Психолингвистика и психология – Психолингвистика — психология

Психолингвистика и психология — Мегаобучалка

Объект психолингвистики.

<Введем понятие фрейма как фиксированной системы параметров, описывающих тот или иной объект или событие. Так, например, «Личный листок по учету кадров» (параметры сформулированы в явной форме) или стандартная международная форма Curriculum Vitae (параметры не сформулированы в явной форме) есть фрейм, описывающий данного человека, по крайней мере, те его качества, которые существенны при приеме на работу.> (М.Minsky 1988: 245)

<Так, в отечественной психологии наиболее часто используется «деятельностный фрейм»: мы как бы задаем событию определённые вопросы (Цель? Мотив? Условия? Вид деятельности – трудовая, познавательная, игровая? и т.д.). А в американской психологии вплоть до 1960-х гг. господствовал иной, «бихевиористский» фрейм, когда на то же самое событие «накладывались» другие вопросы и соответственно оно с самого начала получало иную интерпретацию – как стимул или как реакция определённого рода.> (А.А. Леонтьев 2003: 16)

<Различные направления в психолингвистике рассматривают её объект, т.е. конкретные речевые события, через «призму» разных фреймов. То есть объектом психолингвистики, как бы его ни понимать, всегда является совокупность речевых событий или речевых ситуаций. Этот объект общий у неё с лингвистикой и другими «речеведческими» науками.> (А.А. Леонтьев 2003: 16)

Предмет психолингвистики.

<В начале этой истории мы находим следующее определение: «Психолингвистика изучает те процессы, в которых интенции говорящих преобразуются в сигналы принятого в данной культуре кода и эти сигналы преобразуются в интерпретации слушающих. Другими словами, психолингвистика имеет дело с процессами кодирования и декодирования, поскольку они соотносят состояния сообщений с состояниями участников коммуникации». (Psycholinguistics 1965: З)

<Другое определение, данное Ч.Осгудом (которому вместе с Т.Сибеоком принадлежит и первое), звучит следующим образом: психолингвистика «...занимается в широком смысле соотношением структуры сообщений и характеристик человеческих ин­дивидов, производящих и получающих эти сообщения, т.е. психолингвистика есть наука о процессах кодирования и декодирования и индивидуальных участниках коммуникации»> (Osgood 1963: 248).



<С.Эрвин-Трипп и Д.Слобин столь же кратко определили психолингвистику как «...науку об усвоении и использовании структуры языка»> (Ervin-Tripp & Slobin 1966: 435).

<В высшей степени интересное определение психолингвистики, так сказать, «снаружи» дала Е.С.Кубрякова – не психолингвист, а «чистый» лингвист, – в своей книге о речевой деятельности. Вот что она пишет: «В психолингвистике... в фокусе постоянно находится связь между содержанием, мотивом и формой речевой деятельности, с одной стороны, и между структурой и элементами языка, использованными в речевом высказывании, с другой»> (Кубрякова 1986: 16).

<Леонтьев в 1968 году дал одновременно два различных определения психолингвистики. Первое из них обобщало понимание психолингвистики другими учеными: «Психолингвистика – это наука, предметом которой является отношение между системой языка... и языковой способностью»> (Леонтьев 1969: 106).

<Второе было дано, так сказать, «на вырост»: «Предметом психолингвистики является речевая деятельность как целое и закономерности её комплексного моделирования»> (Леонтьев 1969: 110).

<По этим определениям можно проследить эволюцию взглядов на предмет психолингвистики. Вначале он трактовался как отношение интенций (речевых намерений) или состояний говорящего и слушающего (языковой способности) к структуре сообщений, как процесс или механизм кодирования (и соответственно декодирования) при помощи системы языка. При этом «состояния» участников коммуникации понимались исключительно как состояния сознания, апроцесс коммуникации – как процесс передачи некоторой информации от одного индивида к другому. Если раньше язык понимался как система средств кодирования или декодирования, то теперь трактуется

впервую очередь как система ориентиров, необходимая для деятельности человека в окружающем его вещном и социальном мире. Таким образом, если попытаться дать современное определение предмета психолингвистики, то оно будет следующим. Предметом психолингвистики является соотношение личности со структурой и функциями речевой деятельности, с одной стороны, и языком как главной «образующей» образа мира человека, с другой.>(А.А. Леонтьев 2003: 19)

Психолингвистика и психология.

<Психолингвистика как психологическая наука связана с общей психологией, в особенности с психологией личности, с когнитивной психологией, социальной психологией и психологией общения как часть последней. Далее, поскольку формирование и развитие языковой способности и речевой деятельности тоже входит в объем психолингвистики, психолингвистика самым тесным образом связана с психологией развития (детской и возрастной психологией). Наконец, она взаимодействует и с этнопсихологией.> (А.А. Леонтьев 2003: 20)

<В своем прикладном аспекте психолингвистика связана практически со всеми прикладными областями психологии: с педагогической психологией, патопсихологией, медицинской психологией, нейропсихологией, психиатрией и коррекционной педагогикой (дефектологией), инженерной, космической и военной психологией, психологией труда и эргономикой, судебной и юридической психологией, наконец, с политической психологией, психологией массовой коммуникации, психологией рекламы и пропаганды. В сущности, именно эти прикладные задачи послужили непосредственным толчком к возникновению психолингвистики как самостоятельной научной области.> (А.А. Леонтьев 2003: 21)

megaobuchalka.ru

§ 2. Психолингвистика как психологическая наука

Один из основоположников отечественной психолингвистики, А. А. Леонтьев считает, что психолингвистика на современном этапе ее развития органически входит в систему психологических наук. Если понимать психологию как «...конкретную науку о порождении, функционировании и строении психического отражения реальности, которое опосредствует жизнь индивидов» (143, с. 12), то язык и речевая деятельность участвуют и в формировании и функционировании самого этого психического отражения, и в процессе опосредования этим отражением жизнедеятельности людей (139, с. 20). Отсюда, по мнению А. А. Леонтьева, вытекает категориальное и понятийное единство психолингвистики и различных областей психологии. Само понятие речевой деятельности восходит к общепсихологической трактовке структуры и особенностей деятельности вообще — речевая деятельность рассматривается как частный случай деятельности, как один из ее видов (наряду с трудовой, познавательной, игровой и т. п.), имеющий свою качественную специфику, но подчиняющийся общим закономерностям формирования, строения и функционирования любой деятельности. Та или иная трактовка личности также непосредственно отражается в психолингвистике. Но особенно существенно, что через одно из своих основных понятий — понятие значения — психолингвистика самым непосредственным образом связана с проблематикой психического отражения человеком окружающего мира. При этом психолингвистика, с одной стороны, использует основополагающие понятия и результаты исследования, предоставляемые различными областями психологической науки; с другой стороны, ПЛ обогащает предметные области психологии как в теоретическом плане (вводя новые понятия и подходы, по-иному, более глубоко трактуя общепринятые понятия и пр.), так и в прикладном направлении, позволяя решать практические задачи, недоступные другим, традиционно сложившимся психологическим дисциплинам.

Наиболее тесно психолингвистика связана с общей психологией, в особенности с психологией личности и когнитивной психологией. Так как она имеет непосредственное отношение к исследованию деятельности общения, еще одной, весьма близкой ей психологической дисциплиной является социальная психология и психология общения (включая теорию массовой коммуникации). Поскольку формирование и развитие языковой способности и речевой деятельности также входит в объект исследования психолингвистики, ПЛ самым тесным образом связана с психологией развития (детской и возрастной психологией). Наконец, она тесно связана и с этнопсихологией.

В своем практическом аспекте психолингвистика связана с различными прикладными областями психологии: с педагогической психологией, специальной психологией (в частности, патопсихологией, медицинской психологией, нейропсихологией), психологией труда, включая инженерную, космическую и военную психологию, с судебной и юридической психологией, наконец, с недавно сложившимися областями психологии, такими, как политическая психология, психология массовой культуры, психология рекламы и пропаганды. Именно эти прикладные задачи, которое общественное развитие поставило перед психологией, и «послужили непосредственным толчком к возникновению психолингвистики как самостоятельной научной области» (139, с. 21).

Вместе с тем следует подчеркнуть, что трактовка психолингвистики как «психологической науки» (другими словами, как одного, хотя и весьма специфического раздела психологии), разделяется не всеми учеными-психолингвистами. Ряд исследователей достаточно определенно и категорично рассматривает психолингвистику как полностью самостоятельную и «самодостаточную» науку (90, 95, 169, 224, 338 и др.).

studfiles.net

Психолингвистика или лингвистическая психология – концепция единой науки

Психолингвистика или лингвистическая психология – концепция единой науки

В этой главе мы представляем междисциплинарный взгляд на психолингвистику как современную науку, рассматривая ее, в духе нового времени, в концептуальном синтезе с психологией речи.

Нам созвучны слова А. А. Леонтьева, который еще на заре психолингвистики говорил, что «возможна в сущности не одна, а множество психолингвистик, отвечающих различным пониманиям языка, психики и структуры процесса коммуникации» [440, с. 6]. В этой работе мы предлагаем свою версию подходов к данной науке.

С одной стороны, психолингвистика появилась на свет как новый исторически закономерный виток в сближении лингвистической и психологической наук, с другой же – как отклик на настоятельные требования целого ряда смежных с ней дисциплин, (таких как педагогика, дефектология, медицина (включая нейрофизиологию и психиатрию), криминалистика, политология, наука о массовой пропаганде, коммуникации и рекламе, военная и космическая инженерия и многих других), помочь им в решении прикладных задач, связанных с речью [222, с. 21]. Тем не менее, она приобрела, по большей части, не практический, а сугубо теоретический характер и оказалась разобщенной на два лагеря – психологический и лингвистический. Более того, несмотря на все призывы к единению, эта наука трактуется языковедами все же лингвистически, и все, что не вмещается в узкие рамки такого понимания, выводится ими в зону психологии речи.[2]

И если отечественная лингвистическая традиция подчеркивает в психолингвистике языковедческое начало, определяя ее как «науку, изучающую процессы речеобразования, а также восприятия и формирования речи в их соотнесенности с системой языка» [238, с. 404], то А. С. Ребер (A. S. Reber) – автор одного из самых авторитетных американских психологических словарей – подчеркивает, что психолингвистика как постоянно развивающаяся научная отрасль представляет собой неотъемлемую часть психологии; в широком смысле психолингвистика занимается всеми вопросами, имеющими отношение к речевым явлениям любого рода. Подотрасли психолингвистики, отмечает он, включают проблемы овладения речью и обучения речи, психологию чтения и письма, билингвизм, прагматику как науку о функционировании языковых знаков в речи, теорию речевых актов, вопросы грамматики, взаимоотношения речи и мышления и т. п. В связи со всеобъемлющим характером речевой деятельности и речевого поведения человека, говорит А. С. Ребер, психолингвистика полноправно вторгается и в иные, смежные с собой области, например, такие, как когнитивная психология, психология памяти и других познавательных процессов, наука о переработке информации, социолингвистика, нейрофизиология, клиническая психология и т. д. [544, с. 615].

Схожий в основных чертах подход к психолингвистике мы встречаем и в отечественном учебнике «Общая психология» под редакцией Е. И. Рогова, где предлагается следующее понимание этого вопроса: «Если язык – объективная, исторически сложившаяся система кодов, предмет специальной науки – языкознания (лингвистики), то речь является психологическим процессом формулирования и передачи мысли средствами языка. Как психологический процесс речь является предметом раздела психологии, называемым «психолингвистикой» [297, с. 266].

Часто между психолингвистикой и психологией речи фактически ставится знак равенства. Такой подход мы встречаем у многих не только прошлых, но и современных исследователей, авторов научных трудов и справочных изданий. Так, например, один из последних академических справочников «Современная психология» под редакцией В. Н. Дружинина (1999) констатирует, что в настоящее время отмечается «мягкое» и свободное использование терминов «психолингвистика», «психология языка» и «психология речи» и что в материалах, публикуемых под данными рубриками, обсуждаются практически идентичные проблемы [415, с. 266]. В справочнике говорится, что «такая терминологическая неустойчивость не случайна – она отражает смену научных представлений… и в большой мере связана со сближением или, напротив, противопоставлением основных понятий – языка и речи» [415, с. 266]. В нем приводятся исторические факты того, что вплоть до XX века сохранялось целостное рассмотрение речевой способности человека, восходящее к идеям В. Гумбольдта и В. Вундта, когда ученые тесно связывали речь и язык, и понятия «психология речи» и «психология языка» употреблялись синонимично. С разграничением Ф. де Соссюром языка и речи (речь он считал явлением преходящим и неустойчивым, а язык – явлением социальным с системной организацией) психология речи была строго отделена от языка и последний передан в ведение лингвистики. «Однако, – отмечается далее в справочнике, – установленные рамки оказались, безусловно, тесными для сколько-нибудь полного и непредвзятого исследования речевой способности человека… В 50-е гг. нашего века преграды между исследованиями языка и речи были преодолены. Возникла психолингвистика – отрасль науки, направленная на сближение и соединение лингвистических и психологических данных… В терминологическом же плане все исследования, которые прежде относились к кругу психологии речи или языка, квалифицируются теперь как психолингвистические» [415, с. 266].

Для подобных точек зрения, на наш взгляд, имеются самые веские основания, поскольку часто, особенно в экспериментальных условиях, провести четкую границу между этими дисциплинами, т. е. психолингвистикой и психологией речи, бывает невозможно.

Признавая право на жизнь всех вышеописанных мнений, мы подчеркиваем, что наша работа по исследованию речи и созданию системы ее обучения является симбиозом теории, эксперимента и практики. Поэтому она проводилась комплексно, как в русле психологии речи (в контексте общей психологии), так и в русле психолингвистики, понимаемой нами расширенно – как концептуальный синтез обеих наук. Здесь хотелось бы вспомнить мудрые слова А. А. Потебни, украинского и русского филолога и философа, который еще в середине 50-х годов XIX века также приветствовал «сближение языкознания с психологиею, при котором стала возможна мысль искать решения вопросов о языке в психологии и, наоборот, ожидать от исследований языка новых открытий в области психологии, возбуждая новые надежды…» [329, с. 45]. А. А. Потебня мечтал о создании науки, которая называлась бы «лингвистической психологией». Казалось бы, психолингвистика явилась на свет как воплощение ожиданий и чаяний ученого. Но, к сожалению, в связи с логичным и общим для последующего этапа истории развитием разных дисциплин не вширь, а вглубь, доскональной их детализацией отечественная психолингвистика оказалась зажатой, по большей части, все в тех же в узких рамках языкознания. И как бы не хотелось поверить в замечательные слова в справочнике по психологии под редакцией В. Н. Дружинина о соединении в психолингвистике лингвистических и психологических наук и в выдвинутый там тезис, что разделение «речь – объект психологии, язык – лингвистики» в настоящее время теряет свою силу, на деле (в силу устоявшихся традиций обеих наук, особенно языкознания) такое положение до сих пор остается спорным.

Наша работа – это попытка сделать данный тезис былью. Она навеяна свежим дыханием времени и связана с настоятельными требованиями жизни: приблизить, по возможности, теоретическую психолингвистику к реальному человеку. Это стало вероятным лишь в результате ее закономерного расширения в сторону психологии, их синтетического, но естественного слияния, что позволило максимально раздвинуть границы исследования и свободно и непредвзято рассматривать такое сложное, многогранное и многоплановое явление, как речь.

Нам кажется, что термин А. А. Потебни «лингвистическая психология», с таким провидением предсказанный им еще 150 лет назад, оказался как никогда актуальным в наши дни и наиболее точно и полно раскрывает суть нашей работы. Впрочем, и термин психолингвистика, в широком его понимании, тоже вполне органично отражает ее содержание.

Психолингвистика представляется нам наукой воистину междисциплинарной, основной задачей которой является комплексное, интегративное изучение речи – во всей многогранности ее лингвистических и психических сторон.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

educ.wikireading.ru

психолингвистика - это... Что такое психолингвистика?

        ПСИХОЛИНГВИСТИКА (от греч. psyche — душа и лат. lingua — язык) — дисциплина, изучающая процессы порождения и восприятия речи. П. существует на стыке лингвистики и психологии, и проводимые в ее рамках исследования имеют, как правило, двойную направленность. С одной стороны, они направлены на изучение речевой деятельности как способа актуализации языка, и в этом смысле они оказываются в рамках лингвистической проблематики. С другой стороны, эти исследования сопряжены с моделированием психических и психофизиологических процессов, т.е. направлены на изучение психики и высшей нервной деятельности человека.

        Впервые идею такого рода исследований высказал Л. В. Щерба, который различил три аспекта существования языка: «языковая система», «речевая деятельность» и «речевая организация». Если первых два аспекта связаны с социальным характером языка, то последний обозначает психическую организацию субъекта, позволяющую ему существовать в обществе и вступать в языковое общение. Речевая деятельность оказывается своего рода центральным звеном коммуникации, в котором актуализируются языковая система и психические способности субъекта. Понятие речевой деятельности стало основным для советской психолингвистической традиции, восходящей к работам Щербы, но непосредственно сформировавшейся под влиянием Л.С. Выготского и А.Н. Леонтьева. В этой традиции достаточно долго вместо термина «П.» использовался другой — «теория речевой деятельности». Сама речевая деятельность понимается при этом как вид деятельности вообще, выделяемый наряду другими ее видами (напр., трудовой, игровой или познавательной). Психологическая организация всех видов деятельности примерно одна и та же и характеризуется, во-первых, совокупностью мотивов и целей, а во-вторых, определенной последовательностью фаз. Речевая деятельность может осуществляться самостоятельно, а может сочетаться с другими видами деятельности. Одной из основных исследовательских задач является описание речевых операций, их типология и номенклатура. Другим, важным для данной школы вопросом является вопрос о соотношении различных видов деятельности и место речевой деятельности в общей структуре поведения. Ее особое место обусловлено коллективным характером человеческой деятельности, которая необходимо включает языковое общение. Поэтому речевая деятельность служит для организации сотрудничества и взаимной регуляции поведения.

        Термин «П.» был введен американскими исследователями на рубеже 40-х и 50-х гг. 20 в. Подходы к изучению процессов порождения и восприятия речи, разработанные в США (и отчасти поддержанные в Западной Европе) являются своего рода альтернативой к развивавшейся советской психолингвистической школой «деятельностной» парадигме. Важнейшей вехой в истории американской П. является семинар, состоявшийся в Блумингтоне в 1953, и вышедший затем по его результатам сборник «Психо-лингвистика-54». Можно указать два основных принципа, лежащих в основе вошедших в него работ, а также многочисленных исследований, последовавших за публикацией сборника. Первым из них является ориентация на бихевиоризм в психологии. Процессы порождения и восприятия речи рассматривались исключительно с точки зрения анализа языкового поведения, т.е. наблюдаемых речевых действий. Другим принципом явилась кибернетическая парадигма, заимствованная авторами из работ Н. Винера и УР. Эшби. Речевые процессы рассматривались как процессы передачи информации по зашумленному каналу от источника к реципиенту. Два указанных принципа сочетались в этих работах весьма естественно, поскольку психическую организацию говорящего и слушающего можно рассматривать при таком анализе в качестве «черного ящика». Как кибернетический, так и бихевиористский подходы позволяют свести моделирование речи к описанию преобразования входного сигнала в выходной или, пользуясь бихевиористскими терминами, к соотношению стимула и реакции.

        В 60-е гг. описанный подход был в значительной мере вытеснен трансформационизмом, инициированным, во-первых, работами Н. Хомского (см. Лингвистика генеративная), а во-вторых, многочисленными разработками в области искусственного интеллекта. Основной принцип указанного подхода может рассматриваться как альтернативный бихевиоризму, поскольку состоит в описании глубинных (следовательно, ненаблюдаемых) процессов, происходящих в психике при продуцировании и восприятии речи. Сама идея рассмотреть преобразование глубинных структур языка в поверхностные как психический процесс принадлежит американскому психологу Дж. Миллеру. Ее популярность во многом была обусловлена тем, что процедура преобразований (разработанная ранее Хомским и его учениками), будучи строго формальной, легко реализовывалась с помощью компьютерных программ. Тем самым открывалась возможность для компьютерного моделирования психической деятельности.         Следующим шагом в указанном направлении можно считать появление когнитологии (см. Лингвистика когнитивная). В рамках этого направления процессы порождения и восприятия речи рассматриваются как способы актуализации знания. Как и трансформационизм, когнитология ориентирована, прежде всего, на компьютерное моделирование. Порождение речи рассматривается как актуализация знания, определенным образом извлекаемого из базы знаний говорящего. Восприятие речи, связанное с идентификацией входящей последовательности знаков и выдачей соответствующей реакции, также требует актуализации знания, имеющегося в базе знаний слушающего. Такое понимание требует, в первую очередь, систематизированного формального описания систем знания и разработки алгоритмов доступа.         Существует достаточно серьезная дискуссия относительно статуса описанных направлений в П. С одной стороны, их можно рассматривать как весьма перспективные подходы к решению инженерных задач, связанных с разработкой систем искусственного интеллекта. Однако идеологи этих направлений, как правило, видят в них такие перспективы исследования человеческой психики и человеческого сознания, которые позволяют претендовать на создание в будущем полностью адекватной модели последнего. Эти претензии вызывают ряд серьезных возражений, высказываемых большей частью со стороны специалистов по философии сознания. Можно, в частности, заметить, что, несмотря на видимое неприятие бихевиоризма сторонниками когнитологии и трансформационной лингвистики, они едва ли способны, в принципе, уйти от основных принципов бихевиористского подхода, так как только с помощью этих принципов можно выработать критерии адекватности построенных моделей. Поскольку моделируемые процессы, по определению, ненаблюдаемы, единственная возможность утверждать, что компьютерная модель адекватно представляет деятельность сознания, состоит в том, чтобы показать совпадение соотношения стимул-реакция у человека и у компьютера. Но сказанное означает, что и само моделирование есть лишь моделирование реакций, а не самого сознания. Именно на этом обстоятельстве основаны многие критические аргументы противников компьютерного моделирования сознания. Один из самых известных аргументов такого рода — «китайская комната» — был предложен Дж. Сёрлем (Сёрл Дж. Мозг, сознание и программы // Аналитическая философия: становление и развитие. М., 1998. С. 376—400). Аргумент состоит в демонстрации того, что реакции, обычно ассоциируемые с некоторым актом сознания (у Сёрля речь идет о понимании текста), не тождественны самому этому акту.

        Г.Б. Гутнер

Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: «Канон+», РООИ «Реабилитация». И.Т. Касавин. 2009.

epistemology_of_science.academic.ru

Объект и предмет психолингвистики. Психолингвистика и психология; психолингвистика и лингвистика.


Стр 1 из 6Следующая ⇒

Объект и предмет психолингвистики. Психолингвистика и психология; психолингвистика и лингвистика.

Термин психолингвистика был введен в США в 50-е г. Психолингвистика возникла из-за интереса к теоретическим проблемам, таким как: языковое сознание, образ мира, процессы категоризации, восприятие и понимание речи, вербальная и невербальная коммуникация, а так же к практическим проблемам: речевое воздействие, вербальная суггестия, обучение иностранному языку, вопросы логопедии, языковые нарушения, компьютерный перевод.

Цель психолингвистики: описание, объяснение функций языка как феномена.

Объект психолингвистики: совокупность речевых фактов и речевых событий (речь, язык).

Предмет психолингвистики многие ученые трактовали по-своему. Сопоставим несколько определений предмета психолингвистики, дававшихся разными авторами на протяжении ее полувековой истории.

Ч. Осгуд. наука о кодировании и декодировании сообщений в процессе коммуникации.

Словен. наука об усвоении и использовании структуры языка.

Леонтьев А.А. Предмет – речевая деятельность. Процессы речепроизводства и речевосприятия.

Психолингвистика изучает связи языка с когнитивными процессами, личностью и поведением.

Психолингвистика на стыке психологии и лингвистики.

Психолингвистика как психологическая наука. Приведенное только что определение предмета психолингвистики показывает, что психолингвистика на современном этапе ее развития органически входит в систему психологических наук. Если вслед за А.Н.Леонтьевым понимать психологию как ...конкретную науку о порождении, функционировании и строении психического отражения реальности, которое опосредствует жизнь индивидов, то язык и речевая деятельность участвуют и в формировании и функционировании самого этого психического отражения, и в процессе опосредования этим отражением жизнедеятельности людей.

Наиболее тесно связана с общей психологией, в особенности с психологией личности и с когнитивной психологией, социальной психологией и психологией общения, психологией развития (детской и возрастной психологией) и с этнопсихологией.

Психолингвистика и языкознание (лингвистика). Объектом лингвистики является речевая деятельность (речевые акты, речевые реакции). Предметом лингвистики и является система языковых средств, используемых в речевом общении (коммуникации).

Лингвистика выделяет в речевой деятельности то, что непосредственно не диктуется ее психологической (психофизиологической) структурой, а относится к вариантности внутри предоставляемых этой структурой возможностей. В речи на любом языке не может не быть членения на слоги. Но какова структура русского, немецкого, китайского слога - это уже проблема лингвистическая. В любом языке обязательно есть гласные и согласные звуки - это тоже диктуется психофизиологией. А вот сколько этих звуков, какие они, в каких отношениях находятся друг к другу - это уже дело лингвиста.

В лингвистике есть множество направлений и школ, описывающих принципиальную общую структуру любого языка или <индивидуальную> структуру того или иного конкретного языка на основе различного концептуального базиса (различной системы понятий и различного понимания отношений между ними). Поэтому здесь трудно дать общую характеристику лингвистическому подходу к трактовке речевой деятельности.

Актуальные проблемы психолингвистики.

С учетом динамики актуальных для разных периодов времени общенаучных подходов и ставившихся конкретных исследовательских задач под тем или иным углом зрения рассматривались прежде всего проблемы овладения языком и функционирования языка при производстве и понимании речи.

При рассмотрении особенностей текущего периода и ставших популярными за последние 15-20 лет тем Д. Кэрролл говорит о всё усиливающейся трактовке психолингвистики как части междисциплинарной когнитивной науки и о том, что возбужденный Хомским интерес психологов к синтаксису пробудил интерес и к другим аспектам языка. Д. Кэрролл отмечает, что в настоящее время психолингвистика занимается более широким кругом проблем, чем это было несколько десятилетий назад:

1) Как люди понимают, запоминают и продуцируют дискурс. Исследования дискурса помогают глубже заглянуть в процессы общения с позиций психотерапии.

2) Лексикон, или ментальный словарь. Изучение слов стало значительно более популярным в последнее десятилетие. Изучение лексикона помогает понять, как дети учатся читать.

3) Как ребенок овладевает языком. Интерес к врожденным языковым механизмам дополняется возрождением исследований языкового окружения ребенка. Взрослые говорят с детьми иначе, чем со взрослыми, с точки зрения фонологии, семантики, синтаксиса и прагматики, и многие исследователи изучают роль "языковых уроков" в овладении языком.

В общем: Так же изучаются методология психолингвистических исследований, различия в понимании речи со слуха и при чтении, восприятие звучащей речи, узнавание слов со слуха, узнавание слов при чтении, роль контекста при переработке неоднозначных слов, переработкой предложений, понимание фигурального языка (метафор, идиом и др.), процессы получения выводного знания разных видов, уровни репрезентации в памяти текстов и дискурса, построение ментальных моделей содержания текста, переработку дискурса, овладение языком детьми и взрослыми, индивидуальные различия в понимании текста детьми, особенности овладения чтением, продуцирование речи на уровнях грамматического кодирования и дискурса, мозговые механизмами и нейропсихологические проблемы языка и др. Большое внимание при этом уделяется значению слова с учетом новых подходов к трактовке понятий признака, прототипа и т.д.

По Улановскому:

1) Теоретические проблемы: языковое сознание, образ мира, процессы категоризации, восприятие и понимание речи, вербальная и невербальная коммуникация)

2) Прикладные проблемы: речевое воздействие, вербальная суггестия, обучение иностранному языку, вопросы логопедии, языковые нарушения, компьютерный перевод.

Е гг.

Сам термин <психолингвистика>, впервые прозвучал в статье американского психолога Н.Пронко. Как отдельная наука она возникла в 1953 году на научном семинаре в Индиане. Вдохновителями этого семинара были два психолога с мировым именем – Ч. Осгуд и Д. Кэролл - и литературовед, Томас Сибеок.

Суть психологической концепции Ч.Осгуда такова. Речь есть система непосредственных или опосредствованных реакций человека на речевые или неречевые стимулы. При этом речевые стимулы вызывают частично то же поведение, что соответствующие неречевые, благодаря возникновению ассоциаций между речевым и неречевым стимулами. Речевое поведение опосредствовано системой фильтров, задерживающих и преобразующих речевой стимул (на входе) и (или) речевую реакцию (на выходе). Такая система фильтров, имеющая врожденный характер, и отождествляется им с речевым механизмом или языковой способностью человека.

Особенности психолингвистики первого поколения:

1) Ее реактивный характер. Она целиком укладывается в бихевиористскую схему стимул-реакция. При этом психолингвистика первого поколения теория речевого приспособления к среде.

2) Атомизм. Она имеет дело с отдельными словами, грамматическими связями или грамматическими формами.

3) Индивидуализм. Это теория речевого поведения индивида, вырванного не только из общества, но даже из реального процесса общения, который сведен здесь к простейшей схеме передачи информации от говорящего к слушающему.

Психолингвистика второго поколения. Н.Хомский и Дж.Миллер.

60-е гг.

Уже в конце 1950-х гг. у осгудовской психолингвистики появился сильный оппонент. Это был молодой лингвист Ноэм Хомский.

Заслуга Н.Хомского в том, что он реализовал свой подход в виде целостной модели описания языка - порождающей грамматики. Причем порождает она лишь текст. В этой грамматике существуют особого рода правила или операции (трансформационные), прилагаемые к синтаксической конструкции предложения как единому целому.

Уже с начала 1960-х гг. стали появляться их совместные работы, написанные характерным стилем Н.Хомского, в которых Дж.Миллер как бы растворялся. Эти работы совершенно не похожи на те более ранние публикации Дж.Миллера, которые сделали его известным.

Ввел понятие глубинной структуры, определяющей семантическую интерпретацию синтаксической конструкции предложения. По Хомскому, последовательность порождения предложения такова. Базовые грамматические отношения порождают глубинные структуры. Глубинная структура подается в семантический компонент и получает семантическую интерпретацию; при помощи трансформационных правил (они бывают 4 видов: добавление, ощущение, перестановка, замена) она преобразуется в поверхностную структуру, которой далее дается фонетическая интерпретация при помощи правил фонологического компонента.

Он стал встраивать в структуру своей модели не только грамматические, семантические и фонетические (фонологические), но и так называемые прагматические правила - правила употребления языка.

Развил идею о принципиальном различии модели языковой способности и модели языковой активности. Первая есть потенциальное знание языка, и оно-то как раз и описывается порождающей моделью. Вторая - это процессы, происходящие при применении языковой способности в реальной речевой деятельности.

Важнейшее отличие психолингвистики второго поколения - был преодолен атомизм этой последней. Особенно ясно это видно на примере трактовки усвоения языка: согласно школе Н.Хомского, это не овладение отдельными языковыми элементами (словами и т.д.), а усвоение системы правил формирования осмысленного высказывания. Системность поведения или деятельности человека оказывается непосредственно выведенной из системности языка - психика в лучшем случае накладывает определенные ограничения на реализацию языковых структур (это касается, например, объема памяти).

Недостатки:

1) Два других недостатка осгудовской психолингвистики остались непреодоленными

2) Хомский рассматривает именно предложение, а не высказывание, т.е. игнорируется реальное соотношение различных языковых уровней в формировании и восприятии той или иной коммуникативной единицы.

3) Предложение рассматривается вне реальной ситуации общения.

4) Игнорируется место речи, а также ее восприятия, в системе психической деятельности человека - речь и ее восприятие рассматриваются как автономные, самоценные процессы.

5) Игнорируются индивидуальные, в частности личностно обусловленные, особенности восприятия и производства речи: сама идея индивидуальных стратегий оперирования с языком отвергается с порога.

Психолингвистика третьего поколения (Верч – «новая психолингвистика»).

Конец 70-х гг.

Сформировалась в середине 1970-х гг. Она связана в США с именем Дж.Верча и в других странах - Брунера, Дюбуа.

Язык – объект социально-исторически детерминированный. К тому же необходимо учитывать условия высказывания: цель и т.п.

Психолингвисты третьего поколения критически относятся к явному преувеличению Н.Хомским и его школой роли врожденных универсальных языковых структур.

Преодолели изоляционизм школы Н.Хомского - они берут психолингвистические процессы в широком контексте мышления, общения, памяти. Поэтому именно их работы составили в основном теоретическую базу для развития когнитивной психологии.

Психолингвисты третьего поколения сознательно и последовательно ориентируются либо на французскую социологическую школу в психологии, а также на взгляды Л.С.Выготского.

.

Е гг.

Сам термин <психолингвистика>, впервые прозвучал в статье американского психолога Н.Пронко. Как отдельная наука она возникла в 1953 году на научном семинаре в Индиане. Вдохновителями этого семинара были два психолога с мировым именем – Ч. Осгуд и Д. Кэролл - и литературовед, Томас Сибеок.

Суть психологической концепции Ч.Осгуда такова. Речь есть система непосредственных или опосредствованных реакций человека на речевые или неречевые стимулы. При этом речевые стимулы вызывают частично то же поведение, что соответствующие неречевые, благодаря возникновению ассоциаций между речевым и неречевым стимулами. Речевое поведение опосредствовано системой фильтров, задерживающих и преобразующих речевой стимул (на входе) и (или) речевую реакцию (на выходе). Такая система фильтров, имеющая врожденный характер, и отождествляется им с речевым механизмом или языковой способностью человека.

Особенности психолингвистики первого поколения:

1) Ее реактивный характер. Она целиком укладывается в бихевиористскую схему стимул-реакция. При этом психолингвистика первого поколения теория речевого приспособления к среде.

2) Атомизм. Она имеет дело с отдельными словами, грамматическими связями или грамматическими формами.

3) Индивидуализм. Это теория речевого поведения индивида, вырванного не только из общества, но даже из реального процесса общения, который сведен здесь к простейшей схеме передачи информации от говорящего к слушающему.

 

5. Психолингвистика Хомского; понятие глубинных и поверхностных структур, понятие трансформации; трансформационная модель.

60-е гг.

Уже в конце 1950-х гг. у осгудовской психолингвистики появился сильный оппонент. Это был молодой лингвист Ноэм Хомский.

Заслуга Н.Хомского в том, что он реализовал свой подход в виде целостной модели описания языка - порождающей грамматики. Причем порождает она лишь текст. В этой грамматике существуют особого рода правила или операции (трансформационные), прилагаемые к синтаксической конструкции предложения как единому целому.

Уже с начала 1960-х гг. стали появляться их совместные работы, написанные характерным стилем Н.Хомского, в которых Дж.Миллер как бы растворялся. Эти работы совершенно не похожи на те более ранние публикации Дж.Миллера, которые сделали его известным.

Ввел понятие глубинной структуры, определяющей семантическую интерпретацию синтаксической конструкции предложения. По Хомскому, последовательность порождения предложения такова. Базовые грамматические отношения порождают глубинные структуры. Глубинная структура подается в семантический компонент и получает семантическую интерпретацию; при помощи трансформационных правил (они бывают 4 видов: добавление, ощущение, перестановка, замена) она преобразуется в поверхностную структуру, которой далее дается фонетическая интерпретация при помощи правил фонологического компонента.

Он стал встраивать в структуру своей модели не только грамматические, семантические и фонетические (фонологические), но и так называемые прагматические правила - правила употребления языка.

Развил идею о принципиальном различии модели языковой способности и модели языковой активности. Первая есть потенциальное знание языка, и оно-то как раз и описывается порождающей моделью. Вторая - это процессы, происходящие при применении языковой способности в реальной речевой деятельности.

Важнейшее отличие психолингвистики второго поколения - был преодолен атомизм этой последней. Особенно ясно это видно на примере трактовки усвоения языка: согласно школе Н.Хомского, это не овладение отдельными языковыми элементами (словами и т.д.), а усвоение системы правил формирования осмысленного высказывания. Системность поведения или деятельности человека оказывается непосредственно выведенной из системности языка - психика в лучшем случае накладывает определенные ограничения на реализацию языковых структур (это касается, например, объема памяти).

Недостатки:

1) Два других недостатка осгудовской психолингвистики остались непреодоленными

2) Хомский рассматривает именно предложение, а не высказывание, т.е. игнорируется реальное соотношение различных языковых уровней в формировании и восприятии той или иной коммуникативной единицы.

3) Предложение рассматривается вне реальной ситуации общения.

4) Игнорируется место речи, а также ее восприятия, в системе психической деятельности человека - речь и ее восприятие рассматриваются как автономные, самоценные процессы.

5) Игнорируются индивидуальные, в частности личностно обусловленные, особенности восприятия и производства речи: сама идея индивидуальных стратегий оперирования с языком отвергается с порога.

 

6.Трансформационная лингвистика и современная психотерапия.

Трансформационная лингвистика, она же генеративная (трансформационная порождающая грамматика, трансформационно-генеративная грамматика, хомскианская лингвистика) — наиболее популярное с конца 1950-х гг. направление в мировом языкознании, которое ставит целью разработать теорию языка по образцу естественных наук; основоположник и лидер — Ноам Хомский. Цель лингвистической теории по Хомскому заключается в том, чтобы объяснить факт поразительно быстрого усвоения родного языка ребенком на основе явно недостаточного внешнего стимула, то есть той информации, которая может быть извлечена из речи окружающих. В основе языковой способности человека лежит врожденный биологически обусловленный компонент, который определяет основные параметры человеческого мышления и, в частности, структуру языкового знания. При взаимодействии врожденного компонента, общего у всех людей, и внешнего стимула, у ребенка формируется полноценное владение своим родным языком. В последнее время Хомский упоминает и третий фактор — свойства, которые объединяют язык с другими биологическими и когнитивными системами (например, принцип, согласно которому при построении сложных единиц из простых структура простых единиц не видоизменяется).

В центре внимания генеративной лингвистики находится теория грамматики, но она оказала определяющее влияние на многие направления в семантике, психолингвистике и философии языка. Начиная с 1960-х гг. генеративная лингвистика — безраздельно господствующее лингвистическое направление в США и наиболее влиятельное — в Европе и Азии. Основными оппонентами её выступают сторонники функциональной и когнитивной лингвистики. Описательные методы генеративной лингвистики оказали влияние на развитие формальных направлений в советском языкознании 1960-х гг.; влияние её на российскую лингвистику несколько усилилось начиная со второй половины 1990-х гг., хотя в России позиции сторонников функциональной и когнитивной лингвистики традиционно являются более прочными.

Из лекций! При трансформации происходит: добавление, опущение, перестановка и замена. Виды трансформаций: отрицательная, вопросительная, пассивизательная и т. д.

Трансформация опущения – отсутствие упоминания важного элемента. Слова не могут быть опущены, если в них содержится важный референтный импульс. Трансформация номинализации – превращение того, что на уровне глубинной структуры является процессом, а затем превращается в событие на поверхностном уровне. Трансформация обобщения – неправомерное обобщение в каком то утверждении.

При этом важно упомянуть теорию Хомского, если вкратце, то она гласит: «Процесс предполагает правила формирования осмысленных высказываний».

Современная психотерапия. Это НЛПишники, которые опирались на идеи Хомского, а так же гипноз (эриксоновский и классический).

 

7. Психолингвистика третьего поколения, психолингвистика и когнитивная психология. Отечественная психолингвистика.

 

Психолингвистика третьего поколения (Верч – «новая психолингвистика»).

Конец 70-х гг.

Сформировалась в середине 1970-х гг. Она связана в США с именем Дж.Верча и в других странах - Брунера, Дюбуа.

Язык – объект социально-исторически детерминированный. К тому же необходимо учитывать условия высказывания: цель и т.п.

Психолингвисты третьего поколения критически относятся к явному преувеличению Н.Хомским и его школой роли врожденных универсальных языковых структур.

Преодолели изоляционизм школы Н.Хомского - они берут психолингвистические процессы в широком контексте мышления, общения, памяти. Поэтому именно их работы составили в основном теоретическую базу для развития когнитивной психологии.

Психолингвисты третьего поколения сознательно и последовательно ориентируются либо на французскую социологическую школу в психологии, а также на взгляды Л.С.Выготского.

.

Слово и его функции.

Основной функцией слова является его обозначающая роль (предметная отнесенность). Огромный выигрыш человека, обладающего развитым языком, заключается в том, что его мир удваивается. Человек без слова имел дело только с теми вещами, которые он видел, с которыми он мог манипулировать. С помощью языка он может иметь дело с предметами, которые непосредственно не воспринимались и которые не входили в состав его собственного опыта.

Из слов рождается не только удвоение мира, но и волевое действие по управлению своим восприятием, представлением, памятью и действиями, ибо, произнося слова <поднять руку>, <сжать руку в кулак>, человек может выполнить эти действия мысленно. Благодаря слову он может оперировать вещами мысленно при их отсутствии, совершать умственные действия и эксперименты над вещами. Удваивая мир, слово дает возможность передавать опыт от индивида к индивиду и обеспечивает возможность усвоения опыта поколений.

Основа языка является слово, обозначающее отдельные предметы и действия. Какова психологическая структура слова, которое коренным образом отличается от выразительного жеста или звука животных? Слово имеет две основные функции, которые всегда надо иметь ввиду, когда говоришь о языке. Первая из них – это функция замещения предметов или функция представления, то есть функция, замещающая предмет знаком, ставящимся вместо предмета, иначе ее называют функцией предметной отнесенности. Каждое слово, как я уже сказал, обозначает всегда известный предмет, действие или качество: стол, часы, лампа, бежать, спать, желтый, вкусный.

Если слово обозначает предмет, то мы можем иметь дело с предметом в его отсутствии.

Слово, обозначающее предмет, как бы удваивает мир рядом с миром, непосредственно, чувственно воспринимаемых предметов, оно ставит представление о предметах, образы предметов, которые слово может вызвать искусственно даже тогда, когда этих предметов здесь нет. Следовательно, наличие обозначающей функции слова дает возможность вызывать образ данного предмета при его отсутствии. Это огромное преимущество, которое мы увидим ниже, имеет решающее значение в организации нашего восприятия, внимания и памяти человека от восприятия, внимания и памяти животных.

Есть, однако, вторая, еще более существенная функция слова, на которой я остановлюсь специально. Слово не только обозначает вещь, замещает ее, – слово перерабатывает опыт, оно позволяет человеку совершать с воспринимаемым образом сложную работу. Слово является орудием, позволяющим анализировать и синтезировать те впечатления, которые человек получает из внешнего мира. Слово есть мощное орудие не только памяти, но и мощное орудие отвлечения и обобщения. Слово, тем самым, есть средство для абстракции и средство обобщения. Отвлечение и, вместе с тем, обобщение сигналов, доходящих до человека, есть основное свойство второй сигнальной системы или системы слов языка. Это играет особенно важную роль для всего материала, с которым мы дальше будем иметь дело.

Слово, прежде всего, не только замещает вещи, но и выделяет из вещей соответствующий важный признак. Представьте, что я назвал этот предмет «стол». Слово «стол» имеет с качестве корня СТЛ – стлать, постилать, постель, настил. Этим самым слово анализирует эту вещь. Оно выделяет из него признак, существенный для стола: настил, доска, на которую можно постлать что – то.

Незаметно для нас слово анализирует воспринимаемую вещь. Если я говорю «часы», то это слово не обозначает вещь, но оно выделяет в этой вещи существенные свойства: явно, что это прибор, чтобы показывать час, время. Если я сказал «очки», то слово будет не только обозначать предмет «очки», но он выделяет какой – то важный признак этого предмета при отнесении к слову «очки», «глаза», то есть показывает, что этот предмет имеет какое – то отношение к глазам.

 

Развитие значения слова

Ребенок 3—3,5 лет прекрасно знает, что такое «кошка», «чашка», «петушок», «рыбка», «окно», и никогда не спутает одну вещь с другой. Значит ли это, однако, что слово завершило свое развитие и как клеточка языка и как элемент сознания уже полностью готово?

Выяснилось, что дальнейшее развитие слова заключается в том, что даже после того, как оно приобрело четкую предметную отнесенность и эта предметная отнесенность стала уже устойчивой, развитие слова касается уже не предметной отнесенности, а обобщающей и анализирующей функции слова, иначе говоря, его значения.

Л. С. Выготский: на каждом этапе развития ребенка слово, сохраняет одну и ту же предметную отнесенность, но значение слова развивается. За значением слова на каждом этапе стоят различные психологические процессы.

Таким образом, вслед за Л. С. Выготским мы можем сделать вывод, что значение слова развивается даже и после того, как предметная отнесенность слова достигла своей устойчивости, и что оно меняет не только свою смысловую структуру, но и свое системное строение.

Этот факт означает вместе с тем, что наше сознание меняет свое смысловое и системное строение. На раннем этапе развития ребенка сознание носит аффективный характер, оно аффективно отражает мир. На следующем этапе сознание начинает носить наглядно-действенный характер, и слова, через посредство которых отражается мир, возбуждают систему практических наглядно-действенных связей. Только на завершающем этапе сознание приобретает отвлеченный вербально-логический характер, отличный от предшествующих этапов как по своему смысловому, так и по своему системному строению, хотя на этом этапе связи нашего изложения следует остановиться и на некоторых более специальных вопросах, которые могут служить существенным дополнением к сказанному выше.

Таким образом, на этом этапе развития слово имеет еще конкретное значение и сам ребенок не применяет этот термин к самому себе. Лишь позже слово приобретает относительное значение, когда ребенок может абстрагироваться от себя самого.

 

Внутренняя и внешняя речь.

Внутренняя речь - 1) речь, обращенная к самому себе, то есть внутренняя программа высказывания, не реализуемая в звучащей речи; 2) артикуляторные движения, не сопровождаемые звуком ("внутреннее проговаривание"). Изучение внутренней речи способствует пониманию закономерностей мышления и его взаимоотношений с речью; 3) различные виды использования языка (точнее, языковых значений) вне процесса реальной коммуникации.

Выделяют три основных типа Внутренней речи: а) внутреннее проговаривание - "речь про себя", сохраняющая структуру внешней речи, но лишенная фонации, т.е. произнесения звуков, и типичная для решения мыслительных задач в затрудненных условиях; б) собственно Внутренняя речь, когда она выступает как средство мышления, пользуется специфическими единицами (код образов и схем, предметный код, предметные значения) и имеет специфическую структуру, отличную от структуры внешней речи; в) внутреннее программирование, т.е. формирование и закрепление в специфических единицах замысла речевого высказывания, целого текста и его содержательных частей (А.Н. Соколов, Н.И. Жинкин и др.). В онтогенезе Внутренняя речь формируется в процессе интериоризации внешней речи.

Внешняя речь адресована к другим людям. Внешняя речь может быть устной и письменной. Устная речь осуществляется посредством воспроизведения звуковых образов слов. Устная речь может быть монологической, диалогической и эгоцентрической. Монологическая и диалогическая речь обращены к другим людям, эгоцентрическая – к самому себе. Монологическая речь является самым сложным видом устной речи.

 

Психология текста и чтения.

Техники быстрого чтения.

Виды чтения:

· быстрое

- Сплошное быстрое

- Ознакомительное

- Выборочное

- Чтение поиск

· медленное

- Углубленное (аналитическое, изучающее, эффективное)

- Чтение на запоминание

 

Навыки эффективного чтения.

- постановка вопросов к тексту

- составление плана, графических схем

- составление сводных таблиц

- формулирование тезисов

- комментирование

- мысленное повторение

 

Хорошее понимание текста будет при гибкости чтения, т.е. это способность менять стратегию чтения в зависимости от целей и структуры текста.

Приемы быстрого чтения:

1) чтение по ключевым словам

2) выделение смысловых единиц

3) обобщение единиц текста

4) избавление от артикуляции (прием «выстукивание ритма»)

5) движение глаз при чтении: сверху вниз/фиксация на одной точке

6) развитие внимания

 

Л.С.Выготский говорил:

1) «Обычно думают, что понимание лучше при медленном чтении, однако при быстром чтении понимание идет лучше, ибо сама скорость понимания отвечает более быстрому темпу чтения. Но, к сожалению, чтение до сих пор изучалось как сложный сенсомоторный навык, а не как психический процесс очень сложного порядка. Работа зрительного механизма является до известной степени подчиненной процессам понимания»

2) умения понимания заключаются в том, чтобы <ориентироваться в сложном внутреннем пространстве, которое можно было бы назвать системой отношений. В этом устанавливании отношений, выделении важного, в сведении и переходе заключается процесс, называемый обычно пониманием

3) Чтение - сложный процесс, в котором непосредственное участие принимают высшие психические функции в части мышления, и развитое и недоразвитое чтение имеют ближайшие причины в развитии мышления ребенка... Понимание текста предполагает сохранение соответствующего пропорционального веса слов или изменение пропорций, пока они не дадут результата, удовлетворяющего цели чтения. Понимание рассказа подобно решению задачи в математике. Оно состоит в отборе правильных элементов ситуации и в соединении их в правильных соотношениях, а также в придавании каждому из них правильного веса, влияния или степени важности. Процесс чтения, обучение чтению теснейшим, внутренним образом связаны с развитием внутренней речи

 

Объект и предмет психолингвистики. Психолингвистика и психология; психолингвистика и лингвистика.

Термин психолингвистика был введен в США в 50-е г. Психолингвистика возникла из-за интереса к теоретическим проблемам, таким как: языковое сознание, образ мира, процессы категоризации, восприятие и понимание речи, вербальная и невербальная коммуникация, а так же к практическим проблемам: речевое воздействие, вербальная суггестия, обучение иностранному языку, вопросы логопедии, языковые нарушения, компьютерный перевод.

Цель психолингвистики: описание, объяснение функций языка как феномена.

Объект психолингвистики: совокупность речевых фактов и речевых событий (речь, язык).

Предмет психолингвистики многие ученые трактовали по-своему. Сопоставим несколько определений предмета психолингвистики, дававшихся разными авторами на протяжении ее полувековой истории.

Ч. Осгуд. наука о кодировании и декодировании сообщений в процессе коммуникации.

Словен. наука об усвоении и использовании структуры языка.

Леонтьев А.А. Предмет – речевая деятельность. Процессы речепроизводства и речевосприятия.

Психолингвистика изучает связи языка с когнитивными процессами, личностью и поведением.

Психолингвистика на стыке психологии и лингвистики.

Психолингвистика как психологическая наука. Приведенное только что определение предмета психолингвистики показывает, что психолингвистика на современном этапе ее развития органически входит в систему психологических наук. Если вслед за А.Н.Леонтьевым понимать психологию как ...конкретную науку о порождении, функционировании и строении психического отражения реальности, которое опосредствует жизнь индивидов, то язык и речевая деятельность участвуют и в формировании и функционировании самого этого психического отражения, и в процессе опосредования этим отражением жизнедеятельности людей.

Наиболее тесно связана с общей психологией, в особенности с психологией личности и с когнитивной психологией, социальной психологией и психологией общения, психологией развития (детской и возрастной психологией) и с этнопсихологией.

Психолингвистика и языкознание (лингвистика). Объектом лингвистики является речевая деятельность (речевые акты, речевые реакции). Предметом лингвистики и является система языковых средств, используемых в речевом общении (коммуникации).

Лингвистика выделяет в речевой деятельности то, что непосредственно не диктуется ее психологической (психофизиологической) структурой, а относится к вариантности внутри предоставляемых этой структурой возможностей. В речи на любом языке не может не быть членения на слоги. Но какова структура русского, немецкого, китайского слога - это уже проблема лингвистическая. В любом языке обязательно есть гласные и согласные звуки - это тоже диктуется психофизиологией. А вот сколько этих звуков, какие они, в каких отношениях находятся друг к другу - это уже дело лингвиста.

В лингвистике есть множество направлений и школ, описывающих принципиальную общую структуру любого языка или <индивидуальную> структуру того или иного конкретного языка на основе различного концептуального базиса (различной системы понятий и различного понимания отношений между ними). Поэтому здесь трудно дать общую характеристику лингвистическому подходу к трактовке речевой деятельности.


Рекомендуемые страницы:

lektsia.com

Читать книгу Психолингвистика. Теория речевой деятельности

В. А. Ковшиков, В. П. Пухов Психолингвистика. Теория речевой деятельности

ПРЕДИСЛОВИЕ

Данное учебное пособие адресовано педагогам и психологам, чья деятельность связана с развитием речи у детей и подростков, и в первую очередь педагогам-дефектологам, занимающимся формированием речи в условиях общего и речевого дизонтогенеза (нарушенного, отклоняющегося развития). Настоящее пособие посвящено одному из важнейших разделов новой области научного знания – психолингвистике, а именно – теории речевой деятельности. Знание основ теории речевой деятельности, по нашему глубокому убеждению, является обязательным условием профессиональной подготовки всех специалистов, на практике осуществляющих решение одной из главных задач образования и воспитания – формирование речи как специфически человеческого вида психической деятельности в ходе личностного и социального развития человека.

Идея создания учебного пособия по психолингвистике сложилась у каждого из его авторов достаточно давно, во всяком случае с тех пор, когда в вузовскую профессиональную подготовку педагогов-дефектологов был включен учебный курс «Основы теории речевой деятельности» (в университетской практике сразу же обозначенный запоминающейся аббревиатурой «ОТРД»). В конце 90-х прошедшего столетия по предложению В.А. Ковшикова авторы решили объединить свои усилия в этом направлении, и через несколько лет был готов первоначальный вариант (рукопись) учебного пособия – первого в отечественной учебной литературе пособия по психолингвистике для студентов-дефектологов. К сожалению, внезапная кончина Валерия Анатольевича не позволила довести эту работу до конца, поскольку ее завершающий этап – окончательная «стыковка» глав и разделов книги, написанных каждым из авторов, их объединение в общий текст пособия, – не была выполнена. И все же эта книга смогла увидеть свет благодаря помощи Издательства «ACT – Астрель» и, в первую очередь ведущего редактора отдела «Образовательные проекты», Е.Е. Шевцовой, которой хотим выразить особую признательность и благодарность. Издание этой книги – это дань памяти и глубокого уважения В. А. Ковшикову – коллеге и старшему товарищу, одному из видных отечественных специалистов в области теории и практики логопедии. Валерий Анатольевич был личностью яркой и неординарной; весь свой большой творческий потенциал и неуемную энергию он направил на разрешение насущных проблем и потребностей практической логопедии, оставаясь до самых последних своих дней ее преданным Рыцарем и слугой. Личный вклад В.А Ковшикова в теорию и методику отечественной логопедии признается всеми ведущими специалистами этой области коррекционной педагогики.

Авторы данного пособия являются «воспитанниками» и представителями разных «школ» отечественной логопедии – санкт-петербургской (ленинградской) и московской. Эти два ведущих «научно-методических центра» отечественной логопедии на протяжении нескольких десятилетий своего существования находились в известной «оппозиции» друг другу, что нашло свое выражение в различиях концептуальных подходов ко многим проблемам теории и практики логопедии. Естественно было ожидать и отсутствия «полного взаимопонимания» во взглядах на психолингвистическую интерпретацию речевой деятельности у авторов настоящего пособия, что на начальном этапе совместной работы действительно имело место. Следует отметить, что некоторые «различия во взглядах» у авторов этой книги были успешно преодолены, а достаточно продолжительные «научные дискуссии» привели к удовлетворившему обоих авторов «консенсууму». Главным обстоятельством, определившим это, являлось весьма заинтересованное отношение авторов к психолингвистике и единство во взгляде на ее роль в профессиональном становлении педагога-дефектолога.

Психолингвистика – наука, возникшая сравнительно недавно, в начале 50-х гг. прошлого столетия. Возникнув «на стыке» двух «старейших» отраслей научного знания – психологии и языкознания (лингвистики), психолингвистика за сравнительно небольшой срок своего существования выдвинулась в число основных «речеведческих» и языковедческих наук. Возникновение этой новой области науки было объективно обусловлено потребностями общественного развития человеческого общества, в частности потребностью научного познания природы психической интеллектуальной деятельности человека (А.А Леонтьев, 2003, и др.). Речь как высшая психическая функция, являющаяся одной из составляющих интеллектуальной деятельности, и язык как основное средство осуществления речевой деятельности и реализации процессов мышления, уже достаточно давно являются предметом особого внимания психологов и лингвистов. Благодаря проведению целого ряда теоретических и экспериментальных исследований в «недрах» этих наук был накоплен и обобщен достаточно большой гносеологический и фактологический материал, характеризующий специфические – психологические и лингвистические – закономерности усвоения языка и формирования речевой способности человека в ходе онтогенеза, особенности осуществления речевой коммуникации в человеческом обществе. Несмотря на достигнутый в психологии и языкознании значительный прогресс в изучении речи и процесса использования языка в речевом общении, к середине XX столетия специалистам, занимающимся данными проблемами, стало очевидно, что психологам и лингвистам необходимо объединить свои усилия в решении указанных проблем. Возникла настоятельная потребность в создании «универсальной» научной теории, объективно отражающей диалектическое единство языка и речи в процессах речевой коммуникации, объясняющей все многообразие проявлений речевой деятельности и ее связь с процессами мыслительной, аналитико-синтетической деятельности человека. Важным вопросом явилась также разработка новой методологии научного исследования, объединяющей в себе самые современные и перспективные методы теоретического и экспериментального исследования явлений языка и речи. Впервые такая методология научного познания речевой деятельности и изучения природы знаков языка была разработана выдающимся отечественным ученым Львом Семеновичем Выготским, одним из основоположников психолингвистики (42, 45 и др.). Научные открытия Л.С. Выготского, его перспективные и глубокие научные концепции о природе явлений языка и речи, о диалектическом единстве процессов мышления и речи, закономерностях формирования речи и усвоения языка в ходе онтогенеза послужили научно-теоретической основой для возникновения психолингвистики как самостоятельной области научного знания. Без всякого преувеличения можно сказать, что труды Л.С. Выготского и других представителей отечественной психологической и лингвистической школ (П.П. Блонский, С.Л. Рубинштейн, А.Р. Лурия, А.Н. Леонтьев, Л.В. Щерба, В.В. Виноградов и др.) явились важнейшей научной предпосылкой для возникновения психолингвистики. Вместе с тем нельзя не признать, что ведущая роль в возникновении психолингвистики как самостоятельной науки принадлежит американским ученым – психологам и лингвистам, прежде всего Ч. Осгуду, Дж. Кэроллу и Т. Сибеоку.

Несмотря на то что признание психолингвистики как серьезной науки в отечественной научной среде состоялось только в начале 60-х гг. XX столетия, отечественная психолингвистическая школа развивалась достаточно интенсивно и вскоре выдвинулась на ведущие позиции. Достижения отечественной психолингвистики получили признание во всем мире. Это произошло во многом благодаря тому, что отечественная психолингвистика черпала истоки для своего развития в огромном научном потенциале отечественной психологической и лингвистической школы, делегировавшей в эту науку лучших своих представителей (А.Р. Лурия, П.Я. Гальперин, В.А. Артемов, Н.И. Жинкин, Е.Ф. Тарасов, P.M. Фрумкина, АК. Маркова и др.).

Накопленный психолингвистикой за полувековой период ее существования научный материал о закономерностях формирования и осуществления речевой деятельности, процессов речевой коммуникации, использования знаков языка для осуществления речевой и мыслительной деятельности, вне всякого сомнения, должен быть достоянием каждого специалиста, занимающегося формированием речи или восстановлением речевой способности (в случае приобретенных нарушений речевого развития). Особое значение эти знания имеют для коррекционного педагога (в первую очередь – логопеда), главной целью профессиональной деятельности которого является формирование речи в условиях общего и речевого дизонтогенеза. Знание психолингвистических закономерностей осуществления речевой деятельности, ее формирования в ходе онтогенеза составляют, по нашему мнению, основу «базовой» теоретической подготовки логопеда. На необходимость активного внедрения психолингвистических знаний в теорию и методику логопедической работы, а также значение усвоения этих знаний студентами-дефектологами неоднократно указывали в своих трудах ведущие теоретики и методисты отечественной логопедии – Т.Б. Филичева, Г.В. Чиркина, Л.С. Волкова, Б.М. Гриншпун, Р.И. Лалаева, О.С. Орлова, С.Н. Шаховская и др. Под руководством Р.И. Лалаевой и при участии вышеназванных специалистов была подготовлена хрестоматия по психолингвистике – первое учебное пособие такого плана для коррекционных педагогов. Ряд интересных методических материалов, связанных с внедрением психолингвистических знаний в практику логопедической работы, содержится в пособии, подготовленном под руководством Л.Б. Халиловой на дефектологическом факультете МПГУ (179).

Отечественная психолингвистика, как указывает один из ее создателей АА Леонтьев, на протяжении почти четверти века после своего возникновения развивалась в первую очередь в направлении разработки теории речевой деятельности. Хочется особо подчеркнуть, что методологической арсенал психолингвистики (по сравнению с другими «речеведческими» науками) позволяет наиболее полно и исчерпывающе исследовать закономерности и специфические особенности становления и функционирования речевой деятельности.

Следует отметить, что важнейшей задачей речевой коррекционно-логопедической работы является полноценное овладение обучающимися средствами осуществления речевой деятельности, основным из которых являются знаки языка. Усвоение системы родного языка в условиях «речевого» дизонтогенеза является вторым важнейшим направлением профессиональной деятельности коррекционного педагога. При этом психолингвистика может предоставить коррекционному педагогу не только необходимые теоретические знания, но и комплексную методику психолингвистического исследования специфических особенностей речевой деятельности, оперирующей знаками языка.

Важно отметить, что психолингвистика (как никакая другая область научного знания) помогает коррекционному педагогу правильно понять место и роль «языковой» работы в общей системе коррекционного обучения. Она дает наглядное представление о том, что языковая способность (способность к адекватному использованию знаков языка в процессе речевой коммуникации) является неотъемлемой составной частью общей речевой способности. Это обеспечивает особый, профессиональный взгляд на всю систему коррекционно-логопедической работы.

Важнейшим предметом исследования психолингвистики является речь как психофизиологический процесс порождения и восприятия речевых высказываний. За прошедшие три-четыре десятилетия в психолингвистике и нейролингвистике накоплен большой теоретический и экспериментальный материал по проблеме исследования процессов речепорождения и речевосприятия, отражающий основные закономерности процесса реализации речевой деятельности. Этот материал имеет важное значение для коррекционных педагогов, занимающихся формированием (или восстановлением) речи у детей и взрослых. Двумя основными направлениями «речевой» работы являются формирование экспрессивной речи (процессы говорения и письма) и импрессивной речи (процессы речевосприятия). Изучение закономерностей и особенностей протекания этих речемыслительных процессов и их нарушений при патологии познавательной деятельности также является предметом исследования психолингвистики.

Таким образом, теория речевой деятельности, используя методологию теоретического и экспериментального анализа, исследует те стороны интеллектуальной психической деятельности человека, которые в первую очередь интересуют коррекционного педагога (в частности, логопеда) и которые являются объектом его специально-педагогического воздействия.

К сожалению, проблема активного внедрения психолингвистических знаний в теорию и методику коррекционной логопедической работы еще далеко не разрешена.

Нельзя не признать, что за последнее десятилетие проблеме создания учебной и научно-популярной литературы по психолингвистике в системе высшей школы стало уделяться больше внимания. За указанный период опубликовано несколько учебников и учебных пособий (труды А.А. Леонтьева, И.Н. Горелова и К.Ф. Седова, P.M. Фрумкиной, А.А. Залевской, В.П. Белянина). В то же время специальных учебных пособий по психолингвистике для учителей-дефектологов пока еще очень мало.[1]

Предлагаемое учебное пособие «Основы теории речевой деятельности» предполагает в определенной мере восполнить недостаток специальной учебной литературы по психолингвистике. Настоящее пособие адресовано коррекционным педагогам – студентам факультетов специальной педагогики и психологии, а также специалистам-практикам, задачей профессиональной деятельности которых является формирование речи в условиях общего и речевого дизонтогенеза. Кроме того, как мы надеемся, данная книга будет интересна и специалистам, работающим в области практической коррекционной психологии.

В предлагаемом пособии в качестве предмета для освещения выбраны те проблемы и аспекты теории речевой деятельности, которые, на наш взгляд, имеют определяющее значение для профессиональной подготовки коррекционного педагога. Выбранные нами для рассмотрения разделы общей психолингвистики содержат теоретические и предметно-методические знания, которые составляют основу подготовки специалиста, занимающегося формированием и коррекцией речи детей и взрослых. Знание изучаемых психолингвистикой закономерностей формирования и осуществления речевой деятельности человека, традиционно сложившихся «норм» и правил использования знаков языка в речемыслительной деятельности являются необходимой теоретической базой для практического освоения коррекционным педагогом методики коррекционной логопедической работы.

В основу данного пособия положен разработанный авторами материал курса лекций по учебным дисциплинам «Основы теории речевой деятельности» и «Психолингвистика» для студентов дефектологического факультета МГОПУ им. М.А Шолохова и факультета специальной педагогики и психологии РГПУ им. А.И. Герцена (г. Санкт-Петербург). В.А. Ковшиковым написаны главы 2 (§ 1–4), 7 (§ 1–6) и § 5 и 6 II части главы 9; В.П. Глуховым – главы 3, 4 (кроме § 1), 6 и 8. Остальные разделы пособия подготовлены авторами совместно.

Основу лекционного учебного курса составили научно-теоретические концепции речевой деятельности ведущих отечественных психолингвистов – АА Леонтьева, Н.И. Жинкина и И.А. Зимней.

А.А. Леонтьев, основоположник отечественной школы психолингвистики, является ведущим теоретиком современной психолингвистики. Неоспоримой заслугой АА Леонтьева является не только создание теоретической концепции речевой деятельности, но и проделанный им глубокий научный анализ развития психолингвистической мысли в зарубежной и отечественной науке. Его всесторонний критический анализ основных научных концепций, созданных ведущими психолингвистическими школами мира, его видение проблем современной психолингвистики и перспектив ее развития было и остается эталоном для всех ведущих специалистов, работающих в области этой науки. И.А. Зимняя является представителем другой отечественной научной школы, ученицей и последователем Н.И. Жинкина. В свое время ею была разработана и научно обоснована собственная, оригинальная концепция речевой деятельности, несомненным достоинством которой является выраженная методическая направленность. Общие принципы научного анализа фактов и явлений речевой деятельности подчинены в этой концепции потребностям обучения языку и формирования речевой деятельности.

Разумеется, в данном пособии нашли свое отражение концептуальные подходы к решению ключевых про

www.bookol.ru

§ 2. Психолингвистика как психологическая наука

Один из основоположников отечественной психолингвистики, А. А. Леонтьев считает, что психолингвистика на современном этапе ее развития органически входит в систему психологических наук. Если понимать психологию как «...конкретную науку о порождении, функционировании и строении психического отражения реальности, которое опосредствует жизнь индивидов» (143, с. 12), то язык и речевая деятельность участвуют и в формировании и функционировании самого этого психического отражения, и в процессе опосредования этим отражением жизнедеятельности людей (139, с. 20). Отсюда, по мнению А. А. Леонтьева, вытекает категориальное и понятийное единство психолингвистики и различных областей психологии. Само понятие речевой деятельности восходит к общепсихологической трактовке структуры и особенностей деятельности вообще — речевая деятельность рассматривается как частный случай деятельности, как один из ее видов (наряду с трудовой, познавательной, игровой и т. п.), имеющий свою качественную специфику, но подчиняющийся общим закономерностям формирования, строения и функционирования любой деятельности. Та или иная трактовка личности также непосредственно отражается в психолингвистике. Но особенно существенно, что через одно из своих основных понятий — понятие значения — психолингвистика самым непосредственным образом связана с проблематикой психического отражения человеком окружающего мира. При этом психолингвистика, с одной стороны, использует основополагающие понятия и результаты исследования, предоставляемые различными областями психологической науки; с другой стороны, ПЛ обогащает предметные области психологии как в теоретическом плане (вводя новые понятия и подходы, по-иному, более глубоко трактуя общепринятые понятия и пр.), так и в прикладном направлении, позволяя решать практические задачи, недоступные другим, традиционно сложившимся психологическим дисциплинам.

Наиболее тесно психолингвистика связана с общей психологией, в особенности с психологией личности и когнитивной психологией. Так как она имеет непосредственное отношение к исследованию деятельности общения, еще одной, весьма близкой ей психологической дисциплиной является социальная психология и психология общения (включая теорию массовой коммуникации). Поскольку формирование и развитие языковой способности и речевой деятельности также входит в объект исследования психолингвистики, ПЛ самым тесным образом связана с психологией развития (детской и возрастной психологией). Наконец, она тесно связана и с этнопсихологией.

В своем практическом аспекте психолингвистика связана с различными прикладными областями психологии: с педагогической психологией, специальной психологией (в частности, патопсихологией, медицинской психологией, нейропсихологией), психологией труда, включая инженерную, космическую и военную психологию, с судебной и юридической психологией, наконец, с недавно сложившимися областями психологии, такими, как политическая психология, психология массовой культуры, психология рекламы и пропаганды. Именно эти прикладные задачи, которое общественное развитие поставило перед психологией, и «послужили непосредственным толчком к возникновению психолингвистики как самостоятельной научной области» (139, с. 21).

Вместе с тем следует подчеркнуть, что трактовка психолингвистики как «психологической науки» (другими словами, как одного, хотя и весьма специфического раздела психологии), разделяется не всеми учеными-психолингвистами. Ряд исследователей достаточно определенно и категорично рассматривает психолингвистику как полностью самостоятельную и «самодостаточную» науку (90, 95, 169, 224, 338 и др.).

studfiles.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *