Психология общения и конфликтов: works.doklad.ru — Учебные материалы

Содержание

Природа конфликта и его развитие

Почему происходят конфликты? И какова их истинная причина?

Не стоит обманывать, что существует универсальный рецепт выхода из спорной ситуации. Ведь в каждом случае речь идёт о личности, поведение и реакции которой сложно до конца просчитать.

Зависимость

Почва, на которой возникают конфликты – зависимость людей друг от друга. Она появляется из-за постоянного пребывания вместе. Чем больше зависимость, тем серьёзнее будет эмоциональный накал конфликта.

Вообще, все люди в той или иной степени зависимы друг от друга. Даже утверждение, что это не так, может стать зачатком какого-либо конфликта. Например, один работник получает все похвалы за выполненную работу, хотя другие также принимали в ней участие.

Природа конфликта

Есть несколько вещей, которые занимают мысли человека, находящегося в конфликтной ситуации.

Во-первых, уже сама ситуация кажется ему нетипичной и незаурядной:
• Никто, кроме меня, не сталкивается с такими проблемами на работе.
Во-вторых, человек воспринимает конфликт как мрачную безысходность:
• Независимо от любых моих действий, я не имею даже малейшего шанса на разрешение конфликта.
Где-то на подсознательном уровне сидит стереотип противника:
• Если я предложу ему компромисс или сотрудничество, уверен, что столкнусь с негативной реакцией.

Люди действительно реагируют таким образом. Немногие, находясь в эпицентре ссоры, знают, с какой фазой конфликта имеют дело в данный момент. Полезно углубиться в вопрос, рассматривающий конфликт как процесс из нескольких фаз. Знание этого поможет правильно лавировать в острой ситуации.
Чтобы случился конфликт, должны воедино совпасть несколько факторов. Чем больше совпадений, тем больше риск разрастания конфликта. В некоторых ситуациях мы не отдаём себе отчёт в том, что появились уже все предпосылки конфликта.

Мы ощущаем лишь раздражение и нервозность. Если у Вас были длительные взаимоотношения с партнёром, Вам будет легко представить эти ощущения. Если Вы всегда были одиноки, то попробуйте подумать о своём близком друге, подруге или о ком-нибудь близком Вам родственнике.
Представьте себе, что важный Вам человек делает что-то, что чрезвычайно злит Вас и вгоняет в плохое настроение. Вспомните, что Вы чувствуете в такой ситуации, какие мысли кипят в голове. Очевидно, что именно такие ситуации становятся движущей силой конфликтов. В будущем точно разразится скандал, если в присутствии данного лица Вы постоянно испытываете злость и раздражение.

Раздражение и конфликты

Конечно, единичное проявление раздражения не должно сразу перерасти в конфликт. Для этого необходимо что-то большее. Как правило, мы в состоянии побороть волнение или злость. Мы не реагируем открыто, не повышаем голос, возможно, втайне сжимаем зубы. Чаша терпения должна переполниться, тогда ситуация обострится.


Чтобы раздражение переродилось в конфликт, необходимо это раздражение отождествить с конкретным человеком. Представьте, что Вы, измученные, ложитесь в постель и находите в ней крошки от чипсов. Пожалуй, Вы почувствуете раздражение, возникнет стимул выказать злость, но отсутствие виноватого не даст Вам повода «сорваться» на нём. Но если удастся выяснить, откуда в постели взялись эти крошки, – конфликт между вами обеспечен.
С одной стороны, Вы захотели изменить чьё-то поведение, а с другой – испытали эмоциональное напряжение.
С самого начала конфликта мы осознаём, что боремся с какой-то проблемой. Это очень неприятное чувство. Чтобы его нейтрализовать, мы вымещаем всю свою злость на другом человеке. Наверное, каждый из нас может распознать эту первую фазу конфликта. Мы начинаем воспринимать другого человека в тёмных красках: отыскиваем в нём разные недостатки, на которые раньше не обращали внимания. Кстати, эти недостатки не имеют ничего общего с нашими истинными претензиями к этому человеку.
Это и есть знак начала конфликта.
Всё определяет мотив
Момент, когда мы осудили мотивы действий другого лица, определяет переход скрытого раздражения в выраженное недовольство.
Работник, который постоянно опаздывает на работу, быстро настраивает против себя коллег. Наверняка, Вас бы нервировало, что эта особа не придерживается правил, которые соблюдаете Вы. Нормальной реакцией на эту ситуацию будет злость.
Стоит только понять причину такого поведения, чтобы отношение к человеку изменилось на диаметрально противоположное. Предположим, опоздания на работу связаны с тем, что муж помогает принять утреннюю дозу лекарств тяжелобольной жене. Вы всё еще негативно настроены?
Мы забываем, что порой домысливаем мотивы действий других людей. Не все домыслы попадают в цель. Порой стоит просто выяснить, чем руководствуется в своих поступках Ваш оппонент. Нет ничего проще, чем прямо спросить его об этом.
Зачем нужны конфликты
Каждый из нас был свидетелем разных конфликтов. Будучи детьми, мы прислушивались к ссорам родителей. Во время полового созревания ссоры происходили по любому поводу.
Эти конфликты носили явный и открытый характер. С конфликтами из взрослой жизни всё по-другому. Поведение поссорившихся лиц более продуманное, стратегии более изощрённые. Это связано с наличием жизненного опыта и зрелостью, но встречаются и исключения. Большинство людей с возрастом приобретает сообразительность и здравый смысл, что позволяет лучше справляться с разными пиковыми ситуациями. Изобилие конфликтов – это своеобразный тренинг для выдержки. Взрослый человек, как правило, выказывает больше дипломатии, несмотря на то, что у него достаточно возможностей настоять на своём.
Нет дыма без огня
Крайне редко конфликты возникают сами по себе. Чаще бывает, что большинство споров начинается безобидно, а потом набирает темп. Конфликты имеют грозную тенденцию к незаметному разрастанию: только сориентируешься – конфликт в разгаре. Ссоры часто возникают из-за неразрешённой проблемы. Сначала мы пытаемся решить её мирным путём. Встретив препятствие на этом пути, используем иную тактику, чтобы добиться изменений.
Даже в начале конфликта стороны стараются сохранить лицо. Позволяют себе невинные шуточки, блещут иронией и сарказмом. Со временем преднамеренно начинают задевать друг друга, а попытки добиться изменений в поведении другого лица становятся всё более бесцеремонными. На профессиональной лексике это называется правилом эскалации или постепенного усиления конфликта.
Правило эскалации
Эскалацию конфликта можно сравнить с лестницей, где каждая сторона старается забраться на ступень выше противника. Находясь в конфликтной ситуации, мы хотим любой ценой заставить прислушаться к своему мнению. Получается, что мы желаем изменить стереотипы мышления второй стороны.

Можно:
• махнуть на всё рукой и смириться с положением вещей;
• разозлиться и разжечь войну.

Выбрав открытую конфронтацию, Вы начинаете подъём по лестнице, символизирующей эскалацию конфликта. Другая сторона должна своевременно принять решение, ввязаться ли в игру «на опережение» или смириться с ситуацией, став на Вашу сторону. Первое решение более привлекательно для многих.

Итак, Вы стоите перед выбором: прекратить нападки или, напротив, усилить их. Так достигается усиление агрессивного поведения. Слово за слово – и стороны конфликта подошли к этапу, когда уже не могут переносить друг друга. Но облегчения никто не испытывает. Становится понятно одно: побеждает тот, кто действует более грубо.
Эмоции постепенно усиливаются. Это плохо, ведь в эмоциональном накале трудно принять здравое решение, посмотреть на ситуацию со стороны.
Усиление конфликта с целью заставить противника капитулировать
Повышение градуса конфликта часто становится действенным способом подчинить вторую сторону нашей воле. Каждый раз, когда оппонент ужесточает свои аргументы, существует шанс, что другая сторона устанет и решит склонить голову.
Для посредника правило эскалации представляет значительное препятствие.
Достаточно одной стороне повысить градус конфликта, как другая также меняет стиль поведения. Чтобы спуститься на низшие ступеньки лестницы конфликта, где легче справиться с эмоциями, необходима добрая воля обеих сторон. Всегда существует риск, что лицо, согласное немного отступить, проиграет, если противник не сделает то же. Чем выше поднялись противники, тем сложнее будет затушить конфликт. Вот почему так важно быстро распознать конфликт и предложить посредничество.

Кто победитель?
После завершения конфликта часто нельзя однозначно ответить, кто победитель, а кто проигравший. Граница между победой и поражением очень расплывчата. Хуже всего, что стороны конфликта и их окружение по-разному интерпретируют исход спора. Причина в том, что у всех разная система ценностей. Часто оказывается, что стороны конфликта стремились к разным вещам.

Типы людей, с которыми трудно общаться

1. «Паровой каток» считает, что все должны ему уступать, и убежден в своей правоте.

Боится сделать ошибку, которая подорвет его имидж, поэтому грубит.
Как общаться.
Уклонитесь от конфликта или приспособьтесь. Если конфликт неизбежен, не перечьте «паровому катку» и позвольте выпустить пар. Не критикуйте его. Затем спокойно изложите свою точку зрения.
2. «Скрытый агрессор» причиняет вред закулисными махинациями. Считает, что он прав и восстанавливает справедливость.
Как общаться.
Уклонитесь от общения. Если это невозможно, уличите его в действии, которое он совершил против вас. Сохраняйте спокойствие, приведите доказательства. Определите скрытые причины его поведения и найдите решение.
3. «Разгневанный ребенок» может взрываться, когда чувствует себя беспомощным или испуган. Он боится не справиться с ситуацией и потерять авторитет.
Как общаться.
Если вы не можете уклониться от контакта с «разгневанным ребенком», не перечьте ему и выслушайте. После вспышки он почувствует смущение. Не упрекайте его и постарайтесь решить проблему.
4. «Жалобщик» охвачен какой-либо идеей и обвиняет всех окружающих. Он хочет, чтобы его выслушали.
Как общаться.
Выслушайте жалобы. Спросите, что он хочет сделать в этой ситуации и чем вы можете помочь. Попробуйте найти решение вместе.
5. «Молчун» не высказывает свое мнение. Он может враждебно относиться к вам, плохо себя чувствовать или просто быть интровертом.
Как общаться.
Спросите, что он думает о проблеме. Не торопите, подстройтесь под темп разговора, который ему удобен. Не вовлекайте в разговор против воли.
6. «Сверхпокладистый» поддерживает любую вашу идею, уступает в спорах, старается всем понравиться, но может не выполнить свои обещания.
Как общаться.
Объясните, что вы будете относиться к нему хорошо, если он будет говорить правду и выполнять обещания, а не просто соглашаться с вами.

Автор: Светлана Николаевна Кулешова, специально для сайта www.vashpsixolog.ru

Психология общения в конфликтных ситуациях в сфере ресторанного бизнеса

Индустрия гостеприимства ставит первоочередной задачей предоставление людям качественного сервиса. Хочется вспомнить слова Джона Шоула: «Плохое обслуживание заставляет компанию делать шаг назад, хорошее позволяет удержаться на месте, и только превосходный сервис двигает компанию вперед». Если говорить непосредственно о ресторанном бизнесе, то необходимо помнить, что каждый сотрудник заведения должен быть готов взаимодействовать с гостями и коллегами адекватно и вежливо, несмотря на ситуацию. Именно поэтому обучение официантов и другого персонала ресторана обязательно включает основы психологии общения при возникновении конфликтных ситуаций.

Существует несколько способов решения конфликтов в ресторанном бизнесе. К наиболее распространенным и приемлемым относятся избегание конфликтов, компромисс и сглаживание. Возникают конфликты чаще всего в случае несовпадения личностных характеристик представителя ресторана (чаще всего, официанта) и гостя. Иногда намечающийся конфликт легче всего решить заменой официанта, с которым у гостя установится контакт. Кстати, вопреки бытующему мнению, не только официанту необходимо знать, как улаживать конфликты. Курсы сомелье или менеджеров ресторана также должны включать основы психологии конфликта, поскольку возможна ситуация, при которой им необходимо будет самостоятельно разрешать спорную ситуацию.

Частые причины конфликтов в ресторане и способы их решения

Наиболее распространенная причина недовольства гостя – длительность ожидания или обслуживания. Иногда ресторан настолько популярен, что гостям приходится ждать в очереди, тогда в качестве извинения администратор может предложить напиток гостю бесплатно. Также частым поводом для конфликта является время ожидания заказа. Недовольство гостей может быть обоснованным (ожидание напитка составляет свыше 5 минут) и необоснованным (гость, заказавший горячее блюдо, недоволен тем, что его нет спустя 10 минут), но, в любом случае, официант не должен вступать в спор с гостем, а лишь извиниться за причиненные неудобства. Гость обязательно должен быть предупрежден о возможной задержке приготовления блюда (например, по причине неполадок кухонного оборудования).

Любой конфликт следует решать незамедлительно. В лучшем случае – официант должен предвидеть ситуацию, особенно если назревает конфликт.

Возможна ситуация, когда гость утверждает, что ему принесли другое блюдо вместо заказанного. Есть несколько способов решения этой проблемы: или заменить блюдо, или показать гостю меню, чтобы он показал, какую позицию он выбрал, или открыть запись заказа в блокноте официанта. Если же гость по-прежнему утверждает, что не заказывал такое блюдо, то его стоит унести и не включать в чек. Выяснять, кто допустил ошибку при заказе блюда перед гостем не стоит. Выяснение правоты официанта или гостя остается за кадром, в данном случае, если официант плохо знает меню – это не сыграет в его, пользу и ошибочно приготовленное блюдо будет считаться ошибкой официанта.

Еще одно замечание со стороны гостя может относиться к качеству еды. Если блюдо его по каким-либо причинам не устроило, то можно унести блюдо и довести его до нужного гостю состояния (мясо слабо прожарено), если же это невозможно, то следует заменить блюдо. В любом случае, в момент заказа стоит подробно описать блюдо, его особенности (к примеру, острое) и входящие в состав ингредиенты, чтобы максимально избегать подобных ситуаций.

Стоит упомянуть и недобросовестных гостей, которые предъявляют необоснованные претензии, чтобы получить блюдо бесплатно. К примеру, гость съедает практически всю порцию горячего, а потом жалуется, что мясо плохо прожарено. В таком случае, следует тактично предложить дожарить оставшуюся порцию.

Если гостя не устраивает место его размещения, то стоит либо найти для него другой столик, либо принести извинения от лица заведения. Зачастую во время проведения мероприятий гости более конфликтны в состоянии алкогольного опьянения. Обычно для гашения подобных конфликтов требуется вмешательство сотрудников охраны.

Еще один распространенный повод для конфликта – время оплаты счета. Если в вашем заведении временно не принимают к оплате пластиковые карты, то заранее оповестите об этом гостя, чтобы не ставить его в неудобное положение, вынуждая просить знакомых привезти наличные деньги. Главное, что следует учитывать представителям заведения при решении подобных спорных ситуаций – отношение к гостю должно быть неизменно вежливое и ровное. Не нужно резко возражать гостю и использовать нет-слова (не получится, нельзя), особенно если гость раздражен. Лучше погасить конфликт, соглашаясь с ним: «Хорошо, давайте все обсудим» и показать готовность к сотрудничеству и спокойному общению.

Самое интересное, что конфликт для ресторана – это своеобразная проверка на прочность, которая в итоге оказывается для заведения… даже полезной! Гость, который остался недоволен качеством сервиса и промолчал, вряд ли вернется в ресторан. Именно поэтому необходимо прогнозировать и уметь решать конфликты, обозначая, что гостям в заведении всегда рады и умеют их слышать, что неизменно располагает всех посетителей к повторному посещению.

Интересное:

14 Технология эффективного общения — СтудИзба

ЛЕКЦИЯ «ТЕХНОЛОГИИ ЭФФЕКТИВНОГО ОБЩЕНИЯ И РАЦИОНАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ В КОНФЛИКТЕ» (Тема 14).

 

         Известно, что конструктивное разрешение конфликта предполагает как минимум, эффективное общение конфликтующих сторон, а как максимум – проведение переговоров по разрешению конфликта. Однако, на практике переход к рациональному поведению участникам конфликта удается не всегда по причине отсутствия взаимопонимания, возникновения различных барьеров коммуникации. Для преодоления указанных негативных последствий необходимо освоение современных технологий эффективного общения.

 

1. Понятие и основное содержание технологий эффективного общения.

·         Технологии эффективного общения – это такие способы, приемы и средства общения, которые в полной мере обеспечивают взаимопонимание и взаимную эмпатию партнеров по общению.

·         Взаимопонимание – социально-психологический феномен, сущность которого проявляется в:

–       согласовании индивидуального осмысления предмета общения;

–       взаимоприемлемой двусторонней оценке и принятии целей, мотивов и установок партнеров.

Рекомендуемые файлы

Взаимопонимание является одновременно процессом, результатом и состоянием.

Для достижения взаимопонимания необходимо соблюдение четырех условий:

1.     Понимание речи взаимодействующей личности;

2.     Осознание проявляющихся качеств взаимодействующей личности;

3.     Учет влияния на личность ситуации взаимодействия с партнером;

4.     Выработка соглашения и практическое его выполнение по установленным правилам.

·         Эмпатия (сопереживание) – осознание эмоционального состояния другого человека и способность разделить его опыт.

Сопереживание следует отличать от жалости. Эмпатия проявляется в форме отклика одного человека на переживание другого; через эмоциональный отклик люди познают внутреннее состояние других. Эмпатия регулирует взаимоотношения людей и определяет нравственные качества человека.

Самое главное препятствие к конструктивной работе с конфликтом – это нежелание сторон разрешать его. Стороны не стремятся к разрешению конфликта в двух случаях:

а) Когда ими (или одной из них) принято решение о разрыве отношений;

б) Когда сохранение конфликтных отношений создает какие-то преимущества сторонам (или одной из них)

Кроме того, существуют и другие препятствия к разрешению конфликтов:

1.     Использование «силовых» методов и привычки быть судьею;

2.     Оценка каждой из сторон своей позиции, как более обоснованной;

3.     Осуждение другой стороны без учета ее реальной позиции.

Таким образом, можно утверждать, что главным препятствием к разрешению конфликтов являются неэффективные стратегии поведения.

Особое место в содержании технологий эффективного общения в конфликте занимают целевые установки конфликтантов. Поэтому для обеспечения конструктивного общения в конфликте необходимо создание двух условий:

а) Формирование и поддержание атмосферы взаимного доверия в процессе общения;

б) Формирование у себя целевой установки на сотрудничество.

Рассмотрим содержание технологий эффективного общения в конфликтном взаимодействии на примере соблюдения определенных правил и норм общения:

1.     Концентрируйте внимание на говорящем, на его сообщении;

2.     Уточняйте правильность понимания общего содержания передаваемой информации и ее деталей;

3.     Сигнализируйте другой стороне то, что Вы усвоили предназначенное для Вас сообщение;

4.     Не перебивайте говорящего, не критикуйте, не давайте советов;

5.     Добивайтесь, чтобы Вас услышали и поняли. Для этого соблюдайте последовательность в передаче и приеме информации;

6.     Поддерживайте атмосферу взаимного доверия и взаимного уважения к собеседнику;

7.     Используйте неречевые средства коммуникации (мимику, жесты, пантомимику) для улучшения понимания в ходе общения.

Важное место в разрешении конфликтов играет переход от эмоционального к рациональному поведению.

 

2. Технологии рационального поведения в конфликте.

·         Технологии рационального поведения в конфликте – это совокупность способов психологической коррекции, направленной на обеспечение конструктивного взаимодействия конфликтантов, на основе самоконтроля эмоций.

Рассмотрим способ избавления от раздражения и гнева (по Д. Скотту):

1.    Способ визуализации состоит в представлении себя делающим или говорящим что-либо;

2.    Способ «заземления» состоит в представлении отрицательных эмоций, испытываемых в данный момент, в виде потока энергии, который может быть замкнут на «землю»;

3.    Способ проецирования состоит в представлении выхода своих отрицательных эмоций на воображаемый экран с последующим их разрушением путем ступенчатых волевых усилий;

4.    Способ очищения «энергетического поля» состоит в выполнении некоторых специальных упражнений, для расслабления и освобождения себя от отрицательных эмоций.

Далее рассмотрим три правила самоконтроля эмоций:

1.         Спокойная реакция на эмоциональные действия партнера. Для его выполнения необходимо задавать себе вопросы и искать причины того или иного поведения партнера. Это дает Вам четыре преимущества:

1.1.                    В критической ситуации акцент в поведении переносится на рациональную работу сознания;

1.2.                    Своим поведением партнеру предоставляется возможность избавиться от эмоциональных проявлений;

1.3.                    Достигается отвлечение от восприятия и острого переживания эмоциональных проявлений партнера;

1.4.                    Обеспечивается поиск причины конфликта путем понимания мотивов соперничающей стороны.

2.        Рационализация эмоций, обмен содержанием эмоциональных переживаний в процессе спокойного общения.

3.        Поддержание высокой самооценки в переговорном процессе как основа конструктивного поведения.

На основе изучения данной темы сформулируем вывод:

·         Конструктивное разрешение конфликтов предполагает владение технологиями эффективного общения и рационального поведения. Они базируются на специальных психологических приемах, позволяющих обеспечить взаимопонимание и самоконтроль эмоций.

 


 

Задание 14

Проанализируйте свои действия по одиннадцати позициям в конфликте, который происходил с Вашим участием и оцените их по пяти или десяти балльной шкале.

п.п.

Позиция

Оценка

1.

Критически оцениваю партнера

 

2.

Приписываю ему неизменные или плохие намерения

 

3.

Демонстрирую знаки превосходства

 

4.

Обвиняю и приписываю ответственность только партнеру

 

5.

Игнорирую интересы партнера

 

6.

Вижу все только со своей позиции

 

7.

Уменьшаю заслуги партнера

 

8.

Преувеличиваю свои заслуги

 

9.

Задеваю «больные точки» и уязвимые места партнера

 

10.

Выдвигаю перед партнером множество претензий

 

Вам также может быть полезна лекция «Система визуального отображения информации».

11.

Раздражаюсь, перехожу на крик, повышаю голос

 

 

 

 

Причины возникновения конфликтов и психология общения людей

Только сегодня: обсчитали в магазине, наступили на ногу в метро, грубо толкнули в спину в толпе. Вчера: подрезали на дороге, нахамили в магазине, сын подрался в школе… На работе коллеги грызутся, дома за стенкой — соседи. По телевизору вообще одни разборки показывают: то светские львы и львицы, то фирмы, то целые страны конфликтуют… При этом настоящие причины возникновения конфликтов размыты и непонятны.

Почему людей так и тянет «съесть» друг друга? Каковы причины конфликтных ситуаций самых разных уровней? Разве мы обречены мутузить друг друга психологически, морально, вербально и физически? Понять причины возникновения межличностных конфликтов помогает системное мышление, которое формируется в процессе прохождения тренинга «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана.

Виды конфликтов и причины их возникновения

Видов конфликтов множество. Если попробовать обобщить, то получим группы:
1. Конфликты на почве борьбы за ресурсы:
● Время
● Пространство
● Энергия
● Информация
2. Конфликты по уровню вовлеченности:
● Внутриличностный
● Межличностный
● Между сообществами
● Между государствами
● Межконфессиональные
3. По характеру влияния:
● Конструктивные
● Деструктивные
● Нейтральные
4. По уровням развития:
● Бытовой
● Культурный
● Идеологический
● Ментальный

Разрезая ткань конфликтных отношений на составляющие, можно бесконечно выделять их различные виды и типы. Любопытней понять причины столкновения интересов. Для этого нужно раскрыть природу человеческих отношений.

Основные причины возникновения конфликта интересов системно можно разделить на 3 блока:

  1. Естественная неприязнь друг к другу, которая должна нивелироваться культурой и законом.
  2. Нереализованность, неудовлетворенность людей, стрессы и психологическое напряжение.
  3. Неприятие разности психических свойств друг друга.

 

Истоки конфликтов

Человек отличается от животного, в том числе наличием сознания. Мы осознаем себя. Это осознание рождено сильнейшим стрессом, на заре времен. Когда нескольким пещерным людям пришло в голову сохранить излишки еды на завтра и нам запретили полностью съедать все, что стая добыла на охоте. Запрет съедать запасы пищи, оставленной на черный день, вводил нашего первобытного пращура в сильнейшее страдание.

Неудовлетворенное желание к пище проецировалось у раннего человека на сородичей — возникало желание съесть ближнего. А поскольку такое желание угрожает сохранению нашего вида, оно попадает под строжайший запрет. В результате у нашего предка, пока еще больше животного, чем человека, появляется первое разделение на «я» и «они», первое восприятие другого. И оно ощущается как неприязнь. Хочу съесть другого, но нельзя, потому что за это накажут, можно и жизнью поплатиться! Приходится терпеть неприязнь.

Таким образом, неприязнь и конфликт интересов — это корень нашей психики, ее начало. Но мы не остались на первобытном уровне развития.

Подробнее о том, что такое животная неприязнь, читайте в статье: Животная неприязнь — вчера, сегодня, завтра

 

Куда развивается неприязнь

От начала нашей жизни и до конца нам необходимы другие люди. Поэтому ребенок с раннего возраста учится дружить, делиться, проявлять доброту и участие к другим. Это было необходимо нашим предкам, чтобы выжить. И необходимо нам сегодня чтобы быть успешными в социальной жизни.

Начиная с песочницы, мы учимся взаимодействовать. Чем выше эта способность, тем радостнее жизнь. Если в песочнице все дети объединятся и объединят свои игрушечные богатства, то каждый получит больше наслаждения. Ведь теперь можно играть в разные игры. Однако получение большего сопровождается ограничением. Чтобы получить доступ к чужим игрушкам, нужно поделиться своими, согласиться играть по очереди или вместе. Приходится сократить свою неприязнь ради большей выгоды, большего наслаждения.

Сила, которая сплачивала наших предков в пещерах — это необходимость выжить в сложных условиях. Ранний человек сильно зависел от пищи, от количества ее  запасов. Нашим пращурам приходилось выстраивать коллективную защиту от хищников. Чем сложнее было сохранить человеческую жизнь, тем сильнее была необходимость сотрудничества между людьми.

Сегодня человечество победило эти опасности. У нас хватает еды и нет нужды постоянно защищать себя от диких животных. Поэтому возрастает внутривидовая неприязнь. Как спасательный круг от истребления друг друга явилась культура — человеческая жизнь стала высшей ценностью.
Но желания человечества растут. Тысячи лет назад нам нужна была только еда, мы придумали каменный топор, копье, добыли огонь и так далее.

Сегодня наши желания уже не могут сдерживаться культурой, нормами морали, понятиями приличий. Даже закон, службы государственного и социального контроля не в силах порой примирить конфликтующие стороны. Необходим новый уровень взаимодействия: на основе понимания себя и осознания природы человека.


Стресс, напряжение и неудовлетворенность приводят к столкновениям

«Homo homini lupus est — Человек человеку — волк» — так часто мы говорим об отношениях между людьми. Но на самом деле мы просто выдаем наружу то, что есть в запасах нашей души. Находясь в состояниях обиды, страха, зависти — мы распространяем их вокруг себя. Это и является предпосылкой, питающей средой для ссор, раздоров, скандалов. Чаще всего мы по цепочке передам друг другу, как эстафету, негативные эмоции, чувства, слова и все получаем плохой опыт.

Обманутый хочет обмануть в ответ, чтобы восполнить свои потери. Обиженный — оскорбить, чтобы отомстить и выровнять свое состояние. Брошенный — в следующий раз бросит кого-то первым, чтобы избежать душевных мук.

Виноваты ли мы в том, что испытываем эти желания и чувства? Виноваты ли в этом наши враги и обидчики?

Винить себя или других за плохие состояния нет смысла. Во-первых, потому что это не приводит к разрешению конфликта. Обвинения всегда вредят. Не важно себя я обвиняю или других. Либо я плохой и недостоин их, либо они плохие и недостойны меня. И то и другое отбирает силы, лишает возможности взаимодействовать. А ведь только в отношениях с другими людьми мы получаем любовь, радость, уважение, ласку, заботу, понимание — возможность радоваться жизни.

Во-вторых, вина есть только там, где есть выбор. А мы не можем выбрать, в каких состояниях находиться, пока не осознаем их. Наши эмоции и реакции как вспышки, слова обвинений сами приходят в голову без всякого нашего сознательного участия. Чаще у людей нет намерения обидеть, они сами не знают, почему в той или иной ситуации говорят или поступают именно так, а не иначе. Действия не всегда поддаются контролю. И без системного понимания себя и других невозможно осознать настоящие причины конфликтов и избежать их.

Причины способствующие возникновению конфликта

Каждый из нас имеет свой набор психологических свойств. Каждое свойство определяет поведение, темперамент, склонности и таланты своего обладателя. Векторы — это врожденные группы свойств и желаний, которые определяют субъективные факторы восприятия человеком внешней реальности. На тренинге Юрия Бурлана «Системно-векторная психология» каждый вектор раскрывается как система ценностей и желаний.

Так, кожный вектор дарит человеку психологическую и физическую гибкость, стремление к скорости, рациональности, экономии времени и ресурсов. Кожный вектор задает стремление к материальному достатку, успешной карьере, высокому статусу в обществе. При невозможности удовлетворить эти желания, такой человек испытывает стресс. Обладатель кожного вектора стрессует при потере денег, когда рушится карьера, когда теряет свой VIP-статус. В таких состояниях человек может легко срываться на крик и ругань, обзывать окружающих и даже кидаться в них предметами, попавшимися под руку.

Обладатели анального вектора иначе переживают стресс. Такие люди постоянны, усидчивы, обстоятельны. Они любят доводить все до конца, делают свою работу качественно и не торопясь. Самое важное для них в жизни — это уважение окружающих, дом и семья. Если такого человека дергать, торопить и перебивать, принижать его, то конфликт неизбежен. Стресс у людей с анальным вектором вызывает торможение, ступор, а также желание отомстить за неуважение и обиды. Такие люди в стрессе могут прибегать к кулакам, чтобы снять с себя напряжение.

Люди со зрительным вектором — обладатели большого эмоционального запала. Их ценности — это любовь и красота. Они чувствительны к потере связей с людьми. Особенно когда отношения были эмоционально заряженными. Человек со зрительным вектором реагирует бурными эмоциями, истериками, эмоциональным шантажом, резкими перепадами настроения. Если в зрительном векторе человеку остро не хватает эмоциональных связей, то ссоры могут возникать на ровном месте. Истерикой психика сбрасывает накопившийся стресс.

Мы все разные, но живем по принципу наслаждения. Мы всегда выбираем то, что дат большее удовольствие. Когда не можем наслаждаться — страдаем. Когда страдания становятся слишком сильными — снимаем напряжение в стычках. К тому же разность психологических свойств сама по себе часто становится причиной вражды.

Всегда ли непохожесть — гарантия конфликта

Коллегу раздражает, когда с ее стола берут вещи без спроса. Чем чаще она это замечает, тем агрессивнее становится. Она искренне возмущена и не понимает: как так можно?! Ведь эта вещь лежит на ее столе! Разве трудно спросить? Другая коллега также искренне не понимает: как можно считать вещь своей, если это рабочий инструмент, он куплен для работы всем и на деньги фирмы — это общая вещь. Одна оправдывает себя тем, что никогда не роется на чужом столе. А другая — тем, что всегда готова поделиться даже своими личными вещами. Ведь вся группа делает общее дело!

Причины возникновения конфликтов в организации — в разном видении ситуации. Одна женщина — с кожным вектором, любит делать все быстро и четко. И ее раздражает, когда нужного инструмента нет под рукой. Да еще и не зная, кто его взял, ей приходится обходить все столы, теряя драгоценное время и отвлекаясь по пустякам. Другая коллега, с анальным вектором, наделена стремлением восстановить нарушенный порядок и то, что воспринимает справедливым: общие инструменты принадлежат поровну всем сотрудникам отдела и приоритетов быть не может. Анальный вектор наделяет обладателя талантом обобщать, делить поровну и с большой стойкостью отстаивать свою точку зрения.

Разрешением спора послужило введение режима общего пользования инструментами, когда каждый обязан после использования вернуть его на специально выделенное место. Обе коллеги объединились в стремлении обеспечить эту договоренность. Когда сторонам понятны объективные причины возникновения конфликта, то напряжение пропадает.

Если два столь разных человека вступают в брак, то без понимания друг друга разногласия гарантированы. Ведь в пару всегда притягиваются люди противоположных свойств — для того, чтобы союз был наиболее устойчив к внешним стихиям. Семейная лодка имеет больше шансов поймать попутный ветер, когда один способен проявить усердие, собирая снасти, а другой быстроту реакции, управляясь с ними.

Если мы понимаем природную необходимость в таких различиях между нами, то конфликты перестают портить нам настроение и жизнь. Зная настоящую причину поведения людей, мы уже не ждем, что они должны вести себя так, как мы считаем правильным. Ведь их качества и особенности психики тоже нужны и важны на работе, в семье и даже в целом для страны.

 

Разрешение и предотвращение конфликтов

Самый надежный способ избегать недовольства — это как минимум не быть для другого источником страдания. И как максимум — давать другим наслаждение. Системные действия могут быть совсем простыми.

Пропустить вперед человека с кожным вектором, проявить уважение к обладателю анального вектора — это очень просто! Поставить на место тапочки обстоятельного мужа-домоседа. Поддержать желание энергичной супруги пораньше выйти на работу после декрета. Не пугать страшилками эмоционального человека — обладателя зрительного вектора. Давать возможность побыть в тишине и одиночестве человеку со звуковым вектором.

Когда на общем фоне неприязни и вражды рядом появляется человек, который нас понимает — это как глоток свежего воздуха. Такой человек одним своим появлением может погасить перепалку.

Мышление, формируемое на тренинге Юрия Бурлана «Системно-векторная психология», позволяет безошибочно определять свои бессознательные желания и стремления других людей. Тогда любые разногласия сходят на нет. В отношениях наступает долгожданное тепло, уважение и понимание.

Осознание механизмов работы человеческой психики дает возможность безошибочно действовать лучшим способом. Избегать конфликтов. Получать максимум удовлетворения от общения с людьми любых векторов.

 

Предлагаем почитать: 
Нет друзей, одни конфликты? Универсальное средство объединения 
Причины конфликтов


Автор Тамила Булукова
Корректор Татьяна Орлова

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов Юрия Бурлана «Системно-векторная психология»

Тема 9. Тип личности. Преодоление коммуникативных барьеров

Что можно почитать по теме

1. Седов, К. Ф. Типы языковых личностей и стратегии речевого поведения (о риторике бытового конфликта) / К. Ф. Седов // Вопросы стилистики. Язык и человек. – Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 1996. – Вып. 26. – С. 8–14.

2. Маслова, В. А. Лингвокультурология : учеб. пособие для студентов высш. учеб. заведений / В. А. Маслова. – М. : Издат. центр «Академия», 2001. – 208 с. – Гл. 1. Язык – культура – человек – этнос; Гл. 5. Бытие человека в культуре и языке.

3. Лазуренко, Е. Ю. Профессиональная коммуникативная личность / Е. Ю. Лазуренко, М. С. Саломатина, И. А. Стернин. – Воронеж : Истоки, 2007. – 194 с.

4. Беседин, А. Н. Психология общения и конфликта / А. Н. Беседин. – Харьков : ХНАДУ, 2007. – 460 с.



Задание 1. Соотнесите тип личности, его определение и пример поведения.

ТипОпределениеПример поведения
Инвективный
Куртуазный
Рациональный
  • 1. В ситуации конфликта для него характерна пониженная семиотичность речевого поведения. Коммуникативные проявления выступают отражением эмоционально-биологических реакций и выливаются в аффективную разрядку в форме брани, ругани.
  • 2. Отличается косвенностью выражения интенции, которая обычно опирается на повышенную рассудочность, здравый смысл. Негативные эмоции в этом случае выражаются косвенным, непрямым образом.
  • 3. Данный тип ориентирован на повышенную степень семиотичности речевого поведения, которое тяготеет к этикетности. В качестве крайней формы аффекта в этом случае предпочтение отдается плачу.
  • А. У моей маникюрши ни ума, ни фантазии. Вчера испортила мне ноготь. Еще и денег хочет за свою работу. Ага, размечталась!
  • Б. Пожалуйста, убирай со стола и мой за собой посуду сразу же после еды.
  • В. Извините, конечно, что беспокою вас так поздно. Но не могли бы вы сделать музыку чуть потише? Понимаете, у меня завтра важное собрание с утра.
  • Г. Девушка, вы, наверное, хотите вместе со мной мою газету читать. Вы так настойчиво заглядываете мне через плечо.
  • Д. Так… Ужинать мы сегодня, судя по всему, не будем. Вся посуда грязная и свалена в раковину.
  • Е. Кажется, у меня не получится выйти на следующей остановке и мне придется ехать вместе с вами до конечной. Наверное, вы решили, что вам всю дорогу будет удобнее стоять в проходе, чем пройти и сесть на пустые сиденья вон там.
  • Ж. Достал уже! Лентяй! Тебе лень даже чашку за собой помыть! Опять гора немытой посуды насобиралась!
  • З. Мне, наверное, сложно будет вас убедить. Вы уже привыкли получать деньги через кассу. Конечно, это ваше право. Вы можете отказаться от сотрудничества с нашим банком. Но, поверьте, пользоваться банкоматом гораздо удобнее.
  • И. Вы мне все сроки срываете! Проект должен быть сдан завтра, и меня не волнует, как вы его будете доделывать. Что стали? Пошли работать, лентяи!


Задание 2.Полевое исследование. Понаблюдайте за поведением окружающих и найдите примеры коммуникативного поведения, характерного для трех типов личности. Какой тип личности встречается в вашем окружении чаще всего?



Задание 3. Какое определение относится к каждому типу коммуникативных барьеров?

  • социальные барьеры
  • психологические барьеры
  • когнитивные барьеры
  • культурные барьеры
  • языковые барьеры
  • Обусловлены существенным различием словарного запаса коммуникатора и коммуниканта.
  • Зависят от особенностей знаний, пониманий и представлений участников общения о конкретных особенностях и характеристиках друг друга.
  • Возникновение между коммуникантами негативных чувств, разрушающих общение.
  • Стереотипы мышления и несовпадения стандартов поведения, которые особенно заметны при столкновении с другими культурами (субкультурами).
  • Обусловлены принадлежностью людей к различным группам или организациям.


Задание 4. Полевое исследование. Понаблюдайте за поведением окружающих и постарайтесь определить, какие коммуникативные барьеры возникают в процессе их общения. Всегда ли эти барьеры можно четко отнести к той или иной группе?



Задание 5. Проанализируйте конфликтную ситуацию, участником или наблюдателем которой вы стали. Как данный конфликт был разрешен? Был ли это самый эффективный способ из всех возможных? Предложите возможные альтернативные пути преодоления конфликта.

Как правильно общаться с конфликтными личностями?

 | 

Наверняка вы встречали людей, которые так и норовят выяснить отношения, придраться к чему-нибудь или просто спровоцировать конфликт. И как бы вы не старались наладить отношения, найти подход к этому человеку, все равно попадали в конфликтные ситуации. И конечно, дело не в самой ситуации, а в человеке. В психологии есть понятие «конфликтная личность» – это люди, которые специально инициируют ссоры, влезают в чужие конфликты. Они придумывают разные стратегии и психологически давят на оппонента. Но несмотря на это, конфликтеры всегда действует по одной и той же схеме. В конфликтах такой человек будет действовать следующим образом:

  • запугивать и угрожать,
  • провоцировать человека на эмоции,
  • подавлять и оскорблять,
  • давить на слабые стороны противника,
  • создавать напряжение и преувеличивать свои достоинства.

Конфликтные личности никогда не уступят, не пойдут на компромисс или переговоры. Их цель — одержать победу первым, подчинить себе противника. Конфликтеры будут использовать все возможности для этого, от психологического давления, предугадывания поступков до принижений достоинства человека. Это люди с завышенной самооценкой, эгоисты, которые считают свое поведение, как проявление силы и лидерства.

Пройдите онлайн-курсы бесплатно и откройте для себя новые возможности Начать изучение

Классификация типов конфликтных личностей:

  • Демонстративный тип. Это личность, которая любит находиться в центре внимания, воспринимает только уважительное обращение к себе, не рационален во многих поступках. Является всегда инициатором ссор, но чувствует вину за собой.
  • Ригидный тип. Вспыльчивые и обидчивые люди, не любят критику, относятся с подозрением ко всему. Всегда борются за правду, не умеют адаптироваться и мыслить гибко.
  • Неуправляемый тип. Импульсивный и резкий человек, который чаще действует непредсказуемо. Не воспринимает свои неудачи и промахи, обвиняет в них всех, кроме себя.
  • Сверхточный тип. Дотошный и педантичный человек, отчасти перфекционист. Требователен в работе и в жизни. Часто из-за этого раздражается, не умеет контролировать свои эмоции.

Конфликтные личности живут ссорами и выяснениями отношений, других способов достижения успехов они не знают. Им важно с кем-то постоянно бороться. Если же они идут первыми на примирение, скорее всего, это стратегический ход.

Как выстраивать отношения с конфликтерами?

  • Игнорируйте любые уловки и провокации, держитесь на дистанции с человеком.
  • Поставьте конфликтную личность в сложные условия, чтобы достижение победы с помощью споров казалось ему непосильным.
  • Если же конфликт все-таки возник, переведите спор в плоскость двух противников.
  • Покажите конфликтеру, что его достоинство никто не принижает. Спокойно объясните ему предмет ссоры.

Это был один из инструментов по взаимодействию с конфликтными личностями. Узнайте еще больше эффективных методов по работе с конфликтными ситуациями из курса «Управление конфликтами». После обучения вы сможете распознавать вид конфликта, использовать готовый подход и урегулировать любую ссору без громких споров и негатива.

Тема 3.2 Бесконфликтное общение. Конструктивное общение

ВНИМАНИЕ: Вы смотрите текстовую часть содержания конспекта, материал доступен по кнопке Скачать.

Бесконфликтное общение. Конструктивное общение.

В течение нашей жизни мы постоянно взаимодействуем друг с другом.

Взаимодействуем не только с помощью речи, но и с помощью прикосновений, мимики, жестов и т.п. Такое взаимодействие мы называем общением. Так что же включает в себя процесс общения?

Общение – это процесс установления контакта между людьми, в ходе которого происходит обмен информацией, необходимой для совместной деятельности и сотрудничества. Говорить об общении как о процессе конструктивного взаимодействия можно в том случае, когда оно включает в себя следующие этапы:

  1. Знакомство (при первой встрече) и установление контакта.
  2. Ориентировку в ситуации общения, осмысление происходящего.
  3. Обсуждение интересующей проблемы.
  4. Решение проблемы.
  5. Завершение контакта (выход из него).

Существует два вида общения: личное и деловое.

При личном общении происходит неофициальный обмен информацией. К примеру, это может происходить при встрече друзей и т.п.

Деловое общение происходит тогда, когда люди включены в одну и ту же деятельность и их связывают совместные обязанности.

Компоненты общения.

Выделяют несколько компонентов общения: вербальное, невербальное и паравербальное.

Вербальным общением называют передачу информации с помощью произносимых нами слов. Другими словами – это словесное общение.

Невербальное общение – это неречевая форма общения, включающая в себя жесты, мимику, позы, контакт глазами, прикосновения.

Паравербальное общение заключается в передаче информации через тон голоса, тембр, высоту, скорость, интонацию произносимых слов.

Вспомните фразу: «Я рад тебя видеть». Произнесённая с определённой интонацией и мимикой, в одном случае, она будет говорить нам, что человек действительно рад встрече. Но та же фраза, произнесённая по-другому (с другой интонацией, мимикой, тембром голоса, сопровождаемая другими жестами) для нас выразит совсем иной смысл сказанного.

Вербальное общение необходимо для передачи содержания информации. Невербальное общение помогает нам передать образное и эмоциональное содержание информации.

Чаще всего в повседневной жизни мы встречаемся со всеми компонентами общения, что позволяет нам наиболее ярко и красочно передавать ту или иную информацию. Отмечено, что наибольшую часть информации человек воспринимает благодаря невербальному общению, а наименьшую – с помощью произносимой речи.

Схема восприятия информации

3/6 информации человек получает благодаря невербальным проявлениям
2/6 информации человек получает благодаря паравербальным проявлениям
1/6 информации человек получает благодаря вербальным проявлениям

Необходимо подчеркнуть, что различные элементы невербального и паравербального общения: тон голоса, его тембр, высота и интонация, глубина и скорость дыхания, а так же выражение лица, взгляд, поза, жесты во время беседы, положение рук и ног – несут в себе огромный объем информации, вне зависимости от произносимых слов. Поэтому важно во время беседы (особенно при ведении переговоров), с одной стороны, уметь считывать информацию невербальных средств общения вашего собеседника, а с другой – уметь контролировать собственные движения, поведение и мимику.

Эти навыки будут полезны и в самые первые секунды знакомства, когда еще не было произнесено ни единого слова, а первое впечатление о собеседнике уже складывается – при помощи «считывания» информации по его невербальным проявлениям. Впоследствии, эту оценку общения изменить будет весьма проблематично.

Американские исследователи (Л. Зунин и Н. Зунин) считают, что важны первые четыре минуты встречи, во время которых складывается общий портрет собеседника, а главную роль при этом играет не речь, а жесты.

Вообще, нужно сказать, что в процессе беседы необходимо учитывать общий настрой, содержание и атмосферу общения в целом. Однако «считывание» информации по жестам, позам и другим средствам невербального общения не всегда бывает однозначным (в некоторых ситуациях тот или иной жест может возникнуть в результате неблагоприятных условий: от холода оппонент складывает на груди руки, функционального состояния – держится за голову из-за головной боли и т.п.).

Таким образом, взаимодействуя друг с другом, мы не только слышим то, что человек нам говорит, но и видим то, как он это говорит. Отсюда следует, что для конструктивного взаимодействия необходимо не только обращать внимание на все компоненты общения собеседника, но и отслеживать свои, чтобы собеседник не мог усомниться в достоверности нашей информации.

Бесконфликтное общение

Интенсивная работа по тушению пожара или, наоборот, ситуация ожидания во время дежурства могут вызвать дезадаптивное состояние специалистов, которое отражается, прежде всего, на качестве выполнения профессиональных задач. Такое состояние может усугублять межличностные конфликты, как внутри подразделения, так и между подразделениями. В результате такого взаимодействия может снизиться качество выполняемой работы.

Конфликтное взаимодействие может возникнуть:

– при навешивании ярлыков. Когда мы или нам приписывают жёстко заданную определённую роль;

– когда оппоненты концентрируются не на самом результате, а на отношениях друг с другом. Например, в ЧС, когда проведение аварийно – спасательных работ должно быть максимально эффективным и быстрым, конфликт между специалистами может резко снизить эффективность этой работы в связи с тем, что они концентрируют свое внимание не на проведении аварийно – спасательных работ, а на возникшем конфликте;

– в ситуации соперничества за обладание ограниченным ресурсом. Например, вы пришли на экзамен, к которому подготовились не достаточно хорошо. Выдаётся возможность выйти из аудитории, где вас ждёт знакомый с готовым решением. В это же время другой студент также решает воспользоваться удачным случаем и списать. В результате, у вас на руках решение и всего лишь одна ручка на двоих. Время на списывание весьма ограничено. Как вы будете выходить из ситуации, кому достанется ручка?

Таким образом, можно отметить, что навешивание «ярлыков», концентрация оппонентов не на самом результате, а на отношениях друг с другом, соперничество за обладание ограниченным ресурсом приводят к неконструктивному взаимодействию, а иногда и к конфликту.

Для того чтобы избежать негативных последствий неконструктивного взаимодействия, необходимо эффективно использовать приёмы бесконфликтного общения.

Основные принципы бесконфликтного общения:

  1. Не навешивать «ярлыки» на других.
  2. Не позволять навешивать ярлыки на себя.
  3. Ориентироваться на результат, а не на отношения.

Навешивание «ярлыков»

Сам по себе «ярлык» или стереотипное восприятие человека – это не всегда плохо. Например, в условиях дефицита времени, скорее всего, мы обратимся за помощью к человеку, который зарекомендовал себя как хороший исполнитель и ответственное лицо. В данном случае такой выбор будет существенно экономить нашу энергию и время при осуществлении поставленной задачи. Но с другой стороны, такой выбор помощника значительно сужает для нас возможности взаимодействия с другими, ещё пока не «зарекомендовавшими» себя людьми, хотя возможно, что с данным заданием они справились бы гораздо быстрее и качественнее.

Общаться без «ярлыков» с людьми становится значительно интереснее и продуктивнее, ведь не бывает абсолютно одинаковых людей, а поэтому и не бывает абсолютно одинаковых ролей.

Важно не позволять другим навешивать «ярлыки» на себя.

Мы обсуждали с вами то, что бывает неприятно, когда вам приписывают определённую роль, не имеющую к вам никакого отношения. Как вы строите общение в этой ситуации? Что вы делаете, чтобы общение приняло конструктивный характер? Например, в неформальной обстановке с другом, или же в ЧС, где все отношения тесно связаны с профессиональной деятельностью и определены рамками выполнения профессиональных задач?

Действительно, общаться конструктивно, понимая, что тебе приписывают не свойственные роли, довольно сложно. И об этом необходимо говорить (например, на фразу «Ты постоянно опаздываешь», можно ответить «Я опаздывал последние три дня, но не постоянно»). Таким образом, вы даёте человеку понять, что эта роль не является вашей, и что вы не согласны с отождествлением вас с ней. Снимая с себя «ярлыки», общение с вашим собеседником переходит в новое русло, где не нарушаются ни ваши границы, ни границы собеседника. И таким образом создаётся благоприятная атмосфера для конструктивного и бесконфликтного общения.

Ориентация не на отношения, а на результат.

Все мы понимаем, что профессия пожарного является довольно специфичной и отличается от многих других. Главный постулат профессий пожарного, спасателя и всей системы МЧС России – это ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ, СПАСЕНИЕ и ПОМОЩЬ.

И поэтому в своей работе необходимо помнить, что все профессиональные действия специалистов направлены на спасение и помощь людям. Таким образом, когда мы нацелены на результат работы, общение необходимо поддерживать в конструктивном русле, целью которого является максимально эффективное оказание помощи.

Приемы активного слушания

Вероятно, у каждого в жизни случались ситуации, когда вы сообщали человеку о чем-то важном, значимом для вас, и понимали, что вас не слышат, не слушают. Почему? Человек сидит напротив, смотрит на вас, а у вас складывается впечатление, что он как будто «не здесь». Вспомните ваше состояние, ваши чувства при этом. Скорее всего, у вас пропадало всякое желание не только чем-то с ним делиться, но и говорить вообще. А на душе возникало состояние подавленности и дискомфорта. Это происходит потому, что мы не всегда умеем слушать. А что же тогда на самом деле слушание и для чего вообще оно необходимо?

Слушание – это процесс, в ходе которого устанавливаются невидимые связи между людьми, возникает ощущение взаимопонимания, делающее процесс общения более эффективным.

Слушание бывает пассивным и активным.

При пассивном слушании нам сложно понять, воспринимает ли собеседник нашу речь. При этом нет ни мимических, ни физических реакций на получаемую информацию. Создаётся впечатление, что собеседник лишь смотрит на нас, но думает о своём. Ощущение отсутствия включённости в процесс.

Активное слушание помогает понять, оценить и запомнить информацию, полученную от собеседника. Кроме того, использование приемов активного слушания может побуждать собеседника к ответам, направлять беседу в нужное русло и способствовать лучшему пониманию и верной интерпретации информации, полученной от собеседника в ходе вашего общения. Это является особо важным при ведении переговоров и при общении с пострадавшими в зоне ЧС.

Согласно одному весьма распространенному мифу, умение слушать – это навык, который, подобно навыку дыхания, человек получает при рождении, а затем использует всю жизнь. Это не так. Можно научиться активному слушанию, и умение слушать зачастую бывает более полезным навыком, чем умение красноречиво говорить и убеждать. Если вы умело задаете вопросы, но не умеете слушать ответы, то цена такому общению невелика.

Таким образом, мы можем с уверенностью сказать, что умение слышать и быть услышанным является важным не только в нашей будничной жизни, но и непосредственно в нашей работе. Например, в минимально короткие сроки диалога с пострадавшим, собрать наиболее значимую для нас информацию (в том числе информацию о местонахождении других жертв). И это умение необходимо развивать.

Существует несколько приемов активного слушания, благодаря которым вы сможете демонстрировать заинтересованность и включенность в беседе с пострадавшим.

Основные приёмы активного слушания:

  1. Поддакивание: «угу», «ага».
  2. Своевременная пауза.
  3. Особенности постановки вопросов.
  4. Перефразирование полученной информации.
  5. Резюмирование полученной информации.
  6. Раппорт – присоединение к дыханию, темпу речи, интонации.
  7. Отражение чувств, эмпатия.

Приёмы активного слушания.

«Угу» – поддакивание. Это самый простой прием активного слушания. Любой человек им пользуется почти интуитивно. Во время разговора рекомендуется периодически кивать головой, говорить «да», «угу», «ага» и т.п. Этим вы даете собеседнику понять, что вы его слушаете и заинтересованы в нём. Например, когда вы о чём-то рассказываете по телефону, то использование таких приёмов собеседником дают вам понять, что вас слушают. Молчание же, на протяжении всего рассказа, вызвали бы у вас сомнения в заинтересованности партнера вашей информацией.

Пауза. Пауза необходима в разговоре для того, чтобы помочь собеседнику выговориться до конца. Во-первых, человеку часто необходимо время для того, чтобы сформулировать свои мысли и чувства, а во-вторых, паузы освобождают разговор от лишней и не нужной информации. Например, рассказывая историю, человек, скорее всего, представляет себе её. И, для того, чтобы образное представление переложить в словесную историю, необходимо подобрать нужные слова. И паузы здесь являются необходимым средством «перевоплощения» образа в слово.

Особенности постановки вопросов. Вопросы открытого и закрытого типа.

Закрытые вопросы уместны не тогда, когда вы хотите получить от собеседника как можно больше информации, а тогда когда нужно ускорить получение согласия или подтверждения ранее достигнутой договоренности, подтвердить или опровергнуть свои предположения. Вопросы данного типа подразумевают ответы: «да» или «нет». К примеру, можно привести такие вопросы: «Ты ел сегодня?», «Ты здоров?», «Ты здесь давно?» «Ты был один?» и т.п.

Открытые вопросы характеризуются тем, что на них нельзя ответить «да» или «нет». Они требуют какого-либо объяснения. Обычно начинаются со слов: «что», «кто», «как», «сколько», «почему», «каково ваше мнение». С помощью вопросов этого типа вы позволяете собеседнику маневрировать, а беседе – перейти от монолога к диалогу. К такому типу вопросов могут относиться следующие: «Что ты ел сегодня?», «Как ты себя чувствуешь?», «Как давно ты здесь?».

Перефразирование. Это формулировка той же мысли, но иными словами. Перефразирование дает возможность говорящему человеку увидеть, что его правильно понимают. А если нет – у него есть возможность вовремя внести коррективы. При перефразировании ориентируйтесь на смысл и содержание сообщения, а не на эмоции, которыми оно сопровождается.

Перефразирование можно начать следующими фразами:

– «Если я вас правильно понял, то…»;

– «Поправьте меня, если я ошибаюсь, но вы говорите что…»;

– «Другими словами вы считаете, что…»;

Данный прием уместен тогда, когда говорящий логически завершил один из фрагментов рассказа и собирается с мыслями чтобы продолжить. Не стоит его перебивать, пока фрагмент рассказа не закончен.

Например, ваш собеседник рассказывает о том, что как-то он пришёл домой усталым, поставил портфель и снял обувь, а когда прошёл в комнату, увидел там горшок с цветами, разбитый и лежащий на полу, а рядом сидела его любимая кошка, но он решил не наказывать её, хотя и очень огорчился. В этом случае, приём перефразирования может быть использован так: если я вас правильно понял, то, придя домой, вы увидели разбитый горшок с цветами и рядом вашу кошку. Но, несмотря на то, что вы были огорчены увиденным, вы решили не наказывать любимца.

Резюмирование. Этот приём подытоживает основные идеи и чувства. Это, как бы, вывод из всего того, что уже было сказано человеком. Резюмирующая фраза представляет собой речь собеседника в «свернутом» виде. Данный прием активного слушания принципиально отличается от перефразирования, суть которого, как вы помните, в повторении мысли оппонента, но своими словами (что показывает собеседнику наше внимание и понимание). При резюмировании, из целой части разговора, выделяется только главная мысль, для этого полезны такие фразы, как:

– «Ваша основная идея, как я понял, в том, что…»;

– «Если подытожить сказанное, то…».

Например, начальник вам сказал, что, «в связи с тем, что отношения с коллегами из Италии стали напряжёнными и могут грозить конфликтом, вам необходимо съездить в командировку на переговоры, наладить с ними отношения и попытаться заключить контракт». Здесь приём резюмирования звучал бы так: «если подытожить сказанное, вы просите меня съездить в Италию для того, чтобы наладить контакт с коллегами и заключить с ними договор».

Раппорт. Раппорт включает в себя «присоединение» к человеку по определенным «каналам»: по интонации, по темпу речи и по дыханию.

Присоединение по интонации; Одни и те же слова, произносимые с разной интонацией, способны передать различные смыслы, вплоть до противоположных. Даже самое простое слово «да» при разном интонировании может нести в себе отрицание. Интонация способна передать глубокие эмоции: грусть, жалость, нежные чувства и т.д., и различные состояния: равнодушие, любопытство, умиротворенность, гнев, тревогу и т.п. Поэтому, для того, чтобы нас правильно поняли, очень важно отслеживать собственную интонацию.

Например, фраза «Я рад тебя видеть» при разном интонировании может носить разный смысл. В одном случае мы понимаем, что человек искренне рад нас видеть, а в другом – что эта фраза сказана только из норм вежливости.

При общении с пострадавшим присоединение по интонации иногда дает колоссальный результат, происходит как бы отождествление его и вас, создается впечатление родства, схожести, понимания состояния пострадавшего, что в значительной степени облегчает с ним дальнейшее взаимодействие.

Присоединение по темпу речи. Темп включает в себя быстроту речи в целом, длительность звучания отдельных слов и пауз.

Слишком быстрая речь может свидетельствовать о волнении и высоком внутреннем напряжении, даже какой-то нервозности. Слишком медленная и вялая речь может свидетельствовать о депрессивном, апатичном состоянии человека. Но для того, чтобы определить, какое в действительности состояние преобладает у нашего собеседника в данный момент, одного этого фактора не достаточно, так как для некоторых людей, в силу особенностей темперамента, быстрый или медленный темп речи является повседневным. Если речь пострадавшего очень быстрая мы можем постепенно, замедляя свой темп, несколько снизить нервозность и внутреннее напряжение оппонента.

Присоединение по дыханию. «Присоединившись» к дыханию собеседника, с одной стороны, значительно проще разговаривать в одном темпе с собеседником (так как темп речи зависит от дыхания), а с другой, – появляется возможность изменить его эмоциональное состояние, изменив как темп, так и его дыхание. Например, к вам врывается разъярённый друг, который возмущён обслуживанием в местном ресторане. Его речь быстрая, дыхание учащённое. И в данной ситуации необходимо присоединиться к нему и эмоционально, и по частоте дыхания, вести с ним диалог. В этом случае собеседник ощутит, что вы слышите его и понимаете его чувства. После того, как вы понимаете, что взаимодействие произошло, необходимо уменьшить частоту своего дыхания и снизить эмоциональный фон речи. Через некоторое время вы увидите, что ваш собеседник разговаривает с вами в таком же режиме.

Отражение чувств, эмпатия. Понятие «эмпатия» означает способность человека к переживанию тех эмоций, которые возникают у другого человека в процессе общения с ним. Это способность представить себя на месте другого и понять его чувства, желания, идеи и поступки.

Для установления эффективного взаимодействия необходимо использовать прием «отражения чувств», и тогда беседа становится более искренней, создается ощущение понимания и сопереживания, а у собеседника появляется желание продолжить контакт. Прием «отражения чувств» включает в себя два компонента:

Отражение чувств собеседника. Когда вы называете чувства, которые испытывает человек, понимаете его и «попадаете» в его ощущения, ваш собеседник ощущает «родственность душ», начинает больше доверять вам и общение переходит на качественно новый уровень.

Отражение своих чувств. Говоря о своих чувствах, можно решить сразу несколько проблем. Во-первых, можно существенно снизить негативные чувства и переживания самим фактом того, что эти чувства озвучены. Во-вторых, сама беседа становится более искренней. И, в-третьих, побуждает собеседника открыто выражать и свои чувства.

В процессе слушания важно не забывать и о голосовых характеристиках человека, испытывающего при беседе состояние тревоги или нервное напряжение. Такими характеристиками могут быть:

– неожиданные спазмы голоса – что может говорить о внутреннем напряжении;

– частое покашливание – может сообщить нам о лживости, неуверенности в себе, обеспокоенности. Но не надо забывать, что покашливание может быть результатом дыхательных заболеваний, например, бронхита;

– несоответствующий моменту внезапный хохот – может характеризовать напряжение, отсутствие контроля над происходящим.

Все эти особенности, безусловно, необходимо учитывать в разговоре, но не стоит забывать о том, что каждый человек и его реакция индивидуальна и не всегда означает одно и то же.

Как и у любого другого метода, у активного слушания есть свои подводные камни, так называемые распространённые ошибки. Рассмотрим некоторые из них:

– стремление дать совет;

– желание задавать уточняющие вопросы.

Первое может быть опасно тем, что у человека, выслушав ваш совет, могут «сработать» механизмы психологической защиты. В результате чего:

– во-первых, человек, скорее всего, отвергнет предложенный вами совет (независимо от того, насколько он хорош), либо ответственность за решение переляжет на вас;

– во-вторых, возможно разрушение уже раннее установленного контакта.

Задавать много уточняющих вопросов также не рекомендуется по причинам:

– во-первых, есть большая опасность увести разговор достаточно далеко от волнующей человека темы;

– во-вторых, задавая вопросы, вы берете ответственность за беседу на себя, много говорите сами, вместо того, чтобы дать возможность говорить вашему собеседнику (пострадавшему).

Как понять, помог ли метод активного слушания в работе?
Существуют некоторые показатели, которые являются определяющими в успешности использования этого метода в беседе:

  1. Продвижение в решении проблемы собеседника.

Человек, выговариваясь, начинает видеть возможные пути выхода из проблемной ситуации.

  1. Видимое снижение интенсивности негативных переживаний.

Здесь действует правило о том, что горе, разделенное с кем-то, становится в два раза легче, а радость становится в два раза больше. Если человек начинает рассказывать о себе или об интересующей его проблеме больше, это является еще одним показателем эффективности активного слушания.

Таким образом, данные приёмы помогают не только в общении с близкими людьми, но и при работе на ЧС (как с пострадавшими, так и с коллегами).

Управление конфликтом предполагает не только регулирование уже возникшего противостояния, но и создание условий для его предупреждения. Причём наибольшую значимость из двух указанных задач управления имеет профилактика. Именно хорошо поставленная работа по предупреждению конфликтов обеспечивает сокращение их числа и исключение возможности возникновения деструктивных конфликтных ситуаций.

Профилактика конфликтов требует от руководителя не только знания способов воздействия на коллективную, групповую психологию, но и знания особенностей индивидуальной психологии, умения влиять на поведение отдельных людей. При этом важно учитывать, что существуют психологические типы, играющие особую роль в генерировании конфликтов, выделяющиеся некоторыми специфическими чертами характера. Их иногда называют конфликтными личностями. Среди них встречаются и такие, за которыми по всей их жизни тянется шлейф разнообразных конфликтных историй, что создаёт им устойчивую репутацию «специалистов по порче отношений». Такие люди играют роль своего рода ферментов, многократно ускоряющих процесс развития конфликтной ситуации в негативном направлении.

Поэтому важным условием предупреждения конфликтов является умение своевременно распознать сотрудников подобно рода и принять по отношению к ним соответствующие меры, нейтрализующие их негативную роль.

Типы конфликтных личностей

Конфликтная личность демонстративного типа стремится постоянно быть в центре внимания, любит хорошо выглядеть в глазах других. Его отношение к людям определяется тем, как к ней относятся другие. Человек подобного типа легко себя чувствует в поверхностных конфликтах, возникающих по мелким причинам. Но хорошо приспосабливается и к конфликтным ситуациям другого рода. Преобладает эмоциональное поведение, рациональное начало выражено слабо. Планирование своей деятельности осуществляет от случая к случаю и слабо воплощает его в жизнь. Кропотливой, систематической работы избегает. Не уходит от конфликтов, в ситуации спора чувствует себя неплохо. Часто сам оказывается источником спора, но сам таковым себя не считает.

Конфликтная личность неуправляемого типа – это человек импульсивный, недостаточно себя контролирующий. Его поведение трудно предсказуемо. Часто ведёт себя вызывающе, агрессивно. В запале не обращает внимание на общепринятые нормы поведения в коллективе. Обладает завышенной самооценкой. Постоянно требует подтверждения своей собственной значимости. Во многих своих неудачах склонен обвинять других. Не может грамотно спланировать свою деятельность или последовательно претворить свои планы в жизнь. Недостаточно развита способность соотносить свои поступки с общими целями группы и с конкретными обстоятельствами. Из прошлого опыта, даже горького, извлекает мало уроков, полезных для будущего.

Целенаправленно конфликтный тип личности рассматривает конфликт как средство достижения собственных целей. Часто выступает активной стороной в развязывании конфликта. Склонен к манипуляциям, психологическим играм во взаимоотношениях. Рационально действует в конфликтной ситуации, способен просчитывать возможные варианты её развития, трезво оценивает сильные и слабые стороны в позициях сторон. Владеет хорошо отработанной техникой общения в горячем споре. Представляет собой наиболее опасный тип конфликтной личности.

Решение проблемы конфликтных личностей – одна из сложных задач, возникающих перед руководителем. Конечно, может показаться, что проще всего её решить, избавившись от личностей подобного рода. Но на практике это далеко не всегда оказывается возможным. Поэтому наиболее приемлемым способом нейтрализации негативных воздействий со стороны конфликтных личностей является формирование в организации устойчивого нравственно-психологического климата, способного надёжно противостоять любым негативным тенденциям.

К сожалению, далеко не всегда удаётся наладить отношения с подчинёнными так, как нам бы того хотелось, то есть идеально для делового сотрудничества.

Хотим мы того или нет, но зачастую возникают проблемные ситуации.

Весьма желательно выработать у себя умение определять предконфликтную ситуацию и вовремя принимать меры для возврата к нормальным отношениям. Это не так сложно, ведь большинство предконфликтных ситуаций возникает обычно не внезапно, а постепенно.

Прекратить или сгладить обостряющийся спор можно следующими приёмами:

– сказать, что в чём-то правы вы, а в чём-то ваш оппонент, что, кстати, обычно, и бывает;

– свести проблему к шутке;

– перевести разговор на другую тему;

– уступить, если проблема спора не особенно важна для вас и ваша уступка не обязывает вас к каким-то действиям;

– сказать, что вы не успели всесторонне разобраться в проблеме и предложить оппоненту вернуться к её обсуждению, например, завтра (когда эмоции улягутся, и проще будет рассуждать спокойно и здраво).

Вообще, прежде чем обижаться, стоит на всякий случай убедиться, что вы правильно поняли друг друга.

Ваши подчинённые обладают своими интересами и имеют право отстаивать их. В процессе взаимодействия столкновение интересов разных людей и разных социальных групп естественно и неизбежно. Однако отсутствует неизбежность разрешения социальных противоречий путём конфликтов.

Помните, что в трудной ситуации всегда можно попытаться договориться. А отреагировать жёстко в случае неудачи вы всегда успеете.

Сделать общение руководителя с подчинёнными бесконфликтным вам помогут следующие рекомендации.

Первое и главное правило, которое вам стоит усвоить, чтобы самому не провоцировать конфликты, это – никогда, ни при каких обстоятельствах не давать воли своей раздражительности и агрессивности!

Если вы переутомлены или перевозбуждены, не беритесь именно сейчас решить спорный вопрос, отложите на другой момент.

Самая, увы, частая ситуация. У вас неприятности. На вас наехало ваше собственное начальство или подвели партнёры. Вы злы – и ничего не можете сделать. Только вылить свой гнев на головы подчинённых. А уже на что рассердиться, найти при желании всегда можно.

По сути, ваш крик предназначен начальнику, а достался подчинённому. И он прекрасно чувствует, что ваша реакция на его оплошность неадекватна. Он разумом или интуитивно понимает её несправедливость. А несправедливость ранит и вызывает чувство протеста.

Начальников, способных унижать людей только потому, что у них плохое настроение, не уважают.

Результативность работы ниже ожидаемой и связанное с этим разочарование, усталость, неважное физиологическое состояние организма, даже плохая погода, – всё это влияет на состояние психики человека и, следовательно, на его конфликтность. Но каждый разумный человек может оценить, в каком состоянии он в данный момент находится, и учесть это в целях предупреждения конфликтов, причиной которых может стать собственная раздражительность.

Кроме того, рекомендуется соблюдать следующие правила.

  • Критикуйте подчинённого после того, как похвалите. Начав разговор с подчинённым с положительных аспектов в его работе, вы тем самым настроите его на положительное отношение к вам. Критика, исходящая от вас, будет восприниматься более конструктивно.
  • Критикуйте и оценивайте не личность, а поступок, результаты деятельности работника. Переход на личностные оценки с использованием обобщающих формулировок (« вы никогда ничего вовремя не можете выполнить», «вы постоянно опаздываете на работу» и т.п.) провоцирует подчинённого на конфликт.
  • Общаясь с подчинёнными, демонстрируйте, что по своему психологическому статусу вы признаёте равенство между вами. Можно быть старше по возрасту, должности, быть выше по уровню доходов и ещё по многим показателям. Это естественно. Однако по психологическому статусу все люди равны. Каждый из нас ждёт и достоин уважения независимо от возраста, пола, национальности и т.д.
  • Не делайте подчинённых «козлами отпущения» своих собственных организаторских ошибок. Не бойтесь навредить своему авторитету. Нет таких людей, которые не ошибаются. Вашу способность признать свою вину оценят. Честность и порядочность всегда в почёте, особенно если эти качества проявляются у руководителя.
  • Будьте справедливы и честны по отношению к подчинённым. Помните, что люди больше всего не любят несправедливость.
  • Будьте умерены в проявлении негативных эмоций по отношению к подчинённым. Гнев, злость, досада – плохие советчики при решении любой проблемы.
  • Не превращайте своих подчинённых в «громоотвод» ваших конфликтных отношений с вышестоящим руководством. Разрядив свои негативные эмоции после неприятного общения с начальником на подчинённых, вы стабилизируете своё внутреннее состояние. Однако тем самым вы создаёте новый очаг конфликтной напряжённости, но теперь – с подчинёнными.
  • Уважайте права подчинённых. Даже сотрудник, плохо выполняющий служебные обязанности, имеет вполне определённые права как гражданин.
  • Критикуя подчинённого, указывайте возможные пути исправления ошибок и просчётов в работе

Какой вид общения во время конфликта полезен для интимных отношений?

Curr Opin Psychol. Авторская рукопись; доступно в PMC 1 февраля 2018 г.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC5181851

NIHMSID: NIHMS772332

Nickola C. Всего

Университет Окленда

Государственный университет Джеймса К. МакНалти

Никола К. Общие, Оклендский университет;

Автор для переписки: Николай С.В целом, Школа психологии Оклендского университета, Окленд, Новая Зеландия. [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на Curr Opin Psychol. См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Что представляет собой эффективное общение во время конфликта? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо (а) уточнить, выражает ли общение оппозицию по сравнению с сотрудничеством и является ли оно прямым или косвенным, (б) оценить механизмы, посредством которых общение влияет на отношения, и (в) определить контекстуальные факторы, которые определяют влияние общения.Недавнее исследование, включающее эти компоненты, показывает, что прямое противодействие полезно, когда необходимо решить серьезные проблемы и партнеры могут измениться, но может быть вредным, когда партнеры не уверены в себе или недостаточно защищены, чтобы реагировать. Напротив, совместное общение, включающее привязанность и одобрение, может быть вредным, когда необходимо изменить серьезные проблемы, но может быть полезным, когда проблемы незначительны, не могут быть изменены или вовлекают партнеров, чья защита ограничивает решение проблем.

Ключевые слова: конфликт отношений, общение, конфликтное поведение, разрешение проблем, контекст

Стресс может возникать в отношениях, когда партнеры сталкиваются с противоречивыми целями, мотивами и предпочтениями. Общие источники конфликта включают неудовлетворенные ожидания, близость, время, проведенное вместе, финансовые трудности, несоответствие в равенстве и власти, домашние и семейные обязанности, воспитание детей, ревность, вредные привычки и многое другое [1,2,3]. Неразрешенные конфликты и стресс, связанный с конфликтом, ставят под угрозу даже самые удовлетворительные отношения [4,5,6,7].Более того, управлять конфликтом и разрешать его сложно, и это само по себе может стать серьезным источником стресса. Действительно, одна из наиболее серьезных проблем, которую определяют пары, — это как общаться, разрешая разногласия [1,2,8], и терапевты соглашаются, что дисфункциональное общение является наиболее разрушительной и трудно поддающейся лечению проблемой отношений [3,9]. Таким образом, определение того, что составляет эффективное общение во время конфликта, имеет решающее значение для помощи парам в разрешении проблем и поддержании отношений.

К сожалению, несмотря на десятилетия исследований, исследования, посвященные тому, как пары общаются во время конфликта, не смогли предоставить окончательной картины относительно наилучшего способа устранения источников конфликта. В этой статье мы описываем последние достижения в исследованиях коммуникации во время конфликта, которые помогают обеспечить более полное понимание. Мы фокусируемся на трех важных событиях. Во-первых, мы выходим за рамки концептуализации коммуникации, которая сосредотачивается на том, что в данный момент кажется деструктивным, а не конструктивным, чтобы определить важные аспекты коммуникации, которые являются ключевыми для раскрытия того, какие типы коммуникации улучшают, а какие подрывают решение проблемы.Во-вторых, мы показываем, что понимание эффективного общения требует оценки механизмов, с помощью которых различные типы общения формируют удовлетворенность отношениями, например, улучшаются или нарастают проблемы с течением времени. В-третьих, мы показываем, что все виды общения могут оказывать положительное и вредное влияние на отношения, но будут ли они в конечном итоге помогать или вредить отношениям, зависит от ряда контекстуальных факторов.

Конфликт, общение и решение проблем во взаимоотношениях

Клинические исследователи первыми начали исследовать общение во время конфликта с целью отличить неблагополучные пары, вовлеченные в неразрешимые разногласия, от более удовлетворенных пар.Неудивительно, что сотни поперечных исследований в этой традиции показали, что неудовлетворенные пары демонстрируют большее несогласие, враждебность и критику по сравнению с довольными парами, которые выражают большее согласие, привязанность и юмор [10–14]. Некоторые лонгитюдные исследования также предоставили доказательства того, что наличие враждебного несогласия предсказывает снижение удовлетворенности, тогда как выражение согласия и привязанности поддерживает удовлетворенность отношениями [5]. Эти шаблоны предполагают, что общение, интуитивно понимаемое как «негативное», вредно для отношений, тогда как более приятное и предполагаемое «позитивное» общение полезно.

Тем не менее, среди этой массы исследований заметные исключения предоставили противоположные доказательства, показав, что разногласия, критика и гнев во время дискуссий о конфликте в парах предсказывают относительное улучшение удовлетворенности с течением времени [15–18], тогда как выражение согласия и юмора подрывает удовлетворение и стабильность [15,16]. Общая нить в объяснениях, предлагаемых для этого обратного паттерна, заключается в том, что непосредственное столкновение с проблемами путем вовлечения в конфликт мотивирует партнеров производить желаемые изменения и, таким образом, приводит к более успешному разрешению проблем [11,16–20].Напротив, высокий уровень привязанности, одобрения и юмора может смягчить непосредственную неприятность конфликта, но при этом не мотивирует партнеров к изменениям [15,16,20]. Однако проверка этого объяснения требует двух важных дополнений к тому, как исследователи обычно оценивают общение и его эффекты. Исследования должны (1) более четко определить составляющие коммуникации, которые мотивируют смену партнера и способствовать разрешению проблемы, а затем (2) проверить, действительно ли эти типы коммуникации действительно способствуют разрешению проблемы во времени [5,21].

Мы включили эти два необходимых компонента в наши исследовательские программы. Во-первых, мы измерили различные типы коммуникации, которые различаются в зависимости от двух измерений, изображенных на. Вертикальное измерение охватывает то, что традиционно понимается как «негативное» или «позитивное» общение, и определяет, выражает ли общение противоположные или противоположные цели и мотивации (противодействие) или совместные или согласованные цели и мотивации (сотрудничество). Горизонтальное измерение отражает непосредственность общения и определяет, является ли общение явным и открытым (прямым) по сравнению с пассивным и скрытым (косвенным) в отношении проблемы и как эту проблему можно решить.Два измерения порождают четыре типа коммуникации: прямое противодействие (например, умаление / обвинение партнера), косвенное противодействие (например, вызывание вины / сочувствия), прямое сотрудничество (например, рассуждение) и косвенное сотрудничество (например, смягчение конфликта через привязанность). .

Примеры общения, классифицируемые в зависимости от того, выражает ли сообщение оппозицию или сотрудничество, и является ли сообщение прямым или косвенным

Примечание. На этом рисунке представлены примеры типов общения, которые обычно оценивались в литературе, посвященной конфликту, и влияющей на литературу, которые можно классифицировать по двум параметрам.Вертикальное измерение определяет степень, в которой коммуникация выражает противоположные / противоположные цели и мотивации (противодействие) по сравнению с выражением совместных / сходных целей и мотиваций (сотрудничество). Горизонтальное измерение определяет, является ли общение явным и открытым (прямым) по сравнению с пассивным и скрытым (косвенным) в отношении проблемы, желаемого изменения и того, как это изменение может быть достигнуто. См. [20,22] для получения более подробной информации об этих типах коммуникации и [23–28] для аналогичных различий.

Во-вторых, мы оценили степень, в которой эти четыре типа коммуникации мотивируют изменение проблем во времени, что показало не только то, что противодействие иногда может иметь преимущества, но и то, что непосредственность имеет решающее значение при определении решения проблемы. В целом и др. [22] оценили, какой из четырех типов общения, представленных в, предсказал степень, в которой партнеры изменили целевые проблемы в течение следующего года. В отличие от предположения, что более высокие уровни противодействия (верхняя половина) по своей природе вредны, более высокие уровни прямого противодействия были связаны с более значительными изменениями целевых проблем с течением времени, а предполагаемые улучшения предсказывали повышение удовлетворенности отношениями.В ходе независимого исследования Макналти и Рассел [6] также обнаружили, что более высокий уровень прямого противодействия при обсуждении относительно серьезных проблем во взаимоотношениях способствует разрешению проблемы и, в свою очередь, обеспечивает устойчивое удовлетворение отношениями. Более того, и Дженерал и его коллеги [22], а также МакНалти и Рассел [6] обнаружили, что косвенное противодействие было неэффективным для мотивации изменений и решения проблем.

Непосредственность также определяет, полезно ли совместное общение.В целом и его коллеги [22] обнаружили, что прямое сотрудничество предсказывает большее улучшение проблем с течением времени, тогда как косвенное сотрудничество — нет. Другие исследования также подтверждают, что типы общения, классифицируемые как непрямое сотрудничество (иногда называемое лояльностью), имеют ограниченное влияние на решение проблемы, поскольку партнеры не осознают серьезность проблемы, а последующее отсутствие изменений может привести к тому, что лояльные близкие будут чувствовать себя недооцененными и отключен [29,30]. В общем, косвенный, тактичный подход может показать, что в изменениях нет необходимости и, следовательно, не удастся решить проблемы во взаимоотношениях.Напротив, прямое общение, которое явно указывает на необходимость решения проблем, может быть более успешным в устранении источников конфликта.

Конфликт и общение в контексте

Конечно, прямое противодействие не всегда будет выгодным, а косвенное сотрудничество не всегда будет вредным. Напротив, все четыре типа коммуникации сочетают в себе преимущества и затраты, и выигрыш в выгодах или затратах зависит от ряда контекстуальных факторов [20,31–34]. Примеры этих контекстных эффектов показаны и обсуждаются ниже.

Примеры контекстных эффектов различных типов коммуникации

Примечание. На этом рисунке приведены некоторые примеры недавних исследований, показывающих, что различные типы общения во время конфликта могут иметь положительное влияние на отношения в одних контекстах и ​​пагубное влияние на отношения в других контекстах. См. [32] для более подробного рассмотрения различных типов контекстных факторов, которые определяют влияние коммуникации.

Что касается прямого противодействия, наше исследование показало, что потенциальные выгоды (т.е.g., побуждение партнеров к изменению) перевешивает затраты (например, вызывая у партнеров дистресс и защитную реакцию) определяется степенью, в которой (а) необходимо мотивировать партнера к изменению и (б) возможно решение проблемы [32] . Демонстрируя роль необходимости, Макналти и Рассел [6] обнаружили, что прямое противодействие привело к улучшению качества отношений, когда пары сталкивались с относительно серьезными проблемами, но ухудшило качество отношений, когда проблемы были относительно незначительными. Когда проблемы серьезны, прямое противодействие соответствует потребности в улучшении, и выгода от мотивации изменений может перевесить любые затраты.Однако, когда проблемы незначительны, прямое противодействие, вероятно, будет восприниматься как излишне резкое, и партнеры будут чувствовать себя униженными и менее мотивированными на реакцию. Осознанная необходимость прямого противодействия также, вероятно, является причиной того, что Джаямаха и В целом [35] обнаружили, что прямое противодействие со стороны людей с низкой самооценкой менее эффективно мотивирует изменения и, в свою очередь, снижает удовлетворенность отношениями. Люди с низкой самооценкой хронически выражают негатив в своих отношениях [36], что может сделать прямое противодействие менее диагностическим для серьезности проблемы и вместо этого выглядеть преувеличенным или необоснованным.

Возможность решения проблемы также определяет влияние прямого противодействия. Прямое противодействие может принести пользу отношениям, если партнеры способны или чувствуют себя способными решить проблему, но может подавлять партнеров и препятствовать попыткам улучшения, если они не обладают такой эффективностью. Например, люди, находящиеся в состоянии депрессии, склонны к самообвинению, стабильным атрибуциям [37], которые приводят к низкой эффективности и убеждению, что неудовлетворительные ситуации нельзя изменить [38]. Соответственно, Бейкер и Макналти [39] продемонстрировали, что, хотя прямое противодействие обычно мотивировало к изменениям партнеров, которые находились в низком состоянии депрессии, прямое противодействие подрывало усилия по разрешению проблем, когда партнеры находились в состоянии высокой депрессии, потому что эти партнеры чувствовали себя менее способными решить проблему.Фактическая способность партнеров решать проблему должна иметь те же эффекты, что и воспринимаемая эффективность: прямое противодействие может привести к улучшениям только в том случае, если целевые партнеры действительно могут измениться, но, вероятно, вызовет страдания и раздражение только тогда, когда целевые партнеры не могут измениться [32,40] .

Наше исследование также выявило другие контекстуальные факторы, которые определяют относительные выгоды и издержки непрямого противодействия : (а) мотивы агентов для проведения косвенного противодействия и (б) относительная уязвимость партнеров перед издержками противодействия.Что касается мотивации агентов, то побуждение к вине не фокусируется непосредственно на изменении конкретной проблемы, а вместо этого фокусируется на подтверждении приверженности партнера [20,22]. Соответственно, люди с высоким уровнем тревожности привязанности, которые хронически не уверены в своих отношениях, используют более сильное индуцирование вины во время конфликта, и успешное индуцирование вины помогает смягчить их неуверенность [41,42]. Однако эти преимущества повышения безопасности сопровождаются значительными расходами, включая проблемы, которые остаются нерешенными, а партнеры становятся все более неудовлетворенными [22,41,42].Более того, эти затраты особенно очевидны, когда партнеры склонны избегать привязанностей и стремятся избегать зависимости и обязательств, к которым апеллирует индукция вины. В частности, партнеры, склонные к избеганию, реагируют с большим сопротивлением на индукцию вины, что приводит к более низкому разрешению проблемы [42].

Те же факторы, которые определяют издержки и выгоды противодействия, также определяют выгоды и издержки сотрудничества: необходимость изменений, возможность изменений, мотивация агентов и уязвимость партнеров.Поддержание оптимистичного взгляда на отношения может подорвать удовлетворение, когда пары сталкиваются с серьезными проблемами, которые необходимо изменить, но может поддерживать удовлетворение, когда проблемы менее серьезны или не могут быть изменены (7,33,43). Другие типы косвенного сотрудничества, такие как высокий уровень прощения, подрывают удовлетворение, когда партнеры не реагируют и проблемы нарастают, но помогают поддерживать удовлетворение, когда партнеры действительно изменяют проблемное поведение [44,45). Косвенное сотрудничество также может быть вредным, если оно используется для избежания вины, напряжения или отказа, но будет более благоприятным, когда агенты заинтересованы в улучшении и развитии отношений [46].Наконец, непрямое сотрудничество более выгодно, если в противном случае уязвимые партнеры были бы противодействовать изменениям [20,32,39,47,48]. Например, непрямое сотрудничество снижает гнев избегающих партнеров и их отстраненность во время конфликта и, в свою очередь, способствует разрешению проблем [48]. В таких контекстах необходимость смягчения защитных реакций может уравновесить или затмить затраты, которые могут возникнуть, когда косвенное сотрудничество не приводит к изменениям [20,47,48].

Выводы

Понимание того, что составляет эффективное общение во время конфликта, требует (а) выяснения того, выражает ли общение оппозицию по сравнению с сотрудничеством и представляет ли собой прямые или косвенные попытки решения проблем (), (б) оценки механизмов, посредством которых общение влияет на отношения, например, мотивация партнеров для решения проблем, и (c) определение контекстуальных факторов, которые определяют относительные выгоды по сравнению с затратами на различные типы коммуникации ().Наш краткий обзор не охватывал все важные аспекты (например, разъединение [17,49]), механизмы (например, предполагаемые инвестиции [17,20]) и контекстуальные факторы (например, экстрадиадический стресс [15,31, 50]), который будет определять окончательный результат общения. Однако исследование, которое мы изучили, продемонстрировало, что включение этих трех компонентов в будущие расследования имеет решающее значение для истинного понимания того, как парам лучше всего разрешить конфликт. Действительно, за счет включения этих трех элементов недавнее исследование поставило под сомнение предположения о том, что несогласие и противодействие вредны для отношений, а смягчение конфликта привязанностью, прощением и одобрением — хорошо.Напротив, это исследование показывает, что прямое противодействие может быть необходимо, когда необходимо решить серьезные проблемы и партнеры могут измениться, но может нанести вред, когда партнеры не уверены в себе или недостаточно защищены, чтобы реагировать. Напротив, более мягкий, более совместный подход, включающий привязанность и признание, может быть вредным, когда серьезные проблемы необходимо изменить, но может быть устойчивым перед лицом незначительных проблем, которые нельзя изменить, или вовлекающих партнеров, чья защитная позиция ограничивает решение проблем.Короче говоря, парам необходимо приспособить свое общение к контекстуальным требованиям, с которыми они сталкиваются, чтобы превратить конфликт в катализатор для построения более здоровых и счастливых отношений.

Основные моменты

  • То, как пары общаются, определяет разрешение конфликтов и качество отношений

  • Общение может включать противостояние против сотрудничества и быть прямым или косвенным

  • Полезно или вредно общение, зависит от контекстных факторов

  • Прямое противодействие имеет преимущества, когда серьезные проблемы можно и нужно изменить

  • Косвенное сотрудничество имеет преимущества, когда проблемы незначительны, а партнеры не защищены

Благодарности

Некоторые из исследований, цитируемых в этой статье, были поддержаны Королевским обществом Грант Фонда Марсдена Новой Зеландии UOA0811 Николе К.В целом, а также грант HD058314 Национального института здравоохранения и грант BCS-1251520 Национального научного фонда Джеймсу К. МакНалти.

Сноски

Заявление издателя: Это PDF-файл неотредактированной рукописи, принятой к публикации. В качестве услуги для наших клиентов мы предоставляем эту раннюю версию рукописи. Рукопись будет подвергнута копирайтингу, верстке и рассмотрению полученного доказательства, прежде чем она будет опубликована в окончательной форме для цитирования.Обратите внимание, что во время производственного процесса могут быть обнаружены ошибки, которые могут повлиять на содержание, и все юридические оговорки, относящиеся к журналу, имеют отношение.

Информация для авторов

Nickola C. В целом, Оклендский университет.

Джеймс К. Макналти, Университет штата Флорида.

Ссылки

1. Папп Л.М., Каммингс Э.М., Гёке-Морей М.С. Для богатых, для бедных: деньги как тема семейных конфликтов в доме. Семейные отношения. 2009. 58: 91–103. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 2.Сторааслы Р.Д., Маркман Х.Дж. Проблемы во взаимоотношениях на ранних этапах брака. Продольное расследование. Журнал семейной психологии. 1990; 4: 80–98. [Google Scholar] 3. Висман М.А., Диксон А.Е., Джонсон Б. Взгляды терапевтов на проблемы пары и вопросы лечения в терапии пар. Журнал семейной психологии. 1997; 11: 361–366. [Google Scholar] 4. Ле Б., Голубь Н.Л., Агнью С.Р., Корн М.С., Муцо А.А. Предсказание разрыва внебрачных романтических отношений: мясно-аналитический синтез. Личные отношения.2010. 17: 377–390. [Google Scholar] 5. Карни Б.Р., Брэдбери, штат Теннеси. Продольный курс качества и стабильности брака: обзор теории, метода и исследований. Психологический бюллетень. 1995; 118: 3–34. [PubMed] [Google Scholar] Макналти Дж. К., Рассел В. М.. Когда «негативное» поведение является позитивным: контекстный анализ долгосрочных эффектов межличностного общения. Журнал личности и социальной психологии. 2010. 98: 587–604. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] Два лонгитюдных исследования демонстрируют, что более сильное прямое противодействие во время дискуссий о конфликте в парах предсказывает улучшение отношений и удовлетворение, когда проблемы относительно серьезные, но снижает удовлетворенность отношениями, когда проблемы относительно незначительны.7. Макналти Дж. К., О’Мара Е. М., Карни Б. Р.. Доброжелательные познания как стратегия поддержания отношений: «Не переживайте по мелочам». . . . Но это еще не все мелочи. Журнал личности и социальной психологии. 2008. 94: 631–646. [PubMed] [Google Scholar] 8. Бродерик JE. Метод вывода областей оценки в супружеских отношениях. Американский журнал семейной терапии. 1981; 9: 25–34. [Google Scholar] 9. Гейсс СК, О’Лири К.Д. Оценки терапевтом частоты и серьезности семейных проблем: значение для исследования.Журнал супружеской и семейной терапии. 1981; 7: 515–520. [Google Scholar] 10. Fincham FD. Брачный конфликт: корреляты, структура и контекст. Современные направления психологической науки. 2003; 12: 23–27. [Google Scholar] 11. Gottman JM. Психология и изучение брачных процессов. Ежегодный обзор психологии. 1998. 49: 169–197. [PubMed] [Google Scholar] 12. Gottman JM, Notarius CI. Обзор за десятилетие: наблюдение за супружескими отношениями. Журнал брака и семьи. 2000; 62: 927–947. [Google Scholar] 13. Heyman RE.Наблюдение за конфликтами в парах: приложения для клинической оценки, упрямая правда и шаткие основания. Психологическая оценка. 2001; 13: 5–35. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Вайс Р.Л., Хейман Р.Э. Обзор клинических исследований взаимоотношений пары. В: Halford WK, Markman HJ, редакторы. Клинический справочник по супружеским и супружеским вмешательствам. Чичестер, Англия: Уайли; 1997. С. 13–41. [Google Scholar] 15. Cohan CL, Bradbury TN. Негативные жизненные события, супружеское взаимодействие и долгосрочный ход брака молодоженов.Журнал личности и социальной психологии. 1997. 73: 114–128. [PubMed] [Google Scholar] 16. Gottman JM, Krokoff LJ. Семейное взаимодействие и удовлетворение: продольный взгляд. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 1989; 57: 47–52. [PubMed] [Google Scholar] 17. Heavey CL, Layne C, Christensen A. Гендерная и конфликтная структура в супружеском взаимодействии: воспроизведение и расширение. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 1993. 61: 16–27. [PubMed] [Google Scholar] 18. Карни Б.Р., Брэдбери, штат Теннеси. Невротизм, супружеское взаимодействие и траектория супружеского удовлетворения.Журнал личности и социальной психологии. 1997; 72: 1075–1092. [PubMed] [Google Scholar] 19. Холмс Дж. Г., Мюррей С. Л.. Конфликт в близких отношениях. В: Хиггинс Е.Т., Круглански А., редакторы. Социальная психология: Справочник основных принципов. Нью-Йорк: Гилфорд; 1996. С. 622–654. [Google Scholar] 20. В целом NC, Simpson JA. Регулирование процессов в близких отношениях. В: Симпсон Дж. А., Кэмпбелл Л., редакторы. Оксфордский справочник по близким отношениям. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2013. С. 427–451. [Google ученый] Общий обзор типов коммуникации, показанных в, а также преимуществ и затрат, которые каждый тип коммуникации имеет для обоих партнеров по взаимоотношениям.21. Брэдбери Т.Н., Рогге Р., Лоуренс Э. Переосмысление роли конфликта в браке. В: Стенд A, Crouter AC, Clements M, редакторы. Пары в конфликте. Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум; 2001. С. 59–81. [Google Scholar] 22. Общий NC, Fletcher GJO, Simpson JA, Sibley CG. Регулирование партнеров в интимных отношениях: затраты и преимущества различных коммуникационных стратегий. Журнал личности и социальной психологии. 2009. 96: 620–639. [PubMed] [Google Scholar] Подробное описание основы и развития четырех типов коммуникации, показанных в, и первая демонстрация влияния каждого типа коммуникации на изменение целевых проблем во времени.23. Канарейка DJ. Управление межличностным конфликтом: модель событий, связанных со стратегическим выбором. В: Грин Дж. О., Бурлесон Б. Р., редакторы. Справочник навыков общения и социального взаимодействия. Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум; 2003. С. 515–549. [Google Scholar] 24. Falbo T, Peplau LA. Стратегии власти в интимных отношениях. Журнал личности и социальной психологии. 1980; 38: 618–628. [Google Scholar] 25. Ховард Дж. А., Блюмштейн П., Шварц П. Секс, власть и тактика влияния в интимных отношениях.Журнал личности и социальной психологии. 1986; 51: 102–109. [Google Scholar] 26. Русбулт К.Э., Веретте Дж., Уитни Г.А., Словик Л.Ф., Липкус И. Процессы аккомодации в близких отношениях: теория и предварительные эмпирические данные. Журнал личности и социальной психологии. 1991; 60: 53–78. [Google Scholar] 27. Силларс А.Л., Колетти С.Ф., Парри Д., Роджерс М.А. Кодирование тактики вербального конфликта: невербальные и перцептивные корреляты различия «избегание-распределительное-интегративное». Исследования человеческого общения.1982; 9: 83–95. [Google Scholar] 28. Ван де Влирт Э, Эувема МС. Доброжелательность и активность как компоненты конфликтного поведения. Журнал личности и социальной психологии. 1994; 66: 674–687. [PubMed] [Google Scholar] 29. Дриготас С.М., Уитни Г.А., Русбулт С.Э. Об особенностях лояльности: дневник изучения реакции на неудовлетворенность в повседневной жизни. Вестник личности и социальной психологии. 1995; 21: 596–609. [Google Scholar] 30. В целом NC, Sibley CG, Travaglia LK. Верный, но игнорируемый: преимущества и издержки конструктивного коммуникативного поведения.Личные отношения. 2010. 17: 127–148. [Google Scholar] 31. Брэдбери TN, Fincham FD. Контекстная модель для продвижения изучения супружеского взаимодействия. В: Fletcher GJO, Fincham FD, редакторы. Познание в близких отношениях. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, Inc .; 1991. С. 127–147. [Google Scholar] 32. Макналти Дж. Выявление контекстного характера межличностных отношений. Успехи экспериментальной социальной психологии. (в печати) [Google Scholar] Всесторонний обзор различных контекстуальных факторов, влияющих на то, когда познания, поведение и эмоции в отношениях оказывают положительное или вредное влияние на отношения.33. Макналти Дж. Когда позитивные процессы портят отношения. Современные направления психологической науки. 2010; 19: 167–171. [Google ученый] Краткий обзор четырех лонгитюдных исследований, изучающих контексты, определяющие, полезно или вредно сотрудничество во время конфликта в разрешении проблем во взаимоотношениях. Макналти Дж. К., Финчем Ф. Д. Помимо позитивной психологии? К контекстуальному взгляду на психологические процессы и благополучие. Американский психолог. 2012; 67: 101–110. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35.Джаямаха С.Д., Общая Северная Каролина. Сдерживающее влияние самооценки агентов на успех стратегий регулирования отрицательного-прямого партнера. Личные отношения. 2015; 22: 738–761. [Google ученый] Два лонгитюдных исследования показывают, что более сильное прямое противодействие со стороны людей с низкой самооценкой менее эффективно мотивирует улучшение проблемы и, таким образом, подрывает удовлетворенность отношениями. Мюррей С.Л., Роуз П., Беллавиа Дж. М., Холмс Дж. Г., Куше АГ. Когда отвержение укусит: как самооценка сдерживает процессы улучшения отношений.Журнал личности и социальной психологии. 2002. 83: 556–573. [PubMed] [Google Scholar] 37. Суини П.Д., Андерсон К., Бейли С. Атрибуционный стиль в депрессии: метааналитический обзор. Журнал личности и социальной психологии. 1986; 50: 974–991. [PubMed] [Google Scholar] 38. Fincham FD, Bradbury TN. Когнитивные процессы и конфликт в близких отношениях: модель атрибуции-эффективности. Журнал личности и социальной психологии. 1987. 53: 1106–1118. [PubMed] [Google Scholar] 39. Бейкер Л. Р., Макналти Дж.Добавление оскорбления к травме: депрессия партнера смягчает связь между попытками регулирования со стороны партнера и мотивацией партнеров решать межличностные проблемы. Вестник личности и социальной психологии. 2015; 41: 839–852. [PubMed] [Google Scholar] Три исследования показывают, что большее прямое противодействие связано с тем, что партнеры более мотивированы к изменению нежелательного поведения, когда у партнеров мало депрессивных симптомов, но партнеры менее мотивированы к изменениям, когда у людей много депрессивных симптомов, потому что они чувствуют себя менее способными к изменениям.40. Якобсон Н.С., Кристенсен А. Принятие и изменение в терапии пар: руководство терапевта по преобразованию отношений. Нью-Йорк: Нортон; 1998. [Google Scholar] 41. В целом NC, Girme YU, Lemay EP, Jr, Hammond MD. Тревога привязанности и реакция на угрозу во взаимоотношениях: преимущества и издержки провоцирования чувства вины у романтических партнеров. Журнал личности и социальной психологии. 2014; 106: 235–256. [PubMed] [Google Scholar] Два лонгитюдных исследования иллюстрируют преимущества и издержки общения на основе индукции вины (непрямое противодействие) во время конфликта, в том числе очень тревожные люди, которые чувствуют себя более удовлетворенными и безопасными, а их партнеры становятся более неудовлетворенными.42. Джаямаха С.Д., Антонеллис К., Общая Северная Каролина. Неуверенность в привязанности и чувство вины для регулирования романтических партнеров. Личные отношения. (в печати) [Google Scholar] Три исследования показывают, что коммуникация, вызывающая чувство вины (косвенное противодействие), связана с меньшей готовностью к изменениям и меньшим разрешением проблемы, когда партнеры сильно избегают привязанности. Макналти Дж. К., Карни Б. Р.. Положительные ожидания в первые годы брака: следует ли парам ожидать лучшего или готовиться к худшему? Журнал личности и социальной психологии.2004. 86: 729–743. [PubMed] [Google Scholar] 44. Макналти Дж. Склонность прощать в браке: рассматриваем преимущества в контексте. Журнал семейной психологии. 2008. 22: 171–175. [PubMed] [Google Scholar] 45. Макналти Дж. К., Рассел В. М.. Простить и забыть или простить и пожалеть? Приведет ли прощение к большему или меньшему обиду, зависит от согласия обидчика. Вестник личности и социальной психологии. (в печати) [PubMed] [Google Scholar] Четыре исследования показывают, что прощение связано с меньшим количеством последующих обид со стороны приятных партнеров, но с большим количеством обид со стороны неприятных партнеров.46. ​​Импетт Э.А., Гейбл С.Л., Пеплау Л.А. Сдаться и сдаться: затраты и преимущества ежедневных жертв в интимных отношениях. Журнал личности и социальной психологии. 2005. 89: 327–344. [PubMed] [Google Scholar] 47. Симпсон Дж. А., Общий NC. Партнерская буферизация незащищенности привязанности. Современные направления психологической науки. 2014; 23: 54–59. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] Краткий обзор типов совместной коммуникации, которая помогает снизить защитные реакции незащищенных партнеров во время конфликта.48. В целом NC, Симпсон Дж. А., Стразерс Х. Буферизация избегания, связанного с привязанностью: смягчение эмоциональных и поведенческих защит во время конфликтных дискуссий. Журнал личности и социальной психологии. 2013; 104: 854–871. [PubMed] [Google Scholar] Диадическое обсервационное исследование показывает, что непрямое сотрудничество во время обсуждения конфликта в парах эффективно снижает гнев и отстраненность у очень избегающих партнеров и, в свою очередь, улучшает разрешение проблем. Кристенсен А., Хиви КЛ. Гендерная и социальная структура в модели спроса / отказа в супружеском конфликте.Журнал личности и социальной психологии. 1990; 59: 73–81. [PubMed] [Google Scholar] 50. Нефф Л.А., Карни Б.Р. Стресс и реакция на повседневные отношения: как стресс мешает адаптивным процессам в браке. Журнал личности и социальной психологии. 2009. 71: 1155–1188. [PubMed] [Google Scholar]

Какой тип общения во время конфликта полезен для интимных отношений?

Curr Opin Psychol. Авторская рукопись; доступно в PMC 1 февраля 2018 г.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC5181851

NIHMSID: NIHMS772332

Nickola C.Всего

Оклендский университет

Джеймс К. МакНалти

Флоридский государственный университет

Никола К. Общие, Оклендский университет;

Автор, ответственный за переписку: Никола К. В целом, Школа психологии Оклендского университета, Окленд, Новая Зеландия. [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на Curr Opin Psychol. См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Что представляет собой эффективное общение во время конфликта? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо (а) уточнить, выражает ли общение оппозицию по сравнению с сотрудничеством и является ли оно прямым или косвенным, (б) оценить механизмы, посредством которых общение влияет на отношения, и (в) определить контекстуальные факторы, которые определяют влияние общения.Недавнее исследование, включающее эти компоненты, показывает, что прямое противодействие полезно, когда необходимо решить серьезные проблемы и партнеры могут измениться, но может быть вредным, когда партнеры не уверены в себе или недостаточно защищены, чтобы реагировать. Напротив, совместное общение, включающее привязанность и одобрение, может быть вредным, когда необходимо изменить серьезные проблемы, но может быть полезным, когда проблемы незначительны, не могут быть изменены или вовлекают партнеров, чья защита ограничивает решение проблем.

Ключевые слова: конфликт отношений, общение, конфликтное поведение, разрешение проблем, контекст

Стресс может возникать в отношениях, когда партнеры сталкиваются с противоречивыми целями, мотивами и предпочтениями. Общие источники конфликта включают неудовлетворенные ожидания, близость, время, проведенное вместе, финансовые трудности, несоответствие в равенстве и власти, домашние и семейные обязанности, воспитание детей, ревность, вредные привычки и многое другое [1,2,3]. Неразрешенные конфликты и стресс, связанный с конфликтом, ставят под угрозу даже самые удовлетворительные отношения [4,5,6,7].Более того, управлять конфликтом и разрешать его сложно, и это само по себе может стать серьезным источником стресса. Действительно, одна из наиболее серьезных проблем, которую определяют пары, — это как общаться, разрешая разногласия [1,2,8], и терапевты соглашаются, что дисфункциональное общение является наиболее разрушительной и трудно поддающейся лечению проблемой отношений [3,9]. Таким образом, определение того, что составляет эффективное общение во время конфликта, имеет решающее значение для помощи парам в разрешении проблем и поддержании отношений.

К сожалению, несмотря на десятилетия исследований, исследования, посвященные тому, как пары общаются во время конфликта, не смогли предоставить окончательной картины относительно наилучшего способа устранения источников конфликта. В этой статье мы описываем последние достижения в исследованиях коммуникации во время конфликта, которые помогают обеспечить более полное понимание. Мы фокусируемся на трех важных событиях. Во-первых, мы выходим за рамки концептуализации коммуникации, которая сосредотачивается на том, что в данный момент кажется деструктивным, а не конструктивным, чтобы определить важные аспекты коммуникации, которые являются ключевыми для раскрытия того, какие типы коммуникации улучшают, а какие подрывают решение проблемы.Во-вторых, мы показываем, что понимание эффективного общения требует оценки механизмов, с помощью которых различные типы общения формируют удовлетворенность отношениями, например, улучшаются или нарастают проблемы с течением времени. В-третьих, мы показываем, что все виды общения могут оказывать положительное и вредное влияние на отношения, но будут ли они в конечном итоге помогать или вредить отношениям, зависит от ряда контекстуальных факторов.

Конфликт, общение и решение проблем во взаимоотношениях

Клинические исследователи первыми начали исследовать общение во время конфликта с целью отличить неблагополучные пары, вовлеченные в неразрешимые разногласия, от более удовлетворенных пар.Неудивительно, что сотни поперечных исследований в этой традиции показали, что неудовлетворенные пары демонстрируют большее несогласие, враждебность и критику по сравнению с довольными парами, которые выражают большее согласие, привязанность и юмор [10–14]. Некоторые лонгитюдные исследования также предоставили доказательства того, что наличие враждебного несогласия предсказывает снижение удовлетворенности, тогда как выражение согласия и привязанности поддерживает удовлетворенность отношениями [5]. Эти шаблоны предполагают, что общение, интуитивно понимаемое как «негативное», вредно для отношений, тогда как более приятное и предполагаемое «позитивное» общение полезно.

Тем не менее, среди этой массы исследований заметные исключения предоставили противоположные доказательства, показав, что разногласия, критика и гнев во время дискуссий о конфликте в парах предсказывают относительное улучшение удовлетворенности с течением времени [15–18], тогда как выражение согласия и юмора подрывает удовлетворение и стабильность [15,16]. Общая нить в объяснениях, предлагаемых для этого обратного паттерна, заключается в том, что непосредственное столкновение с проблемами путем вовлечения в конфликт мотивирует партнеров производить желаемые изменения и, таким образом, приводит к более успешному разрешению проблем [11,16–20].Напротив, высокий уровень привязанности, одобрения и юмора может смягчить непосредственную неприятность конфликта, но при этом не мотивирует партнеров к изменениям [15,16,20]. Однако проверка этого объяснения требует двух важных дополнений к тому, как исследователи обычно оценивают общение и его эффекты. Исследования должны (1) более четко определить составляющие коммуникации, которые мотивируют смену партнера и способствовать разрешению проблемы, а затем (2) проверить, действительно ли эти типы коммуникации действительно способствуют разрешению проблемы во времени [5,21].

Мы включили эти два необходимых компонента в наши исследовательские программы. Во-первых, мы измерили различные типы коммуникации, которые различаются в зависимости от двух измерений, изображенных на. Вертикальное измерение охватывает то, что традиционно понимается как «негативное» или «позитивное» общение, и определяет, выражает ли общение противоположные или противоположные цели и мотивации (противодействие) или совместные или согласованные цели и мотивации (сотрудничество). Горизонтальное измерение отражает непосредственность общения и определяет, является ли общение явным и открытым (прямым) по сравнению с пассивным и скрытым (косвенным) в отношении проблемы и как эту проблему можно решить.Два измерения порождают четыре типа коммуникации: прямое противодействие (например, умаление / обвинение партнера), косвенное противодействие (например, вызывание вины / сочувствия), прямое сотрудничество (например, рассуждение) и косвенное сотрудничество (например, смягчение конфликта через привязанность). .

Примеры общения, классифицируемые в зависимости от того, выражает ли сообщение оппозицию или сотрудничество, и является ли сообщение прямым или косвенным

Примечание. На этом рисунке представлены примеры типов общения, которые обычно оценивались в литературе, посвященной конфликту, и влияющей на литературу, которые можно классифицировать по двум параметрам.Вертикальное измерение определяет степень, в которой коммуникация выражает противоположные / противоположные цели и мотивации (противодействие) по сравнению с выражением совместных / сходных целей и мотиваций (сотрудничество). Горизонтальное измерение определяет, является ли общение явным и открытым (прямым) по сравнению с пассивным и скрытым (косвенным) в отношении проблемы, желаемого изменения и того, как это изменение может быть достигнуто. См. [20,22] для получения более подробной информации об этих типах коммуникации и [23–28] для аналогичных различий.

Во-вторых, мы оценили степень, в которой эти четыре типа коммуникации мотивируют изменение проблем во времени, что показало не только то, что противодействие иногда может иметь преимущества, но и то, что непосредственность имеет решающее значение при определении решения проблемы. В целом и др. [22] оценили, какой из четырех типов общения, представленных в, предсказал степень, в которой партнеры изменили целевые проблемы в течение следующего года. В отличие от предположения, что более высокие уровни противодействия (верхняя половина) по своей природе вредны, более высокие уровни прямого противодействия были связаны с более значительными изменениями целевых проблем с течением времени, а предполагаемые улучшения предсказывали повышение удовлетворенности отношениями.В ходе независимого исследования Макналти и Рассел [6] также обнаружили, что более высокий уровень прямого противодействия при обсуждении относительно серьезных проблем во взаимоотношениях способствует разрешению проблемы и, в свою очередь, обеспечивает устойчивое удовлетворение отношениями. Более того, и Дженерал и его коллеги [22], а также МакНалти и Рассел [6] обнаружили, что косвенное противодействие было неэффективным для мотивации изменений и решения проблем.

Непосредственность также определяет, полезно ли совместное общение.В целом и его коллеги [22] обнаружили, что прямое сотрудничество предсказывает большее улучшение проблем с течением времени, тогда как косвенное сотрудничество — нет. Другие исследования также подтверждают, что типы общения, классифицируемые как непрямое сотрудничество (иногда называемое лояльностью), имеют ограниченное влияние на решение проблемы, поскольку партнеры не осознают серьезность проблемы, а последующее отсутствие изменений может привести к тому, что лояльные близкие будут чувствовать себя недооцененными и отключен [29,30]. В общем, косвенный, тактичный подход может показать, что в изменениях нет необходимости и, следовательно, не удастся решить проблемы во взаимоотношениях.Напротив, прямое общение, которое явно указывает на необходимость решения проблем, может быть более успешным в устранении источников конфликта.

Конфликт и общение в контексте

Конечно, прямое противодействие не всегда будет выгодным, а косвенное сотрудничество не всегда будет вредным. Напротив, все четыре типа коммуникации сочетают в себе преимущества и затраты, и выигрыш в выгодах или затратах зависит от ряда контекстуальных факторов [20,31–34]. Примеры этих контекстных эффектов показаны и обсуждаются ниже.

Примеры контекстных эффектов различных типов коммуникации

Примечание. На этом рисунке приведены некоторые примеры недавних исследований, показывающих, что различные типы общения во время конфликта могут иметь положительное влияние на отношения в одних контекстах и ​​пагубное влияние на отношения в других контекстах. См. [32] для более подробного рассмотрения различных типов контекстных факторов, которые определяют влияние коммуникации.

Что касается прямого противодействия, наше исследование показало, что потенциальные выгоды (т.е.g., побуждение партнеров к изменению) перевешивает затраты (например, вызывая у партнеров дистресс и защитную реакцию) определяется степенью, в которой (а) необходимо мотивировать партнера к изменению и (б) возможно решение проблемы [32] . Демонстрируя роль необходимости, Макналти и Рассел [6] обнаружили, что прямое противодействие привело к улучшению качества отношений, когда пары сталкивались с относительно серьезными проблемами, но ухудшило качество отношений, когда проблемы были относительно незначительными. Когда проблемы серьезны, прямое противодействие соответствует потребности в улучшении, и выгода от мотивации изменений может перевесить любые затраты.Однако, когда проблемы незначительны, прямое противодействие, вероятно, будет восприниматься как излишне резкое, и партнеры будут чувствовать себя униженными и менее мотивированными на реакцию. Осознанная необходимость прямого противодействия также, вероятно, является причиной того, что Джаямаха и В целом [35] обнаружили, что прямое противодействие со стороны людей с низкой самооценкой менее эффективно мотивирует изменения и, в свою очередь, снижает удовлетворенность отношениями. Люди с низкой самооценкой хронически выражают негатив в своих отношениях [36], что может сделать прямое противодействие менее диагностическим для серьезности проблемы и вместо этого выглядеть преувеличенным или необоснованным.

Возможность решения проблемы также определяет влияние прямого противодействия. Прямое противодействие может принести пользу отношениям, если партнеры способны или чувствуют себя способными решить проблему, но может подавлять партнеров и препятствовать попыткам улучшения, если они не обладают такой эффективностью. Например, люди, находящиеся в состоянии депрессии, склонны к самообвинению, стабильным атрибуциям [37], которые приводят к низкой эффективности и убеждению, что неудовлетворительные ситуации нельзя изменить [38]. Соответственно, Бейкер и Макналти [39] продемонстрировали, что, хотя прямое противодействие обычно мотивировало к изменениям партнеров, которые находились в низком состоянии депрессии, прямое противодействие подрывало усилия по разрешению проблем, когда партнеры находились в состоянии высокой депрессии, потому что эти партнеры чувствовали себя менее способными решить проблему.Фактическая способность партнеров решать проблему должна иметь те же эффекты, что и воспринимаемая эффективность: прямое противодействие может привести к улучшениям только в том случае, если целевые партнеры действительно могут измениться, но, вероятно, вызовет страдания и раздражение только тогда, когда целевые партнеры не могут измениться [32,40] .

Наше исследование также выявило другие контекстуальные факторы, которые определяют относительные выгоды и издержки непрямого противодействия : (а) мотивы агентов для проведения косвенного противодействия и (б) относительная уязвимость партнеров перед издержками противодействия.Что касается мотивации агентов, то побуждение к вине не фокусируется непосредственно на изменении конкретной проблемы, а вместо этого фокусируется на подтверждении приверженности партнера [20,22]. Соответственно, люди с высоким уровнем тревожности привязанности, которые хронически не уверены в своих отношениях, используют более сильное индуцирование вины во время конфликта, и успешное индуцирование вины помогает смягчить их неуверенность [41,42]. Однако эти преимущества повышения безопасности сопровождаются значительными расходами, включая проблемы, которые остаются нерешенными, а партнеры становятся все более неудовлетворенными [22,41,42].Более того, эти затраты особенно очевидны, когда партнеры склонны избегать привязанностей и стремятся избегать зависимости и обязательств, к которым апеллирует индукция вины. В частности, партнеры, склонные к избеганию, реагируют с большим сопротивлением на индукцию вины, что приводит к более низкому разрешению проблемы [42].

Те же факторы, которые определяют издержки и выгоды противодействия, также определяют выгоды и издержки сотрудничества: необходимость изменений, возможность изменений, мотивация агентов и уязвимость партнеров.Поддержание оптимистичного взгляда на отношения может подорвать удовлетворение, когда пары сталкиваются с серьезными проблемами, которые необходимо изменить, но может поддерживать удовлетворение, когда проблемы менее серьезны или не могут быть изменены (7,33,43). Другие типы косвенного сотрудничества, такие как высокий уровень прощения, подрывают удовлетворение, когда партнеры не реагируют и проблемы нарастают, но помогают поддерживать удовлетворение, когда партнеры действительно изменяют проблемное поведение [44,45). Косвенное сотрудничество также может быть вредным, если оно используется для избежания вины, напряжения или отказа, но будет более благоприятным, когда агенты заинтересованы в улучшении и развитии отношений [46].Наконец, непрямое сотрудничество более выгодно, если в противном случае уязвимые партнеры были бы противодействовать изменениям [20,32,39,47,48]. Например, непрямое сотрудничество снижает гнев избегающих партнеров и их отстраненность во время конфликта и, в свою очередь, способствует разрешению проблем [48]. В таких контекстах необходимость смягчения защитных реакций может уравновесить или затмить затраты, которые могут возникнуть, когда косвенное сотрудничество не приводит к изменениям [20,47,48].

Выводы

Понимание того, что составляет эффективное общение во время конфликта, требует (а) выяснения того, выражает ли общение оппозицию по сравнению с сотрудничеством и представляет ли собой прямые или косвенные попытки решения проблем (), (б) оценки механизмов, посредством которых общение влияет на отношения, например, мотивация партнеров для решения проблем, и (c) определение контекстуальных факторов, которые определяют относительные выгоды по сравнению с затратами на различные типы коммуникации ().Наш краткий обзор не охватывал все важные аспекты (например, разъединение [17,49]), механизмы (например, предполагаемые инвестиции [17,20]) и контекстуальные факторы (например, экстрадиадический стресс [15,31, 50]), который будет определять окончательный результат общения. Однако исследование, которое мы изучили, продемонстрировало, что включение этих трех компонентов в будущие расследования имеет решающее значение для истинного понимания того, как парам лучше всего разрешить конфликт. Действительно, за счет включения этих трех элементов недавнее исследование поставило под сомнение предположения о том, что несогласие и противодействие вредны для отношений, а смягчение конфликта привязанностью, прощением и одобрением — хорошо.Напротив, это исследование показывает, что прямое противодействие может быть необходимо, когда необходимо решить серьезные проблемы и партнеры могут измениться, но может нанести вред, когда партнеры не уверены в себе или недостаточно защищены, чтобы реагировать. Напротив, более мягкий, более совместный подход, включающий привязанность и признание, может быть вредным, когда серьезные проблемы необходимо изменить, но может быть устойчивым перед лицом незначительных проблем, которые нельзя изменить, или вовлекающих партнеров, чья защитная позиция ограничивает решение проблем.Короче говоря, парам необходимо приспособить свое общение к контекстуальным требованиям, с которыми они сталкиваются, чтобы превратить конфликт в катализатор для построения более здоровых и счастливых отношений.

Основные моменты

  • То, как пары общаются, определяет разрешение конфликтов и качество отношений

  • Общение может включать противостояние против сотрудничества и быть прямым или косвенным

  • Полезно или вредно общение, зависит от контекстных факторов

  • Прямое противодействие имеет преимущества, когда серьезные проблемы можно и нужно изменить

  • Косвенное сотрудничество имеет преимущества, когда проблемы незначительны, а партнеры не защищены

Благодарности

Некоторые из исследований, цитируемых в этой статье, были поддержаны Королевским обществом Грант Фонда Марсдена Новой Зеландии UOA0811 Николе К.В целом, а также грант HD058314 Национального института здравоохранения и грант BCS-1251520 Национального научного фонда Джеймсу К. МакНалти.

Сноски

Заявление издателя: Это PDF-файл неотредактированной рукописи, принятой к публикации. В качестве услуги для наших клиентов мы предоставляем эту раннюю версию рукописи. Рукопись будет подвергнута копирайтингу, верстке и рассмотрению полученного доказательства, прежде чем она будет опубликована в окончательной форме для цитирования.Обратите внимание, что во время производственного процесса могут быть обнаружены ошибки, которые могут повлиять на содержание, и все юридические оговорки, относящиеся к журналу, имеют отношение.

Информация для авторов

Nickola C. В целом, Оклендский университет.

Джеймс К. Макналти, Университет штата Флорида.

Ссылки

1. Папп Л.М., Каммингс Э.М., Гёке-Морей М.С. Для богатых, для бедных: деньги как тема семейных конфликтов в доме. Семейные отношения. 2009. 58: 91–103. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 2.Сторааслы Р.Д., Маркман Х.Дж. Проблемы во взаимоотношениях на ранних этапах брака. Продольное расследование. Журнал семейной психологии. 1990; 4: 80–98. [Google Scholar] 3. Висман М.А., Диксон А.Е., Джонсон Б. Взгляды терапевтов на проблемы пары и вопросы лечения в терапии пар. Журнал семейной психологии. 1997; 11: 361–366. [Google Scholar] 4. Ле Б., Голубь Н.Л., Агнью С.Р., Корн М.С., Муцо А.А. Предсказание разрыва внебрачных романтических отношений: мясно-аналитический синтез. Личные отношения.2010. 17: 377–390. [Google Scholar] 5. Карни Б.Р., Брэдбери, штат Теннеси. Продольный курс качества и стабильности брака: обзор теории, метода и исследований. Психологический бюллетень. 1995; 118: 3–34. [PubMed] [Google Scholar] Макналти Дж. К., Рассел В. М.. Когда «негативное» поведение является позитивным: контекстный анализ долгосрочных эффектов межличностного общения. Журнал личности и социальной психологии. 2010. 98: 587–604. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] Два лонгитюдных исследования демонстрируют, что более сильное прямое противодействие во время дискуссий о конфликте в парах предсказывает улучшение отношений и удовлетворение, когда проблемы относительно серьезные, но снижает удовлетворенность отношениями, когда проблемы относительно незначительны.7. Макналти Дж. К., О’Мара Е. М., Карни Б. Р.. Доброжелательные познания как стратегия поддержания отношений: «Не переживайте по мелочам». . . . Но это еще не все мелочи. Журнал личности и социальной психологии. 2008. 94: 631–646. [PubMed] [Google Scholar] 8. Бродерик JE. Метод вывода областей оценки в супружеских отношениях. Американский журнал семейной терапии. 1981; 9: 25–34. [Google Scholar] 9. Гейсс СК, О’Лири К.Д. Оценки терапевтом частоты и серьезности семейных проблем: значение для исследования.Журнал супружеской и семейной терапии. 1981; 7: 515–520. [Google Scholar] 10. Fincham FD. Брачный конфликт: корреляты, структура и контекст. Современные направления психологической науки. 2003; 12: 23–27. [Google Scholar] 11. Gottman JM. Психология и изучение брачных процессов. Ежегодный обзор психологии. 1998. 49: 169–197. [PubMed] [Google Scholar] 12. Gottman JM, Notarius CI. Обзор за десятилетие: наблюдение за супружескими отношениями. Журнал брака и семьи. 2000; 62: 927–947. [Google Scholar] 13. Heyman RE.Наблюдение за конфликтами в парах: приложения для клинической оценки, упрямая правда и шаткие основания. Психологическая оценка. 2001; 13: 5–35. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Вайс Р.Л., Хейман Р.Э. Обзор клинических исследований взаимоотношений пары. В: Halford WK, Markman HJ, редакторы. Клинический справочник по супружеским и супружеским вмешательствам. Чичестер, Англия: Уайли; 1997. С. 13–41. [Google Scholar] 15. Cohan CL, Bradbury TN. Негативные жизненные события, супружеское взаимодействие и долгосрочный ход брака молодоженов.Журнал личности и социальной психологии. 1997. 73: 114–128. [PubMed] [Google Scholar] 16. Gottman JM, Krokoff LJ. Семейное взаимодействие и удовлетворение: продольный взгляд. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 1989; 57: 47–52. [PubMed] [Google Scholar] 17. Heavey CL, Layne C, Christensen A. Гендерная и конфликтная структура в супружеском взаимодействии: воспроизведение и расширение. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 1993. 61: 16–27. [PubMed] [Google Scholar] 18. Карни Б.Р., Брэдбери, штат Теннеси. Невротизм, супружеское взаимодействие и траектория супружеского удовлетворения.Журнал личности и социальной психологии. 1997; 72: 1075–1092. [PubMed] [Google Scholar] 19. Холмс Дж. Г., Мюррей С. Л.. Конфликт в близких отношениях. В: Хиггинс Е.Т., Круглански А., редакторы. Социальная психология: Справочник основных принципов. Нью-Йорк: Гилфорд; 1996. С. 622–654. [Google Scholar] 20. В целом NC, Simpson JA. Регулирование процессов в близких отношениях. В: Симпсон Дж. А., Кэмпбелл Л., редакторы. Оксфордский справочник по близким отношениям. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2013. С. 427–451. [Google ученый] Общий обзор типов коммуникации, показанных в, а также преимуществ и затрат, которые каждый тип коммуникации имеет для обоих партнеров по взаимоотношениям.21. Брэдбери Т.Н., Рогге Р., Лоуренс Э. Переосмысление роли конфликта в браке. В: Стенд A, Crouter AC, Clements M, редакторы. Пары в конфликте. Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум; 2001. С. 59–81. [Google Scholar] 22. Общий NC, Fletcher GJO, Simpson JA, Sibley CG. Регулирование партнеров в интимных отношениях: затраты и преимущества различных коммуникационных стратегий. Журнал личности и социальной психологии. 2009. 96: 620–639. [PubMed] [Google Scholar] Подробное описание основы и развития четырех типов коммуникации, показанных в, и первая демонстрация влияния каждого типа коммуникации на изменение целевых проблем во времени.23. Канарейка DJ. Управление межличностным конфликтом: модель событий, связанных со стратегическим выбором. В: Грин Дж. О., Бурлесон Б. Р., редакторы. Справочник навыков общения и социального взаимодействия. Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум; 2003. С. 515–549. [Google Scholar] 24. Falbo T, Peplau LA. Стратегии власти в интимных отношениях. Журнал личности и социальной психологии. 1980; 38: 618–628. [Google Scholar] 25. Ховард Дж. А., Блюмштейн П., Шварц П. Секс, власть и тактика влияния в интимных отношениях.Журнал личности и социальной психологии. 1986; 51: 102–109. [Google Scholar] 26. Русбулт К.Э., Веретте Дж., Уитни Г.А., Словик Л.Ф., Липкус И. Процессы аккомодации в близких отношениях: теория и предварительные эмпирические данные. Журнал личности и социальной психологии. 1991; 60: 53–78. [Google Scholar] 27. Силларс А.Л., Колетти С.Ф., Парри Д., Роджерс М.А. Кодирование тактики вербального конфликта: невербальные и перцептивные корреляты различия «избегание-распределительное-интегративное». Исследования человеческого общения.1982; 9: 83–95. [Google Scholar] 28. Ван де Влирт Э, Эувема МС. Доброжелательность и активность как компоненты конфликтного поведения. Журнал личности и социальной психологии. 1994; 66: 674–687. [PubMed] [Google Scholar] 29. Дриготас С.М., Уитни Г.А., Русбулт С.Э. Об особенностях лояльности: дневник изучения реакции на неудовлетворенность в повседневной жизни. Вестник личности и социальной психологии. 1995; 21: 596–609. [Google Scholar] 30. В целом NC, Sibley CG, Travaglia LK. Верный, но игнорируемый: преимущества и издержки конструктивного коммуникативного поведения.Личные отношения. 2010. 17: 127–148. [Google Scholar] 31. Брэдбери TN, Fincham FD. Контекстная модель для продвижения изучения супружеского взаимодействия. В: Fletcher GJO, Fincham FD, редакторы. Познание в близких отношениях. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, Inc .; 1991. С. 127–147. [Google Scholar] 32. Макналти Дж. Выявление контекстного характера межличностных отношений. Успехи экспериментальной социальной психологии. (в печати) [Google Scholar] Всесторонний обзор различных контекстуальных факторов, влияющих на то, когда познания, поведение и эмоции в отношениях оказывают положительное или вредное влияние на отношения.33. Макналти Дж. Когда позитивные процессы портят отношения. Современные направления психологической науки. 2010; 19: 167–171. [Google ученый] Краткий обзор четырех лонгитюдных исследований, изучающих контексты, определяющие, полезно или вредно сотрудничество во время конфликта в разрешении проблем во взаимоотношениях. Макналти Дж. К., Финчем Ф. Д. Помимо позитивной психологии? К контекстуальному взгляду на психологические процессы и благополучие. Американский психолог. 2012; 67: 101–110. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35.Джаямаха С.Д., Общая Северная Каролина. Сдерживающее влияние самооценки агентов на успех стратегий регулирования отрицательного-прямого партнера. Личные отношения. 2015; 22: 738–761. [Google ученый] Два лонгитюдных исследования показывают, что более сильное прямое противодействие со стороны людей с низкой самооценкой менее эффективно мотивирует улучшение проблемы и, таким образом, подрывает удовлетворенность отношениями. Мюррей С.Л., Роуз П., Беллавиа Дж. М., Холмс Дж. Г., Куше АГ. Когда отвержение укусит: как самооценка сдерживает процессы улучшения отношений.Журнал личности и социальной психологии. 2002. 83: 556–573. [PubMed] [Google Scholar] 37. Суини П.Д., Андерсон К., Бейли С. Атрибуционный стиль в депрессии: метааналитический обзор. Журнал личности и социальной психологии. 1986; 50: 974–991. [PubMed] [Google Scholar] 38. Fincham FD, Bradbury TN. Когнитивные процессы и конфликт в близких отношениях: модель атрибуции-эффективности. Журнал личности и социальной психологии. 1987. 53: 1106–1118. [PubMed] [Google Scholar] 39. Бейкер Л. Р., Макналти Дж.Добавление оскорбления к травме: депрессия партнера смягчает связь между попытками регулирования со стороны партнера и мотивацией партнеров решать межличностные проблемы. Вестник личности и социальной психологии. 2015; 41: 839–852. [PubMed] [Google Scholar] Три исследования показывают, что большее прямое противодействие связано с тем, что партнеры более мотивированы к изменению нежелательного поведения, когда у партнеров мало депрессивных симптомов, но партнеры менее мотивированы к изменениям, когда у людей много депрессивных симптомов, потому что они чувствуют себя менее способными к изменениям.40. Якобсон Н.С., Кристенсен А. Принятие и изменение в терапии пар: руководство терапевта по преобразованию отношений. Нью-Йорк: Нортон; 1998. [Google Scholar] 41. В целом NC, Girme YU, Lemay EP, Jr, Hammond MD. Тревога привязанности и реакция на угрозу во взаимоотношениях: преимущества и издержки провоцирования чувства вины у романтических партнеров. Журнал личности и социальной психологии. 2014; 106: 235–256. [PubMed] [Google Scholar] Два лонгитюдных исследования иллюстрируют преимущества и издержки общения на основе индукции вины (непрямое противодействие) во время конфликта, в том числе очень тревожные люди, которые чувствуют себя более удовлетворенными и безопасными, а их партнеры становятся более неудовлетворенными.42. Джаямаха С.Д., Антонеллис К., Общая Северная Каролина. Неуверенность в привязанности и чувство вины для регулирования романтических партнеров. Личные отношения. (в печати) [Google Scholar] Три исследования показывают, что коммуникация, вызывающая чувство вины (косвенное противодействие), связана с меньшей готовностью к изменениям и меньшим разрешением проблемы, когда партнеры сильно избегают привязанности. Макналти Дж. К., Карни Б. Р.. Положительные ожидания в первые годы брака: следует ли парам ожидать лучшего или готовиться к худшему? Журнал личности и социальной психологии.2004. 86: 729–743. [PubMed] [Google Scholar] 44. Макналти Дж. Склонность прощать в браке: рассматриваем преимущества в контексте. Журнал семейной психологии. 2008. 22: 171–175. [PubMed] [Google Scholar] 45. Макналти Дж. К., Рассел В. М.. Простить и забыть или простить и пожалеть? Приведет ли прощение к большему или меньшему обиду, зависит от согласия обидчика. Вестник личности и социальной психологии. (в печати) [PubMed] [Google Scholar] Четыре исследования показывают, что прощение связано с меньшим количеством последующих обид со стороны приятных партнеров, но с большим количеством обид со стороны неприятных партнеров.46. ​​Импетт Э.А., Гейбл С.Л., Пеплау Л.А. Сдаться и сдаться: затраты и преимущества ежедневных жертв в интимных отношениях. Журнал личности и социальной психологии. 2005. 89: 327–344. [PubMed] [Google Scholar] 47. Симпсон Дж. А., Общий NC. Партнерская буферизация незащищенности привязанности. Современные направления психологической науки. 2014; 23: 54–59. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] Краткий обзор типов совместной коммуникации, которая помогает снизить защитные реакции незащищенных партнеров во время конфликта.48. В целом NC, Симпсон Дж. А., Стразерс Х. Буферизация избегания, связанного с привязанностью: смягчение эмоциональных и поведенческих защит во время конфликтных дискуссий. Журнал личности и социальной психологии. 2013; 104: 854–871. [PubMed] [Google Scholar] Диадическое обсервационное исследование показывает, что непрямое сотрудничество во время обсуждения конфликта в парах эффективно снижает гнев и отстраненность у очень избегающих партнеров и, в свою очередь, улучшает разрешение проблем. Кристенсен А., Хиви КЛ. Гендерная и социальная структура в модели спроса / отказа в супружеском конфликте.Журнал личности и социальной психологии. 1990; 59: 73–81. [PubMed] [Google Scholar] 50. Нефф Л.А., Карни Б.Р. Стресс и реакция на повседневные отношения: как стресс мешает адаптивным процессам в браке. Журнал личности и социальной психологии. 2009. 71: 1155–1188. [PubMed] [Google Scholar]

Какой тип общения во время конфликта полезен для интимных отношений?

Curr Opin Psychol. Авторская рукопись; доступно в PMC 1 февраля 2018 г.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC5181851

NIHMSID: NIHMS772332

Nickola C.Всего

Оклендский университет

Джеймс К. МакНалти

Флоридский государственный университет

Никола К. Общие, Оклендский университет;

Автор, ответственный за переписку: Никола К. В целом, Школа психологии Оклендского университета, Окленд, Новая Зеландия. [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на Curr Opin Psychol. См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Что представляет собой эффективное общение во время конфликта? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо (а) уточнить, выражает ли общение оппозицию по сравнению с сотрудничеством и является ли оно прямым или косвенным, (б) оценить механизмы, посредством которых общение влияет на отношения, и (в) определить контекстуальные факторы, которые определяют влияние общения.Недавнее исследование, включающее эти компоненты, показывает, что прямое противодействие полезно, когда необходимо решить серьезные проблемы и партнеры могут измениться, но может быть вредным, когда партнеры не уверены в себе или недостаточно защищены, чтобы реагировать. Напротив, совместное общение, включающее привязанность и одобрение, может быть вредным, когда необходимо изменить серьезные проблемы, но может быть полезным, когда проблемы незначительны, не могут быть изменены или вовлекают партнеров, чья защита ограничивает решение проблем.

Ключевые слова: конфликт отношений, общение, конфликтное поведение, разрешение проблем, контекст

Стресс может возникать в отношениях, когда партнеры сталкиваются с противоречивыми целями, мотивами и предпочтениями. Общие источники конфликта включают неудовлетворенные ожидания, близость, время, проведенное вместе, финансовые трудности, несоответствие в равенстве и власти, домашние и семейные обязанности, воспитание детей, ревность, вредные привычки и многое другое [1,2,3]. Неразрешенные конфликты и стресс, связанный с конфликтом, ставят под угрозу даже самые удовлетворительные отношения [4,5,6,7].Более того, управлять конфликтом и разрешать его сложно, и это само по себе может стать серьезным источником стресса. Действительно, одна из наиболее серьезных проблем, которую определяют пары, — это как общаться, разрешая разногласия [1,2,8], и терапевты соглашаются, что дисфункциональное общение является наиболее разрушительной и трудно поддающейся лечению проблемой отношений [3,9]. Таким образом, определение того, что составляет эффективное общение во время конфликта, имеет решающее значение для помощи парам в разрешении проблем и поддержании отношений.

К сожалению, несмотря на десятилетия исследований, исследования, посвященные тому, как пары общаются во время конфликта, не смогли предоставить окончательной картины относительно наилучшего способа устранения источников конфликта. В этой статье мы описываем последние достижения в исследованиях коммуникации во время конфликта, которые помогают обеспечить более полное понимание. Мы фокусируемся на трех важных событиях. Во-первых, мы выходим за рамки концептуализации коммуникации, которая сосредотачивается на том, что в данный момент кажется деструктивным, а не конструктивным, чтобы определить важные аспекты коммуникации, которые являются ключевыми для раскрытия того, какие типы коммуникации улучшают, а какие подрывают решение проблемы.Во-вторых, мы показываем, что понимание эффективного общения требует оценки механизмов, с помощью которых различные типы общения формируют удовлетворенность отношениями, например, улучшаются или нарастают проблемы с течением времени. В-третьих, мы показываем, что все виды общения могут оказывать положительное и вредное влияние на отношения, но будут ли они в конечном итоге помогать или вредить отношениям, зависит от ряда контекстуальных факторов.

Конфликт, общение и решение проблем во взаимоотношениях

Клинические исследователи первыми начали исследовать общение во время конфликта с целью отличить неблагополучные пары, вовлеченные в неразрешимые разногласия, от более удовлетворенных пар.Неудивительно, что сотни поперечных исследований в этой традиции показали, что неудовлетворенные пары демонстрируют большее несогласие, враждебность и критику по сравнению с довольными парами, которые выражают большее согласие, привязанность и юмор [10–14]. Некоторые лонгитюдные исследования также предоставили доказательства того, что наличие враждебного несогласия предсказывает снижение удовлетворенности, тогда как выражение согласия и привязанности поддерживает удовлетворенность отношениями [5]. Эти шаблоны предполагают, что общение, интуитивно понимаемое как «негативное», вредно для отношений, тогда как более приятное и предполагаемое «позитивное» общение полезно.

Тем не менее, среди этой массы исследований заметные исключения предоставили противоположные доказательства, показав, что разногласия, критика и гнев во время дискуссий о конфликте в парах предсказывают относительное улучшение удовлетворенности с течением времени [15–18], тогда как выражение согласия и юмора подрывает удовлетворение и стабильность [15,16]. Общая нить в объяснениях, предлагаемых для этого обратного паттерна, заключается в том, что непосредственное столкновение с проблемами путем вовлечения в конфликт мотивирует партнеров производить желаемые изменения и, таким образом, приводит к более успешному разрешению проблем [11,16–20].Напротив, высокий уровень привязанности, одобрения и юмора может смягчить непосредственную неприятность конфликта, но при этом не мотивирует партнеров к изменениям [15,16,20]. Однако проверка этого объяснения требует двух важных дополнений к тому, как исследователи обычно оценивают общение и его эффекты. Исследования должны (1) более четко определить составляющие коммуникации, которые мотивируют смену партнера и способствовать разрешению проблемы, а затем (2) проверить, действительно ли эти типы коммуникации действительно способствуют разрешению проблемы во времени [5,21].

Мы включили эти два необходимых компонента в наши исследовательские программы. Во-первых, мы измерили различные типы коммуникации, которые различаются в зависимости от двух измерений, изображенных на. Вертикальное измерение охватывает то, что традиционно понимается как «негативное» или «позитивное» общение, и определяет, выражает ли общение противоположные или противоположные цели и мотивации (противодействие) или совместные или согласованные цели и мотивации (сотрудничество). Горизонтальное измерение отражает непосредственность общения и определяет, является ли общение явным и открытым (прямым) по сравнению с пассивным и скрытым (косвенным) в отношении проблемы и как эту проблему можно решить.Два измерения порождают четыре типа коммуникации: прямое противодействие (например, умаление / обвинение партнера), косвенное противодействие (например, вызывание вины / сочувствия), прямое сотрудничество (например, рассуждение) и косвенное сотрудничество (например, смягчение конфликта через привязанность). .

Примеры общения, классифицируемые в зависимости от того, выражает ли сообщение оппозицию или сотрудничество, и является ли сообщение прямым или косвенным

Примечание. На этом рисунке представлены примеры типов общения, которые обычно оценивались в литературе, посвященной конфликту, и влияющей на литературу, которые можно классифицировать по двум параметрам.Вертикальное измерение определяет степень, в которой коммуникация выражает противоположные / противоположные цели и мотивации (противодействие) по сравнению с выражением совместных / сходных целей и мотиваций (сотрудничество). Горизонтальное измерение определяет, является ли общение явным и открытым (прямым) по сравнению с пассивным и скрытым (косвенным) в отношении проблемы, желаемого изменения и того, как это изменение может быть достигнуто. См. [20,22] для получения более подробной информации об этих типах коммуникации и [23–28] для аналогичных различий.

Во-вторых, мы оценили степень, в которой эти четыре типа коммуникации мотивируют изменение проблем во времени, что показало не только то, что противодействие иногда может иметь преимущества, но и то, что непосредственность имеет решающее значение при определении решения проблемы. В целом и др. [22] оценили, какой из четырех типов общения, представленных в, предсказал степень, в которой партнеры изменили целевые проблемы в течение следующего года. В отличие от предположения, что более высокие уровни противодействия (верхняя половина) по своей природе вредны, более высокие уровни прямого противодействия были связаны с более значительными изменениями целевых проблем с течением времени, а предполагаемые улучшения предсказывали повышение удовлетворенности отношениями.В ходе независимого исследования Макналти и Рассел [6] также обнаружили, что более высокий уровень прямого противодействия при обсуждении относительно серьезных проблем во взаимоотношениях способствует разрешению проблемы и, в свою очередь, обеспечивает устойчивое удовлетворение отношениями. Более того, и Дженерал и его коллеги [22], а также МакНалти и Рассел [6] обнаружили, что косвенное противодействие было неэффективным для мотивации изменений и решения проблем.

Непосредственность также определяет, полезно ли совместное общение.В целом и его коллеги [22] обнаружили, что прямое сотрудничество предсказывает большее улучшение проблем с течением времени, тогда как косвенное сотрудничество — нет. Другие исследования также подтверждают, что типы общения, классифицируемые как непрямое сотрудничество (иногда называемое лояльностью), имеют ограниченное влияние на решение проблемы, поскольку партнеры не осознают серьезность проблемы, а последующее отсутствие изменений может привести к тому, что лояльные близкие будут чувствовать себя недооцененными и отключен [29,30]. В общем, косвенный, тактичный подход может показать, что в изменениях нет необходимости и, следовательно, не удастся решить проблемы во взаимоотношениях.Напротив, прямое общение, которое явно указывает на необходимость решения проблем, может быть более успешным в устранении источников конфликта.

Конфликт и общение в контексте

Конечно, прямое противодействие не всегда будет выгодным, а косвенное сотрудничество не всегда будет вредным. Напротив, все четыре типа коммуникации сочетают в себе преимущества и затраты, и выигрыш в выгодах или затратах зависит от ряда контекстуальных факторов [20,31–34]. Примеры этих контекстных эффектов показаны и обсуждаются ниже.

Примеры контекстных эффектов различных типов коммуникации

Примечание. На этом рисунке приведены некоторые примеры недавних исследований, показывающих, что различные типы общения во время конфликта могут иметь положительное влияние на отношения в одних контекстах и ​​пагубное влияние на отношения в других контекстах. См. [32] для более подробного рассмотрения различных типов контекстных факторов, которые определяют влияние коммуникации.

Что касается прямого противодействия, наше исследование показало, что потенциальные выгоды (т.е.g., побуждение партнеров к изменению) перевешивает затраты (например, вызывая у партнеров дистресс и защитную реакцию) определяется степенью, в которой (а) необходимо мотивировать партнера к изменению и (б) возможно решение проблемы [32] . Демонстрируя роль необходимости, Макналти и Рассел [6] обнаружили, что прямое противодействие привело к улучшению качества отношений, когда пары сталкивались с относительно серьезными проблемами, но ухудшило качество отношений, когда проблемы были относительно незначительными. Когда проблемы серьезны, прямое противодействие соответствует потребности в улучшении, и выгода от мотивации изменений может перевесить любые затраты.Однако, когда проблемы незначительны, прямое противодействие, вероятно, будет восприниматься как излишне резкое, и партнеры будут чувствовать себя униженными и менее мотивированными на реакцию. Осознанная необходимость прямого противодействия также, вероятно, является причиной того, что Джаямаха и В целом [35] обнаружили, что прямое противодействие со стороны людей с низкой самооценкой менее эффективно мотивирует изменения и, в свою очередь, снижает удовлетворенность отношениями. Люди с низкой самооценкой хронически выражают негатив в своих отношениях [36], что может сделать прямое противодействие менее диагностическим для серьезности проблемы и вместо этого выглядеть преувеличенным или необоснованным.

Возможность решения проблемы также определяет влияние прямого противодействия. Прямое противодействие может принести пользу отношениям, если партнеры способны или чувствуют себя способными решить проблему, но может подавлять партнеров и препятствовать попыткам улучшения, если они не обладают такой эффективностью. Например, люди, находящиеся в состоянии депрессии, склонны к самообвинению, стабильным атрибуциям [37], которые приводят к низкой эффективности и убеждению, что неудовлетворительные ситуации нельзя изменить [38]. Соответственно, Бейкер и Макналти [39] продемонстрировали, что, хотя прямое противодействие обычно мотивировало к изменениям партнеров, которые находились в низком состоянии депрессии, прямое противодействие подрывало усилия по разрешению проблем, когда партнеры находились в состоянии высокой депрессии, потому что эти партнеры чувствовали себя менее способными решить проблему.Фактическая способность партнеров решать проблему должна иметь те же эффекты, что и воспринимаемая эффективность: прямое противодействие может привести к улучшениям только в том случае, если целевые партнеры действительно могут измениться, но, вероятно, вызовет страдания и раздражение только тогда, когда целевые партнеры не могут измениться [32,40] .

Наше исследование также выявило другие контекстуальные факторы, которые определяют относительные выгоды и издержки непрямого противодействия : (а) мотивы агентов для проведения косвенного противодействия и (б) относительная уязвимость партнеров перед издержками противодействия.Что касается мотивации агентов, то побуждение к вине не фокусируется непосредственно на изменении конкретной проблемы, а вместо этого фокусируется на подтверждении приверженности партнера [20,22]. Соответственно, люди с высоким уровнем тревожности привязанности, которые хронически не уверены в своих отношениях, используют более сильное индуцирование вины во время конфликта, и успешное индуцирование вины помогает смягчить их неуверенность [41,42]. Однако эти преимущества повышения безопасности сопровождаются значительными расходами, включая проблемы, которые остаются нерешенными, а партнеры становятся все более неудовлетворенными [22,41,42].Более того, эти затраты особенно очевидны, когда партнеры склонны избегать привязанностей и стремятся избегать зависимости и обязательств, к которым апеллирует индукция вины. В частности, партнеры, склонные к избеганию, реагируют с большим сопротивлением на индукцию вины, что приводит к более низкому разрешению проблемы [42].

Те же факторы, которые определяют издержки и выгоды противодействия, также определяют выгоды и издержки сотрудничества: необходимость изменений, возможность изменений, мотивация агентов и уязвимость партнеров.Поддержание оптимистичного взгляда на отношения может подорвать удовлетворение, когда пары сталкиваются с серьезными проблемами, которые необходимо изменить, но может поддерживать удовлетворение, когда проблемы менее серьезны или не могут быть изменены (7,33,43). Другие типы косвенного сотрудничества, такие как высокий уровень прощения, подрывают удовлетворение, когда партнеры не реагируют и проблемы нарастают, но помогают поддерживать удовлетворение, когда партнеры действительно изменяют проблемное поведение [44,45). Косвенное сотрудничество также может быть вредным, если оно используется для избежания вины, напряжения или отказа, но будет более благоприятным, когда агенты заинтересованы в улучшении и развитии отношений [46].Наконец, непрямое сотрудничество более выгодно, если в противном случае уязвимые партнеры были бы противодействовать изменениям [20,32,39,47,48]. Например, непрямое сотрудничество снижает гнев избегающих партнеров и их отстраненность во время конфликта и, в свою очередь, способствует разрешению проблем [48]. В таких контекстах необходимость смягчения защитных реакций может уравновесить или затмить затраты, которые могут возникнуть, когда косвенное сотрудничество не приводит к изменениям [20,47,48].

Выводы

Понимание того, что составляет эффективное общение во время конфликта, требует (а) выяснения того, выражает ли общение оппозицию по сравнению с сотрудничеством и представляет ли собой прямые или косвенные попытки решения проблем (), (б) оценки механизмов, посредством которых общение влияет на отношения, например, мотивация партнеров для решения проблем, и (c) определение контекстуальных факторов, которые определяют относительные выгоды по сравнению с затратами на различные типы коммуникации ().Наш краткий обзор не охватывал все важные аспекты (например, разъединение [17,49]), механизмы (например, предполагаемые инвестиции [17,20]) и контекстуальные факторы (например, экстрадиадический стресс [15,31, 50]), который будет определять окончательный результат общения. Однако исследование, которое мы изучили, продемонстрировало, что включение этих трех компонентов в будущие расследования имеет решающее значение для истинного понимания того, как парам лучше всего разрешить конфликт. Действительно, за счет включения этих трех элементов недавнее исследование поставило под сомнение предположения о том, что несогласие и противодействие вредны для отношений, а смягчение конфликта привязанностью, прощением и одобрением — хорошо.Напротив, это исследование показывает, что прямое противодействие может быть необходимо, когда необходимо решить серьезные проблемы и партнеры могут измениться, но может нанести вред, когда партнеры не уверены в себе или недостаточно защищены, чтобы реагировать. Напротив, более мягкий, более совместный подход, включающий привязанность и признание, может быть вредным, когда серьезные проблемы необходимо изменить, но может быть устойчивым перед лицом незначительных проблем, которые нельзя изменить, или вовлекающих партнеров, чья защитная позиция ограничивает решение проблем.Короче говоря, парам необходимо приспособить свое общение к контекстуальным требованиям, с которыми они сталкиваются, чтобы превратить конфликт в катализатор для построения более здоровых и счастливых отношений.

Основные моменты

  • То, как пары общаются, определяет разрешение конфликтов и качество отношений

  • Общение может включать противостояние против сотрудничества и быть прямым или косвенным

  • Полезно или вредно общение, зависит от контекстных факторов

  • Прямое противодействие имеет преимущества, когда серьезные проблемы можно и нужно изменить

  • Косвенное сотрудничество имеет преимущества, когда проблемы незначительны, а партнеры не защищены

Благодарности

Некоторые из исследований, цитируемых в этой статье, были поддержаны Королевским обществом Грант Фонда Марсдена Новой Зеландии UOA0811 Николе К.В целом, а также грант HD058314 Национального института здравоохранения и грант BCS-1251520 Национального научного фонда Джеймсу К. МакНалти.

Сноски

Заявление издателя: Это PDF-файл неотредактированной рукописи, принятой к публикации. В качестве услуги для наших клиентов мы предоставляем эту раннюю версию рукописи. Рукопись будет подвергнута копирайтингу, верстке и рассмотрению полученного доказательства, прежде чем она будет опубликована в окончательной форме для цитирования.Обратите внимание, что во время производственного процесса могут быть обнаружены ошибки, которые могут повлиять на содержание, и все юридические оговорки, относящиеся к журналу, имеют отношение.

Информация для авторов

Nickola C. В целом, Оклендский университет.

Джеймс К. Макналти, Университет штата Флорида.

Ссылки

1. Папп Л.М., Каммингс Э.М., Гёке-Морей М.С. Для богатых, для бедных: деньги как тема семейных конфликтов в доме. Семейные отношения. 2009. 58: 91–103. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 2.Сторааслы Р.Д., Маркман Х.Дж. Проблемы во взаимоотношениях на ранних этапах брака. Продольное расследование. Журнал семейной психологии. 1990; 4: 80–98. [Google Scholar] 3. Висман М.А., Диксон А.Е., Джонсон Б. Взгляды терапевтов на проблемы пары и вопросы лечения в терапии пар. Журнал семейной психологии. 1997; 11: 361–366. [Google Scholar] 4. Ле Б., Голубь Н.Л., Агнью С.Р., Корн М.С., Муцо А.А. Предсказание разрыва внебрачных романтических отношений: мясно-аналитический синтез. Личные отношения.2010. 17: 377–390. [Google Scholar] 5. Карни Б.Р., Брэдбери, штат Теннеси. Продольный курс качества и стабильности брака: обзор теории, метода и исследований. Психологический бюллетень. 1995; 118: 3–34. [PubMed] [Google Scholar] Макналти Дж. К., Рассел В. М.. Когда «негативное» поведение является позитивным: контекстный анализ долгосрочных эффектов межличностного общения. Журнал личности и социальной психологии. 2010. 98: 587–604. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] Два лонгитюдных исследования демонстрируют, что более сильное прямое противодействие во время дискуссий о конфликте в парах предсказывает улучшение отношений и удовлетворение, когда проблемы относительно серьезные, но снижает удовлетворенность отношениями, когда проблемы относительно незначительны.7. Макналти Дж. К., О’Мара Е. М., Карни Б. Р.. Доброжелательные познания как стратегия поддержания отношений: «Не переживайте по мелочам». . . . Но это еще не все мелочи. Журнал личности и социальной психологии. 2008. 94: 631–646. [PubMed] [Google Scholar] 8. Бродерик JE. Метод вывода областей оценки в супружеских отношениях. Американский журнал семейной терапии. 1981; 9: 25–34. [Google Scholar] 9. Гейсс СК, О’Лири К.Д. Оценки терапевтом частоты и серьезности семейных проблем: значение для исследования.Журнал супружеской и семейной терапии. 1981; 7: 515–520. [Google Scholar] 10. Fincham FD. Брачный конфликт: корреляты, структура и контекст. Современные направления психологической науки. 2003; 12: 23–27. [Google Scholar] 11. Gottman JM. Психология и изучение брачных процессов. Ежегодный обзор психологии. 1998. 49: 169–197. [PubMed] [Google Scholar] 12. Gottman JM, Notarius CI. Обзор за десятилетие: наблюдение за супружескими отношениями. Журнал брака и семьи. 2000; 62: 927–947. [Google Scholar] 13. Heyman RE.Наблюдение за конфликтами в парах: приложения для клинической оценки, упрямая правда и шаткие основания. Психологическая оценка. 2001; 13: 5–35. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Вайс Р.Л., Хейман Р.Э. Обзор клинических исследований взаимоотношений пары. В: Halford WK, Markman HJ, редакторы. Клинический справочник по супружеским и супружеским вмешательствам. Чичестер, Англия: Уайли; 1997. С. 13–41. [Google Scholar] 15. Cohan CL, Bradbury TN. Негативные жизненные события, супружеское взаимодействие и долгосрочный ход брака молодоженов.Журнал личности и социальной психологии. 1997. 73: 114–128. [PubMed] [Google Scholar] 16. Gottman JM, Krokoff LJ. Семейное взаимодействие и удовлетворение: продольный взгляд. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 1989; 57: 47–52. [PubMed] [Google Scholar] 17. Heavey CL, Layne C, Christensen A. Гендерная и конфликтная структура в супружеском взаимодействии: воспроизведение и расширение. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 1993. 61: 16–27. [PubMed] [Google Scholar] 18. Карни Б.Р., Брэдбери, штат Теннеси. Невротизм, супружеское взаимодействие и траектория супружеского удовлетворения.Журнал личности и социальной психологии. 1997; 72: 1075–1092. [PubMed] [Google Scholar] 19. Холмс Дж. Г., Мюррей С. Л.. Конфликт в близких отношениях. В: Хиггинс Е.Т., Круглански А., редакторы. Социальная психология: Справочник основных принципов. Нью-Йорк: Гилфорд; 1996. С. 622–654. [Google Scholar] 20. В целом NC, Simpson JA. Регулирование процессов в близких отношениях. В: Симпсон Дж. А., Кэмпбелл Л., редакторы. Оксфордский справочник по близким отношениям. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2013. С. 427–451. [Google ученый] Общий обзор типов коммуникации, показанных в, а также преимуществ и затрат, которые каждый тип коммуникации имеет для обоих партнеров по взаимоотношениям.21. Брэдбери Т.Н., Рогге Р., Лоуренс Э. Переосмысление роли конфликта в браке. В: Стенд A, Crouter AC, Clements M, редакторы. Пары в конфликте. Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум; 2001. С. 59–81. [Google Scholar] 22. Общий NC, Fletcher GJO, Simpson JA, Sibley CG. Регулирование партнеров в интимных отношениях: затраты и преимущества различных коммуникационных стратегий. Журнал личности и социальной психологии. 2009. 96: 620–639. [PubMed] [Google Scholar] Подробное описание основы и развития четырех типов коммуникации, показанных в, и первая демонстрация влияния каждого типа коммуникации на изменение целевых проблем во времени.23. Канарейка DJ. Управление межличностным конфликтом: модель событий, связанных со стратегическим выбором. В: Грин Дж. О., Бурлесон Б. Р., редакторы. Справочник навыков общения и социального взаимодействия. Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум; 2003. С. 515–549. [Google Scholar] 24. Falbo T, Peplau LA. Стратегии власти в интимных отношениях. Журнал личности и социальной психологии. 1980; 38: 618–628. [Google Scholar] 25. Ховард Дж. А., Блюмштейн П., Шварц П. Секс, власть и тактика влияния в интимных отношениях.Журнал личности и социальной психологии. 1986; 51: 102–109. [Google Scholar] 26. Русбулт К.Э., Веретте Дж., Уитни Г.А., Словик Л.Ф., Липкус И. Процессы аккомодации в близких отношениях: теория и предварительные эмпирические данные. Журнал личности и социальной психологии. 1991; 60: 53–78. [Google Scholar] 27. Силларс А.Л., Колетти С.Ф., Парри Д., Роджерс М.А. Кодирование тактики вербального конфликта: невербальные и перцептивные корреляты различия «избегание-распределительное-интегративное». Исследования человеческого общения.1982; 9: 83–95. [Google Scholar] 28. Ван де Влирт Э, Эувема МС. Доброжелательность и активность как компоненты конфликтного поведения. Журнал личности и социальной психологии. 1994; 66: 674–687. [PubMed] [Google Scholar] 29. Дриготас С.М., Уитни Г.А., Русбулт С.Э. Об особенностях лояльности: дневник изучения реакции на неудовлетворенность в повседневной жизни. Вестник личности и социальной психологии. 1995; 21: 596–609. [Google Scholar] 30. В целом NC, Sibley CG, Travaglia LK. Верный, но игнорируемый: преимущества и издержки конструктивного коммуникативного поведения.Личные отношения. 2010. 17: 127–148. [Google Scholar] 31. Брэдбери TN, Fincham FD. Контекстная модель для продвижения изучения супружеского взаимодействия. В: Fletcher GJO, Fincham FD, редакторы. Познание в близких отношениях. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, Inc .; 1991. С. 127–147. [Google Scholar] 32. Макналти Дж. Выявление контекстного характера межличностных отношений. Успехи экспериментальной социальной психологии. (в печати) [Google Scholar] Всесторонний обзор различных контекстуальных факторов, влияющих на то, когда познания, поведение и эмоции в отношениях оказывают положительное или вредное влияние на отношения.33. Макналти Дж. Когда позитивные процессы портят отношения. Современные направления психологической науки. 2010; 19: 167–171. [Google ученый] Краткий обзор четырех лонгитюдных исследований, изучающих контексты, определяющие, полезно или вредно сотрудничество во время конфликта в разрешении проблем во взаимоотношениях. Макналти Дж. К., Финчем Ф. Д. Помимо позитивной психологии? К контекстуальному взгляду на психологические процессы и благополучие. Американский психолог. 2012; 67: 101–110. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35.Джаямаха С.Д., Общая Северная Каролина. Сдерживающее влияние самооценки агентов на успех стратегий регулирования отрицательного-прямого партнера. Личные отношения. 2015; 22: 738–761. [Google ученый] Два лонгитюдных исследования показывают, что более сильное прямое противодействие со стороны людей с низкой самооценкой менее эффективно мотивирует улучшение проблемы и, таким образом, подрывает удовлетворенность отношениями. Мюррей С.Л., Роуз П., Беллавиа Дж. М., Холмс Дж. Г., Куше АГ. Когда отвержение укусит: как самооценка сдерживает процессы улучшения отношений.Журнал личности и социальной психологии. 2002. 83: 556–573. [PubMed] [Google Scholar] 37. Суини П.Д., Андерсон К., Бейли С. Атрибуционный стиль в депрессии: метааналитический обзор. Журнал личности и социальной психологии. 1986; 50: 974–991. [PubMed] [Google Scholar] 38. Fincham FD, Bradbury TN. Когнитивные процессы и конфликт в близких отношениях: модель атрибуции-эффективности. Журнал личности и социальной психологии. 1987. 53: 1106–1118. [PubMed] [Google Scholar] 39. Бейкер Л. Р., Макналти Дж.Добавление оскорбления к травме: депрессия партнера смягчает связь между попытками регулирования со стороны партнера и мотивацией партнеров решать межличностные проблемы. Вестник личности и социальной психологии. 2015; 41: 839–852. [PubMed] [Google Scholar] Три исследования показывают, что большее прямое противодействие связано с тем, что партнеры более мотивированы к изменению нежелательного поведения, когда у партнеров мало депрессивных симптомов, но партнеры менее мотивированы к изменениям, когда у людей много депрессивных симптомов, потому что они чувствуют себя менее способными к изменениям.40. Якобсон Н.С., Кристенсен А. Принятие и изменение в терапии пар: руководство терапевта по преобразованию отношений. Нью-Йорк: Нортон; 1998. [Google Scholar] 41. В целом NC, Girme YU, Lemay EP, Jr, Hammond MD. Тревога привязанности и реакция на угрозу во взаимоотношениях: преимущества и издержки провоцирования чувства вины у романтических партнеров. Журнал личности и социальной психологии. 2014; 106: 235–256. [PubMed] [Google Scholar] Два лонгитюдных исследования иллюстрируют преимущества и издержки общения на основе индукции вины (непрямое противодействие) во время конфликта, в том числе очень тревожные люди, которые чувствуют себя более удовлетворенными и безопасными, а их партнеры становятся более неудовлетворенными.42. Джаямаха С.Д., Антонеллис К., Общая Северная Каролина. Неуверенность в привязанности и чувство вины для регулирования романтических партнеров. Личные отношения. (в печати) [Google Scholar] Три исследования показывают, что коммуникация, вызывающая чувство вины (косвенное противодействие), связана с меньшей готовностью к изменениям и меньшим разрешением проблемы, когда партнеры сильно избегают привязанности. Макналти Дж. К., Карни Б. Р.. Положительные ожидания в первые годы брака: следует ли парам ожидать лучшего или готовиться к худшему? Журнал личности и социальной психологии.2004. 86: 729–743. [PubMed] [Google Scholar] 44. Макналти Дж. Склонность прощать в браке: рассматриваем преимущества в контексте. Журнал семейной психологии. 2008. 22: 171–175. [PubMed] [Google Scholar] 45. Макналти Дж. К., Рассел В. М.. Простить и забыть или простить и пожалеть? Приведет ли прощение к большему или меньшему обиду, зависит от согласия обидчика. Вестник личности и социальной психологии. (в печати) [PubMed] [Google Scholar] Четыре исследования показывают, что прощение связано с меньшим количеством последующих обид со стороны приятных партнеров, но с большим количеством обид со стороны неприятных партнеров.46. ​​Импетт Э.А., Гейбл С.Л., Пеплау Л.А. Сдаться и сдаться: затраты и преимущества ежедневных жертв в интимных отношениях. Журнал личности и социальной психологии. 2005. 89: 327–344. [PubMed] [Google Scholar] 47. Симпсон Дж. А., Общий NC. Партнерская буферизация незащищенности привязанности. Современные направления психологической науки. 2014; 23: 54–59. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] Краткий обзор типов совместной коммуникации, которая помогает снизить защитные реакции незащищенных партнеров во время конфликта.48. В целом NC, Симпсон Дж. А., Стразерс Х. Буферизация избегания, связанного с привязанностью: смягчение эмоциональных и поведенческих защит во время конфликтных дискуссий. Журнал личности и социальной психологии. 2013; 104: 854–871. [PubMed] [Google Scholar] Диадическое обсервационное исследование показывает, что непрямое сотрудничество во время обсуждения конфликта в парах эффективно снижает гнев и отстраненность у очень избегающих партнеров и, в свою очередь, улучшает разрешение проблем. Кристенсен А., Хиви КЛ. Гендерная и социальная структура в модели спроса / отказа в супружеском конфликте.Журнал личности и социальной психологии. 1990; 59: 73–81. [PubMed] [Google Scholar] 50. Нефф Л.А., Карни Б.Р. Стресс и реакция на повседневные отношения: как стресс мешает адаптивным процессам в браке. Журнал личности и социальной психологии. 2009. 71: 1155–1188. [PubMed] [Google Scholar]

Какой тип общения во время конфликта полезен для интимных отношений?

Curr Opin Psychol. Авторская рукопись; доступно в PMC 1 февраля 2018 г.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC5181851

NIHMSID: NIHMS772332

Nickola C.Всего

Оклендский университет

Джеймс К. МакНалти

Флоридский государственный университет

Никола К. Общие, Оклендский университет;

Автор, ответственный за переписку: Никола К. В целом, Школа психологии Оклендского университета, Окленд, Новая Зеландия. [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на Curr Opin Psychol. См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Что представляет собой эффективное общение во время конфликта? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо (а) уточнить, выражает ли общение оппозицию по сравнению с сотрудничеством и является ли оно прямым или косвенным, (б) оценить механизмы, посредством которых общение влияет на отношения, и (в) определить контекстуальные факторы, которые определяют влияние общения.Недавнее исследование, включающее эти компоненты, показывает, что прямое противодействие полезно, когда необходимо решить серьезные проблемы и партнеры могут измениться, но может быть вредным, когда партнеры не уверены в себе или недостаточно защищены, чтобы реагировать. Напротив, совместное общение, включающее привязанность и одобрение, может быть вредным, когда необходимо изменить серьезные проблемы, но может быть полезным, когда проблемы незначительны, не могут быть изменены или вовлекают партнеров, чья защита ограничивает решение проблем.

Ключевые слова: конфликт отношений, общение, конфликтное поведение, разрешение проблем, контекст

Стресс может возникать в отношениях, когда партнеры сталкиваются с противоречивыми целями, мотивами и предпочтениями. Общие источники конфликта включают неудовлетворенные ожидания, близость, время, проведенное вместе, финансовые трудности, несоответствие в равенстве и власти, домашние и семейные обязанности, воспитание детей, ревность, вредные привычки и многое другое [1,2,3]. Неразрешенные конфликты и стресс, связанный с конфликтом, ставят под угрозу даже самые удовлетворительные отношения [4,5,6,7].Более того, управлять конфликтом и разрешать его сложно, и это само по себе может стать серьезным источником стресса. Действительно, одна из наиболее серьезных проблем, которую определяют пары, — это как общаться, разрешая разногласия [1,2,8], и терапевты соглашаются, что дисфункциональное общение является наиболее разрушительной и трудно поддающейся лечению проблемой отношений [3,9]. Таким образом, определение того, что составляет эффективное общение во время конфликта, имеет решающее значение для помощи парам в разрешении проблем и поддержании отношений.

К сожалению, несмотря на десятилетия исследований, исследования, посвященные тому, как пары общаются во время конфликта, не смогли предоставить окончательной картины относительно наилучшего способа устранения источников конфликта. В этой статье мы описываем последние достижения в исследованиях коммуникации во время конфликта, которые помогают обеспечить более полное понимание. Мы фокусируемся на трех важных событиях. Во-первых, мы выходим за рамки концептуализации коммуникации, которая сосредотачивается на том, что в данный момент кажется деструктивным, а не конструктивным, чтобы определить важные аспекты коммуникации, которые являются ключевыми для раскрытия того, какие типы коммуникации улучшают, а какие подрывают решение проблемы.Во-вторых, мы показываем, что понимание эффективного общения требует оценки механизмов, с помощью которых различные типы общения формируют удовлетворенность отношениями, например, улучшаются или нарастают проблемы с течением времени. В-третьих, мы показываем, что все виды общения могут оказывать положительное и вредное влияние на отношения, но будут ли они в конечном итоге помогать или вредить отношениям, зависит от ряда контекстуальных факторов.

Конфликт, общение и решение проблем во взаимоотношениях

Клинические исследователи первыми начали исследовать общение во время конфликта с целью отличить неблагополучные пары, вовлеченные в неразрешимые разногласия, от более удовлетворенных пар.Неудивительно, что сотни поперечных исследований в этой традиции показали, что неудовлетворенные пары демонстрируют большее несогласие, враждебность и критику по сравнению с довольными парами, которые выражают большее согласие, привязанность и юмор [10–14]. Некоторые лонгитюдные исследования также предоставили доказательства того, что наличие враждебного несогласия предсказывает снижение удовлетворенности, тогда как выражение согласия и привязанности поддерживает удовлетворенность отношениями [5]. Эти шаблоны предполагают, что общение, интуитивно понимаемое как «негативное», вредно для отношений, тогда как более приятное и предполагаемое «позитивное» общение полезно.

Тем не менее, среди этой массы исследований заметные исключения предоставили противоположные доказательства, показав, что разногласия, критика и гнев во время дискуссий о конфликте в парах предсказывают относительное улучшение удовлетворенности с течением времени [15–18], тогда как выражение согласия и юмора подрывает удовлетворение и стабильность [15,16]. Общая нить в объяснениях, предлагаемых для этого обратного паттерна, заключается в том, что непосредственное столкновение с проблемами путем вовлечения в конфликт мотивирует партнеров производить желаемые изменения и, таким образом, приводит к более успешному разрешению проблем [11,16–20].Напротив, высокий уровень привязанности, одобрения и юмора может смягчить непосредственную неприятность конфликта, но при этом не мотивирует партнеров к изменениям [15,16,20]. Однако проверка этого объяснения требует двух важных дополнений к тому, как исследователи обычно оценивают общение и его эффекты. Исследования должны (1) более четко определить составляющие коммуникации, которые мотивируют смену партнера и способствовать разрешению проблемы, а затем (2) проверить, действительно ли эти типы коммуникации действительно способствуют разрешению проблемы во времени [5,21].

Мы включили эти два необходимых компонента в наши исследовательские программы. Во-первых, мы измерили различные типы коммуникации, которые различаются в зависимости от двух измерений, изображенных на. Вертикальное измерение охватывает то, что традиционно понимается как «негативное» или «позитивное» общение, и определяет, выражает ли общение противоположные или противоположные цели и мотивации (противодействие) или совместные или согласованные цели и мотивации (сотрудничество). Горизонтальное измерение отражает непосредственность общения и определяет, является ли общение явным и открытым (прямым) по сравнению с пассивным и скрытым (косвенным) в отношении проблемы и как эту проблему можно решить.Два измерения порождают четыре типа коммуникации: прямое противодействие (например, умаление / обвинение партнера), косвенное противодействие (например, вызывание вины / сочувствия), прямое сотрудничество (например, рассуждение) и косвенное сотрудничество (например, смягчение конфликта через привязанность). .

Примеры общения, классифицируемые в зависимости от того, выражает ли сообщение оппозицию или сотрудничество, и является ли сообщение прямым или косвенным

Примечание. На этом рисунке представлены примеры типов общения, которые обычно оценивались в литературе, посвященной конфликту, и влияющей на литературу, которые можно классифицировать по двум параметрам.Вертикальное измерение определяет степень, в которой коммуникация выражает противоположные / противоположные цели и мотивации (противодействие) по сравнению с выражением совместных / сходных целей и мотиваций (сотрудничество). Горизонтальное измерение определяет, является ли общение явным и открытым (прямым) по сравнению с пассивным и скрытым (косвенным) в отношении проблемы, желаемого изменения и того, как это изменение может быть достигнуто. См. [20,22] для получения более подробной информации об этих типах коммуникации и [23–28] для аналогичных различий.

Во-вторых, мы оценили степень, в которой эти четыре типа коммуникации мотивируют изменение проблем во времени, что показало не только то, что противодействие иногда может иметь преимущества, но и то, что непосредственность имеет решающее значение при определении решения проблемы. В целом и др. [22] оценили, какой из четырех типов общения, представленных в, предсказал степень, в которой партнеры изменили целевые проблемы в течение следующего года. В отличие от предположения, что более высокие уровни противодействия (верхняя половина) по своей природе вредны, более высокие уровни прямого противодействия были связаны с более значительными изменениями целевых проблем с течением времени, а предполагаемые улучшения предсказывали повышение удовлетворенности отношениями.В ходе независимого исследования Макналти и Рассел [6] также обнаружили, что более высокий уровень прямого противодействия при обсуждении относительно серьезных проблем во взаимоотношениях способствует разрешению проблемы и, в свою очередь, обеспечивает устойчивое удовлетворение отношениями. Более того, и Дженерал и его коллеги [22], а также МакНалти и Рассел [6] обнаружили, что косвенное противодействие было неэффективным для мотивации изменений и решения проблем.

Непосредственность также определяет, полезно ли совместное общение.В целом и его коллеги [22] обнаружили, что прямое сотрудничество предсказывает большее улучшение проблем с течением времени, тогда как косвенное сотрудничество — нет. Другие исследования также подтверждают, что типы общения, классифицируемые как непрямое сотрудничество (иногда называемое лояльностью), имеют ограниченное влияние на решение проблемы, поскольку партнеры не осознают серьезность проблемы, а последующее отсутствие изменений может привести к тому, что лояльные близкие будут чувствовать себя недооцененными и отключен [29,30]. В общем, косвенный, тактичный подход может показать, что в изменениях нет необходимости и, следовательно, не удастся решить проблемы во взаимоотношениях.Напротив, прямое общение, которое явно указывает на необходимость решения проблем, может быть более успешным в устранении источников конфликта.

Конфликт и общение в контексте

Конечно, прямое противодействие не всегда будет выгодным, а косвенное сотрудничество не всегда будет вредным. Напротив, все четыре типа коммуникации сочетают в себе преимущества и затраты, и выигрыш в выгодах или затратах зависит от ряда контекстуальных факторов [20,31–34]. Примеры этих контекстных эффектов показаны и обсуждаются ниже.

Примеры контекстных эффектов различных типов коммуникации

Примечание. На этом рисунке приведены некоторые примеры недавних исследований, показывающих, что различные типы общения во время конфликта могут иметь положительное влияние на отношения в одних контекстах и ​​пагубное влияние на отношения в других контекстах. См. [32] для более подробного рассмотрения различных типов контекстных факторов, которые определяют влияние коммуникации.

Что касается прямого противодействия, наше исследование показало, что потенциальные выгоды (т.е.g., побуждение партнеров к изменению) перевешивает затраты (например, вызывая у партнеров дистресс и защитную реакцию) определяется степенью, в которой (а) необходимо мотивировать партнера к изменению и (б) возможно решение проблемы [32] . Демонстрируя роль необходимости, Макналти и Рассел [6] обнаружили, что прямое противодействие привело к улучшению качества отношений, когда пары сталкивались с относительно серьезными проблемами, но ухудшило качество отношений, когда проблемы были относительно незначительными. Когда проблемы серьезны, прямое противодействие соответствует потребности в улучшении, и выгода от мотивации изменений может перевесить любые затраты.Однако, когда проблемы незначительны, прямое противодействие, вероятно, будет восприниматься как излишне резкое, и партнеры будут чувствовать себя униженными и менее мотивированными на реакцию. Осознанная необходимость прямого противодействия также, вероятно, является причиной того, что Джаямаха и В целом [35] обнаружили, что прямое противодействие со стороны людей с низкой самооценкой менее эффективно мотивирует изменения и, в свою очередь, снижает удовлетворенность отношениями. Люди с низкой самооценкой хронически выражают негатив в своих отношениях [36], что может сделать прямое противодействие менее диагностическим для серьезности проблемы и вместо этого выглядеть преувеличенным или необоснованным.

Возможность решения проблемы также определяет влияние прямого противодействия. Прямое противодействие может принести пользу отношениям, если партнеры способны или чувствуют себя способными решить проблему, но может подавлять партнеров и препятствовать попыткам улучшения, если они не обладают такой эффективностью. Например, люди, находящиеся в состоянии депрессии, склонны к самообвинению, стабильным атрибуциям [37], которые приводят к низкой эффективности и убеждению, что неудовлетворительные ситуации нельзя изменить [38]. Соответственно, Бейкер и Макналти [39] продемонстрировали, что, хотя прямое противодействие обычно мотивировало к изменениям партнеров, которые находились в низком состоянии депрессии, прямое противодействие подрывало усилия по разрешению проблем, когда партнеры находились в состоянии высокой депрессии, потому что эти партнеры чувствовали себя менее способными решить проблему.Фактическая способность партнеров решать проблему должна иметь те же эффекты, что и воспринимаемая эффективность: прямое противодействие может привести к улучшениям только в том случае, если целевые партнеры действительно могут измениться, но, вероятно, вызовет страдания и раздражение только тогда, когда целевые партнеры не могут измениться [32,40] .

Наше исследование также выявило другие контекстуальные факторы, которые определяют относительные выгоды и издержки непрямого противодействия : (а) мотивы агентов для проведения косвенного противодействия и (б) относительная уязвимость партнеров перед издержками противодействия.Что касается мотивации агентов, то побуждение к вине не фокусируется непосредственно на изменении конкретной проблемы, а вместо этого фокусируется на подтверждении приверженности партнера [20,22]. Соответственно, люди с высоким уровнем тревожности привязанности, которые хронически не уверены в своих отношениях, используют более сильное индуцирование вины во время конфликта, и успешное индуцирование вины помогает смягчить их неуверенность [41,42]. Однако эти преимущества повышения безопасности сопровождаются значительными расходами, включая проблемы, которые остаются нерешенными, а партнеры становятся все более неудовлетворенными [22,41,42].Более того, эти затраты особенно очевидны, когда партнеры склонны избегать привязанностей и стремятся избегать зависимости и обязательств, к которым апеллирует индукция вины. В частности, партнеры, склонные к избеганию, реагируют с большим сопротивлением на индукцию вины, что приводит к более низкому разрешению проблемы [42].

Те же факторы, которые определяют издержки и выгоды противодействия, также определяют выгоды и издержки сотрудничества: необходимость изменений, возможность изменений, мотивация агентов и уязвимость партнеров.Поддержание оптимистичного взгляда на отношения может подорвать удовлетворение, когда пары сталкиваются с серьезными проблемами, которые необходимо изменить, но может поддерживать удовлетворение, когда проблемы менее серьезны или не могут быть изменены (7,33,43). Другие типы косвенного сотрудничества, такие как высокий уровень прощения, подрывают удовлетворение, когда партнеры не реагируют и проблемы нарастают, но помогают поддерживать удовлетворение, когда партнеры действительно изменяют проблемное поведение [44,45). Косвенное сотрудничество также может быть вредным, если оно используется для избежания вины, напряжения или отказа, но будет более благоприятным, когда агенты заинтересованы в улучшении и развитии отношений [46].Наконец, непрямое сотрудничество более выгодно, если в противном случае уязвимые партнеры были бы противодействовать изменениям [20,32,39,47,48]. Например, непрямое сотрудничество снижает гнев избегающих партнеров и их отстраненность во время конфликта и, в свою очередь, способствует разрешению проблем [48]. В таких контекстах необходимость смягчения защитных реакций может уравновесить или затмить затраты, которые могут возникнуть, когда косвенное сотрудничество не приводит к изменениям [20,47,48].

Выводы

Понимание того, что составляет эффективное общение во время конфликта, требует (а) выяснения того, выражает ли общение оппозицию по сравнению с сотрудничеством и представляет ли собой прямые или косвенные попытки решения проблем (), (б) оценки механизмов, посредством которых общение влияет на отношения, например, мотивация партнеров для решения проблем, и (c) определение контекстуальных факторов, которые определяют относительные выгоды по сравнению с затратами на различные типы коммуникации ().Наш краткий обзор не охватывал все важные аспекты (например, разъединение [17,49]), механизмы (например, предполагаемые инвестиции [17,20]) и контекстуальные факторы (например, экстрадиадический стресс [15,31, 50]), который будет определять окончательный результат общения. Однако исследование, которое мы изучили, продемонстрировало, что включение этих трех компонентов в будущие расследования имеет решающее значение для истинного понимания того, как парам лучше всего разрешить конфликт. Действительно, за счет включения этих трех элементов недавнее исследование поставило под сомнение предположения о том, что несогласие и противодействие вредны для отношений, а смягчение конфликта привязанностью, прощением и одобрением — хорошо.Напротив, это исследование показывает, что прямое противодействие может быть необходимо, когда необходимо решить серьезные проблемы и партнеры могут измениться, но может нанести вред, когда партнеры не уверены в себе или недостаточно защищены, чтобы реагировать. Напротив, более мягкий, более совместный подход, включающий привязанность и признание, может быть вредным, когда серьезные проблемы необходимо изменить, но может быть устойчивым перед лицом незначительных проблем, которые нельзя изменить, или вовлекающих партнеров, чья защитная позиция ограничивает решение проблем.Короче говоря, парам необходимо приспособить свое общение к контекстуальным требованиям, с которыми они сталкиваются, чтобы превратить конфликт в катализатор для построения более здоровых и счастливых отношений.

Основные моменты

  • То, как пары общаются, определяет разрешение конфликтов и качество отношений

  • Общение может включать противостояние против сотрудничества и быть прямым или косвенным

  • Полезно или вредно общение, зависит от контекстных факторов

  • Прямое противодействие имеет преимущества, когда серьезные проблемы можно и нужно изменить

  • Косвенное сотрудничество имеет преимущества, когда проблемы незначительны, а партнеры не защищены

Благодарности

Некоторые из исследований, цитируемых в этой статье, были поддержаны Королевским обществом Грант Фонда Марсдена Новой Зеландии UOA0811 Николе К.В целом, а также грант HD058314 Национального института здравоохранения и грант BCS-1251520 Национального научного фонда Джеймсу К. МакНалти.

Сноски

Заявление издателя: Это PDF-файл неотредактированной рукописи, принятой к публикации. В качестве услуги для наших клиентов мы предоставляем эту раннюю версию рукописи. Рукопись будет подвергнута копирайтингу, верстке и рассмотрению полученного доказательства, прежде чем она будет опубликована в окончательной форме для цитирования.Обратите внимание, что во время производственного процесса могут быть обнаружены ошибки, которые могут повлиять на содержание, и все юридические оговорки, относящиеся к журналу, имеют отношение.

Информация для авторов

Nickola C. В целом, Оклендский университет.

Джеймс К. Макналти, Университет штата Флорида.

Ссылки

1. Папп Л.М., Каммингс Э.М., Гёке-Морей М.С. Для богатых, для бедных: деньги как тема семейных конфликтов в доме. Семейные отношения. 2009. 58: 91–103. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 2.Сторааслы Р.Д., Маркман Х.Дж. Проблемы во взаимоотношениях на ранних этапах брака. Продольное расследование. Журнал семейной психологии. 1990; 4: 80–98. [Google Scholar] 3. Висман М.А., Диксон А.Е., Джонсон Б. Взгляды терапевтов на проблемы пары и вопросы лечения в терапии пар. Журнал семейной психологии. 1997; 11: 361–366. [Google Scholar] 4. Ле Б., Голубь Н.Л., Агнью С.Р., Корн М.С., Муцо А.А. Предсказание разрыва внебрачных романтических отношений: мясно-аналитический синтез. Личные отношения.2010. 17: 377–390. [Google Scholar] 5. Карни Б.Р., Брэдбери, штат Теннеси. Продольный курс качества и стабильности брака: обзор теории, метода и исследований. Психологический бюллетень. 1995; 118: 3–34. [PubMed] [Google Scholar] Макналти Дж. К., Рассел В. М.. Когда «негативное» поведение является позитивным: контекстный анализ долгосрочных эффектов межличностного общения. Журнал личности и социальной психологии. 2010. 98: 587–604. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] Два лонгитюдных исследования демонстрируют, что более сильное прямое противодействие во время дискуссий о конфликте в парах предсказывает улучшение отношений и удовлетворение, когда проблемы относительно серьезные, но снижает удовлетворенность отношениями, когда проблемы относительно незначительны.7. Макналти Дж. К., О’Мара Е. М., Карни Б. Р.. Доброжелательные познания как стратегия поддержания отношений: «Не переживайте по мелочам». . . . Но это еще не все мелочи. Журнал личности и социальной психологии. 2008. 94: 631–646. [PubMed] [Google Scholar] 8. Бродерик JE. Метод вывода областей оценки в супружеских отношениях. Американский журнал семейной терапии. 1981; 9: 25–34. [Google Scholar] 9. Гейсс СК, О’Лири К.Д. Оценки терапевтом частоты и серьезности семейных проблем: значение для исследования.Журнал супружеской и семейной терапии. 1981; 7: 515–520. [Google Scholar] 10. Fincham FD. Брачный конфликт: корреляты, структура и контекст. Современные направления психологической науки. 2003; 12: 23–27. [Google Scholar] 11. Gottman JM. Психология и изучение брачных процессов. Ежегодный обзор психологии. 1998. 49: 169–197. [PubMed] [Google Scholar] 12. Gottman JM, Notarius CI. Обзор за десятилетие: наблюдение за супружескими отношениями. Журнал брака и семьи. 2000; 62: 927–947. [Google Scholar] 13. Heyman RE.Наблюдение за конфликтами в парах: приложения для клинической оценки, упрямая правда и шаткие основания. Психологическая оценка. 2001; 13: 5–35. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Вайс Р.Л., Хейман Р.Э. Обзор клинических исследований взаимоотношений пары. В: Halford WK, Markman HJ, редакторы. Клинический справочник по супружеским и супружеским вмешательствам. Чичестер, Англия: Уайли; 1997. С. 13–41. [Google Scholar] 15. Cohan CL, Bradbury TN. Негативные жизненные события, супружеское взаимодействие и долгосрочный ход брака молодоженов.Журнал личности и социальной психологии. 1997. 73: 114–128. [PubMed] [Google Scholar] 16. Gottman JM, Krokoff LJ. Семейное взаимодействие и удовлетворение: продольный взгляд. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 1989; 57: 47–52. [PubMed] [Google Scholar] 17. Heavey CL, Layne C, Christensen A. Гендерная и конфликтная структура в супружеском взаимодействии: воспроизведение и расширение. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 1993. 61: 16–27. [PubMed] [Google Scholar] 18. Карни Б.Р., Брэдбери, штат Теннеси. Невротизм, супружеское взаимодействие и траектория супружеского удовлетворения.Журнал личности и социальной психологии. 1997; 72: 1075–1092. [PubMed] [Google Scholar] 19. Холмс Дж. Г., Мюррей С. Л.. Конфликт в близких отношениях. В: Хиггинс Е.Т., Круглански А., редакторы. Социальная психология: Справочник основных принципов. Нью-Йорк: Гилфорд; 1996. С. 622–654. [Google Scholar] 20. В целом NC, Simpson JA. Регулирование процессов в близких отношениях. В: Симпсон Дж. А., Кэмпбелл Л., редакторы. Оксфордский справочник по близким отношениям. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2013. С. 427–451. [Google ученый] Общий обзор типов коммуникации, показанных в, а также преимуществ и затрат, которые каждый тип коммуникации имеет для обоих партнеров по взаимоотношениям.21. Брэдбери Т.Н., Рогге Р., Лоуренс Э. Переосмысление роли конфликта в браке. В: Стенд A, Crouter AC, Clements M, редакторы. Пары в конфликте. Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум; 2001. С. 59–81. [Google Scholar] 22. Общий NC, Fletcher GJO, Simpson JA, Sibley CG. Регулирование партнеров в интимных отношениях: затраты и преимущества различных коммуникационных стратегий. Журнал личности и социальной психологии. 2009. 96: 620–639. [PubMed] [Google Scholar] Подробное описание основы и развития четырех типов коммуникации, показанных в, и первая демонстрация влияния каждого типа коммуникации на изменение целевых проблем во времени.23. Канарейка DJ. Управление межличностным конфликтом: модель событий, связанных со стратегическим выбором. В: Грин Дж. О., Бурлесон Б. Р., редакторы. Справочник навыков общения и социального взаимодействия. Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум; 2003. С. 515–549. [Google Scholar] 24. Falbo T, Peplau LA. Стратегии власти в интимных отношениях. Журнал личности и социальной психологии. 1980; 38: 618–628. [Google Scholar] 25. Ховард Дж. А., Блюмштейн П., Шварц П. Секс, власть и тактика влияния в интимных отношениях.Журнал личности и социальной психологии. 1986; 51: 102–109. [Google Scholar] 26. Русбулт К.Э., Веретте Дж., Уитни Г.А., Словик Л.Ф., Липкус И. Процессы аккомодации в близких отношениях: теория и предварительные эмпирические данные. Журнал личности и социальной психологии. 1991; 60: 53–78. [Google Scholar] 27. Силларс А.Л., Колетти С.Ф., Парри Д., Роджерс М.А. Кодирование тактики вербального конфликта: невербальные и перцептивные корреляты различия «избегание-распределительное-интегративное». Исследования человеческого общения.1982; 9: 83–95. [Google Scholar] 28. Ван де Влирт Э, Эувема МС. Доброжелательность и активность как компоненты конфликтного поведения. Журнал личности и социальной психологии. 1994; 66: 674–687. [PubMed] [Google Scholar] 29. Дриготас С.М., Уитни Г.А., Русбулт С.Э. Об особенностях лояльности: дневник изучения реакции на неудовлетворенность в повседневной жизни. Вестник личности и социальной психологии. 1995; 21: 596–609. [Google Scholar] 30. В целом NC, Sibley CG, Travaglia LK. Верный, но игнорируемый: преимущества и издержки конструктивного коммуникативного поведения.Личные отношения. 2010. 17: 127–148. [Google Scholar] 31. Брэдбери TN, Fincham FD. Контекстная модель для продвижения изучения супружеского взаимодействия. В: Fletcher GJO, Fincham FD, редакторы. Познание в близких отношениях. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, Inc .; 1991. С. 127–147. [Google Scholar] 32. Макналти Дж. Выявление контекстного характера межличностных отношений. Успехи экспериментальной социальной психологии. (в печати) [Google Scholar] Всесторонний обзор различных контекстуальных факторов, влияющих на то, когда познания, поведение и эмоции в отношениях оказывают положительное или вредное влияние на отношения.33. Макналти Дж. Когда позитивные процессы портят отношения. Современные направления психологической науки. 2010; 19: 167–171. [Google ученый] Краткий обзор четырех лонгитюдных исследований, изучающих контексты, определяющие, полезно или вредно сотрудничество во время конфликта в разрешении проблем во взаимоотношениях. Макналти Дж. К., Финчем Ф. Д. Помимо позитивной психологии? К контекстуальному взгляду на психологические процессы и благополучие. Американский психолог. 2012; 67: 101–110. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35.Джаямаха С.Д., Общая Северная Каролина. Сдерживающее влияние самооценки агентов на успех стратегий регулирования отрицательного-прямого партнера. Личные отношения. 2015; 22: 738–761. [Google ученый] Два лонгитюдных исследования показывают, что более сильное прямое противодействие со стороны людей с низкой самооценкой менее эффективно мотивирует улучшение проблемы и, таким образом, подрывает удовлетворенность отношениями. Мюррей С.Л., Роуз П., Беллавиа Дж. М., Холмс Дж. Г., Куше АГ. Когда отвержение укусит: как самооценка сдерживает процессы улучшения отношений.Журнал личности и социальной психологии. 2002. 83: 556–573. [PubMed] [Google Scholar] 37. Суини П.Д., Андерсон К., Бейли С. Атрибуционный стиль в депрессии: метааналитический обзор. Журнал личности и социальной психологии. 1986; 50: 974–991. [PubMed] [Google Scholar] 38. Fincham FD, Bradbury TN. Когнитивные процессы и конфликт в близких отношениях: модель атрибуции-эффективности. Журнал личности и социальной психологии. 1987. 53: 1106–1118. [PubMed] [Google Scholar] 39. Бейкер Л. Р., Макналти Дж.Добавление оскорбления к травме: депрессия партнера смягчает связь между попытками регулирования со стороны партнера и мотивацией партнеров решать межличностные проблемы. Вестник личности и социальной психологии. 2015; 41: 839–852. [PubMed] [Google Scholar] Три исследования показывают, что большее прямое противодействие связано с тем, что партнеры более мотивированы к изменению нежелательного поведения, когда у партнеров мало депрессивных симптомов, но партнеры менее мотивированы к изменениям, когда у людей много депрессивных симптомов, потому что они чувствуют себя менее способными к изменениям.40. Якобсон Н.С., Кристенсен А. Принятие и изменение в терапии пар: руководство терапевта по преобразованию отношений. Нью-Йорк: Нортон; 1998. [Google Scholar] 41. В целом NC, Girme YU, Lemay EP, Jr, Hammond MD. Тревога привязанности и реакция на угрозу во взаимоотношениях: преимущества и издержки провоцирования чувства вины у романтических партнеров. Журнал личности и социальной психологии. 2014; 106: 235–256. [PubMed] [Google Scholar] Два лонгитюдных исследования иллюстрируют преимущества и издержки общения на основе индукции вины (непрямое противодействие) во время конфликта, в том числе очень тревожные люди, которые чувствуют себя более удовлетворенными и безопасными, а их партнеры становятся более неудовлетворенными.42. Джаямаха С.Д., Антонеллис К., Общая Северная Каролина. Неуверенность в привязанности и чувство вины для регулирования романтических партнеров. Личные отношения. (в печати) [Google Scholar] Три исследования показывают, что коммуникация, вызывающая чувство вины (косвенное противодействие), связана с меньшей готовностью к изменениям и меньшим разрешением проблемы, когда партнеры сильно избегают привязанности. Макналти Дж. К., Карни Б. Р.. Положительные ожидания в первые годы брака: следует ли парам ожидать лучшего или готовиться к худшему? Журнал личности и социальной психологии.2004. 86: 729–743. [PubMed] [Google Scholar] 44. Макналти Дж. Склонность прощать в браке: рассматриваем преимущества в контексте. Журнал семейной психологии. 2008. 22: 171–175. [PubMed] [Google Scholar] 45. Макналти Дж. К., Рассел В. М.. Простить и забыть или простить и пожалеть? Приведет ли прощение к большему или меньшему обиду, зависит от согласия обидчика. Вестник личности и социальной психологии. (в печати) [PubMed] [Google Scholar] Четыре исследования показывают, что прощение связано с меньшим количеством последующих обид со стороны приятных партнеров, но с большим количеством обид со стороны неприятных партнеров.46. ​​Импетт Э.А., Гейбл С.Л., Пеплау Л.А. Сдаться и сдаться: затраты и преимущества ежедневных жертв в интимных отношениях. Журнал личности и социальной психологии. 2005. 89: 327–344. [PubMed] [Google Scholar] 47. Симпсон Дж. А., Общий NC. Партнерская буферизация незащищенности привязанности. Современные направления психологической науки. 2014; 23: 54–59. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] Краткий обзор типов совместной коммуникации, которая помогает снизить защитные реакции незащищенных партнеров во время конфликта.48. В целом NC, Симпсон Дж. А., Стразерс Х. Буферизация избегания, связанного с привязанностью: смягчение эмоциональных и поведенческих защит во время конфликтных дискуссий. Журнал личности и социальной психологии. 2013; 104: 854–871. [PubMed] [Google Scholar] Диадическое обсервационное исследование показывает, что непрямое сотрудничество во время обсуждения конфликта в парах эффективно снижает гнев и отстраненность у очень избегающих партнеров и, в свою очередь, улучшает разрешение проблем. Кристенсен А., Хиви КЛ. Гендерная и социальная структура в модели спроса / отказа в супружеском конфликте.Журнал личности и социальной психологии. 1990; 59: 73–81. [PubMed] [Google Scholar] 50. Нефф Л.А., Карни Б.Р. Стресс и реакция на повседневные отношения: как стресс мешает адаптивным процессам в браке. Журнал личности и социальной психологии. 2009. 71: 1155–1188. [PubMed] [Google Scholar]

Эффективное общение во время конфликта отношений

Источник: wavebreakmedia / Shutterstock

Конфликт неизбежен в любых отношениях, но то, как пары общаются во время конфликта, во многом определяет, будет ли проблема решена — или же она будет продолжать гноиться и разъедать отношения.Фактически, одна из самых насущных проблем, с которыми сталкиваются консультанты для пар, — это помочь клиентам выразить себя так, чтобы их партнеры слушали. Поиск ключей к эффективному общению — насущная проблема для психологов-консультантов и клинических психологов.

В литературе по самопомощи было выдвинуто множество идей. Один из частых советов — использовать слова «я» вместо слов «ты». Например, скажите: «Я злюсь, когда ты оставляешь свое грязное белье на полу в ванной», вместо того, чтобы говорить: «Ты меня злишь, когда ты… «Идея состоит в том, чтобы не играть в игру с обвинениями. Но, конечно, основная вина по-прежнему очевидна для обвиняемой стороны.

Психологи Никола В целом и Джеймс МакНалти изучили коммуникативные стратегии, которые пары используют при столкновении с конфликтом, а также выяснили, были ли проблемы в конечном итоге решены. Они обнаружили, что никакой особый стиль общения не всегда эффективен. Что еще более удивительно, они обнаружили, что стили общения, которые консультанты считают контрпродуктивными, иногда могут быть весьма эффективными.

В целом и МакНалти утверждают, что лучший подход к использованию зависит от четырех факторов.

  1. Необходимость изменений: К проблемам, которые угрожают продолжению отношений, например, неверности или отсутствию близости, нужно подходить совершенно иначе, чем к незначительным проблемам, например, к частичкам зубной пасты в раковине ванной.
  2. Возможность изменения: Нет смысла спорить с вашим партнером о проблеме, которая находится вне его контроля.Например, ваш муж действительно ничего не может поделать со своим храпом, так что не жалуйтесь. Вместо этого найдите обходной путь, например отдельные спальни.
  3. Мотивация агента: Прежде чем поднимать вопрос со своим партнером, внимательно обдумайте, что именно вас действительно расстраивает. Вы не сможете решить основные проблемы близости, если будете срываться с ручки каждый раз, когда ваша жена сжимает зубную пасту из середины тюбика, а не из конца.
  4. Уязвимости партнера: Когда у обоих партнеров есть эмоциональная решимость решить проблему, прямое обсуждение проблемы обычно является лучшим подходом.Однако, если вы знаете, что ваш партнер склонен защищаться, когда ему бросают вызов, вам нужно использовать непрямой подход. Точно так же, если ваш партнер находится в депрессии, он может чувствовать себя неспособным к изменениям, которые, с вашей точки зрения, не кажутся сложными.

В своем исследовании стилей общения Дженерал и Макналти обнаружили, что они различаются по двум направлениям: во-первых, общение может быть либо прямым (явное указание на проблему), либо косвенным (указание на проблему с помощью юмора, поддразнивания или сарказма).Во-вторых, общение может включать в себя сотрудничество (сосредоточение внимания на проблеме) или противодействие (сосредоточение внимания на поведении партнера). Пересечение этих двух измерений дает четыре стиля общения.

Прямое сотрудничество. Этот подход использует рассуждение и переговоры для разрешения конфликта. Скажем, например, что вы беспокоитесь о семейных финансах и обсудите это со своим супругом. Вы двое соглашаетесь обсудить источник проблемы и возможные решения, например, оставить кредитные карты дома, а не в кошельке, или упаковать обед вместо еды вне дома.

Прямое сотрудничество — лучший способ решения обычных проблем, но оно не дает достаточной срочности в отношении серьезных проблем, которые потенциально угрожают отношениям. Кроме того, если ваш партнер обороняется или находится в депрессии, ваша попытка прямого сотрудничества, скорее всего, потерпит неудачу.

Непрямое сотрудничество. Этот подход использует юмор и выражения любви, чтобы поднять проблему. Например, если ваша жена приносит свой смартфон в кровать, вы можете пошутить о том, что всегда нужно заниматься сексом втроем.Если она защитный тип, такой подход может передать ваше сообщение, не вызывая ее защиты, особенно если вы последуете заявлением, которое показывает, насколько вы цените отношения, например: «Но я бы предпочел, чтобы вы все были одни. »

Однако косвенное сотрудничество не может передать серьезность основных проблем. Фактически, это может даже сигнализировать вашему партнеру, что проблема на самом деле не так уж и важна. Например, если вы обеспокоены тем, что внимание вашего мужа отвлекается на другую женщину, случайный, беззаботный комментарий может сигнализировать ему, что вы согласны с ситуацией.

Косвенное противодействие. При таком подходе вы пытаетесь изменить поведение партнера, возлагая на него вину и умоляя о сочувствии. В целом и Макналти отмечают, что люди с высокой тревожностью привязанности склонны полагаться на этот стиль общения, потому что он смягчает их неуверенность в отношениях, по крайней мере, на время.

Вообще говоря, косвенное противодействие разрушает отношения. Партнеры возмущаются, что их виноваты в чем-то, и даже когда они подчиняются, негодование проявляется другими способами, так что проблема на самом деле не решена.И если ваш партнер склонен избегать привязанностей, он не только отвергнет чувство вины, но и, вероятно, дистанцируется от вас. Таким образом, незначительная проблема перерастает в серьезную.

Однако, когда оба партнера тревожно привязаны, отношения могут процветать на спектакле вины и сочувствия, обиды и печали, бессмертной преданности и безответной любви. Это пары, которые любят хороших ссор, потому что это так весело заново мириться и влюбляться.

Прямая оппозиция. При таком подходе вы прямо властно противостоите партнеру с гневом в голосе. Вы обвиняете своего партнера в проблеме и требуете изменений. Прямое противодействие — это борьба «нокдаун, затяжка», которая обычно является поворотным моментом в романтической комедии или драме. Такой стиль общения довольно рискованный, но исследования в целом и МакНалти показывают, что это наиболее эффективный подход, когда отношения поставлены на карту. Это связано с тем, что возникающая драма полностью передает партнеру масштаб проблемы и необходимость ее решения.

Однако в любой другой ситуации прямая оппозиция, скорее всего, принесет больше вреда, чем пользы. Если вы взорветесь, когда ваша жена забудет положить еще один рулон туалетной бумаги на держатель, или если вы соскочите с поручня, когда ваш муж вычистит грязь на ковре, ваша реакция непропорциональна проблеме. И именно так будет себя чувствовать ваш партнер, поэтому у него будет еще меньше мотивации для решения проблемы.

Если у вашего партнера сильное чувство собственного достоинства, он, скорее всего, просто отмахнется от вас и постарается быть более внимательным, чтобы не обидеть вас в следующий раз.Но если он борется с эмоциональными проблемами, прямое противодействие может иметь сокрушительный эффект. Допустим, ваш муж три месяца не работает и проводит дни, лежа на диване перед телевизором. Чтение ему акта беспорядков не мотивирует его; вместо этого он просто еще больше погрузится в депрессию.

Эффективное общение в конфликте отношений требует высокой степени самосознания, а также объективного понимания личности вашего партнера. Никакой особый стиль общения не работает во всех ситуациях.Скорее, нам нужно адаптировать наш подход к нашим потребностям и уязвимостям нашего партнера. Если вы обнаружите, что просто не доходит до своей второй половинки, пришло время переосмыслить свой стиль общения.

Пять ключей к хорошему общению во время конфликта

Она врывается в гостиную с корзиной мокрого белья на бедре. По выражению ее лица он может сказать, что она недовольна, и у него сжимается живот, когда он вспоминает кучу одежды, которую забыл перенести в сушилку несколько дней назад.Она начинает: «Ты такой эгоистичный — ты всегда делаешь то, что хочешь, а всю работу оставляешь мне. Вы никогда не думаете ни о ком, кроме себя! »

Источник: Роман Косолапов / Shutterstock

В наших отношениях мы часто чувствуем разрыв между хорошей любовью к партнерам и защитой самих себя. В своих усилиях быть услышанными и удовлетворить свои потребности мы можем полагаться на стратегии коммуникации, которые наносят ущерб как нашим партнерам, так и нашим отношениям. В своих исследованиях, посвященных здоровью во взаимоотношениях и браку, д-р.Джон Готтман из Института Готтмана смог выделить несколько коммуникативных стратегий, которые не только бесполезны, но также могут предсказывать разлуку и развод, если не изменятся.

Одна из этих вредных стратегий, критика , означает подачу жалобы на ваши отношения таким образом, чтобы вы нападали на характер, личность или основное самоощущение вашего партнера. Часто эти атаки используют конкретную ситуацию или ошибку и превращают ее в глобальный изъян характера.Часто в критике используются такие слова, как «всегда» или «никогда», чтобы усилить жалобу. Например, конкретная жалоба «Ты не вынесла мусор сегодня вечером» может превратиться в критику «Ты такой забывчивый и эгоистичный — ты никогда не выносишь мусор, когда я прошу!» Если не остановить, критика со временем может превратиться в презрение к партнеру, а презрение, выраженное в виде саркастического презрения, жестоких шуток или общей подлости и неуважения, является ядом для любовных отношений.

Почему мы критикуем наших партнеров, даже если это вредит нашим отношениям? Часто мы становимся критичными, когда чувствуем, что нас не слушают или не понимают.Критика — это способ увеличить громкость, чтобы нас наконец услышали, а не проигнорировали — мы думаем, что наша критика действительно привлечет внимание нашего партнера. К сожалению, это имеет прямо противоположный эффект: исследования показывают, что использование критики саботирует , когда к нам прислушиваются наши партнеры. Причина проста: когда мы чувствуем, что нас атакуют, мы переходим в оборонительный режим и готовимся к контратаке. Критика редко когда-либо вызывалась пониманием, сочувствием и быстрым изменением поведения.Чаще наша критика встречает отрицание и защиту: «Что ты имеешь в виду, я эгоист? Если бы я не был так занят всеми случайными заработками, которые вы даете мне по дому после того, как я вернусь домой после напряженного рабочего дня, возможно, я бы вспомнил! Ты никогда меня не ценишь ».

Этот бесконечный цикл критики и защиты может держать нас в кругу и затруднять решение наших проблем. Чтобы двигаться вперед, мы должны найти разные способы говорить о наших потребностях. Готтман рекомендует смягчить наш подход к конфликту, приручив свои критические языки, чтобы мы могли оставить дверь открытой для того, чтобы наш партнер услышал и понял.Конечно, это улица с двусторонним движением: и говорящий, и слушающий несут ответственность за исход разговора. Однако снижение критики может иметь большое значение, помогая нам изменить нашу траекторию в сторону более позитивного и продуктивного разговора.

Вот несколько стратегий, которые вы можете использовать во время конфликта, чтобы избежать критики своего партнера:

1. Прежде чем подавать жалобу, успокойтесь.

Когда мы впервые обнаруживаем то, что сделали наши партнеры, что причиняет нам боль или раздражает, мы чувствуем себя праведно возмущенным огнедышащим драконом.Хотя это понятная эмоциональная реакция, она не поможет вам с уважением сообщить партнеру о своих потребностях. Сделайте несколько глубоких вдохов и подумайте, что вы хотите сказать, прежде чем подходить к партнеру. Если возможно, постарайтесь вспомнить положительные воспоминания о них или черты, которые вы цените. Это поможет вам использовать более конструктивный подход, а не враждебный.

2. Используйте формулировки I .

Классическая методика консультирования пар, I-утверждение, может помочь вам более ясно выразить себя, избегая при этом нападок на партнера.Если начинать с «Я чувствую» вместо «Ты есть», фокусируется больше на ваших чувствах, переживаниях и потребностях, чем на том, что не так с вашим партнером, и может обойти цикл критики / защиты. Например, сказать: «Мне больно, и я тебя не слышу, когда ты забываешь переставить белье» — получить гораздо легче, чем «Ты никогда не забываешь ничего делать!»

3. Будьте конкретны.

Когда вы жалуетесь, говорите о конкретном инциденте по мере его возникновения и избегайте упоминания прошлых трудностей или общих характеристик.Избегайте использования слов «всегда» и «никогда», поскольку они резко говорят о характере вашего партнера (и, кроме того, от них легко защититься). Сосредоточьте свой разговор на том, что только что произошло, и не путешествуйте во времени на другие инциденты, которые подтверждают ваше утверждение. Имея дело с вещами по мере их возникновения, вы можете ограничить интенсивность проблемы и выбрать более мягкий подход.

4. Говорите о том, что вам нужно, а не о том, чего вам не нужно.

Когда мы общаемся во время конфликта, мы хотим дать нашим партнерам четкий путь к исправлению положения.Указывая на то, что нам нужно, а не только на то, что пошло не так, мы обеспечиваем конструктивное решение возникшей проблемы. Например, вместо того, чтобы сказать: «Никогда больше не оставляйте белье в стирке!» попробуйте: «Мне нужно, чтобы вы перепроверили стирку в дни стирки».

5. Будьте добры!

Не забывайте относиться к партнеру как к человеку, которого вы любите и дорожите. Когда мы чувствуем себя обиженными или игнорируемыми, мы можем забыть о том, что мы ценим в нашем партнере. Это туннельное видение позволяет легко относиться к ним плохо, даже если мы глубоко о них заботимся и не хотим причинять им вред.Подумайте, как бы вы хотели, чтобы они поступили с вами, если бы вы ошиблись, и действуйте соответственно. Это не означает, что вы должны игнорировать каждую проблему или никогда не высказывать опасения, но неуважение никогда не бывает хорошей (или полезной) стратегией. Помните: сражайтесь не ради победы, а ради того, чтобы ваши отношения были счастливыми и здоровыми.

Роль конфликта в коммуникации

Когда мы говорим о конфликте, многие люди могут напрячься или встревожиться при этой мысли, предпочитая избегать ее.Необходимо признать, что конфликт — это совершенно естественная, нормальная и даже здоровая составляющая любых отношений. Конфликт — это выражение наших собственных потребностей, и он может помочь отношениям расти и улучшаться, когда потребности обеих сторон ясны.

Конфликт определен

Прежде чем мы начнем обсуждение конфликта, нам нужно иметь хорошее рабочее определение. Конфликт был определен как «, выраженная борьба между взаимозависимыми сторонами, которые видят несовместимые цели, ограниченные ресурсы и вмешательство ».»Для того чтобы конфликт считался присутствующим, должна быть выраженная борьба, . Это больше, чем простое несогласие. Это поведение. Иногда наши разногласия выражаются словесно, а иногда и выражаются грубым взглядом или резким тоном голос. Конфликт возникает между взаимозависимыми сторонами или людьми, которые тем или иным образом зависят друг от друга. То есть, если действия одного человека влияют на благополучие другого, существует взаимозависимость. Как вы заметили, конфликт — это особенно часто встречается в отношениях с высокой степенью взаимозависимости, например, с близкими друзьями, членами семьи и коллегами.Если два человека , а не зависят друг от друга, даже если есть разногласия, это не считается межличностным конфликтом. Конфликт существует с несовместимыми целями . Несовместимость целей означает не только несогласие или различие в целях, но и означает, что оба они не могут быть удовлетворены. Вы хотите смотреть бейсбол, а ваш сосед по комнате хочет смотреть Survivor . Обратите внимание, что определение включает восприятие несовместимости целей. Иногда действительно можно достичь и того, и другого. Конфликт возникает при восприятии того, что ресурсов недостаточны .Если у вас изобилие, не нужно из-за чего ссориться. Обычно воспринимаемые скудные ресурсы — это деньги, время, власть и пространство. Конфликт также включает вмешательства . Даже если вы не согласны и имеете противоположные цели в отношении чего-либо, у вас возникает настоящий конфликт только тогда, когда вы действуете таким образом, чтобы не дать друг другу достичь ваших целей. Если ваш супруг пьет больше, чем вы хотите, вы можете не одобрять этого, но конфликт возникает только тогда, когда вы вмешиваетесь. Это может выражаться в том, чтобы жаловаться ему на свою привычку или скрывать от него алкоголь.В этих случаях вы мешаете ему достичь своей цели.

Характеристики коллизии

Помимо того, что конфликт является естественным, как обсуждалось выше, конфликт имеет дополнительные характеристики, заслуживающие рассмотрения. Он может быть прямым или косвенным, вредным или полезным. Многие люди справляются со своим конфликтом непосредственно, , посредством словесного выражения. Когда есть разногласия, они проявляются, как правило, в форме аргументов. Он также может проявить косвенно, или пассивно-агрессивно, через мстительное или обидное поведение по отношению к другому.Сью сердится на своего соседа по комнате за курение, поэтому она отказывается убираться в доме. Непосредственное рассмотрение конфликта может привести к эмоциональной эскалации и серьезности конфликта, а также к более быстрому разрешению. С другой стороны, косвенное выражение конфликта может быть проще и удобнее, но также может оставить конфликт неразрешенным на более длительное время. Какой подход лучше, будет зависеть от ситуации, ваших целей, человека, с которым у вас возник конфликт, и важности для вас желаемого результата.

Неудивительно, что конфликт обычно доставляет неприятности. Поэтому неудивительно, что конфликт может иметь неблагоприятных последствий для вашего благополучия, когда он не управляется должным образом. Исследования показывают, что чрезмерно контролирующие мужья и чрезмерно враждебные жены во время супружеского конфликта испытали более сильное затвердевание артерий, чем пары, которые не участвовали в этом конфликтном поведении. Кроме того, конфликт может вызвать реакцию организма на стресс и замедлить заживление ран, особенно при враждебном и негативном конфликтном поведении.Ясно, что конфликт особенно вреден, когда он перерастает в агрессию и насилие. В этих отношениях, которые включают агрессию и насилие, агрессия часто является результатом усилий одного человека доминировать в споре и, в более широком смысле, доминировать над другим человеком. Некоторые ситуации, кажется, способствуют агрессии в конфликте больше, чем другие, например, когда один из партнеров находится в состоянии алкогольного опьянения.

Признаки конфликта легко распознать. Однако надлежащее управление конфликтами может фактически дать выгоды .Когда люди работают над своим конфликтом в позитивной и конструктивной манере, они могут больше узнать друг о друге и своих отношениях. Конфликт также может привести их к поиску более удовлетворительного решения проблемы, чем любой из них мог бы придумать самостоятельно. Конструктивное управление конфликтами также может помочь предотвратить превращение мелких проблем в большие. Простое обращение к ситуации, когда она впервые возникает, может облегчить разочарование на раннем этапе, вместо того, чтобы позволить ему нарастать.Со временем позитивное и конструктивное урегулирование конфликтов может дать людям больше уверенности в своих коммуникативных навыках и прочности их отношений. Исследования показывают, что когда супружеские пары проявляют конструктивное конфликтное поведение, а не агрессивное и враждебное, они более довольны своими отношениями и более удовлетворены исходом своих конфликтов, чем пары, которые этого не делают.

Исследователи изучили наиболее распространенные источники конфликтов в супружеских парах, и, возможно, удивительно, что и мужчины, и женщины определили одни и те же три источника конфликта.Чаще всего источником была личная критика или жалобы супругов на их характеристики или поведение. Вторым по частоте источником конфликтов были финансы или споры из-за денег. Работа по дому была третьим по частоте источником конфликтов. Вместе эти три области составили примерно 42 процента всех упомянутых конфликтных тем.

По своей сути, многие конфликты — это борьба за власть. Иногда власть решает, кто имеет право контролировать ресурсы.Поскольку власть влияет на конфликт, конфликт также может влиять на баланс и использование власти. Рассмотрим растущего ребенка, который настойчиво требует большей власти над своими решениями и собственной жизнью.

Формы власти

Классическое исследование классифицирует власть по пяти конкретным формам. Это вознаграждение, принуждение, референт, законная и экспертная власть. Сила вознаграждения — это способность предлагать вознаграждение другому человеку. Учитель награждает ученика хорошей оценкой, родитель награждает ребенка особыми привилегиями или удовольствием, а ваш руководитель поощряет вас за хорошее поведение. Принудительная сила является противоположностью власти вознаграждения и является карательной. Учителя наказывают плохую работу плохими оценками, родители наказывают плохое поведение сокращением привилегий, а руководители могут продлить понижение в должности, увольнение или, возможно, сокращение заработной платы. Референтная сила — это власть, которой вы обладаете над кем-то, потому что вы им нравитесь и хотите доставить вам удовольствие. У любимого руководителем часто есть отличные сотрудники, которые делают то, что она просит, симпатичный профессор получает хорошие оценки от студентов, а ребенок делает все, что просит любезный дедушка. Законная власть налагается должностью. То есть надзиратель имеет власть над вами, потому что он подписывает ваши чеки, у судьи есть власть, потому что она определяет вашу судьбу, у профессора есть власть, потому что он ставит оценки, а родители имеют власть над своими детьми просто потому, что они родители. Последняя категория, экспертная сила , — это власть, которой обладают люди, когда они являются экспертами в определенной области. Например, если вы говорите о бейсболе, и к разговору присоединяется профессиональный бейсболист, вы будете слушать, что он говорит, потому что у него есть опыт и, следовательно, власть в этой теме.Однако, как только тема переходит к мировым событиям, бейсболист теряет власть в разговоре.

Проблемное поведение во время конфликта

Имеет значение, как мы ведем себя во время конфликта. Это имеет значение с точки зрения того, как мы заставляем чувствовать другого человека, и будет ли конфликт действительно разрешен. Психолог Джон Готтман тщательно изучил общение и взаимодействие супружеских пар. Его целью было предсказать развод или остаться вместе на основе общения пар, особенно во время конфликта.Наблюдая за взаимодействием пары всего несколько минут, Готтман может предсказать развод с точностью 82%.

Готтман разработал модель конфликтного поведения, сигнализирующего о бедственном положении в отношениях. Он назвал эту модель «4 всадника Апокалипсиса», и она включает в себя критику, презрение, оборонительную позицию и сопротивление. Критика жалуются друг на друга и обвиняют. Он также включает в себя общие утверждения о ценности или достоинствах человека вместо конкретных критических замечаний по теме.Поскольку критика включает в себя личные нападки, она разжигает спор и усиливает негативность ситуации. Презрение — это выражение оскорблений и нападок на чужое самоуважение. Это включает в себя обзывание, сарказм, насмешки над другим человеком и враждебное невербальное поведение, например, закатывание глаз или насмешки. Он говорит: «Я лучше тебя» и действует, чтобы подавить и унизить другого человека. Идея увольнения означает вспомнить прошлые обиды и поднять их сразу, что непродуктивно.Исследования показывают, что пренебрежительное поведение может усилить физический стресс и ухудшить здоровье. Защищенность говорит о том, что вы видите себя жертвой и отрицаете ответственность за свое поведение. Вместо того, чтобы на самом деле прислушиваться к обеспокоенности партнера и признавать необходимость перемен, защищающиеся люди скулит, извиняются и отвечают на жалобы жалобами, например: «Может, я сделал это, а ты сделал то». Stonewalling — это просто отключение и уход от разговора или взаимодействия.Практикуя противодействие, люди перестают смотреть на своих партнеров, перестают говорить и перестают отвечать. Иногда они даже выходят из комнаты, чтобы закончить разговор. Готтман обнаружил, что люди, как правило, препятствуют разговору, когда чувствуют, что не могут больше участвовать в разговоре. Уклонение от препятствий мешает паре на самом деле разрешить свои разногласия.

Успешные стратегии управления конфликтами

Мы видели, что портит отношения во время конфликта, поэтому давайте взглянем на некоторые способы успешного управления конфликтом.Исследователи разработали модель, которая отражает уровень заботы о себе и о другом во время конфликта. Он включает в себя пять стратегий: избегать, приспосабливаться, идти на компромисс, соревноваться и сотрудничать. Следует отметить, что не существует единственно правильного способа урегулировать все конфликты; скорее, каждая ситуация должна быть оценена с точки зрения ее наиболее подходящей стратегии. Далее, вспомните, что конфликт сам по себе не является ни положительным, ни отрицательным, а нейтральным.

В стратегии уклонения от стороны в первую очередь игнорируют или не могут разрешить конфликт.Это предполагает низкую заботу о себе и низкую заботу о других, потому что конфликт не может быть разрешен с помощью этой стратегии. Однако это не всегда плохая стратегия, поскольку многие люди в удовлетворительных отношениях предпочитают игнорировать или избегать определенных тем, чтобы сохранить гармонию. Однако, когда избегание является основной стратегией, важные конфликты остаются неразрешенными, что приводит к неудовлетворительным отношениям.

Приспособление к демонстрирует высокую заботу о других и низкую заботу о себе.Здесь вы просто сдаётесь. Когда вы просто сдаётесь, вы отбрасываете свои собственные потребности. Это может сработать в краткосрочной перспективе, но со временем может вызвать недовольство. Однако не все отношения имеют одинаковую силу у обеих сторон, например, у профессора-студента. В этих типах отношений уступчивость, безусловно, не всегда плохой выбор для человека, занимающего менее влиятельную позицию.

Компромисс отражает некоторую степень заботы о потребностях и желаниях каждого. Здесь каждый должен отказаться от того, чего хочет.Компромисс требует времени и терпения, но часто приводит к более желательным результатам, чем некоторые другие стратегии.

Конкуренция означает высокую степень озабоченности собой, но низкую степень заботы о других. В этой стратегии вы просто хотите по-своему, независимо от того, чего хочет другой человек. Это не всегда плохой выбор, поскольку некоторые отношения процветают за счет конкуренции. Это становится проблематичным, когда вызывает чувство обиды или желание поквитаться с другим человеком.

Сотрудничество с связано с большой заботой о себе и большой заботой о других. Цель здесь беспроигрышна для обеих сторон. Эта стратегия может потребовать много времени и творческого подхода, но обычно приводит к удовлетворительным результатам.

В этой статье мы увидели, что конфликт естественен, нормален и даже может быть полезен для отношений. Разница между положительным или отрицательным воздействием конфликта на наши отношения часто заключается в поведении каждой стороны во время конфликта и в том, как каждая из сторон управляет конфликтом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *