Психолог медиатор – Психолог-медиатор. Разрешить конфликт у психолога

Содержание

Психолог-медиатор. Разрешить конфликт у психолога

Психолог-медиатор. Разрешить конфликт у психолога

Прошли те времена, когда конфликты можно было разрешить с применением силы или подобными манипуляциями - сегодня для того, чтобы выйти из конфликтной ситуации, необходимо иметь исключительно желание устранить конфликт и телефон психолога под рукой.

Кто такой психолог-медиатор?

Психолог-медиатор - посредник, нейтральная третья сторона, способствующая урегулированию споров и разногласий, которая по просьбе сторон, конфликтующих на данный момент, приводит их к консенсусу и способствует достижению приемлемого разрешения в конфликте. 

 

На сегодняшний день психолог-медиатор является одной из эффективнейших и, конечно же, наименее затратных по времени и средствам способов урегулирования конфликтов и споров. 

Как работает медиация? Что делает психолог-медиатор?

Суть медиации заключается в том, что психолог-медиатор способствует разрешению конфликта между конфликтующими между собой сторонами и способствует созданию между ними некоего соглашения (самоопределения), добровольно исходящего от обеих сторон, облегчая процесс общения, понимания интересов друг друга и позиций, фокусируя внимание на интересах друг друга. Главная цель психолога-медиатора - поиск продуктивного решения проблемы, помогая сторонам прийти к обоюдному соглашению между друг другом с учетом интересов.


Каким должен быть психолог-медиатор?

Психолог-медиатор - это посредник, добивающийся прекращения конфликта с помощью поиска компромисса и, как следствие, -прекращения конфликта между оппонентами. Психолог при разрешении конфликтов должен придерживаться следующих медиативных принципов:

 

- Конфиденциальность. Напомним Вам, что первый принцип работы психолога - именно конфиденциальность. 

 

Но с учетом условий работы будущей проводимой медиации, психолог-медиатор должен также обеспечить соответствующие ожидания конфликтующих сторон в вопросах конфиденциальности. Конфиденциальность в работе психолога-медиатора зависит непосредственно от характера и обстоятельств медиации, а также соглашения, к которому придут конфликтующие стороны. Ход работы, течение медиации, а также результаты медиации разглашению не поддаются, если стороны не дают на это своего согласия. В свою очередь, участники конфликта могут разработать собственные правила конфиденциальности, а также заранее обговорить это с психологом-медиатором, или действовать в рамках уже имеющихся правил. 

 

Вопросы конфиденциальности обязательно обсуждаются психологом с конфликтующими сторонами - гарантия конфиденциальности является важнейшим фактором безопасности и разрешения конфликта для обеих сторон.

 

- Беспристрастность. В процессе работы психолога-медиатора беспристрастность - центральная опора. Психолог обязан проводить медиацию справедливо и беспристрастно.

 

- Добровольность. Процедура медиации должна являться исключительно добровольной для всех участников конфликта. Основа медиации - понимание того, что это добровольный процесс, построенный на стремлении достигнуть справедливого и честного соглашения.

 

Нельзя заставить или принудить воспользоваться медиацией. А вот выйти из процесса медиации - право любого участника, также соглашение с результатом и контроль собственного будущего - исключительно решение конфликтующих сторон. Психолог-медиатор выполняет роль эффективного посредника в разрешении конфликтных ситуаций и разногласий.


Вы можете воспользоваться услугой психолога-медиатора для разрешения своего конфликта или давно зревшей проблемы. Для этого запишитесь на консультацию к психологу или психотерапевту нашего Центра в любое удобное для Вас время - мы работаем круглосуточно и без выходных. Услуга психолога-медиатора в Москве также предполагает обсуждение и выбор места встречи с психологом: Вы можете выбрать один из кабинетов нашего Центра, а также вызвать психолога на дом.

следующая - предыдущая


psycounseling.ru

Психолог - медиатор | Путь к совершенству

Доброго времени суток, дорогие мои читатели!

Сегодня я расскажу вам немного о своей профессии психолог — медиатор, которую я очень люблю и ценю, вкладываю в неё душу и получаю огромное удовольствие и внутреннюю свободу от результата, когда человек осознает природу своих неудач и приходит к конструктивному решению своей проблемы.

Для чего  пишу об этом?

Считаю, что в наше время стало необходимым донести до людей важность и нужность этой  профессии. Сейчас многим нужна профессиональная психологическая помощь  и поддержка. Но многие, к сожалению,  не знают куда обращаться за такой помощью.

Если раньше люди обращали внимание только на физическое тело, то сейчас понимают и принимают тот факт, что есть душа,  которая тоже может болеть и страдать, если постоянно  откладывать её исцеление на «потом».

Это как хроническая болезнь, переходящая в стадию обострения (и наоборот).  Только там болят физические органы, а здесь все обострения происходят в душе. И надо бы ей помочь добраться к свету, а хозяин пытается загнать её подальше в клетку, как и болезнь физическую, собственно говоря, которую многие  загоняют внутрь себя, переводя её в разряд хронических. Но в один «прекрасный» момент может произойти сильнейшее обострение.

Так и с душой, если загонять её постоянно  в дальний угол. Здесь важно помнить, что физическая болезнь — следствие психического и эмоционального состояния. Это отдельная тема. И я буду писать об этом на нашем блоге.

Помощь профессионала в конфликтных ситуациях.

В жизни каждого человека случаются ссоры и конфликты. И бывают случаи, когда необходима скорая помощь в разрешении конфликтной ситуацииПомощь профессионала необходима в том случае, когда  человек понимает, что сам не справляется с ситуацией.

Но увы, большинство людей (то ли в силу не знания, то ли страха перед неизвестным, то ли на «авось» — как-нибудь сам) не обращаются за этой помощью, пуская все на самотек. И последствия этого непонимания могут быть совершенно разными — от простой ссоры ( в лучшем случае), вплоть до суицида.

Всё в нашей жизни можно предотвратить. Вы верите в это, мой читатель? Я очень даже верю и знаю об этом наверняка. Почему же люди, попросту, не хотят этого делать, пуская на самотек тот отрезок своей жизни, когда  находятся в кризисной ситуации, усугубляя тем самым свою жизнь и жизнь окружающих их людей.

Две основные причины, по которым люди не обращаются за помощью к специалисту:

— недоверие, так как  сами зачастую закрыты, как ракушки, и  в первую очередь от себя;

—  незнание о различиях в профессиях : психолог, психотерапевт и психиатр. Зачастую путают психологию и психиатрию. Я довольно часто слышу такую  фразу: «Я не больной, зачем это я пойду к психологу?»

Немного уточню и разведу эти разные понятия.

Сначала о психологии.

Психологи — специалисты с психологическим образованием.

Психология — это наука о душе. Как врач лечит тело, так  психолог исцеляет душу. Психологическая  помощь  оказывается  квалифицированным психологом, который (заметьте!) работает только с человеком, не имеющим никаких психических отклонений, т.е со здоровой личностью.

Психологическое консультирование бывает разных направлений.

Я провожу индивидуальные и семейные консультации.

Работаю с любыми  конфликтными ситуациями, возникшими в семье или коллективе. Это и есть работа медиатора.

Медиатор — это специалист по разрешению конфликтов.

Психотерапевты и психиатрыквалифицированные специалисты, имеющие медицинское образование и работающие в медицинских учреждениях.

Психотерапевт работает с людьми,страдающими психическими расстройствами, с неврозами.

Здесь хотелось бы сказать о депрессии.

Люди! Это медицинский диагноз! Кстати, многие любят на консультации сами себе ставить такой диагноз, начиная рассказ примерно так: «У меня депрессия в связи с…»  Прошу вас, не ставьте себе диагнозов НИКОГДА! Ведь все наши мысли настолько материальны…

Как вы захотите, так и будет. Помните об этом ВСЕГДА! Будьте осторожны в своих мыслях.

Психиатр работает с людьми, имеющими психические заболевания различной этиологии. Это заболевания, связанные с расстройством психики. Сюда относятся, например, психозы, неврозы тяжелой степени, шизофрения, патологические расстройства личности.

Одним словом, работа психиатра направлена на восстановление (лечение  препаратами) нарушений психики.

Итак, я вкратце рассказала Вам, мой читатель,  о разных профессиях психолога,психотерапевта и психиатра. Разница между ними огромная, как вы успели заметить.

То, что психолог работает с людьми, имеющими психические отклонения — это миф. Психологи работают с совершенно нормальными людьми.

И мы всегда готовы прийти к вам на помощь в тяжелую минуту вашей жизни, мы обязательно поможем вам найти выход из любой создавшейся кризисной ситуации.

Очень хочу пожелать каждому из вас — будьте всегда в гармонии с самим собой, будьте счастливы, здоровы и благополучны!

Я всегда готова оказать вам квалифицированную помощь и поддержку в любой ситуации.

Всегда с Вами, мой читатель, автор блога, семейный психолог, психолог — медиатор

Ижикова Вера Петровна

 

 

 

 

v-izhikowa.ru

Психолог-медиатор: кто это?

Во всех парах (диадах) бывают конфликты. И часто у партнеров не хватает навыков, чтобы услышать и понять друг друга. Супруги, сожители, родители и дети, братья и сестры, друзья и подруги, партнеры по какому-то делу, например по бизнесу. 

Они говорят: 

Хочу понять, не хочу. 
Как же ты мне надоел.
Да когда же ты изменишься? 
Станешь лучше, умнее, заботливее, активнее, спокойнее, страстнее, терпеливее, хозяйственнее… Одним словом, станешь другим. 

Как мне надоело, что ты постоянно хочешь меня изменить, подстроить, исправить, сделать лучше, куда-то тащишь…?

Или:

Я так стараюсь, иду навстречу, а "воз и ныне там".

Вам может показаться, что вы услышали партнера, поняли его. Более того, может даже показаться, что вы выполнили его просьбу. Так почему же нет ответной реакции, например, благодарности или прощения, отзывчивости или ответного шага навстречу? Может быть, понимания так и не произошло?

В итоге возникают новые конфликты, непонимание и, возможно, последующее усиление эмоционального накала/дистанции в отношениях.

Ведь чем дольше мы находимся в конфликтных отношениях, тем меньше жаждем там быть. 

Увы, боль в памяти сохраняется лучше, чем удовольствие. Через какое-то время мы уже не помним, как нам было хорошо вместе. И это ведет к потере эмпатии, чувствительности друг к другу, холодность в отношениях нарастает.
 

В чем проблема, спросите вы?


В привычных паттернах, то есть, в неосознанных формах вашего поведения, которые ваш партнер может ощущать как дискомфортные и нежеланные. Для вас же они естественны и органичны, и вы искренне не понимаете, почему близкий вам человек никак это не принимает и критикует.

Вот здесь и нужен медиатор – специалист, который помогает партнерам услышать друг друга. Он обладает специальными техниками, которые помогают партнерам наладить взаимопонимание, услышать друг друга и начать движение из зоны конфликта в зону мирного и гармоничного сосуществования. В работе с мужем и женой эту роль обычно выполняет семейный терапевт, если вы ходите на семейную терапию. Но это может быть и отдельная работа.
 

Как это работает?


Техники в работе медиатора создают условия, при которых двое могут именно услышать друг друга и почувствовать, что они были услышаны. 

Например, есть две подруги. Все было хорошо, вы отлично проводили время, но вдруг поссорились и никак не можете найти общий язык. В душе только боль и обида и злость, встречаться невозможно, потому что как только встретитесь, сразу же начинаете вновь и вновь выяснять отношения. В голову приходят мысли о том, чтобы прекратить отношения. Но есть же история отношений, память о всем хорошем, что было, и терять этого ой как не хочется! Тем не менее, никто не готов идти на уступки, потому что по каким-то личным причинам для каждой участницы конфликта это слишком принципиальный вопрос. Такой тупик в отношениях. Есть ли из него выход? 

 

Важные пункты, на которые при работе с медиатором вам придется обратить внимание:

  • Достаточно ли сказать своему партнеру, что вы его услышали, чтобы ему от этого стало комфортно?
  • Можете ли простить партнера, если он долго не мог вас услышать? 
  • Насколько Вы учитываете особенности его характера в конфликтах с вами?
  • Должен ли партнер посылать вам какие-то сигналы, чтобы вы знали, что он понял и помнит трудность, а не игнорирует ее или вообще забыл о ней?
  • Нужно ли что-то ему от вас, чтобы легче пережить этот кризис?
  • Готовы ли вы к подобному служению (заботиться и удерживать в памяти потребности партнера), чтобы вернуть близость и сохранить отношения? 
  • Готов ли к этому ваш партнер?
  • Вы только думаете, что каждый из вас готов, или это на самом деле так? 
  • Берете ли на себя ответственность за НЕрасширение конфликта и приемлемые обязательства в помощи партнеру или же только говорите об этом?
  • Насколько вы и ваш партнер принимаете друг друга? (Принятие - это когда не нужно подстраиваться под другого или менять этого другого, когда вы можете жить вместе, учитывая, уважая и принимая отличие другого). 
  • Насколько вы готовы отпустить на волю близкого вам человека, позволить ему меняться, когда это станет для него важно, значимо и необходимо!
  • Насколько вы чувствительны к себе и, особенно, к своим границам. Сможете ли вы сказать "хватит", когда ваша чаша переполнена, и остановить разговор. 
  • Сможете ли сами остановиться, когда вам скажут "хватит"? Знаете ли вы себя и человека, который рядом, особенно его болевые точки? 
  • Как хорошо вы знаете свои сложности и готовы привносить их в отношениях обозначая их? А не сваливать решение этой трудности на партнера в отношениях.
  • Насколько вы готовы оставаться в зоне реальной сложности и решать ее именно на том уровне, на котором она возникла, не расширять конфликт? (Не смешивать его с прошлым опытом, взаимным недоверием к друг другу, осознавая свои трудности - не работающие устаревшие навыки, которые не приводят к решению).


Для результата Важно обоим быть чувствительными к своей боли и боли партнера, брать на себя ответственность в поступках, знать о связи своего действия и трудности партнера. Таким образом, в роли медиатора много нюансов и сложностей, но она очень важна, потому что действительно помогает менять отношения.

personagrata-studio.ru

Медиация как социально-психологический феномен Текст научной статьи по специальности «Психология»

Сер. 6. 2007, Вып. 2. Ч. I

ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

О.В. Аллахвердова

МЕДИАЦИЯ КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН

Медиация как форма разрешения конфликтов представляет собой особый социально-психологический феномен. Суть медиации состоит в создании психологических условий, которые приводят к снижению эмоционального напряжения, принятию конструктивных решений и, в целом, к урегулированию конфликтов. Медиация существенно отличается от других процессов урегулирования конфликта. Важнейшую роль в процессе медиации, т. е. переговоров с участием третьей нейтральной стороны, играет медиатор, деятельность которого характеризуется рядом психологических особенностей и требований. В статье подробно рассматриваются основные роли медиатора, которые обеспечивают конструктивную коммуникацию между конфликтующими сторонами.

Известны три основные формы урегулирования конфликтов: 1) с позиции силы - военные действия, административные приказы, использование авторитета и власти; 2) с позиции закона/права - урегулирование в суде, арбитраже или третейском суде; и 3) переговоры с позиции взаимного согласования интересов. Многовековая история силового разрешения показывает, что данная форма не столько разрешает конфликт; сколько загоняет его вглубь, где он продолжает свое латентное существование до момента, пока проигравшая сторона не наберет достаточных ресурсов для достижения своих целей или отмщения. К тому же, выигравшая сторона должна все время увеличивать свой ресурс для того, чтобы эту свою победу удержать. Иными словами, силовой метод разрешения конфликта всегда оборачивается для победителя крайне нежелательными последствиями и, к тому же, оказывается дорогим по материальным и моральным затратам1.

Практика судебного разрешения конфликтов - несомненно, более цивилизованная процедура. Однако, во-первых, никакая судебная система не способна решать все возникающие конфликты - их слишком много в современном обществе. Во-вторых, не всегда спор вообще может быть разрешен в суде, например, из-за отсутствия необходимых законов. В-третьих (и это самое главное), проигравшая в результате судебного разбирательства сторона, как правило, не считает решение справедливым, а потому стремится его вначале обжаловать, а если это не удается, не исполнять. Даже в такой законопослушной стране, как США, не исполняется до 70% судебных решений по гражданским искам. В России не исполняется до 85-93% таких решений (таково, по нашим данным, мнение судей Санкт-Петербурга).

Переговоры как средство урегулирования конфликтов становятся все более востре-буемыми2. Однако, стороны, находясь в конфликте, сопровождаемом сильными негативными эмоциональными переживаниями, обычно не в состоянии провести конструктивно переговоры сами, Именно по этим причинам и возникли переговоры с привлечением третьего нейтрального лица - посредника, в международной терминологии - медиатора3. Главная цель и роль посредника (медиатора) - организовать переговоры таким образом, чтобы стороны пришли к взаимовыгодному решению. Одним из основных принципов

© О.В. Аллахвердова, 2006

медиации является то, что конфликтующие стороны участвуют в процессе добровольно. При этом сам процесс переговоров полностью принадлежит сторонам. И ответственность за результаты - соглашение, которое принимают стороны, также полностью принадлежит им. Оказалось, что медиация эффективна в 90% случаев, и при этом договоренности, достигнутые в процессе медиации, по разным данным, выполняются в 80% случаев.

Метод медиации, начиная с 70-х гг. XX в., широко используется за рубежом: в США, в Италии, в Дании, в Польше, в Германии, в Англии, в Швеции и других странах (Moore, 1986; Анцупов, Шипилов, 1999; Кармин, 1999; Бесемер, 2004; Носырева, 2005 и др.)4. Медиация, прежде всего, используется для разрешения внутрисемейных проблем (отношения между супругами или отношения между родителями и детьми), конфликтов между соседями и школьных проблем (между учителями, родителями и учениками) и т. п. Особенно широко представлены в медиационной практике конфликты в связи с разводом (раздел имущества, опека, финансовая поддержка детей и др.). Однако медиация доказала свою успешность и при решении любых других конфликтов: производственных, этнических и даже межгосударственных.

В России метод медиации, или посредничества, при разрешении межличностных конфликтов все еще не имеет широкого применения, Нами в первой половине 1990-х гг. было обследовано более 45 различных психологических организаций Санкт-Петербурга, оказывающих психологические консультационные услуги населению. Анализ их деятельности и содержания услуг показал, что ни одна из них не использует медиацию. Именно поэтому в 1994 г. в Санкт-Петербурге (при СПбГУ) был создан первый в России Центр разрешения конфликтов. В результате 15-летней практической работы выяснилось, что медиация является особым социально-психологическим процессом, который нетипичен для современного российского менталитета и сталкивается с рядом трудностей. Тем не менее, посреднику, несмотря на возникающее сопротивление сторон, благодаря процедуре медиации и грамотному исполнению функций медиатора, удается сделать этот процесс конструктивным и помочь сторонам урегулировать конфликт.

Определение медиации. Медиация - это особый социально-психологический процесс, в котором поведение конфликтантов сильно отличается от их поведения при административной или судебной процедурах. В России многие юристы поддерживают идею медиации (хотя редко ее правильно понимают), другие же (их немало) считают медиацию либо ненужной процедурой, либо не реалистичной для России, привыкшей к административному или судебному урегулированию всех проблем. Такая позиция, на мой взгляд, связана с неточным пониманием того, что же такое медиация. Медиация - это структурно организованный процесс группового взаимодействия, в котором один из участников взаимодействия облегчает коммуникацию между двумя (и более) другими участниками, находящимися в эмоциональном противостоянии друг к другу и не способными самостоятельно осуществить конструктивную коммуникацию.

Медиация сходна с психологическими тренинговыми технологиями, но у медиации есть существенные и значительные отличия от тренинга и консультирования. Сама по себе процедура медиации направлена не на разрешение психологических проблем участников, а на урегулирование проблем взаимодействия, в котором ущемлены реально или предполагаемо интересы участников. Групповой психологический тренинг, как известно, направлен либо на разрешение внутри личностных конфликтов, либо на формирование каких-либо навыков и умений. Сравните: «социально-психологический тренинг - модель для изучения и практическая лаборатория для формирования коммуникативных умений,

средство психологического воздействия, направленное на развитие знаний, социальных установок, умений и навыков и опыта в области межличностного общения и профессиональной деятельности»5. Аналогично, тренинг ассертивного поведения развивает навыки уверенного поведения6. По окончании тренинга участники чувствуют себя удовлетворенными, более уверенными, у них улучшаются контакты с другими людьми, они лучше понимают других7. В этом смысле тренинг похож на медиацию: он тоже дает эмоциональное удовлетворение.

Медиация не ставит какие-либо задачи по формированию навыков или получения удовлетворения. Если это и происходит, то это дополнительный результат медиации. В медиации происходит важное реальное событие для участников. Медиация - это общение, в результате которого снижается не только эмоциональное и когнитивное напряжение конфликтантов, но участники получают удовольствие «в терминах удовлетворения потребностей»8 не только духовных, психологических, но и материальных. Медиация - это значимая часть жизни людей, находящихся в состоянии противостояния, борьбы и негативного отношения друг к другу (что редко бывает в тренинге, если тренер специально не создает такую игровую ситуацию противостояния). Цель медиации - снять негативное отношение, помочь сторонам наладить конструктивную коммуникацию, подвести людей к осознанию своих интересов, снять психологические барьеры противостояния и увидеть в другой стороне не врагов или оппонентов, а партнеров, без которых не могут быть удовлетворены насущные потребности, какими бы они ни были. Им необходим совместный поиск взаимоприемлемых решений - договоренностей по урегулированию ситуации.

Итак, медиация - это четко организованный алгоритм переговоров, или последовательность этапов, которые обязательны для успешности всего процесса. Классическая последовательность этапов в медиации следующая:

1. Введение в процесс медиации.

2. Презентация сторон - рассказ каждой стороны, в чем суть их спора,

разногласий, конфликта.

3. Дискуссия по выработке вопросов для обсуждения и переговоров.

4. Кокус - индивидуальная работа медиатора с каждой из сторон.

5. Дискуссия по выработке возможных предложений для урегулирования конфликта.

6. Подготовка проекта соглашения.

7. Выход из медиации9.

Каждая стадия медиации имеет свои конкретные цели и задачи. Пока не будут достигнуты эти цели, медиатор не может переходить к следующей стадии. Только при полной уверенности, что все задачи этапа решены, можно переходить к следующему. Со стороны часто виднее: кто прав, а кто виноват. Медиатор не имеет права давать каких-либо оценки, а тем более определять, какая из сторон права или виновна. Он должен в процессе медиации оставаться нейтральным и беспристрастным, лишь обеспечивать эффективную коммуникацию между сторонами. Медиатор помогает сторонам понять, что случившееся уже в прошлом. Главное, чтобы они осознали, что именно для них важно в будущем.

Рассмотрим основные роли медиатора, которые выполняются на разных стадиях медиации.

Роли медиатора. Наш опыт обучения медиаторов показал, что медиатором может быть любой человек, имеющий высшее образование, при условии, что он успешно прошел специальную подготовку. Специалистами Санкт-Петербургского центра разрешения

конфликтов с 1995 г. было обучено более 400 человек, из них 175 сертифицированы Международным Сертификатом медиатора Российско-Американской программы по конфликтологии. Никто из них до специального обучения не мог успешно провести ни одной медиации. Обсуждение трудностей, возникающих при обучении посредников, показало, что они почти не зависят от национальной и культурной принадлежности как преподавателей, так и обучающихся медиации. Некоторые профессиональные особенности могут мешать обучению. В 1997 г. мне посчастливилось присутствовать на международном рабочем семинаре в Сакраменто (Штат Калифорния, США), где присутствовали медиаторы из США, Африки, Арабских государств и России. Было удивительно тогда для нас, русских психологов, услышать, что труднее всего обучать медиации юристов и психологов. Юристы, мол, всегда знают, что надо делать, всегда дают советы и рекомендации, а это, как известно, не допустимо в медиации, а психологи начинают решать глубинные психологические проблемы клиентов вместо того, чтобы урегулировать реальный конфликт.

Итак, главная роль медиатора, как уже отмечалось, - это организация процесса медиации.

С момента прихода клиентов на медиацию медиатор задает им правила поведения, помогает сторонам договориться о процедуре ведения переговоров и на протяжении всей медиационной сессии поддерживает как выполнение достигнутых процедурных соглашений, так и корректные отношения между сторонами. Медиатор может прервать медиацию, если стороны не в состоянии остановиться в агрессивной «перепалке» или он явно видит, что стороны не готовы к переговорам. Очевидно, что функцию организатора медиатор выполняет на всех стадиях и между ними.

Медиатор должен быть также активным слушателем. Эта роль медиатора хорошо известна психологам. Ему следует понимать как содержательную, так и эмоциональную составляющую речи спорящих, а затем показать (дать обратную связь) конфлик-тантам, что он их действительно услышал. В этой роли медиатор буквально повторяет или переформулирует утверждения говорящего, чтобы удостовериться: он правильно понял то, что было сказано. Бесстрастный повтор медиатора позволяет второй стороне лучше понять сказанное другой стороной. При этом медиатор должен разобрать события (или факты), по поводу которых произошел конфликт, оценку этих событий участниками и те чувства, которые по поводу названных событий переживают участники. Следует иметь в виду что большинство людей не умеет отличать факты от их интерпретаций и оценок, что зачастую приводит к непониманию поведения другой стороны. Часто трудно даже перечислить все возможные интерпретации одного и того же факта.

Стандартный текст активно слушающего медиатора выглядит так:

-Итак, вы считаете.,, (далее идет повтор сказанного). Я правильно вас понял?

Эхо-повтор играет исключительно важную роль в медиации. Повторение сказанного, лишенное в исполнении медиатора эмоциональной окраски, направляет обсуждение сторон на содержательную сторону спора. Повторение позволяет говорящему почувствовать неточности в своем рассказе и их исправить. Следует также заметить, что фиксация внимания к словам говорящего повышает его доверие к медиатору, ведь люди (особенно в России) совершенно не привыкли к тому, что их действительно слышат.

Медиатор должен воспринимать эмоции спорщиков как факт (они могут плакать или смеяться, гневаться или радоваться), но при этом рассматривать даваемую ими эмоциональную оценку события лишь как интерпретацию самого события. Поэтому медиатор может сообщить сторонам свое впечатление об эмоциональном состоянии.

Например: «Я вижу, что вы возмущены этими словами».

При этом медиатор не может, например, сказать: «Вы говорите возмутительные вещи, поэтому противоположная сторона возмущена Вашими словами». Но, например, может сказать: «Когда вы говорите (повторяются слова говорившего)... вы видите, какие чувства это вызывает у другой стороны». Активно слушать стороны медиатор должен на всех стадиях процесса, но ведущей эта функция является на стадиях презентации сторон, дискуссий и кокуса.

Медиатор как анализатор конфликта помогает сторонам осознать существенные аспекты для будущего решения проблемы♦ Суть этой функции в том, чтобы помочь сторонам разобраться в ситуации, тщательно исследовать варианты выхода из нее.

Как уже было сказано, медиатор не имеет права оценивать ни сам конфликт, ни поведение и действия людей в нем, ни давать какие-либо советы, в том числе, и по поводу решения конфликта. (Сравните, поведение администратора или судьи). Медиатор должен приходить на медиацию «пустым»! Это одно из основных и самых сложных правил медиации. Умение абстрагироваться от личных предубеждений, прошлого опыта, похожих случаев очень важно для работы. Никогда нельзя знать заранее, что может быть соглашением именно для этих сторон. Только сами стороны являются хозяевами и судьями конфликтной ситуации и знают удовлетворяющий выход из нее! Выполняя эту функцию, медиатор стремится, чтобы стороны высказали имеющуюся информацию и определили наиболее важные моменты в этом споре для каждой стороны. Степень подробности информации должна быть достаточной для принятия решения сторонами. Медиатор должен так разворачивать информацию сторонам, чтобы они увидели, что они понимают одинаково, а в чем их взгляды на ситуацию расходятся. Он помогает сторонам осознать, в чем их подлинные интересы и какие шаги могут быть сделаны, чтобы стороны урегулировали свои взаимоотношения.

Если стороны могут договориться с участием медиатора, то почему они не могут это сделать самостоятельно? Почему стороны сами не могут разрешить конфликт, если они заведомо знают ситуацию лучше, чем медиатор? Дело в том, что стороны обычно обсуждают на переговорах не свои интересы, а занятые в процессе конфликтной ситуации позиции, (свою позицию люди готовы защищать «не щадя живота своего!»). Эти позиции, как правило, действительно несовместимы друг с другом, а потому их обсуждение не может привести к решению проблемы. Задача медиатора в процессе анализа конфликта как раз и состоит в том, чтобы показать сторонам, какие интересы стоят за их позициями. Осознав интересы, можно построить новые позиции, которые будут пересекаться, обеспечивая составление соглашения для разрешения конфликта. Встречаются ситуации, когда интересы практически не пересекаются. В таких случаях приходится составлять соглашение только о самых важных и необходимых общих интересах. Например, «не использовать силовые методы»; «разойтись и больше не взаимодействовать, не вмешиваясь в дела, друг друга».

Роль анализатора конфликта медиатор, главным образом, выполняет на стадии дискуссии по выработке вопросов для переговоров и в кокусе, но частично и на стадии генерирования предложений.

Любая конфликтная ситуация сопровождается эмоциональными переживаниями. В таких условиях человек может быть не совсем точен и адекватен как в своем видении ситуации конфликта, так и в своих ожиданиях относительно возможных способов его

урегулирования. В психологии существует такой термин, как «сужение сознания». Люди, вовлеченные в конфликт, как бы «переворачивают» значение малозначимых фактов и поступков через призму своего конфликта. В таком случае принимаются решения, которые могут не быть реальными и не соответствовать объективным возможностям решения проблемы. Сознательно или бессознательно стороны могут делать процесс переговоров непродуктивным: идти в переговорах к нереалистичному соглашению, которое не будет выполняться.

Поэтому одной из важных ролей медиатора является роль контролера, он постоянно проверяет на реалистичность то, что говорят стороны: реализуемость высказываемых предложений, наличие обсуждаемых ресурсов, выполнимость принятых соглашений. Тест на реальность чаще всего связан с вопросами типа:

«Что (или как) вы конкретно предлагаете сделать?»

«Как вы думаете, что произойдет, если...?»

Вот типичный случай из практики медиатора:

На медиации по поводу развода бывшие супруги долго спорят о времени встреч отца с детьми. Отец настаивает на своем справедливом праве встречаться с детьми всегда, когда он захочет: отец есть отец. Однако бывшей женой требование воспринимается как несправедливое, как ничем не контролируемое посягательство на ее ритм жизни. Она бурно возражает. Данную проблему нельзя решить на уровне абстрактных представлений о справедливости. Поэтому медиатор «тестируетреальность». Он спрашивает отца: «Скажите, пооюалуйста, как часто вы хотели бы встречаться с детьми: каждый день?» Отец отвечает, что всю неделю он работает и по субботам чаще всего занят, так что реально остается только один день - воскресенье. Но, может быть, у него раз в месяц появится возможность встретиться с детьми в другое время, и он не хотел бы терять для себя такую возможность. На такой вариант мать сразу соглашается. Она только просит предварительно звонить ей по телефону

При завершении процесса медиации посредник должен удостовериться, что стороны точно и ясно понимают все пункты соглашения об урегулировании взаимодействия и их отношений, полностью согласны с условиями и с последствиями соглашения и способны выполнить свою часть договоренности. Медиатор, проверяющий реалистичность соглашения, обязан позаботиться о том, чтобы договоренности были надежными и долгосрочными.

Роль «адвоката дьявола» необходима медиатору когда стороны приходят в тупик. В этой роли медиатор задает вопросы так, чтобы сторона посмотрела на ситуацию в самом невыгодном для нее свете, обсуждая последствия, к которым она может придти в результате своей жесткой позиции. Медиатор никогда не знает об условиях и истории рассматриваемой проблемы лучше сторон. Только участники конфликта могут сделать самую объективную экспертизу потенциально возникающих проблем в будущем. Задача медиатора в этой роли показать все возможные негативные последствия действий/бездействий или результатов от предложений стороны, оппонируя предлагаемой ситуации. Как правило, после такого обсуждения сторона начинает вести себя более гибко и разумно, пытается найти реалистичные выходы для разрешения спора.

Найти варианты урегулирования конфликта не всегда просто. Если стороны не креативны и не способны к исследованию возможностей разрешения ситуации, то они могут растеряться и почувствовать себя в тупике. Зачастую, исходя из своего опыта, медиатор может видеть какие-то не рассматриваемые сторонами варианты предложений. Но медиатор

не может подсказывать решение, а может лишь стимулировать стороны к поиску выхода, исполняя роль генератора идей♦ Делает это медиатор, используя вопросы:

«А что, как Вы думаете, могло бы послужить альтернативой этому?»

«Какой может быть еще способ, чтобы можно было удовлетворить как ваши интересы, так и интересы другой стороны?»

«Может, Вам нужны дополнительные гарантии выполнения этого условия?»

Такие вопросы могут помочь стороне по примеру медиатора начать самой продуцировать различные варианты выхода из конфликтной ситуации. Идеи, которые выработали сами стороны, обычно гораздо лучше учитывают те нюансы взаимоотношений сторон, которые не могут быть известны медиатору. Однако в случаях, когда у спорщиков никаких идей не возникает, медиатор имеет право предложить свои варианты решений, но ни в коем случае не настаивая на них.

Например, «А как вы отнесетесь к такой идее...?»

- А что, если сделать...?

Но совершенно исключены высказывания типа:

«Поверьте моему опыту. Этот подход гораздо лучше»;

«Слушайте, что я говорю, я же предлагаю вам хорошее решение»;

«Я не могу согласиться с вашим подходом»;

«Нельзя быть таким упрямым»;

«Ваша идея не заслуживает доверия» и т. д.

Роль генератора идей посредник использует на стадиях кокуса и выработки проекта соглашения, т. е. в ситуациях генерирования предложений по урегулированию конфликта.

Посредник также имеет возможность расширить ресурсы спорщиков. Выполняя эту роль, медиатор снабжает участников спора информацией или помогает им разыскать необходимую информацию, одинаково полезную для обеих сторон. Однако он должен быть очень осторожен, чтобы не давать никаких толкований, разъяснений или советов. Например, он может дать спорщикам прочесть формулировку закона или другого юридического документа, но при этом не имеет права интерпретировать этот документ, а в случае возникающих проблем обязан рекомендовать им обратиться к юристу

В роли расширителя ресурса медиатор может также выступать, когда он видит, что одна из сторон психологически явно не готова к переговорам. Например, сторона плачет, с трудом успокаивается, но как только заходит вопрос об обсуждении предложений, она снова начинает плакать. В таком случае, медиатор в кокусе может обсудить со стороной возможность обратиться к психологу или психотерапевту. Только после этого, спустя время, вернуться к урегулированию конфликта. Следует заметить, что для сохранения нейтральности, даже если медиатор по образованию психолог или юрист, он сам не имеет права оказывать психологическую или юридическую помощь ни во время, ни в перерывах между медиационными сессиями. Чаще всего функция расширителя ресурсов необходима медиатору в кокусе, но может использоваться и при подготовке проекта соглашения.

Медиатор обучает стороны процессу ведения переговоров. В этой роли учителя посредник обучает стороны думать, действовать и вести переговоры с установкой на сотрудничество™. Большинство участвующих в споре не знают, как вести переговоры и пытаются применять запрещенные приемы («переговорные уловки»), иногда они демонстрируют «фальшивые эмоции», вводят ложную информацию, выдвигают

чрезмерные требования в надежде получить то, что они действительно хотят, запугивают противника.

Как правило, в кокусе, медиатор обсуждает форму и содержание предложений, которые будут вынесены на общую сессию, и тщательно готовит сторону к этому. Большинство участников переговоров после сеанса медиации испытывают подлинное потрясение оттого, что удается разговаривать с противоположной стороной без криков и угроз, без ухищрений и уловок и при этом достигать положительного результата во взаимодействии с ний. Можно представить себе изумление родственников, находящихся в многолетнем споре, которые признаются медиатору, что они впервые увидели проблему с точки зрения противоположной стороны. Опыт правильно организованных переговоров, даже если стороны не приходят к соглашению, учит участников медиации тому, как надо себя вести в сложных ситуациях, дает образцы эффективной коммуникации, формирует видение самого себя с неожиданной точки зрения. Этот эффект медиации столь высок, что некоторые участники, даже не достигнув успеха, которого ожидали, спустя многие месяцы с благодарностью вспоминают сам процесс переговоров.

Медиатор помогает сторонам составить соглашение. Суть этой функции заключается в том, что медиатор отслеживает корректность, точность и полноту содержания соглашения. При этом он должен помочь сторонам проверить, насколько реалистично то, о чем они договорились. Если какие-то формулировки несут неоднозначное понимание, медиатор просит стороны вместе обсудить, что имеется в виду и как они это понимают. Медиатор следит за тем, чтобы все пункты, обсуждаемые на переговорах, и все предложения, которые важны для урегулирования спора, были внесены в соглашение. Он также просит стороны внести в соглашение санкции, которые может применить каждая из сторон, если соглашение будет нарушено. Составление соглашения, к изумлению участников, может занять не меньше времени, чем весь остальной процесс переговоров.

Медиатор - хранитель психологического климата. Эта роль медиатора тесно связана с функцией организатора процесса. Речь не идет о создании идиллии, или мягкой спокойной атмосферы. Во время медиации возможны жесткое поведение и жесткие высказывания, а также недовольство и противостояние. Роль медиатора заключается в том, чтобы поддерживать конструктивное взаимодействие между сторонами, избегая взаимных оскорблений и унижения сторон. Процедурное соглашение, принятое во время вступительного слова медиатора, является эффективным инструментом управления психологическим климатом. Если медиатор профессионален, напряжение быстро преодолевается и стороны спокойно, по-деловому обсуждают и вырабатывают взаимные обязательства. Естественно, функцию хранителя психологического климата медиатор должен выполнять на протяжении всей медиации.

В процессе медиации снятие негативных эмоций позволяет перейти на конструктивное обсуждение возможных вариантов решения конфликта. Практически с этого момента участники конфликта начинают самостоятельно вести переговоры. Задача медиатора на этом этапе заключается только в том, чтобы включаться в переговоры в случае, если стороны испытывают какие-либо затруднения. При этом вся ответственность за реально полученный результат, за соглашение лежит на самих сторонах. Медиация - это последовательное и целенаправленное развитие ситуации, при котором меняется ментальность и поведение человека. Именно это определяет особый тип психологического поведения участников в медиации, отличный от поведения людей в процессе, например, третейского суда или психологического тренинга. В этом состоит основной социально-психологический

феномен медиации: ситуация взаимодействия конфликтующих сторон из, казалось бы, неразрешимой и тяжелой превращается в конструктивную, зачастую даже восстанавливаются нормальные человеческие отношения между сторонами.

1 Аронсон Э., Уилсон Т, Эйкерт Р. Психологические законы поведения человека в социуме. СПб.; М., 2002.

2 Ниренберг Дж. Гений переговоров. Минск, 1997.

3 Гришина Н.В. Психология конфликта. СПб., 2000; Свенцицкий А.Л.. Социальная психология. М., 2003.

4 Moore Ch.W. Mediation process. San-Francisco, 1986; АнцуповАЛШипилов A.K Конфликтология. М., 1999; Кармин A.C. Конфликтология: Учебник. СПб., 1999; Бесемер X. Медиация: Посредничество в конфликтах. Калуга, 2004; Носырева Е.К Альтернативное разрешение гражданско-правовых споров в США. М., 2005.

5 Сидоренко Е.В. Тренинг коммуникативной компетентности. СПб., 2002. С. 10-11.

6 Смит М. Тренинг уверенности в себе. СПб., 1997.

7 КуницынаВЛ\t КазариноваН.В., ПогольшаВ.М. Межличностное общение. СПб., 2001; Сидоренко Е.В. Тренинг влияния и противостояния. СПб., 2004.

8 МаслоуА, Психология бытия. М., 1997.

9 Аллахвердова О.В. Медиация: Пособие для посредников. СПб., 1997.

10 Емельянов ЮЛ. Обучение паритетному диалогу. Л., 1991.

Статья принята к печати 22 ноября 2006 г.

cyberleninka.ru

Является медиатор психологом?

 

         Во время выступлений перед различными аудиториями медиаторам  очень часто задают вопросы:

У вас психологическое образование?

Медиаторы должны работать в паре: юрист и психолог?

А чем вы отличаетесь от психологов?

 

            Наши слушатели задаются этими вопросами, поскольку слышат в презентации, что медиатор обращает внимание на эмоциональное состояние сторон в медиации.

Поэтому сегодня мы решили популярно донести различия работы психолога и медиатора.

Образование.

             Для начала поясню, что в соответствии со статьей 4 Закона Республики Беларусь «О медиации»  медиатором может быть физическое лицо, имеющее высшее юридическое или иное высшее образование, прошедшее подготовку в сфере медиации в порядке, устанавливаемом Министерством юстиции Республики Беларусь, либо имеющее опыт работы в качестве примирителя в соответствии с процессуальным законодательством, получившее свидетельство  медиатора,  выдаваемое  Министерством  юстиции Республики Беларусь на основании решения Квалификационной комиссии по вопросам медиации.

            Таким образом, медиатор может иметь любое базовое высшее образование, в том числе и психологическое. Однако сама работа психолога и медиатора существенно различаются.

            Выполняемые задачи.

            Медиатор является независимым нейтральным посредником в переговорах. В его задачу, в отличие от психолога, не входит разобраться по какой причине клиенты пришли к конфликту, и каковы их внутриличностные проблемы.

            Основная цель медиации - найти взаимовыгодный для сторон выход из сложившейся ситуации. При этом, задача медиатора вести переговоры сторон по определенным этапам, поддерживать стороны в поиске решения, уравнивая их в переговорах, а не прояснять и не изменять отношения между партнерами.

            Работа с чувствами и эмоциями.

            Возвращаясь к эмоциям и чувствам, отмечу, что в психологии работа с чувствами, является центральным направлением работы с клиентом. Для медиатора  же эмоциональные реакции сторон  важны, чтобы определить их истинные интересы в разрешении спора.

            Консультирование клиентов.

            Ну и наконец, если психолог может давать консультации своим клиентам на предмет как им поступить для того, чтобы их проблема была решена. Медиатор всегда должен оставаться нейтральным и воздерживаться от каких-либо оценок и советов по урегулированию спора. Однако медиатор может давать консультации  по процедуре медиации.

           

Медиатор работает не с прошлым, а на будущее.

 

 

 

Готовим медиацию с пользой для здоровья 

Международный конкурс по коммерческой медиации в Париже.

50+Медиалид:ответы на вопросы участников выставки. 

Please enable JavaScript to view the comments powered by Disqus.

medialead.by

Понятие медиации. Психологические основы медиации в переговорном процессе. Тактические психологические приёмы медиатора.

Медиа́ция, в праве — одна из технологий альтернативного урегулирования споров (англ. alternative dispute resolution, ADR) с участием третьей нейтральной, беспристрастной, не заинтересованной в данном конфликте стороны — медиатора, который помогает сторонам выработать определенное соглашение по спору, при этом стороны полностью контролируют процесс принятия решения по урегулированию спора и условия его разрешения.

Имеет определенные условия и правила ведения, очередность действий, фаз, а также основывается на следующих принципах:

добровольность,

конфиденциальность,

взаимоуважение,

равноправие сторон,

нейтральность и беспристрастность медиатора,

прозрачность процедуры.

Как известно, медиации – это четко организованный алгоритм переговоров, или последовательность этапов, которые обязательны для успешности всего процесса. Традиционно медиация состоит из следующих этапов (Аллахвердова, 1997):

1. Введение в процесс медиации

2. Презентация сторон – рассказ каждой стороны, в чем суть их спора,

разногласий, конфликта

3. Дискуссия по выработке вопросов для обсуждения и переговоров

4. Кокус - индивидуальная работа медиатора с каждой из сторон

5. Дискуссия по выработке возможных предложений для урегулирования конфликта

6. Подготовка проекта соглашения

7. Выход из медиации

Каждая стадия медиации имеет свои конкретные цели и задачи, и пока не будут достигнуты эти цели, не следует переходить к следующей стадии. Поэтому медиатор должен все время себя внутренне проверять – действительно ли задачи, стоящие перед ним на данном этапе выполнены и поставленная цель достигнута. Только при полной уверенности, что все задачи решены, можно переходить к следующему этапу.

Посредник должен обеспечить эффективную коммуникацию между сторонами. На первый взгляд, в этом нет никаких сложностей. Люди часто помогают другим разобраться в тех или иных проблемах, давая оценки мнениям и позициям других людей. Со стороны часто виднее: кто прав, а кто виноват. Но медиатор как раз не имеет права давать каких-либо оценок, а тем более определять, кто из сторон более прав или виноват. Ведь он должен в процессе всей медиации оставаться нейтральным и беспристрастным. Медиатор исходит из позиции: у участников конфликта есть проблема, которая мешает им взаимодействовать конструктивно и неконфликтно. Посредник должен помочь им понять, что случившееся уже в прошлом. Важно, чтобы они не спорили о прошлом, а осознали, что для них важно в будущем, что они готовы для этого сделать и что хотят попросить сделать другую сторону для этого. Медиатор, выполняя свою роль, должен уметь осуществлять ряд специальных функций, которые, как правило, не даны нам в процессе какого-либо обучения или социализации. Владение ими возможно только при специальном обучении.

Функции медиатора

Наш опыт обучения медиаторов показал, что в принципе медиатором может быть любой человек, имеющий высшее образование, при условии, что он смог пройти специальную подготовку. Специалистами Санкт-Петербургского центра разрешения конфликтов с 1995 года было обучено более 400 человек, из них 175 сертифицированы Международным Сертификатом медиатора Российско-Американской программы по конфликтологии. Но никто из них до специального обучения не мог успешно провести ни одной медиации.. Обсуждение трудностей, возникающих при обучении посредников, показало, что они почти не зависят от национальной и культурной принадлежности как преподавателей, так и обучающихся медиации. Но некоторые профессиональные «флюсы» могут мешать обучению. В 1997 году мне посчастливилось присутствовать на международном рабочем семинаре в Сакраменто (Штат Калифорния, США) где присутствовали медиаторы из США, Африки, Арабских государств и России. И было удивительно тогда для нас, русских психологов, услышать, что труднее всего обучать медиации юристов и психологов. Юристы, мол, всегда знают, что надо делать, всегда дают советы и рекомендации, а это, как известно, не допустимо в медиации, а психологи начинают решать глубинные психологические проблемы клиентов, вместо того, чтобы «помогать» урегулировать конфликт.

Рассмотрим подробно функции, которые выполняет мелиатор.

Как организатор процесса медиации медиатор обеспечивает последовательное и конструктивное ведение переговоров.

Организуя переговоры, медиатор задает правила поведения с момента прихода клиентов на медиацию, помогает сторонам договориться о процедуре ведения переговоров, и на протяжении всей медиационной сессии поддерживает как выполнение достигнутых процедурных соглашений, так и корректные отношения между сторонами. Медиатор в любой момент может приостановить работу, сделать перерыв для кокуса или для отдыха и задаёт тон всему процессу. Он следит за регламентом и предупреждает стороны, если они нарушают правила ведения переговоров. Медиатор может даже совсем остановить медиацию, если стороны не в состоянии остановиться в агрессивной “перепалке” или он явно видит, что стороны не готовы к переговорам или одна из сторон психически несостоятельна для такого процесса. Обычно это определяется до начала сессии, но иногда вторая сторона, приведенная первой, появляется только на медиации. Очевидно, что функцию организатора медиатор выполняет во всех стадиях и между ними.

До начала медиации медиатор должен подготовить помещение для медиации и позаботиться, чтобы и сторонам, и медиатору было удобно сидеть, на столе должны быть бумага и ручки на случай записей. Важно также предусмотреть, где будет находиться и что делать другая сторона во время индивидуальной работы медиатора с каждой из сторон (в кокусе). Все это следует сделать до прихода клиентов. Если же медиатору приходится работать на территории клиентов, он должен позаботиться о необходимых условиях удобства работы и обеспечения конфиденциальности процесса.

Медиатор должен быть активным слушателем. (Как раз эта роль медиатора хорошо известна психологам). Ему следует понимать как содержательную, так и эмоциональную составляющую речи спорящих, а затем показать (дать обратную связь) спорящим, что он их действительно услышал.

В этой роли медиатор буквально повторяет или переформулирует утверждения говорящего, чтобы удостовериться у него, что он правильно понял то, что было сказано. Бесстрастный повтор медиатора позволяет второй стороне лучше понять сказанное другой стороной. При этом медиатор должен разводить события (или факты), по поводу которых произошел конфликт, оценку этих событий участниками и те чувства, которые по поводу этих событий переживают участники. Следует иметь в виду, что большинство людей, не умеют отличать факты от их интерпретаций и оценок, что зачастую приводит к непониманию поведения другой стороны. А ведь нельзя даже перечислить все возможные интерпретации одного и того же факта.

Стандартный текст активно слушающего медиатора выглядит так:

 Итак, вы считаете... (далее идёт повтор сказанного). Я правильно вас понял?

Такой эхо-повтор играет исключительно важную роль в медиации: он гарантирует, что стороны услышали и действительно поняли друг друга.

Повторение сказанного, лишённое в исполнении медиатора эмоциональной окраски, направляет обсуждение сторон на содержательную сторону спора. Повторение позволяет говорящему почувствовать неточности своего текста и в своем ответе их исправить. Следует также заметить, что фиксация внимания к словам говорящего повышает его доверие к медиатору, ведь люди (особенно в России) совершенно не привыкли к тому, что их действительно слышат.

Медиатор должен воспринимать эмоции спорщиков как факт (они могут плакать или смеяться, гневаться или радоваться), но при этом рассматривать даваемую ими эмоциональную оценку события лишь как интерпретацию самого события. Поэтому медиатор может сообщить сторонам своё впечатление об эмоциональном состоянии.

Например: “Я вижу, что вы возмущены этими словами”.

Такое сообщение побуждает сторону, испытывающую эмоциональное напряжение, контролировать проявление своих чувств и, как правило, снижает эмоциональное напряжение, одновременно помогая противоположной стороне лучше понять чувства своего соперника. При этом медиатор не может, например, сказать: “Вы говорите возмутительные вещи, поэтому противоположная сторона возмущена Вашими словами”. но он, например, может сказать: «Когда вы говорите (повторяются слова говорившего)…, вы видите, какие чувства это вызывает у другой стороны.

Постоянно слушать и помнить все, о чем говорят стороны, важно не только для того, чтобы показать сторонам, что медиатор их слышит, или сделать вывод о том, как надо разрешить конфликт (что не является задачей медиатора), а, прежде всего, для того, чтобы в каждый нужный момент процесса возвращать услышанное сторонам для анализа ситуации конфликта и выработки ими предложений по урегулированию. Для упрощения своей работы медиатор может записывать на бумаге существенные идеи и высказывания сторон, но при этом важно не потерять контакт и управление процессом.

Активно слушать стороны медиатор должен на всех стадиях процесса, но ведущей эта функция является на стадиях: презентации сторон, дискуссий и кокуса.

Медиатор как анализатор конфликта помогает сторонам осознать существенные для будущего решения аспекты конфликтной ситуации. Он выполняет эту функцию, главным образом, для того, чтобы заставить сами стороны разобраться в ситуации, тщательно исследовать, какие могут быть варианты выхода из нее.

Как уже было сказано, медиатор не имеет права оценивать ни сам конфликт, ни поведение и действия людей в нем, ни давать какие-либо советы, в том числе и по поводу решения конфликта. Медиатор должен приходить на медиацию «пустым»! Это одно из основных и самых сложных правил медиации. Умение отстроится от предубеждений, прошлого опыта, похожих случаев - очень важно для работы. Анализ конфликта всегда очень деликатная вещь. Медиатору может казаться, что он уже понимает интересы сторон и готов вести их к соглашению. Но никогда нельзя знать заранее, что может быть соглашением именно для этих сторон. Только сами стороны являются хозяевами и судьями конфликтной ситуации и знают удовлетворяющий выход из нее! Медиатор должен так разворачивать информацию сторонам, чтобы они увидели, что они понимают одинаково, а в чем их взгляды на ситуацию расходятся. Медиатор должен помогать сторонам осознать, в чем их подлинные интересы и какие шаги могут быть сделаны, чтобы стороны урегулировали свои взаимоотношения.

Почему стороны не могут сами разрешить конфликт, если они заведомо знают ситуацию лучше, чем медиатор? Дело в том, что стороны обычно обсуждают на переговорах не свои интересы, а занятые в процессе конфликтной ситуации позиции. Эти позиции, как правило, действительно несовместимы друг с другом, а потому их обсуждение не направлено на реальное решение проблемы. (Позиции стороны готовы защищать «не щадя живота своего!»). Горе тому медиатору, который начнет использовать первоначальные позиции для разрешения спора.

Задача медиатора в процессе анализа конфликта как раз и состоит в том, чтобы показать сторонам, какие интересы стоят за их позициями. Найдя интересы, необходимо помочь сторонам построить новые позиции (предложения), которые могут пересекаться, обеспечивая ущемленные в конфликте интересы. Только так возможно построить будущее соглашение. Это классическая схема работы с конфликтом. Но, конечно же, это не всегда удается. Встречаются ситуации, когда интересы практически не пересекаются. В таких случаях приходится составлять соглашение только о самых насущных и необходимых общих интересах. Например, «не использовать силовые методы»; «разойтись и больше не взаимодействовать, не вмешиваясь в дела друг друга«.

Выступая в этой роли, медиатор стремится, чтобы стороны высказали имеющуюся информацию и все существующие точки зрения на предмет спора, определили наиболее важные моменты в этом споре для каждой стороны. Степень подробности информации должна быть достаточной для принятия решения сторонами. Для такого анализа медиатор вначале выслушивает все стороны, а затем задаёт им вопросы по поводу тех или иных фактов и моментов спора.

Например:

 Как вы считаете, является ли данное обстоятельство существенным для противоположной стороны?

 Противоположная сторона выразила своё недовольство вашими словами. Могли бы вы пояснить, чем, на ваш взгляд, она недовольна?

 Как Вы думаете, почему другая сторона сопротивляется Вашему предложению?

Должен ли медиатор, чтобы выполнять аналитическую функцию, быть специалистом в той области, где он разрешает спор?. В американской литературе по конфликтологии превалирует мнение, что это не обязательно: ведь медиатор не берет на себя решение спорных проблем, а лишь обеспечивает коммуникацию между конфликтующими сторонами. Для этого не нужно иметь специальные знания по предмету спора. Многие американские авторы настаивают также на том, что медиатору не следует до начала медиации пытаться получить какие-то предварительные сведения о конфликтной ситуации и конфликтантах, ибо это может создать у него какие-то предвзятые представления и нарушить его нейтральность.

Согласно другому подходу, медиатор должен разбираться в предмете спора, так как это может помочь ему изобретать и предлагать на рассмотрение конфликтантов оригинальные способы согласования их интересов. С этой точки зрения, медиатору для выполнения аналитической функции полезно ещё до начала медиации собрать как можно больше данных о природе и причинах конфликта. Эту информацию можно добывать из предоставленных спорщиками материалов, документов, газетных статей, в предварительных беседах с участниками конфликта и т.д. В российских условиях, согласно нашему опыту, второй подход более эффективен.

Роль анализатора конфликта медиатор, главным образом, выполняет на стадии дискуссии по выработке вопросов для переговоров и в кокусе, но частично и на стадии генерирования предложений.

Любая конфликтная ситуация сопровождается эмоциональными переживаниями. Если конфликт продолжительный, то количество негативных интерпретаций достаточно велико. В таких условиях человек может быть не совсем точен и адекватен как в своем видении ситуации конфликта, так и в своих ожиданиях относительно возможных способов его урегулирования. В конфликтологии существует такой термин, как «сужение сознания». Люди, вовлеченные в конфликт, как бы «переворачивают» значение малозначимых фактов и поступков через призму своего конфликта. Внимание и сознание людей нацелено на борьбу. В таком случае принимаются решения, которые могут быть не реальными и не соответствовать объективным возможностям решения проблемы. Сознательно или бессознательно, но стороны могут сделать процесс переговоров непродуктивным: придти в результате переговоров к нереалистичному соглашению, которое не будет выполняться.

Поэтому одной из важных ролей медиатора является роль контролера, он организует постоянную проверка на реалистичность того, что говорят стороны: реализуемость высказываемых предложений, наличие обсуждаемых ресурсов, выполнимость принятых соглашений.

Тест на реальность чаще всего связан с вопросами типа:

«Что вы конкретно предлагаете сделать?»

«Как вы думаете, что произойдёт, если...?»

Так, если в процессе медиации одна из сторон упорно отвергает все предложения, медиатор вправе сказать:

« Создаётся впечатление, что вы не хотите придти к соглашению. Как вы думаете, что будет, если вы не договоритесь?»

Если стороны договорились по какому-либо пункту, то медиатор обязан проверить, действительно ли они понимают необходимость выполнения этого пункта. Может быть задан типичный вопрос.

Например,

«А что произойдёт, если какая-либо из сторон нарушит данное соглашение?»

Вот типичный случай из практики медиатора:

На медиации по поводу развода бывшие супруги долго спорят о времени встреч отца с детьми. Отец настаивает на своём справедливом, как ему кажется, праве встречаться с детьми всегда, когда он захочет: отец есть отец. Однако бывшей женой оно воспринимается как несправедливое, как ничем не контролируемое посягательство на её ритм жизни. Она бурно возражает. Данную проблему нельзя решить на уровне абстрактных представлений о справедливости. Поэтому медиатор “тестирует реальность”. Он спрашивает отца: “Скажите, пожалуйста, как часто вы хотели бы встречаться с детьми: каждый день?» Отец отвечает, что всю неделю он работает и по субботам чаще всего занят, так что реально остается только один день – воскресенье. Но, может быть, у него раз в месяц появится возможность встретиться с детьми в другое время, и он не хотел бы закапывать для себя такую возможность. И на такой вариант мать сразу соглашается. Она только просит предварительно звонить ей по телефону.

При завершении процесса медиации посредник должен удостовериться, что стороны точно и ясно понимают все условия соглашения об урегулировании взаимодействия и их отношений. Стороны, кроме того, должны быть полностью согласны с условиями соглашения, с последствиями этого соглашения и должны быть способны выполнить свою часть договоренности. Медиатор, проверяющий реалистичность достигнутого соглашения, обязан позаботиться о том, чтобы договоренности были надежными и долгосрочными.

Роль «адвоката дьявола» необходима медиатору, когда стороны приходят в тупик. В этой роли медиатор задает такие вопросы, чтобы сторона посмотрела на ситуацию в самом невыгодном для нее свете, обсуждая последствия, к которым сторона придет в результате своей жесткой позиции. Это происходит тогда, когда действия или предложения стороны слишком настойчивы и не ведут к успеху в урегулировании конфликта. Как правило, после такого обсуждения сторона начинает вести себя более гибко и разумно, пытается найти реалистичные выходы для разрешения спора. Техника вопросов адвоката дьявола очень эффективна. Важно только не забывать, что можно перестараться и сторона заподозрит, что медиатор на стороне оппонента и специально ее запугивает. Впрочем, чувство меры компетентного медиатора всегда позволяет этого не допускать.

Всегда лучше, если посредник побуждает стороны делать такой анализ самостоятельно. Но в случаях, когда сторона/стороны увлечены, эмоционально перевозбуждены или беспечны, медиатор может сам нарисовать гипотетическую ситуацию и предложить посмотреть какие негативные последствия она несет в себе и как может развиваться для стороны. Задача медиатора в этой роли показать все возможные негативные последствия действий/бездействий или результатов от предложений стороны, оппонируя предлагаемой ситуации. Побуждение к анализу развития возможных негативных событий в будущем очень важно. Ведь медиатор никогда не будет знать об условиях и истории рассматриваемой проблемы лучше сторон. Только участники конфликта, проводят самую объективную экспертизу потенциально возникающих в будущем проблемы.

Найти варианты урегулирования конфликта не всегда просто. А если стороны не креативны и не способны к исследованию возможностей разрешения ситуации, то они могут растеряться и почувствовать себя в тупике. Зачастую, исходя из своего опыта, медиатор может видеть какие-то не рассматриваемые сторонами варианты предложений. Но медиатор не может подсказывать решение, а может лишь стимулировать стороны к поиску выхода, выполняя роль генератора идей.

Делает это медиатор, используя вопросы:

«А что, как Вы думаете, могло бы послужить альтернативой этому?»

«Нет ли такого способа, чтобы заодно можно было удовлетворить как ваши, так и интересы другой стороны?»

«Может, Вам нужны дополнительные гарантии выполнения этого условия?»

Такие вопросы могут помочь стороне по примеру медиатора начать самой продуцировать различные варианты выхода из конфликтной ситуации. Идеи, которые выработали сами стороны, обычно гораздо лучше учитывают те нюансы взаимоотношений сторон, которые не могут быть известны медиатору. Однако в случаях, когда у спорщиков никаких идей не возникает, медиатор имеет право предложить свой вариант решения, но ни в коем случае его не навязывая.

Например, он говорит:

«А как вы отнесётесь к такой идее...?»

- А что, если сделать...?

Но совершенно исключены высказывания типа:

«Поверьте моему опыту. Этот подход гораздо лучше»;

«Слушайте, что я говорю, я же предлагаю вам хорошее решение»;

«Я не могу согласиться с вашим подходом»;

«Нельзя быть таким упрямым»;

«Ваша идея не заслуживает доверия»; и т.д.

Роль генератора идей посреднику приходится использовать на стадиях кокуса и выработки проекта соглашения, т.е. в ситуациях генерирования предложений по урегулированию конфликта.

Посредник также имеет возможность расширить ресурсы спорщиков. Выполняя эту роль, медиатор снабжает участников спора информацией или помогает им разыскать необходимую информацию, одинаково полезную для обеих сторон. Однако он должен быть очень осторожен, чтобы не давать никаких толкований, разъяснений или советов. Вся предоставляемая информация должна содержать только действительные факты и не зависеть от всякого рода побочных сведений, уточнений и интерпретаций.

Если есть вероятность, что сведения, которыми располагают стороны, например, юридическими или финансовыми, неполны, неверны или допускают различные толкования, медиатор рекомендует сторонам обратиться к соответствующим надежным источникам (документам или специалистам – юристам, финансистам), где они смогут получить правильную информацию, разъяснение или совет.

Например, он может дать спорщикам прочесть формулировку закона или другого юридического документа, но при этом не имеет права интерпретировать этот документ, а в случае возникающих проблем обязан рекомендовать им обратиться к юристу. Посредник должен быть уверен, что стороны не полагаются слепо на высказывания медиатора. Медиатор не имеет права оценивать позицию стороны, заявляя, например: «Вы сказали мне, что ... Я этому поверил, но это неверно».

В роли расширителя ресурса медиатор может также выступать, когда он видит, что одна из сторон психологически явно не готова к переговорам.

Например, сторона плачет, с трудом успокаивается, но как только заходит вопрос об обсуждении предложений, она снова начинает плакать.

В таком случае, следует взять кокус и обсудить со стороной возможность обратиться к психологу или психотерапевту. И только после этого, спустя время, вернуться к урегулированию конфликта. Следует заметить, что даже если медиатор по образованию психолог тт юрист, для сохранения нейтральности он сам не имеет права оказывать психологическую или юридическую помощь ни во время, ни в перерывах между медиационными сессиями.

Чаще всего функция расширителя ресурсов необходима медиатору в кокусе, но может использоваться и при подготовке проекта соглашения.

Медиатор обучает стороны процессу ведения переговоров. В этой роли учителя посредник обучает стороны думать, действовать и вести переговоры с установкой на сотрудничество. Большинство участвующих в споре не знают, как вести переговоры и пытаются применять запрещённые приёмы («переговорные уловки»), иногда они демонстрируют «фальшивые эмоции», вводят ложную информацию, выдвигают чрезмерные требования в надежде получить то, что они действительно хотят, запугивают противника.

Стороны применяют подобные манипулятивные техники, чтобы заставить противоположную сторону принять их позицию. Чаще всего при этом они не думают о том, что обман, если и может принести успех, то лишь на очень короткое время, пока противоположная сторона не почувствует, что её обхитрили. А если сторона заподозрит обман, это сильно усугубляет конфликт, доверие пропадает не только к обманувшей стороне, но и к процессу в целом. Очень важно не допускать подобного поведения сторон во время переговоров. Как правило, в кокусе, медиатор обсуждает форму и содержание предложений, которые будут вынесены на общую сессию и тщательно готовит сторону к этому. Кроме того, четкое следование процедуре, заданной в начале, также показывает сторонам, как важно следовать этим договоренностям.

Большинство участников переговоров после сеанса медиации испытывают подлинное потрясение оттого, что удаётся разговаривать с противоположной стороной без криков и угроз, без ухищрений и уловок и при этом достигать положительного результата во взаимодействии с ними. Можно представить себе изумление родственников, находящихся в многолетнем споре, которые признаются медиатору, что они впервые увидели проблему с точки зрения противоположной стороны и что они начинают понимать: пока им не будет полностью понятна позиция другой стороны, они не смогут договориться.

Опыт правильно организованных переговоров, даже если он не приводит к успешному соглашению, учит участников медиации тому, как надо себя вести в сложных жизненных ситуациях, даёт им образцы эффективной коммуникации, формирует видение самого себя с неожиданной точки зрения. Эта роль медиации столь высока, что некоторые участники, даже не достигнув успеха, т.е. того результата, которого ожидали, и, спустя несколько месяцев, с благодарностью вспоминают сам процесс переговоров.

Медиатор помогает сторонам составить соглашение. Суть этой функции заключается в том, что медиатор отслеживает корректность составления и полноту содержания соглашения. Он уточняет у сторон, как они понимают то, что фиксируется, устно или на бумаге, и просит однозначно и конкретно ясным языком формулировать взаимные обязательства. При этом он должен еще раз помочь сторонам проверить, насколько реалистично то, о чем они договорились.

Возможно, какие-то формулировки несут неоднозначное понимание того, что будет происходить. Поэтому медиатор просит стороны вместе обсудить, что имеется в виду, и как они понимают это. Важно, чтобы они одинаково видели, что произойдет. Медиатор также следит за тем, что все пункты, обсуждаемые на переговорах, и все предложения, которые важны для урегулирования спора, были внесены в соглашение. Посредник также просит стороны внести в соглашение, или хотя бы обсудить, какие санкции может применить каждая из сторон, если соглашение будет нарушено. Если соглашение письменное, целесообразно и санкции также внести в текст.

Иногда стороны, удовлетворенные тем, что они, кажется, договорились, начинают спешить и считают, что не обязательно все так детально записывать. Но медиатор знает, что здесь необходимо набраться терпения, чтобы эффективно закончить соглашение. Составление соглашения, к изумлению участников, может занять не меньше времени, чем весь остальной процесс переговоров.

Медиатор - хранитель психологического климата. Эта роль медиатора тесно связана с функцией организатора процесса. Речь не идет о создании идиллии или мягкой спокойной атмосферы. Во время медиации возможны жесткое поведение и жесткие высказывания, возможно недовольство и противостояние. Но важно, чтобы все эти коммуникативные действия должны быть конструктивными. Роль медиатора здесь заключается в том, чтобы поддерживать пусть жесткое, но конструктивное взаимодействие между сторонами, избегая взаимных оскорблений и унижения сторон. Процедурное соглашение, принятое во время вступительного слова медиатора, является хорошим инструментом управления психологическим климатом. Если медиатор профессионален, через некоторое время напряжение и жесткость переговоров снижаются. Стороны спокойно, по-деловому, обсуждают и вырабатывают взаимные обязательства. Естественно, функцию хранителя психологического климата медиатор должен выполнять на протяжении всей медиации.

В процессе медиации стороны от противостояния друг другу и негативного отношения переходят к конструктивному взаимодействию. Снятие негативных эмоций позволяет перейти на конструктивное обсуждение возможных вариантов решения конфликта. Практически с этого момента участники конфликта начинают самостоятельно вести переговоры. Задача медиатора здесь заключается только в том, чтобы включаться в переговоры в случае, если стороны испытывают какие-либо затруднения. При этом вся ответственность за реально полученный результат, за соглашение лежит на самих сторонах.

Медиация – это последовательное и целенаправленное создание ситуации, при которой меняется ментальность и поведение человека. Именно это определяет особый тип психологического поведения участников в медиации, отличный от поведения людей в процессе третейского суда или психологического тренинга.

studfiles.net

Психология медиации - Медиация. Вопросы права. — LiveJournal

Каждому, кто знаком с медиацией, понятно, что она тесно связана с психологией. Психологические аспекты порой становятся определяющими факторами при разрешении споров. Но в какой степени и как медиатор может использовать те научные данные, которые ему дает современная психология, нейронаука? Какие именно подходы ему следует взять на вооружение? И где проходит та черта, у которой медиатор должен остановиться, определив, что имеет дело не со спором, а с нарушением психики? Пожалуй, даже опытному медиатору трудно ответить на эти вопросы. Но когда он работает в тандеме с профессиональным психологом, ситуация в корне меняется. Предлагаемая вашему вниманию статья написана именно таким тандемом - опытным медиатором и известным специалистом в области психологии, и в ней читатели найдут то, что, как говорится, меняет «точку сборки», меняет наш взгляд на самые привычные вещи. В первую очередь -на работу медиатора и понимание им поведения спорщиков.

Цель этой статьи - предоставить краткий обзор широкого круга психологических явлений и изучить их применительно к медиации. Наша задача заключается в том, чтобы предоставить медиаторам, а также юристам и спорящим сторонам, участвующим в медиации, руководство по управлению мощными психологическими и эмоциональными течениями, которые пронизывают весь процесс медиации.
Психология изучает людей: как они думают, чувствуют и ведут себя
Медиация помогает частным лицам,компаниям и другим структурам в разрешении конфликтов, возникающих в связи с различиями в потребностях, взглядах, системах верований и личностных склонностей. Даже когда медиация используется в конфликтах, связанных с корпорациями,учебными заведениями или большими семейными трастами, работа ведется с физическими лицами - людьми ответственными за принятия решений в этих организациях.
Вопросы и решения в медиации больше касаются людей, а не собственно проблем. Решения о том, сколько денег должна получать супруга в качестве алиментов; о том, должен ли босс платить неустойку работнику, которого собирается уволить в связи с несогласием по поводу политики компании, или решения о том, как разделить активы и обязательства среди трех партнеров после того, как они поссорились, в большей степени касаются вовлеченных в эти конфликты людей, нежели любой объективной проблемы.
Беседы во время медиации часто сводятся к сумме выплат в долларах США или к условиям расчетов, и по этой причине представляются разумными и объективными. Однако успешная медиация требует знаний о психодинамике.
Медиация могла бы быть относительно простым процессом, если бы стороны могли надеяться на то, что они будут действовать в своих собственных интересах или в интересах тех, кого они любят, как, скажем, если бы они действовали в интересах своих детей. В таком случае рациональные и содержательные переговоры давали бы рациональные и продуманные соглашения, в которых интересы сторон были бы максимально удовлетворены.
Если бы мы могли полагаться на эту рационалистическую модель, достаточно было бы использовать исключительно «основанную на интересах» модель медиации, рассматриваемую многими специалистами по переговорам как самую полезную стратегию, чтобы сместить фокус конфликта с личной враждебности на саму «проблему». Но эта стратегия предполагает, что люди не будут поддаваться эмоциям, ожиданиям, предвзятости, искаженному мышлению или глубоко укоренившимся предрассудкам.
Каждый раз, когда мы, авторы, сталкиваемся с мнением, что только «модель, основанная на интересе» может добиться успеха, мы приводим в пример особенно сложный процесс медиации при разводе, в котором все вопросы горячо отстаивались - доходы, активы, дети и многое другое, однако оказалось, что после нескольких медиативных сессий муж и жена так ни до чего и не договорились. Для того, чтобы призвать стороны сосредоточиться на проблеме (исходя из соображений личной выгоды), а не на людях (т.е. друг на друге), медиатор (Ричард Н.Уолман) прервал одну особенно ядовитую перебранку и заявил: «Ребята, давайте попробуем сосредоточиться на проблеме, а не на людях. Это сдвинет нас с мертвой точки, и обсуждение будет более конструктивно». Муж остановил Ричарда на полуслове и сказал с полным убеждением: «Приятель, ничего не выйдет. Она и есть проблема!».
Такие заявления, как «она и есть проблема» часто можно услышать в медиации. Власть эмоций и несдержанное выражение давних разочарований в такие моменты часто может застать медиатора врасплох.
Если медиатор невнимателен к нюансам личностных проявлений участников процедуры и не контролирует свои собственные эмоциональные реакциина «трудных» клиентов, медиация, скорее всего, заходит в тупик или вообще терпит крах.
Некоторые медиаторы чувствуют себя комфортно, когда эмоции берут верх, другие - нет. Однако нельзя не учитывать тот факт, что успешная медиация требует внимательности и чувствительности к психологической динамике, лежащей в основе того, как люди думают, чувствуют, и, в конечном счете, как ведут себя и как принимают решения.
Как люди думают
I. Обработка информации
Когнитивная нейропсихология исследует области мозга и химические реакции, отвечающие за процесс принятия решений. Иона Лерер, например, в своей книге выделяет среди прочего нейро-трансмиттер допамин, который связан с центрами удовольствия в головном мозге, и утверждает, что решения часто основаны на том, что доставляет чело-веку удовольствие. Это звучит как простая гипотеза до тех пор, пока мы не начнем рассматривать её относительно медиации и взаимодействия двух диаметрально противоположных индивидов и систем взглядов. Например, что делать, если одна из сторон получает удовольствие или удовлетворение от причинения боли в отместку за произошедшую несправедливость? Допамин является морально нейтральным химикатом. Нейронаука дает нам ограниченные возможности изучения функционирования мозга, оставляя символическую и основанную на ценностях деятельность сознания медиатору для разгадывания.
Также когнитивная нейропсихология говорит нам, что способ, которым наш мозг обрабатывает информацию, отличается своей скоростью и точностью. Мозг человека обрабатывает более 10 ООО бит информации в секунду (бит - это количество информации, необходимой, чтобы принять то или иное решение в ситуации с двумя равносильными выходами).
Однако способность мозга обрабатывать информацию - это всего лишь небольшая часть. В конце концов, может назвать нам среднее количество осадков в Патагонии за 0,47 секунды, но он не может сказать нам, что это значит и как принимать решения на основе этой информации.
Важным моментом здесь является степень, в которой бессознательные процессы управляют нашим восприятием, обработкой информации и принятием решений, и эти процессы были описаны в исследованиях Ивана Павлова , Джозефа Кепекса и Ричарда Уолмана и в лабораторных исследованиях Мазарин Бенаджи, проводимых в Гарварде и посвященных предрассудкам , и описаны особенно доступно.
Малкольма Гладуэлла. Это исследование показывает нам, что наши умы постоянно находятся в состоянии боевой готовности, и мгновенно обрабатывают сигналы и подсказки поступающие из окружающей среды, особенно когда сталкиваются с новыми ситуациями.
В недавнем исследовании феномена бессознательного «прайминга» (фиксация установки) участников попросили оценить свои политические убеждения и взгляды, касающиеся выборов 2008 года, используя стандартную шкалу измерения рейтинга политических отношений .
У одной группы на бланке, на котором была нанесена шкала, был нарисован небольшой американский флаг в левом верхнем углу, в то время как у другой группы не было ничего подобного. Результаты показали, что группа, у которой наличие флага зафиксировало установку, продемонстрировала сдвиг политических предпочтений в сторону республиканской точки зрения, который длился до восьми месяцев. Это исследование показывает, что люди импортируют информацию на очень высокой скорости и невольно реагируют на стимуляцию через многие источники. После того, как данные достигают нашего мозга, схемы построенные на нашем опыте и на наших предрасположенностях формируют то, что происходит с этой информацией, как она интерпретируется и претворяется в действие.
Прайминг все время используется в медиации, иногда сознательно, иногда бессознательно. Одна группа медиаторов решила, что если назвать комнаты, в которых проводятся процедуры медиации, в честь знаменитых миротворцев - например, «Мандела», «Картер», «Ганди» - это будет способствовать тому, что переговоры будут проходить плодотворно . Возможно, наиболее мощная форма прайминга в медиации заключается в описании процесса медиации самим медиатором в самом начале процедуры . Для медиаторов описание основных принципов и правил медиации во вступительном слове является стандарт¬ной практикой. Исследования прайминга показывают, что медиаторы должны рассмотреть вопрос о том, чтобы в этом заявлении сделать акцент на ценности таких понятий, как гибкость и открытость, на том, что целью, которую мы стремимся достичь, является справедливое и разумное решение, и нам необходимо быть креативными и мыслить нестандартно.
Возможно, некоторые могут счесть такие предложения потенциально манипулятивными (например, из опасения, что это слишком похоже на подсознательную рекламу). Но в таком случае медиатор может просто, доступно и открыто объяснить сторонам, что он или она будет делать все возможное для содействия в достижении ими договоренностей, если это будет отвечать интересам обеих сторон.
2. В мелочах скрывается суть событий
Наш опыт в качестве медиаторов показал, что в процедурах медиации,где ставки очень высоки, как, например, угроза потери опеки над деть¬ми или разрушение семейного бизнеса, повышенная тревожность и страх обычно создают атмосферу гипервнимания и повышенной эмоциональной реактивности. В результате первоначальные взаимодействия между медиатором и клиентами чреваты потенциальными минными полями и одновременно полны возможностями для разрешения застарелых споров. Это состояние напряженного внимания может разрушить взаимодействие (например, даже закатывание глаз одной из сторон в деликатный момент может угрожать всему процессу) или даст сторонам возможность увидеть события под иным углом зрения, в частности, благодаря умелым вмешательствам медиатора. В эти моменты повышенной чувствительности медиатор может предложить альтернативные трактовки устоявшихся точек зрения, содействуя рефреймингу коммуникации .
Рефрейминг имеет решающее значение для процесса медиации. Например, когда муж постоянно воспринимает критику своей жены по поводу его стиля воспитания как жалкую попытку дискредитировать его, а жена в свою очередь может утверждать, что она на самом деле пытается быть полезной и в её действиях нет злого умысла. Проведенный медиатором рефрейминг замечаний жены к мужу может помочь супругу увидеть в них иной смысл. Это как если бы капитан военного корабля наблюдал на экране радара серию вспышек, приближающихся на большой скорости. Прежде чем решить, нужно ли выпускать по объекту ракету «земля-воздух», он должен быстро определить, видит ли он ракету, выпущенную по его кораблю, или это возвращается истребитель его собственной армии. Работа медиатора заключается в том, чтобы, оказавшись под обстрелом, помочь ему или ей наилучшим образом оценить смысл высказываний или смысл поведения и, если есть взаимное непонимание, помочь сторонам исправить толкование события с помощью рефрейминга. Как говорил известный персонаж китайских детективов Чарли Чан, «в мелочах скрывается суть событий» . Медиатор должен быть чутким к этим маленьким подсказкам, которые подчас содержат суть конфликта и которые он должен артикулировать с помощью рефрейминга, либо помогая сторонам четко заявить свои интересы и потребности вместо того чтобы постоянно находиться под влиянием искаженных представлений о другой стороне.
В приведенном ниже обсуждении когнитивных предубеждений мы обсудим более по-дробно некоторые из этих искажений и методы противодействия им.
3. Вербальное затемнение и «третья история»
Как отмечается ниже в раз¬деле, в котором обсуждается избирательная, мы все обладаем неполными воспоминания¬ми о событиях. Однако, что еще хуже, у нас есть тенденция «не¬правильно запоминать» события в результате их пересказа.
Восприятие нами событий кодируется в нашем сознании как исходная информация, но когда нас просят вспомнить эту информацию и облечь её в слова, могут появиться искажения даже тогда, когда мы пытаемся быть точными. Если использовать аналогию с компьютером, это как если бы исходные данные на жестком диске в нашем мозге переписывались в рассказ (сродни текстовому документу), а затем бы эта история «сохранялась». Каждый раз когда мы рассказываем историю могут происходить незначительные изменения, которые в дальнейшем запечатлеваются в нашем сознании. Искажения могут возникнуть из-за неправильного толкования событий (например, ниже обсуждается фундаментальная ошибка атрибуции) или выборочного вызова (например, из-за подтверждения предвзятости, которое также обсуждается ниже). В конце концов в результате неоднократной перезаписи данных через пересказ исходные данные становятся для нас недоступными.
Психологи называют это явление «вербальное затмение». Психологи приписывают открытие вербального затмения профессору Джонатану Шулеру, который определяет его как «ситуацию, в которой человек пытается описать ощущения, мысли или чувства, трудно поддающиеся описанию, и в результате теряет доступ к самой информации, к которой они относятся» .
В медиации стороны садятся за стол переговоров с глубоко засевшими воспоминаниями произошедших событий, закодированными в документы, которые мы называем «истории». Конечно, эти истории не содержат каждую деталь того, что испытал рассказчик - истории являются выборочными данными, в которых рассказчик передает значимую информацию и опускает все остальное.
Однако смыслы - субъективное понятие, сформированное ценностями, мнениями, убеждениями и привязанностями, которые различаются у людей .
Наш опыт показывает, что чаще всего в процедуре медиации сторонами обсуждается тема ущемленных прав. Одна сторона (истец)говорит о том, что стала жертвой нанесения вреда здоровью, личного оскорбления, нарушения контракта, клеветы или предательства. Другая (ответчик) рассказывает историю о том, что её ошибочно обвиняют, или о том, что она защищалась от непомерных требований. Каждая сторона настаивает на том, что его или её собственные воспоминания и интерпретация данных являются правильными. Стороны часто чувствуют, что история, рассказанная другой стороной, является ложью. Медиатор в некоторых случаях может сгладить противоречия и разногласия в восприятии, интерпретации событий, воспринимаемые каждой из сторон как покушение на собственную целостность и неприкосновенность, прибегая к рефреймингу и представляя их просто как различные представления, воспоминания или интерпретации, а не умышленную ложь.
Тем не менее сила, с которой медиаторы сталкиваются лицом к лицу, иногда бывает огромна. В своей недавней лекции известная писательница Изабель Альендена вопрос «Что вернее истины?» ответила: «история» . Причина того, что наши истории кажутся настолько достоверными, заключается в том, что они соединяют исходные данные в соответствии с определенными смыслами, которые представляются нам значимыми . Истории представляют наши усилия, направленные на понимание смысла мироздания, и мы часто присваиваем им моральное значение. Одна сторона заслуживает порицания, а другая нет.
Мы все психологически заряжены рассказами о том, что правильно и что неправильно. Психотерапевт Майкл Элкин спрашивает: «В чем наша глубочайшая потребность?», и предлагает следующий ответ: «невиновность» Под этим он имеет в виду желание человека чувствовать себя правым, невиновным, хорошим.
Если эта гипотеза верна, истории, которые рассказывает нам каждая из сторон, в процедуре медиации имеют огромную эмоциональную силу - каждый человек стремится провозглашать высокие моральные принципы, и тем самым лишает другого того, чего он больше всего хочет: ощущения невиновности. Например, увольняют представителя меньшинств, и этот сотрудник считает, что начальник был нетерпимым, и никакое количество данных или «доказательств» не вытеснит эту точку зрения, потому что обида и унижение, нанесенные начальником, могут совпадать с опытом дискриминации, которую работник переживал на протяжении своей жизни. Между тем начальник считает, что его намерения были чисты и не имели никакой подоплеки, что статистика осуществляемых им наймов и увольнений явно расово нейтральна, и что ведь это именно он нанял на работу представителя меньшинства - зачем бы он это сделал, если он нетерпим?

Продолжение следует. . .

Журнал «Медиация и право» № 4 (34) декабрь 2014

zelimov.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *