Речь это в психологии определение: Речь: понятие, термины

Содержание

Определение речи

Определение

   Речь — совокупность произносимых или воспринимаемых звуков, имеющих тот же смысл, и то же значение, что и соответствующая им система письменных знаков.

Речь — один из видов коммуникативной деятельности человека использование средств языка для общения с другими членами языкового коллектива. Под речью понимают как процесс говорения (речевую деятельность) , так и его результат (речевые произведения, фиксируемые памятью или письмом).

Сущность процесса

   Благодаря речи как средству общения индивидуальное сознание человека, не ограничиваясь личным опытом, обобщается опытом других людей, причем в гораздо большей степени, чем это может позволить наблюдение и другие процессы неречевого, непосредственного познания, осуществляемого через органы чувств: восприятие, внимание, воображение, память и мышление.

Через речь психология и опыт одного человека становятся доступными другим людям, обогащают их, способствуют их развитию.

Классификация

   Речь является полиморфной деятельностью — в своих различных функциональных значениях представлена в разных формах: внешняя, внутренняя, монолог, диалог, письменная, устная и т. д.

Внешняя — средство общения;

Внутренняя — средство мышления;

Письменная — один из способов запоминания информации;

Диалог — двусторонний обмен информации;

Монолог — процесс рассуждения;

Развитие процесса

   Первое слово ребенка по своему значению как целая фраза. То, что взрослый человек выразил бы развернутым предложением, ребенок передает одним словом. С развитием мышления происходит развитие всех форм речи человека.

С помощью речи обучаемые изучают учебный материал, общаются, влияют друг на друга и воздействуют на себя в процессе самовнушения.

Чем активнее обучаемые совершенствуют устную, письменную и другие виды речи. Пополняют свой словарь, тем выше уровень их познавательных возможностей и культуры.

 


См. также

Мышление и речь

 


   RSS     [email protected] 

Речь

Общее понятие о языке и речи

Язык и речь, как и мышление, возникают и развиваются в процессе и под влиянием труда. Они являются достоянием только человека: у животных нет ни языка, ни речи…

Происхождение и значение языка

В условиях труда у человека возникает потребность общения, которая удовлетворяется средствами звукового языка. Конечно, в начале исторического развития человеческого общества это был очень несложный язык с крайне небольшим запасом слов и с примитивным грамматическим строем, но все же с самого начала это был звуковой язык, а не «двигательный» язык, или язык жестов…

Анатомо-физиологические механизмы речи

Физиологическую основу речи составляет вторая сигнальная система, условными раздражителями которой являются слова в их звуковой (устная речь) или зрительной форме (письменная речь)…

Основные свойства речи

Различают содержательность, понятность, выразительность и воздейственность речи, как основные ее свойства. ..

Виды речи

Существует несколько взаимно связанных видов речи: различают внешнюю речь, к которой, в свою очередь, относятся устная и письменная речь, и внутреннюю речь…

Развитие речи

Ребенок рождается на свет лишь с потенциальной способностью речи, развитие которой представляет собой длительный и сложный процесс…

Возникновение речи и языка

Речь и язык впервые возникают только у людей, только в человеческом обществе. Хотя у животных и существует общение посредством голосовых сигналов, но у них нет настоящей речи, нет языка…

Язык и сознание

Для того чтобы было возможно речевое общение, передача в речи чего-либо, нужно, чтобы передаваемое было названо, т. е. выражено в системе звуковых сигналов, обозначающих для всех членов коллектива одно и то же, т. е. понимаемых всеми одинаково, необходимо существование языка, общего для всех членов общества…

Восприятие и понимание речи

Так как всякий язык звуковой, то восприятие устной речи осуществляется через посредство слухового анализатора, который анализирует и синтезирует звуковой состав речи. ..

Усвоение языка

В языке могут быть выделены звуковая (фонетическая), словарная (лексическая) и грамматическая стороны…

Воздействие речи

Всякая речь обращена к другому человеку и рассчитана на то, чтобы повлиять на него, изменить ход его мысли…

Устная речь

Устная речь характеризуется рядом особенностей. Произнесение слов и предложений должно происходить в определенное время…

Письменная речь

Большое влияние на культуру устной речи оказывает письменная речь…

Внутренняя речь

Особый вид речи наряду с устной и письменной представляет собой внутренняя речь, или речь про себя…

Понятие о речи

Язык – это система знаков и символов. Речь – это процесс пользования языком. Таким образом, речь является реализацией языка, который обнаруживает себя только через речь. Человеческая речь возникает в ответ на необходимость вступить в общение с кем-либо или сообщить что-либо.

Речь– сложившаяся исторически в ходе материальной преобразую-щей деятельности людей форма общения, опосредованная языком.

Речевая деятельность человека теснейшим образом связана со всеми сторонами человеческого сознания. Речь – фактор психического развития человека, формирования его как личности. Все психические процессы с помощью речи становятся произвольными, управляемыми. Речь – явление психическое, она индивидуальна и носит отпечаток субъективного отражения и выражения данным индивидом объективной реальности и отношения к ней.

Психологическая характеристика речи

Рис. 34. Функции речи30

Соответственно множеству своих функций (рис. 34) речь является полиморфной деятельностью, т.е. в своих различных функциональных назначениях представлена в разных формах и видах (рис. 35, 36).

Рис. 35. Формы речи

Внешняя речь– система используемых человеком звуковых сигналов, письменных знаков и символов для передачи информации, процесс материализации мысли. Она бывает устной и письменной.

Рис. 36. Виды речи

Устная речь– общение вербальное (словесное) посредством языковых средств, воспринимаемых на слух.

Монологическая речь – это речь одного человека, в течение относительно длительного времени излагающего свои мысли, или последовательное связное изложение одним лицом системы знаний. Для монологической речи характерны последовательность и доказательность, которые обеспечиваются связностью мысли, грамматически правильным оформлением и выразительностью голосовых средств. При подготовке такая речь неоднократно проговаривается, отбираются нужные слова и предложения, и часто письменно фиксируется план речи. Монологическая речь имеет большую композиционную сложность, требует завершенности мысли, более строгого соблюдения грамматических правил, строгой логики и последовательности при изложении того, что хочет сказать произносящий монолог.

Диалогическая речь – это речь, при которой активны в равной степени все ее участники. Диалогическая речь – психологически наиболее простая и естественная форма речи. Она возникает при непосредственном общении двух или нескольких собеседников. Для нее характерны реплики, которыми обмениваются говорящие, повторения фраз и отдельных слов за собеседником, вопросы, дополнения, пояснения.

Письменная речь – это речь посредством письменных знаков (письмо, конспект, научный трактат). Она обращена к широкому кругу читателей, лишена ситуативности и предполагает углубленные навыки звукобуквенного анализа, умение логически и грамматически правильно передавать свои мысли, анализировать написанное и совершенствовать форму выражения.

Внутренняя речь– это речь, не выполняющая функции общения, а лишь обслуживающая процесс мышления конкретного человека. С помощью внутренней речи осуществляется процесс превращения мысли в речь и подготовка речевого высказывания.

Внутренняя речь – это разговор человека с самим собой, который выражает мышление, мотивы поведения, планирование деятельности и управление ею.

Выделяют такие свойства речи, как содержательность, понятность, выразительность, действенность (рис. 37).

Рис. 37. Свойства речи

Речь — что это такое, виды и функции речи

Обновлено 23 июля 2021
  1. Речь — это…
  2. Виды речи
  3. Другие классификации
  4. Функции речи
  5. Различия с языком

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Каждый из нас имеет общее представление о том, что такое речь. Однако в понимании этого слова разными людьми бывают существенные различия.

Даже в трактовках словарей под это явление называют то деятельностью говорящего, то формой общения, то вообще психологической способностью человека к выражению мыслей.

Сегодня поговорим о том, как понимают речь лингвисты, какие ее виды и функции они выделяют. Наконец, разберемся в том, какая граница проходит между языком и речью.

Речь — это…

В научном мире редко есть унифицированное значение столь объемных понятий, как речь. Однако трактование Нины Давидовны Арутюновой – одного из наиболее известных языковедов нашего времени – признано большинством лингвистов. Звучит оно так:

Речь – это конкретное говорение, происходящее в звуковой (включая внутреннее проговаривание) или письменной форме.

В Толковом словаре Ушакова же первым значением подается такое:

Речь – это способность пользоваться языком слов. Речь – один из признаков, отличающий человека от животных.

То и другое справедливо. Но с точки зрения науки о языке (и логики нейминга), первичным будет определение Н.Д.Арутюновой. В словарной статье она указывает, что под речью нужно понимать:

  1. речевую деятельность как процесс говорения;
  2. речевые произведения (запомненные или записанные) как результат этого процесса.

Другие значения термина производны. К примеру, существует понимание речи как стиля языка (художественная, деловая), как публичного выступления (приветственная), как характера произношения (невнятная).

Виды речи

Ещё в младшей школе мы узнаем, что речь бывает устной и письменной. Но для языкознания этого распределения недостаточно.

Выделять виды речи принято по трем основным признакам. В зависимости от этих оснований сформированы базовые классификации, представленные ниже.

По типу используемых средств общения

В зависимости от того, с помощью чего человек излагает мысли, речь делится на такие виды:

  1. Вербальная. Основное средство общения – слово (лат. Verbum).
  2. Невербальная речь. Применяется язык тела (мимика, жестикуляция) и экстралингвистические приемы (интонирование, использование пауз, изменение громкости).
  3. Устная. Подразумевает высказывание в звуковой форме и понимание произнесенного на слух. Требует непосредственного контакта или опосредования через техническое средства (телефон, аудиозапись…).
  4. Письменная. Общение с использованием системы символов, которые изображают на материальном носителе.
  5. Кинетическая. Передача мыслей с помощью системы знаков, которые связаны с различными конфигурациями пальцев. Это основной путь для общения людей, лишенных возможности слышать и говорить.
  6. Знаковая. Основана на применение других семиотических систем – более частных. Пример – смайлы, азбука Морзе, свод сигналов на флоте.

Очевидно, что в каждом конкретном говорении пересекаются разные виды речи, так как они не находятся в оппозиции друг к другу.

Самое стабильное «комбо» – устная + вербальная + невербальная речь, так как в разговоре мы используем слова, мимику, жестикуляцию.

Письменная речь тоже вербальна, а невербальная составляющая в ней часто сводится к нулю.

Виды речи по признаку прерывности-непрерывности

  1. Диалогическая речь реализуется в ходе общения нескольких собеседников (двух и более). Она прерывна, так как подразумевает непосредственную реакцию, включение замечаний, оценки, дополнений.
  2. Монологическая же реализуется одним говорящим, она не имеет пауз для включения реплик собеседников.

Эти виды могут быть актуализированы как в устном, так и в письменном общении.

По типу социальных процессов

В определении был акцент на том, что внутреннее проговаривание является формой речи наряду с озвучиванием. Поэтому актуальна такая классификация:

  1. Внешняя. Направлена на общение между людьми.
  2. Внутренняя. Актуализируется в сознании человека либо бессознательно.

Речь и мышление непосредственно связаны. Процесс трансформации мыслей в слова и слов в мысли основан на феномене внутренней речи.

Описывать конкретное говорение нужно с учетом всех классификаций. К примеру, переписка двух друзей ВК – это внешняя, диалогическая, вербальная, невербальная знаковая (если использованы смайлы) речь.

Функции речи

Выделяют 4 основные функции речи:

  1. Коммуникативная. Связана с общением между людьми, передачей информации. Имеет внутреннее деление, представленное ниже.
  2. Познавательная. Является основным механизмом накопления человеческих знаний и передачи их новым поколениям.
  3. Психодиагностическая. Наблюдая за процессом говорения, собеседник понимает состояние говорящего, может составить портрет его личности.
  4. Психотерапевтическая. Подразумевает возможность словесно поддержать другого человека.

Коммуникативная функция имеет 4 аспекта (что это?):

  1. Организационный. Разговор используется для согласования общих действий.
  2. Экспрессивный. Выражается асоциальное состояние, реакция, ставятся акценты.
  3. Побудительный. Подразумевает просьбу, приказ, убеждение.
  4. Маркировочный. Характеризация человеком всего, что его окружает, для ориентации в пространстве, для передачи опыта или своей оценки другим.

Язык и речь

Язык и речь — два эти феномена тесно связаны между собой.

Под языком мы понимаем средство общения. Это комплексная система знаков, которая понятна каждому носителю. Речь – её непосредственная реализация, конкретное использование языковых средств для передачи мыслей. Подробнее о языке можно почитать здесь.

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Эта статья относится к рубрикам:

7. Речь. Психология: конспект лекций

7.  Речь

1. Речь и ее функции.

2. Виды речи.

1. Человек – существо общественное и, чтобы понимать друг друга, общаясь, люди используют тот или иной язык.

Язык является средством общения, которое было выработано человечеством в процессе своего развития, представляющим систему знаков.

Когда язык используется в целях общения, то возникает речь.

Язык и речь – хотя и очень близкие, но все же отличающиеся друг от друга понятия.

Язык становится «мертвым» сразу после того, как люди перестают на нем общаться.

Такое произошло с латинским языком, который сейчас используется лишь в узких областях науки.

Выделяются следующие функции речи:

1) обозначение – наличие этой функции свидетельствует об отличии речи человека от общения животных.

Звуки животных выражают лишь эмоциональные состояния, тогда как человеческое слово указывает на какой-то предмет или явление;

2) обобщение – функция проявляется в том, что одним словом можно обозначить группу сходных предметов (понятие), что роднит речь с мышлением.

Мысли человека облечены в речевую форму, вне речи мысль не существует;

3) коммуникация – выражается в применении речи в процессе общения.

Может проявляться в трех видах:

а) информационная – передача знаний;

б) экспрессивная – отражает отношение говорящего к окружающим, воздействует на чувства человека;

в) планирующая – направлена на организацию поведения или деятельности, может осуществляться при помощи требования, совета, приказа, убеждения, распоряжения и т. п.

Можно ли считать способность к развитию речи у человека врожденной?

Мнения ученых неоднозначны. С одной стороны, есть неопровержимые доказательства, отрицающие возможность врожденности, примером являются дети-маугли (см. тему «Общение»), с другой стороны, ученые так и не смогли обучить животных высшим понятийным формам речи, хотя многие животные и обладают развитой системой коммуникаций между собой.

Например, американские ученые Б. Т. Гарднер и Р. А. Гарднер (1972 г.) предприняли попытку обучить шимпанзе языку глухих.

Обучение началось, когда шимпанзе была в возрасте одного года, и продолжалось в течение четырех лет.

К 4-летнему возрасту обезьяна самостоятельно воспроизводила около 130 жестов, понимала еще больше, но высшие понятийные формы мышления остались недоступными.

Таким образом, речь человека тесно связана с мышлением и является основным средством человеческого общения.

2. В различных условиях речь приобретает специфические особенности, которые выражаются в различных видах.

Рассмотрим эти виды.

Речь подразделяется на внешнюю, внутреннюю и эгоцентрическую.

Внешняя речь является ведущей в процессе общения, поэтому ее основное качество – доступность для восприятия другого человека, в свою очередь может быть письменной и устной.

Письменная речь представляет развернутое речевое высказывание.

Важно, чтобы форма изложения была ясной и точной.

Если речь предназначена для широкой читательской аудитории, то следует позаботиться о ее обоснованности, содержательности, увлекательности.

Устная речь более выразительная, так как используются мимика, жесты, интонация, голосовая модуляция и т. п. Специфика этого вида в том, что сразу же можно видеть реакцию слушателей на слова говорящего, что позволяет определенным образом корректировать речь.

У человека качества письменной и устной речи могут не совпадать.

Например, прекрасный оратор может испытывать затруднения при письменном изложении своей речи и наоборот.

Устная речь подразделяется на монологическую и диалогическую.

Монологическая речь – речь одного человека.

Ее основное достоинство заключается в возможности донести до слушателей собственную мысль без искажения и с необходимыми доказательствами.

Диалогическая речь происходит между двумя или несколькими лицами.

Это более легкий вид речи, так как не требует развернутости, доказательности, продуманности в построении фраз.

Ее недостаток в том, что говорящие могут перебивать друг друга, искажать разговор, не до конца высказывать свои мысли. Подразделяется на ситуативную и контекстуальную речь.

Ситуативная речь малопонятная для человека, не посвященного в ситуацию.

В ней присутствует много междометий, мало или нет совсем имен собственных, которые заменяются местоимениями.

Контекстуальная речь – более развернутая, предшествующие высказывания обуславливают возникновение последующих.

Эгоцентрическая речь – речь человека, обращенная на себя самого и не рассчитанная на какую-либо реакцию со стороны окружающих.

Это промежуточный вид между внешней и внутренней речью. Наиболее часто этот вид речи проявляется у детей среднего дошкольного возраста, когда в процессе игры или рисования, лепки они комментируют свои действия, ни к кому конкретно не обращаясь.

У взрослых также иногда можно встретить эгоцентрическую речь.

Чаще всего это происходит при решении сложной интеллектуальной задачи, в ходе чего человек рассуждает вслух.

Можно сказать, что это речь-мышление, задача которой – обслуживать интеллект человека.

Внутренняя речь – речь про себя.

Ее наиболее характерные черты – это фрагментарность, отрывочность, сокращенность.

Существует следующий закон перехода внешней речи во внутреннюю: в первую очередь сокращается подлежащее, а остается сказуемое с относящимися к нему частями предложения, в словах в первую очередь идет сокращение гласных.

Экспериментально доказано, что внутренняя речь существенно влияет на решение умственных задач.

В опытах А. Н. Соколова взрослым испытуемым предлагалось прослушать текст или решить несложный арифметический пример и при этом одновременно декламировать вслух хорошо выученные стихи, либо произносить одни и те же простые слоги («ба-ба» или «ля-ля»).

Эксперимент показал, что при таких условиях смысл текста не улавливался, а воспринимались лишь отдельные слова, решение задачи также затруднялось, а это может означать, что процесс мышления предполагает активную внутреннюю работу артикуляционного аппарата.

Подобного рода опыты организовывались и с младшими школьниками.

Оказалось, что простой зажим языка зубами уже вызывал серьезные затруднения в чтении и понимании текста и наличие грубых ошибок при письме.

Таким образом, виды речевой деятельности разнообразны и используются в зависимости от ситуации общения.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Автономная речь: определение и развитие

Статья:

Речевое развитие у человека проходит через определенные возрастные этапы. Каждый из них имеет свои особенности и необходим для малыша. Автономная речь ребенка − это первая речевая деятельность, характеризующаяся активной артикуляцией при отсутствии правильной фонетики.

Дети произносят сочетания слогов (гу-га, ба-ба), но при этом они не имеют такого же значения как во взрослой речи. В психологии считается, что данный этап критически важен для психического развития в будущем.

 

Общая информация

Автономное говорение в детском возрасте появляется в 7-8 месяцев. У некоторых людей это может случиться позже — ближе к 1 году. Начало речевой активности характеризуется самостоятельными попытками говорить. Ребенок начинает издавать отдельные звуки и слова. В педиатрии это соответствует этапу гуления и лепета. Дети общаются отдельными слогами и их сочетаниями: «гу», «ав», «гули», «ма-па» и др. Важно понимать, что они не вкладывают в них аналогичные взрослым фразам значения. Подобные звукосочетания отражают формирование артикуляционного аппарата, в первую очередь, в функциональном плане.

Впервые о данном понятии заговорил Ч. Дарвин. Наблюдая развитие внука, он отметил, что тот начинает издавать связанные слоги, выделяя их интонационным образом. Это послужило предпосылкой для начала исследования указанного этапа речевого развития специалистами в области детской психологии.

Если родители отмечают замедленное формирование гуления и лепета, им следует обратиться к логопеду или педиатру, которые помогут выяснить причины подобного состояния и при необходимости подберут методы коррекции.

 

Этапы развития

В формировании речевой активности специалисты выделяют два основных действия:

  • развитие способности понимать высказывания взрослых, сопровождающееся улучшением слуха и отделов мозга, связанных с ним;
  • активное произношение, в процессе которого происходит освоение основных правил языка при его непосредственном использовании.

Развитие происходит последовательно, проходя несколько характерных этапов, большинство которых относят к автономной речи:

  • В возрасте от 3 до 5 месяцев начинается активное и избирательное прислушивание к звукам. Малыши обращают внимание на голос родителей, на звук открывающейся двери в комнате и пр. Как правило, активного звукопроизношения не наблюдается.
  • Начиная с 6 месяцев, начинается гуление — произносятся отдельные звуки и их сочетания. Постепенно начинается переход на лепет, который проявляется слогами: «ма-ма», «га-ма» и др.
  • К концу первого года жизни отчетливо выявляются интонации и эмоциональная окраска высказываний. Начинается жестикуляция и концентрация на отдельных предметах, что отражает формирование экспрессивного компонента.

В 12-14 месяцев дети начинают использовать отдельные простые слова. В этот момент начинает постепенно формироваться фонетика и семантика. Наиболее активно процесс происходит при частом общении с родителями.

Основные отличия

Речевая активность возникает в течение 1-го года жизни. В этот период времени ребенок активно наблюдает за окружающим миром и людьми. Постепенно, он пытается взаимодействовать с ним не только с помощью движений, но и звуков. Автономная речь — уникальный период развития, характеризующийся большим количеством звуков и слогов, которые отличаются по своему смыслу и характеристикам от их аналогов у взрослых людей. Подобное различие хорошо иллюстрирует классический пример самого Дарвина.

 

Внук любил играть у пруда, долго смотря на воду. Однажды он увидел утку и услышал, как она кричит. Постепенно он начал подражать ее и, показывая пальцем на птицу, говорить «уа». После возвращения домой, помня о том, что утка была в воде, он указывал на любую жидкость и тоже говорил «уа». У Дарвина была большая коллекция монет, на одной из которых внук увидел птицу. Внук стал называть ее так же. После этого, видя любые монеты, он говорил «уа».

Данная история показывает то, каким образом происходит образование ассоциативных связей между предметом или явлением, и звуками. При этом даже выразительные крики «ма-ма» не всегда означает то, что дети хотят видеть своих родителей. В психологии считают, что они могут направлять звуки речи на любые предметы.

 

Основные особенности

Психологи, говоря об автономной речи, выделяют четыре особенности, отличающие ее от других этапов речевого развития в детском возрасте:

  • Смысл произносимых звуков и их сочетаний невозможно интерпретировать, так используются свои внутренние логические связи. В связи с этим родители не способны понять истинное значение речи.
  • Фонетический строй отличается от звукопроизношения во взрослом возрасте, что связано с незрелостью артикуляционного аппарата.
  • Автономное звукопроизношение осмыслено. Это хорошо заметно в семьях, когда родители и близкие родственники понимают «слова» малыша, несмотря на непохожесть на обычные предложения.
  • Отношения между словами и их значениями разнообразны, что также не наблюдается у взрослых людей. В обычной речи предложение формируется по определенным правилам синтаксиса и этимологии. Подобные понятия полностью отсутствуют при автономном произношении.

Данный этап формирования речевой функции проходит каждый человек в детстве. Без него формирование полноценного звукопроизношения невозможно.

 

Значение этапа

Родители могут обращать внимание, что у ребенка длительность лепета затягивается. В среднем, уже к первому году жизни начинают появляться отдельные слова, схожие с речью взрослых людей. При нарушениях речевого развития, автономный период звукопроизношения может длиться до 2 и более лет. В этих случаях, подобное состояние может быть связано с генетическими особенностями и условиями окружающей среды в семье. Логопеды считают, что этап гуления и лепета — наиболее важный период формирования речевой функции и артикуляционного аппарата в целом.

При плохой атмосфере в семье, малом количестве общения с родителями, развитие звукопроизношения нарушается. Также, негативное влияние оказывают попытки взрослых говорить с малышом на его языке. Ни в коем случае не стоит самим говорить неправильно, так как несмотря на особенность произношения звуков и слов, ребенок понимает и разговоры взрослых.

С детьми не следует сюсюкаться. Говорить всегда следует отчетливо и не изменять произношение слов, подражая детям. Это может привести к задержке его речевого развития.

Автономная речь развивается в течение нескольких лет. Ребенок при этом играет активную роль, так как сам развивает свой артикуляционный аппарат, звукопроизношение и устанавливает связь между словами и предметами окружающего мира. В среднем, формирование речевой функции заканчивается к 2-3 годам, когда ребенок уверенно использует большое количество слов и строит из них понятные предложения.

Развитие речевой функции — длительный этап, требующий внимания со стороны родителей и вовлечения самого ребенка. Постепенная тренировка звукопроизношения приводит к тому, что дети начинают правильно использовать звуки и слова, сопоставляя их с предметами и явлениями в окружающем мире.

  Вся информация взята из открытых источников.
Если вы считаете, что ваши авторские права нарушены, пожалуйста, напишите в чате на этом сайте, приложив скан документа подтверждающего ваше право.
Мы убедимся в этом и сразу снимем публикацию.

внешняя речь — это… Что такое внешняя речь?

  • ВНЕШНЯЯ РЕЧЬ — ВНЕШНЯЯ РЕЧЬ. Речь, оформленная средствами естественного языка. Основным признаком В. р. является ее озвученность, адекватность ее структуры ситуации общения, эмоциональная окраска и др …   Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

  • внешняя речь — речь в собственном смысле слова, т.е. облеченная в звук, имеющая звуковое выражение …   Толковый переводоведческий словарь

  • внешняя речь — Материально выраженная (устная или письменная) речемыслительная деятельность, имеющая очевидную, непосредственно наблюдаемую словесно предложенческую форму …   Словарь лингвистических терминов Т.В. Жеребило

  • РЕЧЬ ВНЕШНЯЯ — РЕЧЬ ВНЕШНЯЯ. См. внешняя речь …   Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

  • Речь Посполитая — ← …   Википедия

  • Речь Посполита — Речь Посполитая Rzeczpospolita Obojga Narodów (pl) Рѣч Посполита (sla) Конфедерация, королевство ← …   Википедия

  • Речь ораторская — разновидность публичной речи, противополагаемой функционально и структурно речи разговорной, частному, «бытовому» общению. В противоположность разговорной речи обмену более или менее несложными и короткими репликами (отдельными фрагментарными… …   Литературная энциклопедия

  • Внешняя политика Белоруссии — Внешняя политика Республики Беларусь  совокупность отношений с другими государствами и международными структурами. Содержание 1 Основные принципы, цели и задачи 2 Член …   Википедия

  • речь — и есть система рефлексов социального контакта, с одной стороны, а с другой – система рефлексов сознания по преимуществу, т.е. для отражения влияния других систем. [1.1.1, 52; 1.1.3, 95] <…> речь – не только система звуков, но и система… …   Словарь Л.С. Выготского

  • речь устная — вербальное (словесное) общение при помощи языковых средств, воспринимаемых на слух. Р. у. характеризуется тем, что отдельные компоненты речевого сообщения порождаются и воспринимаются последовательно. Процессы порождения Р. у. включают звенья… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Фигур речи | Психология вики

    Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
    Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

    Язык: Лингвистика · Семиотика · Речь


    Основная статья: Образный язык

    Оборот речи , иногда называемый риторикой или речью, — это слово или фраза, которые отходят от прямого, буквального языка.Образы речи часто используются и создаются для акцента, свежести выражения или ясности. Однако от их использования может также пострадать ясность. Обратите внимание, что все теории значения обязательно имеют понятие «буквальный язык» (см. Буквальный и образный язык). Согласно теориям, которые этого не делают, фигура речи не является полностью последовательным понятием.

    В качестве примера использования слова в переносном смысле рассмотрим предложение Я собираюсь увенчать вас. Это может означать:

    • Я в буквальном смысле наложу корону тебе на голову.
    • Я собираюсь символически возвысить вас до царской власти.
    • Я собираюсь поставить вторую шашку поверх вашей шашки, чтобы показать, что она стала королем (как в игре в шашки).
    • Я собираюсь ударить тебя по голове сжатым кулаком.

    Исследователи классической западной риторики разделили фигуры речи на две основные категории: схемы и тропы. Схемы (от греческого schēma , форма или форма) — это фигуры речи, в которых есть отклонения от обычного или ожидаемого словосочетания.Например, фраза «Джон, мой лучший друг» использует схему, известную как аппозиция. Тропы (от греческого тропеин , поворачивать) включают изменение или модификацию общего значения термина. Примером тропа является использование иронии, то есть использование слов таким образом, чтобы передать значение, противоположное их обычному значению («Ибо Брут — благородный человек; / Как и все они, все благородные люди»).

    В эпоху Возрождения, когда ученые в каждой дисциплине страстно интересовались классификацией всего, писатели тратили много энергии на создание всевозможных классов и подклассов фигур речи.Генри Пичем, например, в своем Сад красноречия (1577) перечислил 184 различных образа речи:

    «Для простоты в этой статье цифры делятся на схемы и тропы, но не предпринимаются попытки дальнейшей подклассификации (например,« Фигуры беспорядка »). В каждой категории слова перечислены в алфавитном порядке. Каждый рисунок ссылается на страница с более подробной информацией и соответствующими примерами, но для удобства здесь помещено краткое определение Некоторые из перечисленных могут считаться риторическими приемами, которые во многом схожи.»

    Схемы []

    Основная статья: Схема (лингвистика)
    • Накопление: Обобщение предыдущих аргументов в убедительной манере.
    • adnominatio: Повторение слова с изменением буквы или звука
    • аллитерация: набор слов, начинающихся с одной и той же буквы или одинакового звука
    • .
    • anacoluthon: изменение синтаксиса в предложении
    • анадиплез: повторение слова в конце предложения в начале другого
    • анафора: повторение одного и того же слова или группы слов в начале следующих друг за другом предложений
    • anastrophe: инверсия обычного порядка слов
    • anticlimax: расположение слов в порядке убывания важности
    • антиметабол: повторение слов в следующих друг за другом предложениях в обратном порядке
    • антистроф: повторение одного и того же слова или фразы в конце следующих друг за другом предложений (см. Эпистроф)
    • антитезис: сопоставление противоположных или противоположных идей
    • афоризм: утверждение, которое ставит под сомнение определение слова
    • Апозиопесис: прерывание речи или пауза для драматического или эмоционального воздействия
    • апостроф: Увод внимания от аудитории к персонифицированной абстракции
    • apposition: размещение двух элементов рядом, при этом второй определяет первый.
    • ассонанс: повторение гласных звуков, чаще всего в пределах короткого отрывка стиха
    • .
    • астеизм: шутливый или насмешливый ответ, играющий на слове
    • asyndeton: пропуск союзов между связанными статьями
    • какофония: сочетание слов, производящих резкий звук
    • Классификация
    • (литература и грамматика): соединение существительного собственного и существительного нарицательным с артиклем
    • хиазм: инверсия грамматических структур в последовательных предложениях
    • Кульминация: Расположение слов в порядке возрастания важности
    • Созвучие
    • : повторение согласных звуков, чаще всего в пределах короткого отрывка стиха
    • .
    • дистмезис: синоним tmesis
    • многоточие: пропуск слов
    • enallage: Замена грамматически разных, но имеющих одинаковое значение форм.
    • enjambment: Разрыв синтаксической единицы (фразы, предложения или предложения) в конце строки или между двумя стихами.
    • энтимема: Неформальный метод представления силлогизма
    • эпаналепсис: Повторение начального слова или слов предложения или предложения в конце предложения или предложения.
    • эпистроф: повторение одного и того же слова или группы слов в конце следующих друг за другом предложений. Аналог анафоры (также известной как антистроф)
    • благозвучие: противоположность какофонии — приятное звучание
    • hendiadys: Использование двух существительных для выражения идеи, когда нормальной структурой будет существительное и модификатор.
    • hendiatris: Использование трех существительных для выражения одной идеи
    • омографы: слова, которые идентичны по написанию, но различаются по происхождению и значению.
    • омонимов: слова, идентичные друг другу по произношению и написанию, но различающиеся по происхождению и значению.
    • омофонов: слова, идентичные друг другу по произношению, но различающиеся по происхождению и значению.
    • hypallage: изменение порядка слов так, чтобы они ассоциировались со словами, обычно связанными с другими
    • hyperbaton: схемы с необычным или перевернутым порядком слов.
    • гипербола: преувеличение утверждения.
    • hysteron proteron: инверсия обычного временного или причинного порядка между двумя элементами.
    • isocolon: Использование параллельных структур одинаковой длины в следующих друг за другом пунктах
    • внутренняя рифма: Использование двух или более рифмующихся слов в одном предложении
    • kenning: метонимическое соединение, в котором термины вместе образуют своего рода синекдоху
    • Merism: Обращение к целому путем перечисления некоторых его частей
    • non sequitur: утверждение, не имеющее отношения к контексту, предшествующему
    • звукоподражание: Слово, имитирующее настоящий звук (напр.грамм. тик-так или стрела)
    • парадиастола: Повторение дизъюнктивной пары «ни» и «ни»
    • параллелизм: использование одинаковых структур в двух или более пунктах
    • парапросдокиан: Неожиданное окончание или усечение статьи
    • скобка: вставка придаточного предложения или предложения в месте, где они прерывают естественный ход предложения
    • paroemion: решительная аллитерация, в которой каждое слово в предложении или фразе начинается с одной и той же буквы
    • паррезия: говорить открыто или смело или извиняться за это (заявлять об этом)
    • perissologia: Вина многословности
    • плеоназм: использование лишних или повторяющихся слов
    • полиптотон: повторение слов, происходящих от одного и того же корня
    • полисиндетон: Повторение союзов
    • каламбур: когда слово или фраза используется в двух разных смыслах
    • sibilance: Повторение буквы s, это форма аллитерации
    • превосходная степень: Сказать лучшее о чем-то i.е. самое уродливое, самое ценное
    • споперизм: Замена букв (обычно начальных) слов с забавным эффектом
    • symploce: Одновременное использование анафоры и эпистрофы: повторение одного и того же слова или группы слов в начале и в конце следующих друг за другом предложений
    • синхронизация: взаимосвязанный порядок слов
    • синезис: согласование слов по смыслу, а не по грамматической форме
    • synizesis: Произношение двух соседних гласных или дифтонгов как одного звука
    • синонимы: использование двух или более синонимов в одном предложении или предложении
    • тавтология: Избыточность из-за избыточной квалификации; повторяя одно и то же дважды
    • tmesis: Деление элементов составного слова

    Tropes []

    Основная статья: Trope (лингвистика)
    • аллегория: расширенная метафора, в которой рассказ рассказывается, чтобы проиллюстрировать важный атрибут предмета.
    • аллюзия: косвенная ссылка на другое произведение литературы или искусства.
    • анакоеноз: постановка вопроса аудитории, часто подразумевающая, что у нее есть общие интересы с говорящим.
    • антанаклазис: форма каламбура, в которой слово повторяется в двух разных смыслах.
    • антимерия: Замена одной части речи другой, часто превращающая существительное в глагол.
    • антропоморфизм: Приписывание человеческих характеристик чему-либо, не являющемуся человеком, например животному или богу (см. Зооморфизм).
    • антифразис: слово или слова, используемые в противоречии с их обычным значением, часто с иронией.
    • антономазия: Замена имени собственным словом или наоборот
    • Афоризм: Лаконичное изложение истины или мнения, пословица
    • апофаз: обращение к идее путем отрицания ее обращения
    • апория: размышления над собой, часто с использованием риторических вопросов
    • апостроф: обращение к предмету, абстракции или отсутствующему человеку
    • архаизм: использование устаревшего, архаичного слова (слово, использовавшееся в древнем языке, e.грамм. Язык Шекспира)
    • auxesis: форма гиперболы, в которой более важное звучащее слово используется вместо более описательного термина
    • катахрезис: смешанная метафора (иногда используется намеренно, а иногда — риторическая ошибка)
    • изложение: «Обсуждение» темы путем замены или добавления слов, как в эвфемизме или перифразе.
    • сочувствие: пробуждение жалости в аудитории.
    • correctio: Лингвистический прием, используемый для исправления ошибок, формой которого является эпанортоз.
    • denominatio: Другое слово для метонимии
    • двойное отрицание: грамматическая конструкция, которая может использоваться как выражение и является повторением отрицательных слов
    • дисфемизм: Замена более резким, оскорбительным или более неприятным термином на другой. Противоположность эвфемизму.
    • epanorthosis: Немедленная и решительная самокоррекция, часто после оговорки.
    • enumeratio: форма расширения, в которой субъект разделяется, детализируя части, причины, следствия или последствия, чтобы сделать точку более убедительной.
    • erotema: Синоним риторического вопроса
    • эвфемизм: Замена менее оскорбительного или более приятного термина другим термином
    • гермения: повторение с целью интерпретации того, что уже было сказано
    • гипербола: использование преувеличенных терминов для выделения
    • гипофора: длинный ответ на собственный риторический вопрос
    • hysteron proteron: изменение ожидаемого порядка событий
    • намек: наличие в предложении скрытого значения, которое имеет смысл независимо от того, обнаружено оно или нет
    • призыв: апостроф богу или музе
    • Ирония: использование слова таким образом, чтобы передать значение, противоположное его обычному значению.
    • литот: Подчеркивая важность утверждения, отрицая его противоположность
    • малапропизм: употребление слова в результате путаницы со словом, которое звучит аналогично
    • мейоз: использование преуменьшения, как правило, для уменьшения важности чего-либо.
    • металепсис: обращение к чему-либо через ссылку на другую вещь, с которой это удаленно связано
    • Метафора
    • : подразумеваемое сравнение двух непохожих вещей
    • метонимия: подмена слова, чтобы указать, что на самом деле имеется в виду.
    • неологизм: использование слова или термина, которые были созданы недавно или использовались в течение короткого времени.Противоположность архаизму.
    • звукоподражания: Слова, которые звучат так же, как их значение
    • оксюморон: Использование двух терминов вместе, которые обычно противоречат друг другу.
    • притча: расширенная метафора, рассказанная как анекдот, чтобы проиллюстрировать или преподать моральный урок
    • Парадокс: Использование явно противоречащих друг другу идей, чтобы указать на некую основную истину
    • парадиастола: смягчение порока, чтобы польстить или успокоить.
    • Параллельная ирония: ироническое сопоставление предложений или ситуаций (неформально)
    • паралипсис: Привлечение внимания к чему-то, притворяющееся, будто вы проходите мимо
    • парономазия: разновидность каламбура, в которой используются слова, похожие по звучанию, но с разными значениями.
    • жалкое заблуждение: использование слова, которое относится к человеческому действию над чем-то нечеловеческим
    • перифраз: Использование нескольких слов вместо нескольких
    • персонификация / просопопея / антропоморфизм: Приписывание или применение человеческих качеств к неодушевленным предметам, животным или природным явлениям
    • praeteritio: Другое слово для паралипсиса
    • Прокаталепсис: опровержение ожидаемых возражений как часть основного аргумента
    • пролепсис: другое слово для прокаталепсиса
    • прослепсис: крайняя форма паралипсиса, при которой говорящий излагает мельчайшие подробности, делая вид, что пропускает тему
    • пословица: сжатое или содержательное выражение того, что обычно наблюдается и считается правдой.
    • повторение: повторное использование слова (слов) / группы слов в одном предложении для создания поэтического / ритмического эффекта.
    • риторический вопрос: Задавать вопрос как способ что-то утверждать. Или задать вопрос не для того, чтобы получить ответ, а для того, чтобы что-то заявить (или как в стихотворении для создания поэтического эффекта).
    • сравнение: явное сравнение двух вещей
    • превосходная степень: Сказать что-то лучшее, то есть самое уродливое, самое ценное и т. Д.
    • syllepsis: Форма каламбура, в которой одно слово используется для изменения двух других слов, с которыми оно обычно имеет разные значения
    • syncatabasis («снисходительность, аккомодация»): адаптация стиля к уровню аудитории
    • синекдоха: форма метонимии, в которой часть означает целое
    • синестезия: Описание одного вида чувственного впечатления с использованием слов, которые обычно описывают другой.
    • перенесенный эпитет: размещение прилагательного с неправильным существительным
    • трюизм: самоочевидное утверждение
    • tricolon diminuens: комбинация трех элементов, каждый из которых уменьшается в размере
    • трехколонный полумесяц: комбинация трех элементов, каждый из которых увеличивается в размере
    • зевгма: фигура речи, связанная с силепсисом, но отличающаяся тем, что слово, используемое в качестве модификатора, несовместимо с одним из двух слов, которые оно модифицирует
    • зооморфизм: применение характеристик животных к людям или богам

    Ссылки []

    • Аристотель, Искусство риторики , (Перевод Дж.Х. Фриз), Классическая библиотека Леба.
    • Болдуин, Чарльз Сирс, Древняя риторика и поэзия: интерпретация репрезентативных работ , Питер Смит, Глостер, 1959 (перепечатка).
    • Rhetorica ad Herennium , (Перевод Генри Каплана) Классическая библиотека Лёба, Издательство Гарвардского университета, 1954.
    • Корбетт, Эдвард П.Дж., Классическая риторика для современного студента Oxford University Press, Нью-Йорк, 1971.
    • Кеннеди, Джордж, Искусство убеждения в Греции .Princeton Univ Press, 1969 (4-е издание).
    • Лэнхэм, Ричард А., Список риторических терминов , Беркли, Калифорнийский университет Press, 1991.
    • Mackin, John H. Classical Rhetoric for Modern Discourse , Free Press, New York, 1969.
    • .
    • Quintilian. Institutio oratoria , (в пяти томах, пер. Дональд А. Рассел) Классическая библиотека Леба, 2002 г.

    Внешние ссылки []

    Внутренняя речь: определение и использование

    Внутренняя речь — это форма внутреннего, самостоятельного диалога: разговора с самим собой.Фраза «внутренняя речь» была использована российским психологом Львом Выготским для описания стадии овладения языком и процесса мышления. Согласно концепции Выготского, «речь началась как социальная среда и стала интернализованной как внутренняя речь, то есть вербализованная мысль» (Кэтрин Нельсон, Рассказы из детской кроватки, , 2006).

    Внутренняя речь и личность

    «Диалог запускает язык, разум, но как только он запускается, мы развиваем новую силу,« внутреннюю речь », и именно это необходимо для нашего дальнейшего развития, нашего мышления…. «Мы — наш язык», — часто говорят; но наш реальный язык, наша настоящая идентичность лежит во внутренней речи, в том непрерывном потоке и порождении смысла, который составляет индивидуальный разум. Именно через внутреннюю речь ребенок развивает свои собственные представления и значения; именно через внутреннюю речь он достигает своей индивидуальности; наконец, именно посредством внутренней речи он конструирует свой собственный мир »(Оливер Сакс, Seeing Voices, . University of California Press, 1989).

    Внутренняя речь — это форма речи или мысли?

    «Как ни сложно изучать внутреннюю речь, были попытки описать ее: говорят, что это сокращенная версия настоящей речи (как сказал один исследователь, слово во внутренней речи — это« всего лишь оболочка мысли ») , и это очень эгоцентрично, что неудивительно, учитывая, что это монолог, в котором говорящий и аудитория — одно и то же лицо », (Джей Ингрэм, Talk Talk Talk: Decoding the Mysteries of Speech .Doubleday, 1992).

    «Внутренняя речь включает в себя как внутренний голос, который мы слышим при чтении, так и движения мышц речевых органов, которые часто сопровождают чтение и которые называются субвокализациями , » (Маркус Бадер, «Просодия и повторный анализ». Повторный анализ в обработке предложений , стр. под редакцией Джанет Дин Фодор и Фернанды Феррейра. Kluwer Academic Publishers, 1998).

    Выготский на внутренней речи

    «Внутренняя речь не является внутренним аспектом внешней речи — это функция сама по себе.Это все еще остается речью, т. Е. Мыслью, связанной со словами. Но если во внешней речи мысль воплощается в словах, то во внутренней речи слова умирают, порождая мысль. Внутренняя речь — это в значительной степени мышление чистыми значениями. Это динамичная, изменчивая, нестабильная вещь, порхающая между словом и мыслью, двумя более или менее стабильными, более или менее четко очерченными компонентами словесной мысли »(Лев Выготский, Мысль, и Язык , 1934. MIT Press, 1962 г.).

    Лингвистические характеристики внутренней речи

    Выготский выделил ряд лексикограмматических особенностей, которые выходят на первый план как в эгоцентрической речи, так и в внутренней речи.Эти особенности включают упущение субъекта, выдвижение на первый план предикации и очень эллиптическую связь между этими формами и речевой ситуацией (Vygotsky 1986 [1934]: 236) »(Paul Thibault, Agency and Consciousness in Discourse: Self-Other Динамика как сложная система . Континуум, 2006).

    «Во внутренней речи единственное действующее грамматическое правило — это ассоциация через сопоставление. Подобно внутренней речи, фильм использует конкретный язык, смысл которого исходит не из дедукции, а из полноты индивидуальных влечений, определяемых образом, который они помогают развить. «(Дж.Дадли Эндрю, Основные теории кино: введение . Oxford University Press, 1976).

    Внутренняя речь и письмо

    «Письмо — это часть процесса поиска, развития и артикуляции внутренней речи, того резервуара внутренней мысли и языка, от которого мы зависим в общении» (Глория Ганнауэй, Transforming Mind: A Critical Cognitive Activity . Greenwood, 1994). .

    «Поскольку это более осознанный поступок, письмо порождает иное понимание использования языка.Риверс (Rivers, 1987) связал обсуждение Выготским внутренней речи и языкового производства с письмом как открытием: «По мере того, как писатель расширяет свою внутреннюю речь, он начинает осознавать вещи, о которых он раньше не подозревал. Таким образом, он может написать больше, чем осознает »(стр. 104).

    Зеброски (1994) отметил, что Лурия рассматривал взаимную природу письма и внутренней речи и описал функциональные и структурные особенности письменной речи, которые «неизбежно приводят к значительному развитию внутренней речи.Поскольку письменная речь задерживает прямое появление речевых связей, подавляет их и повышает требования к предварительной внутренней подготовке к речевому акту, она дает богатое развитие внутренней речи »(стр. 166)» (Уильям М. Рейнольдс и Глория Миллер, ред., Справочник по психологии: педагогическая психология . Джон Вили, 2003).

    GoodTherapy | Пресса

    Речь под давлением — это речь в ускоренном или неистовом темпе, которая передает срочность, кажущуюся несоответствующей ситуации.Слушателям часто бывает трудно прервать речь, которую произносят под давлением, и речь может быть слишком быстрой для понимания. Речь под давлением может быть бессвязной. Речь под давлением возникает непрерывно и может варьироваться от очень быстрой речи до совершенно бессвязной, искаженной речи.

    Что вызывает навязчивую речь?
    Напряженная речь может быть вызвана проблемами мышления, называемыми полетом идей. В полете идей концепции, проходящие в голове говорящего, движутся слишком быстро или слишком бессвязно, чтобы он мог их разумно сформулировать.Стимулирующие препараты, такие как кокаин, могут вызвать давление в речи. Это явление также может быть вызвано рядом заболеваний, включая шизофрению и манию. Люди, испытывающие сильное беспокойство, также могут демонстрировать давление в речи.

    Нажатая речь сама по себе не является расстройством или болезнью. Скорее, это симптом других состояний психического здоровья. Связанное с этим заболевание, загромождение, может привести к тому, что люди будут демонстрировать паттерны, похожие на сжатую речь, но вызваны языковым расстройством и характеризуются различными моделями речи.

    Есть ли лечение надавливания на речь?
    Поскольку сжатая речь сама по себе не является расстройством, лечение зависит от первопричины. В некоторых случаях образ речи возникает из-за временного приступа беспокойства или сильного стресса и может исчезнуть самостоятельно. Когда давление речи сочетается с другими симптомами, врачи могут провести обследование, чтобы определить причину. Клиницисты могут провести тесты, чтобы убедиться, что травма головного мозга не является причиной. Когда симптом вызван психическим заболеванием, психиатры и врачи могут в некоторых случаях прописать ряд психоактивных препаратов для улучшения симптомов.Разговорная терапия также может быть полезна людям с вызывающими тревогу психическими заболеваниями, которые приводят к затрудненной речи.

    Артикул:

    1. Американская психологическая ассоциация. APA Краткий психологический словарь . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация, 2009. Печать.
    2. Кринг А. М., Джонсон С. Л., Дэвисон Г. К. и Нил Дж. М. (2010). Аномальная психология . Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.

    Последнее обновление: 24.03.2016

    Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

    Подтвердите, что вы человек.

    Читают люди по их словам

    Если глаза — это окно в душу, то слова — это врата в разум. Слова представляют мысли. Самый близкий человек может понять мысли другого человека — это прислушаться к словам, которые он или она говорит или пишет. Некоторые слова отражают поведенческие характеристики человека, который их произнес или написал. Я назвал эти слова Словесными Уликами.Словесные подсказки увеличивают вероятность предсказания поведенческих характеристик людей путем анализа слов, которые они выбирают, когда говорят или пишут.

    словесных подсказок сами по себе не могут определить черты личности человека, но они дают представление о мыслительном процессе и поведенческих характеристиках человека. Гипотезы могут быть разработаны на основе словесных ключей, а затем проверены с использованием дополнительной информации, полученной от человека или сторонних подтверждений.

    Человеческий мозг невероятно эффективен.Когда мы думаем, мы используем только глаголы и существительные. Прилагательные, наречия и другие части речи добавляются во время преобразования мыслей в устную или письменную речь. Слова, которые мы добавляем, отражают, кто мы и о чем думаем.

    Основное предложение состоит из подлежащего и глагола. Например, простое предложение «Я шел» состоит из местоимения «я», которое является подлежащим, и слова «шел», которое является глаголом. Любые слова, добавленные к этой базовой структуре предложения, изменяют качество существительного или действие глагола.Эти преднамеренные модификации дают ключ к разгадке личности и поведенческих характеристик говорящего или писателя.

    словесных подсказок позволяют наблюдателям выдвигать гипотезы или делать обоснованные предположения относительно поведенческих характеристик других людей. Например, в предложении «Я быстро пошел» слово «быстро» придало ощущение срочности, но не указывало на причину срочности. Человек может «быстро идти», потому что он или она опаздывает на встречу или ожидает опоздания на встречу.Добросовестные люди считают себя надежными и не хотят опаздывать на прием. Люди, которые хотят приходить вовремя, как правило, уважают социальные нормы и хотят оправдать ожидания других. Люди с таким поведением становятся хорошими сотрудниками, потому что не хотят разочаровывать своих работодателей. Люди «быстро ходят», когда сталкиваются с общей угрозой. Во время прогулки по плохому району может возникнуть общая угроза. Приближение плохой погоды также может представлять угрозу.Быстрая ходьба во избежание грозы снижает опасность удара молнии или намокания. Люди могут добавлять слово «быстро» по разным причинам, но у их выбора есть особая причина.

    Word Clues представляют собой неинвазивный метод эффективного чтения людей без их ведома. Следующие примеры демонстрируют, как Словесные подсказки позволяют понять поведенческие характеристики людей, когда они говорят или пишут.

    1) Я получил еще одну награду.

    The Word Clue «другой» передает представление о том, что говорящий выиграл одну или несколько предыдущих наград. Этот человек хотел убедиться, что другие люди знают, что он или она выиграли хотя бы одну награду, тем самым укрепив его или ее самооценку. Этому человеку может потребоваться лесть других, чтобы укрепить его или ее чувство собственного достоинства. Наблюдатели могут использовать эту уязвимость, используя лесть и другие комментарии, подстрекающие к эго.

    2) Я много работал, чтобы достичь своей цели.

    Подсказка «трудно» предполагает, что этот человек ценит труднодостижимые цели.Возможно, цель, которую достиг этот человек, сложнее, чем цели, которые он или она обычно преследует. Слово «тяжелый» также предполагает, что этот человек может откладывать удовлетворение или придерживается убеждения, что тяжелый труд и преданность делу приносят хорошие результаты. Соискатель с такими характеристиками, вероятно, станет хорошим сотрудником, потому что он или она, вероятно, будут принимать вызовы и будут иметь решимость успешно выполнить эти задачи.

    3) Я терпеливо просидел лекцию.

    The Word Clue «терпеливо» выдвигает несколько гипотез. Возможно, этому человеку наскучила лекция. Возможно, ему или ей пришлось ответить на важный телефонный звонок. Возможно, ему или ей пришлось воспользоваться туалетом. Независимо от причины, этот человек был озабочен чем-то другим, кроме содержания лекции. Человек, который терпеливо ждет перерыва перед тем, как выйти из комнаты, вероятно, придерживается социальных норм и этикета. Человек, которому звонят по телефону, сразу встает и уходит с лекции, вероятно, не имеет жестких социальных границ.Люди с социальными границами становятся хорошими сотрудниками, потому что следуют правилам и уважают власть. И наоборот, человек, который не следует социальным условностям, вероятно, подойдет для работы, требующей нестандартного мышления. Человек с предрасположенностью действовать вне социальных норм мог бы стать лучшим шпионом, чем человек, который предрасположен следовать социальным условностям, потому что шпионов обычно просят нарушить социальные нормы.

    4) Решил купить эту модель.

    Слово «решено» указывает на то, что этот человек взвесил различные варианты перед покупкой.Возможно, он или она в какой-то степени боролись, прежде чем принять решение о покупке. Эта черта поведения говорит о том, что этот человек все обдумывает, особенно если покупка была незначительной. Слово «решил» также указывает на то, что этот человек вряд ли будет импульсивным. Импульсивный человек, скорее всего, скажет или напишет: «Я только что купил эту модель». Подсказка «просто» предполагает, что этот человек купил товар, не задумываясь о покупке.

    Основываясь на слове «Подсказка», читатель или слушатель может разработать гипотезу о том, что говорящий или писатель является интровертом.Интроверты думают, прежде чем действовать. Они тщательно взвешивают каждый вариант перед вынесением решения. Экстраверты более импульсивны. Использование глагола «решил» не идентифицирует этого человека как интроверта, но дает указание на то, что он или она может быть интровертом. Окончательная оценка личности требует более комплексной психологической оценки; тем не менее, наблюдатель может эксплуатировать человека, если он знает, что этот человек склонен к экстраверсии или интроверсии.

    Экстраверты получают энергию от общения с другими людьми и ищут стимулы в их окружении.Экстраверты часто говорят спонтанно, не задумываясь, и уверенно используют метод проб и ошибок. И наоборот, интроверты тратят энергию, когда они общаются, и ищут время в одиночестве, чтобы перезарядить свои батареи. Интроверты ищут стимула изнутри и редко говорят, не задумываясь. Интроверты тщательно взвешивают варианты, прежде чем принимать решения. Прежде чем вступать в какие-либо деловые переговоры, знание того, склонен ли ваш оппонент к экстраверсии или интроверсии, может обеспечить стратегическое преимущество.Продавцам следует дать своим клиентам-интровертам время подумать над коммерческими предложениями. Интроверты воспринимают информацию, обдумывают ее и затем принимают решение. Принуждение интровертов к импульсивным решениям может заставить их сказать «нет», потому что им неудобно принимать немедленные решения. С другой стороны, на экстравертов можно в некоторой степени оказывать давление, заставляя их принимать немедленные решения, потому что им удобнее принимать импульсивные решения. Редко люди проявляют полностью экстравертные или полностью интровертные характеристики.Черты личности скользят по континууму. Многие люди проявляют как экстраверты, так и интроверты. Кроме того, интроверты, которые чувствуют себя комфортно в своем окружении, часто демонстрируют поведение, связанное с экстраверсией. Точно так же экстраверты могут демонстрировать интровертные характеристики.

    5) Правильно сделал.

    Слово «Право» предполагает, что этот человек боролся с правовой, моральной или этической дилеммой и преодолел некоторый уровень внутреннего или внешнего сопротивления, чтобы принять справедливое и справедливое решение.Эта поведенческая черта указывает на то, что у этого человека достаточно силы характера, чтобы принять правильное решение, даже когда он сталкивается с противоположными взглядами.

    границ | Нейронный язык жеста

    Введение

    Люди используют различные движения для общения. Возможно, наиболее знакомыми являются движения губ, рта, языка и других речевых артикуляторов. Однако люди также используют жесты для совместной речи. Это движения рук и кистей, используемые для выражения информации, которая сопровождает и расширяет сказанное.Поведенческие исследования показывают, что жесты совместной речи вносят вклад в речевое сообщение (Kendon, 1994; McNeill, 2005; Feyereisen, 2006; Goldin-Meadow, 2006; Hostetter, 2011). Наблюдатели объединяют эти жесты с текущей речью, возможно, автоматически (Kelly et al., 2004; Wu and Coulson, 2005). Напротив, люди также используют так называемые символические жесты, или эмблемы , . Это движения рук, которые могут передавать значение напрямую, независимо от речи (Ekman and Friesen, 1969; Goldin-Meadow, 2003).Знакомый пример — это когда кто-то показывает «большой палец вверх» в знак согласия или хорошо выполненной работы. Эмблемы обычно представляют собой условную визуальную форму, которая передает определенное символическое значение, подобное по сути произнесению короткой фразы вроде «Хорошая работа!» Тем не менее, как жесты для совместной речи, так и эмблемы в основном являются действиями рук. Это важно, потому что люди сталкиваются со многими типами действий рук, которые служат другим целям и не передают никакого символического значения, например, хватание чашки. Таким образом, воспринимая действия рук, люди обычно распознают функцию и цель действий.Поскольку это относится к пониманию совместных жестов и эмблем, люди должны регистрировать как информацию о ручных действиях, так и их символическое содержание. Пока не ясно, как мозг примиряет эти ручные и символические особенности. Недавние исследования нейробиологии, связанной с обработкой жестов, подразумевают множество реакций. Среди них есть ответы, которые дифференцированно индексируют действие и обработку символической информации. Однако характерный профиль реакции еще не выявлен. Далее мы рассмотрим это недавнее исследование, оценим его результаты в контексте нейронной обработки действий и символических значений и обсудим их взаимосвязь.Затем мы оцениваем подходы, использованные в предыдущей работе, в которой изучалась обработка жестов. В заключение мы предлагаем направления для будущих исследований.

    Хотя они часто считаются единообразными, ручные жесты можно классифицировать по-разному. Один из способов заключается в том, сопровождает ли жест речь. Другой — степенью, в которой жест придает значение сам по себе или в сочетании с речью. То есть ручные жесты могут различаться по характеру семантической информации, которую они передают, и по степени, в которой они полагаются на разговорный язык для их значения.Например, жесты deictic предоставляют справочную информацию, например, когда человек указывает, чтобы указать «там» и указать местоположение. Другой класс, называемый жестами против , обеспечивает ритм или акцент, сопоставляя удары руками вниз с речевыми интонациями (McNeill, 1992). Ни дейктические, ни ритмические жесты не предоставляют семантической информации в типичном общении взрослых. Напротив, есть знаковых и метафорических жестов . Они обеспечивают семантическое значение, которое либо дополняет сказанное, либо предоставляет информацию, которая иначе не встречается в словесном сообщении (McNeill, 2005).Иконические и метафорические жесты следует понимать в контексте речи. Например, когда человек вращает рукой, это может изобразить вращение колес как знаковый жест в контексте «Колеса вращаются». Однако в метафорическом использовании фразы «Встреча продолжалась и продолжалась» одно и то же движение может обозначать длительное продолжение. Другими словами, речь, сопровождающая эти жесты, является ключом к их репрезентативному значению.

    Поскольку жесты различаются по способу передачи значения, связь между жестами и языком — сложная, но интересная тема.Согласно одной точке зрения, жесты и устная речь — как на психологическом, так и на биологическом уровнях анализа — используют одну и ту же систему коммуникации и являются двумя дополнительными выражениями одних и тех же мыслительных процессов (McNeill, 1992). Многие находки подтверждают это предположение (Cassell et al., 1999; Kelly et al., 1999; Wu and Coulson, 2005; Bernardis and Gentilucci, 2006). Например, Cassell et al. (1999) обнаружили, что, когда люди пересказывают представленное им повествование, используя жесты, не совпадающие с речевым содержанием, при их пересказе учитывается как устная, так и несоответствующая жестовая информация.Связь жеста с речью настолько сильна, что их пересказ может даже включать новые события, разрешающие противоречивую речь и жесты. Более того, другое исследование показало, что когда актер указывал на открытую дверь-ширму и говорил: «Мухи вышли», люди с гораздо большей вероятностью правильно понимали предполагаемое значение (здесь — закрыть дверь), когда присутствовали и речь, и жест, чем если было дано только одно или другое (Kelly et al., 1999). Таким образом, способ интерпретации сообщения ограничивается взаимодействием жестов и речи.

    Каковы нейробиологические последствия этой точки зрения, что речь и жесты имеют общую систему? Фактически, есть некоторые нейронные доказательства того, что жесты могут вызывать реакции в областях мозга, которые также активны, когда люди воспринимают семантическую информацию на языке. Тем не менее, жесты — это действия рук. Таким образом, также важно распознавать нейронную функцию, связанную с восприятием действий рук, независимо от цели этих действий. Другими словами, необходимо согласовать нейробиологию понимания действия с нейробиологией понимания семантической информации.

    Предыдущее исследование (подробно описанное ниже) предполагает, что нервные цепи, участвующие в понимании действий, в первую очередь включают части нижней теменной, премоторной, задней боковой височной и нижней лобной частей коры головного мозга. Интересно, что некоторые из этих областей мозга, особенно в боковой височной и нижней части лобной коры, также реагируют на информацию, передаваемую на языке. Однако неизвестно, зависят ли эти ответы от способа (например, языка), с помощью которого передается эта информация.Таким образом, эта предварительная работа оставляет ряд открытых вопросов. Например, остается неясным, вызваны ли реакции мозга на жесты главным образом распознаванием жестов как действий рук. Другими словами, неясно, отражают ли некоторые реакции мозга просто чувствительность к восприятию действий рук в целом, или такие реакции больше соответствуют коммуникативной информации, которую передают некоторые жесты. Это будет контрастировать с реакциями на действия рук, которые напрямую не передают значение, такими как захват объекта.Кроме того, поскольку жесты могут передавать значение, еще предстоит определить, обрабатывается ли передаваемое ими значение таким же образом, как когда значение представлено в других формах, таких как язык. Еще более серьезная проблема заключается в том, что остается неясным, существует ли типичный профиль реакции на жесты в целом.

    В следующих разделах мы сначала рассмотрим предыдущие исследования того, как мозг обрабатывает ручные действия в целом ( Соответствующие реакции мозга при обработке жестов ).В двух частях мы рассмотрим реакцию мозга на жесты, которые передают значение, включая эмблемы и жесты совместной речи. Мы выделяем области, которые могут реагировать независимо от использования действий руки для передачи смысла ( Восприятие действий рук: нижняя теменная и премоторная кора ). Затем мы сосредотачиваемся на областях мозга, которые считаются важными для обработки смысла речи ( Восприятие значимых действий рук: нижняя лобная и боковая височная кора ).

    Соответствующие реакции мозга при обработке жестов

    Люди обычно воспринимают и понимают движения рук других людей.Однако пока не ясно, как мозг обрабатывает такую ​​информацию. Это очень важно для понимания того, как распознаются жесты, поскольку жесты — это, по сути, движения рук и кистей рук. Одним из наиболее важных открытий, позволяющих понять потенциальный нервный механизм восприятия действия, является открытие зеркальных нейронов в мозге макака. Это нейроны, которые, как правило, срабатывают, когда животное выполняет целенаправленное действие и , когда оно видит, что другое совершает такое же или подобное действие.Например, эти нейроны срабатывают, когда обезьяна видит, как экспериментатор берет кусок еды. Они перестают стрелять, когда еда приближается к обезьяне. Затем они снова стреляют, когда обезьяна сама хватает еду. Другими словами, эти нейроны активируются в ответ на определенные двигательные действия, каждый из которых воспринимается и выполняется. Зеркальные нейроны сначала были обнаружены в премоторной области F5 макак (di Pellegrino et al., 1992), а затем в нижней теменной области PF (Fogassi et al., 1998). Учитывая, что область F5 получает свой основной теменной вход от передней PF (Geyer et al., 2000; Schmahmann et al., 2007; Petrides and Pandya, 2009), этот контур считается «теменно-лобной системой, которая переводит сенсорную информацию о конкретном действии в представление об этом действии» (Rizzolatti et al., 1996; Fabbri-Destro and Rizzolatti, 2008). . Это важно, потому что это предполагает возможный нейронный механизм, который позволит «немедленное, а не когнитивно-опосредованное понимание этого моторного поведения» (Fabbri-Destro and Rizzolatti, 2008).

    Предположение о том, что «зеркальный механизм» опосредует понимание действий у обезьян, вдохновило попытки определить аналогичный механизм у людей (Rizzolatti et al., 1996, 2002; Риццолатти и Крейгеро, 2004 г .; Фаббри-Дестро и Риццолатти, 2008 г .; Риццолатти и Фаббри-Дестро, 2008 г.). Эти усилия начались с исследований фМРТ, которые изучали реакцию мозга, когда люди наблюдали за хватанием. Результаты продемонстрировали значительную активность в премоторной коре головного мозга (Buccino et al., 2001; Grezes et al., 2003; Shmuelof and Zohary, 2005, 2006), а также в теменных областях, например, внутри теменной борозды (IPS; Buccino et al., 2001). , 2004; Grezes et al., 2003; Shmuelof, Zohary, 2005, 2006) и нижней теменной доле.Это также включает супрамаргинальную извилину (SMG), которая, как полагают, имеет некоторую гомологию с областью PF обезьян (Perani et al., 2001; Buccino et al., 2004; Shmuelof and Zohary, 2005, 2006). Например, Buccino et al. (2001) обнаружили, что когда один человек видит, что другой берет чашку рукой, кусает яблоко ртом и нажимает на педаль ногой, возникает не только теменная и премоторная активность, но и соматотопическая деятельность в этих областях. , подобный гомункулу моторной коры (Buccino et al., 2001). Многие исследования (Decety et al., 1997; Grezes et al., 2003; Lui et al., 2008; Villarreal et al., 2008) обнаруживают, что эти области также реагируют, когда люди видят действия, изображенные на пантомиме, такие как удары молотком, резание, пиление или с помощью зажигалки (Villarreal et al., 2008). Это особенно интересно, потому что при физическом отсутствии объекта это предполагает, что эти области реагируют на действие как таковое, , а не на объект или непосредственный контекст. Кроме того, повреждение этих теменных и премоторных областей приводит к повреждению или потере способности людей производить и распознавать эти типы действий (Leiguarda and Marsden, 2000).Однако эти результаты не проясняют, распространяются ли такие реакции на наблюдение за действиями рук или, наоборот, специфичны для наблюдений за действиями, связанными с использованием предметов. Другими словами, будут ли эти же области также играть функциональную роль в понимании действий, которые используются для передачи значения?

    Отвечая на этот вопрос, несколько авторов предполагают, что такой зеркальный механизм также может быть основой того, как мозг обрабатывает эмблемы и жесты совместной речи (Skipper et al., 2007; Виллемс и др., 2007; Holle et al., 2008). Однако результаты, необходимые для подтверждения этого, еще не установлены. В частности, неясно, вызывает ли систематическое наблюдение жеста теменно-лобные реакции мозга. Этого можно было бы ожидать, если бы зеркальный механизм, основанный на функциях этих областей, был неотъемлемой частью распознавания жестов.

    Еще один нерешенный вопрос касается того, вызывают ли эти значимые жесты реакции мозга, которые характерно отличны от того, что обнаруживается, когда люди видят действия рук, которые не являются символическими, например, хватание объекта.Эти нерешенные вопросы рассматриваются в следующих разделах.

    Восприятие действий руки: нижняя теменная и премоторная кора

    Для теменных и премоторных областей их последовательное (или несовместимое) участие в обработке жестов показано на рисунке 1. Сюда входят результаты обработки эмблем , совместной речи жестов, движений рук, которые происходят с речью, но не связаны. к устному содержанию и схватыванию (список исследований, данные которых использовались для составления рисунков, см. В Приложении).Эти данные чаще всего указывают на то, что вентральная премоторная кора (PMv) и SMG активны в восприятии жестов. Однако важно помнить, что жесты также могут передавать значение. С этой целью интерпретация значения (чаще всего на языке) часто связана с активностью мозга в боковых височных и нижних лобных областях. Ниже мы рассмотрим эти боковые височные и нижние лобные области на предмет их потенциальной роли в обработке жестов. Здесь мы исследуем теменные и премоторные результаты.

    Рис. 1. Теменная и премоторная области, относящиеся к восприятию движений рук . Сокращения: SMG, супрамаргинальная извилина; IPS, внутри теменная борозда; SP, верхняя теменная; PMv, вентральный премотор; PMd, дорсальный премотор; IFGOp, pars opercularis.

    Есть свидетельства того, что теменная и премоторная области, которые считаются важными в предполагаемом механизме человеческого зеркала, реагируют не только на то, что люди рассматривают объектно-ориентированные действия, такие как хватание, но и на жесты.Многочисленные жесты совместной речи (Holle et al., 2008, 2010; Dick et al., 2009; Green et al., 2009; Hubbard et al., 2009; Kircher et al., 2009; Skipper et al., 2009) и эмблема (Nakamura et al., 2004; Lotze et al., 2006; Montgomery et al., 2007; Villarreal et al., 2008) исследования выявили активность нижней теменной доли. Точнее, часто замешаны SMG и IPS. Например, Skipper et al. (2009) обнаружили значительную реакцию SMG, когда люди просматривали смесь знаковых, дейктических и метафорических жестов, сопровождающих устную историю.В этой задаче SMG также продемонстрировал сильную эффективную связь с премоторной корой (Skipper et al., 2007, 2009). Двусторонняя активность SMG обнаруживается также, когда люди рассматривают эмблемы (Nakamura et al., 2004; Montgomery et al., 2007; Villarreal et al., 2008). Однако латеральность эффектов SMG непостоянна. Например, одно исследование обнаружило эффект для левого SMG, но не для правого SMG, когда люди смотрели на эмблемы (Lotze et al., 2006). Обратное было обнаружено, когда люди видели жесты, несовместимые с сопровождающей речью (Green et al., 2009). То есть эффект был выявлен в правом SMG, а не в левом.

    Both Green et al. (2009) и Willems et al. (2007) предполагают, что IPS проявляет чувствительность, когда есть несоответствие между жестами и речью (например, когда человек слышит «удар» и видит жест «письма»). Однако эти два исследования показывают результаты в противоположных полушариях: Willems et al. (2007) идентифицировали левый IPS, а Green et al. (2009) сообщают о правильном IPS. Также обнаружено, что активность правой IPS сильнее, когда люди видят, как человек делает движения руками по уходу или царапанию («переходные движения»), чем когда они видят жесты совместной речи (Holle et al., 2008). Однако другое исследование не может повторить этот вывод (Dick et al., 2009). Правый IPS также активен, когда люди просматривают жесты ритма, выполняемые без речи (Hubbard et al., 2009). Активность IPS также прослеживается в исследованиях эмблем. Но в отчетах снова наблюдается несоответствие. В то время как одно исследование обнаружило двустороннюю активность IPS для обработки эмблем (Villarreal et al., 2008), другие не сообщили о какой-либо активности (Lotze et al., 2006; Montgomery et al., 2007). Это отсутствие последовательной активности IPS в результатах для совместной речи и обработки символических жестов контрастирует с результатами для схватывания.То есть результаты хватательного наблюдения последовательно указывают на эту область. Это говорит о том, что IPS не может играть важную роль в интерпретации представленного действия как как такового . Скорее, ответы IPS могут быть лучше настроены при обработке зрительно-моторных свойств действий руки. То есть, когда в центре внимания представленной информации находится само действие руки (например, при наблюдении за жестами захвата или ударов без сопровождения речи), IPS реагирует заметно. Это также может иметь место, когда жест несовместим с сопровождающей речью.В этом сценарии, когда наблюдатель пытается согласовать расходящуюся речевую и ручную информацию, может потребоваться более подробная обработка действий руки. Напротив, когда речь и жесты совпадают, внимание наблюдателя может быть сосредоточено на обработке представленного значения, а не на особенностях его выражения. В такой ситуации ответы IPS могут быть не такими сильными, как ответы в других регионах, которые более точно настроены на интерпретацию смысла.

    Премоторные области также активны, когда люди просматривают жесты.В ряде исследований сообщается о значительных двусторонних премоторных реакциях на эмблемы (Nakamura et al., 2004; Montgomery et al., 2007; Villarreal et al., 2008). Некоторые данные также предполагают аналогичную премоторную активность при наблюдении за жестами совместной речи. Например, наблюдается значительная двусторонняя активность PMv, когда люди рассматривают метафорические жесты по сравнению с тем, когда они видят крест фиксации (Kircher et al., 2009), а также двусторонняя активность PMd, когда они просматривают жесты ударов по сравнению с тем, когда они смотрят неподвижное тело. (Хаббард и др., 2009). Эти вентральные и дорсальные различия обнаруживаются и в других исследованиях. В частности, в то время как одно исследование обнаружило активность PMd для наблюдения за эмблемами (Villarreal et al., 2008), другое обнаружило активность, локализованную на PMv, граничащую с частью нижней лобной извилины (IFG), которая также проявляет чувствительность к эмблемам (Lotze et al., 2006 г.).

    Некоторые исследования показывают, что премоторные реакции чувствительны к семантическому вкладу жеста. Виллемс и др. (2007) обнаружили, что активность левой PMv модулируется семантическим соответствием между жестами и речью: реакции левой PMv были сильнее на жесты, не связанные с тем, что было сказано, по сравнению с тем, когда они были конгруэнтными.Другое исследование показало аналогичный результат с жестами, несовместимыми с устным омонимом. Однако этот результат затронул и левой и правой PMv-коры (Holle et al., 2008). Наконец, Skipper et al. (2009) обнаружили, что сигнал BOLD от двустороннего PMv дает систематическую реакцию, когда люди просматривают знаковые, дейктические и метафорические жесты во время понимания аудиовизуальной истории.

    В целом, эти результаты показывают, что теменная и премоторная области обычно активны, когда люди видят жесты, как когда они сопровождают речь (жесты совместной речи), так и когда они передают значение без речи (эмблемы).Тем не менее, теменные и премоторные области не всегда реагируют таким образом, чтобы указывать на то, что они специально настроены на то, передают ли жесты значение или нет. Этот вывод подтверждается тремя основными аргументами: (1) эти области одинаково активны, когда люди рассматривают несимволические действия, такие как хватание, как когда они видят значимые жесты; (2) Ответы в этих областях, по-видимому, не проводят систематического различия между эмблемами и жестами совместной речи, хотя первые напрямую передают значение, а вторые полагаются на речь; и (3) Хотя некоторые результаты указывают на более сильную реакцию, когда жест не соответствует сопровождающей речи, чем когда это происходит, такие результаты не согласуются между отчетами.Более вероятно, что эти теменные и премоторные области функционируют в более общем плане. То есть их ответы могут быть очевидны, когда люди видят любое целенаправленное действие руки , а не конкретный тип действия руки. Напротив, области, реагирующие на значение, передаваемое этими действиями, скорее связаны с пониманием языка, то есть области нижней лобной и боковой височной коры.

    Восприятие значимых действий рук: нижняя лобная и боковая височная кора

    Когда люди видят жесты совместной речи с связанной речью, жесты влияют на смысл сообщения и то, как оно интерпретируется (McNeill, 1992, 2005; Kendon, 1994; Goldin-Meadow, 2006).Эмблемы также передают значение. Однако, в отличие от жестов совместной речи, они могут делать это напрямую, независимо от речи. Иногда эмблемы даже можно использовать вместо речи (Goldin-Meadow, 1999). Фактически, эмблемы также вызывают связанные с событиями потенциалы, сравнимые с теми, которые обнаруживаются для слов (Gunter and Bach, 2004). Однако только недавно исследователи начали изучать, как мозг обрабатывает эти жесты. До сих пор в литературе говорится как о совпадении, так и о несогласованности в отношении того, какие области мозга особенно важны для их обработки.Различия в сообщаемых результатах могут быть связаны с многочисленными возможными источниками. Например, одним источником могут быть разные парадигмы и методологии анализа, используемые для получения результатов. Другой может быть степень результатов, которые даются экспозиции. Кроме того, то, как люди интерпретируют эти действия, само по себе может сильно варьироваться на нейронном уровне. Здесь мы выделяем как совпадающие, так и различные результаты в литературе по жестам для областей нижней лобной и боковой височной коры, которые могут быть важны при обработке символического значения.

    Области мозга, обычно связанные с языковыми функциями, также реагируют на жесты. Это согласуется с психологическими теориями жестов, которые предполагают, что жест и язык — это два способа выражения в единой системе коммуникации (McNeill, 1992). На рисунке 2 мы проиллюстрировали согласованность сообщений о вовлечении нижней лобной и боковой височных областей в обработку жестов. Это снова включает результаты для эмблем , , совместных речевых движений, жестов, движений рук, которые происходят с речью, но не связаны, с речевым содержанием, и, для согласования с предыдущим рисунком, схватывает (см. Приложение для исследований которые были использованы для создания фигуры).На этом рисунке выделен ряд областей, которые могут быть особенно важны при обработке жестов, особенно в отношении обработки выражаемых ими значений.

    Рис. 2. Нижняя лобная и боковая височные области, относящиеся к значению жеста . Сокращения: MTGp — задняя средняя височная извилина; STGp, задняя верхняя височная извилина; STGa, передняя верхняя височная извилина; IFGTr, pars triangularis; IFGOp, pars opercularis.

    Треугольная часть нижней лобной извилины (IFGTr) является одной из областей, которые считаются важными для интерпретации смысла, передаваемого на языке, который может играть аналогичную роль в обработке жестов.Что касается языковой функции, IFGTr было предложено участвовать в процессах семантического поиска и управления, когда люди интерпретируют предложения и повествования (Thompson-Schill et al., 1997; Thompson-Schill, 2003). IFGTr неизменно оказывается активным, когда люди принимают явные семантические решения в языковых задачах (Binder et al., 1997; Friederici et al., 2000; Devlin et al., 2003). Ряд данных свидетельствует о том, что эта область также реагирует при интерпретации значения жеста.

    IFGTr может играть ту же роль в распознавании значения жестов, что и в вербальном языке.Например, двусторонняя активность IFGTr сильнее, когда люди видят совместные жесты, чем когда они обрабатывают речь без жестов (Kircher et al., 2009). Другое исследование обнаружило большую активность левой IFGTr, когда люди наблюдали неконгруэнтную речь и жесты, чем конгруэнтные (например, говорящий выполнял жест «письмо», но произносил «удар»; Willems et al., 2007). Однако в аналогичных условиях в других исследованиях — когда движения рук, сопровождающие речь, не связаны с речевым содержанием — активность была выше в правом IFGTr (Dick et al., 2009), либо как в правом, так и в левом IFGTr (Green et al., 2009; Straube et al., 2009). Что касается эмблем, не все исследования сообщают об активности IFGTr. Однако у тех, кто это делает, он обнаруживается с двух сторон (Lotze et al., 2006; Villarreal et al., 2008). Вместе взятые, эти результаты предполагают, что IFGTr может функционировать аналогичным образом, когда люди обрабатывают жесты, как и когда люди обрабатывают язык. То есть ответы IFGTr могут быть настроены на интерпретацию семантической информации, особенно когда необходимо унифицировать значение, выраженное в нескольких формах (например,г., жестом и речью). Когда значение жеста не совпадает с речью, происходит сильный ответ IFGTr. Это может отражать дополнительную обработку, необходимую для согласования доминирующего значения из несоответствующей речи и жестов. Напротив, когда жест и речь совпадают, понимание смысла сообщения становится более простым. Это будет меньше зависеть от регионов, которые особенно важны для согласования значений из нескольких представлений.

    Позади IFGTr, pars opercularis (IFGOp), как было обнаружено, также реагирует, когда люди обрабатывают жесты.Анатомически расположенная между IFGTr и PMv, функция IFGOp связана как с языковыми, так и с моторными процессами. Например, эта область чувствительна к аудиовизуальной речи (Miller, D’Esposito, 2005; Hasson et al., 2007) и речи, сопровождаемой жестами (Dick et al., 2009; Green et al., 2009; Kircher et al. , 2009), а также движения ртом и руками без какой-либо вербальной коммуникации (для обзора см. Binkofski and Buccino, 2004; Rizzolatti and Craighero, 2004). Другими словами, эта область играет роль в ряде языковых и моторных функций.Это включает понимание вербальной и моторной информации как изо рта, так и из рук. Кроме того, левые лобно-теменные поражения, которые включают левый IFG, были связаны с нарушением распознавания действий. Такое нарушение включает даже тогда, когда пациентов просят распознать действие с помощью звуков, обычно связанных с действием (Pazzaglia et al., 2008a, b). Проще говоря, IFGOp проявляет чувствительность при реагировании на многие типы информации. Такая широкая чувствительность предполагает, что IFGOp является местом, где интеграционные процессы могут иметь важное значение для выполнения своей функции.

    Тем не менее, нижняя лобная кора функционирует в более широкой сети. Во время понимания языка эта область взаимодействует с боковой височной корой через крайнюю капсулу и крючковидные связки волокон пучка (Schmahmann et al., 2007; Petrides and Pandya, 2009), и потенциально с задней верхней височной корой через верхний продольный пучок (Catani et al., 2007; Petrides and Pandya, 2009). др., 2005; Glasser, Rilling, 2008). Исследования фМРТ описали сильную функциональную связь между нижними лобными и боковыми височными областями головного мозга человека (Homae et al., 2003; Даффау и др., 2005; Mechelli et al., 2005; Скиппер и др., 2007; Саур и др., 2008; Уоррен и др., 2009; Xiang et al., 2010). Боковая височная кора также сильнее реагирует на речь с сопровождающими жестами, чем на только речь. В частности, задняя верхняя височная борозда (STSp) проявляет реакцию на зрительное движение, особенно когда оно является биологически значимым (Bonda et al., 1996; Beauchamp et al., 2002). Это также применимо, когда люди воспринимают жесты. Но согласно Holle et al.(2008), ответы в STSp демонстрируют чувствительность, выходящую за рамки простого восприятия биологического движения. Они сообщают, что левый STSp более активен, когда люди видят жесты совместной речи, чем когда они видят речь с переходными движениями (такими как регулировка манжеты рубашки). В последующем исследовании Holle et al. (2010) сообщают о двусторонней активации STSp, когда люди видят знаковые совместные речевые жесты, по сравнению с тем, когда люди видят речь, только жесты или звучащую ухудшенную речь. Эти авторы позиционируют левый STSp как сайт, где «происходит интеграция знаковых жестов и речи.Однако их эффекты не воспроизводятся в других исследованиях (например, Willems et al., 2007, 2009; Dick et al., 2009). Например, Дик и др. (2009) обнаружили, что двусторонний STSp активен как для совместных речевых жестов, так и для переходных движений. Важно отметить, что Дик и др. (2009) не обнаружили, что активность различается между жестами совместной речи и адаптивными движениями. То есть они не нашли доказательств того, что STSp реагирует на семантическое содержание движений руки. Это соответствует более общепризнанному мнению о том, что STSp обычно реагирует на биологическое движение.

    В отличие от STSp, реакции задней средней височной извилины (MTGp) и передней верхней височной коры (STa) могут быть настроены на интерпретацию значения, в том числе когда оно передается с помощью жестов. Например, двусторонняя активность MTGp сильнее, когда люди видят метафорические (Кирчер и др., 2009) или знаковые (Грин и др., 2009; Виллемс и др., 2009) жесты, чем когда они видят только речь или жесты. В ответ на эмблемы активность MTGp была обнаружена в каждой левой (Lui et al., 2008; Villarreal et al., 2008) и правого (Nakamura et al., 2004) полушария, а также двустороннего (Lotze et al., 2006; Xu et al., 2009). Исследования повреждений также подтвердили важность этой области для распознавания значения действия (Kalenine et al., 2010). MTGp считался некоторыми авторами частью коры зрительных ассоциаций (von Bonin and Bailey, 1947; Mesulam, 1985). Но реакция этой области на слуховые стимулы также хорошо задокументирована (Zatorre et al., 1992; Wise et al., 2000; Humphries et al., 2006; Хикок и Поппель, 2007; Gagnepain et al., 2008). Многие исследования также связывают активность MTGp с распознаванием значения слов (Binder et al., 1997; Chao et al., 1999; Gold et al., 2006). Более того, семантические функции этой области могут не зависеть от модальности (например, относиться к вербальному вводу). То есть MTGp может играть роль в интерпретации смысла на концептуальном уровне. Эта точка зрения согласуется с результатами недавнего метаанализа, который характеризует MTGp как «гетеромодальную кору, участвующую в супрамодальной интеграции и концептуальном поиске» (Binder et al., 2009).

    Многие исследования также предполагают участие STa в обработке жестов совместной речи (Skipper et al., 2007, 2009; Green et al., 2009; Straube et al., 2011). В этом регионе также была обнаружена активность в области обработки эмблем (Lotze et al., 2006). Изменения в эффективной связи между STa и премоторной корой обнаруживаются, когда люди просматривают жесты во время понимания истории (Skipper et al., 2007). В языковых задачах ответы в этой области были связаны с обработкой комбинаторного значения — обычно в виде пропозициональных фраз и предложений (Noppeney and Price, 2004; Humphries et al., 2006; Lau et al., 2008; Рогальский и Хикок, 2009). Очень похожая функция может быть задействована, когда люди обрабатывают жесты. В конце концов, эмблемы передают пропозициональную информацию, которая легко переводится в короткие разговорные фразы. А совместные речевые жесты обычно обрабатываются в контексте структур предложений (Kircher et al., 2009) или полных повествований (Skipper et al., 2007).

    Похоже, что части нижней лобной и боковой височной коры реагируют независимо от того, воспринимают ли люди значение, выраженное вербально или вручную.Функция этих областей предполагает общую нейронную основу для интерпретации речи и жестов. Эта потенциально общая основа соответствует предложению о том, что речь и жесты должны использовать единую коммуникационную систему (McNeill, 1992). Когда люди должны определить значение среди конкурирующих или неоднозначных представлений, наиболее распространены передние нижние фронтальные реакции. Напротив, MTGp сильно реагирует на представляемое значение. В частности, эта область, по-видимому, играет определенную роль на уровне концептуального признания.STa также выполняет функцию распознавания значений. Хотя на уровне высказываний это может быть важнее. То есть, ответы STa выглядят заметными, когда выраженная информация включает единицы, объединенные в одно целое (например, когда слова объединяются в фразы и предложения, или когда символические действия связаны со словесными дополнениями).

    Распределенные ответы, динамические взаимодействия

    Многие сообщения в литературе по жестам описывают сложные функции более высокого уровня (например, семантическую интеграцию) как локализованные в определенных областях мозга.Однако мозг регулярно выдает очень распределенные и специализированные ответы. Они отражают динамическое функционирование мозга. Важно отметить, что динамическим и распределенным нейронным процессам способствуют обширные функциональные связи и взаимодействия. В этом разделе мы сначала обсудим, как специализированные распределенные ответы могут применяться при обработке жестов, особенно в отношении функции двигательной системы. Затем мы обсуждаем важность понимания функциональных отношений, которые способствуют когнитивным процессам, поскольку они могут иметь центральное значение в интеграции и интерпретации значения жестов и языка.

    Мозг регулярно демонстрирует широко распределенные и разнообразные наборы ответов. Чтобы более полно учесть функцию мозга при обработке жестов, смысл, передаваемый жестами, а также общение в целом, необходимо принимать во внимание эти распределенные и разнообразные ответы. Фактически, такие ответы могут включать разные уровни специализации, которые обеспечивают функционально динамическую основу для интерпретации. Одна точка зрения предполагает, что значение, по крайней мере, в том, что касается информации о действии, кодируется посредством следственных процессов между системами действия и языка (Pulvermuller, 2005; Pulvermuller et al., 2005). Эта точка зрения постулирует, что корреляция между действием и языком, связанным с действием, приводит к функциональным связям между ними. Эти ссылки приводят к кодированию этой информации распределенными и интерактивными нейронными ансамблями. Часто цитируемый пример, используемый в поддержку этой точки зрения, заключается в том, что обработка слов, специфичных для эффекторов (например, пнуть, лизать, ковырять), включает в себя мозговую активность в областях, используемых для выполнения специфических для эффекторов действий (например, ногой, языком и ртом, соответственно; Hauk et al., 2004).Как было сказано выше, обработка жестов действительно включает реакции двигательной области. Неясно, представлены ли определенные типы семантического значения, передаваемые жестами, через отдельные распределенные нейронные ансамбли — аналогично тому, что обнаружено для слов, которые представляют информацию, специфичную для эффекторов. Возможно, моторные реакции при обработке жестов могут отражать чувствительность мозга к представленным функциям, помимо зрительно-моторных свойств жеста. Другими словами, жесты, которые символически представляют моторную информацию (например,g., жест, используемый для представления определенной части тела, такой как нога) также может основываться на соматотопической кодировке, аналогичной той, которая используется для слов, представляющих части тела. Неясно, каким образом мозг достигнет такой степени специализации. Однако становится все более очевидным, что реакции на жесты действительно разнообразны и распределены между отдельными регионами (рис. 1 и 2). Тем не менее, эта точка зрения, согласно которой информация о действии кодируется посредством следственных процессов между системами действия и языка, не учитывает обработку значения, которое не включает действие (например,г., «Капитолий — Сакраменто»). Таким образом, хотя распределенное кодирование в двигательной системе может играть роль в обработке информации, которая связывает действия с эффекторами, используемыми для выполнения действий, учет того, как мозг взаимодействует со смыслом, в более общем смысле требует более широкой основы.

    Понимание того, как мозг интерпретирует жесты и информацию, которую они передают, требует понимания того, как мозг представляет информацию и реализует функции более высокого уровня. Для этого необходимо охарактеризовать не только функцию отдельных мест, которые могут демонстрировать настройку на определенные особенности, но также динамические взаимодействия и совокупную функцию распределенных ответов (McIntosh, 2000).Определенные области мозга (например, сенсорная и моторная кора) могут быть специализированы для реагирования на определенные виды информации. Но процессы более высокого уровня, такие как память и язык (и, в более широком смысле, интерпретация значения), требуют понимания того, как мозг связывает и интегрирует информацию. Большинство ранее обсуждавшихся исследований, особенно те, которые были посвящены жестам совместной речи, были нацелены на характеристику нейронной интеграции жестов и языковой обработки. Многие локализуют этот процесс с результатами для наборов отдельных регионов.Некоторые из затронутых областей включают IFG (Willems et al., 2007; Straube et al., 2009), височно-затылочное соединение (Green et al., 2009) и STSp (Holle et al., 2008, 2010). Однако, чтобы охарактеризовать сложные, интегративные функции посредством альянсов один-к-одному с отдельными регионами, не признавая при этом те нейронные механизмы, которые могут обеспечивать взаимоотношения между отдельными регионами, упускается из виду динамическая и взаимосвязанная природа мозга. Например, одни и те же области мозга могут проявлять активность при выполнении разных задач или в ответ на аналогичную информацию из разных сред (например,g., каждый символический жест и устная речь; Сюй и др., 2009). Точно так же мозг может проявлять распределенную функцию, которая вызывается презентацией с той же среды (например, жестами совместной речи). Таким образом, в то время как конкретная область мозга может быть одинаково активна при выполнении, казалось бы, различных когнитивных задач, то, что «отличает [эти] задачи, так это паттерн пространственно-временной активности и интерактивности больше, чем участие какой-либо конкретной области» (McIntosh, 2000). Некоторые предыдущие работы с жестами исследовали функциональные отношения между ответами анатомически различных областей (например,г., Skipper et al., 2009; Виллемс и др., 2009; Сюй и др., 2009). Однако подобный анализ все еще является исключением в литературе по жестам. Необходима более глобальная перспектива, которая признает, что специализированные реакции взаимодействуют через весь мозг для реализации когнитивных процессов. То есть, в то время как одна нейронная система может быть особенно настроена на обработку жестов, другая может быть лучше настроена на обработку вербального дискурса. Важно отметить, что хотя такие системы могут организовываться с разной степенью специализации, именно их плотная взаимосвязь обеспечивает динамическую нейронную обработку в контексте.Это может быть особенно важно для понимания того, как мозг функционирует в сложных и богатых на восприятие сценариях, составляющих типичный опыт. Таким образом, для понимания того, как мозг реализует сложные процессы, такие как интеграция и интерпретация значений жестов и языка, жизненно важно «учитывать активность всего мозга, а не отдельных его областей» (McIntosh, 2000).

    Актуальность для взаимодействий в реальном мире (вне эксперимента)

    Чтобы понять жест, наблюдатель должен связать несколько частей информации.Например, понимание эмблемы включает в себя визуальное восприятие жеста, а также обработку его значения. Точно так же интерпретация жестов совместной речи требует визуального восприятия жеста. Но, в отличие от эмблем, обработка жестов совместной речи предполагает ассоциирование действия с сопутствующей слуховой вербальной информацией. Важно отметить, что информация о речи и жестах не сочетается аддитивным образом. Скорее, эти источники в интерактивном режиме, вносят свой вклад в смысл, поскольку люди объединяют их в единое сообщение (Kelly et al., 1999; Бернардис и Джентилуччи, 2006; Gentilucci et al., 2006). Существует также прагматическая информация, которая является частью естественного контекста, в котором обычно происходят эти действия. Этот прагматический контекст также может влиять на интерпретацию жеста (Kelly et al., 1999, 2007). Еще один фактор, который может повлиять на интерпретацию, — это намерение наблюдателя. Например, реакция мозга на одни и те же жесты может различаться в зависимости от того, является ли цель наблюдателя распознавать значимую руку как значимую или, категорически, просто как руку (Nakamura et al., 2004). Следовательно, чтобы всесторонне оценить способ, которым мозг обрабатывает жесты — в частности, значение, которое они выражают, — эти разнообразные источники информации следует учитывать таким образом, чтобы распознавать контекстные влияния.

    Однако большинство исследований обработки жестов с помощью фМРТ представляют участникам стимулы, которые мало или совсем не похожи ни на что, с чем они могли бы столкнуться вне эксперимента. Конечно, исследователи делают это с намерением изолировать реакцию мозга на конкретную интересующую функцию или функцию, контролируя все другие факторы.Некоторые примеры из предшествующих исследований жестов включают в себя то, что человек, выполняющий жесты, полностью покрыт черным (Holle et al., 2008), позволяя видеть только руку актера через экран (Montgomery et al., 2007), и помещать большой меняющий цвет круг на груди актера (Kircher et al., 2009). Такая необычная визуальная информация может создать ряд проблем. Больше всего беспокоит то, что это может отвлечь внимание от важной и интересной визуальной информации (например, жестов).Однако возможно и обратное. То есть нерегулярные визуальные материалы могут искусственно повышать внимание к жестам. В любом случае такие материалы не обобщают типичный опыт людей.

    Помимо визуальных аспектов материалов, во многих экспериментах также использовались условия, явно удаленные из привычного опыта. Например, общий подход заключался в сравнении ответов на жесты совместной речи с ответами на речь и жесты, которые не совпадают.Идея здесь в том, что разница между этими состояниями позволит выявить области мозга, вовлеченные в «интеграцию» (сама по себе часто лишь в общих чертах или вообще не определена). Причина в том, что в состоянии, когда жест и речь не соответствуют друг другу, предполагается, что мозг реагирует на каждый из них как на диссоциированные сигналы. Но когда жест и речь совпадают, происходит распознавание единого представления или сообщения. Однако бессмысленные действия рук вызывают совершенно иной ответ мозга, чем осмысленные (Decety et al., 1997). Таким образом, интерпретация этих результатов может быть затруднена. Такой подход также выявляет дополнительное потенциальное ограничение: многие результаты определяются простым вычитанием ответов, собранных в одном состоянии, из ответов, полученных в другом состоянии. Другими словами, результаты часто достигаются путем вычитания ответов, генерируемых при воздействии одного ввода (например, речи), из ответов на комбинацию входов (например, речь и жест). Разница в активности интересующего контраста или состояния обычно описывается как эффект.Такой подход не только затрудняет характеристику взаимодействия между речью и жестом, которое дает значение жеста совместной речи, но также предполагает, что каждый из сигналов мозга и фМРТ является линейным (а это не так; Logothetis et al., 2001 ). Таким образом, результаты, полученные в таких условиях, может быть трудно интерпретировать, особенно в том, что касается степени, в которой они влияют на обработку жестов. Они также могут давать результаты, которые трудно воспроизвести, даже если исследование явно пытается это сделать (Dick et al., 2009).

    Другая проблема заключается в том, что многие исследователи требуют от своих участников выполнения двигательных задач (например, нажатия кнопок для записи поведения), которые являются вспомогательными для интересующей функции во время сбора данных фМРТ. Эти задачи использовались в ряде предшествующих исследований жестов (например, Green et al., 2009; Kircher et al., 2009). Однако вовлечение участников в двигательное поведение во время нахождения в сканере может вызвать противоречивые реакции. Другими словами, двигательные реакции могут быть обусловлены моторным поведением в дополнительной задаче, а также мешать потенциальным моторным реакциям, имеющим отношение к обработке жестов («проблема моторного выхода»; Смолл и Нусбаум, 2004).Это может быть особенно проблематично, когда в первую очередь интересны моторные области. Таким образом, эти вспомогательные задачи могут вызывать реакции мозга, которые трудно отличить от тех, которые исследователи намеревались изучить.

    Чтобы избежать многих из этих потенциальных ограничений, при изучении жестов и языковых функций необходимо учитывать более естественные условия. Одной из непосредственных проблем может быть то, что оценка данных, собранных при контекстуализированном, более естественном воздействии, может создать проблему для широко используемых методов анализа фМРТ.Наиболее типичный подход к анализу данных фМРТ использует общую линейную модель. Это требует a priori определенной модели гемодинамического ответа, относительно которой можно регрессировать собранные ответы. Кроме того, в частности, для проектов, связанных с событиями, необходима оптимизированная последовательность событий стимула, чтобы избежать эффектов коллинеарности, которые могут маскировать интересующий сигнал от одновременного изменения артефактов, связанных с шумом. С натуралистическими, постоянно развивающимися стимулами удовлетворить такие требования не всегда возможно.К счастью, многие предыдущие авторы продемонстрировали подходы, позволяющие получать систематические информативные результаты на основе данных, собранных в более естественных условиях (например, Zacks et al., 2001; Bartels and Zeki, 2004; Hasson et al., 2004; Mathiak and Weber, 2006; Malinen et al., 2007; Spiers, Maguire, 2007; Yarkoni et al., 2008; Skipper et al., 2009; Stephens et al., 2010). Подход межпредметной синхронизации, используемый для анализа данных, собранных, когда люди смотрели отрывки из фильмов «Хорошее, плохое и уродливое», вероятно, является наиболее известным примером (Hasson et al., 2004). Однако другие исследователи успешно получили информативные результаты фМРТ на основе данных, собранных, когда люди постигали натуралистические аудиовизуальные истории (Wilson et al., 2008; Skipper et al., 2009), читали рассказы (Yarkoni et al., 2008), смотрели видео, в которых были представлены повседневные события, такие как мытье посуды (Zacks et al., 2001), и устное общение с помощью сканера (Stephens et al., 2010). Эти достижения важны, потому что они демонстрируют способы выгодного использования контекста, а не его неестественного удаления.Учитывая интерактивную, интегративную и контекстную природу обработки жестов и языка — особенно в типичном опыте — важно учитывать такие подходы, как изучение жестов и языка.

    Резюме и перспективы на будущее

    Сводка

    Текущие результаты показывают, что два типа областей мозга задействованы, когда люди обрабатывают жесты, особенно эмблемы и жесты совместной речи. Один набор областей включает теменную и премоторную области, которые важны для обработки движений рук.Эти области чувствительны как к жестам, так и к действиям, которые не являются непосредственно символическими, например, к захвату объекта. Таким образом, вероятно, что функция этих теменных и премоторных областей в первую очередь связана с восприятием действий рук, а не с интерпретацией их значения. Напротив, другой набор областей включает нижние лобные и боковые височные области. Эти регионы классически связаны с обработкой языка. Они могут выполнять аналогичную функцию для обработки символического значения, передаваемого с помощью жестов.В то время как текущие данные представляют собой общий консенсус относительно ролей этих областей, то, как мозг согласовывает ручную и символическую информацию, еще не ясно.

    Отсутствие примирения между нейробиологией понимания действия и понимания символической информации дает, по крайней мере, два важных момента, касающихся исследования жестов. Во-первых, характерный профиль ответа для обработки жестов остается неопределенным. То есть результаты для этих двух групп областей сильно различаются.Эта изменчивость скрывает, являются ли ответы определенных регионов центральными в обработке жестов. Это также не позволяет понять, существуют ли определенные наборы ответов, которые реализуют интегративные и интерпретирующие механизмы, необходимые для понимания жестов и языка. Во-вторых, в настоящее время существует минимальная информация на уровне нейронных систем, особенно в том, что касается анатомических и функциональных взаимосвязей мозга. Вариативные и широко распространенные ответы, обнаруженные в предыдущих исследованиях жестов, предполагают, что необходима более широкая нейронная перспектива.Другими словами, необходимо учитывать функции всего мозга и его взаимосвязь. В заключительном разделе мы обсуждаем важные вопросы для продвижения вперед в изучении обработки жестов и языка, а затем связываем их с некоторыми нерешенными темами.

    Контекст широко распространен

    Чтобы продвинуться вперед в понимании того, как мозг обрабатывает жесты и язык, необходимо признать фундаментальную важность контекста. Это относится как к экспериментальному дизайну, так и к принципу работы мозга («нейронный контекст»; McIntosh, 2000).Здесь мы сначала кратко резюмируем важность рассмотрения контекста, поскольку он относится к экспериментальным подходам. Затем мы обсудим контекст, поскольку он связан с пониманием интерактивных и динамических функций всего мозга.

    Что касается роли контекста в экспериментальном дизайне, одно из основных препятствий при использовании контекстуализированных, натуралистических материалов заключается в том, что они обычно не удовлетворяют a priori требованиям многих широко используемых методов анализа изображений (как обсуждалось выше).Однако систематическая оценка данных фМРТ, собранных в условиях контекстуализированного непрерывного воздействия, достижима. Предыдущая работа по визуализации включает многочисленные информативные результаты, полученные на основе данных фМРТ, собранных в более естественных условиях (Zacks et al., 2001; Bartels and Zeki, 2004; Hasson et al., 2004; Mathiak and Weber, 2006; Malinen et al., 2007; Spiers, Maguire, 2007; Yarkoni et al., 2008; Skipper et al., 2009; Stephens et al., 2010). Исследователи жестов и языка должны все чаще рассматривать такие методы.Применение этих методов может дополнить субтрактивные подходы (как при разработке экспериментальных условий, так и при их анализе), которые могут неверно описать способ работы мозга. В частности, эти методы могут обеспечить лучшее понимание интеграционных механизмов обработки жестов и языка, поскольку они реализуются в типичном опыте.

    Что касается роли контекста в отношении функции мозга, важно сохранять перспективу всей функции мозга.Обработка жестов и языка иллюстрирует эту потребность, поскольку они включают в себя ответы, которые не только разнообразны и распределены по мозгу, но также являются интерактивными и взаимосвязанными. Другими словами, признание того, что мозг представляет собой сложную систему в формальном (математическом) смысле, принесет пользу усилиям по пониманию жестов и языковых функций. Соответственно, это потребует исследований, направленных на распределенные нейронные системы, а не только на локализацию сложных процессов в отдельных регионах.Изучение нейронных отношений между регионами может более полно охарактеризовать обработку жестов и языка. В любом случае это будет способствовать исследованиям, которые лучше исследуют те нейронные свойства, которые способствуют выполнению функций более высокого уровня. Например, распределенные сети мозга, участвующие в таких функциях, как язык, память и внимание, включают несколько путей (Mesulam, 1990) с полуизбыточной и взаимной связностью (Tononi and Sporns, 2003; Friston, 2005). Эти связи могут включать регионы с разной степенью специализации для определенных типов информации (например,g., жесты и / или языковые стимулы). Кроме того, специализация конкретного региона может частично определяться его связностью (McIntosh, 2000). Проще говоря, более одной области могут быть задействованы в конкретной функции, и более одной функции могут задействовать конкретную область. Тогда важно учитывать, что «специализация имеет смысл только в контексте функциональной интеграции и наоборот» (Friston, 2005). Следовательно, чтобы оценить, как мозг выполняет сложные операции (например,, интеграция информации, интерпретация), необходимо понимание нейронной функции на нескольких уровнях представления. Это подразумевает не только уровень региональной специализации (элементы системы), но также анатомические и функциональные взаимосвязи, которые облегчают интерактивные и распределенные процессы этих элементов (их связи).

    Функционально интерактивные и распределенные операции

    Признание важности контекста — как в плане экспериментального дизайна, так и в качестве основного принципа функции мозга — позволит будущим исследованиям лучше изучить, как мозг работает посредством интерактивных и распределенных функций.Это побудит исследователей задавать вопросы о мозге, которые учитывают контекстуальные факторы, а не исключают их искусственно. Это важно, потому что люди живут в мире, который требует постоянного взаимодействия с многочисленными, меняющимися и разнообразными источниками информации. Большая степень сходства и соответствия реальному миру может и должна быть включена в будущие экспериментальные проекты. Ниже мы рассмотрим несколько нерешенных вопросов в изучении обработки жестов и языка, для которых эти подходы могут быть особенно полезны.

    Одна из проблем заключается в том, различают ли нейронные механизмы, участвующие в восприятии жестов, различные семантические значения, которые они могут представлять. Например, жесты совместной речи могут использоваться для представления различных типов информации, таких как физические объекты, части тела или абстрактные идеи. Неясно, проявляет ли мозг специализированные реакции, специфичные для этих значений. Также неясно, могут ли такие ответы распространяться в разных регионах. Кроме того, неясно, как распределенные ответы на жесты будут взаимодействовать с другими нейронными системами, чтобы учитывать контекстуальные факторы.

    Другой вопрос — в какой степени прагматические и ситуативные факторы влияют на то, как системы мозга организуются при обработке жестовой и языковой информации. Прагматические знания действительно играют роль в понимании жестов (Kelly et al., 1999, 2007). Однако неясно, в какой степени определенные системы, такие как схема понимания предполагаемого действия, связывающая теменные и премоторные реакции, будут сохранять функциональную роль в восприятии жестов при различных ситуационных воздействиях.Например, человек может уловить показывающий жест, когда кто-то кричит «Вон там!» при попытке сбежать из горящего здания. Это совершенно другое дело и, вероятно, будет связано с другими нейронными системами, чем восприятие одного и того же жеста и языка, переданного для указания, где находится пульт от телевизора. Точно так же неясно, каким образом нейронные механизмы координируются в зависимости от непосредственного вербального контекста. Вспомните пример, приведенный во введении к этому документу: человек, вращающий рукой, может изображать одно, сопровождаемое фразой «Колеса вращаются», а другое — словами «Встреча продолжалась и продолжалась.«Для обработки такой информации необходимо включить нейронные механизмы, которые обеспечивают функциональное взаимодействие между ответами на жест и сопутствующим вербальным содержанием, а также динамически реализуют интерпретацию их значения в контексте. Такие интерактивные нейронные механизмы в настоящее время неясны и заслуживают дальнейшего изучения. Таким образом, решение этих проблем дополнительно проинформирует нейронную основу обработки жестов, а также то, как мозг может кодировать и интерпретировать значение.

    В заключение, текущие данные о жестах затрагивают ряд областей мозга, которые в разной степени индексируют действия и обработку символической информации.Однако необходимо также учитывать нейронные отношения, которые обеспечивают динамическую и интерактивную основу для понимания. Это позволит более полно взглянуть на то, как мозг обрабатывает жесты и их значения. По мере продвижения исследований жестов и языка важным фактором, требующим дальнейшего рассмотрения, является роль контекста. Важность контекста касается как условий, в которых люди обрабатывают жестовую и языковую информацию, так и понимания того, каким образом распределенные и взаимосвязанные реакции в мозгу способствуют интерактивному восприятию этой информации.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Эта работа была поддержана Национальным институтом глухоты и других коммуникативных расстройств NIH R01-DC03378.

    Ссылки

    Биндер, Дж. Р., Десаи, Р. Х., Грейвс, В.У. и Конант Л. Л. (2009). Где семантическая система? Критический обзор и метаанализ 120 исследований функциональной нейровизуализации. Cereb. Cortex 19, 2767–2796.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Биндер, Дж. Р., Фрост, Дж. А., Хаммеке, Т. А., Кокс, Р. В., Рао, С. М., и Прието, Т. (1997). Языковые области человеческого мозга, идентифицированные с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии. J. Neurosci. 17, 353–362.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    Бонда, Э., Петридес, М., Остри, Д., и Эванс, А. (1996). Специфическое участие теменной системы человека и миндалины в восприятии биологического движения. J. Neurosci. 16, 3737–3744.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    Buccino, G., Binkofski, F., Fink, GR, Fadiga, L., Fogassi, L., Gallese, V., Seitz, RJ, Zilles, K., Rizzolatti, G., and Freund, HJ (2001 ). Наблюдение за действием активирует премоторную и теменную области соматотопическим образом: исследование фМРТ. Eur. J. Neurosci. 13, 400–404.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Касселл, Дж., Макнил, Д., и Маккалоу, К.-Э. (1999). Несоответствие речи и жестов: свидетельство одного основного представления лингвистической и нелингвистической информации. Pragmatics Cogn. 7, 1–34.

    CrossRef Полный текст

    Decety, J., Grezes, J., Costes, N., Perani, D., Jeannerod, M., Procyk, E., Грасси, Ф., и Фацио, Ф. (1997). Активность мозга при наблюдении за действиями — влияние содержания действия и стратегии субъекта. Мозг 120, 1763–1777.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Девлин, Дж. Т., Мэтьюз, П. М. и Рашворт, М. Ф. С. (2003). Семантическая обработка в левой нижней префронтальной коре: комбинированное исследование функциональной магнитно-резонансной томографии и транскраниальной магнитной стимуляции. J. Cogn.Neurosci. 15, 71–84.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    ди Пеллегрино, Г., Фадига, Л., Фогасси, Л., Галлезе, В., и Риццолатти, Г. (1992). Понимание моторных событий — нейрофизиологическое исследование. Exp. Brain Res. 91, 176–180.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    Дик А.С., Голдин-Мидоу С., Хассон У., Скиппер Дж. И. и Смолл С. Л. (2009). Совместные речевые жесты влияют на нейронную активность в областях мозга, связанных с обработкой семантической информации. Гум. Brain Mapp. 30, 3509–3526.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Даффо, Х., Гатиньоль, П., Мандонне, Э., Перуцци, П., Цурио-Мазойер, Н., и Капелле, Л. (2005). Новое понимание анатомо-функциональной связности семантической системы: исследование с использованием кортико-подкорковой электростимуляции. Мозг 128, 797–810.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Экман, П., и Friesen, W. V. (1969). Репертуар невербального общения: категории, происхождение, использование и кодирование. Semiotica 1, 49–98.

    Фаббри-Дестро, М., и Риццолатти, Г. (2008). Зеркальные нейроны и зеркальные системы у обезьян и людей. Физиология (Bethesda) 23, 171–179.

    CrossRef Полный текст

    Feyereisen, P. (2006). Дальнейшее исследование мнемонического эффекта жестов: их значение имеет значение. Eur.J. Cogn. Psychol. 18, 185–205.

    CrossRef Полный текст

    Фогасси, Л., Галлезе, В., Фадига, Л., и Риццолатти, Г. (1998). Нейроны, реагирующие на целенаправленные действия кисти / руки в теменной области PF (7b) обезьяны-макаки. Soc. Neurosci. Abstr. 24, 257,5.

    Friederici, A. D., Opitz, B., and Cramon, D. Y. V. (2000). Разделение семантических и синтаксических аспектов обработки в человеческом мозге: исследование с помощью фМРТ различных типов слов. Cereb. Cortex 10, 698–705.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Gagnepain, P., Chetelat, G., Landeau, B., Dayan, J., Eustache, F., and Lebreton, K. (2008). Следы запоминания произнесенных слов в слуховой коре человека, выявленные с помощью повторного прайминга и функциональной магнитно-резонансной томографии. J. Neurosci. 28, 5281–5289.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Джентилуччи, М., Бернардис, П., Криси, Г., и Далла Вольта, Р. (2006). Повторяющаяся транскраниальная магнитная стимуляция области Брока влияет на вербальные реакции на наблюдение жестов. J. Cogn. Neurosci. 18, 1059–1074.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Голд, Б. Т., Балота, Д. А., Джонс, С. Дж., Пауэлл, Д. К., Смит, К. Д., и Андерсен, А. Х. (2006). Диссоциация автоматической и стратегической лексико-семантики: функциональные данные магнитно-резонансной томографии для различных ролей нескольких лобно-височных областей. J. Neurosci. 26, 6523–6532.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Голдин-Мидоу, С. (2003). Жесты слуха: как наши руки помогают нам думать . Кембридж, Массачусетс: Belknap Press of Harvard University Press.

    Голдин-Мидоу, С. (2006). Говорим и думаем руками. Curr. Реж. Psychol. Sci. 15, 34–39.

    CrossRef Полный текст

    Графтон, С.Т., Арбиб, М.А., Фадига, Л., и Риццолатти, Г. (1996). Локализация хватательных представлений у человека методом позитронно-эмиссионной томографии. 2. Наблюдение по сравнению с воображением. Exp. Brain Res. 112, 103–111.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Грин А., Штраубе Б., Вейс С., Янсен А., Уиллмс К., Конрад К. и Кирхер Т. (2009). Нейронная интеграция знаковых и несвязанных покровных жестов: функциональное исследование МРТ. Гум. Brain Mapp. 30, 3309–3324.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Грезес, Дж., Армони, Дж. Л., Роу, Дж. И Пассингэм, Р. Э. (2003). Активации, связанные с «зеркальными» и «каноническими» нейронами в человеческом мозге: исследование с помощью фМРТ. Neuroimage 18, 928–937.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Hasson, U., Nir, Y., Levy, I., Fuhrmann, G., and Malach, R.(2004). Межпредметная синхронизация корковой активности при естественном зрении. Наука 303, 1634–1640.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Холле Х., Гюнтер Т. К., Рюшемейер С. А., Хенненлоттер А. и Якобони М. (2008). Нейронные корреляты обработки жестов совместной речи. Neuroimage 39, 2010–2024.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Холле, Х., Облезер, Дж., Рюшемейер, С.-А., и Гюнтер, Т.С. (2010). Интеграция знаковых жестов и речи в левой верхней височной области улучшает понимание речи в неблагоприятных условиях прослушивания. Neuroimage 49, 875–884.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Хаббард, А. Л., Уилсон, С. М., Каллан, Д. Э. и Дапретто, М. (2009). Подавать речи рукой: жест модулирует активность слуховой коры во время восприятия речи. Гум. Brain Mapp. 30, 1028–1037.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Хамфрис, К., Биндер, Дж. Р., Медлер, Д. А., и Либенталь, Э. (2006). Синтаксическая и семантическая модуляция нейронной активности при понимании слуховых предложений. J. Cogn. Neurosci. 18, 665–679.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Келли, С. Д., Барр, Д. Дж., Черч, Р. Б.и Линч К. (1999). Протянуть руку прагматическому пониманию: роль речи и жеста в понимании и памяти. J. Mem. Lang. 40, 577–592.

    CrossRef Полный текст

    Кендон, А. (1994). Общаются ли жесты? Обзор. Res. Lang. Soc. Взаимодействовать. 27, 175–200.

    CrossRef Полный текст

    Кирхер, Т., Штраубе, Б., Лейбе, Д., Вайс, С., Сакс, О., Уиллмес, К., Конрад, К., и Грин, А.(2009). Нейронное взаимодействие речи и жеста: дифференциальные активации метафорических ковербальных жестов. Neuropsychologia 47, 169–179.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Логотетис, Н. К., Паулс, Дж., Аугат, М., Тринат, Т., и Эльтерманн, А. (2001). Нейрофизиологическое исследование основы сигнала фМРТ. Природа 412, 150–157.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Лотце, М., Heymans, U., Birbaumer, N., Veit, R., Erb, M., Flor, H., and Halsband, U. (2006). Дифференциальная активация мозга при наблюдении за выразительными жестами и двигательными актами. Neuropsychologia 44, 1787–1795.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Луи, Ф., Буччино, Г., Дуцци, Д., Бенуцци, Ф., Криси, Г., Баральди, П., Ничелли, П., Порро, К. А., и Риццолатти, Г. (2008). Нейронные субстраты для наблюдения и воображения не объектно-направленных действий. Soc. Neurosci. 3, 261–275.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Макнил, Д. (1992). Рука и разум: что жесты говорят о мысли . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Макнил, Д. (2005). Жесты и мысли . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Мечелли, А., Кринион, Дж. Т., Лонг, С., Фристон, К. Дж., Лэмбон Ральф, М.А., Паттерсон, К., Макклелланд, Дж. Л., и Прайс, К. Дж. (2005). Разделение процессов чтения на основе взаимодействия нейронов. J. Cogn. Neurosci. 17, 1753–1765.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Месулам, М. М. (1985). «Паттерны поведенческой нейроанатомии: области ассоциаций, лимбическая система и специализация полушария», в Принципы поведенческой неврологии , изд. М. М. Месулам (Филадельфия: Ф.А. Дэвис), 1–70.

    Монтгомери, К. Дж., Изенберг, Н., и Хаксби, Дж. В. (2007). Коммуникативные жесты рук и объектно-направленные движения рук активировали систему зеркальных нейронов. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 2, 114–122.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Накамура А., Месс Б., Кноше Т. Р., Гюнтер Т. К., Бах П. и Фридеричи А. Д. (2004). Взаимодействие разных нейронных систем при распознавании жестов рук. Нейроизображение 23, 25–34.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Паццалья, М., Пиццамиглио, Л., Пес, Э., и Аглиоти, С. М. (2008a). Звук действий при апраксии. Curr. Биол. 18, 1766–1772.

    CrossRef Полный текст

    Паццалья М., Смания Н., Корато Э. и Аглиоти С. М. (2008b). Нейронные основы дискриминации жестов у пациентов с апраксией конечностей. Дж.Neurosci. 28, 3030–3041.

    CrossRef Полный текст

    Перани Д., Фацио Ф., Боргезе Н. А., Теттаманти М., Феррари С., Десети Дж. И Джиларди М. К. (2001). Различные мозги соотносятся для наблюдения за действиями реальных и виртуальных рук. Neuroimage 14, 749–758.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Петридес, М., и Пандья, Д. Н. (2009). Четкие теменные и височные пути к гомологам области Брока у обезьяны. PLoS Biol. 7, e1000170. DOI: 10.1371 / journal.pbio.1000170

    CrossRef Полный текст

    Пьерно А. К., Беккио К., Уолл М. Б., Смит А. Т., Турелла Л. и Кастиелло Ю. (2006). Когда взгляд превращается в хватку. J. Cogn. Neurosci. 18, 2130–2137.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Заур, Д., Креер, Б. В., Шнелл, С., Куммерер, Д., Келлмейер, П., Врай, М.С., Умарова, Р., Муссо, М., Глауш, В., Абель, С., Хубер, В., Райнтьес, М., Хенниг, Дж., И Вейллер, К. (2008). Вентральные и дорсальные пути для языка. Proc. Natl. Акад. Sci. США 105, 18035–18040.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Шмахманн, Дж. Д., Пандья, Д. Н., Ван, Р., Дай, Г., Д’Арсей, Х. Э., де Креспиньи, А. Дж., И Ведин, В. Дж. (2007). Ассоциация волоконных путей головного мозга: параллельные наблюдения с помощью визуализации диффузионного спектра и авторадиографии. Мозг 130, 630–653.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Скиппер, Дж. И., Голдин-Мидоу, С., Нусбаум, Х. К. и Смолл, С. Л. (2007). Связанные с речью жесты, область Брока и система человеческого зеркала. Brain Lang. 101, 260–277.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Штраубе Б., Грин А., Бромбергер Б. и Кирчер Т.(2011). Различие знаковых и метафорических жестов: общие и уникальные интеграционные процессы. Гум. Brain Mapp. 32, 520–533.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Штраубе Б., Грин А., Вейс С., Чаттерджи А. и Кирчер Т. (2009). Эффекты памяти при связывании речи и жестов: активация коры головного мозга и гиппокампа по отношению к последующим характеристикам памяти. J. Cogn. Neurosci. 21, 821–836.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Томпсон-Шилль, С.Л., Д’Эспозито, М., Агирре, Г. К., и Фара, М. Дж. (1997). Роль левой нижней префронтальной коры в извлечении семантических знаний: переоценка. Proc. Natl. Акад. Sci. США, 94, 14792–14797.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Тонони Г., Спорнс О. (2003). Интеграция измерительной информации. BMC Neurosci. 4, 31. DOI: 10.1186 / 1471-2202-4-31

    CrossRef Полный текст

    Вильярреал, М., Фридман, Э. А., Аменгуал, А., Фаласко, Г., Герскович, Э. Р., Уллоа, Э. Р., и Лейгуарда, Р. К. (2008). Нейронный субстрат распознавания жестов. Neuropsychologia 46, 2371–2382.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    фон Бонин, Г., и Бейли, П. (1947). Неокортекс Macaca Mulatta . Урбана: Университет Иллинойса Press.

    Уоррен, Дж. Э., Кринион, Дж. Т., Лэмбон Ральф, М. А., и Уайз, Р.J. (2009). Связность передней височной доли коррелирует с функциональным исходом после афазического инсульта. Мозг 132, 3428–3442.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Виллемс Р. М., Озюрек А. и Хагоорт П. (2009). Дифференциальные роли левой нижней лобной и верхней височной коры в мультимодальной интеграции действий и языка. Neuroimage 47, 1992–2004.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Мудрый, Р.Дж., Ховард, Д., Маммери, К. Дж., Флетчер, П., Лефф, А., Бучел, К., и Скотт, С. К. (2000). Образность существительного и височные доли. Neuropsychologia 38, 985–994.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Сюй, Дж., Ганнон, П. Дж., Эммори, К., Смит, Дж. Ф., и Браун, А. (2009). Символические жесты и устная речь обрабатываются общей нейронной системой. Proc. Natl. Акад. Sci. США 106, 20664–20669.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Закс, Дж.М., Бравер, Т. С., Шеридан, М. А., Дональдсон, Д. И., Снайдер, А. З., Оллингер, Дж. М., Бакнер, Р. Л., и Райхл, М. Е. (2001). Активность человеческого мозга привязана по времени к границам воспринимаемого события. Nat. Neurosci. 4, 651–655.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Приложение

    Исследования, использованные на рисунках 1 и 2

    Знаковый жест

    1. Lotze et al. (2006)

    2. Lui et al. (2008)

    3.Montgomery et al. (2007)

    4. Накамура и др. (2004)

    5. Villarreal et al. (2008)

    Жест совместной речи

    1. Dick et al. (2009)

    2. Green et al. (2009)

    3. Holle et al. (2008)

    4. Holle et al. (2010)

    5. Hubbard et al. (2009)

    6. Kircher et al. (2009)

    7. Skipper et al. (2007)

    8. Skipper et al. (2009)

    9. Straube et al.(2009)

    10. Straube et al. (2011)

    11. Willems et al. (2007)

    12. Willems et al. (2009)

    Несвязанный жест совместной речи

    1. Dick et al. (2009)

    2. Green et al. (2009)

    3. Holle et al. (2008)

    4. Hubbard et al. (2009)

    5. Straube et al. (2009)

    6. Willems et al. (2007)

    7. Willems et al. (2009)

    Захватывающий

    1.Buccino et al. (2001)

    2. Buccino et al. (2004)

    3. Grezes et al. (2003)

    4. Grafton et al. (1996)

    5. Шмуэлоф и Зохари (2005)

    6. Шмуэлоф и Зохари (2006)

    7. Manthey et al. (2003)

    8. Perani et al. (2001)

    9. Pierno et al. (2006)

    10. Тремблей и Смолл (2011)

    Восприятие речи | MACLab | Психологические науки и науки о мозге

    Восприятие речи и распознавание слов

    Проблема восприятия смысла речи — одна из самых сложных проблем когнитивной науки.Даже такая простая вещь, как различение «b» от «p», требует от слушателей объединения десятков источников информации, и эти реплики сильно зависят от контекста и являются шумными. И все это нужно делать 5-6 раз в секунду и в реальном времени по мере поступления звукового сигнала.

    Короче говоря, речь — это чрезвычайно сложный акустический ввод, но большинство людей (в отличие от машин), кажется, довольно хорошо справляются с этим. Однако не все люди делают это так легко: понимание восприятия речи может дать важную информацию о проблемах, с которыми сталкиваются люди со слуховыми или языковыми проблемами.

    В MACLab одно из основных направлений наших исследований — это то, как слушатели воспринимают речь. Вот некоторые из основных вопросов, которые мы задаем:

    • Какую информацию используют слушатели и как они сочетаются друг с другом?
    • Какие блоки используются при обработке звука речи?
    • Какую роль играют источники информации высокого уровня в восприятии речи и как они интегрированы с акустической информацией низкого уровня?
    • Как протекают процессы восприятия речи в реальном времени?
    • Какие типы нейронных коррелятов процессов / единиц восприятия речи мы можем найти доказательства?
    • Как развиваются эти способности? И как они меняются в группах населения, сталкивающихся с языковыми или слуховыми проблемами.

    Используя различные экспериментальные конструкции и технологические инструменты, мы стремимся подойти к изучению восприятия речи с разных сторон. Наша конечная цель — от простых, старых, простых поведенческих исследований до отслеживания взгляда, ЭЭГ и внутричерепной записи — всестороннее описание восприятия речи в механистических терминах, подкрепленное неврологической поддержкой.

    Недавние публикации:

    Toscano, J., and McMurray, B. (в печати) Онлайн-интеграция акустических сигналов в озвучивание: Natural vs.синтетическая речь. Внимание, восприятие и психофизика

    McMurray, B. & Jongman, A. (2011) Какая информация необходима для категоризации речи? Использование изменчивости речевого сигнала путем интеграции подсказок, вычисленных относительно ожиданий. Психологический обзор, 118 (2), 219-246.

    Apfelbaum, K., Blumstein, S., and McMurray (2011) На семантическую прайминг влияет фонологическая конкуренция в реальном времени: данные о непрерывных каскадных системах. Психономический бюллетень и обзор, 18 (1), 141-149.

    Toscano, J., McMurray, B., Dennhardt, J., & Luck, S. (2010) Непрерывное восприятие и градуированная категоризация: электрофизиологические доказательства линейной связи между акустическим сигналом и перцептивным кодированием речи. Психологическая наука, 21 (10), 1532-1540.

    МакМюррей, Б., Самельсон, В., Ли, С. и Томблин, Дж. Б. (2010) Индивидуальные различия в распознавании устных слов в Интернете: последствия для SLI. Когнитивная психология, 60 (1), 1-39.

    Какие слова имеют значение, когда вы говорите [Увлекательно!]

    Одна из вещей, о которой я много беспокоюсь (особенно в Buffer), — это слова, на самом деле очень простые слова.Должен ли он сказать: «Привет» или «Привет?» Это должно быть «ура» или «спасибо»? Как насчет «но» или «и»?

    Часто мы с Джоэлом сидим за одной строчкой и меняем ее несколько раз, пока не почувствуем, что она действительно сидит правильно. Частично это сделано для улучшения наших показателей по рейтингу кликов и другим параметрам. Это также просто создание правильных эмоций. Один ключевой вопрос, который мы задаем себе:

    «Как вы себя чувствуете?»

    Вопрос может показаться очевидным. И все же, это совсем другой вопрос, например, сказать «Какое сообщение вы хотите отправить?» или «Каково содержание этого объявления?» Всегда сосредотачиваясь на том, что кто-то будет чувствовать, когда мы пишем хотя бы одну строчку, мы сразу же увеличили количество ответов, которые мы получали от наших пользователей.

    Недавно мы выяснили, сколько сна нам действительно нужно для продуктивной работы. Сделаем то же самое с языком. Мы разберемся, как работает наш мозг, и найдем некоторые из самых убедительных слов на английском:

    Бонусный совет: Добавьте оптимальное расписание этих уроков по языку, и вы увидите, как ваши обновления в социальных сетях немедленно улучшаются!

    Наш мозг при прослушивании слов

    В последнее время были опровергнуты многие давние парадигмы того, как наш мозг обрабатывает язык.Новые и передовые исследования, которые дали поразительные и разные результаты. Одно исследование, которое я нашел наиболее интересным, — это выводы UCL о том, как мы можем отделить слова от интонации. Когда мы слушаем слова, происходит вот что:

    «Слова затем передаются в левую височную долю [нашего мозга] для обработки, в то время как мелодия передается в правое полушарие мозга, область более стимулируемая Музыка.»

    Итак, наш мозг использует две разные области для определения настроения, а затем и фактического значения слов.Если задуматься, то, что до сих пор не совсем понятно, так это то, почему мы даже можем так отчетливо отличать «язык» от любых других звуков.

    Команда UCL пыталась выяснить именно это. Они воспроизводили звуки речи, а затем неречевые звуки, которые все еще звучали похожи на речь для людей. Измеряя активность своего мозга, они обнаружили кое-что интересное:

    «Речь была выделена для специального лечения около первичной слуховой коры».

    Короче говоря, наш мозг может волшебным образом отделить язык от любых других звуков и передать его в нужный «отдел» мозга, чтобы придать ему значение.

    Этот рисунок также дает отличный обзор того, как наш мозг обрабатывает язык:

    Итак, интонация и фактическая формулировка имеют значение, но каково разделение?

    Миф о правиле «55% языка тела, 38% тона голоса, 7% реальных слов».

    Вы, наверное, слышали это много раз раньше. Это один из самых давних результатов исследования, который стал синонимом того, как работает язык. Только в последние годы люди снова исследовали содержание этого исследования.

    Исследование, проведенное в 1967 году, имело совсем другую цель и вовсе не касалось определения того, как мы обрабатываем язык:

    «Дело в том, что исследование профессора Мехрабиана не имело ничего общего с речами, потому что оно основывалось на об информации, которую можно передать одним словом ».

    Вот что на самом деле произошло, что привело к приведенному выше результату:

    «Испытуемых просили послушать запись женского голоса, произносящего слово« может быть »тремя разными способами, чтобы выразить симпатию, нейтралитет и антипатию.Им также показали фотографии лица женщины, передающие те же три эмоции. Затем их попросили угадать эмоции, слышимые в записанном голосе, видимые на фотографиях, и то и другое вместе. Результат? Испытуемые правильно определяли эмоции на 50 процентов чаще по фотографиям, чем по голосу ».

    На самом деле, утверждает столь известный писатель Филип Яффе, настоящих слов «должны преобладать с большим отрывом».

    Выражение лица, краткость и избегание прилагательных в речи

    Улыбка — наивысший положительный эмоциональный жест

    Есть, конечно, ряд других наиболее важных элементов, которые следует учитывать при размышлениях о речи.Одна из самых важных вещей, которую исследователь Эндрю Ньюберг обнаруживает в своей книге «Слова могут изменить ваш мозг», — это выражения лица, которые мы носим.

    Ньюберг объясняет, почему довольная улыбка Моны Лизы превратилась в одну из самых известных картин в мире:

    «Мы знаем, что улыбка — очень мощный жест; мы проводили исследование, посвященное различным символам, и символом, получившим наивысшую оценку положительного эмоционального содержания, был смайлик.Картина с изображением Моны Лизы — один из примеров этого чувства спокойствия ».

    Разговаривайте не более 30 секунд в данном разговоре

    Еще одним элементом того, как мы можем обрабатывать язык, является количество слов, которые нам нужно обработать. Конечно, мы знаем это как очевидное, и тем не менее, это всегда отличное напоминание:

    «Человеческий мозг действительно может удерживать только четыре вещи одновременно, поэтому, если вы продолжаете и продолжаете пять или десять минут, пытаясь спорить, Дело в том, что человек запомнит лишь очень небольшую часть этого.

    Вместо этого, 30 секунд — это оптимальное время для нас, чтобы говорить в любой момент времени, — говорит Ньюберг:

    : «Говорите коротко, что означает, что вы говорите одно или два предложения, может быть, 30 секунд или около того, потому что это действительно то, что человек мозг может принять. »

    Избегайте наречий в устной и письменной речи

    Что-то , с которым я больше всего борюсь с , — это перестать использовать наречия. На самом деле они являются одним из худших элементов речи и даже заставляют слушателя или читателя потерять доверие.

    Писатель Ким Перес объясняет:

    «Использование отдельных слов для описания действий и объектов быстро вызывает их в памяти. Когда кто-то «воткнет» соломинку в напиток, мы это увидим, но «быстро тычет» не так ясно. Когда человек «блуждает», это более точно, чем «медленно идет».

    Перес продолжает объяснять, что « слишком много ненужного текста вызывает пропуски».

    То, что мы легко забываем на очень высоком уровне, — это то, что использование меньшего количества слов вызывает доверие. Таким образом, любые слова, не передающие смысла, могут подорвать интерес наших читателей и слушателей.

    3 самых важных идеи, когда мы используем слова каждый день

    Умение задавать вопросы: «Что бы вы сделали?»

    Когда я прочитал это, я понял, что это полный отстой. Журналист, ставший предпринимателем Эван Рэтлифф, сказал об этом так: « все, что действительно спасло меня (пока) от безумия, — это способность формулировать вопросы, на которые можно получить полезные ответы».

    Он указывает, что любые вопросы, начинающиеся с «кто», «что», «где», «когда», «как» или «почему», скорее всего, получат отличные ответы.Избегайте таких слов, как «хотел бы», «должен», «есть», «есть» и «как вы думаете», поскольку они могут сильно ограничить реакцию людей на вас.

    В качестве примера:

    Хорошо: «Что бы вы сделали?»
    Плохо: «Вы бы сделали X?»
    Ужасно: «Вы бы сделали X, Y, Z, Q, M, W или…?»

    Его совет — практиковать вопросы, которые начинаются с 5W, чтобы вести более содержательные беседы.

    Удаление слова «is» с вашего языка

    Следующий вопрос очень интересен.Альфред Коржибски, создатель General Semantics, был твердо убежден, что глаголы «быть» вроде «я есть, он есть, они есть, мы » способствовали безумию. Почему? Просто потому, что не может быть точно равно чему-то другому. Дуглас Картрайт объясняет дальше:

    Это X = Y создает всевозможные душевные страдания, и в этом нет необходимости, потому что мы никогда не сможем свести себя к отдельным понятиям. Вы верите, что у вас гораздо сложнее, не так ли? Однако бессознательное принятие этого языка заставляет нас поверить в то, что мы действуем как ничто иное, как идея, с которой мы себя отождествляли.

    Прочтите следующий список примеров, и вы сразу увидите, насколько различаются результаты утверждений:

    • «Он идиот» против «Он вел себя как идиот в моих глазах»
    • «Она в депрессии. »Vs.« Она выглядит подавленной »
    • « Я неудачник »vs.« Я думаю, что не справился с этой задачей »
    • « Я убежден, что »vs.« Мне кажется, что »

    Вы, потому что, бесплатно, мгновенно, ново — 5 самых убедительных слов в английском языке

    В потрясающей статье Грегори Чотти исследовал 5 самых популярных английских слов.Его список неудивителен, но все же исследования, стоящие за ним, чрезвычайно действенны.

    «Вы» — или ваше имя — это то, что так легко забыть, но при этом оно так важно для хорошего общения:

    «Помните, что имя человека — самый приятный и самый важный звук на любом языке». ~ Дейл Карнеги

    «Бесплатно» — Грегори объясняет принцип неприятия убытков Ариели. Все мы, естественно, выбираем самые низкие висящие фрукты и бесплатные триггеры именно так:

    «Потому что» — Потому что это, вероятно, так же опасно, как и полезно.Создание причинно-следственной связи невероятно убедительно:

    «оказалось, что даже слабое объяснение более убедительно, чем полное отсутствие причины».

    «Мгновенно» — Если мы можем запустить что-то немедленно, наш мозг прыгнет на это, как акула, говорит Грег:

    «Слова типа« мгновенно »,« немедленно »или даже« быстро »- это триггеры для переключения включите эту деятельность среднего мозга «.

    Полный текст сообщения Грега можно найти здесь.

    Последний совет, который меня немного удивил, исходил от Эндрю Ньюберга.Его исследования показывают, что отрицательные аргументы очень пагубно влияют на наш мозг. Мы должны уделять особое внимание тому, чтобы не позволить им взять верх и работать против них с этим соотношением 3: 1:

    «Когда вы вступаете в диалог с кем-то, чтобы обсудить какую-либо конкретную проблему, соотношение 3: 1 является относительно хороший тест, о котором стоит подумать; в итоге вы создаете возможность для более конструктивного диалога и, надеюсь, лучшего решения ».

    Мне нравится изучать, как мы можем улучшить наш язык, чтобы лучше общаться и жить лучше.Что, по вашему мнению, работает лучше всего, когда вы разговариваете / пишете другим людям?

    Источники изображений: Startup Stock Photos, Voxy, Gregory Ciotti, Noun Project

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.