Психика и бессознательное – СОЗНАТЕЛЬНОЕ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ В ПСИХИКЕ ЧЕЛОВЕКА

Сознание и бессознательное в психике и поведении человека

Главная»Статьи»Сознание и бессознательное в психике и поведении человека

Опубликовано: 31 мая 2016 в 09:30

Сознание — высший уровень психического отражения, присущий только человеку. Сознание человека — это не статическая, а постоянно изменяющаяся субстанция. Причина такого изменения в меняющихся образах окружающей действительности и постоянном усвоении внутреннего и внешнего опыта.

Сознание характеризуется активностью, интенциональностью (направленностью на предмет), мотивацией, рефлексией (оценкой себя), самонаблюдением, уровнями ясности. Другими словами, сознание — это восприятие и знание самого себя. Причем постоянное знание о себе: о своих мыслях, действиях, своем состоянии и др.

Характеристики сознания

Чтобы понять суть понятия сознания, нужно определить характеристики сознания:

  1. Сознание — совокупность знаний об окружающем. В структуру сознания входят познавательные процессы, благодаря которым человек постоянно получает информацию об окружающем и самом себе, что обогащает его знания. К познавательным процессам относят ощущения, восприятие, память, мышление, воображение. На основе отражения действительности через образы возникает чувственная картина мира — то, как человек воспринимает окружающее в данный момент. Каждый психический процесс при этом выполняет свою функцию в конкретизации этой картины. Нарушение любого из этих процессов неизбежно приведет к разрушению общей картины и распаду сознания.
  2. Закрепление в сознании различий восприятия субъекта и объекта. Человек — единственное существо, которое способно направить свою энергию на познание самого себя. Осознание самого себя и отделение себя от окружающего — есть суть сознания.
  3. Определение цели деятельности. Любая деятельность имеет цель и мотив. В процессе деятельности принимаются решения, определяются действия, которые согласуются с внешними факторами. Человек — единственный живой организм, который может действовать не согласно условиям, а вопреки им. Он подчиняется цели деятельности и, благодаря волевым усилиям, преодолевает препятствия для реализации поставленной цели.
  4. Включение чувственного отношения. Человек обладает высшими чувствами, которые определяют его отношения к окружающему миру и другим людям. В чувственном отношении находят отражение общественные отношения, отношения друг к другу, предметам и объектам окружающего.

Важным условием существования сознания со всеми его характеристиками является язык. Речь — это особая сигнальная система, которая позволяет: существовать большинству психических процессов, усваивать исторический опыт, осознавать себя.

Бессознательное в психике человека

Бессознательное — это совокупность психических процессов и состояний, в осуществлении которых человек не отдает себе полного отчета. Бессознательное отражает действительность таким образом, что может быть утрачена ориентация в пространстве и времени, то есть нарушается регулирование поведения с помощью речи.

Виды бессознательных явлений:

  • Привычные действия. Например, чтобы сказать слово мы не даем команды артикуляционному аппарату, чтобы сжать губы, направить поток воздуха и т.д. Звуки воспроизводятся бессознательно и собираются в слова и речь. При этом сама речь является осознанным явлением. Также протекает завязывание шнурков, нанесение макияжа. Общие действия осознанны, а их компоненты часто являются бессознательными.
  • Сопроводительные действия. Классическим примером бессознательных сопроводительных действий может быть наблюдение за человеком в процессе деятельности. Некоторые люди могут высовывать язык при рисовании, совершать беспорядочные действия ногами и руками. Женщины часто бессознательно открывают рот при нанесении туши для ресниц.
  • Патологические явления в психике. Определенные психические заболевания и состояния человека могут сопровождаться бредом, галлюцинациями, которые протекают совершенно бессознательно.
  • Неосознаваемые установки — готовность организма реагировать определенным образом на некоторые раздражители (резкий скачок при опасности, громкий крик и т. д.).

Неосознаваемые механизмы сознания

Существуют явления, которые совмещают в себе бессознательное и сознательное:

  • неосознаваемые побудители сознательных действий: сон и сновидения, оговорки, описки, невротические симптомы;
  • надсознательные процессы — решение творческих задач, которые не поддаются обычными контролю.

Сознание — это высшая форма функционирования головного мозга, которая выражается в целенаправленном отражении окружающего мира, в целенаправленном осуществлении деятельности.

Бессознательное — совокупность неосознаваемых состояний, актов и действий.  Бессознательное относится к такой форме, которая делает процесс контроля за процессом и результатом невозможным.

Бессознательное имеет большое значение в деятельности психики. Благодаря этому явлению мы совершаем большинство движений. Психическая деятельность включает огромное количество действий и процессов. При этом сознание является самым сложным процессом.

Похожие материалы:

www.psyportal.net

Психика, сознание, бессознательное. Мышление и речь (сборник)

Психика, сознание, бессознательное

[27]

Три слова, вынесенные в заголовок нашего очерка: психика, сознание и бессознательное, – означают не только три центральных и основных психологических вопроса, но являются в гораздо большей степени вопросами методологическими, т. е. вопросами о принципах построения самой психологической науки. Это превосходно выразил Т. Липпс в известном определении проблемы подсознательного, гласящем, что подсознательное не столько психологический вопрос, сколько вопрос самой психологии.

То же самое имел в виду и Г. Геффдинг, когда введение понятия бессознательного в психологии приравнивал по значению к понятию потенциальной физической энергии в физике. Только с введением этого понятия становится вообще возможна психология как самостоятельная наука, которая может объединять и координировать факты опыта в известную систему, подчиненную особым закономерностям. Г. Мюнстерберг, обсуждая этот же самый вопрос, проводит аналогию между проблемой бессознательного в психологии и проблемой наличия сознания у животных. На основании одних наблюдений, говорит он, нельзя решить, которое из различных объяснений этих проблем правильно. Мы должны решить это прежде, чем приняться за изучение фактов.

Другими словами, вопрос – обладают ли животные сознанием или нет – нельзя решить опытным путем, это вопрос гносеологический. Точно так же и здесь: ни одно анормальное переживание не может само по себе служить доказательством того, что требуется психологическое, а не физиологическое объяснение. Это философский вопрос, который должен быть решен теоретически, прежде чем мы можем приняться за объяснение специальных фактов.

Мы видим, что целые системы и психологические направления получают совершенно своеобразное развитие в зависимости от того, как они объясняют для себя три стоящих в заголовке этого очерка слова. Достаточно в качестве примера напомнить психоанализ, построенный на понятии бессознательного, и сравнить с ним традиционную эмпирическую психологию, изучающую исключительно сознательные явления.

Достаточно, далее, вспомнить объективную психологию И. П. Павлова и американских бихевиористов, совершенно исключающих психические явления из круга своего исследования, и сравнить их со сторонниками так называемой понимающей, или описательной, психологии, единственная задача которой – анализ, классификация и описание феноменов психической жизни без всякого обращения к вопросам физиологии и поведения, – стоит только вспомнить все это для того, чтобы убедиться, что вопрос о психике, сознательном и бессознательном имеет определяющее методологическое значение для всякой психологической системы. В зависимости от того, как решается этот основной для нашей науки вопрос, находится и самая судьба нашей науки.

Для одних она перестает существовать вовсе, заменяясь настоящей физиологией головного мозга или рефлексологией, для других она превращается в эйдетическую психологию или чистую феноменологию духа, третьи, наконец, ищут путей к осуществлению синтетической психологии. Мы подойдем к этому вопросу не с исторической или критической стороны, мы не станем рассматривать во всей полноте важнейшие типы понимания всех этих проблем, мы с самого начала ограничим задачу рассмотрением значения всех трех мотивов в системе объективной научной психологии.

Возможность психологии как самостоятельной науки до самого последнего времени ставилась в зависимость от признания психики самостоятельной сферой бытия. До сих пор еще широко распространено мнение, что содержание и предмет психологической науки составляют психические явления или процессы и что, следовательно, психология как самостоятельная наука возможна только на основе идеалистического философского допущения самостоятельности и изначальности духа наравне с материей.

Так и поступают большинство идеалистических систем психологии, которые стремятся эмансипировать психологию от ее естественной тенденции срастись с естествознанием, от «утонченного материализма» (по выражению В. Дильтея), который проникает в нее из физиологии. Э. Шпрангер, один из главнейших современных представителей понимающей психологии, или психологии как науке о духе, выдвинул в последние годы требование, которое фактически означает, что психология должна разрабатываться исключительно психологическим методом. Для него совершенно ясно, что разработка психологии психологическим методом необходимо предполагает отказ от всякого рода физиологических объяснений в психологии и переход к объяснению психических явлений из психических же.

Ту же мысль высказывают иногда и физиологи. Так, Павлов вначале, при исследовании психического слюноотделения, приходил к выводу, что психический акт, страстное желание еды, бесспорно, является раздражителем центров слюнных нервов. Как известно, в дальнейшем он отказался от этого взгляда и пришел к выводу, что при изучении поведения животных, и психического слюноотделения в частности, необходимо не ссылаться на всевозможные психические акты. Такие выражения, как «страстное желание еды», «собака вспомнила», «собака догадалась», были строго-настрого изгнаны из его лаборатории, и введен особый денежный штраф с сотрудников, которые в процессе работы прибегали к подобным психологическим выражениям для объяснения того или иного поступка животного.

Ссылаясь на психические акты, по мнению Павлова, мы тем самым становимся на путь беспричинного адетерминистического мышления и сходим со строгого пути естествознания. Поэтому истинный путь к разрешению проблемы поведения и к овладению поведением лежит, по его мнению, через настоящую физиологию головного мозга, которая может исследовать нервные связи и соответствующие им связи рефлексов и других единиц поведения совершенно так, как если бы они никакими психическими явлениями не сопровождались вовсе.

И. П. Павлов доказал, и в этом заключается его огромная заслуга, что можно физиологически истолковать поведение, совершенно не пытаясь проникнуть во внутренний мир животного, и что это поведение может быть с научной точностью объяснено, подчинено известным закономерностям и даже предсказано вперед, без всякой попытки составить себе хотя бы смутное и отдаленное представление о переживаниях животного. Иначе говоря, Павлов показал, что возможно объективно-физиологическое изучение поведения, по крайней мере животного, но в принципе и людей, изучение, игнорирующее психическую жизнь.

Вместе с тем Павлов, подчиняясь той же самой логике, что и Э. Шпрангер, отдает богу богово и кесарю – кесарево, оставляя за физиологией объективный, а за психологией субъективный подходы к поведению. И для Павлова психологическое и психическое совершенно совпадают друг с другом. Этот вопрос совершенно неразрешим, как показала вся история нашей науки, на почве того философского основания, на котором стояла психология до сих пор. Создавалось положение, которое можно выразить суммарно, как итог, всего длительного исторического развития нашей науки.

С одной стороны, полное отрицание возможностей изучать психику, игнорирование ее, ибо изучение ее ставит нас на путь беспричинного мышления. В самом деле, психическая жизнь характеризуется перерывами, отсутствием постоянной и непрерывной связи между ее элементами, исчезновением и появлением вновь этих элементов. Поэтому невозможно установить причинные отношения между отдельными элементами, и в результате – необходимость отказаться от психологии как естественнонаучной дисциплины. «С точки зрения психологии, – говорит Г. Мюнстерберг, – даже и между вполне сознательными явлениями психической жизни нет действительной связи и они не могут являться причинами или служить объяснением чему-либо. Поэтому во внутренней жизни, как ее рассматривает психология, нет прямой причинности, поэтому причинное объяснение приложимо к психическим явлениям только извне, поскольку их можно рассматривать как дополнение физиологических процессов».

Итак, один путь приводит к полному отрицанию психики, а следовательно, и психологии. Остаются два других пути, не менее интересных и не менее ярко свидетельствующих о том тупике, в который была заведена историческим развитием наша наука.

Первый из них – это та описательная психология, о которой мы уже говорили. Она принимает психику за совершенно обособленную сферу действительности, в которой не действуют никакие законы материи и которая является чистым царством духа. В этой чисто духовной области невозможны никакие причинные отношения, здесь нужно добиваться понимания, выяснения смыслов, установления ценностей, здесь можно описывать и расчленять, классифицировать и устанавливать структуры. Эту психологию, под именем описательной, противопоставляют объяснительной психологии, изгоняя тем самым задачи объяснения из области науки.

Ее-то – описательную психологию – в качестве науки о духе противопоставляют естественнонаучной психологии. Таким образом, и здесь психология разбивается на две части, взаимно не связанные друг с другом. В описательной психологии господствуют совершенно другие приемы познания: здесь не может быть речи об индукции и о других приемах в установлении эмпирических законов. Здесь господствует аналитический, или феноменологический, метод, метод сущностного усмотрения, или интуиции, который позволяет анализировать непосредственные данные сознания.

«В области сознания, – говорит Э. Гуссерль, – разница между явлением и бытием уничтожена». Здесь все то, что кажется, действительно. Поэтому психология этого рода гораздо ближе напоминает геометрию, чем какую-либо естественную науку, например физику; она должна превратиться в математику духа, о которой мечтал Дильтей. Само собой разумеется, что при этом психическое отождествляется всецело с сознательным, так как интуиция предполагает непосредственное осознавание своих переживаний. Но есть еще один метод в психологии, который, как отмечает Э. Шпрангер, также следует выдвинутому им принципу: психологическое – психологически, но только идет обратным путем. Для этого направления психическое и сознательное – не синонимы. Центральным понятием психологии является бессознательное, которое позволяет заполнить недостающие пробелы психической жизни, установить отсутствующие причинные связи, мысленно продолжить описание психических явлений в тех же терминах дальше, считая, что причина должна быть однородна со следствием или, во всяком случае, находиться с ним в одном и том же ряду.

Таким образом сохраняется возможность психологии как особой науки. Но эта попытка в высшей степени двойственная, так как заключает в себе две, по существу, разнородные тенденции. Шпрангер со всей справедливостью говорит, что Фрейд, главный представитель этой теории, молчаливо исходит из того же самого принципа, что и понимающая психология: в области психологии нужно строить познание чисто психологически, поскольку это возможно. Преждевременные или случайные экскурсы в область анатомического и физиологического хотя и могут вскрывать психофизические связи как факты, но нисколько не помогут нам понять что-либо.

Попытка Фрейда заключается в тенденции продолжить осмысленные связи и зависимости психических явлений в область бессознательного, предположить, что за сознательными явлениями стоят обусловливающие их бессознательные, которые могут быть восстановлены путем анализа следов и толкования их проявлений. Но тот же Шпрангер делает Фрейду жесткий упрек: в этой теории он замечает своеобразное теоретическое заблуждение. Он говорит, что если у Фрейда преодолен физиологический материализм, то продолжает существовать материализм психологический, молчаливая метафизическая предпосылка, заключающаяся в том, что само собой разумеется наличие сексуального влечения, а все остальные должны быть поняты, исходя из него.

И в самом деле, попытка создать психологию при помощи понятия о бессознательном является здесь двойственной попыткой: с одной стороны, родственной идеалистической психологии, поскольку выполняется завет объяснения психических явлений из психических же, с другой – поскольку вводится идея строжайшего детерминизма всех психических проявлений, а основа их сводится к органическому, биологическому влечению, именно инстинкту продолжения рода, постольку Фрейд становится на почву материализма.

Таковы три пути: отказ от изучения психики (рефлексология), «изучение» психики через психическое же (описательная психология) и познание психики через бессознательное (Фрейд). Как видим, это три совершенно различные системы психологии, получающиеся в зависимости от того, как решается основной вопрос относительно понимания психики в каждой из них. Мы уже сказали, что историческое развитие нашей науки завело эту проблему в безвыходный тупик, из которого нет иного выхода, кроме отказа от философского основания старой психологии.

Только диалектический подход к этой проблеме открывает, что в самой постановке всех решительно проблем, связанных с психикой, сознанием и бессознательным, допускалась ошибка. Это были всегда ложно поставленные проблемы, а потому и неразрешимые. То, что совершенно непреодолимо для метафизического мышления, именно глубокое отличие психических процессов от физиологических, несводимость одних к другим, не является камнем преткновения для диалектической мысли, которая привыкла рассматривать процессы развития как процессы, с одной стороны, непрерывные, а с другой – сопровождающиеся скачками, возникновением новых качеств.

Диалектическая психология исходит раньше всего из единства психических и физиологических процессов. Для диалектической психологии психика не является, по выражению Спинозы, чем-то лежащим по ту сторону природы или государством в государстве, она является частью самой природы, непосредственно связанной с функциями высшей организованной материи нашего головного мозга. Как и вся остальная природа, она не была создана, а возникла в процессе развития. Ее зачаточные формы заключены уже везде – там, где в живой клетке содержатся свойства изменяться под влиянием внешних воздействий и реагировать на них.

Где-то, на какой-то определенной ступени развития животных, в развитии мозговых процессов произошло качественное изменение, которое, с одной стороны, было подготовлено всем предшествующим ходом развития, а с другой – являлось скачком в процессе развития, так как знаменовало собой возникновение нового качества, не сводимого механически к более простым явлениям. Если принять эту естественную историю психики, станет понятна и вторая мысль, заключающаяся в том, что психику следует рассматривать не как особые процессы, добавочно существующие поверх и помимо мозговых процессов, где-то над или между ними, а как субъективное выражение тех же самых процессов, как особую сторону, особую качественную характеристику высших функций мозга.

Психический процесс путем абстракции искусственно выделяется или вырывается из того целостного психофизиологического процесса, внутри которого он только и приобретает свое значение и свой смысл. Неразрешимость психической проблемы для старой психологии и заключалась в значительной степени в том, что из-за идеалистического подхода к ней психическое вырывалось из того целостного процесса, часть которого оно составляет, и ему приписывалась роль самостоятельного процесса, существующего наряду и помимо процессов физиологических.

Напротив, признание единства этого психофизиологического процесса приводит нас с необходимостью к совершенно новому методологическому требованию: мы должны изучать не отдельные, вырванные из единства психические и физиологические процессы, которые при этом становятся совершенно непонятными для нас; мы должны брать целый процесс, который характеризуется со стороны субъективной и объективной одновременно.

Однако признание единства психического и физического, выражающееся, во-первых, в допущении, что психика появилась на известной ступени развития органической материи, и, во-вторых, что психические процессы составляют неотделимую часть более сложных целых, вне которых они не существуют, а значит, и не могут изучаться, не должно привести нас к отождествлению психического и физического.

Существует два основных вида подобного отождествления. Один из них характерен для того направления идеалистической философии, которое нашло отражение в трудах Э. Маха, а другой характерен для механистического материализма и французских материалистов XVIII в. Последний взгляд заключается в том, что психический процесс отождествляется с физиологическим нервным процессом и сводится к последнему. В результате проблема психики уничтожается вовсе, разница между высшим психическим поведением и допсихическими формами приспособления стирается. Неоспоримое свидетельство непосредственного опыта уничтожается, и мы приходим к неизбежному и непримиримому противоречию со всеми решительно данными психического опыта.

Другое отождествление, характерное для махизма, заключается в том, что психическое переживание, например ощущение, отождествляется с соответствующим ему объективным предметом. Как известно, в философии Маха такое отождествление приводит к признанию существования элементов, в которых нельзя отличить объективного от субъективного.

Диалектическая психология отказывается и от того и от другого отождествления, она не смешивает психические и физиологические процессы, она признает несводимое качественное своеобразие психики, она утверждает только, что психологические процессы едины. Мы приходим, таким образом, к признанию своеобразных психофизиологических единых процессов, представляющих высшие формы поведения человека, которые мы предлагаем называть психологическими процессами, в отличие от психических и по аналогии с тем, что называется физиологическими процессами.

Легко может возникнуть вопрос: почему процессы, психофизиологические по природе, как уже сказано, не называть этим двойным именем? Нам кажется: главный повод заключается в том, что, называя эти процессы психологическими, мы исходим из чисто методологического определения их, мы имеем в виду процессы, изучаемые психологией, и этим подчеркиваем возможность и необходимость единого и целостного предмета психологии как науки. Наряду с этим и не совпадая с ним, может существовать и психофизиологическое изучение – психологическая физиология или физиологическая психология, которая ставит своей специальной задачей установление связей и зависимостей, существующих между одним и другим родом явлений.

Здесь, однако, нередко в нашей психологии делается существенная ошибка; эта диалектическая формула единства, но не тождества психического и физиологического процессов понимается часто ложно и приводит к противопоставлению психического физиологическому, в результате чего возникает мысль о том, что диалектическая психология должна складываться из чисто физиологического изучения условных рефлексов и интроспективного анализа, которые механически объединяются друг с другом. Ничего более антидиалектического и представить себе нельзя.

Все своеобразие диалектической психологии в том и заключается, что она пытается совершенно по-новому определить предмет своего изучения. Это есть целостный процесс поведения, который тем и характерен, что имеет свою психическую и свою физиологическую стороны, но психология изучает его именно как единый и целостный процесс, только так стараясь найти выход из создавшегося тупика. Мы могли бы напомнить здесь предостережение, которое делал В. И. Ленин в книге «Материализм и эмпириокритицизм» против неверного понимания этой формулы. Он говорил, что противопоставление психического и физического совершенно необходимо в узких пределах постановки гносеологических задач, но что за этими пределами такое противопоставление было бы грубой ошибкой.

В том и заключается методологическая трудность психологии, что ее точка зрения есть точка зрения реально-научная, онтологическая, и в ней-то это противопоставление и было бы ошибкой. Насколько в гносеологическом анализе мы должны строго противопоставлять ощущение и объект, настолько в психологическом мы не должны противопоставлять психический процесс и физиологический.

Рассмотрим теперь с этой точки зрения, какой же выход из тупика намечается при принятии этих положений. Как известно, две основные проблемы до сих пор еще не разрешены для старой психологии: проблема биологического значения психики и выяснения условий, при которых мозговая деятельность начинает сопровождаться психологическими явлениями. Такие антиподы, как объективист В. М. Бехтерев и субъективист К. Бюлер, одинаково признают, что мы ничего не знаем о биологической функции психики, но что нельзя допустить, будто природа создает лишние приспособления, и что, раз психика возникла в процессе эволюции, она выполняет какую-то, хотя нам еще совершенно непонятную, функцию.

Мы думаем, что неразрешимость этих проблем заключается уже в их ложной постановке. Нелепо раньше вырвать известное качество из целостного процесса и затем спрашивать о функции этого качества, как если бы оно существовало само по себе, совершенно независимо от того целостного процесса, качеством которого оно является. Нелепо, например, отделив от солнца его теплоту, приписывать ей самостоятельное значение и спрашивать, какое значение и какое действие может оказать эта теплота.

Но именно так поступала психология до сих пор. Она открывала психическую сторону явлений и затем пыталась показать, что психическая сторона явлений ни на что не нужна, что сама по себе она не в состоянии произвести никаких изменений в мозговой деятельности. Уже в самой постановке этого вопроса заключается ложное предположение, что психические явления могут действовать на мозговые. Нелепо спрашивать, может ли данное качество действовать на предмет, качеством которого оно является.

Самое предположение, что между психическими и мозговыми процессами может существовать взаимоотношение, уже наперед предполагает представление о психике как об особой механической силе, которая, по мнению одних, может действовать на мозговые процессы, по мнению других, может протекать только параллельно им. Как в учении о параллелизме, так и о взаимодействии содержится эта ложная предпосылка; только монистический взгляд на психику позволяет поставить вопрос о биологическом значении психики совершенно иначе.

Повторяем еще раз: нельзя, оторвав психику от тех процессов, неотъемлемую часть которых она составляет, спрашивать, для чего она нужна, какую роль в общем процессе жизни она выполняет. На деле существует психический процесс внутри сложного целого, внутри единого процесса поведения, и, если мы хотим разгадать биологическую функцию психики, надо поставить вопрос об этом процессе в целом: какую функцию в приспособлении выполняют эти формы поведения? Иначе говоря, надо спрашивать о биологическом значении не психических, а психологических процессов, и тогда неразрешимая проблема психики, которая, с одной стороны, не может явиться эпифеноменом, лишним придатком, а с другой – не может ни на йоту сдвинуть ни один мозговой атом, – эта проблема оказывается разрешимой.

Как говорит Коффка, психические процессы указывают вперед и далее себя на сложные психофизиологические целые, частью которых они сами являются. Эта монистическая целостная точка зрения и заключается в том, чтобы рассматривать целое явление как целое, а его части как органические части этого целого. Таким образом, вскрытие многозначительной связи между частями и целым, умение взять психический процесс как органическую связь более сложного целого процесса – в этом и заключается основная задача диалектической психологии.

В этом смысле разрешал еще Г. В. Плеханов основной спор о том, могут ли психические процессы влиять на телесные. Во всех случаях, где рассказывается о влиянии психических процессов, вроде испуга, сильного огорчения, тягостных переживаний и т. д., на телесные процессы, факты большей частью передаются верные, но истолкование их дается неправильное. Во всех этих случаях, конечно, не само по себе переживание, не сам по себе психический акт (как говорил Павлов, страстное желание еды) воздействуют на нервы, но соответствующий этому переживанию физиологический процесс, составляющий с ним одно целое, приводит к тому результату, о котором мы говорим.

В том же смысле А. Н. Северцов говорит о психике как о высшей форме приспособления животных, имея в виду по существу не психические, а психологические процессы в том смысле, как мы это разъяснили выше.

Ложным, таким образом, в старой точке зрения является представление о механическом действии психики на мозг. Старые психологи мыслят ее как вторую силу, существующую наряду с мозговыми процессами. Вместе с тем мы приходим к центральному пункту всей нашей проблемы.

Как мы уже указывали выше, Гуссерль за исходную точку берет положение, что в психике разница между явлением и бытием уничтожена: стоит только допустить это, и мы с логической неизбежностью приходим к феноменологии, ибо тогда оказывается, что в психике нет разницы между тем, что кажется, и тем, что есть. То, что кажется, – явление, феномен – и есть истинная сущность. Нам остается только констатировать эту сущность, усматривать ее, различать и систематизировать, но науке в эмпирическом смысле здесь делать нечего.

К. Маркс по поводу аналогичной проблемы говорил: «…если бы форма проявления и сущность вещей непосредственно совпадали, то всякая наука была бы излишня». В самом деле, если бы вещи были непосредственно тем, чем они кажутся, то не нужно было бы никакое научное исследование. Эти вещи надо было бы регистрировать, подсчитывать, но не исследовать. Сходное положение создается в психологии, когда мы отрицаем в ней разницу между явлением и бытием. Там, где бытие непосредственно совпадает с явлением, нет места для науки, а есть место только для феноменологии.

При старом понимании психики было совершенно невозможно найти выход из этого тупика. Нелепо было ставить самый вопрос о том, что и в психике следует различать между явлением и бытием. Но вместе с изменением основной точки зрения, с подстановкой психологических процессов на место психических в психологии становится возможно применение точки зрения Л. Фейербаха, который говорил: в самом мышлении не уничтожена разница между явлением и бытием; и в мышлении надо различать мышление и мышление мышления.

Если принять во внимание, что предмет психологии – целостный психофизиологический процесс поведения, то становится совершенно понятным, что он не находит полного адекватного выражения в одной психической части, да еще преломленной через особое самовосприятие. Самонаблюдение дает нам фактически всегда данные самосознания, которые могут искажать и неизбежно искажают данные сознания. Эти же последние, в свою очередь, никогда полностью и прямо не обнаруживают свойств и тенденций всего целостного процесса, часть которого они составляют. Отношения между данными самосознания и сознания, между данными сознания и процессом совершенно тождественны с отношениями между явлением и бытием.

Новая психология со всей решительностью утверждает, что и в мире психики явление и бытие не совпадают. Нам может казаться, что мы что-нибудь делаем по известной причине, а на самом деле причина будет другой. Мы можем со всей очевидностью непосредственного переживания полагать, что мы наделены свободной волей, и жестоко в этом обманываться. Мы приходим здесь к другой центральной проблеме психологии.

Старая психология отождествляла психику и сознание. Все психическое тем самым было уже и сознательным. Например, психологи Ф. Брентано, А. Бэн и другие утверждали, что самый вопрос о существовании бессознательных психических явлений противоречив уже в определении. Первым и непосредственным свойством психического является то, что оно нами сознается, переживается, что оно нам дано в непосредственном внутреннем опыте, и поэтому самое выражение «бессознательная психика» казалось старым авторам такой же бессмыслицей, как выражение «круглый квадрат» или «сухая вода».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Сознательное и бессознательное человеческой психики

Человеческая психика - это очень интересный феномен. Сформировавшись в процессе исторической эволюции, представляет собой высшую ступень развития. Благодаря наличию опережающего и активного отражения, которое осуществляется головным мозгом и органами чувства, человек способен не только адаптироваться к окружающей действительности, но активно и постоянно ее изменять.

Именно благодаря тому, что психика является настолько сложной, "выделилось" два пласта - сознательное и бессознательное. Изучению этого аспекта было посвящено большое количество работ ученого З.Фрейда, который смог многое объяснить в их функционировании, ответить на некоторые базовые вопросы.

В древности считалось, что у человека имеется исключительно сознание, поэтому он может управлять практически всем. Но  диссонанс, который имеется в психической жизни, постоянно ставил новые вопросы. Люди всегда хотели найти ответ на следующие вопросы:

  1. Как возникают сны?
  2. Каким образом можно их трактовать?
  3. Почему у человека возникают мечты?
  4. Как формируются автоматические действия и навыки?
  5. Из-за чего человек делает описки и оговорки?
  6. Как возникает сильное желание?

Поэтому  рано или поздно вопрос о том, что существует сознательное и бессознательное в психике человека, должен был возникнуть. Последний же феномен рассматривался учеными, как копилка всех вытесненных, тайных мыслей и желаний человека.

Но  нельзя говорить о том, что сознательное и бессознательное имеют тесную взаимосвязь. Если быть точнее, то они, скорее всего, выступают в качестве "соседей", которые живут в одном доме, но очень редко посещают друг друга. Так, человек, который находится в сознании, не всегда может догадаться о скрытых своих мыслях и желаниях, которые хранятся в бессознательном. Эти соседи не всегда хорошо "ладят между собой" и не знают до конца то, что "делает" другой. Рассмотрим более подробно, как сознательное и бессознательное между собой "договаривается", опираясь на концепцию структуры личности, которую разработал З.Фрейд.

Согласно ей, наше сознание, названное "Я", представляет собой совокупность знаний о внутреннем и внешнем мирах. Следовательно, человек имеет представление о том, что он - представитель вида Homo sapiens, каково его имя, социальное положение и так далее. Этот пласт охватывает систему всех важнейших познавательных процессов, которые помогают обогащать все знания. Но, в такой интерпретации человек оставался бы саморазвивающимся роботом. Только комплекс "сознательное и бессознательное" способен "оживить" такую психику. Каким образом?

Бессознательное ("ОНО") выполняет побуждающую функцию. Благодаря потребностям и мотивам, человек способен постоянно двигаться вперед, стараясь добиться того, что ему хочется в той или иной сфере своей жизнедеятельности. Но, если он будет следовать каждому своему желанию, то будет по поведению похож на животное.

Именно поэтому, З.Фрейд выделил в структуре личности третий компонент - "СВЕРХ-Я", который очень важен для социализации человека. Какова его функция?

СВЕРХ-Я охватывает те области человеческой психики, которые делают его участником социального пространства. В него входят: мораль, ценностные ориентации, идеалы. Именно нравственный компонент способен "усмирить" бессознательное "ОНО", диктуя сознанию человека то, как нужно поступить в соответствии с принятыми в данном обществе нормами и законами. За формирование этого пласта несут ответственность родители ребенка, поскольку он "наполняется" в дошкольном и школьном возрастах.

Вот и получается то, насколько связаны тесно мораль, сознание и бессознательное. Психология человека не сможет полноценно функционировать без их участия.

fb.ru

Психика, сознание, бессознательное


Психика, как главная составляющая каждого человека

Психика — в разных формах имеет особенность высоко организованных живых существ и продуктов их жизнедеятельности, обеспечивающие их ориентацию и деятельность. Она является неотъемлемым свойством жизни. Взаимодействие живого с внешним миром осуществляется через качественно отличаются от физиологических потребностей, но неотделимым от процессов, актов психических состояний.

Менталитет — это системное свойство высокоорганизованной материи, является активным субъектом отражение объективного мира, и строить из него неотъемлемое мировоззрения и саморегуляцию на основе его поведения и деятельности. Психика обеспечивает эффективное приспособление к среде. Психическое отражение всегда происходит в мире пропагандистской деятельности. В психике представления и организации событий прошлого, настоящего и возможного будущего. Человек в событиях прошлого берет уроки из опыта, идей памяти об этом — вместе изображений, эмоций и умственных действий, возможных в будущем — в мотивы, намерения, цели, и в фантазии, мечты и т. д.Человеческая психика и сознание похожие вещи. Основным отличием человеческого разума от животного — в сознании центре психиатрических симптомов является ум.. сознание в психике обладает огромной силой, контроль которого мало чем зависит от качества человека.
Благодаря активной и опережающее отражение чувств и ума, глава внешних объектов в форме ума можно выполнять действия. которые адекватны свойствам этих объектов, и тем самым производить активную жизнедеятельность человека. Таким образом, определяются характеристики:

  1. отражения, то есть сама среда где есть присутствие живых существ;
  2. их ориентация в этой среде;
  3. Удовлетворение потребности в контакте с ней. И эти контакты на принципе взаимной коммуникации контролируют правильность отражения.

бессознательное в психике это процесс который возникает из неоткуда и может длится очень долго. Каждый человек имеет так называемую умственную деятельность, которая проявляется :

  1. отображение реальности, ибо она предполагает преобразование физико-химических раздражителей, действующих на нервные аппараты, изображения объектов;
  2. в области мотивации, давая поведения энергию и стремительность;
  3. выполнение программы поведения, в том числе поиск и подбор вариантов

Ментальность и бессознательное в психике

Перерыв в филогенетической истории ментальность, это приводит к вопросу его объективным критериям. То есть тот, который позволяет определить, является ли человек психически неуравновешенным или же наоборот, грамотным ,интересным и жизнелюбивым. Современные теории не опускаются ниже ума в поисках дикой природы. Но предлагаемые ими критерии приводят к различной локализации психического порога. проблема бессознательного заключается в том ,что многие люди не отдают себе отчет в том, чем они занимаются и это на первом плане очень плохо.
Для возникновения минимальных проблем со психикой, необходимо придерживаться ряд критерий и иметь возможность «гибкой» адаптации к окружающей среде, способность «играть» Среди этих гипотез, одна из самых признанных (в отечественной психологии), А. Н. Леонтьевым. В качестве объективного критерия психики, она предлагает способность организмов реагировать на воздействие абиотических (нейтральные биологически) препаратов. Реагировать на них полезно, потому что они являются стабильными в связи с биологически значимыми объектами. Отражение абиотических свойств оказывается неразрывно связанным с качественно иной формой активности существ — поведением. Перед средств к существованию была пищеварение, выделение, рост, размножение и т.д. Теперь есть деятельность «вставляется» между нынешней ситуацией и жизненно акт — обмен веществ. Суть этой деятельности — обеспечение биологической результаты, где условия не позволяют ему реализовать себя. Поэтому Выготский играет важную роль

БЕСПЛАТНО: запросить план своей работы перейти

www.edu-psycho.ru

Психология сознания и бессознательного

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1 Сознание как предмет психологии

2. Определение сознания

3 Психология сознания и метод ее исследования

4 Бессознательное проявление в психике и поведении человека

Заключение

Список использованной литературы


ВВЕДЕНИЕ

Еще древние мыслители искали разгадку тайны феномена сознания. В течение многих веков идут горячие споры вокруг сущности сознания и возможностей его познания. До тех пор, пока не появились определенные исторические условия, а естественные науки еще не достигли соответствующего уровня развития, психические явления рассматривались в рамках философии, с ее абстрактно – логическим объяснением этих явлений. Богословы рассматривали сознание как крохотную искру величественного пламени божественного разума. Идеалисты отстаивали мысль о первичности сознания по отношению к материи. Рассматривая сознание как самостоятельную и созидающую сущность бытия, объективные идеалисты трактуют сознание как нечто изначальное, ничем не объяснимое, что существует вне его, но само из себя призвано объяснить все совершающееся в природе, истории и поведении каждого отдельного человека. Материалисты искали общность, единство между явлениями сознания и объективным миром, выводя духовное из материального. Материалистическая философия и психология исходят в решении этой проблемы из двух кардинальных принципов: из признания сознания функцией мозга и отражением внешнего мира.

В те исторические времена, когда феномены внутреннего мира человека воспринимались как неделимое целое, и не было опыта выделения составляющих его элементов и их обозначений, весь внутренний мир обозначался общим словом «душа».

По мере накопления опыта наблюдения за фактами душевной жизни и обозначения отдельных феноменов произошло усложнение представлений о душе, утвердился термин «психика». В его понятие входят все феномены внутренней, духовной, душевной жизни, обнаруживающие себя в сознании или поведении человека. Это и само сознание, и бессознательное, которое проявляется в непроизвольно возникающих образах и элементах поведения человека; психические образы, потребности, мотивы, воля, эмоции и сама личность человека [12. с.13].

Размышляя о психике и поведении человека, мы должны особое внимание уделить проблеме взаимосвязи сознания и бессознательного. Актуальность и значимость проблемы сознания уже начали включать в число глобальных проблем современности. Эволюцию и изменение сознания, способы извлечения наибольшего количества полезной информации из сферы бессознательного и использования ее на практике связывают с выживаемостью человека, с предотвращением нарастающей антропологической катастрофы.

Понятие сознания является одним из центральных в психологии, философии и во всех антропологических науках. Вследствие этого проблема сознания и его взаимодействия с бессознанием порождает многообразие подходов к ней, большую пестроту взглядов на ее личные аспекты. Это нашло свое отражение в многочисленной психологической, психиатрической, кибернетической, физиологической и другой литературе, изданной как в нашей стране, так и за рубежом.

Сквозь всю историю развития психологической науки проходят исследования в области данной проблемы таких зарубежных психологов, как Р.Декарт, Б.Спиноза, И. Кант, Г.Т.Фехнер, В.Вундт, В.Джемс и других. Особое внимание уделяли проблемам глубинной психологии З. Фрейд, К.Г.Юнг, А. Адлер. Отечественными психологами Л.С. Выготским, А.Н. Леонтьевым, С.Л. Рубинштейн, В.П. Зинченко, Д.К.Узнадзе и многими другими также были выдвинуты научные теории согласно проблемам сознания.

Цель данной работы определяется как исследование сознания и бессознательного человеческой психики, их формирование, проявление и значение.

Задачи исследования:

1. Раскрытие вопроса становление сознания как предмет психологии;

2. Разобрать определение сознания с точки зрения различных ученых – психологов;

3. Увидеть сущность психологии сознания и метод ее исследования;

4. Рассмотреть бессознательное в психике человека, а также связь сознания и бессознательного.

Методы исследования. В ходе комплексного изучения проблемы взаимодействия сознания и бессознания были использованы такие методы, как анализ отечественной и зарубежной литературы.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что на основе анализа литературы мы устанавливаем соотношение между двумя научными понятиями, рассматривая сознание и бессознательное.

1СОЗНАНИЕ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИИ

Развитие психологии поставило вопрос о факторах, определяющих сознание, в рамках которых происходит осознание. В XVII веке этот вопрос ставился как проблема выделения "алфавита человеческих мыслей", у И.Кантапоявились "априорные категории разума", такие как время, пространство, причина, субстанция, выйти за рамки которых, по И. Канту, человеческий разум не в состоянии. Гегель говорил о фиксации сознательного отражения в знаковой форме, подходя к проблеме о структуризации, категоризации реальности в сознательном отражении посредством знаков.

Эти положения подытожил Л.С.Выготский на основе его теории культурно-исторического происхождения высших психических функций. Развитие психики человека, по Выготскому, обусловлено не законами биологической эволюции, а законами исторического развития общества. Высшие психические функции, сформированные в результате преобразования внешних средств управления поведением (знаков) во внутренние. Благодаря связи и соотношению этих функций, сознание имеет системное строение. Под системным строением Выготский понимал сложную совокупность отношений отдельных функций между собой, специфичную для каждой возрастной ступени [15. с.362].

Смысловое строение сознания он рассматривал как характер обобщений, посредством которых совершается осмысление человеком мира. Появление системного и смыслового строения сознания Выготский связывал с возникновением речи [15. с. 362].

Их развитие и функционирование, согласно Выготскому, может изучаться только в их взаимной связи и взаимной обусловленности: “Изменение системы отношений функций друг к другу стоит в прямой и очень тесной связи именно со значением слов” [15. с. 363].

Однако эти отношения между системным (“внешним”) строением сознания и смысловым (“внутренним”) не являются обратными: внутреннее обусловливает внешнее, т.е. изменение смыслового строения (например, связанное с нарушением функции образования понятий) ведет к трансформации всей прежней системы психических функций (в данном случае — ее разрушению) [15. с. 363].

Знак (прежде всего слово) своим значением опосредует процесс непосредственного внутреннего чувственного отражения мира. Значение, по А.Н. Леонтьеву,- это обобщение, известная система связей и отношений, идеальная, духовная форма кристаллизации общественного опыта. Индивидуальное сознание по своей природе общественно, так как в процессе общения усваивает уже выработанные в обществе значения, причем усваивает не сразу в готовом виде.

На основе своих исследований Л.С. Выготский выделил три основные ступени развития обобщений, системы значений при взрослении человека. В онтогенезе сознания ребенок проходит через стадию синкретов -непосредственно-чувственных, не зависимых от реальных отношений обобщений. Затем обобщения ребенка приобретают характер комплексов - наглядно-ситуационных обобщений на основе действительных связей конкретных предметов. Высшие проявления комплексного мышления - псевдо-понятия, уже очень трудно отличить от понятий - наиболее развитых форм обобщения, построенных на основе логических связей между абстрактным содержанием других обобщений. Осознанность для Л.С.Выготского - возможность выражения одних значений через другие на основе системности организации значений.

А.Н.Леонтьев, продолжая линию Л.С.Выготского, подчеркивает роль деятельности как в онтогенезе сознания, так и в его историческом развитии. В основе сознания, по Леонтьеву, лежит индивидуальная система значений, данных в единстве с чувственной тканью, связывающей через перцепцию сознание с предметным миром, и личностными смыслами, определяющими пристрастность сознания, его связь с мотивационно-потребностной сферой, отделяющими сознаваемое объект

mirznanii.com

Сoзнательное и бессознательное в психике человека

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ГУМАНИТАРНЫЙ ФАКУЛЬТЕТ

 

 

 

 

 

 

 

 

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

По общей психологии

По теме «Сознательное и бессознательное

в психике человека»

Студентки первого курса

Заочной формы обучения

СОЛТАН ОЛЬГИ МИХАЙЛОВНЫ.

 

 

 

 

 

 

 

 

Преподаватель: Беспанская Е.Д.

№ зачетной книжки: 544328

 

 

 

 

 

 

 

Адрес:

Г.Минск

Пр.Партизанский 56-51

220026

Тел. 2855502.

 

ПЛАН:

1 Введение.

2 Понятие психики.

3 Структура психики

4 Сознание

5 Самосознание

6 Осознаваемость предметов и явлений

7 Бессознательное

8 Личностное и коллективное бессознательное

9 Взаимодействие сознания и бессознательного

10 Заключение

11 Литература.

 

1.

Психика возникла и формировалась, как способность живых организмов активно взаимодействовать с окружающим миром на основе нейрофизиологического кодирования жизненно значимых воздействий и способов взаимодействия с ними, как способность адаптации организмов к среде. Психика не дана человеку в готовом виде с момента рождения и сама по себе не развивается. Только в процессе общения ребенка с другими людьми, усвоения культуры, в процессе деятельности формируется и развивается психика человека. Психика человека проявляется как отражательно-регуляционная деятельность, обесп6ечивающая активное его взаимодействие с окружающим миром на основе присвоения общечеловеческого опыта.

 

2.

Психика свойство высокоорганизованной живой материи, заключающееся в активном отражении субъекта объективного мира, построения субъектом неотчуждаемой от него картины этого мира и регуляции на этой основе поведения и деятельности. Благодаря психике субъекты получают информацию об окружающем мире, реагируют на окружающую среду посредством раздражимости, чувствительности и сознания

Психика свойство высокоразвитого мозга активно отражать окружающую действительность и на основе созданного индивидуального образа объективного мира регулировать свое поведение и деятельность. Психика человека высший уровень эволюционного развития психики. Психика это система субъективных образов действительности, внутренний мир человека, имеющий свои законы становления и функционирования. Конечно, человеческой психике присуще многое из того, что характеризует психику животных. Но важнейшей особенностью человека является то, что он обладает сознанием. Психика является продуктом мозга, а мозг орган психики и нельзя не учесть того, что психика является отражением действительности, бытия; а высшая форма психики сознание человека является осознанием его общественного бытия. Итак, мозг и психика это предметно одна и таже реальность. Психика объективна, она имеет свои собственные качества и определяется своими собственными законами.

 

3.

Обладая собственным объективным существованием, психика имеет собственную структуру. В самом общем плане она обладает вертикальной и горизонтальной организацией. К вертикальной относятся: сознание, индивидуальное бессознательное, коллективное бессознательное. К горизонтальной психические процессы, свойства, состояния.

 

4.

Сознаниеэто высшая, свойственная только лишь человеку форма отражения объективной действительности, способ его отношения к миру и к самому себе, который представляет собой единство психических процессов, активно участвующих в осмыслении человеком объективного мира и его собственного бытия и определяется не непосредственно его тесной организацией (как у животных), а приобретаемыми только через общение с другими людьми навыками предметных действий. Проще сказать, это весь материал, хранящийся в памяти, который доступен воспроизведению. Сознание состоит из чувственных образов предметов, являющихся ощущением или представлением и поэтому обладающих значением и смыслом, знания как совокупности ощущений, запечатленных в памяти, и обобщений, созданных в результате высшей психической деятельности, мышления и языка. Таким образом, сознание является особой формой взаимодействия человека с действительностью и управления ею. Сознание человека помогает ему глубже понять мир, понять то, что нельзя увидеть из непосредственного наблюдения. Оно помогает делать заключения и выводы. Сознание всегда активно и интенционально. Эти особенности объясняют:

1 Рефлексы способность наблюдать за собой, за своим состоянием, т.е. воспринимать себя как объект.

2 Мотивационно-ценностный характер знание о себе у человека укладываются в какую-либо систему.

3 Самосознаниеобраз себя.

 

 

5.

Особая форма сознания самосознание. Оно помогает человеку выделить себя, свое «Я» из окружения, думать о себе, своих качествах, способностях, относится к себе, переживать по поводу себя. Человек может пытаться разобраться в себе, изменить себя, заниматься саморазвитием, самовоспитанием.

 

 

6.

Кроме того, сознание следует отличать от осознаваемости предметов и явлений. Во-первых, в каждый данный момент осознается преимущественно то, на что направлено основное внимание. Во-вторых, помимо осознаваемого, сознание содержит то, что не осознается, но может быть осознано при специальной задаче. Явления психики, которые актуально не осознаются, но могут быть осознаны в любой момент, называются предсознательными. Вместе с тем, многие наши переживания, отношения, чувства мы не можем осознать или осознаем неправильно. Однако все они воздействуют на наше поведение, на нашу деятельность, побуждают их. Эти явления называются бессознательными. Если предсознательное это то, на что не направляется внимание, то бессознательное то, что не может быть осознано.

 

 

7.

Сознание не является единственным уровнем, на котором представлены психические процессы, и далеко не все, что воспринимается, управляет поведением человека, актуально осознается им. Кроме сознания у человека есть бессознательное. Это те процессы, свойства, состояния, которые актуально человеком не рефлексируются, т.е. не осознаются. Их по традиции, связанными с сознательными процессами, также называют психическими. Бессознательное начало, так или иначе, присутствует во всех психических процессах, свойствах, состояниях человека. Есть бессознательные ощущения, к которым относятся ощущения равновесия, проприоцептивные (мышечные) ощущения. Есть неосознаваемые зрительные и слуховые ощущения, которые вызывают непроизвольные рефлективные реакции в зрительной и слуховой центральных системах. Неосознаваемые образы и восприятия существуют и проявляются в феноменах, связанных с узнаванием ранее виденного, в чувстве знакомости, которое иногда возникает человека при восприятии какого-либо объекта, предмета, ситуации. Есть неосознаваемые мысли, чувства. Бессознательная память это та память, которая связана с долговременной и генетической памятью. Это та память, которая управляет мышлением, воображением, вниманием, определяя содержание мыслей человека в данный момент времени, его образы, объекты, на которые направлено внимание. Бессознательное мышление особенно отчетливо выступает в процессе решения человеком творческих задач, а бессознательная речь это внутренняя речь. Есть и бессознательная мотивация, влияющая на направленность и характер поступков, многое другое неосознаваемое человеком в психических процессах, свойствах и состояниях.

 

8.

Ученым, который смог представить наиболее полную теорию бессознательного на сегодняшний день, был К.Г.Юнг. Он выделил в бессознательном 2 составляющих: личностное и коллективное. Кроме того, большой вклад в разработку проблематики личностного бессознательного внес З.Фрейд.

Личностное бессознательное, по мнению Юнга, возникает в результате собственного опыта человека и содержит вытесненные индивидуальные впечатления и переживания. Бессознательное в личности человека это те качества, интересы, потребности и т.п., которые человек не осознает, но которые ему присущи и проявляются в разнообразных непроизвольных реакциях, действиях, психических явлениях. Одна из групп таких действий ошибочные действия: оговорки, ошибки, описки при написании и слушании слов. В основе второй группы непроизвольное забывание имен, обещаний, намерений, предметов, событий и др., что прямо или косвенно связано с неприятными переживаниями. Третья группа относится к разряду представлений и связана с восприятием, памятью и воображением: сновидения, грезы, мечты.

В коллективном бессознательном запечатлен общечеловеческий опыт в виде архетипов универсальных образов поведения, мышления, мировосприятия

www.studsell.com

Сознание и бессознательное в психике

Курсовая работа

Выполнил студент ΙΙ курса гуманитарного факультета специальности психология Храмов Володар

Славянский Университет РМ

Введение

Проблема сознания и его взаимодействия с бессознательным порождает многообразие подходов к ней, большую пестроту взглядов на личные ее аспекты. Это нашло свое отражение в многочисленной психологической, психиатрической, кибернетической, физиологической и другой литературе, изданной в разных странах мира. Сквозь всю историю развития психологической науки проходят исследования в области данной проблемы таких зарубежных психологов, как Декарт, Спиноза, Кант, Фехнер, Вундт, Джеймс и других. Особое внимание уделяли проблемам глубинной психологии З. Фрейд, К. Юнг, А. Адлер. Отечественными психологами Выготским, Леонтьевым, Зинченко, Узнадзе и многими другими также были выдвинуты научные теории согласно проблемам сознания и бессознательного [5].

Проблема сознания и бессознательного давно и интенсивно разрабатывается во всём мире. И в настоящее время возникают различные точки зрения на сущность и структуру сознания, на происхождение бессознательного и его взаимодействие с сознанием [6].

Существенное отличие человека от животных состоит в его способности рассуждать и мыслить абстрактно, размышлять о своем прошлом, критически оценивать его, и думать о будущем, разрабатывая и реализуя планы и программы. Все это связано со сферой человеческого сознания.

Сознание далеко не всегда контролирует поступки и чувства, определяет направление наших мыслей. Существует еще и бессознательное. Нередко именно оно является движущей силой и определяет стиль поведения человека. Мотивы и потребности, недостаточно осознанные человеком по разным причинам могут существенно воздействовать на сознательные мотивационные установки. Важно иметь в виду, что значимые, влияющие на наше будущее решения могут возникнуть и формироваться на неосознаваемом уровне.

Актуальность и значимость проблемы сознания не требует доказательства и аргументации. Данную проблему, по словам В. П. Зинченко, уже начали включать в число глобальных проблем современности [3].

Целью данной работы является анализ сознательных и бессознательных компонентов человеческой психики, их формирование, проявление и значение.

I. Сознание, как высший уровень психического отражения объективной реальности.

Самое сложное поведение наблюдается у человека, который в отличие от животных способен не только реагировать на внезапные изменения условий внешней среды, но и способностью формировать мотивированное (осознанное) и целенаправленное поведение. Возможность осуществления столь сложного поведения обусловлена наличием у человека сознания [7].

Как и понятие психики, понятие сознания прошло сложный путь развития, получило различные трактовки у разных авторов, в разных философских системах и школах. В психологии вплоть до настоящего времени оно употребляется в очень разных значениях, между которыми подчас почти нет ничего общего. Приведу одно из определений сознания, которое дал советский психолог А. Г. Спиркин: “Сознание – это высшая, свойственная только человеку и связанная с речью функция мозга, заключающаяся в обобщенном, оценочном и целенаправленном отражении и конструктивно-творческом преобразовании действительности, в предварительном мыслительном построении действий и предвидении их результатов, в разумном регулировании и самоконтролировании поведения человека” [10, стр.16].

Сознание - это в первую очередь совокупность знаний о мире. Не случайно оно тесно связано с познанием. Если познание есть сознание в его активной направленности вовне, на объект, то само сознание в свою очередь результат познания. Здесь обнаруживается диалектика: чем больше мы знаем, тем выше наши познавательные потенции и наоборот - чем больше мы познаем мир, тем богаче наше сознание. Следующий важный элемент сознания - внимание, способность сознания концентрироваться на определенных видах познавательной и любой иной деятельности, держать их в своем фокусе. Далее, видимо, следует назвать память, способность сознания накапливать информацию, хранить, а при необходимости и воспроизводить ее, а также использовать ранее приобретенные знания в деятельности. Но мы не только знаем нечто и нечто запоминаем. Сознание неотделимо от выражения определенного отношения к объектам познания, деятельности и общения в виде эмоций. К эмоциональной сфере сознания относятся собственно чувства - радости, удовольствия, горя, а также настроения и аффекты или, как их называли в былое время, страсти - гнев, ярость, ужас, отчаянье и т.д. К названным ранее следует добавить и такой существенный компонент сознания, каким является воля, представляющая собой осмысленное устремление человека к определенной цели и направляющая его поведение или действие. Наконец, важнейшей составляющей сознания, ставящей все остальные его компоненты как бы за одну скобку, является самосознание. Самосознание - своеобразный центр нашего сознания, интегрирующее начало в нем. Самосознание - это сознание человеком своего тела, своих мыслей и чувств, своих действий, своего места в обществе, проще говоря, осознание себя как особой и единой личности. Самосознание - исторический продукт, оно формируется лишь на определенной, притом достаточно высокой стадии развития первобытного общества. А наряду с этим оно является и продуктом индивидуального развития: у ребенка его основания закладываются примерно в возрасте 2-4-х лет. Самосознание характеризуется двумя взаимосвязанными свойствами - предметностью и рефлективностью. Первое свойство дает возможность соотносить наши ощущения, восприятия, представления, мысленные образы с предметным миром вне нас, что позволяет обеспечить нацеленность сознания на внешний мир. Рефлексия же - это такая сторона самосознания, которая, напротив, сосредоточивает внимание на самих его явлениях и формах [10].

Сознание управляет самыми сложными формами поведения, требующими постоянного внимания и сознательного контроля, и включается в действие в следующих случаях:

когда перед человеком возникают неожиданные, интеллектуально сложные проблемы, не имеющие очевидного решения;

когда человеку требуется преодолеть физическое или психологическое сопротивление на пути движения мысли или телесного органа;

когда необходимо осознать и найти выход из какой-либо конфликтной ситуации, которая сама по себе разрешиться без волевого решения не может;

когда человек неожиданно оказывается в ситуации, содержащей в себе потенциальную угрозу для него в случае непринятия немедленных действий.

Подобного рода ситуации возникают перед человеком практически беспрерывно.

В настоящее время перечень эмпирических признаков сознания является более или менее установившимся и совпадающим у разных авторов. Если попытаться выделить то общее, что наиболее часто указывается в качестве особенностей сознания, то они могут быть представлены следующим образом:

1. Человек, обладающий сознанием, выделяет себя из окружающего мира, отделяет себя, свое “я” от внешних вещей, а свойства вещей – от них самих.

2. Способен увидеть себя в определенной системе отношений с другими людьми.

3. Способен увидеть себя находящимся в определенном месте пространства и в определенной точке временной оси, связывающей настоящее, прошлое и будущее.

4. Способен устанавливать адекватные причинно-следственные отношения между явлениями внешнего мира и между ними и своими собственными действиями.

5. Отдает отчет в своих ощущениях, мыслях, переживаниях, намерениях и желаниях.

6. Знает особенности своей индивидуальности и личности.

7. Способен планировать свои действия, предвидеть их результаты и оценивать их последствия, т.е. способен к осуществлению преднамеренных произвольных действий [7].

Все эти признаки противопоставляются противоположным чертам неосознаваемых и бессознательных психических процессов и импульсивных, автоматических или рефлекторных действий.

Обязательным условием формирования и проявления всех указанных выше специфических качеств сознания является язык. В процессе речевой деятельности происходит накопление знаний. “Язык – особая объективная система, в которой запечатлен общественно-исторический опыт или общественное сознание”. А. В. Петровский отметил: “Будучи усвоен конкретным человеком, язык в известном смысле становится реальным сознанием” [8].

Последователи Л. С. Выготского (А. Н. Леонтьев, А. Р. Лурия, А. В. Запорожец, П. И. Зинченко и др.) переориентировались на проблематику психологического анализа деятельности. Возврат к проблеме сознания в ее достаточно полном объеме произошел по второй половине 50-х гг. прежде всего благодаря трудам С. Л. Рубинштейна, а затем и А. Н. Леонтьева [6].

В советской психологии сложилось общепринятое понимание сознания как высшей формы психики, возникшей в человеческом обществе в связи с коллективным трудом, общением людей, языком и речью. Этот принцип изложен в работах С. Л. Рубинштейна, А. Н. Леонтьева и др. Сущность сознания принято видеть в способности человека к абстрактному вербальному мышлению, орудием и средством которого является возникший в человеческом обществе язык, к познанию на этой основе законов природы и общества. Отвлеченное речевое мышление во многих работах рассматривается как главная характеристика сознания, с которой связываются многие другие его особенности и проявления. Но все же в советской психологии общее понимание природы сознания получает весьма разную конкретизацию у разных авторов.

С. Л. Рубинштейн в своей книге “Бытие и сознание” пишет, что “сознание, то есть осознание объективной действительности, начинается там, где появляется образ в собственном гносеологическом смысле, то есть образование, посредством которого перед субъектом выступает объективное содержание предмета” [9, стр.265].

Обратимся к структуре сознания. Одно из первых представлений о структуре сознания ввел З. Фрейд. Его иерархическая структура выглядит следующим образом: подсознание - сознание - сверхсознание, и она, видимо, уже исчерпала свой объяснительный материал. Но необходимы более приемлемые пути к анализу сознания, а подсознание и бессознательное вообще не обязательны как средство в изучении сознания. Более продуктивной является давняя идея Л. Фейербаха о существовании сознания для сознания и сознания для бытия, развивавшаяся Л. С. Выгодским. Проблема структуры сознания выступила для Выготского как одна из центральных на заключительном этапе его научной деятельности. При анализе структуры сознания он разделял его системное и смысловое строение.

Под системным строением Выготский понимал сложную совокупность отношений отдельных функций между собой, специфичную для каждой возрастной ступени. Смысловое строение сознания он рассматривал как характер обобщений, посредством которых совершается осмысление человеком мира. Появление системного и смыслового строения сознания Выготский связывал с возникновением речи. Их развитие и функционирование, согласно Выготскому, может изучаться только в их взаимной связи и взаимной обусловленности: “Изменение системы отношений функций друг к другу стоит в прямой и очень тесной связи именно со значением слов” [2, стр. 363]. Однако эти отношения между системным (“внешним”) строением сознания и смысловым (“внутренним”) не являются обратными: внутреннее обусловливает внешнее, т.е. изменение смыслового строения (например, связанное с нарушением функции образования понятий) ведет к трансформации всей прежней системы психических функций (в данном случае — ее разрушению) [2].

А. Н. Леонтьев выделил 3 основных образующих сознания: чувственную ткань образа, значение и смысл [4]. А уже Н. А. Бернштейн ввел понятие живого движения и его биодинамической ткани. Таким образом при добавлении этого компонента мы получаем двухслойную структуру сознания. Бытийный слой образует биодинамическая ткань живого движения и действия и чувственная ткань образа. Рефлекторный слой образует значение и смысл.

В современной западной философии и психологии отсутствует какая-либо общая концепция сознания, и понимание его природы является весьма противоречивым. Одни видят в сознании чисто логическую конструкцию, своего рода абстракцию от множества состояний субъекта, другие – свойства индивидуальности, третьи – дополнительный внутренний аспект человеческой активности, для которой активность мозга и тела есть дополнительный внешний аспект. В подходе к проблеме сознания все еще сильны интроспекционистские тенденции, в силу которых многие продолжают считать, что главный признак сознания – это субъективные переживания, внутренняя данность субъекту его психических состояний. В связи с этим в западной психологии далеко не всегда проводится различие между понятиями психики и сознания. Начиная с Декарта, сознание употреблялось как синоним психического. В частности, до сих пор при обсуждении вопроса о наличии сознания у животных, понятие сознания часто выступает как тождественное понятию психики и означает наличие субъективных образов и переживаний. Наряду с длительным господством этой трактовки, по-видимому, начиная с Лейбница, начинается и получает развитие другая точка зрения, согласно которой сознание составляет только часть, причем внешнюю, психических процессов. Необходимым условием сознания является активное селективное внимание, избирательно направленное в сторону определенных явлений внутреннего (память) и внешнего мира (образы восприятия) [7].

Таким образом, проанализировав литературу по проблеме сознания приходим к выводу, что сознание – это высший уровень развития психического отражения, связанный с использованием речи. Сознание присуще только человеку и его нельзя отождествлять с психикой, так как у животных отсутствует наличие субъективных образов и переживаний.

II. Бессознательное проявление в психике и поведении человека.

Наряду с сознательными формами отражения и деятельности для человека характерны и такие, которые находятся как бы за “порогом” сознания. Термины “бессознательное”, “подсознательное”, “неосознанное” часто встречаются в научной и художественной литературе, а также в обыденной жизни. Повседневный опыт знакомит нас с мыслями, которые всплывают у нас в голове, и неизвестно откуда и как они возникают [1].

Бессознательное особенно активно стало изучаться в начале CC в. Этой проблемой занимались различные учёные, но уже результаты первых исследований показали, что проблема бессознательного настолько обширна, что вся осознаваемая человеком информация – это лишь маленькая часть, огромного целого.

Совокупность психических явлений, состояний и действий, не представленных в сознании человека, лежащих вне сферы его разума, безотчетных и не поддающихся, по крайней мере, в данный момент, контролю, охватывается понятием бессознательного. Неосознанное выступает то, как установка, инстинкт, влечение, то, как ощущение, восприятие, представление и мышление, то, как интуиция, то, как гипнотическое состояние или сновидение, состояние аффекта или невменяемости. К бессознательным явлениям относят и подражание, и творческое вдохновение, сопровождающееся внезапным “озарением” новой идеей, рождающихся как бы от какого-то толчка изнутри, случаи мгновенного решения задач, долго не поддававшихся сознательным усилиям, непроизвольные воспоминания о том, что казалось прочно забытым, и другое [5].

Общая идея о бессознательном встречается еще в древнеиндийском учении Потанджали, в котором это понятие трактовали как высший уровень познания, как институт и даже как движущая сила вселенной. Проблема бессознательного нашла отражение в учении Платона о познании как воспоминании, тесно связанным с идеей и наличии в душе скрытых, неосознанных знаний, о которых сам субъект может даже совсем ничего и не подозревать [7].

Так же проблемой бессознательного занимались и другие философы (Декарт, Спиноза, Лейбниц, Кант, Шопенгауэр, Ницше и др.)

Такие психологи, как Фехнер, Вундт и др. положили начало психологическому исследованию проблемы бессознательного.

Вундт считал, что восприятие и сознание базируются на осознаваемых логических процессах. Он пытался установить связь законов логического развития мысли с бессознательными явлениями, утверждал существование не только осознаваемого, но и неосознанного “Мы”. Существенным толчком в исследовании бессознательного явились опыты в области психиатрии, прежде всего французских психиатров Шарко и Жане, которые в лечебных целях стали применять гипнотические методы воздействия на сферу сознательного.

Сеченов прямо выступил против концепций, отожествлявших психическое и сознательное. Павлов связывал явление бессознательного с исследованием тех участков мозга, которые обладают минимальной возбудимостью.

Все бессознательные психические процессы принято разделять на три класса: бессознательные механизмы сознательных действий, бессознательные побудители сознательных действий и “надсознательные” процессы [см. Приложение].

В свою очередь, в первый класс – бессознательных механизмов сознательных действий – входят три класса: бессознательные автоматизмы, бессознательные установки, бессознательные сопровождения сознательных действий.

Под бессознательными автоматизмами подразумевают обычно действия или акты, которые совершаются без участия сознания, как бы “сами собой”. Они имеют двоякую природу. Одни процессы составляют группу первичных автоматизмов. В данную группу входят врождённые или сформированные в первый год жизни действия: сосательные движения, мигание и конвергенция глаз, схватывание предметов, ходьба и многое другое. Другие называются навыками. К этой группе действий относятся те, которые вначале были осознаваемы, но затем в результате многократного повторения и совершенствования их выполнение перестало требовать участия сознания, они стали исполняться автоматически. Например, обучение игре на музыкальных инструментах [5].

Установка – это готовность организма или субъекта к совершению определённого действия или реагирования в определённом направлении [ 11 ].

Под бессознательными сопровождениями сознательных действий понимают непроизвольные движения, тоническое напряжение, мимику и пантомимику, а так же большой класс вегетативных движений, сопровождающих действия и состояния человека. Например, человек, слушающий музыку, в такт покачивает головой.

Во второй класс – бессознательных побудителей сознательных действий – входят: сновидения, ошибочные действия, невротические симптомы. Такое деление исходило из теории З. Фрейда [12].

Третий класс бессознательных процессов образуют “надсознательные” процессы. К этой категории относятся процессы образования некоего интегрального продукта в результате большой сознательной (как правило, интеллектуальной) работы. Например, мы пытаемся решить какую–то сложную проблему, но нам это не удаётся. И вдруг, неожиданно, как-то само собой, а, иногда используя какой-то незначительный повод, мы приходим к решению данной проблемы [5].

В советской психологии проблема бессознательного разрабатывалась главным образом школой Д. Н. Узнадзе в Грузии, приверженцы которой проводят исследования бессознательного в виде установки. Узнадзе определял: “Установка – это готовность, предрасположенность субъекта к восприятию будущих событий и действий в определенном направлении; обеспечивает устойчивый целенаправленный характер протекания соответствующей деятельности, служит основой целесообразной избирательной активности человека” [11, стр.24].

Явление установки пронизывает практически все сферы психической жизни. Установка – не частный психический процесс, но нечто целостное, носящее центральный характер. Это проявляется в том, что она, будучи сформирована в одной сфере, переходит на другие. Установка возникает при взаимодействии индивида со средой, при “встрече” потребности с ситуацией ее удовлетворения. На базе установки, выражающей состояние субъекта как такового, деятельность может быть активизирована помимо участия его эмоциональных и волевых актов. Но деятельность в плане “импульсивной” установки человеку хотя и свойственна, однако не отражает его сущности.

Существуют различные виды установки: моторная установка – готовность к выполнению конкретного действия; умственная установка, заключающаяся в готовности решать интеллектуальные задачи с помощью известных и доступных способов; перцептивная установка – готовность воспринимать то, что ожидается увидеть, и т. д. [5].

Установка очень важна для человека, поскольку обеспечивает в случае внезапной необходимости выполнение заранее спланированного действия. Такая готовность даже при воздействии другого, не ожидаемого раздражителя может вызвать выполнение заранее предлагаемого действия, что, конечно, очень часто является ошибкой. Такое явление получило название “ошибки установки” [11].

В результате целой серии экспериментов Д. Н. Узнадзе и его сотрудники пришли к выводу о том, что установка действительно неосознаваема.

Таким образом, бессознательные установки действительно существуют и имеют огромное значение для формирования осознаваемых действий.

Из вышеизложенных фактов следует, что проблема бессознательного требует детального и глубокого исследования и это бесспорно. Исследователи в области бессознательного концентрировались вокруг центральной фигуры – Зигмунда Фрейда. Именно этот австрийский психиатр более всего настаивал на необходимости исследования сферы бессознательного, его места и роли в поведении человека, особенно в протекании разного рода душевных заболеваний.

Согласно теории Фрейда, в психике человека существуют три сферы, или области: сознание, предсознание и бессознательное. К категории сознания он относил всё, что осознаётся и контролируется человеком. К области предсознания Фрейд относил скрытые, или латентные, знания. Это те знания, которыми человек располагает, но которые в данный момент отсутствуют в сознании. Они инициируются при возникновении соответствующего стимула [12].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что психика значительно шире сознания. “Сознание – это лишь видимая часть айсберга, а его большая часть скрыта от осознанного контроля человеком” [12, стр.426].

Область бессознательного, по Фрейду, обладает совершенно другими свойствами. Первое свойство заключается в том, что содержание этой области, не сознаётся, но оказывает чрезвычайно существенное влияние на наше поведение. Область бессознательного действенна. Второе свойство заключается в том, что информация находящаяся в области бессознательного, с трудом переходит в сознание. Объясняется это работой двух механизмов: вытеснения и сопротивления [12].

По мнению Фрейда, психическая жизнь человека определяется его влечениями, главное из которых – сексуальное (либидо). Оно есть уже у младенца, но из-за существования множества запретов сексуальные переживания вытесняются из сознания и живут в сфере бессознательного. Они (влечения) имеют большой энергетический заряд, однако в сознание не пропускаются, поскольку сознание оказывает им сопротивление. Тем не менее, они периодически прорываются в сознательную жизнь человека, принимая искажённую или символическую форму.

В своей теории Фрейд выделял три основные формы проявления бессознательного: Сновидения, ошибочные действия, невротические симптомы. Для исследования проявлений бессознательного в рамках теории психоанализа были разработаны методы их изучения – метод свободных ассоциаций, где проявляются скрытые переживания и метод анализа сновидений. Необходимость анализа снов, по мнению Фрейда, связанна с тем, что во время сна снижается уровень контроля сознания и перед человеком предстают сновидения, обусловленные частичным прорывом в сферу сознания его влечений, которые блокируются сознанием в состоянии бодрствования [7].

Особое внимание Фрейд уделял невротическим симптомам. Согласно его представлениям, невротические симптомы – это следы вытесненных травмирующих обстоятельств, которые образуют в сфере бессознательного сильно заряженный очаг и оттуда производят разрушительную работу по дестабилизации психического состояния человека.

Подавленное сексуальное влечение, по мнению Фрейда, и является причиной невротических расстройств, но существуют и другие причины – это разнообразные неприятные переживания, сопровождающие обыденную жизнь. В результате вытеснения в сферу бессознательного они так же образуют сильные энергетические очаги, которые проявляются в так называемых “ошибочных действиях”. К ошибочным действиям Фрейд относил забывание определённых фактов, намерений, имён, а так же описки, оговорки и т. п. и говорил, что в них содержатся истинные намерения человека, тщательно скрываемые от других [5].

В теории З. Фрейда можно выявить несколько недостатков:

1) представление бессознательного как самого психического начала, которое живет в душе человека отдельно, обособлено и постоянно враждует с сознательным;

2) преувеличенная роль бессознательного вообще и сексуальных влечений в частности. Ошибка Фрейда заключается не в постановке проблем, а в способе их решения;

3) научная несостоятельность фрейдизма проявляется в принижении роли разума и биологизации социальных явлений. Согласно учению Фрейда вытекает то, что слепые инстинкты и примитивные влечения стоят впереди логики, идеалов и разума. Влечение, а не внешние воздействия являются подлинными двигателями индивидуального и социального прогресса; они – ведущие стимулы деятельности, подчиненной принципу наслаждения.

Тем не менее, концепция Фрейда, не смотря на свою противоречивость, оказала огромное, решающее влияние на раскрытие и развитие проблемы бессознательного.

Карл Густав Юнг был одним из учеников Фрейда, который критически относился к идее пансексуализма и создал свою систему, которую назвал “аналитической психологией” [5].

По Юнгу, психика человека включает три уровня: сознание, личное бессознательное, коллективное бессознательное. Определяющую роль в структуре личности человека играет коллективное бессознательное, образующееся из следов памяти, оставленных всем прошлым человечества. Коллективное бессознательное носит всеобщий характер. Оно определяется национальным, расовым и общечеловеческим наследием. Т. о., по определению Юнга, коллективное бессознательное – это разум наших древних предков, способ, которым они думали и чувствовали.

Коллективное бессознательное проявляется у отдельных людей в виде архетипов. Это некие общие формы мысленных представлений, включающие в себя значительный элемент эмоциональности и даже перцептивные образы [13].

Кроме коллективного бессознательного, существует, по мнению Юнга, личное бессознательное, но оно не отделено от сознания. Личностное бессознательное состоит от переживаний, бывших когда – то осознанными, а за тем забытых или вытесненных из сознания. Они при известных условиях становятся осознанными [13].

Обобщения Юнга зачастую не опираются на достаточные логические основания, хотя основному доказательству, ориентированному на науку, он уделяет внимание.

Психофизиологические аспекты бессознательного широко исследовались в современной науке в связи с анализом сна и гипнотических состояний корковых и подкорковых образований. В последнее время обсуждаются возможности применения кибернетических представлений и методов моделирования бессознательного. При всем этом целостной теории, объединяющей механизм и структуру бессознательного до настоящего времени построить не удалось.

Таким образом, психика человека чрезвычайно сложна и включает в себя не только сознание, но и процессы, которые не контролируются субъектом, так называемые бессознательные. Бессознательное – это нечто таящееся в скрытых глубинах психики, нечто противостоящее сознанию и живущее по своим особым, своеобразным, не характерным для сознания законам.

Заключение

Итак, анализ литературы по проблеме сознания и бессознательного в психике показал, что психика – это сложное явление, которое имеет иерархическое строение, а именно основных 4 уровня: раздражимость, чувствительность (ощущения), поведение высших животных (внешне обусловленное), сознание человека (самодетерменированное поведение). Сознание – это высший уровень развития психического отражения, связанный с использованием речи, присуще только человеку.

Но в психике человека не только сознательные процессы, но и процессы которые не контролируются субъектом, так называемые бессознательные. Они противостоят сознанию, но в то же время находятся в неотрывной связи с ним.

Обобщая проанализированные в данной работе литературные данные, можно сделать следующие выводы.

Сущность сознания, как высшей формы развития психики, психического отражения принято видеть в способности человека к абстрактному вербальному мышлению, орудием и средством которого является возникший в человеческом обществе язык, к познанию на этой основе законов природы и общества.

Необходимо учитывать значительное, часто решающее влияние бессознательного на принятие решения, при совершении определенных действий. Сознание находится в неотрывной связи с бессознательным.

Список литературы

1. Бассин Ф.В. “Проблема бессознательного”., Москва, 1968.

2. Выготский Л.С. “Раннее детство”,Собрание сочинений. Т.4.,Москва, 1984

3. Зинченко В. П. “Миры сознания и структура сознания”, вопросы психологии, №2, 1991.

4. Леонтьев А.Н. “Деятельность, сознание, личность”, Москва, 1975.

5. Маклаков А.Г. “Общая психология”, Санкт-Петербург , 2002.

6. Немов Р.С. “Психология”, книга 1, Москва, 1998.

7. “Общая психология” Курс лекций, Москва, 1995.

8. Петровский А.В. “Введение в общую психологию”, Москва, 1996.

9. Рубинштейн С. Л. “Бытие и сознание”, Москва, 1957.

10. Спиркин А. Г. “Сознание и самосознание”, Москва, 1972.

11. Узнадзе Д. Н. “Основные положения теории установки”, Труды, Т.6, Тбилиси, 1977.

12. Фрейд З. “Психология бессознательного”, Сб. произведений, Москва, 1990.

13. Юнг К. Г. “Сознание и бессознательное”, Санкт-Петербург, 1997.


www.neuch.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о