Психология человек жертва: Не быть жертвой. Ответы Михаила Лабковского – Юлия Гусарова – События проекта – Материалы сайта – Сноб

Содержание

Не быть жертвой. Ответы Михаила Лабковского – Юлия Гусарова – События проекта – Материалы сайта – Сноб

Фото: Варвара Лозенко

1. Как распознать жертву в себе и других

Психология жертвы — это определенный поведенческий стереотип, выработанный под воздействием страха. Страх может закрепиться в результате психологической травмы от любой пережитой в детстве ситуации, не обязательно это последствие родительского воспитания.

Как ведет себя жертва? Допустим, если девушка идет одна по тихому ночному двору и боится и слышит сзади шаги, явно не женские, то она начинает оборачиваться и ускорять шаг. Наш «животный ум» зачастую независимо от нашего воспитания воспринимает такой жест как сигнал «догони меня». Когда вас просят садиться, а вы отвечаете: «Спасибо, я постою», — вы ведете себя как жертва. Когда женщина живет с бойфрендом, который не только не собирается жениться, но даже не горит желанием сводить ее в кино, а приезжает только по ночам, причем ей это не нравится, но она терпит — она жертва. По этой причине он на ней и не хочет жениться. Когда на вас орут на работе, а у вас кредит, трое маленьких детей и жена безработная, поэтому вы молчите, цепляясь за работу изо всех сил, — вы ведете себя как жертва. Поведение жертвы состоит из неосознаваемых, практически неконтролируемых мелочей, которые провоцируют оппонента на агрессию.

Фото: Варвара Лозенко

Если покопаться в детстве человека с психологией жертвы, то, скорее всего, выяснится, что с ним не считались, не обращали внимания на его достоинства и достижения, но тыкали в его недостатки. Кроме страха человек с психологией жертвы чувствует обиду и унижение. Иногда это приводит к тому, что с более слабыми людьми он может повести себя довольно жестко: ему необходимо на ком-то отыграться, получить сатисфакцию. Самая главная проблема жертвы в том, что она живет, не получая удовольствия от жизни: у нее философия выживальщика, она постоянно думает о том, как бы не нарваться на проблемы. Но когда человек думает о возможных проблемах, он их к себе и «притягивает». В школе пристают обычно к тем детям, неуверенность которых выдают жесты и осанка, они ходят ссутулившись, носками внутрь, прижимают портфель к себе. Еще одна отличительная черта жертвы — она часто пытается всем понравиться, никогда никому не отказывает и многое делает в ущерб себе.

Расскажу одну сценку, в которой жертвы узнают себя. Вы — молодой здоровый мужчина, и вы едете в метро. Вы очень устали, ехать далеко, и вам хочется сидеть. Вы садитесь, но перед вами встает бабушка, которая своей сумкой начинает буквально тыкать вам в лицо. Через некоторое время вы уступаете ей место. «Почему это я жертва в таком случае? — возразите вы. — Я, может, хочу уступить ей место, потому что я порядочный и я так воспитан — уступать пожилым». Если вы действительно хотите уступить бабушке, то вы не жертва, я даже спорить не буду. Жертва — тот, кто уступить не хочет, потому что устал, но в итоге поднялся. Первое, что в вас проснулось, — чувство вины за то, что вы сидите, а она стоит. Второе — будучи зависимым от мнения других людей, вы начинаете смотреть на себя глазами этих людей, едущих вместе с вами, и думать: «Вот сволочь, я, молодой, сижу, а бедная женщина умирает прямо на глазах». Вы ощущаете стыд. И вот вы уступаете ей место. Как можно было поступить иначе? — спросите вы. А вот как. Старушка вряд ли глухонемая, и если ей нужно сесть, она скажет: «Уступите мне место». Но старушка не просит, она гордая и считает, что ей сами должны уступать. Однако никто никому ничего не должен. Поэтому ей стоило бы попросить — после просьбы мало кто отказывает. Но если вы, не дождавшись этого, сами бежите впереди паровоза и, даже будучи смертельно уставшим, вылетаете со своего места, как пробка, поймав взгляд недовольной старушки, то вы — жертва, это факт.

Фото: Варвара Лозенко

2. Как общаться с жертвой

— Как вести себя с человеком, в котором явно угадывается жертва, чтобы ему помочь?

— Вести себя надо так, как хочется. Не надо ему помогать. Если вы что-то начинаете делать в ущерб себе, то у вас такая же проблема, как у него. Стоит принимать человека таким, каков он есть. Не критикуйте. Можете его поддержать. Стоит помнить, что люди — это животные. Они часто провоцируют вести себя с ними определенным образом. Вы наверняка слышали историю о тигре Амуре и козле Тимуре: козел, которого бросили тигру в вольер как живой корм, не привык кого-то бояться и спокойно пошел к хищнику знакомиться, а потом занял его домик. То есть повел себя как вожак. И несколько дней тигр его не трогал. Лексикон жертвы: «Ой, простите, пожалуйста, я вас не побеспокою? Ничего, вам удобно будет? Я не много места занимаю?» Вот эти постоянные извинения жертв побуждают людей вести себя с ними агрессивно.

Фото: Варвара Лозенко

3. Как не вырастить из ребенка жертву

— Как вести себя с ребенком, если замечаешь у него признаки поведения жертвы? Например, он слишком много извиняется и стесняется взять последнюю конфету со стола? Как объяснить, что есть вежливое поведение, а есть перегибы?

— Границу между вежливым поведением и поведением жертвы обнаружить просто: второе начинается тогда, когда человек делает что-то против своей воли. Например, когда ребенок хочет последнюю конфету, но отказывается — это плохо. Если у ребенка нормальная самооценка и он считает себя хорошим, он не видит ничего предосудительного в том, чтобы взять конфету. Он считает себя правым. Важно для себя быть правым, а не в сравнении с нормой социального поведения для оценки других людей. Родителям не обязательно ему потакать за столом, они могут корректировать его поведение, сказать, что больше никакого сладкого сегодня или что этой конфетой он мог бы и поделиться — это нормально. Главное, опять же, чтобы ребенок не бежал впереди паровоза и не отказывался заранее от того, что хочет. Это — психология жертвы, и вы должны ему это объяснить. Как-то раз я был в гостях у родственника из Канады, за столом было трое детей, и как раз осталась последняя конфета. Отец семейства без зазрения совести ее взял и сказал золотые слова: «Они свое еще съедят, мы-то раньше умрем».

Нельзя пугать детей милиционером, который их заберет, и прочими глупостями. Не надо их одергивать в духе «ах, что ты сделал, из-за этого такой ужас может случиться!». Вы всегда должны принимать их сторону, даже когда они неправы. Но самое главное и самое сложное — самому не быть жертвой. Детям передаются страхи взрослых, поэтому, если вы не хотите, чтобы ваш ребенок стал жертвой, ведите себя рядом с ним уверенно. Представьте, что видят и слышат дети людей, которые постоянно жалуются. Они ведь слушают телефонные разговоры, видят, как родители общаются с другими людьми в общественных местах, и считают, что так и надо.

Моя дочь как-то захотела в Диснейленд, я ей обещал, и мы поехали. Там я увидел огромные страшные «американские горки», на которых вагончик зависает на несколько секунд в петле и пассажиры оказываются вниз головой. Я смотрел на него и думал: «Зачем я вообще приехал…», потом решил, что надо обязательно прокатиться, раз мы пришли, поскольку, если дочь поймет, что папа чего-то боится, она тоже начнет бояться.

Не давайте страху в себе поселиться. Если вы попали в ДТП, непременно, как только сможете, садитесь за руль и поезжайте на место происшествия. Была аварийная посадка самолета? Сразу же берите новый билет и летите. В Израиле, когда в очередной раз взрывают автобус, на остановке через некоторое время собирается огромная толпа людей — все они хотят снова проехать на автобусе, чтобы побороть панику.

Фото: Варвара Лозенко

— Моей дочери 14 лет. Наверное, я была излишне категоричной с ней, и я вижу в ней черты жертвы, в ней нет уверенности в себе. Но я воспитывала ее так же, как моя мама воспитывала меня. Когда я просила маму оценить мой труд, она говорила, что я могла бы и получше, и я замечаю за собой то же самое. Можно ли сейчас что-то исправить?

— Вы вели себя так, как могли. Вы делаете ошибки в общении с детьми не потому, что вы до того, как родить, не сходили на мои лекции, а потому, что вы такой человек, и у вас такая психология. И ваша мама тоже не виновата в своей манере воспитания.

Что касается вот этого «ты мог бы и лучше» — имейте в виду: родитель так критикует ребенка, муж жену и так далее только по одной причине: когда мы умаляем успехи ближнего, мы стремимся поднять свою самооценку. Когда мы говорим «ты можешь лучше», мы себя позиционируем так, как будто мы-то точно можем лучше.

Проблема не в том, как вести себя с ребенком, а в том, как поменять свою психологию, чтобы больше себя так не вести. Это отдельная сложная тема. Все хотят быстрого рецепта, но его нет. Избавиться от своих неврозов, от своей неуверенности, амбиций и комплексов, которые заставляют вас говорить ребенку, что он может лучше, не так-то просто. Надо стремиться к состоянию безусловной любви, то есть к такой, когда вы любите вашего ребенка безотносительно того, какие у него успехи в школе, что он собой представляет и как себя ведет. Чтобы ребенок не был привязан к вашей оценке, чтобы не было ситуации, в которой, если он получил двойку, он плохой и вы его как бы не любите, а если пятерку, то все нормально. Потому что эта зависимость закрепляется и приводит к проблемам во взрослой жизни. Можно радоваться или переживать за его оценки и говорить об этом ребенку, но оценки не должны быть мерилом ваших отношений. В общем, занимайтесь сначала собой, ломайте поведенческий стереотип, который ваша мама выработала у вас в детстве.

Фото: Варвара Лозенко

4. Что делать, если вы — жертва

— У меня с раннего детства сложились непростые отношения с родителями, и, хотя сейчас общение с ними сведено к минимуму, при взаимодействии с ними я моментально начинаю вести себя как жертва. То есть стараюсь сделать все что угодно, чтобы быть хорошей. Подобное поведение у меня возникает и в общении с другими людьми. Как от этого избавиться?

— Самое главное — решить проблему с родителями. Как только вы это сделаете, с другими исправить коммуникацию будет гораздо легче. Первое — вы должны перерасти своих родителей. Потому что, пока вы общаетесь с ними так, как ребенок общается со взрослым, вы тащите за собой детские стереотипы и реагируете на звонок мамы так, словно вам пять лет и события происходят в старшей группе детского сада. Сколько бы времени ни проходило, эти стереотипы будут сохраняться. И если вы встретите мужчину, который будет вызывать у вас «детские» эмоции, он будет вызывать у вас и детское поведение. То же будет и с коллегами, и с начальством на работе. Чтобы родители начали с вами считаться и воспринимать вас как взрослого человека, вы должны начать общаться с ними как взрослый человек — с пожилыми людьми, а не как ребенок с мамой и бабушкой. Это непросто. Надо заставить их общаться на своих условиях: «Я вас люблю, но вот об этом и этом я с вами говорить не буду».

— При попытке контролировать свое поведение и не «скатываться» до жертвы замечаю, что подолгу контролировать не получается. Как быть?

— Контролировать бесполезно, потому что у человека два полушария, и вместе они не функционируют: вы либо переживаете, либо думаете. Поведение жертвы — это поведение, доведенное до автоматизма. Пример из школы: когда кролик видит удава, у него случается мышечный спазм, он цепенеет, и удав его съедает. Это происходит потому, что через предков кролику передалась реакция мозга на очертания змеи. Если бы кто-то в этот момент мог воткнуть кролику иголку в ногу, то он бы отмер и побежал, да вот только в лесу никого нет. Так же и человеку никто не может воткнуть иголку, когда он начинает вести себя как жертва, поэтому он отрабатывает детский поведенческий стереотип от начала и до конца. Пытаться это контролировать — значит, пытаться рационально решить эмоциональные проблемы.

Есть несколько правил, которые помогают преодолеть психологию жертвы: стараться делать только то, что вы хотите, не делать того, чего не хотите, и вы должны говорить сразу, если вам что-то не нравится. Потому что жертвы никогда не говорят сразу, они очень любят беречь это чувство обиды внутри, чтобы взорваться через год. Если начать следовать хотя бы первому правилу, ваше поведение уже начнет перестраиваться. Но ради этого придется перестать думать, например, о том, что люди подумают, не потеряете ли вы близких, если вы начнете делать то, что вы хотите, но это ваша жизнь и решать вам.

Фото: Варвара Лозенко

— Если человека в детстве воспитали как «образцовую» жертву, что может ему помочь? Психотерапия, аутотренинги, таблетки?

— Можно попробовать помочь себе самостоятельно, если не выходит — тогда стоит обратиться к психотерапевту. К аутотренингам я отношусь скептически, потому что, как известно, сколько ни говори «халва», во рту слаще не становится. Таблетки стоит применять только тогда, когда проявляются психосоматические симптомы: дрожание рук, потливость, гиперемия кожных покровов, аритмия, тахикардия, гипертензия, гастрит, панкреатит и другие проблемы с поджелудочной железой и желудком, синдром раздраженного кишечника, гормональные изменения, проблемы с нейротрансмиттерами и так далее. Вот в таких случаях, когда ваше поведение уже имеет патологический характер, то есть начинает вмешиваться в работу внутренних органов, стоит идти к психиатру за таблетками.

Пока проблемы только на поведенческом уровне, можно натренировать себя преодолевать свой страх. Я, например, в свое время приучил себя к хождению по темным дворам ночью. Моя дочь служила в израильской армии, и один раз у них была встреча с женщиной, которая прошла через лагеря. Она стала им рассказывать про газовые печи, и вдруг бойцы, которые это слушали, ее перебили и стали говорить: «Почему вы вели себя как овцы — вас резали, а вы сами в овраг падали? Вы сами себе могилы копали, сами раздевались и шли в эти газовые камеры — зачем вы все это нам рассказываете?» Я, если честно, опешил, потому что я человек советский, для меня эта тема святая, и я не понимал, как можно с такой женщиной в спор вступить. Но у израильской молодежи, в отличие от этой европейской еврейки из Германии, другая психология: им страх неведом. Они сказали, что если бы с ними такое случилось, то они бы с собой непременно прихватили двух-трех фашистов по пути в газовые камеры, потому что даже голыми руками можно убить несколько человек, пока тебя самого не убили. У этих людей совсем иная психология, чем у тех, кто покорно шел на смерть. Когда ты живешь и не боишься, у тебя освобождается множество эмоциональных ресурсов, поскольку у жертвы 90% эмоций уходит на то, чтобы предполагать, стоит ли ожидать нападения потенциального палача, и попытки придумать, как избежать возможных проблем. У многих людей парализована не только воля — у них нет даже и мыслей о том, что можно что-то исправить.

Фото: Варвара Лозенко

— Что делать тем, в ком психология жертвы выражается через авторитарное, агрессивное поведение? Я родилась в маленьком сибирском городке, где дрались все, даже девочки, и я всегда боялась оказаться избитой. Детство прошло, и я стала замечать, что на деловых переговорах не дай бог никому вступить со мной в спор — у меня сразу возникает желание загрызть и задавить оппонента. Я переживаю из-за того, что у меня много шансов выйти замуж за подкаблучника или воспитать подкаблучником ребенка.

— Многие люди занимают оборонительную позицию, заранее переживая о том, что их унизят. В России, в принципе, люди поэтому и не улыбаются на улицах: все привыкли к агрессии с детства и на всякий случай делают «морду кирпичом», чтобы никто не приставал. Хотя люди, искушенные в уличных драках, наоборот, считают, что такое выражение лица — признак слабости, уверенные в себе ведут себя раскрепощенно и очень спокойно. Люди, которые заранее агрессивно настроены, еще и пытаются всех контролировать. Чтобы от этого избавиться, нужно опять же избавляться от страха, учиться отпускать ситуацию и не говорить, пока тебя не спрашивают. Это тяжело дается — молчать на тех же переговорах, пока не дадут слово, но в результате вас будет отпускать. Попробуйте, как говорят спортсмены, пропустить удар, на который вы можете не отвечать. Чем больше вы сможете пропустить, чем дольше выдержать паузу, тем увереннее вы будете отвечать. Мы и на детей орем из опасения, что они подчиняться перестанут, и на работе орем, потому что, пока всех подчиненных за горло не возьмешь, они работать не начнут, ведь так? Люди, которые ничего не боятся, не пытаются никого строить, знают, что ситуация под контролем, и если что-то пойдет не по плану, они смогут с этим разобраться.

Фото: Варвара Лозенко

5. Жертва и семейные отношения

— Мужчина поднимает на женщину руку только в том случае, если она ведет себя как жертва?

— Не обязательно. Но если женщина не жертва — это будет ее последний опыт общения с этим мужчиной.

— Я в течение последних нескольких лет встречаю один и тот же тип мужчин, которые мне говорят одно и то же — о том, как жена их пилит, как на работе тяжело и как она ест их время, как их все кругом обижают, но, встретив меня, они поняли, что это судьба, теперь их проблемы решатся и я их спасу. Причем такой мужчина может быть достаточно успешным, хорошо выглядеть, его имя в обществе может быть весомым. В чем тут загвоздка?

— У многих мальчиков была жестокая авторитарная, или холодная авторитарная, или контролирующая мать. Вырастая, мужчины тянутся к женщинам, напоминающим им мать, — это не значит, что вы такая, но мужчины что-то определенно в вас считывают. Такие мужчины маются, потому что им нужна «жесткая женская рука», но женщины, которые им нравятся, нуждаются в таком партнере, с которым можно побыть слабой, этого не происходит, и это нервирует. Единственная возможность уберечься от отношений с неподходящим партнером — исчезать после первой тревожной фразы вроде «Мне так плохо…».

— Мой муж говорит мне, что у меня поведение жертвы: я постоянно пытаюсь привлечь внимание и получить заботу. Я жертва?

— Если вы постоянно жалуетесь, то муж абсолютно прав. Такой способ общения еще и усугубляет ситуацию. У некоторых невротиков есть большая проблема: для них любовь соединена с чувством жалости к себе. Допустим, маленькая девочка любит своего папу, а он ведет себя агрессивно, вечно приходит домой пьяным, но она все равно его любит и вместе с тем боится. Ей жалко себя, потому что любимый папа так с ней общается, и эта жалость к себе для нее и есть любовь. Когда такой ребенок вырастает, он строит отношения с другими людьми таким образом, чтобы в результате их поведения можно было почувствовать себя обиженным и пожаловаться — и жалобы составляют суть отношений с мужем.

— Вы говорите, нужно делать только то, что хочется, чтобы не быть жертвой. Но как тогда не превратить семью в спортивную школу, в которой все борются за последнюю конфету? Где грань между великодушием и конформизмом и момент, когда ты начинаешь уступать другому не потому, что у него есть право на защиту своих интересов, а потому, что ты начал вести себя как жертва?

— Может быть, я максималист, но я за то, чтобы вы это делали исходя из собственной потребности. Например, есть одна конфета, и я так обожаю свою жену, что очень хочу, чтобы именно она ее съела — в этой ситуации никакой грани, за которой начинается поведение жертвы, просто нет. Или вы хотите, чтобы она ее съела, и вы ей уступаете, или вы просто неудачно женились. Другой пример: дома гора немытой посуды, вы оба возвращаетесь с работы уставшие. Можно заранее договориться о том, кто моет посуду, а можно так любить своего мужа, что руки сами к этой посуде потянутся. Разумеется, никто посуду мыть не хочет — хочется, чтобы муж не мыл ее. Вы скажете, что такого не бывает. Бывает, если ваша семья — это равноправные отношения двух взрослых людей. Другое дело, что жертва в таких отношениях находится очень редко, потому что она будет искать свою «половинку». На самом деле, когда человек самодостаточен, он понимает, что независимость — это тоже счастье, только без любви. Когда оба партнера чувствуют себя абсолютно полноценными, им ничего друг от друга не надо, и они понимают, что им друг с другом просто хорошо жить. Тогда и посуда моется дружно. Но когда у человека психологические проблемы, отношения с супругом перекошенные.

Фото: Варвара Лозенко

— У человека есть жена и дети, но в браке ему не очень комфортно, и есть отношения на стороне. Но он не уходит из-за детей. Решение остаться — это выполнение отцовского долга или жест жертвы? Если поступать как «не жертва», то есть только так, как хочется, то не развалятся ли все семьи?

— Это правило — жить, как хочется — применимо к любой области жизни. Жену жалко, детей жалко — люди с неврозами всегда пытаются рационализировать свой идеологический выбор и придумывают себе объяснения. Трагедия состоит в том, что дети живут в семье, в которой мама и папа не обнимаются, не целуются, обстановка в доме напряженная. Эта ситуация унизительна для всех: для мужчины, который держится в семье только из-за эфемерного чувства долга, для женщины, живущей с человеком, который ее не любит. Так что психотравма ждет детей в любом случае. Не мне за вас решать, но после развода состояние детей может быть разным. Они могут и облегчение почувствовать, потому что их родители теперь не супруги, а просто мама и папа, и делить им теперь нечего.

— У меня есть любимая женщина, и за то время, что мы вместе, у нас накопилось какое-то количество претензий друг к другу и ощущение взаимной усталости. Я не знаю, то ли нужно с ней расстаться, то ли остаться, потому что я действительно ее очень люблю. Как решить эту задачу, убрав из уравнения страх потерять любимого человека, и понять, чего я действительно хочу?

— Нужно в течение трех месяцев четко выполнять следующую схему: не заниматься сексом (с другими — пожалуйста, друг с другом — нет), не обсуждать отношения — ни прошлые, ни настоящие, ни будущие — и не обсуждать друг друга. Все остальное можно делать: вместе ездить отдыхать, ходить в кино, гулять и так далее. Срок в три месяца дается для того, чтобы вы почувствовали, лучше ли вам вместе или врозь. Так и можете сказать своей девушке, что вы сходили к психологу и он вам дал такой рецепт, который может разрешить проблему. Если же говорить о вашей ситуации более развернуто, то ваша психологическая нестабильность налицо. Вы так устроены психологически, что, как писал Ленин, у вас шаг вперед — два шага назад. Поэтому, чтобы избавиться от проблем в отношениях глобально и навсегда, вам нужно озаботиться вопросом вашей психической стабильности.

как избавиться — Здесь и Сейчас

Автор статьи: Науменко Александра Игоревна Семейный психолог, детский психолог.
Опыт практической работы: 8 лет.

В отношениях с родными, друзьями, коллегами по работе, и даже сами с собой мы предстаем в определенной роли. Какова эта роль — жертвы или победителя, зависит от индивидуальных черт характера, воспитания и пережитого опыта. Интересно, что роли участников, принимающих участие в коммуникации, распределяются за считанные секунды до начала взаимодействия, и происходит это чаще всего на бессознательном уровне.

Психология личности напрямую связана с тем, насколько хорошо человек способен переживать негативный опыт и состояние стресса, какие прикладывает усилия для решения проблем. Именно от этого зависит, какую роль он будет играть — победителя или жертвы. Часто этот выбор зависит от характера стресса, силы воли и темперамента личности. Сегодня речь пойдет о позиции жертвы в психологии.

«Жертва» — термин и жизненный сценарий

Многим наверняка знакомы люди, которые все время жалуются на жизнь, но при этом не хотят ничего менять, считая, что во всем виноваты другие.

Позиция жертвы в психологии проста: вместо того, чтобы взять ситуацию под свой контроль и приложить все возможные усилия для ее решения, человек перекладывает всю ответственность на других и, сетуя на судьбу, подчиняется любому влиянию извне.

От мышления жертвы не застрахован никто. Нерешенные проблемы и нарастающий стресс вкупе с неумением преодолевать жизненные трудности часто загоняют человека в ловушку. Опасность заключается в том, что эта роль может «приклеиться» к человеку на долгие годы — он привыкает жаловаться на жизнь и уже не представляет себя в другой роли.

Жертву легко узнать по потухшему взгляду, низко опущенным плечам, отсутствию умения получать удовольствие от жизни.

Психология жертвы в отношениях определяется следующими маркерами:

  • жалобы, претензии и обиды. Жертва уверена в том, что другие ее ущемляют. Своими стенаниями и страданиями она всячески подчеркивает свою значимость. При этом человек может не осознавать, что ставит себя выше других.
    Ведь страдания — это «так больно», «печально», «уникально», и только он способен «вынести выпавшие на его долю несчастья»;
  • потребность в любви, внимании, понимании, сочувствии и поддержке со стороны окружающих. Зачастую люди боятся напрямую, откровенно просить о любви или внимании, из-за чего кажется, что единственное верное решение — это примерить роль жертвы. В психологии эта позиция является своего рода «мученической» просьбой о взаимодействии. При этом для жертвы не имеет значения, что это всего навсего замешанный на негативе суррогат внимания. Главное — добиться своего и получить его. 
  • нежелание взять ответственность за свою жизнь. Жертва искренне полагает, что кто-то ответственен за ее счастье и благополучие, и всегда находит массу «виновников» ее проблем.
  • инфантильное (детское) отношение к жизни. Жертва — это когда ребенок в детстве был вынужден мириться с обстоятельствами, которые не имел возможности изменить. Жил там, где скажут. Ел то, что приготовили. Делал то, что взрослые считали нужным.

Синдром жертвы в психологии: причины

Когда мы взрослеем, то учимся строить свою жизнь так, как мы считаем нужным, и роль жертвы постепенно становится не нужна. Однако для кого-то быть жертвой удобно. Никакой самокритики и ответственности, не надо стесняться своих слабостей и контролировать свои действия. В то же время искаженное мышление мешает выстраивать нормальные взаимоотношения с окружающими, работать и полноценно жить.

Другой причиной может послужить страх перед авторитетными фигурами. Часто можно заметить, как взрослый человек, который держался уверенно и независимо всего минуту назад, в присутствии авторитета будто бы «съеживается». Откуда ни возьмись включается пассивность и от былой проактивности не остается и следа. Страх быть наказанным, осмеянным, неправильно понятым связывает человека по рукам и ногам. Мы видим не взрослого, а провинившегося ребенка, который ждет справедливого наказания от строгого родителя. В роли авторитета может выступать как настоящий родитель, так и непосредственный начальник или просто влиятельная личность.

Не менее распространенной причиной комплекса жертвы в психологии является неуверенность в себе. Тот, кто считает себя неудачником по жизни и винит себя во всем происходящем, автоматически занимает позицию жертвы. Чувство никчемности делает его беспомощным в быстро меняющемся, непредсказуемом и жестоком мире.

Позиция жертвы в психологии: как избавиться и научиться брать ответственность на себя?

Помните, что только вы выбираете, какую роль играть. Примеряя на себя роль жертвы, вы сознательно лишаете себя многих удовольствий и свершений. Зрелая личность следует другому сценарию — не боится исследовать себя и свои возможности, выбирает быть счастливым творцом своей жизни!

Первое, что нужно сделать — это взять ответственность за собственную жизнь. Это означает глубокое понимание того, что вы сами в ответе за все происходящее в вашей жизни.

Время от времени полезно задавать себе несколько вопросов:

  • какие усилия были приложены, чтобы ситуация сложилась подобным образом;
  • что еще я мог сделать, чтобы изменить сложившуюся ситуацию;
  • какие действия мне не нужно было совершать.

Поиск ответов на эти вопросы зачастую помогает найти и взять на вооружение новые способы решения тех или иных проблемы, обезопасить себя от повторения негативного опыта и от того, чтобы снова вернуться к роли жертвы.

Откажитесь от привычки жаловаться. Она опасна тем, что быстро перерастает в основной способ реагирования на любые жизненные неурядицы, и не позволяя взять верх таким качествам, как воля, твердость, уверенность и логическое мышление. Человек оставляет попытки прикладывать усилия для решения проблем, лелеет внутри жалость к себе и чувство беспомощности. Отказ от привычки жаловаться вдохнет в вас новые силы для преодоления трудностей, и со временем вы сможете примерить на себя роль победителя.

Высоко цените и любите себя. Психология личности человека устроена таким образом, что чем больше вы питаете себя позитивными мыслями, тем больше позитива получаете извне, и наоборот. Относитесь к себе с любовью и вниманием, заботьтесь о своем эмоциональном и физическом благополучии — это и есть залог развития внутренней гармонии. Психология отношений с окружающими людьми на позитивном уровне обеспечивает эмоциональное состояние положительной активностью и привлекает в жизнь приятные события. Чтобы выйти из сценария жертвы, достаточно научиться любить себя безусловной любовью, в разных состояниях — при неудачах, плохом самочувствии, неважном течении дел.

Позитивно относитесь к жизни и думайте о хорошем.

Подпитывайтесь положительными мыслями и идеями, получайте удовольствие от приятных мелочей, учитесь жить «здесь и сейчас», и ни в коем случае не поддавайтесь тревогам о возможных будущих неудачах. Помните, что каждый прожитый день — это подарок судьбы и в ваших руках находится сила, которая способна сделать этот день прекрасным и запоминающимся.

Не бойтесь обратиться к профессионалам. Если вы ищете эффективное решение, как избавиться от роли жертвы — психология вам в помощь! Специалист поможет преодолеть этот стереотип мышления и избавиться от способов реагирования на любые возникающие в жизни трудности с позиции жертвы.

Синдром жертвы Виктимность Виктимогенный синдром

Синдром жертвы – это психологический феномен, характеризующийся чувством беспомощности и перекладыванием ответственности на окружающих. Формируется как поведенческая стратегия для преодоления стрессовых и травмирующих ситуаций. Основные симптомы – жалость к себе, пессимистический взгляд на будущее, обвиняющая позиция. Диагностика проводится с помощью клинической беседы, наблюдения и психодиагностических опросников. Лечение психотерапевтическое, основано на поведенческих методах, корректирующих самооценку и поведение.

МКБ-10

Общие сведения

Синдром жертвы становится глобальной социально-психологической проблемой. Он распространяется среди отдельных людей и охватывает обширные социальные группы – слои, этносы, государства. Поведение, свойственное «жертве», изучается психологией, психиатрией, криминалистикой и педагогикой. Синонимичные названия – виктимность, виктимогенный синдром. Эпидемиологические показатели наиболее высоки среди уязвимых групп населения – малообеспеченных слоев, подростков, женщин.

Причины

Виктимное поведение является одной из стратегий преодоления трудных жизненных ситуаций. Оно формируется под влиянием ряда внешних (социальных) и внутренних (психологических) факторов. Основная задача позиции жертвы – сохранить психическое равновесие в критических и неопределенных ситуациях, снизить переживание страха и тревоги. К причинам развития синдрома жертвы относятся:

  • Гиперопека. Чувство беспомощности, неумение нести ответственность за свои поступки часто является результатом неправильного воспитания – чрезмерной опеки родителями. Избыток внимания, заботы и готовность выполнять все действия за ребенка формируют в нем зависимость, неспособность справляться с трудностями.
  • Пропаганда «жертвенности». В некоторых религиозных и морально-философских учениях страдание рассматривается в позитивном ключе, например, как способ очищения души. Умение терпеть трудности является положительным качеством, а роль жертвы поощряется.
  • Травмирующие события. Несколько тяжелых стрессовых ситуаций, следующих одна за другой, провоцируют подавленность, утрату веры в собственные силы. У человека возникает ощущение, что он не способен влиять на события. Чтобы защитить собственную психику от чрезмерных негативных эмоций, он перекладывает вину на судьбу, случай или окружающих.

Патогенез

В процессе жизни в психике человека формируются определенные эмоционально-поведенческие паттерны, позволяющие преодолевать сложные ситуации. В зависимости от пережитого опыта и личностных ресурсов вырабатывается та или иная стратегия совладания, или копинг-стратегия. Синдром жертвы – одна из них. Попадая в ситуацию стресса, человек занимает пассивно-оборонительную позицию по отношению к другим людям и обстоятельствам.

Анализ поведения «жертвы» позволяет увидеть, как минимум, два приспособительных механизма. Первый – это отсутствие прямой агрессии или защиты, оберегающее от конфронтации с другими. Второй – провокация чувства жалости у окружающих, манипуляция ими через демонстрацию страданий, беззащитности. Таким образом, человек-жертва оберегает себя от конфликтов и активно пользуется ресурсами людей (психологической и материальной поддержкой, защитой).

Нередко положение жертвы впервые принимается человеком во время переживания психической травмы, когда окружающие начинают проявлять сочувствие и предлагать помощь. Получение поддержки, покровительства и внимания оценивается как положительный опыт. Уровень негативных переживаний снижается. В дальнейшем синдром жертвы закрепляется в поведении, становится типичной реакцией.

Симптомы

Ключевое проявление синдрома жертвы – прямое или косвенное обвинение окружающих в собственных бедах. «Жертва» не признает вины, не берет на себя ответственность за негативные события – болезни, ссоры, расставания.

Но всегда отмечает свою заслугу в благоприятных исходах сложных ситуаций. Внутреннее переживание беспомощности, склонность жалеть себя, проявляется манипулятивным поведением. В присутствии такого человека другие люди начинают ощущать вину за свое благополучие.

Человек фокусируется на проблемах и неприятностях. Страданием и горем привлекает внимание окружающих. Причитания, самообвинения часто носят демонстративный характер, а вовсе не стимулируют к проявлению волевых качеств. «Жертве» свойственно переживание тревоги и страха, пассивность, нестабильная самооценка.

Типичный пример – алкогольная созависимость. Большинство женщин, чьи мужья злоупотребляют алкоголем, имеют синдром жертвы. Они обвиняют супругов в неспособности прекратить употреблять спиртное, терпят его поведение (ругань, побои) в пьяном состоянии, но при этом поддерживают зависимость, оплачивая долги мужей, позволяя им опохмелиться, сохраняя в доме алкоголь.

Осложнения

Синдром жертвы может проявляться в течение многих лет и не приводить к каким-либо негативным последствиям. Данная личностная позиция иногда оказывается удобной для человека и его окружения. Однако пассивность, зависимость и повышенная тревога могут стать причиной неудовлетворенности жизнью. «Жертва» часто упускает возможности, изменяющие жизнь к лучшему.

Постоянный страх перед будущим, пессимистическая оценка перспектив способствуют развитию депрессии. Она плохо поддается лечению, так как сами пациенты слабо мотивированы на выздоровление. У большинства имеются проблемы при межличностном взаимодействии: друзья отдаляются, чтобы не стать объектами манипуляций, члены семьи пытаются помочь, но их старания малоэффективны.

Диагностика

Люди с синдромом жертвы чаще всего становятся пациентами врачей-психотерапевтов и психиатров. Они обращаются с жалобами, характерными для невротических и неврозоподобных расстройств – тревожность, подавленность, плаксивость, страхи. Синдром жертвы рассматривается как одно из проявлений психического заболевания или состояния дезадаптации, спровоцированного стрессом.

В ходе беседы и наблюдения врач выявляет специфические симптомы – избегание ответственности, обвинение других людей, демонстрация страданий, пессимизм. Для получения более объективной информации об особенностях поведения пациента используются психодиагностические тесты. Они представлены личностными опросниками, основанными на принципе самоотчета. Наиболее распространенные:

  1. Способы совладающего поведения. Методика разработана Р. Лазарусом. При синдроме жертвы определяются высокие показатели шкал «Поиск социальной поддержки», «Бегство-избегание», низкие значения по параметрам «Положительная переоценка», «Принятие ответственности», «Планирование решения проблемы».
  2. Диагностика копинг-стратегий. Тест Э. Хайма помогает определить индивидуальный стиль борьбы со стрессом. Автор выделяет адаптивные и неадаптивные, когнитивные и эмоциональные копинг-стратегии. У «жертв» преобладают такие копинги как смирение, диссимуляция, отступление.
  3. Опросник способов копинга. Адаптированная методика Е. Битюцкой, в основе которой лежат исследования Р. Лазаруса. Синдром жертвы подтверждается при выявлении тенденции к избеганию проблем, поиска помощи у социального окружения, неспособности переоценить ситуацию положительно.

Лечение синдрома жертвы

Помощь пациентам включает различные направления психотерапевтической работы. Независимо от используемого метода, на первом этапе необходимо осознание позиции жертвы, признание ее негативных сторон и формирование мотивации к изменению поведения. Очень часто люди отрицают наличие у себя беспомощности или стремления избегать ответственности. Положительных изменений удается добиться после нескольких сеансов индивидуальной и/или семейной психотерапии.

На втором этапе лечения используются методы, направленные на изменение установок и поведения личности, повышение стрессоустойчивости. Вырабатываются адаптивные стратегии, базирующиеся на имеющихся личностных ресурсах. Для этого могут применяться следующие методы:

  • Когнитивно-поведенческие. Психотерапевт вместе с пациентом анализирует его жизненные ситуации, выделяет деструктивные установки. Разрабатывает новую стратегию поведения, помогает реализовать ее в жизни.
  • Психодрама. Данный метод позволяет пациенту максимально объективно увидеть неэффективность роли жертвы, опробовать новые способы взаимодействия с людьми. Групповая работа дает возможность понять отношение окружающих к жалобам, демонстрации страданий, обвинениям.
  • Арт-терапия. В последних исследованиях как ресурс для устранения неэффективной поведенческой стратегии рассматривается способность к творчеству. Создание нового, ощущение свободы в выражении себя стимулирует инициативу для решения проблем и принятия ответственности.

Прогноз и профилактика

Синдром жертвы поддается психотерапевтической коррекции, но стойкость полученного эффекта во много зависит от мотивации самого пациента, его желания проявлять волевые качества, быть ответственным и самостоятельным.

Профилактику стоит начинать в детском возрасте. Воспитание должно быть ориентировано на развитие способности делать выбор, принимать решения и реализовывать их. Важно хвалить ребенка за успехи, а при неудачах помогать анализировать собственные ошибки, искать способы их предупреждения в будущем.

2. Механизмы психологической защиты подростков с установкой «жертва»/ Одинцова М.А.// Вестник практической психологии образования. — 2008. — № 3.

3. К вопросу об исследованиях проблемы жертвы в психологии/ Одинцова М.А.// Вестник ЮУрГУ. — 2011. — № 18.

Автор статьи: Науменко Александра Игоревна Семейный психолог, детский психолог.
Опыт практической работы: 8 лет.

В отношениях с родными, друзьями, коллегами по работе, и даже сами с собой мы предстаем в определенной роли. Какова эта роль — жертвы или победителя, зависит от индивидуальных черт характера, воспитания и пережитого опыта. Интересно, что роли участников, принимающих участие в коммуникации, распределяются за считанные секунды до начала взаимодействия, и происходит это чаще всего на бессознательном уровне.

Психология личности напрямую связана с тем, насколько хорошо человек способен переживать негативный опыт и состояние стресса, какие прикладывает усилия для решения проблем. Именно от этого зависит, какую роль он будет играть — победителя или жертвы. Часто этот выбор зависит от характера стресса, силы воли и темперамента личности. Сегодня речь пойдет о позиции жертвы в психологии.

«Жертва» — термин и жизненный сценарий

Многим наверняка знакомы люди, которые все время жалуются на жизнь, но при этом не хотят ничего менять, считая, что во всем виноваты другие. Позиция жертвы в психологии проста: вместо того, чтобы взять ситуацию под свой контроль и приложить все возможные усилия для ее решения, человек перекладывает всю ответственность на других и, сетуя на судьбу, подчиняется любому влиянию извне.

От мышления жертвы не застрахован никто. Нерешенные проблемы и нарастающий стресс вкупе с неумением преодолевать жизненные трудности часто загоняют человека в ловушку. Опасность заключается в том, что эта роль может «приклеиться» к человеку на долгие годы — он привыкает жаловаться на жизнь и уже не представляет себя в другой роли.

Жертву легко узнать по потухшему взгляду, низко опущенным плечам, отсутствию умения получать удовольствие от жизни.

Психология жертвы в отношениях определяется следующими маркерами:

  • жалобы, претензии и обиды. Жертва уверена в том, что другие ее ущемляют. Своими стенаниями и страданиями она всячески подчеркивает свою значимость. При этом человек может не осознавать, что ставит себя выше других. Ведь страдания — это «так больно», «печально», «уникально», и только он способен «вынести выпавшие на его долю несчастья»;
  • потребность в любви, внимании, понимании, сочувствии и поддержке со стороны окружающих. Зачастую люди боятся напрямую, откровенно просить о любви или внимании, из-за чего кажется, что единственное верное решение — это примерить роль жертвы. В психологии эта позиция является своего рода «мученической» просьбой о взаимодействии. При этом для жертвы не имеет значения, что это всего навсего замешанный на негативе суррогат внимания. Главное — добиться своего и получить его.
  • нежелание взять ответственность за свою жизнь. Жертва искренне полагает, что кто-то ответственен за ее счастье и благополучие, и всегда находит массу «виновников» ее проблем.
  • инфантильное (детское) отношение к жизни. Жертва — это когда ребенок в детстве был вынужден мириться с обстоятельствами, которые не имел возможности изменить. Жил там, где скажут. Ел то, что приготовили. Делал то, что взрослые считали нужным.

Синдром жертвы в психологии: причины

Когда мы взрослеем, то учимся строить свою жизнь так, как мы считаем нужным, и роль жертвы постепенно становится не нужна. Однако для кого-то быть жертвой удобно. Никакой самокритики и ответственности, не надо стесняться своих слабостей и контролировать свои действия. В то же время искаженное мышление мешает выстраивать нормальные взаимоотношения с окружающими, работать и полноценно жить.

Другой причиной может послужить страх перед авторитетными фигурами. Часто можно заметить, как взрослый человек, который держался уверенно и независимо всего минуту назад, в присутствии авторитета будто бы «съеживается». Откуда ни возьмись включается пассивность и от былой проактивности не остается и следа. Страх быть наказанным, осмеянным, неправильно понятым связывает человека по рукам и ногам. Мы видим не взрослого, а провинившегося ребенка, который ждет справедливого наказания от строгого родителя. В роли авторитета может выступать как настоящий родитель, так и непосредственный начальник или просто влиятельная личность.

Не менее распространенной причиной комплекса жертвы в психологии является неуверенность в себе. Тот, кто считает себя неудачником по жизни и винит себя во всем происходящем, автоматически занимает позицию жертвы. Чувство никчемности делает его беспомощным в быстро меняющемся, непредсказуемом и жестоком мире.

Позиция жертвы в психологии: как избавиться и научиться брать ответственность на себя?

Помните, что только вы выбираете, какую роль играть. Примеряя на себя роль жертвы, вы сознательно лишаете себя многих удовольствий и свершений. Зрелая личность следует другому сценарию — не боится исследовать себя и свои возможности, выбирает быть счастливым творцом своей жизни!

Первое, что нужно сделать — это взять ответственность за собственную жизнь. Это означает глубокое понимание того, что вы сами в ответе за все происходящее в вашей жизни. Время от времени полезно задавать себе несколько вопросов:

  • какие усилия были приложены, чтобы ситуация сложилась подобным образом;
  • что еще я мог сделать, чтобы изменить сложившуюся ситуацию;
  • какие действия мне не нужно было совершать.

Поиск ответов на эти вопросы зачастую помогает найти и взять на вооружение новые способы решения тех или иных проблемы, обезопасить себя от повторения негативного опыта и от того, чтобы снова вернуться к роли жертвы.

Откажитесь от привычки жаловаться. Она опасна тем, что быстро перерастает в основной способ реагирования на любые жизненные неурядицы, и не позволяя взять верх таким качествам, как воля, твердость, уверенность и логическое мышление. Человек оставляет попытки прикладывать усилия для решения проблем, лелеет внутри жалость к себе и чувство беспомощности. Отказ от привычки жаловаться вдохнет в вас новые силы для преодоления трудностей, и со временем вы сможете примерить на себя роль победителя.

Высоко цените и любите себя. Психология личности человека устроена таким образом, что чем больше вы питаете себя позитивными мыслями, тем больше позитива получаете извне, и наоборот. Относитесь к себе с любовью и вниманием, заботьтесь о своем эмоциональном и физическом благополучии — это и есть залог развития внутренней гармонии. Психология отношений с окружающими людьми на позитивном уровне обеспечивает эмоциональное состояние положительной активностью и привлекает в жизнь приятные события. Чтобы выйти из сценария жертвы, достаточно научиться любить себя безусловной любовью, в разных состояниях — при неудачах, плохом самочувствии, неважном течении дел.

Позитивно относитесь к жизни и думайте о хорошем. Подпитывайтесь положительными мыслями и идеями, получайте удовольствие от приятных мелочей, учитесь жить «здесь и сейчас», и ни в коем случае не поддавайтесь тревогам о возможных будущих неудачах. Помните, что каждый прожитый день — это подарок судьбы и в ваших руках находится сила, которая способна сделать этот день прекрасным и запоминающимся.

Не бойтесь обратиться к профессионалам. Если вы ищете эффективное решение, как избавиться от роли жертвы — психология вам в помощь! Специалист поможет преодолеть этот стереотип мышления и избавиться от способов реагирования на любые возникающие в жизни трудности с позиции жертвы.

Почему мы время от времени превращаемся в несчастное существо, глухое к голосу разума и способное только обвинять себя и других? Психология поведения жертвы

Что такое жертва?

Состояние жертвы – это ощущение безнадежности и беспросветности, которое затягивает и может длиться довольно долго. Оно становится оправданием для бездействия, для сваливания ответственности на других и для постоянных жалоб и нытья. «У меня все плохо и ничего хорошего не будет, ничего никуда не сдвинется» – если вы поймали себя на подобном настроении, скорее всего, вы попали в состояние жертвы.

Его не следует путать с искренним проживанием своих негативных эмоций, когда человек мыслит примерно в следующем ключе: «Да, мне сейчас плохо, и я должен это пережить, чтобы двигаться дальше».

Особенности состояния жертвы

Самообвинение. Жертва ищет причину, чтобы обвинить себя. В отличие от взятия ответственности, это пассивное отношение к происходящему и агрессия по отношению к себе. Человек ругает себя, но менять ничего не настроен. «Он ушел от меня, и это я была виновата, я неправильно себя вела, я дурочка! Я навсегда такой останусь, что мне делать?!»

Обвинение других: «Если бы не он…», «А он первый начал», «Это она сделала меня зависимым и слабым».

Перекладывание ответственности – это близко к обвинению других, но может происходить в более мягкой форме и касаться не только окружающих людей. Можно быть жертвой обстоятельств: «если бы не погода, я обязательно отправился бы на пробежку».

Попытка взять на себя чужую ответственность. Это потом даст возможность обвинить себя, если что-то не получилось. Например, сделать за коллег работу, а потом не справиться и сокрушаться, что всех подвел. Или считать себя ответственным за проблемы близких людей.

Я не достойна. «Я недостаточно хорош, чтобы иметь…» – а дальше можно подставить что угодно – желание, мечту, деньги. Это позиция жертвы. И в данном случае она связана с нестабильной самооценкой.

Глухота к доводам, закрытость. Из жертвы очень трудно услышать тех, кто предлагает переключиться, сложно понять, что находишься в каком-то неадекватном состоянии. Человек, который погряз в состоянии жертвы и не осознает этого, может просто закрыться от любых доводов. Ему гораздо проще услышать обвиняющие голоса или голоса тех, кто предлагает ситуативную помощь и спасение. Это подводит нас к понятию «треугольник Карпмана» или игре «преследователь-жертва-спаситель».

Игра «спаситель-жертва-преследователь»

Это одна из самых распространенных психологических игр, в которые играют люди. В ней есть место для трех ролей, причем часто исполнители не задерживаются подолгу в одном амплуа, а постоянно меняются местами. То есть синдром жертвы в психологии не значит, что человек не может в какой-то момент стать преследователем или даже спасителем.

Как это работает?

Классический треугольник – пьющий муж (преследователь) вечером приходит домой и начинает обижать жену (жертву), которая может позвонить в полицию или пожаловаться соседям. Они, в свою очередь, могут сыграть роль спасателей. Утром все поменяются местами: жена превратится в преследователя и начнет ругать мужа, тот станет жертвой, потом жена может переключиться на роль спасателя и начать помогать ему бросить пить, соседи начнут скандал из-за того, что им надоело слушать разборки семейной пары, то есть сами превратятся в преследователей для них обоих… И все это может продолжаться бесконечно.

В менее жестких версиях (без полиции и алкоголя) подобные игры имеют место каждый день. К примеру, мама может расстроиться из-за несделанных уроков сына, впасть в состояние жертвы, («Как ты меня разочаровал!») пожаловаться мужу, который станет ее спасителем – и преследователем для сына, начав его отчитывать. А потом, если муж покажется матери слишком строгим, она превратится в спасателя для ребенка. И так далее…

Почему психологи считают это играми? Дело в том, что каждый из участников отыгрывает свою роль снова и снова, плюс имеет определенные скрытые выгоды от ситуации. Описанные выше сюжеты могут повторяться годами, практически не меняясь. Муж будет пить и бить жену, та – терпеть и жаловаться, соседи – вызывать полицию и жалеть несчастную женщину. Но никто из них не захочет взять на себя ответственность за свои действия или просто выйти из ситуации: развестись, например.

В чем выгода позиции жертвы?

В состоянии жертвы мы застреваем не зря. В нем есть множество выгод, которые обычно неочевидны, но достаточно важны для нас. Они-то и держат нас в ситуации.

Любая проблемная ситуация всегда обрастает каким-то количеством вторичных выгод. По сути, ее невыгодно менять. Это очень глубоко скрыто на уровне подсознания. Но если мы видим свои выгоды, выйти из негативного состояния становится проще.

В случае жертвы «бонусы» обычно примерно одни и те же. Человек может получить внимание к себе и своим бедам, почувствовать себя особенным и значительным, описывая и обдумывая свои несчастья. Если он боится принимать решения, то безответственность этого состояния позволит ему оставаться в бездействии неопределенно долгое время.

Откуда берется состояние жертвы?

Треугольник жертва—преследователь—спасатель – одна из самых распространенных социальных и психологических игр. Обычно мы получаем ее опыт еще в детстве – очень мало кому достаются осознанные родители, которые не играют в подобные игры или хотя бы отчасти осознают их. Но опыт взрослой жизни так же служит для «закрепления материала» и вырваться из этого круга довольно сложно. Хотя бы потому, что большинство из нас зависит от мнения окружающих, которые всячески поддерживают игру.

У кого не бывает состояния жертвы

Если вы читаете эту статью и подумали – «это точно не про меня!» – значит, она точно про вас. Нет ни одного человека, который полностью свободен от состояний жертвы. И если появляется иллюзия, что вот: «Все, я наконец-то свободен» – это знак, что жертва тут как тут. У меня, у вас, у всех людей мира время от времени бывает желание сбросить ответственность, обвинить, проявить слабость. Это естественно и ничего смертельного в этом нет. Важно осознавать свои состояния так быстро, как это возможно в данный момент, и работать с ними.

Как взаимодействовать с жертвой внутри себя?

Как избавиться от состояния жертвы? Важнее всего – не пытаться ее как можно скорее убрать и уничтожить, не ругать себя за нее. Жестко сопротивляться ей бесполезно. Когда мы активно боремся с чем-то, яростно отрицаем, мы только даем этому еще больше силы. Поэтому нужно стараться убрать негатив по отношению к этому своему состоянию и просто постепенно перестраивать мышление – при помощи практик, осознанности, работы над собой.

Позиция жертвы приводит к тому, что человек перестаёт играть решающую роль в собственной жизни. Психотерапевт Уэйн Дайер в своей книге «Как избавиться от комплекса жертвы» рассказывает, что предпринять, чтобы вести себя как свободная личность уже сегодня.

Психотерапевт, автор книги «Как избавиться от комплекса жертвы» и ещё 30 работ о саморазвитии и психологии личности.

Что значит быть жертвой

Эти признаки помогут понять, что вы занимаете положение жертвы.

1.

Вы не контролируете собственную жизнь

Жертве навязывают образ мыслей, модели поведения и даже стиль одежды. Руль почти всегда в чужих руках.

Жертвы — прежде всего те, кто проводят свою жизнь под диктовку других людей. Они обнаруживают, что совершают поступки, в глубине душе им несимпатичные, или втягиваются в чуждую им деятельность, приносящую, главным образом, лишь чувство сожаления.

2.

Вы действуете с позиции слабости

Люди с комплексом жертвы часто считают себя недостаточно умными или способными, чтобы занимать активную позицию. Поэтому они выбирают позицию слабости: перекладывают важные решения на других, более сильных и твёрдых, по их мнению, людей. Жертвы избегают самостоятельности даже в мелочах: отдают право выбора блюда в кафе или послушно идут на фильм, который не хотят смотреть.

3.

Жизнь не работает на вас

Если кажется, что вы тратите все силы и время, чтобы угодить другим, вынуждены подстраиваться и делать то, что не нравится, из чувства долга — вы в позиции жертвы.

4.

Тревожность и самоуничижение — ваши спутники

Жертвы страдают от комплекса неполноценности. Они всячески принижают себя во внутреннем диалоге и перед другими людьми. Это проявляется даже в мелочах. Например, человек не принимает комплиментов, оставляет себе подгоревший кусок пирога или соглашается на низкую зарплату.

Альтернативное поведение: свободная и сильная личность

Противоположное комплексу жертвы состояние — свобода личности.

Свобода означает, что никто не мешает вам управлять собственной жизнью в соответствии со своим выбором. Соглашаться на что-нибудь меньшее — значит выбрать одну из форм рабства.

Не покупайтесь на уловки людей, которые внушают, что свобода — это эгоизм и безответственность. Ответственность — результат выбора, вы берёте её на себя добровольно. Она ни в коем случае не должна ложиться на вас по чьей-то прихоти или под давлением общества.

«Самыми свободными в мире являются те, кто находится в согласии с самими собой: они просто не обращают внимания на претензии других людей, поскольку сами эффективно обустраивают и направляют свои жизни», — пишет Уэйн Дайер в своей книге.

Как выйти из положения жертвы

Выполните всего две важные рекомендации.

1. Поверьте в свою значимость и отстаивайте её

Первый шаг к преодолению комплекса жертвы — осознание ценности своей личности. Никому не позволяйте оспаривать или умалять вашу значимость. Никогда не ставьте себя ниже других.

2. Начните вести себя как сильная личность

Развивайте в себе привычки свободных и самостоятельных людей, избавляйтесь от самоосуждения и жалоб на жизнь. Не ждите подарков от фортуны, рассчитывайте на собственные силы.

Практикуйте уверенное поведение в повседневных ситуациях

Чтобы стать сильным человеком, не нужно совершать подвигов или управлять окружающими. Достаточно действовать с позиции силы в обычных жизненных ситуациях. Практикуйтесь регулярно, и со временем уверенное поведение станет вашей второй натурой.

Вот несколько советов, которые можно применять на практике ежедневно.

1. Перестаньте спрашивать разрешения у других

Речь, конечно, не о том, чтобы забыть о вежливости и вторгаться в чужие границы. Вредная привычка жертв заключается в том, что они просят разрешения на действия, которые находятся в их границах и должны совершаться без чужого позволения.

Прямо заявляйте о своих законных требованиях или открыто сообщайте о намерениях. Вместо вопроса «Можно мне обменять товар?» ставьте продавца перед фактом: «Я хочу вернуть деньги за костюм, он мне не по размеру». Не стоит спрашивать партнёра, можно ли пойти на вечеринку или на футбольный матч. Сообщите о своих планах прямо, без оправданий и виноватого тона.

Вы взрослый человек и можете действовать в своих интересах без чужого разрешения.

2. Демонстрируйте уверенность в разговоре

Смотрите собеседнику в глаза, говорите чётко, без долгих неуверенных пауз и междометий, не ходите кругами. Очень важна поза и мимика. Стойте ровно (сутулость — признак неуверенного человека), не гримасничайте, избавьтесь от нервных жестов.

3. Не помогайте людям, если не хотите

Возможно, это звучит грубо. Но сколько раз вы уже давали в долг, когда совсем не хотели этого? Или сколько раз выслушивали жалобы товарищей на жизнь просто потому, что так положено? Отказ не делает вас плохим и чёрствым человеком. Помните: если, помогая другим людям, вы ведёте себя как жертва, вас начнут использовать. Совершайте добрые поступки от чистого сердца и по свободной воле, а не из приличия или чувства вины.

4. Не бойтесь говорить о себе и делиться с другими людьми

Жертвы часто подбирают каждое слово и боятся, что любая информация будет использована против них. Не изводите себя опасениями такого рода. Многолетний страх проявить свою настоящую натуру на публике приводит к тому, что вы забываете, кто вы на самом деле и чего хотите.

Общение бессмысленно и пусто, если вы не раскрываетесь перед другими людьми.

Конечно, информация должна соответствовать ситуации и степени доверия между собеседниками. Не уходите в крайности. Умение соблюдать баланс — ещё один признак сильной личности.

5. Требуйте качественного выполнения услуг, за которые платите

Проверяйте чеки в магазинах, счета в ресторанах, сроки годности и сохранность товара. Если вы не удовлетворены качеством услуг, не стесняйтесь требовать замену или компенсацию. Не позволяйте людям, которым вы платите, превращать вас в жертву. Не стоит отмахиваться и молча уходить из магазина или ресторана — требуйте качественного обслуживания, замены блюда или возврата денег.

Изучайте свои права потребителя и пользуйтесь ими. За свои деньги вы имеете право получить хороший товар или вкусную еду. Это не значит, что вы должны спорить и устраивать скандалы при любом случае. Клиент всегда может проголосовать рублём — просто отказаться платить за плохой сервис или испорченный товар. Ходить в ресторан или магазин, в котором вас ни во что не ставят, — удел жертвы.

Чтобы раз и навсегда попрощаться с ролью жертвы, достаточно принять твёрдое решение взять свою жизнь в собственные руки. Самостоятельность, уверенность, ощущение собственной значимости — вот основа поведения свободного человека. Если вы решили воплотить это в жизнь, то книга Уэйна Дайера «Как избавиться от комплекса жертвы» станет отличным подспорьем.

Синдром жертвы мешает полноценно жить, работать и общаться, но люди не спешат от него избавляться. Потому что плыть по течению, сетовать на невзгоды легче, чем рулить своей жизнью. «Какая бы неприятность с ним ни стряслась, человек с мышлением жертвы спешит «назначить» виноватых и совсем не задумывается, каков его вклад в ситуацию. Вместо того чтобы учиться на ошибках и исправлять положение там, где это возможно, он упивается жалостью к себе. Для него привычно чувствовать себя жалкой щепкой в бушующем море», – объясняет мировоззрение «вечной жертвы» психолог Надежда Георгиева. Расспросили специалиста, какие признаки выдают синдром жертвы, почему с ним лучше распрощаться и что для этого придется предпринять.

Бегство от ответственности

Синдром жертвы – не болезнь и не расстройство личности, иногда это роль, иногда – психологическая защита, которая срабатывает в травматических и критических ситуациях (стокгольмский синдром). Но чаще всего роль. На первый взгляд незавидная, но если копнуть поглубже, то обнаружится, что у исполняющих ее «актеров» немало выгод.

Роль жертвы привлекает многих, потому что быть «взрослым» и нести ответственность за свою жизнь непросто. «Ответственность за свою жизнь заключается в том, чтобы адекватно оценивать свои возможности и ограничения, ориентироваться в реальности, не опускать руки при неудачах, активно заботиться о своем душевном и физическом благополучии, комфорте», – перечисляет Надежда Георгиева.

Фото pexels.com

Мелкая сошка с гонором

Стремясь убедить себя в том, что от него ничего в этом мире не зависит, человек с синдромом жертвы упоенно критикует и винит в своих бедах и несчастьях близких, коллег, начальников, правительство. Кого угодно, только не себя. (Объективные обстоятельства никто не отменяет, но это другое.) «Жена алкоголика может годами пилить мужа за испорченную жизнь вместо того, чтобы разобраться, почему, во-первых, она согласилась на брак с любителем алкоголя, во-вторых – почему до сих пор не развелась или не разъехалась. Работник, который прозябает на низкой должности, за глаза костерит начальника вместо того, чтобы прямо говорить о возможности продвижения и повышения зарплаты», – приводит примеры психолог.

Еще один симптом синдрома – упорное нежелание замечать, адекватно оценивать и тем более ценить положительные качества своих «угнетателей». «Допустим, мужчина зарабатывает скромно, но помогает в домашних хлопотах, много времени уделяет детям. Женщина с синдромом жертвы будет постоянно колоть мужа тем, что он «нищеброд», раз не обеспечивает высокий достаток. Мысль о том, что он вкладывается в семью так, как может, и заслуживает благодарности, у нее даже не мелькнет», – утверждает Надежда Георгиева.

Фото pexels.com

Человек с синдромом жертвы и инфантильным складом личности не отделяет чужие эмоции от своих. Как результат – если окружающие оказываются не в духе, то он уверен, что исключительно из-за него. «Если муж пришел вечером в дурном настроении, женщина со слабой эмоциональной дифференциацией с ходу решает, что причина в ней («Это из-за того, что я плохо выгляжу и мой ужин не понравился»). А на самом деле у него неприятности на работе или в автомобиле сломалась деталь, за которую придется выложить ползарплаты», – объясняет эксперт. Зрелая реакция на описанную ситуацию – не трогать взвинченного мужа, но отметить, что видишь его состояние и готова выслушать. Сочтет нужным – расскажет, что с ним стряслось, не сочтет – имеет право. «Считать себя главной причиной чужих огорчений может только тот, кто в глубине души ощущает себя пупом земли (эгоцентики). Среди людей с синдромом жертвы таких немало, и это только на первый взгляд удивительно», – подчеркивает Надежда Георгиева.

Заглушая чувство неудовлетворенности

Глубинная неудовлетворенность жизнью – вот что грызет обладателя синдрома жертвы. Человек интуитивно чувствует, что на самом деле он не так беспомощен, как пытается себя убедить. Но менять ситуацию не готов, поэтому заглушает внутренний голос жалостью к себе и агрессией в чужой адрес.

Покоряясь страху

Удерживать человека в позиции жертвы могут разнообразные страхи: страх принятия решений, страх совершить ошибку, страх не встретить нового партнера, страх ухудшить свое материальное положение и другие. «Если страх сильнее дискомфорта, многие люди продолжают дальше терпеть неудобства», – замечает специалист.

Фото pexels.com

Защищая свой плохонький, но все-таки комфорт

«Позиция жертвы привлекает также «ленивцев» – тех, кто просто-напросто не хочет напрягаться и искать пути решения своих проблем, тратить силы и время на личностный и профессиональный рост», – продолжает психолог.

Например, зачем учиться новому на работе, штудировать новые книги по специальности, ходить на курсы повышения квалификации? Гораздо проще, возвращаясь с работы, плюхаться на диван и с воодушевлением жалеть себя: «Ах, я так и останусь последней спицей в колеснице. Это все потому, что шефу я ни кум, ни сват».

«Психологически зрелый человек повышает свою ценность для работодателей. При этом не дает себя в обиду. Так, ни за что не будет бесплатно выполнять дополнительный объем работы, только на определенных условиях и договоренностях. А человек с синдромом жертвы обреченно согласится, потому что уверен: у него нет выхода», – говорит Надежда Георгиева.

Воспитание идеальной жертвы

Синдром жертвы присущ многим людям, но далеко не все подозревают об этом. Дело в том, что мировоззрение жертвы часто формируется с детства. «Семья – наш социальный базис. У ребенка, который растет в дефиците любви, чьи родители постоянно им недовольны и акцентируют внимание на провалах, формируется самооценка слабого человека. То же самое происходит, когда ребенок окружен гиперопекой и за него все решают взрослые. Маленький человек может сделать вывод: «Сколько бы усилий для достижения цели я ни прилагал, результата не добьюсь». С философией выученной беспомощности он вступает во взрослую жизнь и продолжает действовать по усвоенному шаблону», – объясняет психолог. И добавляет: «Возможен и другой вариант – гиперкомпенсация, когда человек вопреки всему делает себя сильным».

Фото pexels.com

Те, кого родители искренне любили, позволяли совершать ошибки, в ком развивали самостоятельность, от синдрома жертвы защищены надежно. Таким людям присущи ответственность («Мне урезали премию не потому, что я не нравлюсь начальнику, а потому, что я напортачил в работе») и реалистичный взгляд на себя и мир («Мой молодой человек балуется травкой, мне не под силу избавить его от этой зависимости, а значит, разумнее завершить отношения»).

Прощание с ролью жертвы

«Жизнь того, кто отказался от роли жертвы, становится по-настоящему полноценной. Человек начинает дышать полной грудью, когда обнаруживает, что от него много что зависит и много чего не зависит. Например, он может держаться на расстоянии от токсичных людей и сближаться с теми, кто способен поделиться своим теплом, поддержать в трудную минуту, с кем можно обменяться опытом и знаниями. А вот магически влиять на события, которые выходят за границы его ответственности, отношение и настроение окружающих ему не просто не под силу, но и незачем», – говорит Надежда Георгиева.

Прощание с ролью жертвы может затянуться на годы, но дорогу осилит идущий. «Анализируйте, в каких ситуациях вы ведете себя как жертва, осваивайте новые стратегии и тактики поведения», – направляет психолог. И заключает: «В некотором смысле выученная беспомощность – это привитый в детстве пессимизм. Но тому, кто успел повзрослеть, ничто не мешает исправлять родительские ошибки и развивать в себе ответственность и реалистичный взгляд на действительность».

Занятия по самообороне, техника нейролингвистического программирования и другие способы

Татьяна Болотова психолог

Психолог, тренер, консультант и автор многочисленных публикаций Татьяна Болотова рассказывает, как избавиться от комплекса жертвы и зажить по-новому.

Однажды я наблюдала такую сценку. Девочка 8–9 лет улепетывала на велосипеде от компании сверстников. Дети все равно ее догнали. Дальше события развивались так.

Девочка слезла с велосипеда, вжала голову в плечи и с покорностью приговоренного стала ждать неизбежного. Компания растерялась: у детей была одна цель — догнать ее, а что делать с ней дальше, они не знали. Начали щипать девочку. Она не сопротивлялась, лишь молча пыталась увернуться от цепких ручонок. Тогда они стали ее толкать, дергать за волосы. Жертва детской жестокости закрыла лицо руками и стала слезливо всех просить: «Не надо, пожалуйста! Пожалуйста. ». В конце концов обидчикам все это надоело, и тогда одна из них, самая нахальная, подошла к ней и сняла с нее трусики. На глазах у всей ребятни! А та как стояла, так и продолжала стоять, только платье одернула.

То есть человек ничего не предпринял для того, чтобы прекратить измывательства над собой. Девочка не взяла в руки камень, палку, даже на помощь никого не позвала. Я сама подошла к ним и разогнала их компашку. Как будет она жить дальше с таким позором — не знаю. Но думаю, этот случай насилия в ее жизни будет не единственным.

Взгляд со стороны

Существует такой тип людей, которые уже одним своим поведением провоцируют других на плохое с ними обращение (в частности, на применение к ним силы, подкрепляющей сказанное слово). Ведь в любом межличностном контакте задействованы как минимум два участника и распределение ролей происходит по установленным правилам. Если одна из сторон начинает изображать из себя жертву, то противоположной не остается ничего другого, как становиться «злодеем». Бывает так, что только один вид человека, просящего униженно: «Не бей меня, пожалуйста!», пробуждает мысль об ударе, а фраза «Ты мне ничего не сделаешь?» подталкивает к совершению чего-нибудь «эдакого». Как говорится, блеяние овцы лишь возбуждает тигра.

Но и сам злодей не так прост, как кажется на первый взгляд! Слушая насильника, каждый раз убеждаешься в том, что он тоже когда-то для кого-то был жертвой (например, для своего отца, подростков во дворе и т. д.). «Бывший раб» помнит об этом случае. Человек на коленях невольно пробуждает в его подсознании эту память о прошлом. В его облике наш «герой» узнает как бы самого себя, такого же отверженного и зависимого, павшего в глазах другого человека. И конечно, он жаждет отмщения! Другими словами, в такую минуту человек бьет не конкретную данную «жертву» за какие-то ее прегрешения — он пинает в первую очередь себя самого из своего прошлого. На время хочет побыть тем, кем он когда-то не был. Недаром говорят: «Нет хуже начальника, чем бывший раб».

Как же поэтапно распределяются роли в этом невротическом поединке под названием «полицейские и воры»? Сначала один делает шаг навстречу другому, тот отступает. Вдохновленный слабостью отступника, сильнейший продолжает свой натиск — жертва поворачивается к нему спиной и пускается в бега. «Ага, — понимает первый, — меня боятся! Бегут — значит, надо догнать. Молит о пощаде? Тем более моя добыча стоит того, чтобы к ней относились по-плохому! Выполняет мое первое поручение, второе — значит, сопротивления вообще не будет. Она вся скована страхом!». Далее события развиваются по уже отработанному сценарию.

Есть проблема?

Специалисты советуют по-другому вести себя в таких ситуациях. Например, в случае, если вас кто-то преследует на улице. Во-первых, остановиться и оглянуться в поисках безопасного места (площадка под фонарем, освещенная витрина магазина и т. д. ). Потому что бегущий человек очень уязвим для своего противника! Его можно толкнуть, подставить ему подножку, кинуть в спину камнем. Не говоря уже о том, что от страха он сам может побежать не туда, куда следовало бы.

Во-вторых, взять в руку какой-нибудь предмет для защиты (палку, камень, песок, чтобы бросить его в глаза нападающего, и т. д.). Обыкновенная ручка, карандаш, зонтик могут стать довольно болезненным оружием при штыковом ударе в слабые места противника (лицо, уши, пах и т. д.).

И в-третьих, подать сигнал об опасности ни о чем не подозревающим мирным гражданам. Например, постучать ключом о витрину ближайшего магазина, запустить камнем в окно соседнего дома, вскочить на капот стоящей рядом машины (заработает сигнализация). Можно поджечь траву, собственный шарф, воспользоваться обыкновенным свистком и т. д. Некоторых злодеев останавливал простой, истерический визг жертвы типа: «Не подходи, вены вскрою!», «Ненавижу, в окно выброшусь!» — и далее по тексту.

Конечно, комплекс жертвы — не подарок. Нужно срочно от него избавляться!

Подсказка

Начните с простого — с занятий по самообороне. Они хорошее подспорье для тех, кто хочет перестать быть жертвой. Кстати, они часто избавляют женщин и от других накопившихся проблем. Главное — сделать первый шаг к своему исцелению.

Поможет в этом и одна из техник нейролингвистического программирования (НЛП), так называемый якорь уверенности и спокойствия. Вспомните ситуацию в вашей жизни, в которой вы показали себя «молодцом» (например, успешно сдали какой-нибудь архитрудный экзамен). Вы видите себя внутри этого образа? Если нет, то это плохо. Попробуйте поместиться внутри вашей картинки — увидеть своими глазами ту ситуацию так, как она вам виделась тогда, в реальности. Если все сделаете правильно, то вновь испытаете гордость за себя, а вслед за ней придет и уверенность в своих силах, знаниях, навыках. Как только это случится — возьмите себя за мочку уха. «Якорь» на успешное развитие событий поставлен! Теперь в любой, казалось бы, неразрешимой для вас ситуации одного этого жеста будет достаточно для того, чтобы у вас появилась твердая уверенность в своих силах.

И последний шаг. Избавляемся от себя вчерашней. Специалист по человеческим отношениям Луиза Хей советует, например, выбивать застарелые обиды обыкновенной палкой для выколачивания пыли. Берете что-то мягкое (старое пальто, подушку, «думку» от дивана) и колотите по ней со всей силой, выкрикивая разные обидные слова до полного изнеможения. Очень раскрепощает личность «принцессы-лягушки»! А также снимает горловые и прочие телесные зажимы (которые, как известно, способствуют развитию онкозаболеваний).

Можно устроить своим прошлогодним обидам и самые настоящие похороны. Для этого возьмите и сложите в какую-нибудь коробочку записки с перечислением всего того, что помните, а лучше было бы вообще забыть (парадокс, но вы удивитесь, когда увидите, как их на самом деле немного). Порвите их все на мелкие кусочки и сожгите в каком-нибудь укромном месте. Пепел спустите в унитаз. Этот психологический прием поможет вам жить по-новому. Чего и требовалось добиться.

как распознать и что с этим делать

«Это все они виноваты»

Редакция сайта

Иногда позиция жертвы может быть очень удобной, она позволяет человеку заставлять окружающих подчиняться и перекладывать ответственность, но при этом оказывает разрушающее воздействие на психику «виновного», не дает ощутить радость и полноту жизни. Вместе с практикующим психологом, основательницей и идеологом проекта Otvet.co Вероникой Сидоровой мы решили разобраться, как можно распознать «комплекс жертвы», а главное — как от него избавиться. 

В чем заключается «позиция жертвы» 

 «Позиция жертвы» — это очень широкое понятие, в которое вкладывается множество смыслов. Но то, что можно однозначно сказать и то, что объединяет любые дефиниции — в основе — отношения младшего со страшим. То есть того, с кем мы проявляемся как жертва, мы однозначно признаем взрослее, компетентнее, умнее по отношению к нам. И, в общем, это только на первый взгляд какая-то поломка, потому что вообще-то это же очень выгодно и привлекательно для многих людей быть жертвой, ведь у такой позиции есть преимущества. Преимущества в том, что можно не чувствовать себя ответственным за свои решения, за те поступки, которые ты совершаешь, за те события, которые с тобой случаются. Поэтому я бы не стала говорить за всех, что это сигнал к переменам. Для многих людей это абсолютно жизненная позиция, которую они, может быть, и не выбирали и не осознают, но точно отказываться от нее не хотят. А чтобы отказаться от этой позиции, ее нужно как минимум осознать, увидеть все «за» и «против», которые она тебе дает. Я делаю акцент на «за», потому что это важно — увидеть, отметить и поблагодарить эту позицию за те преимущества, которые она тебя дала в жизни. Иначе бы ее просто не было. А дальше приступать к переменам. И тогда это будут перемены буквально в каждой сфере, в каждом аспекте придется что-то менять, а именно — брать ответственность. Под ответственностью я здесь понимаю — решение исправлять ситуацию, если она сложилась неидеальным образом.  То есть, если что-то произошло, а я этим не довольна, то я сама, опираясь на свой ресурс, берусь улучшать это положение. И это про активную позицию, тогда как жертвенная позиция — уверенность в том, что не в моих силах что-либо менять, я потерпевшая сторона.

Как ее распознать и как от нее избавиться

  • Вам важно нравиться

Если каждый день вы проживаете с ощущением, что готовы пойти на все, лишь бы окружающим было хорошо, если отказываете себе во всем в пользу знакомых и друзей, а натыкаетесь на стену непонимания — вы, скорее всего, ощущаете себя жертвой. Но в основе этого чувства лежит вовсе не доброта и бескорыстие, а желание нравиться, стремление получить любовь и признание. И первый шаг — осознать и принять этот момент, утвердиться в понимании, что вы оказались в такой ситуации и с этим стоит что-то делать. 

  • Вы отдаете слишком много другим

Внутри каждого из нас есть весы, которые гораздо точнее аптекарских. Они день за днем измеряют сколько мы отдали и сколько получили взамен: доброты, любви, внимания энергии. Если вам кажется, что вы отдаете слишком много и вам хочется обвинить всех окружающих в равнодушии, то очень может быть, что вы в позиции жертвы. Первая мысль: рассердиться на родителей и друзей и высказать им все свое недовольство, переложить на них свою ответственность. Но сделав это, вы лишь усугубите ситуацию. Грамотнее будет задать себе один простой вопрос: «Как я оказался в этой ситуации и что именно я могу сделать для ее решения, не обвиняя других?». 

  • Все вокруг рушится

Что бы вы не делали, раз за разом жизнь жестоко поступает с вами: отношения с начальником не ладятся, коллеги недолюбливают, мама требует слишком много внимание, а друзья недостаточно проявляют сострадания. Остается только себя пожалеть, но мы предлагаем пойти другим путем и перечислить все свои победы. Взять листок бумаги, ручку и написать все знания, навыки, достоинства, которыми обладаете. Поверьте, вы гораздо более талантливы и удачливы, чем сами о себе думаете. 

  • Мечты так и остаются мечтами 

Признайтесь, у вас есть мечты, которые вы уже отчаялись реализовать? И мы не говорим о совсем трудновыполнимых: полет в космос, исследование Арктики — хотя и их при должном упорстве можно осуществить, нет, мы говорим о чем-то вполне достижимом: руководящая должность, первое место на соревнованиях по танго, своя квартира. .. Кажется, они реальны, но стоит вам только о них подумать, как вы вспоминаете свой негативный опыт из прошлого и от них оказываетесь. Пора собрать все свое мужество и рискнуть, только так у вас получится выйти из порочного круга жертвенности и поверить в себя. 

  • Сняться сны-поединки

Допустим, вам сложно проанализировать свою повседневность, но вы неплохо запоминаете сны. Давайте вспомним, бывают ли у вас сновидения-поединки. Те, в которых вы вступаете в противоречия с одним человеком или группой людей и всегда терпите поражение. Да? Это еще один признак того, что вы столкнулись с комплексом жертвы. 

  • Не получается принимать решения

Любое решение дается вам с трудом и кажется, что нет варианта, который бы удовлетворил и вас, и окружающих, а вокруг — одни препятствия. Знакомо? Мы знаем, что делать. Перед тем, как решиться или не решиться, задайте себе четыре простых вопроса: «Что будет, если это произойдет? Чего не будет, если это произойдет? Что будет, если это не произойдет? Чего не будет, если это не произойдет?». Обещаем, решение не заставит себя долго ждать. 

  • Вы испытываете неосознанное чувство вины

Представим, вы впервые за год отправились в отпуск. Дни проходят чудесно, но вот вы звоните маме и понимаете, что ее настроение вовсе не такое радостное, как вам бы хотелось. Моментально вы чувствуете себя несчастной, вас начинает мучить неосознанное чувство вины, ведь вы отдыхаете, а она нет. Справиться с ним можно, задав себе простой вопрос: «В чем я сегодня виновата перед этим человеком?» и написав (это важно) честный ответ. Скорее всего, вы поймете, что ваше самокопание — абсурд, и вовсе вы не должны мучить себя ложными обвинениями. 

11 признаков мышления жертвы | PSYCHOLOGIES

Мужчина доказывал, что у него нет нерешенных проблем, хотя ужасно нервничал, когда об этом упоминали. Заявлял, что контролирует стресс, но было видно, что не умеет управлять гневом. Клялся, что ему нипочем любые трудности, но, если бы это было так, он не сидел бы сейчас в кабинете психолога. На самом деле реальность Макса настолько исказилась, что он начисто утратил способность к самоанализу.

После нескольких сессий выяснилось, что Макс не хочет расставаться с ролью жертвы. Почему так бывает? Дело в том, что пребывать в этом состоянии в каком-то смысле удобно. Никакой самокритики и ответственности, не надо стесняться своих слабостей и контролировать свои действия. Зато можно оставаться беспомощным и ничего не менять. Даже если Максу удавалось продвинуться вперед, он всегда находил препятствия. Во время сессий он выдал одиннадцать убеждений, которые подтвердили, что его мышление действительно находится в плену образа жертвы.

1.Жалобы

«Этот стресс меня доконает, я совершенно измучен». У Макса был длиннейший список жалоб на судьбу. Хорошее тоже случалось, но он предпочитал упиваться страданиями. Между тем, способность замечать позитивную сторону жизни помогает справиться с унынием.

2.Изоляция

«Меня никто не понимает, никто не сочувствует, даже вы». Пожалуй, это было самое шокирующее заявление, поскольку основная цель терапевта заключалась именно в проявлении эмпатии. Но Максу всегда было недостаточно. Замыкаясь в себе, он не давал другим приблизиться и предложить поддержку.

3.Катастрофизация

«Лучше не станет, все будет по-прежнему». После нескольких встреч Макс сделал худшие из возможных выводы и зациклился на виктимизации. Надежда — это антитеза обреченности. Если бы Макс хоть немного надеялся на благополучный исход, он смог бы двигаться дальше вопреки всем трудностям.

4.Малодушие

«Ничего не работает, нет смысла пробовать что-то еще». В ходе сессий было очевидно, что Макс сдался. Он поднял белый флаг и перестал бороться. Такие моменты очень опасны: когда депрессия обостряется, часто появляются суицидальные мысли.

5.Мученичество

«Жить в стрессе — мой крест». Как ни странно, судя по всему, Макс гордился, что его стресс оказался столь серьезным, и считал себя мучеником. Мученики умирали во имя высшей справедливости или ради других людей. Поставив себя на их место, он как бы приобрел статус святого.

6.Противоречивость

«Я всего лишь хочу, чтобы она…» Это пассивно-агрессивное заявление — не что иное как перекладывание ответственности на другого. Макс уверял, что все станет замечательно, как только жена решится поговорить о деньгах. Разговор состоялся, но он опять поднял планку и потребовал, чтобы супруга согласовывала с ним все траты. Когда она отказалась, он очутился в положении страдальца, сетуя, что жена не хочет ему помогать.

7.Обвинения

«Все из-за нее». К несчастью, Макс произнес эту фразу в присутствии жены. Вместо того, чтобы разделить ответственность за состояние семейных финансов, он свалил на нее всю вину. Заявил, что она воспользовалась его слабостью, и снова застрял.

8.Занудство

«Мне надо еще кое-что рассказать…» Макс мог разглагольствовать часами, без передышки. Сначала он вываливал все мысли и чувства на жену, а потом на психотерапевта. Когда ему пытались что-то советовать, он отмахивался и говорил, что они не знают, о чем говорят, потому что не владеют всей информацией. Этот порочный круг отпугивал жену и все больше затягивал Макса.

9.Обобщения

«Так будет всегда, ничего и никогда не изменится». Словами «всегда», «ничего», «никогда» сопровождается чрезмерное обобщение. Утверждение, будто что-то случается «всегда» — неправда. Бывают исключения. Не признавая этих исключений, Макс загонял проблемы в угол. Раз они не решаются, можно считать себя жертвой обстоятельств.

10. Преувеличения

«Я попробовал все, я все знаю». Казалось бы, такая самонадеянность противоречит мышлению жертвы, но это не так. Во-первых, преувеличение ложно: никому не дано «попробовать все» и «все знать». Во-вторых, своим «я попробовал все» Макс пресекал дальнейшие попытки и отказывался посмотреть на происходящее под другим углом.

11. Сравнения

«Вы такого не переживали, мне намного хуже». Макс постоянно сравнивал собственный опыт коучинга с опытом своего психолога. Разумеется, его предположения насчет ее личной жизни и профессиональных навыков были, мягко говоря, неточными. Вместо того чтобы возражать, она отмечала, что эти сравнения выдают его неуверенность и потребность в самоутверждении.

К сожалению, Макс выбрал мышление жертвы и перестал сопротивляться. Виктимизация прекращается с момента осознания. Затем идет принятие ответственности, готовность отчитываться за свои действия и в конечном итоге — желание изменить все, что можно изменить. Совсем как в молитве о спокойствии: «Господи, дай мне покоя, чтобы принять то, что я не могу изменить, мужества, чтобы изменить то, что я могу, и мудрости, чтобы отличить одно от другого». Именно к этому и стоит стремиться.

Михаил Лабковский – о том, как выйти из роли жертвы и что делать в отношениях с агрессором

Здоровье

На людей с психологией жертвы часто срываются начальники, их выбирают для отношений абьюзеры. Их часто в чём-то обвиняют, вечно заставляют что-то делать, годами не поднимают зарплату, несмотря на все старания. О том, как выбраться из роли жертвы, в ходе онлайн-лекции рассказал самый известный российский психолог Михаил Лабковский. А «Собака.ru» записала основные тезисы.

Говоря о том, как не быть жертвой, для начала вспомним треугольник Карпмана (психологическая модель взаимодействия между людьми, описанная в 1968 году знаменитым психотерапевтом Стивеном Карпманом – прим. Ред.). Помимо жертвы в этом треугольнике присутствуют преследователь и спасатель. Жертва становится жертвой потому что есть человек, который ее третирует. Типичный пример – абьюзивные отношения. Спасатель видит эту ситуацию и, как Бэтмен, спускается к жертве со словами: «Я тебя спасу». Когда спасатель пытается разобраться с преследователем – например, набить ему морду, то становится преследователем, а преследователь – жертвой. В треугольнике Карпмана три героя часто меняются местами.

Никогда не пытайтесь спасать жертву. Максимум, что вы можете сделать, особенно если это ваш близкий человек – предложить свою помощь. «У тебя, я смотрю, полная жопа в жизни. Если хочешь, я могу тебе помочь». Если человек не просит вас о помощи или отказывается от нее, не лезьте в его жизнь. Вы начинаете рушить картину мира, с которой жертва уживается. Почему жертва живет в этой странной парадигме? Потому что у жертвы всегда есть вторичная выгода. Например, она терпит унижения взамен на деньги и возможности.


Если жертва не просит вас о помощи, не лезьте в ее жизнь и не разрушайте ее картину мира.

Несмотря на вторичную выгоду, в насилии ВСЕГДА виноват агрессор, а не жертва. Именно он принимает решение о применении насилия – физического или психологического. Муж, который бьет или унижает жену, часто оправдывает это тем, что «она его достала». Если тебя достали – разведись. Правда, агрессор не дружит с головой и зачастую считает, что всего лишь несет свой крест. Например, в семье часто и преследователь, и жертва прикрываются детьми. Жена говорит, что из-за детей терпит побои и унижения, мужчина, ненавидя свою супругу, восклицает: «У меня же семья и дети». Морду жене он, конечно, начистит, но разводиться не будет – он же не сволочь, чтобы оставлять детей без отца.


Агрессор всегда несет ответственность за свою агрессию, в какой бы форме она не проявлялась.

Правило невмешательства в жизнь жертвы не работает с несовершеннолетними. Когда речь идет о детях, вы обязаны вмешаться – даже если вы прохожий на улице. Представьте, идут мама с ребенком, и та начинает на него орать или бить. В России прохожий подумает – ну, наверное, ребенок хулиганил. В европейских странах это сразу вызов полиции, социальной службы.

Как правило, становятся жертвами люди, которые пережили насилие в детстве, стали жертвой школьной травли и/или застали агрессивные сцены и разборки родителей. А ещё среди жертв преобладают женщины: скажем привет этим чудным напутствиям вроде «сдачи не давай», «терпи и не теряй лицо», «девочки не дерутся» и дальше по списку.

Сталкиваясь с издевательствами, вы в зависимости от вашего психотипа можете стать и агрессором. Россия – абсолютно агрессивное государство. И причина российской агрессии в том, что тут по-прежнему бьют детей. Даже у меня повышенный уровень агрессии. Я проходил один голландский тест и оказалось, что для России мой уровень агрессии нормальный, а для Голландии – уже нет. Если мы хотим действительно миролюбивую страну, родители должны забыть про ремни и не трогать детей руками. А пытаться с ними разговаривать.

Как не быть жертвой

Как выйти из дерьмового состояния жертвы? Если мы говорим о том, что смысл жизни (во всяком случае, по моему мнению) заключается в получении от нее удовольствия и радости, то жертва совсем далека от этих категорий. Преследователь тоже, ведь он всегда кого-то ненавидит. Спасатели ближе к радости, но в основном борьба за справедливость делает их жизнь не очень счастливой. Трое участников треугольника Карпмана – люди далекие от того, куда мы, психологи, стремимся.

Самое главное – соблюдать третье правило (подразумеваются шесть правил счастья Михаила Лабковского – прим. Ред.). Оно звучит так: «Сразу говорить о том, что не нравится». Конечно, этому мешают страхи жертвы и неспособность брать на себя решения. Не предъявляйте жертве претензии: «Зачем ты это терпишь, просто уйди». Чаще всего жертва головой понимает, что так жить нельзя, но ее психика к этому уже привыкла. Вероятно, что у жертвы был похожий опыт в прошлым – сначала ее пьяный отец гонялся за всей семьей, а теперь в 44 года на нее орет пьяный муж. И если другая женщина, у которой не было подобного опыта, просто испугается, то жертва не убежит. Она привыкла к такому поведению. 


Для выхода из состояния жертвы требуется масштабное изменение ваших психический реакций и поведения.

Благодаря третьему правилу человек всегда будет соскакивать раньше, чем на его голову обрушится чей-то удар. Ведь никто вместо «здравствуй» сразу в морду не бьет. Наверняка, прошло достаточно времени, прежде чем человек, который вчера носил вас на руках и дарил цветы, начал унижать и третировать. И роль жертвы в развитии этих отношений заключалась в том, что она никак не противостояла преследователю – в итоге он начал действовать безнаказанно и по максимуму своих агрессорских возможностей.

Правило «сразу говорить о том, что не нравится» убивает возможность действовать безнаказанно на корню. Если вы чувствуете, что с вами поступают неприемлемо, сразу сообщайте об этом. Если прошло время и вы сразу не разобрались в ситуации, скажите на следующий день. Если человек после сказанного вами изменил свое поведение – значит, вы взаимодействуете с ним дальше. Если не изменил, у вас есть две опции. Первая – «мне все уже нравится». В этом, к сожалению, и проявляется психология жертвы. Вторая опция – попрощаться с этим человеком.


В конце 1980-х психологи провели такой эксперимент. Они собрали несколько сотен фотографий людей самых разных профессий, конфессий и национальностей и отнесли их в тюрьму, чтобы показать арестантам. Уголовникам – убийцам, насильникам и грабителям – было велено выбрать из этих фотографий тех, на кого они могли бы напасть. Результат оказался ошеломляющим: все группы арестантов выбрали одних и тех же людей. Ещё сильнее шокирует другое: из сотен фотокарточек, что были в подборке, уголовники выбрали тех, на кого уже было совершено нападение.

Из состояния жертвы всегда можно выйти. Да, это непросто, потому что ваша психика уже заточена под такое поведение. К тому же, как я уже говорил, жертва всегда имеет вторичную выгоду. Ко мне на консультации приходила клиентка, которая была замужем за очень высокопоставленным человеком и терпела его унижения. Она росла над собой и до желаемой жизни оставался буквально последний шаг. В итоге клиентка просто перестала приходить на занятия.

Не все правильно понимают третье правило: мне что при каждой стычке и ссоре подавать на развод? Я говорю не про бытовые проблемы, а про серьезные, с которыми вы не можете мириться, которые делают отношения несчастливыми. И в таких ситуациях, чтобы перестать быть жертвой, начните говорить о том, что вам не нравится. Зачастую преследователь видит перед собой другого человека и сам начинает подстраиваться под него.


Откуда на самом деле берется низкая самооценка и как это исправить?

 

Третье правило рука об руку идет с шестым: «Выясняя отношения, говорите только о себе». Оно делает вас неуязвимым при выяснении отношений. Вы говорите человеку только про свои эмоции, используя личные местоимения «я» и «мне». Вы не разговариваете как типичная жертва: «Почему ТЫ орешь на меня? Что я ТЕБЕ сделала?». Вы говорите: «Я не люблю, когда на меня орут». И к вам не могут придраться за то, что вы неподобающе разговариваете.

  • Как партнерам выяснять отношения и не разрушить их — 9 советов от психолога

Люди с синдромом жертвы усугубляют проблему тем, что не принимают себя теми, кем они являются. Часто жертвы начинают бодаться с собой, чувства вины и стыда еще больше лишают их сил. Нужно честно сказать себе: «Да, я человек слабый. К сожалению, я так сформировался, у меня психология жертвы. Но я всегда могу изменить свою жизнь, и я ее изменю».

Карпман отмечал, что вы можете играть все три роли в разных ситуациях жизни. Например, быть жертвой с более сильным человеком и преследователем с более слабым. И так живет 90 процентов людей – орут на подчиненных и не дышат на начальников. Есть те, кто не участвует в этих ролевых играх — это люди с очень высокой самооценкой. Вы должны тренироваться со всеми людьми вести себя максимально одинаково.

Следите за нашими новостями в Telegram

Автор:

Катерина Резникова,

16 признаков и советов, как с этим справиться Если вы покупаете по ссылкам на этой странице, мы можем получить небольшую комиссию. Вот наш процесс.

Знаете ли вы кого-нибудь, кто становится жертвой почти в любой ситуации? Возможно, у них менталитет жертвы, который иногда называют синдромом жертвы или комплексом жертвы.

Менталитет жертвы основан на трех ключевых убеждениях:

  • Плохие вещи случаются и будут происходить.
  • Виноваты другие люди или обстоятельства.
  • Любые попытки внести изменения потерпят неудачу, поэтому нет смысла пытаться.

Идея менталитета жертвы часто встречается в поп-культуре и в непринужденной беседе для обозначения людей, которые, кажется, погрязли в негативе и навязывают его другим.

Это не официальный медицинский термин. На самом деле, большинство медицинских работников избегают этого из-за стигматизации.

Люди, которые часто чувствуют себя в ловушке в состоянии виктимизации до выражают много негатива, но важно понимать, что значительная боль и страдания часто подпитывают такое мышление.

Вики Ботник, лицензированный терапевт по вопросам брака и семьи (LMFT) из Тарзаны, Калифорния, объясняет, что люди идентифицируют себя с ролью жертвы, когда они «склоняются к убеждению, что все остальные являются причиной их страданий, и что бы они ни делали, это никогда не изменит ситуацию. ”

Из-за этого они чувствуют себя уязвимыми, что может привести к трудным эмоциям и поведению. Вот некоторые из них.

Избегание ответственности

Одним из основных признаков, по мнению Ботника, является отсутствие ответственности.

Это может включать:

  • возложение вины на кого-то другого
  • оправдание
  • отказ от ответственности
  • реакцию на большинство жизненных трудностей словами «Это не моя вина»

не сделал ничего, чтобы заслужить их. Понятно, что люди, сталкивающиеся с одной трудностью за другой, могут начать верить, что мир хочет их получить.

Но многие ситуации do связаны с разной степенью личной ответственности.

Возьмем, к примеру, потерю работы. Это правда, что некоторые люди теряют работу без уважительной причины. Также часто бывает так, что определенную роль играют определенные основные факторы.

Кто-то, кто не принимает во внимание эти причины, может не учиться и не расти на своем опыте и может снова оказаться в той же ситуации.

Не искать возможных решений

Не все негативные ситуации полностью неуправляемы, даже если они таковыми поначалу кажутся. Часто есть хотя бы небольшое действие, которое может привести к улучшению.

Люди, пришедшие из мест виктимизации, могут мало интересоваться попытками что-то изменить. Они могут отвергать предложения о помощи, и может показаться, что они заинтересованы только в том, чтобы пожалеть себя.

Некоторое время, проведенное в страдании, не обязательно вредно для здоровья. Это может помочь в признании и обработке болезненных эмоций.

Но этот период должен иметь определенную конечную точку. После этого полезнее начать работать над исцелением и изменением.

Чувство беспомощности

Многие люди, которые чувствуют себя жертвами, считают, что у них недостаточно сил, чтобы изменить свою ситуацию. Им не нравится чувствовать себя подавленными, и они хотели бы, чтобы все шло хорошо.

Но жизнь продолжает подбрасывать им ситуации, в которых, с их точки зрения, они ничего не могут сделать, чтобы добиться успеха или сбежать.

«Важно помнить о разнице между «нежеланием» и «неспособностью», — говорит Ботник. Она объясняет, что некоторые люди, которые чувствуют себя жертвами, делают сознательный выбор, чтобы переложить вину и обидеться.

Но в своей практике она чаще работает с людьми, которые испытывают глубокую психологическую боль, из-за которой изменения действительно кажутся невозможными.

Негативные разговоры с самим собой и самосаботаж

Люди, живущие с менталитетом жертвы, могут усвоить негативные сообщения, вызванные проблемами, с которыми они сталкиваются.

Ощущение себя жертвой может способствовать возникновению таких убеждений, как:

  • «Все плохое случается со мной».
  • «Я ничего не могу с этим поделать, так зачем пытаться?»
  • «Я заслуживаю того плохого, что со мной происходит».
  • «Никому нет дела до меня».

Каждая новая трудность может усиливать эти бесполезные идеи, пока они прочно не укоренятся в их внутреннем монологе. Со временем негативный разговор с самим собой может повредить устойчивости, из-за чего вам будет труднее оправиться от проблем и исцелиться.

Негативные разговоры с самим собой часто идут рука об руку с самосаботажем. Людям, которые верят в свои разговоры с самим собой, часто легче жить. Если этот разговор с самим собой негативен, они с большей вероятностью будут бессознательно саботировать любые попытки измениться.

Отсутствие уверенности в себе

Люди, считающие себя жертвами, могут испытывать трудности с уверенностью в себе и чувством собственного достоинства. Это может усугубить чувство виктимности.

Они могут думать примерно так: «Я недостаточно умен, чтобы получить лучшую работу» или «Я недостаточно талантлив, чтобы добиться успеха». Эта перспектива может удерживать их от попыток развить свои навыки или выявить новые сильные стороны и способности, которые могут помочь им в достижении их целей.

Те, кто пытаются добиться желаемого и терпят неудачу, могут снова увидеть себя жертвой обстоятельств. Отрицательная линза, через которую они смотрят на себя, может помешать увидеть любую другую возможность.

Разочарование, гнев и обида

Менталитет жертвы может сказаться на эмоциональном благополучии.

Люди с таким мышлением могут чувствовать:

  • разочарование и злость на мир, который кажется против них
  • безнадежность из-за того, что их обстоятельства никогда не меняются и успешный

Эти эмоции могут сильно давить на людей, которые верят, что они всегда будут жертвами, нарастающими и гноящимися, если на них не обращать внимания. Со временем эти чувства могут способствовать:

  • вспышки гнева
  • депрессия
  • изоляция
  • одиночество

Очень немногие — если вообще есть — люди принимают менталитет жертвы только потому, что могут. Это часто коренится в нескольких вещах.

Прошлая травма

Постороннему человек с менталитетом жертвы может показаться слишком драматичным. Но такое мышление часто развивается в ответ на настоящую виктимизацию.

Может возникнуть как способ справиться с жестоким обращением или травмой. Столкновение с одним негативным обстоятельством за другим может сделать этот исход более вероятным.

Не у всех, кто переживает травмирующие ситуации, развивается менталитет жертвы, но люди по-разному реагируют на невзгоды. Эмоциональная боль может нарушить чувство контроля человека, способствуя чувству беспомощности, пока он не почувствует себя в ловушке и не сдастся.

Предательство

Предательство доверия, особенно повторяющееся предательство, также может заставить людей чувствовать себя жертвами и мешать им доверять кому-либо.

Если ваш основной опекун, например, редко выполнял свои обязательства перед вами в детстве, вам может быть трудно доверять другим в будущем.

Созависимость

Такое мышление также может развиваться вместе с созависимостью. Созависимый человек может пожертвовать своими целями, чтобы поддержать своего партнера.

В результате они могут испытывать разочарование и обиду из-за того, что никогда не получают того, что им нужно, не осознавая своей роли в ситуации.

Манипуляция

Некоторым людям, которые берут на себя роль жертвы, может показаться, что им нравится обвинять других в проблемах, которые они вызывают, набрасываться и заставлять других чувствовать себя виноватыми или манипулировать другими для получения сочувствия и внимания.

Но, как предполагает Ботник, такое токсичное поведение может чаще быть связано с нарциссическим расстройством личности.

Общаться с кем-то, кто всегда считает себя жертвой, может быть сложно. Они могут отказываться брать на себя ответственность за свои ошибки и обвинять всех остальных, когда что-то идет не так. Они всегда могут казаться недовольными собой.

Но помните, что многие люди, живущие с таким мышлением, столкнулись с трудными или болезненными жизненными событиями.

Это не означает, что вы должны брать на себя ответственность за них или принимать обвинения и вину. Но постарайтесь, чтобы эмпатия руководила вашей реакцией.

Избегайте маркировки

Ярлыки обычно бесполезны. «Жертва» — особенно заряженный ярлык. Лучше не называть кого-то жертвой или говорить, что он ведет себя как жертва.

Вместо этого постарайтесь (с состраданием) рассказать о конкретных видах поведения или чувствах, которые вы заметили, таких как:

  • жалобы
  • перекладывание вины
  • непринятие на себя ответственности
  • чувство ловушки или бессилия0010

Возможно, начало разговора даст им возможность продуктивно выразить свои чувства.

Установить границы

Отчасти стигматизация менталитета жертвы связана с тем, что люди иногда обвиняют других в проблемах или испытывают чувство вины за то, что не сработало.

«Вы можете чувствовать, что вас постоянно обвиняют, как будто вы ходите по яичной скорлупе, или вам приходится извиняться за ситуации, в которых вы оба чувствуете ответственность», — говорит Ботник.

Часто бывает сложно помочь или поддержать того, чья точка зрения сильно отличается от реальности.

Если они кажутся осуждающими или обвиняющими вас и других, может помочь установление границ, Ботник предлагает: «Отстранитесь, насколько это возможно, от их негатива и верните им ответственность».

Вы по-прежнему можете проявлять сострадание и заботиться о ком-то, даже если вам иногда нужно отнять у него личное пространство.

Предложите помощь в поиске решений

Возможно, вы захотите защитить своего близкого человека от ситуаций, в которых он может чувствовать себя еще более пострадавшим. Но это может истощить ваши эмоциональные ресурсы и усугубить ситуацию.

Лучшим вариантом может быть предложение помощи (ничего не ремонтируя для них). Вы можете сделать это в три этапа:

  1. Признайте их уверенность в том, что они ничего не могут сделать в этой ситуации.
  2. Спросите, что бы они сделали, если бы им нужно было что-то сделать.
  3. Помогите им провести мозговой штурм возможных способов достижения этой цели.

Например: «Я знаю, что никто не хочет вас нанимать. Это, должно быть, очень расстраивает. Как выглядит ваша идеальная работа?»

В зависимости от их ответа вы можете предложить им расширить или сузить область поиска, рассмотреть другие компании или попробовать себя в других областях.

Вместо того, чтобы давать прямой совет, вносить конкретные предложения или решать проблему за них, вы помогаете им осознать, что у них действительно могут быть инструменты для самостоятельного решения.

Поддержите и поддержите

Ваше сочувствие и поддержка могут не привести к немедленным изменениям, но они все же могут изменить ситуацию.

Попробуйте:

  • указывать на то, что у них хорошо получается
  • подчеркивать их достижения
  • напоминать им о вашей привязанности
  • подтверждать их чувства

вам труднее преодолеть чувство виктимности, поэтому вам также может помочь побуждение вашего близкого к разговору с психотерапевтом.

Подумайте, откуда они берутся

Люди с менталитетом жертвы могут:

  • чувствуют безнадежность
  • считают, что им не хватает поддержки
  • винят себя
  • не уверены в себе
  • имеют низкую самооценку
  • борются с депрессией и ПТСР

менталитет жертвы еще сложнее преодолеть.

Менталитет жертвы не оправдывает плохое поведение. Важно установить для себя границы. Но также поймите, что может происходить гораздо больше, чем просто желание внимания.

«Время от времени чувствовать себя обиженным и обиженным — это здоровый показатель нашей самооценки, — говорит Ботник.

Но если вы все же верите, что всегда являетесь жертвой обстоятельств, что мир поступил с вами несправедливо или что все идет не так по вашей вине, беседа с психотерапевтом может помочь вам осознать другие возможности.

Рекомендуется поговорить с квалифицированным специалистом, если вы столкнулись с жестоким обращением или другой травмой. Хотя невылеченная травма может способствовать стойкому ощущению виктимности, она также может способствовать:

  • депрессия
  • проблемы в отношениях
  • целый ряд физических и эмоциональных симптомов

Психотерапевт может помочь вам:

  • изучить глубинные причины менталитета жертвы
  • составить план достижения целей
  • изучить причины чувства бессилия

Книги по самопомощи также могут дать некоторые рекомендации, по словам Ботника, который рекомендует «дергать себя за ниточки».

Менталитет жертвы может причинять беспокойство и создавать проблемы как для тех, кто с ним живет, так и для окружающих. Но это можно преодолеть с помощью терапевта, а также большого сострадания и доброты к себе.


Кристал Рэйпол ранее работала писателем и редактором в GoodTherapy. В сферу ее интересов входят азиатские языки и литература, японский перевод, кулинария, естественные науки, позитивный секс и психическое здоровье. В частности, она стремится помочь уменьшить стигму в отношении проблем психического здоровья.

Личность жертвы – Консультации по психологии здоровья

Личность жертвы – Консультации по психологии здоровья

Размышления писателя и исследователя в области психологии здоровья

Консультация по здоровой психологии по телефону • ( )

Я пишу колонку о личности для

Natural Health , где каждый месяц я рассказываю о разных личностях. Вот некоторые сведения о Жертва . Это похоже на кого-то из ваших знакомых?

 

Люди, которые обычно предаются самобичеванию (также известному как игра в жертву), делают это по разным причинам: чтобы контролировать или влиять на мысли, чувства и действия других людей; оправдывать жестокое обращение с другими; добиваться внимания; или, как способ справиться с ситуациями. Хотя они действительно могут изменить обстоятельства, чтобы не стать жертвой, они не воспользуются этой возможностью, потому что хотят играть роль и казаться жертвами для других и самих себя. К основным отличительным чертам тех, кто предпочитает играть роль жертвы, относятся:

 

  • Они склонны

    манипулировать или оскорблять других словесно или физически, но затем обвинять другого человека (то есть реальную жертву) в том, что он спровоцировал насилие.
  • Они

    влияют на или контролируют сочувствие других людей, чтобы получить сочувствие или поддержку.
  • Они завязывают дружеские или интимные отношения с теми, кто не уважает их, жестоко обращается с ними или оскорбляет их, чтобы убедить себя и мир в своем плачевном положении.

  • Они склонны

    избегать ответственности за свою жизнь, вместо этого обвиняя других в плохом обращении или неудачных обстоятельствах.
  • Они много думают и говорят о том, как

    другие пользуются их добротой.

 

Отрицательные:

 

Находясь в компании жертвы, обратите внимание на следующее:

 

  • Их

    парализующая зависимость от друзей или коллег в плане поддержки и сочувствия может истощать, и вы не можете быть уверены, действительно ли они ценят ваши сочувственные ответы и усилия.
  • Они могут

    вызвать в вас гнев и агрессию, особенно после того, как вы поймете, что вас обманули, выразив им сочувствие, которое должно было достаться настоящей жертве их насилия.
  • Они инстинктивно выявляют в людях заботливые, заботливые и защитные качества только для того, чтобы настроить их на

    манипуляция или злоупотребление .
  • Иногда они идут на

    крайние меры, чтобы привлечь к себе внимание , например, опустошают банковский счет супруга, потому что чувствуют, что им пренебрегают, или отправляют электронные письма с ненавистью к себе, а затем обвиняют других в их отправке.

 

Положительные стороны:

 

У личности жертвы не так уж много положительных сторон, но есть два способа, которыми вы можете извлечь выгоду из жертвы:

 
  • Они могут

    заставить нас чувствовать себя важными и ценными . Поскольку они считают, что не способны позаботиться о своих потребностях, им всегда будет нужна ваша поддержка.
  • Они хотят, чтобы им доверяли, и приложат все усилия, чтобы

    сдержать свои обещания или выполнить любое задание, которое вы от них попросите.

 

 

Играете ли вы в жертву?

 

Вы играете роль жертвы, когда часто:

 

  • Оправдывайте свою агрессию по отношению к другим, полагая, что они этого заслуживают.

  • Откажитесь брать на себя ответственность за свое счастье или несчастье — мир — это плохое место, и никому нельзя по-настоящему доверять.

  • Найдите себя в отношениях, в которых другие плохо обращаются с вами, чтобы вы могли чувствовать себя оправданным в своей роли жертвы.

  • Ныть, жаловаться, беспокоить и умолять других, пока они не уступят вашим требованиям.

  • Обычно обращаются к фразе «Ты единственный, кто может мне помочь».

  • Иногда идите на крайние меры, чтобы отомстить за кажущееся или фактическое насилие, например, уничтожайте собственное имущество и ложно обвиняйте кого-то другого в ответственности.

  • Провоцирование агрессивного поведения со стороны других, но преуменьшение или игнорирование своей роли в нем.

  • Испытывайте тревогу из-за самой мысли о том, что вы можете оказывать положительное влияние на свою жизнь без поддержки других.

 

Как вести себя с жертвой?

 

Сначала вам будет приятно участвовать в их счастье и радости, но через некоторое время вы начнете избегать их детской зависимости.

Когда вы разорвете с ними связи, они почувствуют себя жертвами, и цикл продолжится. Помните, что самоубийцы играют роль, которая всегда им удавалась. Эмпатически и последовательно бросая им вызов, а также подчеркивая те аспекты, которые вам нравятся, не связанные с жертвой, можно помочь жертве измениться. Примером эмпатического вызова жертве может быть вопрос, который заставит ее пересмотреть свою ситуацию, например: «Вы говорите, что он стал агрессивным. Что произошло незадолго до того, как он стал агрессивным? Примером оценки качеств человека, не являющихся жертвой, могут служить такие утверждения, как: «Мне нравится, когда ты проявляешь такое позитивное отношение. Тебе идет.»

 

Оцените:

Нравится:

Нравится Загрузка…


‹ Размышления о когнитивных искажениях и защитных механизмах Теги: Поведение, Доктор Никола Дэвис, Никола Дэвис, Личность, Жертва, Личность жертвы

Обратные ссылки

%d блоггерам нравится это:

    Психология жертв | Encyclopedia.

    com

    Когда кто-то попадает в новую ситуацию, он ищет знакомые указатели, чтобы указать направление для соответствующего адаптивного поведения. Однако концлагерь представлял собой вселенную, с которой раньше никто не сталкивался и не воображал. Из-за несравненного характера лагеря первая реакция заключенных по прибытии обычно была дезориентирующей. К этой дезориентации добавилась преднамеренная стратегия нацистов, заключающаяся в том, что транспорты прибывают посреди ночи, выгнав заключенных из вагонов для перевозки скота на ослепляющий свет прожекторов и терроризируя их звуками и видом злобного лая собак.

    Те, кто не был выбран для смерти по прибытии, немедленно лишались индивидуальности. Всем заключенным сбрили волосы на теле, выдали полосатую форму и дали номер вместо имени. Хроническое голодание и каторжный труд вскоре способствовали подобному появлению. Ежедневные унижения из-за антисанитарии, тесноты и избиений со стороны охранников определили существование заключенного. Это унижение было преднамеренным, поскольку оно низводило заключенных до животного состояния, усиливая веру их похитителей в то, что они действительно недочеловеки и заслуживают такого обращения. В общем, евреи из Восточной Европы места, которые уже пережили длительный период крайних лишений, смогли быстрее и эффективнее адаптироваться к лагерным трудностям, чем те, кто прибыл из Западной Европы, где преследования не были такими жестокими до их депортации.

    Заключенных неоднократно подвергали террору. Каждое утро на апелляции (перекличка) производился выбор, чтобы определить, кого убьют, а кого пощадят. Заключенные постоянно подвергались избиениям и пыткам со стороны других заключенных, что усиливало их чувство личной уязвимости. Бессмысленность и произвол этих нападений вызывали еще большее чувство бессилия и страха. Странные и противоречивые требования их похитителей подпитывали страх и бессилие заключенного. Например, нужно было выглядеть как можно более чистым и здоровым, чтобы иметь возможность жить и обеспечивать рабский труд на другой день, а средства для достижения этой видимости отсутствовали. Заключенные часто прибегали к умыванию собственной мочой.

    Заключенные хватались за любую возможность, чтобы увеличить свои шансы на выживание. Им нужно было найти край. Поиск работы в помещении может защитить человека от суровых погодных условий. Стало необходимо найти какой-то способ увеличить свой дневной рацион, поскольку ограниченное количество выделенной пищи не могло поддерживать человека в течение длительного периода, особенно в таких тяжелых условиях. Хотя некоторые выжившие описывали крайне эгоистичный менталитет «каждый сам за себя» в лагерях, другие подчеркивали, что они не вышли бы живыми, если бы не отношения, которые они установили с другим заключенным, которые обеспечивали физическую и эмоциональную поддержку.

    Заключенный должен был оставаться начеку, чтобы избежать дальнейших трудностей и воспользоваться любым возможным преимуществом. Эмоциональное онемение также было адаптивным. Позволить себе почувствовать грусть или ужас вызвало бы внутреннюю слабость и возможность паралича в среде, требующей быстрого мышления и проворного поведения. Выражение ярости могло повлечь за собой смертную казнь.

    Чтобы избежать непрерывного натиска унижений и ужаса, заключенный искал помощи и даже удовольствия в фантазии. Распространены были приятные фантазии о довоенной семейной жизни. Из-за того, что заключенных часто резко разлучали с членами семьи либо во время облав, депортаций, либо отборов по прибытии в лагеря, они цеплялись за надежду и фантазию о воссоединении с ними. Некоторые заключенные пользовались моментами отдыха и уединялись в духовном настроении.

    В среде, где смерть была вездесущей, а жизнь висела на тонкой ниточке, заключенные нашли способы укрепить чувство контроля над своей судьбой. Маленькие решения (например, «Съесть свой паек сейчас или оставить на потом?») приобрели преувеличенное психологическое значение. Мелкие победы (например, получение лишнего куска хлеба) над системой концлагерей доставляли чрезмерное удовольствие. Маленькие удовольствия стали преувеличенными.

    Чтобы терпеть свое ужасное текущее состояние, заключенные должны были найти веские причины, чтобы продолжать. Они надеялись воссоединиться с семьей. Они взяли на себя обязательство свидетельствовать за всех тех, кто не мог этого сделать. Они отказались допустить вымирание еврейского народа. Некоторые мечтали о мести. Некоторые из тех, кто не мог найти достаточно веских причин, чтобы терпеть непрерывные посягательства на свою личность, насаживались на электрифицированную ограду лагеря. Другие просто стали пассивными, и эта позиция их обрекла. Фатализм оказался фатальным. Глубокую апатию этой группы можно было увидеть в знакомом пустом взгляде заключенного, которого называли мидий. Заключенные сразу распознали в таком индивидууме недолговечность этого мира.

    Люди могут вынести много боли и страданий, если они знают, что разумный конец близок. К сожалению, для узника концлагеря Тысячелетний рейх казался все более очевидным. (Действительно, к концу войны слухи о приближении русской армии сразу подняли настроение в лагере.) Чтобы бороться с этим деморализующим фактором неопределенности, заключенные приняли краткую перспективу повседневного выживания. Оценка возможности выживания в течение месяцев или лет привела бы к деморализации. Они также использовали мощный психологический защитный механизм отрицания. Заключенным приходилось отрицать огромные шансы на их выживание. «Если я буду продолжать работать и не привлекать к себе внимания, я выживу», — неоднократно повторял заключенный.

    Даже после того, как один из заключенных пережил первоначальный отбор не на жизнь, а на смерть по прибытии, система концлагеря с каторжным трудом, скудным пайком и ужасными условиями была разработана для того, чтобы убить того же заключенного в течение относительно короткого периода времени. В конце концов, определенные личные качества — находчивость, гибкость, бдительность, умение принимать молниеносные решения на основе малой информации, физическая выносливость — были необходимы, чтобы пережить мучителей до дня освобождения. Наличие (или притворство) полезного навыка помогало человеку казаться на мгновение незаменимым. Но поскольку возможности воздействия на окружающую среду были очень ограничены, приходилось в значительной степени полагаться на интрапсихические механизмы выживания, такие как отрицание и уход в фантазию, чтобы уменьшить ужасающее воздействие своего мира. Тем не менее, несмотря на все эти необходимые личные качества и стратегии выживания, выжившие скажут, что подавляющее, решающим фактором в определении того, умрет ли один заключенный, а другой будет жить до тех пор, пока освобождение не станет удачей: не оказаться не в том месте и не в то время, не подвергнуться прихотливому нападению со стороны охранника-садиста, не подвергнуться смертельной прихоти своего похитителя или не быть прикованным к условиям, подобным худшим в аду. Это осознание капризности жизни и смерти осталось у выживших после освобождения и, по понятным причинам, повлияло на их постхолокостный подход к жизни и взгляды на человечество.

    СМОТРИТЕ ТАКЖЕ Психология преступников; Психология выживших

    Амери, Жан (1986). На пределе разума. Нью-Йорк: Шокен.

    Хасс, Аарон (1995). Последствия: Жизнь с Холокостом. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Леви, Примо (1959). Выживание в Освенциме. Нью-Йорк: Макмиллан.

    Леви, Примо (1988). Утонувшие и спасенные. Нью-Йорк: Вершина.

    Визель, Эли (1958). Ночь. Нью-Йорк: Бантам.

    Аарон Хасс

    Потребности в области психического здоровья

    Ключевой термин: поливиктимизация

    Поливиктимизация, также известная как комплексная травма, описывает опыт многократной виктимизации различных типов, таких как сексуальное насилие, физическое насилие, издевательства, подвергание насилию в семье и т. д. Это определение подчеркивает различные виды виктимизации, а не просто несколько эпизодов одного и того же вида виктимизации, потому что оно сигнализирует об общей уязвимости. Исследования показывают, что влияние поливиктимизации намного сильнее, чем даже несколько событий одного типа виктимизации.

    — Национальный центр защиты детей

    Виды физического и психологического насилия, которым подвергаются жертвы торговли людьми, часто приводят к серьезным последствиям для психического или эмоционального здоровья, включая чувство тяжелой вины, посттравматическое стрессовое расстройство, депрессию, беспокойство, злоупотребление психоактивными веществами (алкоголем или наркотиками) и расстройствами пищевого поведения. Жертвы торговли людьми часто нуждаются в психологической помощи в рамках комплексного лечения.

    Предоставление адекватного с культурной точки зрения и основанного на травмах лечения психических заболеваний может быть сложной задачей. Некоторые из часто упоминаемых препятствий и проблем при оказании помощи жертвам с их травмой включают:

    • Ограниченное наличие и доступ к соответствующим службам охраны психического здоровья.
    • Сложно установить доверительные отношения с выжившими.
    • Усилия по обязательному лечению могут быть контрпродуктивными при работе с жертвами. Это особенно актуально в сообществах, где единственным средством доступа к услугам по охране психического здоровья является пребывание в закрытом лечебном учреждении.
    • Сочетание травмы, диагностированных психических заболеваний и злоупотребления психоактивными веществами или зависимости.
    • Жертвы имеют долгую историю поливиктимизации.
    • Жертвы не могут определять свой опыт как оскорбительный или пытаться сбежать.
    • Культурные, языковые барьеры и изоляция от родного сообщества.
    Симптомы, о которых сообщают жертвы торговли людьми
    Депрессия, безнадежность, чувство печали и несчастья, внезапный или необъяснимый плач Страх одиночества, недоверие и боязнь незнакомцев
    Потеря интереса к вещам и/или неспособность планировать будущее Повторяющиеся или навязчивые воспоминания о насилии
    Расстройства, связанные со стрессом, избегание, дезориентация, спутанность сознания, тревога, фобии и панические атаки Чувство неполноценности по сравнению с другими, ощущение постоянной ущербности, страх быть отвергнутым
    Бессонница, нарушения сна, ночные кошмары и/или бессонница Сексуальные проблемы, в том числе отсутствие полового влечения или гиперсексуальное поведение
    Отрицание, потеря памяти, трудности с концентрацией внимания Навязчивые идеи и компульсии
    Гнев, агрессия, раздражительность, изменения настроения Галлюцинации или бред
    Изменения аппетита или режима питания, расстройства пищевого поведения Соматизация/психосоматические симптомы
    Истощение и постоянная усталость Членовредительство и суицидальные мысли
    Изолирующее поведение Травматические облигации и проблемы привязанности, Стокгольмский синдром

    Вина, стыд и/или самообвинение
    Онемение

    (диаграмма из информационного документа OVC TTAC по борьбе с торговлей людьми)

    Инструменты: Вы использовали EMDR?

    Десенсибилизация и переработка движениями глаз (ДПДГ) признана эффективной формой лечения травм. Он содержит элементы многих эффективных психотерапевтических методов в структурированных протоколах, разработанных для максимизации лечебных эффектов. К ним относятся психодинамическая, когнитивно-поведенческая, межличностная, эмпирическая и телесно-центрированная терапия. Клиницисты и тренинги доступны в Институте EMDR.

    В дополнение к проблемам, отмеченным выше, также важно признать, что после такой травмы некоторые жертвы могут чувствовать себя некомфортно со своей сексуальностью. Лица, подвергшиеся жестокой эксплуатации, могут рассмотреть однополые отношения. Поставщики услуг должны быть осведомлены, готовы и чувствовать себя комфортно, помогая жертвам в этом процессе, поскольку это может быть навыком преодоления их травматического опыта путем диссоциации с их прирожденным полом.

    Чтобы успешно удовлетворить потребности жертв торговли людьми в области психического здоровья, важно в первую очередь обеспечить базовые потребности в безопасности и обслуживании.  Обеспечение физической и психологической безопасности является обязательным условием в работе с жертвами торговли людьми с травмой в анамнезе . Это требует совместной работы с теми, кто занимается этим делом, для оценки текущих потребностей клиента в области безопасности и планирования. Обеспечение того, чтобы члены целевой группы, участвующие в рассмотрении дела, охватили разные системы помощи, могут помочь в решении множества задач.

    В дополнение к оценке физического и психического здоровья клиента важно, чтобы поставщики медицинских услуг, работающие с пострадавшими, имели доступ к ряду специальных вмешательств, связанных с травмами, в том числе к хорошо подготовленным клиницистам, которые готовы и культурно компетентны для работы с пострадавшими. Существует множество подходов к лечению поливиктимизации, особенно для подростков, включая использование образовательных групп поддержки для развития навыков, межличностных связей, повышения компетентности и устойчивости.

    Пример поддержки по принципу «равный-равному»

    SAGE — это некоммерческий центр по правам человека, центр помощи жертвам наркомании, психического здоровья и лечения травм в Сан-Франциско, Калифорния. Его модель консультирования по принципу «равный-равному» избегает традиционного подхода к лечению травм, который позиционирует поставщиков услуг как клинически нейтральных авторитетных фигур. Скорее, SAGE обеспечивает поддерживающее партнерство, ориентированное на клиента, которое решает социальные, политические и экономические проблемы клиентов. SAGE сочетает в себе консультации равных с множеством других услуг, включая альтернативные методы лечения травм, такие как иглоукалывание, арт-терапия, массаж, исцеляющее прикосновение, движение и драма.

    Многие поставщики услуг для пострадавших используют арт- и музыкальную терапию, чтобы помочь пострадавшим установить связь между их физическими симптомами и психическим здоровьем, что оказалось многообещающим в программах реабилитации . Также важно учитывать культурный фон клиента и то, как он влияет на устойчивость и опыт получения поддержки в области психического здоровья, особенно в случае жертв из числа иностранных граждан. Психологическая практика, ориентированная на Запад, может не уделять особого внимания культуре и общественным отношениям, которые могут способствовать реинтеграции выживших и способствовать здоровым отношениям. Социальные работники должны помнить, что привилегия терапии не применяется в групповых условиях, и поэтому с осторожностью относиться к раскрытию жертвой аспектов опыта торговли людьми .

    Альтернативой клинической психологической поддержке является модель взаимной поддержки . Индивидуальные консультации и наставничество со стороны выживших, которые в настоящее время служат в качестве службы помощи жертвам, являются отличными источниками поддержки для жертв. Жертвы часто чувствуют себя более комфортно со сверстниками, которые понимают и испытывают аналогичную боль и эксплуатацию без осуждения и сопереживания. Это также способ помочь пострадавшим создать новую личность и избавиться от чувства изоляции.

    Дополнительные ресурсы: 

    • Project REACH  – это программа, предоставляющая консультации и краткосрочные услуги по охране психического здоровья жертвам торговли людьми на всей территории Соединенных Штатов. Проект REACH предоставляет услуги предварительно сертифицированным жертвам торговли людьми. Программа действует уже 6 лет и обслуживает сотни жертв торговли людьми, в том числе жертв торговли людьми в целях сексуальной эксплуатации, подневольного труда и других форм трудовой торговли, и может служить отличным ресурсом для обучения и технической помощи.
    • Подход с учетом травм и вмешательства, специфичные для травм  SAMHSA следует шести ключевым принципам подхода с учетом травм для устранения последствий травм и облегчения заживления. Также представлены несколько научно обоснованных вмешательств, связанных с травмами.

    Лечение травм . У некоторых торговцев людьми сложные эмоциональные отношения со своими жертвами, подобные отношениям, связанным с насилием в семье. В этих «отношениях» торговец людьми обладает полным контролем и побуждает к коммерческим половым актам или принудительному труду, чтобы заработать деньги. Контроль и послушание поддерживаются за счет комбинации эмоционального манипулирования, притворной привязанности, культурных представлений о долге и физического и эмоционального насилия. У жертв часто развивается травматическая привязанность и идентификация со своим торговцем людьми. Травматическая связь с обидчиком — это стратегия выживания для жертв жестокого обращения и запугивания. Например, жертва, которая была похищена и изнасилована, может спустя годы описать похитителя как «великого человека», с которым он/она установил эмоциональную связь, демонстрируя, таким образом, характеристики жертвы, страдающей от травматической связи. Связь травмы также не обязательно должна быть романтической по своей природе; по сути, это ложное чувство отношения к другому. Обеспечение того, чтобы специалисты по психическому здоровью, обученные работе с травмами, были доступны в рамках вашей службы помощи жертвам, может иметь решающее значение.

    Несмотря на то, что существует множество проблем, связанных с удовлетворением потребностей жертв торговли людьми в области психического здоровья, усилия по созданию комплексного подхода в рамках нескольких систем помощи обещают оказание помощи жертвам там, где они больше всего в этом нуждаются. Построение долгосрочных доверительных отношений, обеспечение гибких моделей лечения и поддержка по принципу «равный-равному» расширят возможности и повысят самооценку ваших клиентов.

    Совет: Практикующие юристы могут недооценивать важность потребностей в области психического здоровья жертв торговли людьми и того, как эти потребности и травмы могут повлиять на силу судебного дела. Сотрудничайте с поставщиками услуг в области психического здоровья, чтобы помочь жертвам.  

     


    Для получения дополнительной информации и инструментов посетите страницу ресурсов для Раздела 4.4 Комплексные услуги для жертв.

    Психология обвинения жертвы | Psychology Today

    Я не виноват! – Джоб д’Уз (перефразировано)

    Луиза Хей, по ее собственным словам, пережила рак шейки матки, избавившись от детской травмы. В своей суперпродающей книге You Can Heal Your Life (Hay, 1984), она наметила связи между неразрешенными психологическими конфликтами и физическими болезнями, как она это видела, в манере, довольно равнодушной к надежным доказательствам. Большинство ее карт придираются к больному человеку, которого призывают продолжить разрешение конфликта, чтобы поправиться физически. Карта — недобросовестный и психологически прозрачный прибор. Что менее прозрачно, так это то, почему так много людей приветствуют его сообщение.

    Но давайте сначала заглянем к фрау Шиллер, родственной душе и предполагаемому медиуму.

    Schiller Thriller

    Прежде чем я услышал о Луизе Хей и ее подходе к болезни (или «болезни», как она выразилась), я встретился с фрау Шиллер (имя изменено), внештатным сотрудником целительница в Штутгарте (не ее настоящий город). Благонамеренный родственник организовал сеанс и предложил заплатить за него. Я пошел из любопытства и из-за позиции «что мне терять» (см. Krueger, 2022, об этой позиции в контексте подчинения гомеопатии).

    Фрау Шиллер попросила меня отправить ей по почте два моих текущих жизненных вопроса, чтобы она могла подготовиться. Она знала, что я психолог. Фрау Шиллер претендует на способности ясновидения, такие как видение ауры или прошлых жизней человека, даже без гипнотической регрессии, и я был удивлен, услышав, как она спросила меня, как я, работая с клиентами, думаю о «душе». Погуглив немного, она узнала бы, что немногие психологи придают большое значение этой концепции, даже несмотря на то, что она отпечатана в названии нашей дисциплины. Она бы также узнала, не будучи ясновидящей, что я психолог-экспериментатор; Я не вижу пациентов.

    Я отпустил это.

    Кульминацией последовавшего довольно странного сеанса было то, что она взяла меня за ноги, вошла в то, что, как я подозреваю, должно было выглядеть как краткий транс, а затем объявила, что в двух разных прошлых жизнях я был соответственно насильником женщин и дети: отсюда и мои заботы в настоящей жизни. Было ли это открыто для решения с помощью улучшения отношения, покаяния или работы с эмоциями, она не сказала. Мы расстались на вежливых условиях, чтобы никогда больше не видеться.

    Фирменный прием фрау Шиллер, как легко заметить, — обвинение жертвы. Она предлагает «объяснение» нынешних страданий, обращаясь к (дородовому) прошлому человека, тем самым устанавливая странную связь единства без уточнения того, что вызвало что и как (см. Krueger, 2008, о связанных попытках продать это заинтересованной аудитории в мастерской самопомощи). Цена за понимание, которую клиент должен заплатить, помимо огромного гонорара фрау Шиллер, заключается в том, что он взваливает на себя бремя вины. Еще более примечательной, чем смелость фрау Шиллер играть в эту игру, является готовность многих отчаявшихся страдальцев заплатить.

    Делать сено с обвинением жертвы

    Луиза Хей следует похожему сценарию. Активным психологическим компонентом ее подхода является грубая форма сопоставления подобия. Камни в почках — это «сгустки нерастворившегося гнева», а грипп представляет (или вызывается) «массу негатива и страха» или, самое главное, «веру в статистику». И так более 400 «заболеваний» от спазмов в животе до дрожжевых инфекций. Хэй отмечает, что могла бы расширить список, уступив требованиям публики, но считает, что ее точка зрения была сделана.

    Так и было. Сам список быстро теряет актуальность, когда Хэй заявляет, что на самом деле есть только два источника физических страданий: гнев и страх. В свою очередь, и то, и другое сводится к отсутствию любви к себе. Наконец-то есть ключ, открывающий все двери.

    Как и фрау Шиллер, Луиза Хей без колебаний обращается к прошлым жизням, чтобы объяснить необъяснимое. Душа, заявляет она, выбирает, где воплотиться, в какое время, в какой семье, в каком подверженном ошибкам или сломленном теле. Душа выбирает задачи, которые нужно решить в отведенное время жизни. Если она терпит неудачу, она терпит неудачу, и винить в этом больше некого. Умело, Хэй увещевает своих читателей не обвинять других , а принять на себя «ответственность» за все происходящее, что скорее равносильно самобичеванию, замаскированному более приличным языком.

    Что нужно сделать душе-человеку, чтобы исцелить себя? Хэй рекомендует положительные утверждения. Камни в почках растворятся у тех, кто заявляет: «Я легко растворяю все прошлые проблемы». грипп убежит от тех, кто клянется: «Я вне групповых убеждений [ статистика? ] или календарь. Я свободен от всякого скопления и влияния». Но утверждающий должен действительно верить в это. Если нет, она потерпит неудачу. Следовательно, если она потерпит неудачу, мы знаем, что она на самом деле не имела этого в виду. Это игра обвинения жертвы (Кроуфорд, 19 лет).77).

    Хэй намекает, что в это легко поверить. Все, что нужно сделать, это призвать Вселенную сделать все так, как вы хотите. Вселенная не очень умна, в мире Хэя, потому что она автоматически и безошибочно превращает любую человеческую мысль в реальность, не задавая вопросов. Поскольку люди совершенно свободны думать о своих собственных мыслях [и иметь их в виду], возникает вопрос, почему кто-то когда-либо заболевает.

    Иголка в стоге сена

    Чем более причудливой становится «теория» Хэй, тем более насущной становится необходимость понять, почему больные обращаются к ней за советом. Опыт «у меня закончились варианты» и отношение «что делать, что я теряю», безусловно, играют свою роль. И увы, в версии Хэя о психоиммунологии есть две доли правды. Во-первых, хронические обиды и ненависть к себе — нездоровые состояния. Они вызывают стресс, подавляют иммунную систему и повышают вероятность инфекций и других проблем (Ирвин и Ведхара, 2005). Множество медицинских и психологических методов лечения направлены на то, чтобы помочь смягчить такие факторы риска, зная, что добиться успеха трудно. Во-вторых, самообвинение, хотя и в значительной степени дисфункциональное, не является категорически разрушительной позицией. Социальные эмоции вины и стыда развились не зря, и у них есть своя роль: пусть эта роль будет точечной и краткой (Martin, 2001).

    В классической статье Ронни Джанофф-Булман (1979) очистил луковицу самобичевания, исследуя страдающих депрессией и жертв изнасилования. Ее оперативное различие было между характерологическим и поведенческим самообвинением. Депрессивные лица были сравнительно более склонны к первому, что способствовало поддержанию их дистимического состояния. Те, кто сожалеет о конкретном поведении или бездействии, имеют большее чувство свободы действий и контроля, отношение, которое было сравнительно более распространенным среди жертв изнасилования.

    Хэй в значительной степени опирается на характерологические обвинения, в то же время утверждая, что характер человека легко изменить с помощью решительных и позитивных действий. Страдающие легко упускают это проскальзывание; они скорее отвлекаются на свою боль как таковую. Итак, шоу, проданное тиражом в 50 миллионов копий, продолжается.

    Afterburn

    После того, как название этого эссе было отредактировано Psychology Today , я узнал, что эссе с таким же названием, но без дефиса, было опубликовано в Атлантика (Робертс, 2016). Эта статья начинается с жалобы на сообщение в социальной сети, которое риторически оспаривало мнение о том, что женщины, обвиняющие мужчин, не могут быть менее чем правдивыми. Это действительно кажется риторическим — со стороны плаката и Робертса — потому что не было замечено менее чем правдивых обвинений.

    Затем Робертс резюмирует работу Niemi & Young (2016), имеющую отношение к данной теме. Вывод состоит в том, что люди, чье моральное мировоззрение сформировано индивидуалистическими представлениями о справедливости, мало склонны к обвинению жертвы. Напротив, это делают люди с «обязывающими» моральными ценностями, то есть ценностями, связанными с поведением, которое может дестабилизировать группы и отношения (лояльность, подчинение авторитету и чистота). Низкие обязательные ценности и высокие индивидуалистические ценности предсказывают привлечение виновных к ответственности. Все это достаточно сложно, тем более для больных, которым внушают, что они и преступник, и жертва.

    Почему люди обвиняют жертву?

    Источник: Pixabay/Public Domain

    Практически каждый, кто пережил сексуальное насилие или подвергся сексуальным домогательствам, знает, насколько болезненным может быть обвинение жертвы. Выживших часто спрашивают, во что они были одеты, что они сделали, чтобы «поощрить» преступника, или даже почему они больше не сопротивлялись.

    Несмотря на недавний подъем движения #MeToo, обвинение жертв остается актуальной проблемой.

    На самом деле, он может оказаться более живучим, чем любой из нас мог себе представить. Это потому, что склонность обвинять жертву может быть запрограммирована в человеческом уме на самом базовом уровне. Спросите себя, задумывались ли вы когда-нибудь, сделали ли жертвы преступления или несчастного случая что-то, чтобы подстроиться под свою трагедию? Обвинение жертвы не обязательно должно включать в себя обвинение выживших в непосредственном причинении собственных несчастий. Это может включать в себя простую мысль о том, что вы были бы более осторожны, подразумевая, что трагедия произошла хотя бы частично по их вине. Недавно, когда ограбили дом моего соседа, у меня возникло искушение обвинить в этом его. Учитывая, что преступление произошло средь бела дня, я изначально был убежден, что он должен был что-то сделать, чтобы спровоцировать его. Возможно, он нажил себе врагов. Возможно, ограбление было совершено против него намеренно. Возможно, он просто не принял надлежащих мер предосторожности, чтобы защитить свой дом. Это объяснение очень утешило меня, потому что означало, что мой дом в безопасности.

    Наша склонность обвинять жертву, конечно же, не должна быть чем-то, чем мы должны гордиться. Это маргинализирует выжившего, сводит к минимуму преступное деяние и снижает вероятность того, что люди заявятся и сообщат о том, что с ними произошло. По этим причинам важно понимать психологические корни обвинения жертвы, чтобы мы могли помочь предотвратить его.

    Хотя некоторые случаи обвинения жертвы, несомненно, происходят из-за невежества, подлости или самодовольного чувства превосходства, может быть и другая, еще более важная причина. В частности, психологи считают, что наша склонность обвинять жертву может, как это ни парадоксально, проистекать из глубокой потребности верить в то, что мир — хорошее и справедливое место. Чтобы понять, как это возможно, важно рассмотреть, как мы, люди, понимаем окружающий мир. Ежедневно нас засыпают новостями о довольно страшных событиях. Беглое прочтение самых популярных новостей практически любого дня открывает целый зверинец перестрелок, террористических атак и войн, не говоря уже о кражах со взломом, несчастных случаях и личных преступлениях. Если бы мы были действительно разумными существами, мы бы чувствовали себя крайне напуганными. Ведь эти события могли случиться и с нами.

    Итак, если вам не страшно, спросите себя почему .

    Если вы похожи на большинство людей, ваш ответ, вероятно, будет примерно таким: «Потому что со мной этого не случится». Но почему бы и нет? Почему бы вам не быть уязвимыми для тех же событий, что и все остальные?

    По словам психолога Массачусетского университета Ронни Джанофф-Булман, мы можем так легко поверить в свою личную неуязвимость из-за того, что она называет нашим «позитивным предполагаемым мировоззрением». На каком-то уровне большинство из нас верит, что мир в основе своей хорош, что хорошие вещи случаются с хорошими людьми и что мы, к счастью, хорошие люди. Другими словами, мы считаем, что мир в целом является справедливым и справедливым местом.

    Большинство из нас усвоили эти убеждения в раннем возрасте, примерно в то же время, когда мы научились верить в Санта-Клауса и Зубную фею. Но в отличие от нашей веры в этих мифических добрых самаритян, мы не полностью отказываемся от своего розового мировоззрения по мере взросления. Мы не дураки, конечно. На сознательном уровне мы все знаем, что с хорошими людьми случаются плохие вещи. Но, несмотря на это поверхностное осознание, Джанофф-Булман утверждает, что на каком-то более глубоком уровне большинство из нас все еще цепляются за веру в то, что мир в основе своей справедлив. Вот почему у нас есть такие поговорки, как «Что посеешь, то и пожнешь», «Ваши цыплята вернутся домой на насест» и «Что посеешь, то и пожнешь».

    Несмотря на бредовую природу этих убеждений, мы должны быть счастливы, что они у нас есть. Представьте, какой ужасной казалась бы жизнь, если бы мы действительно думали, что мир опасен, несправедлив, и что мы не были хорошими людьми. Наши позитивные убеждения помогают нам функционировать и жить счастливо в мире, который часто может быть откровенно пугающим.

    Итак, мозг борется за их сохранение.

    Согласно новаторскому исследованию психолога Мелвина Лернера, наша потребность поддерживать веру в справедливый мир может быть причиной нашей склонности обвинять жертв. Когда с кем-то, кто очень похож на нас, случается что-то плохое, это ставит под угрозу нашу веру в справедливость мира. Если этот человек мог стать жертвой изнасилования, нападения, грабежа или нападения, возможно, мы тоже могли бы. Итак, чтобы утешиться перед лицом этого тревожного осознания и сохранить наше радужное мировоззрение, мы психологически отделяемся от жертвы. Мы задаемся вопросом, сделал ли он или она что-то, чтобы спровоцировать трагедию. Может быть, тот, кто пережил сексуальное насилие, был одет в вызывающую одежду. Возможно, эта стрелявшая жертва была замешана в деятельности банды. Может быть, мой сосед спровоцировал это ограбление, связавшись не с теми людьми. Если это так, говорим мы себе, то со мной этого не случится. Ведь мир — это справедливое место.

    Это не просто предположение. В классическом эксперименте, опубликованном в Psychological Bulletin , Лернер и его коллега Кэролин Симмонс представили доказательства этого объяснения обвинения жертвы. В их исследовании большой выборке женщин было предложено наблюдать через видеомонитор, как другой человек получил серию явно болезненных ударов током. Женщины считали, что наблюдают за экспериментом по обучению человека, в котором человек на экране получал удары током в качестве наказания за свои ошибки в задании на запоминание слов. Хотя их заставили поверить, что жертва была таким же участником, как и они сами, на самом деле этот человек был актером, поэтому в эксперименте никто не пострадал. Неудивительно, что все участники изначально были расстроены страданиями жертвы. Но здесь эксперимент немного усложняется: некоторым участникам предложили компенсацию жертве, проголосовав за то, чтобы она перестала наказывать ее за ошибки электрическим током, вместо этого вознаграждая ее деньгами, когда она давала правильные ответы. То есть им дали возможность восстановить справедливость, снова сделать мир хорошим. Второй группе участников такой возможности не дали; их попросили просто сидеть и смотреть, как жертва постоянно подвергается ударам током, без возможности исправить ситуацию.

    После этого всех участников попросили высказать свое мнение о жертве. Результаты выявили поразительные различия между двумя группами: те, кому дали шанс восстановить справедливость, сказали, что считали жертву хорошим человеком. Но те, кто был вынужден просто наблюдать за разворачивающейся несправедливой ситуацией, в итоге унижали жертву, считая ее достойной своей участи. Другими словами, поскольку они не могли на самом деле восстановить справедливость, они защищали свое представление о том, что мир справедлив, придя к убеждению, что жертва каким-то образом не может быть хорошим человеком. Если она заслужила потрясения, могли они сказать себе, тогда мир по-прежнему справедлив.

    Итак, наша склонность обвинять жертву в конечном счете служит самозащите. Это позволяет нам сохранять наше радужное мировоззрение и успокаивать себя тем, что ничего плохого с нами не случится. Проблема в том, что это приносит в жертву благополучие другого человека ради нашего собственного. Он упускает из виду тот факт, что в преступлениях и насилии виноваты преступников , а не жертвы.

    К счастью, обвинение жертвы не является неизбежным. Согласно исследованиям Дэвида Адермана, Шэрон Брем и Лоуренса Каца, противоядие может быть на удивление простым: эмпатия. Они повторили эксперимент Лернера и Симмонса, но немного изменили инструкции, данные участникам. Вместо того, чтобы просто наблюдать, как жертва подвергается шоку, они попросили участников представить, как бы они себя чувствовали, если бы подверглись такому же испытанию. Этого простого изменения было достаточно, чтобы вызвать эмпатическую реакцию, устраняющую склонность участников обвинять жертву. Это не единственное исследование, демонстрирующее силу эмпатии. В более позднем исследовании студенты колледжа прошли серию психологических тестов, измеряющих, среди прочего, их уровень эмпатии. Результаты показали, что люди с большим сочувствием, как правило, рассматривали переживших изнасилование через более позитивную призму, тогда как люди с меньшим сочувствием, как правило, относились к пережившим более негативно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.