Психология как наука о сознании представители – —

Психология как наука о сознании.

Сознание понмиалось как душа у Плотина и Августина. Сознание – это внутренняя реальность, открывающаяся только внутреннему взору.

Развитие эмпирического знания в науках о внешнем мире, начавшееся к «первой половине 2-го тысячелетия» подготовил переход к эмпирическому изучению реальности внутреннего мира человека. Большой вклад в становление эмпирического познания сделал Уильям Оккам: не следует множить сущностей без необходимости, то есть, надо устранить из научных рассуждений все не поддающиеся опытной проверка понятия, в том числе и понятие «душа».

Методом, адекватно раскрывающим природу, Бэкон считает научную индукцию. Его заслуга состоит в том, что он возвел индукцию в общую теорию, выявил правила перехода от частного к общему. Учение Бэкона оказало огромное влияние на все науки и сделало его родоначальником эмпирической науки. Именно логика вместе с экспериментом выступает у Бэкона орудием, которое вооружает методом научного исследования.

Декарт(1596—1650). Он ввел критерий для выделения психики из существовавшего до него аристотелевского учения о душе. Психика стала пониматься как внутренний мир человека, открытый самонаблюдению, имеющий особое — духовное— бытие, в противопоставлении телу и всему внешнему материальному миру. Декарт ввел понятие рефлекса и этим положил начало естественнонаучному анализу поведения животных и части человеческих действий.

В рассуждениях о душе и теле он стремился к построению истинной системы знания. Убедившись, что в философии нет каких-либо прочных оснований, Декарт избирает в качестве первого шага на пути к истине сомнение во всем, по поводу чего можно обнаружить малейшее подозрение в недостоверности.



Но при этом «столь нелепо полагать несуществующим то, что мыслит, в то время, пока оно мыслит, что невзирая на самые крайние предположения, мы не можем не верить, что заключение: я мыслю, следовательно, я существую истинно и что поэтому есть первое я вернейшее из всех заключений, представляющееся тому, кто методически располагает свои мысли». Декарт говорит о том, что от сущности Я не отделимо только мышление.

Декарт избирает единственным способом исследования рассмотрение собственных мыслей, субъективных состояний. Мышлением Декарт называет сознание, с которым отождествляется психика. При этом мышление – абсолютно духовный, бестелесный акт. Сознание противопоставляется телу. Декарт говорит о полнейшем различии между телесной и духовной субстанцией. Душа не относится ни к протяженности, ни к измерениям, ни к любым другим свойствам материи. Тело же, т.е. материя, протяженно в длину, ширину и глубину. Ему свойственна делимость, форма, перемещение в пространстве.

Итак, Телесная материя и мыслящая субстанция не нуждаются друг в друге. Для объяснения движения тела Лекарт использует понятие «животные духи», которые малы и очень подвижны.

По мнению Декарта животные души не имеют. Душа находится у человека в гипофизе. Душу и тело связывают страсти. От них не всегда бывает польза. Лучшее средство борьбы с ними – опыт.

Спиноза (1632-1677).Один из вариантов решения проблемы дуализма: Монистическое учение – субстванция одна. Различает сущность и существование. Сущность – это характеристика вещи, а существование определяет наличие вещи. Сущностью субстванции является сужествование. Она не сотворена, существует в силу саомй себя, она вечна, бесконечна. Субсвтанция действует в соответсвтии с объективной акономерностью, то есть, только по необхожимсости. Субстванция – это природа, или Бог. Природа не божественна, она не нуждается в первоначальной причине. Субстанция протяженная и может мыслить. Три основных аффекта.

 

Локк, (1632—1704): главная тема- содержание сознания. Нет врожденных идей, душа — чистая доска.

Учение об опыте: 2 вида опыта:

1) внешний. Объект – предметы природы

2) внутренний. Открывается с помощью рефлексии. Это предмет психологии.

 

Вслед за Декартом считал, что движение содержания сознания можно лишь объяснить. Не во власти человека их создавать. Элементами сознания являются идеи. Ввел простые идеи как элемент анализа сознания. Простые идеи чувствственны, сенсорны. В отношении простых идей сознание пассивно. Идея – результат внешнего воздействия. Сознание формируется извне, ничего не добавляя.

Идеи, полученные с помощью внешних и внутренних форм опыта, могут быть простыми (далее неделимыми) и сложными (составными). Сложные идеи образуются двумя путями: путем активной деятельности разума (пример которой — образование понятий — мы только что привели) и путем ассоциации

Дж.Локк считал этот второй путь образования сложных идей не главным, а побочным в жизни человека — в результате ассоциаций образуются неразумные сочетания идей (предрассудки, заблуждения и т.п.).

 

В 1879 году Вундт организовал в Лейпцигском университете первую в мире лабораторию экспериментальной психологии. Программа лаборатории базировалась на самой распространенной в интроспективной психологии точке зрения на сознание как «совокупность сознаваемых нами состояний». Он считал, что психология как наука о сознании должна решать следующие задачи: 1) описание свойств сознания, 2) выделение структурных составляющих сознания (элементов сознания), 3) установление связей между элементами, 4) нахождение законов психической жизни. Для решения этих задач он использовал эксперимент, однако введение эксперимента не только не исключало интроспекцию, а, напротив, предполагало строго контролируемое ее применение.

 

Ученик В. Вундта Эдвард Брэдфорд Титченер(Titchener, 1867—1927) помимо ощущений’ и чувствований считал элементами сознания еще и представления («следы прежних ощущений»).

 

Далее ,если нужно, про ассоцианизм в вопросе про сознание.

 

Подводя итог анализу развития научной психологии в рамках классической психологии сознания, следует сказать, что уже ко второй половине XIX в. нарастает критика основных ее постулатов и принципов. Это обусловлено прежде всего практическими запросами к психологической науке со стороны педагогов, врачей, промышленников, учителей и др., деятельность которых была тесно связана с психологической реальностью и которые стали требовать от психологии четких практических рекомендаций. Однако интроспективная психология сознания была очень далека от жизни. В то же время развитие других наук (прежде всего неклассической физики, биологии и других дисциплин) привело к необходимости пересмотра методологических постулатов классической науки, которые в той или иной степени разделяла эмпирическая психология сознания.

Рефлексия психологами основных постулатов своей науки привела многих из них уже в начале XX в. к полному отказу от позиций интроспективной психологии сознания и созданию новых концепций, в которых совершенно иначе определялись предмет и методы, а также задачи психологической науки. В психологии возникает ситуация своеобразного «взрыва», результатом которого было появление самых разных направлений в психологии, каждое из которых по-своему решало фундаментальные проблемы психологической науки и практической работы.

Л.С.Выготский, проанализировав сущность, причины и смысл этого кризиса, пришел к следующим выводам. Причины кризиса (или, что то же самое, его движущие силы) он усмотрел в развитии прикладной (практической) психологии, требующей от академической науки принципиально новых решений проблемы природы психической реальности и принципиально новой методологии ее изучения. Поэтому смысл кризиса Л.С.Выготский видел не в борьбе новых направлений против старой, классической психологии, а в скрытой за всеми частными столкновениями борьбе «двух психологии», т.е. материалистических и идеалистических тенденций в этой науке. Причем материализм и идеализм понимались здесь не совсем в традиционном философском смысле слова. По Л.С.Выготскому, материалистическая линия в психология есть стремление к реальному познанию всех составляющих человеческой психики без исключения со строго научных позиций, основными принципами которой были принципы детерминизма и объективности. Идеализм, по Л.С.Выготскому, напротив, ведет к отказу от такого объяснения, индетерминизму, ссылкам на божественную природу высших психических процессов и т.п.

К 40-м годам диффузия принципов сознания между направлениями. Части предметов психологии в разных школах развивались одновременно.

Далее из вопроса о сознании:

В нач 20 века – создание новых концепций, возникает плюрализм. И психологией занимаются не только и не столько психологи, сколько специалисты др областей (напр, врачи).

Каждая школа идёт на отрицании одного из постулатов пси С:

Бихевиористы – другой предмет и соответственно объективный метод; психоанализ – существование бессознательного; гештальтпси – целостность; французская социологическая школа – конкретно-социальная обусловленность сознания.

 

Бихевиоризм:

в принципе отказался от сознания, как от того, что нельзя изучать объективным методом. Предмет – поведение.

Психоанализ:

Открыл качественное отличие бессознательного от сознания и его огромную роль в жизни человека. Здесь можно вспомнить динамическую и топическую модели с соответствующим местом сознательного и Эго. Кстати, схема Вундта заимствована у Гартли, где был ещё один очень важный внешний круг – бессознательное. Но этот круг Вундт потерял, так как в эмпирической психологии сознания предполагалось, что всё содержание нашего сознания ему доступно – сознательно.

Гештальтпсихология:

Предметом является скорее восприятие, единым объяснительным принципом – гештальт. Другое содержание сознания – не элементы, а целостные структуры.

Французская школа (Люсьен Леви-Брюль и Эмиль Дюркгейм):

До: Механизмы сознания у разных людей считались принципиально тождественными. «Причуды» дикарей – следствие их недоразвитости, а не своеобразия.

Суть: механизмы умственных операций каждого отдельного человека социальны по происхождению.

В каждом конкретном обществе имеется система существенных для него понятий (категории времени, пространства, числа, причины, субстанции), посредством которых индивиды упорядочивают знания об окружающем их мире. Эти категории – продукты коллективной мысли, определяемые образом жизни того или иного племени или народа.

Итог: не только содержания сознания, но и сами его механизмы (процессуальная, операциональная сторона сознания) обусловлены социально.

К этому же косвенно относится П.Жане… но он говорил о 2 видах памяти (реминисценция – естественная и воспоминание – высшая, социальная по происхождению).

К 40-м годам диффузия принципов сознания между направлениями. Части предметов психологии в разных школах развивались одновременно.


pdnr.ru

Психология как наука о сознании

Министерство внутренних дел РФ

Московский университет

факультет заочного и вечернего

обучения

109028 Малый Ивановский пер. дом 2

Кафедра «Психологии»

Контрольная работа по «Истории психологии»

Тема № 3: Психология как наука о сознании.

Ф. Карамнова

И. Наталья

О. Николаевна

Курс 1 сокращенной на базе высшего образования (набор 2009 г.) формы обучения

№ зачетной книжки 012/09-

08/СП-Б

№ варианта_3 ___

№ группы __2______

Дата получения работы секретариатом Дата получения работы кафедрой

____________________ _____________________

Дата сдачи работы секретариатом Дата окончания проверки работы преподавателем

____________________ _____________________

2009год

ПЛАН:

Введение ………………………………………………………………..……….3

Глава1. Выделение сознания как критерия психики ……………..……..4

1.1. Психологическое учение Рене Декарта………………………….…….4

1.2. Психология Б. Спинозы……………………………………….….…….7

Глава 2. Оформление эмпирической психологии о философских учениях XVII в …………………………………………………………………8

2.1. Эпифеноменализм Т. Гоббса…………………………..…………………8

2.2. Основание эмпирической психологии в творчестве Дж. Локка………….9

Глава 3. Становление ассоциативной психологии ……………………….9

Глава 4. Психологические идеи в немецкой классической философии конца XVIII – первой половины XIX в …………………………………..13

Заключение …………………………………………………….……………..13

Список используемой литературы ………………………………………..14

ВВЕДЕНИЕ

Психология (от греческого psyche – душа, logos – учение, наука)– наука о закономерностях развития и функционирования психики как особой формы жизнедеятельности. Взаимодействие живых существ с окружающим миром происходит с помощью психических процессов, актов, состояний. Они качественно отличаются от физиологических процессов (совокупность жизненных процессов, происходящих в организме и его органах) но и неотделим от них. Слово психология впервые появилось в западно-европейских текстах в 16 веке.

Развитие психологии тесно связано с развитием философии, науки о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления. Методологической базой развития психологии являются материалистическое и идеалистическое направления в философии. Понятия «душа» и «психика» одинаковы по своей сути.

К идеалистическому направлению относится понятие «душа». «Душу» рассматривают как явление, порожденное особой высшей сущностью (Богом).

К материалистическому направлению относится понятие «психика». Она рассматривается как продукт деятельности головного мозга.

Основателем психологии как науки считается Аристотель. Им был написан первый курс психологии, который назывался «О душе». Аристотель открыл новую эпоху в понимании души как предмета психологического знания. Душа — по Аристотелю — это не самостоятельная сущность, а форма, способ организации живого тела. Аристотель создал свою школу на окраине Афин и назвал ее Ликеем. «Правильно думают те, — говорил Аристотель своим ученикам, — кому представляется, что душа не может существовать без тела и не является телом». Психологическое учение Аристотеля строилось на обобщении биологических факторов. Вместе с тем, это обобщение привело к преобразованию главных объяснительных принципов психологии: организации развития и причинности. Именно Аристотель властвовал над пытливыми умами в течение полутора тысячелетий.

Психология, как наука, формировалась на протяжении многих веков и до сих пор она не устоялась. В ней нет догматов и констант. С течением времени менялись взгляды на науку о душе. Попробуем проследить становление психологии на протяжении почти трех веков, начиная с эпохи Возрождения.

ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ПСИХОЛОГИИ КАК НАУКИ

О СОЗНАНИИ

Глава 1. ВЫДЕЛЕНИЕ СОЗНАНИЯ КАК КРИТЕРИЯ ПСИХИКИ

1.1. Психологическое учение Рене Декарта

Р. Декарт (1596-1650)

С XVII в. начинается новая эпоха в развитии психологического знания. Она характеризуется попытками осмыслить душевный мир человека преимущественно с общефилософских, умозрительных позиций, без необходимой экспериментальной базы.

С именем Рене Декарта (1596 — 1650) связан важнейший этап в развитии психологических знаний. Своим учением о сознании, развиваемым в контексте им же поставленной психофизической проблемы, он ввел критерий для выделения психики из существовавшего до него аристотелевского учения о душе. Психика стала пониматься как внутренний мир человека, открытый самонаблюдению, имеющий особое — духовное — бытие, в противопоставлении телу и всему внешнему материальному миру. Их абсолютная разнородность — главный пункт учения Декарта. Последующие системы были направлены на эмпирическое изучение сознания как объекта исследования (в понимании Декарта) сначала в рамках философии, а с середины XIX в.— в психологии как самостоятельной науке. Декарт ввел понятие рефлекса и этим положил начало естественно-научному анализу поведения животных и части человеческих действий. В системе Декарта ее философские и психологические аспекты представлены в неразрывном единстве. «Страсти души» — последнее произведение, законченное Декартом незадолго до смерти, принято считать собственно психологическим.

Рассуждения о душе и о теле не были исходными в философии и в научных исследованиях Декарта, направленных на природу. В них он стремился к построению истинной системы знания. Проблема метода — центральная в философии Декарта. В трактате «Рассуждение о методе» (1637) Декарт замечает: лучше вообще не искать истины, чем искать ее без метода. Метод содержит правила, соблюдение которых не позволяет принимать за истину то, что ложно, и доходить до истинного познания. Декарт сформулировал четыре правила метода в науках естественных. Что касается сознания, то адекватным ему методом он считал интроспекцию, а в отношении страстей — сочетание интроспекции с естественно-научным методом.

Убедившись, что в философии и в других науках нет каких-либо прочных оснований, Декарт избирает в качестве первого шага на пути к истине сомнение во всем, по поводу чего можно обнаружить малейшее подозрение в недостоверности, замечая, что его следует применять не всегда, а только «тогда, когда мы задаемся целью созерцания истины»1 , т.е. в области научного исследования. В жизни мы часто пользуемся лишь правдоподобными — вероятными — знаниями, которых вполне достаточно для решения задач практического характера. Декарт подчеркивает новизну своего подхода: впервые систематическое сомнение используется как методический прием в целях философского и научного исследований.

В первую очередь, Декарт сомневается в достоверности чувственного мира, т. е. «в том, имеются ли среди тех вещей, которые подпадают под наши чувства, или которые мы когда-либо вообразили, вещи, действительно существовавшие на свете»2 . О них мы судим по показаниям органов чувств, которые часто обманывают нас, следовательно, «неосмотрительно было бы полагаться на то, что нас обмануло хотя бы один раз»3 . Поэтому «я допустил, что нет ни одной вещи, которая была бы такова, какой она нам представляется»4 . Так как в сновидениях мы воображаем множество вещей, которые мы чувствуем во сне живо и ясно, но их в действительности нет; так как существуют обманчивые чувства, например, ощущение боли в ампутированных ко­нечностях, «я решился представить себе, что все, что-либо, приходившее мне на ум, не более истинно, чем видения моих снов»5 . Можно сомневаться «и во всем ос­тальном, что прежде полагали за самое достоверное, даже в математических доказательствах и их обосно­ваниях, хотя сами по себе они достаточно ясны,— ведь ошибаются же некоторые люди, рассуждая о таких ве­щах»6 . Но при этом «столь нелепо полагать несущест­вующим то, что мыслит, в то время, пока оно мыслит, что невзирая на самые крайние предположения, мы не можем не верить, что заключение: я мыслю, следова­тельно, я существую истинно и что поэтому есть первое и вернейшее из всех заключений, представляющееся то­му, кто методически располагает свои мысли»7 . Вслед за выводом о существовании познающего субъекта Де­карт приступает к определению сущности «Я». Обыч­ный ответ на поставленный вопрос — я есть человек — отвергается им, ибо приводит к постановке новых во­просов. Также отклоняются прежние, восходя к Аристо­телю, представления о «Я» как состоящем из тела и ду­ши, ибо нет уверенности — нет теоретического доказа­тельства— в обладании ими. Следовательно, они не не­обходимы для «Я». Если отделить все сомнительное, не остается ничего, кроме самого сомнения.

1 Декарт Р. Избранные произведения.— М., 1950. С. 426.

2 Там же. С. 431.

3 Там же. С. 427.

4 Там же.

Но сомнение — акт мышления. Следовательно, от сущности «Я» неот­делимо только мышление. Очевидность этого положения не требует доказательства: она проистекает из непо­средственности нашего переживания. Ибо даже если согласиться, что все наши представления о вещах лож­ны и не содержат доказательства их существования, та с гораздо большей очевидностью из них следует, что я сам существую.

Таким образом, Декарт избирает новый способ ис­следования: отказывается от объективного описания «Я» и обращается к рассмотрению только своих мыслей (со­мнений), т. е. субъективных состояний. При этом в от­личие от задачи, стоящей перед предыдущим изложе­нием, когда целью было оценить их содержание с точки зрения истинности заключенных в них знаний об объек­тах, здесь требуется определить сущность «Я».

«Под словом «мышление» (cogitatio) я разумею все, что происходит в нас таким образом, что мы восприни­маем его непосредственно сами собою; и поэтому не только понимать, желать, воображать, но также чув­ствовать означает здесь то же самое, что мыслить»8 .

Мышление — это чисто духовный, абсолютно бесте­лесный акт, который Декарт приписывает особой нема­териальной мыслящей субстанции. Этот вывод Декарта встретил непонимание уже у современников. Так, Гоббс указывал, что из положения «я мыслю» — можно ско­рее вывести, что вещь мыслящая есть нечто телесное, чем заключать о существовании нематериальной суб­станции. На это Декарт возражал; «…нельзя представить себе, чтобы одна субстанция была субъектом фигуры, другая — субъектом движения и пр., так как все эти ак­ты сходятся между собой в том, что предполагают протяжение. Но есть другие акты — понимать, хотеть, во­ображать, чувствовать и т. д., которые сходятся между собой в том, что не могут быть без мысли или представ­ления, сознания или знания. Субстанцию, в коей они пребывают, назовем мыслящей вещью, или духом, или иным именем, только бы не смешивать ее с телесной субстанцией, так как умственные акты не имеют ника­кого сходства с телесными и мысль всецело отличается от протяжения»9 .

Учение Декарта о душе и теле и об их субстанцио­нальном различии породили философскую психофизичёскую проблему: хотя различие между духовным и те­лесным признавалось и до Декарта, но четкого крите­рия выделено не было. Единственным средством позна­ния души, по Декарту, является внутреннее сознание. Это познание яснее и достовернее, чем познание тела. Декарт намечает непосредственный путь познания со­знания: сознание есть то, как оно выступает в самона­блюдении. Психология Декарта идеалистична.

Дуализм Декарта стал источником кардинальных трудностей, которыми отмечен весь путь развития осно­ванной на нем психологической науки.

1.2. Психология Б. Спинозы

Новое решение проблем, выдвинутых Декартом, дал голландский философ-материалист Б. Спиноза (1632—1677). По оценке Гегеля, он снял дуализм, имеющийся в философии Декарта. Главное сочинение Б. Спинозы — «Этика». Название отражает эти­ческую направленность книги. Основная цель сочине­ния— помочь человеку выработать линию индивидуаль­ного поведения, открыть путь к свободной жизни. Эту задачу Спиноза стремился решить философски обосно­ванным путем. Книга изложена геометрическим спосо­бом, в виде лемм, теорем и др. Все начинается с по­нятия «субстанция». Здесь же начинается расхождение во взглядах Спинозы и Декарта. В отличие от Декарта Спиноза разработал монистическое учение. Есть одна субстанция. Он определяет ее как то, что существует само в себе и представляется само через себя. Она в самой себе содержит необходимость существования. «Су­ществование субстанции и ее сущность — это одно и то­же».

Спиноза различает сущность и существование. Сущность — это характеристика вещи, то, без чего вещь перестает быть тем же самым. Существование — это есть она или нет. Все отдельные конечные вещи характери­зуются расхождением между сущностью и существова­нием. О каждой отдельной вещи можно сказать, что ее бытие случайно; в своем существовании она всецело де­терминирована извне. Субстанция в отличие от конеч­ных вещей содержит в себе существование, т. е. ей свой­ственно существовать. Из того, что сущностью субстан­ции является существование, Спиноза заключает о мно­гих ее свойствах. В отличие от отдельных вещей, она ни­чем не производится, она не сотворена, существует в силу самой себя, а не в силу другого какого-нибудь су­щества, она вечна, бесконечна, одна, в отличие от мно­жественности конкретных вещей. В ней нет целей, она действует только по необходимости, т. е. в соответствии с объективными закономерностями. Каждое из этих по­ложений доказывается в теоремах. Субстанцию Спиноза называл богом или природой; природа отождествляется с богом в том смысле, что является абсолютно самостоя­тельной и ничем не обусловленной, не сотворенной и веч­ной. Природа должна быть объяснена из себя самой. Понятие «субстанция» у Спинозы выступает как выра­жающее бытие вне нас существующей природы. Для бо­га в обычном смысле этого слова в системе Спинозы не остается места. Если Декарт объясняет существование материи актом божественного творчества, Спиноза утверждает, что природа не нуждается в первоначальной причине. Это материализм.

Так Спиноза разрешил дуализм Декарта. В отличие от Декарта человеческое мышление он считал естествен­ным свойством, проявлением мышления как атрибута всей субстанции. Протяженность и мышление не воздей­ствуют друг па друга (как у Декарта), а соответству­ют друг другу и в этом соответствии неотделимы друг от друга и от субстанции.

Оба атрибута действуют совместно в каждом явле­нии согласно вечной необходимости, которая есть при­чинная связь в природе. Поэтому порядок и связь идей таковы же, как порядок и связь вещей.

Психология Спинозы — новый, важный после Декар­та, шаг в становлении проблемы сознания как объекта психологического изучения. Вместе они составляют ра­циональную линию в трактовке сознания.

Глава 2. ОФОРМЛЕНИЕ ЭМПИРИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ О ФИЛОСОФСКИХ УЧЕНИЯХ XVII в.

Развитие производства и науки требовало новой теории, которой стал эмпиризм. Эта теория оформляется в Англии в связи с ее превращением в капиталистическую страну, вместе с развитием промышленности и опытного естествознания. Родоначальником эмпирического направления явился Ф. Бэкон, продолжателем — Т. Гоббс. К. Маркс назвал его систематиком бэконовского материализма Окончательно эмпиризм оформляется у Дж. Локка.

2.1. Эпифеноменализм Т. Гоббса

Томас Гоббс (1588 — 1679) выступил против учения Декарта о двух субстанциях. Субстанция и тело означают одно и то же, поэтому «бестелесная субстанция» суть слова, которые при соединении взаимно уничтожают одно другое, как если бы человек сказал: «бестелесное тело». Под телесным бытием подразумевается существование, без остатка определимое в отношении пространства, времени, числа и движения.

Все так называемые чувственные качества являются лишь разнообразными движениями материи внутри вызывающего их объекта. То же и человек: свойственные ему явления сознания нельзя отнести за счет души, они лишь проявления движения тела. Человек — это тело в ряду бесчисленного множества природных тел. Его движения — это реальность. Сознание — параллельно возникающие проявления этих движений. Ощущения — это проявление движений в наших органах чувств, которые возникают под влиянием внешних предметов. «Причиной ощущения является внешнее тело (объект), который давит на соответствующий каждому ощущению орган непосредственно при рассмотрении совершенных человеком действий. Личностью является тот, чьи слова или действия рассматриваются как его собственные.

2.2.Основание эмпирической психологии в творчестве Дж. Локка

Дж. Локк (1632-1704)

Настоящим «отцом» эмпирической психологии является Джон Локк (1632— 1704), выдающийся английский философ, педагог, врач по образованию, крупный политический деятель, идеолог революции 1688 г. В 1690 г. вышло основное философское сочинение Дж. Локка «Опыт о человеческом разуме» (4-е изд., 1700 г.). Еще при жизни Локка книга была переведена на французский язык и оказала сильное влияние на развитие французской философии и психологии. В 1693 г. опубликован его педагогический труд «Мысли о воспитании».

Целью Локка было исследование происхождения достоверности и объема человеческого познания. Все начинается с критики теории врожденных идей. Она направлена в основном против средневекового схоластического учения, которое признавало врожденность наиболее общих принципов и понятий, но также и против Декарта. «Я не утверждаю,— писал Декарт,— что дух младенца в утробе матери размышляет о метафизических вопросах, но у него есть идеи о боге, о себе самом и о всех тех истинах, которые известны сами по себе, как они есть у взрослых людей, когда они вовсе не думают об этих истинах».

Всем доводам в защиту врожденности знания Локк противопоставляет положение о возможности доказать его происхождение. Душу человека Локк рассматривает как некоторую пассивную, но способную к восприятию среду, сравнивает ее с чистой доской, на которой ничего не написано, или с пустой комнатой, в которой ничего нет. Эти сравнения касаются только знаний.

Глава 3. СТАНОВЛЕНИЕ АССОЦИАТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ

В XVIII в. английская психология развивалась от эмпиризма Локка к ассоцианизму в трудах Беркли, Юма и Гартли.

Джордж Беркли (1684—1753) был непосредственным последователем Локка и шел от сенсуализма к субъективному идеализму. Для психологии интересен теорией зрительного восприятия пространства

(«Опыт новой теории зрения», 1709). Считалось, пишет Беркли, что зрение дает идеи света, цветов, и также пространства, фигуры, движения.

В частности, так писал Дж. Локк. Однако, указывает Беркли, нам лишь ка­жется, будто мы непосредственно видим протяженные тела в пространстве, в трех его измерениях. На самом деле расстояние, т. е. удаленность предметов от нас и сам факт, что они находятся вне нас, величина предме­тов, положение предметов в пространстве друг относи­тельно друга глазом не воспринимаются. Пространст­венные характеристики вещей даются нам посредством мышечных ощущений, возникающих от поворота глаз, от напряжения его мышц. В опыте зрение всегда сопро­вождается двигательными, мускульными ощущениями, которые Беркли называет осязанием, включая сюда и собственно осязание, и двигательные ощущения от са­мого воспринимающего органа. Зрение и осязание всту­пают в связь (это же характерно и для слуха). Ассо­циация между ними становится привычной в силу час­того повторения. Поэтому впоследствии собственно осязаемые качества — расстояние, величина, фигура на­чинают восприниматься и зрительно. Таким образом то, что мы называем зрительными ощущениями, есть комби­нация собственно зрительных и осязательных ощущений. Видимое восприятие пространства трактуется как знаки ранее приобретенных через осязание идей. Беркли сравнивает зрительные образы с языком: зрение стало для осязания языком, стало выражать содержание ося­зательного опыта. В сравнении зрительных идей с язы­ком подчеркивается условность зрительных ощущений, их знаковая природа. Однако, поскольку эта связь об­разуется в опыте, она обеспечивает правильное поведе­ние. В этом заключается ее биологическая полезность. Сформулированная Беркли теория была развита в эм­пирической психологии в XIX в., особенно А. Бэном, ко­торый подчеркивал роль мышечных ощущений в обра­зовании зрительных представлений пространства.

Д. Гартли (1705-1757)

Английский врач и священник Давид Гартли (1705— 1757) также воспринял идеи Локка об опытном происхождении душевной жизни, развил его представление об ассоциациях и дал первую законченную систему ассоциативной психологии. При ее построении он опирался также на И. Ньютона, некоторые физические представления которого были использованы им для обоснования гипотезы о физиологических механизмах душевных процессов.

В главном труде — «О человеке, его строении, его обязанностях и его упованиях» (1749) — Гартли развивает учение о психике как естественном начале. Все духовные способности (восприятие и др.) объясняются через обращение к органической структуре мозга. Существуют три основных простейших элемента душевной жизни: сенсации (ощущения), идеации (идеи ощущений, т. е. повторение ощущений без предметов), аффекции (простейший аффективный тон — удовольствие, неудовольствие). Из этих трех основных элементов строится душевная жизнь с помощью механизма ассоциации. В основе элементов и психологического механизма ассоциаций лежат вибрации, т. е. материальные физиологические процессы, возникающие в веществе нервов и мозга под влиянием внешних воздействий. Вибрации различны и отличаются по степени, роду, месту и направлению. Различиям в вибрациях соответствуют все разнообразие наших первоначальных простых идей и ощущений, представлений и чувствований. Из них с по­мощью механизма ассоциации образуются все психиче­ские явления. «Если две различные вибрации происхо­дят в мозгу в одно и то же время, то вследствие того, что возбуждение из участков распространяется во все стороны, они оказывают воздействие друг на друга, между двумя центрами прокладывается более прочная связь. Тогда в последующем, если по какой-нибудь при­чине будет вызвана одна из вибраций, вызывается дру­гая вибрация. Это соответствует процессу вызывания од­ной идеи при помощи другой».

Таким образом, ассо­циации являются пассивным отражением нервных свя­зей в мозгу. Сочетаются собственно не ощущения или идеи, а состояния мозга, которые сопровождаются ими — вибрации. «Вибрации должны заключать в себе ассоциа­цию как свое следствие, а ассоциация должна указывать на вибрации как на свою причину»4 . Поскольку нервные связи могут быть или одновременными, или последова­тельными, постольку, по Гартли, и ассоциации бывают только одновременными и последовательными: они есть чисто механические образования. На основе ассоциаций образуются все сложные представления, явления памя­ти, понятия, суждения, произвольные движения, аффек­ты (страсти), воображение. При восприятии мы получа­ем ряд ощущений, которые соединены в силу того, что они объединены в самом предмете. Память — это воспро­изведение ощущений по ассоциации в том порядке и от­ношении, в каких они были получены. «Мы не обладаем способностью по желанию вызывать какую-либо идею, но можем вспомнить о ней, поскольку есть связь при по­мощи прежних ассоциаций с теми идеями, которые сей­час находятся в духе. Вид человека наводит на идею его имени»5 . Если воспроизведение идей происходит без со­блюдения порядка прежних реальных впечатлений, тог­да мы имеем дело с воображением. Весь порядок вос­произведения идей происходит объективно без участия субъекта.

Частные вопросы, связанные с памятью (ухуд­шение памяти у стариков, забывание душевнобольными после выздоровления событий, происходивших в период заболевания, трудность что-либо вспомнить в состоянии усталости и т. п.), Гартли объяснял грубо материали­стически из состояний мозга. Главы о мышлении у Гар­тли нет: рассматривается понимание слов и предложе­ний. Слово сводится к набору звуков, значение — это ка­кая-то постоянная часть чувственных образов. Например, значение слова «белизна» образуется в результате вы­деления постоянного чувственного комплекса многих ве­щей (молоко, бумага, белье и т. п.). Понимание слова — это образование ассоциации между словом и значением, устанавливается в детстве, а также в процессе обучения наукам. Суждение складывается из понятий.

В системе Гартли нет мышления как процесса. Рас­сматриваются истины в науках, которые пассивно отра­жаются сознанием на основе механизма ассоциации. Но­вые мысли — это только новые комбинации старых про­стых идей или разложение сложных. «Когда мы дости­гаем сознания общих истин, это значит, что эта истина по ассоциации переносится на все частные идеи, которые охватываются этой идеей. Опыт показывает нам, что, когда мы строим такие заключения, мы не обманываем­ся»6 .

Современники сравнивали Гартли с Ньютоном: как Ньютон установил законы объяснения материального мира, так Гартли установил законы для ума. Духовный мир Гартли представлял механистически, по аналогии с физическим. В системе Гартли психика выступает процессом, параллельным процессам мозга, что не позволяет раскрыть ее собственные свойства. В ней нет субъекта, нет личности.

Ассоциативная психология — психологические направления, в которых единицей анализапсихики признана ассоциация. Ассоцианизм в своем развитии прошел ряд этапов.

1. Выделение ассоциации как объяснительного принципа для отдельных психических явлений, прежде всего процессов припоминания.

2. 2-й Этап классического ассоцианизма, когда были созданы целостные концепции психики, которая понималась как система механических связей (ассоциаций) между психическими элементами, в качестве которых рассматривались ощущения и представления.

3. 3-й Этап экспериментального и практического ассоцианизма, который характеризуется попыткой ввести в основную концепцию фактор активности субъекта.

Теория Гартли имела большое общественное значение. Он показал, что для того, чтобы сделать человека тем, что он есть, не требуется ничего, кроме ощущающего начала и влияния тех обстоятельств, в которых действительно находится человек. Демократизм Гартли не был его политической позицией, он являлся результатом его научных взглядов.

Важная роль в истории ассоцианизма принадлежит философу, историку и естествоиспытателю Джозефу Пристли (1733- 1804).

Пристли популяризировал теорию Гартли, а также боролся с его противниками и вульгаризаторами, главным образом с шотландской идеалистической школой здравого смысла.

Глава 4. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ИДЕИ В НЕМЕЦКОЙ КЛАССИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ КОНЦА XVIII — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX в.

Эмпирическая философия и психология, возникшие в Англии, проникли в Германию не сразу. Только во второй половине XVIII в. появились переводы локковских «Опытов», трудов Юма, в 1770-х гг.— Гартли и затем французов — Бонне, Гельвеция, Кондильяка. До этого здесь господствовали Декарт, Лейбниц и его последователь Христиан Вольф (1679-1754). Вольф «систематизировал и популяризировал Лейбница и установил в Германии психологию, под влиянием которой развивался Кант и которую он, т. е. Кант, потом отверг»1 . Система X. Вольфа была компромиссом между эмпирическими и рационалистическими идеями в психологии. Этот компромисс выразился уже в разделении X. Вольфом психологии на две науки: эмпирическую («Эмпирическая психология», 1732) и рациональную («Рациональная психология», 1734). В эмпирической психологии Вольфа проявилась тенденция XVIII столетия к изучению фактов о жизни души вместо утомительных схоластических споров о существе души. Однако эмпирия Вольфа была очень скудна. Вольф смутно указал на возможность измерения в психологии. Величину удовольствия можно измерять осознаваемым нами совершенством, а величину внимания — продолжительностью аргументации, которую мы в состоянии проследить.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Так развивалась психология на протяжении более чем двух веков, рука об руку с другими научными знаниями. И сейчас, нельзя сказать, что психология окончательно сформировалась: с течением времени психологические знания ревизуются и нельзя объективно сказать, что в этой науке есть константы.

Невозможно в ограниченном объеме реферата хоть сколько-нибудь подробно описать развитие психологии на протяжении почти трех веков, единственный вывод, который можно сделать выглядел бы как утверждение приблизительно такого вида: «В психологии все точки над i не расставлены и вряд ли когда-либо будут»…

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Сорокин Б. Ф. Философия и психология творчества. М.,1999;

2. Спенсер Г., Циген Т. Ассоциативная психология. М., 1998;

3. Вунд В. Введение в психологию. М.,2000;

4. Большая советская энциклопедия. М.,1990;

5. Радугин А.А. Психология и педагогика: Учебное пособие для Вузов. М: Библионика, 2006;

6. Декарт Р. Страсти души. Соч.: В 2 т. Т.1. М., 1989.

7. Декарт Р. Письмо к Кольвию. Там же. С.608 — 609.

8. Кант И. Антропология с прагматической точки зрения. СПб., 1999.

9. Лейбниц Г.Т. Новые опыты о человеческом разумении. Соч.: В 4 т. Т.2. М., 1983.

10.Локк Дж. Опыт о человеческом разумении. Соч.: В 3 т. Т.1. М., 1985. Книга вторая. Книга третья.

11. Психологическая мысль в России: век Просвещения / Под ред. В.А.Кольцовой. СПб.,2001.

12. Спиноза Б. Этика. М., 1932.

botanim.ru

6.3. Второй этап. Психология, как наука о сознании

 

 Опорные слова к вопросу №6 — здесь

В этот этап (XVII в. — 1879 год) бурно развивались естествен­ные науки.

В психологии понятие «душа» было вытеснено поня­тием «сознание». Психология стала наукой о сознании. Со­знание включало мысли человека, его чувства, потребности, желания — все то, что человек находит, думая о себе, обращая взгляд внутрь себя.

Отсюда возник очень важный вопрос, — как, под влиянием чего формируется сознание человека. Предполагалось, что все, существующее во внешнем мире, воздействует на органы чувств, благодаря чему возникают ощущения, которые затем могут сочетаться между собой с помощью цепочки ассоциаций.

Ассоциация — в психологии — связь, возникающая при определенных условиях между двумя или более психическими образованиями (ощущениями, двигательными актами, восприятиями, идеями и т. п.). Различают ассоциации по смежности (в пространстве или времени), сходству и контрасту. Термин введен Джоном Локком (1698).

Отсюда психология XVII — начала XIX вв. получила название ассоцианизма (ассоциативной психологии). Ассоциации хранятся в памяти. Именно поэтому основное внимание в это время уделялось памяти.

Итак, ассоциативная психология была господствующим психологическим учением в XVII, XVIII веках, а также в начале XIX в.

Соответственно понималось и развитие человека. Извест­ный английский философ Джон Локк (1632-1704), считав­ший, что «в сознании нет ничего, чего не было бы в ощу­щениях», рассматривал сознание ребенка при рождении как tabula rasa чистую доску, на которой жизнь оставля­ет свои письмена. Эта идея Дж. Локка получила значитель­ное отражение в разнообразных психологических и педа­гогических теориях, основывающихся на представлении о ведущей роли внешних воздействий, воздействий среды для развития и воспитания человека. Поэтому Дж. Локк придавал большое значение воспитанию, в том числе формированию положительного отношения к хорошим поступкам и отрицательного — к плохим.

 

vestishki.ru

ПСИХОЛОГИЯ. НАУКА О ДУШЕ. Психологический словарь

Объект психологии. Как уже отмечалось, психология — наука о душе. Но вопрос о душе до сих пор неразрешим с традиционных научных позиций. До сегодняшнего дня душу никак не удается обнаружить научно и доказать или опровергнуть ее существование. А уж тем более экспериментировать с ней.

В этом одна из особенностей психологии. С другой стороны, если говорить о психике, то картина существенно не изменится: психика так же остается неуловимой для традиционных научных методов. Хотя для каждого вполне очевидно существование некоей субъективной реальности — мыслей, желаний, чувств. Именно эта реальность стала основным объектом психологии как науки. И несмотря на то, что такая реальность у каждого своя, но формирование и развитие ее подчиняется определенным закономерностям, принципам, которые обнаруживает и исследует психология.

Исходя из понимания объекта, предметом психологии являются основные закономерности порождения и функционирования психической реальности. В данном случае мы говорим о фактах психической жизни, механизмах и закономерностях психики и формировании особенностей личности как сознательного субъекта деятельности и активного участника социального развития общества.

Предмет психологии менялся с течением времени. С начала развития психологии это было сознание. Однако, в первой половине 20 века, в связи с развенчанием метода интроспекции, произошла смена предмета в психологии. Им стало поведение человека. Таким образом, поведение — совершенно новые факты, введенные в науку и противопоставленные сознанию. Но не только поведение можно противопоставить сознанию, как предмету психологии, но и бессознательные, неосознаваемые психические процессы. Эти процессы в психологии стали изучаться особенно интенсивно в 20 столетии и очень скоро дали первые результаты, которые во многом перевернули научное сознание.

Психология, как наука, строится и развивается на основе очень конкретных и понятных принципов. Принцип детерминизма — раскрытие обусловленности явлений действием производящих их факторов. Принцип системности — трактовки явлений как внутренне связанных компонентов целостно психической организации. Принцип развития — признание, преобразование, изменение психических процессов, их перехода от одного уровня к другому, возникновение новых форм психических процессов.

В ходе развития психологии и разработки ее проблем сформировался категориальный аппарат науки, где выделяются категории образа, мотива, действия, личности и другие. Этот категориальный аппарат, отображая психическую реальность, служит основанием всего многообразия ответвлений психологии, которые нередко приобретают и самостоятельный статус (зоопсихология, нейропсихология, психодиагностика, социальная психология, психология управления, психотерапия и др.).

ЗАПИСАТЬСЯ НА ПРИЕМ, СУПЕРВИЗИЮ, ПОЛУЧИТЬ ПСИХОЛОГИЧЕСКУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ ИЛИ ЗАДАТЬ НАБОЛЕВШИЕ ВОПРОСЫ МОЖНО, ПОЗВОНИВ ПО ТЕЛЕФОНУ:

+7-909-629-63-38

newforlife.ru

Психология как наука, ее объект, предмет, задачи

1.1. Психология как наука, ее объект, предмет, задачи

 

Термин «психология» переводится    как наука о душе (от греч. psyche – душа, logos – наука, учение). Никто не знает точно, кто является автором этого  термина «психология». Когда он появился в XVII веке, перед психологической наукой, развивающейся в то время в рамках других научных дисциплин, стояла задача определения ее нового предмета. Хотя любое учебное пособие начинается с определения данной науки, ее объекта и предмета, сделать это в отношении психологии крайне трудно.

Объектом науки являются носители тех явлений или процессов, которые исследует данная отрасль знания. Предмет – категория, обозначающая некоторую целостность, выделенную из мира объектов в процессе человеческой деятельности и познания. Определение предмета любой науки имеет не только методологическое, но и  прикладное (практическое) значение. От того, как формулируется предмет науки, зависит и то, каким образом он исследуется, как интерпретируются результаты исследований и как они используются на практике. Любая наука на деле существует лишь тогда, когда определяет свой специфический предмет, отличая его от более широкого понятия объекта. Объект многоаспектен, например, человек выступает объектом многих наук: антропологии, философии, медицины, психологии и др. Фактически человек как объект изучения неисчерпаем. Предмет – это аспект объекта, на который непосредственно направлено научное исследование. Если объектом психологического исследования является самооценка школьника, то предметом могут стать факторы ее формирования. Понятие объекта и предмета соотносительны и характеризуются во взаимной связи. Особенность психологической науки заключается в том, что в ней как бы сливаются объект и предмет изучения: человек с помощью психики познает окружающий его мир, а затем на этой основе исследует свою собственную психику, влияние на нее внешнего мира.

Предмет психологии как науки изменялся на протяжении ее исторического развития.

Смена представлений о предмете психологии служит основанием для традиционного выделения 4 этапов развития психологической науки.

1-й этап – психология как наука о душе. Люди начали задумываться над существованием некоего духовного начала, направляющего их поведение, в очень далекие доисторические времена. Первые теории, пытавшиеся объяснить поведение, привлекали для этого факторы, внешние по отношению к индивиду: будь то «тень», обитающая в теле и покидающая его после смерти человека, или боги, которых считали ответственными за все действия людей. Учение о душе складывалось в рамках философии  и медицины. Границы данного этапа развития психологии определяются с V века до н.э. до начала ХVII века н.э. Этап развития психологии как науки о душе связан с учениями  таких древнегреческих ученых, как Демокрит (460-370/360 г.г. до н.э.), Гераклит (540-474 г.г. до н.э.), Анаксагор (500-428 г.г. до н.э.), Платон (427-347 г.г. до н.э.), Сократ (47-399 г.г. до н.э.), Аристотель (470-399 г.г. до н.э.).

Каждый из названных философов внес достойный вклад в развитие научных знаний, в том числе психологических, например, идея закономерного развития принадлежит Гераклиту, идея причинности или детерминизма – Демокриту. Взгляд на душу как на самостоятельную субстанцию, незримую, божественную, вечную, существующую наряду с телом и независимо от нее – Платону.

Согласно Аристотелю, душа есть причина и начало живого тела. Аристотель – ближайший ученик Платона. Мир и его развитие понимались Аристотелем как результат взаимопроникновения двух начал – пассивного (матери) и активного (формы). Материя не может существовать, не оформляясь, а форма не может существовать без материальной основы. Аристотель доказывал, что объективным содержанием и источником психического является внешний мир. Чувственные образы – первые свидетели внешнего мира. Мышление невозможно без чувственного опыта. Однако в вопросе о природе мышления Аристотель не смог преодолеть идеализм. Он выдвигает идею о существовании «родового разума», который в отличие от индивидуального мышления, не исчезает со смертью человека, «родовой разум» вечен и не ограничен пределами человеческой  жизни.

Итак, учение о душе развивалось в постоянной борьбе материалистического и идеалистического способов объяснений. Однако, с одной стороны, глобальность, всеохватность, мифологичность категории души, а с другой – ее неопределенность и недоказуемость  мешали выделению и становлению психологии как отрасли научного знания. Постепенно понятие о душе стало применяться не ко всем проявлениям жизни, включая растительные, чисто биологические процессы, а только к тому уровню, который сейчас называют психическим. Внутри самой категории психического зарождается понятие о сознании. Человек способен не только воспринимать окружающую действительность, размышлять, но и замечать, что данные мысли принадлежат только ему, он может не только действовать, но и знать, что эти действия исходят только от него.

Расчленения в некогда едином понятии о душе совершались под влиянием прогресса в опытном исследовании строения и функций организма, а также под влиянием социальных потребностей. Выяснилось, что не тело в целом, а определенные органы тела (нервы, мозг) нераздельно связаны с психикой. Душа как организующее начало любого проявления жизни и душа как организующее начало ощущений и движений, неотделимых от нервов, оказывались двумя разными душами.

Во II веке до н.э.  римский врач Гален (ок.130-ок.200 г. до н.э.), обобщив достижения физиологии и медицины, обогатил представления о физиологической основе психики и приблизился к понятию сознания. Он отграничил движения, в которых участвует внимание, память, мышление, от движений, которые человек производит, например, в состоянии сна. И те, и другие, по его мнению, регулируются душой, но в первом случае участвуют дополнительные элементы.

2-й этап – психология как наука о сознании.

Нарождающееся понятие о сознании было использовано идеалистической философией. Августин (IVV век н.э.) придал сознанию идеалистическую окраску. Это знание души о себе самой есть внутренний опыт, принципиально отличный от того опыта, который дают человеку внешние органы чувств. Познание души для теолога Августина означало познание Бога – занятие не для каждого человека, а лишь для просветлённого, приближённого к Богу.

Представления о душе и ее функциях в античные времена сменились в эпоху Средневековья почти полным господством христианской философии и идеологии, и все сохранившиеся психологические идеи приобрели  религиозную окраску. Вера становится выше знания, о каком-либо познании природы и души, основанном на опыте, теперь не может быть и речи.

Постепенно историческое развитие приводит к стремлению получать новые знания из опыта. Английский философ 13 века  Роджер Бэкон (ок. 1214-1294) считал, что без опыта ничего нельзя понять в достаточной мере. Правда, речь еще не шла об опытном познании души. Основы эмпирического познания души заложил Фрэнсис Бэкон (1561-1626).

Именно Ф. Бэкон своими работами завершает этап психологии как науки о душе и начинает новый, когда психология представляется как наука о сознании. Он призывает отказаться от пустых изучений сущности души и перейти к рассмотрению таких явлений, которые в наше время называются психическими.

В XVII веке благодаря теориям Рено Декарта зарождается психология, в основе которой лежит представление о сознании. «Мыслю, следовательно, существую (cogito ergo sum)», – считал Рено Декарт. А мыслить, по его мнению, означает не только понимать, но и желать, воображать, чувствовать. В этих утверждениях Декарта содержится основной постулат, из которого стала исходить психология конца 19 века – постулат, утверждающий, что собственное сознание – это первое, что человек обнаруживает в себе.

Новым содержанием наполнилось у Р. Декарта понятие души или психическое. За психическое принималось только  то, что непосредственно осознает сам субъект. Декарт отделил психические функции от непсихических (физиологических) на основании того, что психические функции осознаются, а физиологические (телесные) – нет.

Эта концепция придала особую остроту психофизической проблеме, т.е. проблеме соотношения психических и физиологических (нервных) процессов. Для объяснения телесных функций Декарт ввел понятие «рефлекс». Суть рефлекса по Декарту в том, что внешние воздействия благодаря «животным духам» переносятся по нервам и создают напряжение определенных мышц, которое и представляет собой действие организма. Тело Декарт считает машиной, работа которой подчиняется материальным законам и не нуждается в привлечении души.

Декарт попытался таким образом объяснить возникновение ощущений, ассоциаций, страстей, однако, распространить свою рефлекторную схему на всю психическую деятельность он не сумел. Сознание в то время определялось, как  способность человека думать,  чувствовать, к чему-то стремиться, что-то желать. Основная же задача психологии – подвергать анализу состояния и содержания сознания.

Идеи Р. Декарта получили дальнейшее развитие, в т.ч. в трудах английского философа Джона Локка, которые способствовали становлению метода интроспекции (букв. «смотрю внутрь»), долгое время считавшегося единственным методом психологии. Основная его посылка – знания сами по себе не могут возникнуть, врожденных идей нет, все идеи и понятия проистекают из опыта.

Под опытом Дж. Локк понимает все то, чем наполняется душа человека в течение его индивидуальной жизни. Содержание опыта и его структура складываются из элементарных составляющих, обозначенных философом общим термином «идеи». Идеями Локк называл ощущения и  образы, восприятия и состояния памяти, общие понятия и аффективно-волевые состояния.

По Локку, человек появляется на свет с душою, подобной чистому листу бумаги, на которой только при жизни внешний мир наносит своими воздействиями узоры. Приобретенные во внешнем опыте чувственные идеи выступают в качестве исходного материала для особой внутренней деятельности души. Это особая деятельность души, названная Локком рефлексией, представляет собой  способность души обращать свой взор на собственное состояние.

В XIX веке психология бурно развивается, распространяется в развитых странах, поскольку демонстрирует свою практическую состоятельность в понимании и разрешении социально значимых проблем. Однако понятие «сознание» остается в значительной мере описательным, нечетким, допускающим возможность неоднозначной, субъективной трактовки.

3-й этап – психология как наука о поведении. В начале ХХ века бихевиористы заявили, что если психология хочет стать настоящей наукой, то  она должна изучать исключительно поведенческие акты, доступные для объективного наблюдения. «Behaviour» по-английски – «поведение», оно и стало предметом психологии. С точки зрения основателя бихевиоризма американского ученого Джона Бродеса Уотсона (1878-1958), выраженной им в так называемом манифесте бихевиоризма, сознание как внутренний мир субъективных явлений объективно изучать невозможно. Д. Уотсон отрицает понятие сознания и утверждает, что сущность человека детерминирована внешней средой.

Отвергнув сознание как реальный регулятор человеческой  деятельности, бихевиористы свели все психические явления к реакциям организма, преимущественно двигательным: мышление отождествляется с речедвигательными актами, эмоции – с изменением внутри организма и т.д.

За единицу поведения принимается связь стимула и реакции (S – R). Законы поведения фиксируют отношения между тем, что происходит на «входе» (стимул) и «выходе» (двигательный ответ) системы организма. Процессы внутри этой системы, как психические, так и физиологические, по мнение бихевиористов, не поддаются научному анализу.

Однако теория Д. Уотсона, полностью отрицавшая  личностные характеристики, оказалась слишком радикальной для того периода и подверглась критике.  Схема S – R не могла охватить бесчисленные вариации человеческого подведения. В  реальных условиях разные люди на одинаковые стимулы реагируют по-разному. Объяснить причины этого схема S – R не могла.

Оформление бихевиоризма как научного направления связано  также с работами Э. Толмена, Э. Торндайка, благодаря которым психология была поставлена на естественно-научный путь развития. Укрепить позиции бихевиоризма удалось Эдварду Чейсу Толмену (1886-1959), американскому психологу. Он усилил формулу еще одной составляющей (промежуточной переменной) и придал ей следующий вид: S – I – R, где I – индивид как носитель когнитивной карты. Когнитивная карта – это образ знакомого пространственного окружения, она создается и видоизменяется в результате активного взаимодействия субъекта со средой.

Э. Толмен в отличие от Д. Уотсона уже не игнорировал индивидуальные личностные проявления, но и свел их к созданию в мозге человека «карты» окружающей среды. Когнитивные карты формируются в мозге генетически, но в большей мере на основании приобретенного опыта и представляют собой целостный образ конкретных внешних ситуаций. Толмен понимает поведение не как сумму реакций, а как целостный феномен.

Американский психолог Эдуард Брэдфорд Титченер (1867-1927) положили начало структуралистскому подходу к сознанию-направлению, считавшему предметом психологии элементы сознания и  — структурные отношения между ними. В структуре сознания различались три категории элементов: ощущение – простейший процесс, обладающий качеством, интенсивностью, отчетливостью, длительностью, образ и чувство (в его элементарной форме). Предметный характер восприятия отрицался и относился за счет «ошибки стимула». Под «ошибкой стимула» понимался  ответ об интроспективных переживаниях, выраженный в терминах внешних ощущений, когда испытуемый подменял свои переживания, ощущения знанием о вызвавших их внешних раздражителях. Э. Титченер ввел метод аналитической интроспекции. Он изучал структуру сознания, отвлекаясь от функциональной роли интроспекции в поведении. Он считал, что хотя интроспекции доступно лишь собственное сознание, полученные результаты могут быть перенесены  на других людей, животных, психически больных, исследователю необходимо лишь поставить себя на их место.

Бихевиоризм расширил класс исследуемых объектов: стало интенсивно изучаться поведение животных, младенцев, решались проблемы научения, образования навыков и др. Однако активность организма и роль психической организации в преобразовании среды, социальная природа человека бихевиористами игнорируется. Отвергается и роль сознания как регулятора поведения и деятельности человека на том основании, что оно  якобы недоступно для объективного изучения.

4-й этап – психология как наука, изучающая объективные закономерности, проявления и механизмы психики. В качестве основного предмета психологии выступает психика – свойство живой высокоорганизованной материи, заключающееся в способности отражать своими состояниями окружающий объективный мир в его связях и отношениях. Следует отметить, что приведенное определение предмета психологии является неустоявшимся, хотя дается в учебниках и учебных пособиях.

Функции психики отражение окружающего мира и регуляция поведения и деятельности живого существа в целях обеспечения его выживания, осознание человеком своего места в окружающем мире.

Специфика психического отражения состоит в том, что психические явления – это субъективные отражения объективной действительности. Субъективное отражение неизбежно связано с преобразованием информации, поступающей извне, в соответствии с той позицией, которую занимает данный человек: в каждый акт отражения включается накопленный им опыт, как бы спрессованный специфический путь его индивидуального развития.

Изучая психику, современная научная психология в круг своего рассмотрения включает как собственно психические явления, так и психологические факты. К психическим явлениям относят субъективные переживания или элементы внутреннего опыта субъекта: психические процессы, состояния и свойства. Под психологическими фактами понимаются различные проявления психики – акты поведения, телесные и неосознаваемые психические процессы, психосоматические явления, продукты деятельности людей и др. Психические явления принято разделять на три большие группы: психические процессы, психические состояния и психические свойства. Они взаимосвязаны между собою, переходят один в другой, оказывают друг на друга взаимное влияние.

Психический процесс характеризуется как функциональная система в действии. Выделяют:

·              процессы психической регуляции (мотивационные процессы, которые инициируют, определяют интенсивность и временную организацию и направленность поведения. Центральным моментом мотивационного процесса является принятие решения и выбор варианта действия, который позволяет достичь наилучшего результата. Произвольную регуляцию поведения и деятельности человека обеспечивают процессы контроля. Они обычно следуют за мотивационной активацией и принятием решения. Благодаря им возможно выполнение действия и достижение необходимого результата;

·        когнитивные процессы, которые обеспечивают отражение мира и преобразование информации. К ним относятся ощущения, восприятие, память, мышление, речь, воображение, внимание;

·        эмоциональные процессы, которые осуществляют избирательное отношение человека к внешним и внутренним воздействиям. Психологическая функция эмоций – оценка явлений окружающей действительности и результатов поведения и деятельности, которая проявляется в форме эмоционального переживания.

Психические состояния – определившийся в данное время относительно устойчивый уровень психической деятельности, который проявляется в повышенной или пониженной активности личности. К психическим состояниям относят проявления эмоций (радость, тревога, гнев и т.д.), проявление внимания (сосредоточенность, рассеянность), воли (решительность, растерянность), мышления (сомнение) и т.д.

Психические свойства – это устойчивые образования, обеспечивающие определенный качественно-количественный уровень деятельности и поведения, типичный для данного человека. Психические свойства – это сложные структурные образования личности, к которым относят направленность личности (систему интересов, убеждений, потребностей, ценностей), темперамент, характер, способности. Психические свойства характеризуют человека в системе его субъективных отношений к себе, к людям и к миру в целом, проявляясь в каждом из его поступков, деяний,  поведении, стилях деятельности, способах общения и взаимодействия.

Психология как наука развивается в условиях крайнего плюрализма, при наличии разных точек зрения по поводу многих фундаментальных вопросов, в т.ч. и проблемы предмета психологии. Тем не менее, для обозначения явлений, изучением которых вы будете заниматься, необходимо дать общее определение. Психология – многоотраслевая область научного знания, предметом изучения которой являются закономерности психики как особой формы жизнедеятельности человека и поведения животных.

Психология, как любая наука, решает теоретические и практические задачи. Основными ее задачами являются: качественное изучение принципов и закономерностей функционирования психики, анализ закономерностей формирования и развития психики; изучение ее физиологических механизмов, а также планомерное внедрение психологических знаний в практику.

Психологи, как и представители других наук, делятся на две категории. Одних психологов интересуют теоретические аспекты. Они наблюдают психические явления и психологические факты в естественной обстановке или в лаборатории, интерпретируют, систематизируют полученные результаты. Вторая категория психологов занята практической работой: диагностикой, коррекцией, профилактикой психических нарушений.

Практический психолог решает множество повседневных задач и вопросов. Но главной целью его деятельности является психическое и психологическое здоровье населения.

 

mei06.narod.ru

1.3.

Триумф механики, ее понятие и объяснительные принципы создали сначала геометро-м (Г. Галилей), а затем — динамическую (И. Ньютон) картину природы. В нее вкладывалось и такое физическое тело, как организм с его психическими свойствами. Первый очерк психологической теории, ориентированной на геометрию и новую механику, принадлежит французскому математику, природодосліднику и философу Рене Декарту (1596-1650). Он изобрел теоретическую модель организма как автомата — системы, работающей механически. Живое тело, которое в предыдущей истории знаний рассматривали как одушевлене, то есть одаренное и управляемое душой, теперь освободили от ее влияния и вмешательства. Различие между неорганическими и органическими телами объясняли в соответствии с критерием принадлежности последних к объектам, которые действуют как простые технические устройства.

В рамках этой теории первым крупным достижением стало открытие Гарвеєм кровообращения. Сердце представляли как помпу, которая перекачивает жидкость (для чего не является необходимым участие души). Вторым — открытие Декартом рефлекса, что стало фундаментальным для физиологии и психологии.

Поскольку достоверное знание о строении нервной системы в те времена было минимальным, то Декарт эту систему видел в форме «трубок», которым проносятся легкие повітряноподібні частицы. Он называл их «животными духами». Согласно Декартовою схеме рефлекса, внешний импульс приводит эти «духи» в движение, занося их в мозг, откуда их автоматически направлены в мышц. Горячий предмет, обжигая руку, заставляет відсмикувати ее. Происходит реакция, подобная отражение светового луча от поверхности. Срок «рефлекс», который появился после Декарта, означал отражение, реакцию мышц — неотъемлемый компонент поведения.

Поэтому Декартова схема, несмотря на ее умозрительный характер, относится к категории крупных открытий. Она открыла рефлекторную природу поведения, объяснив ее без привлечения души как движущей телом силы.

Декарт надеялся, что со временем не только простые движения (такие, как защитная реакция руки на огонь или зрачки на свет), но и самые сложные удастся объяснить с помощью физиологической механики, которую он открыл. Признав, что «машина» тела и сознание, занятая собственными мыслями (идеями) и хотіннями, — это два независимых друг от друга естества (субстанции), Декарт вынужден был объяснить, как же они сосуществуют в целостной человеку. Решение, которое он предложил, назвали психофізичною взаимодействием.

Тело влияет на душу, предопределяя в ней «пассивные состояния» (страсти) в виде чувственных восприятий, эмоций и т.д. Душа, обладая мышлением и волей, влияет на тело, заставляя эту «машину» работать и менять свой ход. Декарт искал в организме орган, где бы эти две несовместимые субстанции все-таки могли общаться. Он предложил считать таким органом одну из желез внутренней секреции — «шишкоподібну» (эпифиз). Это эмпирическое «открытие» никто всерьез не принял.

Перестройку поведения Декарт предусмотрел в своей схеме устройства телесного механизма, который, в отличие от обычных автоматов, является системой, которая учится. Она действует по своим законам и «механическими причинами», знание которых даст людям возможность властвовать над собой. «Поскольку в случае определенного старания можно изменить движения мозга у животных, лишенных разума, то очевидно, что это еще лучше можно сделать в людей, и что люди даже со слабой душой могли бы получить неограниченную власть над своими страстями». По его мнению, не усилия духа, а перестройка тела на основе сугубо причинных законов его механики обеспечит человеку власть над собственной природой, подобно тому как эти законы могут сделать ее хозяином внешней природы.

Один из важных для психологии сочинений Декарта имел название «Страсти души». Этот оборот нужно объяснить, поскольку и слово «страсть», и слово «душа» имеют у Декарта особое значение. Под «страстями» он понимал не сильные и длительные ощущение, а «пассивные состояния души» — все, что она чувствует, когда мозг сотрясают «животные духи» (прообраз нервных импульсов), которые проносятся туда по нервным «трубках».

Иначе говоря, не только такие мышечные реакции, как рефлексы, но и различные психические состояния возникают автоматически, их осуществляет тело, а не душа. Декарт сформулировал проект «машины тела», к функциям которого относятся: «восприятие, отражение идей, содержание идей в памяти, внутренние стремления… Я желаю, чтобы вы рассуждали так, что эти функции происходят в этой машине через расположение его органов: они осуществляются не больше и не меньше, как движения часов или другого автомата».

Декарт доказывал, что телесный устройство и без души способен успешно справляться с обработкой психического «материала». Что же тогда осталось делать души? Однако Декарт не только не лишает ее бывшей царственной роли во Вселенной, но и подносит к степени субстанции (естества, которое не зависит ни от чего другого), следовательно, равноправного большой субстанции природы. Душа должна обладать достоверным знанием субъекта о собственные акты и состояния, незримые ни для кого другого. Душу определяли по единственному признаку — непосредственное осознание своих явлений, которые, в отличие от явлений природы, были лишены протяженности.

Итак, произошел поворот в понятии о «душу», ставший опорным для следующего раздела в истории формирования предмета психологи. Отныне этим предметом становится сознание.

За Декартом, «началом всех начал» в философии и науке СОМНЕНИЕ. Нужно сомневаться во всем — природном и сверхъестественному.

Однако ни один скепсис не устоит перед мыслью: «Я мыслю». А с этого неумолимо следует, что существует и носитель этой мысли — мыслящий субъект. Отсюда знаменитый афоризм Декарта «Cogito ergo sum» («Мыслю — следовательно, существую»). Поскольку мышление — единственный атрибут души, она всегда мыслит, всегда знает о своем психическое содержание, зримый изнутри (бессознательной психики не существует). В дальнейшем этот «внутреннее зрение» стали называть інтроспективою (видением внутренне-психических «объектов» — образов, умственных действий, волевых актов и других переживаний), а Декартову концепцию сознания — інтроспективною. Итак, два члена отношений — и тело, и душа — приобрели нового содержания, неизвестного в предыдущие эпохи.

Попытку «побороть» дуализм Декарта сделала когорта выдающихся мыслителей XVII ст., которые хотели, отрицая разрыв телесного и духовного, природы и сознания, свести их к единству мира. К ним принадлежал Бенедикт Спиноза (1632-1677), который подчеркивал, что есть единственная, вечная субстанция — Бог или Природа, с бесконечным количеством неотъемлемых атрибутов (свойств). Из них нашем ограниченном пониманию открыто только два атрибута — протяженность и мышления. С этого философ делал вывод, что глупо изображать человека по-декартівськи как место встречи двух субстанций. На самом деле человек — целостная телесно-духовное существо. Убеждение о том, что тело по мановению души движется или находится в состоянии покоя, сложилось через незнание того, к чему оно способно как такое «через одни только законы природы, которую рассматривают исключительно как телесную». Никто из мыслителей не осознал с такой остротой, как Спиноза, что декартівський дуализм содержится не так в сосредоточенности на приоритете чужой всем материальном души (это веками служило основанием многочисленных религиозно-философских доктрин), как при взгляде на организм как машиноподібний устройство. Так, механический детерминизм, который определил вскоре большие успехи психологии, вращался принципу, который ограничивает возможности тела в причинной объяснении психических явлений.

В своем труде «Этика» Спиноза сделал попытку изложить психологическое учение о человеке как целостное существо.

В ней он поставил задачу объяснить все многообразие ощущений (аффектов) как побудительных сил человеческого поведения с такой же точностью, как линии и поверхности в геометрии. Три главные побудительные силы — это: а) поезд, который касается души и тела и есть «ничто иное, как само естество человека»; б) радость; в) сумм. Философ доказывал, что на основе этих фундаментальных явлений можно сформулировать все разнообразие эмоциональных состояний. Причем радость увеличивает способность тела к действию, тогда как сумм ее уменьшает.

Однако Томас Гоббс (1588-1679) категорически отверг душу как особую сущность. Он отмечал, что в мире нет ничего, кроме материальных тел, которые движутся по законам механики, которые открыл Галилей. Соответственно и все психические явления объясняли с точки зрения этих глобальных законов.

Материальные вещи, воздействуя на организм, вызывают ощущение. По закону инерции, из ощущений в виде их ослабленного следа появляются представления. Они образуют звена мыслей, которые идут одна за другой в том же порядке, в котором менялись ощущение. Такая связь впоследствии назвали ассоциацией.

Об ассоциации как фактор, что объясняет, почему определенный психический образ вызывает у человека именно такое представление, а не другое, было известно со времен Платона и Аристотеля. Глядя на лиру, вспоминают любимого, что играет на ней, говорил Платон. Это — ассоциация по суміжністю. Оба объекты человек воспринимал некогда одновременно, а затем появление одного обусловила за собой образ другого. Аристотель дополнил этот описание указанием на два другие виды ассоциаций (сходство и контрастность). Но для Гоббса — детермініста галілеєвського закалки — в устройстве человека действует только один закон — механического сцепления психических элементов по суміжністю.

Важной для дальнейшей психологии стала беспощадная критика со стороны Гоббса версии Декарта о «врожденные идеи», которыми человеческую душу наделен до всякого опыта и независимо от него.

К Гоббса в психологических учениях царил рационализм (от лат. «rationalis» — умный). Основой познания и свойственного людям способа поведения считали разум как высшую форму активности души. Гоббс провозгласил ум продуктом ассоциации, которая имеет своим источником прямое чувственное общения организма с материальным миром.

За основу познание было взято опыт. Рационализма философ противопоставил эмпиризм (от греч. «етреігіа» — опыт). Под девизом опыта возникла эмпирическая психология. В разработке этого направления ведущая роль принадлежала Джону Локку (1632-1704), который, как и Гоббс, исповедовал происхождения всего состава человеческого сознания от опыта. В самом опыте выделил два источника: ощущения и рефлексии. Вместе с идеями, что их приносят органы чувств, возникают идеи, рожденные рефлексией как «внутренним восприятием деятельности нашего разума».

Развитие психики происходит благодаря тому, что из простых идей формируются сложные. Все идеи предстают перед судом сознания. «Сознание — это восприятие человеком того, что происходит в ее собственном мнении».

Именно это понятие стало краеугольным камнем психологии, которую назвали інтроспективною. Считали, что объектом сознания служат не внешние объекты, а идеи (образы, представления, ощущения и т.д.), которыми они из «внутреннего зрения» субъекта, который наблюдает.

Из этого постулата, что его отчетливо и популярно разъяснил Локк, возникло понимание предмета психологии: отныне на место претендовали предмета явления сознания. Их порождают два опыты внешний, что идет от органов чувств, и внутренний, который накапливает собственный разум индивида. Элементами этого опыта («нитями», из которых была соткана сознание) считали идеи, которыми правят законы ассоциации.

Под знаком этой картины сознания формировались психологические концепции следующих десятилетий. Они были пронизаны духом дуализма новейшего времени. За этим дуализмом в теории были реалии социальной жизни, общественной практики. С одной стороны — научно-технический прогресс, связанный с большими теоретическими открытиями в науках о физической природе и внедрением механических устройств. С другой — самостоятельность человека как личности, которая способна иметь опору в собственном разуме, сознания, понимании. Эти непсихологічні факторы обусловили и механікодетермінізм, и обращение к внутреннего опыта сознания. Именно эти две решающие признаки в их неразделимость определили отличие психологической мысли Нового времени от всех предыдущих витков.

В начале XIX в. начали формироваться новые подходы к психологии как науки. На смену механике пришла физиология, которая сделала предмет своего изучения — особое природное тело — объектом экспериментального исследования.

Рефлекторная схема нервной системы, которую предложил Декарт, оказалась правдоподобной благодаря открытию различий между чувствительными (сенсорными) и двигательными (моторными) нервными путями, ведущими в спинной мозг. Это открытие принадлежало врачам и естествоиспытателям — чеху И. Прохазці, французу Ф. Мажанді и англичанину Ч. Беллу. Оно позволило объяснить механизм связи нервов как «рефлекторной дуги», возбуждение одного плеча которой закономерно и неизбежно приводит в действие другое плечо, порождая мышечную реакцию. Это открытие имело важное методологическое значение. Благодаря точным исследованиям оно доказывало зависимость функций организма, которые касаются его поведения во внешней среде, от телесного субстрата, а не от сознания (или души) как особого бесплотного существа.

Второе направление, который подрывал версию о бестелесное существо сознания, сформировался во время изучения органов чувств, их нервных окончаний. Какими бы стимулами на эти нервы не действовать, они дают один и тот же специфический для каждого из них эффект (например, любое раздражение зрительного нерва предопределяет в субъекта ощущение вспышек света). Относительно этого немецкий физиолог И. Мюллер (1801-1858) сформулировал «закон специфической энергии органов чувств»: никакой другой энергией, кроме известной физике, нервная ткань не владеет. Выводы Мюллера укрепили научное видение психики, показывая причинную зависимость ее чувственных элементов (ощущений) от объективных материальных факторов: внешнего раздражителя и свойства нервного субстрата.

Третье направление вернул психологическую мнению к вопросу о зависимость ее явлений от анатомии центральной нервной системы. Это была френология, которая завоевала огромную популярность (от греч. «phren» — душа, разум). Ее автор — австрийский анатом Ф. Галль (1758-1829) — предложил «карту головного мозга», согласно которой различные способности находятся в его определенных участках. Это якобы влияет на форму черепа, что дает возможность, ощупывая его, определять по «шишками», насколько развиты у этого индивида ум, память и т.д.

Открытие сделал другой исследователь органов чувств — физиолог Эрнст Вебер (1795_1878), который поставил себе вопрос: насколько нужно менять силу раздражения, чтобы субъект уловил едва заметное отличие в ощущении? Оказалось, что существует вполне конкретное (для разных органов чувств — разное) отношения между первичным раздражителем и последующими, когда субъект начинает замечать, что ощущение стало уже другим. Для слуховой чувствительности, например, это отношение составляет 1/160, для ощущения веса — 1/30.

Опыты и математические выложи стали утечкой течения, что влилась в современную науку под названием «психофизика». Ее основоположник — другой немецкий ученый — Густав Фехнер (1801-1887), который от психофизиологии перешел к психофизики. Прорыв от психофизиологии и психофизики был знаменателен и с той точки зрения, что разделил принцип причинности и принцип закономерности. Ведь сила психофизиологии была в выяснении причинной зависимости субъективного факта (ощущение) от строения органа (нервных волокон), как этого требовал «анатомический начало».

Голландский физиолог Ф. Дондерс (1818-1889) занялся экспериментами по изучению скорости течения психических процессов. Он измерял скорость реакции субъекта на объекты, которые он воспринимает. Подопытный выполнял задание, которых от него требовали, например, быстрых реакций на один из нескольких раздражителей, выбора различных ответов на различные раздражители. Эти опыты разрушали веру в душу, которая действует мгновенно, доказывали, что психический процесс, подобно физического, можно измерить.

Вскоре Иван Сеченов, ссылаясь на изучение времени реакции как процесса, что требует целостности головного мозга, отметил: «Психическая деятельность, как всякое земное явление, происходит во времени и пространстве».

Лидером новой психофизиологии стал Герман Гельмгольц (1821-1894). Его разносторонний гений сменил немало наук о природе, в частности о природе психического. Он открыл закон сохранения энергии. Мы все дети Солнца, отмечал ученый, потому что живой организм, с позиции физика, — это система, в которой нет ничего, кроме преобразования различных видов энергии. Так по науке вытесняли представление о особые гостиной силы, благодаря которым отличается поведение органических тел от неорганических.

Но изучая такой телесный механизм, как органы чувств, Гельмгольц взял за объяснительный принцип не энергетический (молекулярный), а анатомический начало. Именно на последнее он опирался в своей концепции цветного зрения. Гельмгольц брал за основу гипотезу о том, что существует три нервные волокна, возбуждение которых волнами разной длины создает основные ощущения цветов: красного, зеленого и фиолетового. Однако такой способ объяснения оказался непригодным, когда после ощущений ученый начал анализировать восприятия целостных объектов в окружающем пространстве. Этот анализ побудил ввести два новых фактора: а) движения глазных мышц; б) подчиненность этих движений особым правилам, подобным тем, из которых формируются логические выводы. Поскольку эти правила действуют независимо от сознания, Гельмгольц назвал их «несознательными выводами». Итак, экспериментальная работа столкнула Гельмгольца с необходимостью ввести новые причинные факторы.

В сфере научного анализа появились феномены, которые удостоверяли не физическую и физиолого-анатомическую, а психическую причинность. Оговаривался разделения психики и сознания. Опыты показали, что образ, который возникает в сознании, порождается независимо от сознания.

Е. Пфлюгер на основе результатов экспериментов критиковал схему рефлекса как дуги, в которой центростремительные нервы, благодаря связи с центробежными, совершают одну и ту же стандартную мышечную реакцию. Его опыты открывали особое причинность — психическую. Таким образом было подорвано устоявшуюся в те времена мнение о тождестве психики и сознания.

Чарльз Дарвин (1809-1882), учение которого об эволюции изменило биологию, проанализировал инстинкты как побудительные силы поведения. Основываясь на фактах, он критиковал версию об их разумность.

Без ИНСТИНКТОВ (слепых побуждений), корни которых уходят истории вида, организм не может выжить. Инстинкты связанные с эмоциями.

Дарвин также рассмотрел инстинкты не с точки зрения их осознание со стороны субъекта, а опираясь на объективные наблюдения за выразительными движениями.

Некогда эти движения имели практический смысл, о чем напоминают сжимание кулаков или оскал зубов у современного человека. Были времена, когда такие агрессивные реакции означали готовность к драке. Традиционная психология считала ощущение элементами сознания. Теперь эмоции, которые захватывают индивида, начали рассматривать как феномены, которые хоть и являются психическими, однако первичные по его сознания.

Вильгельм Вундт (1832-1920), который пришел в психологию по физиологии (в свое время был ассистентом Гельмгольца), первым начал собирать и объединять в новую дисциплину то, что создали различные исследователи. Его труд «Основы физиологической психологии» (1873-1874) восприняли как свод знаний о новой науке — психологии. Организовав в Лейпциге первый специальный психологический институт (1875), он исследовал в нем темы, позаимствованные у физиологов, — ощущение, время реакций, ассоциации, психофизику. Изучать широкую область душевных явлений с помощью приборов и экспериментов было смело.

Уникальным предметом психологии признали «непосредственный опыт». Главным методом — інтроспективу: наблюдения субъекта за процессами в своем сознании. Інтроспективу понимали как особую процедуру, которая требует специального длительной тренировки.

Во время обычного самонаблюдения, присущего каждому человеку, способному отчитаться о том, что она воспринимает, чувствует или думает, крайне трудно отделить восприятия как психический процесс от реального или того, что воспринимается ли представляется объекта. Считали, что объект дано во внешнем опыте. А от испытуемых требовалось отвлечься от всего внешнего, чтобы найти начальные элементы внутреннего опыта, добраться до первичной «ткани» сознания, которую представляли составленной из сенсорных (чувственных) «нитей». Когда возникал вопрос о более сложные психические феномены, в которых задействовано мышление и волю, сразу становилась очевидной беспомощности Вундтової программы.

Если ощущения можно было объяснить в рамках устоявшихся причинным мышлением научных стандартов (как эффект действия стимула на телесный орган), то иначе было с нулевыми актами. Вместо того, чтобы причинно их объяснить, Вундт трактовал их как конечную причину процессов сознания и первичную духовную силу.

Естествоиспытатель Вундт стал сторонником философии ВОЛЮНТАРИЗМА (от латинского «волюнтас» — воля) — философии, что считает волю высшим принципом бытия.

Как и ранее, предметом психологии считали содержание сознания, а методом — интроспекцию. Подопытным приказывали решать умственные задачи, наблюдая за тем, что происходит при этом в сознании. Но утонченная интроспектива не могла найти тех чувственных элементов, из которых, по прогнозу Wundt, должна была бы состоять «материя» сознания. Вундт пытался спасти свою программу сердитым замечанием, что умственные действия в принципе нельзя исследовать методом эксперимента и поэтому их нужно изучать с памятниками культуры — язык, мифом, искусством и т.д. Так возрождалась версия о «две психологии»: экспериментальную, родственную по своим методом с естественными науками, и психологию, которая интерпретирует проявления человеческого духа.

Эту версию поддержал сторонник другого варианта «двух психологій» философ Вильгельм Дильтей (1833-1911). Он отделил изучение связей психических явлений и телесной жизни организма от их связей с историей культурных ценностей. Первую психологию ученый назвал объяснительной, вторую — понимающим.

Работа, которую провели представители школы Wundt, заложила основы экспериментальной психологии. А критика взглядов представителей этой школы помогла получить новое знание, отталкиваясь от достигнутого.

Одновременно с В. Вундтом философ Франц Брентано (1838-1917) предложил свою программу новой психологии, которую он изложил в своей работе «Психология с точки зрения эмпирического» (1874). Предметом психологии, как и Вундт, считал сознание. Однако ее сущность считал другой. Согласно Брентано, сфера психологии — это не содержание сознания (ощущение, восприятие, мысли), а ее акты, психические действия, благодаря которым появляется смысл. Одно дело — цвет или образ какого-нибудь предмета. Другая — акт видения цвета или мысли о предмете. Изучение актов и является уникальной сферой, неизвестной физиологии. Специфика акта — в его интенции, направленности на какой-либо объект, к которому этот акт был прикован.

Концепция Брентано стала источником нескольких направлений западной психологии. Она натолкнула на исследования понятие психической функции как особой деятельности сознания, функции, которая не ограничивалась элементами или процессами, а которую считали от начала активной и наглядной.

То, что в европейской традиции называли процессами ассоциации, вскоре стало одним из главных направлений американской психологии. Основная книга Эдуарда Торндайка (1874-1949) имела название «Интеллект животных. Исследования ассоциативных процессов у животных» (1898). Ассоциации ученый трактовал как интеллектуальные, а следовательно — смысловые процессы. Вся предварительная психология считала значение неотъемлемым атрибутом сознания, теперь их трактовали как присущие телесной поведении.

К Торндайка своеобразие интеллектуальных процессов считали следствием идей, мыслей, мыслительных операций (как актов сознания). Торндайк рассматривал их как независимые от сознания двигательные реакции организма.

Это направление ввел в психологию объяснительные принципы учения Дарвина, вследствие чего утвердилось новое понимание детерминации поведения целостного организма и, следовательно, всех его функций, в том числе психических. Среди новых объяснительных принципов — такие: характер вероятности реакций, как принцип естественного отбора, и адаптация организма к среде с целью выжить в нем.

Эти принципы образовали контуры новой схемы детерминации (каузальної). Бывший механический детерминизм уступил место биологическом детерминизма. На этом переломе в истории научного познания понятие ассоциации вступило особого статуса. Раньше она означала связь идей в сознании, а теперь — связь между движениями организма и конфигурацией внешних стимулов, от приспособления к которым зависит решения жизненно важных для организма задач.

Кузен Дарвина Фрэнсис Гальтон (1822-1911) стал пионером разработки генетики поведения. Благодаря ему стало популярным изучения индивидуальных различий. Эти различия постоянно заявляли о себе в экспериментах с определения порогов чувствительности, времени реакции, динамики ассоциаций и других психических феноменов. Но поскольку основной целью было открытие общих законов, различия в реакциях подопытных пренебрегали. Гальтон сделал акцент на различиях, считая, что они генетически обусловленные.

В книге «Наследственный гений» (1869), ссылаясь на множество фактов, он доказывал, что чрезвычайные способности переходят в наследство. Используя экспериментально-психологические методики, которые разработал сам, он изучал с их помощью индивидуальные различия. Это касалось и телесных и психических признаков. Последние считал не меньшей степени зависимыми от генетических детерминант, чем, скажем, цвет глаз.

В его лаборатории в Лондоне каждый желающий мог за незначительную плату измерить свои физические и психические способности, между которыми, по мнению Гальтона, существуют корреляции. Свои испытания он обозначил словом «тест», которое навсегда вошло в психологического лексикона. Гальтон стал пионером трансформации экспериментальной психологии в дифференциальную, которая изучает различия между индивидами и группами людей. Заслугой Гальтона является дальнейшей проработки вариационной статистики, с тех пор психология широко использует количественные методы.

Однако практика требовала информации о высшие функции, чтобы диагностировать индивидуальные различия между людьми относительно накопления знаний и выполнения сложных форм деятельности. Поэтому французский психолог Альфред Бине (1857-1911), в соответствии с задачей правительственных органов, начал искать психологические средства, с помощью которых удалось бы отделить детей, способных к обучению, но ленивых, от тех, кто имеет врожденные пороки. Опыты по изучению внимания, памяти, мышления проведено на многих испытуемых различного возраста.

Экспериментальные задачи Бине изложил в виде тестов, установив шкалу, каждый из распределений которой содержал задачи, которые могут выполнить нормальные дети определенного возраста. Эта шкала стала популярной во многих странах.

В Германии Уильям Штерн ввел понятие «коэффициент интеллекта» (с англ. «ай-кью»). С помощью этого коэффициента сопоставляли «умственный возраст» (который определяли по шкале Бине) с хронологическим («паспортным»). Если они не совпадали, это считали признаком или умственной отсталости (когда умственный возраст ниже хронологического), или одаренности (когда умственный возраст превосходит хронологический).

Это направление (тестологія) стал важнейшим каналом сближения психологии с практикой. Измерения интеллекта давало возможность на основании данных психологии, а не чисто эмпирически, решать вопросы обучения, подбора кадров, оценка достижений, профпригодности и др.

Успешные эксперименты в психологии расширяли круг явлений, которые она изучала, а также усиливали недовольство версии о том, что уникальным предметом этой науки есть сознание, а методом — интроспекция.

Разрушалось представление о сознании как о замкнутый в себе внутренний мир. Влияние дарвиновской биологии сказался и в том, что психические процессы начали исследовать с точки зрения развития.

На заре психологии главным источником сведений о эти процессы был взрослый индивид, способный в лаборатории, следуя инструкции экспериментатора, сосредоточить свой «внутренний взгляд» на фактах «непосредственного опыта». Но благодаря идее расширения зоны познания в психологии появились особые объекты, к которым невозможно было применить метод інтроспективного анализа. Речь шла о фактах поведения животных, детей, психически больных.

Новые объекты требовали новых объективных методов. Только они могли обнажить те уровне развития психики, которые предшествовали процессам, которые изучают в лабораториях. Теперь уже невозможно было засчитывать эти процессы к категории первичных фактов сознания. Практика реальной исследовательской работы вдребезги розхитала взгляд на психологию как науку о сознании. Вызревало новое понимание ее предмета. Оно по-разному заломилося в теоретических взглядах и системах.

banauka.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о