Прием отстранения – Остранение — Википедия

Остранение — это… Что такое Остранение?

  • ОСТРАНЕНИЕ —     ОСТРАНЕНИЕ термин эстетики и философии искусства 20 в., фиксирующий комплекс художественных приемов (буффонада, гротеск, парадокс и др.), при котором выразительность изображаемого разрушает привычные стандарты восприятия. Введенное В.… …   Философская энциклопедия

  • Остранение — выделение того или иного предмета или явления из привычного контекста, чтобы отнестись к нему как к новому, увидеть в нем новые свойства. При учете этого эффекта строил свою концепцию эстетического восприятия Д. Дьюи . Б. Брехт определял данный… …   Психологический словарь

  • ОСТРАНЕНИЕ — Подобно тому как М. М. Бахтин показал Достоевского глазами культуры ХХ века (см. ПОЛИФОНИЧЕСКИЙ РОМАН, (см. ДИАЛОГИЧЕСКОЕ СЛОВО), В. Б. Шкловский, один из наиболее активных деятелей русской формальной школы, показал Л. Н. Толстого как писателя,… …   Энциклопедия культурологии

  • остранение — сущ., кол во синонимов: 1 • акцентирование (9) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • Остранение — Остранение  термин, введённый В. Б. Шкловским первоначально для обозначения принципа изображения вещей у Л. Н. Толстого (в качестве примера он приводит описание оперы в романе «Война и мир»): На сцене были ровные доски… …   Википедия

  • Остранение —    феномен осмысления, связанные с изменением вИдения и понимания. Первоначально (термин введен В.Б.Шкловским в 1914 г.[3]) – одно из центральных понятий руского формализма («материальной эстетики»), стилистический прием описания вещей,… …   Проективный философский словарь

  • Остранение — ср. Акцентирование писателем какого либо элемента в тексте художественного произведения, с целью вызвать восприятие его не в обычных ассоциациях, а как ранее не встречавшееся, как необычное. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • остранение

    — остран ение, я (лит.) …   Русский орфографический словарь

  • остранение — в литературном произведении описание знакомых предметов и явлений как впервые увиденных, с необычной позиции (например, с высоты птичьего полета, или с точки зрения ребенка, или как их видит герой, будучи в определенном психическом состоянии).… …   Терминологический словарь-тезаурус по литературоведению

  • Остранение — термин, введенный В. Б. Шкловским (1914) для обозначения одной из особенностей худ. речи: привычное, знакомое, очевидное описывается, изображается как незнакомое, непривычное, как будто увиденное в первый раз, т. е. как странное, неожиданное,… …   Российский гуманитарный энциклопедический словарь

  • dic.academic.ru

    Остранение

    Остранение – один из ключевых концептов теории Опояза, описанный в программной статье В.Б.Шкловского «Искусство как приём» (Шкловский. 1917). Остранение стало одним из ключевых понятий модернизма в целом, на английский его переводят как estrangement, на французский – étrangement, на немецкий – Verfremdung.

    По Шкловскому, остранение – это «вывод вещи из автоматического восприятия», рассматриваемый как специ­фическая техника литературного и художественного творчества, которая в терминологии одного из лидеров формалистской школы определялась как «приём». Шкловский писал, что «целью искусства является дать ощущение вещи как ви́дение, а не как узнавание». Произведение искусства, по его мысли, позволяет воспринять реальность в её непосредственности, вне привычных представлений, вне общепринятых стереотипов. Свежесть, отчётливость контакта с действительностью ощущаются как последствие объективированности материала и эксплицированности метода его преобразования в произведение искусства. Шкловский считал, что «искусство есть способ пережить деланье вещи». В качестве примеров, на которых была построена эта теория, использовался литературный материал: проза Л.Н.Толстого, Н.В.Гоголя, Кнута Гамсуна, а также русский фольклор.

    Понятие остранения формулируется на стыке нескольких существенных для авангардистских экспериментов начала ХХ века концептуальных проблем и установок: поиска нового реалистического языка, эмансипации художественной формы в формотворческих инновациях, а также разработки новых психологических принципов восприятия искусства. Остранение сыграло важную роль в истории не только авангардистской литературы, но и авангардистской культуры в целом и как теоретическая идея, и как техника, используемая в творчестве писателями, художниками, драматургами, сценаристами и режиссёрами.

    В первую очередь остранение – дань футуристской традиции. Шкловский был одним из участников футуристского движения. Приём остранения характерен и для его прозы, и для его киносценариев, а также для произведений В.В.Каменского, Б.К.Лифшица, В.В.Маяковского и других членов группы. Расподобление образа, позволяющее воспринимать вещь по-новому, – приём, используемый в живописи и скульптуре как русских, так и итальянских футуристов. Можно привести в качестве примера работы К.С.Малевича, Умберто Боччони, Д.Д.Бурлюка, Карло Карра и других. Для постфутуристической традиции переосмысление идеи Шкловского было чрезвычайно плодотворно. В частности, техники коллажа и монтажа разрабатывались впоследствии под влиянием остранения. Ученица Шкловского, представитель второго поколения формализма Л.Я.Гинзбург построила поэтику монтажной фрагментарной прозы в полемике с теорией своего учителя (Савицкий 2013).

    Вне рамок футуризма остранение было актуально для художников-авангардистов и интерпретаторов их творчества. На неузнавании бытового предмета и ви́дении в нём художественного образа строится жанр реди-мейд, изобретённый Марселем Дюшаном в 1910-е. Начиная с периода аналитического кубизма, использование вещи как элемента художественного образа чрезвычайно распространено в авангарде. Об этом свидетельствует, например, «Натюрморт с плетёным стулом» Пабло Пикассо (1912), в который был включён фрагмент сиденья и канат. Для дадаизма и сюрреализма это один из ключевых художественных приёмов. Остранение – существенный элемент создания и восприятия ассамбляжей.

    Направления, развивающие эти авангардистские эксперименты во второй половине ХХ века, – неодадаизм, Флуксус, Зеро, бедное искусство, новые реалисты, поп-арт и другие – берут на вооружение эту технику и наследуют эстетическую проблематику, в контексте которой она была изобретена и использовалась. Большинство попыток построения новой психологии творчества и художественного восприятия или создания новой реалистической конвенции предполагают очередное обращение к остранению, которое за последние десятилетия было переформулировано в разных философско-эстетических контекстах, вследствие чего утратило непосредственную связь с футуризмом и постфутуристским контекстом.

    rusavangard.ru

    Остранение это | Путь к осознанности

    Остранение, остраннение это понятие, введенное в теорию литературы русским прозаиком и литературоведом 20 века, представителем русской формальной школы В.Б.Шкловским (1893—1984), означает художественный прием описания любого явления как впервые увиденного. Термин появился в книге Шкловского «Воскрешение слова» (1914), определен в его статье «Искусство как прием» (1917) и имел целью обосновать потребность в нарушении «традиции», желание противостоять косности восприятия и стимулировать свежесть последнего с помощью неожиданного, неотягощенного культурным контекстом взгляда на реалии бытия и искусства (дать «видение», а не «узнавание» — см. книгу Шкловского «О теории прозы». 1925). Остранение толковалось «формальной школой» как универсальный закон искусства, обнаруживающийся на всех уровнях художественной структуры: «переживаемость звуков» (Л.П.Якубинский), «ощутимость» языка футуристов (Р.О.Якобсон, Г.О.Винокур), осложненность поэтической семантики (Ю.Н.Тынянов), «заторможенность» сюжетообразующих компонентов (Шкловский).

    Образцы странности художественного описания, которые уместно сопоставить с нарочитым «оглуплением» повествования, ведущегося от лица названного или «скрытого» в авторе-рассказчике «простака», Шкловский особенно охотно находит в русском фольклоре. Толкуемое как пародийное нарушение «канона» и постоянная борьба «младшей» линии литературы со «старшей», остранение у Шкловского претендует быть вечным принципом художественного освоения действительности, фиксирующим неизбежный процесс «обновления сигнала», нарушающего стереотип восприятия (Шкловский В.Б. Художественная проза. Размышления и разборы). В 20 веке остранение, на предшествующих этапах выполнявшее роль «частного» художественного приема, приобретает качество универсальности, пародийно-скептического «снижения» общепризнанных эстетических авторитетов, остраняя и сюжеты, и образы, и мотивы с помощью иронического цитирования, коллажа, стилизации. Ощутимый уже в литературе магического реализма, сюрреализма (Герман Казак, Франц Кафка), в прозе «потока сознания» (М.Пруст), литературе подтекста (Э.Хемингуэй, Дж.Дос Пассос, У.Фолкнер), в мифологизированной литературе второй половины 20 века (Г.Гарсиа Маркес), принцип остранения становится господствующим в литературе андеграунда.

    Слово остранение произошло от слова «странно».

    www.litdic.ru

    Остранение — Философия.НЭС

    ОСТРАНЕНИЕ

    термин эстетики и философии искусства 20 в., фиксирующий комплекс художественных приемов (буффонада, гротеск, парадокс и др.), при котором выразительность изображаемого разрушает привычные стандарты восприятия. Введенное В. Шкловским и разработанное представителями русской формальной школы ОПОЯЗ (Р. Якобсон, Б. Эйхенбаум, Ю. Тынянов) в 20-х гг. при исследовании внутренней формы и структуры слова, понятие остранения являло радикальную смену точки наблюдения и способа видения во всем пространстве выраженности художественного факта. Согласно Шкловскому, прием остранения переструктурирует поле восприятия: «не приближение значения к нашему пониманию, а создание особого восприятия предмета, создание видения его, а не узнавания». Поскольку же цель остранения заключается в «выводе вещи из автоматизма восприятия», то сама процедура фактически изменяет вектор ннтенциональности воспринимающего сознания.

    Замеченная В. Шкловским универсальность остранения как художественного приема фактически тождественна понятию «эффекта очуждения», которое было разработано в театральной эстетике и художественной практике Б. Брехта. Согласно Б. Брехту, очуждение не только ставит изображаемое в позицию неопознаваемости, но тем самым активизирует воспринимающую личность на преодоление собственной субъективности.

    Остранение не только художественный прием, но и понятие философско-методологического порядка в современной эстетике и философии культуры. Остранение позволяет при рефлексивном анализе художественного текста вывести условность произведения искусства за скобки, тем самым разрушить субъективность непосредственного восприятия, разрушить «горизонт ожидания» и явить объектно-смысловую фактуру художественного текста. Вводя понятие остранения и расширяя его инструментальный смысл, Шкловский подчеркивал, что при анализе конкретной эстетической или другой ценности, которая известна нам до автоматической неразличимости, необходимо сделать очевидный предмет — странным, Мы можем хоть что-то понять в художественной ценности и усмотреть ее смысл, когда мы способны увидеть в привычности, в обычном — нечто необычное, нечто странное, неизвестное и непонятное.

    Как инструмент анализа художественного факта остранение есть преображенная культурным материалом форма феноменологической редукции, т. к. является незаменимым ключом для обнаружения и представленности смысловой метаструктуры художественной реальности. В позиции остранения исследователь производит реальное редуцирование наличных смыслов из поверхности текста к его глубинным смыслам и тем, что определены контекстом.

    Лит.: Шкловский В. О теории прозы. М., 1983; Тынянов Ю. Н. Поэтика. История литературы. Кино. М., 1977; Эйхенбаум Б. М. Сквозь литературу. Л., 1924; ГуссерльЭ. Идеи к чистой феноменологии. М., 1994; ИчгарденР. Исследования по эстетике. М., 1962; Ingarden R. Odzile literasldm. Warsz., 1988; JaussH. R, Literaturgeschichte als Provokation der Literaturwissenschaft. Konstanz, 1967.

    В. А. Кругликов

    Оцените определение:

    Источник: Новая философская энциклопедия

    ОСТРАНЕНИЕ

    феномен осмысления, связанные с изменением вИдения и понимания. Первоначально (термин введен В.Б.Шкловским в 1914 г.[3]) – одно из центральных понятий руского формализма («материальной эстетики»), стилистический прием описания вещей, вырывающее предмет из привычного контекста его узнавания и делащего привычное необычным, странным. Шкловский не был перооткрывателем . О творчестве как искусстве делать предмет странным – одновременно узнаваемым и притягательно необычным – говорили Новалис, М.Эрнст, Л.Толстой. Остранение близко древнеиндийской идее «раса», идее Платона об удивлении как начале познания. Заслугой Шкловского явилось вычленение

    terme.ru

    Психотерапия созависимости. Отстранение

    Тема: «Отстранение»

    Цель занятия — понять необходимость отстраниться с любовью от близкого, страдающего зависимостью от ПАВ, и обсудить, как это можно сделать. Задача отстраниться пугает созависимых.

    Они путают здоровую заботу о своих близких, любовь к ним с чрезмерной вовлеченностью в проблему химической зависимости.

    Необходимо подчеркнуть, чем отстранение не является.

    Отстранение — это не холодная враждебная замкнутость. Это не лишение значимого близкого любви и заботы. Отстраниться означает выпутать себя психологически, эмоционально, а иногда и физически из сетей нездоровых, мучительных взаимоотношений с другим человеком. Отстраниться означает отступить на некоторую дистанцию от проблем, которые мы не можем разрешить.

    Отстранение базируется на том положении, что каждый взрослый человек ответственен за себя. Мы не можем разрешить чужие проблемы, наша тревога за другого ему не помогает. Когда мы отстраняемся, мы убираем руки с пульта ответственности за других людей и стремимся лишь к ответственности за себя.

    На примере фактов, сообщенных членами группы, необходимо подчеркнуть, что присутствующие здесь уже много сделали для того, чтобы разрешить проблемы больного. Если проблемы все же не удалось решить, то теперь следует учиться жить, несмотря на эту проблему, или жить вместе с проблемой. Переключайте внимание на то, что есть хорошего в жизни в настоящее время.

    Для усиления чувства благодарности можно попросить присутствующих перечислить все, за что они могут быть благодарны судьбе в настоящее время. Не забудьте о простых вещах — о чистом воздухе, солнце и т.п. Этот прием позволяет не думать о проблеме, в какую они вовлечены чрезмерно.

    Отстранение означает приобретение навыка жить «здесь и сейчас». Жить в настоящем времени без любимого выражения «Ах, если бы…». Искореняются сожаления о прошлом и страхи в связи с будущим. Говорим прошлому «Спасибо», а будущему — «Здравствуй». Отстранение включает в себя принятие реальности, фактов. Отстранение требует веры — в себя, в других людей, в естественный ход событий, в судьбу; помогает вера в Бога. Отстранение — это здоровый нейтралитет.

    Награда за достижение отстранения велика:

    — Это ясность восприятия действительности.
    — Это чувство глубокого успокоения.
    — Это способность давать и получать любовь.
    — Это прилив энергии.
    — Это повышение самооценки.
    — Это свобода находить реальное решение проблемы.

    «Когда я не умела отстраняться от проблем своего мужа и моей дочери, — говорит Ирина, — я чувствовала себя … недочеловеком. Это было какое-то состояние… Я была как будто придатком другого человека. Сейчас я впервые стала появляться в центре собственного сознания».

    Как достигается отстранение?

    Для этого необходимы 3 условия:
    — Четкое осознание своих проблем.
    — Желание изменить привычный ход своих реакций.
    — Немного практики.

    Впрочем, эти условия необходимы для выздоровления от созависимости в целом. В созависимости, как и во всей психической сфере человека, все взаимосвязано. Если созависимый научился открывать и выражать свои чувства, если он отказывается от контролирующего поведения, если он умеет или хочет понимать свои нужды, то тогда ему легче достичь отстранения.

    Если невозможно отстраниться с любовью, то можно временно практиковать отстранение в гневе. Необходимо лишь стремиться к отстранению.

    Помогают достичь отстранения релаксация, концентрация внимания на своем дыхании, на своих потребностях. Побездельничать — это тоже может иногда быть удовлетворением своей потребности. Главное — перенести фокус на себя.

    Тема: «Акция — реакция»

    Цель — показать на примерах из жизни присутствующих, что многие их чувства, мысли и действия возникали лишь как реакция на больного с зависимостью, в ответ на что-то. Необходимо стремиться от реакции к акции, т.е. к действиям, идущим от себя.

    За годы жизни с больным с зависимостью от ПАВ его близкие (созависимые) привыкли в большей степени жить реактивно, реакциями на его состояние и поведение, чем активно, т.е. жить от своего собственного имени, в соответствии со своими собственными интересами и, в конце концов, в своих же собственных интересах.

    Примеры реакций: «Когда мой муж страдает от похмелья, у меня тоже голова болит. Его тошнит, и меня тошнит».
    «Особенно сильно я реагировала на кризисы и думала, что почти все было кризисом. Некоторое время я скрывала панику, но тем временем паника, граничащая с истерикой, во мне нарастала, и взрыв совершенно неуправляемых чувств был неизбежен. Вся моя жизнь была реакцией на жизнь других людей, их желания, их проблемы, на их недостатки, их успехи, на их личности. Я была как кукла с ниточками. Ниточки были выведены наружу, и я как будто приглашала любого человека, любое событие подергать меня за ниточки».

    «Я прочитала в статье, что 60 процентов дочерей алкоголиков выходят замуж за алкоголиков. Я была одной из таких женщин. Но тут я дала реакцию. Во мне поднялось возмущение, гнев на автора, как будто меня лично оскорбили, Это была автоматическая реакция, без участия логики».

    Большинство созависимых являются людьми реакции. Они реагируют чувствами гнева, вины, стыда, ненависти, тревоги, боли, контролирующими жестами, актами излишней заботы, депрессией, отчаянием, паникой, яростью, неистовством. Но более всего они реагируют страхом и тревогой.

    Реагирование — часть нормальной жизни

    Все дело в том, что созависимые реагируют так сильно, что сила реакции переходит нормальные границы. Любые события — маленькие, большие — обладают властью над ними. Когда созависимые реагируют, то они теряют свое личное право думать, чувствовать и вести себя в своих лучших интересах.

    Реагирование обычно не помогает. Кризисные реакции вошли в привычку. Созависимые реагируют так, потому что думают: то, что случилось, не должно было случиться. Не должно быть такого положения вещей, какое есть.

    Созависимые так реагируют, потому что чувствуют себя плохо, потому что ничего хорошего они о себе не думают. Они уверены, что не должны так сильно реагировать, что им навязали эти чувства. Им необходимо показать, что они не должны так сильно всего бояться, не должны терять свое право на спокойствие, не обязаны так серьезно и так близко к сердцу принимать все на свете.

    Обращаем внимание на пусковой механизм реакции. Если созависимый человек почувствовал страх, возмущение, оскорбление, если ему кажется, что его отвергают, не любят, и ему очень сильно жаль себя, либо стыдно, и человек испытывает тревогу, то это может быть началом цепных реакций, от которых мы пытаемся избавиться.

    Можно предложить такой вопрос: Как долго Вы хотите чувствовать себя именно таким образом? Что Вы хотите делать со всем этим?

    Противоядие чрезмерным и необоснованным реакциям — стремление привести себя в комфортное состояние. Для этого необходимо говорить и делать как можно меньше, пока состояние реакции не пройдет и не восстановится привычный уровень спокойствия и умиротворенности.

    Необходимо сделать что-нибудь безопасное — несколько глубоких вдохов, пойти прогуляться, пойти к друзьям, вымыть кухню, почитать книгу, повязать себе в удовольствие. Можно заняться медитацией, помолиться, сходить на заседание Ал-Анон, Нар-Анон.

    Несколько успокоившись, созависимый человек может проанализировать, что же произошло — большое событие, малое событие, привычное событие, которое и раньше случалось много раз. Если трудно разобраться в одиночку, то необходимо поискать помощь вне себя.

    — Вам необходимо извиниться?
    — Хотите ли Вы пустить все на самотек?
    — Требуется ли Вам поговорить с кем-то по душам?
    — Необходимо ли Вам принять еще какое-то решение? Предлагаем рассмотреть язык созависимых и здоровых людей (приводится в виде таблицы).

    Таблица 2. Язык созависимых и здоровых людей

    Язык реактивных людей, т. е. созависимых

    Язык проективных людей, т.е. людей со здоровой взаимозависимостью

    Я ничего не могу поделать с этим

    Я так устроена, так запрограмми­рована и не могу быть иной

    Он довел меня

    Я не могу

    Я должна

    Ах, если бы

    Давайте рассмотрим альтернативы

    Я могу избрать иной подход

    Я контролирую мои чувства

    Я буду выбирать уместную реакцию

    Я выбираю

    Я предпочитаю

    Я буду…


    Жизнь управляется у созависимых чувствами, у преодолевающих созависимость — ценностями.
    Главное в жизни созависимых иметь, у проактивных — быть.

    Круг озабоченности у созависимых широк. Это порождает негативную энергию, что, в свою очередь, ведет к виктимизации.

    Круг собственного влияния у проактивных более узок Энергия у них позитивная, что порождает хороший эффект для себя и для других.

    Последствия у реактивных людей неожиданны, у проактивных последствия — предвидятся.

    Реактивные люди не дают себе права на ошибку.

    Проективные люди признают свои ошибки, исправляют их. Ошибки — источник мудрости.

    Ключ к проективности: с начала цепной реакции приведи себя в комфортное состояние. Включи личное право думать, чувствовать, вести себя в своих лучших интересах. Не забудь о праве выбора.

    Спроси себя, что случилось, большое дело или малое? Необходимо ли принять еще какое-то решение? Поговорить с кем-либо по душам?

    Развивай проективность

    Работай только в круге собственного влияния. Работай над «быть». Относись к слабостям других людей с сочувствием, но не с осуждением. Будь моделью, а не критиком. Следи за своим языком. Пользуйся языком проактивных.

    В.Д. Москаленко

    medbe.ru

    СЕНЕВА Е.С. Прием «отстранения» как форма выражения авторской позиции в фельетонах Саши Черного. 2013

    E.C. Сенева

    ПРИЕМ «ОТСТРАНЕНИЯ» КАК ФОРМА ВЫРАЖЕНИЯ АВТОРСКОЙ ПОЗИЦИИ В ФЕЛЬЕТОНАХ САШИ ЧЕРНОГО

    Актуальность анализа форм выражения авторской позиции в художественной публицистике является одним из приоритетных направлений современного литературоведения. В 1997 году в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова прошла международная конференция «Литература на пороге ХХI века», которая определила данную проблему как одну из ключевых. Кроме того, целостное рассмотрение средств выражения авторской оценки позволяет определить некоторые эстетические параметры художественного метода писателя-фельетониста.

    Благодаря своей двойственной природе, произведения фельетонного жанра имеют несколько отличительных особенностей: во-первых, их тематическая направленность напрямую зависит от ориентации на реальный факт, а во-вторых, для них характерно отсутствие динамики сюжета – ослабленная фабула объясняется публицистической задачей автора. В фельетонах Саши Черного доэмиграционного периода «Дневник Резонера», «Аида» в Житомире», «Вечер юмора» и др. помимо типичных признаков фельетонного текста, отчетливо просматривается прием так называемого «авторского отстранения», предполагающего ограниченность и минимизацию прямых авторских оценок. Мы полагаем, что стремление к максимальной объективности изображения действительности заставило писателя обратиться к данному приему. Растворяясь в масках своих героев и псевдонимов, Саша Черный предоставляет читателю возможность не только самостоятельно оценивать происходящее, но и выражать собственные суждения, симпатии и антипатии.

    Нередко точка зрения рассказчика диаметрально противоположна той, которую высказывают некоторые герои, поэтому возникает конфронтация между позицией рассказчика и персонажа, создается эффект «идеологической полярности».  Например, фельетон «Вечер юмора», подписанный псевдонимом Иван Чижик, опубликованный в №3 журнала «Зритель». Материалом для произведения послужили реальные события политической и литературной жизни столицы, преднамеренно перепутанные автором. В газете «Свобода мысли» от 11 февраля 1908г. (эта дата затем фигурирует в произведении) была помещена информация о состоявшемся накануне открытии Всероссийского съезда «Союза русского народа», а 18 февраля объявление о предстоящем литературно-музыкальном «Вечере юмора» с участием А. Куприна, П. Потемкина, Тэффи и других. Фельетонная коллизия: «не имеющий чина коллежский асессор» Иван Чижик с другом отправляются на вечер юмористов, а попадают на съезд черносотенцев. Чтобы проникнуть на это заседание они представляются участниками съезда, даже пытаются заручиться рекомендацией, тогда и проявляется истинная сущность каждого: « – И деньги заплатим, –  убеждает знакомый так участливо и тепло, точно он от рождения служил в Союзе. Но какой лицемер! А я еще считал его искренним человеком». (1, c. 58) Смысл фельетона очевиден: он направлен против многочисленных политических партий и организаций, чьи сомнительные идеологические уставы противоречат общечеловеческим моральным принципам человека. По мере развития сюжета возрастает внутреннее негодование авторизованного персонажа и как кульминация – слезы от бессилия и злобы: «Пишу и плачу, понимаете ли, плачу от злости … до того обидно». (1, c. 59)

    Б. Успенский в «Поэтике композиции» отмечает типичный для сатирических произведений прием «идеологического отчуждения», когда оценка производится с внешних, зачастую противоположных позиций автора по отношению к своему герою. Так как фельетон относится к разряду сатирических художественно-публицистических жанров, то использование этого приема в фельетонных произведениях Саши Черного вполне закономерно и обоснованно. Однако не следует отождествлять метод «идеологического отчуждения» с приемом «авторского отстранения», так как первый изначально относится к области проблематики, то есть направлен на создание резкого контраста между мировоззренческими позициями автора или рассказчика, выражающего авторские суждения, и персонажей, зачастую типизированных. Более того, основной задачей фельетона является как раз разоблачение  отрицательных явлений действительности, которые, как правило, идеологически чужды эстетическим и мировоззренческим принципам писателя. В свою очередь прием «авторского отстранения» в основном относится к сфере поэтики, так как он создается с помощью разнообразных средств художественной выразительности.

    Помимо псевдонимов-масок (таких, например, как Иван Чижик, которым умышленно подписан фельетонный цикл «Бюджеты») и криптонима Сам-по-себе, под которым опубликованы «провинциальные» фельетоны, автор изобретает и сживается и со своим газетным амплуа резонера. Примечательно, что резонер – это персонаж, который не принимает активного участия в действии, а призван лишь обличать и высказывать нравоучения с авторских позиций.

    Доказательством тесной взаимосвязи между суждениями рассказчика-резонера и настоящего автора является, во-первых, опора на реальные биографические факты из жизни Саши Черного. Например,  в очередном номере «Волынского вестника» от 22 июня 1904 года опубликовано два фельетона под общим названием «Аида в Житомире»: фельетон «На сцене», принадлежащий перу некоего Жеронимо и фельетон-рецензия «В публике» с подписью Сам-по-себе. Обращение Саши Черного к жанру фельетона в виде театральной рецензии неслучайно и имеет вполне конкретный подтекст. Из воспоминаний современников известно, что издательница газеты была по совместительству пайщицей местного оперного театра, поэтому расплачивалась с сотрудниками контрамарками на галерку. Итак, в основе фельетона – реальный факт биографии автора, поэтому повествование ведется от первого лица, что доказывает взаимосвязь между рассказчиком и реальным автором фельетона и дает основания полагать, что резонер в данном случае выражает именно авторскую позицию. Даже в отдельных эмоционально-преувеличенных оценках театрального действа: «Думаю, что самый хладнокровный англосакс, попав на нашу «галерку», потерял бы всякое терпение и сбросил бы неотвязного «надоеду» вниз в партер или, проклиная тот час, в который он решил пойти в  «житомирскую оперу», сам сбросился бы туда», – суждения высказывает авторизованный персонаж. Мы полагаем, что средства художественной выразительности, такие как гипербола и преувеличение, в данном случае являются в первую очередь средствами создания комического эффекта. Следует обратить внимание на  слово «думаю», которое указывает  на важный аспект идейно-эмоционального содержания высказывания, так как определяет личные суждения рассказчика, но не имеет обобщающего значения, допуская таким образом, что оценка других читателей и зрителей оперы может быть отлична от той, которая высказана в произведении. Характерной особенностью текстов «провинциальных» фельетонов можно считать акцент на мелких деталях или предметах обихода, в связи с чем современники фельетониста, в частности К. Чуковский, отмечали «микроскопичность» юмора Саши Черного.

    Эта особенность стиля фельетонного творчества Саши Черного наиболее ярко воплотилась в фельетонном цикле «Бюджеты» (1908). С точки зрения организации повествовательной формы все произведения цикла представляют собой бланки приходно-расходных операций разных категорий населения, например, «Бюджет холостого чиновника», «Бюджет студента» и т.д. В цикл вошли четыре фельетона, подписанные именем «не имеющего чина коллежского асессора» Ивана Чижика. В каждом из фельетонов-бюджетов можно выделить несколько частей: «приход», «расходы», которые в свою очередь подразделяются на «жилье», «питание», «духовные потребности», и наконец «повседневные траты». Каждая из граф реестра реализует один из аспектов самохарактеристики персонажа. Например, в графе «жилье» холостой чиновник пишет «комната (вернее собачья пещера)», затем этот же чиновник, но уже в статусе женатого человека называет свое жилище «берлога», интеллигентный дачник, как полагается, отдыхает на вилле, а студент в свою очередь арендует ½ комнаты. Такое внимание к предметам материального мира неслучайно. В данном случае социальный и финансовый статусы предопределяют и образ жизни, и духовные ценности каждого. Обладатель нищенского дохода (всего лишь 32. 63 р.) – студент, не заплатив за первое полугодие обучения и не подписавшись на  лекции с отговоркой «подождут», все же посещает театр – «Сон в летнюю ночь» – галерка», покупает книги – «Литургия красоты» Бальмонта», даже высылает деньги родителям. Впрочем, предположить, что студент обладает высокой степенью духовности и культуры не приходится, так как основная часть доходов все же уходит на «пикантные открытки», духи и помады и прочие мелочи молодого франта.

    Несмотря на самый высокий доход – 177.10 р., моральный облик дачника также не отличатся благообразием, а скорее наоборот. В отличие от студента, честно заработавшего свои деньги репетиторством и игрой в массовках, основной статьей доходов дачника значится: «от тестя – 125 р.», и помимо этого «занял у прислуги – 2.50», «занял неизвестно у кого в пьяном виде – 11.52» и т.д. Однако истинная сущность «интеллигентного» дачника просматривается именно в статьях его расходов: вместо того, чтобы оплатить жалование прачке и прислуге, он тратит деньги на «букет и корсет соседке», «лечение побитого лица» и прочие физиологические потребности. Более того, расходы на потребности жены, со стороны которой и получен основной доход, сопровождаются негативными эмоционально-экспрессивными комментариями: «шляпу с виноградом жене (корова!)». Итак, из вышеупомянутых статей доходов и расходов отчетливо просматривается обывательское и безнравственное лицо «интеллигентного дачника». Мы полагаем, что именно в фельетонном цикле «Бюджеты» прием «авторского отстранения» является важным смысловым и композиционным средством. Авторская оценка выражается не столько фактическим рассказчиком, сколько атрибутами повседневного обихода, окружающими предметами и отношением к ним.

     В намеренно хаотичных финансовых фиксациях персонажей акцентируется внимание на обывательском, бездуховном  отношении к действительности. Мы полагаем, что сама последовательность граф списка – это композиционный прием, с помощью которого фельетонист достигает усиления иронического подтекста, когда друг с другом соседствуют портрет Л. Андреева и «дюжина пикантных открыток».

    Минимальное, имплицитное авторское присутствие в текстах произведений соответствует идейным задачам фельетониста – порицанию негативных человеческих качеств, которыми наделены безымянные герои  фельетонов. Автору чрезвычайно важно, чтобы свое отношение к безнравственным людям декларировал не он сам, а саморазоблачающий персонаж, у которого отсутствует установка на морализаторство.

     Таким образом, с помощью приема «отстранения», не навязывая свою точку зрения, Саша Черный предоставляет читателю возможность сделать собственные выводы и тем самым расширяет нравственно-воспитательный диапазон и обличительный потенциал своих фельетонов.

     

     

     

    Литература

    1. Бахтин М.М. Автор и герой в эстетической деятельности // Эстетика словесного творчества. – М.: Искусство, 1979. –  С. 155-176.
    2. Виноградов В.В. Проблема автора в художественной литературе // О теории художественной речи. – М.: Высшая школа, 1971. – С. 118-130.
    3.  Иванов А.С. Театр масок Саши Черного // Саша Черный. Собрание     сочинений: В 5-ти тт. – Т. 3. – М.: Изд-во «Эллис Лак», 2007. – С. 5-40.
    4. Тертычный А.А. Жанры периодической печати: Учебное пособие. – М.: Изд-во «Аспект Пресс», 2000. – 312 с.
    5. Успенский Б.А. Поэтика композиции. Структура художественного текста и типология композиционной формы. – М.: Искусство, 1970. – 225 с.
    6.  Черный С. Собрание сочинений: В 5-ти тт. – Т. 3.– М.: Изд-во «Эллис Лак», 2007. – С. 43- 82.

     

     

     

    www.levlivshits.org

    Преодоление созависимости: Отстранение | Alteropars

    Цель  – понять необходимость отстраниться с любовью от близкого, страдающего зависимостью от психоактивных веществ, и обсудить, как это можно сделать.

    Задача отстраниться пугает созависимых. Они путают здоровую заботу о своих близких, любовь к ним с чрезмерным вовлечением в проблему химической зависимости. Необходимо подчеркнуть, чем отстранение не является.

    Отстранение – не есть холодная враждебная замкнутость. Это не лишение значимого близкою любви и заботы.

    Отстраниться означает выпутать себя психологически, эмоционально, а иногда и физически из сетей нездоровых, мучительных взаимоотношений с жизнью другого человека. Отстраниться означает отступить на некоторую дистанцию от проблем, которые мы не можем разрешить (Битти М., 1997).

    Отстранение базируется на том положении, что каждый взрослый человек ответственен за себя. Мы не можем разрешить несобственные проблемы. Тревога за другого ему не помогает. Когда мы отстраняемся, мы убираем руки с пульта ответственности за других людей и стремимся лишь к ответственности за себя.

    Если кто-то считает, что у него сейчас особо острая кризисная ситуация, то, возможно, он не готов к отстранению. Можно отвлечься от предложенной темы и поработать над разрешением кризиса. Поскольку кризисы часты в семьях, то это упражнение будет полезным.

    Упражнение «Кризис: опасность и возможности»

    Кризис – это событие или ряд событий, которые принуждают нас делать выбор или ряд важных выборов.

    Ответьте наследующие вопросы и обсудите их в малой терапевтической группе.

    1. Имеется ли у меня конкретный кризис, с которым я сейчас сталкиваюсь или сталкивалась в прошлом, и который я могу выделить особо?
    2. Как я реагировала на ту ситуацию?
    3. Каким образом я могу изменить свой привычный способ реакции на кризис в моей жизни?

    Некоторые предложения, которые полезно иметь в виду при столкновении с кризисом.

    1. Я не одинока.
    2. Отойди на некоторое расстояние, чтобы видеть перспективу и видеть возможные выборы.
    3. Сознательно войди в контакте Высшей Силой. Конструктивно пересмотри свой день, свой страх, жалость к самой себе, нечестность, негодование. Стремись к открытости, честности. Помни слова из молитвы: «Да будет воля Твоя».
    4. Обратись к группе самопомощи.
    5. Усвой или хотя бы возьми взаймы новые верования.
    6. Практикуй 4-й и 5-й шаги из 12-шаговой Программы.
    7. Выйди из дома, чтобы быть в контакте с людьми или с природой.
    8. Позволь быть всем своим чувствам, уделяй им внимание, не суди свои чувства и спроси: о чем они мне говорят?
    9. Сконцентрируйся на том, что есть сейчас, а не на том, что могло бы быть.
    10. Задай себе вопросы с различными логическими ударениями: чего я хочу? Чего я хочу? Чего я хочу?
    11. Сбалансируй свой образ жизни: еда, сон, работа, игра. Когда группа проработает все эти вопросы и обнаружит свой выбор, свой выход из кризиса, можно продолжить работу по отстранению.

    На примере фактов, сообщенных членами группы, необходимо подчеркнуть, что присутствующие здесь созависимые уже много сделали для того, чтобы разрешить проблемы своего близкого. Если проблему все же не удалось решить, то теперь следует учиться жить, несмотря на эту проблему или жить вместе с проблемой. Переключайте внимание на то, что есть хорошего в жизни в настоящее время.

    Для усиления чувства благодарности можно попросить присутствующих перечислить все, за что они могут быть благодарны судьбе в настоящее время. Не забудьте о простых вещах – о чистом воздухе, солнце и т.п. Этот прием позволяет не думать о проблеме, в какую они вовлечены чрезмерно.

    Отстранение означает приобретение навыка жить «здесь и сейчас». Жить в настоящем времени без любимого выражения «Ах, если бы…». Искореняются сожаления о прошлом и страхи в связи с будущим. Говорим прошлому «спасибо», а будущему – «здравствуй». Отстранение включает в себя принятие реальности, фактов. Отстранение требует веры – в себя, в других людей, в естественный ход событий, в судьбу, помогает вера в Бога. Отстранение – это здоровый нейтралитет.

    Награда за достижение отстранения велика.

    Это ясность восприятия действительности.

    Это чувство глубокого успокоения.

    Это способность давать и получать любовь.

    Это прилив энергии.

    Это повышение самооценки.

    Это свобода находить реальное решение проблемы.

    «Когда я не умела отстраняться от проблем своего мужа и моей дочери, – говорит выздоравливающая созависимая Ирина, – я чувствовала себя… недочеловеком. Но это было какое-то состояние… Я была как будто придаток другого человека. Сейчас я впервые стала попасться в центре собственного сознания».

    Как достигается отстранение?

    Для этого необходимы 3 условия:

    • Четкое осознание своих проблем.
    • Желание изменить привычный ход своих реакций.
    • Немного практики.

    Впрочем, эти условия необходимы для выздоровления от созависимости в целом. Практически тот же смысл содержится в правиле «У-у-у-х». Это правило, по которому прививаются и укореняются новые навыки общения в семье. Главное, желание что-то изменить в себе.

    Правило «У-у-у-у-х»

    Увидеть, чего вам или вашей семье не хватает.

    Упорство.

    Уверенность.

    Уход от старых форм общения.

    Хорошие, новые взаимоотношения в семье.

    В созависимости, как и во всей психической сфере человека, все взаимосвязано. Если созависимый человек научился открывать и выражать свои чувства, если он отказывается от контролирующего поведения, если он умеет или хочет понимать свои нужды, то тогда ему легче достичь отстранения.

    Если невозможно отстраниться с любовью, то можно временно практиковать отстранение в гневе. Необходимо лишь стремиться к отстранению.

    Помогает достичь отстранения релаксация, концентрация внимания на своем дыхании, на своих потребностях. Побездельничать – это тоже может иногда быть удовлетворением своей потребности. Главное – перенести фокус на себя.

    Задание
    1. Есть ли в вашей жизни проблема или человек, о которых вы чрезмерно тревожитесь? Напишите об этом в дневник.
    2. Что может случиться, если вы отстранитесь от той проблемы или от того человека?
    3. Помогало ли до сих пор делу ваше состояние, в котором была тревога, одержимость, навязчивые мысли о проблеме, попытки контролировать?
    4. Если бы в вашей жизни не было той проблемы или того человека, что тогда бы вы делали со своей жизнью сейчас?
    5. Потратьте несколько минут на то, чтобы представить, как вы живете собственной жизнью, несмотря на нерешенную проблему.

    alteropars.ru

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о