Работа над каким жанром увлекла поэта рылеева: Работа над каким жанром увлекла поэта? Почему думы Рылеева получили почти единодушную

Содержание

Мини сочинение про шемякин суд

Учителя Жильцовой Надежды Александровны к учебник

Тематическое планирование уроков литературы в 8 классе по учебнику В. Просвещение, г. Умение высказывать мнение о прочитанном материале, помещенном в учебнике. Пересказать текст. Ответить на вопросы по содержанию. Умение составлять конспект по статье, строить связный текст, высказывание впечатлений; анализировать прочитанное. Фронтальный опрос: 1. В каком столетии историческая наука выделилась в самостоятельную отрасль знания? С какими выдающимися деятелями русской истории вы встречались в художественных произведениях, изучаемых в школе или прочитанных самостоятельно.

Какие важные исторические события были воспроизведены в литературных произведениях? Назовите эти произведения. Познакомимься с тематикой частушек, особеннос. Группы народных песен: сходство и различие исторических песен и былин. Своеобразие жанра частушек. Совершенствовать навыки работы с текстом. Выявить особенности содержания и форм народных преданий.

Составление сравнительной характеристик и образа Пугачева в произведениях русских писателей и преданий. Составить описание внешности Пугачева под впечатлением художественной литературы русских, татарских поэтов, писателей.

Показать особенности повести и жития. Чтение и анализ текста. Рассматривание иллюстрации учебника. Высказывания собственного отношения к герою жития А. Связь с историей половины 17 века. Сопоставление образов жизни русского и татарского человека II половины 17 века. Совершенствовать навыки составления хронологической таблицы. Навыки самостоятельной работы с учебником. Выявить проблемы воспитания истинного гражданина 18 в. Показать влияние среды на воспитание личности.

Понимание темы сочинения. Умение составить план к сочинению. Умение выражать свою точку зрения и отношение к написанному. Кто герои басен? Какие мысли русского баснописца отражены в ней? В чем заключалось управление Царей, которые были посланы к Лягушкам? В каких строчках заключена мораль басни? Кто ее произносит? С оригинала О.

Крылов, А. Скульптор М. Крылов на вечере у В. Фронтальный опрос вспомнить определение басни, морали, аллегории ; индивид. Задание- выразительное чтение басни.

Какую картину рисует И. Какова мораль басни и к каким жизненным обстоятельствам она может быть применима? Какие языковые средства позволяют передать напряжен. Что изменилось при переводе басни в художественный рассказ? Что вы открыли в баснях после попытки их исполнить? Как надо читать басни Крылова? Инсценировки, письменные ответы учащихся. Речевая характеристика героев. Авторское отношение к героям. Коллективная работа по составлению партитуры. Что нам известно о декабристах?

Работа над каким жанром увлекла поэта? Какие произведения УНТ близки к думам Рылеева? Кто является героем рылеевских дум? К каким темам обращается, какие проблемы поднимает? Навыки связной устной речи сообщения учащихся. Понятия: революционное движение, декабристы, дума, сатира. Вспомнить жанры УНТ, отражающие события давно минувших лет предание, народная песня, былина.

Аналитическая беседа. Какова тема и идея Думы Рылеева? Какие чувства стремится передать автор? В чем причина гибели дружины Ермака? Кого автор осуждает за это? Какие взгляды Рылеева проявились в думе? Какому заглавию оперы М.. Что вы знаете о жизни и личности Пушкина? Какие произведения поэта вы читали и изучали?

Что вам понравилось в них Какими вы представ. Что подсказывает эта дата и каких строк вы ждете от Пушкина? Как и почему меняется интонация стихотворе. Какие произведения Пушкина связаны с датой 19 октября? Знание биографии поэта. План анализа стихотворения. Понятия: интонация, композиция, кульминациялирический герой. Живопись: портреты Пушкина О. Книга А. Пушкина различных изданий. Какова его идея? Индивидуальное задание: сообщение об адресате стихот. В чем их тайна? О каком пробуждении души говорится в стихотворе.

Словарная работа: пробуждение. Какие произведения на исторические темы, созданные Пушкиным вам известны? Каким событиям они посвящены? Когда произошло пугачевское восстание? Что вам известно о Пугачеве? Почему Царь заменил название, данное Пушкиным, на другое? Есть ли отличие? Каким мы видим Пугачева на страницах произведения А. Каково отношение окружающих к Пугачеву? Согласны ли вы с утверждении. Какие произведения А. Пушкина на темы русской истории вы читали? Каковы причины крушения дворянских мятежей и крестьянских бунтов эпоха Екатерины?

Чем был вызван интерес Пушкина к этой эпохе? Почему для автора столь мучителен поиск главного героя? Проверка домашнего задания сочинение , пересказ эпизодов, сообщение учащихся.

41.Своеобразие языка демократической сатирической литературы на примере «Повести о Шемякином суде»

Сатира второй половины XVII в. представляет явление качественно новое в общем ходе литературного развития Древней Руси. Отдельные сатирические эпизоды встречаются, конечно, и в литературе предшествующего времени — у летописцев, у Даниила Заточника, в публицистических жанрах, в полемических произведениях. Но сатира, как литературный жанр, впервые появляется в посадской среде в период обострения ее враждебного отношения ко многим сторонам общественного строя Русского государства.

Оппозиция лишь в исключительных случаях выливалась в форму народных восстаний: соотношение реальных сил и отсутствие организации мешало открытой борьбе с правящими верхами. Нарастание сопротивления власти со стороны широких масс населения сказалось и в увеличившемся количестве судебных дел по «слову и делу государеву», в которых открывался индивидуальный или групповой протест против феодальной эксплоатации. «Воровские письма» — агитационные воззвания, называвшие главных виновников злоупотреблений, измены и прямых сношений с внешними врагами родины, расклеивались перед восстаниями, фигурировали в судебных делах, отражая рост общественного сознания. При невозможности всегда вступать в открытую борьбу с властью, оппозиционные слои населения делают изображение крепостнического гнета и вытекающих из него «нестроений» темой литературной сатиры.

Уже по самому своему содержанию и резко антиправительственному настроению сатира XVII в. была чем-то вроде подпольной литературы, которую вряд ли удавалось распространять открыто. Списки ходили по рукам, но не заносились в ту авторитетную книгу, которую русский читатель, воспитанный словами «о почитании книжном», привык бережно хранить. В этом, вероятно, одна из причин плохой сохранности этой своеобразной литературы. Устойчивость ее художественной формы, обнаруживающей нередко большое литературное мастерство, позволяет думать, что в свое время сатирический жанр был достаточно выработан в каком-то определенном кругу авторов, отвечая назревшей потребности. Тем немногим, что от этого жанра сбереглось — и то по большей части в поздних списках XVIII в., — не исчерпывалось, разумеется, все наличие сатирических произведений XVII в.

«Повесть о Шемякином суде» —сатира на взяточничество судей. Ее своеобразный полукнижный, полународный склад, созвучные ей мотивы в устном и книжном творчестве многих народов давно привлекли внимание историков литературы.

Сюжет повести — тяжба между двумя братьями-земледельцами, богатым и бедным. Однажды «прииде убогий к богатому просити лошади, на чем бы ему из лесу дров привезти». Богатый дал лошадь, но без хомута. Убогий привязал дровни ко лошадиному хвосту «и поиде в лес и насек воз велик, елико сила может лошади везти». Подъехав к воротам своего двора, убогий забыл выставить подворотню; лошадь рванулась через нее и оторвала себе хвост. Богатый, «рассмотря, что лошадь его без хвоста», не согласился взять ее обратно и направился к судье Шемяке «бить челом» на брата. Вместе с ним пошел и убогий, «ведая, что будет по него из города присылка», а «езду» приставам («хоженое») ему оплатить нечем.

По дороге братья остановились на ночлег у богатого мужика (или у попа). Хозяин «нача с богатым ужинать и пити и ясти», а бедный, лежа на полатях и засмотревшись на ужинающих, «внезапу урвася с полатей» и задавил ребенка, спавшего в люльке. Отец ребенка тоже пошел с ними к Шемяке со своим челобитьем.

Проходили они все по мосту «над глубоким рвом». Убогий, думая, что «не быть ему живому от судьи Шемяки», бросился с моста, «хотя сам себя смерти предати», упал на больного старика, которого сын вез на салазках в баню, и зашиб его до смерти. Сын тоже пошел с ними к судье.

Выслушав первого челобитчика, Шемяка предложил убогому ответить на обвинение в порче лошади. Он же вместо ответа показал камень, завернутый в платок; убогий поднял этот камень на дороге, размышляя, «как бы ему беды избыти». Судья принял показанное за «посул» и постановил, что лошадь должна оставаться у убогого, пока у нее не вырастет хвост. Выступил второй челобитчик; убогий снова показал судье свой узел, и судья «помысли, что ему от другого суда сулил», приказал мужику отдать убогому свою жену, «по тех мест, пока у ней ребенка сделает», а третьему истцу, в надежде еще на один посул, сказал: «взыди ты на мост, а ты убогий, стань под мостом, и ты с мосту бросись на того убогого, якоже бросился на отца твоего».

Все истцы дали убогому отступное, чтобы помириться с ним, не выполняя наказов судьи. Судья же стал требовать обещанного «посула». Убогий, развернув узел, показал судье камень и объяснил, что он «тем камнем хотел его ушибити». «Судья же нача креститися: слава богу, что я по его судил».

Первые исследователи повести о Шемяке признавали ее самостоятельным русским произведением, и спор шел лишь о том, связывать ли ее сюжет с судебными порядками XVII в. или с тем Дмитрием Шемякой XV в., о котором русский Хронограф XVII в. замечает: «От сего убо времени в велицей Русии на всякого судью и восхитника во укоризнах прозвася Шемякин суд» (Шемяка — брат Василия Темного). Впоследствии было отмечено сходство повести о Шемяке с циклом сказаний о судах, широко распространенным на Востоке и Западе, и поставлен вопрос о ближайшем источнике русской повести.

Элементы сатиры наслаивались на легенду постепенно, по мере сближения ее с условиями реальной действительности, и предание о мудром и неподкупном судье превратилось в конце концов в один из многих рассказов о корыстолюбии и пристрастии отдельных представителей судебной власти. Такие рассказы издавна существовали во всех литературах. Так, например, персидская редакция предания «о Кривосуде» (сложившаяся в XIII в.), изображая объективную справедливость приговоров, дает резко обличительную характеристику судьи.

В рукописных сборниках конца XVII и XVIII вв. «Повесть о Шемякином суде» читается часто рядом с анекдотами и «смехотворными» повестями, полученными через польское посредство. Это обстоятельство и прямое указание одного из списков — «Шемякин суд выписано из полских книг» — дало повод исследователям относить и повесть о Шемякином суде к переводным произведениям и искать ее оригинала в польской литературе. Русскую повесть сопоставляли с польской народной шуткой «о показывавшем судье камень», литературно обработанной в середине XVI в. Николаем Реем из Нагловиц.

Однако попытки представителей сравнительно-исторического метода установить прямую генетическую связь между русской повестью о Шемяке и иноязычными вариантами сказаний о мудром и неподкупном судье, превращающимися со временем в сатиры на корыстных судей, — следует признать глубоко ошибочными. Источник русской повести о Шемяке — в самой русской действительности, а литературное оформление впечатлений от этой действительности произошло под прямым воздействием русских народных сказок о тяжбе бедного с богатым.

Рассказ о судебной процедуре полон в повести реалий, воспроизводящих обстановку городского суда второй половины XVII в. («из города посылка» за ответчиком, «езда приставом платить», «челобитная исковая», «бити челом судии», «судейский указ» и т. д.). Предшествующие суду события происходят в конкретной обстановке русского крестьянского хозяйства (дровни, подворотня, хомут, полати, зыбка, баня и т. д.).

Литературная обработка устной сказки удержала наименование богатого и убогого братьями, сохранила самый характер приговора, но включением эпизода с камнем превратила «праведного судью» сказок в корыстного взяточника Шемяку. Имя Шемяка, неизвестное народной сказке, могло быть воспоминанием об историческом Шемяке — брате Василия Темного (прозвище «Шемякин» известно и в XVII в., когда его носили и усольский крестьянин, и боярский сын, и казак). Соединение просторечной манеры с книжной («и по неколику времени прииде убогий к богатому брату просити лошади, на чем бы ему из лесу дров привезти» и т. п.) создало индивидуальный стиль повести; «истинным героем» ее, по мнению академика Н. Тихонравова, «остается убогий, изворотливый ум которого торжествует над случайностями житейскими, и над материальной силой богача, истцов и самого Шемяки-судьи».

При таком объяснении происхождения литературной повести о Шемякином суде выражение одного из списков ее — «выписано из польских книг» — следует понимать лишь в том смысле, что жанр этой небольшой повести напоминал писцу переводные новеллы, пришедшие к нам действительно «из польских книг».

Основоположник жанра исторического романа в СССР

…Как всегда вмешался «маэстро» случай. Тот самый, под который маскируется госпожа Судьба.

Из воспоминаний Корнея Ивановича Чуковского (они относятся к 1924 г.): 

«…Одно ленинградское издательство, функционировавшее под загадочным и звонким названием “Кубуч”, вздумало издавать детские книжки – для среднего и старшего возраста – и поручило мне наладить это дело. В план издательства я самовольно включил и маленькую тыняновскую книжку о Кюхле – не больше пяти листов. Предполагалась серия биографий. Когда я пришел к Юрию Николаевичу и стал упрашивать его, чтобы он написал эту книжку, он согласился с большой неохотой, и, кажется, если бы не бедность, угнетавшая его тогда особенно тяжко, он ни за что не взялся бы за такую работу, которая отвлекала его от научных занятий…
…Я хорошо помню свое изумление, когда он принес мне объемистую рукопись “Кюхли”… Все главы, за исключением двух-трех, были написаны им прямо набело и поразительно быстро. Он почти не справлялся с архивами, так как все они были у него в голове. Своим творческим воображением он задолго до написания книжки пережил всю жизнь Кюхельбекера, как свою собственную, органически вжился в эту эпоху, усвоил себе ее стиль, ее язык, ее нравы, и ему не стоило ни малейших усилий заносить на бумагу те картины и образы, которые с юности стали как бы частью его бытия…
Но что было делать с издательством? Ведь оно заказало Тынянову тощую книжку – вернее, популярную брошюру, а получило великолепный роман, чудотворно воссоздающий эпоху и ее лучших людей – Пушкина, Дельвига, Ермолова, Грибоедова, Рылеева, Пущина, – классический роман и по своей насыщенной теме, и по четкой легкости рисунка, и по стройному изяществу всей композиции, и по добротности словесной фактуры, и по богатству душевных тональностей, и по той прекрасной, мудрой, очень непростой простоте, в которой нет ничего упрощенческого и которая свойственна лишь великим произведениям искусства.
Как виноватые пришли мы в “Кубуч”… Но тут случилось чудо, почти небывалое в тогдашней издательской практике. Один из главарей “Кубуча”… сделался таким страстным приверженцем “Кюхли”, что героически отстоял его перед синклитом издательства…
…Тотчас же после появления в печати “Кюхля” сделался раз и навсегда любимейшей книгой и старых и малых советских людей, от двенадцати лет до восьмидесяти…»

Литературное произведение на историческую тему невольно (порой «подспудно») вызывает вопрос, понравилось ли бы написанное тому или тем, о ком данное творение, кого давно уже нет в живых, однако, жив их Дух. Историческая проза Тынянова изначально вызывала те же вопросы. Но вот, что об этом думал всё тот же Корней Чуковский:

«Это книга во славу русской культуры, ибо в ней, как ни в одной из наших исторических книг, воспроизведена духовная атмосфера той высокой эпохи. Здесь была сила Тынянова -– в изображении одухотворенных людей высокой культуры; и мне всегда думалось, как были бы рады и Кюхельбекер, и Рылеев, и Дельвиг, и каждый из братьев Бестужевых водиться с ним, и беседовать с ним, и смеяться его эпиграммам, каламбурам, гротескам».

К Юрию Тынянову, написавшему позже не одно историческое произведение о русской классике, относились по-разному. Любопытен такой случай. 
На его роман «Смерть Вазир-Мухтара» о последнем годе жизни А.С. Грибоедова, вышедшем в 1927 году, было много положительных откликов. Среди «рецензентов» оказался и мэтр отечественной литературы – писатель Алексей Толстой.
– Какой стиль! – сказал он Тынянову при встрече. – А?!
При этом известный своей неприязнью к евреям Толстой придал своему голосу характерное звучание.
– Вы, совершенно правы, ваше сиятельство! – ответил Тынянов, «осадив» на место «бывшего» графа. 
В этом небольшом диалоге, где, как в капле воды, отразился целый океан, можно увидеть и целую разнообразную гамму (палитру) литературы после революционного периода, ощутить все противоречия в ней, как по тематике, так и в среде самих писателей (личностные отношения), почувствовать, увидеть краем глаза борьбу «именитых» и менее обласканных властью писателей за место под солнцем. Правда, лично к Тынянову всё это не относилось, ему это было не свойственно.
Тут было любопытно другое: кто из литераторов, какую для себя выбирал тему в «писанине» у писателей или в «сочинительстве» у поэтов в это время? Кто-то из них начинал писать «на потребу дня», кто-то оставался верен себе. Подумать над этим, проанализировать, очень интересно.
Так, скажем, тот же Алексей Толстой, будучи большим писателем и одновременно представителем древнего дворянского рода, стал писать то, что было надо советской власти. Были и другие, кто начал делать также. 
Тынянов этого делать не стал. Но было удивительно не столько это, сколько то, почему он, будучи евреем, будучи воспитанным в небедной еврейской семье, увлёкся темой декабристов, увлёкся Грибоедовым, Пушкиным, почему его увлекла историческая тема литературы серебряного века? Вот уж поистине загадка души и судьбы человека.

Родился Юрий Николаевич Тынянов в 1894 году в городе Режице Витебской губернии. Его родителями были: врач Тынянов Насон Аркадьевич и мать, совладелица кожевенного завода, Софья Борисовна (урожденная Сора-Хася Эпштейн).  
В детстве мальчика обучали ивриту, который ему не слишком понравился. По крайней мере, об обучении того времени, он вспоминал так: «В семь лет – горловая древнееврейская грамота, – не похожая на человеческий язык». 
В 1912 году он с серебряной медалью окончил Псковскую гимназию. После гимназии поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета, который успешно окончил в 1919 году, и был оставлен при кафедре русской словесности.
Жить было трудно, впрочем, как всем после революции. Помимо работы на кафедре, он зарабатывал переводами с французского, подрабатывал чтением лекций в Доме искусств и Доме информации, вёл курс по истории русской поэзии XVIII-XX вв.
Писательская деятельность началась с романа «Кюхля» о Кюхельбекере – декабристе и лицейском товарище Пушкина. Началась случайно (правда, бывает ли что случайно в нашей жизни?), Тынянову заказали написать маленькую брошюру на эту тему, о чём и рассказывал Корней Чуковский, в результате получился всеобъемлющей роман. Так состоялась основная тема его творчества.
Заниматься историей, изучать исторические события, совсем непросто. Человек, занимающийся этим, невольно погружается в «иную эпоху», живёт там. Знавшие Юрия Тынянова лично, говорили, что он даже внешне походил на личностей того времени, о которых писал. Он был красив собой, с пронзительным взглядом, подвижен и очень талантлив.
После «Кюхли» последовал роман «Смерть Вазир-Мухтара» о Грибоедове, который был более зрелым и отличался другой, «особой» стилистикой написания. Позже появились рассказы, повести «Подпоручик Киже», «Восковая персона» и многое другое. 
Произведения Тынянова охватывали период эпохи царствования Павла I, Петра I, Николая I. Критики считали, что в его творчестве исторический стиль написания сочетается с тонким пародированием «социологической прозы», которая была свойственна советской литературе 20-х – 30-х годов. Однако главным был не стиль, а уникальное содержание.

Надо сказать, что отношение к исторической прозе Тынянова было далеко не простым со стороны критиков и литераторов СССР. Его упрекали в отсутствие оптимизма героев его произведений: Грибоедова, Чаадаева, Пушкина. Никого не волновало, какой, в принципе, мог быть оптимизм у Грибоедова, поехавшего в Персию в тяжёлый период, Чаадаева, которому Пушкин писал «не пропадёт ваш скорбный труд…», у самого Пушкина, которого не жаловали при Дворе? В новой стране Советов нужно было жить с оптимизмом, с радостью в ожидании великих перемен, независимо ни от чего.
Не оказалось «оптимизма» и в известной повести Тынянова «Поручик Киже». Сюжетом её послужили анекдоты времен царствования Павла I. В этом произведении писатель воссоединил истории поручика Синюхаева, которого ошибочно записали умершим и таковым себя ощутившим, и «подпоручика Киже». После сей метаморфозы «фантом» начал новую жизнь, продолжив любопытнейшее существование. Повесть хорошо показывала, как во все времена бумага была сильнее человека, и это описание не слишком пришлось по душе возникшей советской бюрократии.
Почему с придирками и недоверием относились к прозе Тынянова объяснял Б. М. Эйхенбаум:

«Исчерпанность темы “интеллигенция и революция”, была вызвана тем, что главное в теме – признает ли интеллигенция революцию – было разными способами уже решено… Революция (как вооруженный переворот) начинает замещаться в его книгах государством, возникшим вследствие победы революции. <…> Проблемы государственности приобрели в эти годы важнейшее значение в общественном сознании, а стало быть, и в литературе. Тынянов создал образ “истории” – без биографии, без героя…»

Особый резонанс и споры вызвала опубликованная в 1931 году Тыняновым повесть «Восковая персона». Это произведение, сомкнувшее в себе воедино и историческую прозу, и «метафизический» жанр, не понравилось ни профессиональным историкам, ни тем, кто себя считал истинным «метафизиком». Метафизики говорили, что это – историческая проза, а историки, что это – «метафизика».
В повести сошлось воедино «живое», «вещное» и «мёртвое», шло столкновение человека и вещи (той, что в названии). В конце же произведения слились воедино механическая фигура умершего императора Петра Великого и его Дух. Слияние в единое целое отразилось в гневном жесте, который почудился разворовывающим «гнездо» и дело Петрово «птенцам». 
 «Живое», «вещное», «мёртвое» – отражали бытовые формы и иллюзии жизни. Всё это одновременно существует в обществе, государстве и жизни обычных людей.
Неожиданную «трактовку» сюжет повести получил на Западе. Там посчитали это намёком на нахождение Владимира Ильича Ленина в Мавзолее, где он уже лежал. Писатель В.А. Каверин назвал «Восковую персону» «самой современной книгой» Тынянова..
В последние годы жизни Тынянов работал над романом «Пушкин», который остался незаконченным. В этом неоконченном произведении, как и в некоторых своих научно-публицистических работах на ту же тему, кроме привычного исторического вектора, была предпринята попытка разобраться с тайной любовью великого поэта, о которой никто не знал. 

Маленький отрывок из романа, чтобы стало ясно, о чём идет речь:

«Шел Крым, важное и запретное место родной державы. Из Керчи, громкой и хлопотливой, приехали в Кафу, уже принявшую самолюбивое имя Феодосии. Вечер падал слышный и явный в Кафе Темнота и теплота были весомы и зримы. Мимо крымских берегов поехали в Юрзуф, где ждал их генерал Раевский с малыми дочками. Ночью на фрегате, легком и быстрокрылом, который величали  «Русалкой», он и писал элегию. Ночь здесь падала весомо и зримо. Он видел крымский берег. Тополи, виноградники, осанистые лавры и  кипарисы, стройней которых не бывает в мире ничего, провожали их. Берега шли близко – и он вспомнил наполеоновское издание о Крыме, как смотрела его Катерина Андреевна, смотрела вместе с ним, и как он не мог и не хотел отделаться от мысли, что встретит ее там. Он все вспомнил, вспомнил не туманно, не издали, а просто увидел ее здесь, в каюте этого фрегата, невдалеке от лавров и кипарисов, шедших по берегам с ними вместе. Он помнил, как хотел пасть к ее ногам тогда и как это осталось с ним навсегда. Теперь, ночью, под звездами, крупными и осязаемыми, не в силах более унять это видение, на которое был обречен навсегда, он здесь пал на колени перед нею. Имя Катерины Андреевны никто не потревожит; спросят годы его безумной любви и, точно узнав, что она была вдвое старше его, махнут рукой, особенно если это будет женский вопрос, – в вопросе о годах они неумолимы. Красота? Но здесь на помощь придет сама Катерина Андреевна – скромность ее души уже давно непонятна. Она не имеет портретов. Так началась его высылка.
Он был обречен на эту любовь, бывшую безумием. Он знал, что – слава богу! – никто ни слова о ней не скажет. Слава богу! Хотя его первая вспышка, безумная, мальчишеская, идущая на смешную неудачу, эта вспышка, с детскими слезами, вдруг хлынувшими из глаз, неудержимыми, которые все умные запомнят, простая, детская выходка, что она имела общего с этими ранами, глубокими ранами любви? Все это и была она. Умным глазам были милы его стихи, она их знала, любила. Она их понимала, знала весь их ход, несбывшиеся, забытые им потом намерения. И смеялась над его дуэлями, как над мальчишеством. Он писал эту элегию как последнее, что предстояло сказать. Ничего другого он не скажет. Ни о ком другом, ни о чем другом. И то, что это было последним, делало каждое слово правдой. Элегия была заклинанием. Он смело мог писать всю правду, спокойствие Катерины Андреевны было нерушимо. Все же он напишет Левушке, чтоб послал печатать без подписи. В поэзии, как в бою, не нужно имя. Он знал: когда будет писать о ней, свидетелем всегда будет ночная мгла или, как теперь, – угрюмое море. И эта его любовь, – которую излечить было невозможно, которая была с ним всегда, напоминала только рану, рану, которую лучше всего знал старый Раевский, любивший своего лекаря за то, что тот не тешит его надеждами на исцеление. И знает, когда к погоде рана занывает. Выше голову, ровней дыханье Жизнь идет, как стих.  Но прежних сердца ран, /  Глубоких ран любви, ничто не излечило.  Недаром он выслан был на юг. Не на севере, а здесь, именно здесь, зачинался лицей. Много южнее мест его высылки, когда он еще ходить не умел,  до лицея, служил здесь дипломатом, генеральным русским комиссаром Малиновский, защищая русские интересы. И здесь, наблюдая беглых и ссыльных,  в этом краю, написал он, решился написать трактат об уничтожении рабства.  И теперь он, Пушкин, был выслан сюда, чтобы здесь, именно здесь, быть  свидетелем жажды свободы, заставлявшей людей, скованных вместе, плыть со  скоростью бешеной вперед!  Да здравствует лицей! И здесь он писал элегию о любви невозможной, в которой ему отказало  время. Как проклятый, не смея назвать ее имени, плыл он, полный сил,  упоенный воспоминанием обо всем, что было запретно, что сбыться не могло».

Мысли романа «Пушкин» и некоторые научные труды Тынянова увлекли знаменитого режиссера Сергея Эйзенштейна, который стал вынашивать идею фильма с таким сюжетом, пока не понял, что образ Пушкина в кино воссоздать невозможно.

Из воспоминаний режиссера Сергея Эйзенштейна о Тынянове:

«На «СВД» закончилась наша общая работа с Тыняновым. Однако влияние его на наши фильмы сказывалось и дальше. Задумывая «Юность Максима», мы вспоминали его любовь к подлинным документам, невыдуманным историям. Работая над шекспировскими постановками, я не раз перечитывал его романы и повести.
Думаю, что и «Гамлета» мне было бы ставить гораздо труднее, если бы много лет назад я не работал и не дружил с Тыняновым. Пожатие его дружеской руки помогает мне всю жизнь. 1965».

С. Эйзенштейн
НЕПОСЛАННОЕ ПИСЬМО ТЫНЯНОВУ
«Дорогой и несравненный Юрий!
С громадным удовольствием прочел, сидя в доме отдыха в горах на китайской границе, Вашего Пушкина (часть III, «Знамя», № 7-8).
В свое время меня в полный восторг привела Ваша гипотеза, изложенная в «Безыменной любви», и развитие этой темы здесь не менее увлекательно.
Восторг этот имел и свои persцnliche Grьnde (Личные основания, нем.).
Примерно за год до войны я носился с мыслью (и с поручением комитета) сделать первый большой, серьезный цветовой фильм.
Нужна была тема. Мне подсовывали не то Фому Кампанеллу, не то Джордано Бруно. За красочность.
Они меня мало устраивали, несмотря на всю внешнюю цветистость.
Я искал чего-либо такого, где цвет не был бы раскраской, а внутри необходимым драматургическим фактором.
Делать первый цветовой фильм о живописце так же неловко, как было в свое время уж очень просто и наивно делать музыкальные фильмы непременно о композиторах.
Фильм же одновременно и, музыкальный и цветовой надо было, конечно, делать только о поэте.
Так возникла мысль о Пушкине.
И о Пушкине потому, что кроме чудесной игры музыкальных лейтмотивов, outline (Очертание, англ.) его биографии прямо богом создано для красок.
Лейтмотивы эти чисто вагнеровского типа, которого я тогда ставил в Большом театре и метод которого меня забавлял схожеством с тем, что делает Чехов хотя бы, например, в «Трех сестрах», например, мотив «Старый муж, грозный муж», начиная от приключения, рождающего «Цыган», – вероятно, было же такое? Или если не было, то Dichtung (Поэзия, нем.) могло бы заменить Wahrheit (Правда, нем.) – до Пушкина, на Черной Речке выслушивающего под утро цыганок, напевающих ему же собственных его «Цыган» (это не апокриф?).
Перемена роли самого Пушкина внутри этого мотива.
Или тема суеверия – завет бояться белого, – обручальное кольцо, упавшее при венчании, белый Дантес (и как хорошо, что зловещее не черное, а белое).
А какая прелесть в музыкально-зрительном отношении, двойная тема бесконечного великосветского катания и одновременный «реквием» Пушкину, едущему через это пестрое defile (Шествие, франц.) к черно-белому пейзажу черных силуэтов дуэлянтов на белом снегу.
Блекло-пыльное, «акварельное» начало на юге, так хорошо откладывающееся в нежные акварели начала XIX века.
Мужественная красочность периода расцвета. Камин Михайловского и сочность кровавой гаммы полнокровных тонов России на рубеже XVI и XVII века; «мальчики кровавые» Бориса («Бесы», как другой музыкальный лейтмотив).
Роковая тема белого вокруг романа с Натали.
Петербург последнего периода с выпадающим цветовым спектром, постепенно заглатываемым мраком. В темном кадре лишь одно – два цветовых пятна. Зеленое сукно игрального стола, желтые свечи ночных приемов Голицыной (было преступлением отступить от голубого цвета ее сарафана?). Так мне рисовалось в предварительных каких-то эскизах цветовое воплощение темы «Чумы», «Черной смерти», поглощающей одну за другой цветущие краски какой-то вымышленной Италии (или Англии (!). И наконец, финальные blanc et noire (Белое и черное,  франц.) конца. И полный тон концовки с гробом, увлекаемым в ночь. Тут, конечно, не без влияния описания цветового спектра в писаниях Гоголя (как это хорошо изложено Белым). Но интересно то, что характеризует цветовое движение внутри гоголевского opus’a, как-то само собою ложится в биографию создания opus’a пушкинского!
Так или иначе игра цветовых и музыкальных лейтмотивов вырастала сама собой. Не хватало для сценария главного лейтмотива – лично тематического, что для фильма такого «персонального» типа просто необходимо.
Сейчас в «человеческом» разрезе моего Ивана Грозного я стараюсь провести лейтмотив единовластия, как трагическую неизбежность одновременности единовластия и одиночества. Один, как единственный, и один, как всеми оставляемый и одинокий. Сами понимаете, что именно это мне стараются и в сценарии и в фильме «заменять» в самую первую очередь!
Что героем фильма должен быть из всех возможных Пушкиных Пушкин-любовник avant tout (Прежде всего, франц.), было ясно с самого начала.
Но – Mon Dieu (Мой бог, франц.) – в этом океане приключений найти тропинку для композиционного фарватера!..
И тут дружеская рука указывает мне на Вашу «Безыменную любовь».
Вот, конечно, тема! Ключ ко всему (и вовсе не только сценарно-композиционный! ).
И перед глазами сразу же все, что надо.
Немедленное психологическое уверование в Вашу гипотезу связано, конечно, с остатками воспоминаний о фрейдистском (assez possible) (Вполне возможно, франц.) толковании «донжуанизма» как поисков той, единственной (не «зря» у Пушкина и «Дон Жуан»).
Впрочем, может быть, еще сильнее от наглядного примера, наглядно встреченного в жизни Чаплина.
Сентиментальная биография Чаплина, с которым мы сошлись достаточно близко, именно такова.
Это любовь все к одной и той же Мэрион Дэвис (не смешивать с Бэтт Дэвис), которая «другому отдана» – Рэндольфу Херсту (газетному), и даже без соблюдения формально-церковных условностей и административных обрядов.
Херст такой же карающий «Vater Imago» («Отец Имаго», нем.), подобный Карамзину, только в гораздо более страшных и шумливых формах, почти насмерть раздавивший Чаплина в период одной из любовных вспышек чаплинского «рецидива» по отношению к Мэрион Дэвис…
Так или иначе, забавно: Рэндольф Херст и Карамзин, Карамзина и Мэрион, Пушкин – Чаплин.
Кстати, очень много общего между Чаплином в обиходе и тем, каким в известных чертах рисуется Пушкин.
Что же касается калейдоскопа дам вокруг обоих, то неизвестно, кто кого перещеголяет.
Впрочем, Ваша гипотеза (по крайней мере для того абриса фильма, который начал у меня вырисовываться) имела еще большее значение.
И здесь я к Вам уже обращаюсь с вопросом. Не здесь ли лежит и секрет совершенно непонятного (по крайней мере fьr uns Laien (Для нас, профанов, нем.)) увлечения Пушкина Натали Гончаровой? По крайней мере для нас, «читающей публики», знакомой с Пушкиным не более чем по изданным и общедоступным материалам, «бешенство» этого совершенно алогичного и ничем не объяснимого порыва и увлечения совершенная загадка.
Ваше предположение дает, по-моему, ключ и к этому. Конечно, если принять хотя бы за частичную истину «вышеупомянутое» теоретическое предположение венского профессора о поисках Ersatz’a для недоступной возлюбленной…
Натали – как «формальный» Ersatz Карамзиной. Чем-то оказавшейся в таком положении.
И теперь к Вам, исследователь и романист (то есть более вольный в догадках), вопрос: если это возможно, то чем, через что, по каким признакам Натали могла быть и оказаться подобным Ersatz’eм?
Сами заронили мысль – извольте держать ответ!
Что увлечение Натали все же нечто идущее вне всякого учета реального положения вещей и объективных данных, не предвещающих благополучие, мне кажется очевидно. (Даже обручальное кольцо, падая в ноги, старается в последнюю минуту образумить безумца).
Где же те предпосылки почти рефлекторного переноса увлечения с одной на другую, по-видимому в какой-то иллюзорной уверенности и убежденности, что наконец-то действительно и непреложно найден совершенный Ersatz?
The discrepancy (Неустойчивость, англ. ) этой уверенности с лишь смутным сознанием ошибочности этого – настоящий лично трагический материал человека, барахтающегося во власти ощущений deren er nicht Herr werden kann! (Um es ganz wissenschaftlich auszudrьcken muss man’s deutsch niederlegen) (Господином которых он не может стать. (Для того чтобы научно это выразить, надо изложить по-немецки.)).
…Отношения Карамзина – Александр Павлович – об этом Вы в статье кажется не писали: не могу сверить, ее нет под рукой, – и дальше отношения Натали – Николай тоже очень любопытно сплетают эти два женских образа почти гофманской трагичности с этой – чем-то (чем?) напоминающей живую – куклой (Олимпией?), лукаво подсунутой зловещим злодеем доверчивому поэту.
Так или иначе Ваша точка зрения меня безумно увлекла.
Исследовательская истинность и историческая достоверность ее меня совершенно не беспокоили.
Восхищало внутреннее правдоподобие.
И если Вы подобно Джойсу закончили бы Вашу статью, как он заканчивает одну из самых длинных глав «Улисса» (сцена в публичной библиотеке), где непреложно доказывает, что все творчество Шекспира и особенность его взглядов вытекают из факта первой его связи со значительно более взрослой и пожилой женщиной (oyez! oyez!) (Слушайте! Слушайте!, франц. ) – Dedalus говорит просто об изнасиловании юнца пожилой дамой; а потом на вопрос, заданный Dedalus’y: «A вы сами этому верите?», восхитительно отвечает устами своего героя: «Конечно, нет!» (все рассуждения прекрасно выдержаны в серьезных а s’y miprendre (Чтобы не ошибиться, франц.) тонах, пародия на контроверзы шекспирологии), – то и то для сценария о Пушкине, каким он мне рисуется до сих пор, ничего более восхитительного найти нельзя!
Следующим шагом было написать Вам о работе над сценарием.
Но тут случилось самое печальное: оказалось, что технически мы пока и думать не можем о цветовом фильме той технической гибкости и того совершенства, без каких и влезать в подобную затею было бы бессмысленно и недостойно.
Потом возник Иван Грозный.
Потом – война.
Перспективы цветового кино пока что не приблизились.
Надеюсь, что наши руководители догадаются на путях прочего сближения с могучим соседом – Америкой (если полагать Берингов пролив переходным) установить с САСШ что-либо вроде «цветовой конвенции» с целью использования их техники для наших тем.
Так или иначе (если Вас не отпугивает тон и соображения моего к Вам послания) очень прошу «считать Вашего Пушкина» в изложенном разрезе сценарно «за мной».
Грозный царь еще не скоро высвободит меня из своих объятий, но надо думать и о будущем. (Из военных тем меня только увлекает эпическая тема о Войне, как таковой, решенная своеобразным «Апокалипсисом», – пока что довольно туманно.)
Кстати, существуют ли хотя бы намеки предположений о том, что собирался писать Пушкин в своем «Курбском», имя которого, сколько я понимаю, значится в его драматургических намерениях? И если нет данных, то, быть может, можно предположительно догадаться, чем бы это могло быть? Продолжение линии Самозванца? Порицание? Осуждение? Сожаление? Восхваление?
Еще раз от души, уж просто как читатель, благодарю Вас.
И если Вас не очень мучает болезнь, то жду от Вас несколько строк к нам, в далекую Алма-Ату, откуда стремлюсь бежать всеми фибрами (фибрами души стремлюсь, а бежать думаю чем-нибудь более приспособленным к быстрым переброскам) .
Привет. Искренне Вас любящий С. Эйзенштейн. 1943». 

Неотправленное письмо режиссера писатель и не смог бы получить. Его уже не было в живых. Из-за болезни и преждевременной кончины остались незавершенными его многие интересные планы, которым было не суждено сбыться.

 

Художник: Верейский Георгий Семенович (1886 — 1962) «Портрет Юрия Тынянова». Из серии «Русские писатели». 

HtmlReader

Журнал жизни и службы князя Михаила Никитича Волконского

Волконский М. Н. Журнал жизни и службы князя Михаила Никитича Волконского / Публ., [предисл. и примеч.] А. К. Афанасьева // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв. Альманах. — М.: Студия ТРИТЭ; Рос. Архив, 2004. — [Т. XIII]. — С. 9—60.

“Князь Михайла Никитич Волконский принадлежит к замечательнейшим лицам прошедшего века. Слишком три четверти этого века прожил он в постоянной близости ко двору царскому и к высшему правительству и в то же время в неутомимой деятельности и достопамятных трудах. Он был свидетелем осми царствований, а при Елизавете, Петре III и Екатерине II отправлял важные государственные должности. Храбростью на войне, умом и преданностью отечеству на дипломатическом поприще, точностью и благоразумием в управлении делами внутренними, Михаил Никитич вновь прославил имя князей Волконских, до него почти забытое в новой Русской истории”.* Так начиналась вступительная статья П. И. Бартенева к публикации двух десятков указов и рескриптов императрицы Елизаветы и Петра III М. Н. Волконскому, которые находились у его правнука — князя А. Ф. Прозоровского-Голицына.

Михаил Никитич Волконский (1713—1788) родился в Москве. Его мать, Аграфена Петровна, урожденная Бестужева-Рюмина, играла видную роль при дворе Екатерины I, требовала лишить детей царя Иоанна Алексеевича права на российский престол. После смерти Екатерины I была привлечена к суду Верховным тайным советом и сослана в монастырь. Отец, капитан Никита Федорович Волконский, был принужден жить при дворе в качестве шута Анны Иоанновны. Имеющиеся в литературе сведения о детстве и юности М. Н. Волконского довольно противоречивы, поэтому наиболее достоверными являются его собственноручные записи в “Журнале”. До 9 лет он воспитывался у бабушки Екатерины Ильиничны Волконской, а затем — в доме деда, Петра Михайловича Бестужева-Рюмина, где получил первоначальное образование. Несомненное влияние на его судьбу оказало то, что родные братья его матери занимали высокое положение. Один из них — Алексей Петрович Бестужев-Рюмин — при Елизавете Петровне был фактическим правителем империи.

В 1732—1736 гг. Волконский обучался в Шляхетском сухопутном кадетском корпусе, который Екатерина II называла “рассадником великих людей”. Военную службу начал в чине подпоручика армейского полка. Чины получал вдали от двора за храбрость на полях сражений и отличия при выполнении опасных дипломатических поручений в Польше и Турции. Принимал участие в польском походе (1733—1734), затем в русско-турецкой войне (1735—1739), русско-шведской войне (1741—1743) и Семилетней войне. В чине генерал-майора находился послом при дворе польского короля Августа III (1756—1758), а затем особенно отличился, командуя бригадой, дивизией и корпусом. А. В. Суворов писал, что он по-настоящему “впервые видел войну” летом 1759 г., когда бригада Волконского отбросила пруссаков от Кроссена. В марте 1762 г. генерал-поручику Волконскому было поручено подписать перемирие с Пруссией в Неймарке. 28 июня этого же года элитный Конный полк, которым он командовал, выступил на стороне великой княгини Екатерины Алексеевны, ставшей в этот день императрицей Екатериной II. Волконский пользовался ее особым расположением и доверием, несмотря на его неприязненные отношения с Г. А. Потемкиным. В 1764 г., находясь в чине генерал-аншефа во главе корпуса в Польше, он обеспечил избрание на польский престол Станислава Понятовского. В 1766 г. был избран депутатом от Сената в Уложенную Комиссию. Волконский имел все ордена России и Польши, а в 1767 г. был пожалован высшим орденом — св. Андрея Первозванного. В 1768 являлся членом Совета, учрежденного под председательством Екатерины II для рассмотрения всех дел, связанных с русско-турецкой войной 1768—1774 г. В 1769—1771 выполнял ответственную миссию чрезвычайного посла в Польше и настоятельно советовал императрице принять участие в подготовленном Пруссией и Австрией разделе этой страны, осуществленном в 1772 г. В 1774 Волконский составил проект «О лучшем учреждении судебных мест и разделении Империи на губернии». В 1771 г., после подавления “Чумного бунта” он был назначен Московским главнокомандующим и занимал эту должность в течение 10 лет. Возглавлял следственную комиссию по делу Е. И. Пугачева, привезенного в Москву. Вышел в отставку по состоянию здоровья в 1780 г. Скончался в возрасте 75 лет и был похоронен рядом с предками в Пафнутьевском монастыре Боровского уезда Калужской губ.

По отзывам современников, Волконский, храбрый боевой генерал, опытный дипломат и видный государственный деятель, был одним из самых светлых умов своего времени.

С 1745 г. Волконский женат на дочери кабинет-министра Петра I А. В. Макарова Екатерине Алексеевне и имел двух сыновей: Льва (1754—1792) и Павла (1763—1808), оставшихся бездетными, а также двух дочерей: Марию (?—1765) и Анну (1749—1824). Последняя в 1780 г. стала женой князя А. А. Прозоровского, получившего в 1807 г. звание фельдмаршала. После смерти Павла Михайловича Волконского мужская линии черниговской ветви древнего рода прервалась. Принадлежавшее Волконским подмосковное село Раменское отошло к Анне Михайловне Прозоровской.

Среди имущества в господском доме в Раменском находился сундук с документами и письмами М. Н. Волконского, кроме того, в нем были 16 рукописных книг. По сохранившемуся реестру этих книг видно, что 9 из них — это конволюты из указов, донесений, писем и документов, принадлежавших Волконскому. В реестре указаны также четыре “Журнала жизни и службы князя Михаила Никитича Волконского”.

“Журнал” № 1 хранится сейчас в Отделе письменных источников Государственного Исторического музея, в составе архивного фонда князей Прозоровских-Голицыных (Ф. 145. Ед. 105). Надо заметить, что у А. А. и А. М. Прозоровских не было сыновей, а единственная дочь Анна вышла замуж за Ф. С. Голицына; их детям с 1854 г. было разрешено именоваться князьями Прозоровскими-Голицыными. Местонахождение “Журналов” № 2, 3 и 4 обнаружить не удалось. Если они сохранились в каком-либо архиве, то вероятнее всего числятся как дневники неизвестного лица, поскольку название дневника дается обычно на первой книге, а остальные помечаются порядковыми номерами.

“Журнал жизни и службы князя Михаила Никитича Волконского” № 1 охватывает период с 1713 по 1756 г.: от рождения автора, до назначения его послом в Польшу. Журнал представляет собой тетрадь в твердом переплете коричневой кожи, состоящую из 45 листов плотной желтоватой бумаги, изготовленной, судя по филиграни, в Литве в 1759 г.* Весь текст написан самим автором набело, без исправлений и вставок, черными чернилами. Рукопись выполнена в течение непродолжительного отрезка времени, на что указывает ровный характер почерка (скоропись XVIII в. ), довольно неразборчивого.

По традиции мемуарного жанра XVIII столетия автор начинает свой Журнал с краткого рассказа о своих предках и родителях. При этом сообщается ряд сведений, отсутствующих в других источниках о роде князей Волконских, как например, неизвестный в генеалогии факт родства Волконских с Романовыми: бабушка мемуариста, Екатерина Ильинична Волконская, урожденная Милославская, была сестрой царицы — первой жены Алексея Михайловича.

При составлении “Журнала” Волконский несомненно пользовался своими более ранними дневниковыми записями. На это указывают точное обозначение времени, подробности в описании путешествий, упоминание массы имен, названий населенных пунктов, расстояний между ними и другие детали, которые невозможно восстановить по памяти. Не все события освещены в Журнале с одинаковой степенью подробности. За ряд лет записи носят фрагментарный характер.

Судя по содержанию Журнала, жизнь Волконского в этот период была чрезвычайно наполнена опасными приключениями и смертельным риском на полях сражений и при выполнении секретных дипломатических миссий.

Упомянем о некоторых из описанных в Журнале событиях. В 1733 г. Волконский отправился в Польшу с посольством К. Г. Левенвольде, которому было поручено оказать дипломатическую поддержку Августу III. Сейм избрал королем Станислава Лещинского. Появление у Варшавы русских войск было решающим аргументом в пользу Августа III, который и стал королем. Об отношении к этому в стране свидетельствует запись о нападении на возвращавшуюся в Россию свиту 4 тысяч поляков. Упоминается и об осаде Гданьска, в которой мемуарист принимал участие в качестве волонтера.

Начиная с 1737 г. записи в Журнале приобретают дневниковый характер. На нескольких страницах, посвященных этому году, содержится детальное описание одного из главных событий Русско-турецкой войны — штурма и взятия Очакова. В дневнике за 1738 г. отражены походы и боевые действия русской армии. Записи 1739 г. рассказывают об опасных путешествиях Волконского и его спутников в Польше под чужими именами с тайными поручениями дипломатического и разведывательного характера.

Большой интерес представляет уникальное по своей подробности описание посольства А. И. Румянцева в Турцию и переговоров в Царьграде, участником которых был Волконский в 1740—1741 гг. Автор Журнала детально осветил эту важную миссию и связанные с ней опасности, включая бегство свиты посла от разбойников около Глухова и эпидемию чумы в Царьграде, ставшую роковой для многих членов посольства.

В начале 1742 г. Волконский встречал в Дерпте прибывшего в Россию герцога Голштинского, будущего императора Петра III. Вскоре он принимает участие в сражениях Русско-шведской войны, становится адъютантом генерал-аншефа У. Ф. Левендаля, а в 1744 году — генерал-фельдмаршала П. П. Ласси. В 1746 г. Волконский вместе с бригадиром М. Г. Ливеном снова послан в Польшу для разведки и тайных переговоров с магнатами.

Почти все записи за 1752 г. посвящены подавлению крупнейшего за всю историю XVIII века восстания работных людей на заводах Демидова и Гончарова в Калужской провинции, известного под названием “Гамаюнщина”. Необходимо отметить, что Журнал Волконского является единственным источником личного происхождения об этом событии. При сопоставлении описания восстания в Журнале с опубликованными документальными материалами не обнаружено никаких расхождений, что свидетельствует о высокой степени достоверности мемуаров Волконского*.

“Журнал жизни и службы князя Михаила Никитича Волконского”, который впервые публикуется здесь в полном объеме, содержит много новой и интересной информации о важнейших событиях отечественной истории 1730—1750-х годов. Вне всякого сомнения, он встанет в один ряд с такими известными мемуарными источниками этого периода, как Записки Екатерины II, А. А. Шаховского, И. И. Неплюева и В. А. Нащокина. В публикации сохранена орфография оригинала. Сохранены особенности написания отдельных слов: растак — роздых, 5 члвк. — 5 человек, река Бог — Буг, чес — час и др. Пунктуация приведена в соответствие с современными нормами.

ЖУРНАЛ ЖИЗНИ И СЛУЖБЫ КНЯЗЯ МИХАИЛА НИКИТИЧА ВОЛКОНСКОГО

№ 1

Князь Михайла Волконской родился 1713 году октября 9 числа в Москве на старинном дворе за Тверскими воротами подле Страстнова монастыря в приходе церкви Рождества Богородицы. Отец ево князь Никита Федорович,1 мать ево княгиня Аграфена Петровна2, дочь графа Петра Михайловича Бестужева Рюмина3. Дед ево боярин князь Федор Львович Волконской4 был полковой и осадной воевода в Чернигове, где и скончалса. Женна ево была княгиня Екатерина Ильинишна Милославская5; оставил он сына князя Петра, которой мойором убит против бунтовщиков донских козаков в младых летах6, а князь Никита Федорович после смерти отца своего был семи лет. Он, князь Федор Львович, схоронен в Чудове, а к(нязь) Петр в Боровске. Прадед князь Михаилов, стольник князь Лев Михайлович7 по прозвищу Орел, убит от поляков на войне и схоронен в Боровске в Пафнутиевом монастыре. Женат был на кнежне Елене Никитишне Пронской8. Пращур ево, князь Михайло Констентинович9 (принимал Сибирь) и был там воеводою, а после против растригиной партии10 убит 1610 году и схоронен в Боровске, где он, будучи полковым воеводою, защищал оной. Товарищи его изменили и передались зладеям и о сем в летописце написано. Он, князь Михаила, воспитан у бабки своей отца ево матери кнегини Екатерины Ильинишны до 9 лет, то есть до 1722 году.

В 1722 году поехал с материю своею в С.-Петербурх.

В 1724 поехал с материю своею в Курляндию и жил у деда своево графа Петра Михайловича Бестужева Рюмина и обучалса по латыне, по французски, по немецки и другим наукам.

В 1728 году с дедом своим прибыл к Москве.

Князь Михаил Никитич Волконский

В 1730 году дед ево послан в Нижний губернатором, и он с ним, а оттуда с дедом же своим в пошехонские деда ево деревни.

В 1731 в ноябре именным Указом императрицы Анны Ивановны записан вновь состоящим в кадетской корпус.

В 1732 году в майе прибыл в Петербурх и в оном корпусе явился, чрез два месяца зделан ефрейтором, а чрез полгода капралом.

В 1733 году отправился в Польшу оберсталмейстер граф Левенвольде11 послом для выбору новова короля, и я с ним при посольстве определен, и в Варшаву прибыли. При нас выбран в короли Станислав Лещинской12 противною партиею, тогда для нас была великая опасность. Вся свита посла нашего, в котором числе и я, ушла в Прусы, в город Ортелсбурх13 и были там до прибытия армии нашей под командой генерала Лесия14 к Варшаве. И тогда выбран нашею партиею курфюрст саксонской Август III15 и мы в Варшаву прибыли. Граф Левенвольде поехал в Краков для коронования короля, а мы остались в Варшаве и три полка пехоты под командою генерала Любраса16.

В 1734 свита наша отправилась из Варшавы в Кенигсберх с конвоем 100 драгун и 90 донских казаков. Дорогою были атакованы от поляков в 4000 состоящих под командою кастеляна черского Грудицкого, однако нам ничего не зделали, и прибыли в Кенигсберх благополучно. В то время город Гданьск нашею и саксонскою армиею был осажден. Я из Кенигсберга добровольно поехал подо Гданьск волонтиром и был там до капитуляции города17.

Граф Левенвольде прибыл в Кенигсберх и с ним мы поехали в С: Петербурх и благополучно прибыли. Я со своими товарищами по прежнему в кадетской корпус отпущены, где я обучался с прилежанием геометрии и фортификации до выпуску из оного.

1736 ноября 4 дня выпущен из кадетского корпуса и пожалован подпорутчиком в армию.

26 ноября отправился из С: Петербурха.

2 декабря прибыл к Москве.

1737

18 генваря поехал из Москвы.

25 — прибыл в украинской город Лубны, где квартира была принца Гесен-Гомбурх18 и я у его светлости явился.

6 февраля определен я в Бутырской полк в 4-ю роту.

11 — получено известие, что татары под Переволочною чрез Днепр перешли, чего ради его светлость с Кирасирским Миниховом полком, с С: Петербурхским драгунским и пехотными Астраханским и Бутырским против неприятеля выступили, и дошли чрез 4 дни до местечка (Гольтвы).

20 — по получении известия, что неприятель за Днепр опять выступил, то мы возвратились в Лубны.

12 марта командирован я в Полтаву для збору с того полку 1500 пар волов с телегами под провиантской магазейн к наступающей кампании, а в другие полки другие офицеры отправлены.

16 апреля прибыл из команды к полку в местечко Саколки.

25 — выступили из Саколок и стали лагерем под Переволочною.

2 майя перешли чрез Днепр и совокупились с армиею.

9 — вся армия под командою Генерал Фелт Маршала Графа Миниха19 вступила в настоящий марш.

16 июня переходили реку Бог.20

29 — прибыли за 10 верст от Очакова, из оного 5000 арнаутов21 и прочих конных турок повстречались с нашими гусарами и донскими казаками, и несколько продолжалось сражение, а потом неприятель нашими прогнан в город с немалым уроном. А из крепости зажгли свой форштат22.

30 — Подступили мы к крепости и расстоянием от оной в 4 верстах лагерем расположились. Из крепости была вылазка немалая, против которой выведен был наш резерв под командою Генерала Порутчика Левендаля23 и по малом времени та вылазка отбита. Того ж числа ввечеру в 10 часов командированы 5000 для отрытия траншей и 5000 в прикрытие работников, в которой я был командирован, но за короткостию ночи только две редуты24 зделаны, и те не совсем отделаны были, в которые оставили команду под командою гвардии майора да брегодира фон Ливена,25 а прочие возвратились в лагерь в 4 часу поутру.

1 июля в 5 часу поутру неприятель учинил сильною вылазку на помянутые редуты, но от оных был с уроном отбит. Все гарнадерския26 роты от всей армии командированы, которые неприятеля атаковали в лежащих круг города огородах (NB оныя огороды каждый имел круг себя ров и валик, и всякой за самой редут служить мог) В 8 чесу рано выбили неприятеля из тех огородов. И взяли наши свой пост в самых ближних к крепости расстояниях от Гласиса27 на фузейный выстрел (где и я свой пост имел и там неприятельской бомбы черепком ушиблен). Неприятель с крепости производил жестокой огонь, из заполисада28 из мелкова ружья, и с бастионов из пушек картечами. Также чинил бесперестанные вылазки на наши посты, но всегда с уроном отбит был. На мой пост было 7 вылазок. Привезена наша артилерия и со всякова полку по баталиону вступили в оныя огороды и зачали бонбардировать крепость в 11 часу поутру. И продолжалась с обоих сторон жестокая пальба, так что для моей команды (которая состояла из 140 члвк) дважды патроны из лагеря подвозили, а как ночь наступила то бонбардирование от нас усилилось. Под утро от бомб наших зделался в крепости великой пожар и весь город загорелся.

2 — В 5 чесу поутру был генеральной штурм и приступили мы до перваго рва пред Гласисом. В городе подорвало великой пороховой магазейн29; после несколько спустя другой. Неприятель искал своего спасения, выбежав ис крепости в воду, называемой лиман, в том намерении, чтоб им мелями (которые на версту от берега были) добраться до бывших там судов, но те суда пушками нашими были разбиты и в воде неприятель гусарами и казаками были рублены и из мелкова ружья с берегу от нас много побиты. Неприятель из воды искал опять в крепость войти, и в 10 часу поутру гнавшись наши за неприятелем в крепость вступили и взяли оною чрез водяныя вороты, где команду имел Генерал Александра Иванович Румянцов,30 и сераскир Ягья паша31 со многими знатными командирами взят Его Превосх(одительством) в полон.

Чрез всю сию атаку неприятеля пропало: побитых тел начтенно 16 753 кроме тех, которые в воде потонули и от подорвания магазейнов землей засыпаны; в полон взято обоего полу 4630, ибо военного люду было в гарнизоне 18 000, обывателей обоего полу 7000 члвк; изо всех ни один не спасся. С нашей стороны побито всех чинов 1058, в том числе около 300 офицер, ранено 2988; между сими находились из генералитету: Генералы Порутчики Кейт,32 Левендаль, Генерал Майоры Бахметев,33 Аракчеев,34 брегадир Ливен, более 500 штаб и обер офицеров.

3 — Пленники разделены по полкам, я принимал на Бутырский полк. В город посажен наш гарнизон. В добычу получено 84 пушки разных калибров, 8 мортир, множество всякова мелкова ружья, амуниции, лошадей, денег и всяких вещей.

4 — отправлялось празнество сей победы. Вся армия была в параде и стреляли при благодарном молебне три раза беглым огнем, также и ис пушек.

5 июля. Оставя гарнизон в Очакове вся армия в Марш вступила.

31 — переходили чрез реку Бог. Генерал Аншеф Александра Иванович Румянцов с одним деташементом35 и с гвардиею от армии отделился и пошел к границам нашим прямою дорогою, а Фелт Маршал со всею армиею вниз по Богу реке до устья, а потом вверх по Днепру. На Днепре зделан Александр шанц и там оставлен гарнизон.

26 сентября прибыли мы к нашим границам и под Переволочною Днепр переходили.

5 октября вступил Бутырской полк и я при нем в винтер квартеры36 в Лубны.

15 декабря командирован я на генеральной Крикс Рехт,37 которой был в Лубнах.

1738 год

27 Генваря пошел наш полк на Днепр для колония льду.

17 — По получении Ордеру от Генерал Майора Ливена поехал я в Полтаву к нему для отправления при нем адъютантской должности.

20 — прибыл в Полтаву.

21 — начал я адъютантскую должность править.

5 апреля отправился я для своих нужд к полку.

8 — нашел я полк на походе в Хароле и с оным шел до Переволочни.

20 — переходили реку Днепр и прибыл я к генералу Ливену, которого я нашел в Переволочне.

11 Майя совокупилась вся армия. Третья дивизия под командою Генерала Карла Бирона,38 и генерал Ливен при той дивизии, а я при нем. Переходили речку (Аперник).

18 — вступила вся армия в марш и был лагерь 25 верст от (Мишуркова) рогу. Генерал Румянцов с двумя пехотными и одним ландмилицким39 полками остался позади для отправления всяких потребностей армии.

19 — растак* и один редут зделан на (Апернике).

20—21 — растак.

22 — маршировали 15 верст.

23 — 1 и 2 дивизии маршировали 25 верст, а 3 дивизия осталась в старом лагере. 1 дивизия переходила речку Каменку. Получено известие чрез запорожцев, что оне неприятельскую партию видели.

24 — 3 дивизия маршировала 25 верст по речке Каменке и имела многие трудные переправы.

25 Майя. Маршировали 16 верст по Каменке. 1 дивизия на той, а 2 и 3 на сей стороне лагерем стали.

26 — Растак. Командированы квартирмейстеры под прикрытием 7 полков вперед для делания мостов чрез реку (Ингулец).

27 — Маршировали 13 верст. Вся армия переходила (Ингулец).

28 — Растак. В третьей дивизии ночью зделалась напрасная тревога от лошадей, которые в табунах ходили.

29 — Растак. Зделан ретраншемент40 на речке (Ингульце). Пойман шпион и повешен, которой был козак Полтавского полку, а был долгое время у неприятеля и в 1736 и 1737 годах, как татары в Украину впадали, был у них проводником.

30 — растак, и все трудно больные отправлены назад в Переволочну.

31 — Маршировали 8 верст и переходили речку Бешку. 3 полка оставлены в зделанном ретрашементе. Между 11 и 12 часов было землетресение и чрез несколько минут тресло весь лагерь.

1 июня. Растак. Я занемог горячкою и был к смерти болен.

2 — Маршировали 18 верст до верблюжьего буерака.

3 — Маршировали 20 верст до речки большого (Аперника). На походе имели несколько трудных переходов.

4 — Растак.

5 — Маршировали 20 верст до реки (Ингулец)) и переходили много трудных дифилей.41

6 — Растак. Одна партия украинских казаков нашла неприятельскую партию, в оной 6 убили, а 4 в полон взяли и в лагерь привели.

7 — Растак. Донские казаки и калмыки прибыли к армии.

8 — Маршировали 10 верст. Переходили речку и был лагерь при речке Вшевой.

9 — Растак. 1 дивизия была в параде и делана проба, как в случившейся баталии действовать. Я выздоровел и пожалован от его Сиятельства Генерал Фелт Маршала Графа Миниха по рекоменации Юрия Григорьевича Ливена в порутчики.

10 — Растак.

11 — Маршировали 15 верст и был лагерь по обеим сторонам реки (Сухаклеи) камышеватой.

12 — Маршировали 12 верст. Переходили речку Березоватую. Я определен в Тоболской пехотной полк к полковнику Матвею Григорьевичу Ливену,42 и опять горячкою занемог и был отчаян.

13 июня. Растак.

14 — Маршировали 18 верст и переходили переправу Черной Яр.

15 — Маршировали 20 верст и переходили переправу Мертвые воды.

16 — Растак.

17 — Маршировали 23 версты до речки Корабелки, и переходили на многие трудные переправы.

18 — Растак. Неприятель зажег степь, однако чрез наших к тому командированных скоро потушили.

19 — Маршировали 20 верст по речке вышепомянутой.

20 — Растак.

21 — Маршировали 15 верст до реки Бога. Неприятель показался на той стороне Бога казацким партиям, а на сей стороне у нашего ариергарду. Зачали мы мосты делать чрез реку Бог.

22 — Растак. Часть авангарду переправилась чрез Бог и зделали там тетдепон43 для прикрытия моста.

23 — Остальная часть авангарду, гвардия, кирасиры и донские казаки под командою генерала Густава Бирона44, также и 3 дивизия под командою Генерала Карла Бирона перешли через Бог. Генерал Румянцев с оставшимися полками, тяжелою артиллерией и провиантскими магазейнами к армии прибыл.

24 июня. Остаток третьей дивизии, вся первая дивизия и часть второй дивизии перешли реку Бог.

25 — Часть второй дивизии, провиантский магазейн и полки, которые оной прикрывали, перешли реку Бог.

26 — Остальные полки второй дивизии и команда Румянцева перешли чрез Бог.

27 — Остаток всей армии перешли Бог. Ночью была тревога, только ничего не воспоследовало.

28 — Растак. А третья дивизия маршировала 18 верст вверх по Богу.

29 — Первая и вторая дивизия маршировали 18 верст и совокупились с третьей. В продолжении марша против первой дивизии показался неприятель в великих силах, но как против ево некоторые команды посланы, то он опять скрылся. 30 — Растак. Неприятель, около 40 000 состоящей, показался против первой второй дивизии, для того вся армия встала в ордер де батали,45 а Генерал Фельт Маршал с конным корпусом около 8000 регулярных и нерегулярных атаковал неприятеля. И по малом сражении с уроном помянутой неприятель прогнан и взято несколъко в полон. С нашей стороны весьма мало убито и ранено. 1 июля. Растак. Неприятель в разных местах многократно тревожил армию, однако ничего не воспоследовало. 2 июля. — Маршировали 12 верст вверх по Богу в три баталион каре. 3 — Растак. Неприятель показался у наших форпостов, но как резерв наш вывели, то он опять скрылся. 4 — Маршировали вверх по Богу 10 верст в три батальон каре. 5 — Маршировали 7 верст вверх по Богу таким же образом и переправлялись одну малую речку. 6 — Растак. 7 — Маршировали вверх по Богу 10 верст. 8 — Третья дивизия маршировала 13 верст и перешла реку Савран, а прочие дивизии имели растак. Первая дивизия была атакована от неприятеля, но оной как ис пушек, так из мелкова ружья отбит и нерегулярными провожден был с уроном. 9 — Первая и вторая дивизии перешли реку Савран и соединились с третьей. 10 — Маршировали 15 верст вверх по Савране и много трудных переправ было, 11 — Маршировали по Савране 16 верст и имели 3 трудные переправы. 12 июля. Растак при одной польской деревне. При пароле приказано было, чтоб все готовились к генеральной баталии. 13 — Маршировали 12 верст по реке Савране. В марше имели 5 трудных переправ. Неприятель казалса малыми партиями, и ту деревню, при которой мы стояли, сожег. 14 — Маршировали 6 верст до речки (Ксичекленки). Первая и вторая дивизии перешли ту речку, а третья на сей стороне стала. Неприятель перед второй дивизией показался, но казаками скоро прогнан. 19 15 — Растак. Остаток второй дивизии переходил чрез помянутую речку. 16 — Третья дивизия переходила ту речку. 17 — Остаток третьей дивизии переходил. 18 — маршировали 10 верст до деревни (Поповой гребли) и имели много трудных дифилей, шли чрез частою дубраву и в лесу лагерь имели. 19 — Растак. Получили известие, что Генерал Фелт Маршал Граф Леси Перекоп взял,46 о чем праздновали при благодарном молебне. На отъезжем карауле неприятель ночью подъезжал, отчего учинена тревога и вся армия чрез то всю ночь стояла в ружье. 20 — Маршировали 15 верст. Имели трудной марш чрез высокие горы и частый лес. Часть обоза и больные под прикрытием запасного корпуса оставлены позади. 21 июля. Растак и остальной обоз оставлен, а (с) собой взяли на 8 дней провиянту. Я от моей болезни совсем освободилса и выздоровел. 22 — Маршировали 15 верст. Отставший обоз и больные взяты опять к полкам. Одна партия донских казаков наехала на неприятельскую партию, состоящею из 50 члвк. Из оных 40 убили, а достальные в полон взяты. Между последними находился прапорщик от шпагов. Марш был сквозь лес. А как авангард из лесу вышел, то неприятель в великих силах атаковал, чего ради 3 пехотные полки (между которыми Тобольской, а я в нем) на сикурс47 командированы, а потом вся третья дивизия поспешила, а за ней и прочие следовали, и была немалая акция. Неприятель часто жестокие напуски чинил, но всегда был пушечною и мелкова ружья пальбою отбит, а с ирегулярными жестоко сражался. Продолжая сие, армия все аванзировала,48 а неприятель отступал. И тако сие до ночи продолжалось. 23 — Растак. Имели лагерь от лагеря неприятельскова в 5 верстах, которой свободно можно было видеть. Партиями у неприятеля с нашими легкими были частые сражения. Я был командирован для прикрытия фуражиров, а ис команды возвратясь, был командирован для прикрытия табунов. 24 — Растак. Неприятель в разных местах тревожил армию, я был командирован на отъезжий караул. 25 — Маршировали 8 верст до реки Днестра. Неприятель во весь день и во весь марш на пушечной выстрел от нас был впереди. Мы очищав себе дорогу пушками, не останавливаясь маршировали, а нерегулярные часто с неприятелем сражались. 26 июля. Чрез весь день были малые тревоги, а в ночи зделана на берегу Днестра батарея, с которой по главному лагерю неприятельскому за Днестром из пушек стреляли и бомбы бросали. Неприятельской лагерь был за рекою тройным ретрашементом укреплен. Я был командирован на фашинною работу49. 27 — Неприятель сильнее ординарного напирал, чего ради вся армия в ордер де батали стала, и думали, что генеральная баталия будет, однако неприятель от пушечной нашей пальбы скрылся. Я был командирован в резерв. 28 — Пошли мы от Днестра. Неприятель в марше тревожил, как ординарно и от нас происходила пушечная пальба. 29 — Маршировали вверх по речке Белочи и переходили оною. Третья дивизия была в ариергарде, где и я был, неприятель атаковал ариергард конницей и пехотой, и была знатная акция. У неприятеля убито больше 300 члвк, а нерегулярные наши много лошадей в добычу получили. 20 30 — Остаток армии и третья дивизия переходили ту речку, а неприятель издалека малыми партиями только казался. Я был на пикет командирован. 31 — Растак. Неприятель нечаянно напал на фуражиров второй дивизии и побил и в полон побрал наших около 600 члвк, что в первый раз удалось, чего ради Генерал порутчик Загряжской,50 шеф оной дивизии за оплошность арестован. 1 августа. Маршировали 10 верст и за трудными переправами всю ночь дифилировали. Я был командирован на прикрытие воды. 2 — Маршировали 6 верст. И был такоже трудный переход чрез горы и лес, а третья дивизия и всю ночь перебиралась. Я был на отъезжем карауле. 3 — Растак. Третья дивизия прибыла в лагерь. Имели великую нужду в воде, чего ради за 20 верст от лагеря весь скот для поения и с бочками по воду послали под прикрытием 10 000 члвк, которая команда на другой день возвратилась. От неприятеля происходили малые тревоги. Я был на отъезжем карауле. 4 — По возвращении помянутой команды вступили в марш, и за трудными переправами только перешли 6 верст, а обозы и третья дивизия всю ночь маршировали и прибыли на другой день в лагерь. Неприятель искал, как бы отогнать табун наш, но от прикрытия оного табуна (между которых и я был) он до сего не допущен. 5 — Остальной обоз и третья дивизия прибыли в лагерь, и несколько часов по прибытии (спустя) вступила армия в марш и маршировала чрез трудныя переправы 8 верст. Третья дивизия с ариергарду сменена второю. 6 — Растак. Неприятель атаковал запорожцев лагерь, однако отбит. Я был командирован в прикрытия фуражиров. 7 августа. Растак. Неприятель в двух местах армию атаковал, но ис пушек отбит, а у нерегулярных происходили с неприятелем сражении. Маршировали 10 верст сквозь лес, имели лагерь в лесу. Я был на отъезжем карауле. 9 — Растак. Донские казаки напали на одну неприятельскую партию, состоящею в 400 члвк, из оных около 200 убили и несколько в полон взяли, между которыми и знатные офицеры находились. 10 — Маршировали 8 верст сквозь лес, и там лагерь имели, а я в прикрытие был командирован. 11 — Маршировали 12 верст до речки Дохны и опять в лесу лагерь имели. 12 — Маршировали 8 верст по речке Дохне. Козаки привели несколько пленных. Я был в марше с пионирами51 командирован, а в лагере на отъезжий караул. 13 — Растак. 14 — Маршировали 15 верст по речке Дохне. Имели много трудных переправ. Я был в полковом ариергарде. 15 — Маршировали 14 верст сквозь частые леса и высокие горы. Лагерь был на речке Лозы, подле польской деревни Яблоновки. 16 — Растак. Неприятель подъезжал к нашим отъезжим караулам, но как обыкновенно отбит и прогнан был. 17 августа переходили чрез речку Лозы. 18 — Растак. 21 19 — Маршировали до реки Бога 15 верст и зачели чрез нее мосты делать, а я был в прикрытии табунов. 20 — Авангард и часть армии перешли через Бог. 21 — Переходили реку Бог. 22 — Маршировали 8 верст по речке Суреи чрез частой лес, и в оном имели лагерь. 23 — Растак. 24 — Перешли помянутую речку и маршировали 20 верст. Я был в день на отъезжем карауле, а ночью для прикрытия воды командирован. 25 — Растак. 26 — Маршировали 5 верст и переходили две малые речки. Я был в прикрытии фуражиров. 27 — Маршировали 8 верст до местечка Гранова. Имели лагерь на речке Вербицы. 28 — Переходили ту речку. Я был с фуражирами командирован. 29 — Растак. 30 — Маршировали 5 верст. Первая и вторая дивизии перешли реку Сороку, а третья переходила во всю ночь. 31 — Растак. 1 сентября. Разделилась армия на две части. Одна под командою Фелт Маршала пошла на Каневской перевоз, а другая под командою Генерала Румянцева на Киев. Тоболской полк, и я в нем, были с Румянцевым. Я был в полковом ариергарде. 2 сентября. Вторая колонна маршировала 15 верст чрез частыя леса до Кнежих Крениц, а Тоболский полк переходил речку. Я в день был в табунном карауле, а ночь в резерфе. 3 — Вся артилерия и я при оной для прикрытия 1 драгунский да два пехотных, в котором числе Тоболской, под командою Генерала Левендаля пошли вперед и маршировали 10 верст, и перешли речку Юшковцы, я был в резерве. 4 — Артилерия с помянутым прикрытием маршировала 23 версты до местечка Титевки. Я был в резерве. 5 — Маршировали 14 верст до местечка Лобачевки и переходили речку. 6 — Маршировали 14 верст до деревни Матвеевки и переходили речку. 7 — Маршировали 14 верст до деревни Пархомовки и переходили речку. 8 — Маршировали 8 верст до крепости Белой Церкви и переходили речку Рось. Я был на работе у мостов. 9 — Растак. 10 — Маршировали 20 верст до деревни Гребенки. 11 — Маршировали 20 верст до деревни Мытниц. Я был в полковом ариергарде. 12 — Маршировали 12 верст до деревни Левахи, в наши границы вступили и переходили плотину под Васильковым 13 — Тоболской полк отделился, и маршировал 20 верст, и стал в лагере под Киево Печорским. 14 — Тоболской полк шел чрез крепость Печорскою парадом, и перешел Днепр, и маршировал 19 верст до деревни Бравары, где первой раз после кампании по дворам стали. 22 15 — Растак. 16 — Маршировали до местечка Гоголева 20 верст. 17 — Маршировали до деревни Яблоневки 21 верст. 18 — Растак. 19 — Маршировали до местечка Басики 20 верст. 20 — Маршировали до местечка Быкова 9 верст. Я был в полковом ариергарде. 21 — Маршировали 18 верст до деревни Макова. 22 — Маршировали 20 верст. Полк квартировал. 5 рота от полку пошла по способности в свою квартиру. 23 — Маршировали к городу Прилукам 16 верст. 24 — Роты распущены по винтер квартерам. которые стояли по деревням около Прилук. 1 октября прибыл в Прилуки Генерал Ливен, где он свою квартеру имел. 3 — Послан я от генерала Ливена на почте к генералу Румянцеву в Переяславль. 10 — Возвратился я ис Переяславля. 15 ноября господин Генерал Ливен поехал в Миргород для принятия команды над резервом, состоящим из 13 гарнадерских рот конных, и я при нем. 20 — Прибыли в Миргород. 24 — Переменили квартеру из Миргорода в Хомутец. 1739 20 Генваря. Маршировали с резервом в Полтаву. 23 — Туды пришли. 2 февраля. Получено известие, что неприятель к Днепру приближается. Того ради пошли мы с резервом на Днепр в местечко Манжелеивку. 4 — Туды пришли. 14 — Из Манжелеивки пошли в Новые Санжары. 16 — Пришли в Санжары. Маяки загорелись и уведомились, что неприятель на Днепре показался. Того ради пошли мы к местечку Белики и той же ночи туды прибыли, куды и генерал Левендаль прибыл с кирасирскими полками. 17 — Получили известия, что неприятель меж Власовкой и Городищем чрез Днепр перешел. Того ради Генерал Ливен с 13 гарнадерскими конными ротами совокупясь с Генералом Левендалем (которой имел в команде два кирасирские полка и несколько гусар и казаков) в самой скорости пошли, и чрез всю ночь шли к тому месту, где неприятель перешел. 18 — Пришли мы туды в 38 чесов, а растояние было 160 верст (NB: кирасиры были на немецких лошадях), но неприятеля мы уже не застали, которой до нас разбит Генерал Майором Бахметевым, которой близко к тем местам был. Неприятеля многое число побито. 19 — В Городище весь генералитет, которыя с командами из разных мест туды пришли. Обедали у Генерала Румянцева, а на линии маяки загорелись, 23 и все недообедав побежали и день и ночь к линии следовали с крайнею поспешностию. 20 февраля пришли в Переволочную. 21 — Тревога утишилась, а мы пошли в Новые Санжары. 24 — Прибыли в Полтаву. 2 Марта пошли из Полтавы в Хомутец. 22 — Получил Генерал Ливен от Двора Указ, чтоб он и с братом своим полковником был в С: Петербурх. Того ради он из Хомутца туды отправился, и я с ним. 12 апреля прибыли в С: Петербурх. 26 — Послан Генерал Ливен и брат ево и я в Польшу для некоторой камиссии. 4 Майя приехали в Ригу. 9 — Приехали в Митаву. 16 — Приехали в Ковну. 19 — Приехали в Вильну. 29 — Приехали в Зенцолы к князю Радзивиллу воеводе Ново-городскому. 6 июня. Из Зенцол поехал Генерал Ливен в Варшаву, а полковник брат ево и я на Волынь. А понеже было мне ехать чрез многие места, где сеймики52 к нам недоброжелательные, то я ехал под именем офицера Лейб Регименту53 Литовского в котором шефом князь Радзивилл воевода Новогородской, и для того имел того полку мундир. В проезд некоторые печатные пиесы по сеймикам секретно подметывал для внушения полякам. 16 — Прибыли мы в Вишневец к князю Вышневецкому, Великому Гетману Литовскому. 26 — Поехали из Вишневца к армии нашей, которая в то время была под Межибужем, и шли с нею три марша. 4 июля возвратились опять в Вышневец. 11 — Поехали из Вишневца в Заловцы к Потоцкому, Гетману Коронному. 26 августа поехали из Заловец в Злочев к воеводе Сандомирскому Графу Тарле. 29 — Поехали из Злочева в Хотин, которой уже взят нашими. 1 сентября переехали Днестр и прибыли в Хотин. 2 — Поехали на почте по редутам, и проехали 25 верст. Ночевали подле редута. 3 — Переезжал реку Прут у зделанного вновь ретрашемента, называемого крепостью С(вятого) Иоанна, и 40 верст оттуда отъехав нагнал я инфантерию под командою Генерала Румянцева. 4 — От Генерала Румянцева поехал и 40 верст отъехав, ночевал в поле. 5 — Ехал 30 верст и прибыл к нашей кавалерии, которая была под командою Карла Бирона. 24 6 — Ехал 25 верст, переезжал речку Жижу и приехал в Яссы, где Генерал Фелт Маршал Граф Миних находилса. 10 — Господин Генерал Фелт Маршал поехал в Яссу и я при нем. Переехали реку Прут на том месте, где кавалерия наша стояла, и прибыли к армии, которая, перешед Прут, в 10 верстах от оного стояла. 11 Сентября. Растак. 12 — Была вся армия в параде, и праздновали взятие всей Молдавии, а я пожалован капитаном. 13 — Маршировали 13 верст вниз по Пруту. 14 — Растак. 15 — Господин Генерал Фелт Маршал с кавалериею и с гарнадерскими ротами пошли к Бендерам, а пехота под командою Генерала Румянцева осталась. Маршировали 20 верст и переходили одну весьма высокую гору, которая частым лесом поросла. Я при Фелт Маршале находился. 16 — Растак. Обозы всю ночь и нынешной день чрез помянутую гору перебирались. Ввечеру прибыл брегодир Хрепунов и командирован с деташементом в Бучак. 17 — Получили известие, что мир состоялся54 и того ради назад опять ту гору перебирались, а от Бендер были в 60 верстах. 18 — Маршировали 30 верст до реки Прут и с пехотою совокупились. 19 — Растак. Два полка пехотные в Яссы командированы. 20 — маршировали вверх по Пруту 18 верст. 21 — Растак. Получили ведомость, что брегадир Хрепунов неприятельскую партию разбил. 22 — Маршировали вверх по Пруту 25 верст. 23 — Растак. Брегодир Хрепунов прибыл к армии. 24 Сентября. Маршировали 20 верст. Сделали два редута по обе стороны Прута. 25 — Растак. 26 — Маршировали 25 верст вверх по Пруту, имели тяжелую переправу, чего ради обоз на другой день в лагерь прибыл. 27 — Растак. 28 — Маршировали 20 верст вверх по Пруту. Я определен в Бутырской полк. 29 — Маршировали 12 верст. 30 — Растак. 1 Октября. Маршировали 20 верст, и крепость С(вятого) Иоанна осталась у нас в левой стороне. 2 — Растак. Я был командирован для приема от донских казаков лошадей на полк. 3 — Маршировали 8 верст. 4 — Генерал Фелт Маршал с тремя пехотными полками (в котором числе и Бутырской) пошел в Хотин. 5 — Прибыли в Хотин и стали в форштате по квартерам. Домы были пустые. 7 — Зачели чрез Днестр перебираться. 10 — Я из Бутырскаго в Псковской полк переведен. 25 Граф Алексей Петрович Бестужев-Рюмин 14 — Псковской полк остался в Яссах, а я при Генерале Румянцове определен, и к нему прибыл, которой в 30 верстах ниже Хотина с командою перебирался чрез Днестр. 15 октября зачала дивизия Генерала Румянцева через Днестр перебираться. Выпал великой снег. 17 — Переехали мы Днестр и следовали к нашим границам чрез Польшу. 16 Ноября. Прибыл Генерал Румянцев и я при нем в Киев. 8 Декабря. Поехали из Киева, в Переяславль. 10 — Туды приехали. 15 — Из Переяславля поехали в Глухов. 26 1740 6 Генваря. Послан я в С: Петербурх курьером из Глухова, 11 — Прибыл я в С: Петербурх. 16 Марта отправлен я из Кабинета55 назад в Глухов курьером. 21 — Прибыл в Глухов. 23 — Поехал Александра Иванович Румянцев в С: Петербурх, и я при нем. 30 — Прибыли в С: Петербурх. 20 Майя. Генерал Румянцев определен послом в Царьград и сего числа выехал, и я при нем. 29 — Прибыли к Москве. 4 Июня поехали из Москвы. 12 — Прибыли в Глухов. Под Болховом разбили разбойники некоторых свиты нашей, да и сам Генерал насилу уехал, и я при нем. 16 июня поехали из Глухова. 22 — Прибыли в Киев. 16 августа поехали из Киева и прибыли в деревню Левахи в 24 верстах от Киева. 17 — Растак. 18 — Ехали до Мытниц 18 верст, где нас полской регементарь Делинской с несколькими хорунжими встретил для конвою чрез Польшу. 19 — Растак. Мне приказано править генерал адъютантскую должность56. 20 — Растак. 21 — Ехали 3 мили до Паленичинец. 22 — Растак. Курьер в С: Петербурх отправлен. 23 — Ехали до Половецкого 3 мили. 24 — Ехали до (Сивар) три мили. 25 — Ехали до Голохвастова 2 мили. 26 — Ехали до Погребища 3 мили. 27 — Растак. 28 — Растак. Один курьер отправлен в Царьград, а другой в С: Петербурх. 29 — Региментарь генеральной Мстиславский делал свою визиту послу. 30 — Ехали до Липец 4 мили. Прибыл турок от турецкого посла. 31 — Растак. 1 Сентября. Ехали до Немирова 4 мили. Помянутой турок назад отправлен. 2 — Растак. 3 — Растак. Поехал курьер в С: Петербурх. 4 Сентября. Растак. 5 — Ехали до деревни Чути 2 мили. От 6 до 14 стояли и ничего не воспоследствовало. 15 — Растак. Прибыли два турка от турецкого посла. 16 — Те турки отправлены. 27 17 — Растак. 18 — Ехали до Райгородка 2 мили. 19 — Ехали до деревни Кисляк 3 мили. 20 — Растак. 21 — Ехали до Гранова 1 ? мили. 22 — Ехали до Крестновки 4 мили. 23 — Ехали до Умани 3 мили. 24 — Растак. 25 — Растак. Курьер послан в Царьград. 26 — Растак. Прибыл курьер от Генерала Кента57, а отправлены курьеры: один к турецкому послу, а другой к Генералу Кенту. 27 — Растак. 28 — Стояли. Прибыл курьер из С: Петербурха, а другой от Кента. 29 — Стояли. Прибыл курьер из С: Петербурха. 30 — Стояли. Послан курьер в Царьград. 1 Октября. Стояли. Из (Дубны) жиды приехали с разними товарами. 2 — Стояли. Прибыли два курьера от Кента и один от Тайного Советника Неплюева58. 3 — Стояли. Прибыли курьер от Кента, а другой из С: Петербурха. 4 октября. Ехали 2 мили до деревни Писаревки. Приехал курьер из Царя града, а другой от Кента. 5 — Стояли. Отправлен курьер в С: Петербурх. Перевотчик Рут возвратилса, которой посылан был к турецкому послу, и с ним приехал от посла чауш59. 6 — Ехали 40 верст до деревни Дорепухи. Поляки, которые были в конвое, одаря отпущены. 7 — Ехали 30 верст до речки Синюхи, где съехались с генералом Кентом. Тут был и Генерал Майор Микита Иванович Румянцов. 8 — Стояли. Помянутый чауш отправлен, и с ним секретарь Синяков. 9 — Стояли. Тайной Советник Неплюев (которой имел комиссию разграничения с турками) приехал к нам. 10 — Поехал Неплюев, а от турецкова посла приехал курьер. 11 — Помянутой курьер отправлен назад. 12 — Ехали 40 верст до реки Бога и стали в лагере в устье речки Ташлыка. От турецкого посла приехал один знатной турок. 13 — Помянутой турок назад отправлен. Посол наш и Генерал Кент ездили к Неплюеву, которой от нас был в 15 верстах. Я оттуда посылан был к Измаил паше, которой определен посла нашего принимать, так как Кент турецкова. 14 Октября. Имел я у Измаила паши аудиенцию и возвратился назад. И со мной послан от него к нашему послу один из чиновных людей. Я принят был с большою церемониею и у паши сидел на табурете. Паша дал мне кафтан по их обычаю и мешок денег в котором 130 орлянок было, на наши деньги 53 рубля, которыя я все роздал ево чаушам. 15 — С турками пересылки были о назначении места для размены. 16 — Место назначено от нашего лагеря в 4 верстах, а от турецкова 8 верст. 17 — Была размена следующим образом. На самой границе зделана была черта. От оной на обе стороны несколько шагов отступя, разбиты были палатки 28 богатыя, как с нашей, так и с турецкой стороны, а на самой черте поставлены были с нашей стороны трое креслы, а с турецкой три табурета. И поутру рано посол наш, Генерал Кент и Генерал Майор Румянцов (которой определен приставом у посла турецкова), ехали в церемонии в каретах со всею свитою, которая ехала верхами в провождении двух полков драгунских, а турецкой посол, Измаил паша, бендерский сераскир60, и Капичи баши61 (которой при нашем после определен приставом) с великою свитою ехали верхами, и норовили, чтоб вдруг приехать к палаткам, всякой к своим, что и учинили. И приехав, наши вошли в свои, а турки в свои палатки. Немного отдохнув, вдруг из палаток вышли и пришли к черте. Наш посол, Генерал Кент и Г(енерал) — М(айор) Румянцов сели в креслы, а турецкой посол, бендерский сераскир и Капичи баша сели на табурет. По поздравленных с обоих сторон комплиментах друг друга потчивали кофием, и потом встали вдруг. Генерал Кент принял турецкова, а паша бендерской нашего посла, и, дав правую руку послам, пошли мы в турецкие палатки, а турки в наши. 18 — Генералы Кент и Микита Иванович (Румянцев) приезжали к нам прощаться и у нас обедали. 19 — Неплюев приезжал к нам. Я был послан с подарками к Измаил паше и он мне дал кафтан и (нрзб) по их обычаю. 20 — Стояли. 21 — Стояли. Я был послан к генералу Кенту, которой 20 верст от нас стоял, и того ж дня я возвратился. 22 Октября. Стояли. Курьер приехал из С: Петербурха, а другой туды отправлен. 23 — Ехали 2 часа, на наши версты будет 10 верст, и переехали Бог реку. 24 — Ехали 7 часов до речки (Чикчиберзи). 25 — Ехали 4 часа. 26 — Растак. Отправлен курьер в Царьград. 27 — Ехали 10 часов. 28 — Ехали 5 часов до речки Желтые воды. 29 — Ехали 6 часов. Приехал курьер из Царьграда. 30 — Ехали 4 часа до деревни Каргачи и стояли в лагере. 31 — Прибыли к Днестру против Бендер. Приезжал с визитою янычар Ага, бендерский комендант. 1 Ноября. Стояли. Обозы перебирались чрез Днестр. 2 — Переехали Днестр. На берегу встретил бендерской комендант с офицерами. Мы ехали в церемонии круг крепости, и во время следования ис крепости палили ис пушек, 133 заряда выстрелили. На другой стороне Бендер стали лагерем. 3 — Стояли. Обедал у нас Али паша, бендерской комендант и прочие знатные турецкие чиновные люди. По обеде гарнадерская пехотная рота обучилась с пальбою в присутствии помянутых турок. 4 ноября стояли. 5 — Стояли. Один турок прибежал в лакейскую палатку, кинул свою чалму и бранил свой закон и хотел быть христианином, но как он вышел, то его турки поймали, били и повели в город. 6 — Стояли. 29 7 — Стояли. Из С: Петербурха прибыл курьер. 9, 10, 11 — Стояли. 12 — Поутру отправлен курьер в С: Петербурх, а другой в Царьград. Поехали мы из Бендер и ехали 6 чесов до деревни Салкуцака. 13 — Стояли. 14 — Ехали 4 чеса до деревни Кантемир. 15 — Стояли. 16 — Ехали 3 часа до деревни Кнокес. 17 — Ехали 4 часа до деревни Чалчаут. 18 — Ехали 6 часов до деревни Капчак. 19 — Ехали до деревни Кереит 4 часа. 20 — Ехали 5 часов до деревни волоской62 Ордек-бурны. 21 — Ехали 3 часа до города Измаила на реке Дунае. Приехал курьер из С: Петербурха с известием, что Императрицы Анны Ивановны октебря 17 не стало, то есть в самой тот день, как размена наша была. 22 ноября стояли. 23, 24, 25 — Стояли. 24 отправлен курьер в Царьград. 26 — Прибыл курьер из Царьграда и получили ведомость, что Цезарь римской Карл Шестой октября 9 скончался. 27 — Зачали чрез Дунай перебираться. 28 — Перебирались обозы чрез Дунай. Канцелярии советник Неплюев приехал из Царя града. 29 — Обозы чрез Дунай переправлялись. При переправе турки взяли 6 члвк наших, которыя у них в полону, чего ради посол наш как оных людей возвратно требовал, так и сатисфакции, и без того из Измаила ехать не хотел. 30 — Помянутые 6 члвк возвращены, и те которые их взяли штрафованы. 1 Декабря. Перебирались обозы чрез Дунай. Курьер в С: Петербурх отправлен. 2 — Еще обозы чрез Дунай перебирались. Курьер приехал из Азова. 3 — Два курьера из С: Петербурха приехали. 4 — Отправлен курьер в Киев. Поехали мы из Измаила на двух судах чрез Дунай. Объезжали остров 10 чесов, что делает 50 верст, и приехали ночью в Тульчу. За худою дорогою многие обозы ночью, а другие на другой день пришли. 5 Декабря. Стояли в Тульче. Отставшие обозы сбирались. Отправлен курьер в Царьград. 6 — Стояли за недостатком лошадей. 7 — Ехали 6 чесов до города Бободачи, где вся старшина того города нас встретила. 8 — Стояли для перемены подвод. Один гарнадер Новотроецкого драгунского полку скоропостижно умер. 9, 10, 11 — Стояли за недостатком подвод. 12 — Стояли. Курьер отправлен в С: Петербурх, а я послан наперед в Царьград для убирания дому к приезду посольскому и к приготовлению всяких потребностей. Со мной отправлены 2 ундер-офицера, 2 гарнадера, толмач и кухмейстер мой. Ехав 2 часа, ночевал в деревни Чефтан. 30 13 — Поехал во втором чесу по полуночи, и ехал 6 чесов в город Стырка. В десятом чесу, где я лошадей кормил, ночью выпал мокрый снег. Ис поменутого местечка выехал я в два чеса по обеде. Ехал 6 чесов. Приехал в местечко Кари, где ночевал. Всего в нынешний день ехал 12 чесов, то ест 60 верст. 14 декабря переменя лошадей, ехал 4 часа до деревни Каубадин, где лошадей кормил и еще ехал 4 до города Алибейки, и там ночевал. Всего этот день ехал 8 чесов, то ест 40 верст. 15 — Переменя лошадей, ехал 8 чесов до города Базарчика. Покормя лошадей, ехал 6 чесов до булгарской деревни Козличи, там и ночевал. Всего ехал сей день 14 чесов, то ест 70 верст. 16 — Ехал на тех же лошадях 4 часа до города Проводы, которой изрядной город. Там лошадей переменя, ехал еще 4 часа до булгарской деревни Кепреки и там ночевал, потому что впереди имел великие горы. Всего ехал 8 чесов, то ест 40 верст. 17 — Ехал 10 чесов до города (Андос). Там ночевал, и что от худой дороги перепорчено чинил. Всего ехал 50 верст. 18 — Ехал 8 чесов до деревни (Карабунша), где лошадей кормил, оттуда ехал 4 чеса до деревни Факе, где ночевал и лошадей переменял. Всего ехал 60 верст. 19 — Ехал 4 часа до деревни Канаре, и тут лошадей кормил. Дорогой были великие горы. По обеде ехал 4 чеса до турецкой деревни (Керклерс), где ночевал. Всего ехал 40 верст. 20 — Ехал 4 чеса до города Кирклис, где обедал и принужден весь день стоять за неимением лошадей, которых нанял 18 до Царя-града по 8 ? лева63 на лошадь. 21 Декабря. Ехал 8 чесов до города Бургос. Там ночевал за худою дорогою. 22 — Стоял весь день для того что подвозчики не хотели больше везти. Приехал янычар64 от нашего посла в Царьграде и я с ним писал к нашему Министру Вишнекову65, с жалобою на подвозчиков. 23 — Уговоря подвозчиков, ехал 10 чесов до города Чорна и там ночевал. Всего ехал 50 верст. Больше не ехал за тем, что лошади стали. 24 — Еще нанял три лошади по 5 левов на лошадь, и ехал 8 чесов до города Селевры, которой лежит на берегу Белова моря66 и имеет крепость старинную, с стеною каменною. 25 — Ехал 6 чесов до городка (Бюкчикмече), где лошадей кормил. Оттуда ехал 3 чеса до городка Кучук Чикмече, где ночевал. Всего ехал 40 верст. Там много больших дерев кипарису. 26 — Ехал 3 чеса. Подъехал к Царю-граду. Объехал круг ево 4 чеса и приехал в Перу67 к нашим Министрам господам (Кононич)и Вишнекову. И сей день я нашими Министрами был представлен Французскому послу Маркизу де Вильневу. У него и обедал, а после обеда был у Цесарского посла графа (Ульфельда). 27 — Обедал я у посла агленского господина (Фаспера). В доме посла французского поваренок малой заповетрил68, ибо в Цареграде было тогда поветрие. 28 Декабря. Помянутой заповетренной умер. 29 — Был я у послов. Обедал у цесарского, а после обеда у аглинского. 30 — Чегодарь69, которой со мной приехал, отправлен назад, и я писал к послу. 31 Императрица Елизавета Петровна 1741 1 Генваря два дома в Пере заповетрили. 2 — Абедал я у посла аглинского. 3 — Абедал у посла французского. 4 — Абедал у посла цэсарского. Курьер от посла нашего приехал. 14 — Еще курьер от посла приехал. 21 — Было землетресение, два раза ночью в третьем чесу, и поутру в 11 чесу. 9 Февраля приехал курьер от посла. 10 — Поехал я к послу навстречу. 11 — Встретил в Селиврах. 13 — Прибыл курьер из Киева. 14 — Ехали до местечка Биюкчи мече или ponto grando70. Появилась в свите нашей моровая язва71. Вдруг занемогли сержант гарнадерской (Штефнер) и в следующей ночи умер, да скороход и два кирасира. 15 — Приехал из Царяграда Вишнеков. Занемог язвою майор Иван Гарасимович (Нагаткин). 16 — В ночи умер поменутой скороход и кирасир. 17 февраля умер другой кирасир. 18 — Поменутой майор умер. 19 — Ехали до местечка Кучукчи Мече или ponto picolo72. 32 Стали в лагере. Ввечеру приехал перевотчик Порты73 от верховного визиря74 посла поздравить с приездом. 20 — Там же стояли. 21 — Ехали 1 час до местечка С:-Стефано. Один час от Царя града стали лагерем для поветрия. Послан Маршал посольства75 господин Корсаков к визиру (доложить) о приезде пословом с нотификациею76. Приехали из Царя града наши Министры77. 23 — Отправлен курьер в С: Петербурх. 24 — Визирь (Кечая) прислал своего чегодаря поздравлять посла и с ним много цветов и фруктов. 28 — Приехал Вишнеков из Царя града. В вечеру умерла гарнадерская жена язвою, и между оставшими людьми Майора (Нагаткина) умер один члвк и прачка. 1 Марта. Маршал и я посланы в Царь град для учреждения к приезду посла. 6 — Умер сокольник язвою. 8 — В ночи был гром, а днем была жестокая студеная погода с снегом. От 9 до 15 продолжалась студеная погода и снег великой выпал, а мы стояли в палатках. 15 Марта были офицеры посланы к находящимся послам и министрам в Царе граде. Я был (послан) к французскому. А тогда были послы следующие: Цесарский Граф (Ульфелд), Аглинской (Факнер), Французской Маркиз де Вилнев, Венетской Ирицо, Голандской (Калькун). Министры второго ранга шведские барон (Генкин) и Карлсон, не(а)политанской (Фенукети). 16 — От всех послов и министров были присланы с поздравлением послу нашему с приездом. 17 — Был публичной въезд с великою церемониею. Посол и мы все ехали верхами, кирасиры и конные и пешие гарнадеры маршировали с распущенными знаменами и с музыкою и барабанным боем. Встречал чауш паша78 и ехал пред послом в 20 шагах, что особливая отмена, ибо он всегда у послов ездит по правую руку и у цесарского правую руку имел, а наш посол без того езду чинить не хотел, ежель он пред ним не поедет. И много других отмен пред другими послами было. Ехали чрез Царьград, а потом объезжали залив, которой отделяет Галату и Перу от Царяграда. И приехали поздно в Перу и били вечернюю зорю, как оная всегда продолжалась, и збор в свое время били. 18 — Послы делали визиту послу: аглинской, цесарской. После обеда французской, венецкой и шведские Министры. 19 Марта. Поутру делал наш посол визиту послу французскому, аглинскому, после обеда цесарскому, венецианскому, а ввечеру посольше французской. 20 — После обеда делал посол наш (визит) шведским министрам, а потом была французская посольша с визитою у нашего посла. 21 — Имел посол наш разные визиты. 22 — У французского посла на ассамблеи были. 23 — Надели мы траур. 24 — Были послы рагузинские с визитою. 25 — Получено известие, что Королева, Венгеробогемская родила сына Иозефа. 26 — Делал посол визиту визирю со всею свитою. 33 27 — Делал наш посол визиту новому французскому послу графу Кастелланну. Того ж дня оной посол был у нас. 30 — Были мы на обеде у посла цесарского. 31 — Был наш посол на аудиенции у салтана. Оная была следующим образом. Поутру в пять чесов пошли мы пешком, а посол в портшезе, до пристани. Там переехали чрез залив, которой разделяет Царьград от Перы, где приготовлены были салтанские лошади с богатыми турецкими уборами, на которых как посол, так и вся свита ехали верхами в провождении Чауш паши и многих турок. Приехав к первому дворцу салтанскому вся свита с лошадей сошла, а посол ехал верхом чрез первой двор, а у другова двора и он с лошади сошел, и шли пешком чрез другой двор, где стояло многое число янычар, и для них на дворе поставлено было множество блюд с кушаньеми. Пред послом шли чауш паша и церемониймейстер с большими серебренными палками. Таким образом пришли в диванною палатку79, где сидел визирь, Капитан паша80, янычар ага81, два судьи Европейской и Азиатской82, тефтадар или государственной казначей и селихдар. Посол посажен был на табурет, и отправлялись суды разных челобитчиков. Потом весь пол уклали деньгами, и стали раздавать жалованье янычарам. По окончании оного чауш паша принес указ от салтана, которой визир в дверях встретил и, на голову себе положа, к своему месту пошел, и, севши, велел оной читать. Оной состоял в том, чтоб посла потчевать. По прочтении поставили пред визирем круглое большое серебряное блюдо вместо стола, такое же пред капитан пашою и янычар агою, третье пред судьями, четвертое пред тефтадарем, пятое пред селихтором. С визирем сел наш посол, с капитан пашою статский советник Вишнеков и (Канони) и маршал Корсаков и советник Неплюев. А с тефтедарем половина кавалеров, а именно Князь Александра и К(нязь) Дмитрей Михайловичи Голицыны83, Князь Иван Алексеевич Голицын, Михайла Михайлович Солтыков84, (Гернер)85 и я, а с селихтаром Яков Корсаков, Михаила Тютчев, Иван (Кастюрин?), Алексей Измайлов, Иван Самарин, Александра Толстой и Алексадра Саковнин. И таким образом мы обедали. Кушанья было много, по одному блюду ставили. И отобедав потчивали кофеем, конфектами, розовой водою брызгали нам на руки и курили духами. Потом посол и мы за ним, пошли к салтанским покоям и там немного отдохнули. На посла надели шубу соболью, на штатских советников, маршала и Неплюева горностаевые шубы, а на нас и на всю свиту кафтаны. И по два капчи баши взяли нас всякова под руки и повели в аудиенц камеру. Салтан сидел на троне. Посол, проговоря речь, подал грамоту визиру, а визир положил подле салтана на богатою подушку, и по учиненном ответе посол и мы вышли и пошли чрез двор. И пришед к лошадям, сели на них. Посол в шубе, а мы в кафтанах нам данных, ехали таким же порядком назад и прибыли домой в шестом чесу пополудни. С послом входило в аудиенц камеру 17 члвк. 2 апреля отправлен курьер ко двору, а мы обедали у аглинского посла. 4 — Обедал посол с нами у посла венецкого. 6 — Цесарской посол брал апшид аудиенцию86 у салтана. 11 — Приехал курьер из С: Петербурха. 12 — Обедал у нас посол цесарской. 14 — Обедал у нас посол аглинской. 17 — Обедал у нас посол венецкой. 34 1 Майя. Обедал у нас посол французской Граф Кастелан, а цесарской посол приходил прощаться. 3 — Обедал у нас цесарской посол со всею свитою. 4 — Поехал цесарской посол. Мы обедали у французского посла. 5 — Был посылан к цесарскому послу, которой стоял лагерем подле ponto picolo и того ж дня возвратился. 6 — Визир давал послу нашему и всей свите обед таким же образом, как в диване. До обеда и после обеда турки делали на лошадях ексерциции87 и в цель из ружья и ис пушек стреляли. И деланы комедии (которые слово в слово наши глупые крестьянские игрища). Послу визир подарил лошадь с убором и шубу соболью, а штатским советникам шубы горностаевыя, легацион секретарю Неплюеву кафтан, а нам по платку. Тут мы видели пашу Боневала, бывшего цесарского Генерала. 7 Майя обедали у нас кардинала Флерия племянники и офицеры с французских военных кораблей. 8 — Обедали мы у шведских министров. 6 Июня. Занемог К(нязь) Иван Алексеевич Голицын и показалось у него на спине красное пятно, в середке оного немного черно, и был великой жар. 7 — Умножилось слабости в К(нязе) И. А. Голицыне, а петно стало больше. 8 — Оное петно все почернело и было величиною уже в вершок диаметре, что уже признавали за язву, чего ради ему оное петно резали и я при той операции был. Ввечеру велено нам всем от него отлучится. 9 — Поутру в 9-м чесу К(нязь) Иван Алексеевич преставился, а мы все, кто с покойником сообщение имел, пошли в карантен, от Перы в пяти верстах в лагере. Того ж числа занемог язвою члвк Алексея Измайлова и чрез три дни умер. В карантене посещали нас как наш посол, так и аглинский и Венецкой и другие приятели, не сообщаясь с нами, в 50 шагах с нами говорили. 27 — Кончился наш карантен. Посол наш трактован Капитан пашою, так как у визиря, послу подарена лошадь с убором, а нам по платку. 30 — Переехали мы жить в (Баюктер) на берегу канала, от Царя града 3 чеса. 23 июля был наш посол о небольшою свитою у визира на обеде. И подарена ему фузея изрядной работы. 25 — Поехал в С: Петербурх Михайла Михайлович Солтыков. 30 — Обедал посол у янычар аги, и подарена ему лошадь с убором, а нам по платку. 2 августа. Ездили мы на Черное море смотреть Помпеева столба, которой в море на каменной горе стоял, и там еще один нижний кусок стоит, а прочие куски лежат по горе и в море. Оной стоял из белова мрамора. Оттуда ездили смотреть башню, в которой сидел, как в ссылке был, славной поэт Овидий88. Оная башня от Царя града 30 верст к Черному морю. 17 — Был у нас бал и ужин. 26 — Были мы у визиря. Порта признала Российских монархов за императоров и титул оной окордовала89 вечно. 35 28 — Послан курьер в С: Петербурх Иван Иванович Кастюрин, порутчик Преображенского полку с вышепомянутым известием. 29 — Был у нас бал и ужин, а для народа быки жареные и фонтаны с вином, и великая илуменация из разных огней и картин. 30 — Был у нас обед и бал. Празднован день Кавалерии С(вятого) Александра Невского.90 24 Сентября. Получены известия, что Генерал Фелт Маршел Граф Леси 23 августа над шведами под Виленштрандом91 выиграл баталию. Генерала Врангеля (которой над шведами главную команду имел), много штаб и обер офицеров и 2000 редовых в полон взял, и несколько тысяч на месте побиты, и крепость Виленштранд взял, и всю артилерию, которая как в крепости, так и при армии была, взял же. 1 октебря послан курьер в С: Петербурх. 2 — Были на обеде у визиря Кечаи, которой послу подарил лошадь с убором, а нам по платку. 11 — Подле посольского дому у английского переводчика Лукаки один члвк заповетрил. 12 Были на обеде у тефтадаря, которой послу подарил лошадь с убором, а нам по платку. 16 — Были на обеде у рейс Эфендия, которой так же дарил. 20 — Была абшид аудиенция у салтана, таким же образом, как и первая. Послу подарена лошадь салтанская с богатым убором и шуба соболья, а нам кафтаны. 22 — Были у везиря на последней визите. Послу дана шуба соболья и лошадь с убором. 26 — Были на последнем обеде у визиря. Послу дана шуба соболья. 28 — Занемог члвк Саковнина язвою и после выздоровел чрез несколько недель. Язва сама прорвалась и материя вышла. То причина ево выздоровления. 1 ноября. Обедал у нас посол французской. Курьер приехал из С: Петербурха. 2 — Умер язвою наш полоненик у маршала на дворе. 16 — Умер язвою Якова Корсакова члвк. 18 — Поехал Князь Дмитрей Михайлович Голицын в С: Петербурх. 20 — Занемог другой члвк Корсакова язвою. 22 — Оной члвк умер. 24 — На том же дворе умерла девка язвою. 3 декабря. Поехали мы из Царя града, и выехав из Перы, ехали 6 чесов до ponto picolo, где стали лагерем. 4 и 5 стояли. 6 — Ехали 3 чеса до ponto grando. Стояли лагерем. Выпал снег и была великая стужа. 7 — Ехали 6 чесов до Селевры. Стояли лагерем. 8 — Ехали 8 чесов до Черло. Стояли лагерем, и была стужа великая. 36 9 — Ехали 6 чесов до деревни Кара Странд. Стояли лагерем. Был мороз великой. 10 — Ехали 4 чеса до Бургасу. Стояли лаге рем. Погода была сносная. 11 — Ехали 8 чесов до Киркилиса, где за полчаса бастанжи паша встречал и ехал перед коляскою, в которой сидели кавалеры. И стояли в лагере. 12 — Стояли для перемены подвод. 13 декабря. Стояли, приехал из Царя града канцелярии советник и легацион, секретарь Неплюев. 14 — Стояли за подводами. Бастанжи паша обедал у посла. 15 — Ехали 6 чесов до булгарской деревни Каджи Тарлы и стояли лагерем. 16 — Ехали 6 чесов до деревни Факи и стояли по дворам. 17 — Ехали до деревни булгарской Карапала 7 чесов, стояли по дворам. Приехал курьер из С: Петербурха, поручик Миронов с ведомостью, что Ее Императорское Величество Государыня Императрица Елисафет Петровна на всероссийский престол вступить изволила и мы все Ея Величеству присягали. 18 — Ехали 8 чесов до местечка Апдоса и стояли в квартерах. 19 — Растак. 20 — Обозы перебирались (через) великие горы, называемые Балканы. Умер один из полоников наших вдруг. 21 — Ехали 10 чесов чрез поменутые горы до деревни Купреки. Едучи переезжали одну речку, называемою Деличек 59 раз. 22 — Ехали 4 чеса до города Проводы, которой изрядной. Сказывают, что на том месте, где город, в давние времена било море чему и многие знаки есть. Над гордом великая гора, что за берег, как море было, признавать можно. На оной горе видны остатки башен и одной церкви, в которой еще и несколько образов. Знать на образах имена святых подписаны по русски. 23 Декабря за подводами стояли. Курьер приехал из С: Петербурха и привез Александре Ивановичу Кавалерию С(вятого) Андрея92. 24 — Стояли. Мне объявлено ехать курьером в С: Петербурх. 26 — Поехал я курьером в С: Петербурх с присягами по турецкой почте. 1742 1 Генваря приехал в Яссы и у Господаря Малдавского обедал, которой мне великие учтивости делал. 4 — Приехал в Сороку и там Днестр переехал. И поехал почтою чрез Польшу на (Тамашполь), на Немиров и на Погребища. 6 — Приехал к Василковскому Форпосту, где 4 дни карантен держал, и потом раздевся до нага, через огонь прыгал и все свое платье оставил, а мне дали платье, обувь и рубашки К(нязя) Дмитрея Михайловича Голицына, которой передо мною поехал, и с ним также делано. А в моем платье после приехал в С: Петербурх К(нязь) Александра Михайлович Голицын. 10 Генваря приехал в Киев 11 — Поехал из Киева к Москве. 15 — В ночи приехал к Москве. Оттуды ездил на копеешных93 в Селявино с отцом моим видетца, и чрез 12 чесов опять возвратился. 16 — Поехал с Москвы. 37 19 — Приехал в С: Петербурх. 20 — Представлен Государыни и письмо Ея Величеству от посла подал. 3 Февраля. Послан я к Его Императорскому Высочеству Герцогу Голштейнскому94 навстречу. 4 — Встретил Его Высочество в Дерпте и того ж числа назад от Его Высочества отправлен. 5 — Возвратился в С: Петербурх. 7 — Его Высочество прибыл в С: Петербурх. 17 — Послан я курьером к Александре Ивановичу Румянцеву навстречу. 20 — Приехал к Москве. 22 — Поехал с Москвы на Калугу. 26 — Приехал в Киев. 28 — Поехал из Киева чрез Польшу на Погребища, на Немиров, на Печеры, на Тульче, на Рашков, на Рыбницу, на Егарлык, на Дубасары, на Таршлык и Бендеры. 5 марта. Приехал в Бендеры. 11 Марта поехали из Бендер и была пушечная пальба и переехали Днестр. 12 — Посол наш чрез степь отправилса для размену с турецким послом на прежнем месте. Маршал Корсаков и я и еще некоторые отпущены прямо чрез Польшу. 22 — Приехал к Василькову в карантеинной дом и держали пять дней карантеину. 27 — Выпущены из карантеина. 28 — Прибыли в Киев. 30 — Поехал я из Киева. 11 апреля в крапивенскую деревню. 12 — Оттуда поехал. 17 — Приехал к Москве. 25 — Приехал посол наш к Москве. В оной день Ея Величество короновалась и посол со всею свитою прямо в собор приехал, в самое то время как Государыня корону на себя возложить изволила. 19 июня отправлен Александра Иванович Румянцев в Выбурх для некоторого следствия, и я при нем, и ехали до Бронниц на ямских, а оттуда на С: П(етер)бурх водою, каналом. 29 — Прибыли в С: Петербурх. 2 июля поехали из С: Петербурха водою до Лахты. 3 — Ехали на ямских 50 верст. 4 — Ехали 40 верст. 5 июля приехали в Выбурх, Неплюев отправлен в армию, которая тогда была от Выбурха 140 верст на реке Кюмеге. 10 — Неплюев возвратилса, а я к армии отправлен на почте. 11 — Приехал во взятую крепость Фридрихсгам. 38 12 — От Фридрихсгама в 50 верст перешед реку Кюмега, прибыл к армии. Фелт Маршал граф Лес(с)и уведомясь, что неприятель стоит в 12 вер(стах) на речке Лютес пошел с кавалери(е)ю и гарнадерами, только неприятеля уже там не застали, я следовал при Фелт Маршале. 13 — Генерал-порутчик Штофель95 пошел за неприятелем с драгунскими полками до реки Аберфорс, и я с ним, но неприятеля и там не застали, то я поворотилса к Фелт Маршелу в прежний лагерь. 14 — Пожалован я секунд-майором в Ладожской пехотной полк. 15 — Отправлен я возвратно в Выбурх к генералу Румянцову с делами. 18 — Приехал в Выбурх. 8 Августа послан я вторично к армии на почте. 11 августа приехал я к армии и в самое то время, как наша армия чрез речку неприятельскую атаковала и по многой пушечной пальбе и из мелкова ружья неприятель побежал, и гусары и казаки наши его гнали, и ту речку вся армия переправилась, в полон гусары взяли капитана и многих редовых96. 12 — В одной партии брегадир Краснощеков убит, и тело ево взято шведами, от шведского министра Нол(ь)ке прислан трубач с письмами к фелтмаршелу. 13 — Армия маршировала чрез лес вокруг маленкою дорожкою, и тем неприятелю все дороги к ретираде отрезаны, армия расположилась лагерем в 5 верстах от Гелсинкфорса, а неприятель стоял под Гелсинкфорсом в крепком месте, имея пред собою и по флангам каменные горы, на которых было зделано 14 батарей, а на оных было поставлено 66 пушек. Сею позициею неприятель совсем блокирован и ретироваться уже никуда не мог, кроме воды, которая еще для нево свободна была. Грузинцы взяли в полон одного сержанта, а 2 канонера шведские дизертирами к нам явились. 14 августа. Ездил Фелт Маршал и весь Генералитет, и я при Фелт Маршале, рекогносцировать97 неприятелской лагерь, и подъехали к неприятельским форпостам на фузейной выстрел. С неприятелской батареи стреляли по нас ис пушек, и хотя ядры между нами падали, однако никто не убит. Прислано тело Краснощекова к нам в лагерь со всякою честию. 15 — Ездили с другой стороны рекогносцировать, так же, как вчера. 16 — На рекогносцировании. Убит ис пушки порутчик Эс(с)ен, которой при армии был волонтиром. 17 — Послан к неприятельскому Генералу Графу Левенгаупту98 Генерал адъютант Петр Бестужев Рюмин с пропосициею99 о капитуляции. Левенгаупт обещал на другой день ответ прислать. 18 — Прислан от поменутого Генерала Майор Граф Горн с тем, что он без королевского указу капитулировать не смеет, а просит на 14 дней сроку, в которое время он курьера, в Штокголм послать намерен, а до возвращения оного зделать адмистицию100, но в том ему недозволено, и галерной наш флот пришел и стал в 5 верстах от гавани неприятельской, в которой их галеры были. 19 августа от Генерала Майора де Бускета прислан афицер с тем, что Левенгаупт и Генерал порутчик Буденброк101 по указу королевскому в Штокголм отъехали, а команда над шведскою армиею ему поручена. Казаки много лошадей под лагерем неприятелским побрали. 39 Граф Бурхард Кристоф Миних 20 — Весь Генералитет ездил рекогносцировать и высмотрел удобного места для делания батареи, а к Дебускету послан Генерал адъютант Бестужев Рюмин с прежнею пропозициею. 21 — Прислан от Дебускета афицер граф Фелзен с тем, что он капитулировать желает и просит, чтоб ему дали знать, на каких кондициях та капитуляция кордована будет, с чем помянутой Г(осподин) Бестужев к де Бускету послан и пункты капитуляции предложены, на которые де Бускет чрез два дни ответствовать обещал. 22 — Как Фелт Маршал и весь генералитет рекогносцировать ездили ситуацию, ежели капитуляция не состоится, где удобнее неприятеля атаковать, то неприятель не только из пушек со всех батарей стрелял, но и кавалерия неприятельская несколько эскадронов за пикет выступила, и вся армия движения делать зачала, что думали причину подаст к баталии, и с нашей стороны, гарнадеры начали против их маршировать, а казаки и гусары их кавалерию (которая выступила) атаковали, но оная, не вступая в бой, в свой лагерь ретировалась и опять все тихо стало. 23 августа прислан от де Бускета Генерал адъютант с тем, что он, ему предложенные для капитуляции некоторые пункты принимает, а для трактования других и совершения капитуляции завтра камисаров пришлет. Репартовано от форпостов, что в море видно 5 военных кораблей, которые против наших галер наш сигнал выстрелили и наш Флаг имели102. 40 24 — Прибыли шведские камисары, Генерал Кригкамисар и полковник барон Вреде, подполковник гвардии барон Спар, майор от кавалерии Граф Горн для сочинения капитуляции. 25 августа. Капитуляция заключена на следующих кондициях: 1) Шведской армии за паспортом Генерал Фелт Маршала Графа Лессия позволяется возвратится водою в Швецию с их ружьем, 2) Финляндским полкам отдаться нам, знамены, ружье и амуницию положить пред нашею армиею, 3) всю артилерию, магазейн, город отдать нам, и еще другие пункты. 26 — Приняты нашею армиею все батареи, на которых было 32 медных и 34 чугунных пушек, весь магазейн с великим числом провианта, 10 полков финляндских вступили в наш лагерь, а именно драгунские полки: 1) лейб драгунской 2) ниландской, 3) корельской; пехотные: 1) абовской, 2) бнориербургской, 3) тавастуской, 4) ниландской, 5) остерботской, 6) савалакской, 7) баталион. Людей числом в оных около 5000 члвк, штандартов 30, знамен 28, лошадей с уборами 2600 и все ружье и амуниция. 27 — Упомянутых полков сего дня все ружье обобрано, а люди, приведши их к присяге, распущены по домам с паспортами. Я по требованию Генерала Румянцова послан на почте в Выборх. 30 — Прибыл в Выборх. 9 Сентебря послан я на почте от Генерала Румянцева ко двору к Москве. 23 — Прибыл к Москве. 26 — Определен я Генерал-адъютантом рангу премиер майорскова к Генерал аншефу Графу Левендалю. 7 декабря поехал я с Москвы к своему Генералу. 16 — Прибыл я в С: Петербурх и вступил в свою должность. 1743 5 Генваря. Генерал Левендаль на время уволен в Саксонию, а я оставлен в С: Петербурхе. 25 ноября просил Генерал о своем абшите, и оной к нему послан103, а я явился в военной колегии и за неимением ваканции104 Премиер Майорской, я определен на ваканцию, а между тем отпущен в отпуск до ваканции. Я поехал к Москве. 1744 20 Генваря прибыл я к Москве. 29 июля пожалован я Генерал адъютантом к Генерал Фелт Маршалу Графу Лесию. 1745 27 Генваря женилси я на девице Елисафете Алексеевне Макаровой, дочери покойного тайного советника Алексея Васильевича Макарова105. Приданого взял 41 700 душ, на 12 000 ру(блей) всяких вещей, 2000 ру(блей) денег, дом в С: Петербурхе. 20 Майя поехал я в Ригу к Генерал Фелт Маршалу, а жену оставил на Москве. 26 — Прибыл в Ригу и вступил в должность свою. 30 июня послан я от Фелт Маршала наперед в С: Петербурх. 29 августа и Генерал Фелт Маршал в С: Петербурх прибыл. 20 октебря Фелт Маршал возвратно поехал в Ригу, а меня отпустил к Москве. 22 — Поехал я из С: Петербурха. 28 — Прибыл к Москве. 16 ноября. Между 15 и 16 чисел, ровно в 12 чесов родился сын мой Князь Александр. Крестили его жены моей мать Прасковья Юрьевна и брат жены моей Петр Алексеевич Макаров. Оной сын мой по третьему годе умер. 1746 21 Генваря получил письмо я от канцлера графа Алексея Петровича Бестужева Рюмина, которым мне знать дал, что я имею вскоре ордер106 от Фелт Маршела получить о том, чтоб явиться в иностранной колегии для посылки в чужие краи для некоторой комисии. 29 — Получил я вышепоменутой ордер от Фелт Маршела. 5 Февраля поехал я с Москвы. 9 — Приехал в С: Петербурх и явился в колегии иностранных дел. 21 Марта отправлен я и брегодир Ливен107 в Польшу для некоторой комисии. На экипаж и проезд дано брегодиру 1000 ру(блей), а мне 600, а на содержание определено брегодиру на м(еся)ц 200 ру(блей), а мне 150 ру(блей). И даны нам всякому особливая инструкция и шифры.108 26 — Приехали в Ригу. Недоезжая Риги я было утонул. Шли чрез реку Гавью по лду, и я одной ногой провалилса и меня вытащили. 27 — Перешли реку Двина по лду, которая очень худа была. 28 — Переезжали реку Экау, половина на пароме, а другую по лду шли с великою опасностию, и прибыли в Митаву. Под Митавой реку Муху переезжали в лотках, по которой лед шел. 12 апреля прибыли офицеры, которым с нами в комисии быть определено: Тоболского пехотного полка капитан (Гасеин), которому быть с брегодиром, порутчик барон Розен, оному быть со мною. 15 — Поехали с Митавы и, отъехав 1/4 мили, ночевали, а взяли дорогу на Янылки, Шауль, Радзивилишки, Шатов, Кейдан. 42 23 — Приехали в Кейдан. 25 — Поехали из Кейдана. 26 — Приехали в Ковну. 28 — Выехали из Ковны. 1 Майя приехали в Вильну. Получили письмы из Дрездена от Обер Маршала Графа Бестужева Рюмина109, а из Варшавы от резидента Голумбовского. 2 майя делали мы визиту Гетману Великому Литовскому Князю Рацивилу и коадьютору виленскому Сапеге, и у Гетмана обедали. 3 — Имели визит от Гетмана, а делали бискупу110 виленскому Зенковичу, писали в Варшаву к резиденту. 4 — Делали визит ловчему Сапеге. 5 — Делали визит гетману пол(ь)ному литовскому Масальскому. 6 — Были на обеде у гетмана пол(ь)нова, а нам визиту делал Сапега, ловчей литовской. 8 — Были на обеде у Сапеги, ловчева литовского, а ввечеру на ужине у Гетмана, где великой трактамент111 был. 9 — Писали к двору. Гетман пол(ь)ной делал нам визиту. 10 — Писали к Обер Маршелу Графу Бестужеву и к резиденту Голумбовскому. 11 — Выехали из Вильны и поехали в Зенцол к вдовствующей кнегине Рацивиловой воеводине Новогородской. 16 — Приехали в Зенцол, 18 миль от Вильны. 29 — Был в Зенцоле подскарбей литовской Сологуб и дети кнегини Рацивиловой, князья староста Речитской, староста Любощанской, и полковник. 30 — Поехали в Несвиж к Гетману великому, 17 Миль от Зенцал, и писали в иностранною колегию. 1 Июня приехали в Несвиж и стали в квартере. Гетман сам по нас приехал и с собою взял к себе в замок, где и стояли. Приехал хорунжий литовской князь Рацивил, брат Гетманской, да Агинские приехали, маршалок надворной литовской и брат ево кастелян Троцкой. 5 июня поехали из Несвижа и, отъехав три мили, обедали и ночевали у одного судьи новогородского Рудолтовского. 6 — Поехали оттуда. 7 — Приехали в Зенцол. Получили от Графа Бестужева из Дрездена и из Варшавы от резидента писмы. 8 — Писали в Дрезден. 10 — Выехали из Зенцол и поехали в Белосток к гетману польному Графу Браницкому 24 мили. 14 — Приехали в Белой Сток и гетман был нам рад, и тут был ловчей литовской Сапега и приезжал подкоморжиий корунной Мнишек, тут же был староста Визской, Ростокской и много шляхетства. 21 — Поехали из Белова Стоку. Писали в иностранную колегию. 22 — Отъехав 5 миль до Столович, где ночевали, тут и Гетман был. Получили из иностранной колегии два рескрипта. Мы с брегодиром Ливеным тут разделились. Он поехал к Маршелу литовскому Князю Сангушке, к кастеляну краковскому 43 Мнишке, к Гетману Потоцкому. А я поехал в Варшаву, и, отъехав три мили до Брянска, обедал с гетманом, где великое множество было шляхетства. Оттуды две мили отъехав, ночевал. 24 июня. Отъехав две мили, переезжал чрез реку Кримениц, и там лошадей кормил. 27 — Отъехав от Белова Стоку 29 миль, приехал в Варшаву и виделса с резидентом Голумбовским. 28 — Писал в иностранную колегию и в Дрезден к графу Бестужеву Рюмину. 30 — Делал я визиту кнегине Черторийской кастеланше виленской, и воеводине Мазовецкой Понятовской. 1 июля обедал я у воеводины мазовецкой и был у бискупа краковского канцлера корунного Залуцкого и имел с ним конференцию. 3 — Писал я к брегодиру Ливену. 5 — Писал я в иностранною колегию. 9 — Писал я в Дрезден к графу Бестужеву и к брегодиру Ливену, и поехал в Отвотцк, к Маршелу корунному Графу Белинскому, от Варшавы 5 миль. 10 — Поворотился в Варшаву. 11 — Имел писмы из Дрездена, и был у меня бискуп краковской. 12 — Писал в иностранною колегию и в Дрезден. 23 — Писал к брегодиру Ливену. 7 августа получил рескрипт из иностранной колегии. 8 — Писал к брегодиру Ливену. 11 — Был а Варшаве сеймик и выбрали двух послов к будущему сейму. 29 августа получил писмо от Бутлера из Митавы. 30 — Приехал из Дрездена наш полномочной Министр граф Бестужев Рюмин. 3 сентября. Приехали королевские принцессы из Дрездена Марианна и Иозефа. 4 — Был я презентован112 принцессам, и брегодир Ливен приехал. 5 — Прибыл король и королева в Варшаву из Дрездена. 6 — Г(осподи)н брегодир и я были короле и королеве презентованы. 10 — Обедал я за королевским столом. 22 — Зачался Сейм и выбрали маршалком сеймовским Князя Любомирского, старосту каземирского. 23 — Был я в сенате и в избе посольской113 для куриозности. От избы посольской были депутаты в сенате и говорили речь королю. 24 — В избе посольской был спор о первенстве114 между воеводствами краковским и познанским. 25 — Оной спор продолжался. 26 — В избе посольской спор кончился на том, что впредь, когда сейм состоится, о сем решить. 27 — Опять помянутой спор начался и продолжался до третьего октебря. 44 3 октебря изба посолская с маршалом была в сенате у руки королевской, и с сенатом соединилась. Кроме воеводства Краковского, которое первенства познанскому уступать не хотела, маршел сеймовой говорил речь. От 4 до 12 сего продолжалась в сенате. Что от короля, и бискупы, воеводы, кастеляны и министры свои речи говорили и мнения давали. 13 октября послы от воеводств в посольскую избу пошли. От 14 до 18 был в избе посольской о разных материях спор. 18 — Изба посольская разделилась и начались провинциальные сеймы. 19, 20 — Происходили великие споры в провинциальных сеймах. 21 — Опять изба посольская соединилась. От 22 до 25 была сессия в избе посольской, только ни о чем не согласились. От 27 до 1 ноября все в спорах продолжалось. 3 ноября кончился сейм безплодно115. 9 — Был я представлен у короля и прощался. Король пожаловал мне табакерку золотую с брилиантами ценою в 500 ру(блей). 12 — Поехали из Варшавы. Лед по Висле шел, а мы, переехав, на Праге116 ночевали. 13 — Ехали 5 миль. 14 — Ехали 5 ? миль. 15 — Ехали 5 ? миль и переехали реку Буг, по которой лед шел. 16 — Ехали 5 миль. 17 ноября ехали 7 миль до Белова Стоку. 18 — Ехали 6 миль. 19 — Ехали 6 миль до Гродны. 20 — Переехали реку Неман, по которой густой лед шел и, отъехав 2 мили, ночевали. 21 — Ехали 6 ? мили. 22 — Ехали 7 ? мили. Переехали реку Меречь под местечком Мережем. 23 — Ехали 6 миль. 24 — Ехали 3 мили и приехали в Вилну. 26 — Поехали из Вилны и ехали 5 ? мили. 27 — Ехали 4 ? мили. 28 — Ехали 5 миль до местечка Аникшт. 29 — Переехали под Аникштом Свейну реку и ехали до местечка Кулишек 5 ? мили. 30 — Ехали 3 мили до местечка Обольник. 3 декабря. Поехали из Обольника, и, отъехав 4 мили, ночевали. 4 — 6 миль ехали и обедали в Бовске, а ночевали в Оненбухе. Под Бовском реку по лду переезжали с великою опасностию. 5 — Ехали 3 мили до Митавы. 9 — Выехал я из Митавы. 10 — Приехал в Ригу, и с великой опасностью переезжал Двину по лду. 17 — Поехал из Риги вместе с Князем Дмитрием Михайловичем Голицыным, которой тогда из чужих краев ехал, и в Риге съехались. 45 24 — Приехал в С: Петербурх и явился в иностранной коллегии, и ведал, что в ноябре месяце родителя моего не стало, и что он схоронен в Чудове. За год до кончины своей изволил меня с братом117 разделить. Мне пожаловал в Крапивенском уезде 400 душ, в Арзамасском 300, в Пензе 170, в Туле 150, в Селявине 50 душ, двор Московский. 1747 3 Генваря подал репорт в иностранную колегию. 4 — Явился у Генерал Фелт Маршела Графа Лесия. 4 Марта отпущен к Москве и сей день поехал. 9 — Рано приехал к Москве. 1748 18 Февраля. С 17 на 18 число по полуночи, в три чеса родился сын, Князь Алексей. Крещен братом моим К(нязем) Алексеем Никитичем и матерью жены моей. Оной сын мой полугоду умер. 17 апреля выехал с Москвы в С: Петербурх по письму канцлера Графа Бестужева Рюмина. Жена осталась на Москве. 23 — Приехал в С: Петербурх. 29 Майя поехал из С: Петербурха в Ригу. 2 июня приехал в Ригу. 24 августа послан от Фелт Маршела в С: Петербурх. 29 — Приехал в С: Петербурх. 29 сентября поехал я из С: Петербурха к Москве. 4 октебря приехал к Москве. 1749 25 апреля пожалован я по именному указу Полковником и определен в Киевской драгунской полк. 28 июня после полуночи, в четвертом чесу, родилась дочь моя Княжна Анна118. 6 июля крещена оная дочь моя. Воспреемник был дядя мой родной Канцлер граф Алексей Петрович Бестужев Рюмин, а воспреемница была Генерала аншефа Степана Федоровича Апраксина супруга Аграфена Левонтьевна119. 46 1750 12 июня поехал я из Москвы со всем домом в Старую Русь120 к полку. 25 — Прибыл туды. 26 — Пришел полк, которой мне представлен был подполковником того ж полку Яковом Макшеевым. 27 — Писал к брегодиру Респе, у которого мой полк в команде был. 28 июля писал к генерал порутчику Василию Аврамовичу Лопухину121, у которого я с полком в команде находился. 30 августа поехал я в С: Петербурх. 15 сентября возвратился к полку. 1751 12 Февраля родился сын мой К(нязь) Петр после полуночи в три чеса с половиною. И по третьему году умер. 10 апреля поехал я в С: Петербурх. 20 майя возвратился к полку. 15 июля выступил в лагерь с полком в 4-х верстах от Старой Руссы. 26 сентября вступил полк в кантонир квартеры122, и получена репартация, по которой полку моему определена винтер квартера в Тульскою провинцию. 23 сентября смотрел полк инспекторским смотром оберштеркригскомисар Зыбин.123 2 октебря командировал я капитана Булгакова с 80 драгунами для поправления дороги на Осташков, порутчика Борисова в Тулу для принятия квартер, порутчика Калемина для приготовления фуража по дороге. 5 — пошли полковые все обозы. 6 — выступил я с полком из Старой Руссы и шел 12 верст до села Парфина. 7 — перебирался полк чрез реку Ловать и шел 30 верст. Роты стояли по деревням, а штаб в деревне (…) 8 — Растак. 9 — Маршировал 20 верст до деревни (Семеина?) 10 — Маршировал 18 верст до деревни Болговицы, и реку Палу чрез мост переходил под тою же деревнею. 11 — Маршировал 25 верст до деревни Пугла. 12 — Растак. 13 — Шел до села Рвеницы 18 верст. 14 — Растак. 15 — Шел до деревни Дроздова 30 верст. 16 — Маршировал до слободы Осташково 20 верст. На половине дороги переходил чрез залив из озера по живому мосту. 47 Станислав Лещинский 17 — Растак. 18 — Растак и командировал капитана Тухачевского с гарнадерскою и с тремя драгунскими ротами вперед, чтоб в квартерах тесноты не было. 19 октебря шел до села Хатунши 33 версты. 20 — Шел до Селижарова монастыря 10 верст. 21 — Растак. 22 — Шел до села Елцы 32 версты. 23 — Растак. 24 — Шел 5 верст до деревни Кривцово. 25 — Шел 10 верст до деревни Осипова. 26 — Растак. 27 — Шел до деревни Миткова 17 верст. 28 — Шел до города Ржева 13 верст и полк с переднею командой соединился, и в городе по мосту переходили реку Волгу. 29 — Растак. 30 — Растак. Капитан Тухачевской по прежнему с 4 ротами, казначейством и больными вперед пошел. 31 — Шел 20 верст до города Зубцова и переходили реку Вазузу. 48 1 ноября. Шел до села Микифорово 15 верст. 2 — Растак. 3 — Шел 20 верст до деревни Галахово. 4 — Шел 20 верст до деревни Волочаново. 5 — Растак. 6 — Шел 15 верст до села Середы. 7 — Растак. 8 — Шел 20 верст до деревни Холма. 9 — Шел 15 верст до Дьякова. 10 — Растак. 11 — Шел 20 верст до города Можайска и переходил реку Москву, и полк соединился. 12 — Растак. 13 ноября. Шел 20 верст до города Вереи. 14 — Шел 20 верст до города Боровска. 15 — Растак. 16 — Растак. 17 — Шел до деревни Кологривова 15 верст. 18 — Растак. 19 — Шел до села Висковичи 15 верст. 20 — Растак. 21 — Шел 15 верст до деревни Дрякино. 22. — Шел 7 верст до города Серпухова. 23, 24. 25. — Растак. 26 — Шел 37 верст до железных заводов. 27 — Растак. 28 — Шел 15 верст до села Такмакова. 29 — Шел 10 верст до села Стюденца. 30 — Растак. И роты метали жребей квартер. 1 декабря. Вступил в винтер квартеры. Штаб в городе Веневе, а роты по деревням подле Каширской засеки. 1752 24 Майя получил указ, чтоб с подполковником Макшеевым командировал 500 члвк для усмирения гончеровой фабреки.124 25 — Оная команда выступила. 31 — Получил указ, чтоб мне со всем полком итти, и, соединясь с первою командою усмирять бунтующих фабриканов Гончерова в Малом Ярославце и Демидова крестьян гамаюнов, которые также взбунтовали(сь).125 2 июня выступил с полком из Венева, и шел 25 верст. 3 — Шел 25 верст и, прошед Тулу, в лагере стал под селом Месково. 4 — Шел 30 верст до села Павшина. 5 — Шел 30 верст до села Грезнова. 6 — Шел 30 верст до реки Оки и там лагерем стал. 49 7 — Велено мне от брегодира Хомекова126 впредь до ордеру в ефтом лагере стоять. 8 — Ездил я в Калугу для подания репорту г(осп)дину брегодиру Хомекову, а подполковник Макшеев с 500 команды, перешед Оку, совокупился с полком. Я из Калуги возвратился в лагерь. 9 — Был у г(осп)дина брегодира Хомекова военной совет. На том совете были брегадир Хомеков, Рижского драгунского полку полковник Олиц127, я, Киевского подполковник Макшеев, Рижского подполковник Рен, Киевского премиер-майор Лесли. На оном положили Киевскому прибыть в Калугу и стать лагерем под Калугой. 10 — Полк Киевской перебрался (через) Оку реку и шел 10 верст, и стал в лагере. Все штаб офицеры собраны к брегодиру для слушения указов, полученных из сената чрез курьера. 11 — Киевскому и Рижскому полкам велено чрез Оку перебратса и стать лагерем под селом Рамадановым, где бунтующие гамаюны находятся. И как полки пришли к берегу, то бунтовщики на другой стороне собрались около 3000 члвк со всяким рушным ружьем и каменьями, и образа (перед) собою вынесли, а у парома канат отрубили, по которому паром ходит. Тогда брегодир для устрашения велел выстрелить из пушки полковой ядром несколько раз, и несколко бунтовщиков убило, однако они не устрашились и в крепкой диспераци(и) были. Гарнадерская рота моево полку стала на паром и на шестах к берегу приближились, и из мелкова ружья пулеми по бунтовщикам стреляли. Но и тут не устрашились, хотя у них убито и переранено много. Между тем пересылки были их к послушанию склонить. Видя их отчаянность и сожалея, чтоб их много не побить, рассуждено полком в прежний лагерь вступить, а их искать способ усмирить без большова кровепролития. 12 июня. Зачали заседать в следственной комисии, а сидели в оной брегодир, полковник Олиц, я, юстиц кол(легии) советник Юшков, подполковник Макшеев. От 13 до 17 чисел заседали в комисии до обеда, и после обеда от гамаюнов прислан был один с глупым писмом. Посланы калужские купцы к гамаюнам увещевать. 18 — Пришло 10 члвк гамаюн с тем, что оне помрут, а за Демидовым быть не хотят. Держал военной совет, на котором положенно завтрешней день их атаковать. 19 июня. По учиненной диспозиции, в 4-м чесу рано, я с полком конницею под одною деревнею, которая бунтовщичья, Оку вброд перешел. А Рижской полк под Калугою на паромах реку перебиралса. И велено мне зажечь бунтовщичьи деревни, которых 4 сожжено, и я оное село Рамаданово, в котором бунтовщики, окружил, и бунтовщики вышли с повинною члвк 150, а остальные попрятались в хлеб и по буеракам в кустарник, куда послал я команды, и переловили почти всех. Нарвской драгунской полк прибыл, в том селе я оставлен и со мною Киевской и Нарвской полки в команде моей. 20 — В комисии заседали до обеда, а после обеда розыски начались. 21 — В комисии заседали. Все три полка выступили из Калуги и пошли к Гончерова фабреке бунтующих фабрикантов усмирять, которых с лишком 1000 члвк было, и отшед 30 верст стали в лагере. 50 22 — Шли 10 верст и пришли к оной фабреки ввечеру, и брегодир прибыл. Оные бунтовщики засели в одной улице на концах которой поставлены струбы, и на них пять пушек. Я и Олиц, а потом и брегодир, кругом объехали и осмотрели все места и зделали диспозицию, как оных атаковать. 23 июня в 9 часу поутру окружили бунтовщиков с одной стороны под командою полковника Олица, подполковник граф (Микна?) с 200 конными, в некоторой дистанции от него полковник Олиц, с 250 конными ж, а от него несколько отступя под ево ж командою подполковник Макшеев с 250 пешими и с двумя пушками, под моей командою с другой стороны 250 конных, в одной улице Нарвского полку Макшеев с 200 пешими к одною пушкою, а в саду мойор Лесли с 250 пешими и двумя пушками. Как бунтовщики по увещевании склонитса не хотели, то учинена для устрашения их несколько раз из пушек пальба ядрами, и убито 4 члвка и ранено 10, и бунтовщики стали на колени и просили прощения и разобраны по рукам. 24 — Был растак. 25 — Оставлена команда с подполковником Макшеевым 150 члвк, а полки пошли назад в Калугу. 26 — Пришли в Калугу. 27 — Было заседание в комисии. 30 — Было заседание. От 1 июля до 11 было заседание в комисии 11 — Получен указ, чтоб полку моему по прибытии в Калугу пехотных батальонов итить назад в Венев. 12 июля было заседание и я для походу с полком от комисии отрешен. 13 — Прибыл генерал-майор Опочинин на смену брегодира Хомекова. 22 — Прибыли два баталиона Бутырской и первой Московской для смены караулов моево полку. 27 — Сменились. 28 — Выступил я с полком из Калуги. 12 верст отшед реку Оку перешел. 29 — Отпустил я полк на Тулу, а сам заехал в крапивенскую свою деревню. 30 — Я туды приехал. 3 августа. Поехал из деревни и приехал в Тулу, и полк нагнал в 6 верстах от Тулы прошед. 4 — Приехал я в Венев. 5 — Полк пришел. 27 октебря поехал я из Венева к Москве для лечения себя, ибо весьма болен был. 1 ноябре. Приехал к Москве. 26 — Поутру в 4 часа родилась дочь моя, Княжна Марья.128 3 декабря крестили Анна Ивановна Нелединская с сыном своим Александром Юрьевичем.129 51 Князь М. Н. Волконский и семья А. А. Прозоровского: жена Анна Михайловна, урожденная Волконская, сыновья Лев и Павел и дочери Елизавета и Анна 1753 20 июня поехал я в Селявино. 15 июля жена выкинула в дороге мальчика трех месяцев. 16 — Приехал к Москве. 20 июля поехал к полку. 1 октебря командирован для понуждения в приеме амуниции из комисариата офицерам дивизии генерала Бутурлина130, и к Москве сего числа приехал. 1754 22 Марта оною комисию кончил. 22 Майя отпущен я в отпуск Генваря по 1. 26 — Поехал в Селявино. 52 27 — Перешел в Селявине в новые хоромы. 8 июля приехал к Москве. 29 — Родился сын мой Князь Лев131 в 10 чесов по утру. 9 августа крестили Анна Ивановна Нелединская и Семен Григорьевич Васильчиков. 1755 20 Майя отпущен я в дом мой сентября по 1 число, и жил все в Селявине. 3 августа приехал к Москве. 24 — Поехал в С: Петербурх. 1 октебря поехал из С: Петербурха и определен следовать дело Майора Разладена. 7 — Приехал к Москве. 25 декабря пожалован я к армии Генерал-Майором. 30 — Получил писмо от Генерала Фелт Маршела Апраксина132, которым мне объявляет, что Всемилостивейшая Государыня меня пожаловала Генерал-Майором. 1756 23 Генваря определен я в дивизию Александра Борисовича Бутурлина. Поручены мне полки в команду Нашебурхской и Ширванской пехотные. 12 Февраля. Еще полк пехотной Навагинской в мою команду поручен. 18 — Пополудни в деветь чесов родилса сын мой Князь Николай, по другому году умер. 29 апреля получил я ордер, чтоб иметь мне в команде Киевской и Новотроецкой полки и формировав оные кирасирскими, чего ради в Тулу отправиться. 7 Майя. Ордер от Графа Петра Ивановича Шувалова133, в котором предлагает, в силу военной колегии указу, чтоб мне быть в ево дивизии и чрез три дни выехать и ехать с поспешением в Стародуб. 12 — Выехал я из Москвы на своих лошадях. 13 — Приехал на Лапасню. 14 — Обедал у брата в Муковнике и приехал в Серпухов. 15 — Ночевал на заводах. 16 — Приехал в Тулу. 18 — Выехал из Тулы. 19 — Приехал на Плаву. 53 20 — Поехал с Плавы и 20 верст отъехав, ночевал. 21 — Приехал в Амценск. 22 — Приехал в Орел. 23 — Поехал из Орла и 20 верст отъехав, ночевал. 24 Майя. Ехал 60 верст. 25 — Обедал в Карачеве, ночевал на дороге. 26 — Приехал в Брянск. 27 — Поехал из Брянска и ночевал в Красном Рогу. 28 — Обедал в Почепе, ночевал в Ивантенках. 29 — Приехал в Стародуб. Были полки у меня в команде, конные Гарнадерские С: Петербурхской, Резанской, драгунские Тверской, Ингерманландской, Архангелогородской. 20 июля. Получен ордер от Александра Борисовича Бутурлина, которым мне велено ехать в Орел иметь команду над кирасирскими полками Киевским и Новотроицким, и Казанским и их формировать. 24 — Поехал из Стародуба. 30 — Приехал в Орел. 31 — Зачал формировать Новотроицкой полк. 7 августа. Первое основание кончил, то есть офицеров и людей разобрал, и амуницию пересмотрел и определил, что в перемену требовать и что сроки дослужить может, и лошадей лутчих выбрал покамест кирасирские будут. 9 — Отправился в Венев к Киевскому полку. 15 — Приехал в Венев, заезжал на Плаву. 16 — Начал формировать Киевской полк, также как и Новотроицкой. 31 августа поехал из Венева к Москве. 3 сентября приехал к Москве. 5 — Получил ордер, чтоб Киевсвому полку итти в Псков, Новотроецкому в Торопец, Казанскому во Аржев и мне с ними быть ли ничего не упомянуто. 6 — В полки от меня о походе предложенно. 9 — Поехал я в Селявино и засадил рощу на старом месте, где дом был. Березку самородною на дворе велел беречь, которая в нынешнем году выросла.

1. Творческий путь Пушкина

1

По приезде на Кавказ Пушкин начал вести путевые записки, которые значительно позднее (в 1835 году) доработал, назвав их «Путешествием в Арзрум».[203] Это позволяет составить довольно полное и точное представление о его поездке. Мало того, некоторые ее эпизоды, как сказано, легли в основу его стихотворений, составляющих, наряду с дневником в прозе, как бы отдельные отрывки его другого, стихотворного дневника. Естественно напрашивающееся сопоставление обоих дает в руки исследователя богатейший материал, позволяющий составить отчетливое представление о соотношениях на этой стадии творческого развития Пушкина между поэзией и реальной жизнью и оценить во всей силе его как поэта действительности, художника-реалиста.

Недопустимо самовольное, с точки зрения Николая I, поведение Пушкина, выехавшего явочным порядком в Кавказскую действующую армию, привлекло к себе еще более подозрительное внимание властей, поскольку там находилось большое число декабристов (со многими из них поэт был лично знаком), сосланных на военную службу в «теплую Сибирь», как тогда выразительно именовали Кавказ. С самого же начала своего путешествия Пушкин совершил и еще один весьма рискованный поступок — заехал к бывшему «главноуправляющему» Грузией, страной, незадолго до того вошедшей в состав Российской империи, — «проконсулу Кавказа», как на древнеримский лад, с легкой руки великого князя Константина Павловича, величали его современники, генералу Алексею Петровичу Ермолову, находившемуся в это время в опале. Единственный оставшийся в живых «из стаи славных» — талантливейших русских военачальников XVIII века, соратник Суворова и Кутузова, герой войны 1812 года, Ермолов представлял собой крупную и в высшей степени оригинальную историческую фигуру. Особенно стал он известен во время его управления Грузией, куда был назначен в 1817 году и где сразу же проявил себя как крупный не только военный, но и гражданский административный деятель. «Наперсник Марса и Паллады», по словам высоко ценившего его Рылеева, Ермолов много способствовал как укреплению стратегических позиций тогдашней России на рубежах с Персией и Турцией — замирению воинственных горских племен, так и поднятию общей культуры края. Поэтому в сознании современников представление о Кавказе неизменно сочеталось с именем Ермолова и, наоборот, образ Ермолова сразу влек за собой кавказские ассоциации. Описание в письме к брату своего первого приезда на Кавказ в 1820 году Пушкин не случайно сразу же начал с упоминания Ермолова: «Кавказский край, знойная граница Азии — любопытен во всех отношениях. Ермолов наполнил его своим именем и благотворным гением. Дикие черкесы напуганы; древняя дерзость их исчезает. Дороги становятся час от часу безопаснее, многочисленные конвои — излишними» (XIII, 18). В еще более патетических тонах пишет Пушкин о Ермолове в эпилоге своей первой, навеянной Кавказом поэмы «Кавказский пленник»: «Поникни снежною главой, || Смирись Кавказ: идет Ермолов!»

Все эти суждения Пушкина, вероятно навеянные тем, что он слышал о Ермолове от его соратника по Бородинскому сражению, генерала Раевского, в обществе которого поэт совершал свою поездку на юг, свидетельствуют, что уже и в то время он стремился, подобно другим своим прогрессивным современникам, подходить к пониманию больших политических вопросов и событий эпохи с точки зрения общегосударственных интересов. Однако в самой поэме «Кавказский пленник» Пушкин, поэт-романтик, воспитанный во многом на идеях Руссо и образах Байрона, с несомненным сочувствием рисует не только явно идеализированный им образ «девы гор», но и быт тех самых «диких черкесов», «древнюю дерзость» которых беспощадно крутыми средствами искоренял Ермолов. Подобное двойственное отношение к борьбе с горцами будет порой сказываться и во время вторичного и гораздо более глубокого знакомства поэта с Кавказом. Но это новое путешествие осуществит уже не Пушкин — автор южных поэм, а Пушкин — автор «Бориса Годунова» и «Полтавы», зрелый и во всех отношениях вполне самостоятельный «поэт действительности», который вместе с тем привык мыслить большими историческими и общественными категориями. Именно это-то, а не просто любопытство и побудило Пушкина, отправляясь в свой далекий путь, предварительно посетить Ермолова, личное знакомство и беседа с которым были своего рода прологом к предпринятому им путешествию на Кавказ и в закавказские страны.

Особый интерес к Ермолову, конечно, еще более усиливался в Пушкине потому, что и его личность и его судьба были в значительной мере связаны с восстанием декабристов. Умный, широко образованный и начитанный, интересующийся литературой, Ермолов издавна славился своими либеральными взглядами, самостоятельностью суждений и поступков, переходившей порой в неприкрытую оппозиционность официальной правительственной политике. Это обусловило во многом ход его служебной карьеры и в конечном счете начисто сломало ее. В 1798 году, вскоре после опалы и ссылки русским «Калигулой», Павлом I, Суворова, был сперва посажен в крепость, а затем также сослан и Ермолов. Александр I вернул его на военную службу. Но и при новом царе Ермолов, которого, как и Суворова, исключительно любили солдаты, не пришелся ко двору, чем, видимо, и объясняется то, что его заслали в далекую Грузию. В прогрессивных кругах общества, в том числе и среди декабристов, он, наоборот, пользовался огромной популярностью. Когда в 1821 году все ждали, что Россия выступит против Турции в защиту восставших греков, общественное мнение настойчиво называло именно его, как в 1812 году Кутузова, главнокомандующим русской армией в предстоящих военных действиях. «Надежда сограждан, России верный сын, || Ермолов, поспеши спасать сынов Эллады, || Ты, гений северных дружин!» — обращался к нему Рылеев. Воспевал Ермолова и служивший при нем в Грузии вместе с Грибоедовым Кюхельбекер. Позднее, готовясь к осуществлению государственного переворота, декабристы намечали его в члены Временного правительства. Мало того, после разгрома восстания в Петербурге среди московских любомудров — в кругу поэта Д. В. Веневитинова и его друзей, как мы помним, распространились слухи, что Ермолов, отказавшийся присягнуть Николаю, идет во главе Кавказской армии на Москву. «Новым Пожарским» Ермолов не стал. Некоторые из декабристов позднее резко осуждали его за это, считая, что при любви к нему войска он, без сомнения, мог бы осуществить то, что не удалось деятелям тайных обществ. Никаких прямых улик против Ермолова в связи с следствием по делу о декабристах найти не удалось (успел он предупредить и служившего при нем Грибоедова, привлеченного было к следствию, о готовящемся у него обыске и этим дал ему возможность уничтожить компрометирующие документы). Тем не менее он оказался под сильным подозрением у нового царя, и ранее не жаловавшего «либерального» генерала, а теперь к тому же опасавшегося его популярности. Оно усиливалось поступавшими донесениями о том, что Ермолов покровительствует находившимся под его началом ссыльным декабристам. Участь «проконсула» была решена. В 1827 году, во время персидской кампании, к нему был прислан под видом помощника любимчик Николая, типичный представитель «новой знати», сделавший вскоре блестящую карьеру, генерал И. Ф. Паскевич, который с самого начала, следуя, очевидно, инструкциям из Петербурга, повел себя крайне своевольно. В результате сложилась такая обстановка, которая вынудила Ермолова подать в отставку. Последняя была охотно принята. Оказавшись не у дел, Ермолов удалился в свое имение под Орлом и занялся сельским хозяйством. Насильственное, как это все понимали, отстранение выдающегося полководца, находившегося в полном расцвете сил и способностей, вызвало, в особенности в связи с начавшейся войной с Турцией, крайнее неодобрение прогрессивных общественных кругов. Крылов, который в свое время выступил с рядом басен в защиту Кутузова против Александра I, в 1828 году написал басню «Бритвы» (опубликована в 1829 году), довольно прозрачно укоряя тех «многих», которые «с умом людей боятся|| И терпят при себе охотней дураков». Еще определеннее и резче осудил Крылов поведение царя в басне «Булат», опубликованной несколько позже, но явно написанной также в 1828 году[204] и, несомненно, известной Пушкину, который как раз в это время неоднократно встречался с Крыловым. Баснописец резко порицал в ней того, кто заставил «острый клинок» «булатной сабли», «в руках воина» «ужасный врагам», выполнять никак не свойственную ему мелкую домашнюю работу — «щепать лучину иль обтесывать тычину».[205] Посещение Пушкиным оказавшегося в немилости «проконсула Грузии» было по существу в какой-то мере аналогично выступлениям Крылова.

Чтобы повидать Ермолова, Пушкин сделал лишних двести верст (по тогдашним способам передвижения расстояние весьма немалое), так что он не мог сослаться хотя бы на то, что заехал к нему по пути. Поэт и сам понимал рискованность своего поступка; при публикация первой главы путевых записок (в «Литературной газете», 1830, под названием «Военно-грузинская дорога»), а затем (в «Современнике», 1836) всего «Путешествия в Арзрум» эпизод о посещении Ермолова был полностью опущен (впервые опубликован в «Полярной звезде на 1861 год» Герцена и Огарева).

Ожидания Пушкина, которые он, несомненно, возлагал на визит к Ермолову, оправдались. Зайдя в его дом, он сразу же оказался в обстановке, наполненной кавказскими реалиями. Сам Ермолов «был в зеленом черкесском чекмене. На стенах его кабинета висели шашки и кинжалы, памятники его владычества на Кавказе», — записывает поэт и тут же дает исключительно выразительное портретное изображение Ермолова: «С первого взгляда я не нашел в нем ни малейшего сходства с его портретами, писанными обыкновенно профилем. Лицо круглое, огненные, серые глаза, седые волосы дыбом. Голова тигра на Геркулесовом торсе. Улыбка не приятная, потому что не естественна. Когда же он задумывается и хмурится, то он становится прекрасен и разительно напоминает поэтической портрет, писанный Довом». Набросанный здесь словесный портрет Ермолова издавна восхищал как биографов последнего, так и вообще едва ли не всех писавших о пушкинском «Путешествии в Арзрум». Действительно, полностью используя особые возможности, предоставляемые мастеру-художнику, работающему в области искусства слова, Пушкин сумел дать образ Ермолова, хотя, естественно, и уступающий по непосредственной чувственной наглядности живописным изображениям, но, безусловно, превосходящий их все, в том числе и лучший из них — портрет, писанный Доу, по глубине проникновения во внутренний мир «натуры». На портрете Доу с большой силой художественной выразительности запечатлен суровый облик «смирителя» Кавказа: насупленные брови, плотно сжатые губы, львиная грива волос, исключительно энергичное, волевое выражение лица. «Поэтичности» портрета способствует приданный ему «местный колорит» — снежных вершин. Отталкиваясь от традиционных живописных изображений Ермолова, данных в профиль, Пушкин прежде всего сумел найти новый угол зрения, увидеть оригинал в другом ракурсе — не в профиль, a en face. Уже это одно позволило ему придать облику Ермолова другой, менее поэтический, более близкий к обыденности, «прозаический» характер. Увидав его именно таким, Пушкин смог оттолкнуться и от традиционного сравнения его головы с головой льва, которое бытовало в кругу дружественно расположенных к Ермолову современников.

Вместе с тем его облик («круглое», как бы кошачье лицо, «огненные» глаза) натолкнул поэта на другое очень выразительное сравнение: «Голова тигра на Геркулесовом торсе». И. Л. Фейнберг правильно подчеркивает, что в своем портрете Ермолова Пушкин, изображая его внешность, сумел уловить и передать существенные внутренние черты «проконсула Кавказа».[206] Ермолов — натура глубоко самобытная — отличался, наряду с этим, весьма сложным характером, делавшим его загадочным для многих современников. Грибоедов прямо называл его «сфинксом новейших времен». Острый и насмешливый ум, отвага, гордая и смелая независимость составляли его блестящие качества. В то же время он был очень себе на уме. Его упрекали в хитрости, даже двуличии, сравнивали с генералом ордена иезуитов. Однако все это было в значительной степени вызвано теми условиями, в которых ему приходилось действовать. Когда однажды Александр I сказал ему: «Говорят, что ты, Алексей Петрович, иногда-таки хитришь», Ермолов смело ответил ему: «Вашего веку человек, государь».[207] Равным образом безудержная храбрость сочеталась в Ермолове с холодной жестокостью. Поэтому пушкинское сопоставление его с тигром было чрезвычайно метким. Видимо, именно поэтому Пушкин позднее, в своем дневнике 30-х годов, назвал Ермолова, в котором еще ранее находил «разительное» сходство с пресловутым Федором Толстым-американцем (XIV, 46), «великим шарлатаном» (XII, 330). Однако это никак не мешало поэту считать его одним из замечательных государственных людей, сравнивать его «закавказские подвиги» с походами Наполеона и даже подумывать о том, чтобы стать его «историком» (XV, 58). Динамично и пушкинское изображение Ермолова. Когда с губ его сходит «не приятная» — иезуитская улыбка, он становится таким, каким подобает быть полководцу в героические мгновения боя, каким на поле битвы показан в пушкинской «Полтаве» Петр, «становится прекрасен».

Не менее сильное впечатление, чем Ермолов на Пушкина, произвел и Пушкин на Ермолова. «Был у меня Пушкин, — вскоре после этого писал Ермолов Денису Давыдову. — Я в первый раз видел его и, как можешь себе вообразить, смотрел на него с живейшим любопытством. В первый раз не знакомятся коротко, но какая власть высокого таланта! Я нашел в себе чувство, кроме невольного уважения».[208] И это впечатление Ермолов сохранил на всю жизнь. Когда один из первых биографов Пушкина, П. И. Бартенев, посетил Ермолова совсем незадолго перед его смертью и, наведя его на разговор о встрече с ним Пушкина, спросил: «„Конечно, беседа его была занимательна?“ — „Очень, очень, очень!“ — отвечал с одушевлением Алексей Петрович». «Как хорош был, — продолжает Бартенев, — сребровласый герой Кавказа, когда он говорил, что поэты суть гордость нации».[209]

Конечно, встреча выдающихся современников — великого поэта и замечательного полководца — не могла не представить для каждого из них самого живого интереса. В момент встречи с Пушкиным «тигр» Ермолов был вынужденно заперт в своей деревенской клетке. «Он повидимому нетерпеливо сносит свое бездействие», — записал Пушкин о Ермолове, прямо перекликаясь здесь с концовкой крыловской басни «Булат». Беседа с глазу на глаз поднадзорного поэта с опальным военачальником продолжалась около двух часов. Больше того, Денис Давыдов со слов Ермолова рассказывает, что за два дня пребывания Пушкина в Орле он побывал у Ермолова целых три раза. Даже в подготовленном было для печати тексте дорожных записок Пушкин, как бы заранее отводя могущие возникнуть подозрения властей, подчеркивает, что в разговорах между ним и Ермоловым «о правительстве и политике не было ни слова». Однако Ю. Н. Тынянов правильно указывал, что это утверждение противоречит тому, что тут же записал сам Пушкин.[210] Действительно, большинство суждений Ермолова, даже в осторожно-лаконичном, почти конспективном изложении их Пушкиным, проникнуто несомненной оппозиционностью. Помимо «язвительных» и каламбурных («граф Ерихонский» вместо графа Эриванского) высказываний о Паскевиче, который, воспользовавшись всем тем, что так умело подготовил для ожидавшейся войны его предшественник, пожинал лавры легких побед, Ермолов жаловался на засилье в армии немцев — тема, характерная для декабристов, позднее подхваченная Герценом и имевшая в ту пору явно оппозиционное общественно-политическое звучание. Несомненно, хотя Пушкин прямо об этом и не пишет, что в беседе речь шла и об истории кавказских войн и даже, еще шире, вообще о тех событиях, очевидцем и активным участником которых Ермолов был, об исторических лицах, с которыми он сталкивался. Именно в связи с этим становится понятна фраза Пушкина: «Думаю, что он пишет или хочет писать свои записки». Из дальнейшей пушкинской записи становится очевидным и в каком духе они были бы написаны. «Он недоволен, — отмечает Пушкин, — Историей Карамзина; он желал бы, чтобы пламенное перо изобразило переход русского народа из ничтожества к славе и могуществу». Пушкин не указывает причины этого недовольства, но нет сомнения, что «История государства Российского» не удовлетворяла Ермолова, как и декабристов, апологетикой российского самодержавия. Это прямо подсказывает следующая же фраза: «О записках кн. Курбского говорил он con amore». Конечно, записки Курбского привлекали Ермолова своим резко обличительным тоном по отношению к деспотизму и тирании Грозного. И здесь собеседники, несомненно, находили общий язык. Вспомним слова, сказанные года за два до этого Пушкиным А. Н. Вульфу, что он хотел бы написать о царствовании Александра I (то есть о той самой эпохе, которая нашла бы отражение и в записках Ермолова) пером Курбского.

Весьма вероятно, что, говоря о «пламенном пере», Ермолов имел в виду именно Пушкина, которого мог и прямо призвать к написанию русской истории с иных позиций, чем у Карамзина. Очень характерна в этой связи недавно опубликованная не только со слов Ермолова, но даже им завизированная запись о беседе с ним Пушкина. Во время разговора об «Истории» Карамзина Пушкин заметил: «Меня удивляет его добродушие и простосердечие; говоря о зверствах Иоанна Грозного, он так ужасается, так удивляется, как будто такие дела и поныне не составляют самого обыкновенного занятия наших царей».[211] Вообще, записав то, что говорил Ермолов, Пушкин ничего (за одним исключением) не говорит о своем участии в этой беседе. Между тем именно то, что он говорил, показалось Ермолову, как мы видели из его пылкого ответа на соответствующий вопрос Бартенева, исключительно интересным. И подобное умолчание не просто скромность или осторожность Пушкина, а та принципиальная позиция, которая отличает его дорожные записки от наиболее значительного русского произведения этого жанра, ему предшествовавшего, — знаменитых в то время «Писем русского путешественника» Карамзина. «Письма» Карамзина, рассказывающие о его путешествии по Западной Европе, насыщены большим и весьма разнообразным познавательным материалом, но над ним все время доминирует, в соответствии с эстетикой сентиментализма, личность автора, «зеркалом души» которого в данный период они, по его собственному заявлению, прежде всего и больше всего являются. Не без влияния эпохи сентиментализма Пушкин еще в ранние относительно годы задумал писать свою «биографию». Однако с самого начала он строил ее, как мы знаем, совсем на другой — объективной — основе: «биография» должна была стать не зеркалом его души, а зеркалом современной ему исторической эпохи, чем-то вроде будущего «Былого и дум» Герцена. Этот же объективный, реалистический принцип положен Пушкиным и в основу дорожных записок 1829 года, с самого начала отчетливо проявляясь в открывающем их описании встречи и беседы с Ермоловым. В такой же манере поведет Пушкин и дальнейшие свои путевые записки (первый образец ставшего после «Писем» Карамзина чрезвычайно у нас популярным жанра путешествия, написанный пером художника-реалиста), представляющие собой как бы часть его «биографии», которую в полном виде так и не удалось ему осуществить.

* * *

Из колоритного ермоловского дома под Орлом с его насыщенно кавказской атмосферой, которую Пушкин обрел уже в средней полосе России, поэт, нигде больше не желая задерживаться, минуя обычный отсюда путь на Курск и Харьков, стремительно двинулся на Кавказ настоящий — «своротил на прямую тифлисскую дорогу». За Новочеркасском пошли степи. Затем вдали показались горы Кавказского хребта. «В Ставрополе увидел я на краю неба белую недвижную массу облаков, поразившую мне взоры тому ровно 9 лет. Они были все те же, все на том же месте. Это снежные вершины Кавказа». Действительно, почти теми же словами девять лет назад писал Пушкин об этом брату: «Жалею, мой друг, что ты со мною вместе не видал великолепную цепь этих гор; ледяные их вершины, которые издали, на ясной заре, кажутся странными облаками, разноцветными и недвижными» (XIII, 17). Это же впечатление облек он тогда в стихи: «Великолепные картины! || Престолы вечные снегов, || Очам казали их вершины || Недвижной цепью облаков» («Кавказский пленник»). Пушкин, конечно, вспоминал эти строки, когда сделал только что приведенную запись в своих путевых записках.

Горы были все те же, но, попав на прежние места, поэт увидел, что многое вокруг изменилось. Свернув в сторону, Пушкин заехал на столь памятные ему пятигорские минеральные воды. «Я нашел на водах большую перемену, — замечает он в путевых записках. — В мое время ванны находились в лачужках, наскоро построенных. Посетители жили кто в землянках, кто в балаганах. Источники по большей части в первобытном своем виде били, дымились и стекали с гор по разным направлениям, оставляя по себе белые и ржавые следы. [У целебных ключей] [старый инвалид] черпал воду ковшиком из коры или дном разбитой бутылки. Нынче выстроены великолепные ванны и дома. Бульвар, обсаженный липками, проведен по склонению Машука. Везде чистенькие дорожки, зеленые лавочки, правильные партеры, мостики, павильоны. Ключи обделаны, выложены камнем, и на стенах ванн прибиты полицейские предписания. Везде порядок, чистота, красивость» И тут же Пушкин вдруг добавляет: «Что сказать об этом. Конечно, кавказские воды ныне представляют более удобностей, более усовершенствования. Таков естественный ход вещей. Но признаюсь: мне было жаль прежнего их дикого, вольного состояния. Мне было жаль наших крутых каменистых тропинок, кустарников и неогороженных пропастей, по которым бродили мы в прохладные кавказские вечера. Конечно, этот край усовершенствовался, но потерял много прелести» — стал менее романтичным, более «прозаическим». В этой записи снова возникает одна из тех тем, которые характерно волновали поэта почти на всем протяжении его сознательной жизни и его творчества, — тема столкновения, смены «природы» и цивилизации, «первобытной» жизни и «просвещения» (это слово охватывало тогда и то, что мы называем теперь цивилизацией, и то, что называем культурой). С этим мы встречались и в пушкинской поэме «Цыганы», и в его лирике (например, стихотворение «К морю»). С этим позднее столкнемся в предисловии к «Джону Теннеру». Эта же тема не раз прозвучит в раздумьях и творчестве Пушкина во время его путешествия 1829 года.

Пушкин был убежденным сторонником просвещения. Помимо того, европейская цивилизация, конечно, делала жизнь более удобной, упорядоченной. С присущим Пушкину в высшей степени чувством историзма он сознавал, что движение от «первобытности» к просвещению, цивилизованности является вообще непреложным законом общественного развития — «естественным ходом вещей». Но «просвещение» в тех формах, в которые оно во времена Пушкина складывалось, не только многое давало, но и многое отнимало. Да и то, что оно давало, покупалось зачастую слишком дорогой ценой, а главное, во многом носило резко отрицательный характер и было для поэта-гуманиста глубоко неприемлемым. С этой неразрешимой тогда и в то же время волнующей, мучительной дилеммой связаны в предшествовавшем пушкинском романтическом творчестве и протестующие речи Алеко о «неволе душных городов», и перекликающиеся с ними слова поэта в стихотворении «К морю»: «Где благо, там уже на страже|| Иль просвещенье, иль тиран»; с этим, как вскоре увидим, будет связана недовершенная и отброшенная Пушкиным концовка его навеянного новыми кавказскими впечатлениями стихотворения «Кавказ», и те сожаления и грусть, которые охватили его при зрелище лишившихся прежнего «дикого» и «вольного» состояния, гораздо более благоустроенных и удобных кавказских минеральных вод.

«С неизъяснимой грустью пробыл я часа три на водах, — продолжает свои записи поэт. — Я поехал обратно в Георгиевск — берегом быстрой Подкумки. Здесь бывало сиживал со мною Николай Раевский, молча прислушиваясь к мелодии волн. Я сел на облучок, и не спускал глаз с величавого Бешту, уже покрывшегося вечернею тенью. Небо усеялось миллионами звезд — Бешту чернее и чернее рисовался в отдалении, окруженный горными своими Вассалами. Наконец он исчез во мраке. Я приехал в Георгиевск поздно» Ночь, небо, усеянное бесчисленными звездами, черные силуэты гор, грусть, чувство одиночества, воспоминания о «счастливейших минутах» жизни, как называл Пушкин свое первое путешествие на юг в 1820 году с семейством Раевских (XIII, 19), «мелодия волн» — быстро бегущей горной реки — все это как бы снова погрузило Пушкина в тот мир романтических чувств и переживаний, который владел его творческим сознанием в первые годы южной ссылки, и претворилось в окрашенные глубоким проникновенным лиризмом мелодические строки (датированы утром следующего же за тем дня, 15 мая 1829 года):

Все тихо — на Кавказ идет ночная мгла,

Восходят звезды надо мною,

Мне грустно и легко — печаль моя светла,

Печаль моя полна тобою.

Тобой, одной тобой — унынья моего

Ничто не мучит, не тревожит.

И сердце вновь горит и любит оттого,

Что не любить оно не может.

Прошли за днями дни — сокрылось много лет,

Где вы, бесценные созданья?

Иные далеко, иных уж в мире нет,

Со мной одни воспоминанья.

Я твой попрежнему, тебя люблю я вновь

И без надежд и без желаний.

Как пламень жертвенный чиста моя любовь

И нежность девственных мечтаний.

Связь между этими строками и только что приведенной путевой записью совершенно непосредственна и несомненна. В записи, заканчивающейся выразительным многоточием, поэт вспоминает друга своих романтических лет, Николая Раевского, которому он посвятил «Кавказского пленника»; в стихах поэт полон воспоминаниями прежде всего и больше всего о той, которая теперь «далеко» (вспомним вариант: «Твоя далекая пустыня»), той, к кому с полгода назад было обращено посвящение «Полтавы». И не в тоне любовных мадригалов и признаний С. Ф. Пушкиной, сестрам Ушаковым, Олениной, а именно в тоне посвящения поэмы о «Марии, бедной Марии» звучат эти строки, открывающие собой в творчестве Пушкина его новую, вторую кавказскую страницу. В посвящении, открывающемся словом «Тебе», Пушкин писал «Твоя печальная пустыня, || Последний звук твоих речей — || Одно сокровище, святыня,|| Одна любовь души моей». В стихах, навеянных тихой и звездной кавказской ночью, поднявшей в его душе все воспоминания о первой поездке на юг с Раевскими: «Печаль моя полна тобою,|| Тобой, одной тобой». До сих пор не утихают еще до конца споры о том, кто был действительным предметом «утаенной любви» Пушкина. Между тем уже одна теснейшая связь с посвящением «Полтавы» этих озвученных музыкой одного чувства, овеянных единым лирическим дыханием строк, бесспорно обращенных к Марии Раевской, делает — я считаю — данный вопрос решенным окончательно, так сказать не подлежащим «апелляции». Но, едва написав эти строки, Пушкин от погруженности в романтику невозвратимого прошлого, в ночной, звездный мир воспоминаний, сразу же переходит к дню, к солнечному свету, к окружающей его и во многом столь для него новой и такой необычной реальной действительности, в которую жадно всматривается зорким и пытливым взором и мыслителя и поэта. Знаменательно, что одновременно со своими исполненными светлой печали лирическими строками, в тот же самый день, 15 мая, поэт начинает писать и свои путевые записки, которые вслед за этим станет на протяжении всего своего путешествия более или менее систематически вести. И не воспоминания о былой романтике, а именно впечатления и образы окружающей объективной действительности начинают переполнять пушкинское творчество.

В первой же своей путевой записи Пушкин подробно описывает один дорожный степной эпизод на пути к Кавказу (в «Путешествии в Арзрум» он передан в несколько сокращенном и сглаженном виде): «На-днях покаместь запрягали мне лошадей, пошел я к калмыцким кибиткам (т. е. к круглому плетню, крытому шестами, обтянутому белым войлоком с отверстием вверху). У кибитки паслись уродливые и косматые кони, знакомые нам по верному карандашу Орловского. В кибитке я нашел целое калмыцкое семейство; котел варился по средине, и дым выходил в верхнее отверстие. Молодая калмычка, собой очень недурная, шила, куря табак. Лицо смуглое, темно-румяное. Багровые губки, зубы жемчужные Я сел подле нее. Как тебя зовут? — сколько тебе лет? — десять и восемь. — Что ты шьешь? — портка. — Кому? — себя. Поцалуй меня. — Неможна, стыдно. Голос ее был чрезвычайно приятен. Она подала мне свою трубку и стала завтракать со всем своим семейством. В котле варился чай с бараньим жиром и солью Она предложила мне свой ковшик — и я не имел силы отказаться. Я хлебнул, стараясь не перевести духа — я просил заесть чем-нибудь — мне подали кусочек сушеной кобылятины. И я с большим удовольствием проглотил его. После сего подвига я думал, что имею право на некоторое вознаграждение. Но моя гордая красавица ударила меня по голове мусикийским орудием подобным нашей балалайке. Калмыцкая любезность мне надоела, я выбрался из кибитки и поехал далее. Вот к ней послание, которое вероятно никогда до нее не дойдет —», — заключает поэт. Таково овеянное тонкой и добродушной иронией описание этого мимолетного эпизода на языке «смиренной прозы». Поэтическим переводом его является то самое послание — стихотворение «Калмычке», о котором в конце своего описания Пушкин упоминает.[212]

Если сопоставить его с только что приведенной записью, легко убедиться, что «послание» — отнюдь не простой пересказ стихами того, что написано прозой. Прежде всего, опущены все бытовые детали, и не потому, чтобы это было слишком «низко» для «языка богов». Уже начиная с «Графа Нулина» Пушкин не боялся говорить в стихах языком «презренной прозы». Просто это не соответствовало замыслу стихотворения. В основе его — все то же противопоставление «природы» и «цивилизации», которое, как уже сказано, так настойчиво возникало в творческом сознании Пушкина. Но если в «Кавказском пленнике» «природа», в лице «девы гор», представала в романтическом, идеализированном виде, здесь она дана такой, как есть: «Твои глаза конечно узки,|| И плосок нос, и лоб широк». Подобный этнографически точный женский портрет, конечно, был бы немыслим ни в южных поэмах, ни вообще во всей предшествующей лирике Пушкина. И вместе с тем все стихотворение построено на сочувственном противопоставлении этой совсем не идеализируемой дочери природы цивилизованным обитательницам великосветского «омута» — лепечущим по-французски и подражающим английским манерам хозяйкам модных литературных салонов, вроде княгини Зинаиды Волконской с ее «проклятыми обедами», беспечно-легкомысленным («без мысли в голове») дворянским девицам, «прыгающим» на балах. Реакционные критики упрекали первую поэму Пушкина «Руслан и Людмила» за то, что она вводит простонародность — «мужика» — в московское благородное собрание. Свою калмычку, с ее «дикой красой», Пушкин подчеркнуто туда не вводит («галоп не прыгаешь в собранье»), но вся симпатия поэта полностью на ее стороне. Однако это — только мимолетное поэтическое мгновенье. Поэт, открывая свое обращение к степной красавице словами о «похвальной привычке», которая чуть не увлекла его вслед за ее кибиткой, конечно, вспоминает своих «Цыган», перед созданием которых он действительно романтически провел несколько дней в цыганском таборе. Теперь романтическая мечта о возможности просвещенному человеку вернуться к «природной», «естественной» жизни — к «первобытности» — давно уже ушла в прошлое. Теперь: «Ровно полчаса, || Пока коней мне запрягали, || Мне ум и сердце занимали|| Твой взор и дикая краса». В первоначальном варианте: «И был влюблен я полчаса» (вспомним в послании к Вельяшевой: «И влюблюсь до ноября»). Позднее, в новой концовке записи о встрече с калмычкой (в «Путешествии в Арзрум»), тонко вскрыта и причина несбыточности и даже, больше того, неестественности мечты о возврате к так называемой «естественной» жизни: «Калмыцкое кокетство испугало меня; я поскорее выбрался из кибитки — и поехал от степной Цирцеи». Цирцея — мифическая волшебница, превратившая спутников Одиссея в свиней. Вернуться просвещенному, культурному человеку к первобытности — значило бы возвратиться к давно пройденному, почти зоологическому существованию. Да, снежные Кавказские горы были все те же, но не тот уже был сам поэт! Не только о том, что он изменился, но и в чем, как, в каком направлении изменялся, нагляднее всего свидетельствует дальнейшая судьба наброска: «Все тихо — на Кавказ идет ночная мгла», которому Пушкиным был придан через некоторое время, возможно тогда же, во время путешествия, окончательный, столь хорошо каждому из нас знакомый и памятный вид:

На холмах Грузии лежит ночная мгла;

Шумит Арагва предо мною.

Мне грустно и легко; печаль моя светла;

Печаль моя полна тобою,

Тобой, одной тобой… Унынья моего

Ничто не мучит, не тревожит,

И сердце вновь горит и любит оттого,

Что не любить оно не может.

Как видим, новая, окончательная редакция сокращена ровно вдвое: последние восемь стихов совершенно опущены. И это было не просто механическое сокращение. Первая половина отъединена, «оторвана» от второй (в рукописи окончательная редакция и была названа «Отрывок» — слово, которое сохранилось — в оглавлении — и при напечатании стихотворения) в связи с существенным изменением всего внутреннего строя стихотворения: отделено от него все то, что связано с прошлым, с воспоминаниями. Равным образом, хотя, за исключением первых двух стихов, остальные шесть (от слов: «Мне грустно и легко»), составляющие воистину душу всего произведения, остались совершенно нетронутыми, переработка первых двух носит отнюдь не только стилистический характер, а весьма существенна для всего нового духа стихотворения. В первых двух строках меняется пейзажный фон. Вместо первоначального, связанного с темой воспоминаний и довольно отвлеченного пейзажа (о том, что он относится к окрестностям Минеральных Вод, мы узнаем только из путевых записок Пушкина; из самого стихотворения это не видно): «Все тихо — на Кавказ идет ночная мгла, || Восходят звезды надо мною» — появляется другой пейзаж, тоже навеянный непосредственными дорожными впечатлениями, но более конкретный, локально приуроченный: «На холмах Грузии лежит ночная мгла; || Шумит Арагва предо мною». Вместо Кавказа вообще, перед нами — определенная, точно обозначенная часть его. Грузия и до этого неоднократно встречалась в творчестве Пушкина. Но поскольку поэт никогда еще там не бывал, он имел о ней достаточно общее представление.

Теперь «прекрасная страна» с ее «счастливым климатом» — Грузия — предстала перед поэтом во всей непосредственной чувственной конкретности. «Мгновенный переход от грозного, дикого Кавказа к прелестной миловидной Грузии восхитителен, — читаем в пушкинских путевых записках. — С высоты Гут-горы открывается Кашаурская долина — с ее обитаемыми скалами, с ее цветущими нивами, с ее богатыми темно зелеными садами, с ее синим, синим прозрачным небом, с ее светлой Арагвой, милой сестрою свирепого Терека. Дыханье благовонного Юга вдруг начинает повевать на путешественника». Обрывающаяся на этом запись (в том виде, как она до нас дошла) дополняется тем, что читаем в «Путешествии в Арзрум»: «Мы спускались в долину. Молодой месяц показался на ясном небе. Вечерний воздух был тих и тепел. Я ночевал на берегу Арагвы» Особенно выразительна замена строки: «Восходят звезды надо мною» — строкой «Шумит Арагва предо мною». Там — звездный мир, перекликающийся с мотивом воспоминаний, здесь поэт — на прекрасной южной земле, полностью в настоящем.

Однако самое существенное, что отличает первоначальную редакцию от окончательной, это перекликающаяся со сменой пейзажей переадресовка стихотворения. Первоначальная, оставшаяся в рукописях поэта редакция была, несомненно, обращена к Марии Раевской-Волконской; вторая, опубликованная поэтом редакция, по свидетельству осведомленных современников, обращена к Натали Гончаровой, образ которой, глубоко в нем запечатленный, Пушкин, по его собственным словам, мысленно увозил с собой в свое далекое путешествие. Поэт — мы видели — мог легко перенести строки из мадригальных стихов, обращенных было к Олениной, в мадригальные стихи, обращенные к Ушаковой. Но ни первая, ни вторая редакции кавказского стихотворения 1829 года ни в какой мере не являются мадригалами. И та и другая, хотя они обращены к разным женщинам, являются выражением в одинаковой степени большого и глубокого чувства. И вместе с тем это два разных вида чувства, гармонически соответствующих двум духовным «возрастам» поэта, двум основным периодам его творческого развития. «Ах, он любил, как в наши лета || Уже не любят, как одна || Безумная душа поэта || Еще любить осуждена», — говорил Пушкин о романтике Ленском. «Замечу кстати, все поэты, — обобщая, писал он в том же своем романе в стихах, — любви мечтательной друзья». Именно такой романтической, «мечтательной» любовью и была пронесенная Пушкиным через десятилетие его «утаенная любовь» к Раевской-Волконской: «Она одна бы разумела || Стихи неясные мои; || Одна бы в сердце пламенела || Лампадой чистою любви!» — восклицал о предмете этой «утаенной любви» Пушкин в 1824 году в «Разговоре книгопродавца с поэтом». И почти теми же словами снова говорит об этом охваченный нахлынувшими воспоминаниями поэт в первоначальной редакции своего первого кавказского стихотворения 1829 года: «Я твой попрежнему, тебя люблю я вновь || И без надежд, и без желаний. || Как пламень жертвенный чиста моя любовь || И нежность девственных мечтаний». Многие то мимолетные, а то и очень серьезные, порой исключительно яркие и страстные сердечные увлечения Пушкина отразились в его творчестве за это десятилетие; но романтическая, «мечтательная» — «без надежд и без желаний» — любовь к той, кому посвящена «Полтава», продолжала оставаться наиболее глубоким и сильным чувством поэта до конца 1828 — начала 1829 года, когда в его душе вспыхнуло другое, более реальное, земное, полное и надежд и желаний, но столь же глубокое и сильное чувство к той, которая года два спустя станет его женой, матерью его детей. Отсюда и две, с двумя разными адресами редакции стихотворения, каждая из которых могла бы считаться самостоятельным произведением, если бы не те шесть стихов — о светлой печали и горящей в сердце любви, — которые без всяких изменений присутствуют в обоих и сливают их в нерасторжимо единое целое.

Т. Г. Цявловская в своем комментарии к стихотворению «На холмах Грузии», относя его полностью к М. Н. Волконской, пишет: «В. Ф. Вяземская летом 1830 г. переслала стихотворение (в таком виде, в каком оно было вскоре напечатано) в Сибирь М. Н. Волконской, которой она, со слов Пушкина, сообщила, что стихи обращены к его невесте, Н. Н. Гончаровой. Волконская не усомнилась в этом утверждении. Некоторые исследователи также приняли утверждение Вяземской, хотя ему противоречат слова: „Я твой по-прежнему, тебя люблю я вновь“ — и один из вариантов: „Я снова юн и твой“; они не могли быть обращены к шестнадцатилетней Гончаровой, с которой Пушкин познакомился только в 1828 году».[213] Верно, не могли. Но ведь приводимые слова взяты из первой редакции, которая и в самом деле, несомненно, обращена к Волконской. В посланной же ей второй, окончательной редакции слов этих нет. Кроме того, оспаривая «утверждение Вяземской», комментатор как бы оставляет без внимания ею же с полным основанием сказанное: «со слов Пушкина»; помимо того, само стихотворение, вероятно, было послано Волконской в Сибирь с его ведома, а значит, и согласия. Можно было бы допустить (хотя это и очень маловероятно), что Пушкин выдал своей невесте стихотворение, обращенное к другой женщине, за стихи, посвященные ей. Но зачем ему было вводить в заблуждение М. Н. Волконскую, образ которой ему был так дорог, жизненный подвиг которой он так благоговейно чтил. Ведь никак не может это быть сочтено за еще один способ для сокрытия поэтом своей «утаенной любви». Поэтому с полным доверием следует отнестись к свидетельству Пушкина, что вторая редакция, точнее, окончательный текст стихотворения относится к Н. Н. Гончаровой. Смена двух редакций — своеобразная эстафета сердца. Первая, самая сильная и самая глубокая из всего, что в то время жило в сердце Пушкина, — любовь поэта-романтика, ничего не теряя в своей силе и в своей глубине, как бы переливается в последнюю, тоже самую сильную и самую глубокую из всего, что будет потом, любовь Пушкина — «поэта действительности», художника-реалиста.

Первоначальная редакция стихотворения исполнена высокого романтического обаяния. Но затем — в окончательной редакции — стихотворение деромантизируется. Мы уже видели это на изображении пейзажей. Мало того, с устранением мотива воспоминаний из стихотворения полностью уходит и его романтическая стилистика (сравнения, образы, лексика), столь выраженная в первоначальной редакции («сокрылось много лет», «бесценные созданья», «как пламень жертвенный чиста любовь», «нежность девственных мечтаний»). В окончательной редакции не только, как и в стихотворении «Цветок», почти вовсе нет поэтических фигур и тропов (ни одного сравнения, всего одна-две метафоры: лежит мгла, сердце горит), но все оно написано самыми простыми, обыкновенными, употребляющимися в обычной разговорной речи словами. Среди них есть ряд слов, хорошо известных нам по циклу безнадежных, пессимистических, трагически окрашенных стихотворений Пушкина 1826–1828 годов: печаль, грусть, унынье. Но нет слов: тоска, скука. Да и элегический настрой стихотворения не заключает в себе на этот раз ничего тяжелого, угнетающего. Наоборот, поэту «грустно и легко», в его «унынье» нет ничего мучающего, тревожащего: печаль его светла. Именно это сочетание глубочайшей просветленной элегичности и предельной простоты выражения, при которой вместе с тем слова, сохраняя всю полноту и прозрачную ясность смысла, складываются в чарующую мелодию, превращаются в музыку, и делает стихотворение в его окончательном виде тем, о чем так прекрасно сказал в одном из своих выступлений наш современник, автор «Русского леса» Леонид Леонов: «Бывают стихи, которые во всей национальной поэзии пишутся однажды — и потом века без износа служат потомкам камертоном для настройки лир Пушкин открыл нам волшебную музыку родной речи».[214] В заключение стоит подчеркнуть — в этой малой капле ярко отражается основной закон художественного развития поэта, движения его к реализму через романтизм, — что стихотворение «На холмах Грузии» — один из величайших образцов поэзии действительности в лирике Пушкина — зародилось в романтической атмосфере, в которой сложилась первая, пронизанная чувством и памятью об «утаенной любви», редакция его.

Любовь романтизм гниль и чепуха. Любовь – «романтизм, чепуха, гниль, художество»? (по роману «Отцы и дети» И.С.Тургенева)

М. Е. Салтыков-Щедрин писал: «…Что можно сказать о всех вообще произведениях Тургенева? То ли, что после прочтения их легко дышится, легко верится, тепло чувствуется? Что ощущаешь явственно, как нравственный уровень в тебе поднимается, что мысленно благословляешь и любишь автора?.. Это, именно это впечатление оставляют после себя эти прозрачные, будто сотканные из воздуха образы, это начало любви и света, во всякой строке бьющее живым ключом…» Эти слова как нельзя лучше подходят, когда мы говорим о герое романа И.С. Тургенева «Отцы и дети» Евгении Базарове.

Трудный внутренний процесс познания настоящей любви заставляет Базарова по-новому почувствовать природу.

Тургенев показывает, что любовь сломила Базарова, выбила его из колеи, в последних главах романа он уже не тот, каким был вначале. Несчастная любовь приводит Базарова к тяжелому душевному кризису, все валится у него из рук, и само его заражение кажется неслучайным: человек в подавленном душевном состоянии становится неосторожным. Но Базаров не отказался от борьбы со своей болью и не стал унижаться перед Одинцовой, он всеми силами стремился побороть в себе отчаяние и злился на свою боль.

Истоки трагизма любви Базарова — в характере Одинцовой, изнеженной барыне, аристократке, не способной откликнуться на чувство героя, робеющей и пасующей перед ним. Но Одинцова хочет и не может полюбить Базарова не только потому, что она аристократка, но и потому, что этот демократ, полюбив, не хочет любви, боится ее и бежит от нее. «Непонятный испуг» охватил Одинцову в момент любовного признания Базарова. А Базаров «задыхался; все тело его видимо трепетало. Но это было не трепетание юношеской робости, не сладкий ужас первого признания овладел им; это страсть в нем билась, сильная и тяжелая — страсть, похожая на злобу и, может быть, сродни ей». Стихия жестоко подавленного чувства прорвалась в герое с разрушительной по отношению к этому чувству силой.

Итак, можно по разному отвечать на вопрос, насколько успешно прошел герой «испытание любовью». С одной стороны, тот духовный кризис, который произошел в сознании Базарова, говорит о неполноценности и неустойчивости его мировоззренческих позиций, о неуверенности героя в собственной правоте. С другой стороны, в любви Базаров оказался много сильнее и искренней, нежели остальные герои романа. Сила любви и романтизма героя была такова, что разрушила морально и физически его самого и привела к смерти.

Слов.

Своеобразие гражданской лирики Н. А. Некрасова

Особенность Некрасова как лирического поэта-его гражданственность, народность, глубина и многообразие чувств. В его стихотворениях-и неподдельный лиризм, и грусть, и добродушный юмор, и сарказм, и уныние, и радость жизни («Зеленый шум»), и жалость, и сострадание к тяжелой участи бедняков, и призывы к борьбе, и вера в грядущее торжество правды. И все это может быть объято двумя словами: «благородное сердце». Размышляя о народе и о своей судьбе, поэт нередко казнил себя за то, что, по его мнению, сделал слишком мало, что был непоследователен в борьбе. Так появлялись покаянные стихотворения: «Я за то глубоко презираю себя… «, «Муза», «Праздник жизни — молодости годы… «, «Замолкни, Муза мести и печали», «Стихи мои! Свидетели живые… «, «Умру я скоро! Жалкое наследство… » и другие.

Вопрос о лирическом герое поэзии Некрасова сложен и спорен. Одни литературоведы считают, что у Некрасова был единый лирический герой-разночинец. Другие (например, Н. Н. Скатов) доказывают, что такого героя нет, а есть «множественность голосов и сознаний». Как бы там ни было, во всех стихотворениях Некрасова присутствует его личность, слышится его голос, который мы не спутаем ни с каким другим. Его крылатое выражение: «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан» — известно всем. Оно является измененной и уточненной формулировкой Рылеева: «Я не поэт, а гражданин».

Поэзия Некрасова — это поэзия исповеди, проповеди и покаяния. Причем эти три чувства, три настроения слиты у него неразрывно, и часто нельзя сказать, какое чувство, какое настроение преобладает. Например, в «Поэте и Гражданине «-и исповедь, и покаяние, и проповедь. Но есть произведения, где выражается преимущественно то или иное чувство и настроение. Явно исповедальными стихами являются стихи о любви: «Ты всегда хороша несравненно», «Я не люблю иронии твоей», «О письма женщины, нам милой!.. «.

Во всех этих произведениях либо на первом плане, либо как фон присутствует образ Родины, закабаленной, но исполненной тайных могучих сил. Форма диалога помогает Некрасову уточнить значение поэзии в стихотворении «Поэт и гражданин». Мысли автора вложены не только в уста поэта, но главным образом в высказывания гражданина. Слова поэта ждут Родина, народ, грядущая буря. В это время Отечества достойный сын «гражданином быть обязан», ибо «Он, как свои, на теле носит все язвы родины своей… «.

Слов.

Мой любимый поэт

Анна Ахматова… Совсем недавно я впервые прочитала ее стихи, вчиталась в них. С первых строк завораживающая музыка ее лирики увлекла меня за собой. Я прикоснулась к тому духовному миру, который отразили ее стихи. И я поняла, что Анна Ахматова была человеком незаурядным, с большой душой. Она была на редкость верна себе, хотя как несправедливо часто ей было плохо, больно, горько. Она прожила трудную жизнь, полную лишений, испытаний и горечи разочарований.

Анна Ахматова любила жизнь. Она любила родину — Россию, готова была отдать все ради того, чтобы «туча над темной Россией стала облаком в славе лучей».
Все было значительно в ней — и внешний облик, и духовный мир. Большую часть своего творчества она посвятила чистому, прекрасному и в то же время мучительному чувству любви. И очень многое об этом написано с невыразимо глубокой грустью, тоской, усталостью;
Сердце к сердцу не приковано,
Если хочешь — уходи.
Много счастья уготовано
Тем, кто волен на пути…
Эти стихи не спутаешь с другими. Они не похожи ни на чьи, неповторимая поэзия Ахматовой глубоко отзывается в сердце. И в то же время поэзия Ахматовой солнечна, проста и свободна. Она жила великой земной любовью и пела об этом, и в этом был смысл ее жизни, ее естественное состояние. Всю жизнь Анна Андреевна делилась сокровищами своей души с миром, который не всегда понимал ее и часто просто отвергал. Она многое перенесла. Часто «падала» с вершины поэзии вниз и опять вставала непокоренная благодаря желанию жить и любить. Она не гналась за славой.
Поэт должен быть искренним, и, может быть, именно своей правдивостью привлекает меня поэзия Ахматовой:

Из-под каких развалин говорю,
Из-под какого я кричу обвала,
Как в негашеной извести горю
Под сводами зловонного подвала.
Я читаю Ахматову как откровение человеческой души, облагораживающей своим примером жизнь тех людей, что склоняют головы перед ее песней, перед величественной музыкой правды, любви, доверия. Я благодарен Анне Ахматовой за то, что она подарила мне чудо встречи с Человеком и Поэтом. За ее стихи, читая которые начинаешь размышлять о вещах, до этого просто не замечаемых. Я говорю спасибо ей за то, что она оставила неизгладимый след у меня в душе.

Темы эссе по русскому языку и литературе

(общественно-гуманитарное направление)

1. «Если душа родилась крылатой…» (по лирике М.Цветаевой)

2. «Мой друг, Отчизне посвятим души прекрасные порывы!» (А. С. Пушкин «К Чаадаеву»)

3. Что такое патриотизм? (по роману Л. Толстого «Война и мир»)

4. Какие произведения М.Ю.Лермонтова Вы бы посоветовали прочитать другу?

5. «В жизни всегда есть место подвигу»? (М. Горький)

6. Любовь «бескорыстная, самоотверженная, не ждущая награды» (по рассказу И.А. Куприна «Гранатовый браслет»)

7. «Человек – это звучит гордо!» (по пьесе М.Горького «На дне»)

8. Нет уз святее товарищества» (Н.В.Гоголь)

9. «Душа обязана трудиться и день и ночь, и день и ночь» (Н.Заболоцкий)

10. Моё понимание поэзии «чистого искусства» в лирике А.Фета и Ф.Тютчева

11. Современен ли образ «Прекрасной Дамы» А.Блока?

12. Правда в смирении или бунте? (по произведениям Ф.М.Достоевского)

13. Любовь – «романтизм, чепуха, гниль, художество»? (по роману «Отцы и дети» И.С.Тургенева)

14. В чём своеобразие гражданской лирики Н.А.Некрасова?

15. Почему М.Ю. Лермонтов называет свою любовь к родине «странной»?

16. «Сын за отца не отвечает» (А.Твардовский «По праву памяти»)

17. В чём суть поэзии? (по творчеству Б.Пастернака)

18. «И дым Отечества нам сладок и приятен» (по комедии А. Грибоедова «Горе от ума»)

19. «Пою моё Отечество, республику мою!» (В. Маяковский)

20. Какой предстаёт природа в лирике С. Есенина?

21. «Досадно мне, коль слово «честь» забыто…» (В. Высоцкий)

22. Спор поколений в литературе и жизни

23. Любить – значит жертвовать собой (по произведениям А.Куприна, И.Бунина)

24. Литература выпрямляет душу?

25. Классика устарела?

26. Проблема поиска жизненного пути в литературе и в жизни

27. Человек эпохи Независимости

28. Что следует ожидать Казахстану от ЭКСПО-2017?

29. В чём сила материнской любви?

30. Профессия моей мечты

31. Детское и взрослое мировоззрение: общее и различное

32. Мои размышления на пороге взрослой жизни

33. В чем задача искусства: успокаивать человека или тревожить его?

34. Может ли победа стать поражением?

35. Почему труд необходим для каждого человека?

36. Хорошо или плохо быть эгоистом?

37. Моя семья – моя опора

38. Роскошь разъедает душу человека?

39. Как красота природы может повлиять на человека?

40. Нужно ли разрушать, чтобы строить новое?

41. Мой современник… Каков он?

42. Быть на Земле Человеком

43. Будущее за профессионалами

44. Мир скучен для скучных людей

45. Может ли телевидение заменить книгу?

46. Мой жизненный принцип

47. Влияют ли богатство и бедность на нравственность?

48. Человек в вихре исторических событий

49. Легко ли быть молодым?

50. В чём заключаются ценности жизни?

Скачать Размер файла
Павел Петрович Кирсанов воспитывался сперва дома, так же как и младший брат его Николай, потом в пажеском корпусе. Он с детства отличался замечательною красотой; к тому же он был самоуверен, немного насмешлив и как-то забавно желчен — он не мог не нравиться. Он начал появляться всюду, как только вышел в офицеры. Его носили на руках, и он сам себя баловал, даже дурачился, даже ломался; но и это к нему шло. Женщины от него с ума сходили, мужчины называли его фатом и втайне завидовали ему. Он жил, как уже сказано, на одной квартире с братом, которого любил искренно, хотя нисколько на него не походил. Николай Петрович прихрамывал, черты имел маленькие, приятные, но несколько грустные, небольшие черные глаза и мягкие жидкие волосы; он охотно ленился, но и читал охотно, и боялся общества. Павел Петрович ни одного вечера не проводил дома, славился смелостию и ловкостию (он ввел было гимнастику в моду между светскою молодежью) и прочел всего пять, шесть французских книг. На двадцать восьмом году от роду он уже был капитаном; блестящая карьера ожидала его. Вдруг все изменилось. В то время в петербургском свете изредка появлялась женщина, которую не забыли до сих пор, княгиня Р. У ней был благовоспитанный и приличный, но глуповатый муж и не было детей. Она внезапно уезжала за границу, внезапно возвращалась в Россию, вообще вела странную жизнь. Она слыла за легкомысленную кокетку, с увлечением предавалась всякого рода удовольствиям, танцевала до упаду, хохотала и шутила с молодыми людьми, которых принимала перед обедом в полумраке гостиной, а по ночам плакала и молилась, не находила нигде покою и часто до самого утра металась по комнате, тоскливо ломая руки, или сидела, вся бледная и холодная, над псалтырем. День наставал, и она снова превращалась в светскую даму, снова выезжала, смеялась, болтала и точно бросалась навстречу всему, что могло доставить ей малейшее развлечение. Она была удивительно сложена; ее коса золотого цвета и тяжелая, как золото, падала ниже колен, но красавицей ее никто бы не назвал; во всем ее лице только и было хорошего, что глаза, и даже не самые глаза — они были невелики и серы, — но взгляд их, быстрый, глубокий, беспечный до удали и задумчивый до уныния, — загадочный взгляд. Что-то необычайное светилось в нем даже тогда, когда язык ее лепетал самые пустые речи. Одевалась она изысканно. Павел Петрович встретил ее на одном бале, протанцевал с ней мазурку, в течение которой она не сказала ни одного путного слова, и влюбился в нее страстно. Привыкший к победам, он и тут скоро достиг своей цели; но легкость торжества не охладила его. Напротив: он еще мучительнее, еще крепче привязался к этой женщине, в которой даже тогда, когда она отдавалась безвозвратно, все еще как будто оставалось что-то заветное и недоступное, куда никто не мог проникнуть. Что гнездилось в этой душе — Бог весть! Казалось, она находилась во власти каких-то тайных, для нее самой неведомых сил; они играли ею, как хотели; ее небольшой ум не мог сладить с их прихотью. Все ее поведение представляло ряд несообразностей; единственные письма, которые могли бы возбудить справедливые подозрения ее мужа, она написала к человеку почти ей чужому, а любовь ее отзывалась печалью; она уже не смеялась и не шутила с тем, кого избирала, и слушала его и глядела на него с недоумением. Иногда, большею частью внезапно, это недоумение переходило в холодный ужас; лицо ее принимало выражение мертвенное и дикое; она запиралась у себя в спальне, и горничная ее могла слышать, припав ухом к замку, ее глухие рыдания. Не раз, возвращаясь к себе домой после нежного свидания, Кирсанов чувствовал на сердце ту разрывающую и горькую досаду, которая поднимается в сердце после окончательной неудачи. «Чего же хочу я еще?» — спрашивал он себя, а сердце все ныло. Он однажды подарил ей кольцо с вырезанным на камне сфинксом. — Что это? — спросила она, — сфинкс? — Да, — ответил он, — и этот сфинкс — вы. — Я? — спросила она и медленно подняла на него свой загадочный взгляд. — Знаете ли, что это очень лестно? — прибавила она с незначительною усмешкой, а глаза глядели все так же странно. Тяжело было Павлу Петровичу даже тогда, когда княгиня Р. его любила; но когда она охладела к нему, а это случилось довольно скоро, он чуть с ума не сошел. Он терзался и ревновал, не давал ей покою, таскался за ней повсюду; ей надоело его неотвязное преследование, и она уехала за границу. Он вышел в отставку, несмотря на просьбы приятелей, на увещания начальников, и отправился вслед за княгиней; года четыре провел он в чужих краях, то гоняясь за нею, то с намерением теряя ее из виду; он стыдился самого себя, он негодовал на свое малодушие… но ничто не помогало. Ее образ, этот непонятный, почти бессмысленный, но обаятельный образ слишком глубоко внедрился в его душу. В Бадене он как-то опять сошелся с нею по-прежнему; казалось, никогда еще она так страстно его не любила… но через месяц все уже было кончено: огонь вспыхнул в последний раз и угас навсегда. Предчувствуя неизбежную разлуку, он хотел, по крайней мере, остаться ее другом, как будто дружба с такою женщиной была возможна… Она тихонько выехала из Бадена и с тех пор постоянно избегала Кирсанова. Он вернулся в Россию, попытался зажить старою жизнью, но уже не мог попасть в прежнюю колею. Как отравленный, бродил он с места на место; он еще выезжал, он сохранил все привычки светского человека; он мог похвастаться двумя, тремя новыми победами; но он уже не ждал ничего особенного ни от себя, ни от других и ничего не предпринимал. Он состарился, поседел; сидеть по вечерам в клубе, желчно скучать, равнодушно поспорить в холостом обществе стало для него потребностию, — знак, как известно, плохой. О женитьбе он, разумеется, и не думал. Десять лет прошло таким образом, бесцветно, бесплодно и быстро, страшно быстро. Нигде время так не бежит, как в России; в тюрьме, говорят, оно бежит еще скорей. Однажды, за обедом, в клубе, Павел Петрович узнал о смерти княгини Р. Она скончалась в Париже, в состоянии близком к помешательству. Он встал из-за стола и долго ходил по комнатам клуба, останавливаясь как вкопанный близ карточных игроков, но не вернулся домой раньше обыкновенного. Через несколько времени он получил пакет, адресованный на его имя: в нем находилось данное им княгине кольцо. Она провела по сфинксу крестообразную черту и велела ему сказать, что крест — вот разгадка. Это случилось в начале 48-го года, в то самое время, когда Николай Петрович, лишившись жены, приезжал в Петербург. Павел Петрович почти не видался с братом с тех пор, как тот поселился в деревне: свадьба Николая Петровича совпала с самыми первыми днями знакомства Павла Петровича с княгиней. Вернувшись из-за границы, он отправился к нему с намерением погостить у него месяца два, полюбоваться его счастием, но выжил у него одну только неделю. Различие в положении обоих братьев было слишком велико. В 48-м году это различие уменьшилось: Николай Петрович потерял жену, Павел Петрович потерял свои воспоминания; после смерти княгини он старался не думать о ней. Но у Николая оставалось чувство правильно проведенной жизни, сын вырастал на его глазах; Павел, напротив, одинокий холостяк, вступал в то смутное, сумеречное время, время сожалений, похожих на надежды, надежд, похожих на сожаления, когда молодость прошла, а старость еще не настала. Это время было труднее для Павла Петровича, чем для всякого другого: потеряв свое прошедшее, он все потерял. — Я не зову теперь тебя в Марьино, — сказал ему однажды Николай Петрович (он назвал свою деревню этим именем в честь жены), — ты и при покойнице там соскучился, а теперь ты, я думаю, там с тоски пропадешь. — Я был еще глуп и суетлив тогда, — отвечал Павел Петрович, — с тех пор я угомонился, если не поумнел. Теперь, напротив, если ты позволишь, я готов навсегда у тебя поселиться. Вместо ответа Николай Петрович обнял его; но полтора года прошло после этого разговора, прежде чем Павел Петрович решился осуществить свое намерение. Зато, поселившись однажды в деревне, он уже не покидал ее даже и в те три зимы, которые Николай Петрович провел в Петербурге с сыном. Он стал читать, все больше по-английски; он вообще всю жизнь свою устроил на английский вкус, редко видался с соседями и выезжал только на выборы, где он большею частию помалчивал, лишь изредка дразня и пугая помещиков старого покроя либеральными выходками и не сближаясь с представителями нового поколения. И те и другие считали его гордецом; и те и другие его уважали за его отличные, аристократические манеры, за слухи о его победах; за то, что он прекрасно одевался и всегда останавливался в лучшем номере лучшей гостиницы; за то, что он вообще хорошо обедал, а однажды даже пообедал с Веллингтоном у Людовика-Филиппа; за то, что он всюду возил с собою настоящий серебряный несессер и походную ванну; за то, что от него пахло какими-то необыкновенными, удивительно «благородными» духами; за то, что он мастерски играл в вист и всегда проигрывал; наконец, его уважали также за его безукоризненную честность. Дамы находили его очаровательным меланхоликом, но он не знался с дамами… — Вот видишь ли, Евгений, — промолвил Аркадий, оканчивая свой рассказ, — как несправедливо ты судишь о дяде! Я уже не говорю о том, что он не раз выручал отца из беды, отдавал ему все свои деньги, — имение, ты, может быть, не знаешь, у них не разделено, — но он всякому рад помочь и, между прочим, всегда вступается за крестьян; правда, говоря с ними, он морщится и нюхает одеколон… — Известное дело: нервы, — перебил Базаров. — Может быть, только у него сердце предоброе. И он далеко не глуп. Какие он мне давал полезные советы… особенно… особенно насчет отношений к женщинам. — Ага! На своем молоке обжегся, на чужую воду дует. Знаем мы это! — Ну, словом, — продолжал Аркадий, — он глубоко несчастлив, поверь мне; презирать его — грешно. — Да кто его презирает? — возразил Базаров. — А я все-таки скажу, что человек, который всю свою жизнь поставил на карту женской любви и когда ему эту карту убили, раскис и опустился до того, что ни на что не стал способен, этакой человек — не мужчина, не самец. Ты говоришь, что он несчастлив: тебе лучше знать; но дурь из него не вся вышла. Я уверен, что он не шутя воображает себя дельным человеком, потому что читает Галиньяшку и раз в месяц избавит мужика от экзекуции. — Да вспомни его воспитание, время, в которое он жил, — заметил Аркадий. — Воспитание? — подхватил Базаров. — Всякий человек сам себя воспитать должен — ну хоть как я, например… А что касается до времени — отчего я от него зависеть буду? Пускай же лучше оно зависит от меня. Нет, брат, это все распущенность, пустота! И что за таинственные отношения между мужчиной и женщиной? Мы, физиологи, знаем, какие это отношения. Ты проштудируй-ка анатомию глаза: откуда тут взяться, как ты говоришь, загадочному взгляду? Это все романтизм, чепуха, гниль, художество. Пойдем лучше смотреть жука. И оба приятеля отправились в комнату Базарова, в которой уже успел установиться какой-то медицинско-хирургический запах, смешанный с запахом дешевого табаку.

I. Повторение теоретических сведений.

1. С чего начинается работа над сочинением-рассуждением?

(С логического анализа формулировки темы.)

2. Какие типы формулировки темы мы знаем?

(Тема-понятие, тема-вопрос, тема-суждение.)

3. Определить, чем отличаются данные формулировки тем.

1) Почему пьеса А.Н.Островского «Гроза» носит такое название?

2) Основной конфликт драмы А.Н.Островского «Гроза».

3) «Жестокие нравы» города Калинова в драме А.Н.Островского «Гроза».

4. Каков порядок работы над основной частью сочинения-рассуждения? (Выдвинуть тезис, подобрать доказательства, развернуть их на тексте.)

5. Какие типы вступлений мы знаем?

(Фактологическое, аналитическое, терминологическое.)

6. Какие бывают типы заключений.

(Заключение-вывод, заключение-следствие.)

II. Сообщение теоретического материала по теме урока.

Сочинение можно построить как рассуждение-доказательство,

Есть ли в романе И.С.Тургенева высказывания Базарова, которые вам хотелось бы опровергнуть?

Например: По словам Базарова, любовь – «романтизм, чепуха, гниль, художество, белиберда…»

Как можно построить размышление-опровержение?

Такое размышление можно построить по двум схемам:

1. Опровержение тезиса.

1) Выдвинуть антитезис.

2) Подобрать аргументы.

4) Сделать вывод о ложности тезиса.

1) Сформулировать следствие, вытекающее из данного тезиса.

2) Подобрать аргументы опровержения.

3) Развернуть каждый аргумент на тексте.

4) Сделать вывод о ложности следствия и тезиса.

III. Практическая работа.

Прав ли Базаров, утверждая, что любовь – «непростительная дурь, белиберда»?

1. Антитезис: Любовь-чувство самоотверженной сердечной привязанности. Любовь – это вдохновение, любовь – это состояние души, озаряющее лучезарным светом окружающий человека мир. Любовь творит, она побеждает, она готова на самопожертвование ради матери, друга, любимой, Родины. «Любовь сильнее смерти и страха смерти. Только ею, только любовью держится и движется жизнь» (И.С. Тургенев)

Любовь – это счастье, длящееся пусть даже мгновение.

Аргументы:

1) С 13 главы в романе «Отцы и дети» показан поворот: конфликт произведения из внешнего (Базаров и Павел Петрович) переводится во внутренний план («поединок роковой» в душе Базарова).

Базаров на протяжении романа прячет в нигилизме свое тревожное, любящее, бунтующее сердце. Скрытая любовь к родителям живет в нем, держит его на земле.

2) В Базарове стали резче проступать черты «самоломанности»

после знакомства с Анной Сергеевной Одинцовой.

«Вот тебе раз! Бабы испугался!» — подумал Базаров и заговорил

«преувеличенно развязно». Любовь к Одинцовой – начало

трагического возмездия заносчивому Базарову: она раскалывает

душу героя на две половины.

Противоречия налицо: два человека живут теперь в нем и

действуют. Один – романтик, другой – человек отрицающий

любовь. Отрицая любовь и влияние природы на чувства человека

Базаров, увлеченный Одинцовой, сам того не желая, протестуя

против нового тревожного состояния души, вдруг ощутил в себе

метаморфозу.

Тургенев – мастер психологического анализа и пейзажных

зарисовок: «Темная, мягкая ночь глянула в комнату…»

Именно через восприятие Базарова Тургенев показал

«раздражительную свежесть ночи». Именно Базарову

«слышалось ее таинственное шептание».

3) И вот Базаров, странно даже подумать, объясняется в любви,

искренней, сильной и страстной:

«Так знайте же, что я люблю вас, глупо, безумно…» «Он задыхался, все тело его видимо трепетало… Это страсть в нем билась, сильная и тяжелая – страсть, похожая на злобу и, быть может, сродни ей…»

4) Базаров испытывает в душе нежность и робость перед красотой

Одинцовой.

Вывод: Итак, в финале в последний раз вспыхивает любовь Базарова ярким пламенем, чтобы угаснуть навеки.

Умирающий Базаров прост и человечен: отпала надобность скрывать свой «романтизм». Почти по-пушкински, языком поэта прощается он с любимой женщиной: «Дуньте на умирающую лампаду, и пусть она погаснет».

Любовь к женщине, любовь сыновняя к отцу и матери сливаются в сознании умирающего Базарова с любовью к таинственной России. Сама жизнь дала опровержение наносным взглядам главного героя, и это было для него

Открытием — так утвердился принцип, во имя которого он хотел сладить со своим «романтизмом». Следовательно, любовь отрицать нельзя, и сам автор, показав противоречия героя, провел его через «испытание любовью».

2. Установление ложности следствия.

Следствие: допустим, что Базаров отрицает любовь, считая ее

«белибердой». Тогда, почему же он так страстно и искренне полюбил

Одинцову?

Аргументы опровержения.

1) Первый взгляд на Одинцову Базарова был циничным: «Этакое

Богатое тело! Сказано – первый сорт». Но, прожив несколько дней в имении Анны Сергеевны, Базаров стал замечать в себе какую-то тревогу, «легко раздражался, глядел сердито…»

2) «Нравится тебе женщина, — говорил Базаров, — старайся добиться

толку; а нельзя – ну, не надо, отвернись – земля не клином

сошлась». Но, общаясь с Одинцовой, он испытывал чувство, которое

его «мучило и бесило», от которого он отказался бы с циничной

бранью, если бы кто-нибудь намекнул ему на то, что в нем

происходило.

3) «Что-то другое в него вселилось, что возмущало всю его гордость»,-

пишет Тургенев. Как ни старался он показывать свое равнодушное

презрение ко всему романтическому, оставшись наедине, «он с

негодованием сознавал романтика в самом себе».

4) Естественное чувство любви захватило все существо Базарова: он в

душе мечтал теперь, удивляясь этому, о встрече их глаз, и о

головокружении от избытка чувств, переполнявших его.

5) Мы видим как Базаров, эта сильная, волевая личность, не устоял

перед романтикой таинственного шептания ночи. И так следствие этого – признание в любви. Словно мальчишка, Базаров, задыхаясь, говорил: «Я люблю вас, глупо, безумно…»

6) Обаяние природы, женская любовь, когда-то отрицаемые

Базаровым, помогают ему в последнем испытании: они дают ему

спокойность духа: не думая о себе, он готовит своих родителей к

ужасному концу, он говорит языком поэта любимой: «Дуньте на

умирающую лампаду, и пусть она погаснет».

Вывод: следовательно, любовь – это естественное состояние души человека. По словам Тургенева, «любовь сильнее смерти и страха смерти», значит, нельзя отрицать любовь, как это делал Базаров.

Уже первое знакомство с Базаровым убеждает: в его душе есть чувства, которые герой скрывает от окружающих. Очень и очень не прост с виду самоуверенный и резкий тургеневский разночинец. Тревожное и уязвимое сердце бьется в его груди. Крайняя резкость его нападок на поэзию, на любовь, на философию заставляет усомниться в полной искренности отрицания. Есть в поведении Базарова некая двойственность, которая перейдет в надлом и надрыв во второй части романа. В Базарове предчувствуются герои Достоевского с их типичными комплексами: злоба и ожесточение как форма проявления любви, как полемика с добром, подспудно живущим в душе отрицателя. В душе героя потенциально присутствует многое из того, что он отрицает: и способность любить, и «романтизм», и народное начало, и семейное чувство, и умение ценить красоту и поэзию. Не случайно Достоевский высоко оценил роман Тургенева и трагическую фигуру «беспокойного и тоскующего Базарова (признак великого сердца), несмотря на весь его нигилизм». Но не вполне искренен с самим собой и антагонист Базарова, Павел Петрович. В действительности он далеко не тот самоуверенный аристократ, какого разыгрывает из себя перед Базаровым. Подчеркнуто аристократические манеры Павла Петровича вызваны внутренней слабостью, тайным сознанием своей неполноценности, в чем Павел Петрович, конечно, боится признаться даже самому себе. Но мы-то знаем его тайну, его любовь не к загадочной княгине Р., а к милой простушке — Фенечке.
Так вспыхивающая между соперниками взаимная социальная неприязнь неизмеримо обостряет разрушительные стороны кирсановского консерватизма и базаровского нигилизма.
Вместе с тем Тургенев показывает, что базаровское отрицание имеет демократические истоки, питается духом народного недовольства. Не случайно в письме к Случевскому автор указывал, что в лице Базарова ему «мечтался какой-то странный с Пугачевым». Характер Базарова в романе проясняет широкая панорама провинциальной жизни, развернутая в первых главах: натянутые отношения между господами и слугами; «ферма» братьев Кирсановых, прозванная в народе «Вобыльим хутором»; разухабистые мужички в тулупах нараспашку; символическая картина векового препостнического запустения: «небольшие леса, речки с обрытыми берегами, крошечные пруды с худыми плотинами, деревеньки с низкими избенками под темными, до половины разметанными крышами, покривившиеся молотильные сарайчики с зевающими воротищами возле опустелых гумен», «церкви, то кирпичные, с отвалившеюся кое-где штукатуркой, то деревянные, с наклонившимися крестами и разоренными кладбищами…». Как будто стихийная сила пронеслась как смерч над этим богом оставленным краем, не пощадив ничего, вплоть до церквей и могил, оставив после себя лишь глухое горе, запустение и разруху.
Читателю представлен мир на грани социальной катастрофы; на фоне беспокойного моря народной жизни и появляется в романе фигура Евгения Базарова. Этот демократический, крестьянский фон укрупняет характер героя, придает ему эпическую монументальность, связывает его нигилизм с общенародным недовольством, с социальным неблагополучием всей России. В базаровском складе ума проявляются типические стороны русского народного характера: к примеру, склонность к резкой критической самооценке. Базаров держит в своих сильных руках и «богатырскую палицу» — естественнонаучные знания, которые он боготворит, — надежное оружие в борьбе с идеалистической философией, религией и опирающейся на них официальной идеологией русского самодержавия, здоровое противоядие как барской мечтательности, так и крестьянскому суеверию. В запальчивости ему кажется, что с помощью естественных наук можно легко разрешить все вопросы, касающиеся сложных проблем общественной жизни, искусства, философии.
Но Тургенев, знавший труды немецких естествоиспытателей, кумиров революционных шестидесятников, из первых рук, лично знакомый с Карлом Фогтом, обращает внимание не только на сильные, но и на слабые стороны вульгарного материализма Фогта, Бюхнера и Молешотта. Он чувствует, что некритическое к ним отношение может повлечь к далеко идущим отрицательным результатам. Грубой ошибкой вульгарных материалистов было упрощенное представление о природе человеческого сознания, о сути психических процессов, которые сводились к элементарным, физиологическим. Обратим внимание, что искусство, с точки зрения Базарова, — болезненное извращение, чепуха, романтизм, гниль, что герой презирает Кирсановых не только за то, что они «барчуки», но и за то, что они «старички», «люди отставные», «их песенка спета». Он и к своим родителям подходит с той же меркой. Все это — результат узкоантропологического взгляда на природу человека, следствие биологизации социальных и духовных явлений, приводившей к стиранию качественных различий между физиологией и социальной психологией. Вслед за Фогтом русские демократы утверждали, что в процессе старения человека мозг его истощается и умственные способности становятся неполноценными. Уважение к жизненному опыту и мудрости «отцов», веками формировавшееся чувство отцовства ставилось, таким образом, иод сомнение.
Романтической чепухой считает Базаров и духовную утонченность любовного чувства: «Нет, брат, все это распущенность и пустота!.. Мы, физиологи, знаем, какие это отношения. Ты проштудируй-ка анатомию глаза: откуда тут взяться, как ты говоришь, загадочному взгляду. Это все романтизм, чепуха, гниль, художество». Рассказ о любви Павла Петровича к княгине Р. вводится в роман не как вставной эпизод. Он является в романе как предупреждение заносчивому Базарову.
Большой изъян ощутим и в базаровском афоризме «природа не храм, а мастерская». Правда деятельного, хозяйского отношения к природе оборачивается вопиющей односторонностью, когда законы, действующие на низших природных уровнях, абсолютизируются и превращаются в универсальную отмычку, с помощью которой Базаров легко разделывается со всеми загадками бытия. Нет любви, а есть лишь физиологическое влечение, нет никакой красоты в природе, а есть лишь вечный круговорот химических процессов единого вещества. Отрицая романтическое отношение к природе как к храму, Базаров попадает в рабство к низшим стихийным силам природной «мастерской». Он завидует муравью, который в качестве насекомого имеет право «не признавать чувство сострадания, не то что наш брат, самоломанный». В горькую минуту жизни даже чувство сострадания Базаров склонен считать слабостью, отрицаемой естественными законами природы.
Но кроме правды физиологических законов, есть правда человеческой, одухотворенной природности. И если человек хочет быть «работником», он должен считаться с тем, что природа на высших уровнях — «храм», а не только «мастерская». Да и склонность того же Николая Петровича к мечтательности — не гниль и не чепуха. Мечты -не простая забава, а естественная потребность человека, одно из могучих проявлений творческой силы его духа. Разве не удивительна природная сила памяти Николая Петровича, когда он в часы уединения воскрешает прошлое?

Разве не достойна восхищения изумительная по своей красоте картина летнего вечера, которой любуется этот герой?
Так встают на пути Базарова могучие силы красоты и гармонии, художественной фантазии, любви, искусства. Против «Stoff und Kraft» Бюхнера — пушкинские «Цыганы» с их предупреждающим афоризмом: «И всюду страсти роковые. И от судеб защиты нет»; против приземленного взгляда на любовь — романтические чувства Павла Петровича; против пренебрежения искусством, мечтательностью, красотой природы — раздумья и мечты Николая Петровича. Базаров смеется над всем этик. Но «над чем посмеешься, тому и послужишь», — горькую чашу этой жизненной мудрости Базарову суждено испить до дна.
С тринадцатой главы в романе назревает поворот: непримиримые противоречия обнаружатся со всей остротой в характере героя. Конфликт произведения из внешнего (Базаров и Павел Петрович) переводится во внутренний план («поединок роковой» в душе Базарова). Этим переменам в сюжете романа предшествуют пародийно-сатирические главы, где изображаются пошловатые губернские «аристократы» и провинциальные «нигилисты». Комическое снижение — постоянный спутник трагического жанра, начиная с Шекспира. Пародийные персонажи, оттеняя своей низменностью значительность характеров двух антагонистов, гротескно заостряют, доводят до предела и те противоречия, которые в скрытом виде присущи центральным героям. С комедийного «дна» читателю становится виднее как трагедийная высота, так и внутренняя противоречивость пародируемого явления.
Не случайно именно после знакомства с Ситниковым и Кукшиной в самом Базарове начинают редко проступать черты самоломанности. Виновницей этих перемен оказывается Анна Сергеевна Одинцова. «Вот тебе раз! бабы испугался! — подумал Базаров и, развалясь в кресле не хуже Ситникова, заговорил преувеличенно развязно». Любовь к Одинцовой — начало трагического возмездия заносчивому Базарову: она раскалывает его душу на две половины. Отныне в нем живут и действуют два человека. Один из них — убежденный противник романтических чувств, отрицатель духовной природы любви. Другой — страстно и одухотворенно любящий человек, столкнувшийся с подлинным таинством этого высокого чувства: «Он легко сладил бы с своею кровью, но что-то другое в него вселилось, чего он никак не допускал, над чем всегда трунил, что возмущало всю его гордость». Дорогие его уму «естественнонаучные» убеждения превращаются в принцип, которому он, отрицатель всякого рода принципов, теперь служит, тайно ощущая, что служба эта слепа, что жизнь оказалась сложнее того, что знают о ней «физиологи».


мотивов лирики Рылеева. Рылеев Кондратий Федорович

Литературно-критическая деятельность декабристов (Предисловие К. Рылеева к «Делуму», ежегодные критические обзоры Н. Бестумева в «Полярной звезде», статья В. Кюхельбекера «О направлении нашей поэзии …») .

Основные сюжеты и мотивы Стихи В.К. Кихельбекера, особенности методики и образного колорита его стихотворений. Гимны в честь восстания греков. Тема «Судьба русских поэтов».

А.И. О. Д.Оевский как поэт декабриста Камги («Ответ на послание Пушкина« в Сибири »,« О переходе наших жульничеств на Петровский завод »и др.). Возникновение новых черт в романтизме Одоевского» (« Где ты, крылатые эстрады »). Одоевский как предшественник и друг Пушкина и Лермонтова.

ПРОЗА А.А. Бестумева Марлинский. Поиски героического в историческом прошлом. Светские и кавказские истории. Особенности романтического лидера А. Бестумева-Марлинского. В. Белинский о позах А.Бестумев, их оценка в критике 30-х гг. XIX века и в современном литературоведении.

Тексты. Раевский В.Ф. «Певица в Доктнице», «Друзьям»; Кихельбекер В.К. «Пророчество», «Греческая песня», «Вяземскому», «Тень Рылеева», «Ижора», «Агривян»; Одоевский А.И. «Бал», «Зосима», «Ответ на послание Пушкина« в Сибири »,« О переходе наших читов на Петровский завод »,« куда ты несешь крылатые ступени … »; Глинка Ф.» Письма русского офицера »,« Зиновий »; Бестужев-Марлинский А.»Роман и Ольга», «Ревель турнир», «Фрегат» Надежда «,» Мулла Нур «,» Аммат-Бек «; Смиленжев А.» Сон «.

Основная литература. .История русской литературы XIX века. 1800 — 1830-е гг .: в двух частях. Гл. И. — Ред. В.Н. Анчина, л.д. Громовая. — М .: Владос, 2001. — С. 118-157; История русской литературы: в 4 т. — Т. 2. — С. 150-203; Троицкий В.Ю. Художественные открытия русской прозы 30-30-х гг. XIX век. — М .: Наука, 1979. — С.291-309; Манн Ю.В. Поэтика русского романтизма.- М .: Наука, 1976. — С. 100-141;

Дополнительная литература.

Значение творчества Рылеева в развитии русского романтизма. Ранняя лирика, политическая сатира, послания в творчестве. «Дума» как особый жанр творчества Рылеева, их литературный генезис, специфика историзма в трактовке героев, особенности метода и жанрово-композиционной структуры. Поэма «Возяровский» как типичный образец романтического стихотворения декабриста; Его пафос, проблемы, образная система, композиционная структура.Особенности набора текста и стихов. Неполные стихи Рылеева. Агитационные песни К. Рылеева и А. Бестумева. Место и значение творчества Рылеева в истории русской литературы.

Тексты. «Температор», «Гражданин», «Гражданский пленник», «О смерти Байрона», «Олег Зонд», «Ермак», «Дмитрий Донской», «Волынский», «Иван Сусанин», «Возяровский», «Богдан». Хмельницкий »,« Наливайко »; К.Ф. Рылеев, А.И. Бестужев: «Ох уж больно мне и в родной стороне», «как она кузнец была …», «ах, где те острова… ».

Основная литература. История русской литературы: в 4 тоннах. — Т. 2. — С. 150203; Троицкий В.Ю. Художественные открытия русской прозы 30-30-х гг. XIX век. — М .: Наука, 1979. — С.291-309; Манн Ю.В. Поэтика русского романтизма.

— М .: Наука, 1976. — С. 100-141; Гофман В. Литературное дело Рылеева // Рылеев К.Ф. Полный собор поэтов / Библиотека поэтов Большая серия: Изд-во писателей в Ленинграде, 1954. — С. 1-80. Вот краткое биографическое полотно жизни и деятельности поэта; Лотман Ю.М. Учебник по русской литературе. — М .: Языки русской культуры, 2000. — С. 58-59.

Дополнительная литература. О русском романтизме. — М .: Просвещение, 1975. — С. 53-73; История русской поэзии: в 2 т. — Т. 1. — М .: Наука, 1979. — С.271-291; Айхенвальд Ю. Силуэты русских писателей. — М .:

Республика, 1996. — С. 56-61, 536-541.

Творчество А.С. Грибоедова

Личность. Учеба в Дворянском гостевом доме при университете и Московском университете.Отечественная война 1812 года и ее роль в формировании мировоззрения писателя. Дипломатическая деятельность Грибоедова, его отношения с декабристским движением.

Литературно-эстетические позиции Грибоедова, их оригинальность, отношение к «архаистам» и «новаторам». Участие в кружке «Янгчеистов».

Ранние комедии Грибоедова («Своя семья или замужняя невеста», «Студент» и др.), Их значение для дальнейшего творчества.

«Горе от разума.«Творческий комедийный рассказ. Ее жанр -« высокая комедия ». Конфликт« горе из разума »и его воплощение в системе характеров и композиционной структуре, отражение злободневных противоречий русской жизни 10-х — 20-летие XIX века. Проблемы «горения разума». Образ Чацкого как выразителя идей передового времени. Фамусы как идеолог консервативного лагеря русского дворянства. Проблема разума в комедии и ее связь с образовательной идеологией.

Драматическое искусство Грибоедова. Особенности композиционной структуры, воспроизводящей развитие комедии «как в жизни» (ускорение и замедление темпов действия, психологическая мотивация Misaneszen, взаимозависимость составных строк — «горе из разума» и «горе из любви» , так далее.). Афористизм языка и особенности произвольного стиха комедии.

Сценическая жизнь комедии Грибоедовской, ее роль в развитии русской драматургии и русского театра.Незавершенные драматические произведения Грибоедова (замысел трагедии «1812 год», отрывки из трагедий «Грузинская ночь» и «Родамист и Зенобия»). Значение творчества Грибоедова в развитии русской литературы.

Тексты. «Горе от ума», «1812 год», «Родамист и Зенобия», «Грузинская ночь». Основная литература. История русской литературы XIX века. 1800 — 1830-е гг .: в двух частях. Гл. И. — Ред. В.Н. Анчина, л.д. Громовая. — М .: Владос, 2001. — С. 183-211; Азаров К.М.Текст. Учет русской литературы XIX века. — М .: Просвещение, 1995. — С. 27-72; Чтения критических материалов … — С. 150-160; Гончаров И.А. Миллион мучений. — М .: Капюшон. лит., 1974.

Дополнительная литература. Пикканов Н.К. Творческий рассказ «Горе из ума». — М .: Наука, 1969; В КАЧЕСТВЕ. Грибоедов. Творчество. Биография. Традиции. — Л .: Наука, 1977; Мещеряков В.П. Жизнь и деяния Александра Грибоедова. — М .: Современник, 1989; Фомичев С.А. Комедия Грибоедова «Горе от ума».

Комментарий. — М .: Просвещение, 1983; Айхенвальд Ю. Силуэты русских писателей. — М .: Республика, 1994. — С. 48-55; История мировой литературы. — В 9 т. — Т. 6. — М .: Наука. — С.315-361.

Творчество А.С. Пушкин

Основные этапы творческого пути Пушкина. Лицейские годы, их роль в становлении творчества поэта. Жанровая особенность. Литературные направления лицея творчества Пушкина («Городок»). Волно-любовные и сатирические мотивы в лицейских стихах («Лициния», «Воспоминания в царской деревне» и др.).Элегии андларические мотивы.

Первый петербургский период творчества (1817 — 1820). Активное участие в литературной жизни («Арзамас», «Зеленая лампа»). Отражение идеологии русского и французского просвещения в творчестве Пушкина этого периода (Ода «Велост»). Поэзия гражданского романтизма («Деревня», первое послание «Чаадаеву», «К Ю.Я. Плюсова», «Ноэль» и др.), Ее проблематика и структурно-стилевые особенности. Поэма «Руслан и Людмила», ее фольклорные истоки, демократизация языка, пародия, литературные истетические споры вокруг стихотворения.

Творчество Пушкина периода Южного звена (1820-1824). Новые тенденции в эволюции пушкинского романтизма: от усиления революционных настроений в духе идеологии декабристов («Кинжал», «Давыдов», «Наполеон») до разочарования и переоценки его в результате духовного кризиса 1823-24 («Кто, война, остановил тебя …», «Демон», «Свобода брошенный брошенный сеятель …», «Настоящий страж приснился у царского порога …», «Верен грек! плакать … »). Воплощение романтической ситуации в психологической и пейзажной лирике этого периода (« Погас дневной свет … »,« Я пережил свое желание … »,« пленник »,« к морю » и др.). Антологические мотивы («Нерет», «Дионея»).

Молодежные романтические стихи Пушкина. Проблемы пушкинского «байронизма» в них. Отражение «преждевременного старения души» XIX века (XIX века »в« Кавказском пленнике ») отражено в« Кавказской пленнице »). Близость басни первой южной поэмы и «Евгения Онегина».Проблемы «Бахчисарайского фонтана» и «Братьев-разбойников». Особенности романтических характеристик и поэтики южных стихотворений, их оценка

в критике 20-го года. XIX век Начало работы над «Евгением Онегиным». Творчество Пушкина в Михайловском. Продолжаем работу над «Евгением Онегином». Завершение работы над поэмой «Цыганка». Ее «переходный характер»: развенчание романтического байронического героя, понимание русского мотива «естественной» свободы, реалистичность системной психологической мотивации поведения и действий героев.Романтическое и реалистичное начало в стихотворении. Трагедия «Борис Годунов». Споры о «главном», «главном герое» произведения. Современные интерпретации этого вопроса. Размышления Пушкина о шекспировских персонажах, «законах» драмы. Воплощение «Судьбы человека, Судьбы народа» в развитии экшена «Бориса Годунова». Роль образов Пимен и Юродя Никчи в трактовке проблем вины и наказания. Реалистический историзм Пушкина у Бориса Годунова

в решении задач народа, власти, в системе персонажей, в воссоздании исторических событий.«Мнение народа» как сверхдостаточная совесть, его роль в трагедии. Смысловое наполнение заключительной реплики «народ молчит». Композиция, роль языка и стиха в трагедии. «Граф Нулин» и роль анекдота в формировании реалистического стиля Пушкина. Значение

«Странное совпадение» в свете пушкинского историзма. Тексты песен

«Михайловский» период, отражение в нем общечеловеческих ценностей («сгоревшее письмо», «Вспомнился чудесный момент», «набухшая песня»).Роман в стихах «Евгений Онегин» как первый русский реалистический роман. Образ «временного героя» и его соотношение с героями романтических стихов Пушкина (пленник, Алеко). Герой и автор. Образ Татьяны и проблема национальной народной природы. Настоящее и художественное время в романе, эволюция пушкинского метода и характерологии от первой до последней главы. Противопоставление и соотношение, противоречия как структурный принцип Пушкина. Проблема «литературы» и «жизненности» в художественном романе.Концепция, жанр, поэтика, стиль, структура романа.

Возврат со справки. Пушкин и Николай I. Отзывы царской публики на стихи «Станс», «Герой», «Друзьям», «Послание в Сибирь», «Арион». Тема Петра I в творчестве Пушкина этого периода. Поэма «Полтава» и традиция историко-романтической поэмы XVIII века. О Петре I. Жанр, Композиция, Стихотворение. Неоконченный роман «Арап Петр Великий».

Творчество Пушкина 30-х гг. Лирический цикл о роли и назначении поэта.(«Пророк», «Поэт», «Поэт», «Поэт и ворона», «Эхо», «Памятник»). Отражение в нем эстетического самосознания зрелого Пушкина. Философско-нравственная проблематика лирики этого периода, поиск нравственного идеала, осмысление идеи «самостоятельности человека» («Власть земная», «Пиндимони», «Странник», «Когда я болею»). , Я суров … «,» не дай мне Бог идти с Разумом … «,» Будь я по шумным улицам хожу … «,» безумные годы угасающие веселья … «,» стихи, которые объединились ночью при бессоннице »,« Пора, друг мой, пора… »,« … снова я побывал … »,« Я тебя любил … »,« Осень »).« Рассказ Белкина »- состав цикла, проблема, особенности организации повествование в них, поэтика, жанр, творческий метод; «Маленькие трагедии» — Композиция, Проблемы, «Европейский мир» и европейский рассказ в образе Пушкина. Особенности жанра, композиции, характерологии.

Поэма «Медный всадник». Философское осмысление эпохи Петра I и русской истории. Символика образов, фантастическая функция в стихотворении.Образ Евгении в контексте «личности и государства». Сказки Пушкина, их национальность и историчность, символика персонажей и образов. «Песни западных славян». Вопрос о протеазе поэта. Расцвет пушкинской прозы приходится на 30-е годы. Проблема «Русского восстания» в «Дубровском» и «Капитанской дочери», герой-дворянин и его роли в крестьянском восстании. Пугачева как воплощение типичных черт национального характера. Жанровые особенности и композиция романа.Повесть «Пик дамы»: новый тип героя, особенности композиционного построения, жанра и поэтики. Фантастика и радость, их функции в рассказе. Тема поэта и светской «толпы» в «Египетских ночах». Исторические произведения Пушкина («История Пугачева» и материалы по истории Петра I). Литературно-критическая и издательская деятельность поэта. Значение Пушкина в развитии русской и мировой литературы.

Тексты. «Другу-стихотворение», «Разум и любовь», «Заливные студенты», «Бова», «Батюшкову», «Воспоминания в Царском селе», «Город», «Вода и вино», «Лициния», «Наполеон на Эльбе», «Слезы», «Гроб Анакреона», «Дельвигу», «К портрету Жуковского».«Чааадаеву», «Село», «Волость», «На Аракчееве» (эпиграмма), «Ноэль», «Руслан и Людмила», «Кинжал», «В.Л. Давыдов», «Наполеон», «Кто, волны, остановились. ты »,« Греческий правда, не плачь »,« Черная шаль »,« Надежный страж приснился у царского порога »,« Свобода брошенный сеятель »,« Погас дневной свет »,« Демон »,« Я

Одним из самых выдающихся деятелей движения декабристов и крупнейшим поэтом-декабристом был К.Ф. Рылеева. За короткий срок своей литературной деятельности (1820-1825) он создал ряд художественных произведений, которые занимают одно из первых мест в истории русской гражданской поэзии.Стихи Поелева наряду с политическими стихами А. С. Пушкина и комедией «Гора с разума» А. С. Грибоедова стали лучшим выражением общественных идеалов благородных революционеров и стали для декабристов средством пропаганды своих политических взглядов. Участник восстания 14 декабря 1825 года риском жизни поплатился за попытку претворить в жизнь идеи, которые ему послужили его поэтическим творчеством.

Первые поэтические опыты увидевшего свет К. Ф. Рылеева не особо выделялись среди популярных в то время жанров «легкой поэзии».Рождением нового поэта со своей тематикой и собственной интонацией стало стихотворение «На временное» (1820), появившееся в первый год принятия будущего поэта-декабриста в литературу. Сатира Рылеева оказалась политически очень актуальной. Реакция, сменившая публичный подъем Отечественной войны на Отечественную войну, восторжествовала повсюду: и в России, и в Западной Европе. Ближайшим сотрудником Александра I стал его любимец, военный министр, организатор военных поселений, желтый реакционер А.А. Аракчеев. Активным протестом против аракчевского режима в армии стали волнения Семеновского полка осенью 1820 года. В такой обстановке возникла острая и смелая сатира на «Темпор», в которой легко было узнать общефискального Аракчеева. Подзаголовок «Подражание персидской сатире» к Рубелли »« объясняется цензурными соображениями (в римском сатирике I в. Персия Флакка не имеет сатиры «на Рубелили»).

Рылеев дает специфическую политическую характеристику Аракчеева (ср., в частности, прямое указание на военные поселения: «Селион лишен былой красоты»), а угроза тираноубиума выдвигается как угроза, о которой говорится очень откровенно и очень эмоционально:

Эх, как на Лире, буду весело прославлять. Мое отечество, которое от тебя избавится!

Впечатления современников и догадки о причинах благополучного испытания исхода исхода, столь смелое выступление изложил Н.А. Бест

жев: «Вы не представляете изумления, ужаса, даже можно сказать ступора, на который жители столицы были повергнуты правдой и укризна, от этой младенческой борьбы с великаном.Все думали, что карас были неумелыми, и задохнувшийся поэт, и те, кто о нем заботился; Но образ был слишком правдивым, очень близким, чтобы обидеться, чтобы осмелиться познать себя в сатире. Он с удовольствием признался, ясно, что облака пронеслись мимо «». Бестужев правильно определяет важность сатиры: «Это был первый удар Рылеева Самости».

Чувство гражданского негодования, которое продиктовало ловле своей сатиры, дает явное стремление к общественной борьбе, отраженное в его послании «Косово» (написанном в 1821 году, не было напечатано в ответ) в ответ на стихи, в которых Адресат 2 посоветовал поэту «Навсегда» остаться в Украине:

Так что я jige

Ленивая мечта убита!

Так что с

я не торопился

Под знаменами свободы!

Нет-нет! к этому навсегда

Со мной не бывает.

Практически полностью отказавшись от разнообразных жанров «легкой поэзии», Рылеев сохраняет один из них — дружеское послание. Но этот жанр под его пером приобретает иной характер по сравнению с тем, что было характерно для поэтов школы В. А. Жуковского и Книха Батюшкова. В дружеском послании Рылеев, как и А.С. Пушкин, вводит политические темы, а затем сообщение и вообще становится политическим. В связи с этим возникла поэма «Пустыня» (1821 г.). Близкое по мотивам и манере к сообщению «Мои пенаты» Батюшкова стихотворение Рылеева имеет неожиданный финал.Следуя традиции очарования деревенской тишины и уединения, поэт обращается к мысли о скором возвращении в столицу, и тогда идиллический тон сменяется сатирическим. Рылеев попал в высшую бюрократию, на несправедливый суд, на равнодушных к общественным нуждам поэтов. Неудивительно, что политическая концовка стихотворения в свое время не была опубликована.

Рост гражданского терпения — это появление ODD в лирике Рылеева, но этот жанр в творчестве Поэта-декабриста в корне отличается от реакционной однозначности эпигала классицизма и продолжает традиции революционного ODD Радищева. поэты-просветители, юный Пушкин.Это «видение» (1823 г.) и «гражданское мужество» (1823 г.). Правда, в первом из них Райлс пытается дать «царский урок» в лице Великого Князя, будущего

.

1 воспоминание об обратном, стр. 12.

2 Обращение к соратнику Рылева по армии А. И. Косовскому, а не к П. Г. Каховскому, как предполагали некоторые исследователи (с каховским поэтом-декабристом познакомились позже).

РЛС Александра II. Здесь, с одной стороны, политические иллюзии отброшены, политические иллюзии еще не отброшены, вынуждены иногда и своих предшественников апеллировать к чувству справедливости и гуманитарным наукам просвещенного монарха.С другой стороны, это было использование легальных возможностей для пропаганды своего политического идеала, реализация которого была невозможна в первую очередь. В исторической мотивации необходимости преобразований звучала скрытая угроза власти, если она останется глухой к купцам историей, не поймет «Потребность стран Русских»:

Уже пострадал дух свободы от жестоких властей; Посмотрите — в волнении народов, посмотрите — в движениях премиум королей.

Недаром цензура боялась этих строк и требовала вложить в них благонамеренный смысл:

Дух безудержной свободы уже восстал против власти.

Венцом гражданской лирики Рылеева стало стихотворение «В роковое время …» (опубл. 1824 г. под заголовком «Гражданин»), написанное в дни подготовки восстания. Еще в начале 1825 года среди черновых набросков поэмы «Наливайко» Рылеев поставил квадрузы:

.

Никакого примирения, никаких условий между тираном и рабом; Здесь нужны не туши, а кровь, надо действовать как меч.

Эти чеканные линии свидетельствовали об окончательном разрыве Рылеева с любыми новаторами мирного разрешения общественных противоречий. Теперь, в стихотворении «Я буду в фокусе времени …», Рылеев заявляет о своей готовности к революционным действиям и призывает к этому друзей, среди которых ему, видимо, удалось распространить свое поэтическое воззвание. Об этом свидетельствуют слова декабриста А.М. Булатова, который, перефразируя последнюю строчку стихотворения Рылеева, сказал своему брату, выходя из дома утром 14 декабря 1825 года: «А мы вербуем Брутаса и Райгу, и, может быть, они превзойдут этих революционеров.«Особое место в лирике Рылеева занимают агитационные песни, написанные им в соавторстве с А.А. Бестужевым.

Выйдя весной 1821 года в село, К. Ф. Рылеев захватил с собой девятый том «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина. Под свежим впечатлением от прочитанной рыбы Ф. В. Булгарин пишет 20 июня 1821 г .: «Ну, Грозный! Ну, Карамзин!» Не знаю, чему больше удивляться, чтобы удивляться больше, тиранству Иоанна или дару Иоанна Богослова. наш Тацит.«Плодом чтения» Карамзина, по словам Рылеева, была его первая историческая Дума «Курбский»

.

(1821 г.). Так поэзия Рылёва включает исторические темы, которые в его творчестве заняли главное место в его творчестве.

Для 1821-1823 гг. Рылеев напечатал более двадцати смертей. В 1825 г. «Дума» вышла отдельным сборником. Около десяти гибелей (считая и незаконченных) было найдено в Рейллеге. На первый взгляд Дума вызвала противоречивую оценку. Есть строгий отзыв об А.С.Пушкин, не нашедший ничего национального, русского, кроме Имен, и узнал их однообразно по композиции (см. Письма П. А. Вяземского и Рельева от мая 1825 г.). Пушкин попытался осмыслить Рылеева с точки зрения более глубокого, чем у декабристов, понимания историзма и национальности литературы, к которому он подошел именно в эти годы. Но при всей своей романтической условности Дума очаровала читателей героическими образами многочисленных деятелей русской истории и патриотическими чувствами автора.С этой точки зрения, по мнению Рылеевского, нельзя отказать по национальности, что подтверждается, в частности, широкой известностью смерти Ермака (1821 г.), названной народной песней.

Определяя жанровую природу дум, Рылеев возводит их в украинскую народную поэзию: «Дума, древнее наследие от наших южных братьев, наше русское, исконное изобретение». Стремление поэта-декабриста связать идейно-художественное оформление своих исторических баллад с народной традицией отвечало одному из положений эстетики декабриста — признанию фольклора источником литературы.

Дума Рылеева связана с традициями художественной литературы, а именно с жанром исторических баллад, которые в те годы распространены в русской литературе. Самым крупным явлением в этой области была «Песня об Олеге» Пушкина (1822 г.). Но «Рейлинги» своеобразно интерпретировали этот жанр, что отмечал А.А. Бестужев в своей критической рецензии «Взгляд на старую и новую литературу в России»: «Рылеев, писатель Думы или исторических гимнов, вступил в новый путь в русском языке. стихи «. Эта оригинальность ощутимо присутствовала в произведении, а иногда и в преобладании лирико-публицистической составляющей.

Рисуя героев русской истории на протяжении веков, Рылеев поэтизирует образ борца за свободу и независимость Родины (Мстислав Делой, Дмитрий Донской, Иван Сусанин, Богдан Хмельницкий) или образ гражданина, мужественно защищающего свою общественные идеалы (Матвеев, Долгорукий, Волынский). В уста своих героев рыбной ловли вкладывает монологи, в которых находят выражение гражданские идеи и настроения декабристов. Итак, Волынский признает верным сыном всего

человека.

Кто с сильным в борьбе за землю родного Ильи за свободу, напрочь забыв о себе.Готов принести людей в жертву каждому.

(«Волынский»)

Это далеко не история, которая не дает оснований для такой идеализации Кабинета Министров А.П. Волынского, но близка к той современности, чтобы активно влиять на декабристов. Прозвучало заявление Дмитрия Донского и обращение Дмитрия Донского к коллегам перед полем боя на кухонном поле.

В мыслях Рылеев нашел выражение художественного метода революционного романтизма.Рисуя героев прошлого, поэт-декабрист стремился не столько воссоздать историческую действительность, сколько воплотить в жизнь свой идеал гражданина. Это отвечало на социальные и образовательные вызовы, которые приходилось обслуживать Думе. Этим задачам соответствует и составная система ДУМ, в которой Пушкин разграничивает три основных элемента: описание места действия, речь героя и «морализаторство». Как правило, Дума не имеет сюжета и представляет собой некую серию исторических портретов или картин.Значительная роль лирического монолога, произнесенного героем, сближает Думу с Гражданской лирикой Рынева.

Рылеевские думы не отличаются и стилистическим единством. В соответствии с театрально-композиционными особенностями ДУМа в них преобладает лирическое начало, которое особенно ярко выражается в обилии стилистических фигур (риторические вопросы, восклицания, призывы), придающих публицистический (ораторский) стиль. Но в некоторых мыслях (например, Иван Сусанин) заметно стремление автора найти повествовательные формы изложения, отвечающие принципу простого рассказа о событиях.Это связано с введением бытовой лексики в гражданско-патестуральном стиле, отражающей реальные детали образа действия, например:

Вот скатерть простая на столешнице; Пиво и кружка вина, и русская каша, и суп гостям, и хлеб перед каждым большими ломтиками.

Направления отечественного исторического эпоса, узкие рамки которому не давали Дюма, нашли развитие в стихотворениях Рынева.

Одним из самых ярких поэтов-декабристов молодого поколения был Кондрат Федорович Рылеев.Изначально в его поэзии соседствовали два жанра — Ода и Элегия. Особенность его творчества в том, что Рылеев сочетает в себе традиции гражданской поэзии прошлого века и достижения новой, романтической поэзии Жуковского и Батюшкова. Герой «Элегии» обогащается чертами публичного человека, гражданские страсти получают преимущества живых эмоций. Так рассыпаются жанровые перегородки.

В 1821 году в творчестве Рылеева в произведениях русской литературы начинается жанр, лироло-эпическое произведение, подобное Баладову, основанное на реальных исторических событиях, традициях, лишенное художественной литературы.Дума — это изобретение славянской поэзии, как литературного жанра, издавна существующего в Украине и Польше, позаимствованного у нас. Фольклорное начало, приметы медитативной и исторической (эпической) элегии, ODD — характерные приметы Думы Рылеева.

Первая Дума — «Курбский» (21g) Поэт выходит с подзаголовком «Элегия», и только потом появляется подзаголовок «Дума». Многие современники Рылевой отмечали сходство с Элегией. Исторические события осмысляются в мышлении в лирическом ключе, поэт акцентирует внимание на внутреннем состоянии Истора.Личность в любой кульминации жизни.

Составная Дума разделена на две части — живой язык и моральный урок. В Думе связаны два старта — эпическая и лирическая, кампания и жизнеописание игроков второстепенной роли.

Почти вся Дума построена по единому плану — сначала пейзаж, местный или исторический, внешний вид героя, речь, из которой следует известная предыстория героя и его нынешнее духовное состояние, следует урок — обобщение .Поскольку состав почти у всех Дум одинаковый, Пушкин назвал Рылевскую «Табличку».

Задача Рылёва — дать панораму исторической жизни и создать монументальные образы героев. Его цель — инициировать высокие героические образцы патриотизма и общности современников. Субъективно Рылеев не собирался идти на поводу у точности исторических фактов и «реагировать» на дух истории, но это было неизбежно. Даже историк штрихов, писавший комментарии к каждой Думе, не смог зафиксировать вольных романтико-декабристских антиисторичников.

Этот рылеевский антиисторизм вызвал решительное осуждение Пушкина, стремившегося к исторической достоверности. Историческое лицо любого века в мыслях и чувствах равно декабристу (Дмитрий Донской).

Как романтик, Рылеев поставил в центр нац. История личности Патриота и Правддлубец. Сюжет представляет собой борьбу свободы и тиранов, силы, участвующие в конфликте — двигатель истории, никогда не исчезают и не меняются.

Психологическое состояние героев, особенно на портрете, всегда одинаковое. Герой показан иначе, как у Думы на Челе, у него те же позы и жесты. Чаще всего сидят. Сеттинг — это темница или темница.

Выделены Дмитрий Донской, Курбский, Борис Годунов, смерть Ермака, Петр Великий в Острогожске, Иван Сусанин.

Годунов — о страданиях царя, взошедшего на престол преступлением. Рок принимает свое раскаяние, клянется творить только на благо государства и дает ему мечту.

Сусанин — о подвиге русского крестьянина. В его село пришли сарматы, они бросились на мир. Сусанин отправляет сына к царю, чтобы предупредить, а утром сам идет проводником врагов. Он превращается в лес и там раскрывает тайну, превосходит жертву во имя спасения короля.

Смерть Ермака — ночная буря над Иртышем, воины спят, набираясь сил перед боем, Ермак же в мыслях об искуплении жизни юных завоеваний для царя Сибири.Но Хан Кучум не ждет утра, опасаясь открытого столкновения. Нападает на печенье, ночью Ермак вынужден плыть в Челны. Тяжелое укрытие, дар короля, уносит под воду. Герой не успевает добраться до Челнов, а шторм играет все.

В засчитывается С результативными характеристиками Дум, в них пред-фор. лир. Начало, которое особенно ярко выражается в обилии стилиста. Рисунки (риторические вопросы, восклицания, обращения), передающие изложение публицистического стиля.

Тема сегодняшнего урока — поэзия русского романтизма, творчество Кондрая Федоровича Рылеева. Познакомимся с такими понятиями как «Дума», «Ода», «Сатыра». Разберем некоторые работы Рылеева: послание «Пустыня», элегантность «Н. Н.», ОДУ «Видение» и «Гражданский пленник», Сатира «Гражданин».

Тема: Русская литература XIX века

Урок: Поэзия русского романтизма. К.Ф. Рылеева

Кондрат Федорович Рылеев — один из провозвестников и классиков русской революционной гражданской поэзии, вдохновленный передовым общественным движением и враждебным самодержавием.Он воплотил помимо других в поэзии мировоззрение декабриста и развил основные темы декабризма. В творчестве Рылеева наиболее важные моменты истории движения декабристов в его наиболее существенный период нашли отражение в его наиболее значительном периоде — 1820-1825 гг.

Мы уже выяснили, что романтика создает особое представление и о поэте, и о поэтическом слове. В Батюшковой поэт может молчать сам, Юковский только молчанием говорит сердцу.В этом смысле внезапно обнаруживается, что и само представление о поэте, и о поэтическом слове выходит за рамки обычного представления о том, что это такое. И надо сказать, что у Рылёва мы находим такое же стремление, только в существенно другой стороне. Возможно, саамские классические слова, связанные с попыткой определить свое место как поэта, возникнут у Рылеева в предисловии к поэме «Возяровский»: «Я не поэт, а гражданин». Речь здесь также идет об освобождении поэта и поэтического слова от привычных рамок из сферы поэзии в масштабах воздействия на окружающий мир.Есть повод вспомнить, что, действительно, в истории русской поэзии 10-й год. Лидирующее место занял Жуковский,

.

Рис. 2. В.А. Жуковский

Батюшкова,

и любопытно, что творчество Рылеева в молодости разворачивается под влиянием и явным подражанием любимому Батюшкову. Это в первую очередь любовная, эротическая поэзия. И вдруг неожиданно в конце 20-х гг. Внешность и сама поэзия, и Рылеева уже меняется в уже понятную сторону: в сторону гражданской поэзии.Любопытно также, как диски делают этот поэтический переворот. Поэтому можно остановиться на самых популярных жанрах у его учителей: на жанре дружеских посланий и на жанре любовной элегантности, которая при Феоме Рылеева приобретает совершенно иной вид и характер.

С одной стороны, продолжая традицию Батюшкова, он напишет вариацию своего самого популярного послания «Мои пенаты». Легкое, доброжелательное сообщение о том, что Рылеев выстроится в линию, повторяя и размер Батюшковского Послания (трехжелудочника), и его основные мотивы и сюжеты.Только финал вдруг приобретет совсем другой вид. Если Батюшкова, то послание завершилось образом благополучно скончавшейся поэтессы приглашением навестить его могилу и не плакать над ней, а веселиться и петь так, чтобы было видно, что битва юноши покоится здесь, то в Рылевой, этот финал выглядит существенно иначе. Из мира своей пустыни, а это о послании Рылеева к фестивалю, который называют «пустыней», из мира грез и поэтического воображения, рано или поздно приходит, когда поэт вынужден вернуться в реальную жизнь. , я.е. Из пустыни вернуться в Петербург. Этот сюжет разворачивается таким образом, что поэт Рылевского из мира фантастики, грез, идеала вдруг погружается в мир петербургской действительности:

Но вот я не вечно живу,

И час разлуки зла

С пустынным немым

Середина быстротечна!

Скоро уйду

Украинские степи

И снова на себя

Metropolitan Life Chain,

Суровая порода клян

Увы, оделся! ..

Для пыльного поэта

Как сильно болит

В торжестве увидеть зло

И в шумном водовороте света

Встречайтесь везде hange

Дуэлянт Корнетов,

Поэты-эгоисты

Или судьи-убийцы

Привести журналистов

Которые тогда

Как началась война

На юге за свободу

О Слесс! О раз!

Они поссорились за ОДУ! …

И тут становится ясно, что поэт Рылевского с еще большим ужасом переживает столкновение с несправедливой общественной жизнью. Этот мотив тоже присутствовал у Батюшкова, его герой тоже стремились спрятать в его фенатах, в своем укромном уголке от всего мира, но он не собирался оттуда возвращаться, а Рылеевский возвращается и с высоты своего идеала. с очередным кошмаром обнаруживает ужас общественной жизни. И в этом смысле финальная сатира смело присоединяется к дружескому посланию, потому что это было так, чтобы можно было обозначить особенности жанра оригинального стихотворения Рилегала.

С другой стороны, люблю элегантность. Здесь можно провести параллель с одной из самых известных элегий Батюшковой «Выздоровление», где говорится о ранении автора во время войны и об исцелении больного любовью поэта. Примерно такой же сюжет возникает у Элегии Рылеевой «К Н. Н.»:

.

Вы в гости к другу, разыскивали

Уединенный уголок мой

Когда душа истощена

В борьбе со смертельным исходом.

Вот он, действительно, побывал и их участие спасло терпеливого поэта, но дальше разворачивается более чем странная элегантность:

Я не хочу любить ваш Я не могу его назначить; Я не могу ей дать Моя душа не стоит.

Потому что:

Мне не нужна твоя любовь,

Остальные вещи нужно взять:

Я нарисовал одну войну,

Некоторые боевые сигнализации.

Любовь не будет на уме:

Увы! Моя амортизация страдает —

Душа в злобе могилы Дум

Теперь жаждет одна свобода.

А потом этот переход от любовных переживаний Элегии к исполнению некоего долга, к которому призывает рапорт Героя Рылеевского и который забывает забыть о любви, о личной жизни. И Батюшкова, и Жуковский, именно любовь оказалась той сферой, где поэт-романтик мог найти хоть какую-то возможность примерить несовершенство окружающей жизни.Поэт Рылеевский такой выход из положения невозможен. Он замечает еще один ход. С одной стороны, если мир окажется несовершенным, как это было в изображении романтиков, то давайте изменим этот мир. С другой стороны, выход за рамки поэзии как искусства поэтического слова в сфере непосредственного воздействия на мир по его изменению выразится в том, что в творчестве Рылева мы найдем возрождение старые классические жанры.

Мы уже видели, что, скажем так, в послании к фестивалю «Пустыня» это будет сатира, но было бы довольно неожиданно возрождение такого вроде бы старого классического жанра, как бывшая, так и точный смысл слова.В 1823 году Рылеев напишет ODU «Vision», которое уже по названию воскрешает тип старой классической ODA.

OH YEAH — Это жанр лирики, представляющий собой торжественное стихотворение, посвященное какому-либо событию или герою, или отдельное произведение такого жанра

Ода День ТесоМенитизма Его Императорское Высочество великий князь Александр Николаевич, август 1823 г.

Речь идет о пятилетнем великом князе Александре Николаевиче, будущем императоре Александре II.

Рис. 4. Император Александр II ()

С одной стороны, Рылеев возрождает традицию детской образовательной ОПР, заложенную когда-то еще Кергером,

написал стих «Рождение на севере порфировых лет», обращенных к будущему императору Александру II. И стало, речь идет о некоем ребенке. Введение Оказывается феномен Великой жены Екатерины II,

г.

Рис. 6. Императрица Екатерина II ()

прерабов Александра Николаевича, который дает советы своему великому разуму о том, как сегодня нужно управлять государством.Напомним, что победная Отечественная война 1812 года совсем недавно отвернулась,

Рис. 7. Отечественная война 1812 г. ()

Рылеев был участником заграничных походов. Это были особые чувства русских воинов, освободивших не только Россию, но и Европу. Следовательно, идея свободы, которую они принесли по миру из Тираны Наполеона,

г.

Рис. 8. Император и полководец Наполеон I Бонапарт ()

естественно, он перевернул представление о необходимости освобождения и собственной страны.Но этот новый конфликт, в понимании Рылеева, он описывает так:

Военные подвиги Година

Гроза шумная протекала;

Твое веко ждет судьба,

Остальные ждут вас.

Затмевает лазурное небо

Непроницаемый для волос;

Возраст хамов бурный

Не считается с истинным святым.

Следовательно, речь идет не о воинах, а о неком гражданском конфликте, о некой борьбе правды и неуместности:

Уже пострадал дух свободы

Против агрессивных властей;

Посмотрите — в азарт народов,

Посмотрите — в движениях премиум королей.

Возможно моя корона

Вы назначены Создателем;

Любите людей, чтите силу закона

Научитесь быть королем.

И тогда мы говорим об этих, как их потом будут называть, идеях декабристов о том, как утвердить эту самую свободу в России. В конце концов, возникает представление об особом состоянии времени и его духе:

Попробуй дух постичь век,

Узнать потребность стран России

Будь человеком для человека

Быть гражданином для сограждан.

И это не просто риторика, это вполне поэтическая концепция поэтической концепции, связанная с необходимостью изменения общественной жизни.Сама эта потребность для русских стран есть не что иное, как свобода, как проявление человеческой личности, ее достоинств.

Но, если эта ОПР все же будет разворачиваться в традициях классической ОПР, изменяя, однако, ее содержание, у Рылеева появляется совершенно новая тема для пения. Например, ODA под выразительным и странным названием «Гражданское мужество». Он посвящен конкретному персонажу генералу Мордвинову.

Рис. 9. Генерал Д.М. Мордеровин ()

Тема ODY неожиданная и глубокая, она адресована знати.

Напомним, что со времен Петра I

любой дворянин был обязан служить, чаще всего, на военной службе. Только в середине XVIII века при Петре III

г.

публикуется указ о свободе дворянства, когда дворянину была предоставлена ​​возможность выбора между военной и гражданской службой. Но в течение XVIII, XIX и даже начала ХХ века военная служба более почиталась и ценилась дворянами, потому что прямое предназначение дворянства — защита Отечества — в этой военной службе нашло форму для него. выражение и воплощение.И вдруг именно в этом кольца пытаются изменить концепции. Да, военный подвиг прекрасен, он яркий, он выразительный, там понятно, где свои, где чужие вещи понятны, за что сражаетесь и чем готовы пожертвовать жизнью. Но что касается госслужбы, то это скучная правда с ложью, этот моральный конфликт борьбы добра со злом становится менее отчетливым, потому что непонятно, кто неясно, кто чужой.Это невидимые подвиги, но именно в этой цели века и времени (изнутри взорвать жизнь). Самое замечательное в этом стихотворении — идея перенести военный подвиг в сферу гражданской жизни или выделить его идеалом подвига:

Ну так, сограждане, а не мы

В нашем веке стремительно по провидению —

Спасибо небесам

За их святое снисхождение!

Из них в пользу стран России,

Муж добродетельный к нам;

Уже полвека он Россия

Дивизия мужества гражданская;

Хитрость вокруг хитрости —

Он наступил на него.

Ощущение этого особого героического действия, по-военному, мы найдем в облике декабриста. Больше всего его говорят в образе Чацкого

.

Рис. 12. М. Ленин как А.А. Чацкий ()

в комедии Грибоедова «Горе от ума»,

, где этот персонаж не может сдержать свой гражданский гнев, свое негодование, и каждый раз с удобным или неудобным случаем он разворачивается в адрес мира по всему миру, который он активно принимает и с которым борется.Но эта борьба разворачивается здесь в логике Рылеева как борьба добра и зла. Таким неожиданным образом мы обнаруживаем в творчестве Рылеева возрождение старых публичных гражданских жанров: жанра OD.

Ну и, наконец, вершиной творчества Рылеевского станет Сатира, которую называют «гражданином», потому что под названием эту сатиру опубликовал Герцен,

САТИРА — Это лирическое стихотворение значительного объема, в котором присутствует отрицательное или резко осуждающее и бесчисленное множество свойств и качеств отдельных типичных индивидов, групп лиц и явлений.

буду в фокусе

Изучите гражданина сана

И подражать тебе, племя набеги

Возрожденные славяне?

Нет, я не могу в объятиях сладкого ясеня

В постыдном безделье у нас молодость

И издайте кипящую душу

Под могилой самодержавия.

Пусть юноши, не решающие судьбу,

Понимать не хочу цель века

И не готовиться к будущей борьбе

За свободу угнетенных людей.

Пусть душа загорится душой

О бедствиях их посвящения,

И не читай в них грядущий позор

И честные потомки укризны.

Что случилось? Что за возродившиеся славяне? Что с ними случилось? Есть повод напомнить, что это самые 20-е. Уже несколько лет Рыбалка работает над созданием цикла работ, которые опубликуют под названием «Дума»,

.

имитирующий как бы украинский фольклор. МЫСЛЬ — Поэтический жанр русской литературы, являющийся отражением поэта на философские, социальные и семейно-бытовые темы. Дума будет адресована героям из

«В позорном безделье ты желаешь новую эру» «в объятиях сладкого пепла». Есть повод вспомнить, что в юношеских стихах Рылеева именно эта «сладострастная» тема разворачивается, в данном случае выворачивает ее наизнанку, и мы должны вспомнить этот свободолюбивый дух Славянина и возродить свободолюбивую традицию для славянских стран.Такова, с точки зрения поэта Рылеева, цель нынешнего века.

А теперь можно сделать некоторые выводы: действительно, гражданская поэзия Рылеева создает свою особую романтическую модель. Она, с одной стороны, опирается на традиции своих предшественников: это Жуковский, Батюшков. В их творчестве тоже было ощущение противоречивости Бытия: поэт Батюшковский бежит в укромный уголок от мира по всему миру, поэт Жуковский готов умереть в юношеском возрасте, чтобы не столкнуться с несовершенством мира.Но оба обвинения мира звучат достаточно обобщенно, символично, философски. Рылеев также начинает воспринимать несовершенство мира в социально-политическом аспекте. Если поэт у Жуковского и поэт Батюшкова пыталась уйти от конфликта внешнего мира в мир внутреннего, в мир грез и воображения или, наоборот, пыталась наполниться небесами и обрести небесное в мире. земной поэт Рылеев посвящает свою жизнь попыткам изменить жизнь. И это не менее романтический мотив, поскольку он превращает поэзию не столько в словесное искусство, сколько это было характерно для романтизма, сколько в попытке реально повлиять на окружающий мир, в попытке его реального изменения.Поэтому поэты декабристы,

.

Рис. 19. Памятник декабристам в Санкт-Петербурге ()

и, в частности, они пытаются воскресить в своей поэзии жанры уже депрессивного и забытого в XVIII веке классицизма с его гражданским пафосом, общественных проблем, поборников гражданских исторических ценностей, если речь идет о высоких жанрах вроде OD. Или наоборот, когда дело касается сатиры и комедии с попытками разобраться с пороками мира.Воскрешая эти жанры, Рылеев наполняет их современным содержанием, которое чуть позже, после выступления 14 декабря 1825 г.,

г.

в нашем сознании навсегда останется декабристом.

1. Сахаров В.И., Зинин С.А. Русский язык и литература. Литература (базовый и углубленный уровни) 10. М .: Русское слово.

2. Архангельский А.Н. и другие. Русский язык и литература. Литература (углубленный уровень) 10. М .: Капля.

3. Ланин Б.А., Устинова Л.Ю., Шамчикова В.М. / Под ред. Ланина Б.А. Русский язык и литература. Литература (базовый и углубленный уровни) 10. М .: Ventana Count.

1. Русская литература и фольклор ().

Прочитать произведения Рылеева («Пустынное послание», элегантность «Н. Н.», ОДУ «Видение» и «Гражданская партия», Сатира «Гражданин») и:

1. Найдите в них общие мотивы, образы, темы.

2. Сравните с аналогичными произведениями поэтов-предшественников: Жуковского, Батюшкова, Державина.

3. * Определить, в чем новаторство Рылеева и насколько идеи лирического героя его произведений соответствовали жизненным принципам самого автора.

В читающем сознании Рылеева — прежде всего поэт-декабрист, издатель альманаха «Полярная звезда», благородный революционер, человек, мученическая смерть подтвердивший верность свободолюбивым идеалам.

Биография Рылеева Кондратия

К. Ф. Рылеев родился 18 (29) сентября 1795 г. в селе Батово, недалеко от Санкт-Петербурга.-Петербург, в семье подполковника в отставке, и с шестилетнего возраста воспитывался в Петербургском кадетском корпусе. Здесь он полюбил книгу и начал писать. Тринадцать лет прошло в классах и муштре, не без детской проказы, конечно, но и с суровой за них платой. Популярности Рылеева способствовали многие его стихи.

Юность Рылеева совпала с героической эпохой в жизни России, со славным двенадцатым годом. Он страстно ждал освобождения армии и трудился «Песни победы героев», вспоминая героическое прошлое своей Родины.Уже в первых пробах Рылеевского пера темы и поэтические принципы, которым он останется верен навсегда. В 1814 году восемнадцатилетние артиллеристы-артиллеристы Рылеева попадают на театр военных действий. Можно только догадываться, насколько потрясающим был контраст между заточением тринадцатилетнего подростка в стенах кабинета и заграничными кампаниями, когда за два года кольца дважды обошли всю Европу.

Потом наступили армейские будни. Артиллерийская рота Рылева перебралась из Литвы на Орловщину, пока весной 1817 года не обосновалась в Воронежской губернии, в селе Подгорный Острогожского уезда.Здесь Рылеев взялся за воспитание дочерей местного помещика и вскоре полюбил младшую из них, Наталью Тевяшову. Рылеев, женившись и выйдя на пенсию, устремляется в столицу — там кипит жизнь. Осенью 1820 года рыбачий с женой и дочерью оседает в Петербурге, а с начала 1821 года он начинает службу в Петербургской палате уголовного суда.

Творчество Кондрая Рылеева

В петербургских журналах уже появлялись стихи Рылеева.Сатира на Аракчеев в одночасье сделала имя поэта широко известным. Вслед за «Курбским» в журналах и газетах, подписанных Рейллегой, одно за другим появляются стихи, в которых страницы русской истории читаются как свидетельство неопытного побежденного духа нации. По характеру его ныряния рыбалка не была чистой лирикой; Недаром к нему постоянно обращались и разные жанры, и проза, и драматургия.

Дума Рылеева принадлежат к жанру исторической элегии, близкой к балладе, широко применяемой наряду с лирическими и эпико-драматическими артистическими средствами.Нельзя не заметить в мировоззрении Рылеева образовательные основы, а в его художественном методе — черты гражданского классицизма. В начале 1823 г. Рыев был принят И. И. Пущинским в Северное тайное общество и вскоре стал его руководителем. Чуждый амбициозных расчетов и претензий, Рылеев стал совестью заговора декабристов.

Поэзия Рылева не воспевала восторг победы — она ​​учила гражданскому прозрению. Поэтическая зрелость Кондратия Федоровича как раз ознаменовалась для современников на пороге 1825 года — выходом «Дума» и «Вароваровского», появлением в печати отрывков из новых стихотворений.Непосредственно связав свою жизнь с тайным обществом, с организованной борьбой против самодержавия и крепостничества, Рылеев в том же 1823 году начал работу над стихотворением о сибирском пленнике Возяровском.

Эпилогом всего творчества Рылеева суждено было стать заточением его стихов и писем к жене. 14 декабря 1825 года был арестован первый из организаторов восстания на Сенатской площади — Рылеев, заключенный в Алексеевском реталине Петропавловской крепости, а через полгода — КазНен.

  • Тридцать лет спустя А. И. Герцен и Н. М. Огарев начнут издавать за рубежом для русского читателя Альманах вольной русской литературы, дав ему славное имя — «Полярная звезда».
  • Мотивы лирики Рылеевской развернутся в стихах Полежаевой, Лермонтова, Огарева, Некрасова.

Кондрат Федорович Рылеев родился 18 (29) сентября 1795 г. после окончания кадетского корпуса участвовал в 1814 и 1815 гг. В заграничных боях русской армии.Именно тогда он, по его собственному более позднему признанию, изначально «заразился грузом». Русская действительность укрепила революционные убеждения будущего декабриста. В октябре 1823 года Рылеев стал членом Северного тайного общества, возглавив левое крыло. Он был одним из организаторов, вдохновителей и руководителей восстания на Сенатской площади.

Осенью 1820 года появляется знаменитая сатира «на временное». Она привлекла к себе большое внимание современников и снискала свою авторскую популярность в передовых кругах русского общества.Удивленные всеми как выдающееся проявление гражданского мужества, эти стихи в литературном отношении были достаточно традиционными, других Сатыр Рылеев не писал.

Первое произведение Рылева, появившееся в прессе, — Сатира «Таймеру». Написанная на сцене сатиры на поэта-индуктора М. В. Милонова, она намного превзошла ее идейно и эстетически. Деспотическим фаворитом, беспощадным осуждением поэт апеллирует к самым резким эпитетам: «Нелюди».Рылеев противостоит своей моральной низости духовному благородству.

Создавая послание «К таймеру», Рылеев продолжил аккуратно-сатирические традиции классического направления, обращаясь к высокому словарю. Ораторский пафос монолога, произнесенного «Народной трибуной», способствует торжественной шестиконечной ямбе, повышенному словарному запасу. Энергия монолога усиливается за счет чередования смежных мужских рифм с женскими.

Сатира «Ко времени» предельно ясна по теме и идее, гениальна своим художественным выражением.Сатира «На время» должна была быть на виду у всего оппонента — всемогущего фаворита Александра I, «чудовища на всю страну» (Кара. Но Сатира была настолько верна, правдива, что дворянина просили признать себя, и » Мимо пронеслась Туция ».

Висящий вызов деспотизма, смелое отстаивание прав человека, бескомпромиссная защита свободы, ревность к Отечеству, так громко звучащие в сатире «временному», стали идейно-тематической основой всех последующих общественно-политических стихов Рынев.В оде «Видение», посвященном именам наследника престола Великого князя Александра Николаевича, явно затронули либеральные иллюзии поэта о «просвещенном монархе». В свете этих иллюзий поэт, исторический оптимист, изложил широкую программу действий для наследника. Он желал будущему императору великих деяний на ниве мира. Поэт бесстрашно указывает будущему королю для возросшей силы общественного мнения.

1795-1826 «Гражданин» (I будет во время фокусировки…). Инстинктивно нарастающие действия общественно-политических страстей, захватившие и вдохновившие Рылеева в последние годы его жизни, с исключительной силой отразились в поэме «Гражданин» (1824-1825, 1856). По-настоящему поддавшись бурям революционной борьбы, лирический герой Рылеев отказывается от любовных утех в «роковое время» «борьбы за угнетенную свободу человека». Еще сильнее эта мысль звучит в стихотворении «Гражданин». Это общественно-политическое выступление Public Tribune построено на противостоянии безудержного, возродившего племя «с холодной душой» гражданина «с кипящей душой».Ее лирический герой, превращаясь в тех, кто «в позорном безделье» поливает свой век, уверяет, что молодые люди, не желающие постигать «цели века».

Поэма «Гражданин» — вершина лирики декабристов.

Стихи Рылеева, объединенные пафосом патриотизма, свободы, неприязни к деспотизму, как правило, используют художественные приемы «гражданского» классицизма в сочетании с глубоким лиризмом, побеждающим в поэзии ловли гражданско-героического романтизма. Рылеев выступает против общественно-политической интимной поэзии.Его стихотворение, отличавшееся эмоциональным подъемом, изобилует словами социально-политического колорита: «Герой», «Цепи», «Волынь».

Возвышенный пафос стихов, произносимых как бы с национальных трибун, сообщая им торжественность, служит церковно-славянской лексике: «нурст», «грохот». Укрепляя общественные объединения, поэт вводит имена политических деятелей прошлого и современности. Возмущенное осуждение, присоединение к хвалебным и ободряющим призывам воплощено здесь в напряженной синтаксической структуре восклицаний, вопросов.В лучших образцах общественно-политической лирики, в стихах «В гости, друг мой, я хотел», «А.А.Бестужев» и «Гражданин», Рылеев достиг истинной артистичности. Но заимствованные им классические средства высокого слога не всегда оказываются органичными и последовательно подчиняются ему по стилю: они начинают расходиться с его пламенем эмоций, делая его элементами резонанса и риторики.

герой и конфликт. Поэма «Войнаровский» (анализ). Вопросы о творчестве Рылеева.Биография и революционная деятельность

Кондратий Федорович Рылеев

Войнаровский

… Несун maggior dolore

Che ricordarsi del tempo felice

Нелла Мизерия …

(* Нет большей печали, чем вспоминать счастливое время в несчастье … Данте (нем.).)

Бестужев А.А.

Как грустный, одинокий странник, В степях Аравийских пусто, От конца до конца с глубоким желанием Я скитался по миру сиротой.Уже ненавистный для людей холод Заметно проникал в душу, И я осмелился в безумии Не верьте в бескорыстную дружбу. Вдруг ты явился мне: Повязка с глаз упала; Я полностью потерял веру И снова на небесной высоте Сияла звезда надежды.

Возьми плоды моих трудов, Плоды беззаботного досуга; Я знаю, друг, ты примешь их Со всей заботой друга. Как строгий сын Аполлона, Вы не увидите в них искусства: Но живые чувства найдешь, — Я не поэт, а гражданин.

ИСТОРИЯ МАЗЕПЫ

Мазепа — одна из самых ярких личностей русской истории XVIII века. Место рождения и первые годы его жизни окутаны мраком безвестности. Достоверно только то, что юность он провел при варшавском дворе, был пажем у короля Яна Казимира и там он сформировался среди лучшей польской молодежи. Прискорбные обстоятельства, до сих пор невыясненные, вынудили его бежать из Польши. История впервые представляет его в 1674 году как главного советника Дорошенко, который под покровительством Польши правил землями, лежащими на правом берегу Днепра.Московский суд постановил присоединить тогдашние страны к своему государству. Мазепа, попавший в плен в самом начале войны с Дорошенок, с советом против своего бывшего начальника внес большой вклад в успех этого предприятия и остался на службе у Самойловича, гетмана Малороссийской Украины. Самойлович, заметив в нем хитрость и хитрость, увлеченный его красноречием, использовал его в переговорах с царем Федором Алексеевичем, с крымским ханом и с поляками.В Москву Мазепа вошел в связи с первыми боярами царского двора и после неудачного похода фаворита Сосрии князя Василия Васильевича Голицына в Крым в 1687 году, чтобы снять с этого дворянина ответственность, приписал неудачу об этой войне своему благодетелю Самойловичу; послал донесение об этом царям Иоанну и Петру и в награду за этот поступок, благодаря проискам Голицына, был возведен в чин гетмана обеих Украины.

Между тем война с крымчанами не утомлялась: кампания 1688 года оказалась еще более неудачной, чем в прошлом году; в то время произошла смена правительства.Власть Софии и ее фаворита закончилась, и власть перешла в руки Петра. Мазепа, боясь разделить несчастную участь с дворянином, которому он обязан своим возвышением, решил заявить о себе на стороне молодого государя, обвинил Голицына в корыстолюбии и остался гетманом.

Утвержденный в этом достоинстве, Мазепа всячески старался завоевать расположение русского монарха. Принимал участие в Азовском походе; во время странствий Петра за границу он счастливо воевал с крымчанами и одним из первых посоветовал разорвать мир со шведами.На словах и делах он казался самым ревностным поборником благ России, выражал полное подчинение воле Петра, предупреждал его желания и в 1701 году, когда буякские и белгородские татары попросили его принять их в покровительство, в соответствии с древними обычаями козаков, «прошли старые казачьи обычаи, — отвечал он депутатам, — без повеления государя гетманы ничего не делают». В письмах к царю Мазепа говорил себе, что он один и что все вокруг враждебно относятся к России; просил, чтобы они дали ему возможность продемонстрировать свою лояльность, позволив ему участвовать в войне против шведов, а в 1704 году, после кампании в Галиции, он пожаловался, что король Август удерживает его в бездействии, не дает ему возможности предоставить важные услуги русскому царю.Петр, очарованный его умом, знаниями и довольный служением, особенно благосклонно относился к гетману. Он имел неограниченную доверенность на него, осыпал его милостями, рассказывал ему самые важные секреты, прислушивался к его советам. Бывало ли, что недовольные, сетуя на гетмана, обвиняли его в измене, государь велел отправить их в Малороссию и судился как доносчики, посмевшие поносить достойного правителя Козакова. В конце 1705 года Мазепа писал Головкину: «Никогда не откажусь от службы моему милостивейшему государю.«В начале 1706 года он уже был предателем.

Станислав Лещинский уже несколько раз посылал своих поверенных к Мазепе с пышными обещаниями и убеждениями поклониться его стороне, но последний всегда посылал эти предложения Петру. Размышляя об измене, правитель Малороссии почувствовал потребность в притворстве. В глубине души ненавидя русских, он вдруг стал относиться к ним самым дружелюбным образом; в своих письмах к государю он более чем когда-либо заверял его в своей лояльности, а тем временем тайными средствами разжигал среди казаков недовольство Россией.Под предлогом ворчания казаков из-за тягот, которые они понесли в прошлогодних походах и на крепостных работах, он распустил армию, вывел гарнизоны из крепостей и начал усиление Батурина; Сам Мазепа притворился больным, лег спать, окружил себя врачами, несколько дней подряд не вставал с постели, не мог ни ходить, ни стоять, и, хотя все считали его близким к гробу, поставил в ход его намерения: он переписывался с Карлом XII и Лещинским, вел по ночам переговоры с посланным из Станислава иезуитом Зеленским о том, на каком основании отдавать Малороссию полякам, и отправлял к казакам секретных агентов с разоблачениями о том, что Петр намерен уничтожить Сичи и что они готовятся к сопротивлению.Гетман стал притворяться еще больше после въезда Карла в Россию. В 1708 году его болезнь усилилась. Секретные переводы со шведским королем и письма Петру участились. Он умолял Карла о скорейшем приезде в Малороссию и избавлении от ига русских, и в то же время писал графу Гавриле Ивановичу Головкину, что никакие чары не могут оторвать его от могущественной руки русского царя и поколебать его. непоколебимая верность. Тем временем шведы потерпели поражение у Добрых и Лесных, и Карл повернулся к Украине.Петр приказал гетману следовать на Киев и атаковать вражеский эшелон с другой стороны; но Мазепа не двинулся с Борзны; его притворные страдания усиливались час за часом; 22 октября 1708 года он написал графу Головкину, что не может ворочаться без помощи слуг, не ел более 10 дней, лишен сна и, готовясь к смерти, уже принял соборование. с маслом, а 29-го, явившись в Горки с 5000 Козаковыми, положил булаву и бунчук к ногам Карла XII в знак верности и преданности.

Что подтолкнуло Мазепу к измене? Ненависть к русским, которую он получил в детстве, во время пребывания при польском дворе? Есть ли роман с одним из родственников Станислава Легцинского, который заставил его перейти на сторону этого короля? Или, как некоторые считают, любовь к отечеству, которая внушала ему неуместный страх, что Малороссия, оставшаяся под властью русского царя, потеряет свои права? Но в современных актах я не вижу его в поступке гетмана Малороссии этого возвышенного чувства, предполагающего отказ от личной выгоды и самопожертвование на благо сограждан.Мазепа в своих универсалах и в письмах к казакам клялся священными именами, действующими на их благо; но по тайному соглашению со Станиславом он отдал Польше Малороссию и Смоленск, чтобы их признали полноправным князем Полоцким и Витебским. Низкое, мелкое честолюбие привело его к измене. К счастью, казаки послужили ему средством умножения числа его сообщников и поводом для сокрытия своего предательства, и мог ли он, выросший в чужой стране, уже дважды запятнанный предательством, двигаться с благородным чувством любви к своей родная страна?

Генеральный судья Василий Кочубей давно был в разногласиях с Мазепой.Его ненависть к гетману усилилась с 1704 года, после того как последний, злонамеренно воспользовавшись своей властью, соблазнил дочь Кочубея и, смеясь над жалобами родителей, продолжил свои преступные отношения с ней. Кочубей поклялся отомстить Мазепе; узнав о его преступных планах, возможно, движимый рвением к царю, он решил раскрыть их Петру. Согласившись с полтавским полковником Искрой, они отправили донос в Москву, а вскоре и сами явились там; но двадцать лет верности Мазепе и шестьдесят четыре года жизни сняли с него все подозрения.Петр, приписывая гетману акт Кочубея и Искры личной ненависти, приказал отправить их в Малороссию, где этих несчастных, показавших под пытками ложность своих показаний, 14 июля 1708 года казнили на Борщаговке, 8. км от Белой Церкви.

Кондратий Федорович Рылеев — выдающийся русский поэт, участник декабристского движения, общественный деятель. Этот человек отличался исключительной честностью, искренностью и бескорыстием, не позволяя никому опорочить звание революционера.Порядочность и высокий уровень нравственности поэта отражены в образах героев его собственных творений. Среди них стоит отметить работу Рылеева «Войнаровский».

Биография и революционная деятельность

В жизни выдающегося поэта было много сложных ситуаций и трагических моментов, которые, скорее всего, заставили его рано повзрослеть. Произведения Кондратия Федоровича Рылеева, родившегося в конце XVIII века — 18 сентября 1795 года в селе Батово, г.Петербургской губернии досконально проникнуты воинственным духом, борьбой за справедливость.

Мировоззрение юного Кондратийского сформировалось во время его обучения в петербургском кадетском корпусе с 1801 по 1814 год. В это учебное заведение мальчика направил его отец, армейский офицер. Кстати, родителя маленького Кондратий сложно назвать образцом: Федор Рылеев прославился тягой к алкоголю, неосторожным расточительством, пристрастием к азартным играм и разгульным образом жизни.Во время обучения появились первые произведения Кондратия Федоровича Рылеева.

Стажировка курсанта проходила за границей, во Франции. Вернувшись на родину в 1818 году, юноша решил посвятить себя творчеству. Спустя два года Рылеев закончил работу над знаменитой одой «Временнику». В том же году Кондратий Федорович женился на Наталье Тевяшевой, дочери богатых украинских помещиков. Несмотря на бедное положение жениха, родители Натальи не стали препятствовать браку и усыновили зятя, закрывая глаза на его незавидное материальное положение.

Через год Рылееву пришлось пойти на госслужбу. Его местом работы в 1821 году была сначала Уголовная палата Петербурга, а через три года — Русско-Американская компания, где он занимал должность управляющего канцелярией. Рылеев не собирался отказываться от творчества и прекращать работу над созданием другого стихотворения, поэтому он вступил в Вольное общество любителей русской словесности и в течение двух лет (1823-1824) издавал журнал «Полярная звезда» вместе с Александром Бестужевым.В этот же период Кондратий Федорович пополнил ряды общества северных декабристов, что в корне изменило его политические взгляды и сыграло роковую роль в дальнейшей жизни.

Если раньше Рылеев был стойким приверженцем конституционно-монархического строя, то с момента вступления в ряды общества он стал придерживаться других принципов правления — республиканского. Поэт был ослеплен революционными идеями, что, естественно, привело к фатальным последствиям. Рылеев стал одним из руководителей восстания, незадолго до этого участвовал в поединке секундантом, в котором оба дуэлянта были убиты.Возможно, случившееся послужило своеобразным знаком судьбы, предупредительным сигналом. Однако Рылеев не сомневался в своей правоте, а потому отступать не собирался.

Совершенно естественным результатом подавленного революционного восстания стало заключение в тюрьму всех зачинщиков и других причастных к нему лиц. В тюрьме Рылеев вел себя мужественно и достойно, оправдывая соратников. Кондратий Федорович надеялся на царское расположение, но приговор был суров. В июле 1826 года участники беспорядков, в том числе товарищи Кондратий Рылеев П.Пестеля, А.А. Бестужева-Рюмина, М. Каховского и Н. Муравьева приговорили к повешению. Во время казни веревка порвалась, и Рылеев упал. Второй попыткой удушения стала приведение в исполнение смертного приговора. До сих пор нет официальных данных о точном месте захоронения останков Рылеева.

Родители долго гадали, как назвать новорожденного мальчика. Служитель церкви посоветовал дать ребенку то же имя, что и первое, кого он встретил. Так и сделали: по дороге встретили военного в отставке.Этот человек впоследствии стал крестным отцом Кондратий Федорович.

Мальчик был пятым ребенком в семье, но он стал единственным, кто не умер в младенчестве. Однажды в детстве, по рассказам матери, Рылеев тяжело заболел. Только родительские молитвы помогли ребенку выздороветь. Если верить семейной традиции, маленького Кондратий посетил ангел, который исцелил младенца, но предсказал его трагическую смерть в юном возрасте.

С раннего детства Рылеев все свободное время проводил с книгой в руках.Отец считал, что тратить деньги на покупку материалов для чтения не имеет смысла, поэтому книги, которыми будущий поэт действительно увлекся литературой, появились у него во время учебы в кадетском корпусе. Первое произведение Рылеева, проникнутое пламенным патриотизмом, было написано в 1813 году, когда он учился в Петербурге. Ода, посвященная смерти Кутузова, возглавила его личный список произведений.

У Кондратия Рылеева было двое детей: сын, умерший до того, как ему исполнился год, и дочь Анастасия.Впоследствии именно благодаря Анастасии мир узнал о творческом таланте ее отца.

О чем написано стихотворение «Войнаровский»?

К.Ф. Рылеев в 1823 году завершил работу над мыслью «Смерть Ермака», после чего приступил к написанию следующей работы. На этот раз, по задумке автора, в основе сюжета лежит история одного из участников заговора против Петра I — Андрея Войнаровского, племянника гетмана Мазепы.

На создание стихотворения автора натолкнуло событие, связанное с путешествием историографа Миллера по Восточной Сибири в 1840-х годах.Якобы тогда историк встретился с Войнаровским, который рассказал о том, как доверял коварному и лицемерному гетману. Мазепа обманул племянника Андрея, замаскировал его злые помыслы под намерение совершить «добрые» дела на благо Родины.

Главный герой поэмы «Войнаровский» Кондратий Федорович предстает перед читателями как борец за свободу человека и противник любых проявлений самодержавия. При этом Рылеева не интересуют истинные причины предательства Мазепы.Поэт старается донести до читателей историческую правдивость, придавая большое значение деталям, мельчайшим деталям. В своем стихотворении Рылеев описал сибирские земли, обычаи и природу, точно воспроизвел этнографические, фольклорные и бытовые нюансы того времени.

Это событие, которое Рылеев вложил в сюжетную линию, выбрано не случайно. Кроме того, здесь автор сознательно отделился от героя, так как пытался подчеркнуть масштабность и драматизм личной судьбы героев.Глубокий анализ «Войнаровского» Рылеева позволяет понять, насколько успешно автору удалось добиться демонстрации героя с незаурядной, целеустремленной и волевой личностью на фоне ярких исторических баталий.

По сравнению с мыслями предшествующих «Войнаровскому» произведений поэта, стихотворение носит романтический характер. Кроме того, в нем усилен повествовательный элемент. Несмотря на то, что главный герой здесь отделен от Рылеева, именно племянник Мазепы представляет читателям идеи автора.Многие литературоведы считают, что личность Войнаровского в стихотворении чрезмерно идеализирована. Если рассматривать действия героя в плоскости реальной истории, было бы неправильно считать его кем-либо, кроме предателя. Он поддерживал Мазепу, хотел отделения Украины от России и перешел на сторону врагов императора Петра I.

Общее описание

Сюжет произведения сводится к рассказу о том, как свободолюбивый и бунтарский дух Андрей Войнаровский привел его в политическую ссылку.Находясь вдали от родной земли, он начинает анализировать свою жизнь, сомневаясь в правильности ранее совершенных действий, что приводит главного героя в полное недоумение. Драматизм поэмы «Войнаровский» состоит в том, что соратник Мазепы так и не смог до конца разобраться в себе и понять, чьим интересам он на самом деле служил.

Даже при просмотре аннотации к «Войнаровскому» Рылеева становится ясно, что главный герой, желая свергнуть тирана с престола, во всем подчинялся замыслам Мазепы.Но со временем, как он в конце концов признался сам, он действовал опрометчиво, не предполагая последствий и не зная истинных намерений гетмана. Андрей не смог разглядеть настоящие мотивы Мазепы, сознательно пошедшего на откровенное предательство. В мотивах Войнаровского не было злого умысла, но безрассудное исполнение приказов гетмана сделало его предателем в глазах собственного народа. Главному герою так и не удалось понять настоящие мотивы предательского поступка украинского гетмана.

Таким образом, патриотический Войнаровский стал заложником собственных ошибок. Бегство Мазепы, известное из истории того периода, помешало Рылееву закончить работу справедливым, естественным концом — наказанием за измену.

Образ главного героя

Рылеев по-разному преподносит читателям «Войнаровского». С одной стороны, главный герой изображен честным, не подозревающим о подлых планах Мазепы. Андрей не может отвечать за тайные намерения гетмана, так как они ему не были известны.Но с другой стороны, Войнаровский — член несправедливого общественного движения, предавшего народ и императора, и только будучи изгнанным, он мог думать о реальном положении дел. Только в заключении соратник гетмана понял, что он всего лишь игрушка в руках Мазепы, а не его соратник и товарищ.

Двойное изображение помогает читателю понять, что изгнание находится на духовном перекрестке. В этом смысле сравнение с героями мыслей Рылеева было бы уместным.Войнаровский, в отличие от них, томясь в тюрьме, не смог сохранить целостность своей личности, так как сомневался в правоте некогда справедливого дела, не был убежден в справедливости. Кстати, главный герой умирал, заблудился и забылся, не имея надежды на национальную память и уважение.

Вольнолюбивые стихи поэмы «Войнаровский» несут прямое представление о произведении. Андрей был полностью верен идее, страсти, но при этом не знал об истинном смысле повстанческого движения, участником которого он был.Политическая ссылка стала вполне логичной и естественной судьбой для человека, связавшего свою жизнь с изменником-гетманом.

Несмотря на то, что литературоведы относят Войнаровского к романтическому произведению, история любви здесь приглушена. Рылеев создает поэтический образ жены Андрея, которая в поисках мужа прошла всю Сибирь. Многие строки в стихотворении посвящены искренности и самоотверженности любимой женщины. Но все же Рылеев выдвинул на первый план общественно-политические мотивы, гражданскую позицию героев.

Какова драма стихотворения

Герой этого произведения — борец с самодержавием и тиранией, но нет оснований сомневаться в его искренней свободолюбии. Сложные жизненные обстоятельства заставили мужчину оценить весь пройденный жизненный путь. Поэтому конфликт в поэме «Войнаровский» состоит в соединении двух несовместимых образов — свободолюбивого борца, несущего крест с высоко поднятой головой, и мученика, размышляющего и анализирующего свои проступки. Андрей принимает свои страдания, придерживаясь тех же убеждений в изгнании, что и в свободе.Войнаровский — сильный, целеустремленный человек, считающий самоубийство слабостью. Его выбор — нести ответственность до конца, какой бы невыносимой она ни была.

Душа Войнаровского плачет о родной земле. Он предан мечтам о благополучии своего отечества, родных людей, хочет видеть его счастливым. Одна из особенностей стихотворения Рылеева «Войнаровский» состоит в том, что сомнения и колебания главного героя пронизывают практически все части произведения. Прежде всего, они касаются враждебного отношения Мазепы к русскому царю.Андрей до последнего вздоха размышляет, кого нашли в Петре I люди — враждебного правителя или друга? Главный герой страдает собственным непониманием тайных намерений гетмана и смысла его жизни. С одной стороны, если действия Мазепы были продиктованы только тщеславием, корыстью и стремлением к власти, то, исходя из этого, Войнаровский ошибся и является предателем. С другой стороны, если гетман все-таки герой, то жертва Войнаровского не напрасна, а значит, жизнь сподвижника не прошла даром.

Монологи Андрея Войнаровского

Главный герой делится всеми своими воспоминаниями о прошлом и рассуждениями о правильности прошлых действий с историком Миллером. Поэтому основная часть поэмы Рылеева «Войнаровский» состоит из монологов главного героя. Он описывает картины, события, отдельные эпизоды, встречи только с одной целью — оправдать себя, найти объяснение своим действиям, оценить истинное душевное состояние и собственные переживания.

Стремясь утвердить бескорыстие и чистоту помыслов, доказать товарищескую верность и преданность обществу, Рылеев противопоставляет образ героя сомнениями в неправоте Мазепы.Это также побуждает автора раскрыть личность Андрея в ином свете, не умалчивая о его слабостях и гражданской страсти, наполнявшей его душу. Парадокс заключается в непонимании Войнаровским сути тех исторических событий, в которых он был непосредственным участником. В своих монологах он неоднократно повторяет про заблуждение, называет себя «слепым».

Передавая краткое содержание стихотворения «Войнаровский», обязательно упомяните разговор Андрея с гетманом Мазепой.Сам главный герой называет этот разговор «роковым», ведь именно после него неприятности обрушились на Войнаровского. Андрей недоумевает выявленным нравом, подлостью и хитростью «вождя», но при этом, как уже было сказано, он не знает настоящих мотивов предательства Мазепы. Рылеев решил не делать по этому поводу никаких предположений. Упор делается только на описание ярких эпизодов, всплывающих в памяти Андрея, всячески подтверждая его сомнения.И хотя Войнаровский никогда не знал правды, он наконец понял, что действует не во благо народа.

Расплачиваясь по последним дням жизни Мазепы, Андрей вспоминает, как мучили гетмана угрызения совести. До последних секунд перед его взором встали образы убитых по его вине жертв — Кочубея, Искры. Мазепа признался, что в день казни невиновного, когда он увидел палача, он задрожал от страха, его душа наполнилась ужасом.Войнаровский, погружаясь в воспоминания, которые он сам называл «смутными мыслями», боролся с непониманием того, что произошло.

Вопреки монологам главного героя, Рылееву удалось не исказить исторические факты. Хотя поэт проявляет скрытую симпатию к мятежнику и патриоту, стихотворение не лишено трезвого взгляда: твердая гражданская позиция и беспрекословное повиновение гетману привели к поражению.

Что хотел передать автор

Вполне возможно, что создавая «Войнаровского» Рылеев хотел предупредить об истинном смысле общественной активности, тем самым заявив, что благосостояние граждан зависит не только от желания вождя, его активность и готовность, если необходимо, принести себя в жертву правому делу, а также от истинного смысла и понимания мотивов общественного движения.Парадокс заключается в том, что вскоре самому автору стихотворения предстоит столкнуться с реальной жизненной ситуацией, которая даст возможность задуматься над личными заблуждениями и понять, совпадают ли его субъективные стремления и цели с заявленным смыслом революционного движения, которому он присоединился.

В то же время художественная задача противоречит содержанию стихотворения «Войнаровский» и приведенному выше выводу. Основная цель Рылеева — создать образ, снимающий с плеч героя груз исторической ответственности и личной вины.Кондратий Федорович сумел добиться этого, наделив Войнаровского бескорыстием и личной честностью. В глазах читателя Андрей по-прежнему остается непримиримым борцом с тиранией.

Но если Войнаровский не виноват, по задумке автора, то кто виноват в предательстве? Рылеев перекладывал вину на превратности судьбы, ее непредвиденные, а порой и несправедливые законы. Анализ стихотворения «Войнаровский» буквально раскрывает суть содержания: это борьба патриотических людей с произволом власти и самодержавием.Именно поэтому царь Петр I, украинский гетман Мазепа и его племянник Войнаровский изображались предвзято и однобоко. Императору в стихотворении Рылеева досталась исключительно роль тирана, а предателю Мазепа и Войнаровский — борцов за свободу, выступающих против деспотизма. В то же время суть действительного конфликта, известного из истории, была неизмеримо более сложной. Гетман и Войнаровский действовали сознательно и не особо руководствовались гражданской доблестью.

По мнению многих историков, в произведении «Войнаровский» главному герою незаслуженно приписываются возвышенные качества, не имеющие к нему никакого отношения: патриотизм, борьба за правду и справедливость.Учитывая романтическую природу стихотворения, это противоречие осталось неразрешенным.

Анализ жанра «Войнаровский»

Рылеев показал определенную самостоятельность в построении своего стихотворения. Композиция и композиция «Войнаровского», внешние приемы несут на себе отпечаток романтической манеры подачи. Несмотря на то, что произведение создавалось в форме признания, ничто не мешало Рылееву выстроить уникальную композиционную основу для творения, которое изначально планировалось написать в эпическом жанре.Неудивительно, что в стихотворении «Войнаровский» отсутствуют характерные для романтического произведения перерывы в сюжетной линии.

Инсталляция произведения, по мнению современных литературоведов, носит агитационно-пропагандистский характер. Простому восприятию стихотворения способствует повествовательный стиль изложения, преобладающие простые предложения, не содержащие ярких метафор, многословных фраз. Рылеев успешно ушел от депрессивно-угнетенного настроения к раскрытию правды жизни.Возродить стихотворение удалось с помощью элементов фольклора, подробного описания сибирского быта, быта людей, природных условий — все это сделало стихотворение популярным у широкого круга читателей.

Александр Пушкин дал оценку «Войнаровскому» Рылеева в коротком послании А.А. Бестужеву-Марлинскому. Великий русский писатель отметил, что это стихотворение превзошло предыдущие творения (мысли). Пушкину нравился стиль Рылеева — он называл его «зрелым» и «полным жизни».

Какую роль сыграло стихотворение в русской литературе

Кондратий Федорович Рылеев — один из авторов, убежденных в призвании поэта активно вторгаться в жизнь, улучшать ее, бороться за равенство и справедливость. Революционный гражданский пафос Рылеева нашел свое продолжение в лирические стихи Лермонтова, Полежаева и Огарева, в революционных идеях Некрасова.Проще говоря, Кондратий Федорович сумел создать положительный образ отрицательного героя, наделив Войнаровского образцовым патриотизмом, мужеством и свободолюбием.

Литературная личность Рылеева привлекает многих поклонников поэзии. Он воспринимал свой творческий талант как служение гражданскому обществу для общего блага. При жизни произведения Рылеева пользовались популярностью, но после трагической гибели поэта имя поэта было стерто из литературы на несколько десятилетий. Стихи революционера снова были опубликованы в 1872 году стараниями его дочери Анастасии.

Воплощая свои идеи и опираясь на опыт романтических стихотворений Пушкина, изучая у него язык поэзии, Рылеев в 1823 году начал работу над поэмой «Войнаровский» (1825).сюжет очерчен в мыслях «Волынский», «Наталья Долгорукова», «Меньшиков в Березове», особенно в трагедии «Мазепа», идеи которой поэт набросал в 1822 году. К этому времени образ Мазепы уже сложился. привлек внимание двух гениев мирового значения. Вольтер упомянул его в «Истории Карла XII» (1731 г.), а Байрон опубликовал поэму «Мазепа» в 1819 г.

Поэма Рылеева была создана на волне стремительного подъема освободительного движения, непрерывного роста революционного сознания и художественной зрелости. Сам Рылеев.Это придало его содержанию дух бунта и бунта, а форме — блеску, очаровывавшему Пушкина. Основная тема поэмы — борьба за национальную независимость Украины. Сюжет поэмы — жизнь Войнаровского, племянника и соратника Мазепы, его борьба за свободу родины и изгнание. В сюжете также присутствует любовный мотив — женитьба Войнаровского на простой казачке, разлука, а затем неожиданная встреча с ней в Сибири. Но определяющий пафос произведения — гражданский.

Поэма «Войнаровский» — высшее достижение поэтической эволюции Рылеева. Его главные герои воплощены им как психологически сложные в той или иной степени. Поэт изобразил Войнаровского героически храбрым тираническим ненавистником, с детства приученным «почитать Брута», с душой «истинно свободного» и благородного «защитника Рима». В своем яростном сопротивлении деспотизму он не пощадил бы Мазепу, своего родного дядю, если бы знал о своем предательстве. Он пламенный патриот, готовый на любые жертвы ради Родины.

Судьба Войнаровского трагична. Обреченный на великие дела, он стал жертвой коварных происков Мазепы и превратился в злосчастного соучастника карьеристских происков. Войнаровский не знал истинных намерений Мазепы и, слепо веря в его «патриотизм», чтил в нем «главу народа». Глубокая вера Войнаровского в Мазепу была сильно поколеблена, но даже долгие годы ссылки не рассеялись окончательно. И это было причиной его противоречий в отношении к Петру и Мазепе, в понимании его деятельности.Еще до смерти ему было непонятно, кого винить и кого благословлять: «О, может быть, я ошибался, кипя от ревности к горе; Но я в слепой горечи, я чтил царя как тирана … »

Войнаровский — романтическая поэма героико-патриотического жанра. Ее главные герои — герои, борющиеся за независимость своей Родины. Это не безосновательные одиночки, отступники, замкнувшиеся в себе, в свой духовный мир, а лидеры, которые возглавляют движение людей.Их одиночество, результат поражения, заставляло их страдать.

Поэма Войнаровский — классический образец романтической архитектоники. В его центре находится фигура главного героя. Помимо введения, являющегося своеобразным прологом ко всему стихотворению, короткой описательной реплики, соединяющей первую и вторую части стихотворения, и эпилога, стихотворение является исповедью Войнаровского. Она подкупает своим умением рассказывать истории.

Романтический характер структуры стихотворения подкреплен резко противоположными персонажами (благородный Войнаровский и коварный Мазепа) и необычными ситуациями: подвигами Войнаровского и его участием в коварном плане Мазепы, идиллией любви Войнаровского с казачкой, разлукой с ее и встретив много лет спустя в снегах Якутии.

Мрачно. Драматический сюжет Войнаровского подкреплен эпитетами преимущественно сурово-мрачного («мрачный приют», «унылый и суровый», «могильный курган») и эмоционально-обостренного свойства («сверкающие глаза», «невыносимая мука», «пылкая душа»). «). В полном соответствии с драматическими перипетиями главного героя поэмы, есть и сравнения: необычные, с явным тяготением к гиперболизму («а мы, как грозовая туча», «вся земля казалась трупом») эмоционально подчеркнуто («Блекло в красках юных лет, Безвременно, в холодной Сибири, Как цветок на увядшем стебле, В душной оранжерее, безрадостном»).

В стихотворении широко показана природа. Выступая фоном, оттеняя душевное состояние Войнаровского, оно, как словесные и изобразительные средства, пронизано мраком. В степи «дикой и пустой», в постоянных боях Войнаровский провел годы юности. Местами «грустно» промелькнули его три года счастья с любимой. В «глухой степи» Мазепа раскрыл ему свою ненависть к Петру. В «пустынной» стране, среди бескрайних снегов и мрачных лесов прошли годы ссылки, и он, «как сибирский климат, стал жестоким и холодным на душе».«Поэма начинается с изображения природы, как увертюра:« В стране метелей и снегов … ». Заканчивается она эскизом одинокой могилы и сидящего на ней Войнаровского« в роковом оцепенении ».

Лирическая непосредственность и живость признания Войнаровского передают разговорный ямбический тетраметр и свободная длина его строф, то коротких, то длинных, в зависимости от характера воссоздаемого эпизода.

«Войнаровский» — центральное произведение Рылеева, вошедшее в число лучших стихотворений гражданского героического романтизма.Прочитав отрывки из поэмы, опубликованной в 1824 году в «Полярной звезде», Пушкин написал 12 января 1824 года А.А. Бестужев: «Рылеева« Войнаровского »несравнимо лучше всех его« Гибелей ».

Поэма оказала сильное влияние на поэзию декабристов, в частности на творчество А.А. Бестужев-Марлинский (баллада «Саатырь» и стихотворение «Андрей, князь Переяславский») и В.Ф. Раевский («Дума»). Ее влияние оказало влияние на произведения А. Яковлева («Чигиринский казак») и А. Подолинского («Гайдамаки»).Его отголоски неоспоримы в стихах Огарева («Дон») и Некрасова («Русские женщины»).

Это стихотворение с интересом прочитали последующие поколения. Запрещенный царским правительством, распространялся списками. Герцен нашел в Войнаровском «великих красавиц». Н.П. Огарев в 1861 году в предисловии к сборнику «Русская скрытая литература XIX века» писал: «Перечитывая Войнаровского … мы пришли к выводу, что он сейчас такой же увлекательный, как и тогда».

Поэма — один из самых популярных жанров романтизма, в том числе гражданского и социального.Поэма декабриста стала вехой в истории жанра и воспринималась на фоне южных романтических стихов Пушкина. Наиболее охотно в стихотворении декабриста была развита историческая тема, представленная Катениным («Песня о первом сражении русских с татарами на реке Калке под предводительством галицкого Мстислава Мстиславовича Храброго»), Ф. Глинкой (« Карелия »), Кюхельбекер (« Юрий и Ксения »), А. Бестужев (« Андрей, князь Переяславский »), А. Одоевский (« Василько »).В этом же ряду стихотворение Рылеева «Войнаровский».

Поэма Рылеева Войнаровский (1825) написана в духе романтических стихов Байрона и Пушкина. Романтическая поэма основана на параллелизме картин природы, бурной или мирной, и переживаний изгнанного героя, исключительность которого подчеркивается его одиночеством. Поэма развивалась через цепочку эпизодов и монологичных выступлений героя. Роль женских персонажей по сравнению с героем всегда ослаблена.

Современники отмечали, что характеристики героев и некоторых эпизодов схожи с характеристиками персонажей и сцен из стихотворений Байрона «Гяур», «Мазепа», «Корсар» и «Паризина». Несомненно также, что Рылеев учел стихи Пушкина «Кавказский пленник» и «Бахчисарайский фонтан», написанные намного раньше.

Поэма

Рылеева стала одной из самых ярких страниц в развитии жанра. На это есть несколько причин.

Во-первых, история любви, столь важная для романтического стихотворения, отодвинута на второй план и заметно приглушена. В стихотворении нет любовного конфликта: нет конфликтов между героем и его возлюбленной. Жена Войнаровского добровольно следует за мужем в ссылку.

Во-вторых, стихотворение отличалось точным и детальным воспроизведением изображений сибирского пейзажа и сибирского быта, открывая русскому читателю природу и повседневную жизнь, во многом ему неизвестную.Рылеев посоветовался с декабристом В.И. Штейнгель об объективности нарисованных картин. При этом суровая сибирская природа и быт не чужды ссыльному: они соответствовали его мятежному духу («Я был в восторге от шума лесов, Непогода радовала меня, И буря, и всплеск валов »). Герой напрямую соотносился с природной стихией, связанной с его настроениями, и вступал с ней в непростые отношения.

В-третьих, и это самое главное: оригинальность стихотворения Рылеева заключается в необычной мотивации ссылки.В романтическом стихотворении мотивация отчуждения героя, как правило, остается неоднозначной, не совсем ясной и загадочной. Войнаровский оказался в Сибири не по собственному желанию, не в результате разочарования и не в роли авантюриста. Он политический ссыльный, и его пребывание в Сибири носит вынужденный характер, определяемый обстоятельствами его трагической жизни. Нововведение Рылеева заключается в точном указании причин отчисления. Это одновременно конкретизировало и сузило мотивацию к романтическому отчуждению.

Наконец, в-четвертых, сюжет поэмы связан с историческими событиями. Поэт стремился подчеркнуть масштабность и драматизм личных судеб героев — Мазепы, Войнаровского и его жены, их свободолюбие и патриотизм. Как романтический герой Войнаровский амбивалентен: он изображен борцом-тираном, жаждущим национальной независимости, и узником судьбы («Мне сулили жестокую участь»).

Отсюда неуверенность Войнаровского в оценке самого романтичного персонажа стихотворения Мазепы.

С одной стороны, Войнаровский верно и верно служил Мазепе:

Мы почтили в нем голову народа,

Мы обожали в нем своего отца,

Мы любили в нем отечество.

С другой стороны, мотивы, которые заставили Мазепу выступить против Петра, неизвестны или не полностью известны Войнаровскому:

Я не знаю, хотел ли он

Спасем народ Украины от бед,

Это противоречие реализуется в характере — гражданская страсть, направленная на вполне конкретные действия, сочетается с признанием власти вне личных обстоятельств, которые в конечном итоге оказываются решающими.

Оставаясь до конца тираном-борцом, Войнаровский чувствует свою восприимчивость к каким-то непонятным для него роковым силам. Таким образом, конкретизация мотивации изгнания приобретает более широкий и всеобъемлющий смысл.

Личность Войнаровского в стихотворении значительно идеализирована и эмоционально приподнята. С исторической точки зрения Войнаровский — предатель. Он, как и Мазепа, хотел отделить Украину от России, перешел на сторону врагов Петра I и получил звания и награды от польских магнатов, затем от шведского короля Карла XII.

Катенина искренне удивила интерпретация Рылеевым Войнаровского, попытка сделать из него «своего рода Катона». Историческая правда была не на стороне Мазепы и Войнаровского, но на стороне Петра I. Пушкин восстановил поэтическую и историческую справедливость в Полтаве. В стихотворении Рылеева Войнаровский — республиканец и боец-тиран. Он говорит о себе: «Я с детства почитал Брута».

Творческая идея Рылеева изначально была противоречивой: если бы поэт остался на исторической почве, то Войнаровский не мог бы стать высоким героем, потому что его характер и поступки исключали идеализацию, а романтически-приподнятый образ предателя неизбежно приводил, в свою очередь, к искажающая история.Поэт, очевидно, осознавал стоящую перед ним трудность и пытался ее преодолеть.

Образ Войнаровского, представленный Рылеевым, раскололся надвое: с одной стороны, Войнаровский изображен лично как честный и не причастный к планам Мазепы. Он не может нести ответственность за тайные намерения предателя, так как они ему не известны. С другой стороны, Рылеев связывает Войнаровского с исторически несправедливым общественным движением, а герой в изгнании обдумывает реальное содержание своей деятельности, пытаясь понять, был ли он игрушкой в ​​руках Мазепы или сподвижником гетмана.Это позволяет поэту сохранить высокий образ героя и одновременно показать Войнаровского на духовном перекрестке. В отличие от томящихся в тюрьмах или в ссылке героев мыслей, которые остаются целостными личностями, ни в малейшей степени не сомневаются в правильности своего дела и уважении к своему отпрыску, ссыльный Войнаровский уже не полностью убежден в своей справедливости и умирает без всяких сомнений. любая надежда на память народа. потеряно и забыто.

Нет противоречия между свободолюбивыми тирадами Войнаровского и его действиями — он служил идее, страсти, но истинный смысл повстанческого движения, к которому он присоединился, ему недоступен.Политическая ссылка — естественное удел героя, связавшего свою жизнь с изменником Мазепой.

Заглушая историю любви, Рылеев выдвигает на первый план социальные мотивы поведения героя, его гражданские чувства. Драматизм поэмы заключается в том, что герой-тиран-боец, в искренней и убежденной свободолюбии которого автор не сомневается, оказывается в обстоятельствах, которые заставляют его ценить прожитую им жизнь. Итак, стихотворение Рылеева включает друга свободы и страдальца, мужественно несущего свой крест, пламенного борца с самодержавием и мученика, размышляющего, анализирующего его действия.Войнаровский не упрекает себя в своих чувствах. А в изгнании он придерживается тех же убеждений, что и на свободе. Он сильный, мужественный человек, предпочитающий пытки самоубийству. Вся его душа до сих пор обращена к родной земле. Он мечтает о свободе своей родины и мечтает видеть ее счастливой. Однако колебания и сомнения постоянно врывались в мысли Войнаровского. В первую очередь они касаются неприязни Мазепы к Петру, деятельности гетмана и русского царя. До последнего часа Войнаровский не знает, кого нашла его родина в Петре — врага или друга, как не понимает тайных намерений Мазепы.Но это значит, что Войнаровский не понимает смысла собственной жизни: если Мазепа руководствовался тщеславием, личной жадностью, если он хотел «воздвигнуть престол», то, следовательно, Войнаровский стал участником неправильного дела, если Мазепа герой, значит, жизнь Войнаровского не прошла даром …

Вспоминая свое прошлое, рассказывая о нем историку Миллеру (большая часть стихотворения — монолог Войнаровского), он живо рисует картины, события, эпизоды, встречи, цель которых — оправдать себя и будущее, объяснить свои действия, свое состояние. ума, отстаивать чистоту своих мыслей и преданность общественному благу.Но те же картины и события побуждают Рылеева по-другому осветить героя и внести убедительные поправки в свое заявление.

Поэт не скрывает слабости Войнаровского. Гражданская страсть заполнила всю душу героя, но он вынужден признать, что мало разбирался в исторических событиях, хотя был их прямым и активным персонажем. Войнаровский несколько раз говорит о своей слепоте и заблуждениях:

Слепо сдался Мазепе …

Ой, может, я бредил,

С бурлящей ревностью горя, —

Но я в слепой горечи

Он почитал царя как тирана…

Возможно, увлеченный страстью,

Я не мог дать ему цену

И отнести к самодержавию,

Что свет овладел его разумом.

Войнаровский называет свой разговор с Мазепой «роковым» и считает его началом выпавших на его долю бед, а «характер» самого «вождя» — «хитрым». Даже сейчас, находясь в ссылке, он задается вопросом об истинных мотивах предательства Мазепы, который был его героем:

Мы почтили в нем голову народа,

Мы обожали в нем своего отца,

Мы любили в нем отечество.

Я не знаю, хотел ли он

Спасите народ Украины от бед

Или поставить на нем престол, —

Гетман не открыл мне этой тайны.

Справа от хитрого вождя

За десять лет успел привыкнуть;

Но у меня никогда не было сил

Были планы проникнуть в него.

Он был сокрыт от своих юных дней,

И, незнакомец, повторяю: не знаю,

Что в глубине души

Готовил для родной земли.

Между тем выразительные картинки, всплывающие в памяти Войнаровского, подтверждают его сомнения, хотя правда постоянно ускользает от героя. Люди, благополучие которых Войнаровский ставит превыше всего, клеймят Мазепу.

Пленный Батурин смело бросает в лицо предателю:

Люди Петра благословили

И, радуясь славной победе,

Он шумно пировал на Стогах;

Ты, Мазепа, как Иуда,

украинцев ругаются везде;

Ваш дворец, взятый копьем,

Отдали нам на разграбление,

И ваше славное имя

Теперь — и оскорбления, и поношения!

Рисуя последние дни Мазепы, Войнаровский вспоминает угрызения совести гетмана, перед глазами которого предстали тени несчастных жертв: Кочубея, его жены, дочери, Искры.Он видит палача, дрожит «от страха», «ужас» входит в его душу. Да и сам Войнаровский часто погружается в «смутные мысли», ему также свойственна «борьба души». Так что Рылеев, вопреки рассказам Войнаровского, частично восстанавливает историческую правду. Поэт симпатизирует мятежному герою-тирану-борцу и патриоту, но понимает, что гражданские чувства, охватившие Войнаровского, не спасли его от поражения. Таким образом, Рылеев наделяет героя некоторыми слабостями.Он признает возможность личного заблуждения Войнаровского.

Однако художественная задача самого Рылеева расходилась с этим выводом. Главной целью поэта было создание героического персонажа. Бескорыстие и личная честность в глазах поэта оправдали Войнаровского, который оставался непримиримым борцом с тиранией. С героя сняли историческую и личную вину. Рылеев переложил ответственность с Войнаровского на изменчивость, превратности судьбы, на ее необъяснимые законы.В его стихотворении, как и в «Дюмах», содержанием рассказа была борьба тиранов-борцов и патриотов против самодержавия. Поэтому Петр, Мазепа и Войнаровский изображены однобоко. Петр в стихотворении Рылеева всего лишь тиран, а Мазепа и Войнаровский — свободолюбивые, выступающие против деспотизма. Между тем содержание реального исторического конфликта было неизмеримо сложнее. Мазепа и Войнаровский действовали вполне осознанно и не олицетворяли гражданскую доблесть. Поэтизация героя, которому в стихотворении приписывается свободолюбие, патриотизм, демонические черты, придающие ему значение и возвышающие его, вступила в противоречие с его исторически правдивым изображением.

Романтическая поэма декабриста отличалась остротой конфликта — психологического и гражданского, неизбежно ведущего к катастрофе. Это характеризовало действительность, в которой гибли благородные, чистомыслящие герои, не обретшие счастья.

Поэма обнаружила в процессе эволюции тенденцию к эпичности, к жанру рассказа в стихах, о чем свидетельствует усиление повествовательного стиля в стихотворении «Войнаровский».

Его заметил и одобрил Пушкин, особенно похвалил Рылеева за его «размашистость».«Пушкин увидел в этом отход Рылеева от субъективно-лирической манеры письма. В романтическом стихотворении, как правило, преобладал единый лирический тон, события окрашивались авторской лирикой и не представляли самостоятельного интереса для автора. Рылеев нарушил это традиции и тем самым способствовал созданию поэтических и стилистических форм для объективного изображения.Его поэтические поиски отвечали мыслям Пушкина и потребностям развития русской литературы.

О романтических стихах Пушкина в связи со стихами Байрона см. Раздел «А.С. Пушкин ».

История русской литературы XIX века. Часть 1. 1795-1830 гг. Скибин Сергей Михайлович

Поэма «Войнаровский»

Поэма — один из самых популярных жанров романтизма, в том числе гражданского и социального. Поэма декабриста стала вехой в истории жанра и воспринималась на фоне южных романтических стихов Пушкина. Наиболее охотно в стихотворении декабриста была развита историческая тема, представленная Катениным («Песня о первом сражении русских с татарами на реке Калке под предводительством галицкого Мстислава Мстиславовича Храброго»), Ф.Глинка («Карелия»), Кюхельбекер («Юрий и Ксения»), А. Бестужев («Андрей, князь Переяславский»), А. Одоевский («Василько»). В этом же ряду стихотворение Рылеева «Войнаровский».

Поэма Рылеева Войнаровский (1825) написана в духе романтических стихов Байрона и Пушкина. Романтическая поэма основана на параллелизме картин природы, бурной или мирной, и переживаний изгнанного героя, исключительность которого подчеркивается его одиночеством. Поэма развивалась через цепочку эпизодов и монологичных выступлений героя.Роль женских персонажей по сравнению с героем всегда ослаблена.

Современники отмечали, что характеристики героев и некоторых эпизодов схожи с характеристиками персонажей и сцен из стихотворений Байрона «Гяур», «Мазепа», «Корсар» и «Паризина». Несомненно также, что Рылеев учел стихи Пушкина «Кавказский пленник» и «Бахчисарайский фонтан», написанные намного раньше.

Поэма Рылеева стала одной из самых ярких страниц в развитии жанра.На это есть несколько причин.

Во-первых, история любви, столь важная для романтического стихотворения, отодвинута на второй план и заметно приглушена. В стихотворении нет любовного конфликта: нет конфликтов между героем и его возлюбленной. Жена Войнаровского добровольно следует за мужем в ссылку.

Во-вторых, стихотворение отличалось точным и детальным воспроизведением изображений сибирского пейзажа и сибирского быта, открывая русскому читателю природу и повседневную жизнь, во многом ему неизвестную.Рылеев посоветовался с декабристом В.И. Штейнгель об объективности нарисованных картин. При этом суровая сибирская природа и быт не чужды ссыльному: они соответствовали его мятежному духу («Я был в восторге от шума лесов, Непогода радовала меня, И буря, и всплеск валов »). Герой напрямую соотносился с природной стихией, связанной с его настроениями, и вступал с ней в непростые отношения.

В-третьих, и это самое главное: оригинальность стихотворения Рылеева заключается в необычной мотивации ссылки.В романтическом стихотворении мотивация отчуждения героя, как правило, остается неоднозначной, не совсем ясной и загадочной. Войнаровский оказался в Сибири не по собственному желанию, не в результате разочарования и не в роли авантюриста. Он политический ссыльный, и его пребывание в Сибири носит вынужденный характер, определяемый обстоятельствами его трагической жизни. Нововведение Рылеева заключается в точном указании причин отчисления. Это одновременно конкретизировало и сузило мотивацию к романтическому отчуждению.

Наконец, в-четвертых, сюжет поэмы связан с историческими событиями. Поэт стремился подчеркнуть масштабность и драматизм личных судеб героев — Мазепы, Войнаровского и его жены, их свободолюбие и патриотизм. Как романтический герой Войнаровский амбивалентен: он изображен борцом-тираном, жаждущим национальной независимости, и узником судьбы («Мне сулили жестокую участь»).

Отсюда неуверенность Войнаровского в оценке самого романтичного персонажа стихотворения Мазепы.

С одной стороны, Войнаровский служил Мазепе верой и правдой:

Мы почтили в нем главу народа,

Мы обожали в нем своего отца,

Мы любили в нем отечество.

С другой стороны, мотивы, которые заставили Мазепу выступить против Петра, неизвестны или не полностью известны Войнаровскому:

Не знаю, хотел ли он

Спасем народ Украины от бед,

Это противоречие реализуется в характере — гражданская страсть, направленная на вполне конкретные действия, сочетается с признанием власти вне личных обстоятельств, которые в конечном итоге оказываются решающими.

Оставаясь до конца тираном-борцом, Войнаровский чувствует свою восприимчивость к каким-то непонятным для него роковым силам. Таким образом, конкретизация мотивации изгнания приобретает более широкий и всеобъемлющий смысл.

Личность Войнаровского в стихотворении значительно идеализирована и эмоционально приподнята. С исторической точки зрения Войнаровский — предатель. Он, как и Мазепа, хотел отделить Украину от России, перешел на сторону врагов Петра I и получил звания и награды от польских магнатов, затем от шведского короля Карла XII.

Катенин был искренне удивлен трактовкой Рылеева Войнаровского, попыткой сделать из него «своего рода Катона». Историческая правда была не на стороне Мазепы и Войнаровского, но на стороне Петра I. Пушкин восстановил поэтическую и историческую справедливость в Полтаве. В стихотворении Рылеева Войнаровский — республиканец и боец-тиран. Он говорит о себе: «Я с детства почитал Брута».

Творческая идея Рылеева изначально была противоречивой: если бы поэт остался на исторической почве, то Войнаровский не мог бы стать высоким героем, потому что его характер и поступки исключали идеализацию, а романтически приподнятый образ предателя неизбежно приводил, в свою очередь, к: к искажению истории.Поэт, очевидно, осознавал стоящую перед ним трудность и пытался ее преодолеть.

Рылеевский образ Войнаровского раскололся надвое: с одной стороны, Войнаровский изображен лично как честный и не вовлеченный в планы Мазепы. Он не может нести ответственность за тайные намерения предателя, так как они ему не известны. С другой стороны, Рылеев связывает Войнаровского с исторически несправедливым общественным движением, а герой в изгнании обдумывает реальное содержание своей деятельности, пытаясь понять, был ли он игрушкой в ​​руках Мазепы или сподвижником гетмана.Это позволяет поэту сохранить высокий образ героя и одновременно показать Войнаровского на духовном перекрестке. В отличие от томящихся в тюрьмах или в ссылке героев мыслей, которые остаются целостными личностями, ни в малейшей степени не сомневаются в правильности своего дела и уважении к своему отпрыску, ссыльный Войнаровский уже не полностью убежден в своей справедливости и умирает без всяких сомнений. любая надежда на память народа. потеряно и забыто.

Нет противоречия между свободолюбивыми тирадами Войнаровского и его действиями — он служил идее, страсти, но истинный смысл повстанческого движения, к которому он присоединился, ему недоступен.Политическая ссылка — естественное удел героя, связавшего свою жизнь с изменником Мазепой.

Заглушая историю любви, Рылеев выдвигает на первый план социальные мотивы поведения героя, его гражданские чувства. Драматизм поэмы заключается в том, что герой-тиран-боец, в искренней и убежденной свободолюбии которого автор не сомневается, оказывается в обстоятельствах, которые заставляют его ценить прожитую им жизнь. Итак, стихотворение Рылеева включает друга свободы и страдальца, мужественно несущего свой крест, пламенного борца с самодержавием и мученика, размышляющего, анализирующего его действия.Войнаровский не упрекает себя в своих чувствах. А в изгнании он придерживается тех же убеждений, что и на свободе. Он сильный, мужественный человек, предпочитающий пытки самоубийству. Вся его душа до сих пор обращена к родной земле. Он мечтает о свободе своей родины и мечтает видеть ее счастливой. Однако колебания и сомнения постоянно врывались в мысли Войнаровского. В первую очередь они касаются неприязни Мазепы к Петру, деятельности гетмана и русского царя. До последнего часа Войнаровский не знает, кого нашла его родина в Петре — врага или друга, как не понимает тайных намерений Мазепы.Но это значит, что Войнаровский не понимает смысла собственной жизни: если Мазепа руководствовался тщеславием, личной жадностью, если он хотел «воздвигнуть престол», то, следовательно, Войнаровский стал участником неправильного дела, если Мазепа герой, значит, жизнь Войнаровского не прошла даром …

Вспоминая свое прошлое, рассказывая о нем историку Миллеру (большая часть стихотворения — монолог Войнаровского), он живо рисует картины, события, эпизоды, встречи, цель который должен оправдывать себя и будущее, объяснять свои действия, его душевное состояние, утверждать чистоту его мыслей и преданность общественному благу.Но те же картины и события побуждают Рылеева по-другому осветить героя и внести убедительные поправки в свое заявление.

Поэт не скрывает слабости Войнаровского. Гражданская страсть заполнила всю душу героя, но он вынужден признать, что мало разбирался в исторических событиях, хотя был их прямым и активным персонажем. Войнаровский несколько раз говорит о своей слепоте и заблуждениях:

Сдался Мазепе вслепую …

Ой, может, я бредил,

С бурлящей ревностью горя, —

Но я в слепой горечи

Он почитал царя как тирана…

Возможно, увлеченный страстью,

Я не мог дать ему цену

И отнести к самодержавию,

Что свет овладел его разумом.

Войнаровский называет свой разговор с Мазепой «роковым» и считает его началом выпавших на его долю неприятностей, а «характер» самого «вождя» — «хитрым». Даже сейчас, в ссылке, он задается вопросом об истинных мотивах предательства Мазепы, который был его героем:

Мы почтили в нем голову народа,

Мы обожали в нем своего отца,

Мы любили в нем отечество.

Я не знаю, хотел ли он

Спасите народ Украины от бед

Или поставить на нем престол, —

Гетман не открыл мне этой тайны.

Справа от хитрого вождя

За десять лет успел привыкнуть;

Но у меня никогда не было сил

Были планы проникнуть в него.

Он был сокрыт от своих юных дней,

И, незнакомец, повторяю: не знаю,

Что в глубине души

Готовил для родной земли.

Между тем выразительные картинки, всплывающие в памяти Войнаровского, подтверждают его сомнения, хотя правда постоянно ускользает от героя. Люди, благополучие которых Войнаровский ставит превыше всего, клеймят Мазепу.

Пленный Батурин смело бросает в лицо изменнику:

Петровцы благословляют

И, радуясь славной победе,

Он шумно пировал на Стогах;

Ты, Мазепа, как Иуда,

украинцев ругаются везде;

Ваш дворец, взятый копьем,

Отдали нам на разграбление,

И ваше славное имя

Теперь — и оскорбления, и поношения!

Рисуя последние дни Мазепы, Войнаровский вспоминает угрызения совести гетмана, перед глазами которого предстали тени несчастных жертв: Кочубея, его жены, дочери, Искры.Он видит палача, дрожит «от страха», «ужас» входит в его душу. Да и сам Войнаровский часто погружается в «смутные мысли», ему также свойственна «борьба души». Так что Рылеев, вопреки рассказам Войнаровского, частично восстанавливает историческую правду. Поэт симпатизирует мятежному герою-тирану-борцу и патриоту, но понимает, что гражданские чувства, охватившие Войнаровского, не спасли его от поражения. Таким образом, Рылеев наделяет героя некоторыми слабостями.Он признает возможность личного заблуждения Войнаровского.

Однако художественная задача самого Рылеева расходилась с этим выводом. Главной целью поэта было создание героического персонажа. Бескорыстие и личная честность в глазах поэта оправдали Войнаровского, который оставался непримиримым борцом с тиранией. С героя сняли историческую и личную вину. Рылеев переложил ответственность с Войнаровского на изменчивость, превратности судьбы, на ее необъяснимые законы.В его стихотворении, как и в «Дюмах», содержанием рассказа была борьба тиранов-борцов и патриотов против самодержавия. Поэтому Петр, Мазепа и Войнаровский изображены однобоко. Петр в стихотворении Рылеева всего лишь тиран, а Мазепа и Войнаровский — свободолюбивые, выступающие против деспотизма. Между тем содержание реального исторического конфликта было неизмеримо сложнее. Мазепа и Войнаровский действовали вполне осознанно и не олицетворяли гражданскую доблесть. Поэтизация героя, которому в стихотворении приписывается свободолюбие, патриотизм, демонические черты, придающие ему значение и возвышающие его, вступила в противоречие с его исторически правдивым изображением.

Романтическая поэма декабриста отличалась остротой конфликта — психологического и гражданского, неизбежно ведущего к катастрофе. Это характеризовало действительность, в которой гибли благородные, чистомыслящие герои, не обретшие счастья.

Поэма обнаружила в процессе эволюции тенденцию к эпичности, к жанровости рассказа в стихах, о чем свидетельствует усиление повествовательного стиля в стихотворении «Войнаровский».

Его заметил и одобрил Пушкин, особенно похвалил Рылеева за его «размашистость».«Пушкин увидел в этом отход Рылеева от субъективно-лирической манеры письма. В романтическом стихотворении, как правило, преобладал единый лирический тон, события окрашивались авторской лирикой и не представляли самостоятельного интереса для автора. Рылеев нарушил это традиции и тем самым способствовал созданию поэтических и стилистических форм для объективного изображения.Его поэтические поиски отвечали мыслям Пушкина и потребностям развития русской литературы.

автора Лебедев Юрий Владимирович

Из книги История русской литературы XIX века.Часть 1. 1800-1830-е гг. Автора Лебедев Юрий Владимирович.

Из книги История русской литературы XIX века. Часть 1. 1800-1830-е гг. Автора Лебедев Юрий Владимирович.

Из книги По замерзшим морям автора Бурлак Вадим Николаевич.

Утраченная поэма Геродот был убежден, что проконнесианец, «одержимый Фебом», — реальная личность, и его стихотворение «Аримаспея» отражает реальные события: путешествие Аристея в далекие северные страны. «Вдохновленный Аполлоном, он пришел к Исседонам… над Исседонами живут

Из книги Древний Шумер. Очерки культуры автора Емельянов Владимир Владимирович

Поэма об Утухенгале Поэма о подвиге урукского царя Утухенгала, которому местная традиция возложила всю славу победы над Кутийями, написана в жанре царской надписи, но не соответствует ее канонам. Таким образом, можно сказать, что перед нами стилизация королевской надписи. Базовый

Из книги Гопакиада автора Вершинин Лев Рэмович.

Педагогическая поэма С такой молодежью положительно стоило работать.А Коновалец, которую молодые активисты заслуженно считали «живой легендой», образцом для подражания, работала, осторожно ненавязчиво направляя свои творческие поиски. Предложил, рекомендовал,

Из книги Третий проект. Том III. Спецназ Всевышнего автора Калашников Максим

Педагогическая поэма Нейромира Итак, наш хороший друг Михаил Делягин в своей книге «Мировой кризис: общая теория глобализации» писал, что судьба нашей страны — снабжать мировой рынок интеллектуальным сырьем, и только в лучшем случае — полуфабрикат.Для кого? V

Из книги «Отважные грузины бежали» [Безобразная история Грузии] автора Вершинин Лев Рэмович.

Педагогическая поэма Итак, что у нас есть? Король мертв. Наследник — ребенок. Есть официальный регент, который (судя по всему, что будет дальше) очень любит власть и очень хочет власти. То есть полная комплектация. Однако есть еще один царь, престарелый Деметра, но он

автора Авдиев Всеволод Игоревич

Поэма об Агушае Поэма о богине Агушайе, в которой описывается соперничество грозной богини войны Иштар и богини Салту, по всей видимости, принадлежит к той же эпохе расцвета вавилонской культуры при Хаммурапи.Бог мудрости Эа по просьбе Агушая примиряет враждующих

.

Из книги История Древнего Востока автора Авдиев Всеволод Игоревич.

Поэма Гильгамеша Одним из лучших произведений вавилонской литературы является знаменитая Поэма Гильгамеша, в которой с большим художественным мастерством поставлен вечный вопрос о смысле жизни и неизбежности смерти человека, даже известного героя. сила. В этом стихотворении

Из книги История Древнего Востока автора Авдиев Всеволод Игоревич.

Поэма об Адапе Та же мысль о вечной жизни, такое же стремление человека к бессмертию пронизывает поэму об Адапе, в которой рассказывается, как однажды идеальный, мудрый человек, жрец и правитель Адапы, сына бога мудрости Эа, сломал крылья южного ветра и был за него

Из книги История Древнего Востока автора Авдиев Всеволод Игоревич.

Поэма об Этане Те же морализирующие и отчасти религиозно-философские тенденции пронизывают легенду об Этане, в которой рассказывается о дружбе орла со змеей, о предательстве орла, о жестокой мести змеи и о попытке Этаны покончить с собой. взлететь в небо на крыльях орла до

Из книги Рыцарство от древней Германии до Франции в XII веке автора Бартелеми Доминик

Из книги Владивосток автора Хисамутдинов Амир Александрович

Из книги Всеобщая история.История древнего мира. 5 класс автора Селунская Надежда Андреевна

§ 23. Поэма Гомера «Одиссея» Хитрый Одиссей Троянская война длилась много лет. Взять Трою ахейцам удалось только благодаря находчивости царя Одиссея, правителя небольшого острова Итака. Однажды темной ночью они сели на корабли и отплыли от берегов Трои.

Из книги Живая Древняя Русь. Студенческая книга автора Осетров Евгений Иванович

Поэма из камня Поэты сравнивают церковь Покрова на Нерли с парусом, унесенным вдаль по безбрежным волнам времени.Иногда прославленную белокаменную церковь под Владимиром сравнивают с сияющей безмолвной звездой, уносящейся в бескрайность Вселенной. Один художник

Антология русского романтизма Ardis (Книга, 1984) [WorldCat.org]

Содержание: Весенняя песня меланхолика; Осень ; Кладбище / Н.М. Карамзин —
Море, элегия; 19 марта 1923 г .; Песня ; Ощущение весны; Ночной обзор / В.А. Жуковского —
Пенаты; Тень моего друга / К.Н. Батюшков —
Благочестивому заклинателю; Песня старого гусара; Те вечерние колокола; Танец / Д.В. Давыдов —
Вдохновение; Купающиеся женщины / А.А. Дельвиг —
Свет погас; Я пережил свои желания; Ночь ; В море ; Кому —
; Зимний вечер; Зимняя дорога; Пророк ; Поэт ; Поэт и толпа; Песни грустной Грузии; Анчар; Как по шумным улицам; Зимнее утро; Я любил тебя: любовь, может быть, очень; Строки сочиняются ночью; Эхо; Осень ; Не дай мне потерять рассудок, о Боже; Я себе памятник поставил / А.С. Пушкин —
Безысходность; Мой дар скромен; Смерть ; По какой причине пленник; Лирическая поэма может исцелить больной дух; Последний поэт; Мысль, когда она появляется заново; Осень ; Знаки ; Масса мужчин; Рифма; Бедный мастер слова; Жалоба / Е.А. Баратынский —
песен; Элегия; Молящийся ; Жеребенок / Н.М. Языков —
Сонет; Поэт ; Мое утешение; Завещание; Элегия; К моему перстню с печаткой; Кинжал; Жизнь ; Три розы / Д.В. Веневитинова —
Мечта; Жаворонок, орел и поэт; Вдохновение ; Два часа ; Видение / А.С. Хомяков —
Царское село; 19 октября 1837 г. / В.К. Кюхельбекер —
Ответ на послание Пушкина; Умирающий художник / А.И. Одоевский —
Иван Сусанин; Гражданин / К.Ф. Рылеева —
Соловей; Песня ; Песня пахаря; Крестьянская медитация; Горькая судьба; Разделение / А.В. Кольцов —
Четыре нации; Песня пленного ирокеза; Горький; Водопад ; Возмущение / А. Полежаева —
Мой дом; Чаша жизни; Парус; Смерть поэта; Молитва; Когда желтеет нива рябь; Мне скучно и грустно; Медитация; Священник ; Прощай, Россия; День Благодарения; Поэтому; Мечта ; Утес ; Я выхожу один / М.Ю. Лермонтова —
Осенний вечер; Малярия; Silentium; Мечтайте о море; О чем, о ночной ветер, плачешь ты? ; Фонтан ; Во вчерашнем волшебном сне; День и ночь ; Море и обрыв; Святая ночь поднялась на небосвод; Мы так смертоносно любим; Huddled Hamlets / Ф. Тютчева —
Светлана / В.А. Жуковский —
Убийца; Ольга / П.А. Катенин —
Монах. Киевская сказка / И. Козлов —
Еда / Е.А. Баратынских —
Руслан и Людмила; Цыгане; Золотой петушок; Медный всадник / А.С. Пушкин —
Зал о купце Калашникове; Демон / М.Ю. Лермонтов —
Бедная Лиза / Н.М.Карамзин —
Вечер Бивуака; Аммалат Бек / А.А. Перовский-Погорельский —
Сказка о том, почему девушкам опасно гулять группой по Невскому проспекту; Принцесса Мими / В.Ф. Одоевский —
Пиковая дама; Путешествие в Азрум / A.S. Пушкин —
Портрет / Н.В. Гоголь —
Штосс / М.Ю. Лермонтов —
Слово о поэте и поэзии / К.Н. Батюшков —
О вольном переводе баллады Бюргера, Ленор / Н.И. Гнедич —
Касательно анализа перевода баллады Бюргера, Ленор / А.С. Грибоедов —
О заблуждениях и правде / Э.А. Баратынский —
О тенденциях нашей поэзии, особенно лирической, в последнее десятилетие / В.Ф. Кюхельбекер —
Вместо форварда к Бахчисарайскому фонтану / П.А. Вяземский —
Несколько мыслей о стихах / К.Ф. Рылеева —
Критика очерка о Евгении Онегине / Д.В. Веневитинов —
О классической и романтической поэзии; На стихотворение «Бес»; Возражение против эссе Кюхельбекера в «Мнемозине»; Стихи Евгения Баратынского; О драмах Байрона; По поэтическому стилю; Разговор о критике; О Викторе Гюго; Поэтические произведения и переводы Павла Катенина; О ничтожестве русской литературы / А.С. Пушкин —
петербургских банкнот 1836 г .; Несколько слов о Пушкине / Н.В. Гоголь —
Литературные мечты / В.Г. Белинский.

Александр Сергеевич Пушкин | Энциклопедия.com

(1799–1837), считается величайшим поэтом России, автором лирики, пьес, прозы и романа в стихах Евгений Онегин.

Из русских поэтов никто не упоминается русскими с большим почтением, чем Александр Сергеевич Пушкин. Его работы положили на оперу Михаила Глинки, Модеста Мусоргского, Николая Римского-Корсакова и Петра Чайковского; его тексты запомнили школьники по всему бывшему Советскому Союзу; и ведущие поэты двадцатого века, такие как Анна Ахматова, Марина Цветаева и Александр Блок, подчеркивали его влияние на их творчество и жизнь.Возможно, Пушкин действительно открыл дверь в более позднюю часть так называемого золотого века русской литературы. На церемонии открытия памятника Пушкину в Москве в 1880 году Иван Тургенев приписал Пушкину рождение русского литературного языка; Федор Достоевский в страстной, почти истерической речи объявил Пушкина выше Шекспира.

Такое почтение, безусловно, заслуживает, но в почтении есть свои опасности. Автор романа в стихах «Евгений Онегин», исторической пьесы в стихах «Борис Годунов», загадочных, но текучих «Рассказов Белкина», блестящих «Маленьких трагедий» (четыре пьесы пустыми стихами, три из которых посвящены преступлениям. страсти) стилизованная сказка «Руслан и Людмила», напряженный, фаталистический рассказ «Пиковая дама» и сотни текстов, мастер стиля, впитавший и трансформировавший европейские литературные традиции и придавший русскому фольклору беспрецедентное поэтическое выражение, Пушкин достиг квазимифологический статус в двадцатом веке, став героем как для советского истеблишмента, так и для диссидентов.И все же Пушкин был сложной фигурой: глубоко одиноким, но погруженным в светскую жизнь аристократии; предан своим друзьям, но легко подстрекается к насилию. Его женские персонажи, такие как Татьяна в , Евгений Онегин, , обладают замечательной глубиной и душой, но его самого в первую очередь привлекала физическая красота женщин, и отчасти из-за этого он сам стал причиной своей ранней смерти. Эти противоречия в его характере, хотя, возможно, и ограничивают его литературное творчество, отчасти объясняют его богатство; его работа и непосредственна, и многослойна, искренна и иронична.

Пушкин родился в Москве в 1799 году. Его отец Сергей происходил из бояр, один из которых, упомянутый в Борис Годунов Пушкина, был сторонником Лжедмитрия в Смутное время. Мать Пушкина Надежда была внучкой Абрама Ганнибала, африканского раба. Аврам был привезен из Африки в качестве подарка Петру I, который оказал ему благосклонность и отправил в Париж для военного образования. С восшествием на престол Елизаветы Аврам поднялся по служебной лестнице до статуса генерала, но после смерти Елизаветы был отправлен в отставку.Пушкин гордился своим африканским наследием, часто ссылаясь на него в своих текстах. Дочь Абрама Мария, бабушка Пушкина, не только играла роль суррогатного родителя Пушкина, родители которого не уделяли ему особого внимания и привязанности, но и рассказывала семейную историю, которая позже нашла отражение в незаконченном романе Пушкина «Чернокнижник Петра Великого».

Родители Пушкина приняли образ жизни аристократии, хотя и не могли себе этого позволить. Сергей, искусный собеседник с обширным знанием французской литературы, пригласил в дом нескольких ведущих литературных деятелей России, в том числе историка Николая Карамзина и поэтов Константина Батюшкова и Василия Жуковского.Пушкин, его сестра и брат выросли в окружении литераторов. Однако детство Пушкина было несчастливым. Пушкин был наименее любимым ребенком, возможно, отчасти из-за его африканских черт и неловкости. Эмоционально его воспитывали только бабушка и няня Арина Родионова; Последний рассказывал ему народные сказки и развлекал его сплетнями, а позже послужил образцом для няни Татьяны в Евгения Онегина.

В 1811 году родители Пушкина отправили его в школу-интернат, лицей, основанный Александром I во флигеле своего дворца в Царском Селе.Там Пушкин получил первоклассное образование (хотя он и не был звездным учеником) в непринужденной и заботливой обстановке и завязал дружеские отношения, которые продлились всю жизнь, с одноклассниками Иваном Пущиным, Антоном Дельвигом, Вильгельмом Кюхельбекером и другими. В лицее Пушкин наслаждался светской жизнью, наполненной шалостями и легкими романтическими встречами, поражая своих учителей и одноклассников своими стихами. Престарелый поэт Гаврил Державин, услышав на допросе

в 1815 году Пушкина свои «Воспоминания в Царском Селе», признал шестнадцатилетнего Пушкина своим поэтическим преемником.

Пушкин окончил лицей в 1817 году. Оттуда он переехал в Петербург, где допоздна спал, гулял и по вечерам ходил на вечеринки. Беспорядочный и нервный, он несколько раз устраивал публичные сцены в театре. Он часто бывал в домах проституток и имел ряд романтических романов. Он был членом литературного кружка «Зеленая лампа», члены которого, в том числе Пущин и Дельвиг, также были вовлечены в тайную политическую деятельность, направленную на реформы.Пушкина не приглашали участвовать в тайных собраниях, но он писал тексты, бросающие вызов царскому самодержавию, в том числе свою оду «Свобода» (1817 г.), «Ноэль» (1818 г.) и «Деревня» (1819 г.). Лирика вызвала переполох; Пушкину было приказано явиться к графу Милорадовичу, генерал-губернатору Петербурга. После этой встречи в 1820 году царь отправил Пушкина в ссылку для прохождения военной службы на юге России под командованием генерал-лейтенанта Инзова.

Ссылка Пушкина была во многом приятной.Он подружился с генералом Раевским и его семьей и путешествовал с ними по Кавказу и Крыму. Затем он провел почти три года в Кишиневе, где написал стихотворные сказки «Кавказский пленник» (1820–1821 гг.), «Братья-разбойники» (1821–1822 гг.) И «Фонтан Бакчисарая» (1821–1823 гг.). ). Кроме того, он написал язвительную, пародийно-религиозную «Гавриилиаду» (1821) и начал свой роман стихом «Евгений Онегин » (1823–1831). В это время Пушкин был очарован лордом Джорджем Гордоном Байроном, особенно его Childe Harolde.

В июле 1823 года он был переведен в Одессу, где вел активную светскую жизнь, ходил в театр и имел романы с двумя замужними женщинами. Он закончил «Бакчисарайский фонтан» и первую главу Евгений Онегин, и начал «Цыгане».

С 1824 по 1826 год он был сослан в имение матери Михайловское на севере России. Там он закончил «Цыгане» и написал историческую пьесу в стихах «Борис Годунов», «Граф Нулин» и вторую главу «Евгений Онегин».

В ноябре 1825 года, когда Пушкин был еще в Михайловском, Александр I. умер. Путаница вокруг преемника дала возможность тайным политическим обществам (названным декабристами после этого события) подняться в вооруженном восстании против аристократии до того, как Николай был провозглашен императором. Восстание произошло в Петербурге в декабре 1825 года, в нем участвовали поэт Кондратий Рылеев, полковник Павел Пестель, Пущин, Кюхельбекер и другие. Пушкин, хотя и не присутствовал и не участвовал, был замешан, поскольку некоторые декабристы цитировали его стихи в поддержку своего движения.Рылеев и Пестель были приговорены к смертной казни, Пущин и Кюхельбекер — к каторжным работам.

Весной 1826 года Пушкин обратился к царю Николаю I с ходатайством об освобождении из ссылки. Он встретился с царем и был освобожден, но ограничения остались прежними. Он находился под постоянным наблюдением, а самые мелкие его дела докладывались царю.

В 1829 году Пушкин познакомился и сделал предложение светской красавице Наталье Гончаровой. Официально они были помолвлены 18 мая 1830 года. Пушкину было разрешено опубликовать «Борис Годунов». В сентябре 1830 года Пушкин отправился в Болдино на востоке России, чтобы организовать свадьбу. Из-за вспышки азиатской холеры он был вынужден пробыть там три месяца. Этот раз был самым продуктивным в его жизни. В рамках общего перехода от поэзии к прозе он написал великолепные Tales of Belkin, — сборник рассказов в натянутой, стремительной прозе, вращающихся вокруг ошибочной идентичности и, по словам Андрея Коджака (1979), содержащих закодированный сообщение о восстании декабристов.Среди других работ этого периода — «Маленькие трагедии» («Скупой рыцарь», «Моцарт и Сальери», «Каменный гость» и «Пир во время чумы»), а также «Домик в Коломна »,« Сказка о священнике и работнике его Балде », последняя глава « Евгений Онегин », и некоторые из его лучших текстов, в том числе« Дьяволы ». Он женился на Гончаровой в феврале 1831 года, вскоре после неожиданной смерти Дельвига, его ближайшего друга после Пущина.

Брак Пушкина с Гончаровой оказался несчастливым.Она мало ценила его работу, и он был не в состоянии финансировать ее экстравагантный образ жизни. Пушкин был окружен финансовыми заботами, писал мало (в том числе «Сказку о золотом петушке» (1834), цикл стихов «Каменный остров» ( Каменный остров, 1836) и свой роман Капитанская дочка (1836). Он издавал ежеквартальный журнал The Contemporary, , который усугублял его проблемы и не приносил успеха.

Наталья Гончарова любила смешиваться с аристократией и играть светскую кокетку, среди ее многочисленных поклонников был царь.Флирт принял более серьезный оттенок, когда барон Жорж Шарль Дантес, французский эмигрант, живший в Санкт-Петербурге под защитой голландского посла, начал всерьез преследовать ее. Дуэль между Дантесом и Пушкиным произошла 10 февраля 1837 года. Пушкин, тяжело раненный, скончался через два дня.

Из произведений Пушкина, Евгений Онегин — самый известный на Западе, но отнюдь не единственный его шедевр. Написанный в течение восьми лет, он состоит из восьми глав, каждая из которых разбита на пронумерованные строфы в тетраметре ямба.Рассказанный стилизованной версией самого Пушкина, он изображает байронического антигероя Евгения Онегина, скучающего светского денди, отвергающего искреннюю и мрачную Татьяну. Затем Онегин небрежно флиртует с сестрой Татьяны Ольгой, провоцирует дуэль со своим другом Владимиром Ленским, второсортным поэтом, влюбленным в Ольгу, и убивает Ленского на дуэли. После некоторых путешествий Онегин возвращается в Петербург и узнает, что Татьяна вышла замуж за богатого генерала. Он влюбляется в нее, но она отвергает его из преданности своему мужу.Работа имеет огромную популярность и научную привлекательность благодаря игривости и совершенству стихов, слоям признания и комментариев, привлекательности героини и сложному элементу пророчества о собственной смерти Пушкина.

См. Также: движение декабристов и восстание; державин гаврил романович; золотой век русской литературы; дом Пушкина

библиография

Бетея, Дэвид М. (1998). Реализуя метафоры: Александр Пушкин и жизнь поэта. Мэдисон: Висконсинский университет Press.

Биньон, Т. Дж. (2002). Пушкин: Биография. Лондон: HarperCollins.

Евдокимова Светлана. Историческое воображение Пушкина. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Гринлиф, Моника. (1994). Пушкин и романтическая мода: фрагмент, элегия, восток, ирония. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

Пушкин Александр Сергеевич. (1983). Полная прозаическая литература, тр.Уолтер В. Арндт и Пол Дебречени. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

Пушкин Александр Сергеевич. (1991). Евгений Онегин, переиздание , тр. Владимир Набоков. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Витале, Серена. (1999). Пуговица Пушкина, тр. Энн Гольдштейн и Джон Ротшильд. Нью-Йорк: Фаррар, Штраус и Жиру.

Диана Сенешал

Детальный разбор стихотворения Александра Пушкина Чаадаеву. A

«Чаадаеву» Александр Пушкин

Любовь, надежда, тихая слава
Обман для нас не прожил,
Юное веселье исчезло
Как сон, как утренний туман;
Но желание еще горит в нас
Под игом роковой силы
Нетерпеливая душа
Родина беспечного призвания.
Мы ждем с тоской надежды
Минуты свободы святого,
Как ждет молодой любовник
Минут хорошего свидания.
Пока мы горим свободой
Пока сердца живы для чести
Мой друг, мы посвятим нашей Родине
Души прекрасные порывы!
Товарищ, верь: она восстанет,
Звезда пленительного счастья
Россия восстанет ото сна
И на обломках самодержавия
Напишут наши имена!

Анализ стихотворения Пушкина «Чаадаеву»

Поэма «Чаадаеву», написанная Пушкиным в 1818 году, до сих пор считается литературным гимном декабристов.У этой работы довольно необычная история, поскольку автор не планировал ее публиковать. Однако стихотворение «Чаадаеву», написанное со слов поэта при чтении в узком кругу друзей, стало переходить из рук в руки, пока оно не было опубликовано с некоторыми искажениями в альманахе «Полярная звезда» только в 1929 году. Тем не менее, Именно благодаря этому произведению друживший со многими декабристами Александр Пушкин снискал себе славу вольнодумца, в результате чего поэт дважды отправлялся в ссылку, куда его посылал не желавший поэт, чтобы «смутить сознание» высшего общества.

Петр Чаадаев был давним другом Пушкина, с которым поэта связывали не только теплые и доверительные отношения, но и общие чаяния. Будучи лицеистом, Пушкин долгое время любил разговаривать с Чаадаевым, который к тому времени уже был студентом Московского университета, обсуждая с другом политическую ситуацию в России. Дружба с возрастом только крепла, и Петр Чаадаев был одним из немногих, кому Пушкин доверял свои самые сокровенные мечты и желания.Пример тому — стихотворение «Чаадаеву», первые строки которого содержат намек на беззаботную молодость двух молодых людей, опьяненных своими литературными успехами и общественным признанием. Кроме того, между строк в первом катрене явно разочаровывает правлением Александра I , который провозгласил себя либералом и реформатором, но его режим был отмечен тяжелым периодом реакции, репрессий и последующего подавления власти. Восстание декабристов.

Далее поэт отмечает, что мнимая слава и юношеский максимализм не могли убить в его душе желание изменить мир к лучшему и избавить Россию от самодержавия.При этом Александр Пушкин акцентирует внимание читателей на том, что отмены крепостного права, провозглашенной царским режимом на словах, до сих пор не произошло. «С тоской в ​​надежде ждем минуты свободы святого», — пишет поэт, имея в виду, что его поколение еще не потеряло надежду на изменение государственного строя. При этом Пушкин понимает, что ни царь, ни его окружение, погрязшее в пороках, никогда не пойдут на уступки.

Поэтому последние строки стихотворения «Чаадаеву» содержат открытый призыв к свержению самодержавия .Примечательно, что столь откровенно и смело подобная идея, озвученная в творчестве Пушкина, высказана впервые. Молодой поэт, который к этому времени уже перестал верить многочисленным обещаниям царя, не собирался афишировать свою точку зрения. И многие биографы Пушкина подтверждают этот факт, отмечая, что стихотворение «Чаадаеву» было доставлено адресату, а вскоре сам Пушкин просто забыл о существовании этого шедевра литературного свободомыслия. К тому времени Петр Чаадаев был не только членом тайной масонской ложи, но и успел влиться в общество будущих декабристов под названием «Союз благоденствия».Его участники восприняли стихотворение Пушкина как призыв к действию, полагая, что «наши имена будут написаны на развалинах самодержавия». Впоследствии, когда заговор против царя был раскрыт, и многие представители знаменитых дворянских родов уехали в Сибирь, Александр Пушкин неоднократно упрекал себя в своей беспечности и сожалел, что не может разделить судьбу близких ему по духу людей. справедливо полагая, что именно поэма «К Чаадаева» вынудила декабристов совершить переворот.Поэтому имя Пушкина неразрывно связано с декабристами, которых он вдохновлял на открытую борьбу с самодержавием, которую впоследствии воспели многие русские поэты.

Еще в 1818 году это стихотворение стало широко известно декабристам и стало их литературным гимном. Издание не планировалось и предназначалось для чтения в узких кругах, но рукопашный перевод сделал свое дело, и уже в 1929 году искаженное по стилю стихотворение «Чаадаеву» было опубликовано в альманахе «Северная звезда». .В кругах декабристов благодаря этому произведению А. Пушкин снискал себе славу вольнодумца, но даже по вине ряда стихотворений не раз был в ссылке.

Писать историю

Чаадаев был давним другом Пушкина , с которым они еще со времен лицея любили обсуждать политику, дела, происходящие в России. Спустя много лет их дружба только окрепла, они доверяли друг другу все свои секреты, желания и мечты. Пушкин сказал, что Чаадаев — это настоящее счастье, делающее его жизнь богаче.Так, в первых строчках поэмы «Чаадаеву» говорится о беззаботных юношеских годах, когда у них не было серьезных проблем, и они были только опьянены общественным признанием и литературными успехами. Кроме того, в первом катрене можно увидеть критику в адрес Александра I, осуждение его реформ, подавление декабристов и бесконечные репрессии.

В следующих строках Пушкин говорит, что слава и юношеский максимализм не могли подавить желание сделать мир лучше, начиная, конечно, с России, чтобы исчезло коренное самодержавие.Особое внимание обращено на то, что крепостное право до сих пор не отменено, несмотря на царский приказ. Поэт выражает недовольство, выступая в роли лидера мнений молодежи того времени, но все же понимает, что высшая власть вряд ли пойдет на уступки, настолько погрязла во лжи и разврате.

Именно поэтому в последних строках своего произведения «Чаадаеву» Пушкин призывает народ свергнуть самодержавие . Раньше на такой открытый звонок никто не решался.Но следует помнить, что Пушкин не собирался афишировать столь жестокую точку зрения, и изначально это стихотворение предназначалось лишь узкому кругу людей, точнее, декабристам.

К моменту активного распространения произведения Петр Чаадаев сам уже занял место члена масонской ложи и вступил в общество декабристов, именуемое «Союзом благоденствия». Последние просто восприняли строки стихотворения как явное обращение, за что и были отправлены в Сибирь.После печального события Пушкин надолго был убит, желая облегчить участь своих друзей, но ничего не мог сделать для этого.

На какие две отдельные части можно разделить стих?

  • лирическое обращение к другу;
  • гражданское обращение к народу.

Жанр и композиция

В стихотворении «Чаадаеву» мы видим сообщение, но, как правило, сообщение адресовано хорошему другу или даме сердца (что относится к лирическому произведению), а здесь обращение ко всему народу преобладает.Таким образом, Пушкин создал новый жанр — гражданское послание.

Композиция этой работы построена через антитезис , что свидетельствует о наличии контраста. Если начало пропитано грустью, юношеской тоской, то финал полон обвинительного настроения.

Стоит отметить, что Пушкин использовал общественно-политическую лексику для раскрытия темы произведения.

Включает такие слова, как:

  • родина;
  • угнетение;
  • мощность.

Они были характерны для времен декабристов, и многие молодые авторы, не поскупившись, наполняли их своими творениями, пытаясь побудить людей к действию.

Анализ идеи

Помимо обращения, автор пытается отразить сложный переход, назвал подрастающего человека . Особенно взрослеет человек как полноценный гражданин, который будет участвовать в делах своей Родины, отстаивать ее честь и быть искренне верным. В начале стихотворения можно увидеть, как все прелести юношеской жизни (тихая слава, надежда, любовь) превращаются в ничто под игом взрослой и непростой судьбы.

Надежды маленького мальчика на свободу и славу рушатся. Поэтому Пушкин сравнивает их с мимолетным сном, туманом — они могут так же быстро рассеяться, не оставляя следов.

Во второй части чувства Пушкина перерастают в нечто большее — обращение не к своим желаниям, а к желаниям народа, Родины .

Размер стихотворения — четырехфутовый ямб.

Звучание стихотворения, анализ его настроения

Поэма звучит торжественно, бодро.Он побуждает людей переселять , потому что адресован не только Чаадаеву, но и всему населению России. Пушкин призывает людей служить Отечеству, оставаться верным ему и не допускать репрессий со стороны государства. В произведении есть строчки, показывающие, что Отечество страдает под игом власти, и его нужно спасти, помочь выбраться из этой страшной ловушки, освободить.

Значительную роль в поэме «Чаадаеву» играет понятие чести.Только в этом случае он играет роль совести — призыв к добру и благородству. Если человек готов впустить совесть в свою душу, то он не останется равнодушным к своей Родине и будет отстаивать ее свободу.

На этом анализ стихотворения Пушкина «Чаадаеву» и разбор темы подошли к концу.

Молодой лицеист А.С. Пушкин познакомился с Чаадаевым в 1816 году в доме Николая Михайловича Карамзина, известного русского историка и писателя.Петр Яковлевич Чаадаев был переведен в Гусарский лейб-гвардии адъютантом, генерал-адъютантом Васильчиковым. У молодых людей быстро сошлись характеры. Более опытный и образованный, участвовавший в боях с французами, Чаадаев оказал влияние на нравственное и гражданское становление Пушкина.

— лишь одна из тех, что поэт посвятил своему другу и единомышленнику. В нем он, кажется, продолжает свой давний спор с другом. Поэма написана с юношеским максимализмом и романтическим настроем, от которого еще не успел избавиться молодой поэт в образе своего старшего и более опытного друга.

Стихотворение целиком при жизни поэта не публиковалось, но быстро разлетелось по спискам. И каждый писец пытался что-то добавить от себя. Таким образом, известно около 70 вариаций и интерпретаций этого произведения. Это стихотворение было признано свободолюбивым и было запрещено. Если о нем и говорили, то в тесном кругу тайных обществ, возникших после Отечественной войны 1812 года. Поэма «Чаадаеву» была одной из тех, за которые Пушкин попал в опалу у власти и был сослан на юг.

Точная дата написания этой работы неизвестна. Но пушкинисты считают, что он был написан в 1818 году, и связывают его написание с речью Александра I на Польском собрании, состоявшемся весной 1818 года. На этом сейме император говорил о возможности введения в России конституционной монархии. , но Пушкин не поверил либеральным обещаниям царя.

Есть и другая точка зрения относительно даты написания этой работы. Это высказал историк и филолог В.В. Пугачев, который считает, что стихотворение написано в 1820 году. Это был год самых оживленных споров между Пушкиным и Чаадаевым о свержении царизма. Чаадаев был против насилия, Пушкин призывал к революции. Такой же призыв в слегка завуалированном виде звучит и в стихотворении. Поэтому он стал гимном декабристов.

Поэма впервые была опубликована в 1906 году. С момента написания до момента выхода на русский престол сменилось 4 императора. Автор стихотворения погиб на дуэли, а Петр Яковлевич Чаадаев был признан невменяемым за свои «философские письма».Однако это не помешало ему продолжить журналистскую деятельность и участвовать в идеологических митингах московских демократов. При жизни Чаадаева их не публиковали, никто не хотел оказаться на месте Телескопа, в одном из номеров которого было опубликовано Философское письмо с критикой российской действительности.

«Друг мой, мы отдадим душу прекрасным порывам Отечества!» Анализ стихотворения «Чаадаеву».

Тема свободы продолжается и в других стихотворениях поэта, но наиболее ярким и значительным из юношеских вольнолюбивых произведений является «Чаадаеву» (1818).

Петр Яковлевич Чаадаев — одна из ярких и ярких натур пушкинской эпохи.
Пушкин и Чаадаев познакомились в 1816 году в доме Карамзиных. Чаадаеву 22 года, он корнет лейб-гвардии Гусарского полка, окутанный славой сражений войны 1812 года, дошедших до самой парижской армии с русской армией. Пушкин — лицеист, ему 17 лет. Они быстро сблизились и, несмотря на разницу в возрасте, стали друзьями, а затем и друзьями.Пушкин восхищался Чаадаевым, впитывал его свободолюбивые речи, как губку, рисовал друга на полях своих рукописей.

Вот какому человеку адресовано одно из лучших стихотворений Пушкина.
Прочтите.

Как это звучит? Какие интонации в нем преобладают?

Поэма звучит возвышенно, торжественно, вдохновляет на борьбу за счастье Отечества, призывает служить ему. Именно эта высокая привлекательность является ведущей интонацией произведения.

Какое стихотворение «Чаадаеву» созвучно оде «Свободе»? Что у него общего с ней?

И «Чаадаеву», и «Свобода» посвящены одной теме, и в обоих произведениях есть страстный призыв к борьбе за свободу:
«Тираны мира! Трепещите! / И наберитесь мужества и внимайте, / Восстаньте, павшие рабы «

«Пока горим свободой, / Пока сердца живы для чести, / Друг мой, мы отдадим Отечеству / Души — прекрасные порывы!»

Многие изображения в них имеют нечто общее: «суверенный злодей» — «осколки самодержавия», «Святая свобода», неправедная сила »-« под игом роковой власти.«

Какой из этих образов, на ваш взгляд, является ведущим в стихотворении «Чаадаеву»? Это та «Святая свобода», которой жаждет Отечество и лирический герой поэмы, ожидает ее «с томлением надежды».

Каким вы видите эту «Свободу»? Нарисуйте ее словесный портрет.

Девятиклассники часто рисуют образ молодой девушки в белом платье, стоящей на вершине утеса или скалы. Ветер треплет распущенные волосы, машет платьем. Над головой девушки несутся облака, освещенные лучами солнца, а у подножия скалы бушует море…

Как вы думаете, что вам сказал образ девушки в стихотворении Пушкина?

Да, то самое чувство поэта, который с нетерпением ждет встречи со «Свободой святой», «как молодой любитель / Минута верной встречи ждет». Свобода ассоциируется с его возлюбленной.

О чем вы думаете это сравнение поэта?

Свобода желана ему так же, как и его возлюбленной: она вызывает в его сердце тоску, трепет, надежду…
Как в стихотворении связаны образы Свободы и Отечества?

Отечество зовет на помощь («Отечество беспечное призвание»), потому что оно страдает «под гнетом роковой силы», оно ждет освобождения от него, оно ждет «Святой Свободы».

Свобода — это то, что ей нужно, как воздух, как хлеб, как вода … Вдумайтесь в слова заклинания поэта, полные юношеской силы:
Пока мы горим свободой
Пока живы сердца для чести
Мой друг, мы посвятим Отечество
Душ прекрасные порывы!

В каком смысле здесь используется слово «честь»?

Честь здесь синоним совести — внутренний призыв к добру, отрицание зла, благородство.Если «сердца живы для чести», то вы не останетесь равнодушными к судьбе Отечества, то вы вступите в битву за ее свободу.

И совместными усилиями верных сынов Отечества обязательно взойдет «звезда пленительного счастья» над Россией, то есть станет свободной, от самодержавия останутся только «обломки», на которых будет написаны имена тех, кто
посвятил «души прекрасным порывам» Отечеству.

Обратите внимание, что это стихотворение кажется созданным по мотивам сна:
«Юные забавы исчезли, как сон… »и« Россия встанет ото сна … »,
Что означает этот мотив в начале стихотворения и что в конце?

Вначале сон — это иллюзия, связанная с надеждой на перемены, которые «с тоской по надежде» ждут теплые юные сердца. В конце концов, мечта связана с многовековым онемением России в оковах рабства — крепостного права, именно от этого оцепенения страна должна подниматься. Иллюзия «тихой славы», мирное обращение к правосудию рассыпается, «как сон, как утренний туман», становится слышнее «воззвание к Отечеству».

Именно те, кто слышит этот «призыв», способны разрушить многовековую мечту о России и вернуть ее к свободной, полноценной жизни.

Рассмотрим иллюстрацию господина Клодта к поэме Пушкина «Чаадаеву». Что она вспоминает? (Эмблема, герб)

ФОТО
Расшифруйте символы этой эмблемы: факел — символ свободы, горящий в груди лирического героя, цепи — символ рабства, свитки — стихотворное слово, призыв к действию и в то же время напоминают лира в очертаниях.

Как вы думаете, почему художник выбрал именно этот стиль?

Само стихотворение во многом сродни эмблеме борцов за свободу, об этом свидетельствуют образы-символы, образы-эмблемы, которые мы находим в произведении.

В эмблеме и эмблеме все символы имеют собственное значение, несут определенную идею, сами раскрываются только при взгляде на них; Итак, в стихотворении Пушкина образы — символы не нуждаются в объяснении, они сами ведут и зрительный, и смысловой ряд, побуждая мысли, действия и поступки.

Именно поэтому это стихотворение так полюбилось будущим декабристам, поэтому почти все арестованные по делу о восстании были найдены.

ДРУГОЙ АНАЛИЗ

Это стихотворение — одно из самых известных.
политических произведений Александра Сергеевича
Пушкин. Написано в жанре дружеского посла
Ния. В XIX веке это был общий литературный жанр гастролей
, к которому Пушкин обратился
. Дружеское сообщение предполагает предельную искренность
, но это не значит, что творение
создано только для указанного человека — оно
понравилось широкому кругу читателей.
Известно, что Пушкин не планировал публиковать
послание «Чаадаеву». Однако стихотворение
, записанное поэтом при чтении в узком кругу
друзей, стало передаваться из рук в руки
и вскоре стало широко известно, хотя
оно стало ярким только в 1829 году. Благодаря
ему известность За автором закрепилось вольнодумство, и стихотворение
до сих пор называется литературным гимном декабристов.
Поэма адресована одной из реплик —
Нейшиков своего времени и близкого друга
Пушкин — Петру Яковлевичу Чаадаеву.В 16 лет
Чаадаев вступил в гвардейский Семеновский полк, с
шедшим от Бородина до Парижа. В 1818 году
году написано стихотворение, он служил
в лейб-гвардии гусарском, позже стал известным философом и публицистом
. Он был для Пушкина
образцом приверженности освободительным идеям
(в 1821 году Чаадаев стал членом тайного общества декабристов
«Союз благоденствия»).
в первых строках сообщения «Чаадаеву» содержит
намек на беззаботную молодость двух молодых
человек.Мирных радостей и веселых надежд
к счастью, мечты о литературной славе соединили друзей:

Любовь, надежда, тихая слава
Обман у нас прожил недолго,
Юная забава исчезла
Как сон, как утренний туман …
Тихий эпитет (слава) свидетельствует о том, что
друзей мечтали о тихом, мирном счастье . Говоря о
о том, что «юная забава» исчезла, Пушкин приводит
емкое и яркое сравнение: «как сон, как утренний туман
».И на самом деле ни от сна, ни от утреннего
в тумане ничего не осталось.
В этих строках есть явное разочарование.
правления Александра 1. Известно, что первые
шагов молодого императора вселяли в подданных
надежду на то, что его правление будет
либеральным (Александр 1 даже обсуждал с ближайшими друзьями
ми планы превратить Россию в конституционную страну).
монархии), но эта надежда не оправдалась.
В условиях политического гнета и бесправия «тихая
слава» было просто невозможно.
Далее поэт говорит: «Ждем … минутку
святой», эпитет
святой свидетельствует о высоком понимании «вольностей». Сравнение:
«Как молодой любитель ждет / Минуты верных
до свидания», — подчеркивает
поэт тоска по «святой свободе» и даже уверенность в
воплощении этой (истинной даты).
В стихотворении противопоставляются два образа:
«Роковая сила» и «Отечество»:
Под игом роковой силы
Нетерпеливая душа
Родина беззаботного призвания.
Роковой эпитет становится сильнее
(сила) — жестокий, бесчеловечный. А на родине поэта
зовет отца; выбирая из ряда синонимов
наиболее сокровенный и духовный смысл.
Важно отметить, что поэт говорит не только о своих
чувствах — он выражает мысли и желания множества
единомышленников: «Но что-то другое горит в нас
лань»; Надежда, »
Что означает« звезда пленительного счастья »?
, которая должна подняться? В политическом лексиконе
той эпохи слово« звезда »часто символизировало
революцию, а восход звезды — победу в освобождении —
эффективная борьба.Недаром декабристы Кондратий
Рылеев и Александр Бестужев назвали свой аль
Мана «Полярной звездой». Конечно, Пушкин не
случайно выбрал это слово в послании, адресованном
своим друзьям.
Обращаясь к читателю с пламенным призывом:
«Друг мой, отдадим нашей Родине / Прекрасным душам
порывов», поэт выражает уверенность, что
«Россия восстанет из мечты / И на обломках самодержавия —
art // Напишут наши имена! «Обломки
« власть »означают надвигающееся падение самодержавия —
Wii.Поэт призывает
к самоотверженному служению Родине, к борьбе за свободу. Для него понятия «па-
триотизм» и «свобода» неразделимы. Но
Пушкин понимает, что на
уступки добровольно царь не пойдет. Поэтому за последние

сближение Пушкина с дворянскими революционерами, среди которых были К.Ф. Рылеев, Ф. Глинка, М.Ф. Орлов, Н. Тургенева, участие в арзамасском обществе сыграло большую роль в формировании взглядов поэта на действительность.Для творчества поэта это не прошло бесследно. В это время он создает такие свободолюбивые стихи, как «Свобода», «Чаадаеву», «Деревня», которые объединяет революционный настрой поэта.

Поэма «Чаадаеву», написанная поэтом в 1818 году, приобрела огромную популярность, особенно среди передовой молодежи того времени. О политической силе стихотворения свидетельствует тот факт, что произведение много лет не печаталось, а распространялось в рукописном виде.

Офицер лейб-гвардии гусарского полка, участник войны с Наполеоном П.Я. Чаадаев и Пушкин были близкими друзьями. Чаадаев во время восстания декабристов находился за границей и не мог принимать участие в событиях на Сенатской площади. Хотя стихотворение является дружеским посланием, в нем отражены и гражданские мотивы. Это призыв в лице друга ко всей продвинутой молодежи. Чаадаев — это одновременно и конкретная личность, и обобщенный образ прогрессивно мыслящего молодого человека, недовольного действительностью 10-20 лет XIX века.

В первых строках стихотворения выражена грусть поэта о тех, кто исчез, как сон, как утренний туман надежд, которые понимались как преобразования в государственном строе, потому что прогрессивно мыслящее общество хотело и ждало реформы, облегчающие жизнь, особенно крепостным.

«Но желание все еще горит в нас;
Под гнетом роковой силы
Нетерпеливая душа
Отечество прислушается к заклинанию. «

То есть поэт выражает готовность взяться за дело сам, если само государство не хочет реформ. Во взглядах Пушкина уже чувствуется радикализм.

Пушкин называет Чаадаева другом и товарищем. Если с первым словом все ясно, то второе слово подразумевает, что поэт не отделяет себя от борьбы за свободу отечества.Под свободой Родины понимается, главным образом, освобождение от оков самодержавия:

«… И на обломках самодержавия
Напишут наши имена!»

Что это? Разве это не призыв к радикальному преобразованию государственного строя? Так резко не появляется Пушкин в других своих идейно родственных стихотворениях. Там он скорее сторонник поэтапных преобразований, чем радикал.

Поэма изобилует лексикой, характерной для бунтарского стиля декабристов.Это подтверждают слова: Родина, звезда, честь, свобода, власть, самодержавие. Для декабристов слово звезда было символом революции. Пушкин тоже верит в победу революции:

«Товарищ, верь: встанет, Звезда пленительного счастья …»

В стихотворении также прослеживается новаторство Пушкина. Он удачно соединил жанр сообщения с характерной интимной лирикой и апелляцией, включившей гражданскую лирику.

Русские революционные эмигранты, 1825-1870 гг.

% PDF-1.4 % 1 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 2 0 obj > эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 объект > эндобдж 5 0 объект > эндобдж 6 0 объект > эндобдж 7 0 объект > транслировать application / pdf

  • Русские революционные эмигранты, 1825-1870 гг.
  • Мартин А. Миллер
  • 2019-03-12T07: 30: 12 + 05: 302019-09-19T12: 43: 24 + 05: 302019-09-19T12: 43: 24 + 05: 30 Adobe InDesign CC 2015 (Macintosh) uuid: f4cc83f7-cf9c-6547 -bc03-61b4241f7dfexmp.сделал: 77f2230c-222d-4570-b61e-791877804013xmp.id: aae9d9e2-22fb-4212-8199-865aea113cceproof: pdf1xmp.iid: 387dbcbd-1106-4d48-9ef5-2e660871c372xd637dbd6d-38ddd-387e660871c372xd6d3dd6d-38dd-8ddd6d-38dd-38d сделал: 77f2230c-222d-4570-b61e-791877804013 по умолчанию
  • преобразовано из application / x-indesign в application / pdf Adobe InDesign CC 2015 (Macintosh) / 2019-03-12T07: 30: 12 + 05: 30
  • Подключаемый модуль Adobe Acrobat Pro DC 15 Paper Capture с ClearScanFalsePDF / X-1: 2001PDF / X-1: 2001PDF / X-1a: 2001 конечный поток эндобдж 8 0 объект > эндобдж 10 0 объект > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > эндобдж 14 0 объект > эндобдж 15 0 объект > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 17 0 объект > эндобдж 18 0 объект > эндобдж 19 0 объект > эндобдж 20 0 объект > эндобдж 21 0 объект > эндобдж 22 0 объект > эндобдж 23 0 объект > эндобдж 24 0 объект > эндобдж 25 0 объект > эндобдж 26 0 объект > эндобдж 27 0 объект > эндобдж 28 0 объект > эндобдж 29 0 объект > эндобдж 30 0 объект > эндобдж 31 0 объект > эндобдж 32 0 объект > эндобдж 33 0 объект > эндобдж 34 0 объект > эндобдж 35 0 объект > эндобдж 36 0 объект > эндобдж 37 0 объект > эндобдж 38 0 объект > эндобдж 39 0 объект > эндобдж 40 0 объект > эндобдж 41 0 объект > эндобдж 42 0 объект > эндобдж 43 0 объект > эндобдж 44 0 объект > эндобдж 45 0 объект > эндобдж 46 0 объект > эндобдж 47 0 объект > эндобдж 48 0 объект > эндобдж 49 0 объект > эндобдж 50 0 объект > эндобдж 51 0 объект > эндобдж 52 0 объект > эндобдж 53 0 объект > эндобдж 54 0 объект > эндобдж 55 0 объект > эндобдж 56 0 объект > эндобдж 57 0 объект > эндобдж 58 0 объект > эндобдж 59 0 объект > эндобдж 60 0 объект > эндобдж 61 0 объект > эндобдж 62 0 объект > эндобдж 63 0 объект > эндобдж 64 0 объект > эндобдж 65 0 объект > эндобдж 66 0 объект > эндобдж 67 0 объект > эндобдж 68 0 объект > эндобдж 69 0 объект > эндобдж 70 0 объект > эндобдж 71 0 объект > эндобдж 72 0 объект > эндобдж 73 0 объект > эндобдж 74 0 объект > эндобдж 75 0 объект > эндобдж 76 0 объект > эндобдж 77 0 объект > эндобдж 78 0 объект > эндобдж 79 0 объект > эндобдж 80 0 объект > эндобдж 81 0 объект > эндобдж 82 0 объект > эндобдж 83 0 объект > эндобдж 84 0 объект > эндобдж 85 0 объект > эндобдж 86 0 объект > эндобдж 87 0 объект > эндобдж 88 0 объект > эндобдж 89 0 объект > эндобдж 90 0 объект > эндобдж 91 0 объект > эндобдж 92 0 объект > эндобдж 93 0 объект > эндобдж 94 0 объект > эндобдж 95 0 объект > эндобдж 96 0 объект > эндобдж 97 0 объект > эндобдж 98 0 объект > эндобдж 99 0 объект > эндобдж 100 0 объект > эндобдж 101 0 объект > эндобдж 102 0 объект > эндобдж 103 0 объект > эндобдж 104 0 объект > эндобдж 105 0 объект > эндобдж 106 0 объект > эндобдж 107 0 объект > эндобдж 108 0 объект > эндобдж 109 0 объект > эндобдж 110 0 объект > эндобдж 111 0 объект > эндобдж 112 0 объект > эндобдж 113 0 объект > эндобдж 114 0 объект > эндобдж 115 0 объект > эндобдж 116 0 объект > эндобдж 117 0 объект > эндобдж 118 0 объект > эндобдж 119 0 объект > эндобдж 120 0 объект > эндобдж 121 0 объект > эндобдж 122 0 объект > эндобдж 123 0 объект > эндобдж 124 0 объект > эндобдж 125 0 объект > эндобдж 126 0 объект > эндобдж 127 0 объект > эндобдж 128 0 объект > эндобдж 129 0 объект > эндобдж 130 0 объект > эндобдж 131 0 объект > эндобдж 132 0 объект > эндобдж 133 0 объект > эндобдж 134 0 объект > эндобдж 135 0 объект > эндобдж 136 0 объект > эндобдж 137 0 объект > эндобдж 138 0 объект > эндобдж 139 0 объект > эндобдж 140 0 объект > эндобдж 141 0 объект > эндобдж 142 0 объект > эндобдж 143 0 объект > эндобдж 144 0 объект > эндобдж 145 0 объект > эндобдж 146 0 объект > эндобдж 147 0 объект > эндобдж 148 0 объект > эндобдж 149 0 объект > эндобдж 150 0 объект > эндобдж 151 0 объект > эндобдж 152 0 объект > эндобдж 153 0 объект > эндобдж 154 0 объект > эндобдж 155 0 объект > эндобдж 156 0 объект > эндобдж 157 0 объект > эндобдж 158 0 объект > эндобдж 159 0 объект > эндобдж 160 0 объект > эндобдж 161 0 объект > эндобдж 162 0 объект > эндобдж 163 0 объект > эндобдж 164 0 объект > эндобдж 165 0 объект > эндобдж 166 0 объект > эндобдж 167 0 объект > эндобдж 168 0 объект > эндобдж 169 0 объект > эндобдж 170 0 объект > эндобдж 171 0 объект > эндобдж 172 0 объект > эндобдж 173 0 объект > эндобдж 174 0 объект > эндобдж 175 0 объект > эндобдж 176 0 объект > эндобдж 177 0 объект > эндобдж 178 0 объект > эндобдж 179 0 объект > эндобдж 180 0 объект > эндобдж 181 0 объект > эндобдж 182 0 объект > эндобдж 183 0 объект > эндобдж 184 0 объект > эндобдж 185 0 объект > эндобдж 186 0 объект > эндобдж 187 0 объект > эндобдж 188 0 объект > эндобдж 189 0 объект > эндобдж 190 0 объект > эндобдж 191 0 объект > эндобдж 192 0 объект > эндобдж 193 0 объект > эндобдж 194 0 объект > эндобдж 195 0 объект > эндобдж 196 0 объект > эндобдж 197 0 объект > эндобдж 198 0 объект > эндобдж 199 0 объект > эндобдж 200 0 объект > эндобдж 201 0 объект > эндобдж 202 0 объект > эндобдж 203 0 объект > эндобдж 204 0 объект > эндобдж 205 0 объект > эндобдж 206 0 объект > эндобдж 207 0 объект > эндобдж 208 0 объект > эндобдж 209 0 объект > эндобдж 210 0 объект > эндобдж 211 0 объект > эндобдж 212 0 объект > эндобдж 213 0 объект > эндобдж 214 0 объект > эндобдж 215 0 объект > эндобдж 216 0 объект > эндобдж 217 0 объект > эндобдж 218 0 объект > эндобдж 219 0 объект > эндобдж 220 0 объект > эндобдж 221 0 объект > эндобдж 222 0 объект > эндобдж 223 0 объект > эндобдж 224 0 объект > эндобдж 225 0 объект > эндобдж 226 0 объект > эндобдж 227 0 объект > эндобдж 228 0 объект > эндобдж 229 0 объект > эндобдж 230 0 объект > эндобдж 231 0 объект > эндобдж 232 0 объект > эндобдж 233 0 объект > эндобдж 234 0 объект > эндобдж 235 0 объект > эндобдж 236 0 объект > эндобдж 237 0 объект > эндобдж 238 0 объект > эндобдж 239 0 объект > эндобдж 240 0 объект > эндобдж 241 0 объект > эндобдж 242 0 объект > эндобдж 243 0 объект > эндобдж 244 0 объект > эндобдж 245 0 объект > эндобдж 246 0 объект > эндобдж 247 0 объект > эндобдж 248 0 объект > эндобдж 249 0 объект > эндобдж 250 0 объект > эндобдж 251 0 объект > эндобдж 252 0 объект > эндобдж 253 0 объект > эндобдж 254 0 объект > эндобдж 255 0 объект > эндобдж 256 0 объект > эндобдж 257 0 объект > эндобдж 258 0 объект > эндобдж 259 0 объект > эндобдж 260 0 объект > эндобдж 261 0 объект > эндобдж 262 0 объект > эндобдж 263 0 объект > эндобдж 264 0 объект > эндобдж 265 0 объект > эндобдж 266 0 объект > эндобдж 267 0 объект > эндобдж 268 0 объект > эндобдж 269 ​​0 объект > эндобдж 270 0 объект > эндобдж 271 0 объект > эндобдж 272 0 объект > эндобдж 273 0 объект > эндобдж 274 0 объект > эндобдж 275 0 объект > эндобдж 276 0 объект > эндобдж 277 0 объект > эндобдж 278 0 объект > эндобдж 279 0 объект > эндобдж 280 0 объект > эндобдж 281 0 объект > эндобдж 282 0 объект > эндобдж 283 0 объект > эндобдж 284 0 объект > эндобдж 285 0 объект > эндобдж 286 0 объект > эндобдж 287 0 объект > эндобдж 288 0 объект > эндобдж 289 0 объект > эндобдж 290 0 объект > эндобдж 291 0 объект > эндобдж 292 0 объект > эндобдж 293 0 объект > эндобдж 294 0 объект > эндобдж 295 0 объект > эндобдж 296 0 объект > эндобдж 297 0 объект > эндобдж 298 0 объект > эндобдж 299 0 объект > эндобдж 300 0 объект > эндобдж 301 0 объект > эндобдж 302 0 объект > эндобдж 303 0 объект > эндобдж 304 0 объект > эндобдж 305 0 объект > эндобдж 306 0 объект > эндобдж 307 0 объект > эндобдж 308 0 объект > эндобдж 309 0 объект > эндобдж 310 0 объект > эндобдж 311 0 объект > эндобдж 312 0 объект > эндобдж 313 0 объект > эндобдж 314 0 объект > эндобдж 315 0 объект > эндобдж 316 0 объект > эндобдж 317 0 объект > эндобдж 318 0 объект > эндобдж 319 0 объект > эндобдж 320 0 объект > эндобдж 321 0 объект > эндобдж 322 0 объект > эндобдж 323 0 объект >> эндобдж 324 0 объект > эндобдж 325 0 объект > эндобдж 326 0 объект > эндобдж 327 0 объект > эндобдж 328 0 объект > эндобдж 329 0 объект > транслировать HuTK tKKJI, t (݋4 K% ҹh5J # Ғ (H wqyy ~ 3̙g

    Microsoft Word — окончательная версия файла диссертации.doc

    % PDF-1.6 % 1 0 объект > эндобдж 4 0 объект > эндобдж 2 0 obj > транслировать 2009-06-09T16: 00: 53 + 02: 002009-06-09T16: 00: 48 + 02: 002009-06-09T16: 00: 53 + 02: 00PrimoPDF http://www.primopdf.com/application/pdf

  • Microsoft Word — окончательная версия файла диссертации на печать.doc
  • Деннис
  • uuid: 3b08e758-57b5-4c85-9f75-1c1ce15d577euuid: 9753bd46-51db-42b0-94af-36d1c1f5737aPrimoPDF конечный поток эндобдж 3 0 obj > эндобдж 5 0 объект > эндобдж 6 0 объект > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 объект > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > / XObject> >> / Аннотации [59 0 R] / Родитель 5 0 R / MediaBox [0 0 595 842] >> эндобдж 14 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 15 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 16 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 17 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 18 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 19 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 20 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 21 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 22 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 23 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 24 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 25 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 26 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 27 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 28 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 29 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 30 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 31 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 32 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 33 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 34 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 35 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 36 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 37 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 38 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 39 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 40 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 41 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 42 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 43 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 44 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 45 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 46 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 47 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 48 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 49 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 50 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 51 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 52 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 53 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 54 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 55 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 56 0 объект > транслировать xWKFns ðJ, h ٍ2 mQNςx-Ѭi ^ ‘f (ȸ ݮ W_U_ / c ׿ | ώmmK] ն F = Mv | (k} ƃ۳v_Srw ߪ vşO`f ߾ T? zR-j 㷯 NUE`PqES + S1 ު @: / KDjay ; j * R1 # W} b1 & O2; uӊj⊌vF | ˃6au {y㊻W8 @ tD ~ TF @ tFtUAK [«ϥtRbO.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.