность), социального (принадлежность, почитай), так и духовный.Матес предложил три уровня физиологичность, принадлежность и самоактуализация; он считал безопасность и чувство собственного достоинства как неоправданно. Альдерфер (1972) разработал иерархию, сопоставимую с его ERG (существование, родство и рост) теория. Его подход модифицировал теорию Маслоу, основанную на работе Гордона Олпорта (1960, 1961) который включил концепции из теории систем в свои работа над личностью.

Иерархия мотивационных потребностей Альдерфера

Уровень потребности

Определение

Недвижимость

Рост

Побуждать человека к творческому или продуктивному воздействию на сам и его окружение Удовлетворены использованием способностей во взаимодействии проблемы; создает большее ощущение целостности и полноты человеческого существа

Родство

Вступайте в отношения с близкими людьми Удовлетворены взаимным обменом мыслями и чувствами; принятие, подтверждение, понимание и влияние — элементы

Наличие

Включает в себя все различные формы материалов и психологические желания При разделении между людьми выгода одного человека становится достоянием другого убыток при ограниченных ресурсах


Маслоу признал, что не все личности следовали его предложенной иерархии.В то время как разнообразие параметров личности может рассматриваться как связанное с мотивационными потребностями, один из наиболее часто цитируемых — это интроверсия и экстраверсия. Реорганизация иерархии Маслоу на основе работ Альдерфера и рассмотрение интроверсии / экстраверсии личности приводит к трем уровни, каждый из которых имеет интровертный и экстравертный компонент. Эта организация предлагает на каждом уровне могут быть два аспекта, которые определяют, как люди относятся к каждому набору потребности с разными личностями, относящиеся больше к одному измерению, чем к другому.Для Например, интроверт на уровне Другого / Связи может быть больше озабочен своим или ее собственное восприятие принадлежности к группе, в то время как экстраверт при этом level будет уделять больше внимания тому, как другие ценят это членство.

Реорганизация иерархий Маслоу и Альдерфера

Уровень Интроверсия Экстраверсия
Рост Самоактуализация (развитие компетенций [знаний, отношения и навыков] и персонаж) Превосходство (помощь в развитии других способностей и характера; отношения с неизвестным, непознаваемым)
Другое
(Родство)
Личная идентификация с группой, значимыми другими (Принадлежность) Стоимость человека по группе (Esteem)
Собственная личность
(Наличие)
Физиологические, биологические (в том числе базовые эмоциональные потребности) Связность, безопасность

На данный момент нет единого мнения об идентификации основных человеческих потребностей и о том, как они упорядочены.Например, Ryan & Deci (2000) также предлагают три потребности, хотя это не так. обязательно иерархически организованы: потребность в автономии, потребность в компетентности и потребность в родство. Томпсон, Грейс и Коэн (2001) констатируют наиболее Важными потребностями детей являются связь, признание и власть. Нория, Лоуренс, и Уилсон (2001) предоставляют доказательства социобиологической теории мотивации, которая у людей есть четыре основных потребности: (1) приобретать предметы и опыт; (2) связь с другие — в долгосрочных отношениях, основанных на взаимной заботе и приверженности; (3) учиться и осмыслить мир и самих себя; и (4) защищать себя, любимых единицы, убеждения и ресурсы от вреда.Институт передового опыта в области управления (2001) предполагает, что существует девять основных человеческих потребностей: (1) безопасность, (2) приключения, (3) свобода, (4) обмен, (5) мощность, (6) расширение, (7) принятие, (8) сообщество и (9) выражение.

Обратите внимание, что связь и родство — это компонент каждой теории. Тем не менее, похоже, что нет других, которые упоминается всеми теоретиками. Franken (2001) предполагает, что это отсутствие согласия может быть результатом различных философия исследователей, а не различия между людьми.Кроме того, он рассматривает исследования, которые показывают объяснительный или атрибутивный стиль человека внесу изменения в список основных потребностей. Поэтому уместно спросить людей, что они хотят и как их потребности могут быть удовлетворены, а не полагаться на неподтвержденную теорию. Например, Уэйтли (1996) советует дать человеку представление о том, какой будет его жизнь. как если бы время и деньги не были целью в жизни человека. Что это сделал бы человек на этой неделе, в этом месяце, в следующем месяце, если бы у него или у нее были все деньги и время, необходимое для участия в мероприятиях, и были уверены, что оба будут снова в продаже в следующем году.С некоторыми уточняющими вопросами, чтобы определить, что удерживая человека от участия в этой деятельности в настоящее время, такой неограниченный подход, вероятно, определить наиболее важные потребности человека.

В этой области еще предстоит проделать большую работу, прежде чем мы сможем полагаться на теорию как на более совершенную. информативно, чем просто сбор и анализ данных. Однако это исследование может быть очень важным для родителей, учителей, администраторов и других лиц, занимающихся развитие и использование человеческого потенциала.В нем кратко излагаются некоторые важные вопросы, которые необходимо решить, если люди хотят достичь уровня характера и компетенций необходимо для успеха в информационную / концептуальную эпоху (Huitt, 2007). Хайтта (2006) «Становление «Блестящая звезда» призвана обеспечить основу для обсуждения потребности детей и молодежи в трех основных элементах и ​​десяти областях.

Список литературы

  • Alderfer, C. (1972). Существование, родство и рост .Нью-Йорк: Свободная пресса.
  • Олпорт, Г. (1960). Личность и социальная встреча: Избранные эссе . Нью-Йорк: Beacon Press.
  • Олпорт, Г. (1961). Модель и рост личности . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.
  • Дэниэлс, М. (2001). Концепция самореализации Маслоу . Получено в феврале 2004 г. с http://www.mdani.demon.co.uk/archive/MDMaslow.htm
  • Франкен Р. (2001). Человеческая мотивация (5-е изд.) . . Пасифик Гроув, Калифорния: Брукс / Коул.
  • Huitt, W. (26 апреля 2006 г.). Стать блестящей звездой: фреймворк для обсуждения формирующего целостного образования. Доклад, представленный на Международная сеть для образовательных Конференция по трансформации (iNet), Огаста, Джорджия. Получено в мае 2006 г. с
  • http://www.edpsycinteractive.org/brilstar/brilstar.html
  • Huitt, W. (2007). Успех в эпоху концептуализма: еще один сдвиг парадигмы. Документ, представленный на 32 -м Ежегодном собрании Ассоциация исследований в области образования Джорджии, Саванна, Джорджия, 26 октября.Получено в декабре 2007 г. с http://chiron.valdosta.edu/whuitt/papers/conceptual_age_s.doc
  • Институт передового опыта в области управления. (2001). Девять основных потребностей человека. Информационный бюллетень онлайн . Получено в феврале 2004 г. с http://www.itstime.com/print/jun97p.htm
  • Джеймс, У. (1892/1962). Психология: краткий курс . Нью-Йорк: Кольер.
  • Маслоу, А. (1943). Теория мотивации человека. Психологическое обозрение, 50 , г. 370-396.Получено в июне 2001 г. из http://psychclassics.yorku.ca/Maslow/motivation.htm.
  • Маслоу А. (1954). Мотивация и личность . Нью-Йорк: Харпер.
  • Маслоу А. (1971). Дальние пределы человеческой натуры . Нью-Йорк: Викинг Нажмите.
  • Маслоу А. и Лоури Р. (ред.). (1998). К психологии бытия (3-й ред.). Нью-Йорк: Wiley & Sons.
  • Mathes, E. (1981, осень). Иерархия потребностей Маслоу как ориентир для жизни. Журнал гуманистической психологии, 21 , 69-72.
  • Нория, Н., Лоуренс, П., и Уилсон, Э. (2001). Управляемость: как человеческая природа определяет наш выбор . Сан-Франциско: Джосси-Басс.
  • Норвуд, Г. (1999). Иерархия потребностей Маслоу. Векторы истины (Часть I). Получено в мае 2002 г. с http://www.deepermind.com/20maslow.htm
  • Райан Р. и Деси Э. (2000). Теория самоопределения и содействие внутренней мотивации, социальному развитию и благополучию. Американский психолог, 55 (1), 68-78. Получено в феврале 2004 г. с http://www.psych.rochester.edu/SDT/publications/documents/2000RyanDeciSDT.pdf.
  • Сопер Б., Милфорд Г. и Розенталь Г. (1995). Вера, когда нет доказательств теория поддержки. Психология и маркетинг, 12 (5), 415-422.
  • Томпсон, М., Грейс, К., и Коэн, Л. (2001). Лучшие друзья, злейшие враги: понимание социальной жизни детей .Нью-Йорк: Ballantine Books. http://www.amazon.com/exec/obidos/ASIN/0345438094/qid=1024322725/sr=2-1/ref=sr_2_1/103-0382559-6049463
  • Wahba, A., & Bridgewell, L. (1976). Пересмотр Маслоу: обзор исследований нужна теория иерархии. Организационное поведение и деятельность человека, 15 , 212-240.
  • Уэйтли, Д. (1996). Новая динамика постановки целей: Flextactics для быстро меняющийся мир . Нью-Йорк: Уильям Морроу.

Вернуться в: | Курсы | Главная |

Все материалы на сайте [http: // www.edpsycinteractive.org], если не указано иное, являются собственностью Уильям Г. Хайтт. Авторские права и другие законы об интеллектуальной собственности защищают эти материалы. Воспроизведение или ретрансляция материалов, полностью или частично, любым способом, без предварительного письменного согласия правообладателя, является нарушение закона об авторском праве.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.