Психология направленность личности: Направленность личности – что это в психологии

виды, формы, характеристики, структура, мотивы

Содержание

  • Понятие и суть
  • Структура
  • Формы
  • Классификация
    • По структуре
    • По личной позиции индивида
    • По сфере реализации активности
  • Характеристики
  • Функции
  • Стадии формирования
  • Мотивы
  • Влияние на жизнь индивида
  • Самостоятельное определение личного психотипа

Направленность личности в психологии — психическое свойство, представляющее совокупность укоренившихся мотивов. Оно влияет на становление индивида в обществе, его взаимодействие с окружающим миром. Направленность личности называют основным свойством индивидуальности.

Понятие и суть

Направленностью личности называют связанные устойчивые мотивы. Они определяют поведение индивида в разных ситуациях.

Устойчивые мотивы складываются в отдельную систему, которая развивается в течение всей жизни. Она определяет отношение индивида к событиям, которые происходят вокруг, субъектам, предметам.

Структура

Психология направленности личности имеет сложную структуру, которая состоит из нескольких частей:

  1. Мотивов. Потребности, которые побуждают индивида к их удовлетворению.
  2. Потребностей. Ощущения, которые вызывают у индивида необходимость получения чего-либо для достижения комфорта.
  3. Интересов. Избирательное отношение к значимому предмету. Интересы могут касаться материального или духового плана.
  4. Идеалов. На них опирается человек при решении задач.
  5. Ценностных ориентаций. Система отношений, контролируемая социумом. Личность принимает или отрицает установки общества.
  6. Мировоззрения. Система взглядов.
  7. Убеждений. Факты об обществе, устройстве мира. Им индивид верит беспрекословно. Его сложно разубедить в личных убеждения.

Формы

Формы:

  1. Влечение. Неосознанное природное стремление, которое проявляется на уровне инстинктов.
    Оно влияет на формирование предпочтение, мотивы. При влечении не осознается главная цель.
  2. Стремление. Нужно для достижения поставленной цели, удовлетворения желаний. С помощью стремления индивид преодолевает сложности, встречающиеся у него на пути к цели.
  3. Склонности. Направленность к определенному виду деятельности. Появляется, когда личность хочет достичь желаемого.
  4. Желание. Интерес к объекту, который осознается человеком. В этот момент индивид понимает, чего хочет, но не знает, как это получить.

Формы направленности личности определяют продуктивность индивида.

Классификация

В психологии выделяется 4 классификации направленности личности. Каждая из них имеет определенные особенности.

По открытости

Направленность может быть скрытной или истинной. Скрытую невозможно заметить в обычных жизненных ситуациях. Она проявляется только во время кризиса, нестандартных ситуаций.

По структуре

Виды:

  • личная;
  • коллективная;
  • деловая;
  • эмоциональная;
  • социальная.

По личной позиции индивида

Направленность бывает:

  1. Депрессивной. Проявляется низкой самооценкой, которая мешает нормально работать, заниматься привычными делами.
  2. Эгоистической. Преобладает устойчивая заинтересованность к себе. Мнение общества или окружающих игнорируется или занижается.
  3. Гуманистической. Проявляется устойчивым положительным отношением индивида к обществу.
  4. Суицидальной. Преобладает у людей, которые частично или полностью утратили ценность к себе, родственникам, близким.
  5. Деловой. Устойчивая система мотивов, которые оказывают прямое влияние на деятельность индивида, ее результат.
  6. Коллективистской. Устойчивая ориентация индивида на контакты с обществом.

По сфере реализации активности

Направленность бывает:

  • спортивной;
  • культурной;
  • профессиональной;
  • исследовательской.

Характеристики

Характеристики:

  1. Широта. С ее помощью обозначается интересы, которые важны для индивид.
  2. Уровень. Значимость жизненных целей индивида, которые побуждают его к активности.
  3. Интенсивность. Эмоциональный окрас направленности, который может наблюдаться в диапазоне от смутных влечений до незыблемых убеждений.
  4. Действенность. Уровень активности человека.
  5. Устойчивость. Продолжительность направленности.

Функции

Функции:

  1. Направляющая. Считается основной. С ее помощью человек находит путь к намеченной цели, обходит препятствия. В какой-то части она осуществляется бессознательно.
  2. Побуждающая. Нужна, чтобы вызвать активность со стороны человека. Она может побудить его, спровоцировать, вдохновить или обусловить на действие. На побуждающую функцию влияют мотивы, желания, интересы, цели, мировоззрение, идеалы.
  3. Смыслообразующая. Нужна, чтобы придать смысл к достижению целей. Функция помогает индивиду получить необходимый результат.
  4. Регулирующая. На эту функцию влияют потребности, мотивы, их иерархия

Стадии формирования

Этапы:

  1. Дотрудовой. Начинается после рождения человека. Включает воспитание родителями, обучение в школе или другом образовательном учреждении.
  2. Трудовой. Возникает, когда человек начинает работать (не важно в какой сфере). Влияние оказывает коллектив, руководство, семья.
  3. Послетрудовой. Воздействие на формирование оказывает собственная семья, семья детей, общественные организации.

Мотивы

Существуют:

  1. Мотивы для предотвращения неудач. Индивид совершает осторожные действия, взвешивает каждый шаг. При этом выполняются менее значимые действия.
  2. Мотивы для достижения цели. При решении задач используется максимальное количество ресурсов.

Типы связи мотивации и направленности:

  1. Идейно-духовный. Человек испытывает стремление к изучению мироздания. Индивид начинает мыслить в направлении развития, сохранения человечества.
  2. Инстинктивно-физиологический. Проявляется стремлением к удовлетворению телесных потребностей, чтобы сохранить себя, свой вид.
  3. Индивидуально-личностная. Стремление к удовлетворению собственных потребностей, поддержанию индивидуальности, самовыражению.

Мотивированные действия чаще проходят на фоне внутренних противоречий. Человек имеет конкурирующие, разнонаправленные влечения. Мотивация помогает их временно подавить, чтобы достичь чего-то быстрее.

Влияние на жизнь индивида

Способы влияния:

  1. Направленность к взаимодействиям. Проявляются у людей, которые для нормального психологического состояния, эффективной деятельности постоянно взаимодействуют с группой людей. Мнение индивида подавляется окружающими, он не может взять руководство над другими. Для таких работников характерна постоянная совместная деятельность с кем-то.
  2. Деловая. Преобладают мотивы, которые связаны с получением требуемого результата для группы. Люди стараются взять все в свои руки, чтобы контролировать ситуацию. Они общаются с другими людьми, мотивируют их на активность.
  3. Личная. Преобладают личные желания, потребности над мнением большинства. Люди занимаются только собой, не обращают внимания на окружающих. В совместной жизни это будет активное проявление эгоизма со стороны одного из партнеров, в работе — игнорирование рабочих, достижение личных целей даже если они идут в разрез с рабочим процессом.

Самостоятельное определение личного психотипа

Характеристики психотипов:

  1. Целеустремленный. Они любят классический стиль одежды. Мимика уверенная, властная. Используют яркую жестикуляцию, чтобы ввести собеседника в заблуждение, выручить из этого выгоду. Часто проявляют высокомерный тон. Речь уверенная. В общении предлагают свои темы, которые их интересуют, о чем-то другом общаться не любят. Соблюдают последовательность в изложении мыслей, живут по строгому распорядку.
  2. Демонстративный. Любят носить нестандартную, выделяющуюся одежду. Часто поступают в разрез с социальными нормами, чтобы выделиться из толпы. Любят быть лидерами в шумных компаниях. Речь экспрессивная, эмоциональная, часто разбавляется драматическими паузами. Не скрывают эмоции, любят общаться. Их проще слушать, чем говорить с ними.
  3. Застревающий. Уверенные личности с тяжелым, прямым взглядом. Речь вялая, движения четкие. Редко выплескивают эмоции. Любят факты, в разговорах всегда оперирует ими.
  4. Возбудимый. Любят спортивный стиль одежды. Мимика слабая, вялая. Взгляд агрессивный, прямой, иногда яростный. Речь вялая, но твердая.
  5. Странный. Живут в иллюзорном мире.
  6. Жизнерадостный. Мимика энергичная, живая. Движения активные, что часто приводит к травмам. Заговариваются, из-за чего теряют суть разговора.
  7. Чувствительный. Одеваются в приятную, мягкую одежду. Имеют неуверенную, слабую мимику. Жесты плавные, речь тихая.

Направленность личности в психологии — психологическое свойство, которое состоит из жизненных целей, стремлений, внутренних установок. При его изучении можно понять причины разного поведения индивида в общественной жизни.

Понравилась статья?

Лайк автору

Загрузка…

Рекомендуем по теме

Шилова Н.И. Проблема психологического конструкта целевой направленности личности

УДК 159.923

ПРОБЛЕМА ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСТРУКТА

ЦЕЛЕВОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ

Шилова Н.И.

В данной статье рассматривается понятие целевой направленности личности через определённую иерархию целей человека, мотивационное наполнение, которое отображает личную позицию. Показано влияние данной позиции на достижение перспективных целей, преимущественно в ситуациях будущего времени. Определены компоненты и формы выражения целевой направленности личности. Выделены четыре позиции: рациогуманистическая, альтруистическая, рациональная и эгоцентрическая. Составлен терминологический аппарат для качественного понимания исследуемого понятия. Разработан психологический конструкт целевой направленности личности.

Ключевые слова: целевая направленность, личность, мотивация, цели, целеустремлённость, целеполагание, волевое усилие, эмоциональное отношение.

 

THE PROBLEM OF THE PSYCHOLOGICAL CONSTRUCT

OF THE PERSONALITY’S GOAL ORIENTATION

Shilova N.I.

The article considers the concept of the personality’s goal orientation through a certain hierarchy of human goals and motivational content that reflects a personal position. The influence of this position on the achievement of long-term goals is shown mainly in future time situations. The components and forms of expression of the personality’s goal orientation are defined. Four positions are singled out: rationalistic, altruistic, rational and egocentric. The terminological apparatus for qualitative comprehension of the investigated concept is made. A psychological construct of the personality’s target orientation has been developed in the article. 

Keywords: goal orientation, personality, motivation, goals, purposefulness, goal-setting, strong-willed effort, emotional attitude.

 

Проблема развития гармоничной современной личности является предметом пристального внимания психологических исследований. Необходимо оказывать помощь в раскрытии таких моральных качеств, как гуманизм, принципиальность, верность долгу, трудолюбие, целеустремленность. Только при их наличии у человека возможен личностный рост, адаптация в современных условиях жизни, налаживание коммуникативных связей с окружающими.

Среди этого многообразия личностных качеств, особую роль играет целевая направленность. Это объясняется тем, что она, будучи интегративным образованием, определяет направленность личности, ее мировоззрение, идеалы и ценности.

В отечественной психологии в изучении целевой направленности личности возникло несколько научных школ и направлений: теория потребностей и мотивов (С.Л. Рубинштейн [12], А.Н. Леонтьев [6]). Вопрос о соотношении целей и мотивов затрагивали А.К. Тихомиров [14], Н.А. Бернштейн [3], Б.Ф. Ломов [7]. На проблеме целеполагания останавливались Н.Ф. Наумова [10], А.Ф. Коган [5].

Цель статьи – исследовать подходы к изучению проблемы целевой направленности личности и на основе полученных данных составить теоретическую модель данного феномена.

Направленность личности неразрывно связана с целями, ради которых она действует, ее мотивами и субъективным отношением к разным сторонам действительности. Целевая направленность личности – это качественный признак направленности как таковой. Данное понятие имеет свою структуру и рассматривается в контексте двух измерений: психологически индивидуального (направленность, самосознание, характер, психофизиологические качества), деятельностного (потребностно-мотивационные, информационно-познавательные, целеобразующие компоненты). Содержательная структура целевой направленности личности перекликается с многомерной концепцией личности О.П. Санниковой (формально-динамический, содержательно-личностный, социально императивный уровни) [13, с. 7] и психологической структурой личности В.В. Рыбалка [11, с. 88], который выделяет три измерения: социально-психолого-индивидуальное (вертикальное), деятельностное (горизонтальное) и генетическое (возрастное) измерение.

Содержательные составляющие целевой направленности рассматривает А.А. Фурман в многосферной структуре аксиосферы как предмета психологического познания личности. Он выделяет четыре компонента (подсферы): потребностно-мотивационный, деятельностно-оперативный, ценностно-смысловой, ценностно-ориентационный [15, с. 149].

Потребностно-мотивационные компоненты деятельностного измерения целевой направленности личности исполняют роль вектора-пути в развитии данного явления. А.А. Фурман определяет их как сложную систему взаимосвязанных компонентов, которые находятся в иерархической соподчиненности и составляют потребности, интересы, влечения, цели, установки, идеалы [15, с. 149].

Теория мотивации А. Маслоу [9] охватывает содержание потребностей, их иерархическое положение относительно друг друга, показывает их связь с мотивационной сферой человека, побуждения ее, таким образом, к деятельности. А. Маслоу определяет ведущую роль мотивации в целеустремленности действия, ведь именно она является основой для организации устойчивой деятельности, направленной на достижение определенной цели. Автор утверждает, что есть нормальные условия жизни в цивилизованном мире, эти условия очень тесно связаны с базовыми потребностями, которые и представляют собой самые цели. Такие базовые потребности он объединил в так называемую пирамиду [9, с. 126].

А. Маслоу провел анализ проблемы соотношения мотивации и целей. В этом он отмечает, что удовлетворение потребностей человека настолько является значимым для нее, что кроме целей она уже ничего не видит. Удовлетворение этих потребностей составляет конечную цель любой деятельности личности. Поэтому, для выявления мотивации, следует обращать внимание на первоисточник деятельности человека – его желания и потребности. Автор отмечает социальную обусловленность проблемы, ведь путь, который избирается для достижения цели, определяется культурными особенностями человека.

Существует еще одна составляющая соотношения мотивов и целей – их совпадение, точнее, трансформация действия в деятельность (механизм сдвига мотива на цель, второй вариант – механизм преобразования цели в мотив), иначе – осознание мотивов, их подъем, что характерно для зрелых личностей. На эту проблему указывал в XIX в. В. Вундт в работе «Механизм гетерогонии целей». Он отмечал, что разнородность приходит извне, а механизм, приводящий к осознанию мотив, включает в себя отображение прошлых событий.

О.К. Тихомиров [14] продолжал рассматривать проблему целеполагания с позиции взаимосвязи целей и мотивов. Согласно его концепции образ будущего результата не может стать целью сам по себе. Это возможно только при условии его связи с мотивом деятельности человека. При этом в зависимости от мотивов, цель имеет разный личностный смысл. Исследователь допускает различное отношение одной и той же цели в различных мотивах. В случае их разной направленности имеет место целеполагание в конфликтной ситуации. На основе потребностей человека возникают цели. О. К. Тихомиров классифицировал их следующим образом: гностические, коммуникативные, связанные с удовлетворением естественных потребностей и т.д. [14, с. 82]. Началом формирования целей ученый считает сам факт встречи мотивов и установок с препятствиями. О.К. Тихомиров отмечает сложные взаимоотношения между целью и установками, ведь они замещаются целями, определяют избирательность по отношению к возможным целям и могут стать 

Н.А. Бернштейн [3] рассматривал цель в контексте задач. Чтобы сформулировать задачу, необходимо создать образ того, что надо достичь. Автор связывает достижения цели с ситуационными процессами и разграничивает их во времени. Он рассматривает цель как модель необходимого будущего и отмечает, что мозг должен конструировать ситуацию будущего. Этот процесс должен происходить подобно тому, как мозг формирует отражение реального внешнего мира [3, с. 95]. Такой осознанный образ будущего может стать основанием для формулирования задачи.

Теория деятельности, разработанная С.Л. Рубинштейном [12] и А.Н. Леонтьевым [6] раскрывает не только структуру и содержание психологической деятельности, но и ее связь с потребностями человека, она объясняет, каким образом определенная деятельность связана с целями, которые ставит перед собой личность.

С. Л. Рубинштейн в качестве структуры деятельности личности построил следующую цепь: движение – действие – деятельность. Связывая цели и деятельность личности, Сергей Леонидович отмечал осознание и целеустремленность человеческой деятельности. Именно в деятельности личность реализует свои цели. С.Л. Рубинштейн также связывает деятельность человека с целями и мотивами. В своей теории деятельности он указывает, что каждое действие состоит из цели и мотива, которые находятся во взаимодействии друг с другом. Однако автор отрицает совпадение мотива и цели как составляющих действия, объясняя это тем, что цель – это образ желаемого результата, на который направлено действие человека, а мотив – это то, что побуждает достигать данную цель, и вызывает действие. По этой теории действие состоит из нескольких частных действий, или операций [12, с. 26].

Подход А.Н. Леонтьева [6] подобен структурам деятельности С.Л. Рубинштейна, но имеет некоторые отличия. В своей структуре деятельности личности Алексей Николаевич выделяет две цепи: деятельность – действие – операция и мотив – цель – условие. В состав мотивов деятельности человека, которые выделил С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев добавляет жизненные цели.

А.Н. Леонтьевым вводится понятие «мотив-цель» [6, с. 61], который является ведущим элементом основы личности. Итак, согласно его теории, существуют мотивы-стимулы (мотивы, побуждающие, порой остроэмоциональные, но лишенные смыслообразующих функций) и мотивы-цели (побуждают деятельность, но при этом добавляют ей личностный смысл) [6, с. 61].

Первичным и характерным для деятельности личности, по мнению А.Н. Леонтьева, является несовпадение мотивов и целей. Однако их совпадение является вторичным явлением, которое означает, что цель не требует внешней побудительной силы и является самостоятельной единицей, или произошло осознание мотивов и превращение их в мотивы-цели. В своем сознании, личность отделяет мотивы от целей. Ведь цели А.Н. Леонтьев определяет сознательными, а мотивы – преимущественно бессознательными. Таким образом, ставится вопрос возникновения мотивов. Основа этой концепции состоит в том, что через некоторое время воздействия движущего мотива на цель, она приобретает собственной побудительной силы и становится мотивом [6, с. 62].

В теоретическом плане значительный вклад в решение вопросов целей и мотивации внес Б.Ф. Ломов [7]. Он утверждает, что источником любой деятельности является наличие у нее определенных мотивов, поэтому свою деятельность человек направляет на достижение поставленной цели. Направлением движения в данном процессе выступает понятие мотив-цель, которое является центральным звеном в структуре деятельности личности и организует всю систему психических процессов и состояний человека, которые включаются в эту деятельность. Изменения в перцептивных, мнемических, интеллектуальных и других психических процессах, а также их взаимоотношениях в структуре развития деятельности личности преимущественно зависят от основной составляющей – мотива-цели [7, с. 98]. Подобный процесс наблюдается в изменениях работоспособности и эмоциональных состояниях. Б.Ф. Ломов выделяет жизненные цели и цели конкретной деятельности, первоосновой из которых является именно жизненные цели [7, с. 98].

В состав компонентов деятельностного измерения целевой направленности следует отнести психологическую готовность личности к деятельности, которая в данной статье рассматривается как сложная индивидуальная особенность, содержащая четыре взаимосвязанных компонента: мотивационный, когнитивный, операционно-процессуальный, эмоционально-волевую готовность. Ситуационная готовность к деятельности характеризуется системой психических состояний личности и проявляется в экстремальных условиях, она зависит от типа нервной системы человека, индивидуально-типологических особенностей. 

Для дальнейшего полного определения специфики концепта целевой направленности личности следует рассмотреть ее содержательный формат как основу для обоснования данной проблемы. Говорится о таком понятийном ряде: целеполагание – целеустремленность – целевая направленность.

При исследовании проблемы целеполагания в психологии было выделено несколько подходов. Концепция О.К. Тихомирова является ключевой в данном вопросе – в центре ставится вопрос исследования процессов целеполагания. Согласно этому подходу в процессе жизнедеятельности человека формируется образ необходимого результата действий, который осознается и принимается за основу для практических и физических действий. Исследователь выделяет девять механизмов целеполагания. В результате осознания и связи с мотивом результата действия он становится целью; на этапе подготовки практического действия происходит перестройка неосознанных предположений, когда они становятся целью; в случае недостижения намеченного результата цели меняются; через связывание цели с целью возникает усвоения поставленной цели; из нескольких целей для человека характерно выделение одной доминирующей; трансформация мотива в мотив-цель; постановка промежуточных целей для частичного удовлетворения собственных потребностей и организации целостной деятельности по достижению конечной цели; переход от предшествующих окончательных целей; структурирования целей в иерархическую последовательность [14, с. 84].

А.Ф. Коган разбил эти механизмы целеполагания на две группы: к первой относятся механизмы формирования жизненных целей, ко второй – планирование достижения промежуточного результата [5, с. 104].

О.К. Тихомиров разделяет цели на внутренние (те, которые относятся самой личностью) и внешние (те, которые определяются извне). В данном подходе является предположение о наличии у человека автогенерирующей умственной деятельности, которая проявляется при решении интеллектуальных задач [14, с. 87]. По этому поводу у А.Ф. Когана [5] другое мнение, он не соглашается со своим предшественником и выдвигает сомнения в правдивости данной гипотезы, ведь сам механизм образования целей полностью не раскрыт. Однако автор признает применение данного аспекта при составлении методологии экспериментального исследования, когда субъект изучается в процессе его участия в интеллектуальных задачах разной сложности [5, с. 104]. А.Ф. Коган продолжает свою мысль тем, что проведенные эксперименты по данному подходу имеют весьма ограниченный характер. Исследователь определяет ряд обстоятельств, которые этому способствуют. Рассматриваются только мыслительные задачи алгоритмического типа; основное внимание уделяется лишь алгоритму решения интеллектуальных задач, обусловленных представлениям конечной цели; условия задач не имеют неизвестного компонента, который избегает варианта осуществления акта психологического выбора; особенности внешних и внутренних условий ситуации не рассматриваются в достаточной мере [5, с. 105].

Таким образом, методологическая концепция О.К. Тихомирова не может решать задачи экспериментального исследования, которое заключается в определении конкретной цели, а также определении механизмов целеполагания [14, с. 87].

Н.Ф. Наумова рассматривает цели в контексте целеполагания и формулирует общие принципы выбора целей личностью. Автор данного подхода характеризует цели как вариативные, их выбор должен быть парадоксальным (за основу надо брать логическую несовместимость крайних позиций выбора), они отличаются своей неопределенностью (в момент выбора, хотя бы один из элементов определения цели неопределенный), свободным структурированием и интерпретацией выбора, при этом личность характеризуется устойчивостью (принятие в процессе выбора волевого решения, вызванного принципиальной неоптимизированностью выбора) [10, с. 23].

С.Д. Максименко называет целеполагание центральным содержательным компонентом в структуре деятельности, а процесс определения цели – основным механизмом целеполагания. При осуществлении анализа мотивов деятельности, отмечается следующее – постановка субъектом задачи, основанной на предыдущих усвоенных знаниях, стимулирует к постановке новых целей и задач благодаря механизмам целеполагания, содержащие регуляторную основу построения новых действий [8, с. 49]. Автор связывает развитие личности, с одной стороны, с ситуациями, а с другой – с целеполаганием. Он отмечает, что понимание прошлых событий и будущего развития невозможно без социальной ситуации или понимание ее как одной из факторов. Никто не может существовать без планирования своих достижений, обдумывания будущих жизненных ситуаций и событий с окружающими людьми. Итак, целью прогнозирования С.Д. Максименко определяет целеполагание [8, с. 49].

К.А. Абульханова-Славская [1, с. 20] отмечает, что умение ставить цели, а именно – подчинять свое поведение и организовывать жизнь для достижения поставленной цели свидетельствует о высоком уровне развития личности. В данной концепции отводится большая роль будущему времени в реализации целей человека, проблема целевой направленности рассматривается в контексте личностной перспективы. Личностная перспектива определяется не только как способность человека видеть себя и свои действия в будущем, но и ощущение готовности к нему в настоящее время. Она выступает в роли установки на будущее и определяет степень готовности к преодолению трудностей на пути к будущему, несмотря на неопределенность и другие сложные обстоятельства для личности [1, с. 20].

Первым исследователем, который специально рассмотрел вопрос именно целевой направленности личности, является Я.В. Васильев [4]. Ярослав Васильевич впервые определил структуру и очертил предметное поле целевой направленности личности. Автор данной концепции отмечает, что единицей психической деятельности является ситуация. В результате такого подхода был обнаружен пространственно-временной континуум, благодаря которому в структуру деятельности был введен недостаточный компонент. Этот компонент остался незамеченным как ведущими учредителями теории деятельности, так и их преемниками. Этот компонент – предмет потребности. Именно данный предмет выступает как объект целевой направленности личности, объединяющий предметное содержание и динамические напряжения по его достижению. 

Я.В. Васильевым была разработана оригинальная «Методика исследования целевой направленности личности» [4, с. 162], которая позволила определить уровневую структуру психической деятельности, а также определить приоритет ситуаций будущего по отношению к ситуациям настоящего и прошедшего времени. Ярославом Васильевичем были обнаружены черты личности, которые отвечают за постановку близких, средних и дальних целей. Удаленность целей по Я.В. Васильеву вызвана позициями личности: эгоцентрической, рациональной и альтруистической [4, с. 162].

Данное положение о позиции личности следует дополнить четвертой составляющей – рациогуманистической, которая определяется Г.А. Баллом [2] как идея современного гуманизма. В мировоззренческом плане рациогуманизм признает интеллектуальную культуру одним из важнейших достижений человечества, а в аспекте человекознания требует максимального использования этих знаний в его гармоничном взаимодействии с другими составляющими культуры, прежде всего, для расширения знаний о человеке и их гуманистически ориентированного практического применения [2, с. 65]. Рациогуманистическая позиция содержит дальние цели, предполагает саморефлексию и является высшим проявлением саморазвития личности. 

Целевая направленность определяется, прежде всего, постановкой ясной цели. При этом имеется в виду не только осознание того, чего следует достичь, но и умение предвидеть способы достижения цели. Другой особенностью является умение человека подчинять все свои поступки, действия и помыслы выбранной цели. Третьей особенностью является неуклонное, устойчивое стремление достигать поставленных целей. Это стремление проявляется в умении длительное время сохранять цели и организовать свое поведение для ее осуществления.

Анализ отечественной и зарубежной литературы позволил составить теоретическую модель психологического конструкта целевой направленности личности (см. рисунок), которая содержит основные компоненты и формы проявления, в силу которых она занимает важное место в жизни человека.

Таким образом, обобщение исследований по проблеме целевой направленности личности представителей различных концепций позволяет нам определить ее основной терминологический аппарат, который образует основу для понимания понятия целевая направленность:

Целеобразование – самостоятельная постановка целей субъектом, их принятие и удержание в течение длительного времени.

Целеполагание – центральная фаза управления собственной деятельностью, предполагает постановку генеральной цели и совокупности целей, в соответствии со стратегическими установками, интересами и жизненными задачами человека.

Целеустремленность – волевая черта личности, характеризующая деятельность человека, направленная на достижение результата, и выражается через вектор-путь цели.

Целевая направленность – качественная характеристика направленности личности при определении жизненно важных целей, которая определяется готовностью человека к достижению желаемого результата.

Психологический конструкт целевой направленности личности

Целевая направленность личности представляет собой определенную иерархию целей человека, которая имеет мотивационное наполнение, отражающее личностную позицию, и направлена на достижение перспективных целей, преимущественно в ситуациях будущего времени. Ориентация на будущее время в целевой направленности личности заложена по определению цели как образа или модели необходимого будущего. Выделено четыре вида позиций целевой направленности личности: эгоцентрическая, рациональная, альтруистическая, рациогуманистическая.

 

Список литературы:

1. Абульханова-Славская К.А. Развитие личности в процессе жизнедеятельности: Психология формирования и развития личности / К. А. Абульханова-Славская. – М.: Наука, 1981. – С. 19-44. 

2. Балл Г.О. До обґрунтування раціогуманістичного підходу у психології / Г.О. Балл // Психологія і суспільство. – 2004. – №4. – С. 60-74.

3. Бернштейн Н.А. От рефлекса к модели будущего / Н.А. Бернштейн // Вопросы психологии: издается с января 1955 года / Ред. Е.В. Щедрина. – 2002. – № 2. – С. 94-98. 

4. Васильев Я.В. Футурреальная психология личности: Монография / Я.В. Васильев. – Николаев: Изд-во «Илион», 2007. – 519 с.

5. Коган Л.Н. Цель и смысл жизни человека / Л.Н. Коган. – М.: Мысль, 1984. – 252 с.

6. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность: учебное пособие / А.Н. Леонтьев. – 2-е издание, стереотипное. – М.: Смысл: Академия, 2005. – 352 с. 

7. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии / Б.Ф. Ломов. – М.: Наука, 1984. – 444 с.

8. Максименко С.Д. Генеза здійснення особистості / С.Д. Максименко. – К.: Видавництво «КММ», 2006 . – 255 с.

9. Маслоу А. Мотивация и личность / А. Маслоу. – СПб.: Питер, 2003. – 325 с.

10. Наумова Н.Ф. Социологические и психологические аспекты целенаправленного поведения / Н.Ф. Наумова. – М.: Наука, 1988. – 199 с.

11. Рибалка В.В. Формула особистості і персонологічне мислення / В.В. Рибалка // Психологія та суспільство. – 2013. – №4. – С. 88-100.

12. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии / С.Л. Рубинштейн. – СПб.: Питер, 1999. – 720 с.

13. Саннікова О. П. Макроструктура особистості: психологічний опис / О.П. Саннікова // Наука і освіта. – 2013. – №7. – С. 7-13.

14. Тихомиров О.К. Структура мыслительной деятельности человека / О.К. Тихомиров. – М.: МГУ, 1969. – 304 с.

15. Фурман А.А. Ціннісно-орієнтаційні чинники особистісного розвитку студентів-психологів / А.А. Фурман // Психологія і суспільство. – 2009. – № 3. – С. 148-158.

 

Сведения об авторе: 

Шилова Нина Игоревна – кандидат психологических наук, старший преподаватель кафедры психологии Черноморского национального университета имени Петра Могилы (Николаев, Украина).

Data about the author:

Shylova Nina Ihorivna – Candidate of Psychological Sciences, Senior Lecturer of Psychology Department, Petro Mohyla Black Sea National University (Mykolaiv, Ukraine).

E-mail: [email protected]

Психотерапевтическая ориентация и личность терапевта

Психотерапевтическая ориентация теперь обычно рассматривается как отдельный набор навыков и знаний, которые можно выбрать из метафорического набора инструментов и применять по желанию. Как и общий хирург, эклектичный психотерапевт, как говорят, может выбирать из множества техник и проводить наиболее эффективное лечение для данного пациента, независимо от личных характеристик терапевта. Я утверждаю, что это утверждение ложно, а именно потому, что оно не признает, что психотерапевтические ориентации вытекают из личности терапевта и не могут считаться отличными от нее.

Источник: ArtsyBee/Pixabay

Десятилетия назад, в середине 20-го века, было общепризнано, что психотерапевт (который, скорее всего, был психиатром) имеет определенный терапевтический стиль и более или менее применяет его ко всем его пациенты. Если он чувствовал, что не может помочь конкретному пациенту, он направлял пациента к специалисту по другому терапевтическому подходу, который мог бы с большей вероятностью помочь пациенту.

Например, если психоаналитик обнаружил, что пациент с депрессией вряд ли получит пользу от психодинамического лечения, он направил пациента к психофармакологу, поддерживающему психотерапевту или к обоим. Психотерапевтическая ориентация считалась специфичной для конкретного терапевта; его нельзя было выбрать по желанию, как если бы он был выбран из набора инструментов.

Во второй половине 20 века и в 21 веке возникла другая идея. Эта идея состоит в том, что терапевт должен стараться адаптировать свой стиль к каждому конкретному пациенту, выбирать из ряда подходов, в которых он считает себя компетентным, и применять техники этого подхода в работе с пациентом. Таким образом, в течение 8-часового рабочего дня терапевт может сказать, что он практикует когнитивную терапию утром, межличностную терапию после обеда и психоаналитическую терапию ближе к вечеру.

Появление этого «эклектичного» подхода отражает идею о том, что психотерапевтическая ориентация не имеет никакого отношения к практикующему ее человеку; это просто навык, которому нужно учиться и применять, как изучают алгебру и используют ее для решения полиномиальных уравнений. Попытки «психотерапевтической интеграции» рассматривают психотерапевтическую ориентацию аналогичным образом, хотя эти попытки направлены на создание единого, унифицированного психотерапевтического подхода, который может применяться любым терапевтом, независимо от личных характеристик терапевта. Я вижу эти идеи как отражение непонимания взаимосвязи между психотерапевтической ориентацией и личностью терапевта.

Почему я говорю, что психотерапевтическая ориентация не может быть отделена от личности терапевта? Причина в том, что различные психотерапевтические направления основаны на различных этических системах и философиях, и терапевты, которые ценят определенные этические философии, обнаружат, что они естественным образом склонны практиковать определенные психотерапевтические методы, соответствующие их собственным морально-этическим убеждениям. Утверждать, что психотерапевтическая ориентация может быть принята по желанию — независимо от собственных убеждений и личности терапевта — значит игнорировать эту основную предпосылку.

Директивная и недирективная терапия

Несмотря на то, что недостатка в специфических психотерапиях нет — действительно, кажется, что новые разрабатываются каждые несколько месяцев — можно утверждать, что существует два основных подхода к терапии: директива и ненаправленная терапия. -директива. В директивной терапии, такой как когнитивно-поведенческая терапия, терапевт играет активную роль в обучении пациента новым навыкам, техникам или стратегиям. В некоторых формах директивной терапии терапевт может давать советы.

В недирективной терапии, такой как психоаналитическая терапия, терапевт стремится не напрямую влиять на поведение пациента, а скорее помочь ему прийти к лучшему пониманию себя и того, что его беспокоит. Сас (1965) провел аналогичное различие между типами терапии, а Ланг (1973) позже описал эти различия как фундаментальные для понимания теории психотерапии.

Психотерапевтическая ориентация вытекает из личности

Я утверждаю, что ориентация психотерапевта вытекает непосредственно из личности терапевта и не может считаться отличной от нее. В этом отношении психотерапевт значительно отличается от физика, который может применять широкий спектр теорий, и от общего хирурга, который владеет множеством методов.

Действительно, история психотерапии полна примеров того, как терапевты культивировали техники, наиболее подходящие для их индивидуальной психологии. Фрейд, например, отказался от гипноза, потому что понял, что его личность плохо подходит для авторитарно-навязчивой роли гипнотизера. Он продолжал развивать психоанализ и метод свободных ассоциаций не только потому, что чувствовал, что это более эффективная техника, но и потому, что она более естественно сочеталась с его личностью.

Когда Салливан представил свой собственный вариант психоаналитической терапии, это отражало его потребность в близости в психотерапевтических отношениях; он был более одиноким человеком, чем Фрейд. И когда Альберт Эллис ввел рационально-эмоциональную терапию, это тоже отразилось на его собственной личности, которая была гораздо более прямолинейной и конфронтационной, чем у многих его коллег-психоаналитиков.

Это означает, что различия между описанными выше двумя типами терапии — директивной и недирективной — представляют собой различия между двумя типами человек , которые практикуют эти методы лечения, а не только различия между стилями или техниками. Хотя моя цель здесь не в том, чтобы подробно описать личностные различия между этими двумя типами терапевтов (а лишь в том, чтобы указать, что такие различия существуют), кажется возможным, что директивный терапевт больше нуждается в структуре и, возможно, в контроле, в то время как недирективный терапевт больше руководствуется своими интроспективными качествами и потребностью в понимании.

Разветвления для обучения и лечения

Если верно, что теоретическая ориентация терапевта вытекает из его личности и не может рассматриваться отдельно от нее, то это имело бы значительные последствия для обучения психотерапевтов и лечения пациентов. Что касается обучения и образования, молодой терапевт должен очень тщательно изучить различные методы терапии, чтобы определить, какой из них кажется наиболее аутентичным.

Конечно, личный анализ или психотерапия — хорошее место для начала, хотя интроспективная работа не должна заканчиваться на этом. Стажер должен погрузиться в литературу, уделяя особое внимание философским положениям, лежащим в основе каждого теоретического направления. Он должен посмотреть на свою жизнь и увидеть, как он проживает ее по отношению к другим и к самому себе. Только тогда он сможет выбрать подлинный терапевтический подход.

Когда дело доходит до лечения, терапевту было бы мудро ограничиться работой с пациентами, с которыми, по его мнению, он может быть наиболее аутентичным, поскольку только тогда, когда терапевт аутентичен, он может быть эффективным. Важно отметить, что такие решения о том, кого лечить, а кого не лечить, не должны приниматься исключительно на основании диагноза, поскольку личностные характеристики пациентов с данным психическим расстройством могут быть такими же разнообразными, как и личностные характеристики людей в общей популяции. . Я утверждаю, что терапевт должен носить только одну шляпу в консультационном кабинете, и если он чувствует, что другой терапевтический подход, вероятно, будет более полезен для конкретного пациента, то ему не следует надевать другую шляпу, а направлять пациента соответствующим образом. .

Заключение

В этом посте я утверждал, что психотерапевтическая ориентация является отражением того, кем является терапевт как личность, и что ее не следует рассматривать как нечто, что можно просто принять или применить по желанию. Следовательно, я также утверждал, что «эклектичный» терапевт — это миф. Поскольку у терапевта-эклектика может быть только одна подлинная теоретическая ориентация, с моей точки зрения, было бы мудро направлять плохо подходящих пациентов к другим терапевтам, а не пытаться применять терапию, которая противоречит его личности. Такие идеи имеют большое значение как для обучения психотерапевтов, так и для лечения пациентов.

Чтобы найти терапевта, посетите справочник Psychology Today Therapy. Введение в ориентацию на социальное доминирование минимум «одной или нескольких доминирующих и гегемонистских групп наверху и одной или нескольких подчиненных групп внизу» (Sidanius & Pratto, 19).99, с. 31). Частью этой теории является аспект ориентации на социальное доминирование (SDO). SDO — это личностная черта, измеряющая поддержку, которую индивид оказывает доминированию одних групп над другими на основе таких факторов, как раса, пол, национальность, религия и т. д. (Sidanius & Pratto, 1999, стр. 61). По сути, SDO — это мера предпочтения человека неравенству, когда это неравенство приводит к доминированию одной группы над другой. Для этой записи в блоге я рассмотрю недавнюю литературу по теме ориентации на социальное доминирование, чтобы лучше понять текущее мышление по этому вопросу.

 В своем исследовании 1994 года Пратто, Сиданиус, Сталворт и Бетрам рассмотрели, как ОСД связаны с социальными и политическими убеждениями, которые поддерживают это групповое мышление (Пратто, Сиданиус, Сталворт и Малле, 1994). В этом исследовании Пратто, Сиданиус, Сталворт и Бетрам попросили 1952 студента колледжа заполнить анкеты, чтобы оценить уровни SDO участников и сравнить их с другими определяющими факторами, такими как возраст, пол и демографическое происхождение. Они обнаружили, что мужчины, как правило, имеют более высокий SDO, чем женщины, и, что, возможно, наиболее важно, показатели SDO можно использовать для прогнозирования социальных и политических взглядов. Что касается аспекта социальных и политических установок, исследователи обнаружили, что более высокий SDO был связан с выполнением работы, укрепляющей иерархию, идеологией, включающей групповые предрассудки, поддержкой шовинистической политики и политики правопорядка, а также военных программ и политико-экономическим консерватизмом. .

Совсем недавно исследователи обнаружили, что SDO и идентичность политических групп можно использовать для прогнозирования отношения к различным группам. В своем исследовании 1999 года Heaven обнаружил, что SDO является сильным предиктором негативного отношения к правам женщин (даже более сильным, чем идентичность политических групп) (Heaven, 1999). В своем исследовании 2010 г. Бассет обнаружил, что более высокий уровень SDO был связан с более сильным негативным отношением к нелегальным иммигрантам (Bassett, 2010), а в своем исследовании 2000 г. Уитли и Эгисдуттир обнаружили, что SDO можно использовать для прогнозирования отношения к геям и лесбиянкам (Whitley & Ægisdóttir, 2000). Что касается социального положения, Сандерс и Махалингам обнаружили взаимодействие класса x расы с небелыми представителями высшего класса, имеющими самые высокие уровни SDO (Sanders & Mahalingam, 2012). Но как нам поможет понимание SDO?

Понимая ОСД, мы лучше понимаем различные процессы, связанные с социальными взаимодействиями и групповой идентичностью, и даже то, как социальные влияния могут влиять на наше отношение (Poteat, Espelage, & Green, 2007). Подобные исследования можно использовать для борьбы с этими негативными стереотипами путем понимания наилучших способов противодействия этим негативным установкам (Danso, Sedlovskaya, & Suanda, 2007), результат которых может быть очень положительным для тех групп, над которыми доминируют.

Бассет, Дж. Ф. (2010). Влияние значимости смертности и ориентации на социальное доминирование на отношение к нелегальным иммигрантам. Социальная психология 41(1) , 52-55.

Дансо, Х.А., Седловская, А., и Суанда, С.Х. (2007). Восприятие иммигрантов: изменение отношения людей с более высокой ориентацией на социальное доминирование. Бюллетень Личности и Социальной Психологии , 1113-1123.

Heaven, PC (1999). Отношение к правам женщин: отношения с ориентацией на социальное доминирование и принадлежность к политической группе. Половые роли 41(718) , 605-614.

Poteat, VP, Espelage, DL, & Green, HD (2007). Социализация доминирования: контекстуальные эффекты группы сверстников на гомофобные и доминантные установки. Журнал личности и социальной психологии 92(6) , 1040-1050.

Пратто, Ф., Сиданиус, Дж., Сталворт, Л.М., и Малле, Б.Ф. (1994). Ориентация на социальное доминирование: переменная личности, предсказывающая социальные и политические взгляды.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *