Психология стыд: Почему мы не обязаны испытывать стыд и как с ним бороться — Нож

Содержание

Психология чувства стыда. Виды стыда

Чувство стыда лежит в основе целого ряда эмоциональных состояний.

«Это стыд… который открывает мне взгляд Другого и самого меня на краю этого взгляда» — Жан-Поль Сартр

Как прекрасно подметил Сартр, испытывая чувство стыда, мы ощущаем себя овеществленными и выставленными напоказ словно изначально порочные или неполноценные перед пристальным взором рассматривающего, судящего другого. (Иногда мы сами можем быть этим судящим другим). Стыдясь, мы мучимы и становимся заложниками чужих глаз, мы принадлежим не себе, а им. В этом контексте, чувство стыда свидетельствует об утрате контроля над своей жизнью.

Виды стыда

Многие эмоциональные состояния являются вариациями чувства стыда или комбинациями стыда с другими аспектами эмоциональной феноменологии. Рассмотрим несколько примеров:

Моральный стыд (отличается от чувства вины) – ощущение собственного морального несовершенства перед другим человеком.

Смущение – мягкая форма чувства стыда. Чувство неловкости – это предупреждающий или сигнализирующий вид стыда. Застенчивость – также предупреждающая разновидность стыда, которая заставляет человека скрываться от оценивающих взглядов окружающих, чтобы избежать полноценного чувства стыда. Унижение – переживание чужой оценки, используемой человеком с целью пристыдить другого, чтобы почувствовать себя на голову выше или подчинить себе униженного.

В случае ненависти или отвращения к себе, мы ненавидим или презираем себя за то, что опозорились перед окружающими. Уничижение – невыносимое, разрушительное чувство стыда. В чувстве бесполезности или никчемности нам кажется, будто имеющиеся недостатки определяют нашу сущность. Испытывая некоторые формы отчаяния, человек ощущает, будто присущие ему недостатки обрекают его на жизнь в постоянном позоре и вечном чувстве собственной никчемности. В

адаптивной модели поведения услужливость и исполнение желаний других людей становятся способом компенсации недостатка собственной значимости и таким образом поддерживают связь с чужой оценкой. Снисходительность как защитная реакция и обесценивание, презрение, ярость или зависть по отношению к другому человеку нередко являются попыткой замаскировать или преодолеть чрезвычайно сильное чувство стыда.

Многие психологические расстройства имеют двухуровневую эмоциональную структуру, состоящую из болезненного чувства на переднем плане в сочетании с тем, что человек ощущает по отношению к этому чувству, на втором плане. Например, так называемые “панические расстройства” представляют собой комбинацию из циклов обостряющейся тревоги и чувства стыда за то, что эту тревогу (= несовершенство) увидят другие. Данное сочетание тревога-стыд настолько невыносимо, что приводит к соматизации тревоги и выражению ее в виде физических симптомов. Многие

фобии – результат попыток предотвратить постыдные проявления тревоги. Точно так же некоторые виды клинической депрессии сочетают в себе нарастающие циклы естественных негативных переживаний (грусть, огорчение и т. д.) и чувство стыда по поводу их демонстрации (= несовершенство) в присутствии других людей. Аналогично тревоге при панических расстройствах, упомянутые негативные переживания также соматизируются, выражаясь на уровне вегетативной нервной системы.

Как избавиться от чувства стыда. Лечение панических расстройств, клинической депрессии и тревожных состояний

Терапевтический подход к лечению панических расстройств и клинической депрессии предполагает 1) ослабление чувства стыда по поводу внешнего проявления тревоги и депрессивных эмоций и 2) проживание этих чувств для того, чтобы они нашли место в контексте эмоционального понимания, в котором они могут быть созерцаемыми, лучше переноситься и в конечном счете быть интегрированными психикой переживающего их человека.

Роберт Столороу, доктор философии

Что такое стыд и как к нему правильно относиться

У каждого есть то, что хотелось бы скрыть от других: некое убеждение, черта характера, странное желание или ужасная ошибка из прошлого. Мысль о том, что они откроются окружающим, приводит в ужас. От неё хочется свернуться в клубочек под одеялом и спрятаться от всего мира. Это ощущение и есть стыд, и все мы периодически его испытываем.

Чувство стыда, если подходить к нему неправильно, способно привести к неприятным последствиям вроде депрессии , приступов агрессии , ухудшения физического здоровья, а также превращения в самовлюблённого придурка.

По этой причине в книгах по психологической самопомощи стыд часто изображается каким‑то чудовищем. Нам советуют устранить его, освободиться от него, полностью выкорчевать его из своей жизни. Якобы лишь тогда мы достигнем земли обетованной, где царят любовь и благодать. Но давайте‑ка притормозим.

Что вообще такое стыд

Стыд — это универсальное человеческое чувство. Он присутствует во всех культурах — от современного глобализированного общества до небольших племён охотников и собирателей, которые ни разу в жизни не видели рекламу нижнего белья Calvin Klein. Стыд не был изобретён каким‑то предприимчивым дельцом, чтобы на вас нажиться (хотя многие и не прочь так поступить). Это естественная часть человеческого опыта.

Мы испытываем стыд — чувство разочарования или даже никчёмности, когда сталкиваемся с негативной оценкой себя. Он, как прожектор, высвечивает все тёмные, уродливые части нашей личности. Естественно, нам хочется поскорее спрятать то, чего мы стыдимся, будь то чувства или тайная коллекция телепузиков.

Сейчас читают 🔥

На стыд очень похоже чувство вины, но между ними есть одно существенное различие. Когда вы испытываете вину, вы тяготитесь тем, что сделали, а когда стыдитесь — тем, что вы за человек.

Оба ощущения могут возникнуть, когда вы совершили что‑то неправильное. Но вина появляется, если вы думаете: «Я вообще‑то не такой, я могу это исправить». А стыд — когда мысли следующие: «Я такой, и тут ничего не поделаешь». Если ничего не предпринимать, чувство вины постепенно превращается в стыд.

Перейдём к примерам. Допустим, вы не помогли другу с переездом или не позвонили маме в её день рождения. Это случилось впервые, но теперь вы, конечно, чувствуете себя виноватым. От вашей реакции на это чувство будет зависеть очень многое.

Если вы извинитесь и постараетесь быть лучше, ощущение вины пройдёт и вы станете жить дальше. Но если вы решите притвориться, что ничего не было, или начнёте обвинять друга в частых переездах, а маму в том, что она родилась в самый неподходящий день недели, чувство вины усилится и превратится в стыд. Станет чем‑то ужасным, что нужно ото всех скрывать.

И именно это скрытие и подавление, а не сам по себе стыд, вредит нам: приводит к психологическим проблемам, отравляет отношения с окружающими и подрывает амбиции. Ведь поверив, что какая‑то часть нас «плохая», мы начинаем прибегать к неудачным адаптационным стратегиям (читай: ведём себя как козлы), чтобы скрыть её и заглушить эту ужасную правду о себе.

Но, как и со всеми остальными эмоциями, со стыдом не всё так однозначно. Радость не всегда связана с позитивом, горе может принести мудрость, а стыд — быть полезным.

Зачем нам чувство стыда

Психологи различают базовые эмоции и остальные. Базовые появились, потому что нужны были для выживания. Самый яркий пример — страх. Боязнь змей и глубоких пропастей явно когда‑то помогала нам выжить.

Также к базовым эмоциям причисляют гнев, отвращение, грусть, радость и удивление. В других классификациях их четыре, а отвращение и удивление считаются подвидами гнева и страха. Но в любом случае они есть у каждого с первого дня жизни.

С возрастом наша палитра эмоций расширяется. Мы начинаем осознавать, что в мире есть другие люди и что их идеи и суждения влияют на нас. Это даёт начало так называемым эмоциям самосознания : стыду, чувству вины, смущению, гордости. Эти эмоции основаны на том, как, по нашему мнению, нас воспринимают окружающие и как мы воспринимаем сами себя. И появились эти эмоции тоже не просто так: они помогают людям сотрудничать и жить в группах.

Давайте представим, что мы дети. Я отнял у вас игрушечный грузовик, да ещё и стукнул им вас по голове. Если у меня пока не развились эмоции самосознания, то есть мне два года или меньше, я совершенно не буду из‑за этого переживать. Я просто ещё не способен постичь мысли и чувства других людей.

Узнайте больше 👂

Но если я старше, я буду испытывать чувство вины, а возможно, также немного смущения или стыда. Я верну вам игрушку и извинюсь. Я, может быть, даже предложу вам собственную машинку, и мы станем играть вместе. Теперь я буду испытывать гордость, оттого что я хороший мальчик.

Эмоции самосознания толкают нас к просоциальному поведению. Без них мы не смогли бы жить вместе. Они помогают регулировать поведение целой группы на уровне отдельной личности. Это благодаря им возможно существование городов, государств, экономики и проведение вечеринок. Говоря проще, стыд не даёт нам совершать глупые и ужасные вещи, а чувство вины мотивирует исправлять свои ошибки.

В чём парадокс стыда

Не бывает «плохих» и «хороших» эмоций. Бывают плохие и хорошие причины для эмоций. Например, счастье обычно считается позитивным чувством и многие говорят, что нужно стараться увеличивать его количество в жизни. Но если я счастливее всего, когда мучу соседского кота, то вряд ли здесь можно говорить о позитиве.

Точно так же и со стыдом. Если я по какой‑то причине стыжусь своей внешности и из‑за этого стараюсь не выходить из дома, это нездоровая форма стыда. А если я стыжусь того, что в университете изменял своей девушке, и это помогает мне не подрывать текущие отношения, то мой стыд полезен.

Возьмите на заметку 💞

Проблема в том, что многие испытывают стыд по неверным причинам. Большинство из них связаны с семьёй и культурой, в которых мы росли. Например, если в детстве вас критиковали за смешной нос, вы можете вырасти с жутким комплексом и потом делать одну пластическую операцию за другой. Если над вами смеялись из‑за вашей чувствительности, вы можете стать жёстким и эмоционально закрытым. Если вы выросли в религиозной секте, где стыдили за любую мысль о сексе, сексуальные желания и во взрослом возрасте могут вызывать стыд.

Что делать с чувством стыда

Откажитесь от нездорового подхода, к которому нас всех так и тянет, — закопать стыд поглубже и делать вид, что его нет. Подавление эмоций вообще вредно , а отрицаемый стыд будет только усиливаться.

Вместо этого сделайте всё наоборот: посмотрите на корни своего стыда и оцените, полезен он или нет. Если да, постарайтесь принять его, если нет — избавиться от него и начать сначала.

1. Отделите свой поступок от своей личности

У всех нас есть сожаления, все мы совершаем глупости, иногда подводим других или себя. Но то, что вы когда‑то облажались, ещё не значит, что вы полный неудачник и вообще плохой человек.

Вы можете учиться на ошибках, использовать свои провалы в качестве мотивации для роста и даже помогать другим, делясь своим опытом. Так что постарайтесь поменять мысль «Я плохой человек» на «Я совершил(-а) плохой поступок».

И в целом старайтесь быть добрее к себе. Когда ваш друг совершает ошибку, вы, скорее всего, не начинаете считать его негодяем, а понимаете, что он просто оступился. Но на самих себя такой подход почему‑то распространяется не всегда. Помните об этом и будьте себе другом.

2. Поймите настоящую причину своих действий

Вряд ли вы подорвали рабочий проект, потому что вы ужасный злодей. Может, вы чувствовали, что вас на работе не ценят и не уважают, и не хотели стараться. Может, вы злились на что‑то и приняли импульсивное решение. Может, вы три дня не спали и в самый неподходящий момент просто потеряли способность что‑либо делать.

В любом случае, приняв причину своего постыдного поступка, вы поймёте, что сделать, чтобы измениться к лучшему.

3.

Извлеките урок

Стыд и чувство вины могут стать мощными источниками мотивации для работы над собой. Они побуждают нас становиться лучше. Указывают, что мы сделали не так в прошлом, чтобы мы не повторяли этого в будущем.

Так что стыд может стать мудрым учителем. Прислушивайтесь к его урокам, даже если его манера преподавания не очень‑то приятна.

Станьте мудрее 🧘

4. Поделитесь своими ощущениями

Вопреки тому, что говорят нам инстинкты, открытое признание своего стыда и смущения обычно вызывает сочувствие окружающих, а также укрепляет отношения. Подобный эффект мы получаем, когда, напившись вместе с другом, плачемся у него на плече.

Если ваш стыд иррационален, то есть вы стыдитесь того, чего и не стоило бы, — рассказав о нём, вы почувствуете, насколько он не обоснован. Вы увидите, что люди над вами не смеются, мир вас не ненавидит, а небеса не рушатся. Это может привести к переосмыслению своих взглядов, росту самооценки и улучшению самочувствия.

Если вы действительно совершили нечто постыдное, то, поделившись беспокоящим чувством, вы откроете себе дорогу к прощению. Теперь ваша ошибка будет помогать вам становиться лучше, а не тянуть вас назад.

5. Учитесь видеть в стыде отражение своих ценностей

То, какие у вас ценности, определяет то, чего вы стыдитесь. Здоровые ценности порождают здоровый стыд, и наоборот. Например, если вам стыдно оттого, что вы не помогли другу, когда он в вас нуждался, это говорит о том, что для вас важно быть человеком, на которого можно положиться. Стыд поможет вам действовать исходя из этого: честно поговорить, извиниться и быть рядом в будущем.

А если вам неловко потому, что у вас не такие дорогие туфли, как у коллег, это сигнализирует о том, что для вас важнее одобрение окружающих, чем уважение к себе и своим вкусам. Стыд поможет заметить это и пересмотреть свои ценности. Главное — помнить, что эмоции не корень ваших проблем, а отправная точка для их разрешения.

Читайте также 🧐

8.4. Стыд. Психология общения и межличностных отношений

8.4. Стыд

Одним из проявлений смущения является стыд. О нем писал еще Аристотель в «Риторике» (гл. VI, параграф 1): стыд — это такое неприятное чувство, которое ведет к дурной славе. Он отметил важный момент в понимании природы стыда: никто не стыдится младенцев и животных, и стыд, ощущаемый нами в присутствии других людей, соразмеряется с тем уважением, которое мы имеем к их мнению. Известно, что римляне и римлянки не стыдились своих рабов. Спиноза понимал стыд как печаль, сопровождаемую представлением о своем действии, которое подлежит осуждению со стороны других. Но и Аристотель, и Спиноза, как отмечает К. Д. Ушинский (1974), не отличали стыд от раскаяния, а между тем, считает он, различия между ними весьма существенные.

По этому поводу он пишет: «Раскаиваться мы можем и тогда, когда уверены, что никто не узнает о нашем поступке, и не имея в виду мнения других людей; стыд же при таком условии невозможен. Еще яснее выражается различие между раскаянием и стыдом в той борьбе между этими двумя душевными состояниями, которую мы нередко можем заметить и в себе, и в других. Весьма обыкновенно то явление, что чувство стыда побуждает человека скрывать свой поступок, а чувство раскаяния побуждает открыть его» (с. 409).

К. Изард (2000) пишет, что стыд — это осознание собственной неумелости, непригодности или неадекватности в некой ситуации или при исполнении некоего задания, сопровождаемое негативным переживанием — огорчением, беспокойством или тревогой. Это определение стыда мне представляется неправильным. Осознание собственной неумелости — это лишь повод для возникновения эмоции стыда, а не сам стыд, а основное негативное переживание при стыде — не огорчение и не беспокойство, а смущение. Не забив гол из трудного положения, футболист не испытывает стыда, но огорчается.

Стыд у него может появиться в том случае, если он не попадет в пустые ворота с близкого расстояния, что сумел бы сделать и новичок в футболе. Точно так же, вопреки утверждению Изарда, не всякий проигрыш ведет к неловкости, к стыду.

Стыд — это сильное смущение от сознания совершения предосудительного поступка или попадания в унизительную ситуацию, в результате чего человек чувствует себя опозоренным, обесчещенным. Стыд — это унизительное переживание, или, как пишет С. Томкинс (Tomkins, 1962), внутреннее мучение, болезнь души.

Феноменология стыда. При стыде все сознание человека сфокусировано на этом чувстве или положении (ситуации), в котором он оказался. Ему кажется, что все то, что он скрывал от посторонних глаз, неожиданно оказалось выставленным на всеобщее обозрение и он оказался нагим, беззащитным, беспомощным. Человеку кажется, что он стал объектом презрения и насмешек. От этого человек, как писал Ч. Дарвин, теряет присутствие духа, говорит нелепые вещи, заикается, страшно гримасничает, становится неуклюжим.

Неожиданную потерю самоконтроля при стыде отмечает и Э. Эриксон (Erikson, 1950). Поэтому стыд может вызывать отчаяние или гнев, которые иногда сопровождаются слезами. Гнев («ярость унижения») направлен в этом случае не только на себя, но и на осуждающего другого, поскольку именно он был сопричастен к ситуации, вызвавшей стыд, а следовательно, и он несет хотя бы частично ответственность за острое переживание стыда. По сути это защитная реакция, так как направляя гнев вовне, стыдящийся пытается восстановить ощущение владения ситуацией
(Lewis,
1971; Scheff, 1987).

Внешним выражением стыда может быть опускание головы и век (иногда глаза совсем закрыты, а иногда «бегают из стороны в сторону» или часто мигают; поэтому Аристотель приводит греческую пословицу «стыд живет в глазах»), отведение взгляда (а если человек этого не делает, то в народе говорят «бесстыжие глаза»), отворачивание лица в сторону. Человек испытывает стремление сжаться, сделаться маленьким, незаметным, «провалиться сквозь землю».

Типичным выражением стыда Ч. Дарвин считал покраснение лица, однако многие люди, испытывая стыд, не краснеют. Очевидно, имеет значение индивидуальная вегетативная реакция, преобладание симпатического или парасимпатического реагирования. Кроме того, показано, что у детей и подростков покраснение наблюдается чаще, чем у взрослых. Очевидно, это связано с тем, что с возрастом человек научается контролировать экспрессию своих эмоций.

Помимо покраснения лица переживание стыда сопровождается и другими вегетативными изменениями. Люди, пережившие его, отмечают, что у них наблюдались учащение пульса («колотящееся сердце»), перебои дыхания, специфические ощущения в животе.

Порог эмоции стыда обусловлен тем, насколько чувствителен человек к отношению к себе и к мнению о нем со стороны окружающих его людей.

Стыд может иметь следующие причины.

1. Осознание допущенной ошибки при встрече с незнакомым человеком: многим приходилось переживать ситуацию, когда, увидев на улице человека, мы признаем в нем знакомого и здороваемся с ним, но потом неожиданно понимаем, что обознались.

2. Критика, презрение, насмешка со стороны других или себя самого.

3. Осознание того, что высказанное или совершенное неуместно, неправильно или неприлично в данной ситуации.

Учитель истории, прежде чем выставить нарушителя дисциплины из класса, имел обыкновение делать замысловатый жест рукой, указующий на дверь. Этот жест очень нравился одному ученику, сидевшему напротив учителя на первой парте. Однажды, когда учитель назвал фамилию очередного нарушителя с намерением выставить его за дверь, ученик повернулся к этому нарушителю и, опередив учителя, проделал его знаменитый жест. Возникла долгая пауза, после которой ученик сообразил, что он передразнил учителя, и готов был сгореть от стыда.

4. Чрезмерная или неуместная похвала, о чем писал еще Ч. Дарвин. Правда, здесь нужно учитывать, что стыд вызовет лишь та похвала, которая воспринимается самим субъектом как незаслуженная. В противном случае похвала вызовет лишь смущение, сочетающееся с радостью, но не стыд.

Один школьник, поленившись прочитать литературное произведение, по которому нужно было написать домашнее сочинение, решил отделаться «малой кровью» и своими словами изложил то, что было написано по поводу этой книги в учебнике по литературе. Учительнице его сочинение почему-то понравилось, и на следующем уроке она стала хвалить его, сказав при этом: «Сразу видно, что ты, пожалуй, единственный в классе, кто до конца прочитал это произведение». Эта реплика очень смутила ученика, которому стало стыдно перед товарищами, знавшими, как он писал сочинение, и он стал доказывать учительнице, что не читал книгу, а сочинение писал на основе учебника. К сожалению, его выступление было не столь убедительным, как написанное им сочинение, и учительница осталась при своем мнении.

5. Раскрытый обман.

6. Грязные, аморальные мысли.

7. Переживание за дорогого и любимого человека, попавшего в неловкую для него ситуацию или совершившего проступок. Родители, например, могут испытывать стыд за поступок своего ребенка.

Однажды, принимая гостей, родители выставили к чаю коробку шоколадных конфет. Одна гостья открыла коробку и взяла конфету. Поднеся ее ко рту, она вдруг заметила, что конфета надкушена. Тогда она положила эту конфету обратно и взяла другую. Та тоже оказалась надкушенной, как и третья и все последующие. Гостья с обидой в голосе спросила родителей: зачем же они угощают надкусанными конфетами? Родители, ничего не подозревавшие о том, что их сын уже попробовал все конфеты, но так, чтобы этого не заметили, естественно, были очень смущены. Им было стыдно не только за свою оплошность, но и за поведение своего сына.

8. Несостоятельность человека в той или иной ситуации, невыполненные обещания и обязательства.

9. Негативное представление о какой-то своей особенности (полноте, длинном носе, оттопыренных ушах), привлекшей внимание других; при этом негативное представление об одной черте легко генерализуется до представления о своей личности в целом.

С точки зрения Х. Льюис (Lewis, 1971), универсальной предпосылкой стыда является невозможность соответствовать своему идеальному Я. Переживание стыда, отмечает она, возможно лишь на фоне эмоциональной связи с другим человеком, причем с таким, чье мнение и чьи чувства имеют особую ценность.

Природа стыда. Является ли стыд самостоятельной эмоциональной единицей или же он представляет модификацию другой базовой эмоции или эмоционального состояния — страха, тревоги, печали? Если рассматривать его как социальную эмоцию, то более правомочна вторая точка зрения, если же признать стыд биологической эмоцией, то верной должна быть первая точка зрения. Но тогда стыд должен быть и у животных, чему нет никаких прямых доказательств, хотя Ч. Дарвин полагал, что животные способны к проявлению смущения и стыда, и приводил примеры стыдливого и смущенного поведения собак.

К. Д. Ушинский настаивал на врожденной природе стыда и по этому поводу писал: «Отличив чувство стыда от чувства раскаяния и чувства совести… мы уже легко поймем, в чем состоит ошибка тех мыслителей, которые, замечая, как различны предметы стыда у различных людей и различных народов, считают самый стыд за какое-то искусственное произведение человеческой жизни: не признают его за самостоятельное, прирожденное человеку чувство, полагая, что чувство стыда образуется оттого, что человека стыдят тем, что признано постыдным в том или другом кругу людей, а не потому, что человеку врождено стыдиться. Это мнение, повторяющееся очень часто, ссылается обыкновенно на те несомненные явления, что то же самое, чего стыдятся одни, нисколько не кажется постыдным для других, и даже одни часто хвалятся тем, чего другие стыдятся. Это явление действительно не подлежит сомнению. Иной стыдится бездеятельности, другой стыдится труда и хвалится тем, что он ничего не делает. Один стыдится разврата, другой хвастает им, один стыдится женственности в характере, другой самодовольно выставляет ее напоказ. Это явление разнообразия и часто противоположности предметов стыда выразится еще яснее, когда мы будем изучать различие и часто противоположность представлений, вызывающих это чувство у различных народов, и особенно у народов, стоящих на различной степени образования. Трудно себе представить, что можно, например, стыдиться надеть платье, а между тем есть именно дикари, которые, не стыдясь своей наготы, стыдятся платья, и есть другие, которые почитают за величайший стыд открыть свое лицо и оставляют открытым все тело или, считая за позор невиннейшие действия в глазах европейца, считают в то же время невинными действиями такие, от которых краснеет самый беззастенчивый европеец.

Все эти факты, — продолжает Ушинский, — доказывая, что люди стыдятся не одного и того же, доказывают в то же время, что все люди чего-нибудь да стыдятся: всякий же стыдится того, что признается постыдным в кругу людей, мнение которых он уважает. Следовательно, предметы стыда даются человеку историей и воспитанием, но самое чувство стыда дано ему природою.

Словом, от чувства стыда так же нельзя отделаться, как нельзя отделаться от чувства страха. Самые понятия о предмете стыда могут быть страшно извращены, но стыд останется. И представления, возбуждающие гнев и страх, также часто бывают различны и даже противоположны, но от этого и гнев, и страх не перестают считаться чувствами, общими всем людям и даже животным» (с. 409–410).

Однако биологическая роль стыда в этом случае не вполне понятна. Легче обосновать, что стыд является трансформированной в результате социализации биологической эмоцией страха (тревоги) за свое Я. С этой точки зрения, стыд можно рассматривать как боязнь потерять самоуважение и уважение других (К. Д. Ушинский писал о «чувстве какой-то тревоги в нервах»). Не случайно клиническое понятие тревожности часто включает в себя застенчивость, а презрение со стороны другого или самого себя так легко вызывает переживание стыда (как указывает К. Изард, последнее особенно характерно для японцев по сравнению с другими нациями — американцами, немцами, французами, шведами и др., что еще раз демонстрирует роль социальных факторов в проявлении этой эмоции). В соответствии с такой трактовкой можно понять определение стыда А. Модильяни: стыд — это утрата ситуационного самоуважения.

Появление стыда в онтогенезе. С. Томкинс считает, что стыд может переживаться уже младенцами в возрасте 4–5 месяцев, т. е. с того момента, когда они научаются отличать чужие лица от материнского. Вначале ребенок радуется любому появляющемуся перед ним лицу. Когда же он начинает распознавать незнакомые лица, эта радость прерывается, так как он узнает, что вместо матери он видит чужое лицо и что, следовательно, он напрасно стал радоваться. По Томкинсу, это и является поводом для возникновения стыда. Если ребенок часто переживал такие неприятные ощущения, он постепенно понимает, что встреча с незнакомцем всегда вызывает стыд. Гипотеза довольно смелая, но малоправдоподобная. Вряд ли в таком раннем возрасте ребенок может переживать стыд. Да и позже ребенок может бояться незнакомого лица или смущаться при обращении к нему незнакомого человека (маленький ребенок прячется за юбку матери), но с какой стати ему стыдиться? Он еще недостаточно социализирован и не знает, «что такое хорошо, а что такое плохо». Это он еще должен узнать, усвоить установки, даваемые ему взрослыми. Взять хотя бы такой факт в познании друг друга мальчиками и девочками, как исследование половых органов у представителей противоположного пола: 4-5-летние дети охотно демонстрируют их друг другу, не испытывая при этом никакого стыда. Да и поведение взрослых нудистов тоже свидетельствует, что порог стыда устанавливается конкретным сообществом людей, т. е. социальными нормами поведения. По Томкинсу же получается, что стыд чуть ли не генетически обусловлен.

Очевидно, переживание стыда не может появиться раньше, чем начнет формироваться образ Я. Этой точки зрения придерживается Хелен Льюис. В одном из исследований (Lewis et al., 1989) было установлено, что признаки появления образа Я наблюдаются у детей лишь в возрасте 15–18 месяцев. Приблизительно этому же возрасту (22 месяца) соответствует и появление первых признаков поведенческого паттерна неловкости и стыда, и то не у всех наблюдавшихся детей, а только у четверти из них. Отсюда Х. Льюис с соавторами делают вывод, что переживание стыда базируется на чем-то вроде знания о самом себе. Вообще же вопрос об онтогенезе стыда остается белым пятном.

Роль стыда. К. Изард отмечает, что приспособительная роль стыда не так очевидна, как в отношении некоторых других эмоций. На первый взгляд эта эмоция имеет для человека только отрицательное значение. Однако такая оценка, по мнению автора, не совсем точна. Он предполагает, что стыд может выполнять некоторые жизненно важные функции. Стыд делает человека восприимчивым к эмоциям и оценкам окружающих. Он убеждает членов коллектива, что данный человек восприимчив к критике. Стыд способствует развитию и поддержанию конформности по отношению к групповым нормам. Он также способствует общительности, действуя как ограничитель эгоцентризма и эгоизма, и таким образом поощряет стремление к созданию положительных отношений с другими людьми.

Изард предполагает, что стыд играет важную роль в половой жизни. Несильно выраженная застенчивость женщин вызывает сексуальное возбуждение мужчин и, возможно, уменьшает их агрессию в отношении женщин. Эмоция стыда заставляет искать уединения для сексуальных отношений, что способствует укреплению социального порядка и гармонии.

Фиксация внимания на себе во время стыда усиливает самокритику, заставляет осознавать свои внутренние противоречия, что способствует формированию более адекватного образа Я. Человек начинает лучше понимать, как он выглядит в глазах других.

Мне представляется, что стыд также играет роль «внутреннего» наказания и именно поэтому так велико его значение в мотивационном процессе. Избегание стыда может быть мощным мотиватором поведения. Угроза стыда, позора заставляла в прежние времена идти на дуэль, а в настоящее время дает людям силы во время войны пренебрегать болью и идти на смерть. Во избежание стыда от своей никчемности человек начинает развивать свои физические и нравственные качества, приобретать знания, овладевать умениями и профессией. Наконец, во избежание стыда человек культурно развивается, соблюдает правила приличия и гигиены ит.д.

В то же время не следует злоупотреблять стыдом в процессе воспитания ребенка. Если ребенка часто стыдят или наказывают за проявление стыда, у него развивается недоверие и боязнь людей. Чрезмерные усилия ребенка, направленные на избегание стыда, могут привести к отгораживанию его от всех эмоций, что сделает его жестким и ограниченным. Последующие переживания стыда будут у него исключительно интенсивными и психотравмирующими.

Преодоление стыда. Для борьбы со стыдом используются защитные механизмы отрицания, подавления и самоутверждения (Lewis, 1971).

Отрицание выступает в роли оборонительного сооружения на пути стыда: человек отрицает существование или значимость источника стыда. Человек может отрицать и само наличие у него стыда. Однако при этом он должен убедить себя в этом.

Подавление как механизм защиты состоит в том, что люди стараются не думать о смущающих ситуациях, о ситуациях, связанных с переживанием стыда.

Самоутверждение заключается в том, что человек путем развития каких-то сторон своего Я пытается сделать себя более привлекательным, чтобы отвлечь внимание других от своих недостатков (например, маленького или слишком высокого роста), развивая интеллект, достигая высот в спорте и т. д.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

«Я боюсь причинить неудобство другим людям»: когда на самом деле стыдиться не за что

— Это нужные люди, — приговаривала мама, вытирая полотенцем хрустальный бокал.

Родители часто приглашали домой гостей. Пятилетняя Оля любила такие взрослые вечеринки. Ей разрешали ложиться спать на целый час позже, а гости наполняли карманы ее платья шоколадными гостинцами.

Когда разговоры и смех за столом густо перемешивались со звоном бокалов и стуком вилок, Оля просачивалась под стол и начинала хватать гостей за ноги. Тетя в блестящих колготках взвизгивала от неожиданности, подпрыгивая на стуле, а дядя понарошку хмурил брови и заглядывал под скатерть, грозя пальцем. Девочка заливалась смехом, подбираясь к следующим ногам.

Реклама на Forbes

Но игра обрывалась, когда под скатертью появлялась мамина напряженная рука и показывала «иди-ка сюда». С неловкой улыбкой на лице мама увлекала Олю в сторону и цедила:

— Немедленно прекрати, как тебе не стыдно! Ты позоришь нас с папой перед гостями. Разве хорошая девочка может так себя вести? Что люди скажут?!

В такие моменты у Оли голова вжималась в плечи, сухой язык прилипал к небу. Хотелось раствориться-рассыпатьсяисчезнуть, немело тело. Девочка не могла ничего сказать и двинуться с места. Она хлопала глазами, глядя на маму снизу вверх и не понимая, почему ей нельзя играть…

Да, Оле становилось стыдно. И она могла лишь догадываться после маминых слов о своей «неправильности».

Когда Оля в тридцать пять лет приходит ко мне в кабинет, садится в коричневое кресло и начинает рассказывать, я уже знаю, что ее мама не брала на себя труд разъяснять нюансы.

Тогда маме было важно спасти свою «репутацию», пристыдив и тем самым угомонив ребенка.

И это получилось — все, можно праздновать дальше. Но почему Оля помнит все это уже тридцать лет?

Оставаясь в одиночестве и не понимая, что же такого ужасного она натворила, Оля сама делала выводы. В ее маленькой голове складывался простой пазл:

«Когда я рассказываю стишок с табуретки или помогаю маме принести салат — я хорошая. А когда хочу играть с гостями и мне весело — плохая… Я не должна быть плохой девочкой равно я не должна веселиться. Потому что мама злится».

Дзинь! Гвоздик забит.

Не подавлять, а контролировать: как обуздать родительский гнев 

***

И здесь у меня как у психолога возникает вопрос о принадлежности чувства стыда. Чей же он — мамин или ваш? Стыд всегда появляется рядом с чьим-либо мнением, особенно непрошеным. Достаточно одной коротенькой фразы или въедливого словца, чтобы обездвижить вас, «забить» стыдом, как гвоздь забивают в доску.

Вам знакомо: «как тебе не стыдно!», «бесстыдница, не смотри туда!», «бессовестный, как ты смеешь!», «э-э-эх, постыдились бы…», «ты же мальчик, как тебе не стыдно плакать!»?

Реклама на Forbes

Стыдом вас «кормили» с детства, как противной склизкой кашей, которая в горло не лезет: «Сказано — полезно. Ешь! Мои родители ели, я ел, и ты будешь. Все полезно, что в рот полезло!» Но никто не пытается разобраться, из чего эта каша сделана, чем и кому полезна.

Дети беззащитны перед «варевом», именуемым стыд. Они просто «едят», впитывают и научаются стыдиться, даже когда это вовсе не к месту.

Один из ингредиентов этой каши — «тебе должно быть стыдно!». Должно? Одну минуточку — кому «должно»?

Мой французский коллега, гештальт-терапевт Жан-Мари Робин говорит об этом процессе так: «Я тебе говорю, что ты должен чувствовать, а меня это не касается, я ни при чем».

Удобно, не правда ли?

Реклама на Forbes

Что я слышу в своем кабинете от уже взрослых «Оленек», «Сереж» и «Анечек», которых научили стыдиться в детстве: «Мне неловко беспокоить человека».

«Я боюсь причинить неудобство другим людям». «Мне стыдно, что я не знаю этого». «Главное, чтобы ему хорошо было, а я уж как-нибудь обойдусь».

«Мне придется пойти на день рождения к тете, хотя я не хочу. Перед мамой неловко».

«Я никому не рассказываю, что муж изменяет мне. Стыдно».

«Я стесняюсь попросить».

Реклама на Forbes

Вам неловко… Вы чувствуете себя лишними, недостойными, неуверенными, как будто вы меньше и хуже других. Еще у вас нет возможности порадоваться, когда этого хочется от всей души. Вы погружаетесь в стыд и не можете разрешить себе насладиться удовольствием. Бывает даже, вам хочется опустить глаза и застыть в неловкости, когда рядом веселятся, прыгают от радости и обнимаются другие люди.

— Стыд забирает меня у меня, — говорит Оля на консультации. — Всплеск радости растекается по всему телу теплыми волнами, но дойдя до горла, сворачивается в горький ком. Эта горечь отравляет кровь, как яд.

— То есть тебе не удавалось в своей жизни никогда порадоваться на сто процентов?

— Да, точно… Моя радость не течет, она превращается в нечто тихонечко булькающее внизу живота. И я не могу ей довериться. Ощущение, что это буду не я, если дам волю эмоции. Как будто я исчезну, потеряюсь или даже умру. Поэтому я сдерживаю свою радость.

— А что появляется вместо твоей сдержанной радости?

Реклама на Forbes

Оля медленно перебирает кусочки разорванной салфетки на подоле бирюзовой юбки.

— Страх. Мне страшно, — говорит тихо.

Психика делает такую энергозатратную работу только ради того, чтобы не встретиться с токсичным стыдом. Потому что чувствовать себя не принятым собой же и правда страшно. А если страшно, значит, небезопасно.

Жертвы традиции: как патриархат вынуждает женщин становиться эмоциональной обслугой 

Вы бываете разными: веселыми, злыми, грустными, боязливыми, завистливыми, любящими, ненавидящими, тоскующими, жалеющими себя, беспомощными, ошибающимися, любопытными, отчаянными, заботливыми, радостными, сопереживающими. Вы имеете право на все состояния души, чувства и переживания, которые просто возникают, вне зависимости от того, нравится это кому-то или нет.

Реклама на Forbes

И вы умеете жонглировать этими «разностями» в зависимости от того, кто сейчас с вами на арене. Приходится, ведь вы живете в социуме. У кого и как настроен механизм регулирования, зависит от ряда факторов — вашего психотипа личности, характера, темперамента, воспитания, уровня культуры, интеллекта, окружения, ментальности.

Личность растет и воспитывается на протяжении всей жизни. Только в детстве в этом процессе активное участие принимают близкие и учителя. А вот взрослые уже сами «воспитывают» друг друга посредством обратной связи в своих отношениях, а также опыта — как желанного, так и непрошеного.

Как психолог я знаю, что ни одно чувство не возникает на пустом месте. Сотни раз в своем кабинете я видела людей, которые говорили: «Не знаю, почему я так чувствую. Просто так». А я не верю в «просто так», поэтому мы распутывали эту цепочку и всегда находили причину. Боже, как это освобождает! И каким бы тяжелым, болезненным ни было переживание, оно необходимо, чтобы мы могли отреагировать на раздражитель.

«Главное отличие голоса Стыдящего от голоса совести в том, что он не пытается ничего прояснить, пронаблюдать и расспросить. Он просто лепит ярлык — «Ты неправильный, ты не будешь принят мною и обществом таким, каким являешься сейчас».»

У стыда бывают оттенки. Чувство неловкости, смущения и того же стыда срабатывают как автоматический шлагбаум в моменты, когда вы рискуете оказаться в социально неприемлемой ситуации, а также когда ваше поведение и слова могут причинить дискомфорт или страдания другому человеку. Стыд сигналит. Если вы все же не совладали с собой и накричали на старушку в очереди или, будучи в подпитии, голышом сплясали на площади, то благодаря чувству стыда вы сделаете правильные выводы и больше не повторите подобный опыт.

Стыд — Великий Регулятор. Это его плюс. Но есть и другая сторона — токсичная.

Реклама на Forbes

На токсичной стороне расположились ситуации, в которых стыдиться не за что, а все равно стыдно. И всю эту возню возглавляет непрошеный Стыдящий внутри вас. Им может оказаться кто угодно — близкий родственник, учитель, кондуктор, дворник. Стыдящий уверен: он привносит свой бесценный вклад в перевоспитание «недочеловека», при этом он отбирает у вас право быть живым и разным.

Когда мы разные, когда живые, у нас строятся настоящие отношения. Вы видели слезы мужчины, который впервые берет на руки новорожденную дочку? Вы слышали дрожащий голос участника конференции, которому вручают награду? Кроме «я очень взволнован» он долго не может ничего вымолвить. «Меня как заблокировало… Ты такая красивая», — говорит парень на первом свидании девушке, почти не глядя на нее. И вдруг он превращается из «странного» в искреннего и открытого.

Ваша разность и живость — это не только право, это еще и красивое проявление личности.

Главное отличие голоса Стыдящего от голоса совести в том, что он не пытается ничего прояснить, пронаблюдать и расспросить. Он просто лепит ярлык — «Ты неправильный, ты не будешь принят мною и обществом таким, каким являешься сейчас».

Под указкой Стыдящего может стать стыдно за свои естественные состояния и потребности.

Реклама на Forbes

Стыдно за то, что почувствовал страх или растерялся, когда остановила полиция. Стыдящий уже шлепнул ярлык «Слабак».

Стыдно за то, что не хочешь делиться чем-то личным, кровным, дорогим твоей душе. Например, не даешь подруге надеть на вечеринку свое любимое платье. От Стыдящего прилетело: «Жадная».

Стыдно за то, что сейчас ты слаб и нуждаешься в поддержке. Стыдящий уже подсуетился рассказать о твоей неправоте и дал свою бездарную инструкцию к действию: «Не думай об этом. Возьми себя в руки!» Ну и что, что вчера ты похоронил любимую собаку…

Стало стыдно за то, что пустился в пляс и завизжал от неожиданной радостной новости! Стыдящий нацарапал на столе: «ЭТО НЕПРИЛИЧНО».

Стыдящий путает устыжение с поддержкой.

Реклама на Forbes

Он не вникает в нюансы ситуации. А зачем ему? Это же доставляет хлопоты и напрягает. Он «все знает», он «всегда прав», да что уж там мелочиться — он «идеален»! Ему так проще.

Вот как это бывает.

Много лет назад я перенесла хирургическую операцию в области живота. После снятия швов стала осторожно, неуверенно, на маленькие расстояния передвигаться по улицам.

Рана еще болела, и я с трудом могла полностью выпрямиться, но врач говорил, что гулять необходимо.

Как-то мне пришлось воспользоваться трамваем. Я с трудом преодолела ступеньки и упала на первое попавшееся свободное место. Подошел кондуктор. Знаете этот взгляд, под которым хочется уменьшиться до размеров ноготка и спрятаться в потайном кармане собственной куртки? В глазах женщины считывалась готовность к броску. Она сунула мне билетик и нарочито громко, чеканя слова и выдерживая театральные паузы, извергла:

Реклама на Forbes

— Уступила бы место бабушке. Стыдно должно быть! Такая молодая, где только воспитывают?..

Я растерянно нащупала взглядом бабушку, стоявшую чуть позади меня, и обратилась к ней:

— Простите, не могу вам уступить место, я только после операции, мне тяжело стоять. Возможно, вам уступит место кто-нибудь другой.

Похоже, бабушка изначально не претендовала на чье-либо место, к тому же ей сразу уступил сиденье кто-то другой.

А вот кондуктор не собиралась размыкать челюсти:

Реклама на Forbes

— Ишь, чего удумала: «после операции» она! Фантазерка! Постыдилась бы врать людям в глаза. Тьфу! Ни стыда ни совести!

Ну и, конечно, как водится в подобных ситуациях, к скандалистке подключилась группа поддержки. В накалившейся атмосфере вагона защебетали про бесстыжую молодежь, будущую мать (то есть про меня) и катящийся в безнадежность мир.

Я была среди людей и в одиночестве. За окном плыла весна. Я тихонько плакала. Было обидно и стыдно не потому, что сделала что-то плохое, а потому что застыдили, отвергли. Вроде как я — вне общества, плохая и неправильная. Есть в этом чувстве что-то иррациональное, похожее на маленькую смерть…

А кондуктор «всегда прав»: бабушки должны сидеть, а девушки стоять. Разве возможны иные варианты? И, конечно, кондуктор «все знает» про девушек с зашитыми животами. «Бесстыдница» поставлена на место и облагодетельствована уроком жизни No. Поддержка народа получена, долг перед трамваем выполнен, перед нами «кондуктор года»! Едем дальше.

С больной головы: женщины, изменившие наше отношение к психическому здоровью 

Реклама на Forbes

Стыдящий есть и у вас. Если не в реальном времени, то застрявший в памяти, как подкожный клещ. И даже когда человек остается наедине со своими мыслями, его может подрезать стыд.

Со временем забывается взгляд, слова и образ самого стыдящего. Но остается токсичность, которая бесконтрольно разливается внутри, даже когда стыдиться абсолютно не за что.

Вернемся к истории Оли, чтобы посмотреть, что можно делать вместо устыжения ребенка. А чуть ниже я расскажу, как можно избавиться от стыда, когда вы уже взрослый.

Девочка не понимала, почему стала вдруг плохой для мамы. Если посмотреть на ситуацию со стороны, то ничего социально неодобряемого не происходило. Ребенок пытался поиграть с гостями, никто не злился, даже замечаний не делал. Но мама, как интеллигентная женщина и заботливая хозяйка, должна была следить за благополучием своих гостей. А еще она хотела оставаться хорошей матерью, у которой растет культурная дочь. Это понятно. И даже можно согласиться с тем, что игра девочки в какой-то момент все же могла доставить неудобство кому-то из присутствующих, люди разные. Допустим. Ребенка нужно воспитывать.

Стыдящий есть и у вас. Если не в реальном времени, то застрявший в памяти, как подкожный клещ. И даже когда человек остается наедине со своими мыслями, его может подрезать стыд.

Где же нестыковка? Вот здесь: мама знала, к чему может привести такая игра, а Оленька нет. Мама — взрослая женщина с жизненным опытом, она способна была предположить варианты развития событий, а Оленька ничего просчитывать не умела. Маме было важно, что про нее подумают люди, а ребенку — повеселиться, ведь он живет ощущениями здесь и сейчас. Маме тридцать, а Оленьке пять.

Реклама на Forbes

Как было бы хорошо для Оленьки? Какие слова мамы помогли бы ребенку понять ситуацию, а не заставили захлебываться стыдом?

Простое пояснение: почему нельзя играть именно так, какие могут быть последствия. Например, нарисовать сюжет: тетя от неожиданного прикосновения к коленке может резко вздрогнуть, уронить вилку со свекольным салатом на свою любимую светлую юбку и расстроиться. Затем мама могла поинтересоваться у дочки: «Ты хочешь, чтобы наши веселые гости расстраивались?» О нет! Оленька любит гостей и точно не хочет, чтобы у них испортилось настроение.

А еще девочке хочется, чтобы мама заметила ее настроение. И чтобы у нее осталось право на игру. Возможно, в другой форме, например хватать за ноги только маму с папой и родного дядю Борю, который на все согласен ради любимой племянницы, — в общем, людей понимающих и подготовленных к неожиданности.

При таком развитии сюжета мама, гости и Оленька остаются при своих интересах. И никаких «гвоздей».

Итак, вывод.

Реклама на Forbes

Вместо того чтобы стыдить ребенка, будет лучше:

— Сделать подробную раскладку ситуации, описать в красках: что происходит, к чему это может привести и как на это среагируют другие люди. Предложить ребенку встать на место другого человека.

— Дать понять ребенку, что он замечен и принят в своем проявлении, желании. Не забирать у него моральное право быть разным. Он не должен быть всегда удобным для вас.

— Вместе поискать способ делать то же самое, но без последствий для окружающих, или предложить альтернативу. Зачастую устыжение ребенка — это следствие родительской лени, спешки, плохого настроения, а также банального нежелания сделать пару шагов навстречу и разобрать ситуацию на понятном ребенку языке.

А как быть со стыдом взрослого человека? Ведь почти у каждого наберется своя горстка таких «гвоздей». Как можно помочь себе выдернуть «гвоздик» и отобрать молоток у того, кто замахивается, чтобы забить новый?

Реклама на Forbes

Четыре шага к тому, чтобы перестать стыдиться, когда стыдиться нечего:

— Осознанно посмотрите на ситуацию. Вам есть за что стыдиться? Так ли это? Вы сейчас делаете нечто социально неприемлемое? Дайте четкое название происходящему, или проще — назовите вещи своими именами. И тогда вы сможете сказать себе: «Я в порядке, я справляюсь».

— Определите, в каком состоянии вы сейчас находитесь или какую потребность испытываете. Человек в принципе может такое переживать? Право имеет? А вы имеете право? «Со мной такое иногда случается. Да, так бывает, потому что я живой человек, а не компьютерная программа». Дайте себе право быть разным.

— Найдите стыдящего. Кто стыдит в данный момент — конкретный человек или некий образ из прошлого? Если предыдущие два шага пройдены гладко, то логично вывести, что стыд принадлежит не вам. «Я — здесь и сейчас. Мне хватает сил, опыта и уважения к себе, чтобы не надевать на себя чужие чувства».

— Верните стыдящему его стыд обратно: «Это не мой стыд, а твой. Забери его обратно. С меня достаточно. Теперь я выбираю сам, как оценивать свои поступки!»

Реклама на Forbes

Пробуйте, осознавайте! И смело реализовывайте свое право быть настоящим и разным.

13 идей для выходных: что делают в свободное время успешные люди

13 фото

Стыд и вина

Часто  в процессе работы с клиентами приходится сталкиваться с их чувствами стыда и вины. Особенно часто с этими чувствами сталкиваются зависимые и созависимые люди. Стыд и вина – очень личные темы, и поэтому терапия, вторгающаяся в эту область, затрагивает эмоции обоих участников — и клиента, и терапевта.

Все общество пронизано стыдом и виной. Эти два понятия в нашем сознании зачастую перемешаны.

Чувство вины вызывается центральным конфликтом между нашими эгоистическими побуждениями и противостоящими им силами внутри нас, которые пытаются контролировать и перенаправлять эту энергию на социально приемлемые цели. Чувство вины наказывает индивида изнутри, когда он хотя бы задумывается о том, чтобы повести себя асоциальным образом. Стыд  появляется всякий раз, когда люди чувствуют себя глубоко смущенными, униженными или ничего не стоящими. И хотя и стыд, и вина имеют и позитивные функции, чаще всего приходится иметь дело с клиентами, которые сталкиваются с избыточными количествами этих чувств.

Такие «связанные стыдом» и «связанные виной» люди часто вырастают в семьях, излишне использующих стыд или вину в своем повседневном обиходе.

Самый простой способ различить эти два чувства – это помнить, что стыд затрагивает центральную идентичность клиента, его целостную структуру. В противоположность этому, вина относится к поведению человека. Стыдящийся человек думает: «Как Я мог совершить это?», а виновный – «Как я мог совершить Это?» Можно сказать, что стыд – это болезненное состояние осознания своей базовой дефективности как человеческого существа, тогда как вина – это болезненное состояние осознания, которое сопровождает свершившееся или замысленное попрание человеком общественных ценностей и правил.

При переживании неудачи стыдящимся человеком это событие ощущается как полный провал, конец жизни. Кризис стыда – духовный. Человек задается вопросом стоит ли ему жить дальше. Часто он чувствует несоответствие своим ожиданиям, которые в раннем возрасте были тем или иным способом внушены ему родителями. Например, с детства ему внушали, что он должен учиться только на «отлично», иначе его не будут любить.  И такой ребенок старается учиться на одни «пятерки». И вот если вдруг он получает «четыре» он испытывает огромный стыд. Он может быть уверен, что другие люди презирают его за его глупость.

Чувство вины – это реакция на этическое преступление, оно может быть сильно развито у некоторых людей и только минимально представлено у других. Чувство вины наиболее сильно у тех, кто вырос в высокоморальном окружении.

Отличительной особенностью стыда является то, что совершенно тривиальное и мелкое событие может вызвать непропорционально большую интенсивность этого чувства. Стыд ставит под сомнение базовую идентичность человека.

Виновного человека заботит в первую очередь то, что он совершил, а не его идентичность. Он может действительно удивляться, как он мог «пасть так низко», и ожидать сурового наказания за свое преступление, но обычно не станет задаваться вопросами о своем праве на существование. Чувство вины вызывается тем, что человек нарушает или собирается нарушить важные семейные или общественные нормы. Некоторые из них могут быть практически универсальными («Не убий», «Не укради»), другие – характерными для специфической субкультуры («Нельзя закладывать своих товарищей по группировке») или родительской семьи («Всегда слушайся своего отца»). Эти нормы описывают поведение, считающееся моральным: человек может уважать себя как моральную личность, если он им соответствует. Он может ожидать наказания, пропорционального тяжести вреда, нанесенного им сообществу, в случае, если он решает не подчиниться его командам.

Одной из причин, по которой стыд и вину можно спутать, является то, что человек может испытывать их одновременно. Тем не менее, определенные личности склонны больше к стыду или к вине. Одно и то же поведение может пробудить стыд в одном человеке, вину в другом и оба чувства в третьем.

Стыд и вина закладывается в период раннего развития ребенка. Стыд чаще всего ассоциируется с ранними эпизодами осознания ребенком, на стадии автономии, когда он осознает, что он – отдельный человек, который нуждается в родительском принятии и может легко его потерять. Основной страх развивающегося ребенка – это страх оставления. Он обнаруживает, что мир не вращается вокруг него, что есть желания и потребности, которые он не может удовлетворить сам. Оставление может быть физическим, когда ребенок не уверен, что мама вернется домой или эмоциональным, когда ребенок не чувствует заботы матери о себе; в виде пренебрежения  или злоупотребления. В результате  ребенок осознает, что любовь и привязанность, получаемая им в семье, может быть отобрана, возможно, неожиданно и несправедливо. Ребенок может прийти к выводу, что его невозможно любить. Часто родители прямо говорят: «Ты поступил нехорошо, ты  плохой, я не люблю тебя». Страх оставления, который он ощущает, невозможно уменьшить, потому что он больше не спрашивает себя, покинут ли его, а только когда и как это произойдет. Оставление становится несомненным для глубоко стыдящегося человека. Так или иначе, он, возможно, будет продолжать добиваться любви. Это может привести к погоне за эмоционально неподходящим партнером, чья любовь и принятие остаются недостижимыми или внезапно прекращаются. Строить близкие отношения может быть небезопасно, ведь всегда присутствует воображаемый страх отвержения. Взрослый стыдящийся человек будет испытывать сложности в интимных отношениях – ему стыдно доверить близкому свои мысли и чувства – ведь они ужасны.

Чувство вины развивается, когда ребенок начинает осознавать, что у него есть обязанности перед обществом или другими людьми, и поэтому он должен сдерживать свои эгоистические желания. Чувство вины связано с формированием совести.

Часто происходит перекрывание этих двух последствий развития. Например, когда ребенок демонстрирует агрессию, он, скорее всего, будучи наказан, услышит оба родительских комментария, как стыдящий («Посмотри на себя, как ты выглядишь? Тебе должно быть стыдно!»), так и обвиняющий («Не смей бить сестру, мальчики не должны бить девочек!»). Простое  критическое послание родителя: «Это плохо!» — может интерпретироваться ребенком и как стыдящее (что он в сущности своей дефектен), и как обвиняющее, если пресекается неприемлемое поведение. 

Стыд часто выражается в виде  мощных физических реакций: лицо вспыхивает, глаза опускаются вниз, в животе бурчит, колени слабеют. Жертва стыда может ощущать отсутствие контроля над своим собственным телом, что делает стыд еще более глубоким. Человек чувствует себя целиком видимым, как если бы каждый, кто смотрит на него, мог видеть его насквозь. Переживание стыда – это двойной удар: человек расстроен и тем, что он такой некчемный, и тем, что его дефективность всем очевидна.

Первичные же реакции на чувство вины – когнитивные и поведенческие. Человек непрерывно думает скорее о том, что он натворил, чем о том, кто он после этого. Боль виновности стимулирует его сделать что-нибудь, что улучшит ситуацию или компенсирует причиненный вред.

Умеренные чувства вины и стыда несут позитивные функции. Чувство вины служит сигналом, что человек находится в опасной зоне.  Его совесть, принявшая традиционные ценности, требует  отказа от своей агрессии или других неприемлемых в обществе проявлений. Основная ценность умеренного стыда в том, что он помогает  отслеживать наши отношения с миром. Когда мы оступаемся, теряя благосклонность мира, стыд говорит нам, что что-то всерьез не так —   такой стыд скорее активизирует, чем парализует.

Часто за помощью к специалисту обращаются люди, которым  излишний стыд или вина мешают функционировать на том уровне, на который они были бы способны, обладая оптимальным количеством этих чувств. Стыд часто «парализует» человека, и он как бы застывает в своем эмоциональном развитии. Причем, часто эти чувства не осознаются клиентом, с помощью тех или иных психологических защит человек пытается избежать той боли, которую приносит стыд. Люди жалуются на неудачу в  личных отношениях, неуспешность в карьере, излишнюю агрессивность, склонность к зависимому и созависимому поведению.  В результате психотерапии происходит осознание клиентом своих чувств стыда и вины, природы их происхождения, снижение чувств до переносимого уровня и освобождение от уничижающего их влияния на личность. Так же становится возможным принятие себя с этими чувствами. Взамен избытку вины и стыда появляется  здоровая гордость и чувство ответственности, способствующие улучшению качества жизни и в том числе преодоление зависимостей.

Анна Павлушкова


Стыд — сложно выносимое чувство

С этим чувством каждый из нас сталкивался неоднократно. Мы понимаем, в каких ситуациях оно возникает, а в каких — нет. Для чего нужно это чувство? Что с ними происходит в момент, когда мы его испытываем? Хотелось бы свести к минимуму проявление стыда, так как оно дискомфортно? Да, разумеется. В этой статье рассмотрим причины возникновения чувства стыда, в связи с чем и когда это происходит. И что нам это дает, как с этим обходиться?

Общая характеристика чувства стыда

Если проанализировать палитру чувств, которые возникают у человека, то стыд будет одним из ведущих. Кроме того, оно является одним из лидирующих чувств прерывания контакта с потребностью. Мы часто не можем достичь цели, получить удовлетворение от нее, так как нам что-то мешает. Стыд в этом списке на одном из первых мест.

Непростое, сложно выносимое чувство. Человек, стремясь избежать дискомфорта, пытается освободиться от неприятных ощущений. Однако, важно понимать, что, если «закрыть» в себе чувства, существует вероятность того, что они станут токсическими.

Часто рядом со стыдом следует вина. Как их отличить друг от друга? Если звучит, примерно, следующее: «Неужели я это сделала?», то, вероятнее всего, это будет вина. А если с ударением на «Я», тогда это чувство стыда.

Как формируется чувство стыда

Стыд – социальное чувство, которое было сформировано в детстве. Дети рождаются без этого чувства. Они совершенно непосредственны. Могут в любой момент рыгнуть, пукнуть, закричать.

Чувство стыда нас социализирует. В обществе принято себя вести определенным образом. Причем, следует отметить, что в разных культурах это выглядит совершенно по-разному. Речь идет о ментальности.

Через чувство стыда мы понимаем, что хорошо и что плохо. Если мы отмечаем соответствие самому себе, тогда чувство стыда не возникает. То есть то, что с нами происходит, не противоречит нашим убеждениям, установкам. Например, мы считаем, что нет ничего страшного в том, чтобы громко смеяться в метро. И неодобрительные взгляды со стороны попутчиков нас могут никак не смущать.

Стыд возникает, например, как встроенный внутри взгляд родителя. «Аяяй!» и еще пальчиком помахать можно. В детстве ребенку таким образом демонстрировали неодобрение его поведением.

Когда у детей формируется сексуальный интерес, то родители должны понимать, что это познавательная функция. Бывает так, что взрослый начинает стыдить ребенка за любые проявления интереса в этой сфере. В этот момент у ребенка формируется фиксация: «Я не буду этим заниматься», при этом можно отметить возникновение «заморозки». Или «Я прилюдно это буду делать!» – в данном случае личность, наоборот, расфиксируется по этому параметру. Родителям важно говорить с детьми по этому поводу, насколько это возможно. В доходчивой форме рассказывать детям обо всех аспектах жизни.

Чрезмерное «залюбливание» детей родителями также негативно может отражаться на формировании отношения личности с этим чувствам. Родители могут демонстрировать ребенку одобрение независимо от того, что он сделал. Формируется чрезмерное Self.

В садике, в школе ребенок сталкивается с социумом. Ему могут сообщить, что он в чем-то не совершенен, а в семье говорили о том, что он –эталон. Задача самой личности или психолога – проживать с клиентами эти чувства.

«Как Вы к этому относитесь? Что Вы чувствуете при этом? Остаться рядом в переживании стыда.

А если, наоборот, родители говорят примерно следующее: «Да ничего страшного!» – излишнее одобрение и внутренний токсин удержать внутри.

Критерии чувства стыда

Параметр уместности отображает насколько я не соответствую контексту, Ego определяет то, где я могу предъявить свою потребность, а где – нет. Например, бывает так, что мы ведем себя вполне корректно, однако, чувствуем себя «не в своей тарелке», нам не комфортно, возникает желание прервать контакт.

Если есть те, кому я могу предъявить себя, это чувство будет отражаться другими и принято ими, тогда стыд не возникает. Например, если в данном обществе принято громко говорить в присутствии других, то чувство стыда будет возникать все реже, а потом может совсем исчезнуть при попытках повысить тон голоса в диалоге.

Динамика переживания чувства стыда

Как происходит изменение этого чувства во времени? Оно варьируется. Если есть кто-то, кто разделяет это переживание, тогда это становится комфортнее. Бывает так, что нам быстрее хочется поделиться переживаемым чувством с другим человеком, и тогда его интенсивность снижается.

Стыд маркируется как крайне негативная реакция, от него хочется избавиться. Независимо от интенсивности этого переживания, оно неприятно.

Общепринятый критерий социальной реальности регулируем из волевого контекста. В обществе люди договорились о том, что вот это мы делаем, а это нет. Это уровень морально-этических критериев реальности. С течением исторического контекста эти характеристики могут претерпевать изменения.

Стыд не исчезает, если в новом месте это не считается таковым, а человек привык в ранних опытах к тому, что это стыдно.

Чрезмерная демонстрация стыда снижает его токсичность за счет приобщения к другим людям. Например, некоторые люди предпочитают сами, особенно в шутливой форме, рассказать коллективу о каком-то проступке.

Влияние стыда на человека

Если стыд сильный, он замораживает наши действия. Стыд может регулировать и останавливать до момента, пока в среде не происходит чего-то опасного.

Человек, которому стыдно, выглядит или как оглушённый, или замораживается. Это то, что останавливает любые движения. И если фактор, который вызвал это чувство, будет продолжать свое действие, то это причиняет боль.

Например, перед всем классом обвинить ребенка в том, что он сделал. Не все учителя, к сожалению, способны это делать корректно и дозировано.

Также важно упомянуть бесстыдство. Как правило, это происходит в случае отсутствия ограничений. Как мы уже выяснили ранее, стыд формируют родители. Если процесс социализации прошел не корректно, или при отсутствии родителей, то личность просто не знакома с тем, как следует вести себя в обществе, а как нет.

Если происходит подавление переживания стыда, ужаса, страха, это может привести к девиациям. Ребенок не смог это пережить в тот момент. Интенсивность этих переживаний конечно же влияет на то, как личность будет в будущем обращаться с этими чувствами.

Если человек начинает что-то делать, ему стыдно, при этом появляется чувство вины. Это происходит от другого человека. Например, с чувством вины можно что-то делать. Например, искупить, отмолить, попросить прощение. Со стыдом это сделать сложнее.

Вину можно пройти, прожить, в отличие от стыда.

Помощь психолога при остром переживании чувства стыда

Проживание стыда можно легализовать на психологической сессии. Клиент, как правило, приносит в психологическую сессию стандартные реакции, которые у него присутствуют в жизни. Если он не привык переживать чувство стыда, то вместе с психологом ему предоставляется отличный способ с этим чувством поработать.

Клиенту в сессии важно получить одобрение. Речь идет не о принятии или одобрении того, о чем говорит клиент, а демонстрации уважения к позиции человека. При этом человек научится быть честным с самим собой.

Утешение стыда замораживает, делает токсичным. Задача психолога при этом просто быть рядом. Это позволит исследовать, как происходит прохождение стыда клиентом.

Присутствие другого человека рядом в момент переживания стыда, он не «бежит», или не обесценивает. Важно при этом быть осознанным. При этом может помочь психолог.

Психологу важно вернуть клиенту возможность восприятия реальности. При этом следует отдавать себе отчет в том, что существует ограничение его влияния на внешние процессы. Например, родственники могут обвинять человека в том, что он никак не научится вытирать за собой с обеденного стола. Это не несет катастрофических последствий. А если родственники будут это транслировать личности, особенно ребенку, то он может испытывать чрезмерное чувство вины и стыда.

Иногда за психологической помощью обращаются клиенты, которые демонстрируют бесконечное соответствие желаемому образу. Речь идет о перфекционизме. При этом психологу важно увидеть реального человека перед собой и оставаться с ним в контакте. Или, например, в современном обществе часто можно наблюдать трансляцию того, что важны достижения. Выходит, что таких людей любят. исключительно. за достижения. Человек как функция среды, которая обеспечивает что-то. Психолог возвращает в сессии клиенту право быть собой.

Если клиент демонстрирует стремление к абсолютной идеальности, то часто можно констатировать саморазрушительный процесс. Признавать наличие несовершенства и позаботиться о себе – важно. В этом поможет психолог.

Встреча со стыдом внутри себя – легализация. Легализация стыда снимает его токсичность. При этом отравляющий эффект снижается. Человек становится живым, проживает стыд в пространстве отношения с кем-то. Клиенты, после встречи с этими чувствами и осознаванием их, говорят о «середине между адом и раем». Они осознают себя живыми, чувствующими, признающими, что у них есть как плюсы, так и минусы. Это дает возможность быть живым и существующим.

Если клиент на психологической сессии говорит о ом, что ему очень важно быть совершенным, то до него важно донести мысль о том, что можно быть идеальным в той точке развития, где он находится именно сейчас.

Психология стыда у зависимых и условно здоровых людей

Развитие зависимости сильно связано с желанием освободиться от психологического дискомфорта, который возникает из-за чувства стыда. Именно это чувство занимает главенствующее положение в зависимости. Рассмотрим его более детально.

Если разобрать чувство стыда конкретнее, то оказывается, что оно более разрушительно, чем чувство вины. Ученые это связывают с тем, что чувство вины конкретно, в картине мира человека оно связано с конкретным действием, поступком, конкретным поведением, которое расходится с его пониманием правильного поступка, поведения и т.д. А вот чувство стыда не конкретно, оно переживается как чувство, относящееся к себе в целом, а не к какому-то одному проявлению.

Все эмоции и состояния зависимый оценивает с точки зрения логики. Любые испытанные эмоции в дальнейшем связываются с оценками других. Чувство стыда возникает в том случае, если его действия не соответствуют какой-либо норме, установленной в обществе, либо той норме, которую он выбрал для себя сам, как идеальную.

При зависимости происходит несоответствие обеим нормам – как своей, так и общественной. Эти несоответствия и приводят к возникновению чувства стыда. Иными словами, стыд возникает,  когда на действия зависимого обращают внимания окружающие люди – когда зависимый замечает несоответствие, ему кажется, что его замечают и все вокруг, происходит фиксация, увеличивается степень подозрительности и изоляции.

Как утверждал Чарльз Дарвин, чувство вины появляется в результате сожаления о своей ошибке. Также он говорил о том, что чувство вины перерастает в чувство стыда, если вмешиваются другие люди. Здесь говорится о необходимости анализа социального значения действия, вследствие которого человек, которые воспринимаются глазами других, может испытывать чувство стыда. Естественно, что, находясь в состоянии одиночества, человек также способен переживать чувство стыда, но в первом случае всегда находится оценка себя другими людьми, мысль о том, что другие подумали об его поведении.

В психотерапии есть понятие депрессии самомучения, построенной на чувстве стыда. Развивается на фоне постоянного анализа чувства стыда и наказания. Человек, испытывающий чувство стыда, перестает интересоваться чем-либо, начинает чувствовать себя «маленьким», никчемным, слабым. Формируется чувство презрения к себе, снижается самооценка. Чувство стыда возникает под влиянием пренебрежения родителей, постоянного осуждения социумом, отсутствия поддержки.

Чувство стыда ставит человека с трудное положение. Он теряет способность действовать, так как стыд блокирует любую активность. Появляются тенденции к уходу в себя, погруженность, самоедство и т.д.

Аддиктивное чувство стыда обладает своей спецификой. Сначала человек ощущает неуверенность в себе, сомневается в правильности своих мыслей, поступков. Чтобы было понятнее, это ощущение можно сравнить с постоянной тупой ноющей болью. Первая плата за зависимость – чувство стыда. Так как в употреблении зависимый не способен следить за своим поведением чувство стыда усиливается. Но здесь начинает работать замкнутый круг. Для уменьшения негативного чувства зависимый употребляет наркотики. Употребление наркотиков и неадекватное поведение усиливает чувство стыда.

Зависимость в первую очередь возникает на эмоциональном уровне. В некотором смысле зависимые – дети, которые идут за импульсами и желаниями. Но после их действия всегда следует оценка окружающих, которая возрождает чувство беспокойства, неуверенности. Зависимость это всегда отрицание реальности. Если смотреть глубже, то это не только отрицание реальности, но и отрицание своего Я.

При этом нужно иметь в виду, что, так как сама зависимость появляется как результат бегства от негативных эмоций, вместе с чувством стыда, которые закладываются в детском периоде, имеет место следующая динамика:

      а)  дети,  который воспитывались в зависимых семьях, испытывали интенсивное чувство стыда, которое приведет к развитию аддикции;

      б) частные неприятные ситуации приводили к возникновению или возвращению к зависимости как к способу бегства от негативных эмоций, в том числе, и чувства стыда;

      в)  когда зависимость уже сформирована, этот факт вызывает снова вызывает чувство стыда, которое дополняет уже возникший стыд, либо периодически возникающий.

      Зависимость поощряет стыд, усиливая это чувство и делая его центральным в её динамике. Влияние стыда особенно сильно в ситуациях, когда наркотик недоступен, или когда они перестают вызывать ожидаемый эффект и оказывается неспособной полностью ликвидировать отрицательные эмоции.

 

Реабилитационный центр «Вершина-Самара»

Мы круглосуточно на проводе!

Психология стыда | Психология сегодня

«Ибо, видя страдания страдальца, мне стало стыдно за его позор; и, помогая ему, я сильно ранил его гордость ».

Эти слова взяты из главы «Жалкие» философской книги Так говорил Заратустра , в которой философ Фридрих Ницше остро говорит о психологии стыда. Краткий текст, который открывает эту статью, содержит несколько интересных точек зрения.

Когда больной виден в своих страданиях, ему становится стыдно за себя. Как только свидетель становится свидетелем стыда пострадавшего, ему тоже становится стыдно.

Давайте исследуем это.

Стыд определяется как самокритичная эмоция, в соответствии с которой люди негативно относятся к себе. Обычно они считают себя неполноценными. Например, они могут думать, что они уродливые, некомпетентные или глупые. Другими словами, в тот момент, когда нам становится стыдно, мы воспринимаем себя как непоправимо и недвусмысленно отличающиеся от идеального образа самих себя, который у нас был ранее.Нам стыдно не за свои действия, а за то, кем мы являемся. По этим причинам, как красиво резюмировала Мэри К. Ламиа, стыд — это вопрос сокрытия самих себя: в социальных контекстах люди избегают появления стыда, чтобы не чувствовать себя бесполезным, неадекватным или неполноценным.

Но что происходит в сценарии «пострадавший-свидетель», предложенном Ницше?

В социальной ситуации больной не может долго избегать разоблачения своей терпимости.Каждый раз, когда мы испытываем физическую боль и кто-то замечает наше состояние, мы всегда стараемся свести его к минимуму. Идеальный идеальный образ самих себя представляет здоровая и сильная фигура. Поэтому мы стараемся как можно дольше откладывать разоблачение нашей болезни, но в какой-то момент мы должны уступить. Нам стыдно.

Открытие этого терпения вызывает у свидетеля жалость. Это то, что Ницше определяет как «стыд за [чей-то] стыд». В этом контексте жалость — это чувство, которое устанавливает дистанцию ​​между пострадавшим и свидетелем.В свете чьей-либо терпимости свидетель сначала остается спокойным и невозмутимым. Они общаются устно, используя бесстрастный и рациональный тон. Другими словами, они стараются свести к минимуму то, чему они становятся свидетелями. Они часто говорят больному не волноваться, потому что в происходящем нет ничего серьезного. Действительно, профессор Аарон Бен-Зеев говорит нам, что жалость — это опыт «как у зрителя», согласно которому человек может пожалеть кого-то, сохраняя при этом безопасную эмоциональную дистанцию ​​от него. В сценарии «пострадавший-свидетель» это попытка свидетеля трусливо укрепить свой идеальный образ, который теперь находится под угрозой.

Но почему свидетель чувствует угрозу?

Физическая терпимость демонстрирует уникальные особенности. Когда нам больно, мы также подлинные . Проявление физического терпения побеждает любую психологическую маску. Когда мы испытываем боль, мы можем сообщить другим только о своем состоянии и своем желании выздороветь. Каждое слово, которое мы говорим, каждое поведение, которое мы принимаем, направлено на достижение этой цели. Это неизбежно означает, что мы будем принимать только подлинные отношения с другими людьми, отношения, которые помогут нам почувствовать себя лучше.

В этот момент свидетеля просят протянуть руку. Разбираться с подлинностью других означает иметь дело с шансом раскрыть нашу собственную подлинность. Вот почему свидетель чувствует угрозу. И снова здесь уместны слова Ницше: «И, помогая [страдальцу], я [свидетель] сильно ранил его гордость».

С психологической точки зрения это называется проекцией: свидетель пытается убедить себя, что они принесут больше вреда, чем пользы, если вмешаются.По правде говоря, они опасаются, что их «гордость» — их идеальная идентичность — может развалиться на части, если они помогут больному. Это причина, по которой они отчаянно начинают искать способы помешать себе действовать.

Возвращаясь к нашей исходной ситуации: как только терпение проявляется, нередко можно испытать социальную ситуацию — даже среди друзей, — в которой больной на мгновение оказывается маргинализованным, по крайней мере эмоционально, «толпой» друзей. Эта толпа состоит из людей, которые шпионят друг за другом, отчаянно пытаясь сохранить свой идеальный образ.

Стыд, таким образом, является мощной социальной эмоцией, поскольку он позволяет публике проявить истинные, подлинные аспекты индивидуальной идентичности. Больной — это существующий, неразгаданный символ подлинности, который нуждается в спонтанных и чутких контактах, отношениях и помощи. Свидетель неизбежно получает такое откровение, и ему внезапно позволяют сознательно разорвать оковы вымысла и раскрыть себя искренним образом.

Чтение, необходимое для смущения

Достаточно смелости, чтобы отойти от толпы.

Стыд — IResearchNet

Определение стыда

Стыд — одна из самых недооцененных эмоций, по крайней мере, среди людей, живущих в западных культурах. Чувство стыда может сильно повлиять на уровень психологической адаптации человека и его отношения с другими, но, тем не менее, эти чувства часто остаются незамеченными. Люди редко говорят о пережитом стыде. Отрицание и желание утаить — часть феноменологии самого стыда.Люди уклоняются от своего собственного чувства стыда, так же как они отвращаются от других, переживая стыд. Еще больше усложняет ситуацию то, что стыд может маскироваться под другие эмоции, прятаться за виной, скрываться за гневом, подпитывая отчаяние и депрессию.

Склонность людей путать стыд с виной помогла превратить стыд в сноску в психологии первого века. В профессиональных трудах и в повседневном разговоре стыд и вина упоминаются на одном дыхании как синонимы эмоций, или (возможно, чаще) вина используется как общий термин для обозначения элементов обеих эмоций.Даже отец психоанализа Зигмунд Фрейд редко делал различие между стыдом и виной.

Разница между стыдом и виной

Многие психологи и антропологи пытались провести различие между этими моральными эмоциями. Рассуждения о различии между стыдом и виной делятся на три категории: (1) различие, основанное на типах событий, вызывающих эмоции, (2) различие, основанное на публичном и частном характере нарушения, и (3) ) различие, основанное на степени, в которой человек рассматривает вызывающее эмоции событие как провал себя или поведения.

Теоретики, которые сосредотачиваются на типах событий, предполагают, что одни виды ситуаций приводят к стыду, тогда как другие виды ситуаций приводят к вине. Например, поведение, которое причиняет вред другим, вызывает чувство вины, тогда как поведение, нарушающее социальные условности (например, отрыжка на публике, плохие манеры за столом, необычное сексуальное поведение), вызывает стыд. Однако социально-психологические исследования показывают, что тип события на удивление мало связан с различием между стыдом и виной.Когда людей просят описать личный стыд и личный опыт вины, одни люди цитируют большинство типов событий (например, ложь, обман, воровство, секс, отказ помочь другому, непослушание родителям) в связи с чувством стыда, а другие — с чувством стыда. люди в связи с чувством вины. Некоторые данные указывают на то, что стыд вызывается более широким кругом ситуаций, включая как моральные, так и неморальные неудачи и проступки (например, нанесение вреда другим и нарушение социальных условностей), тогда как вина более конкретно связана с проступками в моральной сфере, как это традиционно определяется.Но в целом типы ситуаций, вызывающих стыд и чувство вины, очень похожи.

Еще одно часто упоминаемое различие между стыдом и виной — это давнее представление о том, что стыд — это более публичная эмоция, чем вина, возникающая в результате публичного разоблачения и неодобрения, тогда как вина — это более личное переживание, возникающее из самопроизвольных угрызений совести. Как оказалось, исследования не подтвердили это различие между частным и государственным с точки зрения фактических характеристик ситуации, вызывающей эмоции.Например, когда исследователи анализируют описанные людьми личные переживания стыда и вины, другие, вероятно, узнают о поведении, вызывающем стыд, не больше, чем о поведении, вызывающем чувство вины.

Откуда взялось представление о том, что стыд — это более публичная эмоция? Хотя ситуации, вызывающие стыд и чувство вины, одинаково публичны (вероятно, что другие присутствуют и знают о неудаче или проступке), люди обращают внимание на разные вещи, когда они чувствуют стыд, по сравнению с тем, когда они чувствуют вину.В частности, испытывая чувство вины, люди склонны осознавать свое влияние на других (например, насколько небрежное замечание задело друга или насколько они разочаровали своих родителей). Напротив, когда люди испытывают чувство стыда, они больше склонны беспокоиться о том, как другие могут их оценить (например, может ли друг посчитать себя придурком или родители сочтут его или ее неудачником). Короче говоря, чувствуя стыд, люди часто сосредотачиваются на оценках других, но фактическое публичное разоблачение не более вероятно, чем в случае вины.

Третье основание для различения стыда и вины основывается на объекте негативной оценки, и это различие наиболее убедительно подтверждается исследованиями в области социальной психологии. Когда люди чувствуют вину, они плохо относятся к конкретному поведению. Когда люди стыдятся, они плохо относятся к себе. Хотя этот дифференцированный акцент на «я» («Я сделал эту ужасную вещь») по сравнению с поведением («Я сделал эту ужасную вещь») может показаться незначительным, он создает основу для совершенно разных эмоциональных переживаний и очень разных моделей мотивации и последующего поведения.

Стыд — это особенно болезненная эмоция, потому что проблема заключается не только в поведении, но и в самом себе. Стыд подразумевает болезненную проверку всего себя, чувство, что «я недостойный, некомпетентный или плохой человек». Люди, испытывающие чувство стыда, часто сообщают о том, что они сжались и стали маленькими. Они чувствуют себя никчемными и бессильными. И они чувствуют себя незащищенными. Хотя стыд не обязательно предполагает присутствие реальной наблюдающей аудитории, чтобы засвидетельствовать свои недостатки, часто возникают образы того, как неполноценное «я» могло бы показаться другим — недостойным и предосудительным.

Мотивации и поведение, связанные со стыдом

Феноменологические исследования показывают, что стыд часто мотивирует избегание, защиту и отрицание. Люди, испытывающие чувство стыда, часто сообщают о желании убежать из вызывающей стыд ситуации, «провалиться в пол и исчезнуть». Отказ от ответственности (или от самого поведения) — не редкость. Опозоренные люди мотивированы скрывать свои проступки и самих себя от других, чтобы избежать боли стыда.Исследования показывают, что помимо мотивации избегающего поведения, стыд часто вызывает экстернализацию вины и гнева. Во время переживания стыда враждебность изначально направлена ​​внутрь, на себя («Я такой неудачник»). Но поскольку это влечет за собой такую ​​глобальную негативную самооценку, человек в разгар эпизода стыда склонен чувствовать себя пойманным и подавленным. Как следствие, опозоренные люди склонны защищаться. Один из способов защитить себя и восстановить чувство контроля — перенаправить эту враждебность и обвинить вовне.Например, вместо того, чтобы взять на себя ответственность за то, что обидел друга, пристыженный человек склонен придумывать оправдания, отрицать, что он или она сказал что-нибудь оскорбительное, и даже обвинять друга в том, что он слишком остро отреагировал или неправильно истолковал. Не всякий гнев основан на стыде, особенно иррациональная ярость и гнев, который, казалось бы, вырывается из ниоткуда, имеет свои корни в скрытом чувстве стыда.

В крайних случаях стыд может привести к агрессии и насилию с трагическими последствиями. Клиницисты и исследователи считают стыд обычным элементом ситуаций, связанных с домашним насилием.В течение месяцев, предшествовавших убийствам в Коломбине и другим расстрелам в школах, стрелки, похоже, испытывали глубокое чувство стыда. Коллективный позор и унижение даже упоминались историками и политическими обозревателями при анализе причин межнациональной розни, геноцида и международных конфликтов.

Стыд и психологические симптомы

Исследователи постоянно сообщают о взаимосвязи между стыдом и целым рядом психологических симптомов, включая депрессию, тревогу, посттравматическое стрессовое расстройство, злоупотребление психоактивными веществами, расстройства пищевого поведения, сексуальную дисфункцию и суицидальные мысли.Люди, которые часто испытывают стыд, подвергаются большему риску развития психологических симптомов по сравнению с их ровесниками, не склонными к стыду.

Действительно ли стыд — это моральное чувство?

Стыд часто называют моральным чувством, вызванным нарушением важных моральных или социальных стандартов. Широко распространено мнение о том, что болезненное чувство стыда помогает людям избегать плохих поступков, уменьшая вероятность проступка и нарушения правил поведения. Как оказалось, на удивление мало доказательств этой тормозящей функции стыда.Стыд не так эффективен, как чувство вины, для того, чтобы вести человека по нравственному пути. Например, моральное поведение взрослых, о котором они сообщают, в значительной степени положительно коррелирует со склонностью к вине, но не связано со склонностью к стыду. Точно так же дети с хорошо развитой способностью чувствовать вину с меньшей вероятностью будут арестованы и заключены в тюрьму в подростковом возрасте. Дети, склонные к стыду, находятся в менее благоприятном положении. У заключенных преступников чувство вины, но не стыда, ассоциируется со снижением уровня «криминального мышления». Наряду с исследованиями, связывающими стыд с нарушением эмпатии, отрицанием ответственности и деструктивными проявлениями гнева, есть веские основания подвергнуть сомнению моральную саморегулирующую функцию стыда.

Адаптивные функции стыда

Теория и исследования, рассмотренные до сих пор, подчеркивают темную сторону стыда, подчеркивая его негативные последствия для психологической адаптации и межличностного поведения. Почему же тогда люди способны испытывать эти эмоции? Какой адаптивной цели он может служить? »

Психологи, придерживающиеся социобиологического подхода, сосредоточили свое внимание на функциях умиротворения стыда. В социальной иерархии обезьян стыд служит важным сигналом для доминирующих обезьян о том, что животные более низкого ранга признают свое место.Покорные, похожие на стыд реакции (сутулость, опущенные глаза) подтверждают социальную иерархию и, кажется, рассеивают агрессивные взаимодействия. Доминантные обезьяны с гораздо меньшей вероятностью нападают на подчиненных обезьян, когда подчиненные сигнализируют о подчинении таким образом. На более ранних этапах эволюции человека стыд, вероятно, выполнял аналогичные функции. Также было высказано предположение, что мотивация к отстранению, которая часто является компонентом переживания стыда, может быть полезна для прерывания потенциально угрожающих социальных взаимодействий до тех пор, пока у пристыженного человека не появится шанс перегруппироваться.В целом, масса научных данных указывает на то, что вина — это более нравственная, адаптивная реакция на грехи и проступки в современном человеческом обществе, которое по своей структуре более эгалитарно, чем иерархично.

Артикулы:

  1. Тангни, Дж. П. (1990). Оценка индивидуальных различий в предрасположенности к стыду и вине: развитие аффекта самосознания и инвентаризации атрибуции. Журнал личности и социальной психологии, 59, 102-111.
  2. Тангни, Дж.П., Миллер, Р. С., Фликер, Л., и Барлоу, Д. Х. (1996). Являются ли стыд, вина и смущение разными эмоциями? Журнал личности и социальной психологии, 70, 1256-1269.

Книги по медицине и здравоохранению @ Amazon.com

Учитывая их сильную теоретическую значимость как для индивидуальной, так и для межличностной адаптации и функционирования, парадоксально, что «самосознательные» эмоции были одними из самых игнорируемых в исследовательской литературе. Однако в последние годы изучение аффектов превратилось в энергичную, респектабельную и продуктивную отрасль научной психологии, и с этим сдвигом возник новый интерес к таким эмоциям, как стыд, вина, смущение и гордость.В этом томе представлен всесторонний и глубокий обзор современной теоретической и эмпирической литературы по этим эмоциям. Он объединяет вклады ведущих исследователей и теоретиков из областей психологии развития, клинической психологии, психиатрии и социологии, отражая возникающую согласованность в этой области исследований.
Введение обеспечивает общую основу для концептуализации и исследования эмоций самосознания. Затем в книге рассматриваются вопросы развития, в том числе природа этих аффективных переживаний у детей от позднего младенчества до среднего детства, а также их влияние на психосоциальное функционирование детей.Также представлены подробные исследования связи эмоций самосознания с аспектами социального поведения и социальной среды, а также с различными типами психопатологии. В главах показано, как понимание застенчивых эмоций может значительно улучшить лечение широкого спектра неадаптивных моделей поведения, включая семейные конфликты, депрессию, тревогу и антиобщественное поведение. В последнем разделе обсуждается межкультурная преемственность и прерывность аффекта самосознания.На протяжении всей книги подчеркивается необходимость инновационных и разнообразных методологий для систематического изучения природы и функций этих чувств.
Уникальный акцент на эмпирических подходах делает эту работу бесценным ресурсом для растущего числа исследователей, заинтересованных в изучении аффектов самосознания и социального поведения. Демонстрируя широкое значение этого исследования для клинической практики, книга заинтересует практиков в области клинической психологии, психиатрии и психологии развития.Кроме того, Self-Conscious Emotions будет полезен специалистам в области социальной психологии, социологии и антропологии и будет служить полезным учебником для курсов по психологии эмоций, личности и эмоций, а также культурной психологии.

Токсичный стыд: причины, симптомы и многое другое

Токсичный стыд — это ощущение собственной никчемности. Это случается, когда другие люди плохо к вам относятся, и вы превращаете это обращение в веру в себя. Вы наиболее уязвимы для такого рода плохого обращения в детстве или в подростковом возрасте.Когда вы чувствуете ядовитый стыд, вы видите себя бесполезным или, в лучшем случае, не таким хорошим, как другие.

В чем разница между стыдом и виной?

Эти две эмоции часто путают друг с другом. Вы чувствуете вину, когда знаете, что сделали что-то не так. Это может быть полезной эмоцией при поддержании отношений. Вина может держать вас в курсе, когда вы отходите от своих моральных норм.

Но вам становится стыдно, когда вы считаете, что вас недостаточно, обычно потому, что родители или сверстники постоянно говорят вам об этом.Ваша уверенность страдает от этой глубоко укоренившейся эмоции, которая влияет на то, как вы себя видите.

Вина говорит вам: «То, что вы сделали, было неправильным». Стыд говорит вам: «Из-за того, что ты так поступил, ты плохой человек».

Как стыд становится токсичным?

Вы, вероятно, испытывали и будете испытывать стыд в разное время своей жизни. Стыд может длиться несколько часов или даже несколько дней.

Но ядовитый стыд возникает из-за того, что вам постоянно говорят, что вам недостаточно. Это приводит к негативному внутреннему разговору, который остается с вами.

Токсичный стыд может начаться с того, как вам в детстве давали обратную связь об определенных инцидентах, обычно от родителей. Например, если вы намочили постель, ваши родители могли отреагировать одним из двух способов: ‌

  • Они заверили вас, что все в порядке, и убрали без суеты.
  • Они набросились на вас и говорили что-то вроде: «Почему вы всегда так делаете? Что с тобой? »

Вторая реакция, вероятно, заставила бы вас поверить в то, что с вами что-то не так.Ваше чувство стыда может превратиться в ядовитый стыд, если повторяется вторая сцена. Другие повторяющиеся фразы, которые могут вызвать токсический стыд, в зависимости от происшествия:

  • «Почему вы так делаете? Ты не прав.»
  • «О чем вы думали?»
  • «Вы никогда не будете так хороши, как они».

Если вам говорят это достаточно часто, вы можете начать говорить себе, например: «Я недостоин любви». А цепляние за чувство неполноценности может нанести серьезный вред вашему психическому и физическому здоровью.

Опасности токсического стыда

За этими двумя общими симптомами стоит стыд:

  • Отмена . Возможно, вам захочется свернуться клубочком и исчезнуть, когда вам станет стыдно. Стыд заставляет нас чувствовать, что мы недостаточно хороши, и все, что мы хотим делать, — это прятаться.
  • Гнев. Из-за того, что вы чувствуете эмоциональную боль, вы сердитесь, пытаясь направить свою боль подальше от себя.

Токсический стыд также связан со злоупотреблением психоактивными веществами, расстройствами пищевого поведения и членовредительством.

Эти нездоровые механизмы преодоления могут служить спасением от вашей эмоциональной боли или неспособности смотреть в лицо самому себе. ‌

Вы также можете стать перфекционистом или иметь нереалистичные ожидания, пытаясь избежать повторного стыда.

Как избавиться от токсичного стыда

Можно преодолеть токсический стыд и изменить свой образ мыслей. Самосострадание — ключ к процессу. Вам также нужны самосознание, внимательность и терпение. Попробуйте эти советы, чтобы преодолеть ядовитый стыд.

Взгляните на корень своего стыда. Важно понимать и исследовать свои чувства. Найдите причину своего стыда, чтобы двигаться вперед.

Осознайте, как вы разговариваете с самим собой. Постарайтесь наблюдать за своими мыслями, но не реагировать на них.

Сострадай к себе. У каждого есть недостатки и они делают ошибки. Даже если кажется, что ваши ошибки были огромными, примите то, что вы всего лишь человек. Учитесь на прошлом, но не зацикливайтесь на нем.

Практикуйте внимательность. Внимательность и медитация могут творить чудеса, если вы научитесь наблюдать за своими мыслями. Чувство стыда заставляет вас реагировать, поэтому просто замечать свои мысли и подвергать их сомнению может быть очень важно.

Узнавайте, когда вам стыдно. Внимательность помогает предупредить вас о том, что вам стыдно. Если да, скажите об этом другу или партнеру. Стыд процветает в темных местах, поэтому посветите на него светом и наблюдайте, как его сила угасает.

‌ Обратитесь за поддержкой. Сеть поддержки может дать вам возможность поговорить, когда это необходимо, и укрепить ваше чувство принадлежности.

Психология стыда: теория и лечение синдромов стыда

В этой книге представлена ​​взаимосвязанная теория личности, психопатологии и психотерапии, основанная на теории аффекта и теории сценария Сильвана Томкинса. Если, как утверждает Томкинс, аффект является основным врожденным биологическим механизмом мотивации, тогда аффект должен быть нашей отправной точкой в ​​построении теории личности.Кроме того, аффект должен формировать наше понимание того, как возникает психопатология, а также как она сохраняется с течением времени. Но примат аффекта также должен проявляться в применении. Теории должны обладать не только объяснительной силой, но и полезностью. Следовательно, стратегии психотерапевтического вмешательства, которые систематически разрабатываются в Части II, являются прямым результатом теории стыда. Эти новые принципы психотерапии расширяют теорию стыда на практике; они также позволяют другим исследователям и клиницистам дополнительно проверить теорию, представленную в Части I.
В Части III мы исследуем несколько важных клинических проблем и современных проблем. Учитывая уникальный опыт конкретных меньшинств, живущих в американском обществе, нам необходимо изучить роль стыда в глубоком формировании формирующейся идентичности расовых, этнических и религиозных меньшинств. Подобно тому, как стыд — это социальная динамика, влияющая на жизнь различных групп меньшинств, населяющих данное общество, стыд в равной степени является силой в культуре в целом. В каждой культуре стыд бывает, но по-разному.Культуры используют стыд как средство дальнейшего социального контроля, как важный инструмент социализации; в культурах также весьма отчетливо виден стыд.
Стыд держит в плену не только идентичность и культура, но и идеология. Идеология основана на аффекте. Современное общество является свидетелем усиления различных идеологических споров, угрожающих социальной стабильности, споров, подобных тем, которые сейчас бушуют по поводу абортов, иммиграции и контроля над огнестрельным оружием. Само аффект сначала порождает идеологии, а аффект также становится поляризованным во время споров, превращая саму идеологию в управляющую психологическую силу.Здесь мы выходим на арену ненависти и насилия. Взаимодействие между идентичностью, культурой и идеологией может быть освещено ранее непризнанными способами с точки зрения теории аффекта.
Точно так же концепция управляющих сцен имеет важные последствия. То, как сцены сначала создаются, а затем снова активируются, имеет прямое отношение к пониманию природы травмы, а также к воспроизведению травмирующих сцен. Однако вместо того, чтобы постоянно воспроизводиться в форме ретроспективных кадров, эти сцены могут быть полностью изгнаны из поля зрения, часто на годы, что приводит к таким отличительным и разрозненным синдромам, как посттравматическое стрессовое расстройство и сексуальное насилие в детстве.

Семинар по устойчивости для студентов-медиков.

Аннотация

Введение
Стыд — сильная эмоция, которая может вызвать эмоциональный стресс, нарушение эмпатии, социальная изоляция и непрофессиональное поведение у учащихся-медиков. Однако вмешательства, помогающие учащимся конструктивно справиться со стыдом, редки.Этот модуль рассказывал студентам-медикам о стыде, помогая им пройти через исследование. опыта стыда и способствовали развитию устойчивости к стыду.
Методы
на этом 2-часовом семинаре студенты-медики клинического курса прошли через психологию стыда через дидактические слайды. Затем небольшая группа студентов-добровольцев, набранных и тренировали перед семинаром, делились размышлениями о содержании, в том числе их стыд во время учебы в медицинской школе.Затем последовали дидактические слайды с изложением стратегии повышения устойчивости к стыду. Затем участники ворвались в небольшие группы для обсуждения содержания сеанса. Модуль включал руководство для фасилитатора малых групп. для ведения дискуссий о стыде, дидактических слайдов, подсказок для обсуждения, оценки инструмент и фильм под названием The Shame Conversation , созданный после первоначального семинара.
Результаты
Ретроспективное предварительное и последующее исследование выявили статистически значимое увеличение: (1) важности, приписываемой определению стыд перед собой или коллегами, (2) уверенность в своей способности оправиться от реакция стыда и (3) утешение в общении с другими при возникновении стыда. Анализ открытых вопросов показали, что студенты чувствовали, что семинар улучшит будущее устойчивость, помогая им идентифицировать и нормализовать стыд, отличать стыд от вины, и обратиться к другим за помощью.
Обсуждение
Этот семинар, похоже, готовится учащимся, чтобы более конструктивно бороться со стыдом, когда он возникает на медицинском обучении.

Информация о публикации

Байнум, Уильям Э; Уйтдехааге, Себастьян; Артино, Энтони Р.; И Фокс, Джеймс В. (2020). Психология стыда: семинар по устойчивости для студентов-медиков. MedEdPORTAL: журнал учебных и учебных ресурсов , 16 (1).С. 11052. 10.15766 / mep_2374-8265.11052. Получено с https://hdl.handle.net/10161/22292.

От стыда к самооценке

04 августа От стыда к самооценке

Отправлено в 07:44 в статьях Рик Хэнсон

Введение

Наша тема — это иногда трудный, но всегда полезный путь от стыда к достоинству.

В спектр чувств на территории стыда входят:

• Несоответствие — Чувство непригодности, бесполезности, неспособности к задаче, неполноценности, посредственности, никчемности, меньше, чем на один, обесценено

• Унижение — смущение, позор, унижение, потеря лица, пощечина, падение

• Вина — я сделал что-то плохое; [Я знаю это]

• Позор — я что-то плохое; [они это знают]

• Раскаяние — раскаяние, сожаление о проступках, чувство стыда, самоубийство, угрызения совести

Это сильные, иногда парализующие, даже смертельные эмоции (напр.g., люди убивают себя за кляксы, которые, по их мнению, они оставили на чести своей семьи).

В нравственном человеке есть место здоровому раскаянию. Но для большинства людей спектр чувств стыда слишком заметен в их психологии — обычно не столько с точки зрения переживания хронического стыда, сколько с точки зрения того, как они отказываются от полного самовыражения, чтобы избежать ужасного переживания приступа стыда. .

В этой статье мы рассмотрим, откуда возникает стыд — в истории эволюции человека и в личном развитии.Есть также три весьма действенных упражнения для того, чтобы увидеть сквозь, высвободить и заменить (ценностью) любые чувства, которые могут быть у вас в спектре стыда.


Несколько слов об экспериментальных упражнениях

Эта статья будет содержать несколько экспериментальных упражнений. Иногда упражнения поднимают вопрос, особенно если у человека в прошлом был травматический опыт, или в настоящее время он находится в сложных отношениях.

Как мы писали ранее, когда мы занимаемся какой-либо экспериментальной деятельностью, не стесняйтесь отказываться от нее, если вы чувствуете перегрузку или дискомфорт.Это курс внутренних навыков, а не терапии, и он не заменяет профессиональной заботы о теле, разуме или духе.

Прежде всего будьте добры к себе: «Прежде всего, не навреди». Не стесняйтесь пропускать упражнение, отказываться от него, как только оно начнется, или намеренно возьмитесь за него поверхностным и безопасным способом. И если у вас возникнут какие-либо серьезные трудности, мы приглашаем вас связаться с нами.

Некоторые из упражнений предполагают, что вы попытаетесь осознать что-то или сделать что-то в своем собственном уме.Если вы не можете осознать или сделать что-то, это нормально. Может быть, это знак для вас быть осторожным и не торопиться с этим конкретным материалом. Или знак, чтобы исследовать это самостоятельно.


Противоположность стыду: самооценка

Давайте начнем с места назначения, чувства собственного достоинства, противоположного стыду. Его основные элементы включают:

• Четкое, основанное на реальности видение истинной мозаики самого себя: сильных сторон, добрых намерений, успехов и достижений, тысячи маленьких непризнанных ежедневных добрых дел

• Самоуважение, самоуважение

• Уверенность

• Врожденное чувство ценности как личности с правом быть здесь таким же, как и вы

• Фундаментальная независимость от внешнего одобрения.Как сказал тибетский мудрец 8 века Шантидева: «Почему я должен радоваться, когда меня хвалят? Другие будут презирать и критиковать. И зачем унывать, когда меня обвиняют, ведь будут и другие, которые обо мне хорошо думают? »

• В конечном счете, чувство сокровенного существа, которое превосходит категории стыда или ценности

Почему стоит чувствовать себя достойным:

• Простая справедливость

• Повышает самочувствие

• Укрепляет здоровье: у вас больше шансов инвестировать в медицинское обслуживание и хорошие оздоровительные практики, если вы чувствуете, что о вас стоит заботиться.

• Создает уверенность в себе, которая поддерживает постоянные усилия, ведущие к достижению, — что создает положительные циклы, повышающие самооценку.

• Помогает другим, (A) не испытывая неуверенности и нуждаясь в бесконечных заверениях (может раздражать), и (B) высвобождает внутреннее внимание и энергию для того, чтобы приносить им пользу


Эволюционная нейробиология стыда

[По мере того, как мы просматриваем этот отчасти интеллектуальный материал, постарайтесь сделать его реальным для себя, связав его со своими повседневными чувствами неадекватности или вины.]

Вы когда-нибудь ругали собаку и видели, как она виновата?

Очевидно, что у животных нет такой сложной структуры мыслей и чувств, как у людей. Но наши эмоции, даже самые тонкие, уходят корнями в нашу древнюю эволюционную историю. Лучше понимая эту историю, мы не сводим наши чувства к животным инстинктам, а вместо этого находим просветление из нашего прошлого, которое парадоксальным образом дает нам больше возможностей для проявления себя как полностью людей.

В нашей эволюционной истории мы можем найти два источника эмоций спектра стыда.

Во-первых, многие виды животных живут в социальных группах с четкой иерархией доминирования. Как только эти иерархические порядки будут установлены, бросить им вызов может быть смертельно опасным. Следовательно, многие виды разработали способы сигнализировать о подчинении установленному порядку альфа-самцов и-самок. Подумайте, как собаки, проигравшие драку, обнажают горло, или как шимпанзе проявляют почтительные жесты.

Птицы, и особенно млекопитающие, имеют рудиментарные формы мозговых цепей, которые вызывают эмоции у людей.Эти схемы не развивались бы, потребляя много метаболических ресурсов, если бы они не приносили репродуктивной пользы.

Эмоции функционируют в мозгу, чтобы мотивировать и направлять поведение. Конечно, мы не можем читать мысли курицы, собаки или обезьяны, но это кажется очень эффективным способом держать этих животных в узде, если они испытывают эмоции или отношения, которые эквивалентны ощущению меньшего. чем Большой Пёс стаи.

Во-вторых, сделав еще один шаг вперед, вьючные животные развили кооперативное поведение.Представьте себе пингвинов, сбивающихся в кучу зимой в Антарктике, и крупного рогатого скота, кружащего вокруг своих телят в ответ на стайную охоту на волков. Но в большинстве случаев их сотрудничество не предполагает личных жертв ради блага других.

Это очень популярно с приматами, которые появились примерно в середине мелового периода, примерно 80 миллионов лет назад — так что у них было много времени, чтобы развить альтруистическое поведение, такое как совместное использование пищи. И полный расцвет альтруизма — дарение другим без немедленной материальной награды — действительно наблюдается у людей.

Но как мог развиться альтруизм, если он, казалось бы, ставит в невыгодное положение для воспроизводства того, кто придерживается альтруизма? Это сложный вопрос социобиологии, на который можно найти несколько интересных ответов.

Они обнаружили, что альтруизм имеет смысл с эволюционной точки зрения при наличии трех условий:

• Люди (включая наших предков-гоминидов несколько миллионов лет назад) жили и преимущественно размножались в рамках социальных групп (обычно около 20–200 членов).Следовательно, даже если альтруизм человека привел к тому, что он не передал свои гены, близкие родственники будут жить и передаваться самостоятельно, и с большей вероятностью это сделают с учетом ее жертвы.

• Социальные группы интенсивно конкурировали друг с другом за скудные ресурсы в дикой природе, поэтому те, которые хорошо работали вместе, в том числе благодаря личным, альтруистическим жертвам некоторых членов группы, имели бы свои репродуктивные преимущества, имеющие большое значение.

• Репутация людей будет известна другим.Итак, если кто-то стал известен как человек, не отвечающий взаимностью — берущий, а не дающий — тогда он рисковал, что другие перестанут делиться едой, кровом и т. Д. Таким образом, у людей возник естественный интерес к своей репутации, к тому, что о них думают другие.

Неприятная эмоция, наказывающая отдельных членов племени за то, что они не выступили на стороне племени в битвах с другими племенами, и за то, что сегодня они не ответили взаимностью на предложенную вчера помощь, поможет племени добиться успеха в его жестокой конкуренции с другими племенами. И как вариант на эту тему, неприятная эмоция, которая позволяла членам племени быстро обучать своих детенышей правильному поведению — как это было в центральной Африке, миллион лет назад или во время последнего ледникового периода, скажем, 15000 лет назад — также дала бы преимущества. этому племени.

Таким образом, истоки стыда и вины возникли в долгой и медленной работе эволюционной истории.


Развитие чувства стыда в детстве

Стыд, таким образом, является очень примитивной эмоцией, имеющей большое влияние на ум.

По мере того, как мы растем, от младенцев до взрослых, стыд приобретает множество нюансов, таких как ветви и прутья, растущие из одного ствола.

Давайте рассмотрим четыре распространенных источника чувства стыда.

Во-первых, рассмотрим маленького ребенка, который постоянно сигнализирует о своем состоянии и своих потребностях. Возможно, ее опекуны обычно отвечают настроенностью, сочувствием и умелой реакцией: это посылает сообщения, связанные с положительными чувствами, о существовании и значении для ее опекунов, о нахождении внутри круга.

Или, может быть, ее опекуны игнорируют ее сигналы, или постоянно неверно их интерпретируют, или просто имеют своего рода пренебрежительный тон — «Я смирись с тобой, если ты не потребуешь от меня слишком многого» — или даже накажет ее за то, что она выразила свое мнение. нужды вообще: это посылает сообщения, связанные с негативными чувствами, о том, что они не имеют значения (а иногда даже не существуют), о нахождении вне круга.По мере того, как многие такие переживания накладываются друг на друга, растет ощущение того, что они нежелательны и лишены ценности.

В крайнем случае, в случаях серьезного пренебрежения и жестокого обращения, может возникнуть глобальное чувство никчемности.

Чаще всего заключается своего рода сделка, в которой ребенок узнает, что, пока он идет в определенных границах, — и препятствует определенным формам выражения своего истинного Я (ее истинные потребности, ее истинные чувства, ее истинное восприятие своего мира. ) — то поезд с припасами идет, и все хорошо.Но выйдите за эти границы и бух , это холодное изгнание или горячая атака.

Во-вторых, окружение ребенка — как взрослые, так и сверстники — будет хвалить определенные качества и поведение и критиковать или наказывать других. Такое поведение и качества ассоциируются с чувством собственного достоинства или стыда.

Например, психоаналитик Эрик Эриксон описал стыд с точки зрения стадий психосексуального развития Фрейда, как эмоцию, которая возникает естественным образом, когда то, что должно быть скрыто (например,г., выделения, половые органы). Но как ребенок узнает, что определенные естественные аспекты жизни должны быть скрыты без сообщений из его окружения.

Так что же подвергается критике? Безусловно, это специфическое поведение, и этому есть место в здоровом воспитании детей. Примеры: ударить своего младшего брата, солгать или украсть печенье другого ребенка. Даже если критика не так полезна, пока она остается на поведенческом уровне, это не так уж и плохо.

Но это случается редко.Это короткий переход от «Это было так глупо» к «Ты такой глупый», от критики действий к критике людей.

Эта критика часто передается неявно, как выражение пренебрежения, неуважения, презрения, презрения. Подумайте о силе человеческих обществ, когда одни группы институционализируют обесценивание других. Я до сих пор помню свой шок в 1963 году в Северной Каролине летом, когда я увидел на заправке три туалета с надписью «Men»,

.

«Женщины» и «Цветные.Как будто афро-американцы были чем-то другим, а не просто «обычными» мужчинами и женщинами, и не просто кем-то другим, а еще хуже, потому что не заслуживали отдельных ванных комнат для своих мужчин и женщин. Расизм определенно не исчез за последние 45 лет, и сегодня существуют другие формы девальвации; просто подумайте о том, как в наши дни навешивают ярлыки на арабов и других жителей Ближнего Востока, движимые страхом.

Такие исследователи, как Джон Готтман, обнаружили, что презрение обычно является самым разрушительным элементом в отношениях.Будьте с ним очень-очень осторожны. Это особенно коварно, когда мы чувствуем, что это оправдано, как и в случае с другими политиками, с которыми мы не согласны. Или те, кто в нашей повседневной жизни являются экспонатом А из-за того, что закатывают глаза и думают: «Ты, должно быть, шутишь!»

В свою очередь, эту критику личности в целом очень легко усвоить, и «ты такой глупый» превращается в «я такой глупый». Презрение к другим превращается в ненависть к себе. С точки зрения моделей транзактного анализа личности — классически ребенок / воспитывающий родитель / критически настроенный родитель.. . или современная формулировка жертвы / преследователя / защитника — интернализованный критик или преследователь имеет слишком много власти, а интернализованный заботящийся родитель или защитник слишком слаб.

В-третьих, мы очень социальные животные, с историей эволюции, которая связывает выживание с принадлежностью к группе, ее защитой, заботой и возможностями найти партнера и передать свои гены. Быть изгнанным, изгнанным, изгнанным, изгнанным и т. Д. — ужасная вещь, подвергаться воздействию холодных свистящих ветров элементального мира, блуждать в одиночестве и уязвимости по жизни.Традиционно это было самое суровое наказание, за исключением смерти, что позволяет увидеть его в перспективе.

Эти ассоциации активны где-то глубоко в мозгу, когда дошкольник подходит к группе детей, чтобы поиграть, и они игнорируют ее, когда ребенка выбирают последним в команду, когда вы проходите прослушивание для школьного спектакля и не получаете часть, когда вы подаете заявление в специальный колледж и не поступаете, когда вас не наняли на работу. . . всякий раз, когда действием или словом вам говорят: «Ты самое слабое звено!» «Ты уволен!» «Вас исключили с острова.”

Какое-то досадно, что существует странное заместительное злорадство schadenfreude — удовольствие от чужих страданий — в реалити-шоу, которые смотрят миллионы, в которых одного человека за другим публично презирают и отвергают, пока не останется только один. . . «Американский идол!!!!!» Это что-то вроде современного эквивалента гладиаторских сражений в древнеримском Колизее.

Эти ассоциации со смертельным изгнанием также возникают в контексте один-на-один, когда кто-то не хочет быть вашим другом, любовником или товарищем.. . особенно, если они были такими для вас — и больше этого не хотят. Когда эти события происходят, преследуемые их древними тенями, они обычно вызывают сильное и болезненное чувство нежелания — потому что, на самом деле, это действительно так.

В-четвертых, чтобы функционировать в жизни, нам нужно учиться на собственном опыте, а для этого нужна обратная связь. Мы должны посмотреть в зеркало и посмотреть, не застрял ли в зубах шпинат. Нам нужно, чтобы этот внутренний оценщик постоянно регистрировал: что сработало, а что нет; это помогло, а это больно.

Пока оценщик проницателен и дружелюбен, это прекрасный внутренний ресурс. Но если он становится резким — часто из-за поглощения эмоциональных остатков гнева и презрения других или значений, полученных из социальных исключений, — он может превратиться в ужасную обезьяну на вашей спине. . . на самом деле, хуже того, ужасно рычащая плюющаяся обезьяна в вашем сознании. Этот негативистский оценщик размывается вместе с внутренним критиком / преследователем, а затем постоянно ищет расхождения между «должен» и «сделал».”

С каждым ударом критического удара оценщик становится немного сильнее, а внутреннее «я» становится немного более запуганным и смиренным.

Так оно и есть, и вот мы сегодня здесь.

Эти четыре источника чувства стыда усугубляются рядом внешних факторов, таких как:

• Принадлежность к группе, имеющей ассоциации с низким статусом, например, этнические и религиозные меньшинства, женщины, гомосексуальная ориентация, бедные, полные

• Распад традиционных общинных структур, которые давали людям чувство принадлежности и ценности

• Продление периода, в течение которого молодежь учится в школе и не может (обычно) вносить значительный вклад в жизнь общества

• События, бросающие вызов самооценке, e.g., сокращение компании, (часто) становление матерью, развод, холодные или отверженные дети-подростки (или взрослые), болезнь или инвалидность (или даже старение), которые ставят под угрозу способность делать то, что дает чувство ценности

• Сложность и неоднозначность современных возможностей и ожиданий — палка о двух концах. В наши дни есть так много вариантов выбора, что есть еще много способов ошибиться или потерпеть неудачу в любом из них. И это особенно ярко проявляется в американской культуре, которая приравнивает ценность к успеху.

Эти внешние факторы добавляют к пережитой истории несоответствия, которая похоронена в эмоциональной памяти. Они также усугубляют любые текущие проблемы с самооценкой.

Итак — в результате этих четырех источников переживаний спектра стыда, усугубленных внешними факторами, внутри нас есть контуры стыда, которые готовы, желают и могут быть активированы любым подходящим триггером. Вот почему мелочи могут иметь такое большое влияние: это всего лишь крошечная искра, да, но там есть эта куча динамита.. .

А потом мы часто добавляем оскорбление к травме, стыдясь стыда!


Упражнение: «Какое у вас хорошее качество?»

Возможно, вам придется проявить немного творчества, чтобы выполнить это упражнение самостоятельно или, что еще лучше, с другом. И, пожалуйста, вспомните о перспективах выполнения упражнений в самом начале этой статьи.

Вот инструкции к упражнению, которые вы можете свободно адаптировать:

«А задает Б эти вопросы или их вариации: какое у вас хорошее качество? Что хорошего ты сделал?

Отвечая на вопрос, Б находит лаконичный ответ.Ничего страшного, если А нужно спросить что-то для разъяснения, но в основном А. выслушивает.

Затем A заглядывает внутрь и искренне говорит B: Я вижу в тебе ___________. Или: я верю _________ в отношении вас. А, говорите только то, что искренне думаете.

Когда A говорит, B сосредотачивается на обычном, но жизненно важном опыте получения хорошего качества или достижения, увиденного другим человеком. Небольшое напоминание из предыдущих уроков о трех шагах, чтобы принять хорошее: позвольте хорошему событию (видению того, что происходит вокруг вас) почувствовать себя как хороший опыт.Сделайте так, чтобы этот хороший опыт был значительным и сильным для вашего ума и тела, смаковал его и продлил. Почувствуйте, как хороший опыт проникает в вас, проникает в ваше тело и разум, становится частью вас.

Тогда А задайте вопрос еще раз — Какое у вас хорошее качество? Или: Что хорошего вы сделали? — и повторите процесс.

Через 5 минут я позвоню в куранты и попрошу вас поменяться ролями

Хорошо, давайте начнем.


Упражнение: «Отпустить стыд»

Если хотите, вы можете перейти непосредственно от предыдущего упражнения к этому.Вот инструкции к упражнению, которые вы можете свободно адаптировать:

«Представьте, что вы сидите на берегу мощной реки в прекрасный солнечный день. Вы чувствуете себя в безопасности, довольны и сильны.

Представьте, что с вами сидит мудрое и благосклонное существо. Возможно, кого-то вы знаете лично, возможно, историческую личность, возможно, ангела-хранителя и т. Д. В глубине души знайте, что это очень мудрое, честное и заботливое существо.

Представьте себе маленькую лодку, привязанную к берегу реки, рядом с вами.Представьте себе пустой и открытый ящик в лодке, до которого вы легко можете добраться.

Хорошо.

Теперь, продолжая сосредотачиваться на чувстве собственного достоинства и благополучия, легко вспомните то, чего вы стыдитесь. Представьте его, чем бы он ни был, как небольшой объект на земле перед вами.

Представьте, что существо говорит вам или что вы рассказываете существу о некоторых из многих причин и условий, которые привели к тому, что вам стыдно. Вам не нужна вся история; Часто несколько секунд в вашем воображении могут резюмировать суть дела.

С этим кратким описанием причин стыда посмотрите, почувствуете ли вы, что отпускаете внутрь.

Если хотите, в своем воображении поклонитесь объекту, олицетворяющему стыд: он существует, это то, что есть.

Затем поместите объект в коробку и отпустите его столько, сколько сможете.

А теперь вспомните то, чего вы стыдитесь. Представьте его, чем бы он ни был, как небольшой объект на земле перед вами.

Я буду повторять инструкции и не стесняйтесь двигаться в своем собственном темпе, замедляясь, чтобы сосредоточиться на определенных частях, или ускоряясь, чтобы пройти через них к дополнительным вещам, которые вы хотели бы добавить в лодку.

[Повторите столько раз, сколько хотите.]


Упражнение: «Присутствие _______ во Мне. . . ”

Если хотите, вы можете перейти непосредственно от предыдущего упражнения к этому, хотя для этого вам определенно понадобится партнер. Вот оригинальные инструкции к упражнению из нашего сценария, которые вы можете свободно адаптировать:

«Найдите партнера, выберите« А »и« Б », и сначала« А », после чего вы будете ходить туда-сюда.

A, найдите в себе положительное качество, которое, как вы почувствуете, также присутствует в Б.Затем скажите B: Присутствие _________ во мне распознает присутствие __________ в вас.

И А, и Б требуется некоторое время (часто всего несколько секунд), чтобы это зарегистрировать, а затем настала очередь Б сказать что-то в форме: «Присутствие _________ во мне означает присутствие __________ в вас».

Примеры включают:

• Присутствие во мне заботы признает присутствие заботы в вас.

• Присутствие счастья во мне признает присутствие счастья в вас.

• Присутствие любящего существа в пустыне во мне признает присутствие любящего существа в пустыне в вас.

• Присутствие глупости во мне распознает присутствие глупости в вас.

• Присутствие силы во мне признает присутствие силы в вас.

Это нормально — называть хорошие качества в себе или другом человеке без ложной скромности или страха лести. Это факты, а не комплименты. И это нормально, если эти качества не присутствуют постоянно; возможно, они глубоко внутри, даже прикрыты, и им можно было бы помочь, вызвав их наружу.

Это упражнение может быть очень мощным, доставлять удовольствие и позволять погрузиться в прекрасные чувства, которые оно вызывает ».


Заключение

В предстоящие дни и недели мы призываем вас продолжать двигаться от стыда к достоинству.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.