Пример восприятие: Приведите свои примеры ощущения и восприятия!?. Заранее СПАСИБО!

Содержание

Приведите свои примеры ощущения и восприятия!?. Заранее СПАСИБО!

Ощущения обеспечивают сбор сенсорного материала, на основе чего строятся психические образы.
По критерию расположения рецепторов:
1. экстерорецептивные (на поверхности тела) — зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые и кожные;
2. интерорецептивные (во внутр. органах) — внутренние болевые, вибрационные;
3. проприорецептивные (в мышцах, связках и сухожилиях) — статические, двигательные.
По критерию модальности анализаторов:
1. зрительное ощущение — ощущение света (перепад яркости) и цвета (хроматические и ахроматические цвета) . Рецептор — сетчатка глаза. Колбочки — чувствительны к ЭМ-волнам разной длины — цветное зрение. Палочки — сумеречное зрение. Корковая часть зрительного анализатора находится в затылочной области (17 поле) коры ГМ, кот. работает по экранному принципу.
2. вкусовые ощущения — комбинация 4-х вкусов (горький, соленый — корешок языка, кислый — края языка, сладкий — кончик) . Раздражители — хим. в-ва, растворенные в слюне или воде. Корковый отдел — височная область.

3. кожные ощущения
а) тактильные (ощущения прикосновения, давления) , рецепторы — многочисленны на языке и кончиках пальцев;
б) ощущение тепла (терморецепторы на коже) — больше рецепторов на пальцах и языке;
в) болевые — больше всего рецепторов на спине, щеках. Вызываются температурными, механическими и химическими воздействиями, кот. могут достигать такой интенсивности, что способны разрушить организм;
г) ощущение холода — больше рецепторов на шее, пояснице, щеках, носу.
4.органические ощущения — связаны с интерорецепторами — сытость, голод, удушье, тошнота, боль и т. д. Восприятие — психический процесс отражения объектов внешнего мира в целостном виде. Оно вызывается действующими одновременно комплексными раздражителями, осуществляется одновременной и согласованной деятельностью нескольких анализаторов и протекает при участии ассоциативных отделов коры головного мозга и центров речи.
Процесс формирования психического образа при восприятии есть совокупность опознания, понимания и осмысления, а так же отнесения объекта к определенной категории. На восприятие влияет прошлый опыт, знания, установки. Восприятию свойственны: 1)осмысленность; 2)целостность; 3)структурность (предметность) ; 4)избирательность; 5)константность; 6)апперцепция (прошлый опыт) .
-Слуховое восприятие Мы воспринимаем мелодию, речь.
-Зрительное восприятие Мы отличаем мужское лицо от женского, детское — от старческого. Узнаем знакомых на улице, на фотографии и на картине.
-Восприятие пространства Мы понимаем, какой предмет дальше, а какой ближе, больше — меньше, в какую сторону движется.
-Восприятие времени Наше представление о прошедшем, настоящем и будущем, о длительности какого-либо явления.
Структурность восприятия — способность человека отражать окружающую действительность как воздействие конкретных ее предметов, относящихся к определенному классу явлений. При этом мозг четко различает предмет, фон и контур их восприятия.
Константность восприятия обеспечивает постоянство воспринимаемой формы, величины и ЦВЕТА предметов при изменении расстояния, ракурса, ОСВЕЩЕННОСТИ. Объясняется опытом, приобретенном в процессе развития личности.
Целостность восприятия выражается в том, что образы отражаемых предметов выступают в сознании человека в совокупности многих их качеств и характеристик, даже если отдельные из этих качеств в данный момент не воспринимаются.
Константность восприятия. При всей своей подвижности и изменчивости образы воспринимаемых нами предметов отличаются определенной константностью (постоянством) отражаемых в сознании свойств этих предметов.

Психология восприятия: важность контекста

Начнем немного издалека: калифорнийский психолог, писатель, бывший старший математик американского стратегического исследовательского центра RAND Corporation Ральф Штраух (Ralph Strauch), известный своими работами о взаимосвязи восприятия и реальности («The Reality Illusion», «Реальность/Иллюзия»), описывает приобретение человеком любого опыта как «процесс выделения и соединения воедино частиц информации из непрерывного потока восприятия многомерных образов, что мы используем для экспериментального изучения мира вокруг нас».

Хорошо известный пример оптической иллюзии «лица или ваза?» наглядно демонстрирует, как используя информацию из различных фрагментов потока восприятия, мы можем формировать радикально отличающиеся представления об одном и том же объекте. Но опыт составления картины реальности включает в себя нечто большее, чем просто выбор части потока восприятия, на использовании которой будет базироваться ваше индивидуальное представление об окружающем мироздании. Опыт восприятия включает в себя как неотъемлемую часть интерпретацию выбранной информации, осуществляемую в определенном контексте (здесь мы рассматриваем интерпретацию как придание определенных смыслов наблюдаемым образам).

Image source nature.com

Итак, одна и та же информация может быть интерпретирована совершенно по-разному в зависимости от окружающего/сопутствующего контекста. В дальнейшем термин контекст мы будем воспринимать в соответствии с формулировкой краткого толкового психолого-психиатрического словаря как «обстановку, фрейм или процесс, в котором происходят события и обеспечивается значение для содержания (

контента)».

Простой пример зависимости интерпретации визуального объекта от контекста

Вот простой пример важности контекста. Центральный графический символ может быть прочитан как буква B или число 13 в зависимости от того, читаем ли мы знаки как столбец сверху вниз или как строку слева направо.

На первый взгляд этот пример похож на упомянутую выше оптическую иллюзию «лица/вазы»: оба графических символа неоднозначны для восприятия и позволяют двойную интерпретацию.

При ближайшем рассмотрении, однако, механизм интерпретации в случае знака «B/13» отличается от способа двойственного толкования фигуры «лица/вазы». Вот почему: «переключение» восприятия буквы B или числа 13 не происходит за счет сборки разных визуальных образов из различных фрагментов потока восприятия.

Буква же B и число 13 «собраны» из одних и тех же одинаково воспринимаемых исходных необработанных данных. Разница в восприятии знака — число перед нами или буква — определяется окружающим контекстом: когда вы читаете по вертикали, вы интерпретируете символ в контексте расположенных сверху вниз букв А и С и видите букву B.

Когда вы читаете по горизонтали, та же самая отображенная графически информация в контексте чисел 12 и 14 воспринимается как еще одно число — 13.

Принцип организации воспринимаемой информации

«Виртуальный треугольник» иллюстрирует еще один важный принцип восприятия. Большинство участников семинаров Ральфа Штрауха ясно видели белый треугольник, расположенный над черным треугольником и 3 черными кругами. Белый треугольник выделяется так четко, что большинство наблюдателей считали, что они могут заметить его белые края на белом фоне — хотя объективно тут никаких краев (сторон треугольника) нет в помине.

Когда Штраух использовал эту иллюстрацию на своих семинарах, случалось так, что слушатели настаивали, что белый треугольник явно имеет другой оттенок белого цвета, отличный от фона, и они на самом деле видят 3 стороны треугольника. Еще один участник семинаров утверждал, что лектор сперва начертил направляющие для всех трех сторон треугольника, а затем стер их, но этот слушатель своим зорким глазом обнаружил следы подчисток на

несуществующих краях треугольника. 😉

Опыт с «виртуальным (воображаемым) треугольником» иллюстрирует принцип организации воспринимаемой информации, присутствовавший и в обоих предыдущих примерах, но не проявлявшийся столь явно.

Мы не воспринимаем и не усваиваем поступающую информацию напрямую. Вместо этого мы формируем из нее образы, знакомые нам из предыдущего опыта. В действительности мы используем наш опыт как набор способов трактовки информации, выбираемой нами из потока восприятия, и мы всегда предпочитаем более простые знакомые интерпретации более сложным объяснениям наблюдаемых образов.

Белый треугольник, расположенный над черным треугольником и 3 черными кругами, предоставляет нам более простое и знакомое объяснение рассматриваемой композиции фигур, чем менее известные по предыдущему опыту странно выглядящие круги с отсутствующим сектором. В предыдущих примерах «лица/вазы» и «В/13» стереотипные интерпретации воспринимаемых наблюдателем визуальных данных формировали их первичное восприятие в качестве привычных образов.

Гораздо проще подобрать знакомый стереотип, соответствующий получаемой информации, чем воспринять ее как новый уникальный опыт.

Формирование опыта требует от индивида непрестанного бессознательного выбора информации, пригодной для практического использования, и преобразования ее в воспринимаемые и интерпретируемые образы (перцептивные образы), из которых и складывается персональный опыт любого человека. Рассмотренные выше простые и понятные примеры демонстрируют некоторые из основных принципов восприятия, управляющие отбором получаемой информации.

Эксперимент Брунера-Постмана и его неожиданные результаты

Реальные ситуации, в которых происходит восприятие информации, сильно отличаются в сторону усложнения от описанных выше простых упражнений, поскольку на практике человек подвергается одновременному воздействию множества факторов, влияющих на его когнитивные способности. Ниже представлен пример достаточно сложной для участников ситуации восприятия.

На видео показан классический эксперимент по психологии восприятия, впервые проведенный крупнейшими специалистами в области исследования когнитивных процессов Джеромом Брунером (Jerome Bruner) и Лео Постманом (Leo Postman) в конце 1940-х годов.

Испытуемым в течение коротких, точно отмеренных интервалов времени показывали последовательность сменяющих друг друга игральных карт. Вначале карты менялись слишком быстро, чтобы участники могли уверенно опознать их. Затем время показа увеличилось до тех пор, пока испытуемый не мог надежно определить большинство карт.

К последовательности обычных карт были добавлены «аномальные», «неправильные» карты, например, красная шестерка пик, чей цвет не соответствовал стандартному черному «окрасу» этой карточной масти. Цель эксперимента заключалась в определении того, как участники будут реагировать на «неправильные» карты.

Image source stanford.edu

Полученные результаты эксперимента были, без преувеличения, обескураживающе неожиданными. Когда время показа было достаточно длительным для того, чтобы участники могли идентифицировать большинство карт, но все-таки недостаточным для пристального их рассмотрения, то испытуемые однозначно определяли неправильную карту как «очень похожую на…».

Красная шестерка пик воспринималась либо как шестерка пик, либо как шестерка червей в зависимости от того, какой именно критерий — форма или цвет — являлся определяющим для участника. Если время показа еще немного увеличивалось, то испытуемые придерживались той же идентификации, что и прежде, но они вдобавок испытывали необъяснимое беспокойство и заявляли исследователям нечто вроде: «Это шестерка червей, и я думаю, что уходя утром из дома, я забыл запереть входную дверь».

Некоторые участники видели то, чего в реальности не существовало: черные контуры вокруг сердец на картах червовой масти или серые значки пик — умы наблюдателей начинали «сбоить», утомленные тщетными попытками сгладить очевидные конфликты между цветом и формой значков незнакомой масти «аномальной» карты.

В конце концов, когда время показа карты становилось достаточно долгим, большинство испытуемых примирялось с суровой правдой жизни и видело раздражающе «неправильную» красную шестерку пик.

Однако некоторые участники эксперимента так и оставались на своей точке зрения, отказываясь увидеть «аномальную» карту, точнее, признать ее существование в реальности.

Ответы испытуемых, полученные в ходе эксперимента Брунера и Постмана, отражают все принципы восприятия, проиллюстрированные в первых трех примерах. Как и в случае с «виртуальным треугольником», зрители видят то, что совпадает с их привычными паттернами (стереотипами) восприятия. Равно как и в кейсе «В/13», контекст эксперимента — показ игральных карт четырех стандартных мастей — определяет, что именно увидят участники. Как в примере с лицами и вазой, то, что увидят испытуемые, зависит от того, на чем они сосредоточены: те, кто ориентирован на цвет, видят красную шестерку пик как шестерку червей, те, кто концентрируется на форме, видят обычную пиковую шестерку.

Новый элемент, не соответствующий ранее «накопленным» паттернам восприятия, отфильтровывается и отбрасывается зрителем — так мозг стремится избежать когнитивного диссонанса, вызываемого логическим несоответствием наблюдаемого объекта уже существующим концептуальным категориям.

Если вы на самом деле в спокойной обстановке посмотрите на красную шестерку пик, вы не увидите ничего кроме красной шестерки пик. Те из испытуемых, кто в ходе эксперимента видели шестерку червей, подсознательно «отключили» восприятие формы; те, кто увидел шестерку пик, отказался воспринимать настоящий цвет значков масти.

Приняв неправильное решение, некоторые участники будут упорно придерживаться его, даже если у них будет достаточно времени, чтобы рассмотреть объект исследования во всех подробностях. Ральф Штраух неоднократно повторял эксперимент Брунера-Постмана и убеждался, что некоторые участники настолько «зацикливаются» на первоначальном выборе, что могут держать в руках красную шестерку пик и видеть ее как шестерку червей.

Вместо заключения

Помимо некоей «академической ценности» приведенный нами материал имеет и практическую пользу для веб-маркетологов и дизайнеров: нельзя недооценивать силу контекста, сопутствующего размещаемому в Сети контенту. Равно как и нельзя пренебрегать существующими у целевой аудитории устоявшимися паттернами восприятия: известно, что стереотипные лендинги и сайты конвертируют лучше.

Высоких вам конверсий!

По материалам somatic.com, image source wikiart 

14-07-2015

Общественное восприятие изменения климата в холодных регионах России: пример Якутии | Анисимов

1. Катцов В.М., Семенов С.М. Второй оценочный доклад Росгидромета об изменениях климата и их последствиях на территории Российской Федерации: Общее резюме. М .: изд. НИЦ «Планета», 2014. 58 с.

2. Snow, Water, Ice and Permafrost in the Arctic (SWIPA): climate change and the cryosphere. Oslo, 2011. 538 p.

3. Анисимов О.А., Кокорев В.А. Климат в арктической зоне России: анализ современных изменений и модельные проекции на XXI век // Вестн. МГУ. Сер. 5. География. 2016. № 1. С. 61–69.

4. Катцов В.М., Порфирьев Б.Н. Оценка макроэкономических последствий изменений климата на территории Российской Федерации на период до 2030 г. и дальнейшую перспективу. М .: Д'АРТ, 2011. 254 c.

5. Anisimov O.A., Kokorev V.A. Cities of the Russian North in the context of climate change // Sustaining Russia’s Arctic Cities: Resource Politics, Migration, and Climate Change / Ed. R. Orttung. New- York: Berghahn Press, 2016. P. 141–174.

6. Мельников В.П., Геннадиник В.Б. Криософия – система представлений о холодном мире // Криосфера Земли. 2011. Т. 15. № 4. С. 3–8.

7. Hagen B., Middel A., Pijawka D. European climate change perceptions: Public support for mitigation and adaptation policies // Environmental Policy and Governance. 2016. V. 26. № 3. P. 170–183.

8. Howarth C.C., Sharman A.G. Labeling opinions in the climate debate: a critical review // Climatic Change. 2016. V. 6. № 2. P. 239–254.

9. Stoutenborough J.W., Liu X., Vedlitz A. Trends in public attitudes toward climate change: The influence of the economy and climategate on risk, information, and public policy // Risk, Hazards & Crisis in Public Policy. 2014. V. 5. № 1. P. 22–37.

10. Sibley C.G., Kurz T. A model of climate belief profiles: How much does it matter if people question human causation? // Analyses of Social Issues and Public Policy. 2013. V. 13. № 1. P. 245–261.

11. Shi J., Visschers V.H.M., Siegrist M., Arvai J. Knowledge as a driver of public perceptions about climate change reassessed // Nature Climate Change. 2016. V. 6. № 8. P. 759–762.

12. Рыбакова М.В. Социокультурные аспекты изучения адаптации к климатическим изменениям // Социологические исследования. 2010. № 5. С. 137–140.

13. Zhegusov Y., Ksenofontov S.M., Sugimoto A., Iwahana G. Environmental consciousness of local people of Yakutia under global climate change // Causes, Impacts and Solutions to Global Warming / Eds .: I. Dincer, C .O. Colpan, F. Kadioglu. New- York: Springer- Verlag, 2013. P. 251–260.

14. Anisimov O.A. Challenges of the changing climate: A case study of Russia // Russian Analytical Digest. 2016. № 185. P. 2–5. (http://www.css.ethz.ch/en/publications/rad.html)

15. Анисимов О.А., Стрелецкий Д.А. Геокриологические риски при таянии многолетнемерзлых грунтов. Арктика XXI век. // Естественные науки. 2015. № 2. С. 60–74.

16. Streletskiy D.A., Anisimov O.A., Vasiliev A.A. Permafrost degradation // Snow and ice- related hazards, risks, and disasters / Eds .: W. Haeberli, C. Whiteman. Elsevier. 2014. P. 303–344.

17. Streletskiy D.A., Shiklomanov N.I., Nelson F.E. Permafrost, infrastructure and climate change: A GIS- based landscape approach to geotechnical modeling // Arctic, Antarctic and Alpine Research. 2012. V. 44. № 3. P. 368–380.

18. Shiklomanov N.I., Streletskiy D.A., Swales T.B., Kokorev V.A. Climate change and stability of urban infrastructure in Russian permafrost regions: Prognostic assessment based on GCM climate projections // Geographical Review. 2017. V. 107. № 1. P. 125–142.

19. Анисимов О.А., Жильцова Е.Л., Разживин В.Ю. Моделирование биопродуктивности в арктической зоне России с использованием спутниковых наблюдений // Исследования Земли из космоса. 2015. № 3. С. 60–70.

20. Анисимов О.А., Кокорев В.А. Моделирование мощности сезонноталого слоя с учетом изменений климата и растительности: прогноз на середину XXI века и анализ неопределенностей // Криосфера Земли. 2017. № 2. С. 3–10.

21. Anisimov O.A., Kokorev V.A ., Zhiltcova E.L. Arctic ecosystems and their services under changing climate: predictive modelling assessment // Geographical Review. 2017. V. 107. № 1. P. 108–124 .

Психологические особенности восприятия образа

Восприятие произведения искусства осуществляется с помощью четырех основных механизмов: художественно-смыслового, результирующего процесс восприятия и создающего «концепцию восприятия»; способствующего «раскодированию» художественно-образного языка произведения искусства; эмоционально-эмпатического «вхождения» в произведение искусства, сопереживания, соучастия; ощущения художественной формы и чувства эстетического наслаждения.

Интегрированное действие всех четырех механизмов осуществляется с помощью художественного воображения, которое способствует катарсическим процессам.

Специфическая особенность художественного восприятия заключается в особом отношении механизмов, его осуществляющих.

Художественный образ восприятия имеет субъективно-объективную природу. Он объективен в том смысле, что все необходимое для понимания уже сделано автором, вмонтировано в художественную ткань вещи. Существует «объективность» текста литературного произведения, музыкальной культуры, пластических форм, живописного создания. Объективность художественного образа не исключает, а предполагает активность воспринимающего, трактующего по-своему созданное художником.

Если художественный образ читателя, зрителя, слушателя окажется равным тому, что предполагает автор произведения, то следует думать, что подобный образ-клише не более, чем репродукция.

Если же формирование образа восприятия происходило вне тех рамок и «силовых линий», которые предлагает автор произведения, то созданное воображением воспринимающего будет граничить с эксцентрическими, произвольными представлениями, минующими суть художественного произведения и граничащими с аберрацией.

Оптимальным вариантом художественного образа восприятия, очевидно, следует считать диалектическое соотношение индивидуальности и ее жизненного и художественного опыта восприятия. При таком сочетании эстетическая информация складывается в целостный образ восприятия, приобретающий для субъекта определенную ценность и смысл.

Художественное восприятие «бинокулярно-двупланово». Эта бинокулярность состоит в том особом соотношении механизмов восприятия, благодаря которому «реципиент» имеет возможность изолировать неизбежную реакцию на реальный жизненный материал, который лег в основу произведения, от реакции на его функциональную роль в произведении искусства.

Первый план настраивает воспринимающего на художественное про изведение как на своеобразную действительность. И чем сильнее выражена эта установка, тем ярче эмоциональная отзывчивость, тем активнее его сопереживание и соучастие в той жизненной коллизии, которую показал автор, тем очевиднее его «перенесение» в мир, показанный художником.

Полноценное действие второго плана, очевидно, связано прежде всего с уровнем эстетической грамотности воспринимающего, с запасом теоретико-искусствоведческих знаний и представлений об искусстве как особой форме художественного видения мира.

Если перестает действовать первый план, то видение воспринимающего теряет свою «стереоскопичность» и становится догматическим представлением о художественном объекте, начисто лишенным живого эстетического чувства. Отсутствие в эстетическом сознании индивида второго плана делает его эмпиричным, наивно-инфантильным, лишающим субъекта представлений об особой и сложной специфике искусства.

Художественное восприятие художественного произведения возможно лишь при условии одновременного действия двух планов. Создается тот объем видения, в котором только и возникает художественный эффект. Как только эта стереоскопичность видения разрушается и установка сознания становится «монокулярной», отношение к произведению искусства «вырождается» и теряет свою специфику.

Изучение художественного восприятия в нашем исследовании осуществлялось с помощью оригинальной методики, позволяющей экспериментально провоцировать работу основных его механизмов. Эту методику мы условно обозначили как «тест- корни».

Она состояла из набора шести предметов различной конфигурации, в который входили корни деревьев. Набор предъявлялся испытуемым в определенной последовательности.

Эксперимент включал в себя три серии, отличающиеся друг от друга различной постановкой задач и характером инструкции.

Первая серия эксперимента провоцировала процесс создания художественного образа восприятия с помощью предъявленного тест-объекта и инструкции, напоминающей вопрос известного проективного теста Роршаха: «Скажите, на что это похоже?»

Вторая серия эксперимента стимулировала художественно-эстетический аспект отношения и сопровождалось следующей инструкцией: «Какой из предъявленных корней вы могли бы назвать комическим, романтическим, прекрасным, грациозным, героическим, безобразным, изящным, трагическим, ироническим, отвратительным?"

Третья стадия эксперимента актуализировала личностно-смысловой план отношения с помощью следующих вопросов: 1. «Какой корень вам нравится больше остальных?» 2. «Какой корень имеет наибольшую художественную ценность и может быть, с вашей точки зрения, выставлен в зале музея в качестве экспоната?» 3.«Какой корень вам не нравится?»

Эксперимент проводился на группе испытуемых свыше 200 человек, включающей взрослых людей различной профессии, студентов, школьников и дошкольников.

В представлениях многих художников, писателей, поэтов и ученых так называемые «корни» являются произведениями искусства или во всяком случае очень близким аналогом искусства. Хрестоматиен пример великого Леонардо да Винчи, который предлагал своим ученикам подолгу рассматривать пятна, выступающие от сырости на церковных стенах…

Широко известно высказывание ученого Р. Якобсона о художественной специфике рассматривания очертаний движущихся облаков, пятен, клякс, сломанных корней и веток, которые интерпретируются воспринимающим как изображения живых существ, пейзажей или натюрмортов, как произведения изобразительного искусства.

Французский поэт Поль Валери указывал на то, что имеются формы, вылепленные из песка, у которых совершенно невозможно выделить структуры, созданные человеком и морем. Французский ученый Л. Моль высказывает следующее предположение: «… степень ослабления эстетического восприятия не пропорциональна количеству разрушенных элементов соответствующего сообщения. Она определяется сложными законами, которые различны для сообщений различной природы от пятен Роршаха до скульптур, например, египетского сфинкса, черты которых разрушены временем».

Известный советский артист С. В. Образцов утверждает, что корни деревьев, сломанные ветки, узоры кристаллов на мраморных глыбах, наконец, сами каменные глыбы, «обработанные» природой, являются произведениями искусства, естественно, в восприятии людей с развитым художественным восприятием искусства. Он пишет: «Удивительными произведениями природы китайцы наслаждаются как произведениями искусства.

В пекинском дворце мы увидели доску, на мраморной поверхности которой темные слои расположились таким образом, что казались двумя дерущимися собаками…

Руководитель экскурсии показывал нам эту доску с такой же гордостью, с какой служитель венской галереи показывал мне полотна Питера Брейгеля.

И для китайцев, и для нас, остановившихся перед мраморной доской, она была произведением искусства».

И наконец, известнейший у нас и за рубежом искусствовед Н. А, Дмитриева утверждает вслед за С. В. Образцовым, что нерукотворные произведения природы являются произведениями искусства в восприятии художественно развитых людей.

В результате проведенного нами исследования было получено представление о художественном восприятии или художественном образе, т. е. была построена его модель.

Художественный образ восприятия является «единицей», концентрирующей в себе все основные свойства отношения личности к искусству: в ней имеются так называемые диспозиционные компоненты: эмоциональность, активность и адекватность отношения; перцептивное «ядро», включающее «составные» художественного образа, и критерии оценки художественного объекта: эстетические, эмоционально- эстетические п эмоциональные.

Материалы исследования показали, что у различных испытуемых преобладал разный «тип» диспозиционной готовности к восприятию. Так, у испытуемых с преобладанием эмоционального элемента в реакции на каждый предъявляемый тест-объект были высказывания такого рода: «Очень интересно», «Где вы взяли такие интересные корни?", «Где вы откопали такую прелесть?", «Получаю удовольствие, что держу в руках дерево, люблю держать в руках дерево», «Корень отталкивает», «Корень не отпускает» и т. п. — и все это на фоне реальных эмоциональных реакций радости, восхищения, смеха, удивления, отвращения и т. д.

Испытуемые, в диспозиции которых преобладает активный элемент, прибегали к многоракурсному рассмотрению объекта, были склонны к аффективному состоянию в ситуации невозможности создать адекватные, конструктивные образы: «Сюжет не возникает, обидно», «Приходит на ум всякая банальщина», «Обидно, хочу работать, но ничего не возникает», «Возникает какое-то раздражение, но ничего не могу поделать» и т. д.

Испытуемые с адекватной диспозицией прибегали к ассоциациям преимущественно в рамках конфигурации заданного тест-объекта, испытуемые с неадекватным отношением — к ассоциациям, не имеющим ничего общего с характером и фактурой предъявляемого корня.

На перцептивной стадии восприятия художественный образ формировался в шести основных планах.

1. В плане динамичности, которая определяла взаимодействие компонентов образа.

Испытуемые с динамическим видением каждый раз ощущали движение образа, возникающее в результате взаимодействия его составляющих: «Веселый чертик пляшет», «Носорог, которого убили стрелой, извивается, ему больно», «Поросенок пляшет, но не очень-то веселится», «Животное сжалось и дрожит». Испытуемые, склонные к статическому восприятию, фиксировали образ в неподвижности: «Это козел, а может быть, не козел», «Это сочетание собаки и кошки», «Слияние собаки и льва», «Дракон» и т. д.

2. В плане видения образа во всей его целостности «Ящерица», «Эволюционное дерево», «Дугою старого дерева», «Сгусток всего ушедшего из мира», «Потусторонний мир», «Хаос», «Силовые линии». Видение образа как крупной детали, чего-то целого: «Рука из ада», «Часть луны».

3. В плане способности ощущать фактуру художественного образа объем, пространство, фактуру объекта, вес и даже тепло, характерное для дерева: «Структура дерева крупная, крупные мазки, пластины дерева прихотливо извиваются», «Интересная структура дерева, мазки свободные и твердые», «Цвет портит, даже делает похожим на пластилин, глину, это не лепка, а естественное создание» и т. д.

4. В плане художественно-смыслового обобщения, подводящего итог перцепции и создающего личностную концепцию художественного восприятия объекта- «Неземное», «Космогоническое», «Вечная непрерывность (символ «ниоткуда и никуда»)», «Хаос», «Дантов ад», «Трагизм», «Деградация», «Пробуждение», «Весна» и т. п.

На стадии оценочного отношения к объекту испытуемого формировали эмоциональные критерии — добродушный, веселый, нежный, грустный и т. д. и художественно-эстетические оценки предъявленного объекта — грациозный, изящный и т. д.

Материалы исследования показали, что художественное восприятие формируется, во-первых, при условии взаимодействия всех трех его уровней, диспозиции, перцепции и оценочной деятельности — и, во-вторых, наибольшей выраженности таких крайних значений художественного образа восприятия, как динамичность, целостность, взаимодействие образа с деталями и сенсорно-чувственной фактурой образа. Итогом всей структурно-динамической «коллизии» образа художественного восприятия является его художественно-смысловая концепция.

При соблюдении этих условий испытуемые имели возможность выходить на уровень художественно-эстетического отношения к объекту. Отсутствие необходимого набора свойств (качеств) художественного образа, предопределяло нехудожественное отношение к нему.

Психологический журнал, Том 6, No 3, 1985, с J50-153

Восприятие времени человеком: загадки искажения

Рубрики : Нейронаука, Переводы, Последние статьи

Ученый-когнитивист Джим Дэвис объясняет, от чего зависит восприятие времени человеком и как места, в которых мы находимся, и вещи, которые мы делаем, искажают наше представление о нем.

Наши особенности восприятия времени могут привести к некоторым странным последствиям. Например, представьте, что ваш коллега говорит: «Следующее субботнее заседание было перенесено на два дня вперёд». Когда будет проходить встреча? Ответ можно предсказать, исходя из ваших отношений со временем. Если вы воспринимаете время, как текущее по направлению к вам, вы, скорее всего, скажете, что встреча будет проходить в четверг. Но если вы воспринимаете себя как человека, пробирающегося сквозь время, то вы, очевидно, ответите, что встреча перенесена на понедельник.

Это еще не все: то, как вы относитесь ко времени, зависит от того, что вы делаете в данный момент. Если вы стоите в конце очереди или находитесь в середине поездки на поезде, вы, скорее всего, используя метафору времени, скажете — понедельник; но если вы подходите к началу очереди или уже сходите с поезда, вероятнее всего, вы сравните это с событие с пятницей (1). У этого явления есть простое объяснение: если человек чего-то ждет, время течет по направлению к нему; если же нет, то время – это нечто, к чему он движется.

Другой способ влияния пространства на наши мысли о времени проявляется тогда, когда мы путешествуем по незнакомой территории. Вы никогда не задумывались, почему, когда вы путешествуете, во время обратной поездки кажется, что расстояние короче и дорога занимает меньше времени? Как отмечает Клодия Хэммонд в потрясающей книге «Искажённое время: особенности восприятия времени» (Time Warped: Unlocking the Mysteries of Time Perception), это происходит потому, что мы не знаем конкретной длины нашей дороги и оцениваем дистанцию, исходя из других сигналов — например, сколько новых воспоминаний мы получили. Когда мы отправляемся в какое-то новое место, поездка кажется дольше, чем на обратном пути, потому что мы видим кучу новых вещей. На обратном же пути мы просто распознаём ориентиры и не занимаемся кодированием новых воспоминаний, поэтому наш мозг оценивает, что время и пространство – короче (подробнее об этом читайте в нашей статье про время и его связь с нашими эмоциями). Это происходит во время автомобильных поездок – точно так же, как на небольших пространствах, таких как аэропорты и парки развлечений.

Еще один пример влияния пространства на время связан с тем, как мы привязываем его (время) к нашему телу. Как носители западной культуры мы привыкли думать, что прошлое находится позади, будущее — впереди. Это отражается даже в том, как мы говорим («Оглядываясь на свою жизнь …»; «Впереди у меня несколько дедлайнов… «). Это также отражается в наших жестах — когда, например, мы помещаем руку перед собой, говоря о предстоящей дате. Однако в некоторых других культурах принято думать о прошлом, как о чем-то, что находится впереди. Например, носители языка Аймара из Анд (2) делают жест вперед, когда речь идет о прошлом. Но больше всего поражает тот факт, что все, независимо от того, к какой культуре они принадлежат, думают о будущем как о «где-то»: люди говорят о времени и жестикулируют (3) в разговоре о нём, как если бы оно находилось в пространстве.

Расположение вещей в пространстве также может повлиять на восприятие времени человеком. Если вы покажете людям лучи света, которые зажигаются по одному, они оценят, что время между каждой вспышкой дольше, если пространство между лучами больше. В науке этот феномен известен под названием «эффект каппа» («kappa effect», 4).

Наши пространственные метафоры времени также влияют на наше восприятие. В 2010 году Дэниел Казазанто, психолог из Университета Чикаго, запустили эксперимент, который показал, как «можно манипулировать с помощью образов на экране компьютера» оценкой длительности чего-либо носителями английского и испанского языков. Он опирался на тот факт, что носители английского языка говорят «долгое время» («a long time»), в то время как испанцы говорят «много времени» («a lot of time»). То есть англоговорящие люди склонны думать о времени, как о пространственной длине, в то время как носители испанского говорят о времени, как об объеме. Казазанто предположил, что эти языковые различия не были исключительно внешними. Чтобы проверить, можно ли влиять на оценку продолжительности, он показывал своим респондентам либо линии, расположенные по всему экрану, либо заполненные контейнеры. В результате Казазанто обнаружил (5), что наблюдение за длинными линиями повлияло на ответы англоговорящих респондентов сильнее, чем наблюдение за заполненным контейнером – носители английского решили, что более длинная линия потребовала больше времени на своё оформление. Заполненный контейнер имел схожее влияние на испаноговорящих.

Эйнштейн показал, что пространство и время не являются принципиально различными аспектами природы. Так стоит ли удивляться тому, что оба этих явления взаимосвязаны в нашем сознании?


Читайте также 
— «Куда уходят годы?»: психолог объясняет, почему с возрастом время «ускоряется»
— Почему мы прокрастинируем: взгляд из будущего
— Когда начинается будущее: проблема идентичности и мотивации

Ссылки на исследования

1. Skye Ochsner Margolies, L. Elizabeth Crawford «Event valence and spatial metaphors of time». Cognition and Emotion: Vol. 22, Issue 7, 2008.

2. Rafael E. Núñez, Eve Sweetser «With the Future Behind Them: Convergent Evidence From Aymara Language and Gesture in the Crosslinguistic Comparison of Spatial Construals of Time». Cognitive Science 30 (2006) 1–49. Режим доступа: http://www.ppls.ed.ac.uk/ppig/documents/NSaymaraproofs.pdf.

3. Rafael E. Núñez, Kensy Cooperrider. «Doing time: Speech, gesture, and the conceptualization of time». Режим доступа: http://www.cogsci.ucsd.edu/~nunez/web/19-3.PDF.

4. Daniel Casasanto, Lera Boroditsky «Time in the mind: Using space to think about time». Cognition: Vol. 106, Issue 2, February 2008, pp. 579–593.

5. Daniel Casasanto «Space for thinking». Language, cognition and space: State of the art and new directions, 453-478 (2009). Режим доступа: https://www.researchgate.net/publication/41625607_Space_for_thinking

По материалам: «How Where You Are or What You’re Doing Alters Your Sense of Time», Nautil.us.
Обложка: Carlos Andrés Reyes.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие статьи

О чем надо знать, общаясь с человеком, у которого аутизм? 10 важных моментов

Автор фото, Getty Images

Делиться мыслями и идеями не всегда просто. А если у вас аутизм, то эта задача становится еще более сложной.

Детский писатель Майкл Розен не из тех, кто привык оставлять проблему без решения. Розен расспросил Алис Роу - британскую писательницу, которая пишет об аутизме - о том, как люди с аутизмом видят мир и как их восприятие мира отличается от "нейротипичного".

Алис Роу сама живет с синдромом Аспергера. По ее словам, мы все должны понимать, что у каждого из нас своя картина мира, которая отличается от того, как видит мир другой человек. И у каждого - свой уникальный опыт общения с миром. Если помнить об этом, то, по словам Роу, мы сможем понимать друг друга лучше.

Алис Роу рассказала Майклу Розену о десяти особенностях восприятия мира у людей с аутизмом, которые для них характерны во время общения.

1. Все люди с аутизмом разные, но у них похожие проблемы

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Изображение пазла - символ аутизма

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, один из 160 детей в мире рождается с расстройством аутистического спектра (аутизмом). В Великобритании процент детей с аутизмом среди новорожденных выше среднемирового: расстройство диагностируется у одного из ста младенцев.

Расстройство аутистического спектра влияет на то, как человек видит, слышит, чувствует и взаимодействует с миром и людьми. Для человека с аутизмом может быть сложнее разговаривать с окружающими и распознавать знаки коммуникации. В таких ситуациях они испытывают большое беспокойство.

Для многих людей с расстройством аутистического спектра сложно воспринимать речь, если присутствуют посторонние шумы.

У разных людей аутизм проявляется по-разному. У некоторых проявления расстойства могут быть гораздо более заметными, чем у других. Некоторые люди с аутизмом могут быть очень шумными и общительными, а другие - вести себя тихо и отстраненно. Некоторые из них предпочитают общаться с помощью жестов и знаков.

Хотя многие сталкиваются с похожими проблемами в общении, влияние этих особенностей на их жизнь может очень сильно отличаться.

2. Им может быть сложно воспринимать чужую речь на фоне шума

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Как бы вы себя чувствовали, если мы не могли концентрироваться на речи вашего собеседника, а слышали бы все, что происходит вокруг вас, каждый звук?

"Нейротипичный" человек (то есть не страдающий расстройством аутистического спектра) может концентрироваться на том, что говорит в данный момент конкретный человек, потому что его мозг способен отсекать все не относящиеся к разговору звуки и шумы.

Но многие люди с аутизмом не способны фильтровать звуковой поток и не способны отделить фоновый шум от речи. В этом случае сразу несколько звуковых потоков - уличный шум, музыка, разговоры прохожих - одновременно конкурируют за их внимание.

Расслышать, что говорит тот или иной человек, может оказаться сложной задачей для человека с аутизмом. Ему необходимо гораздо больше усилий, чтобы сосредоточиться на речи, и скорее всего ему придется просить собеседника повторить сказанное.

3. Люди с аутизмом могут не улавливать намеки и сигналы, которые легко понимают другие люди

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Две трети передаваемой во время общения информации - невербального характера. Попробуйте поэкспериментировать и во время разговора "выключить" мимику и говорить монотонно. Легко ли вам выражать свои эмоции и мысли таким образом?

Люди с аутизмом могут не улавливать такие нюансы, как тон речи и выражение лица. Им также сложно понять, как эти нюансы меняют значение сказанного.

В результате, люди с аутизмом более склонны всопринимать слова буквально. Им сложно понять сарказм, иронию, метафоры или игру слов.

Но не надо думать, что любой человек с аутизмом не способен понять нюансы разговора. Многие способны научиться считывать и расшифровывать такие невербальные сигналы, но дается им это зачастую довольно тяжело.

4. Контекст помогает пониманию

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Когда вы что-то говорите, не ждите, что собеседник обязательно сам поймет контекст, а тем более подтекст. Если вы объясните, почему то, что вы говорите, важно, это будет способствовать лучшему пониманию и поможет в общении.

Иногда человеку с аутизмом сложно понять истинное значение того, о чем говорят другие, если им не хватает информации для понимания контекста. Поэтому очень важно в разговоре с человеком с расстройством аутического спектра давать наиболее полный контекст для понимания ситуации.

Алис приводит пример. Если вы вдруг увидели на пляже Брайтона дрозда и воскликнули "Ого, посмотри, какая птица!", то ваш собеседник с аутизмом, скорее всего, не поймет, что именно вы имеете в виду. Но если вы добавите: "Так странно видеть дрозда у моря", то ему будет гораздо проще.

5. Человеку с аутизмом сложно понять, когда уместно разговаривать с другими

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Как выбрать правильное время для разговора?

Людям с аутизмом, как правило, сложнее "считывать" некоторые знаки в поведении человека, понимать жесты и мимику, поэтому им сложнее решить, когда стоит начать разговор, а когда лучше этого не делать.

Если вы заговорите первым, пригласите собеседника с аутизмом к дискуссии и зададите прямые вопросы, то вы поможете ему решиться на разговор.

6. Люди с аутизмом могут говорить медленно и монотонно

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

"Непринужденная" беседа для некоторых людей требует большого труда

Для многих людей с аутизмом разговор требует долгого и внимательного осмысления.

Они могут говорить очень медленно и монотонно, могут заикаться, делать смысловое ударение на неожиданных словах, или вдаваться, как нам кажется, в ненужные детали.

Поскольку такой разговор для "нейротипичного" человека обычно выглядит странным, то собеседник может отвлечься от разговора с теми, у кого аутизм, перестать слушать или перестать стараться понять то, что ему говорят.

Поэтому очень важно не торопить человека с аутизмом и слушать своего собеседника внимательно.

7. Непринужденность в общении может быть кажущейся

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Непринужденность в общении - это не что-то естественное, для многих такая видимая легкость дается с большим трудом

Многие люди с высокофункциональным аутизмом могут легко имитировать непринужденное общение. Однако в то время, когда нам кажется, что они получают удовольствие от разговора, на самом деле они заняты невероятно трудной работой.

Иногда они бы предпочли написать текстовое сообщение или отправить электронное письмо - для людей с аутизмом зачастую это менее стрессовая форма общения, чем личный разговор.

8. Люди с аутизмом иногда выражают эмоции неожиданным образом

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Одно и то же событие или явление может восприниматься даже близнецами очень по-разному: одного оно обрадует, другого озадачит

Люди с аутизмом могут выражать свои эмоции непривычным для "нейротипичных" людей способом или очень неожиданно реагировать на некоторые события, потому что их восприятие происходящего довольно сильно отличается от общепринятого.

Например, Алис вспоминает, что когда она получила отличную оценку на экзамене и поступила в университет, все думали, что она будет счастлива. Но девушка вместо радости почувствовала тревогу, потому что поступление в университет для нее означало, что вся ее жизнь и привычный распорядок дня изменятся.

Иногда, когда люди с аутизмом испытывают очень сильные эмоции, им сложно подобрать слова, чтобы выразить свои чувства. В таком случае им можно помочь, задавая простые и ясные вопросы.

9. Люди с аутизмом могут повторять слова собеседника

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Как понять, что вы все достаточно хорошо объяснили?

Есть несколько причин, почему они склонны повторять по несколько раз некоторые слова и фразы, сказанные собеседником.

Иногда они хотят показать, что они услышали сказанное, но не могут незамедлительно отреагировать на эти слова. Повторяя сказанное собеседником, они выигрывают время, чтобы собраться с мыслями.

Они могут тревожиться и нуждаться в том, чтобы их успокоили и вселили уверенность.

Когда они повторяют ваши слова, это также может означать, что вы пока не очень полно ответили на их вопрос.

10. Иногда лучше написать, чем позвонить

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Многие люди с аутизмом предпочитают переписку личному общению. И на это у них есть серьезные причины

Для некоторых людей с аутизмом гораздо легче выражать свои мысли не вслух, а письменно - общение с помощью текстовых сообщений и электронных писем может быть для них более подходящим способом ведения диалога.

Так у них есть время на то, чтобы обдумать ответ и сформулировать свои мысли, не переживая из-за необходимости поддерживать разговор.

Такой способ разговора также помогает им избежать необходимости считывать различные невербальные знаки общения, которые вызвают у них затруднения.

Люди с аутизмом, как правило, не очень любят общение по телефону. В этом случае им также приходится реагировать на сказанное очень быстро, также их может отвлекать от разговора фоновый шум.

«ИНЬ» и «ЯНЬ»- согласие противоположностей

  


       Многое в нашем мире имеет свою противоположность. Однако обе стороны явления, вещи не исключают одна другую, скорее наоборот, одна нуждается в другой. Потому что без ночи не может быть дня, без страдания нет радости и без жизни нет смерти. Противоположности неразрывно соединены друг с другом, образуя единое целое, как две стороны одной монеты. Такое представление древних китайцев обнаруживается и в корнях нашей культуры. Гераклит, греческий философ, живший около 500 г. до н. э., писал по этому поводу:

       «Живое и мертвое, бодрствующее и спящее, молодое и старое - это одно и то же, потому что первое превращается во второе, а второе тоже превращается и снова становится первым».

       Мы учимся на различиях

       Человеческое познание действует в принципе одинаково во всем мире. Все мы воспринимаем действительность, измеряя ее по некоторым своим внутренним критериям. Эти критерии мы разрабатываем сами на основе противоречивых впечатлений от органов чувств. Вот один пример: малыш ощупывает два стакана с молоком. Он устанавливает, что один стакан горячий, а другой - холодный. Таким способом дети и на Дальнем Востоке, и на Западе учатся познавать мир, устанавливая различия и давая им оценки.

       Почти у любого понятия есть противоположность Между тем, противоречия помогают нам не только учиться. Без них мир не был бы таким, каков он есть. Одна сторона явления не может существовать без другой. Подумайте вот о чем:

       Разве и у вас не бывает так, что вы ощущаете какой-либо дом «большим» только потому, что какой-то другой дом выглядит для вас «маленьким»? Как могло что-либо стоять «справа», если бы ничего не было «слева»? Как мог бы ваш стакан по-настоящему быть «полным» чем-либо, если бы он раньше не был бы «пустым»? Как могло бы небо быть «над» вами, если бы земляне была бы «под» вами? Как вы вообще могли бы быть чем-либо довольны, если бы не знали, что такое недовольство? Могли бы вы действительно ощущать какое-либо дело как «доброе», если бы на другой стороне не было бы «злых» дел? «ИНЬ» - это смерть, «ЯН» - это жизнь

       Древние китайцы дали этим двумсторонам, имеющимся у всех вещей, название «инь» и «ян». Все возможные пары противоположностей могут быть упорядочены под этими двумя понятиями. «Инь» означает женское начало, а «ян» - мужское. «Инь» характеризуют такие свойства как «темное», «холодное» и «пассивное», а «ян» - «светлое», «теплое» и «активное». «Инь» - это ночь и смерть, «ян» - это день и жизнь. Перечень противоположностей можно продолжать долго. Но нужно понять принцип образа мышления.

       Значения инь и ян

       Инь Ян женский внутренний мягкий податливый темный влажный холодный неподвижный отрицательный пассивный неосознанный быть влюбленным луна земля восприятие (чужого) музыка мужской наружный твердый агрессивный светлый сухой горячий динамичный положительный активный осознанный работать солнце небо творчество (свое) шум

       Противоположности образуют одно целое

       Чтобы понять принцип «инь» и «ян», важно рассматривать то и другое не как «противников», которые борются между собой. Напротив, противоположности в этом мире, согласно китайскому представлению, нераздельно соединены между собой. И только совместно они образуют «целое». Кроме того, «инь» и «ян» не следует рассматривать как постоянные свойства, они скорее непрерывно изменяются и переходят одно в другое: моя рука теплее («ян»), чем стена, но холоднее («инь»), чем чашка с чаем. Если я положу теплую руку в холодную воду, она в конечном счете тоже станет («инь»). В китайской медицине пара противоположностей «инь» и ян» является определяющей как для организации правильного образа жизни здоровых людей, так и для обследования и диагностики в случае, если наблюдается какое-либо недомогание.

       

Ощущение и восприятие | Noba

«Однажды я прогуливался по парку штата Кейп-Лукаут в Тилламуке, штат Орегон. Пройдя через ярко окрашенный, приятно пахнущий тропический лес с умеренным климатом, я достиг скалы с видом на Тихий океан. Я схватился за холодные металлические перила возле холма край и посмотрел на море. Подо мной я мог видеть стаю морских львов, плавающих в темно-синей воде. Все вокруг я чувствовал запах морской соли и запах мокрых опавших листьев ».

Это описание отдельного воспоминания подчеркивает важность человеческих чувств для восприятия окружающего мира.

Наши чувства объединяются, чтобы создать наше восприятие мира. [Изображение: Адам Джон Привитера, CC BY-NC-SA 4.0, https://goo.gl/h3QaA8]

Прежде чем обсуждать каждое из наших необычных чувств по отдельности, необходимо охватить некоторые основные концепции, которые применимы ко всем из них. Вероятно, лучше всего начать с одного очень важного различия, которое часто может сбивать с толку: различия между ощущением и восприятием. физический процесс , во время которого наши органы чувств - например, органы слуха и вкуса - реагируют на внешние раздражители, называется ощущением.Ощущение возникает, когда вы едите лапшу, чувствуете ветер на лице или слышите издалека гудок автомобиля. Во время ощущения наши органы чувств участвуют в трансдукции, преобразовании одной формы энергии в другую. Физическая энергия, такая как свет или звуковая волна, преобразуется в форму энергии, которую мозг может понять: электрическая стимуляция. После того, как наш мозг получает электрические сигналы, мы понимаем всю эту стимуляцию и начинаем ценить сложный мир вокруг нас. Этот психологический процесс - осмысление стимулов - называется восприятием.Именно во время этого процесса вы можете определить утечку газа в вашем доме или песню, которая напоминает вам о конкретном дне, проведенном с друзьями.

Независимо от того, говорим ли мы о зрении, вкусе или каком-либо отдельном чувстве, существует ряд основных принципов, которые влияют на работу наших органов чувств. Первое из этих влияний - наша способность обнаруживать внешние раздражители. Каждому органу чувств - например, нашим глазам или языку - требуется минимальная стимуляция, чтобы обнаружить раздражитель.Этот абсолютный порог объясняет, почему вы не чувствуете запах духов, которые кто-то использует в классе, если только они не находятся рядом с вами. Поскольку абсолютный порог меняется в течение дня и в зависимости от того, какие другие стимулы вы недавно испытали, исследователи определяют абсолютный порог как минимум стимуляции, необходимой для обнаружения стимула в 50% случаев.

Абсолютные пороги измеряются с помощью метода, называемого обнаружением сигнала. Этот процесс включает в себя предъявление стимулов различной интенсивности участнику исследования, чтобы определить уровень, на котором он или она может надежно обнаружить стимуляцию в заданном смысле.Например, во время одного типа проверки слуха человек слышит все более громкие тона (начиная с тишины). Этот тип теста называется , метод пределов , и это попытка определить точку или порог, в котором человек начинает слышать стимул (см. Дополнительные ресурсы для демонстрации видео). В примере более громких тонов метод проверки пределов использует возрастающих проб . Некоторые методы проверки пределов используют нисходящих испытаний , например, уменьшение яркости света до тех пор, пока человек не перестанет его видеть.Правильное указание на то, что был слышен звук, называется попаданием; невыполнение этого требования называется промахом. Кроме того, указание на то, что звук был слышен, когда звук не воспроизводился, называется ложной тревогой , а правильное определение того, когда звук не воспроизводился - правильное отклонение .

Благодаря этим и другим исследованиям мы смогли понять, насколько замечательны наши чувства. Например, человеческий глаз способен обнаруживать свет свечи в темноте на расстоянии 30 миль.Мы также можем слышать тиканье часов в тихой обстановке на расстоянии 20 футов. Если вы думаете, что это потрясающе, я рекомендую вам узнать больше о чрезвычайных сенсорных способностях нечеловеческих животных; многие животные обладают тем, что мы считаем сверхчеловеческими способностями.

Принцип, аналогичный описанному выше абсолютному порогу, лежит в основе нашей способности обнаруживать разницу между двумя стимулами разной интенсивности. Дифференциальный порог (или разностный порог) или просто заметная разница (JND) для каждого чувства исследовали с использованием методов, аналогичных обнаружению сигнала.Чтобы проиллюстрировать это, найдите друга и несколько предметов известного веса (вам понадобятся предметы весом 1, 2, 10 и 11 фунтов - или в метрических единицах: 1, 2, 5 и 5,5 кг). Попросите друга подержать самый легкий предмет (1 фунт или 1 кг). Затем замените этот предмет на следующий по весу и попросите его сказать вам, какой из них весит больше. Ваш друг наверняка будет каждый раз повторять второй объект. Очень легко заметить разницу, когда что-то весит вдвое больше, чем весит другое! Однако это не так просто, когда разница составляет меньший процент от общего веса.Вашему другу будет намного сложнее точно определить разницу между 10 и 11 фунтами. (или 5 против 5,5 кг), чем для 1 и 2 фунтов. Это явление называется законом Вебера, и это идея о том, что более сильные стимулы требуют более значительных различий, чтобы их можно было заметить. Как и в случае с абсолютным порогом, ваша способность замечать различия варьируется в течение дня и в зависимости от того, какие другие стимулы вы недавно испытали, поэтому порог различия определяется как наименьшее различие, обнаруживаемое в 50% случаев.

Попадая в мир восприятия, становится ясно, что наш опыт влияет на то, как наш мозг обрабатывает вещи. Вы пробовали еду, которая вам нравится, и еду, которая вам не нравится. Есть группы, которые вам нравятся, а другие вы терпеть не можете. Однако, когда вы впервые едите что-нибудь или слушаете музыку, вы обрабатываете эти стимулы, используя восходящую обработку. Это когда мы строим восприятие по отдельным частям. Однако иногда стимулы, которые мы испытали в прошлом, влияют на то, как мы обрабатываем новые.Это называется нисходящей обработкой. Лучший способ проиллюстрировать эти две концепции - это умение читать. Прочтите вслух следующую цитату:

Рисунок 1. Пример обработки стимулов.

Заметили что-нибудь странное, пока читали текст в треугольнике? Вы заметили второе «то»? Если нет, то, скорее всего, вы читали это сверху вниз. Второе «то» не имеет смысла. Мы это знаем. Наш мозг знает это и не ожидает, что будет вторым, поэтому у нас есть тенденция пропустить его.Другими словами, ваш прошлый опыт изменил ваше восприятие письма в треугольнике! Начинающий читатель - тот, кто использует восходящий подход, внимательно рассматривая каждую часть, - с меньшей вероятностью сделает эту ошибку.

Наконец, следует отметить, что когда мы испытываем сенсорный стимул, который не меняется, мы перестаем обращать на него внимание. Вот почему мы не чувствуем веса своей одежды, не слышим гудение проектора в лекционном зале и не видим всех крошечных царапин на линзах наших очков.Когда стимул постоянен и неизменен, мы испытываем сенсорную адаптацию. Это происходит потому, что если стимул не меняется, наши рецепторы перестают на него реагировать. Прекрасный пример этого - когда мы оставляем радио включенным в машине после того, как припарковываем его дома на ночь. Когда мы слушаем радио по дороге с работы домой, громкость кажется разумной. Однако на следующее утро, когда мы заводим машину, мы можем быть поражены громкостью радио. Мы не помним, чтобы прошлой ночью было так громко.Что случилось? Мы адаптировались к постоянному стимулу (громкость радио) в течение предыдущего дня и увеличивали громкость в разное время.

Теперь, когда мы познакомились с некоторыми основными сенсорными принципами, давайте рассмотрим каждое из наших захватывающих чувств индивидуально.

Как работает зрение

Зрение - дело непростое. Когда мы видим пиццу, перо или молоток, мы на самом деле видим, как свет отражается от этого объекта и попадает в наши глаза. Свет попадает в глаз через зрачок, крошечное отверстие за роговицей.Зрачок регулирует количество света, попадающего в глаз, сужаясь (уменьшаясь) при ярком свете и расширяясь (увеличиваясь) при более тусклом свете. Пройдя через зрачок, свет проходит через линзу, которая фокусирует изображение на тонком слое клеток в задней части глаза, называемом сетчаткой.

Поскольку у нас два глаза в разных местах, изображение, сфокусированное на каждой сетчатке, находится под немного другим углом (бинокулярное несоответствие), что дает нам наше восприятие трехмерного пространства (бинокулярное зрение).Вы можете оценить это, держа ручку в руке, вытянув руку перед лицом и глядя на ручку, по очереди закрывая каждый глаз. Обратите внимание на видимое положение пера относительно объектов на заднем плане. Кажется, что в зависимости от того, какой глаз открыт, перо прыгает вперед и назад! Так производители видеоигр создают ощущение 3D без специальных очков; два немного разных изображения располагаются друг над другом.

Рисунок 2. Схема человеческого глаза.Обратите внимание на сетчатку, обозначенную здесь: это расположение колбочек и стержней в глазу. [Изображение: Холли Фишер, https://goo.gl/ozuG0Q, CC BY 3.0, https://goo.gl/TSIsIq]

Специализированные клетки преобразуют свет в сетчатке глаза или преобразуют его в электрические сигналы. называется фоторецепторами. Сетчатка содержит два основных типа фоторецепторов: палочки и колбочки. Жезлы в первую очередь отвечают за нашу способность видеть в условиях тусклого света, например, ночью. С другой стороны, колбочки дают нам возможность видеть цвета и мелкие детали при ярком свете.Палочки и колбочки различаются по своему распределению по сетчатке, при этом наибольшая концентрация колбочек находится в ямке (центральной области фокуса), а палочки доминируют на периферии (см. Рисунок 2). Разница в распределении может объяснить, почему при взгляде прямо на тусклую звезду в небе кажется, что она исчезает; не хватает стержней для обработки тусклого света!

Затем электрический сигнал проходит через слой клеток сетчатки и в конечном итоге проходит по зрительному нерву.Пройдя через таламус, этот сигнал попадает в первичную зрительную кору, где информация об ориентации и движении света начинает собираться вместе (Hubel & Wiesel, 1962). Затем информация отправляется в различные области коры головного мозга для более сложной обработки. Некоторые из этих областей коры довольно специализированы - например, для обработки лиц (веретенообразная область лица) и частей тела (экстрастриатная область тела). Повреждение этих областей коры может потенциально привести к определенному виду агнозии, в результате чего человек теряет способность воспринимать визуальные стимулы.Прекрасный пример этого проиллюстрирован в трудах известного невролога доктора Оливера Сакса; он испытал прозопагнозию , неспособность узнавать лица. Эти специализированные области для визуального распознавания составляют вентральный путь (также называемый путем «что»). Другие области, участвующие в обработке местоположения и движения, составляют дорсальный путь (также называемый путем «где»). Вместе эти пути обрабатывают большой объем информации о зрительных стимулах (Goodale & Milner, 1992).Явления, которые мы часто называем оптическими иллюзиями, предоставляют ложную информацию этим «высшим» областям обработки изображений (см. Дополнительные ресурсы для веб-сайтов, содержащих удивительные оптические иллюзии).

Адаптация к темноте и свету

Люди обладают способностью адаптироваться к изменениям условий освещения. Как упоминалось ранее, стержни в первую очередь участвуют в нашей способности видеть при тусклом свете. Это фоторецепторы, которые позволяют нам видеть в темной комнате. Вы могли заметить, что для включения этой способности ночного видения требуется около 10 минут, и этот процесс называется адаптацией к темноте.Это связано с тем, что наши удилища обесцвечиваются при нормальном освещении и требуют времени на восстановление. Мы испытываем противоположный эффект, когда выходим из темного кинотеатра и выходим на полуденное солнце. Во время световой адаптации большое количество палочек и колбочек обесцвечивается сразу, в результате чего мы ослепляем на несколько секунд. Адаптация к свету происходит почти мгновенно по сравнению с адаптацией к темноте. Интересно, что некоторые люди думают, что пираты носили повязку на одном глазу, чтобы он адаптировался к темноте, а другой - к свету.Если вы хотите включить свет, не теряя при этом ночного видения, не беспокойтесь о повязке на глаза, просто используйте красный свет; эта длина волны не обесцвечивает ваши стержни.

Цветное зрение

Рис. 3. Смотрите пятнадцать секунд в центр канадского флага. Затем переведите взгляд на белую стену или чистый лист бумаги. Вы должны увидеть «остаточное изображение» в другой цветовой схеме.

Наши колбочки позволяют нам видеть детали в нормальных условиях освещения, а также цвета. У нас есть колбочки, которые реагируют преимущественно, а не только , на красный, зеленый и синий (Светичин, 1955).Эта трехцветная теория не нова; он восходит к началу 19 века (Young, 1802; Von Helmholtz, 1867). Эта теория, однако, не объясняет странный эффект, который возникает, когда мы смотрим на белую стену после того, как мы смотрели на картинку в течение примерно 30 секунд. Попробуйте это: смотрите на изображение флага на Рисунке 3 в течение 30 секунд, а затем сразу же смотрите на лист белой бумаги или стену. Согласно трехцветной теории цветного зрения, вы должны видеть белый цвет, когда делаете это. Это то, что вы испытали? Как видите, теория трехцветности не объясняет остаточное изображение , свидетелем которого вы только что стали.Вот где приходит на помощь теория процесса оппонента (Hering, 1920). Эта теория утверждает, что наши колбочки отправляют информацию ганглиозным клеткам сетчатки , которые реагируют на пар цветов (красный-зеленый, сине-желтый, черный-белый). Эти специализированные клетки берут информацию из колбочек и вычисляют разницу между двумя цветами - процесс, который объясняет, почему мы не можем видеть красновато-зеленый или голубовато-желтый, а также почему мы видим остаточные изображения. Дефицит цветового зрения может быть результатом проблем с колбочками или ганглиозными клетками сетчатки, участвующими в цветовом зрении.

Некоторые из самых известных знаменитостей и самых богатых людей в мире - музыканты. Наше преклонение перед музыкантами может показаться глупым, если учесть, что все, что они делают, - это вибрирует воздух определенным образом, создавая звуковые волны, физический стимул для прослушивания.

Люди способны получить большой объем информации об основных качествах звуковых волн. Амплитуда (или интенсивность) звуковой волны кодирует громкость стимула; звуковые волны более высокой амплитуды приводят к более громким звукам.Шаг стимула кодируется на частоте звуковой волны; более высокочастотные звуки более высоки. Мы также можем измерить качество звука, или тембра , по сложности звуковой волны. Это позволяет нам различать яркие и глухие звуки, а также естественные и синтезированные инструменты (Välimäki & Takala, 1996).

Рисунок 4. Схема человеческого уха. Обратите внимание на обозначенную здесь улитку: это расположение слуховых волосковых клеток, которые тонотопически организованы.

Чтобы мы могли ощущать звуковые волны из окружающей среды, они должны достигать нашего внутреннего уха. К счастью для нас, мы разработали инструменты, которые позволяют направлять и усиливать эти волны во время этого путешествия. Первоначально звуковые волны направляются через ушную раковину (внешняя часть уха, которую вы действительно можете видеть) в слуховой проход (отверстие, в которое вы вставляете ватные палочки, несмотря на то, что коробка не рекомендует этого). Во время своего путешествия звуковые волны в конечном итоге достигают тонкой растянутой мембраны, называемой барабанной перепонкой (барабанной перепонкой), которая вибрирует против трех самых маленьких костей тела - молоточка (молотка), наковальни (наковальни) и стремени (стремени). - в совокупности называемые косточками.И барабанная перепонка, и косточки усиливают звуковые волны, прежде чем они попадут в заполненную жидкостью улитку, костную структуру, похожую на раковину улитки, содержащую слуховые волосковые клетки, расположенные на базилярной мембране (см. Рисунок 4) в соответствии с частотой, на которую они реагируют ( называется тонотопической организацией). В зависимости от возраста люди обычно могут улавливать звуки от 20 Гц до 20 кГц. Именно внутри улитки звуковые волны преобразуются в электрическое сообщение.

Поскольку у нас есть уши с каждой стороны головы, мы способны довольно хорошо локализовать звук в трехмерном пространстве (точно так же, как наличие двух глаз дает трехмерное зрение).Вы когда-нибудь роняли что-то на пол, не видя, куда это делось? Вы заметили, что в какой-то мере способны определить местонахождение этого объекта по звуку, который он издал, когда он упал на землю? Мы можем надежно определить местонахождение чего-либо, основываясь на том, какое ухо воспринимает звук первым. А как насчет высоты звука? Если оба уха принимают звук одновременно, как мы можем локализовать звук по вертикали? Исследования на кошках (Populin & Yin, 1998) и людях (Middlebrooks & Green, 1991) указали на различия в качестве звуковых волн в зависимости от вертикального положения.

После обработки слуховыми волосковыми клетками электрические сигналы передаются через кохлеарный нерв (отдел вестибулокохлеарного нерва) в таламус, а затем в первичную слуховую кору височной доли. Интересно, что тонотопическая организация улитки поддерживается в этой области коры (Merzenich, Knight, & Roth, 1975; Romani, Williamson, & Kaufman, 1982). Однако роль первичной слуховой коры в обработке широкого спектра характеристик звука все еще исследуется (Walker, Bizley, & Schnupp, 2011).

Равновесие и вестибулярная система

Внутреннее ухо участвует не только в слухе; это также связано с нашей способностью балансировать и определять, где мы находимся в космосе. Вестибулярная система состоит из трех полукружных каналов - заполненных жидкостью костных структур, содержащих клетки, которые реагируют на изменение ориентации головы в пространстве. Информация из вестибулярной системы передается через вестибулярный нерв (другой отдел вестибулокохлеарного нерва) к мышцам, участвующим в движении наших глаз, шеи и других частей нашего тела.Эта информация позволяет нам удерживать взгляд на объекте во время движения. Нарушения вестибулярной системы могут привести к нарушению равновесия, включая головокружение.

Кому не нравится мягкость старой футболки или гладкость чистого бритья? Кому на самом деле нравится песок в купальнике? Наша кожа, самый большой орган тела, предоставляет нам всевозможную информацию, например, является ли что-то гладким или неровным, горячим или холодным или даже болезненным. Соматоощущение, которое включает в себя нашу способность ощущать прикосновение, температуру и боль, преобразует физические стимулы, такие как пушистый бархат или кипящая вода, в электрические потенциалы, которые могут обрабатываться мозгом.

Тактильные ощущения

Тактильные стимулы - те, которые связаны с текстурой - передаются специальными рецепторами в коже, называемыми механорецепторами. Так же, как фоторецепторы в глазу и слуховые волосковые клетки в ухе, они позволяют преобразовывать один вид энергии в форму, которую мозг может понять.

Рис. 5. Рисунок соматосенсорной коры головного мозга и соответствующих ей областей человеческого тела - они нарисованы пропорционально наиболее чувствительным или наиболее иннервируемым частям тела.

После того, как тактильные стимулы преобразуются механорецепторами, информация отправляется через таламус в первичную соматосенсорную кору для дальнейшей обработки. Эта область коры головного мозга организована в виде соматотопической карты, на которой размер различных областей определяется в зависимости от чувствительности определенных частей на противоположной стороне тела (Penfield & Rasmussen, 1950). Проще говоря, различные участки кожи, такие как губы и кончики пальцев, более чувствительны, чем другие, например, плечи или лодыжки. Эта чувствительность может быть представлена ​​искаженными пропорциями человеческого тела, показанными на рисунке 5.

Боль

Большинство людей, если бы их спросили, хотели бы избавиться от боли (ноцицепции), потому что ощущение очень неприятное и не имеет очевидной ценности. Но восприятие боли - это способ нашего тела послать нам сигнал о том, что что-то не так и требует нашего внимания. Как без боли мы узнаем, когда мы случайно касаемся горячей плиты или что нам следует дать отдых напряженной руке после тяжелой тренировки?

Призрачные конечности

Записи о людях, испытывающих фантомные конечности после ампутации, существуют на протяжении столетий (Mitchell, 1871).Как следует из названия, люди с фантомной конечностью испытывают такие ощущения, как зуд, которые, по-видимому, исходят от отсутствующей конечности. Фантомная конечность также может включать фантомную боль в конечности, иногда описываемую как дискомфортное сжимание мышц отсутствующей конечности. Хотя механизмы, лежащие в основе этих явлений, до конца не изучены, есть доказательства, подтверждающие, что поврежденные нервы от места ампутации все еще отправляют информацию в мозг (Weinstein, 1998) и что мозг реагирует на эту информацию (Ramachandran & Rogers- Рамачандран, 2000).Существует интересное лечение для облегчения фантомной боли в конечностях, которое работает, обманывая мозг, с использованием специального зеркального бокса для визуального представления отсутствующей конечности. Техника позволяет пациенту манипулировать этим представлением в более удобное положение (Ramachandran & Rogers-Ramachandran, 1996).

Два самых недооцененных чувства можно отнести к широкой категории химических чувств. И обоняние (запах), и вкус (вкус) требуют преобразования химических стимулов в электрические потенциалы.Я говорю, что эти чувства недооцениваются, потому что большинство людей отказались бы от любого из них, если бы их заставили отказаться от чувства. Хотя это не может шокировать многих читателей, примите во внимание, сколько денег люди тратят на парфюмерную промышленность ежегодно (29 миллиардов долларов США). Многие из нас платят намного больше за любимую марку еды, потому что предпочитают вкус. Очевидно, что мы, люди, заботимся о своих химических чувствах.

Обоняние (запах)

В отличие от других органов чувств, о которых говорилось выше, рецепторы, участвующие в нашем восприятии запаха и вкуса, напрямую связываются со стимулами, которые они передают.В нашей окружающей среде одоранты, очень часто их смеси, связываются с обонятельными рецепторами, обнаруженными в обонятельном эпителии. Считается, что связывание одорантов с рецепторами похоже на то, как работают замок и ключ, при этом разные одоранты связываются с разными специализированными рецепторами в зависимости от их формы. Однако теория формы обоняния не является общепринятой, и существуют альтернативные теории, в том числе теория, согласно которой колебания молекул одоранта соответствуют их субъективным запахам (Турин, 1996).Независимо от того, как пахучие вещества связываются с рецепторами, результатом является паттерн нейронной активности. Считается, что наши воспоминания об этих образцах деятельности лежат в основе нашего субъективного ощущения запаха (Shepherd, 2005). Интересно, что поскольку обонятельные рецепторы посылают проекции в мозг через решетчатую пластину черепа, травма головы может вызвать аносмию из-за разрыва этих связей. Если вы находитесь на работе, где постоянно испытываете травмы головы (например,грамм. профессиональный боксер), и у вас разовьется аносмия, не волнуйтесь - ваше обоняние, вероятно, вернется (Sumner, 1964).

Вкус (вкус)

Ghost Pepper, также известный как Bhut Jolokia, - один из самых острых перцев в мире, он в 10 раз острее, чем хабанеро, и в 400 раз острее, чем соус табаско. Как вы думаете, что произойдет с вашими вкусовыми рецепторными клетками, если вы откусите от этого маленького парня? [Изображение: Ричард Эльзи, https://goo.gl/suJHNg, CC BY 2.0, https://goo.gl/9uSnqN]

Вкус действует аналогично запаху, только с рецепторами, обнаруженными во вкусовых сосочках язык, называемый клетками вкусовых рецепторов.Чтобы прояснить распространенное заблуждение, вкусовые рецепторы - это не бугорки на языке (сосочки), а расположены в небольших углублениях вокруг этих бугорков. Эти рецепторы также реагируют на химические вещества из внешней среды, за исключением того, что эти химические вещества, называемые вкусовыми веществами, содержатся в продуктах, которые мы едим. Связывание этих химических веществ с клетками вкусовых рецепторов приводит к нашему восприятию пяти основных вкусов: сладкого, кислого, горького, соленого и умами (острого) - хотя некоторые ученые утверждают, что их больше (Stewart et al., 2010). Исследователи думали, что эти вкусы легли в основу картографической организации языка; было даже разумное обоснование концепции о том, как задняя часть языка ощущала горечь, чтобы мы могли выплевывать яды, а передняя часть языка ощущала сладость, чтобы мы могли идентифицировать высокоэнергетические продукты. Однако теперь мы знаем, что все области языка со вкусовыми рецепторными клетками способны реагировать на любой вкус (Chandrashekar, Hoon, Ryba, & Zuker, 2006).

В процессе еды мы не ограничены одним лишь вкусовым ощущением.Пока мы жуем, пищевые запахи возвращаются в области, содержащие обонятельные рецепторы. Такое сочетание вкуса и запаха дает нам ощущение аромата. Если у вас есть сомнения относительно взаимодействия между этими двумя чувствами, я рекомендую вам подумать и подумать, как влияет на вкус ваших любимых блюд, когда вы простужены; все довольно пресное и скучное, правда?

Хотя большую часть этого модуля мы посвятили рассмотрению чувств индивидуально, наш реальный опыт чаще всего является мультимодальным, включающим комбинации наших чувств в одно восприятие.Это должно быть ясно после прочтения описания прогулки по лесу в начале модуля; это была комбинация чувств, которая позволила это переживание. Вас не должно шокировать, узнав, что в какой-то момент информация, поступающая от каждого из наших органов чувств, становится интегрированной. Информация из одного чувства может повлиять на то, как мы воспринимаем информацию из другого, этот процесс называется мультимодальным восприятием.

Интересно, что на самом деле мы более сильно реагируем на мультимодальные стимулы по сравнению с суммой каждой отдельной модальности вместе; этот эффект называется супераддитивным эффектом мультисенсорной интеграции.Это может объяснить, как вы все еще можете понимать, что друзья говорят вам на громком концерте, если вы можете получать визуальные подсказки, наблюдая за их выступлениями. Если бы вы вели тихую беседу в кафе, вам, скорее всего, не понадобились бы эти дополнительные сигналы. Фактически, принцип обратной эффективности гласит, что вы на меньше , вероятно, выиграете от дополнительных сигналов от других модальностей, если исходный одномодальный стимул достаточно силен (Stein & Meredith, 1993).

Поскольку мы способны обрабатывать мультимодальные сенсорные стимулы, а результаты этих процессов качественно отличаются от результатов унимодальных стимулов, справедливо предположение, что мозг делает что-то качественно иное, когда они обрабатываются.С середины 90-х годов появляется все больше доказательств нейронных коррелятов мультимодального восприятия. Например, нейроны, которые реагируют как на зрительные, так и на слуховые стимулы, были идентифицированы в верхней височной борозде (Calvert, Hansen, Iversen, & Brammer, 2001). Кроме того, для слуховых и тактильных стимулов были предложены мультимодальные пути «что» и «где» (Renier et al., 2009). Мы не ограничиваемся чтением об этих областях мозга и о том, что они делают; мы можем испытать их на нескольких интересных примерах (см. «Дополнительные ресурсы» по «Эффекту Мак-Гурка», «Иллюзия двойной вспышки» и «Иллюзия резиновой руки»).

Наши впечатляющие сенсорные способности позволяют нам испытать самые приятные и самые несчастные переживания, а также все, что между ними. Наши глаза, уши, нос, язык и кожа предоставляют мозгу интерфейс для взаимодействия с окружающим миром. Несмотря на простоту независимого описания каждой сенсорной модальности, мы - организмы, развившие способность обрабатывать несколько модальностей как единый опыт.

2.1 Процесс восприятия - общение в реальном мире

Цели обучения

  1. Определите восприятие.
  2. Обсудите, как значимость влияет на выбор воспринимаемой информации.
  3. Объясните способы организации перцептивной информации.
  4. Обсудите роль схем в интерпретации перцептивной информации.

Восприятие - это процесс выбора, организации и интерпретации информации. Этот процесс, который показан на рисунке 2.1 «Процесс восприятия», включает в себя восприятие избранных стимулов, которые проходят через наши фильтры восприятия, организуются в наши существующие структуры и паттерны и затем интерпретируются на основе предыдущего опыта.Хотя восприятие - это в значительной степени когнитивный и психологический процесс, то, как мы воспринимаем людей и объекты вокруг нас, влияет на наше общение. Мы по-другому реагируем на объект или человека, которые воспринимаем положительно, чем на то, что считаем неблагоприятным. Но как нам фильтровать массовые объемы поступающей информации, систематизировать ее и придавать смысл тому, что проникает через наши фильтры восприятия в нашу социальную реальность?

Выбор информации

Мы воспринимаем информацию через все пять органов чувств, но наше поле восприятия (мир вокруг нас) включает в себя так много стимулов, что наш мозг не может обработать и осмыслить все это.Итак, когда информация поступает через наши органы чувств, различные факторы влияют на то, что на самом деле продолжается в процессе восприятия (Fiske & Taylor, 1991). Выбор - это первая часть процесса восприятия, в которой мы фокусируем наше внимание на определенной поступающей сенсорной информации. Подумайте о том, как из множества других возможных стимулов, на которые следует обратить внимание, вы можете услышать знакомый голос в коридоре, увидеть пару обуви, которую хотите купить, на другом конце торгового центра или почувствовать запах чего-то, что готовят на ужин, когда вы вернетесь домой Работа.Мы быстро прорезаем и отодвигаем на задний план всевозможные образы, запахи, звуки и другие стимулы, но как мы решаем, что выбрать, а что опустить?

Рисунок 2.1 Процесс восприятия

Мы склонны обращать внимание на важную информацию. Важность - это степень, в которой что-то привлекает наше внимание в определенном контексте. Вещь, привлекающая наше внимание, может быть абстрактной, как понятие, или конкретной, как объект.Например, личность индейца может стать заметной, когда он протестует на параде в честь Дня Колумба в Денвере, штат Колорадо. Или яркий фонарик, сияющий вам в лицо во время кемпинга ночью, обязательно будет заметен. Степень заметности зависит от трех характеристик (Fiske & Tayor, 1991). Мы склонны находить выдающиеся вещи, которые стимулируют зрительно или слух, а также вещи, которые отвечают нашим потребностям или интересам. Наконец, ожидания влияют на то, что мы считаем важным.

Визуальная и слуховая стимуляция

Вероятно, неудивительно узнать, что вещи, стимулирующие зрительный и / или слуховой характер, становятся заметными в нашем поле восприятия и привлекают наше внимание.Существа, от рыб до колибри, привлекают такие вещи, как серебряные блесны на удочке или красные и желтые кормушки для птиц. Тем не менее, стимулирование наших чувств - не всегда положительный момент. Подумайте о паре, которая не перестает разговаривать во время фильма, или о соседе наверху, чей сабвуфер ночью сотрясает ваш потолок. Короче говоря, стимулы могут привлекать внимание как продуктивным, так и отвлекающим образом. Как коммуникаторы, мы можем использовать эти знания в наших интересах, сводя к минимуму отвлекающие факторы, когда нам нужно сказать что-то важное.Наверное, лучше серьезно поговорить со второй половинкой в ​​тихом месте, чем в переполненном фуд-корте. Как мы узнаем позже в главе 12 «Публичные выступления в различных контекстах», изменение скорости, громкости и высоты тона вашего голоса, известное как вокальное разнообразие, может помочь удержать интерес аудитории, равно как и жесты и движения. И наоборот, невербальные приспособления или нервные движения, которые мы делаем, чтобы уменьшить беспокойство, например, расхаживать или завивать волосы, могут отвлекать. Помимо минимизации отвлекающих факторов и с энтузиазмом доставлять наши сообщения, содержание нашего общения также влияет на значимость.

Потребности и интересы

Мы склонны обращать внимание на информацию, которая, по нашему мнению, так или иначе соответствует нашим потребностям или интересам. Этот тип избирательного внимания может помочь нам удовлетворить потребности в инструментах и ​​добиться цели. Когда вам нужно поговорить с сотрудником отдела финансовой помощи о ваших стипендиях и кредитах, вы сидите в зале ожидания и слушаете, как назовут свое имя. Пристальное внимание к тому, чье имя названо, означает, что вы можете быть готовы начать встречу и, надеюсь, заняться своим делом.Когда мы не думаем, что определенные сообщения соответствуют нашим потребностям, стимулы, которые обычно привлекают наше внимание, могут быть полностью потеряны. Представьте, что вы находитесь в продуктовом магазине и слышите, как кто-то произносит ваше имя. Вы оборачиваетесь и слышите, как этот человек говорит: «Наконец-то! Я трижды произнес ваше имя. Я думал, ты забыл, кто я! " Несколькими секундами ранее, когда вы были сосредоточены на том, чтобы выяснить, какой апельсиновый сок вам получить, вы обращались к различным вариантам мякоти до такой степени, что отключали другие раздражители, даже такие знакомые, как звук, когда кто-то зовет вас по имени. .Опять же, как коммуникаторы, особенно в убедительных контекстах, мы можем использовать это в своих интересах, давая понять, как наше сообщение или предложение соответствует потребностям членов нашей аудитории. Если знак помогает нам найти ближайшую заправочную станцию, звук мелодии звонка помогает найти пропавший сотовый телефон или динамик говорит нам, как отказ от обработанных пищевых продуктов улучшит наше здоровье, мы выбираем информацию, которая отвечает нашим потребностям, и обращаем внимание на нее.

Если вы увлечены интересной видеоигрой, вы можете не замечать других сигналов восприятия.

Мы также находим важную информацию, которая нас интересует. Конечно, во многих случаях стимулы, отвечающие нашим потребностям, также интересны, но эти два момента стоит обсудить отдельно, потому что иногда мы находим интересные вещи, которые не обязательно соответствуют нашим потребностям. Я уверен, что все мы были увлечены телешоу, видеоигрой или случайным проектом и уделяли этому внимание за счет чего-то, что действительно отвечает нашим потребностям, например, уборки или проведения времени с близким человеком.Обращение внимания на то, что нас интересует, но не отвечает конкретным потребностям, кажется основной формулой прокрастинации, с которой мы все знакомы.

Во многих случаях мы знаем, что нас интересует, и автоматически тяготеем к стимулам, которые соответствуют этому. Например, когда вы фильтруете радиостанции, вы, вероятно, уже имеете представление о том, какая музыка вас интересует, и остановитесь на станции, которая играет что-то в этом жанре, одновременно пропуская мимо станций, проигрывающих то, что вам неинтересно.Из-за этой тенденции нам часто приходится сталкиваться с чем-то новым или случайно испытывать что-то новое, чтобы создать или открыть для себя новые интересы. Например, вы можете не осознавать, что интересуетесь историей Азии, пока от вас не потребуют пройти такой курс и у вас будет привлекательный профессор, который пробудит в вас этот интерес. Или вы можете случайно натолкнуться на новую область интереса, когда посещаете урок, который вы бы иначе не выбрали, потому что он вписывается в ваше расписание. Как коммуникаторы, вы можете воспользоваться этой тенденцией восприятия, адаптируя вашу тему и контент к интересам вашей аудитории.

Ожидания

Отношения между значимостью и ожиданиями немного сложнее. По сути, мы можем находить ожидаемые вещи выдающимися и находить неожиданные выдающиеся. Это может показаться запутанным, но пара примеров должна проиллюстрировать этот момент. Если вы ожидаете доставки посылки, вы можете уловить малейший шум двигателя грузовика или чьи-то шаги, приближающиеся к вашей входной двери. Поскольку мы ожидаем, что что-то произойдет, мы можем быть дополнительно настроены на подсказки о том, что это произойдет.Что касается неожиданности, если у вас есть застенчивый и тихий друг, которого вы подслушиваете, повышая громкость и высоту голоса во время разговора с другим другом, вы можете уловить это и предположить, что происходит что-то необычное. . Чтобы что-то неожиданное стало заметным, оно должно достичь определенного порога различия. Если вы вошли в свой обычный класс и там было на одного или двух учеников больше, чем обычно, вы можете даже не заметить. Если вы войдете в свой класс и увидите кого-то, одетого как волшебник, вы, вероятно, заметите.Итак, если мы ожидаем чего-то необычного, например доставки посылки, мы найдем стимулы, связанные с этим ожиданием. Если мы испытаем то, чего не ожидали и что значительно отличается от наших повседневных переживаний, то мы, вероятно, сочтем это существенным. Мы также можем применить эту концепцию к нашему общению. Я всегда призываю своих студентов включать в свои выступления вспомогательные материалы, которые противоречат нашим ожиданиям. Вы можете помочь заинтересовать свою аудиторию, используя хорошие исследовательские навыки для поиска такой информации.

Есть средняя область, где небольшие отклонения от повседневного опыта могут остаться незамеченными, потому что мы их не ожидаем. Вернемся к предыдущему примеру: если вы не ожидаете посылки и регулярно слышите двигатели автомобилей и пешеходное движение на тротуаре за пределами своего дома, эти довольно обычные звуки вряд ли привлекли бы ваше внимание, даже если бы это было немного больше или меньше трафика, чем ожидалось. Это потому, что наши ожидания часто основаны на предыдущем опыте и паттернах, которые мы наблюдали и усвоили, что позволяет нашему мозгу иногда работать «на автопилоте» и заполнять то, чего не хватает, либо упускать из виду лишнее.Посмотрите на следующее предложение и прочтите его вслух: Percpetoin is bsaed on pateetrns, maening we otfen raech a cocnlsuion witouht cosnidreing ecah indviidaul elmenet. Этот пример иллюстрирует проверку наших ожиданий и раздражение каждого студента колледжа. У всех нас был опыт получения статей с обведенными кружками опечатками и орфографическими ошибками. Это может расстраивать, особенно если мы действительно потратили время на корректуру. Когда мы впервые научились читать и писать, мы учились буква за буквой.Учитель или родитель показывал нам карточку с надписью A-P-P-L-E , и мы ее озвучивали. Со временем мы научились сочетать буквы и звуки, могли видеть комбинации букв и быстро произносить слова. Поскольку мы знаем, чего ожидать, когда видим определенный набор букв, и знаем, что будет следующим в предложении с момента написания статьи, мы не тратим время на просмотр каждой буквы во время корректуры. Это может привести к тому, что мы упустим из виду типичные опечатки и орфографические ошибки, даже если мы что-то исправляем несколько раз.В качестве примечания я поделюсь двумя советами, которые помогут вам избежать ошибок при корректуре. Во-первых, попросите друга вычитать вашу статью. Поскольку они этого не писали, у них меньше ожиданий относительно содержания. Во-вторых, читайте свои статьи задом наперед. Поскольку речевые паттерны в обратном направлении разные, вам нужно останавливаться и сосредоточиться на каждом слове. Теперь, когда мы знаем, как выбирать стимулы, давайте обратим внимание на то, как мы организуем получаемую информацию.

Организация информации

Организация - это вторая часть процесса восприятия, в которой мы сортируем и классифицируем информацию, которую мы воспринимаем, на основе врожденных и усвоенных когнитивных паттернов.Мы разделяем вещи на шаблоны тремя способами: используя близость, сходство и различие (Coren, 1980). Что касается близости, мы склонны думать, что вещи, которые находятся близко друг к другу, идут вместе. Например, вы когда-нибудь ждали, чтобы вам помогли в бизнесе, а клерк предполагает, что вы и человек, стоящий рядом с вами, вместе? Немного неловкий момент обычно заканчивается, когда вы и другой человек в очереди смотрите друг на друга, затем снова на клерка, и один из вас объясняет, что вы не вместе.Даже если вы, возможно, никогда не встречали этого человека в своей жизни, клерк использовал базовый сигнал организации восприятия, чтобы сгруппировать вас вместе, потому что вы стояли рядом друг с другом.

Поскольку мы организуем перцептивную информацию на основе близости, человек может воспринимать, что два человека вместе, только потому, что они стоят близко друг к другу в очереди.

Мы также группируем вещи по сходству. Мы склонны думать, что похожие на вид или похожие действия вещи связаны друг с другом.У меня есть два друга, с которыми я иногда встречаюсь, и все мы трое мужчин примерно одного возраста, одной расы, с короткими волосами и в очках. Кроме того, на самом деле мы не похожи друг на друга, но не раз официант в ресторане предполагал, что мы братья. Несмотря на то, что многие другие наши черты отличаются, основные черты организованы на основе сходства, и мы трое внезапно оказываемся родственниками.

Мы также систематизируем полученную информацию на основе различий.В этом случае мы предполагаем, что элемент, который выглядит или действует иначе, чем остальные, не принадлежит группе. Ошибки восприятия, связанные с людьми, и предположения о различиях могут быть особенно неудобными, если не оскорбительными. Мать моей подруги, американка вьетнамского происхождения, присутствовала на конференции, на которой другой участник предположил, что она работает в отеле, и попросил ее выбросить что-нибудь для нее. В этом случае мать моего друга была цветным человеком на конгрессе с преимущественно белыми участниками, поэтому впечатление было сформировано на основе восприятия этого различия другим человеком.

Эти стратегии организации информации настолько распространены, что они встроены в то, как мы обучаем наших детей основным навыкам и как мы действуем в нашей повседневной жизни. Я уверен, что нам всем приходилось смотреть на картинки в начальной школе и определять, какие вещи подходят друг другу, а какие нет. Если вы думаете о буквальном акте организации чего-либо, например, своего рабочего стола дома или на работе, мы следуем тем же стратегиям. Если у вас на столе лежит куча бумаг и почты, вы, скорее всего, отсортируете их по отдельным стопкам для разных занятий или положите счета в отдельном месте, а не в личной почте.У вас может быть один ящик для ручек, карандашей и других принадлежностей, а другой - для файлов. В этом случае вы группируете элементы на основе сходства и различий. Вы также можете сгруппировать вещи на основе близости, например, поместив финансовые элементы, такие как чековая книжка, калькулятор и квитанции о заработной плате, в одну область, чтобы вы могли эффективно обновлять свой бюджет. Таким образом, мы упрощаем информацию и ищем шаблоны, которые помогут нам более эффективно общаться и жить по жизни.

Упрощение и категоризация на основе шаблонов - не обязательно плохо.Фактически, без этой способности у нас, вероятно, не было бы способности говорить, читать или участвовать в других сложных когнитивных / поведенческих функциях. Наш мозг по своей природе классифицирует и хранит информацию и опыт для последующего извлечения, а разные части мозга отвечают за разные сенсорные ощущения. Короче говоря, это естественно, что вещи каким-то образом группируются. Между людьми есть различия, и поиск закономерностей помогает нам во многих практических аспектах. Однако наши суждения о различных моделях и категориях неестественны; они научены и родственны в культурном и контекстном отношении.Наши паттерны восприятия становятся непродуктивными и даже неэтичными, когда суждения, которые мы связываем с определенными паттернами, основаны на стереотипном или предвзятом мышлении.

Мы также организуем взаимодействие и межличностный опыт на основе нашего личного опыта. Когда два человека по-разному переживают одну и ту же встречу, это может привести к недопониманию и конфликту. Пунктуация относится к структурированию информации на временной шкале для определения причины (стимула) и следствия (реакции) наших коммуникационных взаимодействий (Sillars, 1980).Применение этой концепции к межличностному конфликту может помочь нам увидеть, как процесс восприятия распространяется не только на человека, но и на межличностный уровень. Эта концепция также помогает проиллюстрировать, как организация и интерпретация могут происходить вместе и как интерпретация может влиять на то, как мы организуем информацию, и наоборот.

Где начинается и заканчивается конфликт? Ответ на этот вопрос зависит от того, как люди, вовлеченные в конфликт, акцентируют или структурируют свой конфликтный опыт.Различия в пунктуации часто могут привести к эскалации конфликта, что может привести к множеству проблем во взаимоотношениях (Watzlawick, Bavelas, & Jackson, 1967). Например, Линда и Джо работают в проектной группе, и у них приближается крайний срок. Линда работала над проектом на выходных, ожидая встречи с Джо первым делом в понедельник утром. У нее было несколько вопросов, и она написала Джо по электронной почте для разъяснений и комментариев, но он не ответил. В понедельник утром Линда заходит в комнату для встреч, встречает Джо и говорит: «Я работал над этим проектом все выходные, и мне нужна была ваша помощь.Я писал тебе три раза по электронной почте! Что ты делал?" Джо отвечает: «Я понятия не имел, что вы мне писали по электронной почте. Я был на всех выходных в походе ". В данном случае конфликт начался для Линды два дня назад, а для Джо только начался. Итак, чтобы двое из них могли наиболее эффективно управлять этим конфликтом, им необходимо общаться так, чтобы их пунктуация или место начала конфликта для каждого из них были четкими и совпадающими. В этом примере Линда произвела впечатление об уровне приверженности Джо проекту на основе интерпретации, которую она сделала после отбора и систематизации поступающей информации.Знание знаков препинания - важная часть проверки восприятия, о которой мы поговорим позже. Давайте теперь внимательнее посмотрим, как интерпретация влияет на процесс восприятия.

Устный перевод

Хотя выбор и организация поступающих стимулов происходит очень быстро и иногда без особого осознания, интерпретация может быть гораздо более осознанным и осознанным шагом в процессе восприятия. Интерпретация - это третья часть процесса восприятия, в которой мы придаем значение нашему опыту, используя ментальные структуры, известные как схемы.Схемы подобны базам данных хранимой связанной информации, которую мы используем для интерпретации нового опыта. У всех нас есть довольно сложные схемы, которые со временем развивались по мере объединения небольших единиц информации в более значимые комплексы информации.

Схема

похожа на линзы, которые помогают нам разобраться в сигналах восприятия вокруг нас, основываясь на предыдущих знаниях и опыте.

Даррен Шоу - Очки - CC BY-NC 2.0.

У нас есть общая схема образования и того, как интерпретировать опыт с учителями и одноклассниками.Эта схема начала развиваться еще до того, как мы пошли в детский сад, на основе того, что родители, сверстники и СМИ рассказывали нам о школе. Например, вы узнали, что определенные символы и объекты, такие как яблоко, линейка, калькулятор и записная книжка, связаны с тем, что вы являетесь учеником или учителем. Вы изучили новые понятия, такие как оценки и перемены, и вы начали применять новые методы, такие как выполнение домашних заданий, учеба и сдача тестов. Вы также установили новые отношения с учителями, администраторами и одноклассниками.По мере вашего обучения ваша схема адаптировалась к меняющейся среде. Насколько плавно или беспокоит переоценка и пересмотр схемы, варьируется от ситуации к ситуации и от человека к человеку. Например, некоторые учащиеся относительно легко адаптируют свою схему при переходе из начальной школы в среднюю, в среднюю и в колледж и сталкиваются с новыми ожиданиями в отношении поведения и академической активности. Другие ученики не так легко адаптируются, и сохранение своей старой схемы создает проблемы, поскольку они пытаются интерпретировать новую информацию через старую несовместимую схему.Мы все были в похожей ситуации в какой-то момент своей жизни, поэтому мы знаем, что пересмотр наших схем может вызвать стресс и что такой пересмотр требует усилий и обычно включает в себя некоторые ошибки, разочарования и разочарования. Но способность адаптировать наши схемы является признаком когнитивной сложности, которая является важной частью коммуникативной компетенции. Таким образом, даже если процесс может быть сложным, он также может быть временем для обучения и роста.

Важно знать схемы, потому что наши интерпретации влияют на наше поведение.Например, если вы выполняете групповой проект для класса и считаете, что член группы стесняется, исходя из вашей схемы того, как застенчивые люди общаются, вы можете не возлагать на него обязанности по представлению в своем групповом проекте, потому что вы не думаете, что застенчивые люди делают хорошие ораторы. Схемы также направляют наше взаимодействие, предоставляя сценарий нашего поведения. В общем, мы знаем, как вести себя и общаться в зале ожидания, в классе, на первом свидании и на игровом шоу. Даже человек, который никогда не был на игровом шоу, может разработать схему действий в этой среде, например, просмотрев The Price Is Right .Люди идут на все, чтобы шить рубашки с умными высказываниями или действовать с энтузиазмом в надежде, что их выберут, чтобы они попали в студийную аудиторию и, надеюсь, станут участниками шоу.

Мы часто включаем то, чем мы зарабатываем на жизнь, в наши представления о себе, которые затем предоставляют схему, с помощью которой другие интерпретируют наше общение.

Как мы видели, схемы используются для интерпретации поведения других и формирования представления о том, кем они являются как личности.Чтобы помочь этому процессу, мы часто запрашиваем информацию у людей, чтобы помочь нам поместить их в уже существующую схему. В Соединенных Штатах и ​​во многих других западных культурах идентичность людей часто тесно связана с тем, чем они зарабатывают себе на жизнь. Когда мы представляем других или себя, занятие обычно упоминается в первую очередь. Подумайте, чем могло бы отличаться ваше общение с кем-нибудь, если бы он или она были представлены вам как художник, а не как врач. Мы делаем аналогичные интерпретации в зависимости от происхождения людей, их возраста, расы и других социальных и культурных факторов.Мы узнаем больше о том, как культура, пол и другие факторы влияют на наше восприятие, по мере продолжения работы с главой. Таким образом, у нас есть схемы об отдельных лицах, группах, местах и ​​вещах, и эти схемы фильтруют наше восприятие до, во время и после взаимодействия. Когда схемы извлекаются из памяти, они выполняются, как компьютерные программы или приложения на вашем смартфоне, чтобы помочь нам интерпретировать мир вокруг нас. Точно так же, как компьютерные программы и приложения необходимо регулярно обновлять для улучшения их работы, компетентные коммуникаторы обновляют и адаптируют свои схемы по мере получения нового опыта.

«Реальность»

Офицеры полиции, схемы и восприятие / интерпретация

Прайм-тайм кабельные и сетевые телешоу, такие как франшиза Law and Order и Southland , уже давно предлагают зрителям заглянуть в жизнь сотрудников правоохранительных органов. COPS , первое и самое продолжительное реалити-шоу в прайм-тайм, а также новые образовательные шоу на тему реальности, такие как The First 48 и Lockdown , предлагают более реалистичный взгляд на методы, используемые правоохранительными органами.Восприятие - важная часть набора навыков офицера. В частности, во время встреч между полицией и гражданами, когда напряженность может быть высокой, а время для принятия решений ограничено, офицеры полагаются на схемы, разработанные на основе личного опыта вне работы, обучения и опыта на работе (Rozelle & Baxter, 1975). Более того, сотрудникам полиции часто приходится делать выводы на основе неполной, а иногда и недостоверной информации. Итак, как полицейские используют восприятие, чтобы помочь им выполнять свою работу?

Исследование изучило, как сотрудники полиции используют восприятие для вынесения суждений о личностных качествах, правдивости, обмане, наличии или отсутствии оружия, среди прочего, и, как и мы с вами, офицеры используют один и тот же процесс отбора, организации и т. Д. и интерпретация.Это исследование показало, что офицеры, подобные нам, полагаются на схему, чтобы помочь им принимать решения в условиях временных и ситуационных ограничений. Что касается отбора, ожидания влияют на восприятие офицера. На предсменных встречах офицеров информируют о текущих проблемах и «вещах, на которые следует обратить внимание», что дает им ряд ожиданий - например, марку и модель украденного автомобиля - которые могут направлять их процесс выбора. Они также должны быть готовы к вещам, которые противоречат их ожиданиям, а это не та профессия, которую многие другие профессионалы должны учитывать каждый день.Они никогда не знают, когда остановка движения может превратиться в погоню, а на вид мягкий человек может стать агрессивным. Эти ожидания затем могут быть связаны со стратегиями организации. Например, если офицер знает, что нужно быть начеку для подозреваемого в преступлении, он будет активно организовывать поступающую информацию о восприятии по категориям в зависимости от того, похожи ли люди на описание подозреваемого или нет. Близость также играет роль в работе полиции. Если человек находится в машине с водителем, у которого есть незарегистрированный пистолет, офицер, скорее всего, предположит, что это лицо также имеет преступные намерения.Хотя эти методы не являются плохими по своей сути, существуют очевидные проблемы, которые могут возникнуть, когда эти шаблоны станут жесткой схемой. Некоторые исследования показали, что определенные предрассудки, основанные на расовой схеме, могут приводить к ошибкам восприятия - в этом случае полицейские ошибочно воспринимают оружие у чернокожих подозреваемых чаще, чем у белых подозреваемых (Payne, 2001). Кроме того, расовое профилирование (подумайте о том, как профили похожи на схемы) стало проблемой, которая привлекла большое внимание после террористических атак 11 сентября 2001 года и принятия иммиграционных законов в штатах, таких как Аризона и Алабама, которые подвергались критике как нацеленные на мигрантов. рабочие и другие иммигранты без документов.Как видите, сотрудники правоохранительных органов и гражданские лица используют один и тот же процесс восприятия, но такая карьера влечет за собой ответственность и проблемы, которые подчеркивают несовершенный характер процесса восприятия.

  1. Какие коммуникативные навыки, по вашему мнению, являются ключевыми для сотрудника правоохранительных органов, чтобы эффективно выполнять свою работу и почему?
  2. Опишите встречу, которая у вас была с сотрудником правоохранительных органов (если у вас не было прямого опыта, вы можете использовать гипотетический или вымышленный пример).Как вы относились к офицеру? Как вы думаете, каково было его или ее восприятие вас? Как вы думаете, какие схемы повлияли на каждую из ваших интерпретаций?
  3. Какие ошибки восприятия создают потенциальные этические проблемы в правоохранительных органах? Например, как следует применять организационные принципы близости, сходства и различия?

Основные выводы

  • Восприятие - это процесс выбора, организации и интерпретации информации.Этот процесс влияет на наше общение, потому что мы по-разному реагируем на стимулы, будь то объекты или люди, в зависимости от того, как мы их воспринимаем.
  • Учитывая огромное количество стимулов, принимаемых нашими органами чувств, мы отбираем только часть поступающей информации для систематизации и интерпретации. Мы отбираем информацию на основе важности. Мы склонны находить выдающиеся вещи, которые стимулируют зрительно или слух, а также вещи, которые отвечают нашим потребностям и интересам. Ожидания также влияют на то, какую информацию мы выбираем.
  • Мы систематизируем выбранную нами информацию по шаблонам на основе близости, сходства и различия.
  • Мы интерпретируем информацию, используя схемы, которые позволяют нам придавать значение информации на основе накопленных знаний и предыдущего опыта.

Упражнения

  1. Найдите минутку, чтобы осмотреться, где бы вы сейчас ни находились. Погрузитесь в поле восприятия вокруг себя. Что для вас важно в данный момент и почему? Объясните степень значимости, используя три причины важности, обсуждаемые в этом разделе.
  2. Когда мы систематизируем информацию (сенсорную информацию, объекты и людей), мы упрощаем и классифицируем информацию по шаблонам. Определите некоторые случаи, в которых этот аспект процесса восприятия полезен. Определите некоторые случаи, в которых это может быть вредным или отрицательным.
  3. Интеграция: подумайте о некоторых схемах, которые у вас есть, которые помогут вам разобраться в окружающем мире. Для каждого из следующих контекстов - академического, профессионального, личного и гражданского - определите схему, на которую вы обычно полагаетесь или полагаете, что будете полагаться на нее.Для каждой схемы, которую вы определили, отметьте несколько способов, которыми она уже была оспорена или может быть оспорена в будущем.

Список литературы

Корен, С., «Принципы организации восприятия и пространственного искажения: гештальт-иллюзии», Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность 6, вып. 3 (1980): 404–12.

Фиск, С. Т. и Шелли Э. Тейлор, Социальное познание, 2-е изд. (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: McGraw Hill, 1991).

Пейн, Б.К., «Предрассудки и восприятие: роль автоматических и контролируемых процессов в неправильном восприятии оружия», Журнал личности и социальной психологии 81, вып. 2 (2001): 181–92.

Розелл Р. М. и Джеймс К. Бакстер, «Формирование впечатления и распознавание опасности у опытных полицейских», Journal of Social Psychology 96 (1975): 54.

Силларс, А. Л., «Атрибуция и общение в конфликтах между соседями по комнате», Коммуникационные монографии 47, вып.3 (1980): 180–200.

Ватцлавик П., Джанет Бивин Бавелас и Дон Д. Джексон, Прагматика человеческого общения: исследование паттернов взаимодействия, патологий и парадоксов (Нью-Йорк, Нью-Йорк: У. В. Нортон, 1967), 56.

границ | Понимание человеческого восприятия с помощью иллюзий, созданных руками человека

О достоверности восприятия

Связь между реальностью и объектом

Сенсорное восприятие часто является самым ярким доказательством чего-то фактического: когда мы что-то воспринимаем, мы интерпретируем это и принимаем как «объективное», «реальное».Совершенно очевидно, что вы можете испытать это с помощью свидетельских показаний очевидцев: если очевидец «видел это невооруженным глазом», судьи, члены жюри и посетители принимают отчеты этих , воспринимают не только как веские доказательства, но обычно как факт - несмотря на то, что активные и предвзятые процессы на основе восприятия и памяти. В самом деле, кажется, что нет лучшего, не более «доказательства» того, что что-то является фактическим знанием, чем восприятие этого. Предполагаемая связь между восприятием и физической реальностью особенно сильна для зрительного восприятия - на самом деле, мы изучаем ее только тогда, когда условия зрения были неблагоприятными, когда у людей плохое зрение или когда мы знаем, что свидетель находился в состоянии стресса или не обладал когнитивными способностями. факультеты.Когда людям нужно еще больше доказательств реальности, чем невооруженным глазом, они интуитивно пытаются прикоснуться к объекту, подлежащему анализу (если это вообще возможно), чтобы исследовать его тактильно. Ощущение чего-либо на ощупь кажется окончательным переживанием восприятия, позволяющим людям говорить о физических доказательствах (Carbon and Jakesch, 2013).

Мы можем анализировать качество нашего перцептивного опыта по стандартным методологическим критериям. Поступая таким образом, мы можем регулярно обнаруживать, что наше восприятие действительно в основном очень надежное и объективное (Грегори и Гомбрих, 1973) - но только если мы будем использовать стандартные определения «объективного» как согласованные между разными наблюдателями.Тем не менее, даже отвечая этим методологическим критериям, мы не можем дать каких-либо доказательств о физической реальности. Кажется, что знания о физических свойствах объектов нельзя получить путем восприятия, поэтому восприятие не является ни «достоверным», ни «действительным» в строгом смысле слова - свойства «вещи в себе» остаются неопределенными в любом эмпирическом смысле. (Кант, 1787/1998). Мы «достоверно» и «объективно» можем воспринимать восход солнца утром и закат вечером; физические отношения определенно отличаются, как мы знаем, по крайней мере, со времен гелиоцентризма, предложенного Николаем Коперником - это также может быть здравым смыслом, что Земля является сфероидом для большинства людей, однако большинство людей не воспринимало Землю как сферическую и не представляло ее. как это; Одна из причин этого заключается в том, что в повседневной жизни иллюзия самолета отлично работает, чтобы направлять нас в планировании и выполнении наших действий (Carbon, 2010b).

Ограничения возможности объективного восприятия

Ограничения восприятия еще более значительны: наше восприятие не только ограничено, когда у нас нет доступа к самой вещи, оно практически ограничено качеством обработки и общими характеристиками нашей системы восприятия. Например, наше акустическое чутье может регистрировать и обрабатывать только очень узкую полосу частот в диапазоне примерно от 16 Гц до 20 кГц в молодом возрасте - эта полоса становится все уже и уже с возрастом.Как правило, инфразвуковые и ультразвуковые диапазоны просто не воспринимаются, несмотря на то, что они необходимы для других видов, таких как слоны и летучие мыши, соответственно. Восприятие окружающей среды и, следовательно, восприятие и представление мира как такового у этих видов разное - какая музыка была бы любимой у слона, какое предпочтение указала бы летучая мышь, если бы ее «честно спросили»? Как звучит и ощущается инфразвуковая акустика? Примечание: инфразвуковые частоты также могут восприниматься людьми; не акустически в строгом смысле слова, а через вибрации - тем не менее, получаемые в результате переживания очень разные (ср.Нагель, 1974). Чтобы сделать такую ​​информацию доступной, нам нужны методы преобразования; например, трубка Гейгера-Мюллера для восприятия ионизирующего излучения, поскольку мы не разработали никакой сенсорной системы для обнаружения и ощущения этой полосы чрезвычайно высокочастотного электромагнитного излучения.

Но даже если у нас есть доступ к данной информации из окружающего мира, было бы иллюзией думать об «объективном восприятии» ее - различия в восприятии у разных людей кажутся очевидными: это одна из причин, по которой разные люди имеют разные вкусы, но это еще более экстремально: даже в течение жизни одного человека воспринимаемые качества и количества, которые мы можем обработать, меняются.У пожилых людей, например, часто роговица желтоватого цвета, что приводит к искаженному восприятию цвета, что снижает способность обнаруживать и различать спектры синеватого цвета. Так что даже объективность восприятий в смысле консенсуального опыта вряд ли достижима, даже в пределах одного вида, даже в пределах одного человека - просто подумайте о феноменах моды (Carbon, 2011a), изменениях вкусов (Martindale, 1990) или так называемом цикл предпочтений (Carbon, 2010a)! Понятно, что так называемое объективное восприятие невозможно, это иллюзия.

Иллюзорное конструирование мира

Проблема с идеей достоверного восприятия мира еще больше усугубляется при учете дополнительных перцептивных явлений, которые демонстрируют высоко конструктивные качества нашей системы восприятия. Ярким примером такого рода является эффект восприятия, который возникает, когда любая визуальная информация, которую мы хотим обработать, попадает на область сетчатки, где находится так называемое слепое пятно (см. Рисунок 1).

Рисунок 1. Демонстрация слепого пятна, области на сетчатке, где визуальная информация не может быть обработана из-за отсутствия фоторецепторов . Демонстрация работает следующим образом: зафиксируйте на расстоянии прибл. Правым глазом 40 см X на левой стороне, закрыв левый глаз - теперь слегка двигайте головой по горизонтали слева направо и назад, пока черный диск на правой стороне не исчезнет.

Интересно, что визуальная информация, отображаемая на слепой зоне, не просто отбрасывается - это было бы самым простым решением для зрительного аппарата.Это также не жестко интерполируется, например, путем простого дублирования информации о соседях, но разумно дополняется путем анализа смысла и гештальта контекста. Если мы, например, подвергаемся воздействию пары линий, система восприятия дополнит физически несуществующую информацию о слепом пятне эвристикой наилучшего предположения о том, как линии связаны между собой в каждом случае, в основном давая очень близкое приближение к «Реальность», поскольку она использует наиболее вероятные решения. Наконец, мы воспринимаем четкую визуальную информацию, по-видимому, того же качества, что и та, которая отражает физическое восприятие - в конце концов, «физическое восприятие» и «сконструированное восприятие» имеют одинаковое качество, в том числе потому, что «физическое восприятие» не является ни изображением физической реальности, но также строится нисходящими процессами, основанными на эвристике наилучшего предположения, как своего рода проверка гипотез или решение проблем (Gregory, 1970).

Помимо этого выдающегося примера, который стал общеизвестным до сих пор, существует ряд других явлений, в которых мы можем говорить о полных перцептивных конструкциях внешнего мира без какой-либо прямой связи с физическими реальностями. Очень интригующий пример такого рода будет описан более подробно ниже. Когда мы делаем быстрые движения глаз (так называемые саккады), наша система восприятия подавляется, в результате чего мы функционально слепы во время таких саккад. На самом деле мы не воспринимаем эти слепые моменты жизни, хотя они очень часты и относительно продолжительны как таковые - на самом деле, Rayner et al.по оценкам, типичные фиксации длятся около 200–250 мс, а саккады длятся около 20–40 мс (Rayner et al., 2001), поэтому около 10% нашего времени, когда мы бодрствуем, подвержены таким эффектам подавления. В соответствии с другими явлениями заполнения недостающие данные дополняются наиболее правдоподобной информацией: для такого процесса необходимы гипотезы о том, что происходит в текущей ситуации и как она будет развиваться (Gregory, 1970, 1990). Если гипотезы вводят в заблуждение, потому что лежащая в основе ментальная модель ситуации и ее дальнейший генезис неверны, мы сталкиваемся с существенной проблемой: то, что мы затем воспринимаем (или не воспринимаем), несовместимо с текущей ситуацией, и поэтому будет вводить в заблуждение наши предстоящие действия. .В самых крайних случаях это может привести к фатальным решениям: например: если модель не создает конкретный мешающий объект на нашей оси движения, мы можем пропустить информацию, необходимую для изменения нашей текущей траектории, что приведет к столкновению. В таком созвездии мы были бы полностью поражены крахом, поскольку мы бы вообще не заметили целевой объект - речь идет не о том, чтобы упустить объект, а о том, чтобы полностью упустить его из-за несуществующего следа восприятия.

Несмотря на знание этих характеристик зрительной системы, мы можем сомневаться в таких процессах, поскольку механизмы работают в такой степени в большинстве повседневных жизненных ситуаций, что это создает идеальную иллюзию непрерывного, правильного и сверхдетального визуального ввода.Однако мы можем очень легко проиллюстрировать этот механизм, просто наблюдая за движениями наших глаз в зеркале: выполняя быстрые движения глаз, мы не можем наблюдать их, непосредственно рассматривая свое лицо в зеркале - мы можем только воспринимать наши фиксации и медленные движения глаза. Если же мы снимаем ту же сцену на видеокамеру, вся процедура выглядит совершенно иначе: теперь мы также ясно видим быстрые движения; Таким образом, мы можем непосредственно испытать конкретную работу зрительной системы в этом отношении, сравнивая одну и ту же сцену, захваченную двумя по-разному работающими визуальными системами: нашей собственной, очень когнитивно работающей, визуальной системой и жестко снимающей видеосистемой, которая просто захватывает кадр сцены с помощью кадр без дальнейшей обработки, интерпретации и настройки.Мы называем этот момент временного феномена функциональной слепоты «саккадной слепотой» или «подавлением саккад», что еще раз иллюстрирует иллюзорные аспекты человеческого восприятия «подавлением саккад», Bridgeman et al., 1975; «Тактильное подавление», Ziat et al., 2010). Мы можем использовать этот феномен для проверки интересных гипотез о ментальном представлении визуальной среды: если мы изменяем детали визуального отображения во время таких функциональных слепых фаз саккадических движений, люди обычно не осознают таких изменений, даже если это очень важные детали. , д.g., выражение рта, изменяется (Bohrn et al., 2010).

Иллюзии процессов сверху вниз

Грегори предположил, что восприятие показывает качество проверки гипотез, а иллюзии дают нам понять, как эти гипотезы формулируются и на каких данных они основаны (Gregory, 1970). Одно из ключевых предположений для проверки гипотез состоит в том, что восприятие - это конструктивный процесс, зависящий от обработки данных сверху вниз. Такими нисходящими процессами можно руководствоваться на основе знаний, накопленных за годы, но восприятие также может определяться заранее сформированными способностями связывания и интерпретации определенных форм как определенных гештальтов.Сильная зависимость восприятия от обработки данных сверху вниз является важным ключом к обеспечению надежных способностей восприятия в мире, полном двусмысленности и неполноты. Если мы прочитаем текст со старого факсимиле, где некоторые буквы исчезли или побелели за долгие годы, где кофейные пятна закрыли частичную информацию и где процессы распада превратили первоначально белую бумагу в желтоватую рассыпчатую субстанцию, мы могли бы оказаться очень успешное чтение фрагментов текста, потому что наша система восприятия интерполирует и (воссоздает) конструирует (см. рисунок 2).Если мы знаем или понимаем общий смысл целевого текста, мы даже прочитаем некоторые отрывки, которых вообще не существует: мы заполняем пробелы с помощью наших знаний - мы меняем значение в сторону того, что мы ожидаем.

Рисунок 2. Демонстрация нисходящей обработки при чтении утверждения «Великая иллюзия» в очень сложных условиях (по крайней мере, сложных для автоматического распознавания символов) .

Известный пример, который часто цитируется и демонстрируется в этой области, - это так называемая иллюзия человека-крысы, где представлен неоднозначный эскизный рисунок, содержание которого не совсем понятно, но вместо изображения человека он переключается с изображения человека на изображение крысы - еще один популярный вариант. Примером такого рода является бистабильная картина, в которой интерпретация меняется от старухи к молодой женщине и против.v. (см. рисунок 3) - большинство людей интерпретируют этот пример как увлекательную иллюзию, демонстрирующую способность людей переключаться от одного значения к другому, но этот пример также демонстрирует еще более интригующий процесс: то, что мы воспринимаем с первого взгляда, в основном определяется через конкретную активацию нашей семантической сети. Если нам уже доводилось видеть изображение человека раньше, или если мы думаем о нем или слышали слово «человек», то вероятность того, что наша система восприятия интерпретирует неоднозначный образец изображения человека, сильно возрастает, если предыдущие опыты были больше связаны с крысой, мышью или другим подобным животным, мы, напротив, будем склонны интерпретировать неоднозначную картину больше как крысу.

Рис. 3. Иллюзия молодой и старой женщины (также известная как иллюзия «Моя жена и моя свекровь»), уже популярная в Германии в XIX веке, когда ее часто изображали на открытках . Скучно (1930) был первым, кто представил эту иллюзию в научном контексте (изображение справа), назвав ее «новой» иллюзией (конкретно, «новой неоднозначной фигурой»), хотя весьма вероятно, что она была взята из уже представленного изображения XIX век в рекламе сгущенного молока A и P (Lingelbach, 2014).

Итак, мы можем буквально сказать, что воспринимаем то, что знаем - если у нас нет предварительных знаний об определенных вещах, мы можем даже упустить из виду важные детали в шаблоне, потому что у нас нет прочной связи с чем-то значимым. Интимная обработка между сенсорными входами и нашими семантическими сетями позволяет нам распознавать знакомые объекты за несколько миллисекунд, даже если они демонстрируют сложность человеческих лиц (Locher et al., 1993; Willis and Todorov, 2006; Carbon, 2011b).

Нисходящие процессы являются мощным средством схематизации и упрощения процессов восприятия в смысле сжатия «больших данных» сенсорных входов в крошечные пакеты данных с предварительно категоризированными метками на таких схематизированных «значках» (Carbon, 2008).Однако нисходящие процессы также подвержены характерным ошибкам или иллюзиям из-за их управляемой, основанной на модели природы: когда у нас есть только короткий временной интервал для снимка сложной сцены, сцена (если у нас есть ассоциации с общий смысл исследуемой сцены вообще) настолько упрощен, что отдельные детали теряются в пользу обработки и интерпретации общего смысла всей сцены.

Бидерман (1981) впечатляюще продемонстрировал это, продемонстрировав участникам эскизный рисунок типичной уличной сцены, где типичные объекты помещены в прототипную обстановку, за исключением того, что видимый гидрант на переднем плане не был расположен на тротуаре , кроме a машина но непривычно прямо на машину.Когда люди находились в такой сцене всего лишь на 150 мс, после чего следовала зашифрованная обратная маска, они «перестраивали» настройку нисходящими процессами, основываясь на своих знаниях о гидрантах и ​​их типичных положениях на тротуарах. В этом конкретном случае люди действительно были обмануты, потому что они сообщают о сцене, которая соответствовала их знаниям, но не оценке представленной сцены - но для повседневных действий это кажется несложным. Хотя вы действительно можете потерять связь с детализированной структурой конкретной сущности, если сильно полагаетесь на нисходящие процессы, такая попытка в большинстве случаев работает блестяще, поскольку это наилучшая оценка или приближение - она ​​особенно хорошо работает, когда у нас заканчиваются ресурсы, e.g., когда мы находимся в определенном режиме ограниченного времени и / или вы вовлечены в ряд других когнитивных процессов. Собственно, такой режим - стандартный в повседневной жизни. Однако, даже если бы у нас было время и не нужно было выполнять другие процессы, мы не смогли бы адекватно обрабатывать большие данные сенсорного ввода.

Вся идея этой нисходящей обработки со схематизированным восприятием проистекает из новаторской серии экспериментов Ф. К. Бартлетта в различных областях (Bartlett, 1932).Бартлетт уже показал, что мы не читаем полную информацию с визуального отображения или повествования, но полагаемся на схемы, отражающие сущность вещей, историй и ситуаций, которые сильно формируются предшествующим знанием и его конкретной активацией (см. отражение метода Бартлетта Carbon and Albrecht, 2012).

Восприятие как великая иллюзия

Реконструкция психологической реальности человека

Очевидно, существует огромный разрыв между большими данными, предоставляемыми внешним миром, и нашими строго ограниченными возможностями по их обработке.Разрыв еще больше увеличивается, если учесть, что мы не только должны обрабатывать данные, но и в конечном итоге должны четко понимать суть данной ситуации. Цель состоит в том, чтобы принять одно (и только одно) решение, основанное на однозначной интерпретации данной ситуации, чтобы выполнить соответствующее действие. Этот очень телеологический способ обработки требует тормозящих способностей для конкурирующих интерпретаций, чтобы строго отдавать предпочтение одной-единственной интерпретации, которая позволяет быстро действовать без споров об альтернативах.Чтобы реализовать такую ​​ясную интерпретацию ситуации, нам нужна ментальная модель внешнего мира, которая очень ясна и не содержит двусмысленностей и неопределенностей. В идеале такая модель представляет собой своего рода карикатуру на физическую реальность: если есть объект, который нужно быстро обнаружить, контраст фигуры и фона, например, должен быть усилен. Если нам нужно определить границы объекта в неблагоприятных условиях просмотра, полезно, например, усилить переходы от одной границы к другой.Если мы хотим легко диагностировать спелость плода, желаемого для употребления в пищу, наиболее полезно, когда насыщенность цвета усиливается для знакомых видов фруктов. Наша система восприятия обладает именно такими способностями к усилению, усилению и усилению - в результате генерируются схематические, прототипные, наброски восприятия и репрезентации. Любая метафора восприятия как своего рода инструмента для создания фотографий полностью вводит в заблуждение, потому что восприятие - это гораздо больше, чем просто чертеж: это когнитивный процесс, направленный на реконструкцию любой сцены в ее основе.

Все эти «интеллектуальные процессы восприятия» легче всего продемонстрировать с помощью иллюзий восприятия: например, когда мы смотрим на внутреннюю горизонтальную полосу рисунка 4, мы наблюдаем непрерывный переход от светлого к темно-серому и слева направо, хотя там не является физическим изменением значения серого - фактически для создания этой области используется только одно значение серого. Иллюзия вызвана распределением периферийных значений серого, которое действительно показывает непрерывный сдвиг уровней серого, хотя и в обратном направлении.Явление одновременного контраста помогает нам сделать контраст более четким; помогает нам легче, быстрее и надежнее определять отношения между фигурой и фоном.

Рис. 4. Демонстрация одновременного контраста, оптическая иллюзия, уже описанная как явление 200 лет назад Йоханом Вольфгангом фон Гете и представленная в высоком качестве и с сильным эффектом МакКуртом (1982): внутренняя горизонтальная полоса - физически заполнены одним и тем же оттенком серого на всем протяжении, тем не менее, периферия с ее непрерывным изменением оттенков серого от более темных к более светлым слева направо вызывает восприятие обратного непрерывного изменения значений серого .Первым, кто продемонстрировал эффект в ступенях градаций серого, был, вероятно, Эвальд Геринг (см. Hering, 1907; стр. I. Teil, XII. Kap. Tafel II), который также предложил теорию обработки цвета оппонента.

Подобный принцип усиления данных физических отношений системой восприятия теперь известен как полосы Шеврёля-Маха (см. Рисунок 5), независимо введенный химиком Мишелем Эженом Шеврёлем (см. Chevreul, 1839) и физиком и философом Эрнстом Вальдфридом Йозефом Венцелем. Мах (Мах, 1865).В процессе бокового торможения изменения яркости от одного столбца к другому преувеличены, особенно по краям столбцов. Это помогает различать разные области и запускать обнаружение края полос.

Рисунок 5. Полосы Шевреля-Маха. Демонстрация преувеличения контраста за счет бокового торможения: хотя каждая полоса заполнена одним сплошным серым уровнем, мы воспринимаем узкие полосы по краям с повышенным контрастом, который не отражает физическую реальность сплошных серых полос.

Построение психологической реальности человека

Эта реконструктивная способность впечатляет и помогает нам избавиться от двусмысленных или неопределенных представлений. Однако сила восприятия становится еще более интригующей, когда мы смотрим на связанный с ней феномен. Когда мы анализируем иллюзии восприятия, в которых сущности или отношения не только усиливаются в своей узнаваемости, но даже полностью конструируются без физического соответствия, то мы вполне справедливо можем говорить об «активном построении» человеческой психологической реальности.Ярким примером является треугольник Каниджа (рис. 6), где мы ясно воспринимаем иллюзорные контуры и связанные с ними гештальты - на самом деле ни один из них вообще не существует в физическом смысле. Иллюзия настолько сильна, что нам кажется, что мы способны охватить даже всю конфигурацию.

Рисунок 6. Демонстрация иллюзорных контуров, создающих четкое восприятие гештальтов . Так называемый треугольник Канижа, названный в честь Гаэтано Канижа (см. Канижа, 1955), очень известный пример давней традиции таких фигур, отображаемых на протяжении веков в архитектуре, моде и орнаменте.Мы не только воспринимаем два треугольника, но даже интерпретируем всю конфигурацию как одну с четкой глубиной, с сплошным белым «треугольником» на переднем плане другого «треугольника», который стоит снизу вверх.

Для нас очень важно обнаруживать и распознавать такие гештальты. К счастью, мы не только вооружены когнитивным механизмом, помогающим нам воспринимать такие гештальты, но и чувствуем вознаграждение, когда распознаем их как гештальты, несмотря на неопределенные паттерны (Muth et al., 2013): в момент прозрения для гештальтов. теперь уже определенный паттерн нравится (так называемый «Aesthetic-Aha-эффект», Muth and Carbon, 2013).Процесс обнаружения и распознавания добавляет аффективной ценности к паттерну, что приводит к активации еще большей когнитивной энергии для работы с ним, поскольку теперь это что-то значит для нас.

Выводы

Перцептивные иллюзии можно увидеть, интерпретировать и использовать в двух очень разных аспектах: с одной стороны, и это общее свойство иллюзий, они используются для развлечения людей. Они являются частью нашей повседневной культуры, они могут убить время. С другой стороны, они часто являются отправной точкой для создания идей.А идеи, особенно если они основаны на личном опыте в процессе активной разработки, являются идеальными предпосылками для улучшения понимания, а также для улучшения и оптимизации ментальных моделей (Carbon, 2010b). Мы даже можем комбинировать оба аспекта, чтобы создать привлекательный учебный контекст: привлекая внимание людей с помощью пробуждающих и игривых иллюзий, мы вызываем влечение к явлениям, лежащим в основе этих иллюзий. Если люди действительно заинтересуются, они также потратят достаточно времени и когнитивной энергии, чтобы разрешить иллюзию или получить представление о том, как она работает.Если они достигнут более высокого состояния инсайта, они выиграют от понимания того, какой механизм восприятия лежит в основе явления.

Мы, конечно, можем интерпретировать перцептивные иллюзии как неисправности, указывающие на типичные пределы нашей перцептивной или когнитивной системы - вероятно, это стандартная точка зрения на всю область иллюзий. С этой точки зрения наши системы подвержены ошибкам, работают медленно, работают со сбоями и несовершенны. Однако мы также можем интерпретировать иллюзорные восприятия как знак наших невероятных, очень сложных и эффективных способностей преобразовывать сенсорные входные данные в понимание и очень быстро интерпретировать текущую ситуацию, чтобы своевременно генерировать адекватные и целенаправленные действия. (см. Gregory, 2009) - этот взгляд еще не является стандартным, который можно найти в учебниках для начинающих и в типичных описаниях или ненаучных статьях об иллюзиях.Принимая во внимание то, насколько идеально мы действуем в большинстве повседневных ситуаций, мы можем довольно легко и интуитивно ощутить высокий «интеллект» системы восприятия. У нас может не быть самой совершенной системы, когда мы стремимся воспроизвести самые детали сцены, но мы можем оценить основной смысл сложной сцены.

Типичные процессы восприятия работают настолько блестяще, что мы в большинстве случаев можем действовать надлежащим образом, и, что очень важно для биологической системы, мы можем очень быстро реагировать на сенсорные входы - это должно быть оспорено любой технической, созданной человеком системой и всегда будет самым важным ориентиром для искусственных систем восприятия.Следуя программе исследований и инженерии bionics (Xie, 2012), где системы и процессы природы переносятся в технические продукты, нам, возможно, стоит направить наши разработки в области восприятия на характерную обработку биологических восприятий. системы и их типичное поведение при обнаружении иллюзий восприятия.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Эта статья была сильно вдохновлена ​​докладами, текстами и теориями Ричарда Л. Грегори, которые мне особенно понравились в первые годы моей исследовательской карьеры. Результат этих «восприятий» изменил мое «восприятие реальности» и так далее «реальность» как таковую. Я также хотел бы поблагодарить двух анонимных рецензентов, которые приложили много усилий, чтобы помочь мне улучшить предыдущую версию этой статьи. И последнее, но не менее важное: я хочу выразить благодарность Баингио Пинне из Университета Сассари, который редактировал всю тему исследования вместе с Адамом Ривзом, Северо-Восточный университет, США.

Сноски

  1. Существует интересное обновление технологии для демонстрации этого эффекта, предложенное одним из рецензентов. Если вы используете вторую камеру своего смартфона (для съемки «селфи») или камеру ноутбука и очень внимательно смотрите на изображенные глаза, то задержка построения последовательности пленки, по-видимому, немного больше, чем саккадическое подавление дающий интересный эффект прямого восприятия движений собственных глаз.Примечание: я попробовал это, и он работал, кстати, лучше всего при использовании старых моделей, которые могут занять больше времени для создания изображений. Вы будете особенно отчетливо воспринимать движения глаз при выполнении относительно больших саккад, например, от левой периферии вправо и обратно.

Список литературы

Бартлетт, Ф. К. (1932). Воспоминание: исследование экспериментальной и социальной психологии. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Бидерман, И.(1981). «О семантике взгляда на сцену», в Perceptual Organization , ред. М. Кубови и Дж. Р. Померанц (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум), 213–263.

Скучно, Э. Г. (1930). Новая неоднозначная цифра. Am. J. Psychol. 42, 444–445. DOI: 10.2307 / 1415447

CrossRef Полный текст

Карбон, К. К., и Альбрехт, С. (2012). Теория схемы Бартлетта: нереплицируемая серия «Портрет человека» из 1932 года. Q. J. Exp. Psychol.(Hove) 65, 2258–2270. DOI: 10.1080 / 17470218.2012.696121

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Карбон, К. К., Якеш, М. (2013). Модель тактильной эстетической обработки и ее значение для дизайна. Proc. IEEE 101, 2123–2133. DOI: 10.1109 / jproc.2012.2219831

CrossRef Полный текст

Chevreul, M.-E. (1839 г.). De La loi du Contraste Simultané des Couleurs et de L'assortiment des Objets Colorés: Considéré D'après cette loi Dans ses rapports avec La peinture, les Tapisseries des Gobelins, les Tapisseries de Beauvais pour meubles, les Tapis, la Mosis Цвета Vitraux, L'impression des étoffes, L'imprimerie, L'enluminure, La decoration des édifices, L'habillement et L'horticulture. Париж, Франция: Питуа-Левро.

Грегори Р. Л. (1970). Интеллектуальный глаз. Лондон: Вайденфельд и Николсон.

Грегори Р. Л. (1990). Глаз и мозг: психология зрения. 4-е изд. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Грегори Р. Л. (2009). Видеть сквозь иллюзии. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Грегори, Р. Л., и Гомбрих, Э. Х. (1973). Иллюзия в природе и искусстве. Лондон / Великобритания: Gerald Duckworth and Company Ltd.

Геринг, Э. (1907). Grundzüge der Lehre vom Lichtsinn. Sonderabdruck A.D. «Handbuch der Augenheilkunde». Лейпциг, Германия: В. Энгельманн.

Канижа, Г. (1955). Margini quasi-percettivi в кампусе констимолазион омогенеа. Riv. Псикол. 49, 7–30.

Кант И. (1787/1998). Критик дер Рейнен Вернунфт [Критика чистого разума]. Гамбург: Майнер.

Locher, P., Унгер, Р., Сосьедаде, П., и Валь, Дж. (1993). На первый взгляд: доступность стереотипа физической привлекательности. Половые роли 28, 729–743. DOI: 10.1007 / bf00289990

CrossRef Полный текст

Мах, Э. (1865). Über die wirkung der räumlichen vertheilung des lichtreises auf die Netzhaut. Sitzungsberichte der Mathematisch-Naturwissenschaftlichen Classe der Kaiserlichen Akademie der Wissenschaften 52, 303–322.

Мартиндейл, К. (1990). Заводная муза: предсказуемость художественных изменений. Нью-Йорк: Основные книги.

Мут К., Пепперелл Р. и Карбон К. С. (2013). Дай мне гештальт! предпочтение работ в стиле кубизма, демонстрирующих высокую обнаруживаемость предметов. Леонардо 46, 488–489. DOI: 10.1162 / leon_a_00649

CrossRef Полный текст

Нагель Т. (1974). Каково быть летучей мышью? Philos. Ред. 83, 435–450.

Райнер, К., Форман, Б. Р., Перфетти, К.А., Песецкий Д., Зайденберг М. С. (2001). Как психологическая наука влияет на обучение чтению. Psychol. Sci. 2, 31–74. DOI: 10.1111 / 1529-1006.00004

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Се, Х. (2012). Исследование естественной бионики в дизайне продукции. Manuf. Англ. Автоматика 591–593, 209–213. DOI: 10.4028 / www.scientific.net / amr.591-593.209

CrossRef Полный текст

Зиат, М., Хейворд, В., Чепмен, К.Э., Эрнст, М. О., Ленай, К. (2010). Тактильное подавление смещения. Exp. Brain Res. 206, 299–310. DOI: 10.1007 / s00221-010-2407-z

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Что такое восприятие в психологии? - Определение и теория - Видео и стенограмма урока

Определение восприятия

Восприятие можно определить как распознавание и интерпретацию сенсорной информации. Восприятие также включает в себя то, как мы реагируем на информацию.Мы можем думать о восприятии как о процессе, при котором мы получаем сенсорную информацию из нашей окружающей среды и используем эту информацию для взаимодействия с окружающей средой. Восприятие позволяет нам воспринимать сенсорную информацию и превращать ее во что-то значимое.

Например, давайте посмотрим на наше восприятие слов. Каждая буква алфавита сама по себе является отдельной буквой. Когда мы воспринимаем слова, мы думаем о них как о единственной единице, состоящей из более мелких частей, называемых буквами. Именно благодаря этой организации букв в слова мы можем придать смысл.То есть мы воспринимаем слово целиком, и это слово имеет особое значение, которое можно найти в словаре.

Восприятие также необходимо нам для выживания в окружающей среде. Например, прежде чем кормить малышей едой, приготовленной в микроволновой печи, они пробуют ее на вкус, чтобы убедиться, что температура не слишком высокая. Это включает использование сенсорной информации (прикосновение и вкус), чтобы убедиться, что еда не опасна для младенца. Прежде чем перейти оживленную улицу, мы полагаемся на свой слух и зрение, чтобы убедиться, что машина не приближается.Без сенсорной информации мы не смогли бы определить, какая еда была слишком горячей и когда было подходящее время для перехода через улицу, что могло бы подвергнуть нас и наших детей опасности.

Разница между восприятием и реальностью

Предположим, что вы и ваш друг посещаете дом с привидениями и идете по темной комнате. Включается свет, и вы оба замечаете, что комната движется по кругу. Вы говорите своему другу, что им, должно быть, пришлось немало потрудиться, чтобы заставить стены комнаты вращаться.Ваш друг смотрит на вас и говорит, что крутится не комната, а пол. Кто из вас прав?

Хотя вы оба понимаете, что это оптическая иллюзия, каждый из вас придумал разные истины относительно того, что на самом деле вращается. Поскольку ваше восприятие различается, у каждого из вас есть своя версия правды о ситуации. И эта правда может отличаться, а может и не отличаться от того, что происходит на самом деле.

Поскольку наше восприятие основано на нашей индивидуальной сенсорной информации, всегда есть некоторый уровень субъективности, когда дело касается восприятия.Мы можем думать о восприятии как о фильтре, через который мы переживаем реальность. Реальность может заключаться в том, что ни пол, ни стены не двигаются, но какой-то другой механизм заставляет вас чувствовать, что они движутся. Ваше восприятие происходящего будет отличаться от реальности ситуации. Восприятие субъективно и зависит от человека. Реальность - это объективная правда.

Краткое содержание урока

Восприятие включает использование сенсорной информации для безопасного и эффективного взаимодействия с окружающей средой.Мы полагаемся на свои чувства, чтобы обезопасить себя и помочь нам взаимодействовать с людьми и вещами вокруг нас. Наши представления - это субъективные истины. Мы можем думать о восприятии как о фильтре, через который мы переживаем реальность. Итак, в следующий раз, когда вы будете разговаривать с другом, и он скажет: «Давайте будем объективными в этом отношении», вы можете объяснить, что никогда не можете быть по-настоящему объективными ни в чем, поскольку восприятие всегда предполагает определенный уровень субъективности.

Результаты обучения

После этого урока вы должны уметь:

  • Определять восприятие
  • Объясните, как восприятие позволяет нам использовать сенсорную информацию
  • Опишите, чем могут отличаться восприятие и реальность

5.1 Ощущение против восприятия - вводная психология

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Различать ощущения и восприятие
  • Опишите понятия абсолютного порога и порога разности
  • Обсудите роли, которые внимание, мотивация и сенсорная адаптация играют в восприятии

СЕНСАЦИЯ

Что значит «что-то ощутить»? Сенсорные рецепторы - это специализированные нейроны, которые реагируют на определенные типы стимулов.Когда сенсорная информация обнаруживается сенсорным рецептором, возникает ощущение. Например, свет, попадающий в глаз, вызывает химические изменения в клетках, выстилающих заднюю часть глаза. Эти клетки передают сообщения в форме потенциалов действия (как вы узнали при изучении биопсихологии) в центральную нервную систему. Преобразование энергии сенсорного стимула в потенциал действия известно как преобразование . Трансдукция представляет собой первый шаг к восприятию и представляет собой процесс трансляции, при котором различные типы клеток реагируют на стимулы, создавая сигнал, обрабатываемый центральной нервной системой, в результате чего мы воспринимаем то, что мы воспринимаем как ощущения.Ощущения позволяют организмам ощущать лицо и чувствовать запах дыма при пожаре.

Восприятие, с другой стороны, требует систематизации и понимания поступающей сенсационной информации. Чтобы ощущения были полезными, мы должны сначала добавить смысл тем ощущениям, которые создают наше восприятие этих ощущений. Ощущения позволяют нам видеть красную горелку, но восприятие влечет за собой понимание и представление характеристики горячего. Кроме того, ощущение будет слышать громкий пронзительный тон, а восприятие - это классификация и понимание этих звуков как пожарной тревоги.В этой главе ощущения и восприятия будут обсуждаться как отдельные события, тогда как в действительности ощущения и восприятия можно более точно представить как происходящие на продолжении, где границы между концом ощущения и началом восприятия более плавны.

Вы, вероятно, знали с начальной школы, что у нас есть пять чувств: зрение, слух (слух), обоняние (обоняние), вкус (вкусовые ощущения) и осязание (соматосенсорное восприятие).Оказывается, понятие пяти чувств крайне упрощено. У нас также есть сенсорные системы, которые предоставляют информацию о балансе (вестибулярное чувство), положении тела и движениях (проприоцепция и кинестезия), боли (ноцицепция) и температуре (термоцепция), и каждая из этих сенсорных систем имеет разные рецепторы, настроенные на преобразование разные раздражители. Система зрения поглощает свет с помощью рецепторов в виде стержней и колбочек, расположенных в задней части глаз, звук передается через крошечные волоски, такие как рецепторы, известные как реснички внутри внутреннего уха, запах и вкус большую часть времени работают вместе, поглощая химические вещества, содержащиеся в частицах в воздухе. и пища через химически чувствительные реснички в полости носа и скопления химических рецепторов на языке.Прикосновение особенно интересно, потому что оно складывается из ответов множества различных типов рецепторов, обнаруженных в коже, которые посылают сигналы в центральную нервную систему в ответ на температуру, давление, вибрацию и разрушение кожи, такое как растяжение и разрыв.

Свободные нервные окончания, встроенные в кожу, которые позволяют людям воспринимать различные различия в нашем непосредственном окружении. Взято из Пинеля, 2009.

Чувствительность данной сенсорной системы к соответствующим стимулам может быть выражена как абсолютный порог. Абсолютный порог относится к минимальному количеству энергии стимула, которое должно присутствовать для того, чтобы стимул обнаруживался в 50% случаев. Еще один способ подумать об этом - спросить, насколько тусклым может быть свет или насколько мягким может быть звук, который все еще может быть обнаружен в половине случаев. Чувствительность наших сенсорных рецепторов может быть поразительной. Было подсчитано, что в ясную ночь наиболее чувствительные сенсорные клетки в задней части глаза могут обнаружить пламя свечи на расстоянии 30 миль (Okawa & Sampath, 2007).В спокойных условиях волосковые клетки (рецепторные клетки внутреннего уха) могут улавливать тиканье часов на расстоянии 20 футов (Galanter, 1962). Кроме того, одну чайную ложку сахара можно попробовать в двух галлонах воды, и человеческая обонятельная система может уловить запах одной капли духов в шестикомнатной квартире.

Мы также можем получать сообщения, которые представлены ниже порога сознательного осознания - это называется подсознательными сообщениями. Стимул достигает физиологического порога, когда он достаточно силен, чтобы возбуждать сенсорные рецепторы и посылать нервные импульсы в мозг: это абсолютный порог.Сообщение ниже этого порога считается подсознательным: сообщение обрабатывается, но мы не осознаем его. На протяжении многих лет было много предположений об использовании подсознательных сообщений в рекламе, рок-музыке и аудиопрограммах самопомощи для влияния на поведение потребителей. Исследования показали, что в лабораторных условиях люди могут обрабатывать информацию и реагировать на нее за пределами осведомленности. Но это не значит, что мы подчиняемся этим сообщениям как зомби; на самом деле скрытые сообщения мало влияют на поведение за пределами лаборатории (Kunst-Wilson & Zajonc, 1980; Rensink, 2004; Nelson, 2008; Radel, Sarrazin, Legrain, & Gobancé, 2009; Loersch, Durso, & Petty, 2013) .Исследования, направленные на то, чтобы побудить кинозрителей покупать больше попкорна, и снижение привычки к курению, не продемонстрировали почти никакого успеха, а также предположили, что подсознательные сообщения в основном неэффективны для формирования определенного поведения (Karremans, Stroebe & Claus, 2006). Тем не менее, нейровизуализационные исследования продемонстрировали четкую нервную активность, связанную с обработкой подсознательных стимулов (Koudier & Dehaene, 2007). Кроме того, Krosnick, Betz, Jussim & Lynn (1992) обнаружили, что участники, которым в течение нескольких миллисекунд (подсознательная прайминг) представляли изображения мертвых тел или ведер со змеями, с большей вероятностью оценили нейтральный образ женщины с нейтральным выражением лица. как более непривлекательные по сравнению с участниками, которым были показаны более приятные изображения (котята и свадебные пары).Это демонстрирует, что , хотя мы можем не осознавать предъявляемые нам стимулы, мы обрабатываем их на нейронном уровне, , а также что, хотя подсознательное прайминг обычно недостаточно сильное, чтобы заставить совершать нежелательные покупки, оно может влиять на наше восприятие вещей. мы встречаемся в окружающей среде после подсознательного прайминга.

Абсолютные пороги обычно измеряются в невероятно контролируемых условиях в ситуациях, оптимальных для чувствительности. Иногда нас больше интересует, какая разница в стимулах требуется, чтобы обнаружить разницу между ними.Это известно как просто заметная разница (JND, кратко упомянутая в вышеупомянутом исследовании, сравнивающем восприятие цвета китайскими и голландскими участниками) или порог различия. В отличие от абсолютного порога, разностный порог меняется в зависимости от интенсивности стимула. В качестве примера представьте себя в очень темном кинотеатре. Если бы член аудитории получил текстовое сообщение на свой мобильный телефон, из-за которого загорелся ее экран, велика вероятность, что многие люди заметят изменение освещения в театре.Однако, если бы то же самое произошло на ярко освещенной арене во время баскетбольного матча, мало кто заметил бы. Яркость сотового телефона не меняется, но его способность обнаруживать изменение освещенности сильно различается между двумя контекстами. Эрнст Вебер предложил эту теорию изменения порога разности в 1830-х годах, и она стала известна как закон Вебера.

Закон Веберса : Каждое из различных чувств имеет свои собственные постоянные отношения, определяющие пороговые значения разности.

Идеи Вебера о разностных порогах повлияли на концепции теории обнаружения сигналов, согласно которым наша способность обнаруживать стимул зависит от сенсорных факторов (таких как интенсивность стимула или наличие других обрабатываемых стимулов), а также от нашего психологического состояния (вы сонливы, потому что вы не ложились спать накануне вечером). Инженеры по человеческому фактору, которые проектируют пульты управления для самолетов и автомобилей, постоянно используют теорию обнаружения сигналов, чтобы оценивать ситуации, с которыми могут столкнуться пилоты или водители, например, трудности с видением и интерпретацией органов управления в очень яркие дни.

ВОСПРИЯТИЕ

« Хотя восприятие строится из ощущений, не все ощущения приводят к восприятию ».

Хотя наши сенсорные рецепторы постоянно собирают информацию из окружающей среды, именно то, как мы интерпретируем эту информацию, влияет на то, как мы взаимодействуем с миром. Восприятие относится к способу организации, интерпретации и сознательного восприятия сенсорной информации. Восприятие включает в себя обработку как снизу вверх, так и сверху вниз.Обработка снизу вверх относится к тому факту, что восприятие строится на основе сенсорного ввода, стимулов из окружающей среды. С другой стороны, то, как мы интерпретируем эти ощущения, зависит от наших доступных знаний, нашего опыта и наших мыслей, связанных со стимулами, которые мы испытываем. Это называется нисходящей обработкой.

Один из способов подумать об этом понятии состоит в том, что ощущение - это физический процесс, а восприятие - психологический. Например, при входе на кухню и запахе булочки с корицей, ощущение - это рецепторы запаха, улавливающие запах корицы, но восприятие может быть таким: «Ммм, это пахнет хлебом, который бабушка пекла. когда семья собралась на праздники.«Ощущение - это сигнал любого из наших шести чувств. Восприятие - это реакция мозга на эти сигналы. Когда мы видим, как наш профессор говорит в передней части комнаты, мы чувствуем исходящие от него зрительные и слуховые сигналы и понимаем, что он читает лекцию о нашем уроке психологии.

Хотя наше восприятие строится на ощущениях, не все ощущения приводят к восприятию. Фактически, мы часто не воспринимаем стимулы, которые остаются относительно постоянными в течение продолжительных периодов времени.Это называется сенсорной адаптацией. Представьте, что вы входите в класс со старыми аналоговыми часами. При первом входе в комнату вы можете услышать тиканье часов; когда вы начинаете разговаривать с одноклассниками или слушаете, как ваш профессор приветствует класс, вы больше не замечаете тиканья. Часы все еще идут, и эта информация все еще влияет на сенсорные рецепторы слуховой системы. Тот факт, что вы больше не воспринимаете звук, демонстрирует сенсорную адаптацию и показывает, что, хотя ощущения и восприятие тесно связаны, они разные.Вдобавок, когда вы войдете в темный кинотеатр после выхода на улицу в ясный день, вы заметите, что поначалу его очень трудно увидеть. Через пару минут вы испытаете так называемую адаптацию к темноте, которая обычно занимает около 8 минут для колбочек (острота зрения и цвет) и около 30 минут для адаптации колбочек в сетчатке (свет, темнота, глубина и расстояние) ( Hecht & Mendelbaum, 1938; Klaver, Wolfs, Vingerling, Hoffman, & de Jong, 1998). Если вам интересно, почему нужно так много времени, чтобы адаптироваться к темноте, чтобы изменить чувствительность палочек и колбочек, они должны сначала претерпеть сложное химическое изменение, связанное с молекулами белка, которое не происходит немедленно.Теперь, когда вы адаптировались к темноте театра, вы пережили марафон, наблюдая за всем сериалом «Властелин колец», и вы выходите из театра примерно через десять часов после входа в театр, вы можете испытать процесс световой адаптации. , за исключением того, что на улице еще светло. Во время световой адаптации зрачки сужаются, чтобы уменьшить количество света, попадающего на сетчатку, и чувствительность к свету снижается как для палочек, так и для колбочек, что обычно занимает менее 10 минут (Ludel, 1978).Так почему же процесс повышения чувствительности к свету для адаптации к темноте более сложен, чем снижение чувствительности для адаптации к свету? Карузо (2007) предположил, что в адаптации к темноте задействован более постепенный процесс из-за тенденции людей в ходе эволюции медленно приспосабливаться к темноте по мере того, как солнце садится за горизонт.

Есть еще один фактор, влияющий на ощущения и восприятие: внимание. Внимание играет важную роль в определении того, что ощущается, а не то, что воспринимается.Представьте, что вы на вечеринке, полной музыки, болтовни и смеха. Вы участвуете в интересном разговоре с другом и отключаете весь фоновый шум. Если кто-то прервет вас, чтобы спросить, какая песня только что закончилась, вы, вероятно, не сможете ответить на этот вопрос.

Убедитесь сами, как работает слепота по невнимательности , проверив этот тест на выборочное внимание от Simons and Chabris (1999).

Одна из самых интересных демонстраций того, насколько важно внимание при определении нашего восприятия окружающей среды, произошла в известном исследовании, проведенном Дэниелом Саймонсом и Кристофером Шабри (1999).В этом исследовании участники смотрели видео, на котором люди в черно-белых тонах передают баскетбольные мячи. Участников попросили подсчитать, сколько раз команда в белом передавала мяч. Во время видео между двумя командами ходит человек в костюме черной гориллы. Можно подумать, что гориллу кто-то заметит, верно? Почти половина людей, которые смотрели видео, вообще не заметили гориллу, несмотря на то, что он был хорошо виден в течение девяти секунд. Поскольку участники были настолько сосредоточены на том, сколько раз белая команда передавала мяч, они полностью отключили прочую визуальную информацию.Неспособность заметить что-то полностью видимое из-за недостатка внимания называется слепотой по невнимательности. В более поздних работах оценивалась слепота по невнимательности, связанная с использованием мобильных телефонов. Hyman, Boss, Wise, McKenzie & Caggiano (2010) классифицировали участников в зависимости от того, шли ли они во время разговора по мобильному телефону, слушали MP3-плеер, гуляли без всякой электроники или ходили в паре. Участники не знали, что, пока они гуляют по площади, прямо перед ними проезжает клоун на велосипеде.Когда студенты вышли за пределы площади, их остановили и спросили, заметили ли они клоуна на одноколесном велосипеде, который ехал перед ними. Было обнаружено, что пользователи сотовых телефонов ходят медленнее, чаще меняют направление, меньше внимания уделяют окружающим, а также чаще всего сообщают, что не заметили клоуна на велосипеде. Дэвид Стрейер и Фрэнк Дрюс дополнительно исследовали использование сотового телефона в серии симуляторов вождения и обнаружили, что даже когда участники смотрели прямо на объекты в среде вождения, у них с меньшей вероятностью сохранялась прочная память об этих объектах, если они разговаривали на автомобиле. мобильный телефон.Этот паттерн был получен для объектов, имеющих как высокую, так и низкую значимость для их безопасности вождения, что предполагает незначительный когнитивный анализ объектов в среде вождения за пределами ограниченного фокуса внимания при поддержании разговора по мобильному телефону. Кроме того, разговоры в автомобиле не мешали вождению в такой степени, как разговоры по мобильному телефону, как предполагают Страйер и Дрюс, водители могут лучше синхронизировать требования к обработке при вождении с разговорами в автомобиле по сравнению с разговорами по мобильному телефону.В целом очевидно, что направление нашего внимания может иногда приводить к серьезным нарушениям другой информации, и, похоже, сотовые телефоны могут оказывать особенно сильное влияние на обработку информации при выполнении других задач.

В эксперименте, аналогичном описанному выше, исследователи проверили слепоту невнимания, попросив участников наблюдать за изображениями, движущимися по экрану компьютера. Им было приказано сосредоточиться либо на белых, либо на черных объектах, не обращая внимания на другой цвет.Когда красный крест проходил по экрану, около трети испытуемых не замечали его (рисунок ниже) (Most, Simons, Scholl, & Chabris, 2000).

Почти треть участников исследования не заметили, что на экране появился красный крест, потому что их внимание было сосредоточено на черных или белых фигурах. (Кредит: Кори Занкер)

Мотивация также может влиять на восприятие. Вы когда-нибудь ожидали действительно важного телефонного звонка и, принимая душ, думаете, что слышите телефонный звонок, но обнаруживаете, что это не так? Если да, то вы узнали, как мотивация обнаружить значимый стимул может изменить нашу способность различать истинный сенсорный стимул и фоновый шум.Этот мотивационный аспект ожидания в разговоре также может быть причиной такой сильной невнимательной слепоты в отношении использования сотового телефона. Способность идентифицировать стимул, когда он встроен в отвлекающий фон, называется теорией обнаружения сигналов .

Теория обнаружения сигналов: Теория, объясняющая, как различные факторы влияют на нашу способность обнаруживать слабые сигналы в окружающей среде.

Теория обнаружения сигналов также объясняет, почему мать просыпается от тихого шепота ребенка, а не от других звуков, которые слышны во время сна.Это также относится к связи авиадиспетчеров, панелям управления пилотов и водителей, как обсуждалось ранее, и даже к мониторингу жизненно важной информации о пациенте, пока хирург выполняет операцию. В случае авиадиспетчеров диспетчеры должны иметь возможность обнаруживать самолеты среди множества сигналов (всплесков), которые появляются на экране радара, и следовать за этими самолетами, когда они движутся по небу. Фактически, первоначальная работа исследователя, разработавшего теорию обнаружения сигналов, была сосредоточена на повышении чувствительности авиадиспетчеров к сигналам самолета (Swets, 1964).

На наше восприятие также могут влиять наши убеждения, ценности, предрассудки, ожидания и жизненный опыт. Как вы увидите далее в этой главе, люди, лишенные бинокулярного зрения в критические периоды развития, имеют проблемы с восприятием глубины (Fawcett, Wang, & Birch, 2005). Общий опыт людей в рамках данного культурного контекста может оказывать сильное влияние на восприятие. Например, Маршал Сегалл, Дональд Кэмпбелл и Мелвилл Херсковиц (1963) опубликовали результаты многонационального исследования, в котором они продемонстрировали, что люди из западных культур более склонны испытывать определенные типы визуальных иллюзий, чем люди из незападных культур, и наоборот.Одной из таких иллюзий, которую с большей вероятностью испытали жители Запада, была иллюзия Мюллера-Лайера (рисунок ниже): линии кажутся разной длины, но на самом деле они одинаковой длины.

В иллюзии Мюллера-Лайера линии кажутся разной длины, хотя и идентичны. (a) Стрелки на концах линий могут сделать линию справа длиннее, хотя линии имеют одинаковую длину. (b) При применении к трехмерному изображению линия справа снова может казаться длиннее, хотя обе черные линии имеют одинаковую длину.

Эти различия в восприятии согласовывались с различиями в типах экологических особенностей, которые регулярно испытывают люди в данном культурном контексте. У людей в западных культурах, например, есть контекст восприятия зданий с прямыми линиями, которые в исследовании Сегалла называли миром плотников (Segall et al., 1966). Напротив, люди из определенных незападных культур с непредсказуемым взглядом, такие как зулусы в Южной Африке, чьи деревни состоят из круглых хижин, расположенных по кругу, менее подвержены этой иллюзии (Segall et al., 1999). Культурные факторы влияют не только на видение. Действительно, исследования показали, что способность распознавать запах и оценивать его приятность и интенсивность варьируется в зависимости от культуры (Ayabe-Kanamura, Saito, Distel, Martínez-Gómez, & Hudson, 1998). Что касается цветового зрения в разных культурах, исследования показали, что производные цветовые термины для коричневых, оранжевых и розовых оттенков действительно зависят от культурных различий (Zollinger, 1988).

Дети, охарактеризованные как искатели острых ощущений, чаще демонстрируют вкусовые предпочтения в отношении интенсивных кислых вкусов (Liem, Westerbeek, Wolterink, Kok, & de Graaf, 2004), что предполагает, что основные аспекты личности могут влиять на восприятие.Кроме того, люди, которые придерживаются положительного отношения к пище с пониженным содержанием жира, с большей вероятностью оценит продукты, помеченные как продукты с пониженным содержанием жира, как более вкусные, чем люди, которые менее позитивно относятся к этим продуктам (Aaron, Mela, & Evans, 1994).

РЕЗЮМЕ

Ощущение возникает, когда сенсорные рецепторы обнаруживают сенсорные стимулы. Восприятие включает организацию, интерпретацию и сознательный опыт этих ощущений. Все сенсорные системы имеют как абсолютные, так и разностные пороги, которые относятся к минимальному количеству энергии стимула или минимальному количеству разницы в энергии стимула, которое необходимо обнаруживать примерно в 50% случаев соответственно.Сенсорная адаптация, избирательное внимание и теория обнаружения сигналов могут помочь объяснить, что воспринимается, а что нет. Кроме того, на наше восприятие влияет ряд факторов, включая убеждения, ценности, предрассудки, культуру и жизненный опыт.

Артикул:

Текст Психологии Openstax Кэтрин Дампер, Уильям Дженкинс, Арлин Лакомб, Мэрилин Ловетт и Мэрион Перлмуттер под лицензией CC BY v4.0. https://openstax.org/details/books/psychology

Упражнения

Вопросы для обзора:

1. ________ означает минимальное количество энергии стимула, необходимое для обнаружения в 50% случаев.

а. абсолютный порог

г. порог разницы

г. просто заметная разница

г. трансдукция

2. Пониженная чувствительность к неизменному раздражителю известна как ________.

а. трансдукция

г. порог разницы

г. сенсорная адаптация

г. слепота по невнимательности

3. ________ включает преобразование энергии сенсорного стимула в нервные импульсы.

а. сенсорная адаптация

г. слепота по невнимательности

г. порог разницы

г. трансдукция

4. ________ происходит, когда сенсорная информация систематизируется, интерпретируется и осознанно воспринимается.

а. ощущение

г. восприятие

г. трансдукция

г. сенсорная адаптация

Критическое мышление Вопрос:

1. Не все, что ощущается, воспринимается. Как вы думаете, может ли быть когда-нибудь случай, когда что-то можно было бы воспринять, но не почувствовать?

2. Приведите новый пример того, как просто заметная разница может изменяться в зависимости от интенсивности стимула.

Личный вопрос по заявлению:

1. Вспомните время, когда вы не заметили чего-то вокруг себя, потому что ваше внимание было сосредоточено на другом.Если кто-то указал на это, были ли вы удивлены, что не сразу заметили это?

Глоссарий:

абсолютный порог

восходящая обработка

слепота по невнимательности

просто заметная разница

восприятие

ощущение

сенсорная адаптация

теория обнаружения сигналов

подсознательное сообщение

нисходящая обработка

трансдукция

Ответы к упражнениям

Вопросы для обзора:

1.A

2. C

3. D

4. B

Критическое мышление Вопрос:

1. Это было бы хорошее время для студентов, чтобы подумать о заявлениях об экстрасенсорных способностях. Еще одна интересная тема - феномен фантомной конечности, с которой сталкиваются инвалиды.

2. Есть много потенциальных примеров. Один из примеров включает обнаружение разницы в весе. Если два человека держат стандартные конверты, и один из них содержит четверть, а другой пуст, разницу в весе между двумя конвертами легко обнаружить.Однако, если эти конверты поместить в два учебника одинакового веса, определить, какой из них тяжелее, будет гораздо труднее.

Глоссарий:

абсолютный порог: минимальное количество энергии стимула, которое должно присутствовать для того, чтобы стимул был обнаружен в 50% случаев

восходящая обработка: система , в которой восприятие строится на основе сенсорного ввода

слепота по невнимательности: неспособность заметить что-то полностью видимое из-за недостатка внимания

просто заметная разница: различий в стимулах, необходимых для обнаружения разницы между стимулами

восприятие: способ интерпретации и сознательного восприятия сенсорной информации

ощущение: что происходит, когда сенсорная информация обнаруживается сенсорным рецептором

сенсорная адаптация: не воспринимают стимулы, которые остаются относительно постоянными в течение длительных периодов времени

теория обнаружения сигналов: изменение обнаружения стимулов в зависимости от текущего психического состояния

подсознательное сообщение: сообщение, представленное ниже порога осознанного осознания

нисходящая обработка: интерпретация ощущений зависит от имеющихся знаний, опыта и мыслей

трансдукция: преобразование энергии сенсорного стимула в потенциал действия

Определение восприятия по Merriam-Webster

per · cep · ция | \ pər-ˈsep-shən \ 3а : осознание элементов окружающей среды через физические ощущения восприятие цвета

б : физическое ощущение, интерпретируемое в свете опыта

б : способность к пониманию

Perceptual Experience and Perceptual Justification (Стэнфордская энциклопедия философии)

Для наших целей теория перцептивного опыта направлена ​​на определить особенность, которая составляет конститутивных перцептивных опыт: он присущ всем перцептивным переживаниям и определяет по крайней мере, часть их натуры.В этом разделе мы рассмотрим различные потенциальные связи между теориями опыта и эпистемология восприятия, которую можно описать с помощью следующих шаблон:

Связь между эпистемологией и разумом
Если опыт оправдывает представления о внешнем мире, тогда переживания обладают свойством \ (P \).

Идея здесь в том, что опыт должен быть определенным, чтобы чтобы оправдать убеждения. Теперь философы могли бы согласиться с конкретным экземпляр E-M Link , но не согласен о том, является ли опыт таким, каким он должен быть, чтобы оправдать представления о внешнем мире.Например, Дэвидсон (1986) и Макдауэлл (1994) соглашаются, что опыт оправдывает убеждения о внешний мир только в том случае, если опыт имеет содержание, которое можно оценить за правду. Дэвидсон (1986) утверждает, что опыт не оправдывает представления о внешнем мире на том основании, что в них отсутствует достоверно оцениваемое содержание, тогда как МакДауэлл (1994) утверждает, что переживания должны иметь достоверное содержание, учитывая, что они оправдывают представления о внешнем мире (подробнее об их споре в п.1.2).

Мы можем организовать обсуждение таких договоренностей и разногласий. вокруг следующего трио претензий:

Эпистемология
Наш опыт оправдывает представления о внешнем мире.

Связь между эпистемологией и разумом
Если наш опыт оправдывает представления о внешнем мире, то наши переживания обладают свойством \ (P \).

Разум
Наш опыт не имеет собственности \ (P \).

Если Эпистемология и Epistemology-Mind Link верны, тогда Разум ложен.Что-то будет идти. Подходы будут варьироваться в зависимости от их вердикта о том, что именно должен уйти.

Ниже мы рассмотрим наиболее известные примеры трио. Мы начнем с теорий чувственных данных, а затем перейдем к грубым ощущениям. теории и теории, в которых опыт имеет пропозициональную содержание. Мы закроем часть, рассмотрев сознательное характер переживаний.

1.1 Теории чувственных данных

О теориях чувственных данных, всякий раз, когда у вас есть визуальный опыт, как если есть что-то красное, это действительно что-то настоящее красное - чувственное данное.Теперь во многих случаях иллюзии и галлюцинации, обычного красного не будет для вас, чтобы испытать, даже если вам кажется, что это красный вещь присутствует. Итак, чувственные данные будут либо ментальными объектами, либо во всяком случае, очень странные нементальные объекты. В более общем плане Теория чувственных данных - это любая точка зрения, которая принимает следующее:

Феноменальный принцип
Всякий раз, когда вы визуально ощущаете это, бывает, что что-то \ (F \), тогда есть что-то \ (F \), которое вы испытываете (Робинсон 1994).

Давайте сначала рассмотрим эпистемологический случай чувственных данных. теории. Здесь поток идет от эпистемологии к философия разума. Мы можем найти это в следующей известной цитате из Цена H.H.:

Когда я вижу помидор, я во многом сомневаюсь ... Одно однако я не могу сомневаться: существует красное пятно круга и несколько выпуклая форма, выделяющаяся на фоне других цветовых пятен и имеющий определенную визуальную глубину, и что все это поле цвета представлено моему сознанию ... (Цена 1932 г .: 3).

По мнению Прайса, опыт восприятия позволяет нам с некоторой уверенностью. Когда Прайс видит помидор, он может быть уверен, что присутствует что-то красное и круглое. По мнению критиков Аргумент, Прайс не имеет права быть уверенным в чем-либо подобном. Для Например, его опыт может просто представлять, что существует присутствует что-то красное и круглое, где такое представление может произойти даже если ничего красного и круглого нет (подробнее об этом возражении см. запись на проблема восприятия (раздел 3.1.2).

Давайте теперь обратимся к статусу представлений об обычных объектах в внешний мир, и поток от философии разума к эпистемология. Мы можем организовать нашу дискуссию следующим образом: экземпляр трио:

Эпистемология
Опыт оправдывает представления о внешнем мире.

Связь между эпистемологией и разумом 1
Если опыт оправдывает представления о внешнем мире, тогда переживания не относятся к чувственным данным.

Разум 1
Опыт - это отношение к чувственным данным.

В принципе теоретик чувственных данных мог бы принять E-M Link 1 и Mind 1 , и заключаем что Эпистемология ложна. Для Например, она могла бы заняться теорией согласованности оправдания на которые наши представления о внешнем мире оправдываются их согласованность друг с другом, а не на опыте (подробнее об этом движении см. вход на смысловые данные (раздел 3.2).

В обычном разговоре философы подтвердить Эпистемология и E-M Link 1 , и заключите что Mind 1 ложно (см. Беркли 1710/2008: раздел 18 или Рид 1764/1997: гл. 1). Теории чувственных данных говорят нам, что то, что мы непосредственно осознаем в восприятии опыт - это не обычные внешние объекты. Как обычно используется метафора, теории чувственных данных рисуют пелену идей по всему миру. Обычное возражение гласит, что эта вуаль делает его нам невозможно получить знания или обоснованные убеждения из опыт о внешнем мире.Такие философы, как Беркли и Рид отвергает теории чувственных данных на том основании, что у нас есть эпистемический доступ к миру.

В ответ теоретик чувственных данных может отрицать E-M Link 1 . В частности, теоретик может сказать, что опыт оправдывает убеждения о внешнем мир, когда дополнен размышлениями о том, как их лучше всего объяснить (Рассел 1912). Назовите это подходом МБП, поскольку он касается Выводы к лучшему объяснению нашего опыта (см. Vogel 1990 для более современного обсуждения).Оставляя в стороне дискуссии о том, как может быть объяснение, и почему оно может быть лучшим, ответ может не зайти достаточно далеко.

Чтобы понять, почему подход IBE может не зайти достаточно далеко, рассмотрим идея о том, что опыт дает безвыводное обоснование для убеждений о внешнем мире. Если опыт дает необъяснимое обоснование убеждений о внешнем мире, они оправдывают убеждения путем, который не предполагает дальнейших верования. Сравните, как ваша острая боль может оправдывать вас прямо в полагая, что вам больно, без дальнейших убеждений роль.Сравните, как ваш градусник может оправдать вашу веру. иметь лихорадку только в сочетании с тем, что у вас есть основания полагать термометр работает. Обоснование без вывода является оправданием это не связано с дополнительными убеждениями (подробнее см. Pryor 2005). деталь).

Что касается подхода МБП, кажется, что опыт в лучшем случае дает нам логическое обоснование убеждений о внешнем мире. Это потому, что они оправдывают нас только в сочетании с чем-либо убеждения, которые вносит их лучшее объяснение.Возможно, опыт лучше (Johnston 2006). Возражение за завесу идей может тогда быть лучше поставить так:

Эпистемология1
Опыт дает неубедительное обоснование убеждений о внешний мир.

Связь между эпистемологией и разумом 2
Если опыт дает неубедительное обоснование для убеждений о внешний мир, тогда переживания не относятся к чувственные данные.

Итак,

не-Разум 1
Переживания не связаны с чувственными данными.

Даже до сих пор неясно, почему теории чувственных данных должны исключать получение необоснованного обоснования из опыта. Возможно, если Теория чувственных данных верна, мы в лучшем случае видим внешние объекты косвенно, посредством видения чувственных данных. Но это точка в философия разума о видении и еще не точка эпистемология. Наше оправдание убеждений все еще может быть без вывода (Мур, 1953; Силинс, 2011). Решающий вопрос для эпистемология о роли фоновых убеждений и ментальных процесс косвенного восприятия не обязательно должен использовать фон верования.Например, воспринимаете ли вы объекты косвенно средства чувственных данных могут быть просто вопросом того, как чувственные данные вызываются, оставляя открытой возможность того, что вы получите необоснованное обоснование убеждений о внешнем мире из чувственных данных.

Давайте теперь уменьшим масштаб для оценки общей картины эпистемологии. последствия теорий чувственных данных.

Мысль, скрывающая пелену идей, заключается в том, что если опыт не могут поставить нас в прямой контакт с реальностью, то они не могут оправдать убеждения о внешней реальности.Эта мысль предназначена для того, чтобы Мы пришли к выводу, что теория чувственных данных ложна. Но это может пойти слишком далеко.

Первое ответвление касается видения предметов. По мнению многих видов, мы видим обычные протяженные объекты, видя их поверхности, вместо того, чтобы видеть их напрямую (см. Moore 1918 или Broad 1952, и Clarke 1965 или Campbell 2004 для спора). Что касается видения предметов их обращенные поверхности играют ту же роль, что и сенсорные данные на многие версии теории чувственных данных - посредники не идентичны объектам, которые все еще позволяют нам видеть объекты, видя их.Но теперь, если мы одобряем завесу возражений идей, поверхности предметов будут вуалью над остальными внешними реальность. Назовите это завесой поверхностей . Наш опыт не сможет дать нам доступ к тому, живем ли мы в мире когда-либо сдвигающиеся фасады или вместо этого мир трехмерных объектов как они обычно задумываются. Декарт, возможно, ставит эту проблему когда он пишет:

Я помню это, когда смотрел из окна и говорил, что вижу мужчин, которые проходят на улице, я их действительно не вижу, но предполагаю, что я Смотрите, это мужчины, как я говорю, что вижу воск.И все же что я вижу из окно, а шапки и пальто, которые могут закрывать автоматы? (PW, стр. 21)

Если завеса идей преуспеет против чувственных данных теории, это может также исключить теорию, которую мы непосредственно воспринимаем только поверхности. Неясно, может ли возражение дать нам понять, что далеко.

Завеса возражений против идей также имеет противоречивые последствия для случаи иллюзий или галлюцинаций. Когда что-то кажется тебе красным когда это не так, или когда у вас галлюцинация окровавленного кинжала в перед вами ваш опыт не может поставить вас в прямой контакт с реальность как она есть.Согласно многим подходам, ваш опыт может тем не менее - обманчиво - оправдывать вас, полагая, что реальность такой, каким он выглядит визуально. Однако если мысль о вождении завеса идей возражения верна, опыты оправдываются только в те случаи, когда вы видите вещи такими, какие они есть. Это довольно требовательная точка зрения, исключающая оправдание в широком диапазоне случаи, когда многие думают, что он присутствует. (Для более подробного обсуждения мнений которые исключают обоснование восприятия из случаев иллюзии или галлюцинации, см. раздел 2.2.).

1.2 Теории грубых чувств

Согласно теориям чувственных данных, все визуальные переживания связывают нас с объекты со свойствами, приписываемыми нашим визуальным опытом. В противоположная крайность, можно было бы считать, что переживания «сырые» чувствует », никак не представляя нам мир. Чтобы получить почувствуйте эту мысль, рассмотрите опыт «Видящие звезды». Согласно некоторым взглядам, ваш опыт здесь просто сенсация, неспособность представить вам ваше окружение (ср.Smith 2002: 130–1). С этих взглядов выражение «видение звезды »здесь крайне вводит в заблуждение, поскольку вы буквально не видите звезды, и даже образно ничего другого не видят - это не как будто ваш опыт касается чего-то в этой сцене. По необработанным теория чувств, все визуальные переживания на самом деле таковы, а не только исключительные. По словам Bonjour, мы фиксируем то, что опыт похож на «с точки зрения цветных пятен, расположенных в двумерное визуальное пространство »(2001: 32). (Для обзора просмотров которые могут подпадать под заголовок «теория сырого ощущения» как используется здесь, см. запись на содержание восприятия (раздел 2.1).

В отрывке из «Теории когерентности истины и Знание », Дональд Дэвидсон может быть истолкован как использующий теорию грубого чувства. аргументировать скептический эпистемологический вывод:

Связь между ощущением и убеждением не может быть логичной, поскольку ощущения - это не убеждения или другие пропозициональные установки. Что тогда такое отношение? Ответ, как мне кажется, очевиден: связь причинный. Ощущения вызывают некоторые убеждения и в этом смысле являются основой или основание этих убеждений.Но причинное объяснение веры не показывать, как и почему это убеждение оправдано. (1986: 310)

Само по себе мнение о том, что переживания являются грубыми, ничего не говорит о может ли опыт оправдать убеждения о внешнем Мир. Чтобы сделать выводы об эпистемологии, необходимо провести некую увязку. нужен принцип. Идея Дэвидсона состоит в том, что источник может поставлять оправдание только в том случае, если оно имеет пропозициональное содержание, так что источник оценивается как точный или неточный, в зависимости от того, соответствующее предложение верно.При таком способе постановки задач опыт имеет «пропозициональное содержание», поскольку имеет содержание это поддается оценке на предмет истины (для дальнейшего обсуждения того, как разъяснять идею о том, что опыт имеет пропозициональное содержание, см. запись на содержание восприятия; Бирн 2009; Pautz 2009; или Siegel 2012). Дано Требование Дэвидсона, опыт не смог бы оправдать убеждения, если бы они были просто грубыми ощущениями или ощущениями. (Для важных прецедентов Дэвидсон, см. Селларс 1956 и Поппер 1959: глава 5.Для дальнейшее современное обсуждение см. Bonjour 1985; McDowell 1994; Brewer 1999; и Прайор 2005.).

Мы можем обрисовать проблемы, поднятые Дэвидсоном, следующим образом: экземпляр нашего трио:

Эпистемология
Опыт оправдывает представления о внешнем мире.

Связь между эпистемологией и разумом 3
Если опыт оправдывает представления о внешнем мире, тогда опыт имеет пропозициональное содержание.

Mind 2
Переживания - это сырые ощущения без пропозиционального содержания.

Дэвидсонский ответ троице - принять E-M Link 3 и Mind 2 , но чтобы Отказаться Эпистемология .

Другой ответ на трио принимает E-M Link3 , но использует Epistemology для отклонить Mind 2 . Эта позиция была заняты Макдауэллом 1994 г. и Брюером 1999 г. (хотя позже они пересмотрели их взгляды в Brewer 2006 и McDowell 2009).

Давайте сосредоточимся на дискуссии о E-M Link 3 , точка соприкосновения между Дэвидсоном, Макдауэллом и Брюером.Это могут сопротивляться теоретики сырого чувства, а также не сырое чувство теоретиков, которые не приписывают пропозициональное содержание опыты.

Зачем вообще верить E-M Link 3 ? Собственное дело Дэвидсона апеллирует к утверждению, что для того, чтобы опыт, чтобы оправдать убеждение, опыт должен сделать более вероятным или влекут за собой содержание убеждения (он также использует дальнейшее предположение, что только пропозициональное содержание может делать такое вещь). Непонятно, почему все теоретики грубого чувства должны принимать требовать.Вспомните опыт «видения звезд», и предположим, что это действительно необработанное ощущение. Опыт может по-прежнему оправдывать уверенность в том, что у вас именно это опыт, будь то ощущение сырости или нет. Аналогично, если боли лучше всего понимаемые как сырые чувства, они, возможно, все еще могут оправдать вас в полагая, что они у вас есть. Теперь, если бы опыта не хватало пропозициональное содержание и по-прежнему оправдывает вас, полагая, что у вас есть им, почему они не могли еще оправдать убеждения о внешнем Мир? В частности, по крайней мере, если фоновые убеждения позволят играть роль, это кажется вполне возможным для убеждений о внешнего мира быть оправданным благодаря наличию выводы, связывающие определенные сырые ощущения с конкретными условиями внешний мир.Обосновывающая структура здесь будет выглядеть так: это:

\ [ \ begin {array} {ccc} \оставил. \ begin {array} {ccc} \ text {сырые ощущения} & \ rightarrow & \ text {самоопределение сырых ощущений} \\ & & + \\ & & \ text {вспомогательное убеждение} \ end {array} \ right \} & \ rightarrow & \ text {вера во внешний мир} \ end {массив} \]

(Современный вид с такой структурой см. В Bonjour 2001).

Можно также попытаться удовлетворить дух требования, который оправдывает увеличивают вероятность или влекут за собой без приписывания пропозиционального содержание к опыту.Здесь важно отметить богатый ассортимент способы, которыми опыт может быть направлен на мир. Многие из эти способы не обязательно должны включать пропозициональное содержание.

Во-первых, даже если в опыте отсутствует контент, который можно оценить правда, в опыте все еще может быть контент, который можно оценить точность. Burge 2010 предполагает, что содержание опыта имеет форму ‘That \ (F \)’, и являются точными на тот случай, если референт свойство \ (F \). В качестве альтернативы подумайте, как карта или изображение могут быть точным или неточным, но не верным или ложным.Когда опыт точен в любом из этих способов, другое содержание убеждения будут правдой. Таким образом, опыту могло не хватать пропозиционального содержимое, но по-прежнему считается достаточно близким к содержанию убеждений или увеличения вероятности содержания верования.

Во-вторых, опыты могут вообще не иметь содержания и не поддаются оценке на предмет правдивости или точности, но все же должны быть связаны в важных способы отношения к миру, такие как видение (Campbell 2002; McDowell 2009; Брюэр 2006, 2011).Согласно этим подходам ваш опыт оправдывает веру в мир только тогда, когда вы опыт - это видение мира таким, какой он есть. Вы можете увидеть мир таким, какой он есть, только если это действительно так. Здесь многие из ваших опыт может быть в высшей степени оправдан, чтобы оправдать то, у них есть какое-то содержание. (Подробнее о таких подходов, см. подраздел 2.2.).

В общем, теоретики грубого чувства могут оказаться в хорошем положении, чтобы отвергнуть Ссылка E-M 3 . Более того, даже если ощущения не являются грубыми, им также может не хватать пропозициональное содержание, и по-прежнему быть направленным на мир в некотором смысле это помогает им оправдывать свои убеждения.

1.3 Перцепционное содержание

Давайте теперь обратимся к более тонким связям между содержимым опыта и обоснования восприятия, сосредоточив внимание на содержании опыт, который можно оценить по истине.

1.3.1 Необходимость содержания

Во-первых, это содержание, \ (p \) необходимое для опыта чтобы оправдать веру в то, что \ (p \)? Вот первый шаг к захвату выпуск:

Epistemology-Mind Link4
Если ваш визуальный опыт \ (e \) дает вам основания верить некоторым утверждение внешнего мира о том, что \ (p \), то \ (e \) имеет содержание, которое \(п\).

Проблема возникает в тех случаях, когда вы используете опыт и фоновые убеждения экстраполировать далеко за пределы любого содержания опыт мог бы иметь. Например, когда у меня есть опыт работы с New Йорк с содержанием, что светофор красный, мой фон убеждения позволяют опыту оправдать мою веру в то, что автомобили разрешено повернуть направо. Но это юридически обоснованное убеждение контент, который, скорее всего, не фигурирует в моем опыте.

Для экстраполяции за пределами опыта благодаря вспомогательному убеждений, самый простой ответ - сосредоточиться на необъяснимых оправдание, не связанное с дополнительными убеждениями (мы отбрасываем есть ли другие способы переформулировать тезис).

Epistemology-Mind Link5
Если ваш визуальный опыт \ (e \) дает вам необоснованное обоснование верить некоторому утверждению внешнего мира о том, что \ (p \), то \ (e \) имеет содержимое, которое \ (p \).

Об этом образе мыслей, если ваш опыт оправдывает вас в полагая, что \ (p \) не включает вспомогательные убеждения, тогда в вашем опыте есть содержание \ (p \).

Если тезис о необходимости верен, он допускает богатые связи между теориями перцептивного опыта и теориями перцептивного опыта оправдание.Рассмотрим, например, дискуссию о «высоком уровне» содержание. Грубо говоря, этот спор о том, насколько наш опыт просто представляют цвета, формы и местоположения, или они представляют собой более толстые свойства или отношения, например, вызывающие взрыв, поддельная сумка Louis Vuitton, добродетель или рад вас видеть (подробнее см. запись на содержание восприятия, Siegel 2006 или статьи, собранные в Brogaard 2013).

Если тезис о необходимости верен, и у нас есть невыводимый оправдание веры в содержание высокого уровня, из этого следует, что некоторые из наших опытов также имеют высокоуровневое содержание.Но как установить, что наш опыт дает нам необъяснимое оправдание для некоторых верований высокого уровня?

Один из способов - попытаться использовать психологическую непосредственность нашего формирование некоторых убеждений высокого уровня. Когда модница видит обвисшая сумка с надписью «Louis Vuitton» в дешевом торговом центре Шэньчжэня, она делает не нужно ломать голову, фейк это, или ее вытаскивать легче, чтобы проверить, нравится ли плавящийся материал пластику. Вместо этого она формирует ее убеждение, что сумка - это подделка Louis Vuitton без каких-либо сознательное отражение.Точно так же нам не нужно ломать голову над тем, наши близкие присутствуют, когда мы их видим - мы, кажется, узнаем их на основе нашего опыта без рассуждений. Тем не менее, это может будь то вспомогательные убеждения играют роль во всех этих примерах оставаясь без сознания. Вспомогательные убеждения могут сыграть роль посредника. роль, даже не осознавая. Психологическая непосредственность формирование убеждений не должно сопровождаться логическим обоснованием (см. McDowell 1982).

Для дальнейшего обсуждения того, как показать, что у нас есть неинференциальный обоснование из опыта некоторых убеждений на высоком уровне содержания, и о том, нужно ли содержание высокого уровня, см. Millar 2000, McDowell 2009 или Силины 2013.

Для дальнейшей защиты утверждения о том, что опыт оправдывает убеждение только если его содержание идентично содержанию убеждения, см. McDowell 1994 и Brewer 1999. Критические отзывы см. В Speaks 2005. и Бирн 2005.

1.3.2 Достаточность содержания

Имеет контент, \ (p \) достаточный для того, чтобы оправдывая то, что вы полагаете, что \ (p \)? Вот первый шаг к захвату идея:

Достаточность первого прохода
Если у вас есть опыт \ (e \) с содержанием, которое \ (p \), то \ (e \) дает вам основания полагать, что \ (p \).

Тезис о достаточности не сформулирован в терминах невыводимого оправдание. Как бы там ни было, всякий раз, когда опыт оправдывает веры, это происходит только при помощи вспомогательное убеждение. Тем не менее, картина хорошо сочетается с видами на какие опыты дают необъяснимое оправдание, и мы можем понимайте это в этих терминах ниже.

Наша диссертация требует квалификации. Например, предположим, что вы получаете убедительные доказательства того, что вы являетесь жертвой иллюзии, как когда вы узнаете, что линии иллюзии Мюллера-Лайера одинаковые по длине, хотя они выглядят по-разному длина:

Рисунок 1.Иллюзия Мюллера-Лайера [1]

Ваш опыт не дает вам оснований полагать, что линии различаются по длине, как только вы получите доказательства того, что они такой же по длине. Такие случаи - случаи «поражения». К учитывая такие случаи, любитель Достаточности может сказать, что

Достаточность
Если у вас есть опыт \ (e \) с содержанием \ (p \), то \ (e \) дает вам убедительное оправдание полагать, что \ (p \).

Здесь основная идея состоит в том, что ваш опыт дает вам оправдание если вы не получили доказательств того, что ваш опыт вводит в заблуждение.

О защите диссертаций по линии достаточности см. Pollock. (1974), Прайор (2000) или Хьюмер (2001, 2007). Их стратегии много вес на то, что значит получить опыт (см. в разделе 2.4 о такого рода стратегии). А другой подход смотрит на то, как опыт имеет свои содержание. Примеры этой стратегии см. В Burge 2003; Павлин 2004; Sawyer and Majors 2005; и Сети 2012: гл. 3.

Тезис о достаточности также обещает установить богатые связи между эпистемологией и философией разума.Снова рассмотрим дискуссия о высокоуровневом содержании опыта. Если можно установить, что опыт имеет высокоуровневое содержание, тогда можно было бы использовать тезис о достаточности, чтобы прийти к выводу, что опыт оправдывают также убеждения в содержании высокого уровня.

Предполагая, что опыт с контентом, который дает \ (p \) необоснованное обоснование веры в то, что \ (p \), тогда мы могли бы есть ответ на важный вопрос для фундаменталистских взглядов в эпистемология. Это взгляды, которые наши логически обоснованные представления о внешнем мире выводятся на основе необоснованно обоснованные убеждения (подробнее см. фундаменталистские теории эпистемологического обоснования).Какие убеждения должны быть в фундамент? Этот вопрос для фундаменталистских взглядов актуален. В виде Нозик отмечает в Philosophical Explanations , это мало использовать, чтобы иметь основу для наших знаний шириной всего в один кирпич (1981: 3). В целом, более ограничительные фундаменталистские взгляды о широте наших основополагающих убеждений, тем труднее будет строить повседневные представления о мире. Однако если убеждения в отношении причинно-следственной связи, эмоции или мораль становятся основополагающими, проект фундаменталистов может выглядеть гораздо более многообещающим (Масрур 2011).Если бы Достаточность верна, и наш опыт содержал что касается причинно-следственной связи, эмоций или морали, мы могли бы начать запрос от таких убеждений.

Каким бы полезным ни был тезис о достаточности для фундаменталистов, он подвергается большой критике. Многие возражения начинаются с предложения требования к обоснованию, которые не всегда выполняются, когда имеет опыт работы с данным содержанием. Такие случаи тогда были бы в котором у вас есть опыт работы с определенным контентом, но он не дает оснований полагать, что контент.Например, один может потребовать, чтобы этот опыт был случаем видения (раздел 2.2 этой записи), или потребовать, чтобы опыт быть соответственно свободным от нисходящего влияния собственного разума (раздел 2.4 этой записи).

Здесь мы сосредоточимся на возражениях, которые включают характер перцептивное содержание. Возражение здесь известно как «проблема пятнистой курицы »(различные версии задачи см. в Chisholm 1942; Sosa in Sosa and Bonjour 2003; Markie 2009).

Чтобы понять нашу проблему, представьте, что вы взглянули на пятнистый курицу при хорошем освещении, но не хватает времени, чтобы тщательно подсчитать количество крапинок на нем.

Рисунок 2. «Пестрая суссексская курица по имени Мата Хари» [2]

Возражение против Достаточности можно сформулировать следующим образом. Во-первых, ваш в опыте есть информация о том, сколько точек стоит перед вами - скажем, о том, что \ (H \) имеет 17 точек. Во-вторых, ваш опыт не оправдывает вас, полагая, что \ (H \) имеет 17 точек. Ведь формирование вера в то, что \ (H \) имеет 17 точек, без тщательного подсчета может показаться неточной скорее окажется правильным, чем предположение. Итак, заключает критик, некоторые опыт имеет содержание, которое \ (p \) без объяснения причин верить, что \ (р \).

В ответ некоторые утверждают, что ваш опыт на самом деле молчит. о точном количестве крапинок, стоящих перед вами на курице (см. Тай 2009; подробнее об опыте и навыках счета см. Beck 2012).

Основной вызов Достаточности можно поднять и другими способами. Другой источник примеров можно найти в работе Блока (2007), полученной эмпирическим путем. информированная работа по «феноменальному переполнению» (опираясь на Сперлинг 1960 и Ламме 2003). Рассмотрим, например, Сперлинг. парадигма, в которой предметы мелькают сеткой букв, и только впоследствии раздается тональный сигнал, указывающий, о какой строке следует сообщить (высокий для верхний, средний для середины и т. д.).Субъекты могут сообщить о любых ряд выделен без возможности сообщить обо всех. (Для онлайн демка без звука, см. Другой Интернет Ресурсы). Возможно, испытуемые воспринимают все буквы по мере того, как они не могут сообщить обо всех (но см. Stazicker 2011 или Phillips 2011 за критику Блока). Возражающий добавляет, что мы делаем не иметь оснований, исходя из нашего опыта, верить в предложение который перечисляет все присутствующие буквы. (Для дальнейшего способа настройки проблема крапчатой ​​курицы на примере высокодетерминированной цвета, см. Smithies 2012a).

Даже если допустить, что у некоторых переживаний достаточно определенности, чтобы настроить проблему крапчатой ​​курицы, остается вариант сохранения что опыт действительно дает вам основания полагать, что определенное предложение. Например, возможно, ваш опыт дает у вас есть оправдание верить определенному утверждению, даже если вы не можете воспользоваться имеющимся у вас оправданием формирование веры на их основе (см. Smithies 2012a, где эту структуру).

В качестве альтернативы, возможно, крапчатые куриные футляры совместимы с Достаточно, так как они оказываются случаями поражения. Учитывая, что мы обычно осознают нашу слабую способность делать поспешные суждения о детали предыдущей сцены, возможно, у нас есть несостоятельные, но побежденное оправдание верить подробным утверждениям о сцена перед нами.

1.3.3 Интенционализм

До сих пор мы сосредоточились на ответвлениях эпистемологии точка зрения, что опыт имеет пропозициональное содержание.Интенционализм - это более амбициозный взгляд на философию разума, цель которого - найти необходимые связи между сознательным характером опыт - каково это - и содержание этот опыт. По мнению интенционалистов, как минимум

Minimal Intentionalism
Если опыты \ (e_1 \) и \ (e_2 \) имеют одинаковое содержание, то что это такое? как иметь \ (e_1 \) - это то же самое, что иметь \ (e_2 \).

В слогане «тот же контент, тот же символ» (для обсуждение дальнейших вариаций в лагере см. Chalmers 2004).

Здесь мы укажем на некоторые эпистемологические разветвления Посмотреть.

Один из способов защиты интенционализма исследует, как мы становимся интроспективно осознавать, что значит иметь наш опыт. Возможно, мы интроспективно осознаем, что значит иметь наши переживания, только осознавая то, что мы переживаем. Возможно осознание мира - единственный путь к интроспективному осознанию каково это - получить определенный опыт. И, возможно, этот момент об интроспекции поддерживает хотя бы минимальную версию Интенционализм.Для дальнейшего обсуждения этого широко эпистемологического аргумент в пользу интенциональности, см. запись на qualia (раздел 6), а также вход на репрезентативные теории сознания (раздел 3.3).

Еще одна защита интенционализма исследует, как мы можем думайте об определенных свойствах на собственном опыте. Возможно опыта достаточно для определенных когнитивных способностей, и возможно, интенционализм дает лучшее объяснение того, как достаточны для определенных когнитивных способностей.Для экспозиции эту широко эпистемологическую линию аргументации в пользу интенционализма см. Паутц 2010.

За эпистемологический аргумент против некоторых версий Интенционализм, см. Kriegel 2011. Он нацелен на версии точки зрения, стремиться найти, что составляет опыт с точки зрения осознания свойства (или аналогичное отношение к свойствам). В соответствии Кригелю, точно так же, как теории чувственных данных не могут дать адекватная эпистемология из-за «пелены видимости» они навязывают между воспринимающими и миром целевые версии Интенционализм не может обеспечить адекватную эпистемологию того же причина.Как мы видели в разделе 2.1, чувственные данные у теоретиков есть способы ответить на завуалированные возражения. Возможно интенционалисты тоже.

1,4 Сознание

1.4.1 Играет ли сознание оправдывающую роль?

Бесспорная теория перцептивного опыта утверждает, что они все имеют сознательный характер - для любого опыта \ (е \) есть что-то вроде иметь \ (е \). Кроме того, часть того, для чего он нужен что-то быть опытом - значит иметь сознательное персонаж.Существует много споров о том, как объяснить природу перцептивное сознание, но есть мало споров о том, что-то является опытом только в том случае, если оно носит сознательный характер.

Существует гораздо больше возможностей для дискуссий о важности сознание для эпистемологии восприятия. Одна стратегия объяснение того, как опыт оправдывает убеждения, сосредотачивается на их сознательном персонаж. Мы можем назвать это феноменальным подходом.

Чтобы понять, почему этот подход является приемлемым, рассмотрите субъектов, у которых есть «Слепое зрение».У них есть бессознательные визуальные представления того, что находится в их слепом поле, не имея сознательного визуального опыт чего-либо в их слепом поле (см. Weiskrantz 2009 для опрос). Эти субъекты лучше, чем шанс идентифицировать объекты в их слепом поле, но они должны быть побуждены сделать угадать. Для наших целей представьте себе гипотетического слепого субъекта. кого не нужно побуждать сформировать убеждение, что существует \ (X \) Слева. Теперь сравните этот предмет с обычным зрячим. кто формирует убеждение, что слева есть \ (X \) на основании визуальный опыт.

Здесь есть различные вопросы, ответы на которые могут поддержать феноменальный подход (подробнее см. Smithies 2012a).

Во-первых, слепой субъект совершенно неоправдан в полагая, что слева есть \ (X \)? Если вы думаете, что ответ на этот вопрос - да, и вы не скептически относитесь к зрячим субъекту, возможно, вам следует с пониманием относиться к феноменальному подход. Чем еще можно объяснить эту разницу между ними?

Во-вторых, слепой субъект во всяком случае менее оправдан, чем зрячий субъект, полагающий, что слева есть \ (X \)? Если вы думаете, что ответ здесь - да, опять же, возможно, вы должны быть С пониманием относится к феноменальному подходу.Что еще объяснило бы это эпистемическая разница между ними?

В ответ можно отрицать, что эпистемические различия (см. Lyons 2009). Даже если согласиться с тем, что эпистемические различия получить, можно по-прежнему утверждать, что они равны или лучше объяснены альтернативными кандидатами, чем сознание. Например, возможно, слепой субъект не считает, что видит \ (X \), и возможно, зрячий субъект более оправдан, чем зрячий субъект просто благодаря тому, что увидел \ (X \) (как \ (X \)).Здесь объяснительное бремя будет нести перцептивное отношение к вещь, вместо того, чтобы иметь опыт работы с определенным персонаж.

Здесь может помочь сравнение зрячего и сознательного субъект, для которого все одинаково изнутри, а кто не видит \ (X \), потому что у нее галлюцинации. Если зрячий субъект и субъект галлюцинаций одинаково оправданы в полагая, что слева есть \ (X \), визуальный опыт может быть лучший кандидат, чем видение, чтобы объяснить эпистемическую симметрию между зрячие и галлюцинирующие.

Предположим, что слепой и зрячий субъекты одинаковы. оправдан - неужели феноменальный подход обречен? Говорящий свободно, даже если слепозоркий субъект имеет ту же эпистемологическую как зрячий субъект, не совсем понятно, что должен быть той же причиной. Аналогично, даже если есть физические дубликаты нас без сознания, которые совершают те же телодвижения, что и нас, остается возможность, что некоторые из наших телесных движений объясняются сознательными болями и т.п.

В поддержку утверждения о том, что сознание не обеспечивает восприятие оправдание, можно было бы обратиться к другим реальным случаям бессознательного Визуальное представление. Один из случаев - это бессознательное грунтовка. Здесь вы слишком быстро сталкиваетесь со стимулом, чтобы он регистрироваться в визуальном опыте, но, несмотря на все это, это все равно влияет ваше поведение. Например, бессознательно зарегистрированное число может улучшить вашу способность сообщать, что увиденная впоследствии цифра больше или меньше 5, в зависимости от того, является ли грунтовочный сам по себе больше или меньше 5 (Naccache and Dehaene 2001).Теперь это вид случая, вероятно, не тот, в котором бессознательное визуальное представления оправдывают. Вероятно, затронутые субъекты не образуют убеждения, которые являются хорошими кандидатами на оправдание их бессознательного визуальные представления. Но подумайте о людях с напускным зрением, которым, кажется, не хватает осознанного визуального восприятия своего пренебрежения поле.

Некоторые невнимательные пациенты воспринимают информацию о игнорируемые стимулы и формировать представления об этом. Например, некоторые из когда им показывают горящий дом на заброшенном поле и нормальный дом на своем обычном поле, они предпочитают тот, который не горит (Marshall and Halligan 1988; Bisiach and Rusconi 1990).Здесь они действительно формируют убеждение, что кандидат в оправдано их бессознательным визуальным представлением. Их вера то, что дом на их заброшенном поле не является предпочтительным, может быть оправдано информация, которую они принимают, даже если поступают через бессознательное восприятие. Если это тот случай, в котором тема оправдана, и оправдано в той же степени, что и в обычных случаях сознательного восприятие, тогда можно начать задаваться вопросом, должно ли сознание играют роль даже в обычных случаях восприятия оправдание.Возможно, это обходится бессознательным визуальным представления уже тогда. (Для большого количества примеров бессознательное восприятие см. Hassin, Uleman, and Bargh 2006. Для подходы к эпистемологии восприятия, минимизирующие роль сознания, см. Burge 2003 и Lyons 2009).

1.4.2 Какой аспект сознания играет оправдывающую роль?

Если сознательный характер переживаний действительно оправдывает роль, остается еще один вопрос о том, почему это происходит.Можно было бы держать что здесь нет никаких дополнительных объяснений. Возможно способность сознания оправдывать - фундаментальный факт эпистемология. Согласно другому предположению, сознание оправдывает благодаря интроспективной доступности. Согласно этой интерналистской концепции оправдания, для источника необходим особый доступ к источнику. обоснование, и сознание выделяется тем, что позволяет это своего рода доступ (см., например, Smithies 2012b).

Здесь мы сосредоточимся на конкретном аспекте сознательного характер переживаний, один из которых выделил Прайор (2000) среди другие.Чтобы прочувствовать эту функцию, сначала отведите взгляд от этого поверхности и представьте перед собой черный круг. Теперь посмотри на это поверхность и визуальный опыт черного круга перед ты.

В первом случае у вас не было оснований полагать, что черный круг перед вами. В данном случае да. Один Возможный способ объяснить эпистемологическое различие состоит в том, чтобы сосредоточить внимание на разница между тем, что это такое вообразить, и тем, что это похоже на иметь визуальный опыт (подробнее см. Martin 2002).

Здесь непросто определить характерную черту опыта. Грубая идея состоит в том, что когда вы испытываете визуальный опыт, а не когда вы визуально представляете, вещи представляются вам как на самом деле в этом случае. Как лучше всего использовать эту особенность опыта понятно, открыто для обсуждения. А пока оставим открытым его точный характер и просто используйте термин «презентационный феноменология »в качестве заполнителя того, чем она является (подробнее см. Chudnoff 2012 или Bengson в печати).

Даже если репрезентативная феноменология является эпистемически привилегированной, остается важный вопрос о его масштабах.Предположим, вы видите корова через частокол. Возможно, вы каким-то образом перцептивно «понять», что там есть протяженная корова. Чтобы добиться резкого контраста, начните с рассмотрения Дэмиена Херста. Некоторый комфорт, полученный от принятия присущего лжи во всем, который состоит из коровы, вертикально разрезанной на ряд ящиков, расположенных как домино. Теперь предположим, что вы знаете, что видите скульптуру Херста через штакетник, где сегменты точно совпадают с зазорами в изгородь. Здесь вы, вероятно, не «поймете» это. там есть удлиненная корова.

В обычном случае, если увидеть корову через частокол, это спорно, включает ли презентационная феноменология присутствие расширенной коровы, или включает ли она только те области корова не закрыта забором (дальнейшее обсуждение см. в Noe 2005). Если ваша презентационная феноменология включает только незакрытые регионов, и только презентационная феноменология обеспечивает перцептивную оправдание, рациональные силы опыта угрожают ограничено. У вас не было бы оснований полагать, что расширенный корова присутствует, просто принимая ваш опыт в лицо значение.Аналогично, если только лицевая поверхность объекта феноменально присутствует, у вас могло быть основание полагать только что лицевая поверхность присутствует, принимая во внимание ваш опыт на лице значение. Здесь мы можем снова оказаться за завесой поверхностей », обсуждаемых в разделе 2.2. Некоторый может принять это предсказание. Некоторые могут предпочесть взять еще широкий взгляд на презентационную феноменологию. Другие могут заключить что презентационная феноменология не является ключевым поставщиком перцептивное обоснование.

Мы рассмотрели эпистемологические последствия некоторых центральных теории опыта. Мы отнюдь не охватили все теории опыт. Здесь мы просто укажем на другие важные области, в которых рассмотреть возможность. Для обсуждения наивных реалистических теорий опыта, и об их взаимодействии с вопросами о скептицизме см. записи на гносеологические проблемы восприятия а также дизъюнктивная теория восприятия. Для обсуждения того, как дуалистические теории опыта могут привести к эпифеноменализм, где эпифеноменализм может привести к скептическим проблемам, см. запись на эпифеноменализм (раздел 2.3). Для обсуждения теории о том, что опыт на самом деле является частным случаем веры, где эта теория может повлиять на наше понимание того, как мы основывать убеждения на опыте, см. запись на содержание восприятия (раздел 2.2).

Давайте теперь рассмотрим значение для эпистемологии ряда перцептивные явления. Согласно большинству взглядов, эти явления не происходят в все случаи восприятия, но все же имеют важные разветвления для эпистемология восприятия.

Первая группа явлений связана с соотношением между опытом и миром.Здесь мы рассмотрим разные виды ошибок восприятия, а также возникающие формы восприятия только при отсутствии ошибки. Остальные явления мы рассмотрим характеризуются внутренней этиологией переживания. Здесь мы будем посмотрите на влияние внимания и других психических состояний на наши опыт.

2.1. Ошибка восприятия

2.1.1 Иллюзии и галлюцинации

В случае ошибки восприятия мы формируем ложное убеждение на основании опыта, как когда неосведомленный субъект приходит к выводу, что движение снизу (чтобы добиться эффекта, позвольте вашему взгляду скользить по изображение):

Рисунок 3.«Вращающиеся змеи» [3]

Это парадигмальный случай иллюзии, когда вы видите сцену, но не понимаете, на что похожа сцена. В парадигмальном случае галлюцинация, у вас есть перцептивный опыт, но вы не воспринимаете что-нибудь в сцене перед вами.

Немногие оспаривают случаи ошибок восприятия (хотя некоторые не согласны с тем, возникает ли ошибка восприятия должным образом на уровне опыта в отличие от убеждений, сформированных на основе переживания, ср.Брюэр 2006). Многие скептические аргументы используют возникновение ошибки восприятия, чтобы сделать вывод, что переживания не работают конкретная работа в эпистемологии. Мы можем понимать эти аргументы как используя разные версии Связь между эпистемологией и разумом :

Epistemology-Mind Link6
Если переживания иногда обманывают нас, то переживания не дают нам знание внешнего мира.

Epistemology-Mind Link7
Если переживания иногда обманывают нас, то переживания не дают нам обоснованные представления о внешнем мире.

Для обсуждения того, как дополнять или защищать такие принципы, см. записи на скептицизм а также гносеологические проблемы восприятия.

Здесь мы сосредоточимся на более слабом принципе, который касается оправдание, которое мы можем получить из перцептивного опыта:

Epistemology-Mind Link8
Если опыт иногда обманывает нас, то опыт в лучшем случае дает нам логическое обоснование убеждений о внешнем мире.

Если наш опыт когда-нибудь нас обманывает, есть «Разрыв» между нашим опытом и правдой предложения они предположительно оправдывать.На E-M Link8 , некоторые тогда потребуется промежуточное убеждение, чтобы сократить разрыв между опыт и истина, например, вера в то, что наш опыт надежен. Учитывая потребность в промежуточном убеждении, тогда наш опыт, вероятно, не сможет дать нам необъяснимых оправдание убеждений о внешнем мире. Этот вывод одобряется философами, которые все еще отвергают скептицизм в отношении восприятия оправдание (Cohen 2002; Wright 2004; или Белый 2006).

E-M Link8 все еще может привести к скептицизм.Рассмотрим вспомогательное убеждение, призванное преодолеть разрыв между опытом и истиной, и спросите, есть ли какой-либо процесс, привести к этому может иногда обмануть нас. Например, рассмотрим ваш вера в то, что ваш опыт надежен, и какой бы процесс ни привел ваша вера в надежность вашего опыта. Этот процесс мог возможно, заставят вас ошибочно полагать, что ваш опыт надежен в ситуация, когда вас радикально обманул злой демон.

Теперь у нас есть разрыв между возникновением процесса, который привел к вспомогательное убеждение и истинность вспомогательного убеждения.Итак, согласно аргументации E-M Link8 , нам понадобится еще одно вспомогательное убеждение, чтобы преодолеть зазор. Поскольку злой демон, вероятно, может снова обмануть нас, мы грозят порочным регрессом здесь. E-M Link8 может оказаться нежелательным скептиком. подразумеваемое. (Уайт 2006 формулирует эту мысль без одобряя это).

2.1.2 Сновидения

Мы рассмотрели значение иллюзий и галлюцинации. Давайте теперь рассмотрим случай сновидений.Сны часто бывают понимаются как парадигмы ошибки восприятия, например Декарт, когда пишет, что

это не случилось бы с кем-то с такой отчетливостью спящий. Действительно! Как будто я не вспомнил других случаев, когда у меня были обмануты точно такими же мыслями во время сна! (PW, стр. 13)

Представление о сновидении как об ошибке восприятия подвергается сомнению. Соса (2005).

Мы можем сформулировать проблему с помощью упрощенного аргумента в пользу скептицизм:

Epistemology-Mind Link9
Если наш опыт оправдывает представления о нашем нынешнем окружении, наши переживания не часто обманывают нас во время сна.

Разум
Наш опыт часто обманывает нас, когда мы мечтаем.

Итак,

Не-эпистемология
Наш опыт не оправдывает наши представления о нашем настоящем окружение.

Соса отвечает (на более сложный скептический аргумент, знания), защищая альтернативную концепцию сновидений, известную как «Модель воображения». На этой модели мы фактически не формируем представления о нашем окружении, когда мечтаем или даже перцептивные переживания, когда мы мечтаем.

Чтобы увидеть защиту модели воображения, учтите, что когда я пойду ложась спать, я формирую и сохраняю убеждение, что я лежу в постели. Если бы я был сформировать веру, пока мне снится, что я убегаю от львов, я тогда было бы убеждение, которое противоречит моему сохраненному убеждению, что я лежа в кровати. Теперь у нас, возможно, нет таких противоречивых убеждений. пока мы мечтаем. Мнение о том, что мы формируем убеждения во сне тогда может быть то, что должно уйти (Sosa 2005: 6).

Давайте теперь рассмотрим случай визуального опыта.О воображении модели, во сне у нас даже нет визуального опыта с тот же сознательный характер, что и у тех, кто бодрствует (мы оставляем открытыми есть ли у нас «визуальный опыт» во время сна некоторый расширенный смысл). Аргумент на этом этапе может использовать сделанный ранее вывод о том, что мы не формируем представления о нашем окружении во сне. Соса защищает следующий тезис на том основании, что, если бы у нас был опыт во сне с сознательным персонажем из тех, что у нас есть, когда мы бодрствуем, мы были бы открыты для эпистемической критики за неспособность сформировать убеждения, которые отражают наш опыт в лицо значение.Однако когда мне снится, что на меня нападает лев, но я не верю, пока мне снится, что на меня напал лев, я возможно, я не открыт для эпистемической критики.

Если воображаемая модель сновидения верна, скептически настроенный Приведенный выше аргумент неверен, потому что Разум ложен. Для обсуждения удастся ли Сосе заблокировать лучшие аргументы сновидений в пользу скептицизм, см. Итикава 2009. Для дальнейшего обсуждения, в частности, визуального характер снов, см. Schwitzgebel 2011: гл.1.

2.2 Успешное восприятие

Некоторые эпистемологи отдают предпочтение состояниям восприятия, в которых вы находитесь. только если вы не в иллюзиях или галлюцинациях. На их взглядов, эти состояния являются либо единственными источниками восприятия оправдание, или, по крайней мере, лучшие источники восприятия оправдание. По терминологии Хоторна и Коваковича 2006, мы эти состояния восприятия можно назвать «состояниями успеха».

Чтобы получить представление о некоторых штатах-кандидатах, рассмотрите следующая таблица:

(Успешно) видение

Иллюзия

Галлюцинация

Получение визуального опыта с контентом, который \ (a \) равно \ (F \)

Y

Y

Y

Видеть \ (a \) как \ (F \)

Y

Y

Поскольку \ (a \) равно \ (F \)

Y

Видеть \ (а \) \ (е \) несс

Y

(При составлении этой таблицы мы предполагаем, что галлюцинации конкретный объект возможны.Для обсуждения см. Johnston 2004 или Шелленберг 2010.)

Эпистемологи различаются в зависимости от того, в каком успехе они констатируют. привилегии, какую работу они возлагают на государство и насколько строго они считают отсутствие привилегированного государства.

Относительно представлений, которые имеют право видеть это \ (p \), см. McDowell (1982, 1995) или А. Джексон (2011). Для просмотров, которые отдают предпочтение чему-то вместе линии видения \ (a \) s \ (F \) ness, см. Johnston (2006). Эти государства влекут за собой факт , так как по необходимости вы видите что \ (a \) есть \ (F \), или см. \ (a \) 's \ (F \) ness, только если \ (a \) на самом деле \ (F \).Для точки зрения, которая потенциально способствует тому состоянию восприятия, которое вы находить в случаях видений и иллюзий, а не галлюцинаций, видеть Бердж (2003). Такого рода состояние - реляционное , так как вы можете быть в нем только в том случае, если в вашем сцена. Предполагая, что каждое сознательное состояние успеха имеет аналог в бессознательное восприятие, обратите внимание, что версии этих взглядов могут сосредоточиться на общих состояниях восприятия сознательных субъектов и предметы без сознательного восприятия.

В принципе, успех может быть оправдан. заявить в хорошем случае видения или иллюзии, и получить такую ​​же сумму перцептивного оправдания из неуспешного состояния в плохом случае галлюцинации (Господь предстоящий рассматривает эту структуру относительно причин веры). Мы ограничиваем такой подход здесь. Более распространено мнение, что у вас нет восприятия оправдание в случае галлюцинаций (например, Jackson 2011) или при по крайней мере, более низкая степень или другой вид оправдания восприятия в случай галлюцинации (напр.г., Шелленберг, 2013).

Давайте сгруппируем просмотры, которые состояния успеха привилегии, под меткой «Теория успеха», и оставьте открытым вопрос о том, как выносить решения в рамках лагерь.

В поддержку теории успеха можно подчеркнуть связь, которую этот подход проводит между обоснованием восприятия и правда. Особенно, если вы видите, что \ (a \) равно \ (F \), или видите \ (a \) 's \ (F \) ness, состояние, которое дает вам основания полагать, что \ (a \) is \ (F \) гарантирует истинность убеждения, что \ (a \) есть \ (F \).Более того, источником вашего оправдания остается ментальный и возможно доступны для вас, таким образом удовлетворяя потребности некоторых «Интерналистские» подходы в эпистемологии, которые отдают предпочтение что находится внутри предмета или доступно особым образом предмет (Причард 2012). Более того, теория успеха имеет многообещающую связь. с вопросами о скептицизме. Обещают заблокировать скептически аргументы, которые предполагают, что наши доказательства одинаковы в хороших случаях удачного видения и плохого случая радикального обмана или галлюцинации (McDowell 1995, критический анализ см. Wright 2004).

В качестве возражения против теории успеха многие выдвигают требования обоснование, которым не удовлетворяет большинство версий Посмотреть. Например, рассмотрим «интерналистский» тезис что, если каждому из двух людей изнутри все кажется одинаковым, тогда эти два человека одинаково оправданы в своих убеждениях. Более в частности, если два человека имеют одинаковую сознательную точку зрения на мир, и те же самые хранимые убеждения, то они одинаковы с уважение к степени обоснованности своих убеждений.Такого рода тезис часто мотивируется рассмотрением радикально обманутых двойников нам, и апеллируя к интуиции, что такие субъекты и мы в равной степени оправданы (Lehrer and Cohen 1983; Cohen 1984; Wedgwood 2002; для спора см. Sutton 2007 или Littlejohn 2012). Сейчас, если версия теории успеха предсказывает, что субъект в восприятии ошибка имеет меньше оправданий, чем соответствующий воспринимающий, что версия может быть отклонена на основании ее противоречия интерналистский тезис.

В ответ можно попытаться объяснить интуицию равное оправдание вместо того, чтобы касаться равной безупречности, или в любом случае считается правильным, только если ограничивается безупречностью (e.грамм., Уильямсон 2007). Теоретики-интерналисты часто возражают, выделяя такого рода безупречность, которую можно найти в случаях когнитивного заблуждения или «промывание мозгов» и эпистемологический статус жертвы злого демона (Прайор 2001).

С другой стороны, кто-то с «дизъюнктивной теорией восприятия» может настаивать на том, что радикально обманутый субъект не имеет такого же сознательного взгляда на мир, как успешный воспринимающий (Fish 2013). В этом направлении мысли, чтобы иметь осознанная перспектива кого-то в случае успеха в восприятии, вы нужно быть в случае успеха в восприятии.Здесь предшественник Интерналистский тезис не выполняется в случаях радикального обмана. Один Проблема здесь в том, что есть много способов быть обманутыми. Для Например, когда кто-то видит, что лимон желтый, они вполне могут не хватает сознательного партнера, который галлюцинирует, но они, вероятно, все еще есть сознательный партнер, который видит фальшивый лимон желтого цвета. Если предмет в случае зрения и предмет в случае иллюзии одинаково оправданы, это будет проблемой для подходов, которые дают оправдывая привилегию состояния видеть, что \ (a \) есть \ (F \), или видеть \ (a \) 's \ (F \) ness.

Некоторые философы могут атаковать теорию успеха на том основании, что он скорее интерналистичен, чем недостаточно интерналистичен. В соответствии с теоретики, такие как Гинзборг 2006 или Ресслер 2009, оправдатели перцептивных убеждений лучше всего воспринимаются как факты о внешнем мире, а не факты о сознании воспринимающего.

2.3 Внимание

Стандартные случаи обоснования восприятия - это те, в которых вы обращать внимание на то, что вы видите, как когда вы занимаетесь своей почтой и формируете обоснованное убеждение, что у вас есть почта.Но все ли случаи восприятия оправдание тех, в которых задействовано внимание? В соответствии с вид Требуется внимание , только внимательный опыт может предоставить обоснование. Согласно Внимание Необязательно воззрения, невнимательный опыт может дать пропозициональный оправдание.

Если вы испытываете только то, чем занимаетесь, как утверждает философы, такие как Prinz 2012, все случаи оправдания опыт также банально привлекает внимание.Здесь мы будем преследовать проблема в предположении, что мы иногда испытываем то, что мы не обращайте внимания, как считают такие теоретики, как Сирл 1992 и Мул 2011.

Чтобы сделать наше обсуждение конкретным, рассмотрим высказывание Саймонса и Шабри. (1999) знаменитый «Тест избирательного внимания» на YouTube (см. Ссылку в других интернет-ресурсах). Когда испытуемые были попросили подсчитать пасы баскетбольных мячей - внимание, спойлер! - честная номер не заметил человека в костюме гориллы, вошедшего в сцена. Учитывая, насколько сложно отслеживать передачи баскетбольных мячей, это естественно предположить, что незаметные присутствовали только на баскетбольный мяч и не обращал внимания на человека в костюме гориллы.Сейчас предположим, что некоторые из не-замечавших все же видели человека в костюм гориллы в сцене, как человек в костюме гориллы. В соответствии с вид «Требуется внимание», их невнимательный опыт не может обеспечить их с основанием полагать, что кто-то там в горилле подходить. Согласно точке зрения Attention Optional, их невнимательные опыт может дать им основания полагать, что там кто-то в костюме гориллы.

Оба вида имеют свои достопримечательности.Обычно, если вы посмотрите небрежно на месте происшествия, ваш опыт поставит вас в худшее положение эпистемическая позиция, если внимательно посмотреть на сцену. Возможно в предел, если внимание ушло, но опыт остался, опыта нет больше дает оправдание.

С другой стороны, у вас могут быть доказательства, которых вы не замечаете, и этот момент может отдать предпочтение представлению «Внимание, необязательно». Рассмотреть возможность повседневные случаи «слепоты к изменению», обсуждаемые Дрецке 2004. Например, ваш друг подстригается и спрашивает вас: «Делай. Я выгляжу по-другому? " Вы в тупике.По словам Дрецке, вы может все еще иметь совершенно точное представление о том, как его волосы сейчас выглядит. Здесь ваш опыт правдоподобно дает вам оправдание считают, что ваш друг постригся (в сочетании с вашим фоновые убеждения). Вы также не замечаете, что ваш опыт дает вам основания полагать, что ваш друг постригся. Если опыт предоставляет незамеченные доказательства, такие случаи, вероятно, хороши прецеденты для видов случаев, разрешенных Дополнительным вниманием Посмотреть.(Более яркие случаи слепоты к изменениям см. По ссылке в других интернет-ресурсах.)

Для дальнейшего обсуждения потенциальных эпистемических ролей внимание, см. Campbell 2002, 2011; Ресслер 2011; Smithies 2011; Ву 2014; и Силинс и Сигел, 2014.

2,4 Когнитивное проникновение

Согласно одной эмпирической традиции, опыт функционирует как зеркало, отражающее то, что находится перед предметом, без каких-либо манипулирование сознанием субъекта. Учитывая, что опыт предполагается не поддаваться влиянию своих теорий или ожиданий, тем самым должен находиться в оптимальном положении, чтобы подтвердить или опровергнуть гипотезы о мире.По мнению широкого круга философов и ученые, такая картина природы опыта ошибались, ограничивая способность опыта оправдывать вера. В философии науки ставилась задача: термины «теория зависимости наблюдения» и последствия этого. В более поздней эпистемологии и философии разума проблема заключалась в следующем: были обозначены как «когнитивное проникновение» или «Нисходящие» эффекты и их последствия.

Для обзора дискуссии мы начнем с философии разума. рассматривая возможные примеры этого явления, и затем мы Обратимся к вопросам эпистемологии.

Одним из возможных источников примеров являются неоднозначные цифры, такие как как куб Неккера (Hanson 1958; Kuhn 1962; Churchland 1979, 1988 г.).

Рис. 4. Куб Неккера [4]

Вы можете увидеть эту фигуру в виде наклоненного вниз куба с левой лицо ближе всего к вам, или в виде наклоненного вверх куба с правой гранью самый близкий к вам. Критики спорят, поддерживают ли такие примеры какие-либо Дипломная работа теория -зависимость наблюдения. Альтернатива ответ состоит в том, что вы воспринимаете фигуру по-разному, просто потому что вы уделяете внимание разным частям фигуры в разных раз.Здесь разница в вашем опыте не объясняется различия в вашей теории (Fodor 1984).

Теоретики, такие как Хэнсон, Кун и Черчленд, также работа психологов так называемого «нового взгляда», таких как Брунер и почтальон. Возьмем, к примеру, классику Брунера и Почтальона 1949 года. эксперимент с аномальными игральными картами. В этом эксперименте испытуемым вкратце были показаны карты следующего вида:

Рисунок 5

Что вы только что видели? Когда испытуемые подвергались воздействию такого рода карта, многие сообщили, что это шестерка червей.Карта на самом деле красная шестерка пик.

Можно утверждать, что карта выглядела так, как будто красные шестерки сердца смотрят на тебя. Однако есть много скептицизма по поводу того, здесь есть влияние на сам перцептивный опыт (Fodor 1983; Пилишин 1999. Возможно, карта не похожа на красную шестерку червей. вам, и вы просто подскочили к выводу, что это красная шестерка сердец, когда вы формируете свою веру. Эффект мог быть просто на убеждениях, сформированных на основе перцептивного опыта.

Текущие дебаты о когнитивном проникновении основаны на более последние эксперименты в психологии. Для случая нисходящего эффекта в В современной литературе рассмотрим «цвет памяти» по Хансену. и др. банан (2006). Когда испытуемых просили скорректировать изображение характерно желтый объект, пока он не стал ахроматическим, они чрезмерно компенсируется регулировкой до тех пор, пока изображение не станет слегка голубоватый. Субъекты не перекомпенсировали предметы, которые не были характерно желтый. Согласно недавним обсуждениям Macpherson 2012, тип случая, представленный Hansen et al.является гораздо труднее объяснить, чем те, что в классической философии научная литература. (Связанные примеры см. В Delk and Fillenbaum. 1965 или Олкконен, Хансен и Гегенфурт 2008. Подробнее философское обсуждение, см. Дерой 2013).

Обратимся теперь к эпистемологии случаев когнитивной проникновение.

Неясно, все ли случаи нисходящего эффекта проблематично для обоснования восприятия. Рассмотрим возможность нисходящие эффекты от экспертизы.Например, возможно, эксперт рентгенолог видит больше, чем новичок, глядя на рентгеновский снимок, и возможно, опытный шахматист видит больше, чем новичок, когда смотрит за шахматной доской в ​​середине игры (см. статьи в Ericsson 2006 для обсуждение таких примеров). Далее предположим, что экспертиза примеры - реальные случаи влияния сверху вниз. Вот эксперт предположительно с эпистемическим преимуществом благодаря эффектам сверху вниз, где ее опыт оправдывает ее в отношении того содержания, которое она опыт благодаря ее познавательному образованию (Siegel 2012).

Чтобы понять, почему некоторые случаи нисходящего эффекта могут быть эпистемически проблематично, рассмотрим гипотетический случай Сигеля (2012). «Сердитый Джек». Предположим, что у Джилл ранее было необоснованное убеждение, что Джек злится на нее. В следующий раз она видит его, он действительно выглядит рассерженным - в результате нисходящего эффект от ее веры. В ответ на свой опыт Джилл затем подтверждает ее веру. Имеет ли она право верить в то, что Джек зол на нее? (Markie 2005 представляет связанный с этим пример золотого старатель, который, выдав желаемое за действительное, заставляет самородок визуально казаться золото).

Вы можете апеллировать к интуиции, что Джилл не оправдывает ее. опыт веры в то, что Джек злится на нее (Siegel 2012). Но другие могут не разделять интуицию. Прайор (2000), например обсуждает очевидную несоответствие этиологии оправдательной сила опыта и, казалось бы, не хватает интуиции, что Джилл не оправдано ее опытом.

Другая стратегия состоит в том, чтобы дать еще один аргумент, что Джилл не оправдано тем, что она полагала, что Джек злится на ее.За аргументы, апеллирующие к аналогии с неоправданным формирование убеждения на основе необоснованного убеждения, см. McGrath (2013) и Сигель (2013). Для аргумента, который апеллирует к аналогии с неоправданное формирование убеждений на основе эмоций, см. Вэнс (2014).

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *