Психика термин в психологии – Словарь основных психологических терминов

Психологические термины, которые мы употребляем неправильно

1. Эмпатия, симпатия и сочувствие

Из-за похожего звучания «эмпатию» нередко смешивают с «симпатией», а знающие английский язык могут отождествлять это слово с «сочувствием» (empathy и sympathy). Оба подхода неверны. Эмпатия — это способность понять переживания другого человека, при этом не обязательно он должен быть приятен. А сочувствие — следующий шаг после эмпатии, говорящий, что вы не просто оценили чьи-то эмоции, но и смогли примерить их на себя.

2. Стыд и вина

Оба неприятных чувства возникают в качестве отклика на ошибку. Но стыд характерен для человека, который совершил проступок при свидетелях, и связан с публичным осуждением. Он проявляется в виде негативной оценки собственной личности.

Вина возникает независимо от того, видел ли кто-то ошибку. Это угрызения совести, связанные с негативной оценкой своего поступка.

3. Вытеснение и вымещение

Два защитных механизма психики легко перепутать, однако делать этого не стоит. Вытеснение, или подавление, — это устранение чего-то неприятного из сознания. На бытовом уровне оно проявляется в качестве попыток отвлечься, забыться, хотя в целом процесс несколько сложнее.

Вымещение заключается в переориентации эмоции с объекта, который её вызвал, на другой, потому что её истинную направленность требуется по какой-то причине скрыть. Например, человек злится на начальника, но кричит на членов семьи.

4. Негативное подкрепление и наказание

Многим кажется, что это практически синонимичные понятия, однако в основе терминов лежат прямо противоположные стратегии. Наказание подразумевает ограничение приятных стимулов. Например, ребёнка, который не убрал в комнате, не пускают гулять. Причём результат наказания непредсказуем: неизвестно, сработает оно или нет.

Негативное подкрепление, напротив, сопровождает удаление неприятного или раздражающего фактора и мотивирует человека при возникновении аналогичных условий вновь поступить так же. Например, ребёнка не пустили гулять, и он расплакался. Родителю стало жалко его, и он отменил наказание. Этим он дал отпрыску негативное подкрепление, и в будущем ребёнок неоднократно будет использовать плач для достижения своих целей.

5. Депрессия и уныние

Давно пора запретить упоминать депрессию всуе: не нужно так называть плохое настроение и усталость. Это серьёзная болезнь, причинами которой могут стать дисбаланс нейромедиаторов в мозге, эндокринные перестройки, повреждения мозга, сильные травмирующие события и так далее.

Человеку с депрессией требуется врачебная помощь. Вместо этого, он часто получает комментарии вроде «а мне вот некогда впадать в депрессию, у меня много дел» и «сходи куда-нибудь, развейся». И причины этого — употребление названия болезни по поводу и без.

6. Социопатия и социофобия

Социофоб боится общества других людей, его пугают разговоры с незнакомцами, массовые мероприятия. Но при этом он не представляет опасности для окружающих.

Социопат общества не боится, он его презирает и всеми своими действиями это показывает. Он не считается с правилами и нормами морали. Общаться с ним как минимум некомфортно (он не поморщившись наговорит вам неприятных вещей), как максимум — опасно: социопат легко воспользуется вами, чтобы достичь своих целей.

7. Серийное убийство и массовое убийство

Серийный убийца совершает несколько преступлений, но они разнесены во времени. Новому инциденту предшествует «период охлаждения», когда убийца переживает эмоциональный упадок, так как не получил от своих действий ожидаемого удовлетворения.

Массовое убийство — убийство большого количества людей в одном или нескольких эпизодах, но практически в одно и то же время.

8. Асоциальность и антисоциальность

Асоциальный человек испытывает безразличие к обществу, он не хочет взаимодействовать с его членами и идёт по жизни в одиночку. Антисоциальный индивид законы общества знает неплохо и стремится противодействовать им. Среди распространённых примет антисоциального поведения — ложь, склонность к дракам и грабежам, поджоги, вандализм.

9. Депрессивно-маниакальный синдром

С 1993 года эта болезнь называется более корректно — биполярным аффективным расстройством. Однако прежнее наименование всё ещё служит ей дурную службу. Несведущие люди представляют больного БАР эдаким депрессивным маньяком, хотя в действительности маниакальное расстройство никак не связано с серийными убийцами. Периоды депрессии у больного чередуются с приподнятым, бодрым состоянием, когда он готов свернуть горы, что и называется манией.

10. Прострация и фрустрация

Прострация — состояние сильной усталости, изнеможения, истощения физических и психических сил. Причинами этого могут стать тяжёлая болезнь, переутомление, голодание. Фрустрация — тревога и печаль из-за того, что не получил желаемого, особенно если был уверен в успехе.

11. Прокрастинация и лень

Оба этих состояния похожи тем, что человек откладывает всё на потом, ничего не хочет делать прямо сейчас. Только прокрастинация сопровождается чувством тревоги из-за невыполненных обязательств, а ленивый человек не очень-то мучается угрызениями совести.

12. Психоз и невроз

Этими понятиями в быту именуют сильное волнение, взвинченное состояние, и в обоих случаях это неверно. Психоз — расстройство восприятия реального мира с болезненным осмыслением себя, бредом, галлюцинациями и реакциями, противоречащими ситуации. Невроз — собирательное название для невротических расстройств, которые характеризуются навязчивыми или истерическими проявлениями, снижением работоспособности.

13. Шизофрения и раздвоение личности

Эти термины нечасто путают обыватели, проблемы могут возникнуть у тех, кто любит копнуть поглубже. Название «шизофрения» происходит от греческих слов «расщеплять ум», но это вовсе не говорит о том, что у больного раздвоение личности. На деле поведение и мысли шизофреника не стыкуются с обстановкой вокруг него, то есть его личность расщепляется с реальностью, а не сама с собой.

lifehacker.ru

что такое в Большом психологическом словаре

ПСИХИКА (от греч. psychikos — душевный) — форма активного отображения субъектом объективной реальности, возникающая в процессе взаимодействия высокоорганизованных живых существ с внешним миром и осуществляющая в их поведении (деятельности) регулятивную функцию.

Современное понимание сущности психики разработано в трудах Н. А. Бернштейна, Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, А. Р. Лурия, С. Л. Рубинштейна и др. П. возникла на определенном этапе развития живой природы в связи с формированием у живых существ способности к активному перемещению в пространстве (см. Локомоция, Чувствительность). В процессе эволюции животных П. развивалась по биологическим законам от простейших до сложных форм, которые свойственны, напр., обезьянам (см. Зоопсихология, Сравнительная психология, Развитие психики, Антропогенез). Удовлетворение своих потребностей животное осуществляет посредством активных движений в окружающей среде, совокупности которых характеризуют его поведение. Успешное поведение опирается на предваряющий его поиск.

Задача построения движения в уникальной реальной ситуации является чрезвычайной по своей сложности. Чтобы решить ее, индивид вынужден каким-то путем постичь сложнейшую физику реального пространства и согласовать ее с собственной телесной биомеханикой. Хотя движение осуществляется во внешнем геометрическом пространстве, оно вместе с тем имеет и собственное пространство. Бернштейн на основании изучения свойств моторики в ее взаимоотношениях с внешним пространством ввел понятие «моторное поле». Моторное поле строится посредством поисковых, пробующих движений, зондирующих пространство во всех направлениях. Сделав небольшое (элементарное) движение, живой организм корректирует его, намечая дальнейший путь. На основе этого движения строится обобщенный образ ситуации в целом, отображающий связь объективных характеристик реального пространства с характеристиками биомеханики живого организма. Возникнув в ходе опробующих (поисковых) движений, обобщенный образ рабочего пространства, в свою очередь, становится важным регулятором построения движений, определяя траекторию, силу и др. характеристики двигательного акта (см. Психическая регуляция движений).

Основная функция П. заключается, следовательно, в поиске на основе возникшей потребности определенных движений и действий, нацеленных на ее удовлетворение, опробовании этих двигательных актов, приводящем к формированию обобщенного образа реальной ситуации, и, наконец, в контроле за реализацией движений и действий, осуществляемых в плане уже сформировавшегося образа реальности (см. Отражение чувственное). Поиск и опробование будущих действий человек осуществляет в плане идеальных образов (см. Идеальное), которые строятся на основе речевого общения с помощью таких психических процессов, как ощущение, восприятие, память, чувства, мышление. Процессы внимания и воли контролируют адекватное выполнение найденных и опробованных действий, соответствующих определенным условиям.

Как показали работы Леонтьева, речь в качестве важнейшего элемента П. человека создает представительство в деятельности одного человека общественно-исторического опыта всего человеческого рода. За языковыми значениями скрываются выработанные в процессе исторического развития человеческого общества способы деятельности. В них представлена свернутая в «материи» языка идеальная форма существования свойств, связей и отношений предметного мира, раскрытых общественной практикой.

В основе развития человеческой П. лежит овладение индивидом исторически сформировавшимися общественными потребностями и способностями, необходимыми ему для включения в трудовую и общественную жизнь (см. Усвоение). На начальном этапе психического развития (в младенческом возрасте) ребенок с помощью взрослых активно усваивает потребность и определенный навык общения с ними. След. этап развития П. ребенка (ранний возраст) связан с овладением основами предметно-манипулятивной деятельности, позволяющей ему освоить общественно выработанные способы использования простейших предметов (см. Ведущая деятельность, Деятельность детская). При этом у ребенка формируются способности к универсальным движениям рук, к решению простых двигательных задач (начало мышления) и способность занимать собственную позицию внутри отношений со взрослыми и сверстниками (возникновение у ребенка установки «Я сам»). На след. этапе в процессе игровой деятельности у ребенка в возрасте от 3 до 6-7 лет формируются способность к воображению и к употреблению различных символов. В школьном возрасте ребенок на основе учебной деятельности приобщается к таким формам культуры, как наука, искусство, этика, право. Психическое развитие ребенка в этот период связано с формированием у него основ логического мышления, потребности в труде и навыков трудовой деятельности. На всех этапах развитие П. человеческого индивида подчиняется закону, сформулированному Выготским: «Всякая высшая психическая функция в развитии ребенка появляется на сцене дважды: сперва как деятельность коллективная, социальная... второй раз как деятельность индивидуальная, как внутренний способ мышления ребенка».

П. во всех формах является, по выражению А. А. Ухтомского, своеобразным функциональным органом человека и животных, который строит их поведение и деятельность. На относительно ранних эволюционных стадиях развития в теле животных выделился специализированный носитель этого функционального органа — н. с. и мозг.

Основу современных представлений о физиологических механизмах психической деятельности составляют работы И. М. Сеченова, доказавшего, что «все акты сознательной и бессознательной жизни по способу происхождения суть рефлексы». Сеченов заложил фундамент учения о высшей нервной деятельности, в разработку которого значительный вклад внесли труды И. П. Павлова, В. М. Бехтерева, Н. Е. Введенского (см. Парабиоз), А. А. Ухтомского и др. физиологов и психологов.

По Павлову, формирование человеческой П. было связано с перестройкой физиологических механизмов деятельности мозга, заключающейся в возникновении второй сигнальной системы. В работах Ухтомского было доказано, что большое значение в реализации функций П. имеет физиологическая доминанта. П. К. Анохин интерпретировал динамику нервных процессов торможения и возбуждения в виде сложной иерархической функциональной системы, ввел представление о механизме, обеспечивающей целесообразное поведение организмов на основе опережающего отображения.

П. исследуют с помощью объективных методов (см. Диагностика психического развития, Измерения в психологии, Методы электрофизиологические, Объективный метод, Полиэффекторный метод). В конкретных исследованиях П. чаще всего одновременно применяют совокупность нескольких различных психологических методов.

Добавление ред.: П. — предмет изучения современной психологии, как, впрочем, и сама психология, практически не имеет отношения к этимологии слова «П.». Стала хрестоматийной фраза, приписываемая историку В. О. Ключевскому: «Раньше психология была наукой о душе, а теперь стала наукой об ее отсутствии». Действительно, психология не может похвастаться успехами в изучении души. Около 150 лет тому назад психологи начали расчленять душу, выделять в ней не столько душевные силы, сколько отдельные функции, процессы, способности, акты, действия и деятельности в целях их объективного изучения. Слово П. стало для них собирательным названием, включающим ощущение, восприятие, внимание, память, воображение, мышление, эмоции и т. д. Психологи продолжают это увлекательное занятие до сих пор. Попытки собрать душу из вырванных из жизненного контекста, очищенных от него, изолированных и детально изученных П. функций редки и малоуспешны.

При таком подходе функции П. лишались психологического содержания. Вернее, оно оставалось, но только в смысле терминов, в которых описывается П. Психологи-экспериментаторы как бы неявно (или явочно!) исходили из того, что П. как материал, как объективно существующий предмет, может исследоваться и как непсихологическое. Подобный подход к П. и поиску ее физиологических механизмов был воспроизведен, напр., Павловым и его школой.

Т. о., экспериментальная психология уже при своем начале рассталась с душой, с ее заданным в античности смыслообразом, включающим познание, чувство, волю, указывающим на формообразующую роль души и духа не только по отношению к телу, но и к жизни.

Приведенные соображения о несовпадении души и П. есть констатация сложившегося положения вещей. Их не следует воспринимать как критику в адрес науки. Психология действительно выполнила поставленную перед собой задачу. Изучая П. (в ее новом понимании) не-психологическими методами, она стала объективной наукой. Сегодня ее методическая вооруженность и изощренность при изучении П. процессов и функций вполне сопоставимы со многими разделами физиологии, биофизики, биомеханики, генетики, информатики и др. наук, с которыми она тесно сотрудничает. Столь же развит и используемый математический аппарат. Психологи давно утратили комплекс неполноценности по поводу субъективности (субъективизма) своей науки. Исчезли и упреки в ее адрес по поводу старинного «душевного водолейства». Несмотря на сравнительно молодой возраст психологии, она накопила солидный багаж, ставший фундаментом для многих своих отраслей и практических приложений.

Усилиями многих замечательных ученых построена онтология П., за что была заплачена немалая цена. Психологи распредметили или, точнее, «раздушевили» душу, получили и изучили П. Зато сейчас имеется «материя», «физика», которая подлежит опредмечиванию и одушевлению. Если бы не была сделана первая часть работы — работа анализа, не было бы, что одушевлять. Сейчас появились основания для прорыва к онтологии души. Для этого на опыт, накопленный экспериментальной психологией, нужно суметь посмотреть др. глазами, что чрезвычайно трудно. В поисках целостности П. посильный вклад в построение онтологии души (вольно или невольно) вносят культурно-историческая психология (Выготский), гуманистическая психология, психология искусства, психологическая физиология (Ухтомский, Бернштейн). (В. П. Зинченко.)


psychological.slovaronline.com

1.3. Определение психики

Читатель уже наверняка заметил, что в данном тексте терми­ны «душа» и «психика»   используются   как   равнозначные.  Действительно  ли  по­нятия

«душа» и «психика» эквивалентны? Здесь стоит вспомнить о том, что значение любого термина, слова, т.е. понятие, с которым данное слово или тер­мин находится в более или менее однозначной связи, раскры­вается по своему содержанию только в определенном контексте. Все зависит от того, в какую систему включено данное понятие, не говоря уже   о   том,   какой   смысл  придает  данному

Термином «психика» в психологии обозначают все феномены внутренней, духовной, душевной жизни, обнаруживающие себя в сознании или поведении человека.

термину конкретный человек. Повторное обращение к про­блеме отношений между словом и его значением здесь вовсе не уловка и не стремление увести внимание читателя в сторо­ну от разговора по существу. Дело как раз в том, что, как бу­дет показано ниже, человек как сознательное существо дей­ствительно живет в символической среде, т.е. в мире, опреде­ляемом его способностью к категоризации воспринимаемых явлений, и эта способность в свою очередь во многом определяется особенно­стями его словоупотребления.

Если обратиться к этимологии слова «психика», то можно обнаружить пол­ное тождество значений слов «психика» и «душа», поскольку слово «психика» производно от греческих слов psyche(душа) и psychicos(душевный). Однако возникновение новых слов для обозначения однородных явлений неслучайно. Новое слово подчеркивает и новый аспект в их понимании. В те исторические времена, когда феномены внутреннего мира человека воспринимались скорее как неделимое целое и не был еще накоплен опыт выделения множества состав­ляющих его элементов и их обозначений, весь этот внутренний мир и обозначал­ся общим термином (словом) душа. В обыденном сознании так происходит и в настоящее время, когда, например, об эмоциональном переживании неопреде­ленности говорят «душа не на месте», а об эмоциональной разрядке, сопровож­дающей удовлетворение какой-то потребности — «на душе легче стало». По мере накопления опыта наблюдения за фактами душевной жизни и обозначения отдельных феноменов специфическими терминами произошло усложнение представлений о душе, и для обозначения всего комплекса этих явлений посте­пенно, главным образом в профессиональной среде, утвердился термин «психи­ка». Таким образом, термином «психика» в психологии обозначают все феномены внутренней, духовной, душевной жизни, обнаруживающие себя в сознании или поведении человека. Это и само сознание, и бессознательное, проявляюще­еся в непроизвольно возникающих психических образах и элементах поведения человека, и сами психические образы, и потребности, и мотивы, и воля, и эмо­ции, и сама личность человека как способ организации всех психических фено­менов. Термином «психика» обозначают также некие гипотетические «менталь­ные», «внутренние» механизмы, оказывающие управляющее влияние на поведение животных.

Дать научное определение понятия — это значит показать его наиболее важ­ные связи с другими понятиями и категориями, отнести явление, отраженное в данном понятии, к какой-то ранее определенной категории, перечислив при этом его специфические признаки, отличающие его от явлений того же порядка. Поскольку исчерпывающие определения — это скорее недостижимый идеал, к каждому из них обычно даются более широкие комментарии, раскрывающие содержание входящих в него понятий. Так же поступим и мы.

Итак, психика — это системное свойство высокоорганизо­ванной материи, заключающееся в активном отражении субъектом объективного мира, в построении им неотчуждае­мой от него картины мира и саморегуляции на этой основе своего поведения и деятельности (Психология, 1990).

Здесь следует остановиться и внимательно разобраться с содержанием понятий, входящих в данное определение.

Во-первых, психика — это не материя, а ее свойство. Свой­ство данной высокоорганизованной материи (нервной систе­мы) связано с самой материей так же, как, например, свой­ство зеркала отражать — с самим зеркалом как материаль­ным объектом. Здесь уместно вспомнить, что любое свойство любого материального объекта (сущности) проявляется только при его взаимодействии с другими объектами (сущностями).  Нет   и   не   может   быть  свойства

Психика — это системное свойство высокоорганизован­ной материи, заключающееся в активном отражении субъектом объективного мира, в построении им неотчуждаемой от него картины мира и саморегуляции на этой основе своего поведения и деятельности.

объекта как такового! Бессмысленно спрашивать, напри­мер, растворим ли свинец вообще, поскольку указанное свойство — растворимость — проявляется при помещении его в азотную кислоту, а при помещении в воду он такого свойства не обнаруживает. Следовательно, психика как свойство материи — это не какая-то исходящая от данной материи эманация, а некое ка­чество, проявляющееся в специфическом характере взаимодействия ее с други­ми объектами (сущностями).

Во-вторых, психика — системное свойство высокоорганизованной материи. Высокая организация, сложность, обусловлена прежде всего сложностью про­цессов жизнедеятельности, составляющих сущность элемента данной живой материи, клетки — это один уровень ее сложности. Она определяется также сложностью организации элементов в целое более высокого уровня — нервную систему — это второй уровень, включающий в себя первый. Психика отдельно­го человека в той форме, в которой мы ее наблюдаем в нормальных условиях, является следствием третьего, надорганизменного (социального) уровня орга­низации той же живой материи. Здесь необходимо подчеркнуть процессуальный характер той организации материальной основы, в рамках которой разворачи­ваются психические явления. Предельно упрощая картину, можно сказать, что психика возможна только в процессе жизнедеятельности живых организмов. Психика не только результат этого процесса, не просто некий эпифеномен, по­бочное его следствие, она сама по себе процесс, причем процесс активный.

В чем же проявляется специфическое свойство этой организованной в опре­деленную систему материи? Ответ таков: основное свойство ее заключается в активном отражении окружающей действительности, т.е. в активном построе­нии образа окружающего мира. Для чего? Для того чтобы, имея его в наличии, строить поведение всего организма в этой окружающей его действительности (среде) так, чтобы удовлетворять постоянно возникающие у него потребности и при этом обеспечивать его сохранность.

Здесь может возникнуть вопрос: «Если психика — это свойство материи, то какова собственная природа психики? Материальна она или идеальна? Материальны ли формируемые ею образы мира? Если образы идеальны, то как это иде­альное связано с материей нервной системы?» Проблема, поднимаемая этими вопросами, имеет скорее философский, нежели психологический характер. Она будоражила умы ученых многие столетия. Ответы давались самые разные — от отрицания психики как таковой через признание психики как некоего эпифеномена до дуализма и психофизического па­раллелизма. С развитием теории информации и кибернетики проблема эта практически снята. В настоящее время на по­ставленный вопрос можно ответить так: психика идеальна, но возможна только при протекании определенных физиологи­ческих процессов.

Предметом психологии являются законо­мерные связи субъекта с природным и социокультурным миром, запечатлен­ные в системе чувст­венных и умственных образов этого мира, мотивов, побуждаю­щих действовать, а также в самих действиях, пережива­ниях своих отношений к другим людям и самому себе, в свойствах личности как ядра этой системы.

А. В. Петровский

Взаимоотношение между материальной основой образа и самим идеальным образом, формирующимся посредством этой материальной основы, можно предельно упрощенно продемонстрировать на примере мелодии, записанной на пластинке. Сколько бы мы ни рассматривали пластинку, как бы ни анализиро­вали увиденную картину, мелодии мы там не увидим. Все, что мы сумеем уви­деть — это канавки различных конфигураций. Мелодию мы можем получить, лишь создав определенные условия для протекания процесса, при котором ме­лодия и осуществляется: определенную скорость вращения пластинки, помеще­ние иглы в канавку, усиление возникающих при этом колебаний. Здесь необхо­димо обратить внимание на то, что при воспроизведении мелодии воспроизво­дится не материал, который при этом используется, а структура, т.е. система отношений между колебательными движениями, запечатленными на пластинке. Она может быть потом воспроизведена в неизменном виде в структуре электри­ческих потенциалов на магнитной ленте или в структуре затемнений на целлу­лоидной пленке, или в структуре колебаний воздушной среды (звуковых волн), колебаний барабанной перепонки и, наконец, в структуре нервных импульсов. Здесь важно то, что мелодия — это процесс. Если пластинку остановить или ис­портить аппарат для ее воспроизведения, мелодия исчезнет, может быть, навсегда. Если психику, с известными оговорками, в образной форме уподобить мело­дии, а живую нервную систему — проигрывателю, то мы получим простейшую модель взаимоотношений между нервной системой (материальным носителем) и психическими явлениями. Грубо говоря, психика существует, свершается в то время и до тех пор, пока «пластинка» крутится.

Несколько усложняя эту простую аналогию, мы можем продемонстрировать, как эта структура колебаний (а не сами по себе колебания) оказывают обратное влияние на материальный субстрат. Для этого достаточно представить себе, что на этом проигрывателе имеется чувствительный датчик, который реагирует только на какую-то одну музыкальную фразу (т.е. на структуру колебаний воз­душной среды) тем, что замыкает контакты реле, отключающего питание проиг­рывателя. Здесь мы сталкиваемся с очень важным моментом — моментом сличе­ния всех «воспринимаемых» этим датчиком отношений с имеющимся у него образцом этих отношений. При предельном упрощении «идеальное» во всей цепи этой последовательности возникает при их совпадении, которое вызывает ответ­ные действия. Это очень упрощенная модель момента возникновения значения объекта, значения как единственного содержания психики.

Конечно, приведенный пример представляет собой до предела упрощенную схему. В действительности физиологические и порождаемые ими психологиче­ские процессы, а также их взаимные влияния неизмеримо сложнее, однако принципиальная их основа, как это представляется в настоящее время, в нем от­ражена.

Таким образом, психология изучает идеальные психические образования, их взаимное влияние друг на друга, а также их роль и участие в регуляции жизнеде­ятельности человека.

Оглавление

Понравилась статья? Поделись ею с друзьями и поддержи автора!

  • Facebook
  • Twitter
  • Мой мир
  • Google+
  • LiveJournal
  • Вконтакте

Хочешь узнавать больше? Получай новые статьи в час публикации

smogendrr.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *