Психологическая характеристика сознания рефлексивная способность сознания: Психологическая характеристика сознания

Содержание

Психологическая характеристика сознания

Укажем основные эмпирические характеристики сознания, отличающие эту форму психического отражения от других его форм (психики животных).

1. Сознательное отражение действительности всегда включает ощущение самого себя в качестве познающего субъекта. С возникновением сознания у человека появилась способность выделять себя из природы, познавать и овладевать ею.

2. Сознание человека рефлексивно. На определенном этапе развития индивидуального сознания у него появляется рефлексивная способность, т. е. готовность сознания к познанию собственных психических процессов и самого себя. Рефлексия является совершенно необходимой характеристикой сознания, которую признают все исследователи. Без рефлексии человек не мог бы иметь даже представления о том, что у него есть психика.

3. Сознание человека имеет культурно-историческую природу. Индивидуальное сознание человека формируется в процессе воспитания, усвоения им социального опыта.

В этом состоит принципиальное отличие между психикой животного и сознанием человека. Все формы жизнедеятельности животного являются врожденными, а индивидуальное поведение появляется в результате их упражнения. В отличие от этого, ребенок с момента рождения приобретает формы индивидуального поведения под влиянием культурно-исторической среды. Даже те поведенческие акты, которые связаны с удовлетворением органических потребностей, осуществляются человеком в соответствии с требованиями, предъявляемыми ему культурой. Так, потребность в пище является биологически заданной, но способ ее удовлетворения при помощи ложки, сидя на стуле за столом, определяется культурными нормами. Это чисто социальное наследование форм жизнедеятельности, т.е. наследование таких ее форм, которые не передаются генетическим путем, а только через воспитание, через процессы в ходе которых человек как биологический вид превращается в представителя человеческого рода (т.е. всей конкретной совокупности людей, находящихся в системе общественных отношений),- наличие этого специфического отношения порождает сознание как специфически человеческую форму психики.

4. Сознание человека объективировано, т.е. позволяет строить картину мира, которая воспроизводит его свойства, не зависящие от присутствия в нем познающего субъекта. Эта характеристика сознания во многом парадоксальна: ведь исходным «психическим материалом», из которого строится картина окружающего нас мира, служат такие характеристики этого мира, которые обусловлены особенностями познающего субъекта. В самом деле, такие качества предметов как шероховатость, гладкость; такие свойства звуковых волн как громкость, или световых волн как цвет, могут быть открыты в самих этих предметах только при их взаимодействии с самими органами чувств. Ведь световой волне, самой по себе, качество цвета не присуще. Но, тем не менее, из подобного «субъективного» психического материала, человек в своем сознании выходит за пределы свойств мира, обусловленных своей собственной чувственностью, и открывает «сверхчувственные» свойства. Сама возможность построения, например, физической картины мира предполагает воспроизведение таких взаимосвязей и свойств этого мира, которые присущи миру «самому по себе», без человека и его сознания.

5. Сознание тесным образом связано с речью и без нее в высших своих формах не существует. Благодаря способности к речи у человека появляется возможность передачи другим лицам того, что он знает, т.е. человеческое сознание обладает способностью к коммуникации. Хотя коммуникативные возможности есть у многих высших животных, но только человек способен передавать другим людям не только сообщения о своих внутренних состояниях (именно это — главное в общении животных), но и знания, т.е. объективную информацию об окружающем мире.

Названные свойства могут иметь разную степень выраженности в конкретных случаях, что позволяет различать разные уровни сознания. Например, рефлексивность может быть большей или меньшей по отношению к актам сознания. Это позволяет различать сознательные и неосознаваемые процессы, а также измененные состояния сознания.

Сознание и его психологические характеристики

Высшая степень развития психики, свойственная только человеку, называется сознанием. Оно возникло и развивалось в общественно-исторических условиях существования человека. На возникновение и развитие сознания повлияла совместная продуктивная, опосредованная речью, орудийная деятельность людей.

«Сначала труд, а затем и вместе с ним членораздельная речь, — писал Ф. Энгельс, — явились двумя самыми главными стимулами, под влиянием которых мозг обезьяны превратился в человеческий мозг».

Сознание есть высшая, интегрирующая форма психики, результат общественно-исторических условий формирования человека в трудовой деятельности при постоянном общении (с помощью языка) с другими людьми.

Какова же структура сознания, его важнейшие психологические характеристики?

Первая его характеристика дана уже в самом его наименовании: сознание. Оно включает в себя совокупность знаний об окружающем нас мире. В его структуру, таким образом, входят важнейшие познавательные процессы, с помощью которых человек постоянно обогащает свои знания. К числу этих процессов могут быть отнесены ощущения и восприятия, память, воображение и мышление. С ПОМОЩЬЮ ощущений И восприятий при непосредственном отражении воздействующих на мозг раздражителей в сознании складывается чувственная картина мира, каким он представляется человеку в данный момент. Память позволяет

Возобновить в сознании образы прошлого, воображение — строить образные модели того, что является объектом потребностей, но отсутствует в настоящее время, мышление обеспечивает решение задач путем использования обобщенных знаний. Нарушение, расстройство, не говоря уже о полном распаде любого из указанных познавательных процессов, неизбежно становится расстройством сознания.

Вторая характеристика сознания — его рефлексивная способность, то есть готовность к познанию других психических явлений и самого себя, закрепленное в нем отчетливое различение субъекта и объекта, то есть того, что принадлежит «Я» человека и его «не-Я». Человек, впервые в истории органического мира выделившийся из него и противопоставивший себя окружающему, продолжает сохранять в своем сознании это противопоставление и различение.

Он единственный среди живых существ способен к самопознанию, то есть может обратить психическую деятельность на исследование самого себя. Человек производит сознательную самооценку своих поступков и себя самого в целом. Отделение «Я» от «не-Я» — путь, который проходит каждый человек в детстве, осуществляется в процессе формирования его самосознания.

Третья характеристика сознания — обеспечение целеполагающей деятельности человека. В функции сознания входит формирование целей деятельности, при этом складываются и взвешиваются ее мотивы, принимаются волевые решения, учитывается ход выполнения действий, вносятся необходимые коррективы. Всякое нарушение в осуществлении целеполагаю-щей деятельности в результате болезни или по каким-то иным причинам рассматривается прежде всего как нарушение сознания.

Наконец, четвертая характеристика сознания — включение в его состав определенного отношения. В сознание человека неизбежно входит мир чувств, представлены эмоциональные оценки межличностных отношений.

И здесь, как и во многих других случаях, патология помогает лучше понять сущность нормального сознания. При некоторых душевных заболеваниях нарушение сознания характеризуется именно расстройством в сфере чувств и отношений: больной ненавидит мать, которую до этого горячо любил, со злобой говорит о близких людях и т. д.

Обязательным условием формирования и проявления всех указанных выше специфических качеств сознания является владение языком. В процессе речевой деятельности происходит накопление знаний, обогащение человека опытом, выработанным до него человечеством, передаваемым ему с помощью языка. Язык — особая объективная система, в которой запечатлен общественно-исторический опыт или общественное сознание. Будучи усвоен конкретным человеком, язык в известном смысле становится его реальным сознанием. Маркс отмечал, что

«язык есть практическое, существующее и для других людей и лишь тем самым существующее также и для меня самого, действительное сознание. ..».

Понятие «сознание» употребляется в психологии, психиатрии и других науках в смысле, отвечающем приведенным выше его основным характеристикам. При этом для психиатра, перед которым постоянно возникает вопрос о наличии, сохранении или нарушении сознания у больного, важно установить, имеется ли у данного человека возможность отдавать отчет о месте, времени, окружающей обстановке, состоянии и образе действий собственной личности. Человек, у которого сознание остается ясным, оценивает вновь поступающую в мозг информацию с учетом уже имеющихся у него знаний и опыта и выделяет себя из окружающей среды, сохраняет сложившуюся систему отношений к другим людям и условиям деятельности и на основе этого управляет своим поведением.

6.Основные психологические характеристики сознания.

Сознание — высший уровень психического отражения и регуляции, присущий только человеку. Благодаря сознанию формируется внутренняя модель внешнего мира, в следствие чего становится возможным его познание и преобразование.

К неотъемлемым признакам сознания относятся: речь, мышление и способность создавать обобщенную модель окружающего мира в виде совокупности образов и понятий.

Сознание выполняет четыре основных функции: отражение, регулятивно-оценочную, рефлексивную, порождающую.

Благодаря сознанию, человек может построить модель своей личности и на этой основе строить взаимоотношения с другими людьми.

Человек принципиально отличается от животного тем, что он овладел природой с помощью орудий. Это наложило отпечаток на его психику, — он научился овладевать собственными высшими психическими функциями.

Характеристики сознания:

1. Познавательные процессы (ощущение, восприятие, мышление, память). На их основе формируется совокупность знаний об окружающем мире.

2. Различение субъекта и объекта (противопоставление себя окружающему миру, различение «Я» и «не Я»). Сюда входят самосознание, самопознание и самооценка. Имеет рефлексивный хар-р (дает возможность человеку выделить себя из окружающей среды, проанализировать и оценить свои действия и поступки).

3. Отношения человеку к себе и окружающему миру (его чувства, эмоции, переживания).

4. Креативная (творческая) составляющая (сознание формирует новые образы и понятия, которых ранее не было в нем с помощью воображения, мышления и интуиции).

5. Формирование временной картины мира (память хранит образы прошлого, воображение формирует модели будущего).

6. Формирование целей деятельности (исходя из потребностей человека, сознание формирует цели деятельности и направляет человека на их достижение

7.Сознание имеет социальный хар-р, ибо оно возникает только в общественном, социальном обществе.

8.Коммуникативная особенность сознания дает возможность передать информацию от одного к др.

9.Интеллектуальная особенность сознания дает возможность анализировать, обобщать, абстрагировать, классифицировать предметы, явления, рассуждать, делать выводы, умозаключения об явлениях природы и общества.

11.Воображаемая особенность сознания дает возможность фантазировать, мечтать, заглянуть в будущее.

Свойства сознания:

1. Сознание индивида характеризуется активностью, которая обусловлена внутренним состоянием в момент действия, наличием цели

2. Интенциональность – направленность на какой-либо предмет

3. Способность к рефлексии, самонаблюдению, т.е. осознание сознания

4. Оно всегда мотивированно, преследует цели

Одна из функций сознания – формирование целей деятельности, предварительное мысленное построение действий и предвидение их результатов, что обеспечивает разумное регулирование поведения человека.

7.Сравнительный анализ психики животных и человека.

Почти все, что имеется в психологии и поведении животного, приобретается им одним из двух возможных путей: передается по наследству или усваивается в стихийном процессе научения. То, что передается по наследству, обучению и воспитанию не подлежит; то, что появляется у животного спонтанно, может возникнуть и у человека без специального обучения и воспитания. .Внимательное изучение психологии поведения животных, их сравнение с психологией и поведением человека позволяют установить то, о чем нет необходимости проявлять специальную заботу при обучении и воспитании людей.

Сравнение психики животного с человеческой позволяет выделить следующие основные различия между ними.

1. Животное может действовать только в рамках ситуации, которая воспринимается непосредственно, а все осуществляемые им акты ограничены биологическими потребностями, то есть мотивация всегда биологическая.

Животные не делают ничего такого, что не обслуживает их биологических потребностей. Конкретное, практическое мышление животных делает их зависимыми от непосредственной ситуации. Лишь в процессе ориентированного манипулирования животное способно решить проблемные задачи. Человек же благодаря абстрактному, логическому мышлению может предвидеть события, делать согласно познавательной необходимости — сознательно.

Мышление тесно связано с вещанием. Животные лишь подают сигналы своим родственникам по поводу собственных эмоциональных состояний, тогда как человек с помощью языка информирует других во времени и пространстве, передавая общественный опыт. Благодаря языку каждый человек пользуется опытом, который выработан человечеством в течение тысячелетий и которого он никогда не воспринимал непосредственно.

2. Животные способны использовать предметы в качестве орудия, но ни одно животное не может создать орудие труда. Животные не живут в мире постоянных вещей, не выполняют коллективных действий. Даже наблюдая за действиями другого животного, они никогда не будут помогать друг другу, действовать сообща.

Только человек создает орудие по продуманному плану, использует их по назначению и сохраняет на будущее. Он живет в мире постоянных вещей, пользуется орудиями совместно с другими людьми, перенимает опыт пользования орудиями труда и передает его другим.

3. Отличие психики животных и человека состоит в чувствах. Животные также способны переживать положительные или отрицательные эмоции, но только человек может сочувствовать в горе или радости другому человеку, наслаждаться картинами природы, переживать интеллектуальные чувства.

4. Условия развития психики животных и человека являются четвертым отличием. Развитие психики в животном мире подчинено биологическим законам, а развитие психики человека детерминируется общественно-историческими условиями.

И человеку, и животному свойственны инстинктивные реакции на раздражители, способность приобретать опыт в жизненных ситуациях. Однако присваивать общественный опыт, который развивает психику, способен лишь человек.

С момента рождения ребенок овладевает способами использования орудий и навыками общения. Это, в свою очередь, развивает чувственную сферу, логическое мышление, формирует личность индивида. Обезьяна в любых условиях будет проявлять себя как обезьяна, а человек только тогда станет человеком, если его развитие проходит среди людей. Это подтверждают случаи воспитания человеческих детей среди животных

Сознание человека (Немов Р.С. Психология)

Немов Р.С. Психология: В 3 кн. Кн.1. – М.: Владос, 1999
Глава 5. СОЗНАНИЕ ЧЕЛОВЕКА (с.132-144)

Краткое содержание

Природа человеческого сознания. Сознание как форма отражения человеком действительности. Основные признаки сознания. Психологическая характеристика сознания человека. Значение и смысл как составляющие сознания. Роль речи в функционировании человеческого сознания. Сознание как обобщенное, словесно определенное отражение человеком действительности в ее сущностных и наиболее устойчивых инвариантных свойствах.

Возникновение и развитие сознания. Предпосылки и условия возникновения сознания: совместная продуктивная деятельность людей, распределение труда, ролевая дифференциация и активизация общения, выработка и использование языка, других знаковых систем, становление человеческой материальной и духовной культуры. Основные направления фило- и онтогенетического развития сознания. Возникновение и развитие у человека рефлексивной способности. Становление системы понятий. Изменение психологии и поведения людей под влиянием исторических событий. Успехи науки, культуры, промышленного производства, появление новых средств познания и саморегуляции (психической и поведенческой) – факторы, обеспечивающие развитие сознания. Основные направления развития сознания в современных условиях. Грядущие социально-экономические изменения и перспективы развития сознания человека.

ПРИРОДА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ

Существенное отличие человека как вида от животных состоит в его способности рассуждать и мыслить абстрактно, размышлять о своем прошлом, критически оценивая его, и думать о будущем, разрабатывая и реализуя рассчитанные на него планы и программы. Все это вместе взятое связано со сферой человеческого сознания.

Сознание является высшим уровнем отражения человеком действительности, если психику рассматривают с материалистических позиций, и собственно человеческой формой психического начала бытия, если психику трактуют с идеалистических позиций. В истории психологической науки сознание явилось труднейшей проблемой, которую до сих пор не удалось решить с материалистических или идеалистических позиций, но на пути ее материалистического понимания возникало множество самых сложных вопросов. Именно по этой причине глава о сознании, несмотря на важнейшее значение этого явления в понимании психологии и поведении человека, до сих пор остается одной из наименее разработанных.

Независимо от того, каких философских позиций придерживались исследователи сознания, с ним неизбежно связывали так называемую рефлексивную способность, т.е. готовность сознания к познанию других психических явлений и самого себя. Наличие у человека такой способности является основанием для существования и развития психологических наук, ибо без нее данный класс феноменов был бы закрыт для познания. Без рефлексии человек не мог бы иметь даже представления о том, что у него есть психика.

Первая психологическая характеристика сознания человека включает ощущение себя познающим субъектом, способность мысленно представлять существующую и воображаемую действительность, контролировать собственные психические и поведенческие состояния, управлять ими, способность видеть и воспринимать в форме образов окружающую действительность.

Ощущение себя познающим субъектом означает, что человек осознает себя как отделенное от остального мира существо, готовое и способное к изучению и познанию этого мира, т.е. к получению более или менее достоверных знаний о нем. Человек осознает эти знания как феномены, отличные от объектов, к которым они относятся, может сформулировать эти знания, выразив их в словах, понятиях, разнообразной иной символике, передать другому человеку и будущим поколениям людей, хранить, воспроизводить, работать со знаниями как с особым объектом. При утрате сознания (сон, гипноз, болезнь и т.п.) такая способность теряется.

Мысленное представление и воображение действительности – вторая важная психологическая характеристика сознания. Она, как и сознание в целом, тесным образом связана с волей. О сознательном управлении представлениями и воображением говорят обычно тогда, когда они порождаются и изменяются усилием воли человека.

Здесь, правда, есть одна сложность. Воображение и представления не всегда находятся под сознательным волевым контролем и в этой связи возникает вопрос: имеем ли мы дело с сознание в том случае, если они представляют собой «поток сознания» – спонтанное течение мыслей, образов и ассоциаций. Думается, что в данном случае правильнее было бы говорить не о сознании, а о предсознании – промежуточном психическом состоянии между бессознательным и сознанием. Иными словами, сознание почти всегда связано с волевым контролем со стороны человека его собственной психики и поведения.

Представление действительности, отсутствующей в данный момент времени или вовсе не существующей (воображение, грезы, мечты, фантазия), выступает как одна из важнейших психологических характеристик сознания. В данном случае человек произвольно, т.е. сознательно, отвлекается от восприятия окружающего, от посторонних мыслей, и сосредоточивает все свое внимание на какой-либо идее, образе, воспоминании и т.п., рисуя и развивая в своем воображении то, что в данный момент он непосредственно не видит или вообще не в состоянии увидеть.

Волевое управление психическими процессами и состояниями всегда связывалось с сознанием. Не случайно, что в старых учебниках по психологии темы «Сознание» и «Воля» почти всегда соседствовали друг с другом и обсуждались одновременно.

Сознание тесным образом связано с речью и без нее в высших своих формах не существует, В отличие от ощущений и восприятия, представлений и памяти сознательное отражение характеризуется рядом специфических свойств. Одно из них – осмысленность представляемого, или осознаваемого, т.е. его словесно-понятийная означенность, наделенность определенным смыслом, связанным с человеческой культурой.

Другое свойство сознания состоит в том, что в сознании отражаются не все и не случайные, а только основные, главные, сущностные характеристики предметов, событий и явлений, т.е. то, что характерно именно для них и отличает их от других, внешне похожих на них предметов и явлений.

Сознание почти всегда связано с употреблением для обозначения осознаваемого слов-понятий, которые, по определению, содержат в себе указания на общие и отличительные свойства отражаемого в сознании класса предметов.

Третья характеристика человеческого сознания – это его способность к коммуникации, т.е. передаче другим лицам того, что осознает данный человек, с помощью языка и других знаковых систем. Коммуникативные возможности есть у многих высших животных, но от человеческих они отличаются одним важным обстоятельством: с помощью языка человек передает людям не только сообщения о своих внутренних состояниях (именно это является главным в языке и общении животных), но и о том, что знает, видит, понимает, представляет, т.е. объективную информацию об окружающем мире.

Еще одной особенностью человеческого сознания является наличие в нем интеллектуальных схем. Схемой называется определенная умственная структура, в соответствии с которой человеком воспринимается, перерабатывается и хранится информация об окружающем мире и о самом себе. Схемы включают правила, понятия, логические операции, используемые людьми для приведения имеющейся у них информации в определенный порядок, включая отбор, классификацию информации, отнесение ее к той или иной категории. С примерами схем, работающих в области восприятия, памяти и мышления, мы еще встретимся на страницах учебника при рассмотрении познавательных процессов.

Обмениваясь друг с другом разнообразной информацией, люди выделяют в сообщаемом главное. Так происходит абстрагирование, т.е. отвлечение от всего второстепенного, и сосредоточение сознания на самом существенном. Откладываясь в лексике, семантике в понятийной форме, это главное затем становится достоянием индивидуального сознания человека по мере того, как он усваивает язык и научается пользоваться им как средством общения и мышления. Обобщенное отражение действительности и составляет содержание индивидуального сознания. Вот почему мы говорим о том, что без языка и речи сознание человека немыслимо.

Язык и речь как бы формируют два разных, но взаимосвязанных в своем происхождении и функционировании пласта сознания: систему значений и систему смыслов слов. Значения слов называют то содержание, которое вкладывается в них носителями языка. Значения включают в себя всевозможные оттенки в употреблении слов и лучше всего выражены в различного рода толковых общеупотребительных и специальных словарях. Система словесных значений составляет пласт общественного сознания, которое в знаковых системах языка существует независимо от сознания каждого отдельно взятого человека.

Смыслом слова в психологии называют ту часть его значения или то специфическое значение, которое слово приобретает в речи употребляющего его человека. Со смыслом слова, кроме ассоциированной с ним части значения, связано множество чувств, мыслей, ассоциаций и образов, которые данное слово вызывает в сознании конкретного человека.

Сознание, однако, существует не только в словесной, но и в образной форме.
В таком случае оно связано с использованием второй сигнальной системы, вызывающей и преобразующей соответствующие образы. Наиболее ярким примером образного человеческого сознания является искусство, литература, музыка. Они также выступают как формы отражения действительности, но не в абстрактной, как это свойственно науке, а в образной форме.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СОЗНАНИЯ

Сознание человека возникло и развивалось в общественный период его существования, и история становления сознания не выходит, вероятно, за рамки тех нескольких десятков тысяч лет, которые мы относим к истории человеческого общества. Главным условием возникновения и развития человеческого сознания является совместная продуктивная опосредованная речью орудийная деятельность людей. Это такая деятельность, которая требует кооперации, общения и взаимодействия людей друг с другом. Она предполагает создание такого продукта, который всеми участниками совместной деятельности сознается как цель их сотрудничества. Индивидуальное сознание на заре истории человечества возникло, вероятно (об этом сейчас, по прошествии десятков тысяч лет, трудно судить определенно), в процессе коллективной деятельности как необходимое условие ее организации: ведь для того чтобы вместе людям заниматься каким-либо делом, каждый из них должен ясно представлять себе цель их совместной работы. Эта цель должна быть означена, т.е. определена и выражена в слове.

Точно так же, по-видимому, в онтогенезе возникает и начинает развиваться индивидуальное сознание ребенка. Для его становления также необходимы совместная деятельность и активное общение взрослого с ребенком, выделение, осознание и словесное обозначение цели взаимодействия. С самого начала фило- и онтогенетического возникновения и развития человеческого сознания его субъективным носителем становится речь, которая вначале выступает как средство общения (сообщения), а затем становится средством мышления (обобщения).

Прежде чем стать достоянием индивидуального сознания, слово и связанное с ним содержание должны получить общее значение для пользующихся ими людей. Это впервые и происходит в совместной деятельности. Получив свое всеобщее значение, слово затем проникает в индивидуальное сознание и становится его достоянием в форме значений и смыслов. Следовательно, вначале появляется коллективное, а затем индивидуальное сознание, причем такая последовательность развития характерна не только для филогенеза, но и для онтогенеза сознания. Индивидуальное сознание ребенка формируется на базе и при условии существования коллективного сознания путем его присвоения (интериоризации, социализации).

Особо важное значение для развития человеческого сознания имеет продуктивный, творческий характер человеческой деятельности. Сознание предполагает осознание человеком не только внешнего мира, но и самого себя, своих ощущений, образов, представлений и чувств. Иного пути осознания этого, кроме получения возможности «видения» собственной психологии, опредмеченной в творениях, для человека нет. Образы, мысли, представления и чувства людей материально воплощаются в предметах их творческого труда и при последующем восприятии этих предметов именно как воплотивших в себе психологию их творцов становятся осознанными. Поэтому творчество есть путь и средство самопознания и развития сознания человека через восприятие им своих собственных творений.

В начале своего развития сознание человека является направленным на внешний мир. Человек осознает, что находится вне его, благодаря тому, что с помощью данных ему от природы органов чувств видит, воспринимает этот мир как отделенный от него и существующий независимо от него. Позднее появляется рефлексивная способность, т.е. осознание того, что сам человек для себя может и должен стать объектом познания. Такова последовательность стадий развития сознания в фило- и онтогенезе. Данное первое направление в развитии сознания можно обозначить как рефлексивное.

Второе направление связано с развитием мышления и постепенным соединением мысли со словом. Мышление человека, развиваясь, все больше проникает в суть вещей. Параллельно с этим развивается язык, используемый для обозначения добываемых знаний. Слова языка наполняются все более глубоким смыслом и, наконец, когда развитие получают науки, превращаются в понятия. Слово-понятие и есть единица сознания, а направление, в русле которого оно возникает, можно обозначить как понятийное.

Каждая новая историческая эпоха своеобразно отражается в сознании ее современников, и с изменением исторических условий существования людей меняется их сознание. Филогенез его развития можно, таким образом, представить в историческом ракурсе. Но то же самое справедливо и в отношении сознания человека в ходе его онтогенетического развития, если благодаря произведениям культуры, созданным людьми, индивид все глубже проникает в психологию живших до него народов. Это направление в развитии сознания есть смысл обозначить как историческое.

В данный момент истории сознание людей продолжает развиваться, причем это развитие, по-видимому, идет с известным ускорением, вызванным ускоренными темпами научного, культурного и технического прогресса. Такой вывод можно сделать на основании того, что все процессы, описанные выше в основных направлениях преобразования сознания, существуют и усиливаются.

Магистральным направлением дальнейшего развития человеческого сознания становится расширение сферы осознаваемого человеком в себе и окружающем мире. Это, в свою очередь, связано с совершенствованием средств материального и духовного производства, с начавшейся в мире социально-экономической революцией, которая со временем должна перерасти в революцию культурно-нравственную.

Первые признаки такого перехода мы начинаем замечать уже сейчас. Это – рост экономического благосостояния разных народов и стран, изменение их идеологии и политики как на международной, так и на внутренней арене, снижение межгосударственного военного противоборства, повышение значимости религиозных, культурных и нравственных ценностей в общении людей друг с другом. Параллельным курсом идет проникновение человека в тайны жизни, макро- и микромира. Благодаря успехам науки расширяется сфера познания и управления человеком, власти над собой и миром, значительно повышаются человеческие творческие возможности и, соответственно, сознание людей.

границ | Изучение самосознания через распознавание себя и других образов в зеркале: концепции и оценка

Введение

Самосознание можно определить для человека как осознание своего собственного тела в пространственно-временном континууме и его взаимодействия с окружающей средой, включая других. Это также включает в себя осознание индивидуальности своей личности, выстраиваемой с течением времени во взаимодействии с другими. Он лежит в основе процессов более высокого уровня, таких как теория разума или эмпатии, процессов, которые позволяют нам не только осознавать других, но и дифференцировать себя от них, от их образа и от их восприятия и эмоционального опыта (Decety и Sommerville, 2003; Rochat, 2003).

Самосознание находится на пересечении различных дисциплин, таких как нейрофизиология, психиатрия, психология / нейропсихология, психоанализ и философия, что ставит его в центр многих тем исследований. Многие авторы подчеркивают решающую роль тела в развитии самосознания как в качестве интерфейса с окружающей средой, так и в качестве фактической части «я» (тело-я) (Damasio et al., 2000; Ionta et al. , 2011). Кроме того, важность зеркала в психоаналитических моделях самосознания и психоаналитическом развитии усиливает место тела-я в построении распознавания образа себя, которое подразумевает самосознание (Wallon, 1934).

В этой статье мы предлагаем сначала провести исторический обзор исследований концепций самосознания, включая развитие самосознания и роль тела (особенно, восприятие тела, но также и действие тела) и социальное прочее в построении самосознания. С этой точки зрения будут разработаны нейропсихологические и нейрофизиологические подходы к самосознанию. Во-вторых, важность самооценки и самопознания в зеркале будет подчеркнута, особенно в отношении интереса зеркала в оценке самосознания.

Концепции самосознания и самооценки

Теоретические основы: осмысление себя

На протяжении веков теоретики стремились понять и дать определение самосознанию (Maine de Biran, 1834; Piaget, 1936; Wallon, 1959b; Merleau-Ponty, 1964; Vygotsky, 1978; Neisser, 1991; Rochat, 2003). Одна из теоретических моделей, разработанная в особенности Пиаже (1936) и Мерло-Понти (1964), — это модель врожденного самосознания, по крайней мере, в его телесном измерении.В этой модели субъектом является , рожденный субъектом, а знает себя как субъект. Его / ее последующее психическое развитие связано с тем, как он / она будет строить и формировать мир вокруг себя. Согласно Пиаже (1936), взаимодействия между ребенком и окружающей его / ее средой регулируются ритмом, в котором происходит созревание его / ее центральной нервной системы. Его фундаментальные работы по психологии развития оказали влияние на многих его преемников, включая Мерло-Понти (1964), философские работы которого частично сосредоточены на феноменологии восприятия.Некоторые из разработанных им понятий присоединились к идеям Пиаже. Примечательно, что он настаивал на важности другого для человека, в то же время вовлекая определенную степень врожденного самосознания, особенно со схемой тела, уже присутствующей у ребенка в очень раннем возрасте и благодаря которой он / она сможет взаимодействовать с другими.

В начале двадцатого века появились различные направления мысли, в основном развитые Выготским (1933). Идеи Выготского далеки от теорий Пиаже, ставя под сомнение эгоцентрическую стадию Пиаже, которая ставит ребенка в центр развития самости и представлений об окружающем мире.Для Выготского ребенок — не главный рабочий этого строительства; он / она является учеником, и именно присутствие другого и внешней среды позволяет ему / ей иметь возможность строить себя как личность (Выготский, 1978).

Эти идеи подхватили многие современники. Во Франции влияние Валлона (1959b) было особенно важным. В своей работе Валлон ставит под сомнение возможное совместное построение самосознания и сознания другого на основе взаимодействия человека с внешней средой.Валлон акцентирует внимание на важности присутствия другого, чтобы быть с ребенком в его / ее самостроении. Ребенок учится отношениям у других, сначала с помощью простой мимикрии и взаимного эмоционального заражения. Согласно Валлону, эта эмоциональная взаимность свидетельствует о первоначальной невозможности для ребенка отделить себя от других в течение первых месяцев жизни. Он / она не осознает, что является отдельным человеком от своих родителей. Именно через игру взаимной стимуляции и чередования ребенок, наконец, осознает границу, которая отделяет его / ее от другого, от его / ее собственного эго .Для Валлона это развитие самосознания заканчивается в трехлетнем возрасте, кризисном возрасте, когда ребенок может утверждать себя и противопоставлять другим свои собственные желания и идеи. Этот подход доминировал в течениях мысли в последующие десятилетия.

Neisser (1991) описал два различных способа построения «я» : (а) через восприятие тела и взаимодействия с окружающей средой, и (б) через отношения с другими. Кроме того, другие авторы, такие как Принц (2013), обсуждали понятие социального зеркального отображения и предположили, что социальное зеркальное отображение является предпосылкой для конституирования ментальных «я».Наконец, Уэбб и Грациано (2015) подчеркнули важную роль обработки внимания в развитии самосознания в отношении стимулов внешней и внутренней среды.

Краткое изложение концептуальных представлений self представлено в Таблице 1.

Таблица 1. Осмысление себя.

Более глобальные подходы к концепции самосознания были предложены совсем недавно, в частности, Damasio et al. (1999), чья работа сосредоточена на изучении нейронных основ познания и поведения.Он был одним из самых активных исследователей в области осознания / сознания, изучающих механизмы, лежащие в его основе. В своей работе он обобщает идеи, развитые в ходе его различных исследований, предлагая три различных уровня осознания / сознания, которые в конечном итоге приводят к самосознанию: (a) Первичное сознание , (b) Рефлексивное сознание и ( в) Самосознание. Первичное сознание — это бдительное базовое сознание, которое развивается в возрасте от 6 месяцев до 1 года и позволяет младенцу развиваться в его / ее окружающей среде, даже если он / она не может отличить себя от остальных. Мир.Первичное сознание разделяют другие виды животных с органами чувств и сложным мозгом (Jones and Mormede, 2002). Рефлексивное сознание позволяет человеку понять, что он / она является тем, кто направляет свои собственные действия и мысли, и что он / она контролирует свои рассуждения и поведение. Это соответствует сознанию того, что не является другим, и разделяется людьми и большими приматами. Самосознание, более высокий уровень сознания, относится к способности присвоить свою собственную историю, осознавать единство себя, которое сохраняется, несмотря на течение времени и изменения окружающей среды.По словам Дамасио, это не проявляется раньше двухлетнего возраста у людей. Интересно, что возраст 2 лет также соответствует развитию языка у ребенка.

Понятие первичного сознания, разработанное Damasio et al. (1999) можно сравнить с концепцией «минимального я». Минимальное «я» представляет собой самый базовый уровень «я». Он относится к самосознанию как к предмету непосредственного опыта и дорефлексивного происхождения действия, опыта и мысли (Gallagher, 2000).Пререфлексивное «это мое» (или чувство принадлежности; «ничтожества») сознательного опыта является центральной характеристикой минимального «я». Следовательно, минимальное «я» можно отличить от более сложных аспектов «я», таких как рефлексивное «я» (явное сознание «я») и нарративное «я» (переживание себя с конкретными характеристиками и личной историей).

Совсем недавно Decety и Sommerville (2003) представили свою концептуальную концепцию self в обзоре литературы.Эта концептуализация в некотором роде отражает модель стратификации, описанную Дамасио. Соответственно, построение себя — это многомерный и развивающийся процесс, который происходит с младенчества и развивается в течение первых лет жизни. Этот процесс включает физические, психологические и социальные факторы и позволяет развивать разные типы сознания с разными уровнями. Десети и Соммервилл подчеркнули когнитивное измерение саморазвития, включающее общие представления о себе и других, что в конечном итоге приводит к дифференциации между собой.

Различные уровни, типы, содержание и изменения самосознания суммированы в Таблице 2.

В свете этих различных подходов можно выделить две изначальные концепции. Первый заключается в том, что обретение самосознания происходит главным образом за счет различения между собой и другим, с признанием идентичностей друг друга. Вторая концепция заключается в том, что тело, интерфейс между вами и другим, является одним из важнейших ключей в ходе этого процесса.Эта концепция развивается в следующем разделе.

Что касается первой концепции, самосознание будет построено по отношению к другому (реляционная диада) через реляционную и эмоциональную синхронизацию, а также глазами другого (Wallon, 1984; Feldman, 2007; Haag et al., 2005, 2010). ). Мать смотрит на ребенка, а ребенок смотрит на мать, но он также видит свое отражение в глазах матери. Самосознание с интеграцией образа тела также проходит через подражание другому, переходя, например, от простого подражания высунутому языку новорожденному к более сложному развитию, включая словесный язык ребенка (Надель-Брюльфер и Бодоньер. , 1982; Надель и др., 1983; Надель, 2011).

Здесь мы могли бы предположить, что самосознание создается посредством имитации другого, с репрезентацией того, что идентично, посредством синхронизации, но также и с репрезентацией того, что отличается. Позже появление гендерного тела относится к половой дифференциации и, вероятно, в подростковом возрасте является новым мобилизующим рычагом этого процесса.

Роль тела в самосознании

Восприятие тела и самосознание

Сегодня связь между телом и разумом, кажется, хорошо установлена.Клиническая практика ежедневно вспоминает об этом, говоря о частоте психосоматических проявлений, наблюдаемых у пациентов с психическими расстройствами (Testa et al., 2013). Тело предстает здесь как отражение психологических проблем и в центре психологического процесса самосознания (Gernet, 2007).

Согласно Валлону (1959a), когда ребенок рождается, он / она видит себя вывихнутым, с отдельными частями и членами, и постепенно он / она видит их объединенными в единое тело.Сознание телесного «я» было бы необходимой предпосылкой для построения личности ребенка. Эта концепция была впервые представлена ​​в 1794 году под названием cenesthesia . Хюбнер определил ценестезию как общую чувствительность, которая представляет душе состояние ее тела, тогда как чувственность информирует душу о внешнем мире, а внутреннее чувство дает представления, суждения, идеи и концепции (Starobinski, 1977). Позднее Валлон опишет это проще, обозначив этим термином два типа чувствительности: внутреннюю и висцеральную чувствительность и проприоцептивную и постуральную чувствительность, совместное действие которых будет отвечать за кинестетические ощущения.

Эта концепция ценестезии эволюционировала в концепцию схемы тела в конце девятнадцатого века после клинических наблюдений Боннье (1904) по нарушениям восприятия собственного тела, возникающим в результате определенных неврологических поражений или доброкачественных заболеваний, таких как головокружение. Затем выдвигается гипотеза о существовании нормальной системы восприятия, с которой были бы связаны эти аномалии. Эта система восприятия соответствовала бы тому, что Head and Holmes et al.(1911–1912) вскоре после этого был концептуализирован под термином схема тела . Этот телесный паттерн будет постепенно формироваться в первые месяцы жизни, когда кажется, что ребенок проявляет большой интерес к изучению своего тела с помощью прикосновений, а также к изучению своего непосредственного окружения. Благодаря этому исследованию ребенок постепенно узнает границы между своим телом и своим окружением. Хотя в нескольких исследованиях подчеркивается риск нарушения схемы тела у детей с серьезными нарушениями зрения (см. Обзор в Lueck and Dutton, 2015), Хед и Холмс отвергают любое участие оптических путей в приобретении этой схемы тела, которая отражает общая интуиция относительно текущего положения тела в пространстве.

Это последнее замечание подчеркивает фундаментальное различие между этой концепцией схемы тела и концепцией самооценки, введенной Шильдером (1968). Первый основан на элементах позы, тогда как другой относится к символическому и эмоциональному опыту, основанному, прежде всего, на визуальном восприятии самого себя. Эти двое, однако, не диссоциированы, учитывая, что они вместе вносят вклад в конституцию тела-я .

Как схема тела, самооценка не является врожденной, но приобретается постепенно.Концепция самооценки эмоционально и символически заряжена. Самовосприятие — это не просто наблюдаемое изображение. Он также включает в себя то, как люди представляют свое собственное тело в уме и представления других в своем собственном теле. Это представление изначально выполняется как часть взаимодействия между ребенком и другим, как если бы ребенок мог сначала увидеть себя глазами другого, прежде чем представить свое собственное тело. Различные авторы описывали важную роль зеркала в построении собственного образа и, в более широком смысле, самого себя.Этот аспект будет подробно описан позже.

Этот обзор идей, которые разрабатывались более ста лет, показывает важность тела в основных теориях психологии развития. Действительно, более поздние авторы, такие как Damasio et al. (1999) выделили центральное место, занимаемое телом в феномене сознания. Они поддерживают идею о том, что сознательное мышление в первую очередь основано на нашем внутреннем восприятии. В своей модели они разработали различные возможные уровни самосознания, поставив телесное восприятие выше любого уровня сознания.Восприятие внешнего мира, описанного в первичном сознании, становится возможным только в том случае, если это фундаментальное телесное восприятие действует.

В последние годы многие авторы также участвовали в улучшении нашего понимания путей, задействованных в самосознании, уделяя особое внимание «самосознанию тела» (Aspell et al., 2009; Pasqualini et al., 2013) . Эта концепция разделена на три аспекта: самоопределение, перспектива от первого лица и самоидентификация.

Различные экспериментальные исследования показали, что телесное самосознание податливо. Sforza et al. (2010), например, изучали распознавание лиц у здоровых людей с помощью простой экспериментальной парадигмы. Экзаменатор коснулся лица испытуемого, в то время как испытуемый наблюдал, как то же действие одновременно применяется к лицу другого человека. Результаты этого исследования показали частые ошибки в идентификации другого изображения как своего собственного. Точно так же, манипулируя визуально-тактильными входами, иллюзорное чувство собственности может быть вызвано искусственной рукой (иллюзия резиновой руки; Botvinick and Cohen, 1998).Фактически, наблюдение за рукой или лицом другого человека, которым гладят синхронно с штрихами, нанесенными на нашу соответствующую невидимую руку или лицо, может вызвать иллюзорную самоатрибуцию видимой руки или лица. Более того, участники воспринимают свою руку как находящуюся в положении, смещенном в сторону фиктивной руки (проприоцептивный дрейф), или судят о лице другого человека как о похожем на свое собственное. Многие экспериментальные парадигмы показали аналогичные результаты, предполагая, что телесное самосознание может исчезнуть с помощью противоречивой сенсорной стимуляции.Кроме того, как обсуждается ниже, наши двигательные действия также могут способствовать самосознанию.

Действие тела и самосознание

Как недавно было подчеркнуто, система управления моторикой в ​​головном мозге не только контролирует сложные действия, но также отвечает за репрезентацию тела (Murata et al., 2016). Точнее, Мурата и др. (2016) показали, что система управления моторикой способствует восприятию рук как части собственного тела. Согласно Галлахеру (2005), восприятие собственного тела — это фундаментальный процесс самопознания.Таким образом, руки являются не только исполнительными механизмами в движении, но и могут рассматриваться как связующее звено между сознанием и моторным контролем. В этом смысле то, что сейчас называется чувством свободы воли, можно рассматривать как субъективное осознание того, что созданное вами действие приписывается самому себе. Чувство свободы воли возникает, когда выполняемое действие осознается как произведенное собственным телом. Таким образом, ожидается, что чувство свободы воли возникает исключительно во время произвольного движения. Согласно Blakemore et al.(1999), копия команды двигателя, то есть копия efference, может быть передана в прямую модель для прогнозирования обратной связи в ответ на данную команду двигателя. Таким образом, сравнение сенсорной обратной связи и последующего разряда способствует как точности движения, так и распознаванию того, кто произвел наблюдаемое действие. В свою очередь, чувство свободы воли участвует в построении самосознания посредством производства и контроля двигательных действий.

Несколько нейропсихологических и нейровизуализационных экспериментов показали, что нижняя теменная кора участвует в чувстве свободы воли (см. Обзор в Murata et al., 2016). Действительно, как продемонстрировали Sirigu et al. (1999), пациенты с поражением нижней теменной коры испытывают дефицит агентного распознавания. Более того, аналогичным образом несколько исследований с использованием изображений человеческого мозга показали, что нижняя теменная кора участвует в обнаружении действия у здоровых участников (Farrer et al., 2003, 2008; Decety and Grèzes, 2006; Chambon et al. др., 2013). Интересно, что, как мы обсудим ниже, поражения темени также ответственны за пространственное пренебрежение, а также за соматопарафрению, два нейропсихологических дефицита, которые также могут влиять на самосознание.

Нейропсихологический подход к самосознанию

Нарушение чувства свободы воли и беспокойство причастности к телу

Как обсуждалось выше, чувство принадлежности к телу, а также осознание причинного участия в действии, чувство свободы воли в основном исследовались у здоровых участников с использованием экспериментальных, а также функциональных методов нейровизуализации (Farrer et al. , 2003; Цакирис и др., 2007). Дополнительным подходом является исследование неврологических пациентов, у которых наблюдаются специфические нейропсихологические нарушения этих чувств после повреждения головного мозга.

Как обсуждается ниже, пациенты с повреждением головного мозга, особенно после инсульта, могут иметь анозогнозию для гемиплегии (AHP), влияющую на чувство собственности и, следовательно, на самосознание. Пациенты с повреждением головного мозга и АГП обычно отрицают слабость паретической или плегической контратезии конечности и убеждены в том, что они двигаются правильно. Эти пациенты могут также демонстрировать нарушенное чувство собственности в отношении паретичной / плегической конечности. Они воспринимают свою противоположную конечность как не принадлежащую им и могут даже приписывать их другим людям.Этот дефицит часто называют «соматопарафренией». Таким образом, для AHP характерно их ложное убеждение, что они не парализованы. Таким образом, их чувство принадлежности к действию или непричастности к действию — их чувство свободы воли — резко нарушается. Каким бы невероятным это ни казалось, несмотря на очевидный факт, что противоположная конечность сильно парализована, эти пациенты ведут себя так, как будто заболевания не существует. Когда их просят переместить паретичную / плегическую руку или ногу, они могут ничего не делать или могут двигать конечностью противоположной стороны.Однако в обеих ситуациях они либо убеждены, что успешно выполнили задачу, либо могут утверждать, что могут действовать обычным образом. Интересно, что хотя они не могут пошевелить своей противоположной конечностью, когда их об этом просят, они могут объяснить свою невозможность либо путаницей (я мог пошевелить ею вчера, но моя рука теперь устала), либо внешними причинами (земля скользкая и Я не могу по нему ходить) (Натансон и др., 1952). Что касается нейроанатомических коррелятов AHP, в нескольких исследованиях было высказано предположение, что правая кора островка может быть важной анатомической областью для интеграции входных сигналов, связанных с самосознанием о функционировании частей тела (для обзора см. Karnath and Baier, 2010).Кроме того, подтверждая эту гипотезу, сообщалось о сходящихся доказательствах того, что передняя кора островка также является центральной структурой для механизмов боли и регуляции температуры (Craig et al., 1996; Kong et al., 2006). Таким образом, передняя часть коры островка может представлять собой важный коррелят человеческого «интероцепции», а также важнейшую корковую область для владения телом, для чувства свободы воли и в более общем плане для самосознания (Craig, 2002, 2009). Более того, было высказано предположение, что передняя кора островка участвует в других когнитивных и эмоциональных процессах, которые могут способствовать самосознанию, например, в чувствах гнева или тревоги (Phillips et al., 1997; Damasio et al., 2000), тяга (Contreras et al., 2007; Naqvi et al., 2007) и визуальное самопознание (Devue et al., 2007).

Наконец, анозогнозия и нарушение чувства принадлежности к телу часто связаны с другим нейропсихологическим дефицитом, который следует за поражением правой теменной кости и влияет на пространственную репрезентацию: одностороннее пространственное игнорирование (USN).

Личное пренебрежение

Одностороннее пренебрежение пространством — это заболевание, при котором пациенты не знают о полушарии, противоположном поражению.Обычно левое УЗИ наблюдается после поражения правой теменной кости. Как предложил Шильдер (1968), пространство можно разделить на внеличностное пространство, периферическое пространство и личное пространство. Таким образом, пациенты, страдающие УЗН, могут игнорировать либо внеличностное пространство (ближнее или дальнее), либо личное пространство, противоположное поражению. В последнем случае, страдая от личного пренебрежения, пациенты игнорируют свои собственные противоположные части тела. В самом деле, пациенты не могут использовать свое противоположное полушарие, хотя и не парализованы.В некоторых случаях пациенты могут проявлять соматофрению и могут объяснить, что их рука или нога, пораженная поражением, находится за шкафом, или что их муж или жена взяли их с собой. Важно отметить, что многие пациенты не знают, что у них есть эти проблемы (анозогнозия).

Нейропсихологический подход действительно может представлять интерес для оценки роли различных корковых и подкорковых структур, участвующих в самосознании, для расшифровки нейрофизиологической основы самосознания, как это представлено в следующем разделе.

Нейрофизиологический подход к самосознанию

Эволюционная психология постулирует, что самосознание, а также другие высшие когнитивные способности будут уникальными для человека и, таким образом, будут отличать нас от видов животных, даже от наиболее развитых (Rochat, 2018). Эти теории теперь оспариваются достижениями нейробиологии, подчеркивающими участие определенных структур мозга в процессе самосознания, о котором сообщалось у некоторых приматов.

Комплексные пути активации и интеграции

Шильдер, психиатр и психоаналитик, отошел от психологических теорий самосознания в 1935 году, чтобы поставить под сомнение нейрофизиологические механизмы, позволяющие человеку находиться в заданном пространстве-времени (Schilder, 1968). Его идеи открыли новые перспективы для различных исследовательских проектов. С того времени и по сей день было разработано и разработано множество экспериментальных парадигм, чтобы лучше понять неврологические пути самосознания.

Лермитт (1939) был одним из первых, кто опубликовал свои исследования нейрофизиологических механизмов самосознания. Он описал возможную активацию правых теменных структур головного мозга, связанную с процессом приобретения имиджа себя. Многочисленные исследования позже подтвердили эту гипотезу, и в настоящее время, похоже, хорошо установлено, что структуры правого полушария, особенно теменные, участвуют в глобальном самосознании (Taylor, 2001).

Более конкретно, помимо участия нижней теменной коры в смысле действия, описанном выше в разделе « Действие тела и самосознание », также сообщалось о первичной роли височно-теменного соединения (Ionta et al., 2011; Грациано, 2018). Он соответствует зоне интеграции мультимодальной сенсорной информации, которая может играть ключевую роль в перспективе от первого лица и различении между собой и другим, а также в некоторых более сложных механизмах теории разума, которая включает способность понимать намерения, желания и убеждения другого. Aspell et al. (2012) более подробно изучали его активацию во время феномена внетелесных переживаний, как путем непрерывного электроэнцефалографического мониторинга во время таких явлений, так и путем наблюдения, что такие эксперименты могут запускаться у здоровых людей с помощью транскраниальной магнитной стимуляции (ТМС) височно-теменной области. соединение (Blanke et al., 2005).

Роль лобных корковых структур также обсуждалась в отношении более конкретной активации префронтальной коры, которая будет вмешиваться в процесс дифференциации между собой и другими (Van Veluw and Chance, 2014). Примечательно, что несколько исследований fRMI по теории разума подчеркнули ключевую роль медианной префронтальной коры (Van Veluw and Chance, 2014).

Наконец, была описана роль вестибулярной системы в развитии пространственного телесного самосознания (Pfeiffer et al., 2014). Одна из его функций — предоставлять информацию о положении тела с учетом изменений гравитационной системы Земли, что важно для кодирования мозгом пространственной ориентации тела в окружающей среде. Некоторые исследования выдвинули гипотезу о том, что вестибулярная система может быть частью более крупной сети, участвующей в пространственном исследовании, включая теменные доли и переднюю часть коры островка, уже упомянутую в разделе « Нарушение чувства свободы воли и нарушение владения телом » (Brandt et al. ., 1994; Karnath et al., 2004). Это вполне может объяснить, как калорийная вестибулярная стимуляция может уменьшить соматофрению. Действительно, было продемонстрировано, что такая стимуляция, применяемая у пациентов с повреждением правого мозга, может вызывать временную ремиссию анозогнозии при гемипарезе, а также постоянное исчезновение соматофрении (Cappa et al., 1987; Bisiach et al., 1991; Rode et al., 1992; Валлар и др., 2003). Кроме того, калорийная вестибулярная стимуляция может снизить AHP и USN (Cappa et al., 1987; Bisiach et al., 1991; Rode et al., 1992; Vallar et al., 2003), подтверждая роль вестибулярно-теменной сети в осознании тела и самосознании.

Примечательно, что интегрированные модели самосознания, включающие сенсорную и моторную мультимодальную интеграцию, связаны с идеями, уже разработанными Шеррингтоном почти столетие назад. Сэр К.С. Шеррингтон (1906) был английским неврологом, получившим Нобелевскую премию по медицине вместе с Адрианом (1932) за их работу по нервной системе. Согласно их работе, самосознание здесь и сейчас основано на зрительно-мышечно-лабиринтном или тактильно-мышечно-лабиринтном восприятии (Wallon, 1959a).Эта модель перекликается также с некоторыми идеями Пиаже, поскольку он описал в рамках своих стадий развития первую сенсомоторную стадию, во время которой ребенок существует только посредством движения и ощущений (Piaget, 1956). Это описание показывает даже сегодня важность сенсорной стимуляции и то, как ее можно интегрировать в мозг для построения самосознания, особенно у очень маленьких детей.

В этом процессе интеграции и комплексной активации роль конкретной нейронной системы — зеркальных нейронов — является предметом многочисленных споров.

Зеркальная нейронная система

Зеркальные нейроны были впервые описаны Rizzolatti и Sinigaglia (2008). Они представляют собой систему мотонейронов, особенность которых состоит в том, чтобы активировать себя как тогда, когда мы выполняем данное действие, так и когда мы видим, что кто-то другой выполняет то же действие, или даже когда мы думаем или говорим о его реализации, не инициируя его. Впервые они были обнаружены у обезьян после того, как было замечено, что они часто могут выполнять действие сразу же после того, как увидели его у одного из своих сородичей, как если бы оно было зеркальным отражением другого.

Эти описания могут предполагать, что нейроны, участвующие в таких реакциях, находятся на уровне оптических путей и активируются визуальной стимуляцией. Однако исследования Риццолатти по функциональной визуализации мозга предполагают, что эта «зеркальная» реакция будет соответствовать активации мозга на уровне премоторной лобной коры, верхней височной борозды и некоторых теменных областей (Rizzolatti and Sinigaglia, 2008). Другие недавние функциональные МРТ-исследования подтверждают эти данные, не показывая какой-либо активации в затылочных зрительных областях (Calvo-Merino et al., 2005). Исследования системы зеркальных нейронов у приматов показали активацию области мозга F5, которая соответствует у человека области Брока (то есть нижняя часть F3, соответствующая областям 44 и 45 Бродмана). Можно предположить, что эти зеркальные нейроны также играют роль в производстве вербального языка и в способности общаться с другими.

Признано, что эти нейроны частично лежат в основе нашей способности связываться друг с другом. Это открытие поместило их в центр социального познания.Их роль особенно обсуждалась в способности отличать себя от других, а также во взаимодействиях с другими на телесном, аффективном и когнитивном уровнях (как, например, в феномене эмпатии).

Здесь можно провести параллель между функционированием зеркальных нейронов и жестовой и эмоциональной реципрокностью, описанной Валлоном. Согласно теории Валлона (1959b), младенец воспроизводит многие действия, которые он / она видит у взрослых (например, улыбку), как если бы он / она смотрели в зеркало.Именно через эти переживания, а точнее через процессы идентификации и дифференциации, может развиваться самосознание.

В настоящее время система зеркальных нейронов подвергается некоторой критике из-за отсутствия специфичности, а недавние исследования показывают, что ей быстро приписали слишком большое доверие (Hickok, 2014). Их открытие, тем не менее, создало имитацию, которая внесла большой вклад в научные исследования.

Несмотря на постоянные попытки лучше понять конкретные пути, связанные с самосознанием, они еще не установлены.Ограничения появляются с учетом сложности обрабатываемой информации. Некоторые авторы, такие как Damasio et al. (1999), Тонони и Эдельман (2000) или Сет и др. (2006), не существует фиксированной структуры, ответственной за существование самосознания на разных его уровнях. По мнению этих авторов, самосознание фактически является ответом на гораздо более обширную активацию мозга, которая позволяет человеку найти себя здесь и сейчас и принять во внимание его / ее личную историю с соответствующими аффектами.

Собственное изображение и зеркало

Краткая история зеркала

Сегодня зеркало является вездесущим в наших домах, оно представляет собой древний предмет, форма или использование которого менялись на протяжении веков. Появление первых зеркал сложно датировать. Описания можно найти в древние времена, когда они уже были известны своей отражательной способностью. Первые зеркала были сделаны из стекла и свинца. Их изготовление из этих материалов потребовало некоторой работы, что сделало объект дефицитным и дорогим.Это оставалось самой богатой привилегией на протяжении веков. Например, в средние века некоторые наиболее ценные материалы, такие как золото или серебро, можно было использовать для изготовления зеркал (Melchior-Bonnet, 2011).

Только в конце семнадцатого века зеркала стали более доступными, распространились по домам и стали потребностью каждого. Появление зеркал в нашей жизни, вероятно, сильно изменило то, как люди воспринимают свой образ (Melchior-Bonnet, 2011).

Наряду с этими историческими и социальными соображениями интересно отметить, что зеркало долгое время считалось очаровательным объектом.Изучая цивилизацию инков, мы находим описания зеркал, использованных как «зажигалки» (Nordenskiôld, 1926). Эта особая способность, основанная на простых оптических свойствах, делала его почти волшебным предметом и, по сути, предметом роскоши. В средние века самые красивые и дорогие зеркала устанавливали в замках знатных или королевских особ, а поэты или сказители того времени праздновали их волшебную силу отражения. Именно эта способность увлекательного размышления присутствует во многих древних мифах.С давних времен саморефлексия является предметом многих постановок. Наиболее распространен миф о Нарциссе или Персее. В обоих случаях зеркало или отражение приводит к трагической гибели. Нарцисс расплачивается за свое тщеславие и любовь к своему отражению, которое он видит в воде. Персей использует отражательную способность зеркала, чтобы победить и убить своего врага Медузу. Здесь это можно рассматривать как начало размышлений о самосознании.

Важность другого в построении самосознания: теории самопознания в зеркале

В своей работе по построению самосознания Валлон (1934) объясняет, как маленькие дети, взаимодействуя со своим окружением, постепенно осознают свое собственное тело .Одна из основных частей его работы — описание реакции ребенка в зеркале. Валлон заметил, что в возрасте от 6 месяцев до 2 лет у ребенка развивается увлечение своим отражением в зеркале, даже после того, как он понял, что это вымысел. Ребенок может долго созерцать это отражение, наслаждаясь взглядом на этого «другого», который не является «настоящим я». Начиная с первых отражений, глядя в зеркало со своими родителями, он / она обращается к ним в поисках утешения, как подтверждения того, что изображение, которое он / она видит, на самом деле является им самим.

Как мы упоминали ранее, именно через эту игру чередования и обмена между собой и другим ребенок осознает свою индивидуальность. Зеркало для Валлона является одним из основных посредников в этом процессе, потому что через него ребенок может взаимодействовать с другими.

Zazzo (1948) последовал некоторым идеям Валлона. Он опубликовал свои наблюдения по реакциям младенца, столкнувшегося с его / ее образами через его / ее отражение в зеркале, а также фотографии и фильмы.Он утверждает, что когда ребенок смотрит в зеркало, а также на другие наглядные пособия, узнавание другого намного опережает самопознание. Он также устанавливает, что для трех типов изображений (зеркало, фотография и пленка) есть первый период, в течение которого мы наблюдаем, что субъект, кажется, не узнает или даже не видит своего собственного изображения. Кроме того, он объясняет, что узнавание другого через зеркало начинается задолго до того, как на картинке или в фильме. Однако, если самооценка в зеркале распознается намного раньше, в отличие от неподвижных изображений, таких как фотографии, на него в течение долгого времени влияют неуверенность и беспокойство.

Обнаружение показало, что в возрасте от 2 до 3 лет ребенок все больше осознает свой образ тела и сможет понять, что он / она один сталкивается со своим собственным образом и что его / ее отражение не является отражением. кто-то другой или двойник. По словам Заззо, это развитие происходит параллельно с взрывом языка, дополнительным инструментом, который помогает ребенку понять разницу между собой и другим, а также между ним и его отражением.

Тем не менее, основная работа Валлона и Заццо, кажется, игнорируется, когда несколько лет спустя Лакан ухватился за эту тему и перенес ее в психоанализ, опубликовав « Зеркальная стадия как формирующая функция Я, как она раскрывается в психоаналитическом опыте ». ” В повторении теорий, разработанных Валлоном, Лакан описывает, как стадия зеркала помогает ребенку отказаться от своего фрагментированного тела, чтобы осознать свою идентичность через зеркальное отображение (Лакан, 1966), описание «стадии ». зеркала »Лакана теперь является краеугольным камнем психоаналитического подхода к конструированию себя.Сам Лакан относил происхождение своей теории к работам американского психолога Джеймса Марка Болдуина, оказавшего влияние также на Пиаже и Выготского. Теории Болдуина сосредоточены на постепенном различии между собой и другим посредством социальных взаимодействий. Он был одним из первых, кто увидел, как ребенок ведет себя перед своим отражением, как индикатор конструирования себя (Müller and Runions, 2003).

Многие другие авторы были обеспокоены этой темой после Лакана, особенно Франсуаза Дольто, которая в 1987 году опубликовала с Насио « Дитя зеркала ».Если она частично придерживалась теорий Лакана, ее подход отличался по существенному пункту. В отличие от Лакана (и Валлона до него), который описывал младенца как фрагментированное существо, без сдерживания в месяцы, предшествующие отождествлению с рефлексией, Дольто подчеркивает первичный нарциссизм, который делает ребенка сплоченным целым, поддерживаемым посредством основных внешних и внутренних ощущений. . Следовательно, младенец не может быть полностью удовлетворен этим изображением, поскольку он неполный, отражает только одну сторону его / ее тела, тогда как он / она даже «чувствует как единое целое в своем / ее существе» (Dolto and Nasio, 2002).

Вес, придаваемый зеркалу в психоаналитических теориях и теориях психического развития, подчеркивает важность собственного тела и самооценки, а также важность другого в построении самосознания.

Нарушения распознавания себя в зеркале

Расстройства самосознания связаны с различными нарушениями путей, задействованных в самосознании. Различные компоненты самосознания могут нарушаться и вызывать различные клинические синдромы.Нарушения телесного самосознания приводят к соматогнозным расстройствам, среди которых обнаруживаются внетелесные переживания, геаутоскопия и аутоскопические галлюцинации. Эти явления широко изучены в случае расстройств неврологического происхождения, особенно при некоторых синдромах деменции (Blanke, 2007). Их механизмы все еще плохо изучены, хотя Бланке удалось продемонстрировать ранее описанную дисфункцию височно-теменных областей с дополнительным вовлечением определенных затылочных областей в случае аутоскопических галлюцинаций (Blanke and Mohr, 2005).

Геоскопия была описана Лермиттом (1939) в его работе « Образ нашего тела » как почти галлюцинаторный опыт, во время которого пациент внезапно видит свое изображение, появляющееся перед ним / ней. Он схематично объясняет это двумя основными компонентами: зрительной галлюцинацией и нарушением телесного самосознания. Последнее вызывает у человека чувство частичной деперсонализации, из-за чего ему / ей трудно найти себя — либо в собственном теле, либо в проекции на автоскопическом изображении.Одной из разновидностей этой геаутоскопии (или иллюзии двойника) является феномен негативной геаутоскопии, который Мопассан так хорошо описал, погружаясь в безумие: действительно, он описал это явление, при котором человек больше не видит свое изображение в отражающая поверхность. На этой иллюстрации показан пример ситуации, когда нарушается отношение к зеркалу. Это также показывает, что такие сбои в распознавании самооценки не ограничиваются неврологическими расстройствами.Они также часто встречаются при психических расстройствах и особенно психотических расстройствах.

В настоящее время принято считать, что ранние нарушения психологического развития ребенка могут быть связаны с различными психическими расстройствами, которые в конечном итоге могут закрепиться в зрелом возрасте (Jones, 1997; Tackett et al., 2009). Учитывая важную роль зеркала в психологическом развитии, мы можем предположить, что у детей с атипичным психологическим развитием нарушается отношение к зеркалу, а следовательно, и к отражению.Салем Шентуб был одним из первых, кто изучал самопознание у детей с нарушениями развития, включая умственную отсталость. Он описал реакцию «умственно отсталых» детей перед зеркалом и заметил различия в их поведении по сравнению с типично развивающимися детьми (Растин и др., 1954). Сообщаемые реакции варьируются от очевидного отсутствия распознавания собственного образа до сложных аффективных проявлений, включая предварительные взаимодействия с отражением или различные стереотипные формы поведения.Однако реакции детей перед зеркалом кажутся продолжением их обычного поведения, и конфронтация с их образом не вызывает у этих детей более специфических реакций, даже в самых тяжелых случаях. Наиболее тревожным наблюдением было очевидное отсутствие самопознания, которое ставит под сомнение возможное отсутствие узнавания другого, а также нарушения самосознания. Тем не менее, Шентуб заметил, что повторение зеркальных переживаний у одного и того же ребенка позволило ему / ей познакомиться с другим и со своим образом, и это было связано с общей позитивной поведенческой эволюцией.Он уже предлагал здесь возможное исправление, которое могло быть достигнуто через зеркальное отображение.

У этих детей с умственными недостатками, которых наблюдал Шентуб, не было психотического расстройства, отмеченного внутренней дезорганизацией или разрывом с реальностью. Однако нельзя исключать, что молодые пациенты с шизофренией могут также проявлять некоторые атипичные формы поведения, когда они смотрят в зеркало из-за нарушений восприятия и / или когнитивного развития.

Психоаналитические теории, кратко представленные в этой статье, позволяют нам рассматривать эти нарушения распознавания собственного образа как индикатор или даже возможный маркер нарушения психологического развития, происходящего до стадии зеркала.Сам Лакан упоминает в своей работе об отсутствии у психотических пациентов возможности достичь зеркальной стадии, что препятствует их символической идентификации с собственным образом.

По этой теме Абели (1930) описал в начале 1930-х годов «потребность некоторых людей подробно и часто исследовать себя перед отражающей поверхностью» (цитируется по Meaulle, 2007). Он сообщил здесь о явлении, которое он наблюдал на заре появления раннего слабоумия у некоторых из своих пациентов. В его описаниях эта фиксация на зеркале может сопровождаться поиском диалога с отражением, которое рассматривается как отличное друг от друга.Вскоре после него Дельмас (1929) опубликовал аналогичные наблюдения.

Наблюдения, разработанные Абели и Дельмасом почти одновременно, но по отдельности, теперь относятся к одной и той же концепции — «зеркальный знак». Этот знак был бы для них клиническим маркером психотической дезорганизации. Зеркальный знак, для этих авторов, больше, чем увлечение отражением пациента, на самом деле соответствует поиску собственного образа пациента в зеркале — образа, который разрушается все более и более навсегда с началом психотических расстройств.Примечательно, что в интерпретации этого зеркального знака этот знак будет частью продромальной фазы и исчезнет, ​​как только разовьется расстройство.

Примечательно, что зеркало можно использовать для изучения нарушений в распознавании собственного образа. Ален Бертос (Коллеж де Франс, Париж) предложил новую парадигму двойного зеркала для изучения дифференциации себя-другого, самоидентификации и распознавания себя-образа, а также манипулирования пространственными референсными фреймами в социальных взаимодействиях. Зеркало », разработанное Морицем Верманном (система Alter Ego, включающая набор белых управляемых компьютером светоизлучающих диодов / светодиодов, закрепленных на раме зеркала с обеих сторон), и исследовалась на здоровых участниках Thirioux et al.(2016). Предыдущие исследования (Harrington and Spitzer, 1989; Caputo et al., 2012; Bortolon et al., 2017) использовали зеркало для изучения распознавания собственного образа при шизофрении, но систему Alter Ego (c), которая объединяет изображения лиц Два человека, сидящие по обе стороны от зеркала, предлагают новую парадигму двойного зеркала для изучения нарушений распознавания себя у людей с шизофренией. Нарушения распознавания других также были исследованы при шизофрении Slowinski et al.(2017), но они использовали «зеркальную игру» (без настоящего зеркала), основанную на взаимодействиях между пациентом и искусственным агентом, компьютерным аватаром или гуманоидным роботом, что нельзя сравнивать с распознаванием себя-другого, в котором участвуют только люди. Парадигма двойного зеркала была впервые использована для изучения дифференциации между собой у людей с шизофренией по сравнению с типично развивающейся контрольной группой (TDC) (Keromnes et al., 2018). Задача визуального распознавания заключалась в том, чтобы лучше узнавать лицо другого человека через зеркало (как через прозрачное окно) или свое собственное лицо, отраженное в зеркале, в зависимости от интенсивности света установленных светодиодов (чем выше интенсивность света, тем больше видно изображение).Результаты показали, что люди с шизофренией, независимо от возраста и степени тяжести шизофрении, были сосредоточены на собственном имидже, как со значительным более ранним самопознанием, так и с задержкой распознавания других по сравнению с TDC во время задачи визуального распознавания. Кроме того, не было значительного влияния интермодальной сенсорной стимуляции (зрительно-тактильная или зрительно-кинестетическая стимуляция) на распознавание себя и других у людей с шизофренией, тогда как эгоцентричное функционирование значительно усиливалось визуально-тактильной стимуляцией и снижалось визуально-сенсорной стимуляцией. кинестетическая стимуляция в TDC.Полученные данные предполагают, что нарушения распознавания себя и других могут быть возможной эндофенотипической чертой шизофрении. Было бы интересно провести такое же экспериментальное исследование с использованием двойного зеркала на лицах с детской шизофренией и кататонией, которые характеризуются очень ранним началом шизофрении, но также тяжелыми клиническими нарушениями и более длительными эпизодами шизофрении (Bonnot et al., 2008) , чтобы проверить, наблюдаются ли аналогичные результаты в этой популяции.

Заключение

Обзор литературы, представленный в этой статье, подчеркивает роль восприятия тела, действий тела и образа себя в построении самосознания.Важно отметить, что здесь мы продемонстрировали, что мультидисциплинарный подход является обязательным для решения такой сложной концепции. Мы также стремились подчеркнуть интерес к распознаванию собственного образа в зеркале для оценки самосознания, а также роль другого человека в распознавании собственного образа. Развитие собственного образа может быть хорошим индикатором эволюции процесса самосознания, особенно посредством распознавания себя и других образов в зеркале (Tordjman and Maillhes, 2009). Самосознание может быть нарушено в одном или нескольких его компонентах (личность, тело и т. Д.). Самопознание, и особенно распознавание собственного образа, может нарушаться при различных расстройствах, особенно нарушениях развития нервной системы (слабоумие, психические расстройства и т. Д.) (Blanke, 2007). Рассмотрение нарушений самосознания и распознавания собственного образа может открыть важные перспективы, особенно для ранней диагностики и терапевтических стратегий при расстройствах нервного развития. Однако пределом такого феноменологического исследования остается обнаружение этих нарушений, основанное на устных отчетах пациентов (Martin et al., 2014). Сообщения этих пациентов действительно следует интерпретировать с осторожностью, особенно потому, что «я» тела связано с невербальными аспектами сознания. Таким образом, проблема состоит в том, чтобы найти способ объективировать такие самонарушения у людей с невербальным подходом (Mishara et al., 2014). Двойное зеркало, упомянутое ранее в этой статье, может быть полезным инструментом для дальнейшего исследования нарушений самосознания и распознавания других при расстройствах самосознания в целом и расстройствах нервного развития, таких как шизофрения или расстройство аутистического спектра.Отождествление себя с другим лицом в зеркале может улучшить телесное самосознание и поддерживать дифференциацию себя и других при этих расстройствах. Для изучения этой точки зрения необходимы дальнейшие исследования. В частности, система двойного зеркала может быть полезна для ранней диагностики, последующего наблюдения и терапевтических перспектив, основанных на когнитивной реабилитации, помогая людям с расстройствами самосознания улучшить дифференциацию между собой и другими.

Авторские взносы

ГК и СТ написали первый вариант статьи.SC внес значительный вклад в эту статью, в частности добавив часть о нейропсихологическом подходе к самосознанию. M-PC переработала первый вариант статьи. AB, MB, RC, FDB, NJ, NL-C, BM, TM, BT, VS, MW и AG рассмотрели и одобрили окончательную версию статьи.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Абели П. (1930). Le signe du miroir dans les psychoses et plus spécialement dans la démence précoce. Ann. Med. Psychol. 1, 28–36.

Google Scholar

Адриан, Э. Д. (1932). «Активность нервных волокон», в Нобелевских лекциях, физиологии и медицине (Амстердам: издательство Elsevier Publishing Company), 1922–1941.

Google Scholar

Аспелл ​​Дж. Э., Ленггенхагер Б. и Бланке О. (2009). Поддержание связи с самим собой: мультисенсорные механизмы самосознания. PLoS One 4: e6488. DOI: 10.1371 / journal.pone.0006488

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аспелл ​​Дж. Э., Ленггенхагер Б. и Бланке О. (2012). «Мультисенсорное восприятие и телесное самосознание: от внетелесного к внутреннему опыту», в Нейронные основы мультисенсорных процессов , ред. М. М. Мюррей и М. Т. Уоллес (Бока-Ратон, Флорида: CRC Press).

PubMed Аннотация | Google Scholar

Бисиах, Э., Рускони, М. Л., и Валлар, Г. (1991). Ремиссия соматопарафренического бреда посредством вестибулярной стимуляции. Neuropsychologia 29, 1029–1031. DOI: 10.1016 / 0028-3932 (91)

-H

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Блейкмор, С. Дж., Фрит, К. Д., и Вольперт, Д. М. (1999). Пространственно-временное предсказание модулирует восприятие стимулов, производимых самим человеком. J. Cogn. Neurosci. 11, 551–559. DOI: 10.1162 / 089892999563607

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бланке, О., и Мор, К. (2005). Вне тела, геаутоскопия и аутоскопические галлюцинации неврологического происхождения: последствия для нейрокогнитивных механизмов телесного осознания и самосознания. Brain Res. Brain Res. Ред. 1, 184–199. DOI: 10.1016 / j.brainresrev.2005.05.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Blanke, O., Mohr, C., Michel, C.M, Pascual-Leone, A., Brugger, P., Seeck, M., et al. (2005). Связь внетелесного опыта и самообработки с мысленными образами собственного тела в височно-теменном соединении. J. Neurosci. J. Soc. Neurosci. 19, 550–557. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.2612-04.2005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боннье, П. (1904). Le Sens Des Attitude. Париж: К. Науд.

Google Scholar

Боннот, О., Танги, М.-Л., Консоли, А., Корник, Ф., Грейндорж, К., Лоран, К., и др. (2008). Влияет ли кататония на феноменологию детской шизофрении помимо моторных симптомов? Psychiatry Res. 158, 356–362. DOI: 10.1016 / j.psychres.2006.09.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бортолон, К., Капдевилль, Д., Альтман, Р., Макгрегор, А., Аттал, Дж., И Раффард, С. (2017). Отражайте восприятие собственного лица у людей с шизофренией: чувство странности, связанное с собственным образом. Psychiatry Res. 253, 205–210. DOI: 10.1016 / j.psychres.2017.03.055

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кальво-Мерино, Б., Глейзер Д. Э., Грез Дж., Пассингем Р. Э. и Хаггард П. (2005). Наблюдение за действиями и приобретенные двигательные навыки: исследование FMRI с опытными танцорами. Cereb. Cortex 15, 1243–1249. DOI: 10.1093 / cercor / bhi007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Cappa, S., Sterzi, R., Vallar, G., and Bisiach, E. (1987). Ремиссия геминеглекта и анозогнозии при вестибулярной стимуляции. Neuropsychologia 25, 775–782. DOI: 10.1016 / 0028-3932 (87)

-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Капуто, Г.Б., Ферручи, Р., Бортоломаси, М., Джакопуцци, М., Приори, А., и Заго, С. (2012). Визуальное восприятие при взгляде в зеркало на лицо при шизофрении. Schizophr. Res. 140, 46–50. DOI: 10.1016 / j.schres.2012.06.029

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шамбон В., Венке Д., Флеминг С. М., Принц В. и Хаггард П. (2013). Сетевой нейронный субстрат для чувства свободы воли. Cereb. Cortex 23, 1031–1037. DOI: 10.1093 / cercor / bhs059

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Контрерас, М., Черик, Ф., и Торреальба, Ф. (2007). Инактивация интероцептивного островка нарушает тягу к наркотикам и недомогание, вызванное литием. Наука 26, 655–658. DOI: 10.1126 / science.1145590

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дамасио, А. Р., Грабовски, Т. Дж., Бечара, А., Дамасио, Х., Понто, Л. Л., Парвизи, Дж. И др. (2000). Подкорковая и корковая активность мозга при ощущении самопроизвольных эмоций. Нац. Neurosci. 3, 1049–1056.DOI: 10.1038 / 79871

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дамасио, А. Р., Терселин, К., и Ларсонер, К. (1999). Le Sentiment Même de Soi: Корпус, эмоция, совесть. Издание: Сб. Наук. Париж: Издания Odile Jacob, 380.

Google Scholar

Десети, Дж., И Соммервилль, Дж. А. (2003). Общие представления между собой и другими: взгляд социальной когнитивной нейробиологии. Trends Cogn. Sci. 7, 527–533.DOI: 10.1016 / j.tics.2003.10.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дельмас, Ф. А. (1929). Le signe du miroir dans la démence précoce. Ann. Med. Psychol. 1, 227–233.

Google Scholar

Девю К., Коллетт Ф., Бальто Э., Дегельдре К., Люксен А., Маке П. и др. (2007). Вот я: корковые корреляты визуального самопознания. Brain Res. 1143, 169–182. DOI: 10.1016 / j.brainres.2007.01.055

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дольто, Ф.и Насио, Дж. Д. (2002). L’enfant Du Miroir. Париж: Payot et Rivages.

Google Scholar

Фаррер, К., Франк, Н., Джорджифф, Н., Фрит, К. Д., Десети, Дж., И Жаннерод, М. (2003). Модуляция опыта агентства: исследование позитронно-эмиссионной томографии. Нейроизображение 18, 324–333. DOI: 10.1016 / S1053-8119 (02) 00041-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фельдман Р. (2007). Синхронность родитель-младенец и построение общего времени; физиологические предшественники, результаты развития и условия риска. J. Child Psychol. Психиатрия 48, 329–354. DOI: 10.1111 / j.1469-7610.2006.01701.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Галлахер, С. (2000). Философские представления о себе: значение для когнитивной науки. Trends Cogn. Sci. 4, 14–21. DOI: 10.1016 / S1364-6613 (99) 01417-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Галлахер, С. (2005). Как тело формирует разум. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 294.

Google Scholar

Haag, G., Botbol, ​​M., Graignic, R., Perez-Diaz, F., Bronsard, G., Kermarrec, S., et al. (2010). Шкала оценки психодинамических изменений аутизма (APEC): исследование надежности и валидности недавно разработанной стандартизированной психодинамической оценки для молодежи с распространенными расстройствами развития. J. Physiol. Paris 104, 323–336. DOI: 10.1016 / j.jphysparis.2010.10.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хааг, Г., Торджман, С., Дюпра, А., Урванд, С., Жардин, Ф., Клеман, М.-К., и др. (2005). Психодинамическая оценка изменений у детей с аутизмом при психоаналитическом лечении. Внутр. J. Psychoanal. 86, 335–352. DOI: 10.1516 / WAB4-DW0R-8N9B-1UH8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харрингтон А. и Спитцер М. (1989). Нарушение узнавания и восприятия человеческого лица при острой шизофрении и экспериментальном психозе. Компр. Психиатрия 30, 376–384.DOI: 10.1016 / 0010-440X (89) -5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хэд, Х., и Холмс, Х. Г. (1911-1912). Сенсорные расстройства из-за поражений головного мозга. Мозг 34, 102–254. DOI: 10.1093 / мозг / 34.2-3.102

CrossRef Полный текст

Хикок, Г. (2014). Миф о зеркальных нейронах: настоящая нейробиология коммуникации и познания. Нью-Йорк, Нью-Йорк: W.W. Нортон, 288.

Google Scholar

Ионта, С., Гассерт Р., Бланке О. (2011). Мультисенсорная и сенсомоторная основа телесного самосознания — междисциплинарный подход. Фронт. Psychol. 2: 383. DOI: 10.3389 / fpsyg.2011.00383

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонс, Б.С., и Мормед, П. (2002). Нейроповеденческая генетика: методы и применение. Брока Ратон: CRC Press.

Google Scholar

Карнат, Х. О., и Байер, Б. (2010).Правильная изоляция для нашего чувства владения конечностями и самосознания действий. Brain Struct. Функц. 214, 411–417. DOI: 10.1007 / s00429-010-0250-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карнат, Х. О., Фруманн Бергер, М., Кюкер, В., и Рорден, К. (2004). Анатомия пространственного пренебрежения на основе воксельного статистического анализа: исследование 140 пациентов. Cereb. Cortex 14, 1164–1172. DOI: 10.1093 / cercor / bhh076

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Керомнес, Г., Мартин Б. и Торджман С. (2017). Исследование совести сои на стороне рекогносцировки образов сои и людей в мире: проникновение в проблемы, шизофреники и аутисты. Психиатр. Française 48, 57–94.

Керомнес, Г., Мотильон, Т., Кулон, Н., Бертос, А., Дю Буагенек, Ф., Верманн, М., и др. (2018). Нарушения познания других людей у ​​людей с шизофренией: новая экспериментальная парадигма с использованием двойного зеркала. NPJ Schizophr. 4:24. DOI: 10.1038 / s41537-018-0065-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

Киверштейн, Дж. (2007). Может ли робот иметь субъективную точку зрения? Дж. Сознательное. Stud. 14, 127–139.

Google Scholar

Конг, Дж., Уайт, Н. С., Квонг, К. К., Вангель, М. Г., Росман, И. С., Грейсли, Р. Х. и др. (2006). Использование фМРТ для отделения сенсорного кодирования от когнитивной оценки интенсивности тепловой боли. Hum. Brain Mapp. 27, 715–721.DOI: 10.1002 / hbm.20213

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лакан Дж. (1966). Le Stade Du Miroir Comme Formateur De La Fonction Du Je Telle Qu’elle Nous Est Révélée Dans L’Expérience Psychanalytique в Ecrits. Paris: Seuil, 93–94.

Google Scholar

Лермитт, Дж. (1939). L’image De Notre Corps. Париж: L’Harmattan.

Google Scholar

Люк, А., Даттон, Г. Н. (2015). Видение и мозг. Нью-Йорк, Нью-Йорк: AFB Press.

Google Scholar

Мэн-де-Биран, П. (1834 г.). Nouvelles Considérations Sur Les Rapports Du Physique Et Du Moral De L’homme. Париж: Ладранж.

Мартин Б., Виттманн М., Франк Н., Чермолачче М., Берна Ф. и Гирш А. (2014). Временная структура сознания и минимальное Я при шизофрении. Фронт. Psychol. 5: 1175. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.01175

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Моль, Д.(2007). Le Signe du Miroir: Reflets Cliniques et Théoriques. Evol. Psychol. 72, 81–97. DOI: 10.1016 / j.evopsy.2007.01.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мельхиор-Бонне, С. (2011). L’invention du reflet. TDC 1008, 18–19.

Google Scholar

Мерло-Понти, М. (1964). Les Relations avec autrui chez l’enfant. Бык. Psychol. 18, 295–336.

Google Scholar

Мишара, А.Л., Лысакер, П.Х., Шварц М.А. (2014). Самонарушения при шизофрении: история, феноменология и соответствующие результаты исследований метапознания. Schizophr. Бык. 40, 5–12. DOI: 10.1093 / schbul / sbt169

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мюллер, У., Рунионс, К. (2003). Истоки понимания себя и других: теория Джеймса Марка Болдуина. Dev. Ред. 23, 29–54. DOI: 10.1016 / S0273-2297 (03) 00004-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мурата, А., Вен, В., и Асама, Х. (2016). Тело и предметы представлены в вентральном потоке теменно-премоторной сети. Neurosci. Res. 104, 4–15. DOI: 10.1016 / j.neures.2015.10.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Надель, Дж. (2011). Imiter Pour Grandir. Développement Du Bébé Et De L’enfant Avec Autisme. Париж: Данод.

Google Scholar

Надель Дж., Бодоньер П. М. и Фонтен А. М. (1983). Les comportements sociaux imitatifs. Recherches Psychologie Sociale 5, 15–29.

Google Scholar

Надель-Брюлфер, Дж., И Бодоньер, П. М. (1982). Социальная функция взаимного подражания у 2-х летних сверстников. Внутр. J. Behav. Dev. 5, 95–109. DOI: 10.1177 / 016502548200500105

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Натансон М., Бергман П. С. и Гордон Г. Г. (1952). Отрицание болезни; его появление в ста случаях гемиплегии подряд. Arch.Neurol. Психиатрия 68, 380–387. DOI: 10.1001 / archneurpsyc.1952.023202100

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Neisser, U. (1991). Два перцептуально данных аспекта личности и их развитие. Dev. Ред. 11, 197–209. DOI: 10.1016 / 0273-2297 (91) -D

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Парнас, Дж., И Хенриксен, М. Г. (2014). Беспорядочная личность в спектре шизофрении: клиническая и исследовательская перспектива. Harv. Rev. Psychiatry 22, 251–265. DOI: 10.1097 / HRP.0000000000000040

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Паскуалини И., Льобера Дж. И Бланке О. (2013). «Видящая» и «чувственная» архитектура: как телесное самосознание изменяет архитектонический опыт и влияет на восприятие интерьеров. Фронт. Psychol. 4: 354. DOI: 10.3389 / fpsyg.2013.00354

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пфайфер, К., Серино А., Бланке О. (2014). Вестибулярная система: пространственный ориентир телесного самосознания. Фронт. Интегр. Neurosci. 8:31. DOI: 10.3389 / fnint.2014.00031

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Филлипс, М. Л., Янг, А. В., Сеньор, К., Браммер, М., Эндрю, К., Колдер, А. Дж. И др. (1997). Специфический нейронный субстрат для восприятия выражений отвращения на лице. Природа 389, 495–498. DOI: 10.1038 / 39051

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пиаже, Ж.(1936). La Naissance De L’intelligence Chez L’enfant. Neuchatel: Delachaux et Niestlé.

Google Scholar

Пиаже, Дж. (1956). Les Stades Du Développement Intellectuel De L’enfant Et De L’adolescent. Le problème Des Stades En Psychologie De L’enfant. Париж: Presses Universitaires de Paris, 33–42.

Google Scholar

Риццолатти, Г., Синигалья, К. (2008). Neurones Miroirs (Les). Париж: Издания Odile Jacob, 252.

Google Scholar

Роша П. (2018). Онтогенез человеческого самосознания. Curr. Реж. Psychol. Sci. 27, 345-50. DOI: 10.1177 / 0963721418760236

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роде, Г., Чарльз, Н., Перенин, М. Т., Вигетто, А., Триле, М., и Эмард, Г. (1992). Частичная ремиссия гемиплегии и соматопарафрении посредством вестибулярной стимуляции в случае одностороннего игнорирования. Cortex 28, 203–208. DOI: 10.1016 / S0010-9452 (13) 80048-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Растин Э., Сулайрак А. и Шентуб С. А. (1954). Comportement de l’enfant arriéré devant le miroir. Enfance 7, 333–340. DOI: 10.3406 / enfan.1954.1469

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шильдер П. (1968). L’image Du Corps. Париж: Галлимар.

Google Scholar

Сет, А. К., Ижикевич, Э., Рик, Г. Н., и Эдельман, Г. М. (2006). Теории и меры сознания: расширенные рамки. Proc. Natl. Акад. Sci. США 103, 10799–10804. DOI: 10.1073 / pnas.0604347103

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сфорца А., Буфалари И., Хаггард П. и Аглиоти С. М. (2010). Мое лицо в твоем: зрительно-тактильная стимуляция лица влияет на чувство идентичности. Soc. Neurosci. 5, 148–162. DOI: 10.1080 / 174709105503

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шеррингтон, К.С. (1906). Интегративное действие нервной системы. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера.

Google Scholar

Сиригу А., Дапрати Э., Прадат-Диль П., Франк Н. и Жаннерод М. (1999). Восприятие самопроизвольных движений после поражения левой теменной кости. Мозг 122 (Pt 10), 1867–1874. DOI: 10.1093 / мозг / 122.10.1867

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Slowinski, P., Alderisio, F., Zhai, C., Шен, Ю., Тино, П., Бортолон, К., и др. (2017). Выявление социомоторных биомаркеров при шизофрении. NPJ Schizophr. 3: 8. DOI: 10.1038 / s41537-016-0009-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Старобинский, Дж. (1977). Le concept de cénesthésie et les idées neuropsychologiques de Moritz Schiff. Gesnerus 34, 2–20.

Тэкетт, Дж. Л., Балсис, С., Олтманнс, Т. Ф., и Крюгер, Р. Ф. (2009). Объединяющий взгляд на патологию личности на протяжении всей жизни: соображения развития для пятого издания Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам. Dev. Psychopathol. 21, 687–713. DOI: 10.1017 / S0954579409X

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Теста А., Джианнуцци Р., Соллаццо Ф., Петронголо Л., Бернардини Л. и Дайни С. (2013). Неотложная психиатрическая помощь (часть I): психические расстройства, вызывающие органические симптомы. евро. Rev. Med. Pharmacol. Sci. 17 (Приложение 1), 55–64.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Тириу, Б., Верманн, М., Лангбор, Н., Джаафари, Н., и Бертос, А. (2016). Отождествление себя с собой другого нарушает зрительно-пространственные механизмы, центрированные на эго: новая парадигма двойного зеркала для изучения различий и взаимодействия между собой. Фронт. Psychol. 7: 1283. DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.01283

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тонони Г. и Эдельман Г. М. (2000). Шизофрения и механизмы сознательной интеграции. Brain Res. Ред. 31, 391–400.DOI: 10.1016 / S0165-0173 (99) 00056-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Торджман, С., Майлхес, А.С. (2009). Les Trouble du développement de l’image du corps dans la petite enfance: une Dimensional commune partagée par la schizophrénie et l’autisme? Neuropsychiatr. Enfance Adolesc. 57, 6–13. DOI: 10.1016 / j.neurenf.2008.09.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цакирис, М., Гессе, М. Д., Бой, К., Хаггард, П., и Финк, Г.Р. (2007). Нейронные сигнатуры владения телом: сенсорная сеть телесного самосознания. Cereb. Cortex 17, 2235–2244. DOI: 10.1093 / cercor / bhl131

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Валлар, Г., Боттини, Г., и Стерци, Р. (2003). Анозогнозия при левостороннем моторном и сенсорном дефиците, моторном пренебрежении и сенсорном полу невнимании: есть ли связь? Прог. Brain Res. 142, 289–301. DOI: 10.1016 / S0079-6123 (03) 42020-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван Велюв, С.Дж. И Шанс С. А. (2014). Дифференциация между собой и другими: метаанализ ALE фМРТ исследований самопознания и теории разума. Brain Imaging Behav. 8, 24–38. DOI: 10.1007 / s11682-013-9266-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Выготский, Л. С. (1933). Игра и ее роль в умственном развитии ребенка. Сов. Psychol. 5, 6–18. DOI: 10.2753 / RPO1061-040505036

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Выготский, Л.С. (1978). Разум в обществе: развитие высших психологических процессов. Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Валлон, Х. (1934). Les Origines Du Caractère Chez L’enfant , 5e Edn. Париж: PUF.

Google Scholar

Валлон, Х. (1959a). Kinesthésie et image visuelle du corps propre chez l’enfant. Enfance 12, 252–263. DOI: 10.3406 / enfan.1959.1440

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Автономное сознание — обзор

2.2 Непредставительная рефлексивность

Нерепрезентативная рефлексивность — это неконцептуальное знание, присущее недвойственному осознанию, которое отличает его от аноэтического, ноэтического и автономного сознания, основанного на концептуальном знании (Dunne, 2015; Finnigan, 2018; Rabjam, 2001 ; Сингх, 2013; Уильямс, 2000). Это делает его похожим, хотя и не таким, на супраноэтическое сознание в западном неоплатоническом мистицизме, поскольку последний может быть насыщен воображением и аффективными состояниями, направленными на божество (Laird, 2004).Считается, что аноэтическое сознание является предлингвистическим, но с точки зрения недвойственного осознания оно по-прежнему концептуально, независимо от того, насколько примитивны эти концепции, поскольку его содержание обусловлено субстратом (Vandekerckhove et al., 2014).

Рефлексивность сознания в целом широко обсуждалась как в контексте недвойственных созерцательных практик, так и в западной философии разума (Dunne, 2015; Finnigan, 2018; Peters, 2013; Williams, 2000). В тибетской буддийской традиции споры были сосредоточены на том, является ли рефлексивность врожденной для недвойственного осознавания или для того, чтобы осознание познало себя, необходим последующий момент познания, который принимает это осознание в качестве своего объекта (Rabjam, 2007).Поскольку такое познание является концептуальным, с этой второй точки зрения недвойственное осознавание не может быть рефлексивным, а если и так, то оно не является недвойственным осознаванием само по себе (Hopkins, 2002). В свете признания ранними традициями Адвайта Веданты и Дзогчен того, что неотъемлемая неконцептуальная рефлексивность недвойственного осознавания обязательно подразумевает Я, каким бы отличным оно ни было от обычного сконструированного Я, это второе воззрение можно понимать как буквальное обязательство доктрина отсутствия «я», согласно которой все «я» является сконструированным «я» (Garfield, 2006; MacKenzie, 2008; Metzinger, 2004).

С западной точки зрения рефлексивность связана с автономным сознанием и рассматривается либо как интроспективная метакогнитивная способность, зависящая от репрезентации, либо как более непосредственное чувство самопознания, которое включает в себя некоторый тип повторяющейся обработки когнитивного состояния, ибо Например, семантическая схема рекурсивного режима, который обрабатывает свою собственную способность представлять (Kriegel and Williford, 2006; Peters, 2010). У этих теорий есть несколько привлекательных особенностей, главная из которых состоит в том, что система информирует себя о своем собственном состоянии, в данном случае — о способности представлять, что мы ранее предлагали для недвойственного осознания (Josipovic, 2014).Основное отличие состоит в том, что эти модели представляют собой модели представления на основе схем, хотя считается, что схемы представляют собственную репрезентативную способность системы, а не представления содержимого. Недвойственное осознание, напротив, не является познанием, основанным на схемах. Эта ситуация напоминает старый трюизм из созерцательных традиций, согласно которому ум нужен для поиска недвойственного осознавания, но, в конце концов, он должен отпустить ум, чтобы познать его (Nikhilananda, 1987).

В моменты минимального феноменального опыта можно приблизиться к недвойственному осознаванию и задним числом узнать, что оно было, но без активации рефлексии, без осознания самого себя.В таких случаях, хотя концептуальные процессы утихли и ум молчит, субстрат все еще присутствует, и недвойственное осознавание еще не встретило себя (Lama, 2007). Но как только активируется рефлексия недвойственного осознавания, недвойственное осознавание не может вернуться и не познать себя. Как только он ясно осознает себя, это знание становится прямым и неконцептуальным, благодаря чему он познает себя как то, что осознает. Такое самопознание недвойственного осознавания само по себе рассматривалось как особый тип интуитивного постижения, при котором недвойственное осознавание само распознает свое собственное лицо (Rabjam, 1979).

Для того, чтобы недвойственное осознавание познало себя, чтобы его самопознание активировалось, это не зависит от того, присутствует ли какое-либо конкретное феноменальное содержимое или отсутствует, или, при достаточном возбуждении, было ли создано какое-то конкретное или особенное измененное состояние сознания. или нет (Manjusrimitra, 2001; Ricard and Singer, 2017).

Более того, хотя интроспективное внимание может использоваться для приближения к недвойственному осознанию, рефлексия недвойственного осознания не требует интроспективного внимания, поскольку недвойственное осознание самоочевидно (Dunne, 2015; Metzinger, 2018).Таким образом, никакой эпистемический агент как субъект, который переживает недвойственное осознавание как объект, не нужен. Это самоочевидность непредставительной рефлексивности также является причиной того, почему недвойственное осознавание, хотя и неконцептуальное и неспособное к овеществлению, не является феноменально неопределенным для самого себя, даже если оно не имеет потребности или импульса для определения себя каким-либо образом. Точно так же анализирующий ум может иметь ошибочные представления о недвойственном осознании, но недвойственное осознание не может иметь ошибочного знания о себе, поскольку его рефлексивность присуща ему, а не отдельному намеренному действию (MacKenzie, 2008; Rabjam, 1998; Williams, 2000). .

Сознание и саморегуляция по JSTOR

Абстрактный

Тайна, окружающая сознание как субъективность, резко рассеивается, когда ее понимают в ее биологическом контексте. Можно увидеть, что основные характеристики сознания проистекают из его функциональности, а основная функция познания, учитывая эквивалентность умственной деятельности и мозгового процесса, состоит в том, чтобы способствовать выживанию и, таким образом, саморегулирующей способности организма, мозг которого является частью.Эти ключевые элементы сознания состоят из структуры данных, определяющей местоположение, которая служит для настройки текущего опыта с точки зрения контролируемых пространственных и временных параметров, и режима обработки для этой ориентационной схемы, которая возникла из архитектуры обратной связи, необходимой для регулирования поведения в отношениях. к гомеостатическим потребностям. Эти две саморегулирующиеся составляющие образуют примитивную форму сознания как субъективность — простую рефлексивную осведомленность — которая обеспечивает основу для последующего развития метакогнитивных механизмов, которые отслеживают и контролируют когнитивные процессы, регулирующие поведение в отношении метаболических требований.

Информация о журнале

The Journal of Mind and Behavior (JMB) признает, что разум и поведение позиционируются, взаимодействуют и причинно связаны друг с другом разнонаправленными способами; Журнал призывает исследовать эти взаимосвязи. JMB особенно интересуется научной работой в следующих областях: психология, философия и социология экспериментирования и научного метода; проблема разума и тела в психиатрии и социальных науках; критический анализ концепции DSM-биопсихиатрии-соматотерапии мысли и практики; вопросы, относящиеся к этическому изучению познания, самосознания и высших функций мышления у нечеловеческих животных.

Информация об издателе

Небольшое академическое издательство, посвященное междисциплинарному подходу в психологии, психиатрии и смежных областях. Издатель журнала «Разум и поведение». Спонсор симпозиумов и конференций по теориям сознания и проблеме разума и тела в социальных науках.

Сравнение и интеграция различных нейрокогнитивных представлений

Gallup, G.G., Jr., & Platek, S.М. (2002). Когнитивная эмпатия предполагает самосознание: данные филогении, онтогенеза, нейропсихологии

и психических заболеваний. Поведенческие науки и науки о мозге, 25 (1), 36–37.

Гэллап, Г. Дж., Младший, Андерсон, Дж. Л., и Шиллито, Д. П. (2002). Зеркальный тест. В книге М. Беко, К. Аллена и Г. М. Бургхардта (редакторы), когнитивное животное

: эмпирические и теоретические взгляды на познание животных (стр. 325–333). Издательство Чикагского университета.

Гарднер, В. Л., Габриэль, С., и Хохшильд, Л. (2001). Когда мы с вами называемся «мы», вы не угрожаете: роль самораспространения в социальном сравнении

. Журнал личности и социальной психологии, 18 (2), 239–251.

Гиббонс, Ф. X. (1983). Самовнимание и самоотчет: гипотеза «достоверности». Журнал личности, 51, 517–542.

Гиббонс, Ф. X. (1990). Самовнимание и поведение: обзор и теоретическое обновление. Достижения экспериментальной социальной психологии, 23,

249–303.

Хейес, К. М. (1998). Теория разума нечеловеческих приматов. Поведенческие науки и науки о мозге, 21 (1), 101–134.

Джеймс У. (1950). Принципы психологии, Vol. 1 Нью-Йорк: Дувр. Первоначально опубликовано в 1890 году.

Joireman, J. A., Parrott, L., & Hammersla, J. (2002). Сочувствие и парадокс самовосприятия: поддержка различия между размышлениями о себе и самоотражением. Я и идентичность, 1, 53–65.

Кинан, Дж. П., Фальк, Д., и Гэллап, Г.Дж. Младший, (2003). Лицо в зеркале: Поиск истоков сознания. Нью-Йорк: Haper

Collins Publishers.

Кирхер Т. и Дэвид А. С. (2003). Самосознание: интегративный подход из философии, психопатологии и нейробиологии.

В Т. Кирчер и А. С. Дэвид (ред.), Самость в неврологии и психиатрии (стр. 445–474). Кембридж, Великобритания: Cambridge

University Press.

Лири, М. Р., и Баттермор, Н.Р. (2003). Эволюция человеческого «я»: отслеживание естественной истории самосознания. Журнал

Теория социального поведения, 33 (4), 365–404.

Легерсти, М. (1999). Психическое и телесное осознание в младенчестве. В S. Gallagher & J. Shear (Eds.), Models of the self (стр. 213–230). Exeter,

Соединенное Королевство: Выходные данные Academic.

МакКрон, Дж. (1994). Внутренние голоса, далекие воспоминания. New Scientist, 29, 28–31.

Мид, Г. Х. (1934). Разум, я и общество.Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Митчелл, Р. У. (1993). Ментальные модели зеркального самопознания: две теории. Новые идеи в психологии, 11, 295–325.

Митчелл Р. У. (1997). Кинестетико-визуальное соответствие и самооценка как объяснение зеркального самопознания. Журнал по теории

социального поведения, 27, 18–39.

Митчелл Р. У. (2002). Субъективность и самопознание у животных. В М. Р. Лири и Дж. П. Тангни (ред.), Справочник по самости и идентичности

(стр.567–595). Нью-Йорк: Guilford Press.

Мор Н. и Винквист Дж. (2002). Сосредоточенное на себе внимание и негативное воздействие: метаанализ. Психологический бюллетень, 128 (4), 638–662.

Морин А. (2005). Возможные связи между самосознанием и внутренней речью: теоретические основы, лежащие в основе механизмы и эмпирические свидетельства

. Журнал исследований сознания, 12 (4-5), 115–134.

Морин А. (2003). Посмотрим правде в глаза. Обзор книги Кинана, Гэллапа и Фалька «Лицо в зеркале».Эволюционная психология, 1, 161–171.

Морин А. (1993). Разговор с самим собой и самосознание: о природе отношений. Журнал разума и поведения, 14, 223–234.

Morin, A., Everett, J., 1990. Conscience de soi et langage inte

´rieur: Quelques spe

´culations. [Самосознание и внутренняя речь: некоторые предположения

] Philosophiques, XVII (2), 169–188.

Нагель Т. (1974). Каково быть летучей мышью. Философское обозрение, 83, 435–450.

Нацулас, Т. (1978). Сознание. Американский психолог, 33 (10), 906–914.

Нацулас, Т. (1983). Представления о сознании. Журнал разума и поведения, 4 (1), 13–59.

Нацулас, Т. (1996). Поток сознания: XIL. Сознание и самосознание. Воображение, познание и личность, 16 (2),

161–180.

Нацулас, Т. (1997a). Сознание и самосознание: Часть I. Сознание1, сознание2 и сознание3.Журнал разума и

Поведение, 18 (1), 53–74.

Нацулас, Т. (1997b). Сознание и самосознание: Часть II. Сознание4, сознание5 и сознание6. Журнал разума

и поведение, 18 (1), 75–94.

Нацулас, Т. (1998). Сознание и самосознание. В М. Д. Феррари и Р. Дж. Штернберг (ред.), Самосознание: его природа и развитие

(стр. 12–33). Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Neisser, U. (1997). Корни самопознания: восприятие себя, себя и тебя.В книге Дж. Г. Снодграсса и Р. Л. Томпсона (ред.), «Я в психологии

: самопознание, самосознание и самооценка» (стр. 18–33). Нью-Йорк: Нью-Йоркская академия наук.

Ньюен, А., 2004. Переосмысление самосознания. Рукопись готовится.

Ньюен, А., & Вогли, К. (2003). Саморепрезентация: поиск нейронной сигнатуры самосознания. Сознание и познание,

12, 529–543.

Рошат П. (2003).Шесть уровней самосознания в раннем возрасте. Сознание и познание, 12 (4), 717–731.

Розенталь Д. (1986). Две концепции сознания. Философские исследования, 49, 329–359.

Зальцен, Э. А. (1998). Эмоции и самосознание. Прикладная наука о поведении животных, 57, 299–313.

Шаллер М. (1997). Психологические последствия славы: три теста гипотезы самосознания. Журнал личности,

65 (2), 291–309.

Школьник, Дж.W. (2002). Повторное представление сознания: диссоциация между опытом и метасознанием. Тенденции в когнитивных

наук, 6 (8), 339–344.

Седикидес, К., и Грегг, А. П. (2004). Автопортреты. В книге М. А. Хогга и Дж. Купера (ред.), Справочник Сейджа по социальной психологии

(стр. 110–138). Лондон: Sage Publications.

370 А. Морен / Сознание и познание 15 (2006) 358–371

% PDF-1.3 % 144 0 объект > эндобдж xref 144 89 0000000016 00000 н. 0000002131 00000 п. 0000002282 00000 н. 0000002942 00000 н. 0000003374 00000 н. 0000003441 00000 н. 0000003598 00000 н. 0000003764 00000 н. 0000003856 00000 н. 0000003969 00000 н. 0000004075 00000 н. 0000004265 00000 н. 0000004415 00000 н. 0000004514 00000 н. 0000004619 00000 н. 0000004763 00000 н. 0000004867 00000 н. 0000004984 00000 н. 0000005099 00000 н. 0000005216 00000 н. 0000005333 00000 п. 0000005450 00000 н. 0000005567 00000 н. 0000005684 00000 п. 0000005801 00000 п. 0000005918 00000 н. 0000006033 00000 н. 0000006149 00000 н. 0000006267 00000 н. 0000006385 00000 н. 0000006503 00000 н. 0000006621 00000 н. 0000006739 00000 н. 0000006857 00000 н. 0000006975 00000 н. 0000007093 00000 п. 0000007211 00000 н. 0000007329 00000 н. 0000007447 00000 н. 0000007591 00000 н. 0000007866 00000 н. 0000008400 00000 н. 0000008457 00000 н. 0000009143 00000 п. 0000009549 00000 н. 0000009749 00000 н. 0000010434 00000 п. 0000010456 00000 п. 0000011473 00000 п. 0000011514 00000 п. 0000012200 00000 н. 0000012749 00000 п. 0000012771 00000 п. 0000013776 00000 п. 0000013798 00000 п. 0000014780 00000 п. 0000015455 00000 п. 0000015808 00000 п. 0000015830 00000 п. 0000016762 00000 п. 0000016784 00000 п. 0000017829 00000 п. 0000017851 00000 п. 0000018878 00000 п. 0000019656 00000 п. 0000019721 00000 п. 0000020042 00000 п. 0000020334 00000 п. 0000020394 00000 п. 0000020586 00000 п. 0000020898 00000 п. 0000021133 00000 п. 0000021192 00000 п. 0000021214 00000 п. 0000022234 00000 п. 0000022256 00000 п. 0000023259 00000 н. 0000024133 00000 п. 0000028451 00000 п. 0000031277 00000 п. 0000031356 00000 п. 0000036992 00000 п. 0000040912 00000 п. 0000043317 00000 п. 0000044794 00000 п. 0000045681 00000 п. 0000046508 00000 п. 0000002323 00000 н. 0000002920 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 145 0 объект > эндобдж 146 0 объект > эндобдж 231 0 объект > транслировать Hb«a`f`g`PLd` @

Требуется ли для самосознания сложный мозг?

Компьютер, смартфон или другое электронное устройство, на котором вы читаете эту статью, имеет рудиментарный мозг — своего рода.* Он имеет высокоорганизованные электрические цепи, которые хранят информацию и ведут себя определенным, предсказуемым образом, точно так же, как взаимосвязанные клетки в вашем мозгу. На самом фундаментальном уровне электрические цепи и нейроны состоят из одного и того же материала — атомов и составляющих их элементарных частиц — но в то время как человеческий мозг обладает сознанием, созданные человеком устройства не знают, они существуют. Большинство ученых утверждают, что сознание не является универсальным свойством всей материи во Вселенной. Скорее, сознание ограничено подгруппой животных с относительно сложным мозгом.Однако чем больше ученые изучают поведение животных и анатомию мозга, тем более универсальным кажется сознание. Такой сложный мозг, как человеческий, определенно не нужен для сознания. 7 июля этого года группа нейробиологов, собравшаяся в Кембриджском университете, подписала документ, официально провозглашающий, что животные, не относящиеся к человеку, «включая всех млекопитающих и птиц, а также многие другие существа, включая осьминогов», обладают сознанием.

Люди не просто сознательны — они также осознают себя.Ученые расходятся во мнениях относительно разницы между сознанием и самосознанием, но вот одно общее объяснение: Сознание — это осознание своего тела и своего окружения; самосознание — это признание этого сознания — не только понимание того, что человек существует, но и дальнейшее понимание того, что он осознает свое существование. Другой способ думать об этом: быть сознательным — значит думать; осознавать себя — значит осознавать, что вы мыслящее существо, и думать о своих мыслях. Предположительно, человеческие младенцы обладают сознанием — они воспринимают людей и вещи вокруг них и реагируют на них, — но они еще не осознают себя.В первые годы жизни у младенцев развивается самоощущение, они учатся узнавать себя в зеркале и отличать свою точку зрения от точек зрения других людей.

Многочисленные нейровизуализационные исследования показали, что размышления о себе, распознавание образов самих себя и размышление о наших мыслях и чувствах — то есть различные формы самосознания — все это задействует кору головного мозга, наиболее удаленную, причудливо морщинистую часть мозга. Тот факт, что у людей особенно большая и морщинистая кора головного мозга по сравнению с размером тела, якобы объясняет, почему мы кажемся более самосознательными, чем большинство других животных.

Таким образом, можно было бы ожидать, что человек, лишенный огромных частей коры головного мозга, потеряет по крайней мере часть своего самосознания. Пациент Р., также известный как Роджер, не оправдывает ожиданий. Роджер, 57-летний мужчина, перенес обширное повреждение мозга в 1980 году после тяжелого приступа герпетического энцефалита — воспаления мозга, вызванного вирусом герпеса. Болезнь разрушила большую часть коры островка Роджера, передней поясной извилины (ACC) и медиальной префронтальной коры (mPFC), все области мозга, которые считаются важными для самосознания.Остается около 10 процентов его островка и только один процент его ППК.

Роджер не может вспомнить многое из того, что происходило с ним между 1970 и 1980 годами, и у него большие трудности с формированием новых воспоминаний. Он также не может чувствовать ни вкуса, ни запаха. Но он все еще знает, кто он — у него есть чувство собственного достоинства. Узнает себя в зеркале и на фотографиях. Большинству людей Роджер кажется относительно типичным человеком, который не ведет себя необычно.

Карисса Филиппы и Дэвид Рудрауф из Университета Айовы и их коллеги исследовали степень самосознания Роджера в серии тестов.Например, в задаче распознавания зеркала исследователь притворился, что стряхивает что-то с носа Роджера тканью, скрывающей черные тени для век. Через 15 минут исследователь попросил Роджера посмотреть на себя в зеркало. Роджер немедленно стер черное пятно на носу и вслух задумался, как оно вообще туда попало.

Филиппы и Рудрауф также показали Роджеру фотографии самого себя, людей, которых он знал, и незнакомцев. Он почти всегда узнавал себя и никогда не принимал кого-то за себя, но иногда ему было трудно распознать фотографию своего лица, когда оно появлялось само по себе на черном фоне, без волос и одежды.

Роджер также отличал ощущение щекотки от ощущения, что кто-то щекочет его, и неизменно находил последнее более стимулирующим. Когда один исследователь попросил разрешения пощекотать Роджеру подмышки, он ответил: «Есть полотенце?» Как отмечают Филиппы и Рудрауф, сообразительность Роджера указывает на то, что он не только поддерживает самоощущение, но и принимает точку зрения других — талант, известный как теория разума. Он ожидал, что исследователь заметит его потные подмышки, и использовал юмор, чтобы предупредить любую неловкость.

В другом задании Роджеру пришлось с помощью компьютерной мыши перетащить синюю рамку из центра экрана компьютера в зеленую рамку в одном из углов экрана. В некоторых случаях программа давала ему полный контроль над синим ящиком; в других случаях программа ограничивала его контроль. Роджер легко отличал сессии, в которых он имел полный контроль, и время, когда работала какая-то другая сила. Другими словами, он понимал, когда был, а когда не отвечал за определенные действия.Результаты появятся в Интернете 22 августа в PLOS One .

Учитывая доказательства того, что самосознание Роджера в значительной степени не повреждено, несмотря на его разрушенный мозг, Филиппы, Рудрауф и их коллеги утверждают, что кора островка, передняя поясная кора (ACC) и медиальная префронтальная кора (mPFC) сами по себе не могут объяснить сознательное распознавание. себя как мыслящего существа. Вместо этого они предполагают, что самосознание — это гораздо более расплывчатый когнитивный процесс, зависящий от многих частей мозга, включая области, не расположенные в коре головного мозга.

В своем новом исследовании Филиппы и Рудрауф указывают на увлекательный обзор детей с гидранэнцефалией — редким заболеванием, при котором мешочки, заполненные жидкостью, заменяют полушария головного мозга. У детей с гидраненкфалией практически отсутствуют все части мозга, кроме ствола мозга, мозжечка и некоторых других структур. Если поднести фонарик к голове такого ребенка, он будет освещать череп, как фонарь из тыквы. Хотя многие дети с гидранэнцефалией кажутся относительно нормальными при рождении, у них часто быстро развиваются проблемы с ростом, судороги и нарушение зрения.Большинство умирает в течение первого года жизни. Однако в некоторых случаях дети с гидроэнцефалией живут годами или даже десятилетиями. У таких детей отсутствует кора головного мозга — часть мозга, которая считается наиболее важной для сознания и самосознания, — но, как ясно говорится в обзорной статье, по крайней мере, некоторые дети с гидроэнцефалией кажутся подлинными сознательными. Они реагируют на людей и предметы в их окружении. Когда кто-то звонит, они оживляются. Дети улыбаются, смеются и плачут.Они знают разницу между знакомыми людьми и незнакомцами. Они движутся к желаемым объектам. И они предпочитают одни виды музыки другим. Если некоторые дети с гидранэнцефалией находятся в сознании, то мозгу не требуется неповрежденная кора головного мозга для формирования сознания.

Действительно ли такие дети осознают себя, ответить сложнее, особенно потому, что они не могут общаться с помощью языка. В обзоре Д. Алана Шевмона один ребенок проявил сильное восхищение своим отражением в зеркале, но неясно, признал ли он свое отражение своим собственным.Тем не менее, исследования гидроэнцефалии и тематического исследования Роджера показывают, что самосознание — этот якобы сложный и уникальный когнитивный процесс, наложенный на сознание, — может быть более универсальным, чем мы думали.

* Если вы распечатали эту статью, спасибо за чтение!

Источники

Меркер Б. (2007) Сознание без коры головного мозга: проблема для нейробиологии и медицины. Поведенческие науки и науки о мозге 30: 63-81.

Филиппы К., Feinstein J.S., Khalsa S.S., Damasio A., Tranel D., Landini G., Williford K.5, Rudrauf D. Сохранение самосознания после обширного двустороннего повреждения головного мозга островка, передней поясной извилины и медиальной префронтальной коры. PLOS ONE. 22 августа.

Shewmon DA, Holmes GL, Byrne PA. Сознание у врожденно декортифицированных детей: вегетативное состояние развития как самореализующееся пророчество. Dev Med Child Neurol. 1999 июнь; 41 (6): 364-74.

Уровни сознания: определение и характеристики — видео и стенограмма урока

Подсознание

Давайте рассмотрим это немного глубже.Подсознание уровня обрабатывает информацию, происходящую ниже вашего уровня осознания. Вы никогда не узнаете, что подсознание активно или что оно делает, но мы можем сказать, что оно есть, по нашим физическим или биологическим реакциям.

Попробуйте следующее: протяните руку ладонью вверх и представьте, что вы держите в руках ваши любимые конфеты. Вы заметили, как у вас потекли слюнки? Сознательно вы знаете, что в вашей руке нет конфет, но размышления об этом вызвали непроизвольный рефлекс, основанный на реакции подсознания на идею конфет.Ваше подсознание имеет большее влияние на ваше поведение, чем вы можете себе представить. Когда вы действительно хорошо разбираетесь в чем-то, и ваш разум справляется с этим на автопилоте, это работает подсознание. Когда вы инстинктивно реагируете на кого-то пугающего вас, эта реакция контролируется подсознанием. Это не то, что мы можем контролировать или осознанно использовать, но это часть того, кем мы являемся.

Если подсознание — это наш третий уровень сознания, то в дальнем углу этого уровня при тусклом свете находится ржавая запертая дверь с надписью , уровень бессознательного .Бессознательный уровень — это то место, где подсознание хранит убеждения, которые, как ему известно, являются социально неприемлемыми, включая различные насильственные или сексуальные импульсы. Природа этого уровня очень противоречива, так как она никогда не была полностью доказана. Некоторые психологи считают, что это часть подсознания; некоторые думают, что он составляет свой собственный уровень; и многие вообще не верят, что он существует на самом деле.

Наконец, мы подошли к последнему из нормальных уровней сознания: бессознательному уровню . Бессознательный уровень — это тот уровень, который регулирует все системы вашего тела, и вам не нужно об этом думать.Как часто вы моргаете? Как долго вы вдыхаете или выдыхаете? Если бы вы все время сознательно думали об этом, вы бы сошли с ума. Да, вы контролируете их сознательно, но бессознательный уровень мышления — это то, что заставляет процессы тела работать, когда вы не думаете об этом, а это происходит большую часть времени.

Измененные состояния

Что, если бы были еще другие уровни сознания? Измененное состояние сознания — это состояние осознания, которое обычно недостижимо, когда ваш разум работает не так, как обычно.Есть три основных принятых формы этого.

Самый очевидный способ войти в измененное состояние сознания — это использование стимуляторов, предназначенных для того, чтобы нарушить химию вашего мозга. Исторически состояния сознания, вызванные наркотиками, воспринимались очень серьезно и использовались почти исключительно в религиозных или духовных целях. Многие культуры по всему миру практиковали ритуалы, которые полагались на химические или природные вещества, чтобы вызвать состояние, в котором могут возникнуть галлюцинации, изменения в восприятии или другие состояния измененного состояния сознания.

Во многих шаманских культурах измененные состояния являются важной частью ритуалов.

Наркотики — не единственный способ вызвать измененное состояние сознания. Многие психологи считают гипноз измененным состоянием, потому что разум человека сознательно осознает и одновременно открыт для внушений гипнотизера. Гипноз можно использовать для лечения сознательных и подсознательных травм, изменения запретов, уменьшения зависимости и улучшения умственных способностей.Это довольно сильное состояние ума.

Некоторые формы медитации также можно использовать для создания измененного состояния сознания. В этом состоянии разум и тело могут стать более расслабленными, что может положительно сказаться на подсознательных проблемах и здоровье. Некоторые утверждают, что он может улучшить физическое здоровье и заживление. Поскольку ваш мозг на самом деле ведет себя по-другому во время медитации, многие относят это к измененному состоянию. Однако не все согласны с этой идеей.У тех, кто не согласен, есть свои причины в собственном сознании.

Резюме урока

Сознание — это способность мозга осознавать происходящее, но на самом деле это происходит на нескольких уровнях. Сознательный уровень контролирует информацию, имеющую непосредственное отношение к вам прямо сейчас. Предсознательный уровень , уровень управляет информацией, которую вы в настоящее время не используете, но которая когда-то была сознательной и может стать снова. Подсознание уровня реагирует на информацию способами, которые мы сознательно не контролируем.Некоторые исследователи полагают, что подсознание также содержит уровень бессознательного , где запрещенные импульсы находятся под контролем. Наконец, есть бессознательный уровень , где регулируются телесные процессы, контролируемые разумом. В дополнение к этому ум может войти в измененное состояние сознания различными способами. Для того чтобы вызвать это состояние, можно использовать лекарства и другие вещества, а также действия, не связанные с веществами, такие как гипноз или медитация.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *