Психология диссоциация: Диссоциация — Психологос

Содержание

Диссоциация — Психологос

Диссоциация (Dissociation) – это (в психиатрии) бессознательный процесс, при котором мысли и убеждения могут отделяться от их осознания и функционировать независимо, например, позволяя одновременно существовать противоположным точкам зрения по какому-либо вопросу. Диссоциация может быть главным фактором в случае развития у больного реакции бегства и расщепления личности.

В психологии

НЛП может лечить фобии довольно таки быстро, используя диссоциацию для смягчения переживания, получения возможности извлечь из него урок на будущее.

Ассоциация и диссоциация – это способы существования.

Когда вы вовлечены в ситуацию, получая от нее удовольствие, вы оказываетесь ассоциированными.

Когда вы задумчивы – вы диссоциированы.

Диссоциация защищает нас от ударов и травм, мы просто «отсутствуем».

Ассоциация не может быть лучше или хуже диссоциации, все зависит от того, что вы хотите.

Выбор между ассоциированным и диссоциированным воспоминанием представляет огромную свободу в закреплении того или иного эмоционального состояния.

Когда вы вспоминаете приятную ситуацию, ассоциируйтесь с ней. Тогда вы получите связанные с ней приятные ощущения.

Когда же вам в голову приходит неприятная ситуация, диссициируйтесь.

Тогда у вас появиться возможность держаться от нее на расстоянии и извлечь из нее урок.

Самое важное различие заключается в том, что, когда вы ассоциированы, вы получаете ощущения этой ситуации.

Когда же вы диссоциированы, вы автоматически снижаете интенсивность этих ощущений.

Пример диссоциации

Во время гипноза оператор как бы обращается к бессознательному клиента, пусть даже это утверждение выглядит несколько условно. Как бы то ни было, в предварительных объяснениях, данных клиенту, всегда упоминают о том, что будут адресоваться «к его бессознательному». Таким же образом говорят о пальце, «который отвечает», и когда обращаются к клиенту, его просят «позволить своему телу…», или «позволить своему дыханию…» и т. д.

Таким образом, к клиенту обращаются как к диссоциированной совокупности, и это несомненно способствует гипнозу. Можно расценивать такой способ как метафорическую речь.

Психологическое консультирование и психотерапия — «Перцепция»

В данной статье я хочу порассуждать о диссоциации, ее частоте и интенсивности использования как защитного механизма в жизни человека, о гранях здорового и патологического, и о том, как речь может рассказать об этом.

Термин «диссоциация» был предложен в конце XIX века французским психологом и врачом П. Жане, который заметил, что комплекс идей может отщепляться от основной личности и существовать независимо и вне сознания, но может быть возвращен в сознание с помощью гипноза.

Предисловие

В психиатрии есть группа заболеваний, которая называется «диссоциативные расстройства». По сравнению с паранойей или шизофренией звучит, наверное, не очень страшно, однако это достаточно серьезный диагноз. Что же это такое? Диссоциация в переводе с латинского языка означает «распад». При данном заболевании происходит нарушение психических функций, таких как память, сознание, чувство личностной идентичности. Эти психические функции отделяются от целостного потока сознания и становятся независимыми. Таким образом, нарушается целостность личности.

Диссоциация в жизни

После того как я вас сознательно напугал, хочу поговорить о диссоциациях, присутствующих в жизни психически здоровых людей, или — говоря языком психологии — невротиков, коими является большинство людей на планете. Надо сказать, что диссоциация — это защитный механизм психики, который включается, когда человек не может справиться с ситуацией, в которой находится. Это может быть длительная травматическая ситуация или шоковая травма, которую человек не может принять и интегрировать в собственную психику. Наиболее травмирующие и оказывающие сильное влияние на развитие человека

ситуации, конечно, возникают в раннем детстве, когда при сильном стрессе ребенок не может справиться сам и у него отсутствует должная поддержка родителей, но также такие ситуации могут возникать и во взрослом периоде жизни. Это локальные стрессовые ситуации или длительные травмирующие ситуации, из которых человек чаще не хочет, чем не может выйти из-за вторичных выгод.
Если психика человека не справляется, то включается механизм диссоциации. Человек может выпасть в трансовое состояние, может создать в своей голове иную альтернативную ситуацию, более приемлемую для него, поселить туда свои идеи, мысли, эмоции, и переживать их вместо реальности. Естественно, этот процесс происходит бессознательно. При очень сильных стрессовых ситуациях (таких как различные катастрофы, смерть близких и т.п.) может возникать психогенная амнезия — говоря простым языком, человек не хочет осознавать или признавать произошедшее и может не помнить событие или целую часть жизни.
Есть очень много вариантов проявления диссоциации, и даже в самых сложных случаях ее проявление не всегда можно однозначно назвать психическим заболеванием. Большинство людей являются здоровыми с точки зрения психиатрии. Но меня интересует процесс с точки зрения психологии. Что же происходит с психикой и личностью в реальности с точки зрения психологии?
Вопреки некоторым бытовым мнениям («а может ему так легче», «лучше не переживать», «пусть так и будет») ничего хорошего в диссоциации нет, поскольку данный процесс не стоит на месте и может усугублять психическое состояние человека, всё больше отдаляя его от реальности. При этом человек неосознанно мучается. В сознательной жизни это может проявляться в кошмарных снах, соматических заболеваниях, асоциальном поведении, употреблении различных психоактивных веществ. Часто это оправдывается и самим человеком и социумом: «у него было трудное детство», «с ним такое случилось» и т.д. Самое худшее в этой ситуации, что человек в это время не живет, а существует, так как он не может полно переживать свою нынешнюю, реальную жизнь из-за не пережитых травм прошлого.

Диссоциация — это естественный процесс психики, который помогает выжить в стрессовой ситуации, когда у человека недостаточно ресурсов для эмоционального вовлечения, и я хочу, чтобы у вас осталось понимание этого. Диссоциация превращается в патологию, если данный процесс защиты используется постоянно, как поведенческий паттерн.

Кроме того, диссоциация нам иногда необходима, и в некоторой степени мы с ней сталкиваемся в повседневной жизни. Диссоциация может происходить в трансовом состоянии, когда человек что-то делает машинально —  например, идет полусонный на работу, засыпает или, наоборот, пытается не дать себе заснуть, чтобы досмотреть интересный фильм, думает или медитирует.

Речь как индикатор

Далее я хочу поговорить о нашей повседневной жизни: насколько мы втянуты в процесс диссоциации, насколько часто мы отделяем себя от текущей ситуации, помещаем себя в другую или ассоциируем себя с кем-то еще, отделяя себя от своей жизни, зачем мы это делаем, и к чему это может привести. А проанализирую я это через речь.

Прислушайтесь к речи вашего собеседника или к своей собственной речи. Какое местоимение вы или ваш собеседник используете, говоря о себе? Во многих случаях  люди, говоря о себе, произносят «ты», «тебя», то есть, говоря про себя, человек не ассоциирует с собой то, о чем он рассказывает. Причины этого в каждом случае индивидуальны, но, так или иначе, по каким-то причинам бессознательно человек не хочет ассоциировать себя с тем, что он делал, делает или рассказывает. То есть бессознательно не хочет, а сознательно находится или находился в ситуации и, возможно, даже не почувствовал, что она ему вредна или неприятна. Это уже говорит о потере связи между чувствами и сознанием, между телом и сознанием, то есть диссоциация уже есть. Иногда чувствование таких ситуаций можно назвать интуицией, а интуиция — это доверие к себе, своим чувствам, но далеко не мыслям. Ведь мысли — это часто идеи, которые могут принадлежать кому-то другому, но, долго размышляя над ними, человек постепенно начинает принимать их за свои. А вот чувства у нас точно собственные, их нельзя внедрить или позаимствовать, они всегда настоящие. Можно сказать, что человек с хорошо развитой интуицией, а вернее — слышащий себя, свои чувства, в большей степени здоров, так как менее диссоциирован. Обычно и в речи такого человека реже звучат местоимения «ты», «тебя», когда он рассказывает о себе.
Иногда, чтобы бессознательно избавиться от ответственности или добавить своему решению веса, а также в состоянии неуверенности, люди говорят «мы», хотя в 90% случаях речь идет об индивидуальном действии или решении. Если действие было совместным, то здоровее будет сказать «я и еще кто-то». Менее диссоциированные люди реже употребляют местоимение «мы», потому что они чувствуют себя более индивидуальными и более целостными.
Следующий пример речевых оборотов, употребляемых в обществе, свидетельствующий о диссоциации — это высказывания о себе (ведь диссоциировать мы можем только себя). Такие выражения, как «мое тело», «мой организм», с их различным продолжением («толстое», «худое», «чего-то хочет», «болит» и т.д.) — очень привычны и естественны в нашей речи, но что они делают? Они отделяют нас от тела. То есть существует некое «я», сидящее в теле. Возникает вопрос, а кто это — «я»? Наверняка не мозг, ведь вряд ли мы думаем о мозге, говоря о себе. К тому же, мозг — это часть тела. Итак, «я» — это, скорее всего, мысли, сознание. Вот так потихоньку мы незаметно отделяем наше сознание от тела. К слову сказать, во многих духовных практиках это даже поощряется. Но «я» есть целое: и тело, и дух вместе взятые, и здоровы мы телом и духом только тогда, когда между ними есть связь, а мы эту связь не нарушаем. Я ни в коем случае не хочу сказать, что духовные практики вредны, но к ним нужно подходить в более осознанном состоянии — иначе они не пойдут на пользу, а, наоборот, начнется более глубокий процесс диссоциации.
Хочу напомнить: я анализирую речь  и использую ее как индикатор психического состояния. Во всех приведенных мной примерах у человека уже есть диссоциация. Человек диссоциирует себя своими мыслями, действиями, поведением, образом жизни, отношением к себе и окружающим.
Но я думаю, если начать осознавать свою речь, это будет серьезным шагом к изменению себя.

Не могу не упомянуть о  чувствах. Если понаблюдать, людям довольно сложно говорить «мое тело чувствует», все же чаще люди говорят «я чувствую». Это связано с тем, что чувства находятся в теле, и их довольно сложно отделить от него. Однако мне довелось встречаться и с такими случаями. Что очень интересно, эти люди занимались духовными практиками. Работа с такими людьми очень трудна, так как уровень их диссоциации очень высок. Схожий пример — фразы типа «моя психика не выдерживает», «…не приемлет» и т.д. То есть опять не «я». Со мной-то все хорошо —  с психикой что-то не так, а она — это не совсем я. Психика не я, но она точно моя, значит, я ею управляю и контролирую (как бы не так). Как признать, что психика неконтролируемым образом управляет тем, кто сам не знает, где находится? Вспоминаем один из предыдущих примеров про то, где мы «сидим», и получаем, что и не в психике, и не в голове. Куда же мы тогда вообще делись? (Вопрос для размышления читателям). Все эти выкрутасы происходят потому, что сказать «я» гораздо сложнее — могут включиться разные стереотипы, вызывая неприятные вопросы. Например: «Как это я не выдерживаю, я что — слабый?», «Как это я не управляю собой и своей психикой?».

Следующие примеры диссоциации — это, как ни странно, ассоциация себя со своей профессией, с местом проживания, с вещами. Приведу несколько очевидных примеров: «я — военный» (значит, я не могу чувствовать), «я — юрист/руководитель/чиновник» (значит, я не могу позволить себе дурачиться, искренне веселиться), и т.п. Когда человек начинает себя ассоциировать со своей профессией, он как бы растворяется в ней и теряет себя. Когда внутри нет доверия к себе, нет себя, нужно уцепиться за что-то, например, за профессию — тем более, некоторые из них имеют очень высокий статус в обществе. Профессия «прилипает», и человек остается врачом, военным или юристом всегда, даже в кругу друзей или в семье. Профессия — это очень важная сфера жизни, это самореализация, но есть и другие сферы и о них не нужно забывать.
Когда у человека нет «Я», либо оно очень маленькое, он часто ассоциирует себя с тем, во что он одевается, на чем ездит и где живет — это добавляет вес, повышая статус. Но что происходит с психикой? А в психике происходит диссоциация, потому что человек — это и тело, и сознание, но не надетый бренд и не «надетая» профессия. Есть люди, настолько сильно ассоциирующие себя со своей одеждой, что они не могут надеть другую, то есть они —  это не их тело и сознание, а их одежда. А ведь одежда, автомобили и прочие атрибуты — это всего лишь вспомогательные средства для жизни и саморазвития. Конечно, при таком отношении к вещам речь о развитии личности не идет. Личность в данном случае скачет по кругу, как белка в колесе, зависимая от внешних факторов. К сожалению, в наш век потребления сопутствующие средства для жизни ставятся выше того, для кого они делаются, и в рекламе мы слышим: «ты будешь лучше/ успешнее/красивее, если приобретешь…» (дальше следует название соответствующего продукта того или иного бренда).
Я привел лишь несколько примеров диссоциации, которые постоянно присутствуют в обществе и «помогают» расщеплять и без того слабо сформированные личности. Слабо, потому что индустриальное общество не способствует индивидуализации.

С чего все начинается?

Когда ребёнок рождается, у него нет самоидентификации, и он не отделяет себя от матери. Постепенно он начинает смотреть вокруг, видеть себя, поднимать голову и видеть окружающую среду, хватать предметы и ходить. Изучая таким образом мир и сопоставляя себя с ним, ребенок со временем осознает себя как нечто отдельное от всего мира. Именно в это время у него начинают возникать первые мысли о смерти, потому что разрушаются прежние связки «я = мать» и «я = мир вокруг», и он становится обособленным существом. В этом возрасте мать, говоря о ребенке, часто еще использует местоимение «мы» («мы погуляли», «мы поели», «мы покакали») и это нормально. Но примерно к 5-ти годам приходит момент, когда мать должна начать стимулировать и поддерживать процесс сепарации, и это первым делом осуществляется с помощью речи. Говоря о ребенке, следует теперь говорить «он» или «она» (естественно, в присутствии ребенка или обращаясь к нему, называть его по имени), тем самым приучая маленького человека к пониманию того, что он отдельная личность. Затем нужно постепенно делегировать ему ответственность за собственные действия и принятие решений. Можно начать с освоения ребенком элементарных навыков самообслуживания (одевания и т.д.). Важно поощрять его самостоятельность — это значит, хвалить, даже если у него не получилось.
Очень важен и собственный пример. Иногда кажется, что родители считают детей идиотами, глухими или слепыми, тогда как они гораздо умнее, чем это может показаться. Детская психика очень гибкая, она мгновенно впитывает и интегрирует все происходящее вокруг, и происходит это в несколько раз быстрее, чем у взрослого человека. Ребенок более непосредственен, открыт миру и доверчив. Поэтому, если вы что-то пообещали, сделайте это. Если не вышло, объясните ребенку, почему. Несите ответственность за свои действия и решения. Не обманывайте и не манипулируйте: дети прекрасно понимают, если им объяснить, и чувствуют, когда ими манипулируют. Будьте сами честными, и вам не придется пожинать плоды своего обмана и манипуляций, когда ребенок «непонятно в кого так себя ведет» или в подростковом возрасте теряет доверие к родителям (в современной советской  психологии последнее считается естественным, но, тем не менее, ничего не бывает «вдруг»). Больше общайтесь со своим ребёнком, воспринимайте его как личность. Так будет строиться здоровое воспитание.
Я думаю, вы не раз слышали, как мама ребенка уже школьного возраста говорит своей знакомой: «А мы поступили в школу». Пока еще забавно, но крайне вредно для ребенка. Однако нередки случаи, когда мама говорит: «Мы поступили в институт» — вот это уже не забавно и не смешно. К сожалению, это может продолжаться и дальше — не мне вам рассказывать, какие конфликты возникают, когда уже взрослый человек принимает решение создать свою семью, а сепарация от родителей так и не произошла. Приведенные примеры служат лишь вербальным индикатором отсутствия сепарации и самоидентификации. Конечно, и самих ситуаций гораздо больше, и они более разнообразны, да и вербальных примеров можно привести множество. Я здесь привел лишь наиболее частые из них и бросающиеся в глаза. Если сепарация не произошла, то получается, что человек физически вроде бы взрослый, а психически все еще инфантилен. Это следствие того, что в детстве родители, в силу особенностей своего развития, не смогли правильно сепарировать ребенка, а он в свою очередь не научился ассоциировать свои решения и действия с самим собой, что отражается в его речи употреблением местоимений «мы» и «ты» вместо «я».

И чем заканчивается?

Я специально начал статью с описания психического заболевания, чтобы показать крайние варианты развития процесса диссоциации. На одном конце — диссоциативные расстройства личности, а на другом — обычные люди вокруг, или так называемые невротики, в той или иной степени диссоциированные. К сожалению, с возрастом диссоциация часто усугубляется, потому что данный процесс поддерживается социумом и его системой, которой не нужны целостные личности. Кроме того, процесс интеграции требует от взрослого человека больших усилий. Но я надеюсь, что эта статья даст тему для размышления нынешним или будущим родителям, всем взрослым людям, нашедшим в себе черты, описанные мной выше. В этом мире нет ничего, что нельзя было бы изменить, кроме смерти — поэтому, пока вы живы, дерзайте! Но прямо сейчас, не завтра. Только начините с местоимения «Я».

Дополнительные примеры

Я вспомнил еще несколько примеров, которые, как я считаю, могут говорить о невротизации личности.
«У меня в подъезде» — точно не ясно, где. «У меня муж/жена» — ну если не шелковый/ая, тогда не ясно, у кого именно — у вас или…. «У меня у матери» — аналогично предыдущему примеру, но здесь еще возможна проблема сепарации. Еще я заметил, что люди при встрече стали часто говорить «Приветствую». Это похоже на констатацию факта своих действий из серии  «я какаю», «я иду в магазин», «я печатаю статью». По моему опыту, люди, выражающиеся таким образом, имеют нарциссические проблемы на грани психопатии (по Лоуэну). Или всем знакомое «извиняюсь» — человек говорит о себе в третьем лице либо потому, что не вырос, либо потому, что «Наполеон». В моей практике такие люди имели сильное расщепление. А само выражение еще и невежливо: «извините» или «простите» — это просьба, а в «извиняюсь» просьбы нет. Вероятно, таким людям и просить сложно, что тоже говорит о нарциссических проблемах.
Я думаю,  можно продолжить список подобных выражений и составить корреляции, но у говорящих так людей, скорее всего, будет расщепление в психике.

Использованные иллюстрации принадлежат их авторам.

Диссоциация — psyxotrauma — LiveJournal

Термин диссоциация происходит от латинского dissociatio [15], что означает разъединение, разделение. В психологии слово диссоциация находит, по крайней мере, два употребления. Во-первых, это слово часто используют как метафору для описания сепарированности и независимости частей целостной структуры объекта психологической науки , резкого, характерного противопоставления, несогласованности отсутствия связей, и т.п. Эта метафора служит для усиления, подчеркивания того факта, что рядоположенные элементы некоего объекта, элементы, объединенные в рамках той или иной концепции по некоторым общим признакам, обнаруживают в своем проявлении независимость друг от друга, а порой и противонаправленность. Иногда говорят о диссоциации тех или иных параметров той или иной методики, например о «диссоциации между вербальными и невербальными показателями эмоциональной напряженности», имея при этом в виду несогласованное, независимое изменение измеряемых переменных, что статистически может выражается в отсутствии корреляции между ними.


Приведем еще два примера. Так, в русском переводе работы Фрейда «Три очерка по теории сексуальности» переводчик использует слово «диссоциация» для передачи мысли Фрейда о нарушении интеграции сексуальных влечений в случаях перверсий. «…Перверсии казались нам… диссоциациями нормального развития» [17, стр. 95]. Там же говорится о «диссоциации полового влечения» [стр. 98]. Другой пример взят из учебника по нейропсихологии Е. Д. Хомской, где [19, стр. 156] упоминается диссоциация между способностью актуализации слов, обозначающих действия и актуализации слов, обозначающих предметы, которая наблюдается в клинических картинах динамической и оптико-мнестической афазий. Можно было бы привести много подобных примеров, в которых слово «диссоциация» предает некий смысловой оттенок, служит для постановки акцента, но не отражает понятие с более или менее строго определенным содержанием.

Используя метафору известного американского психоаналитика Джозефа Сандлера [27], понятие «диссоциация» можно было бы охарактеризовать как «эластичное» (elastic) понятие, содержание которого постоянно пополняется в соответствии с новыми данными исследований. Такие понятия служат своего рода связующим элементом между различными теоретическими представлениями и концепциями. Содержание такого рода понятий раскрывается только в соотнесении с контекстом, в котором оно используется, т.е. они являются контекстуально зависимыми.

В самом общем виде термин диссоциация описывает некоторые особенности процессов обработки информации [31], относится к нарушению интегрированности протекания психических процессов. В зависимости от контекста, о диссоциации говорят как о процессе [см. напр. 28,29], механизме психологической защиты [26, 6], психическом состоянии [24], психопатологическом и психиатрическом симптоме или синдроме [13, 23]. Обычно термин диссоциация, в контексте проблематики последствий психической травмы, описывает особые состояния и симптомы, возникающие как непосредственная и отсроченная реакция на психическую травму. О диссоциации также говорят и как о механизме психической защиты, который помошает справится с болезненными переживаниями психотравмирующего события.

Мортон Принц охарактеризовал диссоциацию как основной регулирующий принцип нервно-психического аппарата [26], который, согласно данным современных исследований, имеет доминирующее значение на ранних фазах онтогенеза.  Как процесс диссоциация приводит к тому, что комплекс поведенческих паттернов, мыслей, отношений или эмоций становится отделенным от остальной части личности человека и функционирует с той или иной степенью сепарированности и независимости [14]. Согласно определению диссоциации, принятой в американской психиатрической номенклатуре [9, 10, 22], диссоциативные симптомы представляют собой результат процесса, который приводит к тому, что интегрированные в норме «функций сознания, осознания подлинности своего эго или моторного поведения, в результате которого определенная часть этих функций утрачивается». Людвиг [24, 25] считает диссоциацию процессом, посредством которого определенные психические функции, в норме интегрированные с другими функциями, действуют в той или иной степени обособленно или автоматически и находятся вне сферы сознательного контроля индивида и процессов воспроизведения памяти. Вест [32] полагает, что диссоциация активно вторгается в процессы интеграции входящей, исходящей и сохраняемой информации, через образование ассоциативных связей обычными способами, и нарушает их.

Адаптивная функция диссоциации. Диссоциация как механизм психологической защиты.

Диссоциация является механизмом регуляции психической деятельности и в обыденных условиях и в экстремальных, потенциально психотравмирующих ситуациях. Примером проявления регулятивной функции диссоциации в обыденной ситуации может быть разведение входящих потоков информации при вождении автомобиля, когда водитель, управляя автомобилем, одновременно реагирует на сложную ситуацию на дороге, слушает при этом радио или разговаривая с пассажиром. Диссоциация также играет важную роль и при актуализация навыков, автоматизмов, составляющих сложную трудовую деятельность. Особую ценность диссоциация имеет для выживания индивида, для адаптации.

Людвиг [25] выделяет семь основных адаптивных функций диссоциации. 1. Автоматизация поведения. Диссоциативный процесс сводит к минимуму влияние сознательного контроля индивида при актуализации врожденных и наученных паттернов поведения. Благодаря этому индивид получает возможность концентрировать внимание на более важных аспектах ситуации или сложной задачи. Противоположностью диссоциации в этом случае является обсессивность-компульсивность, которая представляет собой, с одной стороны, деавтоматизацию поведения, а с другой стороны – сознательную фрагментацию действий. 2. Эффективность и экономичность деятельности. Диссоциация позволяет экономно расходовать усилия, повышая, таким образом, их эффективность. Диссоциация обеспечивает раздельное протекание психических процессов, благодаря диссоциации влияние противоречивой или избыточной информации сводится к минимуму, что, в свою очередь, снижает напряжение и дает возможность индивиду мобилизовать свои усилия для решения той или иной задачи. 3. Разрешение непереносимых конфликтов. В ситуации конфликта, когда в распоряжении индивида отсутствуют подходящие средства для немедленного его разрешения, конфликтующие установки, желания и оценки как бы разводятся, диссоциация направляет их в различные состояния или потоки сознания. Так индивид обретает возможность предпринять согласованные и целенаправленные действия в сложной ситуации. 4. Уход от повседневной реальности. Диссоциация лежит в основе множества религиозных практик и феноменов, таких, например, как медиумизм, шаманистские практики, ясновидение и прорицание, явления одержимости духом, глоссолалии и др. 5. Изоляция катастрофических переживаний. Диссоциативный процесс изолирует переживания психотравмирующих ситуаций, которые сопровождаются интенсивными негативными эмоциями. При этом восприятие психотравмирующей ситуации дробится на отдельные фрагменты. Амнестические эпизоды, фуги, реактивные преходящие диссоциативные эпизоды — примеры диссоциативных состояний, которые служат цели изоляции травматических переживаний. 6. Катарсическая разрядка некоторых эмоций и аффектов. Некоторые эмоции, аффекты, чувства и импульсы, на переживание которых в той или иной культуре наложено табу, могут быть выражены только в контексте особых санкционированных ритуалов, церемониалов, обрядов и празднеств. Участники этих ритуалов высвобождают и выражают табуированные эмоции, чувства и импульсы, в контексте диссоциативного состояния, которые можно было бы уподобить своего рода «контейнеру», в содержимое которого входят либидинозные напряжения, агрессивные импульсы, чувства, связанные с фрустрацией или неисполнимыми желаниями. Индивид получает возможность выражать эти чувства непосредственно или в символической форме, не испытывая при этом страх или вину в связи с нарушением рамок социальных ограничений или цензурой Суперэго. 7. Усиление «стадных чувств». С точки зрения Людвига, диссоциация играет большую роль при сплочении больших групп людей, оказывающихся перед лицом общей опасности, а также в феномене влияния на массы «харизматических» вождей и авторитарных лидеров.

Как механизм психологической защиты, диссоциация помогает индивиду справиться с интенсивными негативными эмоциями, вызванными воздействием факторов психотравмирующей ситуации или события. Психологические защиты являются определенными способами трансформации переживаний, которые приводят к снижению уровня неприятных, дискомфортных, а порой даже опасных для здоровья напряжений в эмоциональной жизни субъекта. Согласно Налчаджяну, психический механизм представляет собой «структуру определенным образом связанных психических действий, осуществление которых приводит к специфическому результату». По А. Фрейд механизмы психологической защиты представляют собой перцептивные, интеллектуальные и двигательные программы, разной степени сложности, формирующиеся в процессе непроизвольного и произвольного научения. Развивая идеи З. Фрейда, изложенные в работе «Торможение симптом и тревога», А. Фрейд называет Эго как объект и субъект психической защиты, Эго активирует защитный механизм в ответ на сигнал аффекта тревоги: «защитные механизмы – это деятельность «Я», которая начинается, когда «Я» подвержено чрезмерной активности побуждений или соответствующих им аффектов, представляющих для него опасность. Они функционируют автоматично, не согласуясь с сознанием».

Согласно классической концепции мезанизмы психической защиты действуют по следующим линиям взаимодействия структур и внешнего мира: Эго-Ид, Эго-Суперэго и Эго-Внешний мир. Позже (см., например, Хартман, Кохут, Кляйн, Мак-Вильямс [11], Кон, Столин) появилось представление о защитах «я» (self), направленных на сохранение самоуважения». В рамках кляйнианской теоретической мысли было разработано представление о примитивных защитах. М. Кляйн и ее последователи обогатили представления о защитах, предложив концепции расщепления (splitting), проективной идентификации, примитивной изоляции и отрицания, идеализация и обесценивание, интроективная идентификация.

Согласно взглядам клянианской школы, примитивные защиты возникают в ответ на тревоги, связанные с действием влечения к смерти. Тревоги самого раннего периода жизни, «психотические» тревоги, связаны со страхом аннигиляции Эго на так называемой параноидно-шизоидной фазе развития и со страхом утраты хорошего любимого объекта – на депрессивной фазе развития. Кроме того, тревогу вызывает зависть и агрессия, направленные на хороший объект (Хиншелвуд, 2007). Примитивные защиты обладают следующими основными характеристиками, обусловленными ранним этапом онтогенеза: очень слабая связь с принципом реальности и отсутствие представлений о константности и границах внешних объектов (Мак-Вильямс, 1998). Как правило, действие примитивных защитных механизмов разворачивается в сфере межличностного взаимодействия. Для этих защит всегда требуется другая персона как «опора» или «контейнер» для отщепленных проблемных частей психики субъекта Примитивные защиты характеризуются «недостаточной» связью с принципом реальности и «недостаточным» учетом самостоятельности и константности объектов.

Мак-Вильямс, хотя и не без оговорки, отнесла диссоциацию к классу первичных защит. В пользу своего выбора она приводит два аргумента: «глобальность» (там же, стр. 152) действия диссоциации, которая «поразительным образом охватывает всю личность». Здесь же она определяет природу диссоциации как «психотическую». Однако, далеко не всегда при диссоциации происходит нарушение принципа реальности. Рассмотрим, например интенсивные переживания состояния «флэш-бэк» [22, 26], в котором индивид полностью погружен в травматический опыт из своего прошлого, переживает его как событие, которое происходит с ним в настоящем, при этом может произойти полная утрата ориентации индивида во времени и пространстве. Однако вопрос об утрате связи с принципом реальности даже в этом состоянии, по-видимому, является дискуссионным. Да, действительно, чрезвыйчайно сильные переживания флэш-бэк характеризуются блокированием восприятия реальности, заполнением сознания ожившими воспоминаниями о пережитом когда-то реальном психотравмирующем событии. Из свидетельств внешних наблюдателей и лиц, переживших сложные развернутые состояния флэш-бэк, индивид, находясь в таком состоянии, ведет себя адекватно, но адекватно ситуации, которая вспоминается в состоянии флэш-бэк. Можно предположить, что в этом состоянии индивид не отвергает принцип реальности в пользу принципа удовольствия, как это бывает в случае с психотическими пациентами, которые находят удовлетворение своим желаниям и разрядку своих импульсов в магическом, фантасмагорическом мире галлюцинаций.

Состояния флэш-бэк подобны переживаемым наяву повторяющимся сновидениям, содержанием которых является пережитая когда-то индивидом психотравмирующая ситуации. Еще Фрейд в работе «По ту сторону принципа удовольствия» отмечал своеобразие таких сновидений, заключающееся в том, что для них не свойственно стремление к галлюцинаторному удовлетворению желания, которое характерно для обычных снов и психотических симптомов. «…Сновидения травматических невротиков … нельзя… рассматривать с точки зрения исполнения желаний… Скорее они подчиняются вынуждению повторения…» [18, стр. 162—163]. То же самое можно, по-видимому, сказать и о состояниях флэш-бэк. Флэш-бэк также относится к галлюцинации, как травматическое сновидение к сновидению, исполняющему желание.

Появление симптома переживания травматического события из прошлого пациента как реального, обусловлено «избыточным» действием диссоциации как механизма психологической защиты. Таким образом, в отношении некоторых диссоциативных феноменов, несмотря на то, что они имеют внешние черты сходные с психотическими симптомами, можно сказать, что принцип реальности сохраняется, но он «диссоциирован» от контекста актуальной ситуации. Исходя из вышесказанного, диссоциацию нельзя безоговорочно относить к классу примитивных защит. Видимо, к психотическому полюсу более близки, по своему «феноменологическому узору», такие диссоциативные состояния как медиумический или шаманистский транс, опыт выхода из тела (out-of-body experiences).

По-видимому, основной задачей диссоциации как защитного механизма, является сохранения связи, как это не парадоксально, с реальностью, контакта, который является источником невыносимых страданий, за счет нарушения цельности, единства структуры внутреннего мира. Итак, определение класса психологической защиты, к которому можно было бы отнести диссоциацию, довольно затруднительно, если придерживаться критериев, предложенных Мак-Вильямс.

Диссоциация занимает особое место среди механизмов психологической защиты, поскольку основной ее функцией является не столько разрешение интрапсихических конфликтов, сколько совладание с интенсивными негативными переживаниями, которые возникают при чрезвычайных обстоятельствах, несущих угрозу жизни, физической целостности индивида или его близких. Далее, диссоциация является врожденным, филогенетически обусловленным архаичным механизмом, а не формируется в онтогенезе. По мере того, как индивид проходит через определенные этапы развития, происходит формирование других, более сложных механизмов психологических защит, но диссоциация остается, так сказать, в резерве, на случай ситуаций, чреватых психической травматизацией. «Диссоциация – это «естественная» реакция на травму» [11, стр. 152].

У любого человека, попавшего в психотравмирующую ситуацию может активироваться диссоциативный защитный механизм. Однако не всегда эта «естественная» реакция приводит к «нормальным» последствиям. Избыточная диссоциативная активность в момент переживания психотравмирующей ситуации может в будущем привести к образованию диссоциативной или иной психопатологии. Говоря о диссоциации как механизме психологической защиты от невыносимых негативных переживаний, различают три взаимосвязанных, но разных феномена: первичную, вторичную и третичную диссоциацию. Первичная диссоциация характеризуется образванием одной АЛ — аффективной личности — (см. книгу «Призраки прошлого» [Haunted Self] Ван дер Харта и его коллег) и одной внешне нормальной личности (ВНЛ). АЛ при первичной диссоциации содержит в себе системы реакции на опасность — бегства/борьбы и замирания, блокирования эмоциональных реаакций. Первичная диссоциация  имеет место при ПТСР. Вторичная диссоциация характеризуется формированием двух или более АЛ и одной ВНЛ. При вторичной диссоциации в АЛ, помимо систем реакции на опасность, могут, в зависимости от типа травматической ситуации, содержаться другие системы, например, привязанности, энергетическиой регуляции организма и т.д. Вторичная диссоциация может быть, например, при сложном ПТСР и пограничном расстройтве личности травматического генеза. При третичной диссоциации наблюдаются несколько ВНЛ и несколько АЛ. Третичной диссоциации соотвествует расстройство множественной личности.

Список литературы

1. Агарков В. А. Эмпирические исследования диссоциации. // Брушлинский А. В., Журавлев А. Л. (ред.) Современная психология: состояния и перспективы исследований. Тезисы докладов на юбилейной научной конференции ИП РАН, 28—29 января 2002 г. Том 1. М.: Изд-во ИП РАН, С. 242—244, 2002.

2. Тарабрина Н. В., Агарков В. А. и др. Мисиссипская шкала для оценки посттравматических реакций. / Тарабрина Н. В., Агарков В. А., Калмыкова Е. С., Макарчук А. В. и др. «Практикум по психологии посттравматического стресса» под ред. Тарабриной Н. В. Спб.: Питер, С. 140—145, 2001

3. Тарабрина Н. В., Агарков В. А. и др. Шкала для клинической диагностики ПТСР (Clinical Administered Scale – CAPS). / Тарабрина Н. В., Агарков В. А., Калмыкова Е. С., Макарчук А. В. и др. «Практикум по психологии посттравматического стресса» под ред. Тарабриной Н. В. Спб.: Питер, С. 118—124, 2001

4. Тарабрина Н. В., Агарков В. А. и др. Шкала оценки влияния травматического события (Impact of Event Scale-R – IOES-R). / Тарабрина Н. В., Агарков В. А., Калмыкова Е. С., Макарчук А. В. и др. «Практикум по психологии посттравматического стресса» под ред. Тарабриной Н. В. Спб.: Питер, С. 125—139, 2001

5. Агарков В. А., Тарабрина Н. В. Диссоциация и посттравматический стресс. / Тарабрина Н. В., Агарков В. А., Калмыкова Е. С., Макарчук А. В. и др. «Практикум по психологии посттравматического стресса» под ред. Тарабриной Н. В. Спб.: Питер, С. 76—94, 2001

6. Агарков В. А., Тарабрина Н. В. Шкала диссоциации (Dissociarion Experience Scale – DES). / Тарабрина Н. В.,Агарков В. А., Калмыкова Е. С., Макарчук А. В. и др. «Практикум по психологии посттравматического стресса» под ред. Тарабриной Н. В. Спб.: Питер, С. 197—208, 2001

7. Агарков В. А., Тарабрина Н. В. Апробация структурированного клинического интервью для диагностики диссоциативных расстройств (СКИД-Д) в рамках классификации DSM-IV. // Материалы IV научно-практической конференции «Посттравматический и поствоенный стресс. Проблемы реабилитации и социальной адаптации участников чрезвычайных ситуаций: междисциплинарный подход». Пермь, 1999.

8. Агарков В. А., Тарабрина Н. В. Опросник перитравматической диссоциации. // Материалы III научно-практической конференции «Посттравматический и поствоенный стресс. Проблемы реабилитации и социальной адаптации участников чрезвычайных ситуаций: междисциплинарный подход». Пермь, 1998.

9. Дмитриева Т. Б. (ред.) Клиническая психиатрия. М.: ГОЭТАР МЕДИЦИНА, 1998

10. Каплан Г. И., Сэдок Б. Дж. Клиническая психиатрия. В 2 т. М.: Медицина, 1994.

11. Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика. М.: Независимая фирма «Класс», 1998

12. Марьин М. И., Ловчан С. И., Леви М. В., Бобринев Е. В., Зубов В. Ю., Поляков М. Н., Тарабрина, Н. В., Агарков В. А., Котенев И. О., Ялтонский В. М. Диагностики, профилактика и коррекция стрессовых расстройств среди сотрудников Государственной противопожарной службы МВД России. Методическое пособие. М. 1999

13. Международная классификация болезней (10-й) пересмотр. Классификация психических и поведенческих расстройств. Всемирная организация здравоохранения. Россия. Спб.: 1994

14. Райгородский Д. Я. (ред.-сост.) Практическая психодиагностика Самара: издательский дом «БАХРАХ», С 133—141, 1998

15. Словарь иностранных слов М.: «Русский язык»

16. Соколова Е. Т., Николаева В. В. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях. М.: SvR-Аргус, 1995

17. Фрейд З. Очерки по теории сексуальности. / Фрейд З. Труды разных лет. В 2-х т., Тбилиси, «Мерани», «Веста», 1991

18. Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия. / Фрейд З. Труды разных лет. В 2-х т., Тбилиси, «Мерани», «Веста», 1991

19. Хомская Е. Д. Нейропсихология. М.: Изд. МГУ, 1987

20. Юнг К. Г. Обзор теории комплексов. / К. Г. Юнг Синхронистичность, Изд.: «Рефл-бук», «Ваклер», 1997

21. Agarkov V. A., Tarabrina N. V., Lasko N. B. Relationship between peritraumatic dissociation and severity of the long-term psychopathology. Proсeeding for the annual meeting of the International Society for Traumatic Stress Studies, Montreal, Quebec, Canada, 1997

22. American Psychiatric Association Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders. (4th ed.). Author, Washington, D.C., 1994

23. American Psychiatric Association Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders. (3rd ed., revised). Author, Washington, D.C., 1987

24. Ludwig A. M. Altered states of consciousness. // Archives of General Psychiatry, V. 15, P. 225—234, 1966

25. Ludwig A. M. The psychological functions of dissociation. // American Journal of Clinical Hypnosis, V.

26, P. 93—99, 1983 26. Putnam F. W. Diagnosis and treatment of Multiple Personality Disorder. New York, London, Guilford Press, 1989

27. Sandler J., Dreher A. U., Drews S. An approach to conceptual research in psychoanalysis illustrated by a consideration on psychic trauma. // International Review of Psycho-Analysis, V. 18, P. 133—141, 1991

28. Spiegel D., Cardena E. Disintegrated experience: The dissociative disorders revised. // Journal of Abnormal psychology, V. 100, No. 3, P. 366—378.

29. Tampke A. K., Irwin H. J. Dissociative processes and symptoms of posttraumatic stress in Vietnam veterans. // Journal of Traumatic Stress. V. 12, No. 4, 1999.

30. Tarabrina, N.V., Lasko N. B., Agarkov V. A. The Russian version of the DES: The Pilot Study. Proceeding for the annual meeting of the International Society for Traumatic Stress Studies, 1997, Montreal, Quebec, Canada

31. Van der Kolk B. A., van der Hart O. Marmar C. R. Dissociation and information processing in Posttraumatic Stress Disorder. / Van der Kolk B. A., McFarlane A. C. & Weisaeth L. (Eds.) Traumatic stress: The effect of overwhelming experience on mind, body and society. Guilford Press, N.Y., London, 1996.

32. West I. J. Dissociative reactions. / Freeman, A.M. & Kaplan, H.I. (Eds.) Comprehensive textbook of Psychiatry. Baltimore: Williams & Wilkins, 1967

Диссоциация

Диссоциация — Механизм психологической защиты, относящийся к так называемым первичным механизмам и состоящий в том, что человек обретает способность воспринимать происходящее с ним так, будто оно происходит не с ним, а с кем-то посторонним. Таким образом диссоциируется (отделяется) личность и неприятные ощущения, которые переживает человек.

Диссоциироваться могут не только неприятные эмоции, но и наоборот — очень сильные положительные эмоции (которые вызывают эмоциональный дистресс).

Термин «диссоциация» был предложен в конце девятнадцатого века П. Жане. Он в ходе наблюдений выяснил, что комплекс идей может отщепляться от основной личности и существовать независимо и как бы вне сознания. Интересно, что с помощью гипноза Жане удавалось на время «соединить» личность и переживания.

Диссоциация считается довольно распространенным механизмом психологической защиты, хотя она и не применяется большинством людей в обычных условиях. Признаки диссоциации:

— «Это происходит будто не со мной»,

— «Мне кажется, что эти чувства — не мои»,

— «Мои чувства как бы отделились от меня, живут самостоятельно и где-то в отдалении».

В крайних случаях диссоциация может привести к тому, что индивид начинает как бы видеть себя со стороны, вплоть до ощущения выхода из тела.

Различают диссоциацию в норме и патологии.

Диссоциация в норме — это как правило реакция на стресс, сильные неприятные переживания. Ситуация требует эмоциональной собранности и контроля над собственными действиями, но в силу неготовности к такого рода переживаниям человек прибегает к диссоциации себя и чувств. Значительный плюс такой диссоциации — временное обретение возможности трезво оценивать ситуацию и расчетливо реагировать.

При нарушениях психологического здоровья диссоциация может применяться некоторыми людьми для защиты не только от действительно сложных и опасных ситуаций, требующих немедленной трезвой оценки, но и от просто эмоционально неприятных событий. Люди с повышенной чувствительностью к негативным эмоциям могут диссоциировать в самых обычных для других людей ситуациях, требующих от них эмоционального вовлечения. Такие люди с трудом налаживают эмоциональный контакт, кажутся исключительно холодными и хладнокровными.

Постоянное использование диссоциации может привести, например, к социальной изоляции индивида: постоянный «трезвый» настрой блокирует возможность адекватно оценить эмоциональную ее составляющую, резко снижает эмпатию.

Как и другие механизмы психологической защиты эта «способность» начинает формироваться еще в далеком детстве. Чаще склонны к диссоциации люди, перенесшие в детстве тяжелую психологическую травму: подвергавшиеся насилию, пережившие катастрофу, наблюдавшие жестокое обращение с другим человеком или животным. Также развитию этой «способности» способствует наблюдение ее у других, окружающих людей.

Крайние случаи диссоциации имеют место при нарушениях психического здоровья, например при психозах. Нэнси Мак-Вильямс описывает диссоциацию как центральную защиту людей с расстройством по типу множественной личности. В целом этот механизм психологической защиты лежит в основе всех диссоциативных расстройств.

Диссоциация — Психология, если вкратце

Диссоциация – психический процесс, относимый к механизмам психологической защиты. В результате работы этого механизма человек начинает воспринимать происходящее с ним так, будто оно происходит не с ним, а с кем-то посторонним.

Явление диссоциации покрывает большой спектр проявлений психики от легкого отстранения от ближайшего окружения до серьезного разъединения с происходящей реальностью. Данный механизм помогает справиться с невыносимой болью или ужасом. Столкнувшись с такой ситуацией в жизни, любой человек может быть способен к диссоциации.  Переходя к восприятию событий своей жизни как бы со стороны, человек получает возможность трезво оценивать их и реагировать с холодным расчётом. Но в то же время, на другом конце спектра находятся диссоциативные расстройства, включенные в руководство по психическим расстройствам DSM-5. Развитие диссоциативного расстройства иногда бывает вызвано травмами или даже просто стрессовой ситуацией. Диссоциативные симптомы имеют непосредственную взаимосвязь с наличием в детстве физического насилия, в том числе сексуального характера. В долгосрочной перспективе диссоциация связана со снижением психологического функционирования и адаптации. Среди симптомов выделяют тревогу, низкую самооценку, депрессию, хроническую боль, межличностную дисфункцию (например, затруднение общения), самоповреждения и суицидальные мысли и действия. У людей, переживших травмирующие события, может развиться склонность диссоциировать в самых обычных стрессовых ситуациях – впадать в амнезию или становиться совершенно другими, что зачастую вызывает непониманию со стороны окружающих и вызывает сложности в выстраивании межличностных отношений.

Множество исследований проводится последнее время по данному явлению, в которых подчеркивается то, что людей, использующих диссоциацию гораздо больше, чем считалось ранее. Также множество художественных фильмов посвящены данному проявлению человеческой психики, такие как “Идентификация” (Identity, 2003), “Остров проклятых” (Shutter Island, 2009), “Сплит” (Split, 2016) и многие другие. Более подробно читайте о психологических защитах в монографии А. Фрейд «Психология Я и защитные механизмы», а также в работах Н. Мак-Вильямс «Психоаналитическая диагностика. Понимание структуры личности в клиническом процессе».

ДИССОЦИАЦИЯ В ПСИХОЛОГИИ

1. Условно здоровой, управляемой «центром»: внутренний критик, перфекционист, творец и т.д.

В редких школах есть предмет «психология». Если бы детей учили тому, как управлять своими мыслительными процессами, понимать свои эмоции, управлять позициями восприятия и эго-состояниями, то ребенок мог бы разобраться, как он психологически функционирует. Но когда такого понимания нет, ребенок может попасть в диссоциацию случайно, и ему это может понравиться. Например, ему предстоит выступление, он случайно правильно настроился и случайно попал в диссоциацию «я сказочный рассказчик». Это драйв и энергия. Если ребенок высокочувствительный, ему еще проще случайно попадать в диссоциированные состояния и в них же оставаться.

Конечно, у этого есть плюс — умение быстро собраться. Но и минус — если эти состояния случайные и неуправляемые, в них можно попасть случайно, того не желая. Даже если это деструктивные состояния. Такие состояния знакомы, пожалуй, почти всем. Кто-то выпадает в диссоциацию «внутренний перфекционист», а кто-то «трудоголик до упада». В каждом из нас десятки потенциальных уходов в диссоциацию. Если человек этим не управляет, то диссоциация начинает управлять человеком. Большинство людей стихийно носятся между подвидами диссоциации, даже не подозревая, что этим можно управлять.

Целые методы когнитивно-поведенческой терапии третьей волны работают с настройкой и управлением фильтрами внимания. В mindfulness можно освоить диссоциацию и ассоциацию. Это полезный навык, определяющий качество жизни. Если вы умеете свободно переходить по позициям восприятия, вы берете управление своей жизнью в свои руки. Подробнее об этом в статьях «Внимательное отношение к себе и жизни» https://sypachevskaya.com/article_28 и «О позициях восприятия»: https://sypachevskaya.com/article_8.

2. Еще в границах нормы, но уже слабо управляемая «центром», мешающая жить, когда человеку сложно справляться с субличностями.

Обычно связана с психологической травмой насилия или отвержения (или совместно с обеими). В случае с отвержением — если ребенка постоянно стыдили и обесценивали, отвергали, давали любовь только, если он соответствовал ожиданиям взрослого, у ребенка формируется внутренний перфекционист такой мощи, что быть неидеальным становится невыносимо. Вырастая, такой человек следует внутреннему токсичному критическому голосу. Он идет по пути избегания: может отказываться от интересной работы, лишь бы не допустить ошибку и не страдать, может отказываться от общения (кому я такой нужен, другим со мной не интересно, вдруг раскусят что я самозванец). Или не быть собой, играть роль, чтобы завоевать любовь и не получить отвержение. Подробнее об этом механизме на примере стыда писала здесь: https://sypachevskaya.com/article_29.

В случае с насилием человек может уйти в свой внутренний мир, отгородиться от внешнего, от целостного восприятия себя, вытеснить из памяти большой кусок чувств, воспоминаний.

Событие, которое к этому привело, может быть:

• однократным (катастрофа, чрезвычайное происшествие, эпизод с нападением, сексуальным насилием),

• длительным (например, жизнь в постоянном насилии),

• наслоение причин: если ребенка регулярно бьют, у него закрепляется диссоциативная модель поведения, позже он не чувствует себя и регулярно попадает в психотравматичные ситуации, в которых такая модель воспроизводится снова и снова, и еще больше закрепляется.

Глубина такого типа диссоциации может зависеть от многих причин: от наличия поддержки во время или после травматичного события, от индивидуального восприятия, от жизнестойкости и наличия навыков управлять своими состояниями, от возраста, в котором это произошло и т.д. Периодически встречаю медийные истории, которые пытаются поймать волну хайпа на тему того, как тринадцати-пятнадцатилетние «ужасные» дети совращают взрослых. Студия делится на два лагеря: один лагерь защищает ребенка, другой нападает. У лагеря, который нападает, нет представления об устройстве диссоциации. Ребенок в глубочайшей психологической травме насилия, он отключен от своих эмоций, это прямой путь в психопатию (если не уже).

Если травма совсем ранняя и эмоции полностью сломаны, он вообще не понимает, чего от него хотят, что такое сочувствие, сострадание к себе и другим, что такое своя и чужая боль, что такое телесная чувствительность и неприкосновенность его тела для других. Ему самому почти безразлично, жить или умереть, и чужая жизнь ему безразлична. Люди для него — бездушные механизмы, говорящие куколки за толстым стеклом. Сигнал к ним не отправляется, обратная связь от них не доходит.

Когда мелкое здоровое дикое животное встречает человека, оно убегает. Попав в капкан, оно будет сопротивляться изо всех оставшихся сил: кусаться, царапаться. Примерно так и с детьми: если они в «терпимом» насилии, они могут убегать (диссоциироваться) в позицию наблюдателя, чувства отключаются. Если насилие становится настолько невыносимым, что ребенку уже все равно, выживет он или нет, диссоциация может распадаться на подвиды, например — «агрессивно-нападающий», или «впадающий в ступор», или «балагур, отвлекающий внимание насильника», или смешанные виды. Он переходит по этим позициям, теряя свое здоровое «я».

Отщепление от эмоций и телесной чувствительности, которые защитили от боли, ребенок воспринимает как спасение. Он создает себе сказочные диссоциативные миры, где за его действия отвечают подвиды диссоциации, а не он сам. Алгоритм расщепления: «меня бьют, я не могу защититься, не могу убежать» → отключение от эмоций → желание справиться с ситуацией → случайный подвид диссоциации, защищающий от боли. Эмоции и реакции у такого ребенка обычно перепутаны, из-за этого возникают проблемы с социализацией и непонимание других. Сам он тоже может выглядеть странно. У него может наблюдаться рассинхронизация между телесными проявлениями, чувствами и действиями. Именно таких детей приводят в студию из примера выше.

3. Не связанная с психологией, относящаяся к медицине (как следствие основного заболевания):

• ментального, например, шизофрении.

• инфекционного, подробнее: http://ncpz.ru/lib/54/book/32/chapter/77

• неинфекционного, подробнее: http://www.psychiatry.ru/lib/54/book/32/chapter/76.

• следствие алкогольного, лекарственного или наркотического воздействия.

Но в этом случае будет комплекс симптомов, и диссоциация — один из них, но не единственный и не всегда обязательный. Обзорное видео: «Диагностика психических заболеваний. Как исключить органику?»

Увы, в психологии и психиатрии зачастую есть привычная практика: не искать причину проблемы, а работать с симптомом. Предположим, у вас есть причина, по которой на теле появляются синяки. Она может быть:
а) поведенческой: если вы каждый раз бьетесь об один и тот же угол стола и получаете синяк;
б) медицинской: если у вас проблемы с сосудами;
в) психологической: если вы мнете кожу до синяков.

Причина может быть любой, но не каждый доктор станет ее искать, а просто поставит диагноз «синяко-появление» и выпишет мазь «от синяков». Именно так зачастую работают с диссоциацией, ОКР, фобиями и прочими состояниями. Не выясняют причину, а работают с симптомом.Но пока вы не уберете с пути мешающий угол, о который каждый раз ставите синяк, никакая синяко-терапия не поможет. Синяки будут появляться снова и снова. Поэтому, во-первых, нужно определить тип диссоциации, во-вторых, искать причину. Если нет симптомо-комплекса, а диссоциация — единственный симптом, очень велика вероятность того, что это про поведение, а не про психиатрию или медицину. Важно это разграничить, от этого напрямую будет зависеть способ работы с диссоциацией.

Диссоциация (психологическая защита) — FAQ по реальности

Несколько сомневаясь, я все же поместила диссоциацию в класс примитивных защит на основании того, что ее действие глобальным и поразительным образом охватывает всю личность, а также потому, что многие диссоциированные состояния психотичны по своей природе. Она сильно отличается от всех описанных выше процессов тем, что последние представляют собой нормальные способы функционирования и становятся проблемными, только если человек остается в них слишком долго или исключает другие пути взаимодействия с реальностью. Диссоциация отличается следующим: любой из нас может быть способен к диссоциации при определенных условиях (впрочем, и это спорно: многие исследования показывают, что только высоко гипнабельные люди могут прибегать к данной защите). Но все же большинству из нас достаточно повезло, чтобы никогда не оказаться в таких условиях.

Диссоциация – это “нормальная” реакция на травму, но нельзя сказать, что в ходе развития обязательно должны быть травмы. Любой из нас, столкнувшись с катастрофой, большей, чем способен вынести (особенно если она связана с непереносимой болью или ужасом) может диссоциировать. Об отделении от тела во время угрожающих жизни бедствий и серьезных хирургических операций сообщалось так много, что лишь очень скептически настроенные люди могут полностью игнорировать свидетельства существования диссоциативных феноменов. Человек, с которым произошло непереносимое несчастье, в любом возрасте может диссоциировать; маленькие дети, неоднократно подвергавшиеся ужасному абьюзу, могут научиться диссоциации как привычной реакции на стресс. В этом случае, если дети выживают и становятся взрослыми, они могут быть диагностированы как страдающие от характерологического диссоциативного расстройства и названы множественной личностью.

В последние два десятилетия наблюдается буквально взрыв исследований и клинических сообщений на тему множественной личности и диссоциации. Во всех этих изданиях подчеркивается тот факт, что диссоциирующих людей значительно больше, чем считалось ранее. Не исключено, что стало больше страшного детского абьюза, порождающего диссоциацию, или же мы достигли некоего порога массового осознания, особенно после публикации “Сибиллы” (Schreiber, “Sybil”, 1973), книги, которая настойчиво приглашает людей, подозревающих у себя регулярное диссоциирование, как можно скорее обратиться к профессионалам в сфере психического здоровья.

Выгоды диссоциирования в невыносимой ситуации очевидны: диссоциирующий отключается от страдания, страха, паники и уверенности в надвигающейся смерти. Всякий, кто пережил выход из тела, находясь в смертельной опасности, и даже тот, кто не имеет такой мощной основы для эмпатии, легко поймет, что лучше быть вне чувства ожидания предстоящего собственного уничтожения, чем внутри его. Эпизодическая или мягкая диссоциация может способствовать проявлениям редкого мужества. Огромным недостатком такой защиты является, конечно, ее тенденция автоматически включаться в условиях, когда на самом деле не существует риска для жизни, и более точная адаптация к реальной угрозе нанесла бы значительно меньший урон общему функционированию.

Травмированные люди склонны реагировать на обычный стресс как на опасность для жизни, немедленно впадая в амнезию или становясь совершенно другими – ко всеобщему смятению. Человек, не имеющий личной травматической истории, не заподозрит диссоциацию, если его друг внезапно забудет что то важное или необъяснимо изменится. Он, скорее, подумает, что его приятель пребывает в дурном расположении духа, неуравновешен или просто лгун. Таким образом, тот, кто постоянно прибегает к такой защите, платит за это высокую цену межличностными отношениями.

Диссоциация и диссоциативные расстройства — Better Health Channel

Диссоциация — это психический процесс, при котором человек отключается от своих мыслей, чувств, воспоминаний или чувства идентичности. Диссоциативные расстройства включают диссоциативную амнезию, диссоциативную фугу, расстройство деперсонализации и диссоциативное расстройство идентичности.

Люди, пережившие травмирующее событие, часто имеют некоторую степень диссоциации во время самого события или в последующие часы, дни или недели.Например, событие кажется «нереальным» или человек чувствует себя оторванным от того, что происходит вокруг, как если бы он смотрел события по телевизору. В большинстве случаев диссоциация проходит без лечения.

Однако у некоторых людей развивается диссоциативное расстройство, требующее лечения. Диссоциативные расстройства — это противоречивые и сложные проблемы, требующие особой диагностики, лечения и поддержки. Если вы обеспокоены тем, что у вас или у вашего близкого может быть диссоциативное расстройство, важно обратиться за профессиональной помощью.

Симптомы

Симптомы и признаки диссоциативных расстройств зависят от типа и степени тяжести, но могут включать:

  • Чувство оторванности от самого себя
  • Проблемы с обработкой сильных эмоций
  • Внезапные и неожиданные изменения настроения — например, чрезмерное самочувствие. грустно без причины
  • Проблемы с депрессией или тревожностью, или и то и другое
  • Ощущение, будто мир искажен или нереален (так называемая «дереализация»)
  • Проблемы с памятью, не связанные с физическими травмами или заболеваниями
  • Другие когнитивные (связанные с мыслями) проблемы, такие как проблемы с концентрацией
  • Значительные провалы в памяти, такие как забывание важной личной информации
  • Чувство принуждения к определенному поведению
  • Смешение личности — например, поведение, которое человек обычно считает оскорбительным или отвратительно.

Диапазон диссоциативных расстройств

Специалисты в области психического здоровья различают четыре основных типа диссоциативного расстройства, в том числе:

  • Диссоциативную амнезию
  • Диссоциативную фугу
  • Деперсонализационное расстройство
  • Диссоциативное расстройство идентичности.

Диссоциативная амнезия

Диссоциативная амнезия — это когда человек не может вспомнить детали травмирующего или стрессового события, хотя осознает, что испытывает потерю памяти.Это также известно как психогенная амнезия. Этот тип амнезии может длиться от нескольких дней до одного или нескольких лет. Диссоциативная амнезия может быть связана с другими расстройствами, такими как тревожное расстройство.

Четыре категории диссоциативной амнезии включают:

  • Локализованная амнезия — какое-то время человек вообще не помнит травмирующее событие. Например, после нападения человек с локальной амнезией может не вспоминать никаких подробностей в течение нескольких дней.
  • Избирательная амнезия — человек имеет неоднородные или неполные воспоминания о травмирующем событии.
  • Общая амнезия — человек не может вспомнить подробности своей жизни.
  • Систематизированная амнезия — у человека может быть очень специфическая и специфическая потеря памяти; например, они могут не помнить одного родственника.

Диссоциативная фуга

Диссоциативная фуга также известна как психогенная фуга. Человек внезапно и без всякого предупреждения не может вспомнить, кто он, и не помнит своего прошлого.Они не осознают, что теряют память и могут изобрести новую личность. Обычно человек уезжает из дома — иногда на тысячи километров — находясь в фуге, которая может длиться от часов до месяцев. Когда человек выходит из своей диссоциативной фуги, он обычно сбивается с толку, не вспоминая «новую жизнь», которую он создал для себя.

Расстройство деперсонализации

Расстройство деперсонализации характеризуется ощущением отстраненности от своей жизни, мыслей и чувств.Люди с этим типом расстройства говорят, что они чувствуют себя отстраненными и эмоционально не связанными с собой, как если бы они смотрели персонажа из скучного фильма. Другие типичные симптомы включают проблемы с концентрацией внимания и памятью. Человек может сообщать о том, что чувствует себя «неуправляемым» или неконтролируемым. Время может замедлиться. Они могут воспринимать свое тело как другое по форме или размеру, чем обычно; в тяжелых случаях они не могут узнать себя в зеркале.

Диссоциативное расстройство идентичности

Диссоциативное расстройство идентичности (DID) — наиболее противоречивое из диссоциативных расстройств, которое оспаривается и обсуждается специалистами в области психического здоровья.Ранее называвшееся расстройством множественной личности, это самый тяжелый вид диссоциативного расстройства.

Состояние обычно подразумевает сосуществование двух или более состояний личности в одном человеке. В то время как различные состояния личности влияют на поведение человека, человек обычно не осознает эти состояния личности и переживает их как провалы в памяти. Другие состояния могут иметь другой язык тела, тон голоса, взгляды на жизнь и воспоминания. При стрессе человек может перейти в другое состояние личности.Человек с диссоциативным расстройством личности почти всегда страдает диссоциативной амнезией.

Причины

Большинство специалистов в области психического здоровья считают, что основной причиной диссоциативных расстройств является хроническая травма в детстве. Примеры травм включают неоднократное физическое или сексуальное насилие, эмоциональное насилие или пренебрежение. Непредсказуемая или пугающая семейная среда также может привести к тому, что ребенок «отключится» от реальности во время стресса. Кажется, что тяжесть диссоциативного расстройства в зрелом возрасте напрямую связана с тяжестью детской травмы.

Травматические события, происходящие в зрелом возрасте, также могут вызывать диссоциативные расстройства. Такие события могут включать войну, пытки или стихийное бедствие.

Осложнения

Без лечения возможные осложнения для человека с диссоциативным расстройством могут включать:

  • Жизненные трудности, такие как разрыв отношений и потеря работы
  • Проблемы со сном, такие как бессонница
  • Сексуальные проблемы
  • Тяжелая депрессия
  • Тревога расстройства
  • Расстройства пищевого поведения, такие как анорексия или булимия
  • Проблемное употребление наркотиков, включая алкоголизм
  • Самоповреждение, включая самоубийство.

Диагноз

Если вы обеспокоены тем, что у вас или вашего близкого может быть диссоциативное расстройство, важно обратиться за профессиональной помощью. Диссоциативные расстройства всегда требуют профессиональной диагностики и лечения.

Диагностика может быть сложной, поскольку диссоциативные расстройства сложны и их симптомы являются общими для ряда других состояний. Например:

  • Физические причины (например, травмы головы или опухоли головного мозга) могут вызывать амнезию и другие когнитивные проблемы.
  • Психические заболевания, такие как обсессивно-компульсивное расстройство, паническое расстройство и посттравматическое стрессовое расстройство, могут вызывать симптомы, аналогичные диссоциативному расстройству.
  • Действие некоторых веществ, в том числе некоторых рекреационных наркотиков и лекарств, отпускаемых по рецепту, может имитировать симптомы.
  • Диагностика может быть затруднена, когда диссоциативное расстройство сосуществует с другой проблемой психического здоровья, такой как депрессия.

Лечение

Эффективность лечения диссоциативных расстройств не изучалась.Варианты лечения основаны на тематических исследованиях, а не на исследованиях. Вообще говоря, на лечение может уйти много лет. Возможные варианты:

  • Безопасная среда — врачи попытаются заставить человека чувствовать себя в безопасности и расслабиться, чего достаточно, чтобы вызвать воспоминание у некоторых людей с диссоциативными расстройствами.
  • Психиатрические препараты — например, барбитураты.
  • Гипноз — может помочь восстановить подавленные воспоминания, хотя эта форма лечения диссоциативных расстройств считается спорной.
  • Психотерапия — также известная как «разговорная терапия» или консультирование, которое обычно необходимо в долгосрочной перспективе. Примеры включают когнитивную терапию и психоанализ.
  • Управление стрессом — поскольку стресс может вызвать симптомы.
  • Лечение других расстройств — обычно у человека с диссоциативным расстройством могут быть другие проблемы с психическим здоровьем, такие как депрессия или тревога. Лечение может включать антидепрессанты или успокаивающие лекарства, чтобы попытаться улучшить симптомы диссоциативного расстройства.

Куда обратиться за помощью

  • Ваш врач (для направления к специалисту)
  • Психолог
  • Психиатр

Что нужно помнить

  • Диссоциация — это умственный процесс отключения от своих мыслей, чувств, воспоминаний или чувство личности.
  • Диссоциативные расстройства, требующие профессионального лечения, включают диссоциативную амнезию, диссоциативную фугу, расстройство деперсонализации и диссоциативное расстройство идентичности.
  • Большинство специалистов в области психического здоровья считают, что основной причиной диссоциативных расстройств является хроническая травма в детстве.

Диссоциация и диссоциативные расстройства — Better Health Channel

Диссоциация — это психический процесс, при котором человек отключается от своих мыслей, чувств, воспоминаний или чувства идентичности. Диссоциативные расстройства включают диссоциативную амнезию, диссоциативную фугу, расстройство деперсонализации и диссоциативное расстройство идентичности.

Люди, пережившие травмирующее событие, часто имеют некоторую степень диссоциации во время самого события или в последующие часы, дни или недели.Например, событие кажется «нереальным» или человек чувствует себя оторванным от того, что происходит вокруг, как если бы он смотрел события по телевизору. В большинстве случаев диссоциация проходит без лечения.

Однако у некоторых людей развивается диссоциативное расстройство, требующее лечения. Диссоциативные расстройства — это противоречивые и сложные проблемы, требующие особой диагностики, лечения и поддержки. Если вы обеспокоены тем, что у вас или у вашего близкого может быть диссоциативное расстройство, важно обратиться за профессиональной помощью.

Симптомы

Симптомы и признаки диссоциативных расстройств зависят от типа и степени тяжести, но могут включать:

  • Чувство оторванности от самого себя
  • Проблемы с обработкой сильных эмоций
  • Внезапные и неожиданные изменения настроения — например, чрезмерное самочувствие. грустно без причины
  • Проблемы с депрессией или тревожностью, или и то и другое
  • Ощущение, будто мир искажен или нереален (так называемая «дереализация»)
  • Проблемы с памятью, не связанные с физическими травмами или заболеваниями
  • Другие когнитивные (связанные с мыслями) проблемы, такие как проблемы с концентрацией
  • Значительные провалы в памяти, такие как забывание важной личной информации
  • Чувство принуждения к определенному поведению
  • Смешение личности — например, поведение, которое человек обычно считает оскорбительным или отвратительно.

Диапазон диссоциативных расстройств

Специалисты в области психического здоровья различают четыре основных типа диссоциативного расстройства, в том числе:

  • Диссоциативную амнезию
  • Диссоциативную фугу
  • Деперсонализационное расстройство
  • Диссоциативное расстройство идентичности.

Диссоциативная амнезия

Диссоциативная амнезия — это когда человек не может вспомнить детали травмирующего или стрессового события, хотя осознает, что испытывает потерю памяти.Это также известно как психогенная амнезия. Этот тип амнезии может длиться от нескольких дней до одного или нескольких лет. Диссоциативная амнезия может быть связана с другими расстройствами, такими как тревожное расстройство.

Четыре категории диссоциативной амнезии включают:

  • Локализованная амнезия — какое-то время человек вообще не помнит травмирующее событие. Например, после нападения человек с локальной амнезией может не вспоминать никаких подробностей в течение нескольких дней.
  • Избирательная амнезия — человек имеет неоднородные или неполные воспоминания о травмирующем событии.
  • Общая амнезия — человек не может вспомнить подробности своей жизни.
  • Систематизированная амнезия — у человека может быть очень специфическая и специфическая потеря памяти; например, они могут не помнить одного родственника.

Диссоциативная фуга

Диссоциативная фуга также известна как психогенная фуга. Человек внезапно и без всякого предупреждения не может вспомнить, кто он, и не помнит своего прошлого.Они не осознают, что теряют память и могут изобрести новую личность. Обычно человек уезжает из дома — иногда на тысячи километров — находясь в фуге, которая может длиться от часов до месяцев. Когда человек выходит из своей диссоциативной фуги, он обычно сбивается с толку, не вспоминая «новую жизнь», которую он создал для себя.

Расстройство деперсонализации

Расстройство деперсонализации характеризуется ощущением отстраненности от своей жизни, мыслей и чувств.Люди с этим типом расстройства говорят, что они чувствуют себя отстраненными и эмоционально не связанными с собой, как если бы они смотрели персонажа из скучного фильма. Другие типичные симптомы включают проблемы с концентрацией внимания и памятью. Человек может сообщать о том, что чувствует себя «неуправляемым» или неконтролируемым. Время может замедлиться. Они могут воспринимать свое тело как другое по форме или размеру, чем обычно; в тяжелых случаях они не могут узнать себя в зеркале.

Диссоциативное расстройство идентичности

Диссоциативное расстройство идентичности (DID) — наиболее противоречивое из диссоциативных расстройств, которое оспаривается и обсуждается специалистами в области психического здоровья.Ранее называвшееся расстройством множественной личности, это самый тяжелый вид диссоциативного расстройства.

Состояние обычно подразумевает сосуществование двух или более состояний личности в одном человеке. В то время как различные состояния личности влияют на поведение человека, человек обычно не осознает эти состояния личности и переживает их как провалы в памяти. Другие состояния могут иметь другой язык тела, тон голоса, взгляды на жизнь и воспоминания. При стрессе человек может перейти в другое состояние личности.Человек с диссоциативным расстройством личности почти всегда страдает диссоциативной амнезией.

Причины

Большинство специалистов в области психического здоровья считают, что основной причиной диссоциативных расстройств является хроническая травма в детстве. Примеры травм включают неоднократное физическое или сексуальное насилие, эмоциональное насилие или пренебрежение. Непредсказуемая или пугающая семейная среда также может привести к тому, что ребенок «отключится» от реальности во время стресса. Кажется, что тяжесть диссоциативного расстройства в зрелом возрасте напрямую связана с тяжестью детской травмы.

Травматические события, происходящие в зрелом возрасте, также могут вызывать диссоциативные расстройства. Такие события могут включать войну, пытки или стихийное бедствие.

Осложнения

Без лечения возможные осложнения для человека с диссоциативным расстройством могут включать:

  • Жизненные трудности, такие как разрыв отношений и потеря работы
  • Проблемы со сном, такие как бессонница
  • Сексуальные проблемы
  • Тяжелая депрессия
  • Тревога расстройства
  • Расстройства пищевого поведения, такие как анорексия или булимия
  • Проблемное употребление наркотиков, включая алкоголизм
  • Самоповреждение, включая самоубийство.

Диагноз

Если вы обеспокоены тем, что у вас или вашего близкого может быть диссоциативное расстройство, важно обратиться за профессиональной помощью. Диссоциативные расстройства всегда требуют профессиональной диагностики и лечения.

Диагностика может быть сложной, поскольку диссоциативные расстройства сложны и их симптомы являются общими для ряда других состояний. Например:

  • Физические причины (например, травмы головы или опухоли головного мозга) могут вызывать амнезию и другие когнитивные проблемы.
  • Психические заболевания, такие как обсессивно-компульсивное расстройство, паническое расстройство и посттравматическое стрессовое расстройство, могут вызывать симптомы, аналогичные диссоциативному расстройству.
  • Действие некоторых веществ, в том числе некоторых рекреационных наркотиков и лекарств, отпускаемых по рецепту, может имитировать симптомы.
  • Диагностика может быть затруднена, когда диссоциативное расстройство сосуществует с другой проблемой психического здоровья, такой как депрессия.

Лечение

Эффективность лечения диссоциативных расстройств не изучалась.Варианты лечения основаны на тематических исследованиях, а не на исследованиях. Вообще говоря, на лечение может уйти много лет. Возможные варианты:

  • Безопасная среда — врачи попытаются заставить человека чувствовать себя в безопасности и расслабиться, чего достаточно, чтобы вызвать воспоминание у некоторых людей с диссоциативными расстройствами.
  • Психиатрические препараты — например, барбитураты.
  • Гипноз — может помочь восстановить подавленные воспоминания, хотя эта форма лечения диссоциативных расстройств считается спорной.
  • Психотерапия — также известная как «разговорная терапия» или консультирование, которое обычно необходимо в долгосрочной перспективе. Примеры включают когнитивную терапию и психоанализ.
  • Управление стрессом — поскольку стресс может вызвать симптомы.
  • Лечение других расстройств — обычно у человека с диссоциативным расстройством могут быть другие проблемы с психическим здоровьем, такие как депрессия или тревога. Лечение может включать антидепрессанты или успокаивающие лекарства, чтобы попытаться улучшить симптомы диссоциативного расстройства.

Куда обратиться за помощью

  • Ваш врач (для направления к специалисту)
  • Психолог
  • Психиатр

Что нужно помнить

  • Диссоциация — это умственный процесс отключения от своих мыслей, чувств, воспоминаний или чувство личности.
  • Диссоциативные расстройства, требующие профессионального лечения, включают диссоциативную амнезию, диссоциативную фугу, расстройство деперсонализации и диссоциативное расстройство идентичности.
  • Большинство специалистов в области психического здоровья считают, что основной причиной диссоциативных расстройств является хроническая травма в детстве.

Диссоциация и диссоциативные расстройства — Better Health Channel

Диссоциация — это психический процесс, при котором человек отключается от своих мыслей, чувств, воспоминаний или чувства идентичности. Диссоциативные расстройства включают диссоциативную амнезию, диссоциативную фугу, расстройство деперсонализации и диссоциативное расстройство идентичности.

Люди, пережившие травмирующее событие, часто имеют некоторую степень диссоциации во время самого события или в последующие часы, дни или недели.Например, событие кажется «нереальным» или человек чувствует себя оторванным от того, что происходит вокруг, как если бы он смотрел события по телевизору. В большинстве случаев диссоциация проходит без лечения.

Однако у некоторых людей развивается диссоциативное расстройство, требующее лечения. Диссоциативные расстройства — это противоречивые и сложные проблемы, требующие особой диагностики, лечения и поддержки. Если вы обеспокоены тем, что у вас или у вашего близкого может быть диссоциативное расстройство, важно обратиться за профессиональной помощью.

Симптомы

Симптомы и признаки диссоциативных расстройств зависят от типа и степени тяжести, но могут включать:

  • Чувство оторванности от самого себя
  • Проблемы с обработкой сильных эмоций
  • Внезапные и неожиданные изменения настроения — например, чрезмерное самочувствие. грустно без причины
  • Проблемы с депрессией или тревожностью, или и то и другое
  • Ощущение, будто мир искажен или нереален (так называемая «дереализация»)
  • Проблемы с памятью, не связанные с физическими травмами или заболеваниями
  • Другие когнитивные (связанные с мыслями) проблемы, такие как проблемы с концентрацией
  • Значительные провалы в памяти, такие как забывание важной личной информации
  • Чувство принуждения к определенному поведению
  • Смешение личности — например, поведение, которое человек обычно считает оскорбительным или отвратительно.

Диапазон диссоциативных расстройств

Специалисты в области психического здоровья различают четыре основных типа диссоциативного расстройства, в том числе:

  • Диссоциативную амнезию
  • Диссоциативную фугу
  • Деперсонализационное расстройство
  • Диссоциативное расстройство идентичности.

Диссоциативная амнезия

Диссоциативная амнезия — это когда человек не может вспомнить детали травмирующего или стрессового события, хотя осознает, что испытывает потерю памяти.Это также известно как психогенная амнезия. Этот тип амнезии может длиться от нескольких дней до одного или нескольких лет. Диссоциативная амнезия может быть связана с другими расстройствами, такими как тревожное расстройство.

Четыре категории диссоциативной амнезии включают:

  • Локализованная амнезия — какое-то время человек вообще не помнит травмирующее событие. Например, после нападения человек с локальной амнезией может не вспоминать никаких подробностей в течение нескольких дней.
  • Избирательная амнезия — человек имеет неоднородные или неполные воспоминания о травмирующем событии.
  • Общая амнезия — человек не может вспомнить подробности своей жизни.
  • Систематизированная амнезия — у человека может быть очень специфическая и специфическая потеря памяти; например, они могут не помнить одного родственника.

Диссоциативная фуга

Диссоциативная фуга также известна как психогенная фуга. Человек внезапно и без всякого предупреждения не может вспомнить, кто он, и не помнит своего прошлого.Они не осознают, что теряют память и могут изобрести новую личность. Обычно человек уезжает из дома — иногда на тысячи километров — находясь в фуге, которая может длиться от часов до месяцев. Когда человек выходит из своей диссоциативной фуги, он обычно сбивается с толку, не вспоминая «новую жизнь», которую он создал для себя.

Расстройство деперсонализации

Расстройство деперсонализации характеризуется ощущением отстраненности от своей жизни, мыслей и чувств.Люди с этим типом расстройства говорят, что они чувствуют себя отстраненными и эмоционально не связанными с собой, как если бы они смотрели персонажа из скучного фильма. Другие типичные симптомы включают проблемы с концентрацией внимания и памятью. Человек может сообщать о том, что чувствует себя «неуправляемым» или неконтролируемым. Время может замедлиться. Они могут воспринимать свое тело как другое по форме или размеру, чем обычно; в тяжелых случаях они не могут узнать себя в зеркале.

Диссоциативное расстройство идентичности

Диссоциативное расстройство идентичности (DID) — наиболее противоречивое из диссоциативных расстройств, которое оспаривается и обсуждается специалистами в области психического здоровья.Ранее называвшееся расстройством множественной личности, это самый тяжелый вид диссоциативного расстройства.

Состояние обычно подразумевает сосуществование двух или более состояний личности в одном человеке. В то время как различные состояния личности влияют на поведение человека, человек обычно не осознает эти состояния личности и переживает их как провалы в памяти. Другие состояния могут иметь другой язык тела, тон голоса, взгляды на жизнь и воспоминания. При стрессе человек может перейти в другое состояние личности.Человек с диссоциативным расстройством личности почти всегда страдает диссоциативной амнезией.

Причины

Большинство специалистов в области психического здоровья считают, что основной причиной диссоциативных расстройств является хроническая травма в детстве. Примеры травм включают неоднократное физическое или сексуальное насилие, эмоциональное насилие или пренебрежение. Непредсказуемая или пугающая семейная среда также может привести к тому, что ребенок «отключится» от реальности во время стресса. Кажется, что тяжесть диссоциативного расстройства в зрелом возрасте напрямую связана с тяжестью детской травмы.

Травматические события, происходящие в зрелом возрасте, также могут вызывать диссоциативные расстройства. Такие события могут включать войну, пытки или стихийное бедствие.

Осложнения

Без лечения возможные осложнения для человека с диссоциативным расстройством могут включать:

  • Жизненные трудности, такие как разрыв отношений и потеря работы
  • Проблемы со сном, такие как бессонница
  • Сексуальные проблемы
  • Тяжелая депрессия
  • Тревога расстройства
  • Расстройства пищевого поведения, такие как анорексия или булимия
  • Проблемное употребление наркотиков, включая алкоголизм
  • Самоповреждение, включая самоубийство.

Диагноз

Если вы обеспокоены тем, что у вас или вашего близкого может быть диссоциативное расстройство, важно обратиться за профессиональной помощью. Диссоциативные расстройства всегда требуют профессиональной диагностики и лечения.

Диагностика может быть сложной, поскольку диссоциативные расстройства сложны и их симптомы являются общими для ряда других состояний. Например:

  • Физические причины (например, травмы головы или опухоли головного мозга) могут вызывать амнезию и другие когнитивные проблемы.
  • Психические заболевания, такие как обсессивно-компульсивное расстройство, паническое расстройство и посттравматическое стрессовое расстройство, могут вызывать симптомы, аналогичные диссоциативному расстройству.
  • Действие некоторых веществ, в том числе некоторых рекреационных наркотиков и лекарств, отпускаемых по рецепту, может имитировать симптомы.
  • Диагностика может быть затруднена, когда диссоциативное расстройство сосуществует с другой проблемой психического здоровья, такой как депрессия.

Лечение

Эффективность лечения диссоциативных расстройств не изучалась.Варианты лечения основаны на тематических исследованиях, а не на исследованиях. Вообще говоря, на лечение может уйти много лет. Возможные варианты:

  • Безопасная среда — врачи попытаются заставить человека чувствовать себя в безопасности и расслабиться, чего достаточно, чтобы вызвать воспоминание у некоторых людей с диссоциативными расстройствами.
  • Психиатрические препараты — например, барбитураты.
  • Гипноз — может помочь восстановить подавленные воспоминания, хотя эта форма лечения диссоциативных расстройств считается спорной.
  • Психотерапия — также известная как «разговорная терапия» или консультирование, которое обычно необходимо в долгосрочной перспективе. Примеры включают когнитивную терапию и психоанализ.
  • Управление стрессом — поскольку стресс может вызвать симптомы.
  • Лечение других расстройств — обычно у человека с диссоциативным расстройством могут быть другие проблемы с психическим здоровьем, такие как депрессия или тревога. Лечение может включать антидепрессанты или успокаивающие лекарства, чтобы попытаться улучшить симптомы диссоциативного расстройства.

Куда обратиться за помощью

  • Ваш врач (для направления к специалисту)
  • Психолог
  • Психиатр

Что нужно помнить

  • Диссоциация — это умственный процесс отключения от своих мыслей, чувств, воспоминаний или чувство личности.
  • Диссоциативные расстройства, требующие профессионального лечения, включают диссоциативную амнезию, диссоциативную фугу, расстройство деперсонализации и диссоциативное расстройство идентичности.
  • Большинство специалистов в области психического здоровья считают, что основной причиной диссоциативных расстройств является хроническая травма в детстве.

Что такое диссоциация?

Что такое диссоциация?

Диссоциация — это разрыв между воспоминаниями, чувствами, поведением, восприятием и / или самоощущением человека. Это отключение происходит автоматически и полностью не зависит от человека. Это часто называют «выходом из тела».

Диссоциация существует в диапазоне от легких повседневных переживаний до расстройств, мешающих повседневному функционированию.Почти каждый время от времени испытывает легкую диссоциацию. Фактически, мечтание — это яркий и распространенный пример легкой диссоциации.

Однако длительные или стойкие диссоциативные эпизоды могут быть симптомом более серьезной проблемы психического здоровья, такой как диссоциативное расстройство.

Симптомы

Есть пять основных симптомов диссоциации:

  • Амнезия : Часто описывается как «пробелы» в памяти, которые могут варьироваться от минут до лет
  • Деперсонализация : Чувство оторванности от своего тела или мыслей
  • Дереализация : Чувство оторванности от окружающего мира
  • Изменение идентичности : ощущение того, что вы заметно отличаетесь от другой части себя
  • Смешение идентичности : чувство неуверенности в том, кто вы на самом деле

У некоторых людей эти симптомы могут длиться дни или недели.Если у вас диссоциативное расстройство, вы можете испытывать эти симптомы в течение месяцев и даже лет.

У вас могут быть симптомы диссоциации без диссоциативного расстройства. У вас также могут быть симптомы диссоциации как часть другого психического заболевания, такого как тревога.

Типы диссоциативных расстройств

Некоторые люди испытывают длительные или повторяющиеся приступы разрыва связи. Когда это происходит, это может сигнализировать о диссоциативном расстройстве. Текущее «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам» (DSM-5) определяет три типа диссоциативных расстройств:

  • Расстройство деперсонализации-дереализации : Это диссоциативное расстройство характеризуется постоянными или повторяющимися эпизодами деперсонализации, дереализации или того и другого.Это часто описывается как ощущение, будто вы наблюдаете за собой как за персонажем фильма.
  • Диссоциативное расстройство личности (DID) : Ранее известное как «расстройство множественной личности», DID представляет собой противоречивое расстройство, характеризующееся фрагментацией человека как минимум на две различные идентичности или состояния личности.
  • Диссоциативная амнезия : Состояние, характеризующееся ретроспективно сообщаемыми пробелами в памяти. Эти пробелы связаны с неспособностью вспомнить личную информацию, обычно связанную с травматическим опытом.

Другие сопутствующие состояния

Диссоциация — это больше, чем просто симптом диссоциативных расстройств. На самом деле диссоциация может сопровождать практически любое психическое заболевание, некоторые из самых распространенных:

Причины

Точная причина диссоциации неясна, но часто это прямая реакция на серьезную травму. В частности, диссоциация обычно затрагивает людей, которые пережили физическое или сексуальное насилие, похищение, опасную для жизни автомобильную аварию или стихийное бедствие.Однако важно отметить, что не каждый, кто переживает эти травмы, отключается.

Большинство исследователей рассматривают диссоциацию как защитную реакцию после травмы. Она позволяет людям функционировать и заниматься повседневной жизнью, блокируя связанные с травмой эмоции и воспоминания, которые в противном случае могли бы быть подавляющими.

Связь между употреблением психоактивных веществ и диссоциацией

Некоторые вещества, такие как алкоголь и каннабис, могут вызывать временные приступы диссоциации.Обычно эти вызванные веществом диссоциативные симптомы возникают, когда лекарство активно, и исчезают после того, как действие прекратится. Их действие обычно начинается в течение 20 минут после приема внутрь и может длиться до 12 часов.

Диссоциативные препараты, такие как ДХМ (декстрометорфан), кетамин и PCP (фенциклидин), также могут вызывать диссоциативные эпизоды. Но согласно DSM-5, симптомы, вызываемые этими веществами, не соответствуют критериям диагностики расстройства.

Лечение

Первичное лечение диссоциации включает психотерапию.Для лечения диссоциации используется множество различных видов психотерапии, в том числе:

На протяжении всего курса терапии вы исследуете первоначальный опыт, который вызвал симптомы диссоциации. С помощью вашего терапевта вы безопасно столкнетесь с этим переживанием лицом к лицу, чтобы пройти мимо него.

Слово от Verywell

Диссоциация — обычная реакция на травму и компонент многих психических расстройств. Независимо от причины важно знать, что вы не одиноки.Если вы обеспокоены тем, что испытываете диссоциативные симптомы, поговорите со специалистом в области здравоохранения или с кем-нибудь, кому вы доверяете.

Причины, диагностика, симптомы и лечение

ИСТОЧНИКИ:

Ричард Дж. Левенштейн, старший психиатр; медицинский директор, Программа травматических заболеваний, Система здравоохранения Шеппарда Пратта; клинический профессор психиатрии Медицинской школы Университета Мэриленда.

Американская психиатрическая ассоциация: «Что такое диссоциативные расстройства?»

Диалоги в клинической неврологии : «Дебаты о диссоциации: все, что вы знаете, неправильно.»

Клиническая психофармакология и нейробиология :» Многоликая диссоциация: возможности для инновационных исследований в психиатрии «.

Американский журнал психиатрии: » Диссоциация при психиатрических диссоциативных расстройствах: мета-анализ исследований Шкала опыта ».

Национальная служба здравоохранения (Великобритания):« Диссоциативные расстройства ».

Система здравоохранения Шеппарда Пратта:« Диссоциативное расстройство идентичности (DID) ».

Journal of Traumatic Stress : The Association Betraumatic Dissociation and PTSD Симптомы: посредническая роль отрицательных представлений о себе.»

Acta Obstetricia et Gynecologica Scandinavica :» Тоническая неподвижность во время сексуального насилия — распространенная реакция, предсказывающая посттравматическое стрессовое расстройство и тяжелую депрессию. «

World Psychiatry :» Последние разработки в теории диссоциации «.

Культура, медицина и психиатрия : диссоциативный опыт и культурная неврология: повествование, метафора и механизм ».

Архив нейропсихиатрии : «Взаимосвязь между диссоциацией, вниманием и дисфункцией памяти.

Европейский журнал психотравматологии : «Связанная с травмой диссоциация и измененные состояния сознания: необходимость клинических, лечебных и нейробиологических исследований».

Национальный альянс по психическим заболеваниям: «Диссоциативные расстройства».

Клиника Мэйо: «Гипноз».

Неврология сознания : «Измерения сознания и психоделическое состояние».

Frontiers in Psychology : «Психоделики, медитация и самосознание.

Журнал семейного насилия : «Роль диссоциации в цикле насилия».

Американский журнал психиатрии : «Симптомы диссоциации у людей, испытывающих острый неконтролируемый стресс: перспективное исследование».

Психоневрологическое заболевание и лечение : «Диссоциация при шизофрении и пограничном расстройстве личности».

Клиника Кливленда: «Диссоциативное расстройство идентичности (множественное расстройство личности): диагностика и тесты; Управление и лечение.»

Диссоциативные расстройства — Симптомы и причины

Обзор

Диссоциативные расстройства — это психические расстройства, которые связаны с переживанием разъединения и отсутствия непрерывности между мыслями, воспоминаниями, окружением, действиями и идентичностью. Люди с диссоциативными расстройствами избегают реальности непроизвольными и нездоровыми способами, которые вызывают проблемы с функционированием в повседневной жизни.

Диссоциативные расстройства обычно развиваются как реакция на травму и помогают избавиться от тяжелых воспоминаний.Симптомы — от амнезии до альтернативной идентичности — частично зависят от типа диссоциативного расстройства, которое у вас есть. Время стресса может временно ухудшить симптомы, сделав их более очевидными.

Лечение диссоциативных расстройств может включать беседу (психотерапию) и прием лекарств. Хотя лечение диссоциативных расстройств может быть трудным, многие люди учатся новым способам справляться с ними и вести здоровую и продуктивную жизнь.

Товары и услуги

Показать больше товаров от Mayo Clinic

Симптомы

Признаки и симптомы зависят от типа вашего диссоциативного расстройства, но могут включать:

  • Потеря памяти (амнезия) на определенные периоды времени, события, людей и личную информацию
  • Чувство оторванности от себя и своих эмоций
  • Восприятие окружающих вас людей и вещей как искаженное и нереальное
  • Смутное чувство идентичности
  • Значительный стресс или проблемы в отношениях, на работе или в других важных сферах жизни
  • Неспособность справиться с эмоциональным или профессиональным стрессом
  • Проблемы с психическим здоровьем, такие как депрессия, беспокойство, суицидальные мысли и поведение

В Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM-5), опубликованном Американской психиатрической ассоциацией, определены три основных диссоциативных расстройства:

  • Диссоциативная амнезия. Основной симптом — потеря памяти, которая более серьезна, чем обычная забывчивость, и не может быть объяснена каким-либо заболеванием. Вы не можете вспомнить информацию о себе или событиях и людях в своей жизни, особенно из травмирующего времени. Диссоциативная амнезия может быть связана с событиями определенного времени, такими как интенсивный бой, или, что реже, может включать полную потерю памяти о себе. Иногда это может быть связано с путешествиями или смущенным уходом от своей жизни (диссоциативная фуга).Эпизод амнезии обычно возникает внезапно и может длиться минуты, часы, а в редких случаях — месяцы или годы.
  • Диссоциативное расстройство личности. Ранее известное как расстройство множественной личности, это расстройство характеризуется «переключением» на альтернативную идентичность. Вы можете чувствовать присутствие двух или более людей, говорящих или живущих в вашей голове, и вам может казаться, что вы одержимы другими личностями. Каждая личность может иметь уникальное имя, личную историю и характеристики, включая очевидные различия в голосе, поле, манерах и даже таких физических качествах, как необходимость в очках.Также есть различия в том, насколько каждая идентичность знакома с другими. Люди с диссоциативным расстройством идентичности обычно также страдают диссоциативной амнезией и часто испытывают диссоциативную фугу.
  • Расстройство деперсонализации-дереализации. Это включает в себя постоянное или эпизодическое чувство отстраненности или нахождения вне себя — наблюдение за своими действиями, чувствами, мыслями и собой на расстоянии, как при просмотре фильма (деперсонализация). Другие люди и вещи вокруг вас могут чувствовать себя отстраненными, туманными или похожими на сон, время может замедляться или ускоряться, а мир может казаться нереальным (дереализация).Вы можете испытать деперсонализацию, дереализацию или и то, и другое. Симптомы, которые могут вызывать сильное беспокойство, могут длиться всего несколько мгновений или появляться и исчезать в течение многих лет.
Когда обращаться к врачу

Некоторые люди с диссоциативными расстройствами попадают в кризис с травматическими воспоминаниями, которые подавляют или связаны с небезопасным поведением. Людей с этими симптомами следует обращаться в отделение неотложной помощи.

Если у вас или у вашего близкого есть менее срочные симптомы, которые могут указывать на диссоциативное расстройство, позвоните своему врачу.

Суицидальные мысли или поведение

Если у вас есть мысли о том, чтобы причинить вред себе или кому-то еще, немедленно позвоните в службу 911 или на местный номер службы экстренной помощи, обратитесь в отделение неотложной помощи или обратитесь к надежному родственнику или другу. Или позвоните по номеру горячей линии для самоубийц — в Соединенных Штатах позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-TALK (1-800-273-8255), чтобы связаться с квалифицированным консультантом.

Причины

Диссоциативные расстройства обычно развиваются как способ справиться с травмой.Расстройства чаще всего возникают у детей, подвергающихся длительному физическому, сексуальному или эмоциональному насилию или, реже, в пугающей или крайне непредсказуемой домашней обстановке. Стресс войны или стихийных бедствий также может вызвать диссоциативные расстройства.

Личность все еще формируется в детстве. Таким образом, ребенок более способен, чем взрослый, выйти за пределы самого себя и наблюдать травму, как если бы она происходила с другим человеком. Ребенок, который учится диссоциировать, чтобы пережить травмирующий опыт, может использовать этот механизм выживания в ответ на стрессовые ситуации на протяжении всей жизни.

Факторы риска

Люди, подвергавшиеся длительному физическому, сексуальному или эмоциональному насилию в детстве, подвергаются наибольшему риску развития диссоциативных расстройств.

Дети и взрослые, которые пережили другие травмирующие события, такие как война, стихийные бедствия, похищение, пытки или длительные травматические медицинские процедуры в раннем возрасте, также могут развить эти состояния.

Осложнения

Люди с диссоциативными расстройствами подвержены повышенному риску осложнений и связанных с ними расстройств, таких как:

  • Самоповреждение или нанесение увечий
  • Суицидальные мысли и поведение
  • Сексуальная дисфункция
  • Алкоголизм и расстройства, связанные с употреблением наркотиков
  • Депрессия и тревожные расстройства
  • Посттравматическое стрессовое расстройство
  • Расстройства личности
  • Нарушения сна, включая кошмары, бессонницу и лунатизм
  • Расстройства пищевого поведения
  • Физические симптомы, такие как головокружение или неэпилептические припадки
  • Основные трудности в личных отношениях и на работе

Профилактика

Дети, подвергшиеся физическому, эмоциональному или сексуальному насилию, подвергаются повышенному риску развития психических расстройств, таких как диссоциативные расстройства.Если стресс или другие личные проблемы влияют на ваше отношение к ребенку, обратитесь за помощью.

  • Поговорите с доверенным лицом, например с другом, врачом или лидером вашей религиозной общины.
  • Обратитесь за помощью в поиске ресурсов, таких как группы поддержки родителей и семейных терапевтов.
  • Поищите церкви и общественные образовательные программы, предлагающие уроки для родителей, которые также могут помочь вам научиться более здоровому стилю воспитания.

Если ваш ребенок подвергся насилию или пережил другое травмирующее событие, немедленно обратитесь к врачу.Ваш врач может направить вас к специалисту по психическому здоровью, который поможет вашему ребенку выздороветь и научиться справляться с трудностями.

17 ноября 2017 г.

Каковы признаки и симптомы диссоциации и диссоциативного расстройства?

Типы

Какие бывают типы диссоциативного расстройства?

Существуют разные типы диссоциативного расстройства.Более подробная информация по каждому из них приведена ниже.

Важно помнить, что у вас могут быть симптомы диссоциации без диссоциативного расстройства. Среди профессионалов также есть много разногласий по поводу диссоциативных расстройств.

Что такое диссоциативная амнезия?

Если у вас диссоциативная амнезия, вы можете не вспомнить, что с вами происходило. Это может относиться к стрессовому или травмирующему событию, но не обязательно.

В тяжелых случаях вам может быть трудно вспомнить:

  • кто ты,
  • что с тобой случилось, или
  • , как вы себя чувствовали во время травмы.

Это не то же самое, что просто что-то забыть. Это «провал» памяти. Это означает, что вы не можете получить доступ к памяти в это время, но они также не потеряны навсегда.

При диссоциативной амнезии вы все еще можете общаться с другими людьми, например вести беседу. Вы также можете помнить о других вещах и жить нормальной жизнью. Но у вас также могут быть воспоминания, неприятные мысли или кошмары о вещах, которые вам сложно вспомнить.

У вас может быть диссоциативная амнезия с диссоциативной фугой.Здесь человек с диссоциативной амнезией путешествует или блуждает в другом месте, связанное с вещами, которые он не может вспомнить. Вы могли или не могли путешествовать специально.

Что такое диссоциативное расстройство личности (ДИД)?

Диссоциативное расстройство личности (ДИД) иногда называют «множественным расстройством личности». Но мы назвали это DID на этой странице.

Если у вас есть DID, может показаться, что у вас есть 2 или более разных идентификатора, называемых «альтернативными идентификаторами». Эти личности могут взять на себя управление в разное время.

Вы можете обнаружить, что ваше поведение меняется в зависимости от того, какая личность контролирует. У вас также могут возникнуть трудности с запоминанием того, что произошло, когда вы переключаетесь между личностями. Некоторые люди с DID знают о своей личности, а другие нет.

Между исследователями существует много разногласий по поводу понятия DID.

Мы думаем, что кто-то с DID имеет разные личности. Но некоторые исследователи считают, что на самом деле это разные части одной идентичности, которые не работают должным образом.

Они предполагают, что ДРИ вызван длительным переживанием тяжелой травмы в детстве. Переживая травму в детстве, вы приобретаете другую идентичность и поведение, чтобы защитить себя. По мере того, как вы взрослеете, это поведение становится более полно сформированным, пока не станет казаться, что у вас другая идентичность. Когда на самом деле разные части вашей личности не работают должным образом.

Какое другое уточненное диссоциативное расстройство?

С этим диагнозом у вас могут регулярно появляться симптомы диссоциации, но они не подходят ни к одному из типов.

Психиатр использует этот диагноз, когда считает, что причина вашего диссоциации важна.

Причины, которые они приводят, включают следующее.

  • Вы диссоциируетесь регулярно и уже давно. Вы можете выделяться в отдельных регулярных эпизодах. Между этими эпизодами вы можете не заметить никаких изменений.
  • Вы отстраняетесь от принуждения. Это означает, что вас кто-то заставил или уговорил. Например, если вам промыли мозги, или вы на долгое время сидели в тюрьме.
  • У вас острая диссоциация. Это означает, что ваша серия короткая, но серьезная. Это могло быть из-за одного или нескольких стрессовых событий.
  • Вы находитесь в диссоциативном трансе. Это означает, что вы очень мало осведомлены о том, что происходит вокруг вас. Или вы можете не реагировать на вещи и людей вокруг вас из-за травмы.
Что такое неуточненное диссоциативное расстройство?

Этот диагноз используется, когда вы диссоциируете, но не вписываетесь в конкретное диссоциативное расстройство.

Психиатры также используют этот диагноз, когда предпочитают не указывать причины, по которым вы не подходите к определенному заболеванию.

Или если у них недостаточно информации для конкретного диагноза. Например, после первого осмотра при несчастном случае и аварийной ситуации.

Что такое диссоциативные припадки?

Диссоциативные припадки трудно диагностировать. Им часто ошибочно ставят диагноз эпилепсия.

Диссоциативные расстройства также могут быть известны как неэпилептические приступы (NEAD).

Может быть трудно отличить диссоциативный припадок от эпилептического. ЭЭГ может считывать эпилептические припадки, но не может считывать диссоциативные припадки. ЭЭГ — это тест, который определяет электрическую активность вашего мозга с помощью небольших металлических дисков, прикрепленных к коже черепа.

Диссоциативные припадки возникают по психологическим, а не физическим причинам.

Что такое расстройство деперсонализации / дереализации (DPDR)?

Чувство деперсонализации и дереализации может быть симптомом других состояний.Он также был обнаружен среди людей с лобной эпилепсией и мигренью.

Но это также может быть расстройством само по себе. Это означает, что это «первичное расстройство». Среди профессионалов существуют некоторые разногласия по поводу того, следует ли вообще включать DPDR в список других диссоциативных расстройств.

DPDR имеет некоторые отличия от других диссоциативных расстройств. В DPDR вы можете не подвергать сомнению свою личность или вообще иметь другую личность. Вы все еще можете различать вещи вокруг себя.И может не быть симптомов амнезии. Вместо этого с DPDR вы можете почувствовать эмоциональное оцепенение и задаться вопросом, каково это жить. Мы объяснили это более подробно ниже.

Вы можете испытывать эти чувства постоянно, а не эпизодически. Это не обязательно должно быть вызвано травматическим или стрессовым событием.

Многие люди думают, что это заболевание может быть более распространенным, чем считалось ранее. Это может быть из-за:

  • Отсутствие информации о нем,
  • пациентов, не сообщивших о своих симптомах, и
  • пациентов.
  • врачей, которые не знают об этом достаточно, то есть занижают информацию о своем заболевании.

При DPDR у вас могут быть симптомы деперсонализации или дереализации, либо того и другого.

Деперсонализация
При деперсонализации вы можете почувствовать себя «отрезанными» от себя и своего тела, или как будто вы живете во сне. Вы можете чувствовать эмоциональное оцепенение по отношению к воспоминаниям и тому, что происходит вокруг вас. Может показаться, что вы смотрите на себя вживую.

Опыт деперсонализации очень трудно описать словами. Вы можете сказать что-то вроде «Я чувствую, что меня больше нет» или «Как будто я смотрю на свою жизнь из-за стекла».

Дереализация
Если у вас есть дереализация, вы можете почувствовать себя отрезанными от окружающего мира. Вам может казаться, что вещи вокруг вас нереальны. Или они могут показаться туманными или безжизненными.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.