Сферы личности в психологии: Сферы личности — Блог Викиум

Содержание

Сферы личности — Блог Викиум

Каждый современный человек, который стремится к саморазвитию, не раз задумывался о том, как развить в себе какой-либо новый навык. Однако, когда речь заходит о выборе деятельности, тут приходиться остановиться и подумать, какой именно заслуживает вашего внимания.

Сам по себе термин «сфера личности» подразумевает под собой перечень особенностей человека, которые указывают на его интеллектуальные способности, характер, поступки, потребности и прочее. Эти категории станут весьма полезными тем людям, которые занимаются набором сотрудников в офисы, а также людям, занимающимся саморазвитием.

В сфере личности человека выделяют 4 основных вида:

  • мотивационный;
  • волевой;
  • познавательный;
  • социальный.

Мотивационный тип личности

Каждый человек имеет свои определенные потребности и делает все для того, чтобы их как-то удовлетворить. Безусловно, уровень и количество этих самых потребностей в жизни у каждого — индивидуальный.

Это обусловлено многими факторами. Потребности бывают основные и второстепенные. Первые подразумевают под собой безопасность, еду и тепло. Ко второму варианту можно смело отнести самореализацию и формирование интересов. Кроме того, второстепенные потребности постоянно меняются в зависимости от личностных предпочтений. К основным характеристикам мотивационного типа можно отнести:

  • человек, имеющий мотивацию, способен на многое;
  • мотивация никуда не исчезает после удовлетворения некоторого количества потребностей;
  • любой человек выбирает сам пути удовлетворения своих потребностей;
  • со временем потребности, а также способы их удовлетворения увеличиваются.

Волевой тип личности

Такая сфера личности характеризует человека в зависимости от того, чего он способен достичь ради поставленной цели. К основным качествам такой сферы можно отнести:

  • целеустремленность – умение не отступать от основного плана и быть сфокусированным на победе;
  • сила воли – умение принимать сложные решения и подчиняться их выполнению;
  • стойкость воли – регулярные действия человека для достижения результата;
  • склонность к риску – возможность принимать быстрые и эмоциональные решения при определенных ситуациях.

Познавательный тип личности

Этот вид характеризуется большим набором способностей, которые помогают человеку познавать окружающий мир. Данную сферу характеризуют такие компоненты:

  • ощущения, при помощи которых человек воспринимает происходящее;
  • восприятие – сигналы, которые мы получаем при помощи ощущений и воспринимаем индивидуально;
  • внимание – способность фокусироваться на одном раздражителе;
  • память полностью зависит от внимания;
  • воображение – умение человека рисовать картинки в уме;
  • мышление – способность человека анализировать полученную информацию.

Социальный тип личности

Человека нельзя рассматривать, как отдельную от общества единицу. Социальный тип способен проявляться во время общения человека с членами общества, где он находится. Основой в социальной сфере является характер человека, а затем его умственные способности.

Стоит отметить, что все сферы личности можно с легкостью тренировать. Наша продуктивность зависит от наших когнитивных способностей. Память, внимание, мышление — все это можно развить, занимаясь всего 10 минут в день. Начните прямо сейчас — пройдите первую тренировку!

Читайте нас в Telegram — wikium

МОТИВАЦИОННО-СМЫСЛОВАЯ СФЕРА ЛИЧНОСТИ СТУДЕНТОВ-ПСИХОЛОГОВ: СОДЕРЖАНИЕ И ДИНАМИКА

Овладение профессией в любой сфере человеческой деятельности является в личностном плане сложным, многогранным процессом. В особой степени это утверждение справедливо при характеристике пути вхождения молодого человека в профессию психолога. Специфика данной профессии обусловлена ориентированностью на человека как субъекта собственной жизнедеятельности: на готовность к организации и осуществлению помощи в решении психологических, сугубо человеческих по своей природе, проблем, которые возникают в сфере реальных жизненных отношений субъекта (на производстве, в семье, в школе, между руководителями и подчиненными, коллегами по работе, взрослыми и детьми, супругами, сверстниками и т. д.). Гуманистическая направленность профессии психолога возводит ее в известном смысле в ранг уникальных профессий и предъявляет особые требования к ее носителю – личности психолога. Неординарный социальный статус профессии задает высокие требования к подготовке специалиста такого профиля. Это актуализирует задачу исследования личностных особенностей человека, избравшего данную профессию, их соответствия объективным требованиям профессии, задачу изучения закономерностей становления личностных профессионально-значимых качеств будущего специалиста на разных этапах профессионализации в зависимости от культурных, социальных факторов и индивидуально-психологических особенностей. По имеющейся в отечественной психологии традиции такие задачи решаются в контексте исследования аспектов профессиональной направленности личности.

Мотивационно-смысловые образования в структуре направленности личности студентов-психологов

Профессиональная направленность личности, являясь системным психическим образованием, включает в качестве базовых компонентов взаимосвязанные подструктуры потребностей, мотивов и смыслов [3, 5, 6, 7, 9 и др. ]. Исследование потребностно-мотивационно-смысловой сферы в структуре направленности личности психолога, по нашему мнению, является исходной предпосылкой для построения профессиональной модели специалиста, основой для построения образовательных и воспитательных стратегий в вузах, на факультетах соответствующего профиля.

Категория потребности, являясь отправной в логической цепочке дефиниций, рассматривается как психическое явление, которое на субъективном уровне отражает зависимость человека от объективной действительности. Потребности являются основой динамических образований в структуре направленности личности, первоисточником разнообразных форм поведения и деятельности [6,7]. В то же время вне связи с другими компонентами направленности личности потребности диффузны, многозначны [7]. Они конкретизируются, опредмечиваются в мотивах. Мотивы, первоначально выступая как опредмеченные потребности, в ходе онтогенеза трансформируются в личностные мотивационные образования. Они обеспечивают иерархические функциональные связи между предметом потребности и объектом практического или теоретического отношения человека, между предметом потребности и предметом поведения, деятельности, познания, творчества, общения, переживания и т. д., между предметом потребности и предполагаемым результатом деятельности или поведения – целью [5, 9]. Смысл определяется как личностно усматриваемая и субъективно переживаемая связь между людьми, предметами и явлениями, окружающими человека в пространстве и времени, связь, как текущих, так и бывших и предполагаемых будущих событий. Чтобы определить смысл чего-либо – «решить задачу на смысл» (А.Н. Леонтьев) – надо соотнести конкретную ситуацию, действие с более широким и общим жизненным контекстом. Смыслы обеспечивают регулирование активности человека: от простых жизнеобеспечивающих форм до целенаправленной деятельности и сложного морального выбора в основании поступка. Объединяясь с потребностями и мотивами в единый психологический континуум, смыслы воспроизводят пространственно-временную архитектонику жизненного пути человека, задают избирательность, ту или иную направленность активности личности [9].

При разработке общепсихологических проблем детерминант человеческой, в том числе и профессиональной, деятельности целесообразно, как мы полагаем, исходить из методологических положений о системности (целостности) психики. Системный подход преодолевает неизбежную односторонность «линейного детерминизма» и представляет психологию поведенческой сферы во всей ее сложности, в многообразии и, главное, взаимозависимости структурных компонентов и функциональных проявлений. Это открывает возможность не только описывать, но и объяснять обширную феноменологию активности человека, опосредующую его связь с миром. Теоретический анализ психологической сущности компонентов поведенческой сферы личности приводит к выводу, что ее отдельные составляющие в реальной человеческой психике могут быть выделены только условно, с определенными оговорками в контексте специальных исследовательских задач. В действительности потребности, мотивы и смыслы существуют и действуют взаимосвязано и представляют единую потребностно-мотивационно-смысловую систему. Потребности, мотивы и смыслы, функционируя в системном пространстве, осуществляют во взаимосвязи друг с другом на субъективном уровне побуждение, оценивание, регулирование, направление поведения и деятельности и, таким образом, позволяют субъекту управлять своим поведением, реализовывать себя как личность, обеспечивают единство человека с миром.

Потребности, мотивы и смыслы, занимая определенное место в структуре личности и выполняя свои специфические роли, представляют собой организованные, структурно оформленные, неаддитивные подсистемы. Имея различные источники происхождения и собственные пути развития в онтогенезе, на определенном этапе становления личности они синтезируются в общие образования. Один из наиболее ответственных периодов связывания мотивов и смыслов в единые личностные конструкции совпадает с юношеским возрастом, когда объектом критического анализа и осознания становятся существующие в мире объективные связи и собственные отношения к миру, подвергаются жизненной проверке усвоенные в детстве и подростничестве ценности и способы их практического достижения.

Сформированные в процессе воспитания у субъекта мотивационно-смысловые образования входят в структуру направленности личности и определяют ее типичные, характерные, достаточно устойчивые во времени проявления, которые соизмеримы с большими периодами, а порой и со всей жизнью человека в целом и создают, по сути, его неповторимый психологический облик. В то же время на их базе при взаимодействии человека в повседневной жизни с окружающей действительностью возникают ситуативные, более или менее врẻменные образования, непосредственно влияющие на организацию и протекание единичных действий и поступков в конкретной ситуации. Отношения между инвариантными личностными и отдельными ситуативными образованиями складываются иерархически, по принципу соподчинения.

Мотивы и смыслы внутри целостного образования генетически и функционально не тождественны друг другу. Мотивационно-смысловые образования представляют собой когнитивно-эмоциональное единство, условно разделяемое на два структурных компонента. Мотивы посредством когнитивных процессов отражают и несут в себе взаимосвязи между предметом потребности, объектом и предметом поведения или деятельности и достигаемой целью. Это находит свое выражение в динамических тенденциях предметного, содержательного характера и составляет предметно-содержательный компонент мотивационно-смысловых образований. Смыслы осуществляют совместно с эмоциями оценку приемлемости для субъекта предмета потребности, предмета деятельности или поведения, предполагаемого результата, условий, способов и средств его достижения, а также взаимоотношений всех этих элементов подсистемы с точки зрения их соответствия жизненным ценностям личности. Они обнаруживаются, прежде всего, в удовлетворенности или неудовлетворенности динамических тенденций и представляют рефлексивно-эмоциональный компонент мотивационно-смысловых образований.

В содержательном плане для психологической теории и педагогической практики целесообразно рассматривать мотивы, смыслы и их синтезы не только в абстракции, имея в виду, скорее, отдельного индивида, но и исследовать типичные мотивационно-смысловые образования, характерные для отдельных социальных групп, связанных каким-либо универсальным, объединяющим признаком (нация, народ, рабочие, интеллигенция, крестьянство, студенчество и т.п.). В этом случае факторами, определяющими особенности мотивационно-смысловой сферы, будет широкий диапазон этнических, социальных, культурных, вплоть до, может быть, экономических, географических и других причин. Наряду с этим, думается, своеобразной спецификой обладают мотивационно-смысловые образования менее масштабных, но столь же реальных групп, выделенных, например, по профессиональному признаку, полу, возрасту. Здесь к социально-экономическим причинам прибавятся объективные требования осваиваемой или осуществляемой профессиональной деятельности, психические особенности пола, возраста.

В связи со сказанным выше, представляется необходимым и вполне реальным изучение потребностно-мотивационно-смысловой сферы в целом и мотивационно-смысловых образований, в частности, у студенческой молодежи. Отметим, что анализ теоретических и эмпирических психолого-педагогических разработок данной проблемы в отечественной науке показывает их очевидную недостаточность, а в отдельных случаях обнажает наличие необоснованных и явно упрощенных подходов к объяснению богатейшей феноменологии поведенческой и личностной сферы. Это, в конечном счете, приводит к снижению эффективности образовательного и воспитательного процесса в вузах, что в итоге неблагоприятно отражается на уровне профессионализма подготавливаемых к практической психологической деятельности кадров. В таком контексте актуализируется задача изучения мотивационно-смысловых аспектов профессиональной направленности личности будущего психолога и ставит ее в число наиболее важных для решения в высшей профессиональной школе.

При изучении направленности личности студентов, избравших в качестве будущей профессиональной деятельности профессию психолога, мы исходили из гипотезы, что мотивационно-смысловые образования направленности личности представляют собой сложную многофункциональную систему, характеризующуюся наличием внутренней динамики, состояния и качественные изменения которой проявляются в характере взаимодействия составляющих ее подсистем. Изменения мотивационно-смысловых образований личности студентов обусловлены их вхождением в новую социальную ситуацию развития, характеризующуюся объективной необходимостью освоения специфики вуза и основ будущей профессии в процессе осуществления различных форм новой ведущей учебно-профессиональной деятельности, включением в новые формы общения.

Главная цель нашего исследования заключается в выявлении особенностей содержательных и динамических тенденций мотивационно-смысловой сферы направленности личности студентов будущих психологов в процессе обучения в вузе, т.е. в начальный период их профессионального становления – в период вхождения в новую социальную ситуацию развития, овладения содержанием новой ведущей деятельности.

Метод исследования. В исследовании мотивационно-смысловых образований личности студентов мы исходим из понимания их как органического единства мотивов и смыслов, содержательного синтеза объективно-предметных и оценочно-субъективных функциональных компонентов поведенческой и личностной сфер. Это не предметы и не состояния, как подчеркивает Б.А. Сосновский, а сложно структурированные ансамбли устремлений, переживаний, отношений, ценностей, установок [9].

В отечественной и зарубежной психологии существуют богатые традиции изучения комплексов взаимосвязанных потребностей и мотивов (Р. С. Вайсман, М.Ш. Магомед-Эминов, А.К. Маркова, А.Н. Леонтьев, Ю.М. Орлов, Б.А. Сосновский, Х. Хекхаузен и др.).

Наиболее основательной диагностике и анализу подвергнута психологическая симптоматика мотивационно-смысловых образований достижения, познания, аффилиации, доминирования, хотя исследователи для характеристики соответствующих феноменов часто используют разные методологические основания и несовпадающую терминологию. Названные мотивационно-смысловые конструкции и их иерархические структуры в направленности личности не исчерпывают всего многообразия устойчивых подсистем поведенческой сферы, но обширный опыт теоретического и эмпирического изучения данных, социогенных по природе, потребностно-мотивационных явлений показывает их исключительное значение для организации поведения в социуме, наличие адекватных психологических методик открывает реальные возможности измерения и интерпретации этих детерминант активного отношения человека к действительности и к самому себе.

В качестве основной диагностической процедуры исследования использовался специальный тест-опросник Б. А. Сосновского, который направлен на изучение потребностно-мотивационно-смысловых образований достижения, познания, аффилиации, доминирования и таких субъективных переменных, как отношение к учению, проявления экзаменационной тревожности, экстравертированность и оценка возможностей избранной профессии [9]. Выбор данной методики как главного методического инструмента обусловлен возможностями самого тест-опросника, представляющего собой стандартизированную и валидизированную процедуру проективного характера, ориентированную на студенческую аудиторию, которая нашла апробирование на объемных выборках в достаточно большом количестве экспериментальных исследований.

Тест-опросник позволяет диагностировать в отдельности и выраженность той или иной мотивационно-смысловой тенденции, и степень ее удовлетворенности. Это дает возможность, по нашему мнению, дифференцированно подходить к выявлению и анализу предметно-содержательных и рефлексивно-эмоциональных компонентов мотивационно-смысловых образований. Математическая обработка полученных в эксперименте результатов проводилась по типовой программе статистического анализа «Стадия» и состояла в вычислении основных параметров эмпирических распределений, корреляций между переменными, исследовании факторных структур.

При анализе и интерпретации эмпирических данных мы исходили не из традиционного выделения высокого, среднего и низкого уровней количественной выраженности измеряемых переменных, а описывали полученные эмпирические распределения как некое статистическое целое, поскольку такой подход максимально соответствует решению выдвинутых нами исследовательских задач, направленных на выявление и объяснение основных динамических тенденций в содержании и структуре мотивационно-смысловой сферы студентов в течение пяти лет обучения в вузе. При осуществлении такого подхода мы пользовались логикой, разработанной и используемой в современной отечественной психологии.

В исследовании принимали участие студенты-психологи 1, 2, 3, 4, и 5 курсов факультета психологи Педагогического института Белгородского государственного национального исследовательского университета. Их общее количество составило 215 человек.

Содержание и динамика мотивационно-смысловых образований у студентов-психологов в процессе обучения в вузе

Результаты проведенного эмпирического исследования позволяют обнаружить общие тенденции, характеризующие процесс развития субъективной сферы, и выделить особенности каждого из исследуемых мотивационно-смысловых образований в структуре направленности личности студентов, готовящих себя к профессиональной деятельности психолога.

Мотивационно-смысловые образования в структуре направленности личности студентов будущих психологов представляют собой сложную динамическую систему. В начале обучения в вузе состояние их мотивационно-смысловых образований характеризуется общим подъемом и в то же время неустойчивостью и внутренней противоречивостью. Ведущее положение в структурных иерархиях занимают рефлексивно-эмоциональные компоненты, выражающие удовлетворенность личностных запросов. Подчиненное положение предметно-содержательных компонентов свидетельствует об отсутствии у испытуемых сильных мотивационных тенденций, указывает общий вектор направленности личности на переживание успеха от их реализации.

В процессе обучения в структуре мотивационно-смысловой сферы будущих психологов происходят существенные изменения – снимается первоначально присутствующее противоречие между предметно-содержательными и рефлексивно-эмоциональными компонентами мотивационно-смысловых образований личности. Наблюдается «встречное» движение, направленное на гармонизацию личностных запросов, ожиданий и степени их удовлетворенности, что свидетельствует о стабилизации субъективной сферы, появлении сильных мотивационных тенденций, возникновении качественно иной системы мотивационно-смысловых образований. Изменения в содержании системы личности студентов-психологов обусловлены их вхождением в новую социальную ситуацию развития, характеризующуюся объективной необходимостью освоения основ будущей профессии в процессе осуществления различных форм новой ведущей учебно-профессиональной деятельности.

Вторая выявленная тенденция заключается в наличии вариативности показателей средних значений всех исследуемых переменных. Сопоставление величин средних значений в выборках студентов-психологов разных курсов позволяет выделить как позитивную, так и негативную динамику выраженности исследуемых переменных, а также констатировать отсутствие последовательности развития от курса к курсу. Динамическая картина изменений субъективной сферы личности студентов, характеризуется, скорее, неравномерностью и противоречивостью, чем линейностью развития. Наибольшая выраженность большинства исследуемых переменных обнаруживается у первокурсников, у студентов третьего курса и выпускников, по сравнению со студентами других курсов. Такая «пульсирующая» динамика, думается, не является случайной. Подчеркнем, что нелинейный характер изменений в субъективной сфере студентов свидетельствует в пользу не эволюционного типа развития. Динамика направленности личности осуществляется по логике преодоления противоречий, кризисов. Этот момент заслуживает особого внимания и требует специальных исследований, но уже в контексте полученных данных можно говорить о том, что в основе развития профессиональной направленности личности студентов-психологов лежат противоречия между наличными формами и механизмами мотивационно-смыслового обусловливания различных видов активности и идеальными формами и механизмами, содержание которых задается объективными требованиями образовательного пространства вуза, т.е. – особенностями социальной ситуации развития, логикой учебной и учебно-профессиональной деятельности, фиксируется в личностных новообразованиях. Наряду с этим, выявленный факт вариативности показателей исследуемых переменных свидетельствует о сензитивности субъективной сферы студентов.

Анализ величин средних значений показывает, что наиболее значительные изменения, фиксирующие положительную динамику, обнаруживаются в сфере достигающей симптоматики. Этот процесс в равной степени характерен как для предметно-содержательных компонентов мотивационно-смысловых образований (напр., величины средних значений переменной, описывающей стремление к совершенствованию своего дела, у первокурсников – 8,67, у студентов четвертого и пятого курсов, соотв., – 10,1; 9,78), так и для их рефлексивно-эмоциональных компонентов (удовлетворенность достижения у студентов первого курса – 5,95; четвертого – 6,26; пятого – 6,28). Полагаем, проявление факта преобладания в иерархии мотивационно-смысловых образований симптоматики саморазвития, самосовершенствования у молодежи, связавшей личностную и жизненную историю с практической психологией, следует оценивать как позитивный факт. Мы считаем, что для молодежи в целом и для будущих психологов, в особенности, в качестве смыслового ориентира должны выступать содержательные аспекты достижения, поскольку они являются ведущими детерминантами в процессе личностной самореализации, выступают в качестве онтологической основы (и диагностического критерия) успешности освоения и реализации требований профессиональной деятельности [3; 4, 5].

Существенно повышается для будущих психологов субъективное значение процесса овладения новой информацией, расширения собственного опыта (познание: у студентов 1 курса – 9,69; у пятикурсников – 10,6). Имеют место менее динамичные, но достаточно выраженные положительные изменения в проявлении стремления оказывать влияние на других людей, в склонности к организаторской и управленческой активности, к лидерству (доминирование: у первокурсников – 7,47, у студентов 3 и 5 курсов, соотв., – 8,25 и 8,6).

В тоже время будущих психологов характеризуют и тенденции снижения выраженности величин средних значений некоторых анализируемых мотивационно-смысловых феноменов. Этот факт наиболее четко проявился в динамике отношения к учебным предметам, удовлетворенности вузом, группой, в стремлении к систематической учебной работе. Так, у первокурсников обнаружен самый высокий в исследуемых выборках студентов уровень выраженности положительного отношения к учению (11,4). На втором курсе интерес к учению резко снижается (9,05). На третьем курсе будущие психологи еще менее заинтересованы в результативности учебы (8,14). У четверокурсников и у выпускников вуза эта тенденция, которая выражает, как мы полагаем, утрату смысла и характеризует демотивированность учения, несколько выравнивается (соотв. – 9,57; 9,32).

Похожие изменения характеризуют и отношение молодежи к избранной профессии. Если студенты первого и второго курсов связывают с ней позитивные личностные и жизненные перспективы (38,5), то четверокурсники и пятикурсники не столь оптимистичны в оценке возможностей своей будущей профессии (соотв., – 34,2; 35,0).

Менее выраженная динамика характеризует симптоматику, описывающую склонность к общению и дружбе, проявления сочувствия другим людям, стремление к пониманию их проблем. Наиболее высокий показатель аффилиативных тенденций зафиксирован у второкурсников (11,5), но к концу обучения их выраженность уменьшается и у пятикурсников составляет 10,7.

Изменения показателей рефлексивно-эмоциональных аспектов мотивационно-смысловых образований, за исключением удовлетворенности достижения, свидетельствуют о незначительной динамике. Реализованность стремления к дружеским контактам, имеющая наиболее высокий показатель выраженности по сравнению с другими рефлексивно-эмоциональными компонентами исследуемых переменных, в выборке студентов, поступивших в вуз, составляет 6,38; у выпускников – 6,6. Удовлетворенность познания, в наибольшей степени характерная для первокурсников (6,5), у студентов третьего курса снижается (5,68) и стабилизируется к окончанию вуза (4 курс – 6,29; 5 курс – 6,19). Удовлетворенность доминирования, оставаясь количественно наименее выраженной переменной, характеризуется наибольшей устойчивостью к изменениям: реализованность лидерских устремлений в начале обучения составила 3,57, а в конце обучения – 3,58.

Сопоставление полученных результатов с данными, представленными в психологической литературе, позволяет сделать вывод, что мотивационно-смысловые ресурсы у будущих психологов, как и у других студентов, независимо от выбранной профессии, выше, чем у старших школьников, но ниже по сравнению с аспирантами, молодежью, совмещающей учебу с работой [9].

Заключение.

Полученные результаты подтверждают актуальность важной для высшей школы, осуществляющей обучение и воспитание психолога проблемы – проблемы оптимизации процесса подготовки психологов: поиска путей для создания условий, открывающих возможность эффективно управлять ходом развития профессиональной направленности личности, доминирующими переменными в структуре которой, были бы мотивы и смыслы саморазвития, самоосуществления, открытия нового, расширения опыта, оказания помощи людям и готовность принять помощь по отношению к себе.

Лекция 9. Мотивационная сфера личности. Деловая психология

Лекция 9. Мотивационная сфера личности

В предыдущей лекции мы уже говорили, что личность – это то, что присуще только человеку, что отличает его от животных.

То, что присуще только человеку и вместе с тем каждому человеку, – это его внутренний мир. Внутренний мир – это не просто образ внешнего; такой образ есть и у животных, даже низших животных. Внутренний мир имеет свое специфическое содержание, свои законы формирования и развития, которые во многом (хотя не полностью) независимы от мира внешнего.

Начнем с того, что дает человеку обладание внутренним миром. Поведение животных определяется двумя рядами факторов: внешними стимулами, вызывающими автоматические инстинктивные или прижизненно сформированные реакции, и внутренними состояниями напряжения тех или иных потребностей, от которых зависит готовность животного к тем или иным формам поведения и к реагированию на те или иные стимулы. Взаимодействие этих двух рядов может порождать иногда очень сложные механизмы детерминации поведения, но это поведение всегда оказывается подчинено только одной логике – логике удовлетворения актуальных потребностей.

Поведение человека также зачастую подчиняется именно такой логике и сводится к реагированию на стимулы и удовлетворению сиюминутных мотивов. Вместе с тем все поведение человека нельзя свести только к этому. Как точно заметил Гегель, обстоятельства и мотивы господствуют над человеком лишь тогда, когда он сам позволяет им это [66]. Различение двух логик человеческого существования четко представлено в концепции американского психолога Сальваторе Мадди [410]. Мадди выделяет у человека три группы потребностей. Две из них вполне традиционны и отмечаются большинством психологов – это потребности биологические и социальные. Третья же группа потребностей никем раньше в подобные перечни не включалась. Мадди называет эту группу потребностей психологическими и включает в нее потребности в суждении, воображении и символизации.

Мадди описывает два типа развития личности в зависимости от того, какие потребности выходят у нее на первый план. В одном случае у человека безраздельно доминируют биологические и социальные потребности, а психологические очень слабы. В этом случае человек воспринимает самого себя как не более чем воплощение набора биологических нужд и социальных ролей и ведет себя сообразно им, то есть в соответствии с логикой, которую мы можем назвать логикой удовлетворения актуальных потребностей. Мадди называет этот путь развития личности конформистским. При другом, индивидуалистском, пути развития личности главенствующее положение занимают психологические потребности, и это играет ключевую роль в изменении всей логики поведения. Человек выходит за пределы биологических нужд и социальных ролей, преодолевает ситуативность своего поведения именно благодаря суждению, воображению и символизации. С их помощью он строит не только картину мира как он есть, но и картину желательного мира и картины других возможных миров; он связывает в сознании актуальную ситуацию со многими другими обстоятельствами, которые не присутствуют в ней непосредственно, в том числе с ее отдаленными причинами и последствиями; он обретает целостность картины мира во временной перспективе, становится способным планировать свои будущие действия и оценивать смысл любого своего действия либо внешнего обстоятельства в контексте не сиюминутной ситуации, а всей своей жизни, а порой и в более широком контексте. Выдающийся психолог нашего времени Виктор Франкл [397] писал, что животное не является личностью, потому что для животного не существует лежащего перед ним мира; для животного существует лишь окружающая среда. Напротив, личность живет как раз не в среде, а в мире, отношения с которым она строит с помощью своего внутреннего мира на основе логики жизненной необходимости – логики, в свете которой каждое действие или обстоятельство выступает как имеющее в контексте всей жизни личности определенный смысл, иными словами, определенное место и роль. И если С. Мадди несколько упрощает картину, деля людей на два типа – конформистов и индивидуалистов, то мы можем (считая более правильным) видеть в этом, скорее, две логики поведения и существования, которые в разные моменты может демонстрировать один и тот же человек. Одна из них – реактивная логика, логика удовлетворения потребностей – наиболее прямолинейна и является общей для человека и животных, вторая – смысловая логика, логика жизненной необходимости – является исключительно достоянием человека. Человек может жить и действовать сообразно этой логике благодаря механизмам смысловой регуляции, которые образуют ядро внутреннего мира – второго уровня личностной структуры.

Внутренний мир – это не набор эзотерических сущностей, не имеющих ничего общего с внешним миром. Мы уже говорили, что внутренний мир включает в себя специфическим образом преломленную и обобщенную внешнюю реальность, окрашенную тем смыслом, который она имеет для человека. Что является основными его составляющими? Конечно же, не сами объекты, явления и обобщенные категории внешней, объективной реальности. И не психические механизмы, отвечающие за их преломление в сознании человека. Основными составляющими внутреннего мира человека являются присущие только ему и вытекающие из его уникального личностного опыта устойчивые смыслы значимых объектов и явлений, отражающие его отношение к ним, а также личностные ценности, которые являются, наряду с потребностями, источниками этих смыслов. Поэтому в психологии иногда используют понятие «ценностно-смысловая сфера личности» для обозначения того, что на обыденном языке называется внутренним миром человека.

Среди всех понятий, которые используются в психологии для объяснения побудительных моментов в поведении человека, самыми общими, основными являются понятия мотивации и мотива.

Термин «мотивация» представляет более широкое понятие, чем термин «мотив». Слово «мотивация» используется в современной психологии в двояком смысле: как обозначающее систему факторов, детерминирующих поведение (сюда входят, в частности, потребности, мотивы, цели, намерения, стремления и многое другое), и как характеристика процесса, который стимулирует и поддерживает поведенческую активность на определенном уровне. Мотивацию, таким образом, можно определить как совокупность причин психологического характера, объясняющих поведение человека, его начало, направленность и активность.

Мотивационного объяснения требуют следующие стороны поведения: его возникновение, продолжительность и устойчивость, направленность и прекращение после достижения поставленной цели, преднастройка на будущие события, повышение эффективности, разумность или смысловая целостность отдельно взятого поведенческого акта.

Представление о мотивации возникает при попытке объяснения, а не описания поведения. Это – поиск ответов на вопросы типа «почему?», «зачем?», «для какой цели?», «ради чего?», «какой смысл?…». Обнаружение и описание причин устойчивых изменений поведения и есть ответ на вопрос о мотивации содержащих его поступков.

Любая форма поведения может быть объяснена как внутренними, так и внешними причинами. В первом случае в качестве исходного и конечного пунктов объяснения выступают психологические свойства субъекта поведения, а во втором – внешние условия и обстоятельства его деятельности. В первом случае говорят о мотивах, потребностях, целях, намерениях, желаниях, интересах и т. п., а во втором – о стимулах, исходящих из сложившейся ситуации. Иногда все психологические факторы, которые как бы изнутри, от человека определяют его поведение, называют личностными диспозициями. Тогда соответственно говорят о диспозиционной и ситуационной мотивациях как аналогах внутренней и внешней детерминации поведения.

Поведение личности в ситуациях, которые кажутся одинаковыми, представляется довольно разнообразным, и это разнообразие трудно объяснить, апеллируя только к ситуации. Установлено, например, что даже на одни и те же вопросы человек отвечает по-разному в зависимости от того, где и как эти вопросы ему задаются. В этой связи есть смысл определить ситуацию не физически, а психологически, так, как она представляется субъекту в его восприятии и переживаниях, то есть так, как человек понимает и оценивает её.

Сиюминутное, актуальное поведение человека следует рассматривать не как реакцию на определенные внутренние или внешние стимулы, а как результат непрерывного взаимодействия его диспозиций с ситуацией. Это предполагает рассмотрение мотивации как циклического процесса непрерывного взаимного воздействия и преобразования, в котором субъект действия и ситуация взаимно влияют друг на друга, и результатом этого является реально наблюдаемое поведение. Мотивация в данном случае мыслится как процесс непрерывного выбора и принятия решений на основе взвешивания поведенческих альтернатив.

Мотивация объясняет целенаправленность действия, организованность и устойчивость целостной деятельности, направленной на достижение определенной цели.

Мотив в отличие от мотивации – это то, что принадлежит самому субъекту поведения, является его устойчивым личностным свойством, изнутри побуждающим к совершению определенных действий. Мотив также можно определить как понятие, которое в обобщенном виде представляет множество диспозиций.

Из всех возможных диспозиций наиболее важной является понятие потребности. Ею называют состояние нужды человека или животного в определенных условиях, которых им недостает для нормального существования и развития. Потребность как состояние личности всегда связана с наличием у человека чувства неудовлетворенности, связанного в дефицитом того, что требуется организму (личности).

Потребность есть у всех живых существ. И этим живая природа отличается от неживой. Другим её отличием, также связанным с потребностями, является избирательность реагирования живого именно на то, что составляет предмет потребностей, то есть на то, чего организму в данный момент времени не хватает. Потребность активизирует организм, стимулирует поведение, направленное на поиск того, что требуется. Она как бы ведет за собой организм, приводит в состояние повышенной возбудимости отдельные психические процессы и органы, поддерживает активность организма до тех пор, пока соответствующее состояние нужды не будет полностью удовлетворено.

Количество и качество потребностей, которые имеют живые существа, зависит от уровня их организации, от образа и условий жизни, от места, занимаемого соответствующим организмом на эволюционной лестнице. Больше всего разнообразных потребностей у человека, у которого, кроме физических и органических потребностей, есть еще материальные, духовные, социальные (последние представляют собой специфические потребности, связанные с общением и взаимодействием людей друг с другом). Как личности, люди отличаются друг от друга разнообразием имеющихся у них потребностей и особым сочетанием этих потребностей.

Известный американский психолог А. X. Маслоу в 1954 г. создал иерархическую модель мотивации («Мотивация и личность»), предложив следующую классификацию человеческих потребностей:

1. Потребности физиологические (органические) – голод, жажда, половое влечение и др.

2. Потребности в безопасности – чувствовать себя защищенным, избавиться от страха, от агрессивности.

3. Потребности в принадлежности и любви – принадлежать к общности, находиться рядом с людьми, быть принятым ими.

4. Потребности уважения (почитания) – компетентность, одобрение, признание, авторитет, достижение успехов.

5. Познавательные потребности – знать, уметь, понимать, исследовать.

6. Эстетические потребности – гармония, симметрия, порядок, красота.

7. Потребности в самоактуализации – реализация своих целей, способностей, развитие собственной личности.

В соответствии со своей моделью А. X. Маслоу утверждал, что высшие потребности могут направлять поведение индивида лишь в той мере, в какой удовлетворены его более низшие потребности. Что же касается самого высокого класса способностей – самоактуализации, то, по А. X. Маслоу, самоактуализация как способность может присутствовать у большинства людей, но лишь у небольшого меньшинства она является в какой-то степени свершившейся [4 II].

Основные характеристики человеческих потребностей – сила, периодичность возникновения и способ удовлетворения. Дополнительной, но весьма существенной характеристикой, особенно когда речь идет о личности, является предметное содержание потребности, то есть совокупность тех объектов материальной и духовной культуры, с помощью которых данная потребность может быть удовлетворена.

Второе после потребности по своему мотивационному значению понятие – цель. Целью называют тот непосредственно осознаваемый результат, на который в данный момент направлено действие, связанное с деятельностью, удовлетворяющей актуализированную потребность. Если всю сферу осознаваемого человеком в сложной мотивационной динамике его поведения представить в виде своеобразной арены, на которой разворачивается красочный и многогранный спектакль его жизни, и допустить, что наиболее ярко в данный момент на ней освещено то место, которое должно приковывать к себе наибольшее внимание зрителя (самого субъекта), то это и будет цель.

Цель является основным объектом внимания, занимает объем кратковременной и оперативной памяти; с ней связаны разворачивающийся в данный момент времени мыслительный процесс и большая часть всевозможных эмоциональных переживаний. В отличие от цели, связанной с кратковременной памятью, потребности, вероятно, хранятся в долговременной памяти.

Рассмотренные мотивационные образования: диспозиции (мотивы), потребности и цели – являются основными составляющими мотивационной сферы человека.

Каждая из диспозиций может быть реализована во многих потребностях. В свою очередь, поведение, направленное на удовлетворение потребности, разделяется на виды деятельности (общения), соответствующие частным целям.

Мотивационную сферу человека с точки зрения ее развитости можно оценивать по следующим параметрам: широта, гибкость и иерархизированность.

Под широтой мотивационной сферы понимается качественное разнообразие мотивационных факторов – диспозиций (мотивов), потребностей, целей, представленных на каждом из уровней. Чем больше у человека разнообразных мотивов, потребностей и целей, тем более развитой является мотивационная сфера.

Гибкость мотивационной сферы характеризует процесс мотивации следующим образом. Более гибкой считается такая мотивационная сфера, в которой для удовлетворения мотивационного побуждения более общего характера (более высокого уровня) может быть использовано больше разнообразных мотивационных побудителей более низкого уровня.

Например, более гибкой является мотивационная сфера человека, который в зависимости от обстоятельств удовлетворения одного и того же мотива может использовать более разнообразные средства, чем другой человек. Скажем, для этого индивида потребность в знаниях может быть удовлетворена только телевидением, радио и кино, а для другого средством её удовлетворения являются также разнообразные книги, периодическая печать, общение с людьми. У последнего мотивационная сфера по определению будет более гибкой.

Заметим, что широта и гибкость характеризуют мотивационную сферу человека по-разному. Широта – это разнообразие потенциального круга предметов, способных для данного человека служить средством удовлетворения актуальной потребности, а гибкость – подвижность связей, существующих между разными уровнями иерархической организованности мотивационной сферы: между мотивами и потребностями, мотивами и целями, потребностями и целями.

Наконец, иерархизированность – это характеристика строения каждого из уровней организации мотивационной сферы, взятого в отдельности. Потребности, мотивы и цели не существуют как рядоположенные наборы мотивационных диспозиций. Одни диспозиции (мотивы, цели) сильнее других и возникают чаще; другие слабее и актуализируются реже. Чем больше различий в силе и частоте актуализации мотивационных образований определенного уровня, тем выше иерархизированность мотивационной сферы.

Кроме мотивов, целей и потребностей, в качестве побудителей человеческого поведения рассматриваются также интересы, задачи, желания и намерения.

Интересом называют особое мотивационное состояние познавательного характера, которое, как правило, напрямую не связано с какой-либо одной, актуальной в данный момент времени, потребностью. Интерес к себе может вызвать любое неожиданное событие, непроизвольно привлекшее к себе внимание, любой новый появившийся в поле зрения предмет, любой частный, случайно возникший слуховой или иной раздражитель.

Задача как частный ситуационно – мотивационный фактор возникает тогда, когда в ходе выполнения действия, направленного на достижение определенной цели, организм наталкивается на препятствие, которое необходимо преодолеть, чтобы двигаться дальше. Одна и та же задача может возникать в процессе выполнения самых различных действий и поэтому так же неспецифична для потребностей, как и интерес.

Желания и намерения – это сиюминутно возникающие и довольно часто сменяющие друг друга мотивационные субъективные состояния, отвечающие изменяющимся условиям выполнения действия.

Интересы, задачи, желания и намерения, хотя и входят в систему мотивационных факторов, участвуют в мотивации поведения, однако выполняют в ней не столько побудительную, сколько инструментальную роль. Они больше ответственны за стиль, а не за направленность поведения.

Мотивация поведения человека может быть сознательной и бессознательной. Это означает, что одни потребности и цели, управляющие поведением человека, им осознаются, другие нет. Многие психологические проблемы получают свое решение, как только мы отказываемся от представления о том, будто люди всегда осознают мотивы своих действий, поступков, мыслей и чувств. На самом деле их истинные мотивы не обязательно таковы, какими они кажутся.

Источниками смыслов, определяющими, что для человека значимо, а что нет, и почему, какое место те или иные объекты или явления занимают в его жизни, являются потребности и личностные ценности человека. И те и другие занимают одно и то же место в структуре мотивации человека и в структуре порождения смыслов: смысл для человека приобретают те объекты, явления или действия, которые имеют отношение к реализации каких-либо его потребностей или личностных ценностей. Эти смыслы индивидуальны, что вытекает не только из несовпадения потребностей и ценностей разных людей, но и из своеобразия индивидуальных путей их реализации.

Возьмем для примера агрессивные действия хулигана, которые многие юристы обычно классифицировали как «немотивированные» преступления. Психологический анализ показывает, что за ними стоят реальные мотивы и потребности, в частности потребность в самоутверждении, которая присуща в той или иной степени всем людям. Однако у разных людей реализация этой потребности достигается разными путями; у одних – через творческие достижения, у других – через обогащение, у третьих – через успех у противоположного пола, у четвертых – через карьеру, и только у некоторых – через насилие, физическое подавление других людей. В отличие от большинства людей для хулиганов (впрочем, и для некоторых политиков) унижение и физическое подавление других людей имеет смысл самоутверждения, истоки которого лежат в неблагоприятных условиях формирования их личности.

Но, помещая во главу угла потребности, мы целиком ставим внутренний мир личности в зависимость от внешнего мира, в котором личность живет и действует. Такая зависимость существует, но кроме этого в личности есть некая точка опоры, позволяющая ей встать в независимую позицию по отношению к внешнему миру и всем его требованиям. Эту точку опоры образуют личностные ценности.

Личностные ценности связывают внутренний мир личности с жизнедеятельностью общества и отдельных социальных групп. Любой социальной группе – от отдельной семьи до человечества как целого – присуща направленность на определенные общие ценности: идеальные представления о хорошем, желательном, должном, обобщающие опыт совместной жизнедеятельности всех членов группы. У каждой группы свой набор ценностей, они могут в большей или меньшей степени пересекаться между собой – от полного совпадения до полного несовпадения. Усваивая от окружающих взгляды на нечто как на ценность, человек закладывает в себя новые, независимые от потребностей регуляторы поведения. Конечно, отдельный человек не впитывает, в себя автоматически все ценности даже тех социальных групп, членом которых он является. Превращение социальной ценности в личную возможно только тогда, когда человек вместе с группой включился в практическую реализацию этой общей ценности, ощущая ее как свою. Тогда в структуре личности возникает и укореняется личностная ценность – идеальное представление о должном, задающее направление жизнедеятельности и выступающее источником смыслов. Формальное отношение к социальным ценностям не приводит к превращению их в личностные.

Во внутренний мир личности потребности и личностные ценности входят в совершенно разном обличье. Потребности отражаются во внутреннем мире в форме желаний и стремлений, исходящих из «Я», более или менее произвольных и потому случайных. Личностные ценности, напротив, отражаются в нем в форме идеалов-образов совершенных черт или желательных обстоятельств, которые переживаются как нечто объективное, независимое от «Я». Например, влечение мужчины к женщине (или наоборот), с одной стороны, и восхищение ее (его) красотой или другими достоинствами – с другой, различаются как раз тем, что смысл другого человека в первом случае окрашен желанием и порождается сиюминутными потребностями, а во втором – окрашен определенными идеалами (красоты, добра, совершенства и др.) и порождается личностными ценностями. В отличие от потребностей, личностные ценности, во-первых, не ограничены данным моментом, данной ситуацией, во-вторых, не влекут человека к чему-то изнутри, а притягивают его извне, и, в-третьих, не эгоистичны, придают оценкам элемент объективности, поскольку любая ценность переживается как нечто, объединяющее с другими людьми. Конечно, эта объективность относительна, ведь даже самые общепринятые ценности, становясь частью внутреннего мира конкретного человека, трансформируются и приобретают в нем свои отличительные особенности.

Итак, ценности – это то, что человек особенно ценит в жизни, чему он придает особый положительный жизненный смысл.

У каждого человека свои жизненные ценности. У кого-то они материальные, у кого-то духовные. Но ни один человек не может прожить в полном одиночестве. Волей или неволей человеку приходится общаться с себе подобными. На работе, на улице, в магазинах, в транспорте мы все время общаемся с людьми. Это постоянный процесс своеобразного психологического взаимодействия в обществе ведет за собой возникновение каких-то определенных форм общения, отношений, формирование общих ценностей. Некоторые формы общения под влиянием общества перешли в общечеловеческие ценности: дружбу, любовь.

Для людей любого возраста наличие близких отношений, при которых они как бы сопоставляют себя с другими людьми, разделяют с ними свои заботы, мысли, чувства и тревоги, служат важным источником жизненной энергии, эмоционального и физического благополучия. Существование таких отношений, которые мы называем интимными, являются своего рода психологическим амортизатором деловых, бытовых и личных проблем и потрясений.

Словарь русского языка объясняет понятие «интимный» как содержательно характеризующее отношения, которым присущи глубоко личные, сокровенные и задушевные переживания.

Дружбу можно определить как положительные взаимоотношения, основанные на взаимной открытости, полном доверии, общности интересов, преданности людей друг другу, их постоянной готовности в любой момент прийти друг другу на помощь. Дружеские отношения бескорыстны, в них человек получает удовольствие от того, что доставляет приятное другому.

Цели, которые преследует дружба, могут быть различными: деловыми, или утилитарными; эмоциональными, связанными с удовольствием от общения друг с другом; рациональными, основанными на взаимном интеллектуальном обогащении друзей; нравственными, ориентированными на взаимное моральное совершенствование. Все эти цели в реальной жизни сложным образом переплетаются, сочетаются и взаимодополняются, а сама по себе дружба приобретает многоцелевую ориентацию.

Для дружеских отношений характерно глубокое взаимопонимание людей. Психологически это означает возможность общаться друг с другом почти без слов, при помощи жестов, мимики и пантомимики, воспринимать и точно понимать друг друга на основе едва уловимых движений и модуляций голоса, понятных только друзьям и не воспринимаемых окружающими. Давние друзья могут заранее предсказывать реакции и поведение друг друга в различных жизненных ситуациях, вплоть до определения мыслей, которые придут в голову в том или ином эпизоде. Дружба занимает промежуточное положение между двумя видами человеческих отношений: знакомством и любовью. От первого дружба отличается тем, что носит более глубокий характер, гораздо глубже знакомства или приятельства. От любви дружба отличается строгими, нормативно и ритуально определенными правилами поведения.

Нормы и правила, которыми руководствуются люди в дружеских отношениях, – это равноправие, уважение, умение понять, готовность прийти на помощь, доверие и преданность. Нарушение любого из них ведет к разрушению дружбы, в то время как в интимных отношениях типа любви люди могут отчасти прощать друг другу подобные нарушения ради сохранения связывающих их глубоких чувств.

Друзья делятся друг с другом новостями преимущественно личного характера или выражают собственное мнение по поводу того, что происходит вокруг, причем это мнение, как правило, также бывает сугубо личным. Темы для разговоров друзей обычно выбираются такие, которые интересны и значимы для каждого из них. Этим, в частности, содержание общения друзей отличается от общения просто знакомых или приятелей.

В межличностном общении друзья сохраняют деликатность, заботясь о том, чтобы не обидеть, не задеть друг друга неосторожно сказанными словами, непреднамеренными действиями. Такое общение можно назвать заботливым, оно ориентировано на эмоциональную поддержку. В тоже время друзья могут отпускать шутки в адрес друг друга, которые сильно бы задели постороннего, и вместе смеяться над ними.

Настоящие друзья поддерживают друг друга не только эмоционально, но и всеми доступными для них способами, причем такая поддержка всегда является бескорыстной, идет от души.

В индивидуальной жизни человека дружба возникает как вполне закономерное явление. Появляется она в детстве тогда, когда у ребенка возникают первые проблемы и вопросы сугубо личного характера – такие, в которых он самостоятельно не в состоянии разобраться. Это – переход к взрослости, называемый в обыденной жизни отрочеством, а на языке возрастной психологии именуемый подростничеством. Здесь впервые осознаются и в межличностном общении подростков с окружающими людьми усваиваются основные нормы и правила дружбы.

Вначале дружеские отношения переходят от стадии знакомства к товариществу или приятельству, а затем постепенно трансформируются в подлинно интимные. Для того чтобы стать полноправным участником дружеских отношений, человек должен созреть нравственно и интеллектуально как личность. Это происходит примерно к 14–15 годам, когда дружеские взаимоотношения впервые проявляются в полном своем объеме.

У детей дружба содержательно ограничена общением по поводу сравнительно простых личных и деловых вопросов (например, общие увлечения), у взрослых же дружеские связи обогащаются совместными профессиональными занятиями. Друзьями в старшем возрасте часто становятся коллеги по работе, которые, кроме общности личных и интеллектуальных качеств, обладают еще общностью профессиональных целей и намерений.

С возрастом и повышением уровня психологического развития человека меняется не только содержание, но и формы дружеских связей. От общения на личные темы друзья переходят к продуктивной совместной деятельности, включая интегральную творческую работу. В истории науки, литературы, искусства, экономики и политики известно немало примеров того, как друзья сохранили дружеские отношения и перенесли их в профессиональную деятельность.

Но, как показывает практика, наиболее крепкие дружеские отношения складываются в школьные и студенческие годы. Именно в эти периоды жизни люди, как говорят, приобретают друзей на всю жизнь. С годами дружеские отношения переходят на более высокую ступень отношений – родственных отношений.

Дружба людей противоположного пола со временем может незаметно перерасти в более глубокое интимное чувство – любовь, которая прочно и надолго связывает людей между собой.

Если дружба – первый акт душевного сближения людей, то любовь – заключительный, составляющий вершину человеческой интимности.

Любовь – это не только чувство, но и способность любить другого человека, а также возможность быть любимым. Она требует усилия и старания, конечную цель приложения которых можно выразить одним словом – самосовершенствование, то есть поднятие себя до высот достоинства любви, до способности дарить ее другим. Любовь – это также искусство, которому надо учиться и в котором необходимо постоянно совершенствоваться.

Любовь – это такой вид отношений между людьми, который не допускает господства одного человека над другим или беспрекословного подчинения одного другому. В любви обе стороны равны, одна не жертвует собой ради другой, и каждый, ничего не теряя, только приобретает. Люди в этом типе отношений не остаются разделенными. Вместе они составляют неразделимое целое, каждая сторона или часть которого служит условием и важнейшей предпосылкой для совершенствования другой.

Отдавая в любви свою жизненную силу и энергию другому существу, человек делит с ним свою радость, увеличивая и собственную, расширяя свое понимание мира, обогащая личный кругозор, опыт, знания и переживания, которые вместе составляют его духовное богатство. В любви человек отдает, чтобы получать, и получает, чтобы отдавать. Настоящая любовь вызывает в человеке взрыв ответной энергии, обратно направленные движения душевной щедрости.

Любовь предполагает заботу о другом человеке, заинтересованность в улучшении его жизни и развития. Где нет этого, там не может быть настоящей любви. Любовь – это милосердие и ответственность любящего за любимое существо. Это и уважение к нему, и активное проникновение в него с целью познания, но без нарушения права иметь тайны и оставаться личностью.

Страстное познание другого в любви отличается от бездумного созерцания и безразличного мышления, используемого как бездушное средство познания мира.

Это познание путем духовного сближения, идентификации с любимым человеком, переживания тождества с ним.

Человек, глубоко и по-настоящему любящий кого-то, не может любить только его одного. Свои благодатные качества его любовь распространяет на других окружающих людей. Любящий, лично обогащенный этим чувством, избыток его дарит другим людям в виде доброты и сердечности, отзывчивости и человечности.

Существует несколько видов любви: братская, материнская, эротическая, любовь человека к самому себе и любовь к Богу.

Братская любовь – это любовь между равными. Она одинаково распространяется человеком на всех близких ему людей.

Материнская любовь – это любовь сильного к слабому, защищенного к беззащитному, имущему к неимущему. Материнская любовь наиболее бескорыстна и открыта для всех.

Эротическая любовь – это любовь психофизического плана к единственному человеку, жаждущая полного слияния с ним и рождения потомства. Этот вид любви в отличие от двух предыдущих является исключительным в том смысле, что требует предпочтительности, особого выделения любимого существа среди других ему подобных и особенного, исключительного к нему отношения.

Любовь к себе как ценность до недавнего времени отрицалась в нашей литературе, так как считалось, что любить других – добродетель, а самого себя – грех. Эта идея имела широкое распространение среди людей нашей идеологически искаженной культуры. А если задуматься: может ли любить других человек, не способный любить себя? Логично предположить, что при трезвом размышлении ответ будет отрицательным. Каждый человек такое же существо, как и окружающие его люди. Если он любит других, то почему же не должен любить самого себя? Не может быть двух различных типов любви: к людям и к самому себе; любовь как высокое чувство или есть, или ее вовсе нет. Ведь в Библии сказано: «Возлюби ближнего своего как самого себя». Это высказывание говорит о связи между любовью к себе и к другим людям. Справедливо заметил Э. Фромм: «Любовь к другим людям и любовь к себе не оставляют альтернативы; напротив, установка на любовь к себе будет обнаружена у всех, кто способен любить других» [398, р. 76]. От любви к себе эгоизм отличается тем, что при нем существует исключительная любовь к себе в ущерб тому же отношению к окружающим людям. Эгоистичный в любви человек желает всего того, что он должен отдавать людям, только для самого себя. Любовь к другому может становиться эгоистичной. Так, мать, беззаветно и бездумно любящая свое дитя, жертвует собой в угоду его эгоистическим устремлениям, лишая аналогичного чувства не только себя, но и окружающих людей. Как иначе, кроме эгоистической, можно назвать любовь такой матери к своему ребенку, которая в других не видит чьих-то детей?

Что же представляет собой форма любви, которая называется любовь к Богу? В самом широком, социально-психологическом смысле слова она является универсальной и всеобщей, вбирает в себя все другие виды любви. Тут Бог выступает как символ и воплощение принципов добра, справедливости, истины и любви, поэтому понятно появление у человека аналогичного чувства к нему.

Кроме перечисленных, можно выделить разновидности любви, включающие отношения любящих людей к своим близким, прежде всего к отцу и матери. Когда такая любовь принимает крайние формы, лишающие любви других людей, то она превращается в псевдолюбовь. Один из ее видов Э. Фромм назвал невротической. В этом случае оба «любовника» оказываются больше привязаны не друг к другу, а к своим родителям. Они переносят эмоционально более сильное отношение к родителям друг на друга, видя друг в друге не самоценных личностей, а только воплощение черт своих родителей, которые рассматриваются как идеал. Но так как идеал может быть только один, а копия всегда хуже, то любовь к другому человеку оказывается всегда слабее, чем любовь к родителю. Такая любовь сосредоточена только на одном из родителей: либо на матери, либо на отце.

Матерински ориентированные мужчины, например, в своих любовных отношениях часто остаются детьми и от женщины, так же как и от матери, жаждут материнской любви. Они бывают мягки, добры, нежны и обаятельны, но вместе с тем беспомощны и безвольны. Их цель, – скорее, быть любимым, но не любить.

Отцовски ориентированная любовь чаще всего встречается у женщин, которые сами в детстве были очень привязаны к отцам. Став взрослыми, они пытаются найти мужчину, в котором бы воплотились лучшие черты отца, и обычно крепко привязываются к нему. Отцовски ориентированная женщина бывает счастлива с мужем, который заботится о ней, как о ребенке.

Такие виды любви присущи любому человеку. Они ярко выражены у человека в раннем возрасте. Многие были свидетелями того, как ребенок признается в любви одному из родителей и обещает жениться на матери или выйти замуж за отца. Такая любовь, как правило, наблюдается у детей к родителю противоположного пола. Родитель того же пола рассматривается ребенком как противник. 3. Фрейд назвал этот феномен «Эдипов комплекс».

Еще одна разновидность псевдолюбви – фанатическая любовь к кумиру. Из любви равноправной она превращается в любовь самоуничижающую, в любовь-поклонение, в любовь-обожествление. Человек, любящий так другого, утрачивает себя как личность, теряет вместо того, чтобы приобретать. Это не любовь, а идолопоклонничество.

К псевдолюбовным чувствам можно отнести сентиментальную любовь. В этом типе любви на первое место выходит поверхностное, ритуальное ухаживание, театральное поведение с эпизодами мелодрамы. Тех, кто реализует такую любовь, на самом деле не характеризует сколько-нибудь глубокое чувство к любимому человеку. Они, скорее, заняты самолюбованием, самими собой, чем проявлениями чувства любви к другому человеку, на которое они, вероятно, вообще не способны.

Замечено, что два человека влюбляются друг в друга тогда, когда находят друг в друге воплощение идеала. Иногда такое идеальное видение бывает односторонним, и в этом случае появляется так называемая неразделенная любовь. Правда, не всегда идеальные черты видны сразу, а иногда то, что видится, на самом деле может быть иллюзией.

По меткому выражению Э. Фромма, «привлекательность означает красивую упаковку свойств, которые престижны и искомы на личностном рынке» [398, р. 18].

Большое влияние на идеальное представление предмета любви оказывает исторический период. В средние века, например, и почти до середины XIX в. таким идеалом мужчины являлся рыцарь на белом коне, а женщины – нежное, романтическое и преданное сердце. В конце XIX – начале XX вв. в мужчине ценили честолюбие, силу, агрессивность, а также наличие у него хорошей кареты; в женщине – свободу поведения, кокетство и сексуальность. С середины нашего столетия идеалом мужчины становится деловой, энергичный, эрудированный, общительный и добрый человек на хорошей машине, а идеалом женщины – примерно такая же личность, как и в конце XIX в., плюс скромность и деловитость.

Любовь, начинающаяся с сексуального влечения или основанная только на нем, почти никогда не бывает прочной. Она обычно не долговечна потому, что в ней нет настоящих высоких чувств, о которых говорилось выше. Сексуальное влечение может скреплять любовь, но только при ее наличии. Вполне логично рассуждение Э. Фромма о том, что «самозабвенное помешательство друг на друге – не доказательство силы любви, а лишь свидетельство безмерности предшествовавшего ей одиночества» [398, р. 19].

На сегодняшний день, кроме подробно рассмотренных нами выше общечеловеческих ценностей, можно выделить такие, как уважение, мир, семья, экология, знания и т. д.

Так как человек существо социальное и нуждается в общении, то можно надеяться, что формы общения и общечеловеческие ценности не отпадут за ненадобностью.

Устойчивые отношения являются другим важным элементом внутреннего мира. Отношения характеризуют как раз тот конкретный смысл, который имеют для человека отдельные объекты, явления, люди и их классы. Если число ценностей, значимых для отдельного человека, может измеряться в лучшем случае двумя-тремя десятками, то количество конкретных отношений, образующих смысловое богатство личности, может быть практически безграничным. Их тем больше, чем больше в мире вещей, которые человеку небезразличны. Пожалуй, из всех психологических структур, в которых так или иначе воплощаются значимые для человека смыслы, отношения являются наиболее наглядными, видными невооруженным глазом даже неискушенному наблюдателю. Прямая связь отношений с главным в личности схвачена народной мудростью: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты».

Источником отношений служит, как правило, индивидуальный опыт, а высшими инстанциями, определяющими смысл для нас тех или иных людей, вещей и событий, – наши потребности и ценности. Например, если кто-то начинает чернить то, что для нас дорого, или мешает нам выполнить намеченные нами действия и реализовать тем самым наши потребности, то у нас формируется неприязнь к этому человеку, которую впоследствии нелегко преодолеть.

Поскольку задача ориентировки в сложном мире требует от нас вырабатывать свое отношение ко всему, с чем мы сталкиваемся, как можно скорее, первые контакты оказывают наибольшее влияние на формирование отношения. В социальной психологии хорошо известен и изучен эффект первого впечатления о человеке и его влияние на последующее отношение к этому человеку.

Отношения могут быть различной степени обобщенности: наряду с отношением к конкретным людям у каждого человека существует отношение к людям вообще, а также отдельные отношения к мужчинам, женщинам, старикам, молодежи, американцам, китайцам, евреям, русским, цыганам, москвичам, сибирякам, петербуржцам, артистам, ученым, военным, «новым русским», политикам, демократам, коммунистам, консерваторам, радикалам, продавцам, шоферам, проституткам, врачам, блондинкам, брюнетам, рыжим, матерям-героиням, холостякам, одноклассникам, коллегам и т. д., и т. п. При этом отношение к конкретному человеку может расходиться с отношением к той категории людей, к которой он принадлежит. Это связано с тем, что отношение к конкретному человеку почти всегда определяется индивидуальным опытом общения с ним, а отношение к категории людей – это искусственное, всегда натянутое обобщение, допускающее массу исключений.

Более близкое непосредственное знакомство может приводить как к укреплению, так и нередко к расшатыванию исходного отношения. Известный своими меткими афоризмами Г. К. Лихтенберг заметил: «Так называемые плохие люди всегда выигрывают, когда их лучше узнаешь, а хорошие – теряют» [185, с. 159].

Наряду с отношением к целому могут существовать и отличные от него отношения к частям, например к отдельным районам моего города я могу относиться совсем не так, как к городу в целом.

Многие закономерности формирования отношений к людям, вещам и событиям были сформулированы и с предельной четкостью описаны в «Этике, доказанной в геометрическом порядке» великого Бенедикта Спинозы. Вот две взятых наугад формулы, излагающие психологическую механику образования довольно сложных отношений: «Если мы воображаем, что кто-либо причиняет удовольствие предмету, который мы ненавидим, то будем и его ненавидеть»; «Если кто воображает, что его кто-либо любит и при этом не думает, что сам подал к этому какой-либо повод, то и он со своей стороны будет любить его» [312, с. 98; с. 111]. Конечно, теоремы Спинозы не исчерпывают механизмы смыслообразования, но вдумчивый исследователь, да и не только исследователь, найдет в них больше полезного для понимания внутреннего мира человека, чем во многих современных монографиях.

Наши потребности и ценности проявляются не только в форме отношений к конкретным людям, вещам, событиям и их обобщенным классам. Они проявляются и в том, какие критерии или признаки мы используем при их описании, классификации и оценке. Один и тот же человек использует разные критерии для описания и классификации разных объектов – это ясно. Но самое интересное, что разные люди пользуются разными критериями и признаками при описании одних и тех же объектов. Система этих критериев и признаков, для обозначения которых в психологии было введено специальное понятие конструкты, является важнейшей характеристикой внутреннего мира человека.

Это понятие было введено американским психологом Джорджем Келли, который поставил его во главу угла своей теории личности [407]. Келли первым обратил внимание на тот факт, что разные люди воспринимают, классифицируют и оценивают вещи, людей и события в разной системе понятий (конструктов), и что порой они склонны держаться за свои конструкты, даже если опыт явно показывает, что эти конструкты приводят к ошибочным оценкам и прогнозам. Так, Келли объясняет нетерпимость и агрессию именно неспособностью человека отказаться от своих привычных конструктов: «Если люди не ведут себя так, как он ожидает, он заставит их! Так его представление о них станет истинным!» [407, р. 512]. Келли говорит об определяющем влиянии ядерных конструктов личности на всю ее психологическую организацию. По Келли, смысл дан человеку только в терминах его личных конструктов.

Большинство конструктов можно сформулировать в виде двухполюсных шкал, которые мы автоматически прикладываем к вещам, людям и событиям, фиксируя их положение на этой шкале. Человек – старый или молодой, умный или глупый. Книга – легкая или трудная, интересная или неинтересная. Погода – сырая или сухая, теплая или холодная.

Многие конструкты описывают объекты и явления на языке их объективных свойств и не связаны напрямую с особенностями личности. Любой человек может оценить, тепло или холодно, хотя конкретные оценки могут различаться в зависимости от положения точки отсчета: одну и ту же погоду петербуржец оценит как теплую, а тбилисец – как холодную.

Но личность здесь еще ни при чем. Она выступает на сцену там, где мы начинаем использовать шкалы, описывающие не объективные, а субъективные измерения объектов – опасный или безопасный, хороший или плохой, удобный или неудобный, смешной, страшный, приятный… Сюда же относятся характеристики, которые, казалось бы, описывают сами объекты (людей, вещи, события) – добрый, злой, справедливый, агрессивный, умный, уродливый. Однако объективной меры всех этих черт не существует. Те конструкты, которые характеризуют собственно личность – смысловые конструкты – задаются присущими человеку потребностями и ценностями, поэтому один их полюс всегда «хороший», связан с желаемым и ценным, а второй – «плохой».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

ППР. А.А. Гостев. Образная сфера личности

Психологические феномены

рекламной взаимодеятельности

 

А.А. Гостев

 

ОБРАЗНАЯ СФЕРА ЛИЧНОСТИ

 

Углубление анализа полифункциональности психического образа в его разновидностях подчеркивает теоретическое и прикладное значение изучения «образной сферы» человека. Актуальным становится развитие дифференциально-психологического подхода к раскрытию прежде всего когнитивной и регулирующей функций психического образа в деятельности, заключающегося в демонстрации того вклада, который вносят те или иные характеристики образов конкретного типа (взятые как индивидуально изменчивые, переменные) в адекватность психического отражения и соответственно в обеспечение успешности конкретного вида деятельности. Особую значимость данный подход приобретает, в частности, в связи с необходимостью углубления исследований по изучению процесса построения человеком субъективной картины окружающего его мира, в частности социальной действительности в различных аспектах, т.е. в формировании мировоззрения в целом. Какую роль играют индивидуальные особенности образной сферы человека в формировании картины мира?

На наш взгляд, ключевым является положение об опосредованном характере психического отражения некоторым интегральным образом реальность (ИОР) (образом мира). Психический образ является, как известно, и обусловленным и обуславливающим. В единстве трех своих составляющих (чувственная ткань, значение и смысл) психический образ (мира) рассматривается А.Н. Леонтьевым как своеобразная «призма», опосредующая внешние воздействия в процессе регуляции деятельности. В свою очередь внешние воздействия, формируя соответствующие образы (мир образов), а также индивидуальные системы значений, изменяют ИОР.

Важным является также то, что «отражение человеком действительности всегда оказывается опосредованным особенностями, которые характеризуют этого человека как личность, как субъект труда, познания и общения». Например, как показал Ю.М. Жуков, адекватность познания людьми друг друга опосредуется рядом особенностей когнитивной сферы субъекта. На необходимость изучения влияния эмоционально-мотивационной сферы личности, особенностей психических процессов (внимания, памяти, мышления, воображения и др.) на характеристики общения и в более широком аспекте в ситуациях социального познания (например, в связи с изучением общественного мнения, формирования стереотипных представлений) указывал в своих работах В.Н. Мясищев. В последние годы подходы, «увязывающие» процессы социальной перцепции с индивидуальными особенностями человека, стали явно заметнее. Сказанное подчеркивает значимость исследования процессов социального отражения в зависимости от индивидуальных особенностей человека, в частности от особенностей образного отражения мира. Изучение индивидуальных особенностей образной сферы является, следовательно, важным аспектом проблемы опосредованного характера психического отражения.

Существование психического образа в определенных взаимосвязанных формах (в общественно выработанных формах поведения, деятельности, знаковых системах, в наглядно-чувственном образе объясняет как единство отражающей и регулирующей его функций, так и факт отражения в образе значения объекта. Образ не существует и вне отношения – оценки субъекта отражения (как личности) к объекту (личностный смысл). Подобная «личностная привязка» проявляет себя на любом уровне психического образа, особенно на уровне мировоззрения. Чувственная ткань, значение, личностный смысл как компоненты индивидуального сознания выполняют роль связующего звена между психологией познавательных процессов и психологией личности. Тесное взаимодействие в самой основе психического отражения наглядно-образного и личностного указывает на необходимость специальной разработки проблемы образного отражения мира конкретной личностью, в частности изучение образных явлений в структуре личности. Только на этом пути возможно объяснение того, как, почему, для чего в сознании конкретной взаимодействующей с миром личности возникает образ определенного вида и содержания. «Персонификация» образной сферы является следствием системного изучения психического образа, его многомерности и многоуровневости. С другой стороны, более пристальное внимание психологии личности к образной проблематике представляется не менее ценным, и, хотя связь личностных особенностей с характеристиками различных образных явлений очевидна и имплицитно присутствует во многих областях психологического знания, мы имеем недостаток исследований, рассматривающих ее прицельно. Остановимся на некоторых аспектах проблемы.

В нашем исследовании (совместно с Б.М. Петуховым) было показано, что индивидуальные особенности вторичных образов во многом определяют личностный стиль общения, который проявляется в выборе «ролей» при групповом обсуждении проблемы. Релевантными представляются факты о связи индивидуальных особенностей образной сферы с характеристиками внушаемости и решением творческих задач. «Личностным выходом» обладают характеристики яркости образов функциональных состояний, переживаний, настроений и т.п., ибо речь идет о способности к эмпатии.

Еще в более явном виде искомая взаимосвязь образного и личностного присутствует в «острой» психологической проблеме личностно-смыслового осознания человеком всей полноты субъективного опыта. Практика психотерапии показывает, что человек не осознает все факторы, приводящие к формированию его образов, и не может полностью дать отчет о всех образах, возникающих в данный момент времени в сознании. Наши исследования (совместно с В.Г. Зазыкиным и Н.Б. Шкопоровым), например, показали, что у режиссеров телевидения характер личностных проблем и внутриличностных конфликтов во многом определяет как содержание мысленных образов в «потоке сознания», так и содержание творческого замысла и его художественного решения в «экранном образе».

Подобные факты понятны, ибо процесс формирования образа не может быть понят вне рассмотрения личностной мотивации. Личностные детерминанты образных явлений особо четко «прорисовываются» при исследовании образов травмирующих событий в связи с изучением потери контроля над ними. Почему подобный образ эпизодически возвращается в сознание в течение продолжительного периода времени с большими интенсивностью и навязчивостью, несмотря на неосознаваемые защитные механизмы или попытки сознательного контроля? Немногочисленные ответы, к сожалению, психоаполитичны по своей сути, вместе с тем рассмотрение поставленных вопросов актуально для психологической теории и заслуживает самого пристального внимания в отечественной психологии. Здесь нам хочется особо подчеркнуть роль специалистов в области психологии неврозов и психотерапевтов. Без привлечения имеющихся в данной области наработок конструктивное продвижение в анализе этого вопроса вряд ли возможно.

С личностью человека, особенно с его мотивационной, эмоционально-волевой сферой, интересами, способностями, тесно связано воображение. Остановимся на этом более подробно. В определенном смысле можно утверждать: «Скажи мне, о чем ты мечтаешь, и я скажу, кто ты». Не случайно ярко выраженное воображение человека оценивается окружающими как одухотворенность личности прозаичность обычно ассоциируется с недостатком воображения. Важным для психологии личности должно стать изучение такой разновидности воображения, как мечтание – формирование образа желаемого будущего, содержание которого определяется социальной направленностью личности и системой потребностей.

Из сказанного ясно, что в исследованиях воображения следует усилить акцент на изучение его в контексте не только когнитивных, но и личностных образований (примером могут служить исследования Р.Г. Натадзе, сделать связь измерений различных аспектов воображения и личностных показателей предметом специального анализа).

Но что конкретно мы знаем о процессе человеческих мечтаний, фантазий, грез (в норме, «пограничных состояниях» в связи с содержанием личностных конфликтов и патологии)? Каковы основные измерения данных образов? В каком отношении они находятся друг к другу, к особенностям образных явлений (представлений, сновидений и др.), различным психическим процессам и функциям, характеристикам личности? Много вопросов возникает в связи с изучением образов фантазии (впрочем, равно как и других вторичных образов).

В зарубежной экспериментальной психологии существуют специальные опросники по изучению образов фантазии (например, составленные Сингером и Антробусом (ЗЭЭО). Анализ полученных в исследованиях данных не позволяет однозначно говорить о человеке как о «фантазере-мечтателе» без тщательного изучения особенностей его воображения в единстве со структурой личности. Эмпирические факты весьма противоречивы. Единственным, на наш взгляд, «отстоявшимся материалом» является «тревожная погруженность в фантазии» при достаточно негативном отношении человека к образам и конструктивное использование образов в регуляции поведения при положительном к ним отношении: «счастливый мечтатель», способный наслаждаться своим внутренним миром, при различной степени «мыслительной интроверсии». Иными словами, можно довольно определенно говорить, с одной стороны, о невротизации всей образной сферы личности и, с другой, выделять разновидности конструктивного использования образов.

Тем самым особенности фантазии могут выступить инструментом диагностики личностной патологии. Как компоненты самосознания их следует изучать в качестве средств для самоудовлетворения, планирования личностью своего поведения или творческой деятельности.

Создание структуры и типологии образной сферы личности предполагает прежде всего выявление устойчивых: а) взаимосвязей максимально возможного числа характеристик образных явлений (не только фантазий), б) их корреляций с личностными и деятельностными показателями. Решение этой задачи – дело будущих исследований. В настоящей работе мы ограничимся выделением некоторого предварительного и не претендующего на завершенность набора переменных образной сферы личности. Будут приведены лишь некоторые эмпирические иллюстрации связи образных и личностных измерений. Мы также оставляем за собой право комментировать содержание переменных в той мере, в которой считаем это необходимым.

Начнем с переменных, связанных с особенностями воображения.

Степень активности мечты. Переменная оценивает, в какой мере фантазия, мечты носят у личности активный характер и направлены на достижение поставленных целей («мечта всей жизни»), т.е. участвуют в прогнозе и планировании деятельности. В этой связи следует оценивать случаи, когда мечта, а) субъективно реальна и личности известны пути претворения ее в жизнь; б) субъективно реальна, но личность не знает путей ее претворения в жизнь; в) в принципе реальна, но при данных обстоятельствах в жизнь непретворима.

В отдельную переменную можно выделить «неоправданную веру в реальность воображаемого», оценивающую степень, в которой человек «строит воздушные замки», отдается своей мечте, несмотря на то, что жизнь не «подкрепляет его оптимизм». Переменная связана с адекватностью формирования образа будущего, адекватностью фантазии относительно социальных событий, прежде всего в сфере твоего непосредственного окружения. В определенной мере переменная может служить показателем оптимистичности личности.

Переменная «компенсационный уход в фантазию» призвана оценить степень, в которой фантазия осуществляет свою компенсаторную функцию при неудовлетворенных потребностях и желаниях, при жизненных неудачах («разбитые мечты»), когда воображаемое заменяет реальность. Она также оценивает степень «отключенности» от активного социального отражения и может быть конкретизирована следующими двумя переменными.

Переменная «частота фантазирования» положительно коррелирует как с позитивным отношением к воображаемому, так и с тревожностью, нейротизмом (а также с отвлекаемостью, склонностью испытывать скуку) и отрицательно связана с «чувством благополучия», «социализацией», самоконтролем, с эмоциональной стабильностью, конформизмом в достижении поставленных целей и др.

Переменная «поглощенность в образы воображения» показывает степень «ухода» человека в содержание собственной фантазии. Переменная, связанная с эмоциональной нестабильностью, тревожностью, часто входит в состав фактора «невротичности» («тревожные» мечтатели). Она положительно коррелировала с частотой фантазирования, «блужданием мысли», положительным отношением к собственной фантазии и отрицательно – с «чувством благополучия».

Погруженность в фантазию может иметь и позитивное значение; в этой связи важна переменная «решение проблем в воображении», призванная оценить сознательную ориентацию воображения на решение проблем. Отмечены положительные корреляции переменной с навязчивой эмоциональностью, с ориентацией «на достижение» в воображении и отрицательные – с «объективностью» и самоконтролем.

Переменная «спонтанно творческая фантазия» призвана оценить то, насколько для человека характерно спонтанное решение проблем в образах непроизвольного воображения (готовое решение приходит в виде образа).

Переменная «развитость произвольного воображения» помимо своего прямого предназначения дает также информацию о такой специфической характеристике воображения, как агглютинация (а это одно из измерений творческих способностей).

Переменная «развитость непроизвольного воображения» отражает самопроизвольный «наплыв» образов-воспоминаний и фантазий с точки зрения их частоты и «удельного веса» во внутренней психической жизни. Крайним видом подобной пассивной фантазии в практически полном отрыве образов от реальности являются «грезы». У некоторых людей с определенными личностными особенностями подобные «сны наяву» играют гипертрофированную роль, являясь отчасти уже произвольными образами, – роль заменителя реальности, поскольку человек живет в созданном им мире и это доставляет ему удовольствие.

Переменная «развитость воссоздающего воображения» предназначена для оценки легкости, с которой человек может вообразить что-то на основе опосредованной знаковой информации. Переменная представляет значительный интерес в связи с проблемой формирования образов социальной действительности, ибо они в значительной степени строятся на основе информации, получаемой по каналам массовой коммуникации.

Важным аспектом является отношение человека к своим образам, в частности с точки зрения того «эмоционального заряда», который передается от типичного для человека отношения к образам, к представлению о социальных явлениях.

В этой связи следует выделить переменные «позитивного» и «негативного» отношения к образам воображения. Последняя призвана выявить наличие тревожности, создаваемой образами фантазии. Переменная положительно коррелирует с нейротизмом и отрицательно – с «чувством благополучия», самоконтролем, эмоциональной стабильностью, «объективностью».

Переменная «реалистичность воображаемого» призвана оценить такие аспекты отношения к образу, как некоторое «чувство слитности с образом», вера в то, что воображаемое сбудется, понимаемые, однако, не в смысле галлюцинаторности. Переменная должна быть отнесена также и к образам-воспоминаниям, поскольку воссоздание прошлых впечатлений с большой реалистичностью требует участия хорошо развитого воображения. Переменная, несомненно, важна для исследования социального отражения, например, в связи со способностью принимать «близко к сердцу» социальные проблемы.

Следующие шесть переменных оценивают некоторые важные содержательные аспекты образов фантазии, которые, в частности, представляют определенные «априорные» взгляды личности на социальную реальность в контексте своего непосредственного окружения (мотивы, потребности, отношения, установки).

Адекватность фантазии оценивает степень соотнесенности содержания фантазии с реальной жизнью (с «земными делами»). Переменная отделяет образы, не связанные с практической, наиболее вероятной стороной жизни и проблемами человека. В этой связи оценивается степень «эксцентричности» фантазии (насколько для личности типично воображать невероятные ситуации). Высокая степень эксцентричности фантазии рассматривается в качестве определенного показателя личностной патологии. Переменная положительно коррелировала с нейротизмом и склонностью скучать; отрицательно – с эмоциональной стабильностью и «чувством благополучия».

Переменная «воображаемые неудачи» положительно связана с воображаемой агрессивностью, воображаемой виновностью и мечтами о героическом. Считается, что переменная может выступать как индикатор навязчивых невротических состояний.

Переменная, условно названная нами «воображаемый реванш», оценивает различные аспекты формирования образов, касающихся темы субъективно справедливой мести человека за нанесенную ему обиду (на межличностном уровне). Близкая по смыслу шкала «воображаемая агрессивность» в опроснике Сингера и Антробуса была связана с некоторыми навязчиво-эмоциональными аспектами фантазии; шкала положительно коррелировала с мечтами о «достижении», со «страхом воображаемой неудачи», с воображаемой виновностью и отрицательно – с «чувством благополучия», самоконтролем, дружелюбием, а также «интеллектуальной эффективностью».

Переменная «эротические фантазии» положительно коррелирует с нейротизмом, мечтами о достижении, со склонностью скучать, с отвлекаемостью и отрицательно – с эмоциональной стабильностью, чувством благополучия, самоконтролем, толерантностью. Показано, что для одних людей этот тип фантазии – здоровое и положительное явление, для других – навязчивые размышления, для третьих – тревожно угнетающая, невротическая картина. В этой связи возникает вопрос об определении «нормальной сексуальной фантазии».

Переменная «героические фантазии» связана с воображением личности себя героем. У женщин подобные образы встречаются гораздо реже, поскольку здесь имеет место очевидная идентификация с традиционными мужскими ролями.

Переменная «воображаемая виновность» высоко положительно коррелирует со страхом воображаемой неудачи, с воображаемой агрессивностью, мечтами о достижении, героическими фантазиями; отрицательно – с чувством благополучия, самоконтроля, толерантностью, дружелюбием, а также интеллектуальной эффективностью. Она также может диагностировать навязчиво-эмоциональные состояния человека, поскольку явно связана с «муками самокопания», сомнением в себе и т.п.

Личностное содержание переменной «фантазерство» определяется склонностью человека к созданию искаженного репродуктивного образа в сторону выдачи желаемого за действительное.

Следующую группу переменных мы связываем с особенностями некоторых видов репродуктивных образов. В частности, интересны оценки особенностей образов-воспоминаний (что дополняет картину временной направленности личности), способности к эйдетизму и особенностей образов кратковременной памяти. Связь данных переменных с личностными особенностями интересна прежде всего с точки зрения нахождения того уровня организации образной сферы, на котором происходит резкое возрастание личностной детерминированности образов.

Образная сфера должна включать и сновидения с их особенностями. Актуальность их оценки связана с ролью сновидений в сознательной жизни человека (известно, например, что люди при интерпретации социальных фактов могут опираться на «толкование сновидений»).

Частота и вербализованность сновидений. Переменная направлена на определение субъективной частоты сновидений, что предполагает оценку способности к вербализации сновидений. Переменная, следовательно, оценивает степень включенности сновидений в сознательную жизнь человека (их «удельный вес» в системе образных явлений). Память на сны, несомненно, вносит свой вклад в показатель «общей образности» внутреннего мира личности. Было предположено, что акцент на воспроизведение сновидений связан с шизоидными тенденциями. Переменная отрицательно коррелировала с «чувством благополучия» и самоконтролем; положительно – с предпочтением мыслительной деятельности. Есть мнения, что воспроизведение сновидений имеет некоторую тонкую связь с самопознанием, но больше характеризует вид «социального ухода».

Существенной характеристикой сновидений является доминирующая в них временная ориентация, т.е. преобладание одного из следующих основных видов сновидений с точки зрения отражения, в образе той или иной формы времени: ретроспективные, оперативные, проспективные сновидения.

Мы также выделяем такой показатель сновидений, как преимущественное их протекание в виде ночных кошмаров. Какую роль играют воспоминания этих образов с пугающим содержанием? Какими особенностями отличаются люди, страдающие ночными кошмарами?

Логически можно предположить существование личностных коррелят и такой существенной характеристики сновидений, как их яркость, отчетливость, цветность.

Гипнагогические и гипнопомпические образы как бы отделяют с обеих сторон процесс сна, поэтому оценка наличия у человека подобного опыта существенно дополняет картину его образной сферы. Поиск коррелятов данных показателей прояснит функциональную значимость этих образных явлений. В частности, личностные корреляты выступят в качестве психодиагностического показателя. Оценка наличия гипнагогических образов важна, например, с точки зрения прогноза возможности возникновения суеверий.

В перечень характеристик образной сферы мы включаем также знакомство с «чувством галлюцинации», склонность к перцептивным иллюзиям частоту deja-vu-образов, наличие опыта отрицательных галлюцинаций. Данные переменные, конечно, менее распространенные образные явления, но они существуют, поэтому необходим их учет хотя бы в самом общем виде. Экспериментальных данных о связи переменных с личностными измерениями нет, однако некоторые возможные тенденции в подобных взаимосвязях тем не менее имеются. Так, «знакомство с чувством галлюцинации» может коррелировать с определенными формами личностной патологии, склонность к перцептивным иллюзиям – с проявлениями тревожности, а также может быть проанализирована с точки зрения общих инвариантов «иллюзорности» психического отражения. Частота deja-vu-образов может рассматриваться с точки зрения склонности к «сверхъестественному» объяснению происходящего. Данные образы часто связаны с параллельным переживанием чувства дереализации и деперсонализации. Отрицательные галлюцинации гипотетически связаны с некоторой личностной деформацией в плане функционирования неосознаваемых образов.

Для оценки образной сферы личности важны такие общие характеристики вторичных образов, как панорамность, взаимообособление фигуры и фона, степень обобщенности (схематизации) образов, сдвиги в воспроизведении цвета и др. Особое место занимает такая интегральная характеристика, как яркость (четкость, ясность) вторичных образов различной модальности. Связь данной переменной с личностными измерениями хорошо иллюстрируется на примере образов воображения, особенно зрительного компонента в фантазиях.

Доминирование слуховых образов при фантазировании в комбинации с другими показателями является, по мнению некоторых исследователей, характерным для определения шизоидных тенденций. Яркость образов положительно связана с погруженностью в фантазии, страхом воображаемой неудачи, воображаемой агрессивностью и виновностью.

В исследовании Б.М. Петухова показано, что яркость вторичных образов как интегральная характеристика связана со многими личностными особенностями.

Двумя другими интегральными характеристиками мысленных образов являются подвижность («живость») и контролируемость (соответственно скорость и легкость формирования образов и оперирования образным материалом). Показано, что люди, имеющие нейротизм выше среднего, испытывают затруднения с контролируемостью. Характеристики живости и контролируемости в упомянутом уже исследовании имели также тенденцию к связи с личностными показателями, причем «заострению» той или иной интегральной характеристики соответствовал определенный тип настроения, а также особенности формирования установки. В рассматриваемом контексте интересны некоторые частные проявления контролируемости мысленного образа, такие как «вторгаемость навязчивого образа», а также легкость изменения отношения к образу. К измерениям образной сферы в силу яркой специфичности внутреннего мира человека следует отнести также способность к синестезии.

Важнейшим показателем в рассматриваемом контексте является «временная ориентация личности». Созданный Б.М. Петуховым тест позволяет оценить преимущественную направленность сознания в форме психологического времени: на настоящее, будущее, прошлое, а также на неопределенное (ощущение тщеты, апатии и т.п.), чему соответствует определенный тип личности – «наблюдающий», «мечтающий», «вспоминающий», «скучающий», характеризуемый специфическими установками, отношениями, ценностными ориентациями, мотивами и другими особенностями. Например, «мечтающая» личность с учетом высказанных выше суждений с большей вероятностью будет оптимистичной, ибо неслучайно фантазии, ориентированные на будущее, связаны с положительным отношением человека к своим образам, направленностью личности на социальные достижения, предпочтением мыслительной деятельности. ВОЛ соответствует также доминирование образов определенного типа (например, образов-воспоминаний, образов воображения).

Мы склонны оценивать такие психические особенности, как отвлекаемость и блуждание мысли, а также тенденцию к саморефлексии. Первая из них нацелена на трудности в концентрации внимания при воздействии помех. Она, нагружая фактор «тревожно-невротической погруженности в фантазию», помогает прояснить связь нейротизма и тревожности с навязчивыми или «нормально-конструктивными» аспектами фантазии. Связанное с данной переменной «блуждание мысли» положительно коррелирует с погруженностью в фантазии (мечтания, фантазии могут переживаться как блуждание мысли), со склонностью скучать, с нейротизмом; отрицательно – с эмоциональной стабильностью, «чувством благополучия», интеллектуальной эффективностью. Переменная представляется также полезной в дополнении к шкалам для измерения невротических компонентов личности.

Тенденция же к самоотчету важна для оценки степени, в которой разговор о внутреннем мире личности рассматривается людьми положительно или отрицательно. Переменная была связана с дружелюбием, «социальностью», со способностью к эмпатии.

Мы перечислили ряд переменных, которые могут с определенной степенью полноты характеризовать образную сферу личности. Естественно, они не исчерпывают содержания последней. Исходя из многомерной природы психической реальности, можно брать другие измерения образной сферы, дублировать некоторые переменные посредством применения различных методов измерения (в частности, оценивать «метафоричность» как один из показателей способности к синестезии), дифференцировать некоторые переменные (например, «реалистичность» образа, более полно используя подход Р.Г. Натадзе и Б.М. Петухова). Необходимо также «развести» уровни рассмотрения личностных особенностей в связи с многоуровневостью психического образа.

Однако пока ограничимся перечисленными переменными, ибо в настоящее время усилия следует сконцентрировать на создании процедур хотя бы приближенного их измерения. В этой связи нами проводится работа по созданию «Краткого анамнестического опросника образной сферы личности», основанного на методе субъективного оценивания характеристик образов и включающего шкалы, соответствующие содержанию рассмотренных переменных.

Изучение взаимосвязи измерений, получаемых на этой основе, с личностными показателями в планируемых исследованиях, надеемся, позволит уточнить представления о типологии образной сферы человека, соотнести ее с типологией личности и решить многие теоретические и практические вопросы. Например, для педагогической практики чрезвычайно актуально определить типы личности, воспринимающие окружающую социальную реальность определенным способом (в связи с типологией К.А. Абульхановой-Славской), и изучить субъективную форму данных образов в плане выявления зависимости их содержания от индивидуально-типичной формы «образности» внутреннего мира человека.

Итак, рассмотрение особенностей образной сферы в более общем, личностном контексте, анализ места и роли образных форм отражения в структуре личности – еще один важный аспект системного рассмотрения категории психического образа.

 

◄◄ к содержанию ►►

Мотивационная сфера личности курсовая 2011 по психологии

Содержание Введение ………………………………………………………………………….2 ГЛАВА I Мотивационная сфера личности и ее развитие …………………….5 1.1. Основные понятия — мотивация и мотивы 1.1.1. Мотивация………………………………………..5 1.1.2. Мотивы ………………………………………….6 1.2. Мотивация как процесс …………………………………….7 1.3. Основные составляющие мотивационной сферы: потребности, мотивы и цели …………………………..8 1.3.1. Потребности ……………………………………8 1.3.2. Мотивы ………………………………………….9 1.3.3. Цели ……………………………………………10 ГЛАВА II Психологические теории мотивации …………………………….11 2.1. Концепции мотивации 2.1.1. Теория биологических побуждений ……………11 2.1.2. Теория оптимальной активации ……………….12 2.1.3. Когнитивные теории ………………………….13 2.2. Индивидуальные особенности мотивации…………………14 2.3. Cтили мотивации…………………………………………..16 2.4. Виды мотивации……………………………………………19 2.5. Типы мотиваций……………………………………………19 2.6. Формы мотивации…………………………………………20 ГЛАВА III Мотивированное поведение как характеристика личности….22 3.1. Доминирующие мотивы как основные черты личности 3.1.1. Мотивы аффилиации……………………22 3.1.2. Мотив отвержения………………………23 3.1.3. Мотив власти ……………………………23 3.1.4. Мотив альтруизма………………………24 3.1.5. Мотив агрессивности……………………24 3.2.Основные закономерности развития мотивационной сферы ..25 Заключение……………………………………………………………………..29 Список литературы…………………………………………………………….31 Введение 1 Проблема мотивации поведения человека привлекала внимание ученых с незапамятных времен. Многочисленные теории мотивации стали появляться еще в работах древних философов, а в настоящее время таких теорий насчитывается уже несколько десятков. Точка зрения на происхождение мотивации человека в процессе развития человечества и науки неоднократно менялась. Актуальность данной проблемы заключается в том, что изучение мотивационной сферы личности является наиболее востребованной, т.к. переоценка значимости многих ценностных ориентиров, переосмысление своего места в обществе, принятие на себя ответственности за результаты жизнедеятельности скрыты в мотивах личности и требуют не только познания, но и управления их формированием. В едином процессе социализации- индивидуализации проявляется неспособность личности интегрироваться в новую социокультурную ситуацию, происходит психологическая деформация личности в отношениях к окружающим и к себе – это обостряет проблему мотивации[5,с139]. Проблемный аспект исследования мотивационной сферы личности состоит в том, что, несмотря на повышение в последнее время интереса среди психологов (А.Г. Асмолов, В.Г. Асеев, К.А. Абульханова-Славская, Е.П. Ильин, В.Г. Леонтьев, А.К.Маркова В.Д.Шадриков, А.А. Файзулаев и др.), до сих пор вопрос психологической природы данного феномена остается одним из дискуссионных и требует глубокой теоретико-методологической проработки. Мотивационная сфера личности была и остается предметом пристального внимания философов, начиная со времен древнегреческой философии и кончая современностью (Аристотель, Н.А. Бердяев, Р. Декарт, И. Кант, М. Монтень, Платон, Г. Риккер и др.)., эмпирических психологов (К. Бюллер, Э. Торндайк, Э Шпрангер, З. Фрейд, К. Левин), истории отечественной психологии (П.К. Анохин, П.П. Блонский, Л.И. Божович, Л.С. Выготский, К.Н. Корнилов, П.Ф. Каптерев, В.С. Мерлин, Н.И. Пирогов, И.А. Сикорский, А.А. Ухтомский и др.), зарубежных психологов (А. Маслоу, Г. Олпорт, К. Роджерс и др.). Отсутствие единой теории мотивационной сферы личности не позволяет ответить на многие психолого-педагогические запросы, связанные с особенностями успешной реализации потенциальных возможностей человека. В данной работе раскрывается значение и содержание мотива, вид психической 2 определяющих направленность поведения человека. Сюда включаются такие образования, как потребности, мотивы, цели, намерения, стремления и др.; 2) мотивация — это характеристика процесса, обеспечивающего и поддерживающего поведенческую активность на определенном уровне. Другими словами – мотивирование. Таким образом, мотивация – это совокупность причин психологического характера, объясняющих поведение человека, его начало, направленность и активность. Это поиск ответов на вопросы «почему?», «зачем?», «для какой цели?», «ради чего?», «какой смысл…?»[14,с28]. Любая форма поведения может быть объяснена как внутренними, так и внешними причинами. В первом случае речь идет о психологических свойствах субъекта поведения (о его мотивах, потребностях, целях, намерениях, желаниях, интересах и т.п.), а во втором – о внешних условиях и обстоятельствах его деятельности (о стимулах, исходящих из сложившейся ситуации). Все психологические факторы, которые как бы изнутри определяют поведение человека, называют личностными диспозициями. Тогда соответственно говорят о диспозиционной и ситуационной мотивациях, как аналогах внутренних и внешних причин поведения. Внутренняя и внешняя мотивации взаимосвязаны. Потребности и желания человека могут стать актуальными под влиянием определенной ситуации, а активизация потребностей приводит, в свою очередь, к изменению восприятия человеком данной ситуации. Его внимание в таком случае становится избирательным, и субъект предвзято воспринимает и оценивает ситуацию, исходя из актуальных интересов и потребностей. Поэтому, сиюминутное поведение человека следует рассматривать не как реакцию на определенные внутренние или внешние стимулы, а как результат непрерывного взаимодействия его диспозиций с ситуацией. Таким образом, мотивация человека может быть представлена как циклический процесс, в котором человек и ситуация взаимно влияют друг на друга, и результатом этого взаимного влияния является реально наблюдаемое поведение. 1.1.2.Мотивы 5 В отличие от мотивации, мотив (от лат. movere – приводить в движение, толкать) – это то, что принадлежит самому человеку, является его устойчивым личностным свойством, изнутри побуждающим к совершению определенных действий. Мотивы могут классифицироваться по различным основаниям. Наиболее простая классификация по отношению мотивов к деятельности. Если мотивы, побуждающие данную деятельность, не связаны с ней, то их называют внешними мотивами по отношению к этой деятельности (например, стремление получить хорошую оценку своей работы). Если же мотивы непосредственно связаны с самой деятельностью, то их называют внутренними мотивами (например, интерес к решению задачи) [14,с59]. Есть и другие основания для классификации мотивов. Например, по уровню осознания мотивы делятся на осознаваемые и неосознаваемые. То есть, человек может сознательно двигаться к цели, но может и не знать, что побуждает его поступать и действовать определенным образом. Основная роль в формировании направленности личности принадлежит осознаваемым мотивам. В процессе образования мотива можно выделить несколько шагов: • с возникновением потребности, нужды в чем-то, сопровождаемой эмоциональным беспокойством, неудовольствием начинается мотив; • осознание мотива ступенчато: вначале осознается, в чем причина эмоционального неудовольствия, затем осознается объект, который отвечает данной потребности и может ее удовлетворить (формируется желание), позже осознается, каким образом, с помощью каких действий возможно достичь желаемого; • реализуется энергетический компонент мотива в реальных поступках. Мы видим, таким образом, что сами мотивы формируются из потребностей человека. Процесс «узнавания» потребностью собственного предмета называется опредмечиванием. Опредмечивание — это акт, в котором рождается мотив[14,с203]. 1.2. Мотивация как процесс Всякая деятельность человека побуждается не одним мотивом, а несколькими, т.е. деятельность обычно полимотивирована. Совокупность всех 6 мотивов к данной деятельности называется мотивацией деятельности данного индивида. Мотивация определяется как процесс, увязывающий воедино личностные и ситуационные параметры на пути регуляции деятельности, направленной на преобразование предметной ситуации для реализации соответствующего мотива, для осуществления определенного предметного отношения личности к окружающей ситуации. Можно говорить не только о мотивации какой-либо деятельности, но и об общей мотивации, характерной для данного человека, имея в виду совокупность стойких мотивов[3,с62]. Совокупность устойчивых мотивов, определяющих избирательность отношений и активности человека и относительно независимых от наличных ситуаций, называется направленностью личности. Направленность как подструктура личности включает в себя различные побуждения: ее мотивы, потребности, диспозиции, интересы, стремления, намерения, идеалы, нормы, самооценки, оценки других людей, уровень притязаний, установки и т.п. Одни из ее компонентов являются доминирующими, другие выполняют второстепенную роль. 1.3.Основные составляющие мотивационной сферы ( Потребности, мотивы и цели ) 7 роль побудительных факторов, лишены смыслообразующих функций (мотивы- стимулы) [14,с85]. Деятельность человека направляется не одним мотивом, а их совокупностью. При этом можно выделить внутренние мотивы и внешние мотивы. В основе внутренних мотивов лежат потребности человека, его эмоции, интересы. К внешним мотивам относятся цели, исходящие из ситуации (факторы среды). Совокупность внутренних и внешних мотивов определенным образом организуется и составляет мотивационную сферу личности. 1.3.3.Цели Второе после потребности по своему мотивационному значению понятие – цель. Целью называют осознаваемый результат, на достижение которого в данный момент направлено действие, связанное с деятельностью, удовлетворяющей актуальную потребность. Цель воспринимается человеком как образ желаемого будущего, ближайший ожидаемый результат его деятельности. Принято различать цель деятельности и жизненную цель. Это связано с тем, что человеку приходится выполнять в течение жизни множество разнообразных деятельностей, в каждой из которых реализуется определенная цель. Но цель любой отдельной деятельности раскрывает лишь какую-то одну сторону направленности личности, проявляющуюся в данной деятельности. Жизненная цель выступает в качестве обобщающего фактора всех частных целей, связанных с отдельными деятельностями. С жизненными целями связан уровень достижений личности, «концепция собственного будущего». Осознание человеком не только цели, но и реальности ее осуществления рассматривается как перспектива личности[15,с79]. Состояние расстройства, подавленности, свойственное человеку, осознающему невозможность достижения цели, называют фрустрацией. Это состояние возникает в тех случаях, когда человек сталкивается с реально непреодолимыми препятствиями, барьерами на пути к достижению цели или, когда они воспринимаются как таковые. ГЛАВА II Психологические теории мотивации 2.1. Концепции мотивации 10 Существует огромное количество концепций мотивации. Условно их можно свести к трем основным направлениям. 2.1.1. Теория биологических побуждений. Нарушение в балансе организма автоматически приводит к появлению соответствующей потребности и к возникновению биологического импульса, который как бы толкает индивидуума к его удовлетворению. Зигмунд Фрейд. Всю мотивацию можно свести к небольшому числу биологических побуждений или инстинктов: сексу и агрессии. Теория драйва К. Л. Халла, — развитая им как составная часть его теории научения, опиралась главным образом на экспериментальные исследования поведения крыс при прохождении лабиринтов. Всю мотивацию можно свести к небольшому числу биологических драйвов или инстинктов — жажде, сексу и избеганию боли. Поддержание динамического равновесия, при котором организм не испытывает никаких потребностей, называется гомеостазом. Отсюда гомеостатическое поведение-это такое поведение, которое направлено на устранение мотивации путем удовлетворения вызвавшей ее потребности [18,с37]. 2.1.2. Теория оптимальной активации. Организм стремится поддерживать оптимальный уровень активации, позволяющий ему функционировать наиболее эффективно. 11 Такая теория, основанная в значительной мере на законе Йеркса-Додсона, была предложена в 50-е годы психологами Даффи и Хеббом. Согласно этой теории, организм стремится поддерживать оптимальный уровень активации, который позволяет ему функционировать наиболее эффективно. Этот уровень активации не соответствует абсолютному нулю, как это было в теории биологических побуждений, и зависит от физиологического состояния данного человека в данный момент. Таким образом, некоторые люди нуждаются в более сильном притоке стимулов, чем другие, способные выносить их лишь в ограниченном количестве. Эта потребность в стимулах изменяется также в зависимости от психического состояния человека. Оптимальный уровень активации во время сна или в состоянии задумчивости, конечно же, отличен от уровня оптимального для человека, охваченного “лихорадкой” творчества[16,с23]. Как бы там ни было, но теория оптимальной активации остается по самой своей сути механистичной. И действительно, хотя эта теория и позволяет объяснить, чем вызывается какое-то поведение, она не дает никаких указаний на то, по какому конкретному пути оно пойдет. 12 Стремящиеся к признанию наиболее высоко оценивают свои коммуникативные качества (общительность, воспитанность, обаяние, умение ладить с людьми) и частично — свойства социального интеллекта (юмор, проницательность). Эта самооценка подкрепляется действительной выраженностью у этих субъектов экстраверсии, манипулятивности и авантюристичности[16,с19]. Субъекты с преобладанием мотива соперничества высоко оценивают свою предприимчивость, волю. Они рассчитывают на свою энергию, напор, доказательством чему является жесткость их поведения — доминантность и агрессивность. Те же, кто более всего стремится к достижениям в значимой деятельности, склонны выделять свои деловые качества, такие, например, как практичность, организованность, предприимчивость, воля, предусмотрительность. Реально эти самооценки подкрепляются ответственностью и деловой направленностью этих субъектов. Таким образом, это хорошо иллюстрирует положение, что направленность мотивации определяется теми или иными особенностями личности и их самооценкой субъектом. 2.2.1.Стили мотивации Имеет значение и развитие интеллекта. Как отмечает К.Обуховский, легкость формирования мотива наблюдается, с одной стороны, у лиц с примитивным мышлением, с другой — и у лиц высокой духовной культуры. Утонченные интеллектуалы, привыкшие постоянно контролировать себя, испытывают трудности в выборе целей и средств их достижения. Часто формулирование цели становится для них невозможным, и поэтому они характеризуются непоследовательностью действий, внезапностью порывов и отказов от намеченного. В связи с этим можно говорить о различных стилях мотивации. В частности, к ним можно отнести выделенные В. Н. Азаровым стили действования: 15 импульсивный и управляемый (рефлексивно-волевой), которые в значительной степени отражают особенности формирования мотива. Под импульсивным стилем действования автор понимает склонность реализовывать ситуативные тенденции при минимальном обдумывании вариантов и последствий своих действий, а под рефлексивно-волевым — стиль, характеризующийся выраженной регуляцией действий, опосредуемых развернутым анализом возможных способов достижения цели[2,с76]. Концепция Дж.Роттера Другими стилями мотивации могут быть особенности построения основания поступка (мотива) с опорой на свои возможности, усилия или же на обстоятельства, случай. Этот аспект мотивации рассмотрен Дж. Роттером в его концепции о внешнем и внутреннем локусе контроля (внешнего и внутреннего контроля подкрепления). При внутреннем локусе контроля речь идет об убеждениях, касающихся собственной деятельности и того, насколько человек собственными усилиями может добиться желаемого. Несмотря на то что такие убеждения могут зависеть и от особенностей ситуации, Дж. Роттер указывает, что одно и то же подкрепляющее событие (желательное последствие действия) может вызывать у разных индивидов различные реакции. В одном случае индивид считает, что достижение успеха зависит от него самого, в другом — от внешних обстоятельств или случайности. Это сказывается на уровне притязаний — индивиды с внутренним локусом контроля чаще выбирают легкие задания, а при обосновании своих действий они опираются чаще на потребность, чем на долженствование, лучше просчитывают последствия и объект удовлетворения потребности. Концепция Р.Де Чармса Близка к концепции Дж. Роттера и концепция Р.Де Чармса, различающего два типа личности: “самобытная” и “пешка”. Самобытная личность относится к своим действиям как к свободным, самостоятельным (в смысле принятия решения), “пешка” же видит себя как объект, подчиненный внешнему управлению и принуждению. Правда, автор пишет, что это различие относительно: в одних случаях, обстоятельствах индивид ощущает себя больше как самобытная личность, а в других — больше пешкой. Этот личностный 16 аспект — гораздо более важный мотивационный фактор, чем реальные события, продолжает Р. Де Чармс. Если личность ощущает себя “самобытной”, то для предсказания ее поведения это имеет большую значимость, чем любой другой объективный показатель принуждения. И напротив, если личность считает себя “пешкой”, то ее поведение будет сильно зависеть от внешних факторов, хотя объективные данные свидетельствуют о ее свободе. “Самобытному” индивиду присуще сильное чувство личной причастности, ощущение, что локус сил, влияющих на его окружение, находится в нем самом. Обратная связь, подкрепляющая это ощущение, определяется теми изменениями в окружении, которые приписываются собственным действиям. В этом и состоит суть мощного мотивационного воздействия этого фактора на поведение. “Пешка” ощущает эти силы как неподвластные ему, как личностные силы других людей. Из этого складывается чувство бессилия, подчиненности другим людям[2,с78]. Еще одна стилевая особенность процесса мотивации связана со стремлением субъектов к успеху или избеганию неудачи (Д. Макклелланд, Д. Аткинсон). Если человек ориентирован на успех, он не испытывает страха перед неудачей, а если ориентирован на избегание неудачи, то будет тщательнее взвешивать свои возможности, колебаться при принятии решения. Поскольку лица с мотивацией избегания неудачи боятся критики, они в качестве психологической защиты чаще, чем лица, стремящиеся к достижению успеха, мотивируют свои поступки с помощью декларируемой нравственности. В ряде работ показаны этнические различия в мотивации, обусловленные как образом жизни, так и национальными традициями и характером. Сравнение американских и российских студентов, проведенное О. С. Дейнека, показало, что для первых “разумная осторожность” при принятии решения более характерна. Американцы реже поступают на авось, лучше осознают стили поведения в ситуации риска, более дифференцированно относятся к риску принятия решения, рискуют более взвешенно. Из сказанного выше о мотивации вытекает ряд следствий. Во-первых, рассматривая мотивацию как начало произвольного акта, нелогично говорить о произвольной и непроизвольной мотивации. 17 После сознательного нахождения нового режима регуляции управление поведением вновь осуществляется подсознательными установками. Эта непрерывная передача управления обеспечивает гармоничное и более экономное взаимодействие сознания и бессознательного. Желание — одна из форм мотивационного состояния, основанного на осознанной по содержанию потребности, которая еще не выступает в качестве сильного побуждения к действию. Имея побуждающую силу, желание обостряет осознание цели будущего действия и построение его плана. При невозможности удовлетворить желание возникает состояние фрустрации, которое сопровождается разочарованием, тревогой, раздражением, отчаянием. Интерес — форма проявления познавательной потребности, выражающаяся избирательным отношением личности к объекту в силу его жизненного значения и эмоциональной привлекательности. Способствуя ориентировке, ознакомлению с чем-то новым, более полному и глубокому отражению действительности, интересы обеспечивают направленность личности на осознание целей деятельности. По содержанию интересы могут быть материальными (к жилищным удобствам, красивой одежде и др.) и духовными (профессиональные, познавательные, эстетические и др.). По объему их можно разделить на широкие и узкие. Они могут быть также глубокими и поверхностными, устойчивыми и неустойчивыми. Оценка интересов, в конечном счете, определяется их содержательностью и значимостью для личности. Склонность — избирательная направленность субъекта на определенную деятельность. В ее основе лежит глубокая и устойчивая потребность в этой деятельности, стремление в ней совершенствоваться. Склонности обычно являются предпосылкой развития соответствующих способностей, хотя возможны случаи несовпадения склонностей и способностей. Идеал — важная цель личных стремлений человека, своеобразный пример, эмоционально окрашенный эталон действия. Мировоззрение представляет собой систему взглядов человека на мир и его закономерности. Мировоззрение служит высшим регулятором поведения личности, определяя не только общую направленность личности, но и ее 20 целеустремленность. Идеалы и мировоззрение формируются у человека на основе его интересов и склонностей[14,с64]. ГЛАВА III Мотивированное поведение как характеристика личности 3.1. Доминирующие мотивы как основные черты личности В процессе взросления многие ведущие мотивы поведения со временем становятся настолько характерными для человека, что превращаются в черты его личности. К их числу следует отнести мотивацию достижения, или мотивацию избегания неудачи, мотив власти, мотив оказания помощи другим людям (альтруизм), агрессивные мотивы поведения и др. Доминирующие мотивы становятся одной из основных характеристик личности, отражающейся на особенностях других личностных черт. Например, установлено, что у людей, ориентированных на успех, чаще преобладают реалистические, а у индивидов, ориентированных на избегание неудач, — нереалистические, завышенные или заниженные, самооценки. От чего зависит самооценка? Уровень самооценки в значительной степени связан с удовлетворенностью или неудовлетворенностью человека собой, своей деятельностью, возникающей в результате достижения успеха или появления неудачи. Сочетание жизненных успехов и неудач, преобладание одного над другим постоянно формируют самооценку личности. В свою очередь, особенности самооценки личности выражаются в целях и общей направленности деятельности человека, поскольку в практической деятельности он, как правило, стремится к достижению таких результатов, которые согласуются с его самооценкой, способствуют ее укреплению. С самооценкой личности тесно связан уровень притязаний. Под уровнем притязаний подразумевается результат, которого субъект рассчитывает достичь в ходе своей деятельности. Следует отметить, что существенные изменения в самооценке происходят в том случае, когда сами успехи или неудачи связываются субъектом деятельности с наличием или отсутствием у него необходимых способностей[8,с528]. 3.1.1. Мотивы аффилиации Мотивы аффилиации (мотив стремления к общению) и власти актуализируются и удовлетворяются только в общении людей. Мотив аффилиации обычно проявляется как стремление человека наладить добрые, 21 эмоционально положительные взаимоотношения с людьми. Внутренне, или психологически, он выступает в виде чувства привязанности, верности, а внешне — в общительности, в стремлении сотрудничать с другими людьми, постоянно находиться вместе с ними. Следует подчеркнуть, что отношения между людьми, построенные на основе аффилиации, как правило, взаимны. Партнеры по общению, обладающие такими мотивами, не рассматривают друг друга как средство удовлетворения личных потребностей, не стремятся к доминированию друг над другом, а рассчитывают на равноправное сотрудничество. В результате удовлетворения мотива аффилиации между людьми складываются доверительные, открытые взаимоотношения, основанные на симпатиях и взаимопомощи. 3.1.2. Мотив отвержения В качестве противоположного мотиву аффилиации выступает мотив отвержения, проявляющийся в боязни быть непринятым, отвергнутым значимыми для личности людьми. Доминирование у человека мотива аффилиации порождает стиль общения с людьми, характеризующийся уверенностью, непринужденностью, открытостью и смелостью. И напротив, преобладание мотива отвержения ведет к неуверенности, скованности, неловкости, напряженности. Преобладание данного мотива создает препятствия на пути межличностного общения. Такие люди вызывают недоверие к себе, они одиноки, у них слабо развиты умения и навыки общения. 3.1.3. Мотив власти Другим весьма значимым мотивом деятельности личности является мотив власти. Он определяется как устойчивое и отчетливо выраженное стремление человека иметь власть над другими людьми. Г. Мюррей дал такое определение этому мотиву: мотив власти — это склонность управлять социальным окружением, в том числе людьми, воздействовать на поведение других людей разнообразными способами, включая убеждение, принуждение, внушение, сдерживание, запрещение и т. п. Мотив власти проявляется в том, чтобы побуждать других поступать в соответствии со своими интересами и потребностями, добиваться их расположения, сотрудничества, доказывать свою правоту, отстаивать 22 Проводимые научные исследования показали, что первые проявления интереса наблюдаются у детей уже па первом году жизни, как только ребенок начинает ориентироваться в окружающем мире. На этом этапе развития ребенка чаще всего интересуют яркие, красочные предметы, незнакомые вещи, издаваемые предметами звуки. Ребенок не только испытывает удовольствие, воспринимая все это, но и требует, чтобы ему вновь и вновь показывали заинтересовавший его предмет, снова дали услышать вызвавшие у него интерес звуки. Он плачет и негодует, если его лишают возможности продолжать воспринимать то, что вызвало интерес. Характерной чертой первых интересов ребенка является их крайняя неустойчивость и прикованность к наличному восприятию. Ребенок интересуется тем, что он воспринимает в данный момент. По мере развития двигательной деятельности у ребенка все больше и больше проявляется интерес к самостоятельному выполнению действий, которыми он постепенно овладевает. С развитием речи и общения с окружающими, а также с расширением круга предметов и действий, с которыми знакомится ребенок, значительно расширяются его познавательные интересы. Конец преддошкольного и начало дошкольного возраста характеризуются возникновением интереса к игре, все более и более расширяющегося в течение всего дошкольного детства. Игра является ведущей деятельностью ребенка в этом возрасте, в ней развиваются разнообразные стороны его психической жизни, формируются многие важнейшие психологические качества его личности. Вместе с тем игра — это деятельность, наиболее привлекающая к себе ребенка, наиболее захватывающая его. Она стоит в центре его интересов, сама интересует его и, в свою очередь, отражает все другие интересы ребенка. Конец дошкольного периода и начало школьного возраста характеризуются обычно появлением новых интересов у ребенка — интереса к учению, к школе. Как правило, его интересует сам процесс учения, возможность новой деятельности, которой ему предстоит заниматься, новые для него правила школьной жизни, новые обязанности, новые товарищи и школьные учителя. Но 25 этот первоначальный интерес к школе еще носит недифференцированный характер. Начинающего школьника привлекают все виды работы в школе: он одинаково охотно пишет, читает, считает, выполняет поручения. Даже различные отметки, которые он получает, нередко вызывают у него в первые дни одинаковое к себе отношение. Например, известно, что некоторые дети, впервые пришедшие в школу, интересуются сначала не столько тем, какую отметку они получили, сколько их количеством. С течением времени интерес к школе все более и более дифференцируется. Первоначально выделяются, как более интересные, отдельные учебные предметы. Так, одних школьников больше привлекает чтение или письмо, других — математика и т. д. Наряду с учебными интересами в этом возрасте возникают и некоторые новые, внешкольные интересы. Например, овладение грамотой создает предпосылки для возникновения интереса к внеклассному чтению, поэтому впервые появляются читательские интересы ребенка. В младшем школьном возрасте значителен интерес к «бытовой» литературе, к рассказам из жизни детей. К концу этого периода все больше выдвигается на передний план литература о путешествиях и приключениях, которая в подростковом возрасте вызывает к себе наибольший интерес, в особенности у мальчиков. В ходе взросления интерес к играм подвергается значительным изменениям. В жизни школьника игра не занимает уже ведущего места, она уступает учению, которое становится на продолжительный срок ведущей деятельностью ребенка[8,с526]. Но интерес к игре все же остается, в особенности это характерно для младшего школьного возраста. В подростковом возрасте происходят дальнейшие изменения в интересах школьников. Значительно расширяются и углубляются прежде всего интересы социально-политического плана. Ребенок начинает интересоваться не только текущими событиями, но и проявлять интерес к своему будущему, к тому, какое положение он займет в обществе. Подобное явление сопровождается расширением познавательных интересов подростка. 26 Юношеский возраст характеризуется дальнейшим развитием интересов, и прежде всего познавательных. Учащиеся старших классов начинают интересоваться уже определенными областями научного познания, стремятся к более глубоким и систематическим знаниям в интересующей их области. В процессе дальнейшего развития и деятельности формирование интересов, как правило, не прекращается. С возрастом у человека также наблюдается появление новых интересов. Однако этот процесс в значительной степени носит осознанный или даже плановый характер, поскольку эти интересы в значительной мере связаны с совершенствованием профессиональных навыков, развитием семейных отношений, а также с теми увлечениями, которые по той или иной причине не были реализованы в юношеском возрасте. Таким образом, прослеживается одна общая закономерность, позволяющая говорить об обоснованности сложившихся в отечественной психологии теоретических взглядов на проблему развития мотивационной сферы человека. Эта закономерность заключается в том, что мотивы и интересы не возникают ниоткуда или из ничего. Вероятность возникновения интересов или мотивов поступков ребенка определяется той деятельностью, в которую он вовлечен, а также теми обязанностями, которые на него возложены дома или в школе. Следует обратить внимание еще на один момент в проблеме формирования и развития мотивационной сферы. Цели, к которым стремится человек, со временем могут стать его мотивами. А став мотивами, они, в свою очередь, могут трансформироваться в личностные характеристики и свойства. Заключение Таким образом, мотивационная сфера личности представляет собой структурное и целостное образование, обусловливающее процесс личностного развития в целом. Вместе с тем, возникают качественно новые формы и типы отношений людей в условиях психической деятельности и эмоционально- чувственные проявления, определяющие саморегуляцию деятельности. В связи с этим мы получаем следующие выводы: 1) мотивационная сфера личности представляет собой сложное структурное целостное образование, которое определяется системой смыслообразующих, 27

Особенности эмоциональной сферы личности интеллектуально одаренных подростков

Страница 1 из 4

Министерство образования и науки РФ
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Восточно-Сибирская государственная академия образования»
Институт психологии

Кафедра психодиагностики и дисциплин специализации

Саенко Анжела Анатольевна

ОСОБЕННОСТИ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ СФЕРЫ ЛИЧНОСТИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО ОДАРЕННЫХ ПОДРОСТКОВ

 

Научный руководитель: Бурзунова Евгения Алексеевна, старший преподаватель

 

Иркутск 2011

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………….………….
ГЛАВА I. Проблема изучения эмоциональной сферы одаренной личности…
1.1. Эмоциональная сфера личности. Её сущность и структура………………
1.2. Теоретический анализ проблемы одаренности. Интеллектуальная одаренность………………………………………
1.3. Особенности эмоциональной сферы личности одаренных детей………..
1.4. Выводы………………………………………………………………………
ГЛАВА II. Исследование особенностей эмоциональной сферы личности интеллектуально одаренных подростков………………………………………
2.1. Организация и методы исследования………………………………………
2.2. Анализ результатов исследования…………………………………………
2.3. Выводы……………………………………………………………………….
ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………….…………
ЛИТЕРАТУРА……………………………………………………………………
ПРИЛОЖЕНИЕ………………………………………………………………….

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. Проблема одаренности в настоящее время становится чрезвычайно актуальной. После длительного перерыва началась ее интенсивная разработка в нашей стране. На сегодняшний день имеются многочисленные понятия одаренности, порой прямо противоположные друг другу. Такое положение вещей проистекает из-за отсутствия единой разработанной теории, которая давала бы ясное понимание того, что же представляет собой такая психологическая реальность как одаренность.
Эмоциональная сфера интеллектуально одаренных детей в имеющихся на сегодня определениях одаренности описывается по-разному и не имеет четкой характеристики. Хотя именно она играет очень важную роль при установлении контактов с окружающими людьми и формировании адекватного отношения к себе и своим поступкам.
Особый интерес для исследования представляет изучение эмоциональной сферы интеллектуально одаренных подростков, так как именно подростковый возраст характеризуется как переходный, сложный, трудный, критический и имеет важнейшее значение в становлении личности человека: расширяется объем деятельности, качественно меняется характер, закладываются основы сознательного поведения, формируются нравственные представления. Это трудный период психологического взросления ребёнка. Несомненно, что и эмоциональная сфера ребенка в этот период претерпевает качественные изменения.
Цель дипломной работы — изучить особенности эмоциональной сферы личности интеллектуально одаренных подростков.
Объектом данного исследования является эмоциональная сфера личности интеллектуально одаренных подростков.
Предметом исследования – особенности эмоциональной сферы личности интеллектуально одаренных подростков.
В качестве рабочей гипотезы эмпирического исследования выдвинуто предположение о том, что эмоциональная сфера интеллектуально одаренных подростков имеет свои особенности.
В соответствии с целью, объектом, предметом и гипотезой, нами были поставлены следующие задачи дипломного исследования:
1. Провести литературный обзор основных походов к рассмотрению проблемы одаренности, а так же изучить и проанализировать научную психолого-педагогическую литературу, посвященную проблеме изучения психологических особенностей эмоциональной сферы личности интеллектуально одаренных подростков.
2. Изучить эмоциональную сферу личности интеллектуально одаренных подростков.
3. Выявить особенности эмоциональной сферы интеллектуально одаренных подростков.
Теоретическим и методологическим основанием данного дипломного исследования стала «Рабочая концепция одаренности», разработанная ведущими отечественными учеными: Д.Б. Богоявленской, В.Д. Шадриковым, Ю.Д. Бабаевой, А.В. Брушлинским, В.Н. Дружининым, И.И. Ильясовым, И.В. Калиш, Н.С. Лейтес, A.M. Матюшкиным, А.А. Мелик-Пашаевым, В.И. Пановым, В.Д. Ушаковым, М.А. Холодной, Н.Б. Шумаковой, B.C. Юркевич, а так же работы таких зарубежных ученых, как Дж. Рензулли, К. Хеллер, Д.К.Симонтон и других. При рассмотрении проблемы эмоций нами были использованы общие теории эмоций П.К. Анохина, Л.С.Выготского, А.Н.Леонтьева, С.Л.Рубинштейна, П.В.Симонова, Р. Фресса, Я. Рейковского, К. Изарда.
Практическая значимость данной дипломной работы заключается в том, что проведенное теоретическое исследование может служить дополнительным информационным материалом для студентов педагогических ВУЗов, педагогов, а также может использоваться любой категорией людей, заинтересованных в изучении данного вопроса. Эмпирическое исследование может быть использовано как достоверный, полученный экспериментальным путем материал для дальнейшего, более расширенного исследования проблемы особенностей эмоциональной сферы личности интеллектуально одаренных подростков.
Структура и объем работы. Представленная дипломная работа состоит из введения, 2-х глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.
Во введении определены цели и задачи исследования, его объект и предмет, доказана актуальность изучаемой проблемы и показана практическая значимость работы, сформулирована рабочая гипотеза, намечены методы исследования.
В 1-й главе работы проведен анализ теоретических основ проблемы одаренности, описаны основные концепции изучения одаренности, дана характеристика видов одаренности, так же была кратко освещена история исследований эмоций в зарубежной и отечественной психологии, дана характеристика и представлены виды эмоций, их компоненты и уровни, описаны основные теории эмоций, представлены психологические особенности эмоциональной сферы в подростковом возрасте.
Во 2-й главе работы приведено описание проведенного нами эмпирического изучения поставленной проблемы: определены план и задачи исследования, дано обоснование методов и методик исследования, приведены и проанализированы результаты исследования и сформулированы выводы.
В заключении представлены результаты дипломного исследования, отмечена степень выполнения цели и поставленных задач, подтверждена рабочая гипотеза, намечены перспективы дальнейшего изучения проблемы.
В библиографии в алфавитном порядке указаны литературные источники, изученные и использованные при выполнении данной дипломной работы.
В приложениях описаны тесты и методики, использованные для проведения эмпирического исследования
База исследования: МОУ Боханская средняя школа №2.

 

ГЛАВА I. Проблема изучения эмоциональной сферы  одаренной личности

Эмоциональная сфера личности. Её сущность и структура

Эмоция – особая форма психического отражения, которая в форме непосредственного переживания отражает не объективные явления, а субъективное к ним отношение [11]. Особенность эмоций состоит в том, что они отражают значимость объектов и ситуаций, действующих на субъект, обусловленную отношением их объективных свойств к потребностям субъекта. Эмоции выполняют функции связи между действительностью и потребностями [16].
Эмоции охватывают широкий круг явлений. По поводу того, какие субъективные переживания следует называть эмоциями, существует несколько точек зрения. Приведем три из них.
Так, П.Милнер считает, что хотя и принято отличать эмоции (гнев, страх, радость и т.п.) от так называемых общих ощущений (голода, жажды и т.д.), тем не менее, они обнаруживают много общего и их разделение достаточно условно. Одной из причин их различения является разная степень связи субъективных переживаний с возбуждением рецепторов. Так, переживание жары, боли субъективно связывается с возбуждением определенных рецепторов (температурных, болевых). На этом основании подобные состояния обычно и обозначаются как ощущения. Состояние же страха, гнева трудно связать с возбуждением рецепторов, поэтому они обозначаются как эмоции. Другая причина, по которой эмоции противопоставляются общим ощущениям, состоит в нерегулярном их возникновении. Эмоции часто возникают спонтанно и зависят от случайных внешних факторов, тогда как голод, жажда, половое влечение возникают с определенными интервалами. Однако и эмоции, и общие ощущения возникают в составе мотивации как отражение определенного состояния внутренней среды, через возбуждение соответствующих рецепторов. Поэтому их различие условно и определяется особенностями изменения внутренней среды [25].
Вместе с тем существует и иная точка зрения. Так, П.Фресс считает, что, хотя и существует единый континуум внутренних переживаний — от слабых чувств к сильным, только сильные переживания могут быть названы эмоциями. Их отличительной чертой является дезорганизующее влияние на текущую деятельность [20]. Именно эти сильные чувства и обозначаются как эмоции. Эмоции развиваются, когда мотивация становится слишком сильной по сравнению с реальными возможностями субъекта [9]. Их появление ведет к снижению уровня адаптации. Согласно этой точке зрения, эмоции — это страх, гнев, горе, иногда радость, особенно чрезмерная радость. Например, радость может стать эмоцией, когда из-за ее интенсивности мы теряем контроль над собственными реакциями: свидетельством тому являются возбуждение, бессвязная речь и даже безудержный смех. Такое сужение понятия эмоции отвечает представлению, выраженному в активационной теории Д.Линдсли, согласно которой эмоции соответствуют локальному участку на верху шкалы активации с наиболее высоким ее уровнем. Их появление сопровождается ухудшением выполняемой деятельности [34].
Не все субъективные переживания относятся к эмоциям и по классификации эмоциональных явлений А.Н.Леонтьева [27]. Он различает три вида эмоциональных процессов: аффекты, собственно эмоции и чувства.
Аффекты — это сильные и относительно кратковременные эмоциональные переживания, сопровождающиеся резко выраженными двигательными и висцеральными проявлениями. У человека аффекты вызываются как биологически значимыми факторами, затрагивающими его физическое существование, так и социальными, например, социальными оценками, санкциями. Отличительной особенностью аффектов является то, что они возникают в ответ на уже фактически наступившую ситуацию. В отличие от аффектов собственно эмоции представляют собой более длительное состояние, иногда лишь слабо проявляющееся во внешнем поведении. Они выражают оценочное личностное отношение к складывающейся или возможной ситуации. Поэтому они способны, в отличие от аффектов, предвосхищать ситуации и события, которые реально еще не наступили. Они возникают на основе представлений о пережитых или воображаемых ситуациях. Третий вид эмоциональных процессов — это так называемые предметные чувства. Они возникают, как специфическое обобщение эмоций и связаны с представлением или идеей о некотором объекте — конкретном или отвлеченном (например, чувство любви к человеку, ненависти и т.д.). Предметные чувства выражают устойчивые эмоциональные отношения.
Таким образом, наименее ясным остается вопрос о взаимоотношении эмоций как более узкого класса явлений, характеризующихся яркостью субъективных переживаний, с теми переживаниями, эмоциональная насыщенность которых менее выражена. Последние характерны для очень широкого класса состояний человека. Например, это переживания усталости, скуки, голода и т.д. Существуют ли эти две группы переживания раздельно, или же для них имеется общий, единый нейрофизиологический механизм? Ряд экспериментальных данных, полученных методами психосемантики, скорее говорят в пользу последнего предположения [10] .
Виды эмоций. Эмоции можно классифицировать в зависимости от субъективной ценности возникаемых переживаний. Так, выделяют следующие виды «ценных» эмоций:
Альтруистические эмоции — переживания, возникающие на основе потребности в содействии, помощи, покровительстве другим людям: желание приносить другим людям радость и счастье, чувство беспокойства за судьбу кого-либо, забота о нем.
Коммуникативные эмоции — возникают на основе потребности в общении, желание общаться, делиться мыслями и переживаниями, найти им отклик, чувство симпатии, расположения, чувства уважения к кому-либо, чувство признательности, благодарности, чувство обожания кого-либо.
Глористические эмоции — связаны с потребностью в самоутверждении, в славе, стремлении завоевать признание, почет, чувство уязвленного самолюбия и желания взять реванш, приятное щекотание самолюбия, чувства гордости, чувства превосходства.
Практические эмоции – эмоции, вызываемые деятельностью, изменением ее в ходе работы, успешностью ее, трудностями ее осуществления и завершения: желание добиться успеха в работе, чувства напряжения, увлеченность, захваченность работы, любование результатами своего труда, его продуктами.
Пугнические эмоции — эмоции, происходящие от потребности в преодолении опасности, интереса к борьбе: жажда острых ощущений, упоение опасностью, риском, чувства спортивного азарта, решительность, спортивная злость.
Романтические чувства – эмоции, стремление ко всему необыкновенному, таинственному, неизведанному, ожидание чего-то необычного и восприятие окружающего мира с каким-то зловеще–таинственным чувством.
Гностические эмоции – эмоции, связанные с потребностью в познавательной гармонии, стремлении нечто понять, проникнуть в сущность, чувство ясности или смутности мысли, неудержимое стремление преодолеть противоречия в собственных рассуждениях, привести все в систему, чувства радости от открытия истины [39].
Эстетические эмоции – эмоции, связанные с лирическими переживаниями, жажда красоты, наслаждение красотой чего-либо или кого-либо, чувство изящного, грациозного, чувство возвышенного или величественного, наслаждение звуками, чувство волнующего драматизма, чувство светлой грусти и задумчивости, поэтически–созерцательное состояние.
Гедонические эмоции – эмоции, связаны с удовлетворением потребности в телесном и душевном комфорте, наслаждение приятными физическими ощущениями от вкусной пищи, тепла, солнца и т.п., чувство беззаботности, безмятежности, нега (сладкая лень), чувство веселья, приятная бездумная возбужденность, сладострастие [59].
Фундаментальные эмоции и их комплекс. Эмоция называется фундаментальной, если она имеет специфический внутренне детермированный нервный субстрат, внешне выражается особыми мимическими или нервно-мышечными средствами и обладает особым субъективным переживанием – феноменологическим качеством [49].
Фундаментальные эмоции являются важными в жизни индивида, но отдельно, не в сочетании с другими эмоциями, они существуют лишь в течение очень короткого периода времени — до того, как активизируются другие эмоции. Фундаментальные эмоции имеют врожденный характер, однако, каждая культура обладает своими собственными правилами проявления этих эмоций [24].
К фундаментальным эмоциям относятся следующие:
1. Интерес-волнение — положительная эмоция, мотивирующая обучение, развитие навыков и умений, творческое стремление. В состояние интереса у человека повышается внимание, любознательность и увлеченность объектом интереса. Интерес, вызываемый другими людьми, облегчает социальную жизнь и способность развитию эмоциональных межличностных отношений.
2. Радость — максимально желаемая эмоция. Она является скорее побочным продуктом событий и условий, чем результатом прямого стремления получить ее.
3. Удивление — появляется благодаря резкому повышению нервной стимуляции, возникающему из-за какого-либо внезапного события. Удивление способствует направлению всех познавательных процессов на объект, вызвавший удивления.
4. Горе-страдание — эмоция, испытывая которую человек падает духом, чувствует одиночество, отсутствие контакта с людьми, жалость к себе.
5. Гнев – при гневе кровь “кипит”, лицо начинает “гореть”, напрягаются мышцы, что вызывает ощущение силы, чувство храбрости.
6. Отвращение – часто возникает вместе с гневом, но имеет свои собственные мотивационные признаки субъективного переживания. Оно вызывает желание избавиться от кого-либо или от чего-либо.
7. Презрение – часто желание чувствовать свое превосходство, в каком- то отношении может вести быть некоторой степенью презрения. Эта эмоция “холодная”, ведущая к деперсонализации индивида или группы, к которой относится презрение, поэтому она может мотивировать, например, «хладнокровное убийство».
8. Страх – должно быть, испытывал в своей жизни каждый человек, его переживание очень вредно. Страх вызывается вестью о реальной или воображаемой опасности. Сильный страх сопровождается неуверенностью и дурным предчувствием. Иногда страх парализует человека, но обычно он мобилизует его энергию.
9. Стыд – мотивирует желание спрятаться, исчезнуть, он может также способствовать возникновению чувства бездарности, может быть основной комфортности, а иногда, наоборот, требовать нарушения групповых норм. Хотя сильное и постоянное чувство стыда может препятствовать развитию человека, эта эмоция часто способствует сохранению самоуважения.
10. Вина – часто оказывается связанной со стыдом, но стыд может появляться из-за любых ошибок, а вина же возникает при нарушениях морального или этического характера, причем в ситуациях, в которых субъект чувствует личную ответственность.
11. Тревожность – представляет собой комплекс фундаментальных эмоций, включающих страх и такие эмоции, как горе, стыд, вину и иногда интерес.
12. Депрессия – комплекс эмоций, включающий горе, гнев, отвращение, презрение, страх, вину, робость. Гнев, отвращение и презрение могут относиться к самому себе и к другим. В депрессию включены так же аффективные факторы — плохое физическое состояние, понижение сексуальности, повышение утомленности, являющиеся часто побочными продуктами депрессии.
13. Любовь – занимает особое место в жизни каждого человека, является источником обогащения жизни и радости. Существует много видов любви, и каждая из них имеет неповторимые признаки, и каждая – особый комплекс аффектов. Общее во всех видах любви: она связывает людей друг с другом и эта связь имеет эволюционно, биологическое, социокультурное и личностное значение.
14. Враждебность – взаимодействие фундаментальных эмоций гнева, отвращения и презрения, иногда ведущее к агрессии. В сочетании с конкретным набором знаний об объектах, на которые направлена враждебность, она перерастает в ненависть [44].
Если две или несколько фундаментальных эмоций в комплексе проявляются у человека относительно стабильно и часто, то они определяют какую-то его эмоциональную черту. Развитие таких эмоциональных черт сильно зависит от генетических предпосылок индивида и от особенностей его жизни [29].
Функции эмоций. Исследователи, отвечая на вопрос о том, какую роль играют эмоции в жизнедеятельности живых существ, выделяют несколько регуляторных функций эмоций — отражательную (оценочную), побуждающую, подкрепляющую, переключательную, коммуникативную [48].
Отражательная функция эмоций выражается в обобщенной оценке событий. Эмоции охватывают весь организм и представляют почти мгновенную и интегральную оценку поведения в целом, что позволяет определить полезность и вредность воздействующих на человека факторов еще до того, как будет определена локализация вредного воздействия. Примером может служить поведение человека, получившего травму конечности. Ориентируясь на боль, он немедленно находит такое положение, которое уменьшает болевые ощущения [6].
Эмоция как особое внутреннее состояние и субъективное переживание выполняет функцию оценки обстоятельств ситуации на основе возникшей потребности и интуитивного представления о возможностях ее удовлетворения. Эмоциональная оценка отличается от осознанных когнитивных оценочных операций ума, она выполняется на чувственном уровне [12].
Предвосхищающие эмоции успешно изучались в составе мыслительной деятельности при решении творческих задач (шахматных). Эмоции предвосхищения связаны с появлением переживания догадки, идеи, решения, которое еще не вербализовано [14].
П.В. Симонов выделяет у эмоций подкрепляющую функцию [40]. Известно, что эмоции принимают самое непосредственное участие в процессах обучения и памяти. Значимые события, вызывающие эмоциональные реакции, быстрее и надолго запечатлеваются в памяти. Так, у сытой кошки нельзя выработать условные пищевые рефлексы. Для успешного обучения необходимо наличие мотивационного возбуждения, в данном случае отражающегося в чувстве голода. Однако соединения индифферентного раздражителя с голодовым возбуждением еще недостаточно для выработки условных пищевых рефлексов. Требуется третий компонент — воздействие фактора, способного удовлетворить существующую потребность.
Переключательная функция эмоций состоит в том, что они часто побуждают человека к изменению своего поведения. Переключательная функция эмоций наиболее ярко обнаруживается в экстремальных ситуациях, когда возникает борьба между естественным для человека инстинктом самосохранения и социальной потребностью следовать определенной этической норме. Конфликт потребностей переживается в форме борьбы между страхом и чувством долга, страхом и стыдом. Исход зависит от силы побуждений, от личностных установок субъекта [15].
Важной функцией эмоций является коммуникативная функция. Мимика, жесты, позы, выразительные вздохи, изменение интонации являются «языком человеческих чувств» и позволяют человеку передавать свои переживания другим людям, информировать их о своем отношении к явлениям, объектам [28].
Особенности эмоциональной сферы в подростковом возрасте. Психологическим аспектам становления личности подростка посвящено множество работ. В этом возрасте окончательно формируется интеллектуальный аппарат, что делает возможным осмысленное конструирование своего собственного мировоззрения, индивидуальной системы ценностей и Я-концепции [1]. Образ Я в это время нестабилен, менее позитивен по сравнению с младшим школьным возрастом, пик этих изменений приходится примерно на 12–13 лет. Именно в этот период начинается интеграция и осмысление всей информации, относящейся к образу Я [4]. В эпигенетической концепции Э.Эриксона подростковый возраст занимает центральное место — подросток решает базовую задачу, заключающуюся в развитии чувства ролевой идентичности, которое вбирает в себя не только систему актуальных ролевых идентификаций, но и опыт, накопленный на предыдущих этапах становления, синтезирует его и становится базой для дальнейшего развития личности взрослого человека [60].
В подростковый период жизни человека эмоциональная сфера личности подростка претерпевает значительные изменения. Установлено, что с возрастом дети начинают лучше идентифицировать эмоции, в подростковом возрасте границы «эмоциональных» понятий становятся более четкими: так, маленькие дети применяют один и тот же термин для обозначения более широкого круга эмоциональных явлений, чем более старшие дети. У подростков зафиксировано значительное расширение словаря эмоций по мере взросления и увеличение числа параметров, по которым различаются эмоции [47].
Исследования показали, что подростки переживают по поводу самых разных жизненных событий более ярко и интенсивно по сравнению не только со взрослыми, но и с детьми. Это касается как положительных так и отрицательных эмоций. Если подросток счастлив, так «на все сто», но если его что-то расстроило, то он чувствует себя жутко несчастным. Эти состояния безудержной радости и глубокого отчаяния могут быстро сменять друг друга, преобладающее даже на протяжении одного дня настроение подростка редко бывает «черным» или «белым», оно обычно «полосатое как зебра» [13].
По результатам исследования П. Лафренье, подростки чувствовали себя очень счастливыми в шесть раз чаще родителей, а очень несчастными — в три раза чаще. Кроме этого, подростки, по их словам, гораздо чаще, чем взрослые чувствовали себя неловкими и волновались, а также скучали и испытывали апатию [2].
Такой всплеск в эмоциональной жизни подростков многие авторы прежде всего связывают с балансом двух основных видов нервных процессов — возбуждения и торможения. В подростковом возрасте, по сравнению со «средним детством» (возрастом 7-11 лет) и с взрослостью, общее возбуждение нарастает, а все виды торможения — ослабевают. Таким образом, получается, что одни и те же жизненные события вызывают у подростков более яркий эмоциональный отклик и успокоится им гораздо сложнее.
Между тем, эмоции и чувства подростков в большей степени относятся к их внутренней жизни. Внешне же они выражаются в меньшей степени, чем у детей. И даже в самых доверительных беседах подростки зачастую говорят не обо всех своих переживаниях [33].
Еще одна важная особенность эмоциональной сферы подростков — возможность сосуществования эмоций и чувств противоположной направленности. Например, молодые люди могут любить и ненавидеть кого- то одновременно и при этом оба чувства могут быть совершенно искренними.
Эмоции обычно делят на положительные (радость, интерес и т.п.) и отрицательные (страх, гнев, отвращение и т.д.). Все эти эмоциональные переживания полезные, поскольку они помогаю человеку регулировать свое поведение и наполняют его существование личностным смыслом. Но любые эмоции могут превратиться из полезных во вредные и происходит это тогда, когда они становятся слишком интенсивными или неадекватными [30].
По мнению Е.П. Ильина, подростки более склонны к проявлению радости, чем гнева, страха и печали. Склонность к гневу выражена несколько ярче, чем к страху и печали. Радость, гнев и печаль наиболее интенсивно переживаются в возрасте 12-13 лет, а выраженность страха в этот период, напротив, уменьшается.
Наряду с положительными и отрицательными эмоциями существует и состояние так называемого «эмоционального нуля» — скука. Его опасность состоит в том, что у подростков оно положительными эмоциями сменяется с трудом, а отрицательными — очень легко [44]. Если подросток, которому стало скучно, не сумеет быстро найти для себя увлекательное дело, то его скука усугубиться раздражением, злостью или тоской. Когда человек в таком состоянии отправляется «искать приключения», ни к чему хорошему это не приводит. Очень многие агрессивные действия, поражающие своей нелепостью и бессмысленностью, совершаются как раз под влиянием скуки.
Имеются данные (Л.А. Регуш, А.А.Реан), что так называемые «трудные» неблагополучные подростки, склонные к нарушениям дисциплины, противоправным поступкам, ярко отличаются от своих благополучных сверстников в том числе и тем, что особенно часто и интенсивно переживают скуку. То есть не умеют сделать свою жизнь яркой, разнообразной и интересной.
Эмоциональное развитие мальчиков-подростков отличается от девочек [45]. Считается, что девочки более эмоциональны и они интенсивнее, чем мальчики, переживают по самым разным поводам, больше любят разговаривать о своих чувствах. Вот только связано это с тем, что в нашем обществе проявления эмоций и чувств приветствуется у девочек, а у мальчиков – нет.
Однако у них различаются эмоциональные реакции на сложные ситуации. У девочек чаще происходят «сбои» в эмоциональной сфере — резко меняется настроение, появляются слезы и т.п. Мальчики же в большей мере реагируют изменением поведения (например, могут вспылить, нагрубить). Эмоции же как таковые они проявлять чаще всего избегают. Зато ведут себя более шумно, многие их действия сопровождаются ненужными движениями (не могут усидеть на месте, вертят что-нибудь в руках), пытаются переложить ответственность за неудачи с себя на окружающие обстоятельства или просто «сбросить» внутренне напряжение в криках и ненужных движениях.
По данным Л.А. Регуша, пик эмоциональной неустойчивости у мальчиков приходится на возраст 11-13 лет, а у девочек – 13-15 лет. Получается, что 13 лет — возраст пика эмоциональной неустойчивости и у тех и у других. Именно в этом возрасте больше всего сложностей во взаимодействии между подростками и взрослыми. Так, учителя отмечают, что дисциплина чаще всего нарушается учениками 7-х классов, то есть в возрасте 13 лет. Многие взрослые отмечают всплеск своеобразного злорадства у 13-летних подростков: например, они находят смешными неприятности других людей, враждебно относятся к пожилым и инвалидам и т.п. [46].
Как считает В.Г.Казанская, подросткам свойственно застревать на своих эмоциях как положительных, так и отрицательных. В результате подростки, особенно девочки, иногда буквально «купаются в своих переживаниях» и без особого энтузиазма реагируют на попытки окружающих помочь им увлечься каким-нибудь конкретным делом.
В число наиболее значимых для подростков областей проблемных переживаний входят отношения с родителями и со сверстниками [32]. Такие жизненные области, как досуг и школа, тоже вызывают у них беспокойство, хотя и в меньшей степени. А переживания, связанные с собственной персоной и противоположным полом обычно уступают по значимости отмеченным выше жизненным сферам. Кроме этого, как показали исследования (А.И. Подольский, О.А. Идобаева), на первом месте у большинства подростков источником переживаний является жизненная сфера «будущего». Что ожидает их дальше, как сложится последующая жизнь, удастся ли осуществить свои планы и воплотить мечты. Причем больше переживаний, связанных с будущим, отмечается у тех подростков, у которых выше общая тревожность и у тех, кто более интеллектуально развит.
Подводя итоги, необходимо отметить, что помимо усиления эмоций и чувств, и даже в противовес им, в подростковом возрасте развиваются способности к их саморегуляции. Подросток, более способный к интенсивным и разнообразным эмоциям, становится способным к их торможению волевым усилием [5].
Учитывая, что подростковый возраст характеризуется как период повышенной эмоциональности, что проявляется в легкой возбудимости, изменчивости настроения, сочетании полярных качеств, выступающих попеременно, а также не забывая о том, что некоторые особенности эмоциональных реакций переходного возраста коренятся в гормональных и физиологических процессах, следует предположить, что в этот период жизни подрастающего человека с легкостью могут возникнуть повышенная тревожность, агрессивность, различные страхи и тревоги [23].



Увеличивает ли увеличение факторов предсказуемость реальных критериев?

НОМЕР

ИЗ

ФАКТОРЫ

В СФЕРЕ ЛИЧНОСТИ

677

Другие исследователи также поддерживают позицию

от 5 до

8-факторную позицию

.

Беккер

(1961)

предложил восемь факторов,

, как и

Комри

(1973).

Howarth

(1976)

извлекло семь факторов,

, но

использовало шесть.

Как может быть

видно

в

Таблица

1,

несколько факторов в сторону

из

Extraver-

sion

и

Тревога

почти

вверх

часто

как

эти

два фактора

в списках

различных

исследователей

.

Один

такой

фактор

равен

Согласие

(Норман) / Кооперативность

(Ховарт) / Соответствие

ance

(Дигман).

Другой общий фактор

Добросовестность

(Норман; МакКрэ

и

Коста) / Суперэго

(Ховарт) / Уилл

до

Достичь 9000man3

(Дигит 9000ман). Это сходство

из 5-8

факторов

обеспечивает дополнительную поддержку

для позиции

,

в

, что разные исследователи используют

различных

техник

и

прибыло

и

образцов.

при

аналогичных факторах.

13-к

18-фактор

Позиция

Некоторые психологи, через построение анкеты

и

, продвигающие психометрическую теорию,

интерпретировали свои данные

как

как

присутствие

из

больше факторов, чем

5-8 в

персональной сфере

.

Ранний сторонник

от 5 до 8

был

Кеттел (1946;

Кеттел,

Eber,

и

a

),

, кто

утверждает, что

находятся на

минимум

16

первичных факторах —

sary

до

описывают личность.

He

считает

он имеет

документально подтверждено

их существование последовательно

и

полностью

(Cattell,

1946,1947,

1956b,

1972,

1972,

1972,

1972

Совсем недавно в Cattell

и

Krug

(1986)

использовался анализ максимального правдоподобия

тест

если

было

16

факторов

Анкета по шестнадцати личностным факторам

(16PF)

и

пришли к выводу, что

доказательства

подтверждают

при

минимум

16

факторах.

Cattell

утверждает, что эта личность

фактор

системы, которые

используют

a

намного

меньшее число

, например

, как 5-8

факторы,

— это

.

на

a

различных,

более высокий порядок факторов

и

, таким образом, теряют

полезной

информации

(Cattell

et

др.,

1970).

Такие факторы, как сказал бы Кеттелл,

— это

следующие

страты

сформированы

из

с учетом

16

или около того

первичные факторы

Cattell

и

Krug,

1986).

Хэмпсон, Джон,

и

Голдберг

(1986)

согласны, отмечая

возможность

из

описывая

000 на разных уровнях личности

на разных уровнях личности

из

абстракция

или

разных

иерархических

уровней,

как

Айзенка

и

Айзенка (1985).

Другие, кроме Cattell

, имеют

аргументировано

для

больше

, чем

5-8

факторов.

Guilford (1959,

1975;

Guilford и

Zimmerman,

1956),

as

Cat-

tell,

имеет

000

и

личность

вопросов —

анкета за

на

срок службы

из

исследований (Sells,

Demaree,

и

Wills,

1970).

Guilford

найдено

13

факторов первого порядка

факторов (Guilford, 1975).

Четырнадцать факторов

из

межличностного взаимодействия были предложены

Lorr

и

McNair

(1965),

на основе

на

трех

анализах факторов

.

Аргумент

для 18

факторов

было

получилось

на

Джексон (1970).Джексон

разработал

Форма исследования личности

(1967)

измеряет

этих факторов.

Любопытно, что

Личностный инвентарь Айзенка

(Айзенк

и

Айзенк,

1968) — разработан

Измерение

только

используется

делает

случай

для позиции фактора

13-18

.Было извлечено 15 факсов

из

Eysenck Personality Inven-

tory

(Eysenck

и

Eysenck, 1968)

Браун

(1972).

Они пришли к выводу, что

Личностный инвентарь Айзенка

должен иметь

«

баллов

для

шкал первичных факторов

в

000

000

000

000

000

000

более подробная картина

из

экстраверсия

и

невротизм »

(с.

162).

Айзенк

сам

(Айзенк

и

Айзенк,

1969) извлек

12

факторов

из инвентаризации личности Айзенка

.

Cattell, Guilford, Lorr

и

McNair, Jackson,

и

Howarth

и

Браун утверждает, что

13-18

факторов

000

000

000

000

ality

и

необходимо

до

опишите

it.

Использование даже более чем

18

коэффициентов

предлагает

. Кеттел

(1973)

пришел к выводу, что

23

факторов

являются

необходимыми

до

описывают нормальную взрослую личность. Компоненты Pro-

из 5- до

8-факторной позиции будут утверждать, что это

является оверфакторингом

,

поэтому

ненужно

и

бессмысленно.Propo-

nents

из

больше

факторов

будет утверждать, что

меньшие числа

из

факторов

теряют

слишком

9 большая прогнозирующая сила

9

Цель

исследования

Это

было продемонстрировано, что

противоречие

более

число-

факторы

9000 сфера личности

действующая.

Исследования

рассмотрены

до

этот пункт

имеет

использует факторно-аналитическую теорию

до

отстаивают свои позиции.

Однако

эти подходы

имеют

не

были

убедительными,

, возможно, потому что

разные

числа

из

факторов

000

000 могут быть извлечены по-разному

000 для

000 можно извлечь

000

целей (Горсуч,

1983).

Обоснование

, что

конечная цель

для

обсуждение

число-

ber

из

факторов

личность

до

поведение,

в этой статье сообщается о

использовании внешнего критерия

для

число

из

полезных

личностных факторов, а именно, предсказуемости

0003

реальных

критериев.

As

Goldberg

(1972)

указывает,

разница-

действительность

из

приводит к

из

с

или более

или более

меньше

факторов

решающих свидетельств

, определяющих их относительную ценность. Следовательно, это исследование

сравнивает

различных

чисел

из

факторов с внешними, реальными

жизненными критериями

.

Использование

по закону

экономия

или

Бритва Оккама

(Gorsuch,

1983,

стр. 8),

меньше

они описали

личность

как

ну

как

дополнительные факторы.

Для системы индивидуальности

us-

ing

больше факторов

должно быть

выбрано вместо

система

, использующая

меньше

факторов,

система

система

факторов

должно доказать

сам

на

повышенная способность —

и

до

соотносятся

с

внешние критерии, более

и

000

выше

факторы

способны

из

делают.Следовательно,

должно быть

считается

полезным

большее число

из

факторов

требует

, чтобы значительно прибавить

к

0002

меньшее число

из

факторов.

Метод

16PF

было

было выбрано

в качестве инструмента

для использования в

в этом исследовании

.

Было выбрано

, потому что

это может быть

испугано

для набора из

факторов

представлено в

Таблица

1

(Cattellu,

ch 1956

и

Cattell,

1967)

вместе с

более обширный

набор из

факторов, представляющих

тех

, которые

выступают за

за большее число

per-

коэффициентов звуковости.

, бывший

— это

, обычно обозначаемый

как

второй —

порядок

фактор

дает

из

16PF,

, тогда как последний

, тогда как последний

первичный

фактор

баллов.

16PF

было

также было выбрано

для

в этом исследовании, потому что

это

было

в центре

число

из

факторов.Следовательно,

мы находим

, что

Айзенка

(1971

(поддерживается

, что

,

16PF

(Cattell

и др.,

19702),

19702),

19702

измерение

16

первичные факторы

как заявлено

, меры

2. He

на основе

его

претензия

на

факт

что

фактор

баллов

измерение экстраверсии

коррелируют

в высокой степени,

и

аналогично

пять

16PF

фактор

баллов

000

0003

очень сильно коррелируют с

.Из

этот

он

пришел к выводу, что

16PF

измеряет только

2

факторов,

и

тест

пунктов

000

000

000, которые составляют

000

прочие

6

факторов

были «в противном случае распределены

на

полностью случайной основе

на

факторов Кеттелла»

(стр.

87). Беккер

(1961)

ожидаемый

Консолидация Айзенка

кластеров

около

16PF:

«Основные

взаимосвязи

2 кластера

распадаются на

0003

распадаются на

,

переменных экстраверсии

и

переменных тревоги. 4

до

единственного фактора тревожности

из

выше

надежность «

(стр.

397-398).

Cattell

и

Krug (1986) не согласны,

с

, что значительно больше факторов существует

в

16PF.

Если

CattelPs

базовая

позиция

является

правильной, то

факторы 16

будут

добавить

значительно больше

коэффициенты порядка

в

, предсказывающие внешние критерии

.

В этом исследовании

использовались

два

типа

из

ранее существовавших данных.

Первые

данных

type con-

включены в

из

исследований, которые связывают

,

16PF

с

некоторыми критериями из реальной жизни.

Использовались три основных источника

Доступ к этим данным

тип:

(a)

Справочник

для

5 сфер личности, которые формируют уверенность Haddley — FJ

Франка Дж.Хэддли 11 сен.2019 9406 Просмотры

Если бы вы были яблоком, вам потребовались бы две половинки, чтобы сделать вас целым. Что ж, в случае с нами, людьми, двух половинок было бы недостаточно, чтобы сформировать вашу естественно многостороннюю личность и завершить здоровый баланс вашего сотрудничества с внешним миром.

Что я имею в виду? В своем предыдущем посте я писал о принятии себя и его важности для обретения прочной основы для личностного роста и развития. Я подчеркнул, что принятие себя — это не единовременная вещь, которую вы можете получить раз и навсегда, а скорее путешествие осознания, во время которого вы с каждым разом учитесь лучше.

Итак, эти 5 сфер, которые лежат в основе формирования понимания вашего достоинства как личности в обществе, отвечают не только за обострение вашего осознания, которое улучшает ваше самопринятие, но и за укрепление вашей уверенности.

Ведь уверенность — это прежде всего понимание себя. Итак, перейдем к делу.

Вот 5 сфер вашей личности, которые следует учитывать, прежде чем формировать уверенность в себе.

1. Интеллект (Насколько вы умны, интеллигентны, мудры?)

Слишком много людей думают, что они недостаточно умны, чтобы поступить в престижные университеты или в результате получить более высокооплачиваемую работу или улучшить жизнь. Некоторые люди преследуют призраков, думая, что умные (умные) люди — это те, кто цитирует Шекспира, понимает философию Фрейда и говорит на иностранных языках.

Как бы то ни было, интеллект — слишком большое слово, чтобы его можно было свести к такому узкому, завышенному определению. Если вы всегда думали, что вы не так умны, как ваши одноклассники, начальник или друг, скорее всего, вы недооцениваете свои собственные интеллектуальные способности.

Говард Гарднер выделяет как минимум 9 типов интеллекта (вы можете прочитать об этом здесь).

Те, кто умеет заниматься математикой, не обязательно умнее тех, кто умеет выращивать деревья. Если бы у каждого из нас был только один тип интеллекта, как вы думаете, у нас был бы такой разнообразный полный мир, чтобы жить? Хм…

2.Красавица (Насколько вы довольны, комфортны и осведомлены о своей внешности?)

Индустрия красоты сегодня процветает, привнося новые тенденции каждый сезон, демонстрируя нам идеальные модели с фотошопами и как бы обучая нас моде. Тем не менее, большинство из нас скорее запутается, чем чему-то научится, верно?

Все потому, что иррациональное сравнение себя с людьми с экрана и слепое желание быть похожим на кого-то там, делают наши шансы увидеть свое истинное «я» настолько низкими, что некоторые из нас попадают в операционные, устраняя «неудобства природы», чтобы похож на кого-то другого.

Было ли у вас когда-нибудь ощущение, что ваше тело несколько не в порядке? Вам не хотелось оставить это позади и вмешаться в чужие дела? Вот и все — пробел в одной из 5 сфер вашей личности — красоте. Готов поспорить, если я спрошу, какого цвета у вас глаза, вы нахмуритесь и потратите дополнительную минуту, чтобы дать ответ. Все потому, что ты ЕЩЕ не знаешь своей красоты.

3. Личность (Вы человек праздника или гибели?)

Есть те, кто правят миром, и те, кто его создают.У правителей обычно есть этот яркий, искрометный, восторженный, активный характер, которого трудно не заметить, тогда как те, кто его создает, тихие, задумчивые и временами даже угрюмые. Когда правители парят над водой, создатели создают глубину под ними.

Нельзя сказать, что один лучше другого, только потому, что это было бы несправедливо. Создатели и Правители — они существуют в хорошем союзе, который делает возможным мир, который мы знаем сегодня. К сожалению, когда у нас есть пробел в этой сфере, когда мы не знаем, правители мы или творцы, мы склонны чувствовать себя инвалидами и временами даже не на своем месте.

Но вот в чем дело. Персональный пакет всегда имеет свои плюсы и минусы, но в большинстве случаев мы хотим иметь только абсолютные плюсы. Поэтому чрезвычайно важно знать, в какой вы лиге, чтобы вы могли исследовать все аспекты своей личности и научиться извлекать из этого максимум пользы.

4. Достижения (Чего вы достигли в профессиональной / академической / личной жизни?)

Вы будете удивлены, узнав, как часто мы забываем вспомнить все, маленькие и большие, достижения в нашей жизни.Честно говоря, в быстро меняющемся мире, в котором мы живем, это довольно легко сделать. Каждый день мы ищем новые горы, чтобы покорить их, и это нормально, но что не нормально, так это оставлять пробел в признании наших достижений в жизни. Каждую победу, даже такую ​​незначительную, как первое собеседование, важно помнить.

5. Изюминка (Что-то уникальное в вас как личности.)

Это может быть что угодно, и это может быть все — скопление веснушек на обеих щеках, щель между передними зубами, то, как ваша улыбка приподнимает щеки, то, как вы чистите нос каждый раз, когда нервничаете или испуганный, даже звук вашего смеха.

Это может быть физическая или умственная уникальность, которой вы обладаете. Ваше большое сердце, ваша способность сочувствовать и поддерживать, ваша печаль и любовь к книгам — все это может быть вашим списком изюминок.

И что лично мне очень грустно, так это то, что большинство из нас бессознательно стыдятся этих вещей. Это сбивает с толку то, что мы хотим быть особенными и в то же время боремся со своей природной уникальностью, оставляя пятую сферу нашей личности в полной темноте.

Рекомендованные действия:

Что ж, теперь, когда вы знаете, где растут ноги вашей уверенности или ее неуверенности, пришло время провести мозговой штурм по поводу вашего прошлого.Попробуйте найти 10 вещей, которые нужно заполнить каждой из 5 сфер, о которых мы говорили выше. На выполнение этой задачи могут уйти дни, а иногда и недели, но я обещаю, что она будет стоить ваших усилий.

Запишите 10 положительных моментов в вашей красоте и личности. Какие твои достижения? И, конечно, у вас их как минимум десять. Постарайтесь запомнить даже самые незначительные из них, например, заработать свои первые деньги или впервые преодолеть страх публичного выступления, что угодно.

Проверьте 9 типов интеллекта Говарда Гарднера, чтобы понять ваш, а затем попытайтесь написать об этом хотя бы 10 положительных моментов.

И самая интересная сфера для мозгового штурма, на мой взгляд, пятая — ваши изюминки. Как не может быть, если вы собираетесь искать уникальные вещи о ВАС. Найдите также по крайней мере 10 изюминок, физических или умственных, и запишите их все.

Теперь каждый раз, когда вам хочется забыть, почему вы умны, красивы или уникальны, сделайте заметки и прочтите их вслух несколько раз. Напоминайте себе обо всем, что у вас уже есть. Продолжайте заполнять свой список из 5 сфер личности каждый раз, когда вы вспоминаете или находите что-то новое в себе.

И помните —

Уверенные люди — это те, кто каждый раз, выходя на улицу, знает цвет своего нижнего белья и обуви.

Воспринимаемый контроль — Проект общей простуды


Название

Шкала сфер контроля, версия I (подшкалы личной эффективности и межличностного контроля)

Исследование

BCS

Информация об авторских правах

Доступно в общественном достоянии.Текущая версия шкалы (Версия III) доступна на веб-странице доктора Паулхуса

.

Первичная ссылка

1. Паулхус Д. Л. (1983). Специфические для сферы меры воспринимаемого контроля. Журнал личности и социальной психологии, 44 , 1253-1265.

2. Полхус, Д. Л., и Ван Селст, М. (1990). Шкала сфер контроля: 10 лет исследований. Журнал личности и индивидуальных различий, 11, 1029-1036.

Назначение

Для оценки восприятия участниками личной эффективности и межличностного контроля

Тип измерения

Модифицированный.Исходная мера содержала 30 пунктов, которые включали 3 субшкалы, каждая из которых оценивала воспринимаемый контроль в 3 основных сферах жизни: личные достижения, межличностные отношения и социально-политический мир.

Аналогичные меры

Шкала психологического благополучия Риффа, Шкала экологического мастерства

Описание

Используя 6-балльную шкалу оценок, респонденты указывают степень, в которой они согласны или не согласны с набором из 20 самоописательных утверждений.(В исходной мере варианты ответа были представлены с использованием 7-балльного формата типа Лайкерта, который включал нейтральную точку).

Масштабирование

1 = Я очень не согласен, 2 = Я в основном не согласен, 3 = Я немного не согласен, 4 = Я частично согласен, 5 = Я в основном согласен, 6 = Я полностью согласен

Количество позиций

20

Примеры

• Мне легко играть важную роль в большинстве групповых ситуаций (межличностный контроль)
• Обычно я могу достичь того, чего хочу, если усердно работаю для этого (личная эффективность)

Психометрия

Надежность внутренней согласованности: альфа = 0.80 (Paulhus & Van Selst, 1990)

Конструктивная достоверность ответов на каждую подшкалу была установлена ​​относительно существующих показателей. Например, подшкала межличностного контроля достоверно коррелирует с отдельными показателями социальной самоэффективности и социальной компетентности (Paulhus & Van Selst, 1990).

Первоначальное валидационное исследование продемонстрировало дискриминантную достоверность ответов по подшкалам. Например, универсальные спортсмены, занимающиеся командными видами спорта (например, американским футболом), показали значительно более высокие результаты по подшкале межличностного контроля по сравнению с теннисистами, у которых была повышена личная эффективность (Paulhus, 1983).

Подсчет баллов / переменные

Обратные позиции 2, 5, 6, 10, 12, 13, 14, 16, 18, 19

Персональная эффективность: сумма пунктов 1, 4, 6R, 7, 9, 10R, 12R, 13R, 17, 18R

Межличностный контроль: сумма пунктов 2R, 3, 5R, 8, 11, 14R, 15, 16R, 19R, 20

10.5: Основные концепции теории Кеттелла

Кеттелл изучал множество типов личности и черт личности. Особый интерес для Кеттелла представлял способ оценки личности, и на его работу сильно повлиял систематический сбор научных данных.Это сильно отличается от многих психодинамических и гуманистических теоретиков, которые основывали свои теории на клинических наблюдениях, но это похоже на теоретиков обучения, которые также ценят тщательное, объективное наблюдение и сбор научных данных. По сути, ни один из подходов не лучше, поскольку каждый из них служит своей цели. Однако подход Кеттелла оказал огромное влияние на психологическое тестирование.

Типы и черты

Психологический тип относится к более широкому описанию личности, чем психологическая черта, и часто ассоциируется с ненормальной психологией.Согласно Кеттеллу, тип можно понять только с точки зрения личностных качеств. Например, злодей — это тип, основанный на ряде связанных черт, таких как безнравственность, жестокость и пренебрежение законом и правами других. Кеттелл считал, что типы попадают в одну из пяти основных категорий: характеристики темперамента, интересы и характер, способности, предрасположенность, а также процессы распада и болезней. В качестве дополнительных примеров и в соответствии с типовыми категориями Кеттелла мы можем включить древние типы личности Гиппократа (сангвиник, холерик, меланхолик, флегматик), орально-эротический и анально-эротический типы Зигмунда Фрейда, музыкальный vs.математические гении, безудержные и сдержанные личности и различные невротические и психотические синдромы (Cattell, 1946, 1950a, b, 1965).

Кеттелл считал, что клинические психологи всегда воспринимали черты личности как должное, но сосредоточили свое внимание на паттернах черт, определяющих клинические синдромы (или типы). Однако, если кто-то желает провести тщательное описание и измерение личности, черты характера должны стать целью этого исследования. Таким образом, Кеттелл сосредоточил свое внимание на деталях понимания и описания черт.Он согласился с описанием Олпорта индивидуальных и общих черт, хотя предпочел использовать термин уникальных черт для описания первых. Кеттелл описал черту как совокупность реакций или ответов, связанных неким единством, что позволило охватить ответы одним термином и рассматривать их одинаково в большинстве ситуаций. Задача состоит в том, чтобы определить природу единства, что на протяжении истории изучения личности делалось по-разному. Для Кеттелла:

… единство набора деталей устанавливается их перемещением — i.е. появлением, изменением, исчезновением — вместе, благодаря их совместному действию и влиянию на одного, оказывая влияние на всех. (стр.71; Кеттелл, 1946)

Таким образом, черта направляет поведение в определенном направлении, соединяя все аспекты этой черты в единое целое (независимо от того, направлен ли процесс вовне, реакция или результат внешних стимулов, реакция). Поскольку понимание индивидуальных черт позволит нам предсказать природу таких реакций или реакций, Кеттелл предложил довольно простое определение личности:

Личность — это то, что позволяет предсказать, что человек будет делать в данной ситуации.(стр. 2; Cattell, 1950b)

Согласно Кеттеллу, черты и типы принципиально не отличаются, а скорее являются противоположными крайностями одних и тех же статистических показателей. Фундаментальные, лежащие в основе черты известны как исходных черт . Исходные черты часто сочетаются и / или взаимодействуют таким образом, который кажется на поверхности, чтобы указать на одну черту. Например, в области способностей единый интеллект проявляется в хорошей успеваемости, такой ребенок хорошо учится в школе.Конечно, дети, которые хорошо учатся в школе, обычно преуспевают в большинстве областей, таких как математика, английский язык, общественные науки и т. Д. То, что сейчас может показаться типом, «хорошим учеником», также можно охарактеризовать как поверхность признак (Кеттелл, 1950б). Какими бы полезными ни были поверхностные черты или типы, чтобы по-настоящему понять личность, нужно обратиться к исходным чертам. Однако сначала их нужно идентифицировать.

Исходные признаки и факторный анализ

Кеттелл использовал факторно-аналитическую технику, чтобы идентифицировать шестнадцать исходных черт.Он часто использует термины «исходная черта» и « фактор » как синонимы. Факторный анализ — это статистический метод, который определяет ряд факторов или кластеров на основе взаимной корреляции между рядом отдельных элементов. Кеттелл считал факторный анализ радикальным отходом от предшествовавших ему исследований личности, потому что это , а не , основанное на произвольном выборе наиболее важных переменных. Вместо этого факторно-аналитический метод определяет соответствующие переменные на основе имеющихся данных:

… проблема с измерением признаков в том, что их слишком много !.В прошлом у психологов была тенденция придумывать определенные черты характера, такие как «авторитаризм», «экстраверсия», «гибкость против жесткости», «нетерпимость к двусмысленности» и т. Д., И концентрироваться на них. отношения ко всем вещам … отдельные психологи приводят к системе, которая пытается обрабатывать по крайней мере столько же черт, сколько есть психологов! (стр. 55; Cattell, 1965)

Когда Кеттелл применил факторный анализ к списку слов, определенных Олпортом и Одбертом, он определил более или менее 16 личностных факторов.Причина, по которой говорится более или менее, заключается в том, что любой статистический метод подвержен известной вероятности ошибки. Таким образом, Кеттелл считал свои шестнадцать факторов лишь оценкой количества исходных черт (Cattell, 1952). Когда были выявлены потенциальные исходные черты, которые Кеттеллу было трудно выразить словами, он присвоил им номер Универсального индекса (U.I.), чтобы их можно было оставить для рассмотрения до тех пор, пока они не будут изучены и объяснены. Кеттелл выделил 42 личностных фактора (см. Cattell, 1957).К 1965 году, когда Кеттелл написал The Scientific Analysis of Personality , он включил три дополнительных фактора в свой основной список, дав ему девятнадцать личностных факторов, и сохранил тринадцать из оставшихся факторов в своем списке, которые еще не были подтверждены (хотя каждый из них имел предварительное название).

В конце 1940-х годов Кеттелл и его коллеги разработали опросник по шестнадцати личностным факторам (широко известный как 16-PF), основанный на 15 факторах, которые, по их мнению, лучше всего установлены на основе их данных, плюс общий интеллект в качестве шестнадцатого фактора (см. Кеттелл, 1956).Шестнадцать факторов описаны в таблице 13.1. В очень интересной главе, написанной Хизер Кеттелл (третья жена Кеттелл), представлены и сравниваются профили 16-PF для супружеской пары, в которой муж проходил терапию с Хизер Кеттелл (см. H. Cattell, 1986). Она описала, как профили дают представление о проблемах, возникающих у г-на А. (как муж назван в главе) как в его личной жизни, так и в его браке. Хотя брак закончился разводом, последующее наблюдение показало, что оба мистераКажется, что у A и у миссис A все хорошо в их разных жизнях.

Таблица \ (\ PageIndex {1} \): Шестнадцать личностных факторов

Размеры анкеты

Фактор

Низкая оценка Описание

Описание рекордов

А Зарезервировано — отдельный, критический, отчужденный, жесткий Исходящий — душевный, доброжелательный, участвующий
Б Менее умный — конкретное мышление Более умный — абстрактно-мыслящий, яркий
С Под влиянием чувств — эмоционально менее устойчивый, легко расстраиваемый, изменчивый Эмоционально стабильный — зрелый, смотрит на реальность, спокойный
E Скромный — мягкий, легко управляемый, послушный, покладистый Напористый — агрессивный, упрямый, конкурентоспособный
Ф Sober — неразговорчивый, серьезный Happy-Go-Lucky — энтузиазм
г Expedient — не соблюдает правила Добросовестный — настойчивый, моралистический, уравновешенный
H Застенчивый — робкий, чувствительный к угрозам Смелый — раскованный, социально смелый
I Tough-Minded — самостоятельный, реалистичный Нежный — чувствительный, цепляющийся, чрезмерно защищенный
л Доверие — условия принятия Подозрительно — сложно обмануть
М Практичный — «приземленные» проблемы Образный — богемный, рассеянный
N Forthright — неприхотливый, настоящий, но социально неуклюжий Astute — отполированный, социально ориентированный
O Самоуверенный — спокойный, безопасный, самодовольный, безмятежный Тревожный — самоубийца, неуверенность, беспокойство, беспокойство
1 квартал Консервативный — уважая традиционные идеи Экспериментирующий — либеральный, свободомыслящий
2 квартал Group-Dependent — «присоединяющийся» и надежный последователь Самодостаточный — находчивый, предпочитает собственные решения
3 квартал Недисциплинированный самоконфликт — вялый, следует собственным побуждениям, пренебрегает социальными правилами Контролируемый — требовательный к силе воли, социально точный, компульсивный
4 квартал Relaxed — спокойный, без ручек, сдержанный Напряженный — разочарованный, ведомый, переутомленный

Примеры профилей 16-PF, используемых в терапевтических условиях, см. В H.Кеттелла (1986).

Типы данных, используемых при оценке личности

В довольно очевидном заявлении Кеттелл отметил, что для того, чтобы психолог изучал корреляции, должны быть доступны две меры для корреляции. Систематическое измерение различных аспектов психики, включая личность, привело к развитию особого раздела психологии, известного как психометрия . Чтобы психометрист мог получить полную и непредвзятую оценку личности, он должен иметь представление об общем поведении человека, которое Кеттелл назвал сферой личности .Кеттелл считал, что это лучше всего может быть достигнуто путем выборки 24-часового периода в жизни человека и сбора трех типов данных: измерения «жизненного цикла» человека или L-данных ; информация предоставлена ​​анкетами или Q-data ; и данные об их структуре личности, предоставленные объективными тестами, или T-data (Cattell, 1965).

L-data имеет дело с реальными повседневными ситуациями человека. В идеале L-данные могут быть собраны без необходимости суждения квалифицированного психометриста.Примеры конкретного поведения включают в себя такие вещи, как его оценки в школе, количество автомобильных аварий, которые произошли с человеком, количество раз, когда он был арестован полицией, сколько организаций он принадлежит и т. Д. Иногда эти данные не являются таковыми. легко получить и должен быть получен от кого-то, кто хорошо знает этого человека. Например, мы можем попросить друзей или членов семьи оценить человека с точки зрения того, насколько он общителен в школе, насколько он эмоционально устойчив во время занятий спортом или насколько он ответственен (Cattell, 1965).

Q-данные получают, когда человек заполняет анкету, например информационный лист, который вы заполняете, ожидая посещения врача для медицинского осмотра. К сожалению, эти данные подвержены ряду проблем, таких как искажения из-за плохого самопознания, заблуждения о себе или преднамеренное намерение подделать результат анкеты. Поэтому очень важно, чтобы психолог при разработке анкеты правильно выбрал слова:

Хотя анкета выглядит как простая серия вопросов, на которые человек подчеркивает краткий ответ, например «да», «нет», «в целом», [sic] и т. Д.на самом деле большая часть искусства заключается в выборе психологом слов, постановке вопроса, использовании прилагательных, чтобы убедиться, что все альтернативы используются правильно, и так далее. (стр.61; Cattell, 1965)

Как отмечалось выше, T-данные получены в результате объективных тестов. По словам Кеттелла, анкеты могут показаться объективными, поскольку их оценка объективна, но процесс включает в себя оценку самих себя. В действительно объективных тестах конкретное поведение или мысли человека напрямую и точно измеряются.Важно, чтобы использовалось только закрытых вопросов , таких как множественный выбор или варианты ответа «да-нет». Если используются открытых вопросов, , например «Как вы себя чувствуете, когда просыпаетесь утром?» возможно, что два психолога интерпретируют ответ совершенно по-разному. Если есть возможность разных интерпретаций, очевидно, что тест не может быть объективным.

Сравнивая три типа данных, Кеттелл сделал несколько интересных наблюдений относительно L-данных.Хотя это происходит естественно, измерения искусственны и несколько произвольны. Хотя оно объективно в том смысле, что это реальное поведение, оно не создается и не контролируется, его просто наблюдают. Он также подвержен культурным различиям в большей степени, чем Q-данные и T-данные. Однако особую озабоченность у Кеттелла вызывал банальный характер L-данных:

Большая часть безответственных теоретических рассуждений о личности, подвергшихся критике в главе 1, выросла в сфере L-данных, поскольку это была традиционная область наблюдения философа, кабинетного наблюдателя и клинициста, тогда как вопросы и ответы Т-данные были разработаны психометристом, занимающимся более дисциплинированными методами.L-данные — это, действительно, область поведения, которая является общим свойством всех … здесь возникает необходимость в надлежащем развитии методов измерения, особенно применительно к L-данным … (стр. 54-55; Cattell , 1957)

вопрос для обсуждения \ (\ PageIndex {1} \)

Кеттелл считал, что оценка личности работает лучше всего, когда психолог понимает всю сферу личности человека. Для этого необходимо измерить L-данные, Q-данные и T-данные. Предоставляют ли эти данные полное представление о человеке? Как вы думаете, какие данные получить труднее всего и как это может повлиять на общую картину личности?

Этапы развития

Кеттелл описал шесть основных этапов жизни: младенчество, детство, юность, зрелость, средний возраст, и старость. Младенчество — от рождения до 6 лет — это «великий период формирования личности» (стр. 211; Cattell, 1950a). По отношению к членам своей семьи у младенца развиваются базовые социальные установки, чувство защищенности или незащищенности, сила различных защитных механизмов (которые определяют, будет ли индивид предрасположен к неврозам), а также общая сила эго и суперсилы. эго. Детство, период от шести до четырнадцати лет, по мнению Кеттелла, относительно легкий период консолидации.Ребенок растет к самостоятельности, переходя от семьи к отношениям со сверстниками. Дети в первую очередь реалисты, но они могут вести активную жизнь в мечтах, поскольку они жаждут статуса и привилегий взрослой жизни (Cattell, 1950a, b).

Подростковый возраст — это, конечно же, период психологической бури и стресса, требующий множества корректировок и корректировок в жизни. Кэттелл в возрасте примерно от 14 до 23 лет полагал, что стресс, испытываемый нормальными людьми, лучше всего может быть проиллюстрирован его последствиями для экстремальных личностей.Подростковый возраст — это время, когда одни люди становятся правонарушителями, в то время как у других проявляются начальные признаки психического заболевания и невротического поведения. Хотя многие изменения, происходящие в подростковом возрасте, связаны с физиологическими изменениями, связанными с половым созреванием, внешние факторы также имеют решающее значение. Кажется, что во всех культурах существует какой-то ритуал, связанный с разрывом между детством и взрослостью, и многие организуют проведение инициации или официального ритуала. Конечно, с отрочеством связаны и положительные изменения, такие как возросший интерес к искусству эмоциональности и любви: поэзии, религии и драме (Cattell, 1950a, b).

Действительно, юность — это время, когда даже самый тупой болван знает, что у него есть душа; и о гении было сказано, что он живет в вечной юности. (стр. 215; Cattell, 1950a)

Взрослая жизнь приносит с собой зрелость и стремление к карьере, супругу, семье и дому. В возрасте от 23 до 46 лет личность становится устойчивой, и избранные подростковые привычки становятся устойчивыми. Кеттелл считал это время напряженным и счастливым для большинства людей, но не для тех немногих, кто не смог преодолеть свой юный возраст.Они становятся, по словам Кеттелла, потерпевшими кораблекрушение из-за физических болезней, психических заболеваний и постоянной неспособности решать вопросы, касающиеся работы и жены (или мужа, в зависимости от обстоятельств; Cattell, 1950a). Средний возраст характеризуется началом определенных физических и психических изменений, которые начинают неизбежный спад к старости и смерти. Таким образом, средний возраст требует переоценки жизненных ценностей и часто приводит к поиску какой-то философии, чтобы разобраться в жизни. К положительным изменениям можно отнести увеличение досуга.Во-первых, обязанности по воспитанию детей снижаются по мере того, как дети уезжают сами, а позже человек приближается к пенсионному возрасту.

Старость требует дальнейшей корректировки, поскольку человек начинает сомневаться в своем месте и ценности в обществе. Это может вызвать разочарование в потребностях эго и чувство незащищенности, что может привести к ограниченному кругу интересов, «раздражительности» и постоянному беспокойству о своем финансовом состоянии и физическом здоровье. Однако многие люди сохраняют свои общие интеллектуальные способности и позитивное отношение к жизни без ущерба до самой смерти.Даже в 1950 году Кеттелл обратил внимание на растущее число людей, которые живут дольше и имеют лучшее здоровье, что сделало наше понимание психологии старости все более важным вопросом (Cattell, 1950a, b). Эта тенденция не только продолжается сегодня, но и может даже усиливаться по мере того, как наши знания в области медицины и интересы в области психологии здоровья продолжают расти.

Национальный характер и интеллект

Кеттелл на протяжении всей своей карьеры интересовался измерением интеллекта.Незадолго до приезда в США он опубликовал A Guide to Mental Testing (Cattell, 1936), в котором были охвачены такие разнообразные темы, как измерение интеллекта, способностей (механических, музыкальных, художественных и т. Д.), Школьных достижений, темперамента. , интересы и характер. Намного позже в своей карьере Кеттелл подтвердил свой неоднозначный интерес к взаимосвязи между интеллектом и национальными достижениями (см. Cattell, 1983). То, что сделало это исследование спорным, было очевидным расистским подтекстом исследования.Как отмечалось выше, Кеттелл утверждал, что его взгляды были вырваны из контекста и что самые противоречивые утверждения были сделаны в 1930-х годах, еще до того, как он приехал в Соединенные Штаты. Однако рассмотрим некоторые из следующих утверждений, написанных Кеттеллом в 1983 году!

В штате Гавайи, где я пишу, есть по крайней мере дюжина этнических групп хорошего размера выборки, различающихся по расовому составу и образу жизни. Отсутствие серьезного отношения к образованию и отсутствие интереса к разговорам о душевных вещах может быть хорошо выявлено путем сравнения некоторых низших групп (которые должны быть безымянными), скажем, с высокими группами, такими как японцы, китайцы и другие. евреи, у которых высокий уровень грамотности, успеваемости и занятости.(стр.12; Cattell, 1983)

… разница в 15 пунктов в среднем ничего не говорит нам сразу о человеке , Белом или Черном. Это говорит нам о значительном пересечении этих двух групп … Тем не менее, это также говорит нам о том, что если мы будем искать людей с IQ выше, скажем, 130 … шансы найти черного среди 1000 или белого среди От 1000 до 130 — это намного больше во второй группе. (стр.41; Cattell, 1983)

… о специальных расходах на образование.Должен ли он быть на вершине, скажем, 10% одаренных детей или отстающих 10% тупых и отсталых детей? … Евгенист вынужден утверждать, что общественное сознание с точки зрения планирования семьи должно было изменить более высокая рождаемость в первую очередь от IQ 70-80 к I.Q. 120-130 диапазон. (стр.59; Cattell, 1983)

Между прочим, можно было бы ожидать, что наибольшее влияние как на производительность, так и на эффективность национальной обороны будет иметь величина запаса интеллекта в самых верхних диапазонах , из которых, при условии более высокого уровня образования, получаются находчивые методы управления и полезные изобретения.Числа в этом диапазоне зависят как от их рождаемости, так и от разнообразия спариваний, и рост последнего, по общему признанию, может временно компенсировать снижение первого. Конечно, каждый согласится с тем, что школы должны обратиться к тому, чтобы дать соответствующее образование этим гораздо более способным людям, но потребуется более дальновидная общественность , чтобы поощрять меры по их большему производству. (стр. 14-15; Cattell, 1983)

Взятые вместе, эти предложения дают очень четкое представление о взглядах и целях Кеттелла: есть «низкие» группы и «высокие» группы людей, чернокожие в Америке — «низкая» группа, расходы на специальное образование не должны тратиться на людей. с низким интеллектом, семьи, которые произвели этих детей, не должны иметь больше детей, и следует использовать «изобретательный менеджмент», чтобы гарантировать, что в «высоких» группах будет больше детей, а в «низких» — нет! Эти взгляды больше всего беспокоят не из-за того, что они есть у одного человека, а из-за того, что у Кеттелла есть коллеги, которые с ним согласны.Наиболее известной в последнее время была публикация The Bell Curve Herrnstein & Murray (1994; обсуждение некоторых проблем, связанных с The Bell Curve , см. Belgrave & Allison, 2006).

Предложение таких людей, как Кеттелл, Херрнштейн и Мюррей, о том, что общество должно отказываться от целых групп людей, бессовестно для многих людей и не должно иметь места в психологии, которая делает упор на улучшение состояния человека.Другая несколько спорная фигура, Артур Дженсен, также утверждает, что общий интеллект, или g , как его впервые описал Спирмен, в значительной степени передается по наследству, но в то же время он признает, что даже в этом самом базовом аспекте есть экологический компонент. интеллект (Дженсен, 1998). Принимая во внимание любую роль факторов окружающей среды в интеллекте, мы должны серьезно принять во внимание дискриминационную практику, которая на протяжении всей истории лишала меньшинства адекватного образования как в Америке, так и в других странах.Получив хорошее образование, чернокожие продемонстрировали равные способности к обучению по сравнению с белыми (см. Belgrave & Allison, 2006; Miller & Garran, 2008). Таким образом, вместо того, чтобы пытаться исключить людей из возможностей для продвижения в нашем обществе, мы должны поощрять, насколько это возможно, равный доступ к системам поддержки образования.

В несколько связанной статье Роберт МакКрэй (чье исследование черт личности Большой пятерки будет рассмотрено ниже) и Антонио Терраччано исследовали, существует ли действительная основа для определения национального характера на основе личностных черт.Люди во всех культурах разделяют представления о людях как в их собственной культуре, так и в других культурах, представления, которые составляют основу стереотипов. Изучив данные почти из пятидесяти разных стран, МакКрэй и Терраччиано пришли к выводу, что стереотипы национального характера необоснованны, даже при изучении впечатлений людей о своей собственной стране (McCrae & Terracciano, 2006)! Ясно, что если стереотипы, основанные на личности, не являются точным отражением личности, как стереотипы, основанные на показателях интеллекта, могут иметь значимое влияние на наши решения относительно социальных программ?

Вопрос для обсуждения \ (\ PageIndex {2} \)

Кеттелл вызвал много споров своими взглядами на национальность, расу, интеллект и достижения.Как вы думаете, как это повлияет на психологию, если один из ведущих ученых поставил вопрос о таком противоречии? Насколько же хуже, если вообще стало, когда он утверждал, что его преследовали за комментарии, сделанные в 1930-х годах в молодости, хотя на самом деле он продолжал публиковать эти идеи вплоть до 1983 года!

Черты личности Большой пятерки (Пятифакторная модель)

За последние 20 лет возникло удивительно сильное согласие относительно того, какие черты являются основными.Возникли пять факторов высшего порядка, которые получили название модели личности большой пятерки , или черт личности большой пятерки, или пятифакторной модели . Было проведено множество исследований для определения основных черт личности. И фактор большой пятерки поддерживается большинством из них.

Самое раннее свидетельство в пользу 5-факторной модели было опубликовано в 1949 году Фиске. В 1980-х и 90-х годах было проведено и объединено огромное количество исследований для поддержки 5-факторной модели . Однако, как и во всех теориях, не все на сто процентов согласны с указанием пяти черт. Пять супер-черт обычно описываются следующим образом, как они были разработаны Costa и McCrae в 1985 году вместе с инструментом тестирования.

  • Открытость опыту (закрыта для опыта)
  • Добросовестность (Недостаток совести)
  • Экстраверсия (интроверсия)
  • Приговорчивость (неприязнь)
  • Невротизм (эмоциональная устойчивость)

Модель личности из пяти основных факторов
O С E А N
Фантазия Компетенция Тепло / Любовь Доверие Компетенция
Эстетика Заказать Общительность / общительность Прямолинейность Заказать
Чувства Послушание Напористость / жирный Альтруизм / человечность Послушание
Действия Стремление к достижениям Действия Соответствие / послушание Стремление к достижениям
Идеи Самодисциплина В поисках азарта Скромность Самодисциплина
Значения Обсуждение Положительные эмоции Нежность Обсуждение

Важно помнить, что каждая из пяти больших черт представляет собой диапазон между двумя крайними чертами личности. Например, , невротизм означает континуум между крайним невротизмом и крайней эмоциональной стабильностью. Точно так же эти пять черт предполагают, что большинство людей подпадают под одну из этих категорий. Средний человек находится где-то между двумя полярными сторонами каждого измерения.

Открытость опыту

Открытость предполагает такие качества, как наличие широкого круга интересов и желание опробовать даже самые необычные идеи. Они интеллектуально любопытны, чувствительны к красоте и склонны придерживаться нетрадиционных убеждений.

С другой стороны, люди с низким показателем открытости, как правило, более прямолинейны и предпочитают знакомство, а не новизну. Они довольно консервативны и не хотят меняться.

Например:

Если человек открыт для спонтанного путешествия в новые места, его можно считать открытым для новых впечатлений. Реверс, человек не позволяет себе испытывать новые вещи и предпочитает заниматься повседневным распорядком дня.

Добросовестность

Люди с более высокими показателями добросовестности склонны к самодисциплине, послушанию и предпочитают спланированное поведение спонтанному.

Недостаток совести относится к качеству личности как раз наоборот. Они относятся к противоположным типам поведения.

Например:

Если человек очень самодисциплинированный, скажем, он всегда сразу выполняет свою работу по дому, его можно назвать добросовестным. Реверс, человек всегда откладывает дела на потом и склонен к беспорядку.

Экстраверсия

Люди с высокими показателями экстраверсии получают энергию, когда подвергаются воздействию внешнего мира. Они, как правило, ориентированы на действия, полны энтузиазма, видны людям и способны заявить о себе.

Люди с низким уровнем этой черты классифицируются как интроверты, которые, как правило, прямо противоположны экстравертам. Они, как правило, сдержанны, менее вовлечены в социальный мир и любят держаться особняком.

Например:

Человек с особенностями экстраверсии любит выходить на улицу и, как правило, любит вечеринки. Reverse, Интроверты имеют более низкий уровень энергии, когда дело доходит до социальной активности, и они предпочли бы запереться в комнате посреди стопки книг.

Приятность

Люди с высокими показателями по этому признаку заслуживают доверия, отзывчивы, добрые, внимательные, щедрые и не стесняются идти на компромисс в своих интересах с другими.

Личный интерес является ключом к людям с низким интересом к согласию. Люди с сильной неприязнью не желают идти на компромисс со своими интересами с другими, и их можно считать недружелюбными.

Например:

Доброжелательный человек не против тратить время на других людей. Если человек выделяет время из своего плотного рабочего графика, чтобы встретиться с другом за обедом, он согласен. Реверс, таких людей не интересуют чужие проблемы, они могут даже показаться оскорбительными из-за своего личного интереса. Классическим примером может служить Шерлок Холмс.

Невротизм

Склонность к гневу, депрессии, тревоге и другим формам отрицательных эмоций наблюдается у людей с высокими показателями невротизма.Его также называют эмоциональной нестабильностью . Это похоже на невротизм во фрейдистском смысле. Но имейте в виду, что это не имеет идентичного значения.

Противоположное полярное измерение невротизма — эмоциональная стабильность. Считается, что люди с низким уровнем невротизма обладают контрастными характеристиками, которые делают их спокойными, стабильными (эмоционально) и свободными от негативных чувств.

Например:

Если человек легко выходит из себя, когда не получает заказ вовремя или в его кофе слишком много сахара, у таких людей высокий балл по невротизму. Реверс, такие люди эмоционально устойчивы и редко грустят. Если человек может спокойно переносить критику и мрачную обстановку, такие люди получают низкий балл по невротизму.

Модель большой пятерки факторов исследования личности

Исследования показали, что теория личности из пяти основных факторов универсальна. Исследования, проведенные в более чем 50 различных культурах, показали, что эти пять измерений личности можно использовать для описания личностных качеств людей в целом, независимо от их воспитательной среды.

Многие психологи теперь считают, что не только эти измерения универсальны, но и имеют общее биологическое происхождение.

На то, как человек ведет себя, влияют основные черты личности и ситуация, в которой он / она находится. Несмотря на то, что ситуативные переменные играют важную роль в поведении человека, в большинстве случаев реакции напрямую зависят от лежащих в основе личных черт.

Еще один фундаментальный аспект, который нужно знать об этих чертах личности, заключается в том, что существует большая вероятность, что эти черты личности не могут встречаться вместе.Неудивительно, что один человек демонстрирует сочетание множества этих личностных качеств, классифицированных по разным параметрам.

Критическая оценка

Как и любая другая теория, которая когда-либо существовала, большая пятерка моделей личности также подвергалась критике.

Масса

Один из самых популярных аргументов был относительно массы, которую можно объяснить. На эти 5 черт приходится только 56% сферы нормальных черт личности, и это даже без учета сферы аномальных черт личности.

На основе данных

Кроме того, большая пятерка характеристик основана только на исследованиях, основанных на данных, а не на теории. Несмотря на то, что размеры генотипических черт темперамента могут быть одинаковыми в разных культурах, социокультурная среда и обусловленность приводят к различию фенотипических черт личности, что не объясняется моделью большой пятерки.

Ограниченная

Ограниченность — одно из основных критических замечаний, полученных моделью Большой пятерки.Черты модели охватывают внешние характеристики человека, которые легко наблюдаются, но не охватывают личные или частные характеристики, которые в большей степени зависят от ситуаций.

Изучение многих психологических теорий личности

Эрик Эриксон, Зигмунд Фрейд и несколько других блестящих умов ответственны за создание психологических теорий личности. За изучением личности стоит очень обширная и разнообразная история, которая включает в себя значительное количество теоретических традиций.Большинство психологов и исследователей придерживаются эклектического подхода, а не ассоциируют себя с определенной точкой зрения, в то время как другие сосредотачиваются на психодинамике и других исследованиях по развитию теории. В этом исследовании также делается акцент на личностном тестировании.

Чем типы личности отличаются от черт личности?

Тип личности относится к классификации, используемой для идентификации различных типов людей. Черты личности определяются как привычные модели эмоций, поведения и мышления.Хотя они отличаются от одного человека к другому, они относительно стабильны. Согласно психологическим теориям личности, людей можно разделить на группы интровертов и экстравертов. Часто говорят, что типы включают качественные различия, в то время как черты рассматриваются как количественные.

Какие три компонента использовал Фрейд при объяснении психоаналитических теорий?

Большинство знает, что Зигмунд Фрейд был вдохновителем психоаналитических теорий, которые исследуют поведение людей на очень сложном уровне.Ид, эго и суперэго — три компонента, которые он использовал для разделения человеческой личности. Ид требует немедленного удовлетворения независимо от внешней среды. Затем, чтобы удовлетворить желания Оно, должно возникнуть эго, которое будет придерживаться принципов реальности внешнего мира. Наконец, суперэго прививает эго социальные правила и моральные суждения, поэтому требования Оно могут быть удовлетворены морально и реалистично.

Каковы основные области внимания при изучении теорий личности?

Психология личности изучает различия между каждым человеком, сосредотачиваясь на трех компонентах.

Сюда входят:
  • Изучение человеческой природы и определение того, насколько люди похожи.
  • Изучение индивидуальных различий для определения того, что делает людей уникальными.
  • Создание связного изображения изучаемой личности.

С какими фундаментальными психологическими предположениями большинство теоретиков склонны не соглашаться и дискутировать?

За многими теориями психологии стоят сильные умы. Хотя бывают случаи, когда теоретики соглашаются, есть также несколько предположений о том, что они склонны иметь резко противоположные мнения.

Несколько областей обсуждения включают:
  • Действие против реакции: Некоторые теоретики поведения считают, что окружающая среда формирует человека, но теоретики когнитивной теории утверждают, что люди действуют по собственной инициативе.
  • Свобода против детерминизма: Здесь обсуждается, диктуют ли силы, находящиеся вне вашего контроля, поведение или оно мотивировано биологической, экологической и бессознательной теорией.
  • Наследственность против окружающей среды: Некоторые исследователи предполагают, что окружающая среда, в которой живет человек, формирует его черты личности.Другие считают, что за это ответственны биология и генетика.
  • Человек против ситуации: Социальные психологи предполагают, что ситуации способствуют поведению, в то время как исследователи личности утверждают, что используются черты личности или внутренние предрасположенности.
  • Уникальность против универсальности: Это аргумент, все люди уникальны или похожи по своей природе.

Каковы основные психологические теории личности?

Одна из причин, по которой раздел теории личности интересен многим, заключается в том, что существуют такие разнообразные теории.Некоторые считают, что только одна теория несет полную ответственность за формирование личности, в то время как другие предполагают, что две или более теории работают вместе.

Ниже приведены несколько известных теорий:
  • Биологические теории: Они предполагают, что генетика в первую очередь ответственна за личность.
  • Поведенческие теории: При таком мышлении считается, что окружающая среда играет роль в развитии личности.
  • Гуманистические теории: В этих теориях подчеркивается важность свободы воли.
  • Психодинамические теории: Зигмунд Фрейд известен как основатель психодинамических теорий. Он предположил, что бессознательный разум ответственен за личность человека. Он также считал, что личность создается к тому времени, когда ребенку исполняется 5 лет.
  • Теории черт: Согласно этой теории, значительное количество широких черт работают вместе, чтобы создать личность.

Изучение личности увлекательно, потому что это раздел психологии, в котором необходимо рассмотреть значительное количество теорий.Многие идеи были разработаны путем объединения предположений как исторических, так и современных теорий. Психологические теории были созданы на основе многочисленных выводов многих блестящих умов; многие из них в своих открытиях рассматривали искусство, философию и науку. Так же, как существует множество теорий, существует также множество методов, используемых для измерения внутреннего опыта.

Ваш тип: теории личности

Что вас движет? Ответ прост, но понять его довольно сложно.Ваша личность диктует, что вы делаете и как вы справляетесь. Вы наверняка знаете людей, которые невероятно амбициозны, а затем других, которые просто плывут по жизни. Это из-за их разных личностей. Существуют сотни теорий личности, но основные категории довольно долго остаются неизменными. Если вы поймете основы той категории, в которую попадаете, вы сможете начать контролировать себя.

Что такое биологические теории?

Биологические теории рассматривают генетику и ее роль с точки зрения личности.Например, если ваши родители застенчивы, вы тоже станете стеснительными. Или, если ваши родители всегда были трудолюбивыми, вы тоже будете трудолюбивыми. Исследования, в которых изучались эти теории, действительно утверждают, что они заслуживают внимания и что вы действительно являетесь продуктом своего окружения с точки зрения личности. Когда Ганс Айзенк писал разъясняющее эссе по этим теориям, он действительно обнаружил, что интроверты действительно избегают стимуляции с помощью высокого коркового возбуждения, а экстраверты искали стимулирующие переживания с помощью низкого коркового возбуждения.

Что такое поведенческие теории?

Теории поведения изучают, как на вашу личность влияет то, как вы взаимодействуете с окружающей средой.Изучено измеримое и наблюдаемое поведение. Теории, которые утверждают, что ваши внутренние чувства и мысли играют роль, отвергаются. В нем в основном говорится, что то, что люди действительно видят и анализируют, влияет на вашу личность и ничего больше.

Что такое психодинамические теории?

Психодинамические теории находятся под сильным влиянием Зигмунда Фрейда и смотрят на то, как ваш детский опыт и бессознательный разум влияют на вашу личность. Фрейд считал, что эти два фактора имеют большое влияние на вашу личность.Эрик Эриксон также рассматривал эти теории при разработке этапов своего психосоциального развития. Он изложил этапы и сказал, что мы должны успешно пройти один, чтобы иметь возможность добиться успеха на этапе после него.

Что такое гуманистические теории?

Гуманистические теории рассматривают, как индивидуальный опыт и свобода воли влияют на личность человека. Эти теории часто рассматриваются, когда человек делает неправильный выбор, например совершает преступления, или не может поддерживать полноценные интимные отношения.Самоактуализация придает большое значение теоретикам-гуманистам. Это означает, что на ваше поведение влияет врожденная потребность личностного роста.

Что такое теории черт?

Это гораздо более широкая теория, поскольку она смотрит на то, как различные черты определяют личность человека. Черта — это единственная характеристика, которая влияет на поведение. У вас, как у личности, есть десятки черт, которые создают вашу личность. Поскольку черты характера стабильны, ваша личность останется неизменной на протяжении всей жизни.

Почему важны теории личности?

Ваша личность влияет на каждую часть вашей жизни. На протяжении веков предлагались теории, которые помогают лучше понять свою личность. Когда вы поймете, как вы работаете, вы сможете лучше контролировать негативные моменты в своей личности. Это может помочь во всем, от интимных отношений до вашей карьеры.

Теории личности существовали веками, и с годами они дополнялись.Некоторые даже оспариваются, но все же считается, что их стоит знать. Умение понимать свою личность может помочь вам работать над менее позитивными сторонами вашей личности. Короче говоря, знание своего типа личности дает вам контроль над ним.

456 Сферы Джона Д. Майера

456 Сферы Джона Д. Майера могут быть более линейными, последовательными, и рациональными. Те, кто предпочитает правое полушарие, могут рассматриваться как более пространственные и интегративные (Ornstein, 1986; Springer & Deutsch, 1989; Teuber, 1974).Доказательства того, имеют ли люди с более доминирующим правым или левым полушарием разные стили мышления, в настоящее время неоднозначны (обзор см. В Springer & Deutsch, 1989, стр. 284–288). Хотя доказательства ограничены, возникли спекулятивные расширения, сравнивающие дихотомию левых и правых с рациональным и интуитивным способами мышления, и , даже в более широком смысле, с западным и восточным способами мышления < / strong> познавать мир.Системный набор из основных частей. Другой набор основных частей, набор систем, был введен для обновления более ранних наборов основных частей путем выбора их лучших подразделений (в частности, из Freud, 1900/1960; Hilgard, 1980). ; Singer, 1987) и интегрируя их в соответствии с личностью , как это понимается в настоящее время (Mayer, 2001a). Набор систем описывает три основные части «развития деятельности», энергетической решетки, работы знаний, и ролевого игрока, контролируемого четвертым, исполнительным сознанием.В процессе развития активности нейропсихологические потребности и мотивы возникают и автономно регулируются. Затем эти побуждения могут усиливаться или уменьшаться из-за эмоциональных реакций на них. В совокупности эти мотивы и эмоций образуют энергетическую решетку, и функционируют, чтобы в целом направлять деятельность человека. Вторая часть, работа со знаниями, содержит сложную информацию о себе и мире, которая облегчает функционирование в сложной среде.Самостоятельное знание включает в себя собственные внутренние состояния и историю жизни. Общие знания включают в себя информацию об окружающем мире в целом, включая знания других людей, литературы, искусства, и наук. Работы со знаниями также содержат способности рассуждать с помощью содержащейся в них информации. Третья из трех частей, ролевой игрок, формирует и планы о том, как взаимодействовать в обществе, например, руководить (или следовать) за другими, проявлять сочувствие или хорошее впечатление (ср., Lyman & Scott, 1975, стр. 101–114). Исполнительное сознание наблюдает за остальным. Исполнительное сознание осведомлено о внутренних состояниях, и о внутренних репрезентациях внешних ситуаций. Кроме того, он осведомлен о анализах тех состояний, и ситуаций, которые предоставляет знания. В дилемме исполнительное сознание может сосредоточить внимание на курсе действия и его вероятных последствиях.Подчеркивая конкретные последствия решения, оно может проявить ограниченную, но критическую форму саморегулирования, поощряя или препятствуя определенному выбору. Четыре элемента из набора систем могут быть особенно полезны для комплексного охвата частей личности , и для организации черты характера (Mayer, 2001a, 2001b).РОЛЬ ОСНОВНЫХ ЧАСТЕЙ Теперь, представив определение основных частей и краткий обзор нескольких таких наборов, стоит рассмотреть их природу < сильный> и их вклад в психологию. © Исполнительный комитет управления / Blackwell Publishers Ltd. 2001

© Исполнительный комитет / Blackwell Publishers Ltd. 2001 Основные подразделения из личности 457 В целом, кажется, что первичные части вносят вклад в психологию личности несколькими способами, включая: организацию частей личности , определение структуры личности , прояснение динамики <сильный > и разработка, и в более общем плане общение в данной области.Организация ментальных механизмов, ментальных моделей, и черт Как уже отмечалось, одним определяющим свойством основных частей является то, что они отличаются друг от друга в соответствии с к ментальным механизмам и ментальным моделям, из которых они состоят. Это говорит о том, что при правильном выборе их можно разделить и подразделить, чтобы потенциально организовать все части личности ( и более мелкие, более молекулярные, психологические части, лежащие в основе личности ).Это свойство позволяет им служить организаторами высокого уровня для других частей разума. Например, Фрейд определил эго как включающее в себя такие области, как сенсорно-моторную кору головного мозга, сознание, механизмы защиты, и испытания — и ошибочное мышление. Или, в наборе систем, знания делятся, во-первых, на рациональную и объективно организованную информацию из хранимых семантической памятью, во-вторых, на экспериментальные ассоциативные сети, которые включать собственные и важные другие схемы (например,g., Epstein, 1998), и , в-третьих, на интеллект, который оперирует этими телами знания. Первичные части также полезны для организации личностных черт. Черты можно рассматривать как происходящие из первичных частей (или их частей). Например, некоторая литература посвящена сопоставлению черт с фрейдовским ид, эго, и суперэго.Беллак (1973) сопоставил функции, связанные с чертами характера, такие как проверка качества реальности, задержка удовлетворения, и компетенции мастерства с эго. Крис (1951) связал творчество с эго. Блок назвал психологическое здоровье, измеренное его методикой Q-sort, «устойчивостью эго» (например, Funder & Block, 1989). Эго-сила — это первоначальное название эмоциональной стабильности в «16PF» Рэймонда Кеттелла. «Сила супер-эго», в свою очередь, обозначена как фактор предрасположенности к вине (Cattell & Warburton, 1967).Однако трилогия ума — наиболее часто используемый организатор черт. Он разделяет черты на отдельные мотивационные, эмоциональные, и когнитивные классы — подразделения , активно используемые сегодня (например, Carroll, 1993; Plutchik, 1984; Winter, 1996). Кроме того, Exp и ed и модифицированные версии этой трехсторонней схемы составляют часть из ряда пересмотрел подходы к концептуальным организациям черт в 20 веке (Buss & Finn, 1987; Cattell & Warburton, 1967; Guilford, 1959; Mayer, 1995).Недавно предложенный набор систем был протестирован эмпирически, чтобы проверить его полезность при различении признаков. Когда оценщики разделили набор из 69 различных черт в зависимости от того, наиболее точно они описывают энергетическую решетку, работу знаний, ролевого игрока или управленческое сознание, общее согласие оценщиков (по 9 оценщикам) оказалось в p (согласие) = 0,68 диапазона, в отличие от около 20,8%, ожидаемых случайно (p <0,001).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.