Психологическая теория общества – — allRefs.net

Психологическая теория общества — КиберПедия

Психологическое объяснение общественного развития, которое, как мы видели, было характерно для буржуазной социологии и раньше, исходит из того, что творцом общественной жизни является человеческое сознание, психика человека. При эргом современная буржуазная социология саму человеческую психику трактует в духе иррационализма, изображая человека не как сознательное существо, а как существо, действующее главным образом под влиянием бессознательных импульсов и биологических инстинктов. Например, с точки зрения австрийского психиатра и социолога Фрейда, оказавшего на буржуазную социологию сильное влияние, все поступки людей обусловлены животным началом, прежде всего половым инстинктом, а человеческое сознание образует лишь надстройку над бессознательными инстинктами и влечениями. Отсюда

 

 

буржуазные социологи делают вывод о невозможности сознательного воздействия на общественные отношения, предотвращения войн и т. д. Революционные движения провозглашаются проявлениями «массовой истерии», а рабочим, недовольным капиталистическими порядками, рекомендуется обращаться к врачу-психиатру, который поможет им «примириться» с существующими условиями.

Буржуазная социология не только клевещет на массы, которые сознательно ведут борьбу за демократию и социализм, но и пытается опорочить самую цель этой борьбы, доказывая неизменность животной природы человека. Но мы уже видели, что индивидуальная психика людей не определяет собой их общественных отношений, она сама зависит от исторических условий. Те «дикие чувства», вроде жадности, «инстинкта собственности» и т. п., о которых пишут буржуазные социологи, в действительности воспитаны определенной социальной средой. Переделка человеческого сознания в ходе социалистической революции в СССР и странах народной демократии, появление новых духовных черт (например, коллективизма в противоположность буржуазному индивидуализму) убедительно опровергают утверждение буржуазных социологов о неизменности человеческой природы.

Не лучше обстоит дело и у тех буржуазных авторов, которые провозглашают главным двигателем общества не индивидуальное, а «коллективное», «групповое», «общественное» сознание. Мы видели, что общественное сознание, или совокупность общественных идей, действительно играет важную роль в общественной жизни. Но достаточно поставить вопрос, почему в данный период времени господствуют одни, а в другой — иные идеи или почему отличаются друг от друга мировоззрения различных классов, как становится совершенно ясно, что духовная жизнь общества в целом или отдельного класса является производной от его материальной жизни и служит отражением последней. Отрицание этого означает ликвидацию науки об обществе, отказ от познания его внутренней закономерности. На такой точке зрения и стоят наиболее реакционные социологи — иррационалисты, доказывающие, что история не может быть наукой, что она основана не на объективном знании, а на интуиции и «акте веры».



Описание вместо объяснения

Значительно более тонкими методами ведет борьбу с научным детерминизмом так называемая «эмпирическая социология», тесно связанная с философией неопозитивизма. Социологи этого направления на словах выступают за научное, объективное изучение общественных отношений. Однако «научность» сводится у них к простому описанию единичных фактов, не поднимающемуся до сколько-нибудь широких обобще-

 

 

ний. Это часто обосновывается весьма благовидными ссылками на сложность общественной жизни, опасность схематизма и т. п. Нет на свете двух одинаковых людей, нет двух одинаковых событий, значит, не может быть и общих законов исторического развития, говорят эти социологи.

Но рассуждение это совершенно неосновательно. Конечно, каждое историческое событие является единичным, неповторимым. Не может быть ни второго Наполеона, ни второго самоубийства Гитлера. Однако неповторимость любого данного события или процесса не исключает того, что в этом индивидуальном процессе имеются известные общие, повторяющиеся черты, обобщение которых позволяет вскрыть определенную закономерность. Как ни различны конкретные обстоятельства возникновения первой и второй мировых войн, научный анализ обнаруживает, что обе они вызваны в последнем счете одними и теми же причинами — обострением противоречий между империалистическими державами в связи с неравномерностью их экономического и политического развития. Как ни многообразны условия строительства социализма в различных странах, мы везде обнаруживаем известные общие закономерности — необходимость диктатуры пролетариата, обобществления средств производства и т. д. Изучение этих общих, повторяющихся черт общественного развития не

только не ведет к схематизму и догматизму, как утверждают вслед за буржуазными социологами современные ревизионисты, но, напротив, является необходимым условием исследования общественных явлений, так как дает научную основу для их сопоставления.



Однако империалистическая буржуазия боится таких обобщений, поскольку они неизбежно обнаруживают гнилость капиталистических порядков. Отсюда — ограничение тематики социологических исследований изучением и описанием отдельных, частных случаев и уход от общих, коренных проблем.

cyberpedia.su

Психологическая теория общества

Количество просмотров публикации Психологическая теория общества - 10

Психологическое объяснение общественного развития, которое, как мы видели, было характерно для буржуазнои̌ социологии и раньше, исходит из того, что творцом общественнои̌ жизни является человеческое сознание, психика человека. При эргом современная буржуазная социология саму человеческую психику трактует в духе иррационализма, изображая человека не как сознательное существо, а как существо, действующее главным образом под влиянием бессознательных импульсов и биологических инстинктов. К примеру, с точки зрения австрийского психиатра и социолога Фрейда, оказавшᴇᴦο на буржуазную социологию сильное влияние, все поступки людей обусловлены животным началом, прежде всᴇᴦο половым инстинктом, а человеческое сознание образует лишь надстройку над бессознательными инстинктами и влечениями. Отсюда

 

 

буржуазные социологи делают вывод о невозможности сознательного воздействия на общественные отношения, предотвращения войн и т. д. Революционные движения провозглашаются проявлениями ʼʼмассовой истерииʼʼ, а рабочим, недовольным капиталистическими порядками, рекомендуется обращаться к врачу-психиатру, который поможет им ʼʼпримиритьсяʼʼ с существующими условиями.

Буржуазная социология не только клевещет на массы, которые сознательно ведут борьбу за демократию и социализм, но и пытается опорочить самую цель ϶той борьбы, доказывая неизменность животнои̌ природы человека. Но мы уже видели, что индивидуальная психика людей не определяет собой их общественных отношений, она сама зависит от исторических условий. Те ʼʼдикие чувстваʼʼ, вроде жадности, ʼʼинстинкта собственностиʼʼ и т. п., о которых пишут буржуазные социологи, в действительности воспитаны определеннои̌ социальнои̌ средой. Переделка человеческого сознания в ходе социалистической революции в СССР и странах народнои̌ демократии, появление новых духовных черт (например, коллективизма в противоположность буржуазному индивидуализму) убедительно опровергают утверждение буржуазных социологов о неизменности человеческой природы.

Не лучше обстоит дело и у тех буржуазных авторов, которые провозглашают главным двигателем общества не индивидуальное, а ʼʼколлективноеʼʼ, ʼʼгрупповоеʼʼ, ʼʼобщественноеʼʼ сознание. Мы видели, что общественное сознание, или совокупность общественных идей, действительно играет важную роль в общественнои̌ жизни. Но достаточно поставить вопрос, почему в данный период времени господствуют одни, а в другой — иные идеи или почему отличаются друг от друга мировоззрения различных классов, как становится совершенно ясно, что духовная жизнь общества в целом или по отдельностиго класса является производнои̌ от ᴇᴦο материальнои̌ жизни и служит отражением последней. Отрицание ϶того означает ликвидацию науки об обществе, отказ от познания ᴇᴦο внутренней закономерности. На такой точке зрения и стоят наиболее реакционные социологи — иррационалисты, доказывающие, что история не должна быть наукой, что она основана не на объективном знании, а на интуиции и ʼʼакте верыʼʼ.

referatwork.ru

Психологическая теория общества

Производство Психологическая теория общества

просмотров - 32

Психологическое объяснение общественного развития, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ, как мы видели, было характерно для буржуазной социологии и раньше, исходит из того, что творцом общественной жизни является человеческое сознание, психика человека. При эргом современная буржуазная социология саму человеческую психику трактует в духе иррационализма, изображая человека не как сознательное существо, а как существо, действующее главным образом под влиянием бессознательных импульсов и биологических инстинктов. К примеру, с точки зрения австрийского психиатра и социолога Фрейда, оказавшего на буржуазную социологию сильное влияние, всœе поступки людей обусловлены животным началом, прежде всœего половым инстинктом, а человеческое сознание образует лишь надстройку над бессознательными инстинктами и влечениями. Отсюда

буржуазные социологи делают вывод о невозможности сознательного воздействия на общественные отношения, предотвращения войн и т. д. Революционные движения провозглашаются проявлениями «массовой истерии», а рабочим, недовольным капиталистическими порядками, рекомендуется обращаться к врачу-психиатру, который поможет им «примириться» с существующими условиями.

Буржуазная социология не только клевещет на массы, которые сознательно ведут борьбу за демократию и социализм, но и пытается опорочить самую цель этой борьбы, доказывая неизменность животной природы человека. Но мы уже видели, что индивидуальная психика людей не определяет собой их общественных отношений, она сама зависит от исторических условий. Те «дикие чувства», вроде жадности, «инстинкта собственности» и т. п., о которых пишут буржуазные социологи, в действительности воспитаны определœенной социальной средой. Переделка человеческого сознания в ходе социалистической революции в СССР и странах народной демократии, появление новых духовных черт (к примеру, коллективизма в противоположность буржуазному индивидуализму) убедительно опровергают утверждение буржуазных социологов о неизменности человеческой природы.

Не лучше обстоит дело и у тех буржуазных авторов, которые провозглашают главным двигателœем общества не индивидуальное, а «коллективное», «групповое», «общественное» сознание. Мы видели, что общественное сознание, или совокупность общественных идей, действительно играет важную роль в общественной жизни. Но достаточно поставить вопрос, почему в данный период времени господствуют одни, а в другой — иные идеи или почему отличаются друг от друга мировоззрения различных классов, как становится совершенно ясно, что духовная жизнь общества в целом или отдельного класса является производной от его материальной жизни и служит отражением последней. Отрицание этого означает ликвидацию науки об обществе, отказ от познания его внутренней закономерности. На такой точке зрения и стоят наиболее реакционные социологи — иррационалисты, доказывающие, что история не может быть наукой, что она основана не на объективном знании, а на интуиции и «акте веры».


Читайте также


  • - Психологическая теория общества

    Психологическое объяснение общественного развития, которое, как мы видели, было характерно для буржуазной социологии и раньше, исходит из того, что творцом общественной жизни является человеческое сознание, психика человека. При эргом современная буржуазная социология... [читать подробенее]


  • oplib.ru

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о