Шизоидный тип мужчины: Шизоидный тип личности: признаки и описание расстройства

Содержание

Шизоидный тип личности: признаки и описание расстройства

508 902

Человек среди людейПознать себя

Таких людей немного, 1–2% от общей массы. Они не любят, когда к ним приближаются слишком близко, и часто отпугивают людей своим особым поведением. Многие считают их «не такими». Но они привыкли к этому.

После того как вышла моя книга, ко мне часто подходят читатели, чтобы поблагодарить за информацию, которая помогла им в личной жизни или в работе. Но люди шизоидного типа личности присылают мне электронные письма, в которых написано: «спасибо». Они благодарят за то, что в моем описании нет и намека на преувеличенные странности.

Признаки шизоидного типа личности

Такие люди в качестве защитного механизма используют отстранение. Они уходят — от людей, в одиночество, в мир собственных фантазий. Они всегда выбирают дистанцию, и им не нужны другие искажающие защиты: отрицание, диссоциация (отделение себя от своих неприятных переживаний), вытеснение. Возможно, поэтому они часто осознают процессы, которые для других протекают неосознанно.

У американцев есть пословица: «Слон в комнате, но его никто не замечает». Люди шизоидного типа личности всегда видят этого слона и удивляются, что для других он незаметен. Но когда они пытаются говорить об этом слоне, на них смотрят как на сумасшедших.

Чтобы избежать трудностей в общении, они предпочитают занятия, которым можно предаваться в одиночестве, чтобы не быть в группе, команде. Многие из них заняты творчеством, интересуются философией, духовными практиками, медитацией…

Однако мы вряд ли встретим человека шизоидного типа личности, у которого хотя бы в какой-то степени не было бы стремления к привязанности.

Но есть проблема: стремясь к близости, они испытывают перегрузку от избыточной близости, она их подавляет и угнетает. Как правило, они лучше чувствуют себя в компании детей и животных.

Ребенок растет чрезвычайно чувствительным. Он реагирует на стимулы так, как будто они причиняют ему боль

Мне недавно задали вопрос, похожи ли люди с шизоидным типом личности и те, у кого есть расстройство аутистического спектра, друг на друга. Мне кажется, у них есть что-то общее. К примеру, и те и другие не любят избыточного внимания. Но есть одно значимое отличие — аутисты не понимают чувства других людей. Они не знают, что ребенка нужно обнимать… Но их можно этому научить. А человек с шизоидным типом личности с самого начала знает, что ребенка надо брать на руки. Но он не может этого сделать, он всячески устраняется от контакта, поскольку он для него невыносим.

Их детство

Ребенок растет чрезвычайно чувствительным. Он реагирует на стимулы так, как будто они причиняют ему боль. Причем на самые разные стимулы: звук, свет, любые перемены, тактильные ощущения (вроде ярлычков на одежде, царапающих кожу). Когда мы берем такого ребенка на руки, он не прижимается, а отстраняется, его тело становится жестким.

Дети с шизоидным типом личности часто отказываются от груди. Они ощущают себя абсолютно незащищенными, и любой контакт воспринимается ими как вторжение, нарушение их целостности. Даже если это вторжение — сосок матери во рту. Можно предположить, что у них слишком тонкая кожа.

Однажды я поделилась со своей пациенткой таким наблюдением: я сказала, что как будто сижу рядом с человеком, у которого ожог. Ему нужно помочь, нужно, чтобы к нему прикоснулись, но сделать этого нельзя, потому что любое прикосновение непереносимо. Эта метафора показалась ей верной и уместной.

Повторюсь: в качестве защиты человек с шизоидным типом личности предпочитает уход. Но и расставание с кем-либо он ощущает очень остро. Почему? Дело в том, что он и так готов подпустить к себе немногих, и потеря одного из этих людей будет означать исчезновение слишком значимой части системы поддержки. Такие люди привязываются к другим, но тем в их компании сложно не чувствовать себя одинокими.

Шизоид и другие

Люди с шизоидным типом личности не выносят поверхностного общения. Мой муж был одним из них. В тех редких случаях, когда мне удавалось уговорить его пойти со мной в гости, он немедленно находил ребенка или собаку и весь вечер проводил с ними. Разговоры ни о чем его убивали. Ему нужна была искренность и честность. Именно поэтому с точки зрения человека с шизоидным складом человек-истерик просто… врун.

Дело в том, что для истерика главная защита — преувеличение. Представьте, с какой интонацией женщина может произнести фразу: «Я та-а-а-ак разозлилась на своего му-у-у-жа-а!» Для нее такой способ коммуникации — защита, она хочет, чтобы то, что она говорит, приняли всерьез, и ей кажется, если она скажет это тише, ей не поверят.

Мужчины-шизоиды любят женщин-истериков за чувствительность, теплоту, эмоциональность

Коммуникация с людьми истерического типа личности дается тем, кому присущи шизоидные черты, тяжело. В то же время между ними существует давняя история любви. Женщины-истерики находят мужчин-шизоидов чрезвычайно привлекательными. Они ценят в них честность, принципиальность, самодостаточность… А мужчины-шизоиды любят женщин-истериков за чувствительность, теплоту, эмоциональность.

Но, будучи партнерами, они могут свести друг друга с ума. Потому что, когда ей плохо, она пытается придвинуться к нему поближе, а он отодвигается. Когда же он видит, что ей плохо, он думает, что лучшее, что он может сделать для нее, это оставить ее в покое. А она чувствует себя покинутой.

Особенности шизоидов

В людях с шизоидным типом личности много противоречий. Они кажутся отстраненными и незаинтересованными, а сами живут с глубоким стремлением к близости. Они самодостаточны, но нуждаются в другом человеке. Чрезвычайно рассеянны и чрезвычайно внимательны.

Они кажутся неактивными и неэмоциональными, но внутри у них происходит активная деятельность, бурлят эмоции. Выглядят асексуальными и аскетичными, но у них достаточно импульсивности и мощных сексуальных фантазий.

Если шизоид уверен, что вы не сочтете его сумасшедшим, постепенно он расскажет вам много интересного о мире своих фантазий

Я как-то спросила психоаналитика с шизоидным типом личности, почему в психологии не так много внимания уделяют шизоидной динамике. Он ответил: «Ты думаешь, МЫ можем затеять какое-то общественное движение?» Иногда мне кажется, что я в каком-то смысле выступаю послом молчаливого сообщества одиноких людей… у которого не очень хорошо с PR! Но я делаю это искренне.

Внутренняя жизнь человека с шизоидным типом личности очень привлекательна. Если он уверен, что вы не сочтете его сумасшедшим, постепенно, доверяя вам все больше, он расскажет вам много интересного о мире своих фантазий.

Моя подруга-шизоид как-то призналась, что не ест изюм. Я предположила, что ей не нравится вкус.

«Нет, — ответила она, — ты не понимаешь, он мог бы быть мухой!» Я рассказала об этом другой своей подруге, у которой муж шизоид.

Она тут же сказала, что ее муж тоже не ест изюм. Правда, аргументирует иначе: он не доверяет изюму, который прячется в булочках.

Очаровательно! Весь мир кажется им одушевленным. В этом смысле они как дети.

Как с ними себя вести?

Я могу дать несколько рекомендаций, как работать с людьми с шизоидным типом личности. Однако они могут быть полезны и для обычного каждодневного общения

  • Такие люди избегают контакта, их легко напугать. Им требуется как можно больше пространства, чтобы они чувствовали себя в безопасности. Терапевт должен избегать вторжения на территорию пациента, я бы не рекомендовала продвигаться слишком быстро вперед, задавать неудобные вопросы, — чтобы они не чувствовали себя «интересным клиническим случаем». Они не выносят неискренности, лжи, важно быть абсолютно правдивым, реальным, честным.

  • Из сложностей: часто терапевтические отношения становятся для них более комфортными, чем отношения с реальными, обычными людьми в обычной жизни. Вы можете обнаружить, что хотя человек обратился к вам со стремлением стать более общительным, в ходе лечения он так этого и не достиг. Ближе к концу терапии его надо немножко подтолкнуть, спросив, удалось ли ему решить тот вопрос, с которым он пришел.

  • Важно, чтобы человек с шизоидным типом личности знал, что вы считаете его нормальным.

  • Таким людям трудно говорить о чувствах. Даже если они этого хотят. Сам акт говорения для них болезнен. Попробуйте найти непрямой способ говорить о том, что важно: обсуждайте фильмы, спектакли, музыку… Моя коллега многие недели разговаривала с пациентом о… пицце. В деталях: где в городе делают самую лучшую, чем она так хороша и так далее. При этом они оба понимали, что говорят не о пицце, а о внутреннем голоде, о том, чем его удовлетворить. И что чувствует человек, когда испытывает потребность в чем-то одном, а ему предлагают совсем другое.

Об авторе

Нэнси Мак-Вильямс — психоаналитик. Автор книги «Психоаналитическая диагностика», в которой дано описание разных типов личности (нарциссического, истерического, депрессивного, шизоидного и других), показаны их особенности, сходства и различия, преобладающие эмоции и аффекты, влечения и защиты; рассказывается, как человек воспринимает себя и каким его видят окружающие.

Текст:Елена ШевченкоИсточник фотографий:Getty Images

Новое на сайте

Почему сегодня так трудно быть родителем: отношение общества к семье

Как вести себя во время беременности: 3 совета мужчинам

«Кажется, что вся жизнь позади и больше ничего интересного в ней не произойдет»

Бремя непринятых решений: чем вредят «подвисшие» вопросы

От чего россияне не могут отказаться: топ-4 вредных привычек

3 цитаты, которые помогут настроиться на рабочий день: вчитайтесь в них внимательно

Как все успеть: секреты тайм-менеджмента

«Ревную мужа ко всем, а он злится на меня за это. Что делать со своими чувствами?»

Как жить с мужчиной шизоидного типа. Шизоид в супружестве

Какой тип личности – шизоидный?

Мы называем их интровертами. Людей, которые не любят, когда шумно, ярко, громко, много… Правда, в психоанализе привычнее другое название – шизоидный тип личности. «…Мой любимый», – этими словами американский психоаналитик Нэнси Мак-Вильямс (Nancy McWilliams) начинает московскую лекцию.

Об эксперте
Нэнси Мак-Вильямс (Nancy McWilliams), психоаналитик. Автор книги «Психоаналитическая диагностика» (Класс, 2006), в которой дано описание разных типов личности (нарциссического, истерического, депрессивного, шизоидного и других), показаны их особенности, сходства и различия, преобладающие эмоции и аффекты, влечения и защиты; рассказывается, как человек воспринимает себя и каким его видят окружающие.

«Таких людей немного, 1–2%. Они не любят, когда к ним приближаются слишком близко, и часто отпугивают людей своим особым поведением. Многие считают их «не такими».

Но они привыкли к этому. После того как вышла моя книга, ко мне часто подходят читатели, чтобы поблагодарить за информацию, которая помогла им самим или в работе. Но люди шизоидного типа личности присылают мне электронные письма, в которых написано «спасибо». Они благодарят за то, что в моем описании нет и намека на их преувеличенные странности.

Люди шизоидного типа личности в качестве защитного механизма используют отстраненность. Они уходят – от людей, в одиночество, в мир собственных фантазий. Они всегда выбирают дистанцию, и им не нужны другие искажающие защиты: отрицание, диссоциация (отделение себя от своих неприятных переживаний), вытеснение. Возможно, поэтому они часто осознают процессы, которые для других протекают неосознанно. У американцев есть пословица: «Слон в комнате, но его никто не замечает». Люди шизоидного типа личности всегда видят этого слона и удивляются, что другим он незаметен. Но когда они пытаются говорить об этом слоне, на них смотрят как на сумасшедших.

Чтобы избежать трудностей в общении, они предпочитают занятия, которым можно предаваться в одиночестве. Чтобы не быть в группе, команде. Многие из них заняты творчеством, интересуются философией, духовными практиками, медитацией…

Однако мы вряд ли встретим человека шизоидного типа личности, у которого хотя бы в какой-то степени не было бы стремления к привязанности. Но есть проблема: стремясь к близости, они испытывают перегрузку от избыточной близости, она их подавляет и угнетает. Как правило, они лучше чувствуют себя в компании детей и животных. Мне недавно задали вопрос, похожи ли люди с шизоидным типом личности и аутисты. Мне кажется, у них есть что-то общее. К примеру, и те и другие не любят избыточного внимания. Но есть одно значимое отличие – аутисты не понимают чувства других людей. Они не знают, что ребенка нужно обнимать… Но их можно этому научить. А человек с шизоидным типом личности с самого начала знает, что ребенка надо брать на руки. Но он не может этого сделать, он всячески устраняется от контакта, поскольку он для него невыносим.

Их детство

Ребенок растет чрезвычайно чувствительным. Он реагирует на стимулы так, как будто они причиняют ему боль. Причем на самые разные стимулы: звук, свет, любые перемены, тактильные ощущения (вроде этикеток, царапающих кожу). Когда мы берем такого ребенка на руки, он не прижимается, а отстраняется, его тело становится жестким. Дети с шизоидным типом личности часто отказываются от груди. Они ощущают себя абсолютно незащищенными, и любой контакт воспринимается ими как вторжение, нарушение их целостности. Даже если это вторжение – сосок матери во рту. Можно предположить, что у них слишком тонкая кожа. (Однажды я поделилась со своей пациенткой таким наблюдением: я сказала, что как будто сижу рядом с человеком с ожогом. Которому нужно, чтобы к нему прикоснулись, но сделать этого нельзя, потому что любое прикосновение непереносимо. Эта метафора показалась ей верной и уместной). Повторюсь: в качестве защиты человек с шизоидным типом личности предпочитает уход. Но и сепарацию (расставание) с кем-либо он ощущает очень остро.

Почему? Дело в том, что он и так готов подпустить к себе немногих, и потеря одного из этих людей будут означать исчезновение слишком значимой части системы поддержки. Такие люди привязываются к другим, но в их компании сложно не чувствовать себя одиноким.

Он и другие

Они не выносят поверхностного общения. Мой муж был человеком с шизоидным типом личности. В тех редких случаях, когда мне удавалось уговорить его пойти со мной в гости, он немедленно находил ребенка или собаку и весь вечер проводил с ними. Разговоры ни о чем его убивали. Ему нужна была искренность и честность. Именно поэтому с точки зрения человека-шизоида человек-истерик просто… врун. Дело в том, что для истерика главная защита – преувеличение. Представьте, с какой интонацией женщина может произнести фразу: «Я та-а-а-ак разозлилась на своего му-у-у-жа-а!» Для нее такой способ коммуникации – защита, она хочет, чтобы то, что она говорит, приняли всерьез, и ей кажется, если она скажет это тише, ей не поверят. Комбинация людей с шизоидным и истерическим типами личности дается тяжело.

В то же время между ними существует давняя история любви. Женщины-истерики находят мужчин-шизоидов чрезвычайно привлекательными. Они ценят в них честность, принципиальность, самодостаточность… А мужчины-шизоиды любят женщин-истериков за чувствительность, теплоту, эмоциональность. Но вместе они могут свести друг друга с ума. Потому что, когда ей плохо, она пытается придвинуться к нему поближе, а он отодвигается. Когда же он видит, что ей плохо, он думает, что лучшее, что он может сделать для нее, это оставить ее в покое. А она чувствует себя покинутой.

Их особенности

В людях с шизоидным типом личности много противоречий. Они кажутся отстраненными и незаинтересованными, а сами живут с глубоким стремлением к близости. Они самодостаточны, но нуждаются в другом человеке. Чрезвычайно рассеянные и чрезвычайно внимательные. (Вспоминается образ рассеянного профессора, который идет по дороге, думает о чем-то сложном, все время спотыкается и падает…) Они кажутся неактивными и неэмоциональными, но внутри у них происходит активная деятельность, бурлят эмоции. Выглядят асексуальными и аскетичными, но у них достаточно импульсивности и мощных сексуальных фантазий.

Я как-то спросила психоаналитика с шизоидным типом личности, почему в психологии не так много внимания уделяют шизоидной динамике? Он ответил: «Ты думаешь, МЫ можем затеять какое-то общественное движение?» Иногда мне кажется, что я в каком-то смысле выступаю послом молчаливого сообщества одиноких людей… у которого не очень хорошо с PR! Но я делаю это искренне. Внутренняя жизнь человека с шизоидным типом личности очень привлекательна. Если он уверен, что вы не сочтете его сумасшедшим, постепенно, доверяя вам все больше, он расскажет вам много интересного о мире своих фантазий. Моя подруга-шизоид как-то призналась, что не ест изюм. Я предположила, что ей не нравится вкус. «Нет, – ответила она, – ты не понимаешь, он мог бы быть мухой!» Я рассказала об этом другой своей подруге, у которой муж шизоид. Она тут же сказала, что ее муж тоже не ест изюм. Правда, аргументирует иначе: он не доверяет изюму, который прячется в булочках.

Очаровательно! Весь мир кажется им одушевленным. В этом смысле они как дети.

Как с ними быть?

1) Такие люди избегают контакта, их легко напугать. Им требуется как можно больше пространства, чтобы они чувствовали себя в безопасности. Терапевт должен избегать вторжения на территорию пациента, я бы не рекомендовала продвигаться слишком быстро вперед, задавать неудобные вопросы. Чтобы они не чувствовали себя «интересным клиническим случаем». Они не выносят неискренности, лжи, важно быть абсолютно правдивым, реальным, честным.

2) Из сложностей: часто терапевтические отношения становятся для них более комфортными, чем отношения с реальными, обычными людьми в обычной жизни. Вы можете обнаружить, что хотя человек обратился к вам со стремлением стать более общительным, в ходе лечения он так этого и не достиг. Ближе к концу терапии его надо немножко подтолкнуть, спросив, удалось ли ему решить тот вопрос, с которым он пришел.

3) Важно, чтобы человек с шизоидным типом личности знал, что вы считаете его нормальным.

4) Таким людям трудно говорить о чувствах. Даже если они этого хотят. Сам акт говорения для них болезнен. Попробуйте найти непрямой способ говорить о том, что важно: обсуждайте фильмы, спектакли, музыку… Моя коллега многие недели разговаривала с пациентом о… пицце. В деталях: где в городе делают самую лучшую, чем она так хороша и так далее. При этом они оба понимали, что говорят не о пицце, а о внутреннем голоде, о том, чем его удовлетворить. И что чувствует человек, когда испытывает потребность в чем-то одном, а ему предлагают совсем другое».

В продолжение темы динамической концепции личности в гештальт-терапии попробую немного рассказать о шизоидной составляющей, которая, напомню, есть в каждом из нас, но у кого-то эта часть выражена сильнее, чем две другие (невротическая и нарциссическая). В дальнейшем, для простоты, я буду использовать слово «шизоид» для обозначения индивида, у которого эта часть ведущая и хорошо выражена. Также я не стану описывать шизоидную симптоматику в целом, а только в ключе интимных отношений, и безусловно, сквозь свою призму.

Если кто хочет изучить тему (структуры личности) глубоко – читайте учебники по клинике и характерологии. Все, что я опишу здесь – это собранные по крупицам и процеженные через мой личный фильтр, познания, подкрепленные практикой и личным опытом. И не забывайте, что любая теория в психологии – это всего лишь частное мнение.

И так, главной потребностью шизоида является безопасность (а также витальность – ощущение себя живым). Поэтому первое, что характерно для шизоидной динамики отношений – это долгий преконтакт. Именно эта фаза цикла контакта является самой тяжелой: знакомства, первые шаги к сближению, установление связей – все это неимоверно сложно для таких людей.

Шизоид склонен долго ориентироваться, присматриваться, колебаться и смущаться. Для того, чтобы отношения «закрутились» (дошли до фазы контактирования), часто необходим сильный внешний толчок: участие третьих лиц, влияние обстоятельств, всевозможные знаки и знамения. В особо запущенных случаях, так все на преконтакте и затухает.

Получается так, что граница контакта Я-Ты в их случае очень жесткая, из-за болезненной потребности в безопасности. Если другой человек слишком напористо будет лезть «в контакт», форсировать развитие отношений или нарушать границы, то это чревато либо ответной агрессией, либо уходом. И нередко разрушением контакта (надолго или навсегда). Если говорить метафорой, то шизоид – это постовой, который на границе контакта не говорит: «Стой, кто идет!», а стреляет на поражение. Поэтому в отношениях таким людям важно сразу обозначить свой статус, границы (что обеспечивается договоренностями) и, желательно, временные рамки пребывания в этих отношениях, в определенном статусе.

Несмотря на то, что шизоид постоянно требует ясности, хотя сам он этим, как раз, не отличается – попытки выяснения отношений воспринимаются как вторжение и посягательство на личную свободу. Знаменитые двойные послания (double bind) – это их фирменный признак. «Стой там – иди сюда», «дайте мне побыть одному, но не оставляйте насовсем» – шизоид пребывает в вечном колебании между потребностью в близости и ужасом поглощения Другим.

Еще «шизоидной фишкой» является иносказательность: вместо прямого и ясного послания, от них быстрее получить метафору, аллегорию, цитату, а то и вовсе, песню или ссылку на фильм или книгу – мол, догадайтесь сами. Диалог для шизоида – нелегкое испытание, очень редко удается выдержать баланс между отчуждением и перестимуляцией. Дело в том, что такие люди гиперчувствительны и оттого склонны к коммуникативным перегрузкам.


И в близких отношениях, им порой, трудно вовремя остановиться и сказать «стоп» партнеру (из-за страха отвержения), в результате, они могут переживать эмоциональное истощение (много энергии ушло на обеспечение безопасности). Поэтому не удивляйтесь, если ваш шизоидный партнер после бурного всплеска в отношениях внезапно исчезнет, и надолго, не объясняя ни слова. В общем, рядом с шизоидным партнером трудно не почувствовать себя одиноким…

Для шизоида во всем важна Суть. Вопрос «зачем?» – главный. Это и философское «зачем вся эта любовь, что это такое и в чем ее смысл?», и размышления на тему «зачем мне эти отношения и кто я в них?» Таким людям трудно довериться и пуститься в авантюру, пойти за своими чувствами. Поэтому шизоид склонен больше подвергать анализу отношения, чем жить в них, бесконечно что-то обсуждать и доказывать (чем нередко достает своего партнера). Это также один из способов уходить из контакта – в рассуждения. Если любовь безответная и приносит страдания, то смысл этих страданий также обязательно должен быть найден. Во всем важен смысл…

Шизоидные люди привержены аутистичным переживаниям, они чаще пребывают в своем внутреннем мире, нежели разделяют с другими свои чувства. В связи с этим, у них очень развита фантазия, и они склонны уходить в свои внутренние миры, будучи влюбленными, и мечтать, мечтать… Их восприятие своего Возлюбленного (Возлюбленной) может иметь мало общего с реальным человеком, особенно при неразделенной любви. Они очень чувствительны, проницательны, но не эмпатичны – им сложно считывать отношения между людьми – они как бы «не от мира сего». Однако же, если понравившийся человек прошел тщательную проверку и был одобрен, шизоид пойдет до конца. Основные «шизоидные» требования к партнеру выглядят примерно так: понимание (лучше без слов), тактичность (чувствительность), достаточная автономность партнера, лояльность к уходам и странностям и сохранение комфортной дистанции. В виду того, что у них нет гибкости в эмоциональных связях, шизоиды склонны «залипать» на каком-то объекте любви долгое время и надеяться на взаимность, несмотря на очевидную невозможность этого. Однолюбы – это точно шизоиды.

Некоторым из них (особенно, с завышенным либидо), чтобы не подвергать себя риску привязанности, удается отделять секс, как витальную потребность, от чувственных отношений. Некоторым даже удается «расщепить» одного и того же человека. Поэтому в современной (шизо)культуре такие феномены как «секс по дружбе» уже давно никого не удивляют. То есть, мы можем говорить, что и предельный романтизм, так и «медицинское» отношение к сексу – все это проявления из шизоидной части личности. Если же сексуальность и чувственность удается интегрировать, и в отношениях достаточно доверия, то шизоидный партнер способен дать лучший секс, самый изысканный и нежный. В «здоровой шизоидности» можно тонко настраиваться на другого человека и чувствовать его. Тантра, йога, духовные и энергетические практики, высокое искусство – это все это делается именно из этой части.

Шизоиды – оригиналы и гурманы, как в сексе, так и в еде, в одежде, и во всем том, что входит в интимную зону. Если шизоид допустил вас в свое личное пространство – это уже много значит. К тому же, шизоиды – это априори умные люди, и при желании сохранить отношения, они приложат все усилия, чтобы понять другого, дорогого им человека. Они поднимут горы литературы, пойдут на терапию и будут всячески эволюционировать, чтобы восполнить эту брешь в развитии интимности.

Подводя итог, хочу еще раз уточнить, что здесь описана динамика шизоидной части (любой) личности. Типичным ярко выраженным шизоидом будет человек, у которого эта часть выражена значительно сильнее остальных, причем так было с детства. В то же время, в каждом из нас эта часть присутствует и как-то функционирует. При нарушении безопасности, она может «воспалиться» у кого угодно, и человек будет проявляться по шизоидному типу. Даже самый чувственный и открытый невротик, здорово обжегшись в любви, будет проявлять черты шизоидной личности, по крайней мере, какое-то время. К тому же, не забывайте, что чаще всего встречаются смешанные варианты – когда «выпирают» какие-то две части, и почти в равной степени, так что бывает не так-то легко распознать «ядро» (личности). Я вам больше скажу: с течением жизни, а особенно, под воздействием психотерапии, у человека могут здорово меняться доминанты, развиваться мозаичность. Последнее, собственно, и является целью терапии.

Фриц Риман. Шизоидные личности. Шизоидная личность и любовь
(Из книги «Основные формы страха: исследование в области глубинной психологии/ Пер. с немецкого Э.Л. Гушанского. Изд. 3-е. — М.: Алетейя, 2000. — с. 31-49.

Как остаться собой среди множества,
среди толпы, которая кишит вокруг.
Шпиттелер

В этом разделе мы описываем личности, которые в плане рассматриваемых нами проблем испытывают страх перед самоотдачей и находятся под влиянием импульсов, направленных на усиление самостоятельности. С психологической точки зрения жизнь этих людей связана с повышенным стремлением к самосохранению.

Мы все испытываем желание не смешивать свою индивидуальность с другой, чувствительно реагируем на искажение нашего имени; мы не желаем быть заменены на другого, мы хотим осознавать нашу единичность как индивидуальность. Стремление от делиться от других сочетается со своей противоположностью — социальной сущностью принадлежности к группе или коллективу. Мы отстаиваем наши личные интересы в партнерских связях, межчеловеческих отношениях и в вопросах ответственности. Как сказывается это на человеке, который предпочитает уклониться от самоотдачи в пользу самосохранения?

Его стремления направлены прежде всего на сохранение независимости и самоудовлетворение (автаркию, autark). Быть независимым, не нуждаться ни в чьей помощи, не быть никому обязанным имеет для него решающее значение. Поэтому он дистанцируется от других людей, не позволяет приближаться к себе, стремится к отграничению.

Нарушение этой дистанции расценивается им как угроза его жизненному пространству, как опасность для его независимости и целостности его личности и вследствие этого пресекается. Так развивается типичный для шизоидной личности страх перед близостью в межчеловеческих связях. В связи с тем, что в реальной жизни от связей уклониться нельзя, он ищет такие защитные формы поведения, которые помогают ему отгородиться от жизни.

Прежде всего, в персонально-близких контактах шизоидные личности уклоняются от интимности и избегают ее. Они страшатся встречи с другой индивидуальностью, с партнером и стремятся ограничить человеческие связи лишь деловыми отношениями. Они стремятся быть анонимными участниками группы или коллектива и все же переживают свою принадлежность к общественным интересам. Они предпочитают использовать сказочную «шапку-невидимку», чтобы незамеченными принимать участие в жизни, и без нее отказываются от какой-либо активной общественной деятельности.

В отношениях с окружением они отстраненны, сдержанны, держатся на расстоянии, неразговорчивы и индифферентны до холодности. Они часто кажутся странными, обособленными, непредсказуемыми в своих реакциях или вызывающими недоумение. С ними можно быть давно знакомыми, но по-настоящему не знать их. Сегодня кажется, что мы имеем с этим человеком хороший контакт, а завтра он ведет себя так, будто мы с ним никогда не виделись: достигнутая ранее близость внезапно и резко прерывается, и появляется непонятная, необоснованная агрессивность или враждебность, оскорбительная для нас.

Избегание доверительной близости возникает из страха перед вами, перед открытостью самоотдачи и делает лиц с шизоидными чертами изолированными и одинокими. Их страх перед близостью усиливается при необходимости приблизиться к другим или при приближении других. Чувство склонности, симпатии, нежности и любви к другому в скором времени оставляет этих людей и сменяется переживанием опасности. Это объясняет, почему они уклоняются от таких ситуаций близости, могущих вызвать у них враждебность, — они внезапно прекращают близкие отношения, прерывают достигнутый контакт с другим и возвращаются назад, не стремясь более к установленной связи.

Между ними и окружением зияет глубокая пропасть в контактах, которая с годами расширяется и делает шизоидов все более изолированными. В результате всегда возникает следующая проблема: из-за отдаления от человеческого окружения шизоид все меньшe знает о других, это все больше расширяет пропасть в опыте общения и усиливает неуверенность в межчеловеческих контактах. Шизоид знает, что неправ в том, что является очевидным для других, особенно в области опыта доверительной близости и любящей предпочтительности. Вследствие этого он склонен к подозрениям и заблуждениям в межчеловеческом ориентировании и потому относится к людям с глубоким недоверием, так как его впечатления и представления об окружающих, в конечном счете, являются скорее проекцией его предположений и воображения, чем реальной действительности.

Шульц-Хенке описал картину, которая дает более ясное понимание мироощущения этих людей, — это пережитая всеми нами ситуация: мы сидим в поезде на вокзале; на соседнем пути стоит такой же поезд; внезапно мы замечаем, что один из двух поездов начинает двигаться. Поезд так мягко и незаметно отправляется, что мы не испытываем никакого сотрясения и судим о движении только на основании зрительного впечатления. Мы не имеем возможности понять, какой из двух поездов движется, до тех пор, пока не сможем бесспорно в этом убедиться, наблюдая за наружными предметами, которые не двигаются, пока наш поезд стоит, хотя соседний поезд уже сдвинулся с места, или наоборот.

Эта картина, часто встречающаяся во внутренней ситуации лиц с шизоидной структурой личности, означает: все, что человек воспринимает, представляет, чувствует и о чем думает, относится к его собственному существованию, даже если речь идет о событиях внешней жизни, и это состояние часто превышает возможности его психического здоровья по преодолению неуверенности в себе, связанной с отрывом от реальности. Вследствие ограничения контактов с миром межчеловеческих отношений его суждения основаны на впечатлениях и переживаниях, в них всегда имеется элемент сомнения, он рассматривает как действительность лишь фантазии, которые соответствуют его внутреннему миру, и он предпочитает ту картину мира, которую создал сам, считая взгляды других насмешкой над ним. Был ли сегодня начальник действительно холоден и враждебен по отношению ко мне, был ли он другим, чем раньше, или это мне только кажется? То, что люди с иронией смотрят на меня, что-либо означает, или это мне только кажется?

Эта неуверенность может достигать такой степени выраженности, что вызывает перерастание недоверчивости в подозрительность и переход к собственно бредовому восприятию и бредовым обманам восприятий, при которых внутреннее и внешнее смешиваются между собой, и эта путаница является для шизоидов проекцией действительности. Можно себе представить, как это мучит и беспокоит их, особенно если такая неуверенность носит длительный характер, и как вследствие этого становится некорригируемой упомянутая выше слабость контактов, связанная с близостью. Если мы попытаемся разделить их опасения и расспросить, почему попытка перейти к доверительной близости вызывает у них неуверенность и страх, то встретим лишь непонимание. Такое участие они расценят как насмешку или признак того, что их принимают за сумасшедших.

Полные недоверия, вытекающего из их глубокой незащищенности, независимо от того, является ли она первичной или следствием недостаточности межчеловеческих контактов, лица с шизоидными чертами характера развивают у себя такие функции и способности, которые помогают им ориентироваться в мире. Это восприятие через познание сущности, познавательный интеллект, сознание, рациональность. Будучи неуверенными во всем, что связано с эмоциональностью и чувственным познанием, они стремятся к «чистому» познанию, чьи результаты тем выше, чем больше они могут отрешиться от непосредственного созерцания. Мы должны понять, что шизоиды стремятся к точным знаниям, которые гарантируют их безопасность и отгороженность от источников субъективных переживаний.

В противоположность развитию этой рациональной стороны личности шизоидов, их эмоциональная жизнь остается прежней — она относится как к взаимоотношениям с партнером, так и к эмоциональным связям и взаимоотношениям. Для этих людей часто характерно выдающееся интеллектуальное развитие при эмоциональной недостаточности — эмоциональные переживания неразвиты, а иногда — бедны и скудны. Это придает значительную неуверенность при контактах, что создает множество трудностей в повседневной жизни — помимо недостатка или отсутствия деликатности и умеренности в человеческих отношениях, они не чувствуют своих партнеров по отношениям, не нюансируют свои взаимосвязи, что может создавать проблемы даже при самых элементарных попытках установить контакт. Вот пример:

В рамках своего обучения студент должен был написать реферат. Лишенный контактов, холодный и заносчивый, что было проявлением его неуверенности, он даже не предполагал расспросить своих коллег о том, как это обычно делается. Он страдал в одиночестве над решением проблемы, которая существовала в нем самом, а не в существе дела. Он был полон сомнений в том, могут ли его высказывания и решения соответствовать надеждам и ожиданиям, связанным с обучением, и постоянно колебался в своих умозаключениях между переоценкой собственной личности и чувством неполноценности из-за банальности и несостоятельности своих суждений. Уверенности недоставало ему и при сравнении своего реферата с работами других студентов. Он испытывал неловкость перед коллегами и вынужден был преступить через свою гордость («просить у себя прощения») за то, что вынужден был советоваться с ними — не понимая, что такого рода отношения для них привычны. Из-за своей некоммуникабельности он испытывал расплывчатый и неопределенный страх, который усиливался по мере того, как он устанавливал естественные контакты с коллегами.

Такие и подобные им ситуации и манера поведения часто встречаются в жизни личностей с шизоидной структурой. Для них чрезвычайно тяжелы даже часто встречающиеся обыденные ситуации, которые не реализуются по причине затрудненности контактов, а вовсе не из-за недостатка способностей.
Шизоидная личность и любовь

Мы уже говорили о том, что для шизоидов особенно затруднительны проблемы, которые связаны с развитием межчеловеческих контактов: поступление в детский сад, знакомство со школьным коллективом, пубертат и встреча с противоположным полом, партнерские взаимоотношения и вообще всякие взаимосвязи. В связи с тем, что каждая близость провоцирует у них возникновение страха, они вынуждены в значительной степени сокращать близкие контакты или отказываться от них. Это приводит к тому, что они рассматривают любовь и любовные отношения как угрозу их независимости и утрату собственной значимости.

Встречающиеся в детстве трудности контактов в межчеловеческих отношениях, которые свидетельствуют о шизоидной проблематике и о которых становится известно со слов родителей или воспитателей, могут быть по субъективным причинам усилены или смягчены и выявляются до того, как эти нарушения становятся очевидными. Сюда относятся случаи, когда у ребенка возникают трудности в контактах в детском саду или в школьном классе, когда он не находит себе товарищей, когда он держится особняком, предпочитает одиночество и испытывает неприязнь к другим; когда молодой человек в пубертатном периоде уклоняется от контактов с противоположным полом, когда он зарывается в книгу, уклоняясь и отгораживаясь от контактов, или предпринимает другие действия для того, чтобы остаться одному; когда он переносит тяжелый мировоззренческий криз в период пубертата с раздумьями о смысле жизни без попытки разделить свои переживания с другими. Все это является сигналами тревоги, которые заставляют родителей обращаться за советом к психиатру или психотерапевту.

Дополнительная проблематика беспокоит шизоидных личностей в период наступления партнерских отношений, возникающих под давлением пубертата. Это связано с тем, что любовь подразумевает взаимную душевную и телесную близость. В каждой любовной встрече нашей самости и нашей независимости в равной степени угрожает опасность излишне открыться партнеру, и это в той или иной степени требует защиты. В связи с этим в каждой встрече таится препятствие в виде внутренней, интимной проблемы, которая, будучи до сих пор подсознательной и скрытой, может, будучи осознана, причинять боль.

Как должен поступать человек, испытывающий томительное желание близости и слияния, любви и нежности, что должен он сделать, чтобы предложить другому разделить с ним нарастающее сексуальное возбуждение? В основе описанного нарушения контактов, недостатка тактичности в межчеловеческих отношениях лежит нарастающая до достижения данного возрастного периода неопытность в межличностных контактах, из которой проистекает особая тяжесть интеграции сексуальности. Им не хватает полутонов для самооценки и для того, чтобы представить себя партнеру привлекательным и пленительным, чтобы решиться на совращение и самоотдачу. Нежность, вербальное или сентиментальное выражение склонности чуждо шизоиду, ему недостает чуткости и сопереживания, способности отождествить себя с другим.

Попытка разрешить конфликт между усиливающимся стремлением к обладанию и страхом перед близостью в межличностных контактах принимает различные формы. Чаще всего это проявляется в освобождении от любовного чувства и отщеплении от него сексуального влечения в чистом виде, т. е. в стремлении к сексуальной связи без любовного антуража. Партнер для него является лишь «сексуальным объектом», лишь средством для достижения полового удовлетворения, во всем остальном он его не интересует.

Однако вследствие такой эмоциональной безучастности партнерские взаимоотношения легко заменяются. Это защищает шизоидов от глубокого проникновения в их жизнь посторонних, свидетельствуя как об их полной беспомощности и неопытности в общеизвестных эмоциональных связях и отношениях, так и о том, что они предполагают, что партнер представляет угрозу для их жизни.

Все сказанное является основанием для развития механизмов защиты от чрезмерной близости и интимности со стороны партнера — шизоид не знает, как отвечать на его домогательства, так как они скорее неприятны ему, чем доставляют удовольствие.

Один мужчина обратился в бюро по брачному посредничеству и выбрал там фотографию дамы, которая меньше других понравилась ему: она, с его точки зрения, представляет для него меньшую угрозу и вряд ли вызовет у него любовные чувства.

Одна дама намерена вступать с мужчиной только в половую связь, игнорируя связь духовную, так как знает, что, вероятнее всего, больше не увидит его.

Женатый мужчина имел в том городе, где он жил вместе с семьей, еще одну, «тайную», квартиру, предпочитая быть недостижимым и сокрытым от семьи до тех пор, пока не испытывал склонность к возвращению домой. Он нуждался в том, чтобы защититься от эмоциональных претензий жены и других членов семьи (с другой стороны, эта личностная потребность в связи с семьей усиливалась, когда появлялась угроза его потребности в семейном убежище и приюте).

Из этих примеров видно, какой большой страх испытывают шизоидные личности перед связью, обязанностями, зависимостью и ограничением их личности. Этот страх оставляет их очень редко и объясняет их непредсказуемость и странные реакции.

Единственный, к кому шизоид прислушивается и кому доверяет, — это он сам. Отсюда его чрезвычайная чувствительность к действительной или воображаемой угрозе его суверенитету и интегративности, к враждебному нарушению сохраняемой им дистанции. Он нуждается лишь в собственной поддержке, которая не оставляет его. Естественно, любые отношения, связанные с атмосферой доверия и интимности, не свойственны ему и не возникают в его связях с партнерами. Свою любовь он ощущает как принудительную связь, которую он должен прекратить,» тогда как его партнер в такой связи ищет близости и теплоты. Его робость и нерешительность здесь может исходить из потребности избежать клятвы в верности и регистрации брака.

Один молодой человек под давлением своей подруги, которая хотела этого в течение нескольких лет, наконец обручился с ней. Он пришел к ней с кольцом, и они вместе отпраздновали обручение. Как только он вышел из дома, он опустил в ее почтовый ящик письмо, в котором отменил только что совершенное обручение.

Подобное поведение не так уж редко встречается у шизоидов. Часто они предпочитают знакомство на расстоянии и высказывают свое предпочтение в письмах, но непосредственная персональная близость отталкивает их, и они отказываются от прежних намерений.

В связи с упомянутым выше отделением сексуальности от чувства любви инстинктивные потребности шизоидов также носят изолированный характер; партнер рассматривается лишь как сексуальный объект, и любовная жизнь исчерпывается лишь функциональным процессом. Они не знают никаких любовных нежностей в виде пролога, им не свойственна эротика, для удовлетворения своих потребностей они идут напролом. Нежность легко преобразуется в причинение боли партнеру, жестокое нападение или даже нанесение телесных повреждений. За этим стоит подсознательное желание вызвать у партнера чувствительную реакцию из-за стремления после достижения полового удовлетворения как можно скорее отделаться от партнера. «После этого» — имеется в виду половой акт — «я Предпочитаю вышвырнуть ее» — вот характерное для мужчины-шизоида выражение, которое отражает его страх перед любовными требованиями партнерши.

Большие трудности проявляются тогда, когда у шизоида возникает резкая амбивалентность между любовью и ненавистью, когда его глубокие сомнения в своей способности любить переносятся на партнера. В таких случаях он предпринимает новые попытки, требуя от партнера других способов любви, чтобы устранить свои сомнения. Эти попытки могут дойти в буквальном смысле до садизма. Его поведение может носить исключительно деструктивный характер; любовные привычки и склонности партнера отклоняются, пренебрегаются, анализируются, подвергаются сомнению или дьявольским образом извращаются. Они воспринимают спонтанную склонность партнера как проявление нечистой совести и расценивают ее как проявление чувства вины или «подкуп» («чего ты хочешь этим достигнуть?», «ты, пожалуй, хочешь как-то загладить свою вину»).

При хороших абстрактно-теоретических психологических комбинаторных данных шизоиду представляются бесконечные возможности для такого рода тенденциозных истолкований. В романе Христианы Рохефорт «Подушка покоя» с особой убедительностью изображается такая связь, при которой любящая шизоидного партнера женщина со временем доходит до границы своей терпимости.

Нередко шизоидные личности своим цинизмом разрушают все нежные порывы партнера, не отказываясь, однако, от связи с ним. С их точки зрения, влюбленность в них партнера объясняется лишь в последнюю очередь их душевными качествами, а в первую — их поведением и внешностью. Это отражается в склонности к иронии и насмешкам: «не строй такие собачьи преданные глаза», «если б ты знал, как ты смешно выглядишь» или «оставь эти дурацкие любовные нежности и давай, наконец, перейдем к существу дела».

Естественно, что если у партнера систематически разрушаются стереотипы любовного поведения, то сохранение такой связи может свидетельствовать о необычных любовных склонностях, исходящих либо из садомазохистского генотипа, либо из чувства вины, страха утраты или других мотивов. В противном случае либо эта связь покупается, либо наслаждение достигается лишь через страдание. Обычно такого рода связь должна в конце концов прекратиться и привести к ненависти, поскольку после любовного триумфа шизоид «обретает свое истинное лицо». Однако эта ненависть не реализуется, так как к другим шизоид относится точно так же.

Автобиографические романы Стриндберга содержат много примеров подобных шизоидных трагедий, приводя выразительные описания жизненной основы такого развития личности (например, «Сын Магды»). Аксель Борг в главном действующем лице своего романа «В открытом море» блестяще изобразил шизоидную личность, в которой отчетливо видны автобиографические черты.

Эмоциональная холодность при дальнейшем развитии может достичь экстремальных и болезненных размеров, приводя к изнасилованию и наслаждению от убийства; это происходит, прежде всего, если на партнера подсознательно проецируются непереработанные чувства ненависти и мести (происходит, как это называется в психоанализе, «перенос» на партнера отношений к объектам зависимости, с которыми он был связан в детстве). Такая не интегрированная в личностную структуру отщепленная сторона инстинкта всегда очень опасна и проявляется при нарастающей неспособности понимать партнера и сочувствовать ему, что приводит к преступлениям, связанным с нарушениями влечений.

В связи с трудностями, которые проистекают из чувственной связи с партнером и вообще из поиска партнера, шизоиды часто остаются одинокими и в конце концов находят партнера в себе самом, получая при этом самоудовлетворение. В некоторых случаях они избирают для себя эрзац-объект, как это бывает в случаях фетишизма.

Естественно, что в каждом таком эрзац-объекте отражается неразвитая сексуальность, несмотря на то что эти формы нарушений способности к любви носят в себе элементы любовного желания и являются выражением ищущего любовного томления.

Нередко у шизоидов сексуальное развитие остается инфантильным при высокодифференцированной личностной структуре. Иногда случаи выбора в качестве сексуального партнера детей или подростков свидетельствуют о том, что тяжелое нарушение способности к контактам в таких случаях сопровождается меньшей вероятностью развития страха. Порой подавленная способность к любви и самоотдаче прорывается в экстремальных формах ревности и даже в бреде ревности. Шизоид чувствует, как мало любви он отдает партнеру, как мала его способность к любви, и подозревает, что партнер вряд ли сможет остаться с ним. В связи с этим он подозревает наличие соперника (иногда с достаточным основанием), который и сильнее любит, и больше него способен к любви. Лишенный теплоты и сочувствия, он расценивает естественное поведение партнера как проявление хитрости или насмешки над ним, которые отражают его демонизм и коварную преднамеренность. Эти истолкования могут дойти до бреда, до состояния, когда партнерские отношения становятся непереносимыми и в конце концов разрушаются с чувством наслаждения от разрыва и одновременно страдания, которого никто не может разделить и оценить. Мотивировка действий здесь выглядит так: если мне представляется невозможным любить и удержать любимого, то я предпочитаю разрушить эту связь, чтобы, по крайней мере, не потерпеть ущерба и не дать другому воспользоваться любовью моего партнера. Манеру поведения шизоида можно истолковать таким образом, что для него не исключена возможность любить и быть любимым, но он не может дать оценку любви и любовным отношениям. Уход партнера для него менее болезнен, чем попытка проявлять о нем заботу и отдавать ему свое внимание, и поэтому он предпочитает уход. Такая «профилактика разочарования» отнюдь не редка: она содержит в себе, в большинстве случаев, подсознательный аспект проверки партнера: если он, несмотря на мое поведение, еще любит меня, значит, он действительно любит меня. Прежде всего, это свидетельствует о том, как тяжело этому человеку понять, любят его или нет, испытывают ли к нему влечение. В экстремальных случаях подозрительность и ревность могут привести к убийству: если партнер меня не любит, он не должен любить и никого другого.

Осознанно страх самоотдачи переживается шизоидами как страх связи. Любовное влечение относится к самоотдаче и к самоотвержению; накапливаясь путем подавления и преодоления страха, такое самоотвержение представляется шизоиду как полная самоотдача, как попытка поглощения его партнером.

В связи с этим происходит так называемая «демонизация» партнера, что вызывает перенос преодоленного страха и делает объяснимым непонятное поведение шизоида, и прежде всего — внезапно возникающую у него ненависть, которая исходит из чувства угрозы от могущественного «Ты» (партнера) без понимания того, что этим могуществом его награждает собственная проекция шизоида.

Особенно тяжело шизоиду решиться на длительную эмоциональную связь. Он склонен большей частью к кратковременным, бурным, но изменчивым связям. Брак для него представляется, прежде всего, несовершенным человеческим устройством, которое само собой распадается, а потому не может принести радости и удовлетворения. Шизоиды склонны к расчетам и планированию человеческих потребностей и приспосабливаются к такого рода потребностям. Изменчивость их мнений в отношении длительных связей носит постоянный характер: требуя для себя свободы, они лишь теоретически допускают ее для партнеров как нечто само собой разумеющееся, в реальности же далеко не всегда позволяют это. Часто шизоид теоретически является сторонником брака и брачных отношений, на самом же деле он согласен лишь на те традиции и обычаи, которые позволяют ему сохранять свой стиль жизни, и любит лишь свои убеждения. Поэтому он часто расценивает честность и гражданское мужество как нечто отличающееся одно от другого. Нередко легализация даже длительной связи пугает их; для них обычны напоминающие супружество связи без их регистрации. При ранней утрате матери или разочаровании в матери они вступают в связь с пожилыми женщинами, полагаясь на их материнский инстинкт, тем самым наверстывая то, чего им не хватало в детстве. Такие женщины могут дать тепло и чувство защищенности без больших собственных претензий; это доверчивые женщины, которые понимают ситуацию непосредственно, не требуют от партнера того, чего он не может им дать, и не ожидают от этой связи ничего иного, нежели то, чем она обычно заканчивается. Лишь при глубоком нарушении соответствующих ранних фаз развития может возникнуть ненависть и желание отомстить по отношению к таким женщинам.

В связи с тем, что шизоиды расценивают женственность и женщин как угрозу своей жизни и относятся к ним с недоверием, у них нередко возникает влечение к собственному полу или они выбирают таких партнерш, которые благодаря своим квазимужским чертам выглядят не так, как другие, более женственные и привлекательные. Такие связи часто выглядят как дружески-братские и содержат больше общих интересов, чем связи, связанные с эротической привлекательностью противоположного пола.

Во всех случаях длительные связи тяжелы для шизоидов; раздельные спальни являются как бы само собой разумеющейся потребностью; партнеры должны понимать это и соблюдать требуемую дистанцию как для своей защиты, так и для сохранения отношений.

Из всего сказанного следует, что, исходя из тех оснований, которые теперь стали для нас более понятными, шизоиды испытывают большие трудности в развитии и проявлении своих любовных склонностей. Они необычайно чувствительны ко всему, что угрожает их свободе и независимости или ограничивает их; они скупы на сентиментальные высказывания и благодарны партнеру, если он скромно и ненавязчиво дает им приют и защищенность. Если партнер это поймет, то не будет показывать свою самую глубокую привязанность, а предоставит шизоиду без лишнего проявления чувств все, что может ему дать.

© Перевод, Гушанский Э.Л., 1998.
© Издательство «Алетейя», 1998.

Типы личности и типы характера человека

Каждый обладает своим индивидуальным рисунком характера и личностными особенностями. Попытки описать типы личности создали множество классификаций, начиная от опоры на внешность и конституцию, затем – основанные на темпераменте, завершая соционикой и популистскими типами для женщин (любовница, хозяйка и пр.).

Мы предлагаем рассмотреть типы личности , состоящие из конфигурации врожденных данных: тип высшей нервной деятельности (темперамент), глубинные влечения, особенности характера и приобретенных травм, благодаря которым окончательно и формируется уникальный личностный стиль каждого.

Типы характера человека имеют определенные названия, они соответствуют названиям известных психических заболеваний. Вместе с тем, это не означает, что представленные типы личности – это и есть заболевания, нет. Это просто название, отражающие определенную структуру личности и определенные типы характера человека в норме, а не патологии.

Интересно, что само понятие границ нормы крайне условно. Такого человека, который бы воплощал собой абсолютную норму, от которого мы могли бы отталкиваться в описаниях безумия, скорее всего, нет. Каждый человек живет со своими «тараканами», причудами и особенностями, которые и делают его уникальным.

Самое оригинальное, на мой взгляд, объяснение границ нормы и патологии попалось мне на глаза в социальной сети:

«Есть варианты патологии, которые в социально-адаптированном виде соответствуют типам психики. Каждый из нас при определённых условиях проявит ту патологию, к которой склонен. Представляете себе схему московского метро? Так вот, пока мы в пределах кольца, то есть социально-адаптированы, мы условно-нормальны, а дальше каждый уезжает по своей ветке. Ветки с тех пор стали куда длиннее, вот что я скажу, а скоро и второе кольцо будет…»

Таких «веток» или типов личности различают несколько – шизоидная, нарциссическая , параноидная, маниакально-депрессивная, истерическая, обсессивно-компульсивная, психопатическая, мазохистическая (по Н. Мак-Уильямс).

Эти типы личности не означают диагноза либо ругательного наклонения, это просто обозначения различий, классификация, наподобие веток метро. В случаях острого или хронического стресса каждый человек будет регрессировать по своей ветке, согласно типологии.

Типы характера человека практически не бывают чистыми , как не бывает и чистой нормы. Однако, внутри нас может жить шизоидная или нарциссическая или депрессивная , истерическая и т.п. часть личности, которая может быть большей или меньшей частью нашей психологии.

Алиса: Я сошла с ума, да?
Отец: Да. Чокнулась. Рехнулась. И просто сошла с ума. Но открою тебе секрет: безумцы всех мудрей.
Алиса в стране чудес

О шизофрении как клиническом заболевании есть много книг, исследований, монографий и описаний. Вместе с тем интерес к ней не утихает. В этой статье речь пойдет о шизоидном типе личности, находящимся в границах нормы, и о том, как шизоиду адаптироваться к жизни, оставаясь в согласии со своей природой.

При шизоидном типе личности на одном конце «ветки» есть гениальные, высокоэффективные, социально-адаптированные люди с шизоидной организацией личности, а на другом конце психические больные, страдающие шизофренией, не способные к самостоятельной социальной жизни.

Часто детей-шизоидов описывают как особо чувствительных, восприимчивых как к физическим стимулам – свет, прикосновения, звуки, так и к эмоциональным, проявления сильных эмоций заставляет их сжиматься, напрягают.

Взрослые люди-шизоиды также остаются удивительно чуткими, чувствительными, одаренными способностью понимать, воспринимать мир и других людей с потрясающей точностью и подлинностью. Люди, имеющие шизоидный тип личности остро чувствуют ложь и фальшь в других, как радар, выявляя любую неискренность.

Один из моих коллег, талантливый шизоид , настолько точно интерпретировал происходящее с клиентом на учебных сессиях, что по нему можно было ориентироваться как по камертону, настраивая свой профессиональный «внутренний инструмент» для чуткого восприятия другого человека.

Такая чувствительность делает шизоида очень уязвимым к внешним воздействиям, стрессу, от которого они убегают в свой внутренний мир.

Тенденция ухода в себя также может быть вызвана воспитанием в объятиях удушающей гиперопеки матери. При подозрениях на подростковую шизофрению часто рядом с мальчиком-подростком обнаруживается нарушающая личные границы мать, которая тащит своего покорного сына то в церковь, то на расстановки или к целителям.

Если в семье, где растет чувствительный ребенок-шизоид , практикуются эмоциональная неискренность, двойные послания, например, похвала и любовь на людях с одной стороны, равнодушие и критика дома – с другой, то рано или поздно ребенок может начать полагаться на уход в себя, изоляцию от других, чтобы защититься от лжи, фальши, вызывающих глубокое замешательство, гнев и безнадежность.

В школе я задавала неудобные вопросы про советский строй, за что и подвергалась скрытой агрессии со стороны учителей. Я оставила эти вопросы глубоко внутри себя.

Из терапевтической беседы

Необходимость полагаться на свой внутренний мир также может появиться в результате ранней изоляции ребенка, которого с младенческого возраста оставляли одного дома или в кроватке, не подходили ночью на крик, воспитывая «самостоятельность».

В итоге ребенок-шизоид старается найти способ адаптации к вынужденной изоляции и выбирает «не нуждаться» в близости, ища в большей степени опору в себе и своем внутреннем мире.

Что-то толкало меня из автобуса в автобус, где я могла сидеть с шизофренической апатией на лице, погрузившись в свой внутренний мир, и внешне ничем не выделяться среди остальных занятых своими проблемами пассажиров, которые равнодушно следят за мелькающими в окнах пейзажами.

Барбара О’Брайен. Необыкновенное путешествие в безумие и обратно: операторы и вещи.

В общем, вторгающиеся в тонкие границы изначально достаточно чувствительного ребенка взрослые, ранняя изоляция, одиночество и неэмпатичный родительский уход способствуют возникновению внутреннего конфликта между стремлением к близости и избеганием ее, желанием дистанцироваться, что и приводит к формированию шизоидного типа личности.

Ценной адаптивной способностью людей, обладающих шизоидной организацией личности, является их креативность. Важно лишь находить форму для выражения богатого внутреннего мира. Большая часть художников, скульпторов, музыкантов имеют шизоидную личность.

Здоровый человек шизоидного типа способен направить свои таланты в искусство, философию, в науку, в духовные изыскания, в какие-то действия в реальном мире. Более глубоко травмированный шизоид испытывает колоссальные страдания от невозможности реализации своих способностей из-за страха, отчуждения от общества, одиночества.

Я нашел себя в погружениях в глубины морской жизни на занятиях дайвингом. Это действие, которое я произвожу в реальном мире, и которое символически отражает мои привычные погружения в глубины самого себя.

Из личной беседы

Отчуждение и одиночество – частые попутчики человека шизоидного типа личности. Поскольку люди-шизоиды игнорируют общественные ожидания, индифферентно относятся к мнению большинства, то чаще страдают от бойкота или агрессии со стороны этого большинства.

Поэтому такие люди часто выглядят внешне бесстрастными, презрительными и ироничными по отношению к окружающей массе людей. Однако, внутренне они остро переживают собственную инаковость, отличность от других, непонятность для окружающих, а значит какую-то глубокую внутреннюю неправильность.

Для такого человека жизненно важно быть понятым, услышанным, одновременно ему может быть невыносимо страшно оказаться слишком близко к другому. Шизоид боится, что если близкий любимый человек его полностью узнает, то он покажется ему уродом или чудаком.

В итоге люди-шизоиды нередко выбирают обособленность и одиночество, уклоняясь от общения с другими людьми. Если такое происходит, то стоит, преодолевая страх , возвращать себя в общение. Возможно, сначала в терапии, затем в личной жизни.

«Подойди ближе, я одинок, но не приближайся, я боюсь вторжения» — приводит пример негласного послания человека шизоидного типа А. Роббинс. Конфликт близости – дистанции является центральным в шизоидном типе личности.

Страх вторжения, поглощения оказывается сильнее желания интимности. Часто в семьях при возникновении проблем в отношениях не-шизоидная женщина пытается сблизиться со своим партнером-шизоидом, «поговорить по душам», а тот в ответ, боясь поглощения, отдаляется.

Для того, чтобы считаться с такой особенностью и обеспечить комфортное существование шизоиду необходимо собственное безопасное пространство. Есть люди другого склада, другие типы характера человека, которые могут руководствоваться принципом «человеку на самом деле не много надо – крыша над головой, да хлеб с маслом».

Человеку с шизоидной личностью так не выжить, вернее, выжить можно, но придется постоянно испытывать страдания, душевную и физическую боль . Ему необходимы пространство, дистанция, воздух.

Буквально телом чувствую это городское замкнутое пространство хрущевки, боль от шума, гари, запахов. Здесь я не могу собраться, разваливаюсь на кусочки…

Из личной беседы

Для того, чтобы оставаться в контакте со своей природой, шизоиду важно найти или организовать себе свое место, дом, пространство, где он может чувствовать себя спокойно и безопасно. Иногда приходится изрядно постараться, чтобы обеспечить себе такое место, но оно того стоит.

При этом также важно иметь близкие отношения, не уходить во внутреннее или внешнее отшельничество.

По моим наблюдениям, у здоровых шизоидов дистанция в полмира при использовании современных технологий не будет являться препятствием для ощущения близости. Высокофункциональный человек, имеющий шизоидный тип личности, может организовать свою работу удаленно для того, чтобы успешно разрешить внутренний конфликт дистанции-близости.

Работать дома в безопасном уютном и своём пространстве, но с помощью современных технологий, держа руку на пульсе компании, в которой он трудится. В этом случае человек вообще не ощущает большого расстояния, так как благодаря чуткости шизоида, оно не препятствует близости и поддержанию контактов.

Кроме того, люди-шизоиды испытывают явную тревогу по поводу базовой безопасности. Так как окружающий мир кажется им наполненным угрожающими, тесными, шумными, разрушающими силами, опасными для индивидуальности. Иногда такая тревога может выглядеть преувеличенной для других людей.

— В России можно выживать, но жить по-настоящему… нет.
— Всю жизнь живу в России – пока не убили…

Подслушанный диалог

С этой тревогой трудно иметь дело, хочется позаботиться о безопасности, но до конца безопасно все равно не будет. Сначала нужно достичь ощущения безопасности и комфорта в пространстве дома и в отношениях с любимыми людьми.

Затем можно постепенно распространять это чувство стабильности и безопасности на внешний мир. Здесь не стоит торопиться, обретение внутренней земли обетованной плавно и своевременно распространится на внешний мир.

— Было хорошо в Камбодже?
— Да…
— Теперь найди свою внутреннюю Камбоджу.

Из терапевтической беседы

Когда внутренней безопасности нет, помогает внешний поиск такого места на земле. Если находится такое пространство, то оно остается внутри вас. Однако, если внешний поиск не сопровождает внутренним, то он грозит бесконечными скитаниями наподобие дауншифтеров, которые ищут что-то через внешний мир, путешествуют, но как будто не находят внутреннего мира. И наоборот, если есть «внутренняя Камбоджа», внутренняя точка равновесия и мира, то внешняя обстановка перестает быть угрожающей, тревожной, разрушающей.

Итак, мы выделили следующие особенности человека с шизоидным типом личности, и предложили способы их интеграции в жизнь:

  • Богатый внутренний мир, который важно учиться креативно выражать вовне, преодолевая тенденцию ухода в себя.
  • Внутренняя чуткость, чувствительность, сензитивность, которая требует психологической гигиены – создания безопасного пространства, умения беречь себя.
  • Конфликт дистанции – близости, для разрешения которого необходимо собственное безопасное пространство, соблюдение личностных границ в отношениях с близкими людьми, и опыт принятия другим человеком.
  • Пренебрежение условностями, общественными нормами, что может провоцировать нападение большинства на шизоида, усиливая его страх поглощения. В результате человек выбирает изоляцию и одиночество, уклоняясь от общения с другими людьми. В этом случае, стоит, преодолевая страх, возвращать себя в общение. Пусть контактов будет не много, один-три человека, этого может оказаться достаточно для комфортной жизни.
  • Тревога по поводу базовой безопасности, для погашения которой создается внутренне безопасное пространство, которое постепенно распространяется на внешний мир.

Если у Вас возникли вопросы по статье:

« »

Вы можете задать их нашему психологу Online:

Если Вы по каким-либо причинам не смогли связаться с психологом онлайн, то оставьте свое сообщение (как только на линии появится первый свободный консультант — с Вами сразу же свяжутся по указанному e-mail), либо на .

Шизоидный тип личности — Психолог Татьяна Панова

Основными чертами шизоидного типа личности являются замкнутость и уход в себя от реального мира. Шизоиды не способны устанавливать значимые эмоциональные отношения с другими людьми. Однако, внешняя холодность сочетается у них с крайней внутренней чувствительностью.

У шизоидов снижена способность получать удовольствие от общепринятых развлечений. Гораздо интереснее для них – пребывать в мире собственных фантазий.

Шизоиды не любят, когда к ним приближаются слишком близко в психологическом плане, и отпугивают людей своим нестандартным поведением. Чтобы избежать трудностей в общении, они предпочитают занятия, которым можно предаваться в одиночестве. Многие из них заняты творчеством, интересуются философией.

К позитивным чертам шизоидного типа личности относятся серьезность, постоянство увлечений, целеустремленность и рассудительность. Негативные черты характера – холодность, недружелюбие, отсутствие эмпатии, безразличие к делам и интересам других людей, внезапные вспышки немотивированного раздражения.

Труднопереносимыми ситуациями для шизоидов являются моменты, когда требуется установить новый контакт, необходимость участия в общих делах, при смене сложившихся в обществе стереотипов.
Шизоид является странной личностью даже для своей собственной семьи.
В личности и поведении шизоидов могут сочетаться самые противоречивые черты: холодность с тонкой чувствительностью, упрямство с податливостью, настороженность с легковерием, застенчивость с бесцеремонностью.


Больше интересных статей и прямая связь со мной — ответы на ваши вопросы — в моем ИНСТАГРАМ! Переходите по ссылке и подписывайтесь.


Апатичная бездеятельность может меняться на настойчивую целеустремленность, а необщительность на внезапную назойливость. Немотивированные антипатии сочетаются с чрезмерными привязанностями.
Недостаток интуиции не дает пользоваться прошлым опытом. Это приводит к нелогичным поступкам на фоне рациональных рассуждений.

Шизоид имеет богатый внутренний мир, но ни перед кем его не раскрывает. Спокойно существовать он не может, поскольку постоянно занят поисками смысла жизни, что является травмирующей и невыполнимой задачей.
Даже в своей собственной жизни шизоид играет роль наблюдателя. Понять, кто он и для чего существует, ему не удается. Шизоид может постигать суть различных заумных теорий, не понимая при этом самые простые вещи.
Девиз шизоида по жизни – «Меня никто не понимает». Он всегда находится в шаге от депрессии.

 

Попытки других людей построить с ним отношения шизоидом игнорируются. Тайно он может мечтать о большой и взаимной любви.

Иногда шизоиды проявляют эмоции в самых неожиданных ситуациях, чересчур экспансивно реагируя на всякую чепуху. В поведении присутствует некоторая чудаковатость.

Иметь шизоида в качестве своего близкого друга особо много желающих не найдется. Предугадать его реакции весьма затруднительно. Общение с ним желательно вести на некотором расстоянии. Новые знакомства воспринимаются им с подозрением.

При коммуникации с шизоидом рекомендуется устанавливать с ним формально-доброжелательные отношения, не делая попыток проникнуть в глубину его души. Шизоид выказывает внешнее равнодушие к похвале и критике.
Шизоиды не всегда выполняют социальные нормы и требования, а иногда вполне сознательно отступают от них.
Внутренний конфликт между желанием близости и потребностью сохранить свою независимость приводит к отказу контактов с внешним миром в пользу погружения в свой внутренний мир.

Шизоидные личности не стремятся купаться в лучах славы и не гоняются за материальными благами. В быту их отличает крайняя неприхотливость. Мимика лишена живости, голос не обладает широтой модуляций, кажется, что разговор они ведут на одной ноте.

Женщины

Женщина-шизоид говорит мало, зато является отличным слушателем. Ей больше нравится быть наблюдателем диалога, чем его участником.
В больших компаниях женщины шизоидного типа предпочитают сидеть в сторонке и оттуда наблюдать за общим весельем.
Одевается женщина-шизоид скромно, но иногда вычурно, что часто бывает некстати. Собственная индивидуальность для нее важнее общепринятых стереотипов.
На работе она не принимает участия в общественной жизни коллектива. С мужчинами такая женщина ведет себя непредсказуемо. Свою неожиданную переменчивость она не объясняет, оставляя партнера в недоумении.

Мужчины

Мужчины шизоидного типа личности производят впечатление бесстрастных одиночек, лишенных чувства юмора. При этом они могут неплохо выполнять свою основную работу. Часто выбирают деятельность программиста, бухгалтера, архивариуса. В творчестве им важен не результат, а сам процесс.
Главная жалоба жен мужчин-шизоидов заключается в их эмоциональной холодности. Но переживания своих жен им непонятны.
Мужчина-шизоид принимает решения спонтанно, иногда сам не в силах объяснить, почему он это сделал.
Вести переговоры с этими людьми очень тяжело. Возникает ощущение, что они отвечают не на заданный им вопрос, а на тот, который присутствует у них в голове. Шизоид может увести разговор в сторону незаметно для собеседника.

Подростки

Подростков-шизоидов характеризует неумение позаботиться о себе самостоятельно. От окружающих людей они начинают преувеличено ожидать создания благоприятных условий. В результате повышенной обидчивости подростки могут проявлять агрессию по отношению к родителям и членам семьи.
Необходимость общаться со своими сверстниками в школе является для них тяжелым испытанием. В качестве психологической защиты подростки-шизоиды выбирают стратегию избегания контактов с другими людьми. Однако, когда их не принимают в социальную группу, это оказывается для них травмирующей ситуацией.

Известные личности

В реальной жизни к шизоидному типу личности относятся:
ученый Альберт Эйнштейн;
философ Иммануил Кант;
ученый Исаак Ньютон;
композитор Людвиг Ван Бетховен;
живописец Сальвадор Дали;
художник Ван Гог;
поэт Иосиф Бродский.
А также наши современники интеллектуал Анатолий Вассерман и миллионер Билл Гейтс.

Помимо гениальности, как и многих творческих людей, их объединяет характерный для шизоидов стиль поведения и отстраненность в пользу своего внутреннего мира.
Такие персонажи описаны и в художественной литературе. К ним относятся Шерлок Холмс, Штирлиц, Дон-Кихот, Гарри Потер.

7 психотипов мужчин и ключи к их сердцу | Обучение гипнозу

Истероидный (демонстративный) тип

В основе данного типа людей лежит эгоцентризм. Человек уверен, что он — центр вселенной. И мир должен об этом знать. Делает все, чтобы привлечь к себе внимание. Любое. Плохое внимание лучше игнорирования.

Как его распознать?

Он всегда и везде будет говорить о себе любимом, хвалить себя, рассказывать о своих достижения и заслугах. Одним словом, о чем угодно, лишь бы все поняли, какой он значимый.

Занимает собой много пространства.

Модно одевается, внимателен к своему внешнему виду.

В поведении присуща некоторая манерность, наигранность. Красиво сидит, красиво стоит, красиво движется.

Как ему понравиться?

Он очень падкий на лесть и комплименты. С этим мужчиной переборщить с похвалой просто невозможно.

Активно говорить с ним о нем самом. Интересоваться им, задавать вопросы о его жизни, его пристрастиях, его увлечениях. Другие темы для разговора, не связанные с ним самим, он практически не воспримет.

Дарить ему подарки. Содержание подарка не имеет особого значения, важна красивая обертка.

Уделять ему время и внимание. Много внимания. Его мнение самое ценное, его истории самые интересные, он – самый красивый и привлекательный, он – лучшее что вообще могло произойти в вашей жизни.

Быть той, которой он может хвастать. Он любит похвалу. А лучшая похвала для мужчины – красивая, привлекательная, социально успешная женщина вместе с ним. Особенно ему нравятся обеспеченные и влиятельные женщины.

Какой он в отношениях?

Любит демонстративно, чтобы все видели. Может дарить огромные букеты, которые обязательно нужно выкладывать в Инстаграм. Любит водить по хорошим заведениям. Сам галантен и хорош собой.

Ему важно, чтобы женщина уделяла ему все свое свободное время, делала все, что он хочет. Если нет — демонстративно обижается.

Редко бывает удовлетворен отношениями, поэтому склонен к изменам.

Как с ним жить?

Уделять ему больше внимания. Оно ему жизненно необходимо. Не будет получать позитивное внимание – начнет добиваться негативного публичными скандалами.

Быть привлекательный и социально успешной. Чтобы он мог хвастать своей женщиной. Он может многое простить и вытерпеть, если женщина красива, и все на нее обращают внимание. Так что вместо ссоры идите в SPA-салон, и конфликт исчерпан.

Восхищаться им. Желательно публично.

Баловать его дорогими вещами. Стоимость = сила любви к нему.

Что категорически нельзя делать?

  1. Самое страшное для этого мужчины – игнор. Если его игнорировать – уйдет к другой.
  2. Ограничивать его общение с другими людьми. Если другие люди не будут им восхищаться — он быстро выгорает.
  3. Предъявлять ему высокие требования. У него слабая нервная система, он не справится и переключится на кого-то менее требовательного.
  4. Плохо выглядеть рядом с ним. Это крах. Люди должны видеть рядом с ним красивую женщину.

Эпилептоидный (возбудимый) тип

Это целеустремленный, волевой, карьерно ориентированный человек. Он может очень многое выдержать и очень многого достичь.

Постоянно ждет нападения, но не знает, кто нападет и откуда. Новых людей оценивает по степени опасности. Поэтому первое время он может показаться недоброжелательным. Может быть грубым, смотреть как удав на кролика – это не обозначает его плохое отношение, просто он оценивает, может ли он вам доверять.

Говорит по делу. Не будет шутить и кого-то веселить. Вообще, с юмором у него бывает плохо. Может казаться мрачным и угрюмым. Не любит пустой болтовни.

В нем нет хитрости и изворотливости. Он прямой, иногда может быть до грубости прямой. Но он надежный, мужественный и благородный, на него всегда можно положиться. Выполнит взятые на себя обязательства, никогда не оставит в беде.

Как его распознать?

Лицо без эмоций, сдержанное. Нет яркой мимики, нет естественности и живости. Жесты скупые, шаблонные и отработанные. В его движениях нет легкости и пластичности. Речь краткая, в основном состоит из глаголов (сделай, убери, подними, отойди…).

Как ему понравиться?

Быть открытой, бесхитростной, понятной ему. Он не будет воспринимать женщину, которой не доверяет. Ему нравятся женщины открытые, искренние, настоящие, которые не набивают себе цену. Быть с ним такой, какая есть, без интриг и притворства.

Важна пунктуальность и обязательность. Он не любит не пунктуальных и пускающих слова на ветер людей. Его раздражают те, кто не держит обязательства. Сказала – делай. Не намереваешься делать – не говори.

Говорить с ним на его языке. Не нужно пускаться в философские рассуждения. Особо творческую натуру он не оценит. Поддерживать с ним темы о чем-то бытовом, приземленном, понятном ему. Сам он не очень гибкий, поэтому чтобы понравиться, нужно подстраиваться под него, под его убеждения и интересы.

Быть естественной, искренней и позитивной. Ему самому не хватает легкости и спонтанности. Поэтому он любит живых, легких в общении, с которыми хорошо и приятно.

Какой он в отношениях?

Лидер в отношениях. Он сильный и готов брать ответственность за двоих. Если женщина более слабая, тогда возможны гармоничные отношения. Иначе будет вечная борьба за власть в паре.

Регулярно подвержен вспышкам раздражение и агрессии. Так устроена его нервная система. Не нужно на это обижаться, принимать его негатив лично к себе и выводить в конфликт.

Он надежный, верный, хороший семьянин. Будет обеспечивать и любить свою семью. Разводы крайне редкие. Всегда заботится о детях.

К изменам не склонен. Сам измену никогда не простит. Крайне злопамятный.

Как с ним жить?

Смириться с тем, что его сложно переубедить в чем-то. Как он решил, так все и будет. Спорить и предлагать другие варианты бесполезно. Он властный, и это не изменится. Если пытаться переделывать его под себя и стоять на своем – будут бесконечные конфликты.

У него свои устойчивые взгляды на жизнь. Нужно либо иметь такие же взгляды, либо подстроиться под него. Иначе совместная жизнь просто не получится.

Создавать ему комфорт и уют. Когда он приходит с работы, он хочет, чтобы его накормили, послушали его. Обеспечивать ему регулярную сексуальную жизнь, не загружать его бытовой ерундой, заботиться о нем, не обижаться на то, что он бывает груб и раздражителен.

Что категорически нельзя?

  1. Сейчас развелось много женских тренингов про то, как манипулировать мужчинами, играть с ними и получать от них желаемое, будь то дорогие подарки или замужество. Но мужчина эпилептоидного склада весьма проницателен. Он постоянно ищет опасности извне, и поэтому хорошо умеет распознавать кому и что от него нужно. Когда женщина пытается им манипулировать, он перестает ей доверять. А раз он не может доверять — эта женщина ему не нужна.
  2. Не надо много болтать и перегружать его информацией. Когда он уставший пришел после работы – рассказы про подружек легко могут спровоцировать взрыв агрессии.
  3. Тупое поведение, вроде постоянной ревности, интриг, недоверия.

Паранойяльный (лидерский) тип

Ставит перед собой амбициозные цели и идет вперед, не оглядываясь по сторонам. Все свои силы, аналитические способности и связи у него направлены в одно русло – достижение цели.

Смотрит на людей сквозь призму их достижений. И сравнивает их с собой и своими достижениями, обычно не в пользу людей. Поэтому часто смотрит на окружающих свысока. Однако он понимает, что для реализации задуманного ему нужны люди, поэтому с теми, кто ему нужен, будет общаться открыто и естественно, чтобы расположить к себе.

Упорный и трудолюбивый. Всегда имеет железную логику, опирается только на факты, упорно отстаивает свою точку зрения. И делает все, чтобы реализовать свою цель. Очень работоспособный. Не ленится и не любит ленивых людей.

Как его распознать?

Мимика сдержанная, нет естественности в выражении эмоций. В общении немного наклоняется вперед, особенно если доносит свою цель. Суровый пронзительный взгляд. Немного исподлобья.

Будет рассказывать вам о своей глобальной цели. Возможно – убеждать вступить в ряды его сторонников.

Как ему понравиться?

Важно разделять его цели. Он делит людей на «своих» и «чужих». Первых он будет опекать и покровительствовать, вторых – игнорировать или подавлять.

Ему важен социальный статус. Предпочтительны женщины, которые занимают высокое положение в обществе.

Не любит комплименты и, тем более, лесть. Он и так знает, что он великий и на похвалу у него возникнет закономерный вопрос: «Что тебе от меня нужно?» Можно хвалить только его цели, а не его самого.

Какой он в отношениях?

Семья нужна как тыл и поддержка в достижении цели. Он карьерист – всегда будет поглощён работой. Дополнительные проблемы дома и в отношениях ему не нужны.

Способен изменять, может использовать других. Например, жена ему организует комфорт дома, а любовница помогает в достижении цели.

Эмоции проявляет скупо, как и комплименты. Эмоционального тепла от него бывает мало.

Всегда лидер в отношениях. Его нужно беспрекословно слушаться и делать, что скажет.

Как с ним жить?

Нужно быть именно той женщиной, которая способна понять его цели и амбиции, которая будет в этом разбираться и помогать ему. Выполнять его поручения, распространять его идею, вовлекать в нее больше людей.

Ему нужен комфорт и уют. Ему не нужна женщина со своими амбициями. Важно, чтобы она занималась его жизнью.

Что категорически нельзя?

  1. Критиковать его цель, даже со знанием дела.
  2. Намекать, что его цель может не реализоваться. Нельзя ему показывать, почему именно цель может оказаться провальной.

Шизоидный (странный) тип

Он не похож на других людей, люди его не понимают, чудак.

Живет в своем собственном мире, в своих размышлениях, в своих фантазиях, и не нуждается в других людях.

Постоянно разгадывает какие-то загадки, решает квесты. Выстраивает систему и складывает паззлы, раскладывает все по полочкам.

Исследует этот мир, не умеет отличать основное от второстепенного, может одновременно думать о нескольких разных вещах. Открыватель нового.

Как его распознать?

Немного странный на вид, неопрятный. Движения резкие, неловкие, несуразные. Мимика почти отсутствует. Либо же мимика невпопад — не соответствует ситуации. В доме полный бардак.

Как ему понравиться?

Такому мужчине нравятся женщины, которые не смеются над его странностями, не хотят его переделать, которым он нравится такой, какой есть.

У него необычный вкус, свои особые предпочтения, поэтому выбор женщины у него неординарный. Сложно предугадать, кто именно ему понравится. Как карта ляжет.

Какой он в отношениях?

Он может сильно тормозить развитие отношений. Может дистанцироваться. Этот мужчина боится близости – она ему дается нелегко. Он может и сам не понимать, почему он дистанцировался. Но когда это произошло — не нужно выяснять с ним отношения и требовать объяснений. Отошел, потому что ему так нужно. Если давить на него – все сломается. Нужно оставить его в покое в такие дни и спокойно заняться собой.

Мужчина шизоидного типа способен на глубокую привязанность. Вообще он долго присматривается к женщине, чтобы понять, нужны ему отношения с ней или нет. И если решит, что это женщина ему нужна – станет очень надежным и верным спутником. Возможно даже привязанность на всю жизнь.

Его проявления любви могут быть странными. Он непредсказуем. Сложно понять на что и почему он так среагировал. И что он имел в виду. Он слишком закрытый. Что он ощущает и ощущает ли вообще, можно только догадываться.

Как с ним жить?

Он склонен замыкаться в себе и уходить в своей внутренний мир. Важно относиться с пониманием к его дистанцированию. Не нужно лезть к нему в душу, выяснять в чем дело, любит он — не любит…

Такому человеку важно знать, что несмотря на то, что он дистанцируется, на него не обижаются и не злятся. И что женщина никуда не денется, она всегда будет рядом.

Ему нужны любовь и тепло. Но по чуть-чуть. Он боится быть поглощенным. Ему нужно ощущать не только, что его любят, но и свободу. Поэтому стоит показывать ему свои чувства в умеренных количествах.

Что категорически нельзя?

Ни в коем случае нельзя жестко критиковать его позицию, высмеивать его странности, издеваться над его непониманием этого мира. Он другой, видит мир иначе. И не стоит его за это принижать.

Гипертимный (общительный) тип

Наверное, это самый счастливый тип личности. Его гормональный баланс настроен так, что человек большую часть времени находится в хорошем настроении.

Он общителен, предприимчив, находчив и умеет найти подход практически к любому человеку, душа любой компании. Но не всегда доводит дела до результата.

Нужна новизна. Вечно меняет работу, друзей, увлечения, города, места отдыха. Любит все новое, чего не пробовал раньше.

Все не всерьёз. Это очень легкие и позитивные люди. Они любят играть, любят интриги и приключения, любят риск. И не нужны никакие ограничения, обязательства и серьёзное восприятие. Главное – получить эмоции в процессе игры. А игра ведь не может быть серьезной.

Как его распознать?

Постоянно говорит, темп речи быстрый. Яркий и активный. Живая мимика, много эмоций на лице и хаотичных телодвижений. Всегда улыбается, излучает позитив. Широкие движения. Занимает собой как можно больше пространства.

Как ему понравиться?

Нужна такая же активная и азартная. Любит легких и веселых, не сидящих на одном месте. Он хочет вместе путешествовать по миру, вместе получать новые эмоции и впечатления.

Давайте ему яркие эмоции. Эмоции – это то, чем он дышит, чем он живет. Ему не нужна никакая глубина и никакая привязанность. Важна именно страсть, яркие впечатления.

Играйте с ним, интригуйте. Написала, предложила встретиться, за полчаса до встречи отменила. Сегодня приблизилась, завтра отдалилась. В ход можно пускать все манипуляции. И не забывать, что он – такой же игрок и интриган.

Главный принцип общения с ним – все не всерьез. Как только станет серьезно – его интерес пройдет.

Какой он в отношениях?

С ним никогда не будет скучно. С блеском в глазах и энтузиазмом он будет заряжать вас потоком позитивной энергии. Его все время куда-то несет. Неизвестно, вернется ли домой вообще сегодня.

Совершенно не надежный. Может в любой момент очароваться другой особой, сменить род деятельности, уехать в другой город. ..

Не видит у себя недостатков, но может придираться к недостаткам партнера. Партнер ему надоедает быстро, и он находит миллион поверхностных причин, почему.

Свободные отношения. Он не желает себя связывать обязательствами. Быстро влюбляется, быстро перегорает. Не склонен к длительным отношениям с одной и той же женщиной.

Как с ним жить?

Не пытайтесь привязать его – бесполезно. Давайте ему свободу, тогда он не захочет никуда уходить. Кстати, он любит некоторую недоступность женщины, когда он заинтересован в отношениях больше, чем она.

Всегда удивляйте его, всегда впечатляйте чем-то новым. Не сидите на месте вечерами на диване у телевизора. Ему нужны какие-то новые впечатления, совместные поездки, движение, драйв. Устраивайте ему все время что-то новое, впечатляйте его.

Не требуйте от него верности и постоянства. Это бессмысленно. Он всегда будет увлекаться новыми женщинами.

Что категорически нельзя?

  1. Запрещать общаться с людьми. Коммуникация гипертиму нужна как воздух.
  2. Заставлять его заниматься чем-то скучным и монотонным. Без нового и без эмоций у него наступает апатия и депрессия, которую он склонен запивать алкоголем.

Эмотивный (заботливый) тип

Характеризуется ярко выраженной добротой.

Восприимчив ко всему вокруг, может легко растрогаться. Добрый, глубоко чувствующий и переживающий за других людей.

Если к нему обратиться за помощью – он всегда поможет. Переживает, чтобы у всех все было хорошо, чтобы всем было комфортно.

Чувствует прекрасное в этом мире. Увлекается живописью, музыкой (нормальной, а не попсой и не тяжелой), театром.

Склонен к самобичеванию. Из-за неудач склонен замыкаться в себе, уходить в глубокий самоанализ и самокопание.

Как его распознать?

Мимика плавная, все эмоции выражаются естественно и гармонично. Округлые плавные движения. Отсутствует резкость, грубость. Все смотрится очень гармонично. Речь тихая, грамотная. Правильные конструкции, очень вежливый.

Кто ему понравится?

Нужна женщина с глубоким внутренним миром. Он не любит поверхностных особ.

Сам он первое время мало говорит, и больше слушает. Ему так комфортнее. Поэтому нужен кто-то общительный и интересный. С ним легко общаться, потому что он доброжелательный, настроен к людям позитивно. И ждет от людей того же.

Женщина с высокими моральными ценностями. Этот мужчина сам очень любит размышлять о высоком. Он хочет видеть в партнере высокие цели. И не потерпит низменных проявлений и жестокости.

Какой он в отношениях?

Не прихотлив к бытовым условиям. Хозяйственность по канонам домостроя ему не нужна, на бытовые вещи не обращает внимание.

Занимает ведомую роль. Будет прислушиваться к партнеру. Боится обидеть и не умеет сказать «нет».

В его представлении любить, это идти на жертвы. Склонен впадать в зависимость – быть с партнером, даже если ему плохо в этих отношениях. Многое может терпеть.

Заботливый. Это добрый, теплый и любящий человек. Очень переживает о комфорте женщины, готов по-родительски заботиться, кормить, благоустраивать. Ему доставляет радость помогать, дарить подарки, делать приятно.

Семейный. Работа всегда для него на втором плане. Главное, чтобы в семье всем было хорошо и комфортно. Это прекрасный родитель, который будет заботиться о детях.

Как с ним жить?

Развиваться, размышлять, думать, чтобы поддерживать с ним интересные глубокие разговоры. Давать ему тепло и нежность. Ему важно чувствовать себя любимым и нужным.

Что категорически нельзя?

  1. Быть с ним грубой и жесткой. Пренебрежительно общаться. Резко критиковать.
  2. Говорить при нем что-то циничное. Не потерпит низменные ценности.

Тревожно-мнительный (боязливый) тип

Мужчина тревожного типа не любит выходить из зоны комфорта, он избегает всего, что несет потенциальную опасность.

Рисует в голове страшные картинки, какой мир опасный, и как все плохо может быть.

Как его распознать?

Бледный, встревоженный. Мимика выражает беспокойство, тревогу.

Замыкается в себе, сутулится, голову втягивает ближе к плечам так, что шея кажется вообще незаметной.

Говорит тихо, запинается. Слабый вялый голос, не может собраться и четко выразить свою мысль.

Как ему понравиться?

Быть инициативной. Сам он боится проявлять инициативу, робеет, теряется, не знает, что сказать. Поэтому ему нужен кто-то активный, кто его разговорит и сам сделает все шаги.

Показать ему, что у него есть шанс. У него слабые коммуникативные навыки, особенно с противоположным полом. Слишком боится отвержения. Будет с той, которая, как он считает, точно его не отвергнет. И не обратит внимание на слишком красивую, умную, успешную, популярную – с такой, по его мнению, шансов у него точно нет.

Быть теплой, доброй и отзывчивой. Ему нравятся чувствительные люди. В целом он тянется к ласковым, мягким девушкам, которые демонстрируют свое сопереживание.

Какой он в отношениях?

Ему кажется, что его женщина специально что-то не то сделала или сказала, чтобы обидеть его, и ждет извинений. Часто замыкается, в голове рисует сказки про измены, интриги, уверен, что его не любят, а используют.

Тревожному мужчине важно ощущать взаимность. Ему важно получать постоянное подтверждение чувств со стороны женщины. Если такое подтверждение есть – готов ради нее на многое. Если его нет – переживают и становятся замкнутыми, чрезмерно требовательными, недоверчивыми.

Дома позволяет себе то, что не позволяет в социуме. Может на близких кричать, ругаться, придираться, ворчать. Если перегнет – потом извиняется.

Как с ним жить?

Ему нужно постоянное, непрерывное подтверждение, что его любят, что кроме него никто не нужен. Хвалить, заботиться, говорить о своих чувствах ему, и конфликты сведутся к минимуму. Если тревожный мужчина уверен, что его любят – в лепешку разобьется, сделает для партнера все.

Что категорически нельзя?

Нельзя держать его в неопределенности. Этому мужчине нужна четкая уверенность, что его любят и принимают. Ему нужны стабильность, четкость и понимание. Если ему не давать такую уверенность, он будет страдать, уходить в депрессию.



31575

Размышления о шизоидной динамике | Журнал Практической Психологии и Психоанализа

Комментарий: Перевод осуществлен по: McWilliams N. Some Thoughts about Schizoid Dynamics. The Psychoanalytic Review, 2006. Vol. 93. No. 1. pp. 1-24. 

Аннотация

Статья посвящена шизоидной динамике, дано описание общих принципов психоаналитической психотерапии шизоидного расстройства личности.

Ключевые слова: шизоидное личностное расстройство, шизоидная динамика, психоаналитическая психотерапия, психоанализ.

Уже много лет я занимаюсь развитием более глубокого понимания субъективной жизни людей с шизоидной организацией личности. Эта статья посвящена не той версии шизоидного расстройства личности, которая приведена в описательной психиатрической таксономии (такой как DSM). Здесь я ссылаюсь на более практическое, феноменологически направленное, психоаналитическое понимание шизоидной личности, так как меня всегда интересовало исследование индивидуальных различий больше, чем в спор о том, что является патологией, а что нет. Я обнаружила: когда люди с шизоидной динамикой — пациенты, коллеги, друзья — чувствуют, что их самораскрытие не столкнётся с пренебрежением (или не будет «криминализовано», как сказал один знакомый терапевт), у них возникает желание поделиться своим внутренним миром. И, как справедливо для других областей, если человек заметил что-то однажды, он начинает видеть это везде.

Постепенно я поняла, что люди с шизоидной динамикой встречаются чаще, чем принято думать, и что среди них существует большой градиент психического и эмоционального здоровья: от психотического уровня, до завидной надёжной психической устойчивости. И хотя считается, что центральная проблема шизоидного человека не невротического спектра (Steiner, 1993), я могу отметить, что наиболее высокофункционирующие шизоидные люди, которых множество, кажутся во всех смыслах (по таким критериям, как удовлетворённость жизнью, чувство своей силы, аффективная регуляция, постоянство “я” и объекта, личные отношения, творческая деятельность) более здоровыми, чем многие с аутентично невротичной психикой. Я предпочитаю использовать термин » шизоидность» (несмотря на то, что юнгианское «интроверсия» не такое стигматизирующее), поскольку “шизоидность” неявно отсылает к сложной внутрипсихической жизни, в то время как “интроверсия” говорит о предпочтении интроспекции и стремления к одиночеству — более-менее поверхностных феноменах.

Одной из причин, почему специалисты в области психического здоровья не замечают высокофункциональной шизоидной динамики, является то, что многие из таких людей “прячутся”, или проходят “сквозь” нешизоидных других. Их личностные особенности включают “аллергию” на то, чтобы быть объектом интрузивного внимания, и кроме того, шизоиды боятся оказаться выставленными на всеобщее обозрение как чудаки и сумасшедшие. Поскольку нешизоидные наблюдатели склонны приписывать патологию людям, являющимся большими затворниками и эксцентриками чем они сами, вполне реалистичен страх шизоида оказаться пристально изученным и изобличённым как ненормальный или не совсем нормальный. Кроме того, некоторые шизоиды обеспокоены собственной нормальностью независимо от того, теряли они её на самом деле или нет. Страх оказаться в категории психотиков может быть проекцией убеждения в невыносимости их внутреннего опыта, который настолько частный, неузнаваемый и не отзеркаленный другими, что им кажется, их изолированность равняется сумасшествию.

Очень многие непрофессионалы считают шизоидных людей странными и непостижимыми. Вдобавок к этому даже специалисты в области психического здоровья могут приравнивать шизоидность к психической примитивности, а примитивность к ненормальности. Блестящая трактовка Мелани Кляйн (Klein, 1946) параноидно-шизоидной позиции как основы для способности выдерживать сепарацию (то есть, для депрессивной позиции) оказалась вкладом в восприятие феноменов ранних стадий развития как незрелых и архаичных (Sass, 1992). Кроме того, мы подозреваем в проявлениях шизоидной личности вероятных предшественников шизофренического психоза. Поведение, нормальное для шизоидной личности, определённо может имитировать ранние стадии развития шизофрении. Взрослый, начавший проводить всё больше и больше времени в изоляции в своей комнате среди своих фантазий и в конечном итоге становящийся откровенно психотичным — нередкая клиническая картина. Кроме того, шизоидность и шизофрения могут быть родственниками. Недавние исследования шизофренических расстройств выявили генетические предпосылки, которые погут проявиться в широком спектре от тяжёлой шизофрении до нормальной шизоидно организованной личности (Weinberger, 2004). С другой стороны, существует множество людей с диагностированной шизофренией, чья преморбидная личность может быть описана как преимущественно параноидная, обсессивная, истероидная, депрессивная или нарциссическая.

Другой возможной причиной ассоциирования шизоидов с патологией может быть то, что многие из них чувствуют расположенность к людям, имеющим расстройства психотического уровня. Один из моих коллег, описывающий себя как шизоидного, предпочитает работать с более психотически расстроенными людьми, чем со “здоровыми невротиками”, поскольку воспринимает невротичных людей как “нечестных” (то есть, использующих психические защиты), в то время как психотики воспринимаются им как вовлечённые в полностью аутентичную борьбу с их внутренними демонами. Первые исследователи теории личности — к примеру, Карл Юнг и Гарри Салливан, — не только по многим оценкам были характерологически шизоидными, но и, вероятно, переживали краткие психотические эпизоды, которые не становились длительным приступом шизофрении. По-видимому, можно сделать вывод о том, что способность этих аналитиков эмпатически понимать субъективный опыт более серьёзно нарушенных пациентов имеет много общего с доступом к их собственному потенциалу к психозу. Даже высокоэффективные и эмоционально стабильные шизоиды могут беспокоиться о своей нормальности. Мой близкий друг оказался сильно встревожен во время просмотра фильма “Игры разума” (“A beautiful mind”), описывающего постепенное погружение в психоз гениального математика, Джона Нэша. Фильм эффектно затягивает аудиторию в иллюзорный мир героя, а затем раскрывает, что люди, которых зритель считал реальными, были галлюцинаторным бредом Нэша. Становится очевидно, что его мыслительные процессы сдвинулись от креативной гениальности к манифестациям психоза. Мой друг болезненно встревожился, осознав, что как и Нэш, он не всегда может различить, когда создаёт креативную связь между двумя кажущимися несвязанными феноменами, которые действительно связаны, а когда он создаёт полностью идиосинкразические связи, могущие показаться другим нелепыми и сумасшедшими. Он говорил об этой тревоге со своим относительно шизоидным аналитиком, чей печально-ироничный ответ на его описание неуверенности в возможности положиться на собственный ум, был “Ну да, кому вы рассказываете!” (В разделе о следствиях для терапии станет ясно, почему я думаю это была чуткая, дисциплинированная и терапевтичная интервенция, хотя она выглядит случайным отходом от аналитической позиции).

Вопреки существованию связей между шизоидной психологией и психотической уязвимостью, меня неоднократно впечатляли высокая креативность, личностная удовлетворённость и социальная ценность шизоидных людей, которые, несмотря на интимное знакомство с тем, что Фрейд называл первичным процессом, никогда не были в группе риска психотического срыва. Множество таких людей работает в искусстве, теоретических науках, философских и духовных дисциплинах. А так же в психоанализе. Гарольд Дэвис (личная беседа) сообщает, что Гарри Гантрип однажды пошутил, что “психоанализ — это профессия шизоидов для шизоидов”. Эмпирические исследования личностей психотерапевтов, проводящиеся в Университете Маккуори в Сиднее, Австралии, (Джудит Хейд, личная беседа) показывают, что хотя основная модальность типа личности среди женщин-терапевтов — депрессивная, среди мужчин-терапевтов преобладают шизоидные черты.

Моё предположение почему это так, включает наблюдение, что высокоорганизованных шизоидных людей не удивляют и не пугают свидетельства существования бессознательного. Из-за интимного и часто непростого знакомства с процессами, находящимися для других вне наблюдения, психоаналитические идеи для них оказываются более доступными и интуитивными, чем для тех, кто проводит годы на кушетке, взламывая психические защиты и получая доступ к скрытым импульсам, фантазиям и чувствам. Шизоидные люди характерологически интроспективны. Им нравится изучать все закоулки и подвалы собственного разума, и в психоанализе они находят множество релевантных метафор для своих открытий, сделанных в этих исследованиях. Кроме того, профессиональная практика психоанализа и психоаналитической терапии предлагает привлекательное решение центрального конфликта близости и дистанции, который довлеет над шизоидной психикой (Wheelis, 1956).

Меня всегда привлекали шизоидные люди. Я обнаружила в последние годы, что большинство моих ближайших друзей могут быть описаны как шизоидные. Моя собственная динамика, больше склоняющаяся к депрессивной и истероидной, сопричастна этому интересу тем способом, о котором я буду рассуждать ниже. Кроме того, меня приятно удивили неожиданные отклики на мою книгу о диагностике (McWilliams, 1994). Обычно читатели выражают благодарность за какую-нибудь главу, оказавшуюся полезной для понимания определённого типа личности, для работы с кем-то из пациентов, или для осмысления их собственной динамики. Но кое-что характерное происходило с главой о шизоидной личности. Несколько раз после лекции или семинара кто-нибудь (часто кто-то из тихо сидевших на задних рядах, поближе к двери) подходил ко мне, стараясь убедиться, что не напугал внезапным приближением, и говорил: «Я просто хотел сказать “спасибо” за главу о шизоидной личности. Вы действительно поняли нас.»

Вдобавок к тому, что эти читатели выражают личную признательность, а не профессиональную, меня поражало использование множественного «нас». Я думаю, не оказываются ли шизоидные люди психически в той же позиции, что и люди, принадлежащие сексуальным меньшинствам. Они чувствительны к риску показаться девиантными, больными или с нарушениями поведения для обладателей обычной психики, просто потому что они действительно меньшинство. Специалисты в области психического здоровья иногда обсуждают шизоидные темы тоном, сходным с тем, который раньше использовался при обсуждении представителей ЛГБТ-сообщества. У нас есть тенденция одновременно и приравнивать динамику к патологии, и обобщать целую группу людей на основе отдельных представителей, искавших лечения болезней, связанных с их идиосинкразической версией психики.

Шизоидный страх стигматизации понятен с учётом того, что люди невольно укрепляют друг друга в предположении, что чаще встречающаяся психология нормальна, а исключения представляют собой психопатологию. Возможно, между людьми существуют заметные внутренние различия, выражающие психодинамические факторы так же как и другие (конституциональные, контекстуальные, различия жизненного опыта), которые в терминах психического здоровья не лучше и не хуже. Склонность людей ранжировать различия по какой-то шкале ценностей имеет глубокие корни и меньшинства относятся к нижним ступенькам таких иерархий.

Хочется ещё раз подчеркнуть значимость слова «нас». Шизоидные люди узнают друг друга. Они чувствуют себя членами того, что один мой друг-затворник назвал «сообщество одиночества». Как гомосексуальные люди, обладающие гейдаром, многие шизоиды могут замечать друг друга в толпе. Я слышала, как они описывают чувство глубокого и эмпатичного родства друг с другом, несмотря на то, что эти сравнительно изолирующиеся люди редко вербализуют эти чувства или приближаются друг к другу, чтобы явно выразить узнавание. Впрочем, начал появляться жанр популярных книг, который нормализует и даже описывает как ценность такие шизоидные темы как сверхчувствительность (Aron, 1996), интроверсию (Laney, 2002) и предпочтение одиночества (Rufus, 2003). Один шизоидный друг рассказывал мне, как шёл по коридору с несколькими сокурсниками на семинар в сопровождении преподавателя, имевшего, по его мнению, сходный тип личности. По пути к классу они прошли мимо фотографии острова Кони, где был изображён пляж в жаркий день, заполненный людьми так плотно, что не было видно песка. Преподаватель поймал взгляд моего друга и, кивнув на фотографию, поморщился, выражая тревогу и желание избежать подобных вещей. Мой друг широко раскрыл глаза и кивнул. Они поняли друг друга без слов. 

Как я определяю шизоидную личность?

Я использую термин «шизоидный» так, как его понимали британские теоретики объектных отношений, а не как он трактуется в DSM (Akhtar, 1992; Doidge, 2001; Gabbard, 1994; Guntrip, 1969). DSM произвольно и без эмпирической основы различает шизоидную и избегающую личность, утверждая, что избегающее расстройство личности включает желание близости несмотря на дистанцирование, в то время как шизоидное расстройство личности выражает безразличие к близости. В то же время я никогда не встречала среди пациентов и других людей кого-то, чьё затворничество не было изначально конфликтным (Kernberg, 1984). Недавняя эмпирическая литература поддерживает это клиническое наблюдение (Shedler & Westen, 2004). Мы существа, ищущие привязанностей. Отстранённость шизоидной личности представляет собой, среди прочего, защитную стратегию избегания гиперстимуляции, травматического посягательства и инвалидизации, и наиболее опытные психоаналитические клиницисты знают, как не принимать это за чистую монету, какую бы тяжесть и чувство неуверенности эта отстранённость не вызывала.

До изобретения нейролептиков, когда первые аналитики работали с психотическими пациентами в больницах наподобие «Chestnut Lodge», сообщалось о множестве случаев возвращения из своей изоляции даже кататонических пациентов, если они чувствовали себя в достаточной безопасности, чтобы снова попытаться наладить контакт с людьми. Знаменитый случай, который я не могу найти в письменных источниках, описывает как Фрида Фромм-Райхманн ежедневно сидела возле пациента с кататонической шизофренией один час в день, изредка делая замечания о том, какими могли бы быть чувства пациента по поводу того, что происходило во дворе. Спустя почти год таких ежедневных встреч, пациент внезапно повернулся к ней и заявил, что не согласен с чем-то, что она сказала несколько месяцев назад.

Психоаналитическое использование термина «шизоидный» происходит от наблюдения расщепления (лат. schizo — расщеплять) между внутренней жизнью и внешне наблюдаемой жизнью шизоидного человека (Laing, 1965). К примеру, шизоидные люди открыто отстранены, в то время как в терапии описывают глубочайшую жажду близости и яркие фантазии о вовлеченной интимности.

Шизоиды выглядят самодостаточными, но в то же время любой, кто хорошо знаком с таким человеком, может подтвердить глубину его эмоциональной нужды. Они могут выглядеть крайне рассеянными, оставаясь при этом тонкими наблюдателями; могут выглядеть полностью не реагирующими и при этом страдать от тонкого уровня сензитивности; могут выглядеть аффективно заторможенными, и в то же время бороться внутри себя с тем, что один из моих шизоидных друзей называет «протоаффект», чувством пугающей затопленности интенсивными эмоциями. Они могут казаться крайне индифферентными к сексу, питаясь сексуализированной, тщательно разработанной фантазийной жизнью, а так же могут поражать других необычной душевной мягкостью, но близкие люди могут узнать, что они вынашивают детальные фантазии о разрушении мира.

Термин «шизоидный» так же мог появиться благодаря тому, что характерные тревоги таких людей включают в себя фрагментацию, размывание, чувство разваливания на части. Они чувствуют себя слишком уязвимыми для бесконтрольного распада самости. Много шизоидных людей описывали мне их способы справиться с чувством опасного разделения себя. Эти способы включают закутывание в плед, раскачивание, медитацию, ношение верхней одежды в помещении, прятки в чулане и другие средства самоуспокоения, которые выдают внутреннюю убеждённость в том, что другие люди скорее разочаровывающие, чем успокаивающие. Тревога поглощения для них более характерна, чем тревога сепарации, и даже самые здоровые из шизоидов могут мучительно переживать психотический ужас, что мир может взорваться, затопить, развалиться на части в любую минуту, не оставив никакой почвы под ногами. Потребность срочно защитить чувство центральной, неприкосновенной самости может быть абсолютной (Elkin, 1972; Eigen, 1973).

Будучи изначально обученной в рамках модели эго-психологии, я обнаружила, что полезно думать о шизоидной личности как об определяемой фундаментальной и привычной опорой на защитный механизм избегания. Избегание может быть более или менее физическим, как у человека, который уходит в пещеру или другую удалённую местность всегда, когда мир оказывается слишком невыносимым для него, либо внутренним, как в случае женщины, которая просто проходит сквозь ежедневную жизнь, в действительности присутствуя только во внутренних фантазиях и заботах. Теоретики объектных отношений подчёркивали присутствие в шизоидных людях центрального конфликта межличностной близости и дистанцирования, конфликт, в котором физическая (не внутренняя) дистанция обычно выигрывает (Fairbairn, 1940; Guntrip, 1969).

В более серьёзно нарушенных шизоидных людях избегание может выглядеть как непрерывное состояние психической недоступности, а у тех, кто более здоров, есть заметные колебания между контактом и разрывом связей. Гантрип (Guntrip, 1969, p. 36), придумал термин «программа “то внутрь, то наружу»” для описания шизоидного паттерна поиска интенсивной аффективной связи с последующей необходимостью дистанцироваться и пересобрать чувство собственного «я», оказавшееся под угрозой из-за такой интенсивности. Этот паттерн может быть особенно заметен в сексуальной сфере, но, по-видимому, относится и к другим проявлениям интимного эмоционального контакта.

Я подозреваю, что одна из причин, почему я нахожу людей с центральной шизоидной динамикой привлекательными, это то, что отстранение — сравнительно “примитивная”, глобальная и всеохватывающая защита (Laughlin, 1979; Vailliant, Bond & Vailliant, 1986), которая может сделать ненужным использование более искажающих, подавляющих и предположительно более «взрослых» защит. Женщина, которая просто уходит, физически или психически, когда она в стрессе, не нуждается в отрицании, смещении, реактивных образованиях или рационализации. Следовательно, аффекты, образы, идеи и импульсы, которые нешизоидные люди скрывают от сознания, легко для неё доступны, делая её эмоционально честной, что поражает меня и, возможно, других, нешизоидных людей, как нечто неожиданное и захватывающе искреннее.

Связанная с защитами характеристика шизоидных людей (из тех, которые можно понимать негативно, как перверсию, либо позитивно, как силу характера) — это безразличие или открытое избегание личного внимания и признания. Хотя они могут желать, чтобы их творческая работа имела влияние, большинство шизоидных людей, которых я знаю, предпочли бы, чтобы их игнорировали, а не чествовали. Потребность в личном пространстве далеко превосходит их интерес в обычной нарциссической подпитке. Коллеги моего покойного мужа, известного среди студентов за оригинальность и яркость, часто огорчались его привычкой публиковать статьи в странных и маргинальных журналах без заметного желания создавать себе широкую репутацию в главном направлении своей области исследований. Слава сама по себе не мотивировала его; быть понятым теми, кто важен для него лично было куда важнее. Когда я сказала шизоидному другу, что я слышала отзывы о нём как о “блестящем, но разочаровывающе отгородившемся ото всех”, он встревожился и спросил “Откуда они взяли “блестящем”?” “Отгородившийся” было нормально, но “блестящий” могло направить кого-то в его сторону.

Как люди становятся шизоидными?

Я писала ранее о возможных причинах возникновения шизоидной динамики (McWilliams, 1994). В этой статье я предпочитаю оставаться на уровне феноменологии, но позвольте мне сделать несколько обобщающих замечаний о сложной этиологии различных вариаций шизоидной личностной организации. Меня очень впечатляет центральный конституционально сензитивный темперамент, заметный с рождения, возможно, обусловленный генетической предрасположенностью, о которой я упоминала ранее. Я думаю, один из результатов этого генетического наследства — такой уровень сензитивности во всех своих негативных и позитивных аспектах (Eigen, 2004), который оказывается куда более сильным и болезненным чем у большинства нешизоидных людей. Эта острая сензитивность манифестирует с рождения, продолжаясь в поведении, которое отвергает жизненный опыт, проживаемый как слишком переполняющий, слишком разрушающий, слишком инвазивный.

Многие шизоидные люди описывали мне своих матерей как одновременно холодных и вторгающихся. Для матери холодность может испытываться, как исходящая от ребёнка. Несколько самодиагностированных шизоидов рассказывали со слов матерей о том, как будучи младенцами они отвергали грудь, а когда их держали или укачивали — отстранялись, как будто перестимулированые. Мой шизоидный друг сказал мне, что его внутренняя метафора вынянчивания — “колонизация”: термин, вызывающий в воображении эксплуатацию невинных людей вторгающейся имперской властью. Связанная с этим образом распространённая тревога отравления, плохого молока и токсичного питания так же часто характеризует шизоидных людей. Одна из моих шизоидных друзей спросила меня во время обеда: “Что такого в этих соломинках? Почему людям нравится пить через соломинку?” “Нужно сосать”, — предположила я. “Фу!” — содрогнулась она.

Шизоиды часто описываются членами семьи как гиперсензитивные и тонкокожие. Дойдж (Doidge, 2001) подчёркивает их “повышенную проницаемость”, чувство того, что они без кожи, отсутствия адекватной защиты от стимулов и отмечает превалирующие картины повреждённой кожи в их фантазийной жизни. После чтения ранней версии этой статьи один шизоидный коллега прокомментировал: “Чувство прикосновения очень важно. Мы одновременно боимся его и хотим.” Ещё в 1949 Бергманн и Эскалона наблюдали, что некоторые дети показывают с рождения обострённую чувствительность к свету, звуку, прикосновению, запахам, движениям и эмоциональному тону. Несколько шизоидов говорили мне, что их любимой сказкой в детстве была “Принцесса на горошине”. Чувство, что они легко будут перегружены инвазивными другими, часто выражается в ужасе затопления, страхах пауков, змей и других пожирателей и, вслед за Э.А. По, страхе быть погребённым заживо.

Их адаптация к миру, который гиперстимулирует и приводит к агонии, усложняется ещё и опытом отвержения и токсичности значимых других. Большинство моих шизоидных пациентов вспоминают, что их разгневанные родители говорили им, что они “чересчур чувствительные”, “невыносимые”, “слишком разборчивые”, что они “делают из мухи слона”. Таким образом их болезненный опыт постоянно отвергался теми, кто должен был о них позаботиться, и кто из-за своего отличающегося темперамента не мог идентифицироваться с острой сензитивностью своего ребёнка и часто относился к нему нетерпеливо, озлобленно и даже презрительно. Наблюдения Хана (Khan, 1963) о том, что шизоидные дети демонстрируют эффект “куммулятивной травмы” — один из способов обозначить это повторяющееся отвержение. Легко видеть, как уход становится предпочтительным способом адаптации: внешний мир чересчур давит, опыт аннулируется, от шизоидного ребёнка требуется поведение, которое мучительно сложно и к нему относятся как к сумасшедшему за то, что он реагирует на мир способом, который не может контролировать.

Ссылаясь на работу Фейрберна, Дойдж (Doidge, 2001), в восхитительном анализе шизоидных проблем из фильма “Английский пациент”, суммирует сложности детства шизоидного человека:

Дети … развивают интернализированное представление о дающем надежду, но отвергающем родителе … к которому они отчаянно привязаны. Такие родители часто неспособны к любви или слишком заняты собственными проблемами. Их дети награждаются, когда не требуют ничего, и обесцениваются и высмеиваются за выражение зависимости и потребности в привязанности . Таким образом детская картина “хорошего” поведения искажена. Ребёнок учится никогда не требовать и даже не желать любви, потому что это делает родителя более отдалённым и строгим. Ребёнок затем может прикрывать чувства одиночества, пустоты и того, что над ним насмехаются, фантазиями (часто бессознательными) о своей самодостаточности. Фейрберн утверждал, что трагедия шизоидного ребёнка в том, что … он верит, что деструктивная сила внутри него — это любовь, а не ненависть. Любовь пожирает. Следовательно, главная деятельность психики шизоидного ребёнка — в том чтобы подавить нормальное желание быть любимым. 

Описывая цетральную проблему такого ребёнка, Зейнфельд (1993) пишет, что шизоид имеет “переполняющую потребность в зависимости от объекта, но это угрожает потерей себя”. Этот внутренний конфликт, тщательно изученный во множестве вариантов, является центром психоаналитического понимания структуры шизоидной личности.

Некоторые редко описанные аспекты шизоидной психики

1. Реакции на потерю и сепарацию

Нешизоидные люди, среди которых, по-видимому, авторы DSM и многих других описательных психиатрических традиций, часто заключают, что шизоиды неспособны сильно привязываться к другим и не реагируют на сепарацию, поскольку решают проблему близости/дистанции в пользу дистанцирования, и кажутся цветущими, находясь в одиночестве. Однако, они могут иметь очень сильные привязанности. Те привязанности, которые у них есть, могут быть инвестированы сильнее, чем у людей с более “анаклитической” психикой. Поскольку шизоидные люди чувствуют себя в безопасности с очень небольшим числом других, любая угроза или реальная потеря связей с людьми, с которыми они действительно чувствуют себя комфортно, может быть опустошающей. Если в мире всего три человека, кто тебя по-настоящему знает, и один из них исчез — значит, исчезла треть всей поддержки.

Частая причина поисков психотерапии у шизоидной личности — утрата. Другой, связанной причиной, является одиночество. Как отмечала Фромм-Райхманн (1959/1990), одиночество — это болезненное эмоциональное переживание, которое остаётся странно неисследованным в профессиональной литературе. Факт того, что шизоидные люди регулярно отстраняются и ищут уединения — не свидетельство их иммунности к нему; не более, чем избегание аффекта обсессивной личностью — свидетельство безразличия к сильным эмоциям, или цепляние депрессивного человека — свидетельство нежелания автономии. Шизоиды могут искать терапию, потому что, как пишет Гантрип (Guntrip,1969), они отдалились от значимых отношений так сильно, что чувствуют себя обессиленными, бесплодными и внутренне мёртвыми. Или приходят в терапию с конкретной целью: пойти на свидание, стать более социальными, начать или улучшить сексуальные отношения, победить то, что другие называют в них “социофобией”.

2. Чувствительность к неосознаваемым чувствам других

Возможно, из-за того, что они сами не защищены от нюансов собственных первичных мыслей, чувств и импульсов, шизоиды могут быть удивительно сонастроены с бессознательными процессами других. То, что очевидно для них, часто остаётся невидимым для менее шизоидных людей. Иногда я думала, что веду себя совершенно непринуждённо и вполне обыкновенно, при этом обнаруживая, что шизоидные друзья или пациенты интересуются о моём “обычном” душевном состоянии. В моей книге о психотерапии (McWilliams, 2004), я рассказываю историю о шизоидной пациентке, женщине, у которой самые яркие привязанности были по отношению к животным, кто единственная из моих пациентов заметила, что меня что-то беспокоит в неделю после того, как мне диагностировали рак груди и я пыталась сохранить этот факт в тайне, ожидая дальнейших медицинских процедур. Другая шизоидная пациентка однажды пришла на сессию вечером, когда я ожидала провести выходные со старым другом, взглянула на меня, пока я садилась на своё место, думая, что двигаюсь совершенно обычно, оставаясь в профессиональной рамке, и шутливо сказала мне: “Ну, сегодня мы такие счастливые!”

Одно редко замечаемое затруднение, в которое постоянно оказываются втянуты межличностно сензитивные шизоиды — это социальные ситуации, в которых они воспринимают происходящее на невербальном уровне лучше, чем другие. Шизоиды, скорее всего, усвоили из болезненной истории родительского пренебрежения и своих социальных оплошностей, что некоторые вещи, которые он или она наблюдают, очевидны всем, а некоторые — однозначно невидимы. И поскольку все скрытые процессы могут быть одинаково видимы для шизоида, ему невозможно понять, о чём говорить социально приемлемо, а что незамечено или неприлично иметь в виду. Таким образом, некоторая часть ухода шизоидной личности может представлять собой не столько автоматический защитный механизм, сколько сознательное решение, что осторожность — лучшая часть отваги.

Такая ситуация неизбежно болезненна для шизоидного человека. Если в комнату пробрался метафорический невидимый слон, он или она начнёт задаваться вопросом о смысле разговора перед лицом такого молчаливого отрицания. Поскольку шизоиду свойственен недостаток подавляющих защит, им сложно понять такие защиты в других людях, и они остаются наедине с вопросом “Как мне включиться в разговор, не показав виду, что я знаю правду?” Может быть параноидная грань этого опыта невысказанности: возможно, другие прекрасно знают про слона и сговорились не упоминать о нём. Какую опасность они ощущают, которой не ощущаю я? Или они искренне не видят слона, и в таком случае, их наивность или неведение могут быть одинаково опасными. Керри Гордон (Gordon, неопубликованная статья) замечает, что шизоидная личность живёт в мире возможного, а не вероятного. Как и со всеми паттернами, которые повторяют какую-то тему вновь и вновь, имея свойство самосбывающегося пророчества, шизоидный уход одновременно повышает тенденцию жить в первичном процессе и создаёт ещё больший уход из-за агрессивных обстоятельств невероятно интимного проживания в реальности, где первичные процессы ясно видны.

3. Единство с вселенной

Шизоидные личности часто бывают охарактеризованы как имеющие защитные фантазии всемогущества. К примеру, Додж (Doidge, 2001) упоминает на первый взгляд сотрудничающего пациента, который “раскрыл уже глубоко в терапии, что у него всегда была всемогущая фантазия о том, что он контролировал всё, что я говорил”. Однако, шизоидное чувство всемогущества критически отличается от такового у нарциссической, психопатической, параноидной или обсессивной личности. Вместо того, чтобы инвестировать в грандиозную самопрезентацию, или поддерживать защитное стремление к контролю, шизоидные люди имеют тенденцию чувствовать глубокую и взаимопроникающую связь со своим окружением. Они могут допускать, к примеру, что их мысли влияют на их окружение, так же как окружение влияет на их мысли. Это скорее органичное, синтонное убеждение, чем исполняющая желание защита (Khan, 1966). Гордон (неопубликованная статья) охарактеризовал этот опыт скорее как “вездесущность”, чем всемогущество, и связывает это с понятием симметричной логики Матте-Бланко (Matte-Blanco,1975).

Это чувство связи со всеми аспектами окружения может включать в себя одушевление неодушевлённого. Эйнштейн, к примеру, подходил к пониманию физики вселенной, идентифицируясь с элементарными частицами и размышляя о мире с их точки зрения. Тенденция чувствовать сродство с вещами понимается как последствия отвержения других людей, но она так же может быть неподавленным доступом к анимистской позиции, которая всплывает лишь в сновидениях или смутных воспоминаниях того, как мы думали в детстве. Однажды, когда мы с подругой ели кексы, она прокомментировала: “Хорошо, что этот изюм меня не беспокоит.” Я спросила, что не так с изюмом: “Тебе не нравится вкус?” Она улыбнулась: “Как ты не понимаешь, изюмины могли бы быть мухами!” Коллега, с которой я поделилась этой историей, вспомнила, что её муж, которого она признаёт шизоидным, не любит изюм по другой причине: “Он говорит, изюмины прячутся”.

4. Шизоидно-истероидный роман

Выше я упоминала о том, что меня привлекают люди с шизоидной психологией. Когда я думаю об этом феномене и вижу частоту с которой гетеросексуальные женщины с истероидной динамикой вовлекаются в отношения с мужчинами, имеющими шизоидные черты, я обнаруживаю, что в добавок к обезоруживающей честности шизоидных людей, есть и динамические причины для такого резонанса. Клинические описания изобилуют описаниями истероидно-шизоидных пар, их недопониманий, проблем приближающегося и отдаляющегося партнёров, неспособности каждой стороны увидеть, что партнёр не могущественный и требовательный, а испуганный и нуждающийся. Но, несмотря на наши недавние признания интерперсональных процессов двух человек, удивительно мало профессиональных работ об интерсубъективных последствиях специфических и контрастирующих личностных особенностей. Рассказ Аллена Уилиса “Мужчина, лишённый иллюзий, и мечтательная дева” (“The Illusionless Man and the Visionary Maid”, 1966/2000) и классическое определение окнофила и филобата Балинта (Balint, 1945) — кажутся мне более релевантными для шизоидно-истероидной химии, чем любые недавние клинические описания.

Взаимное восхищение между более истероидной и более шизоидной личностями редко одинаково. В то время, как истероидно организованная женщина идеализирует способность шизоидного мужчины быть одиноким, “говорить истину сильным мира сего”, контейнировать аффект, подниматься на уровни креативного воображения, о которых она может только мечтать, шизоидный мужчина восхищается её теплотой, комфортом с другими, эмпатичностью, изяществом в выражении эмоций без неуклюжести или стыда, способностью выражать собственную креативность в отношениях. С той же силой, с которой противоположности притягиваются, а истероидные и шизоидные люди идеализируют друг друга — затем они сводят друг друга с ума, когда их взаимные потребности в близости и дистанции сталкиваются в конфликте. Дойдж (Doidge, 2001) удачно сравнивает любовные отношения с шизоидным человеком с судебной тяжбой.

Я думаю, что сходство между этими типами личности идёт гораздо дальше. И шизоидную и истероидную психологии можно описать как гиперсензитивные и поглощённые страхом чрезмерной стимуляции. В то время как шизоидная личность боится оказаться чрезмерно стимулированной внешними источниками, истероидный человек чувствует страх перед драйвами, импульсами, аффектами и другими внутренними состояниями. Оба типа личности так же описываются как связанные с кумулятивной или резкой травматизацией. Оба почти наверняка более право- чем левополушарные. И шизоидные мужчины и истероидные женщины (по крайней мере относящие себя к гетеросексуалам — мой клинический опыт недостаточен, чтобы обобщать на другие случаи) имеют тенденцию видеть родителя противоположного пола как центр власти в семье и оба чувствуют, что в их психическую жизнь слишком легко вторгался именно этот родитель. Оба они страдают от поглощающего чувства голода, который шизоидная личность пытается укротить, а истероидная — сексуализировать. Если я права, описывая эти сходства, тогда часть магии между шизоидной и истероидной личностью основана на сходстве, а не на различии. Артур Роббинс (личная беседа) идёт так далеко, что заявляет, что внутри шизоидной личности находится истероидная и наоборот. Исследование этой идеи — материал для отдельной статьи, которую я надеюсь написать в будущем.

Терапевтические последствия

Люди с заметной шизоидной динамикой, по крайней мере те, кто находится на здоровом краю, более витальные и межличностно компетентные, имеют тенденцию привлекаться в психоанализ и психоаналитическую терапию. Обычно они не могут себе представить, как можно согласиться в терапии на протокольные интервенции, опускающие индивидуальность и исследование внутренней жизни на второстепенные роли. Если у них есть ресурс выдерживать терапевтическую работу, то высоко функционирующие шизоидные люди — отличные кандидаты для психоанализа. Им нравится факт того, что аналитик сравнительно мало прерывает их ассоциативный процесс, они наслаждаются безопасным пространством, предоставляемым кушеткой, им нравится быть свободными от потенциальной гиперстимуляции материальностью терапевта и от его выражений лица. Даже приходя раз в неделю в сеттинге лицом к лицу, шизоидные пациенты оказываются благодарными, когда терапевт осторожно избегает преждевременного сближения и вторжения. Поскольку они “понимают” первичный процесс и знают, что обучение терапевта включает в себя понимание этого процесса, они могут надеяться, что их внутренняя жизнь не вызовет шока, критики или обесценивания.

Несмотря на то, что большинство высокофункциональных шизоидных пациентов принимают и ценят традиционную аналитическую практику, то, что происходит в успешном лечении таких пациентов не очень хорошо отражено в классической фрейдовской формулировке перевода бессознательного в сознательное. Хотя некоторые бессознательные аспекты шизоидного опыта, особенно стремление к зависимости, вызывающее защитное отстранение, действительно становятся более сознательными в успешной терапии, большая часть того, что обеспечивает терапевтическую трансформацию, включает новый опыт развития самости в присутствии принимающего, невторгающегося и в то же время выраженно откликающегося другого (Gordon, неопубликованная статья). Знаменитый голод шизоидной личности, в моём опыте, это голод по узнаванию, о котором так выразительно писал Бенджамин (Benjamin, 2000), узнаванию их субъективной жизни. Именно способность вкладываться в борьбу за то, чтобы быть узнанными и восстанавливать этот процесс, когда он нарушается — то, что было ранено глубже всего у тех из них, кто приходит к нам за помощью.

Винникотт, чьи биографы (Kahr, 1996; Phillips, 1989; Rodman, 2003) описывают его, как глубоко шизоидного человека, описал развитие младенца на языке, который прямо применим для лечения шизоидного пациента. Его концепция заботящегося другого, который позволяет ребёнку “продолжать бытие” и “оставаться в одиночестве в присутствии матери” не может быть более релевантной. Принятие важности поддерживающего окружения, характеризуемого невторгающимися другими, ценящими истинную витальную самость, вместо попыток следовать защитным механизмам других, может быть рецептом для психоаналитической работы с шизоидными пациентами. До тех пор, пока нарциссизм психоаналитика не выражает себя в необходимости заваливать анализанда интерпретациями, классическая аналитическая практика даёт шизоидной личности пространство чувствовать и говорить в темпе, который он может выдержать.

Тем не менее, в клинической литературе уделено внимание к особым потребностям шизоидных пациентов, которые нуждаются в чём-то, идущем дальше стандартной техники. Во-первых, поскольку говорить искренне может быть невыносимо болезненным для шизоидного человека, а получать ответ с эмоциональной непосредственностью может быть сравнительно подавляющим, терапевтические отношения могут быть расширены промежуточными способами передачи чувств. Одна из моих пациенток, которой приходилось бороться каждую сессию чтобы просто заговорить, в конце концов позвонила мне по телефону в слезах. “Я хочу, чтобы вы знали, что я хочу говорить с вами” — сказала она, — “но это слишком больно”. В конце концов мы смогли добиться терапевтического прогресса довольно нестандартным способом — я зачитывала ей доступную и наименее уничижительную психоаналитическую литературу по шизоидной психологии и спрашивала, подходят ли приведённые описания к её опыту. Я надеялась освободить её от агонии формулирования и придания голоса чувствам, которые она считала непереносимыми для других и которые она считала симптомами глубокого уединённого сумасшествия. Она сообщила, что впервые в жизни узнала о существовании других, таких же как она, людей.

Шизоидный пациент, который напрямую не может описывать мучительную изоляцию, может говорить о таком состоянии сознания, если оно появляется в фильме, поэме или рассказе. Эмпатические терапевты, работающие с шизоидными клиентами, часто обнаруживают себя либо начавшими разговор, либо отвечающими на разговор о музыке, изобразительных искусствах, театре, литературных метафорах, антропологических открытиях, исторических событиях или идеях религиозных и мистических мыслителей. По контрасту с обсессивными пациентами, которые избегают эмоций путём интеллектуализации, шизоидные пациенты могут найти возможным выражать аффект, как только у них есть интеллектуальное средство с помощью которого можно это сделать. Из-за такого транзитного способа, арт-терапия долго считалась особенно подходящей для этих пациентов.

Во-вторых, сензитивные клиницисты отмечают, что шизоидные люди обладают “радаром” для распознавания избегания, наигранности и фальши. Из-за этой и других причин, терапевту может быть необходимо быть более “реальным” с ними в терапии. В отличие от анализандов, которые с готовностью эксплуатируют информацию о терапевте для обслуживания своих интрузивных потребностей, или наполнения идеализации и обесценивания, шизоидные пациенты имеют склонность принимать раскрытие терапевта с благодарностью и продолжают уважать его частное личное пространство. Пациент из Израиля, пишущий под псевдонимом, отмечает:

люди с шизоидной личностью … имеют тенденцию чувствовать себя более комфортно с теми, кто остаётся в контакте с собой, кто не боится раскрывать свои слабости и выглядеть простыми смертными. Я ссылаюсь на атмосферу неформальную и расслабенную, где принимается, что люди ошибаются, могут потерять контроль, вести себя по-детски или даже неприемлемо. В таких условиях человек, который очень сензитивен по природе, может быть более открытым и тратить меньше энергии на то, чтобы прятать своё отличие от других” (“Mitmodedet”, 2002).

Роббинс (Robbins, 1991) в описании случая, иллюстрирующего одновременно его сензитивность к связывающим темам и осведомлённость о нужде пациента в том, чтобы терапевт был реален, описывает шизоидную женщину, пришедшую к нему опустошённой из-за внезапной смерти её аналитика и ещё неспособной говорить о её боли. Фантазия, которую она пробудила в нём — незнакомец на одиноком острове, одновременно удовлетворённый и молящий о спасении, — выглядела потенциально слишком пугающей, чтобы делиться ею. Терапия начала углубляться, когда на сеансе речь зашла о тривиальной теме: “Однажды она вошла и упомянула, что только что перекусила в ближайшей пиццерии … Мы начали говорить о разных пиццериях в Вест Сайде, оба согласились, что “Sal” — лучшая. Мы продолжали делиться этим общим интересом, теперь продолжив говорить о пиццериях во всём Манхэттене. Мы обменивались информацией и, похоже, получали взаимное удовольствие в таком обмене. Определённо, сильное отступление от стандартной аналитической процедуры. На более тонком уровне, мы оба начали узнавать что-то очень важное о другом, хотя я подозреваю, что её знание в большой степени осталось неосознанным. Мы оба знали, что означало есть на бегу, будучи голодным перехватить что-то, заполняющее невыразимую чёрную дыру, в лучшем случае бывшее всего лишь паллиативом для неутолимого голода. Этот голод, конечно, хранился при себе, для тех, кто мог вынести интенсивность такого хищничества. … Разговоры о пицце стали нашим мостом для объединения, воспроизведением общей связи, которая в конце концов стала начальной точкой для придания формы настоящему и прошлому пациентки. Наш контакт через пиццу послужил убежищем, местом, где она почувствовала себя понятой”.

Одна из причин того, что раскрытие личного опыта терапевта катализирует терапию с шизоидным пациентом в том, что даже больше чем другие люди, эти пациенты нуждаются в том, чтобы их субъективный опыт был узнан и принят. Подтверждение чувств успокаивающе для них, а “голая” интерпретация, как бы аккуратна она ни была, может не справиться с передачей идеи о том, что проинтерпретированный материал — нечто обыкновенное и даже в чём-то позитивное. Я знаю многих людей, проведших годы в анализе и вынесших детальное понимание их основной психодинамики и в то же время оставшихся с чувством, что их самораскрытия были скорее постыдными признаниями, чем выражением их базовой человечности во всей своей нормальной порочности и добродетели. Способность аналитика быть “реальным” — иметь недостатки, быть неправым, сумасшедшим, неуверенным, борющимся, живым, взволнованным, аутентичным — это возможный путь содействия самопринятию шизоидной личности. Вот почему я считаю саркастичное высказывание моего друга “Ну да, кому вы рассказываете!” (реакция на его собственные тревоги о потере разума) — как одновременно типично психоаналитическое и глубоко эмпатичное.

Наконец, есть опасность, что когда шизоидному пациенту станет комфортнее раскрываться в терапии, он сделает профессиональные отношения суррогатом для удовлетворения потребностей в общении, вместо поисков отношений вне аналитического кабинета. Многие терапевты работали с шизоидным пациентом месяцы и годы, чувствуя возрастающую благодарность за их вовлечённость, перед тем как вспомнить, с потрясением, что человек изначально пришёл, потому что хотел развить интимные отношения, которые до сих пор так и не начались, и нет никаких признаков их начала. Поскольку грань между тем, чтобы быть вдохновляющим и занудно пилящим может быть тонка, это сложное искусство поощрить пациента, не вызвав в нём чувств вашей нетерпеливости и критицизма, как было с его ранними объектами. И когда терапевт неизбежно проваливается в том, чтобы восприниматься по-другому, необходима дисциплина и терпение, чтобы контейнировать боль и яростное возмущение по поводу того, что шизоид снова чувствует себя втянутым в токсичную зависимость.

Заключительные комментарии

В этой статье я обнаружила, что чувствую себя как посланник сообщества, которое предпочитает не вовлекать себя в публичные отношения. Интересно то, какие аспекты психоаналитического мышления входят в публичную профессиональную сферу как есть, а какие аспекты остаются сравнительно скрытыми. По своим заслугам, работа Гантрипа должна была сделать для шизоидной психологии то же, что Фрейд сделал для эдипального комплекса или Кохут для нарциссизма; то есть, выявить её присутствие во многих областях и дестигматизировать наше отношение к ней. И всё же даже некоторые опытные психоаналитические терапевты незнакомы с темой или безразличны к аналитическому размышлению о шизоидной субъективности. Я предполагаю, что по объективным причинам ни один автор, понимающий шизоидную психологию изнутри, не имеет побуждения, которое имели Фрейд и Кохут, чтобы начать агитировать за универсальность темы, которая распространяется на их собственную субъективность.

Я так же задаюсь вопросом, нет ли здесь более широкого параллельного процесса, в таком отсутствии общего интереса к психоаналитическому знанию о шизоидных проблемах. Джордж Атвуд однажды сказал мне, что сомнения в существовании множественной личности (диссоциативное расстройство личности) поразительно соответствует продолжающейся стихийной внутренней борьбе травмированной личности, которая развила диссоциативную психологию: “Я помню это правильно, или я только придумываю это? Это действительно произошло или я воображаю это?” Как если бы сообщество профессиональных психотерапевтов как целое, в своей дихотомической позиции по поводу того, действительно ли существуют диссоциативные личности или нет, оказывается захвачено обширным неосознаваемым контрпереносом, который отражает борьбу пациентов. Сходно с этим, мы можем задаваться вопросом, не является ли наша маргинализация шизоидного опыта отражением внутренних процессов, которые держат шизоидных людей на окраинах нашего общества.

Я думаю, что мы в психоаналитическом сообществе одновременно понимаем и не понимаем шизоидную личность. Мы посвящены в блестящие работы о природе шизоидной динамики, но сходно с тем, как это бывает в психотерапии при инсайте без принятия себя, открытия наиболее бесстрашных исследователей этой области слишком часто были переведены в рамки патологии. Многие пациенты, приходящие к нам в поисках помощи, действительно имеют патологические версии шизоидной динамики. Другие, включая бесчисленных шизоидов, которые никогда не чувствовали потребности в психиатрическом лечении, представляют высокоадаптивные версии сходной динамики. В этой статье я исследую отличия шизоидной психологии от других форм “я” и подчеркиваю, что это отличие не является по своей природе худшим или лучшим, не более или менее зрелым, ни приостановкой, ни достижением развития. Это просто то, чем данная психология является, и ей необходимо быть принятой такой, какая она есть.

Благодарности

Автор благодарит George Atwood, Michael Eigen, Kerry Gordon, Ellen Kent, Sarah Liebman, Arthur Robbins, Deborah Thomas, и покойного Wilson Carey McWilliams за их вклад в написание этой статьи.

 

Перевод с английского М.А. Исаевой.

 

Some Thoughts about Schizoid Dynamics

Annotation

The article is devoted to schizoid psychodynamics and the principles of psychoanalytic psychotherapy of schizoid personality disorder.

Keywords: schizoid personality disorder, schizoid psychodynamics, psychoanalytic psychotherapy, psychoanalysis.

Шизоидный тип личности. Взгляд гештальт-терапевта.

Нэнси Мак Вильямс, описала различные типы личности в своем издании «Психоаналитическая диагностика». Предлагаю перейти к рассмотрению шизоидного типа личности.

Статья будет интересна не только психологам, но и тем, кто занимается исследованием психики человека. Также хочу обратить на эту серию статей внимание тех, кто планирует записаться на прием к индивидуальному психологу.

Психологическая характеристика шизоидного типа личности

Ведущей психологической защитой у данной категории людей является уход в фантазии. Размышлять в творческом ключе о мире не всегда является уходом от реальности. В случае, если происходит замещение реальной жизни на иллюзию, тогда это можно рассматривать как один из признаков данного типа личности.

Шизоидов в основном привлекают теоретические, гуманитарные науки, философия, творческие профессии, требующие креативности, индивидуального режима деятельности.

Эти люди, скорее, интровертированы, их внутренний мир широк, многогранен, среди них много гениев, отшельников, неординарных личностей.


Драйвы, аффекты, темперамент шизоидных личностей

Они, как правило, описывают себя сензитивными. Их чувствительность граничит с экстрасенсорным.

Дети могут уклоняться от контакта со взрослыми. Склонны к образованию шизоидной структуры. Возникают сложности орального уровня – боятся быть поглощенными, съеденными.

Проекции и трансформации собственного голода во время фантазий о поглощении. Шизоиды воспринимают пространство как поглощающее и опасное. Они, как правило, удаляются, избегают, отклоняют физический мир.

Шизоиды в большинстве случаев не агрессивны, хотя их фантазии могут содержать насилие. По сути, эти люди мягкие и спокойные. Предпочитают фильмы ужасов, апокалиптические сценарии. Спокойно настроенные эксцентрики.

Про шизоидов можно сказать о том, что эти личности похоронили свою агрессию под толстым одеялом психологических защит. Соприкосновение с эмоциональными реакциями может по-разному отражаться на их настроении.

Отчуждение – классическая манера вести себя при взаимодействии с другими людьми. Однако, могут считать, что их недооценивают.

Шизоиды не достаточно эмпатичны к менее яркому миру других людей. Их восприятие может отличаться от большинства стандартных позиций.

Шизоидный тип личности страдает от тревоги по поводу личной безопасности. Они не доверчивы. Среди них много отшельников. Про них можно сказать, что они наблюдатели, исследователи человеческого существования.

У шизоидов наблюдается расщепление между собственным «Я» и окружающим миром, между переживанием собственного «Я» и желанием. Отстраненность от некоторой части самого себя, жизни вообще – привычный способ восприятия реальности.

При расщеплении человек выражает то одно состояние Ego, то прямо противоположное. Разделяет мир на абсолютно хорошие и абсолютно плохие аспекты. Причем, со временем, эти позиции могут меняться.

Любовь с шизоидной женщиной. Инструкция для мужчин, которые любят железобетонные заграждения

Дорогие «любители трудного», учитесь проходить сквозь стены. Эти навыки понадобятся вам в отношениях с шизоидной женщиной.

Она поначалу подпустит вас ненадолго близко на фазе влюбленности и покажет вам свой такой причудливый внутренний мир, что вы поймете — эта женщина фатальна и незабываема и такое потерять надо быть полным кретином. Тонкая, нежная, чувствительная, порой она кажется невероятно хрупкой, почти как снежинка, тающая на вашей крепкой мужской ладони. О! Вы почувствуете себя рядом с ней рыцарем, мачо, призванным в ее жизнь защитить ее от невзгод внешнего мира.

Эта близость Ее фантастического мира опьянит вас навеки и вот вы уже готовы поверить, что так сладко будет всегда. Но эта короткая дистанция рассчитана на пару недель, у некоторых особей этого вида на пару месяцев, а у совсем редких представительниц шизоидного типа даже на пару лет, но это редкость скорее.

А дальше вы попадаете в полное расщепеление сознания, так как, вдруг, ни с того ни с сего ( но это только вам так кажется, а она уж точно знает с чего и почему) ворота райского внутреннего мира шизоидной женщины закроются наглухо и вот тут вы почувствуете себя бараном у новых ворот, стучащимся лбом в холодный чугунный кованный метал. Вы вообще не поняли что произошло? Объясняю, если перед вами вместо вашей нежной хрупкой и.. и как казалось даже теплой женщиной теперь «холодная железобетонная стена» , то поздравляю: вы ее успели чем-то напугать. И самое лучшее, что вы можете сделать — это отойти от ворот этой цитадели и оттуда почти шепотом ( или послать коротенькое письмо) спросить: Чем я так тебя испугал? Она оценит это и возможно через время опять приоткроется вам.. Но тут нужно не напирать, а ждать. Стойте смирно и не двигайтесь. И если вам после этого сильно повезет, она сама вам позвонит и спросит, как ни в чем не бывало: «Как дела?» Вот тут нужно зажать все свои страсти и голод общения с ней в кулак, и дать ей самой свободно в ее темпе приближаться к вам. Медленно.

Это еще то, испытание, дорогие мужчины. Я с пониманием к вам. Но приз того стоит. Стойте и не шевелитесь и даже не дышите. Если вы опять кинетесь к ней навстречу – все пропало. Перед вашим носом опять захлопнут дверь. Почему? Да потому что страшно, когда на вас что-то несется с распростертыми руками. А вдруг вы задушить так можете? Удушения она больше всего боится. На нашем языке у нее сильная тревога поглощения. Она боится нашествий, вторжений, проникновений или как там еще это называется на вашем языке… Поэтому инициатором сближения может быть только Она. Вам это не позволено. Потому как всякие рывки в ее сторону она интерпретирует как опасность для жизни.

Кто ловил рыбу на удочку , тот понимает о чем я. . Надо не дергаться и не кричать громко, чтобы рыбу не распугать. Ведите себя как рыбак. В то время, как ждете , что вот вот рыба попадется на крючок просто медитируйте.. дышите тихо и глубоко.. и спокойствие.. только спокойствие.

Но если у вас есть терпение и любовь к ней, то ту награду, которую вы можете получить, если заслужите доверие такой женщины – это высшая степень преданности, дружбы и верности. Пожалуй, преданнее шизоидной женщины не сыскать. И если вы вздумаете вдруг ее ревновать к столбам, она не задумываясь вас покинет. Она это воспримет как контроль и посягательство на ее личное пространство и ее личные границы. Поэтому парни без личных границ и склонные к слиянию (ты – это я, я – это ты) не тратьте время зря, идите к другим женщинам с другими причудами.

Периодически в моменты просветления она будет награждать вас той самой степенью высшего уровня близости, при условии полной безопасности и гарантии автономии после выхода из эмоциональной близости.

Она никогда не переспит с первым встречным, к ней всегда нужен длительный «подкат» в сравнении с другими (другие конечно тоже могут набивать себе цену таким образом, но эта искренне боится и изучает).

В сексе тут все то же самое, что и в эмоциональном пространстве происходит. Если вы будете навязчиво каждый день требовать от нее секса она «свернет программу продолжения рода» до жесткого «нет», хотя при этом скорее всего не бросит вас, так как это страшно: все новое и новые мужчины – это катастрофа.. опять все заново..)). Она просто выстроит железобетонную стену в вашей постели и будет отбиваться какое то время, а потом может и прямо в лоб сказать: «Я тебя больше не хочу, отстань. Лучше вот почеши мне спинку или за ушком пощекочи. Но никакого секса».

И знаете почему? Потому что ей всегда всего много? И вас ей тоже много. Она в близком контакте истощается быстро, поэтому такой женщине очень важно давать передышки, паузы в общении , прерывать периодически контакт, оставляя ее в уединении. Не напоминайте ей о сексе теперь. А лучше ждите, пока она сама вас не захочет.. Что не нравится? Потому как может долго не хотеть? Ну что вы.. Она может быть невероятно сексуальной.. вы же помните как все было поначалу. Но что-то пошло не так.. Что? Слон в посудной лавке растоптал любимые чашечки и хрустальные вазочки. И этого слона она видит в вас.

Поэтому при приближении к шизоидной женщине желательно учитывать нюансы ее структуры характера. И если вам удается не метаться в панике, пока она там за китайской стеной восстанавливает доверие к вам, после того как вы показали ей свою темную сторону, и собирается к вам в постель, как в первый раз на свидание, то это того стоит. Тем более вы успели проголодаться наверняка. Но лучше есть деликатесы не так часто, чем жевать каждый деть одно и то же. Это ее мнение о сексе и о близости.

Если же вам удалось не стать навязчивым сексуально озабоченным маньяком, упрекающим ее за каждый отказ в сексе, если вам удалось сформировать безопасность и доверие, то лучшей партнерши пожалуй не сыщешь. Но если вы показали свою агрессию в опасной для нее форме и направленную на нее (оскорбления, упреки, обесценивание и рукоприкладство), то эту вазочку вам уже никогда не склеить. Доверие шизоидной женщины не восстанавливается, как вы не старайтесь. Так что «стратить» тут нельзя никак. Лучше отнеситесь к ней как к женщине, которой сильно не повезло в детстве с мамой. Ее базовое доверие к миру подорвано именно там еще до того , как она научились говорить. Шизоидная травма – довербальная. Поэтому она ничего может и не помнить. Но бессознательное управляет ее защитными функциями. У нее нет ощущения базовой безопасности и те темы, которые она чаще всего поднимает в разговоре с вами – это про ее личную безопасность, ну или молчит и прячется в ракушку, если она еще не дошла до психотерапевта и не научилась говорить о том, что ее беспокоит. То скорее вы получите как раз, что-то подобное золотой рыбке. Блестит ярко, но только выньте ее из привычной среды – задохнется и умрет.

Ой, забыла предупредить: если вы вдруг перейдете ту грань, когда ее страх уже станет граничить с животным инстинктом, то эта женщина проявит такую силу ярости и станет такой агрессивной, что вы даже подозревать не можете , что внутри этого хрупкого создания прячется пантера. Вот тут лучше бегите прочь, спасайте свою шкуру и никогда уже больше не попадайтесь ей на глаза..)

Девиз мужчин, связавших свою судьбу с шизоидной женщиной: терпение, ожидание и уважение к личным границам вашей партнерши.

Автор: Юлия Латуненко

Защитные и адаптационные процессы у шизоидного типа личности

Ведущими механизмами у этих личностей являются уход во внутренний мир, мир воображения. Или позиционирование себя в противовес каким-то социальным позициям. Имеют личное мнение по всем вопросам. Например, если у большинства людей на мобильном телефоне звучит модный рингтон, то шизоиды обязательно поставят что-то отстраненное, непопулярное, не имеющее массового признания и почитания.

Психологические защитные механизмы: интроекция, избегание и интеллектуализация — у шизоидов являются ведущими.

Креативны. Среди шизоидного типа личности можно встретить много талантливых и неординарных людей. Про них могут говорить: «Не от мира сего».

Отношения с противоположным полом

В отношениях с противоположным полом женщина шизоидного типа может быть непредсказуемой. Опасаясь нарушения своего внутреннего покоя, она способна полностью вычеркнуть назойливого ухажера из своей жизни без объяснения причин. Шизоидка вообще склонна легко выдавать реакции эскапизма, убегая от любой травмирующей ситуации.

Партнер может рассчитывать на взаимность лишь при условии, что он будет максимально терпеливым, заботливым и способным рассмотреть за напускным цинизмом – часто встречающейся защитной личиной шизоидок – хрупкий и ранимый, но крайне богатый и удивительный внутренний мир.

Если же партнер не отличается подобной чуткостью, прозорливостью и внимательностью, шизоидка может остановиться на стратегии безэмоциональной физической близости. Пара живет вместе, но для мужчины чувства и внутреннее состояние отстраненной партнерши остаются тайной за семью печатями. Его не покидает ощущение, что она – «кошка, гуляющая сама по себе».

Объектные отношения

Субъективная жизнь шизоидов пропитана амбивалентностью по поводу привязанности. Они страстно желают близости, хотя ощущают угрозу поглощения другими. Ищут дистанцию, чтобы сохранить свою безопасность, но при этом страдают от удаленности и одиночества.

Сообщение шизоидов миру выглядит примерно так: «Подойди ближе, я одинок, но будь на расстоянии, я боюсь поглощения тобой!».

Эти люди часто безразличны к сексу, но способны получать оргазм, физиологически они совершенно здоровы. Избирательны в выборе партнеров, требуется больше времени для «разогрева». Чем ближе другой человек, тем больше они воспринимают это как то, что секс означает западню. Настороженно воспринимают любые новые связи. Однако, могут желать недостижимые сексуальные объекты, но индифферентны к доступным.

Воспитание у этих личностей могло протекать в схеме «шизоидный мужчина и сверх заботливая, удушающая мать». Мама, вероятнее всего, «рулила всем парадом», контролировала все процессы в семье. Нарушающая границы мать и нетерпеливый критикующий отец. Ребенок может находиться в состоянии двойного зажима и эмоционально фальшивых сообщений. Зависим от ухода, чтобы защитить собственное «Я» от приближения к ним. Двойной зажим проявляется в том, что вербально демонстрируют один посыл, а ребенок воспринимает невербально другой. «Я тебя очень люблю!» сообщает мама маленькому сыну, который долго ее ждал с работы. А невербально она стремится быстрее завершить с ним общение просто в силу того, что устала. Ребенок в замешательстве – какой из сигналов воспринимать как достоверный.

Детство шизоидов характеризуется одиночеством, изоляцией. Родители отдалены, проявляют себя как деспотичные и вторгающиеся, формируется паттерн избегания, дистанцирования, отстранения. Такие дети, а в последующем люди, не любят откровенно обсуждать с кем-то свои мысли, делиться впечатлениями. Не любят к себе внимания со стороны социума.

Шизоидное собственное «Я»

Шизоидам, как правило, не важны оценки других. Не принимают конформность в других. Это не «люди коллектива», они рассматривают тех, кто подстраивается под других, как безвольных, чрезмерно податливых. Не любят светскую болтовню, считают ее бессмысленной.

Могут слегка презрительно относиться к другим, считать их недостаточно глубокими. Это может приводить к оппозиционности мнений. Могут нарушать обычаи и нормы, которые установлены в конкретном коллективе. Избегают быть определенными и проанализированными другими людьми.

Шизоидных типов личности привлекают истерические люди, но при разрешении межличностных проблем истерические личности пытаются приблизиться, а шизоидные, наоборот, отдалиться.

Могут быть очень заботливыми по отношению к другим, но нуждаются в сохранении личного пространства.

Профессия, которая позволяет узнать других людей ближе и остаться вне их интерпретаций – психология. Шизоиды могут ощущать, что у психологов в этом отношении есть некоторая власть над другими людьми.

Стремится найти подтверждение собственной оригинальности, уникальности. Оно должно быть скорее внутренним, чем внешним. Однако, при этом они могут быть самокритичными.

Разновидности шизоидов

В психологии шизоидов подразделяют по нескольким критериям.

По основанию характера, особенностей личности и поведения.

  • Экспансивный. Характеризуется эмоциональной холодностью, замкнутостью, неумением устанавливать личные отношения. В то же время, это крайне волевые люди, способные поставить на место любого. Они редко считаются с чьим-либо мнением. Отличаются высокомерием и некоторой наглостью, бесцеремонностью в поведении. Общаться с ними довольно трудно. Особенно, если имеет место психопатическая организация личности. Или же смешанный, шизоидно-истероидный тип личности.
  • Сенситивный. Встречается несколько чаще. Хуже переносит критику, не обладает толстокожестью. Мягкий и ранимый человек. Особенности личности не позволяют, что называется, «высовываться» и добиваться своих целей. Это вредные особенности характера.
  • Паранойяльный. Отличается от сенситивного более интенсивным развитием присущих качеств.

По типу акцентуации, ее чистоте:

  • Чистый тип. Признаки шизоидного типа личности выделены практически во всей своей красе. С другой стороны, чистые акцентуации практически не встречаются. Потому вероятность обнаружить такого пациента крайне мала.
  • Смешанный тип. Встречается куда чаще. Как правило, в характере превалируют 2-3 акцентуации. Они смешиваются в системе и создают особую неповторимую личность. Наиболее частые типы смешанных шизоидов это истероидо-шизоиды. Часто также встречается сочетание с эпилептоидом (это гремучая смесь).

Люди шизоидного типа не нуждаются в лечении, но некоторые качества личности все же нуждаются в проработке и коррекции. Так будет проще и самому человеку.

Может ли шизоид любить?

Да, это возможно. По крайней мере, на уровне акцентуации. У психопатически организованных личностей ответ на вопрос не столь очевидный. Все зависит от конкретного клинического случая. Главные качества, которые присущи подобным акцентуированным:

  • Верность и преданность в отношениях.
  • Готовность отдавать.
  • В то же время, некоторая холодность. Не стоит ожидать романтики и серенад под окном.
  • Зато любовь такого человека деятельна. Он проявляет ее не речами, а действиями. Это нужно учитывать.

Проблемы в том, что ни один из подтипов не проявляет свои чувства открыто. Также ему нужно личное пространство, чего, как правило, не бывает.

Перенос и контрперенос

Шизоиды избегают любые формы вмешательства. Работа психолога должна строиться дозировано. Однако могут при достаточном доверии к психологу создать достаточно эффективный рабочий альянс.

Эти клиенты могут искать помощи, так как их изоляция от общества может быть болезненной, а могут стремиться к иному социальному поведению.

Одним из популярных запросов шизоидов к психологу является работа с депрессивными состояниями. Или они могут бояться того, что находятся на пути к сумасшествию, особенно, если их близкие не понимают того, как они мыслят, или не разделяют их ценности.

Шизоиду нужно время для того, чтобы почувствовать себя в безопасности в психологическом сеттинге.

Психологу важно не вторгаться, постепенно работать с такими клиентами. Важно понимать, что от шизоидов часто возможно слышать сложные, запутанные послания, они могут сами себя на понимать.

Такой клиент может бояться эмоционального отдаления со стороны психолога, или других людей. Хотя и предпочитает оставлять их на некоторой дистанции от себя.

Могут подавать себя в коммуникации как недостижимого мудреца или просветленного ламы.

Работа психолога с шизоидными личностями

При работе психолога с шизоидными личностями важно продемонстрировать клиенту то, что психолог не желает навязываться, подавлять. Первое, что делает психолог в начале сессии, – это проверяет комфортность дистанции между собой и клиентом, спрашивая его мнение по этому поводу. Это выглядит, как регулирование расстояния кресел во время встречи.

На ранних стадиях работы с шизоидами следует избегать интерпретаций, так как клиент испытывает страх подвергнуться вторжению.

Попытки добиться от шизоида больше, чем он выражает, может вызвать у него противодействие и усилить тенденцию к уходу или сопротивлению.

Замечания и комментарии должны быть с использованием выражений самих клиентов, цитирование. Тогда такие клиенты поймут, что их границы не нарушаются.

Шизоидам бывает сложно поверить, что их острые реакции могут быть поняты и приняты другими людьми, поэтому в предъявлении их другим достаточно осторожны.

Шизоиды могут беспокоиться по поводу того, что они фундаментально отличаются и не доступны для понимания другими людьми.

Клиенты с шизоидным типом личности боятся того, что, если их внутренний мир будет раскрыт, изучен, они могут показаться другим чудаками или даже уродами. Им не безразлично то, какой эффект они оказывают на отдаляющихся людей. Для шизоидной личности ценно, когда их воспринимают как талантливых людей.

Эмоциональные реакции шизоидов в течении жизни были неподтвержденными или преуменьшались комментаторами. Им могли говорить: «Не говори глупости, будь, как все! И вообще, хватит летать в облаках и сходи за хлебом».

Одним из способов для психолога сообщить шизоиду о том, что его проблемы, или запрос поняты, могут быть художественные образы.

Шизоидные клиенты, если чувствуют понимание со стороны психолога, ожидают встречи с ним как передышки от требовательного мира. Завоевать доверие достаточно сложно, но если это произойдёт, то работа будет эффективной.

Хотя и на психологической сессии происходят инсайты у шизоидов: как правило, не улучшаются социальные функции. Например, они могут избегать вступления в брак, не улучшаются сексуальные отношения и прочее. Когда психолог напоминает шизоиду, что они работают над его социализацией, то это может быть воспринято как нарушение границ личности, контроль, отсутствие эмпатии к его потребности в границах. Хотя социализация могла быть запросом для работы в психологической сессии.

Одним из ведущих конфликтов, который предстоит разрешить психологу вместе с шизоидом на сессии, – это желание близости и страх ее наступления.

Определение понятия и классификация

Шизоидность в психологии подразумевает полную или частичную отрешенность человека от мира, который его окружает, концентрация на своей персоне. Шизоидным личностям характерно высокомерие, обособленность.

Первое проявление шизоидности отмечаются уже в дошкольном возрасте, чем различается шизоидность и шизотипичность. У второго психотипа личности характерная симптоматика отмечаются только во взрослые годы.

Данное расстройство, как правило, развивается в результате воздействия провоцирующих факторов еще в детстве. Это может быть и утрата родного человека, и сильный стресс, психологическое давление со стороны взрослых. Есть мнение, что шизоидность может развиться у ребенка, мать которого думала о прерывании беременности или постоянно находилась в состоянии стресса, когда вынашивала своего будущего малыша.

Люди с шизоидным типом личности имеют определенные преимущества и недостатки.

  1. Наличие эмоциональной отчужденности затрудняет возможность взаимодействия с социумом. Шизоидам крайне сложно соответствовать социальным нормам, проявлять сочувствие.
  2. С другой стороны шизоиды характеризуются наличием творческого потенциала. Такие люди, благодаря сосредоточенности на себе, достигают большего. Они способны генерировать новые идеи, необычно мыслить.

Различают два типа шизоидной акцентуации, а именно: сенситивный и экспансивный.

  1. Личности с сенситивным типом неприязно относятся к чужому мнению. Каждая критика провоцирует болезненные ощущения. Вынужденный контакт с людьми может приводить к развитию длительной депрессии. Такие индивиды большую часть времени находятся в вымышленном мире, где нет места агрессии, все существует по их законам.
  2. Экспансивный тип характеризуется безразличием, хладнокровием к окружающему миру. Данному типу личности присущи уверенность в своих действиях, решительность, излишние высокомерие и бесстрашие. Критика и мнение других людей для них не имеет никакого значения. Этот тип шизоидности более опасен, так как имеет тонкую грань с шизофренией (данные индивиды нередко проявляют эксцентричность и агрессию, направленную на окружающих). Защита своих интересов, прав носит параноидальный характер. Такие индивиды также могут витать в вымышленном мире.

Симптомы, причины и лечение шизоидного расстройства личности

В этой статье

  • Что такое расстройства личности?
  • Что такое шизоидное расстройство личности?
  • Каковы симптомы шизоидного расстройства личности?
  • Насколько распространено шизоидное расстройство личности?
  • Что вызывает шизоидное расстройство личности?
  • Как диагностируется шизоидное расстройство личности?
  • Как лечить шизоидное расстройство личности?
  • Каковы осложнения шизоидного расстройства личности?
  • Каковы перспективы для людей с шизоидным расстройством личности?
  • Можно ли предотвратить шизоидное расстройство личности?

Что такое расстройства личности?

Люди с расстройствами личности имеют давние модели мышления и поведения, которые отличаются от того, что общество считает обычным или нормальным. Негибкость их личности может причинять большие страдания и мешать многим сферам жизни, включая социальную и рабочую деятельность. Люди с расстройствами личности, как правило, также плохо умеют справляться с трудностями и с трудом выстраивают здоровые отношения.

В отличие от людей с тревожными или депрессивными расстройствами, которые знают, что у них есть проблема, но не могут ее контролировать, люди с расстройствами личности часто не осознают, что у них есть проблема, и не верят, что им есть что контролировать. Поскольку они часто не верят, что у них есть проблема, люди с расстройствами личности часто не обращаются за лечением.

Что такое шизоидное расстройство личности?

Шизоидное расстройство личности относится к группе состояний, называемых «Кластер А» или эксцентрические расстройства личности. Люди с этими расстройствами часто кажутся странными или странными. Люди с шизоидным расстройством личности также имеют тенденцию быть отстраненными, отстраненными и безразличными к социальным отношениям. Как правило, это одиночки, предпочитающие уединенную деятельность и редко выражающие сильные эмоции. Хотя их имена звучат одинаково и у них могут быть некоторые схожие симптомы, шизоидное расстройство личности — это не то же самое, что шизофрения. Многие люди с шизоидным расстройством личности способны довольно хорошо функционировать, хотя они, как правило, выбирают работу, которая позволяет им работать в одиночку, например, ночные охранники, библиотекари или работники лаборатории.

Каковы симптомы шизоидного расстройства личности?

Люди с шизоидным расстройством личности часто ведут затворнический образ жизни, организуя свою жизнь так, чтобы избегать контактов с другими людьми. Многие никогда не вступают в брак или могут продолжать жить со своими родителями во взрослом возрасте. Другие общие черты людей с этим расстройством включают следующее:

  • Они не желают и не наслаждаются близкими отношениями, даже с членами семьи.
  • Они выбирают уединенную работу и деятельность.
  • Они получают удовольствие от нескольких занятий, включая секс.
  • У них нет близких друзей, кроме родственников первой степени родства.
  • Им трудно общаться с другими.
  • Равнодушны к похвале или критике.
  • Они отстранены и проявляют мало эмоций.
  • Они могут мечтать и/или создавать яркие фантазии о сложной внутренней жизни.

Насколько распространено шизоидное расстройство личности?

Трудно точно оценить распространенность этого расстройства, поскольку люди с шизоидным расстройством личности редко обращаются за лечением. Шизоидное расстройство личности чаще поражает мужчин, чем женщин, и чаще встречается у людей, у которых есть близкие родственники, больные шизофренией.

Шизоидное расстройство личности обычно начинается в позднем подростковом или раннем взрослом возрасте.

Что вызывает шизоидное расстройство личности?

Мало что известно о причине шизоидного расстройства личности, но предполагается, что определенную роль играют как генетика, так и окружающая среда. Некоторые специалисты в области психического здоровья предполагают, что мрачное детство, в котором отсутствовали теплота и эмоции, способствует развитию расстройства. Более высокий риск шизоидного расстройства личности в семьях больных шизофренией предполагает, что генетическая предрасположенность к расстройству может передаваться по наследству.

Как диагностируется шизоидное расстройство личности?

Если присутствуют симптомы этого расстройства личности, врач начнет оценку, собрав полную историю болезни и, возможно, медицинский осмотр. Хотя лабораторных тестов для конкретной диагностики расстройств личности не существует, врач может использовать различные диагностические тесты, чтобы исключить физическое заболевание как причину симптомов.

Если врач не находит физической причины симптомов, он может направить человека к психиатру или психологу, специалистам в области здравоохранения, специально обученным диагностике и лечению психических заболеваний. Психиатры и психологи используют специально разработанные инструменты интервью и оценки, чтобы оценить человека на наличие расстройства личности.

Как лечить шизоидное расстройство личности?

Люди с этим расстройством личности редко обращаются за лечением, потому что их мысли и поведение обычно не вызывают у них беспокойства. Когда обращаются за лечением, чаще всего используется психотерапия — форма консультирования. Лечение, скорее всего, будет направлено на улучшение общих навыков преодоления трудностей, а также на улучшение социального взаимодействия, общения и самооценки. Поскольку доверие является важным компонентом терапии, лечение может быть сложной задачей для терапевта, поскольку людям с шизоидным расстройством личности трудно строить отношения с другими людьми. Обучение социальным навыкам также может быть важным компонентом лечения.

Лекарства, как правило, не используются для лечения самого шизоидного расстройства личности. Однако лекарства могут быть назначены, если человек также страдает от связанной с этим психологической проблемы, такой как депрессия.

Каковы осложнения шизоидного расстройства личности?

Отсутствие социального взаимодействия является основным осложнением шизоидного расстройства личности. Люди с этим расстройством личности редко проявляют насилие, так как предпочитают не взаимодействовать с людьми. Сопутствующие состояния, такие как расстройства настроения, тревожные расстройства и другие расстройства личности, также могут встречаться чаще, чем среди населения в целом.

Каковы перспективы для людей с шизоидным расстройством личности?

Хотя некоторые из их поведения могут быть странными, люди с шизоидным расстройством личности, как правило, способны функционировать в повседневной жизни. Однако у них может не сложиться значимых отношений или иметь собственные семьи. Исследования показали, что иногда они могут испытывать социальную, финансовую и трудовую нетрудоспособность.

Можно ли предотвратить шизоидное расстройство личности?

Неизвестно, как предотвратить шизоидное расстройство личности.

7 признаков того, что у вас может быть шизоидное расстройство личности (и полезные советы)

Со стороны люди с шизоидным расстройством личности часто без труда ориентируются в жизни. Но внутри непривязанность вызывает страдание.

Возможно, вам сложно выражать свои эмоции и строить отношения с другими, хотя вы действительно хотите общаться. Вы глубоко убеждены, что не можете доверять никому, кроме себя. Опасаясь того, что может случиться, если вы подойдете слишком близко, вы тратите много времени на собственные мысли.

Эта дистанцированность и отстраненность помогают сохранить собственное благополучие.

Эти ключевые черты шизоидного расстройства личности проявляются внутренне. Поэтому окружающие могут просто решить, что вы тихий, закрытый человек, или предположить, что межличностные отношения не являются вашей сильной стороной.

Общая неосведомленность об этом расстройстве личности означает, что даже вы можете не понимать основных причин поведения, которое вы приняли, чтобы защитить себя. Вы только знаете, что они создают страдания.

Тем не менее, если вы получили какую-либо информацию о состоянии, вы можете понять, что некоторые признаки отражают ваш внутренний опыт. Узнав больше о шизоидном расстройстве личности, вы сможете предпринять шаги к тому, чтобы получить необходимую поддержку.

Эксперты в области психического здоровья до сих пор мало знают о шизоидном расстройстве личности, в значительной степени потому, что люди с этим расстройством часто не обращаются за поддержкой.

На самом деле, исследование 2019 года описывает этот кластер расстройств личности как «одно из наиболее малоизученных и плохо изученных расстройств личности».

Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, 5-е издание (DSM-5) описывает определяющую черту шизоидного расстройства личности как давнюю модель отстраненности и сдержанности в отношениях и эмоциональном выражении.

Где DSM не соответствует

Критерии DSM-5 используются для диагностики, поэтому они не всегда могут помочь вам понять ваш повседневный опыт. Чтобы получить более глубокое понимание, мы обратились к доктору Элинор Гринберг, гештальт-терапевту из Нью-Йорка.

Гринберг сертифицирован в подходе Мастерсона к психодинамическому лечению шизоидного расстройства личности, а также пограничных и нарциссических расстройств личности. Она также написала книгу, в которой подробно описывает свой опыт лечения трех состояний: «Пограничная, нарциссическая и шизоидная адаптация: стремление к любви, восхищению и безопасности».

Вот более детальный обзор того, как может ощущаться жизнь с шизоидным расстройством личности:

Вы избегаете близких отношений

Это избегание проистекает из всеобъемлющей потребности в безопасности, говорит Гринберг.

Вы можете хотеть интимных отношений, но ваша потребность чувствовать себя в безопасности остается первостепенной. Поскольку вы считаете других людей потенциальным источником опасности, вам чрезвычайно трудно установить связь с другими людьми.

В то время как вы можете ориентироваться в необходимых взаимодействиях в школе или на работе, вы сдерживаетесь и не подходите слишком близко. Это приводит к тому, что другие считают вас застенчивым и даже отчужденным.

Чтобы компенсировать отсутствие связи, вы можете проводить много времени, фантазируя об отношениях, которые хотели бы иметь, или «влюбляться на расстоянии», — говорит Гринберг.

Вы находите способы «случайно» встретить объект своей привязанности, но никогда не пытаетесь установить настоящие отношения. Если у вас появится шанс сделать это — может быть, они проявят интерес к вам — ваши воображаемые отношения, как правило, выиграют, поскольку они безопасны и предсказуемы.

Вы предпочитаете одинокую деятельность и времяпрепровождение

Жизнь с шизоидным расстройством личности обычно означает, что вы чрезвычайно независимы и в основном замкнуты в себе.

Возможно, вы:

  • предпочитаете хобби для одного человека, такие как видеоигры, чтение или занятия спортом в одиночку
  • экономите большую часть своих денег, чтобы вы всегда могли позаботиться о своих основных потребностях без чьей-либо помощи
  • тяготеете к работе, которую вы можете делать в одиночку или, еще лучше, из дома
  • избегайте мест, где другие люди собираются группами, если только вам не нужно присутствовать — даже в этом случае вы придерживаетесь границ

перезарядка. На самом деле, эти черты также могут характеризовать человека-интроверта.

Однако при интроверсии вам нужно это время для себя, потому что общение истощает вас, а не потому, что вы чувствуете себя небезопасно и боитесь. Более того, у вас, вероятно, все еще будет несколько близких, важных отношений.

Вы мало интересуетесь сексом

Если вам трудно доверять другим и вы обычно чувствуете себя небезопасно в социальных ситуациях, вполне естественно, что у вас отсутствует интерес к физической близости. В конце концов, здоровые отношения требуют доверия.

Во время секса вы можете чувствовать себя несколько отстраненным и отстраненным, вместо того, чтобы наслаждаться процессом.

Если вам нужна физическая связь, вы можете:

  • выбрать недоступных людей, у которых уже есть партнер или у которых нет времени на отношения как можно быстрее, если отношения в конечном итоге станут более близкими

Вы не часто чувствуете возбуждение

Гринберг говорит, что люди с шизоидным расстройством личности обычно учатся отделяться от ситуаций, когда они чувствуют себя небезопасными или испытывают стресс.

Со временем эта диссоциация может стать рефлекторной, заставляя вас чаще чувствовать отстраненность и оторванность.

Ваше тело может ощущаться как машина, которой вы управляете, — нечто, к чему у вас нет привязанности. Сама жизнь может казаться потоком, протекающим мимо вас, в то время как вы спокойно сидите посреди нее, беззаботной, невозмутимой скалы.

В результате этой эмоциональной отстраненности вы считаете свои повседневные переживания в основном бессмысленными. Вы можете достигать академических и профессиональных целей и справляться с задачами в школе или на работе, но повседневная жизнь приносит мало радости. Жизнь может показаться более бессмысленной, чем что-либо еще, особенно если что-то стрессовое усугубляет ваше чувство разобщенности.

У вас очень мало друзей или доверенных лиц

Для вас люди либо безопасны, либо опасны. Небезопасных людей (как правило, подавляющее большинство) лучше избегать.

Вера в то, что вы не можете доверять другим, может, по понятным причинам, затруднить доверие к кому-либо. Это избегание, однако, часто вызывает непреодолимое чувство одиночества.

Гринберг объясняет, что люди, живущие с шизоидным расстройством личности, как правило, имеют размытое или менее определенное чувство собственного достоинства. «Часто они так и не научились преодолевать более тонкие границы, что делает их более чувствительными к вторжениям», — говорит она.

Вы можете поймать себя на том, что отключаетесь во время разговора, когда не можете связаться с другим человеком, и по возможности избегаете ситуаций, требующих какого-либо взаимодействия. В результате вы можете:

  • в конечном итоге общаться только с ближайшими родственниками, например, с родителями или братьями и сестрами
  • удовлетворять свои потребности в общении посредством сложных отношений, которые вы себе представляете
  • связываться с животными, поскольку они чувствуют себя в большей безопасности, чем люди

Со временем ваша повышенная чувствительность может привести к полному избеганию отношений или к череде неудачных отношений с недоступными людьми.

У людей с шизоидным расстройством личности часто возникает тесная связь с одним «человеком безопасности», отмечает Гринберг. Этот друг или член семьи не чувствует угрозы, поэтому вы считаете возможным до некоторой степени впустить их.

Вас мало волнует, что думают другие люди

Если вы чувствуете себя оторванным от того, что считаете в основном бессмысленным существованием, вас, вероятно, мало интересует мнение других.

Возможно, не имеет значения, хвалят ли вас, критикуют или проявляют интерес к вашей жизни и деятельности. Жизнь бессмысленна, рассуждаете вы, поэтому ничто не имеет значения.

По словам Гринберга, эти внутренние чувства экзистенциального страха и отчаяния характерны для шизоидного расстройства личности. Они могут не всегда отражать желание умереть, а просто отсутствие связи с жизнью.

Если вы думаете о причинении себе вреда или самоубийстве, вы не одиноки

Если у вас возникают мысли о самоубийстве или членовредительстве, вы можете сразу же получить бесплатную поддержку с помощью следующих ресурсов:

  • Национальная линия спасения от самоубийств. Звоните на линию спасения по телефону 800-273-8255, круглосуточно, 7 дней в неделю.
  • Кризисная текстовая строка. Отправьте сообщение HOME на строку Crisis Text Line по номеру 741741.
  • Проект Тревор. LGBTQIA+ и моложе 25 лет? Позвоните по номеру 866-488-7386, отправьте текстовое сообщение «СТАРТ» на номер 678678 или онлайн-чат 24/7.
  • Кризисная линия для ветеранов. Позвоните по телефону 800-273-8255, отправьте текстовое сообщение 838255 или пообщайтесь в онлайн-чате 24/7.
  • Горячая линия для глухих. Позвоните по номеру 321-800-DEAF (3323) или отправьте текстовое сообщение «HAND» на номер 839.863.
  • Друзья по всему миру. Эта международная сеть телефонных служб помощи в кризисных ситуациях поможет вам найти местную горячую линию.

Вы держите свои эмоции при себе

При шизоидном расстройстве личности вы, безусловно, испытываете эмоции. Но диссоциация и отстраненность могут заставить вас чувствовать себя отрезанными от них.

Когда вы испытываете стресс или чувствуете себя небезопасно, вы можете почувствовать, как стена вырастает, чтобы отделить вас от ваших чувств.

Кроме того, эмоции отражают еще один уровень уязвимости. Делиться чувствами с другими означает доверять им свои проблемы и трудности, что может еще больше угрожать вашему чувству безопасности. Вместо того, чтобы рисковать болью, вы полностью отключаетесь, чтобы защитить себя.

Конечно, обмен эмоциями является важной частью отношений. Таким образом, оберегая свои чувства, вы только укрепляете свое одиночество.

Эксперты еще не пришли к единому мнению о возможных причинах шизоидного расстройства личности, хотя DSM-5 предполагает, что генетика может играть определенную роль.

Вероятность развития шизоидного расстройства личности у вас может быть несколько выше, если оно есть у родителей, шизотипического расстройства личности или шизофрении.

Более ранние исследования предполагают, что это может быть связано со стрессорами раннего периода жизни, такими как:

  • разлука с вашим основным опекуном
  • бедность
  • жестокое обращение или пренебрежение
  • частые болезни

поведение родителей также способствует

Может быть, их родители не обращают на них никакого внимания, не соблюдают правила здорового взаимодействия или не соблюдают границы. Они могут вторгаться в их пространство или относиться к ним как к объекту, не имеющему собственных чувств или желаний», — говорит Гринберг.

Она добавляет, что очень чувствительные люди, которые, как правило, более сильно подвержены влиянию окружающей среды, могут иметь более серьезные эмоциональные потребности, чем их родители могут легко удовлетворить. Это несоответствие также может способствовать.

Если вы живете с шизоидным расстройством личности, вы, возможно, в конечном итоге найдете способы адаптироваться, особенно когда вы не можете избежать всех социальных взаимодействий.

Чем больше вы общаетесь, тем больше начинаете осознавать, что некоторые люди на самом деле «безопасны». Со временем вы можете найти возможным создать некоторые социальные связи.

С другой стороны, если у вас есть основные черты шизоидного расстройства личности, изоляция и полное отсутствие взаимодействия могут спровоцировать начало заболевания или усугубить существующие симптомы.

«Изоляция от пандемии лишила многих молодых людей возможности освоить социальные навыки и попрактиковаться в переговорах», — говорит Гринберг. «В то время, когда другие начинают объединяться в пары и формировать длительные отношения, люди с шизоидным расстройством личности жаждут близости, но близость не кажется безопасной».

Изоляция и карантин лишают возможности общаться и оспаривать свои представления о безопасности, поэтому вы продолжаете изоляцию, которая кажется вам наиболее комфортной. Со временем эта закономерность становится еще более укоренившейся, и с ней становится все труднее бороться.

Вы можете подумать о профессиональной поддержке, если вы:

  • расстраиваетесь из-за чувства одиночества, эмоциональной отстраненности или диссоциации
  • считаете невозможным справиться с этим дистрессом в одиночку

Работа с терапевтом, обученным распознавать и лечить расстройства личности, ключ. Любой терапевт может помочь вам предпринять шаги для развития социальных навыков и справиться с эмоциональным стрессом. Тем не менее, правильный диагноз может сделать терапию более успешной, помогая вам чувствовать себя более понятым и менее одиноким.

Короче говоря, важнее всего получить поддержку, чтобы жить той жизнью, которой вы хотите, и точный диагноз шизоидного расстройства личности может помочь вам получить наиболее эффективную поддержку.

Лечение социальной тревожности или избегающего расстройства личности, например, может не помочь вам чувствовать себя в большей безопасности во время общения. В конце концов, вас беспокоит не отказ или смущение.

Квалифицированный терапевт может помочь вам:

  • научиться устанавливать границы, повышающие чувство безопасности
  • практиковаться в выражении эмоций и предпочтений
  • понимать и работать с прошлыми травмами и жизненным опытом
  • развивать социальные навыки, чтобы чувствовать себя более комфортно во взаимодействиях
  • учиться целостным объектным отношениям или способности узнавать себя и других как сложных и интегрированных людей

Групповая терапия может предложить безопасное пространство для постепенного начала взаимодействия с другими людьми.

Дополнительные методы лечения, такие как работа с телом, также могут помочь вам чувствовать себя менее отделенным от физического тела.

Расширение ваших социальных навыков поможет вам построить желаемые отношения. Конечно, этой цели может быть трудно достичь в одиночку, когда вы чувствуете себя небезопасно с другими.

Поддержка опытного терапевта всегда может принести пользу. Просто знайте, что терапия может занять время. Многие из переживаний, лежащих в основе шизоидного расстройства личности, связаны с вашими ранними годами, поэтому вам, возможно, придется многое распаковать, прежде чем вы начнете чувствовать себя в безопасности.

Эти ресурсы помогут вам начать свое путешествие:

  • Project Air, передовой центр исследований, обучения и лечения расстройств личности
  • Информационные видеоролики доктора Элинор Гринберг:
    • Более глубокий разговор с доктором Элинор Гринберг о шизоидном расстройстве личности
    • Часть 2: Глубокое погружение в Шизоидное расстройство личности
  • Поддержка Psych Central в поиске терапевта

Работа Кристал Рэйпол появляется на Healthline, и ранее она работала писателем и редактором в GoodTherapy. Ее интересы включают японский язык и перевод, кулинарию, естественные науки, позитивный секс и психическое здоровье. В частности, она стремится помочь уменьшить стигму в отношении проблем психического здоровья. Она надеется когда-нибудь написать художественную литературу — если сможет перестать читать художественную литературу на достаточно долгое время, чтобы написать больше, чем несколько глав чего-либо.

Шизоидное расстройство личности – StatPearls

Камрон А. Фариба; Нандхини Мадханагопал; Викас Гупта.

Информация об авторе

Последнее обновление: 9 июня 2022 г.

Непрерывное обучение

Шизоидное расстройство личности — одно из трех расстройств, входящих в группу расстройств личности А. Людей, страдающих шизоидным расстройством личности, описывают как отчужденных, притупленных, изолированных, отчужденных и отстраненных. Это упражнение иллюстрирует оценку и лечение шизоидного расстройства личности и подчеркивает роль межпрофессиональной команды в улучшении ухода за пациентами с этим заболеванием.

Цели:

  • Определите эпидемиологию и предполагаемую этиологию шизоидного расстройства личности.

  • Обзор анамнеза, физического состояния и оценки шизоидного расстройства личности.

  • Опишите доступные варианты лечения и ведения шизоидного расстройства личности.

  • Опишите стратегии межпрофессиональной команды по улучшению координации помощи и коммуникации для улучшения лечения шизоидного расстройства личности и улучшения результатов.

Получите доступ к бесплатным вопросам с несколькими вариантами ответов по этой теме.

Введение

В V веке до нашей эры Гиппократ впервые предложил свою теорию юморизма для описания различных темпераментов.[1] Эта идея постулировала, что человеческое поведение можно разделить на четыре различных темперамента: черная желчь, сангвиник (кровь), желтая желчь и флегма, которые, в свою очередь, соотносятся с четырьмя элементами: землей, воздухом, огнем и водой соответственно. Гиппократ развил свою теорию, описав черную желчь как меланхоличную, сангвиническую как оптимистичную, желтую желчь как раздражительную и холерическую, а мокроту как апатичную. Выводы этой первоначальной теории будут упоминаться вплоть до 20-го века, как видно из описательных терминов, меланхолик, сангвиник и холерик , которые Эмиль Крепелин использовал для описания своих пациентов с маниакально-депрессивным расстройством.[3] В конце концов, формальные попытки перечислить типы личности были предприняты посредством выпуска Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM) I в 1919 г.52, в котором перечислены семь расстройств личности. Этот список поочередно удлинялся и сокращался в последующих трех изданиях DSM, что в конечном итоге привело к появлению десяти расстройств личности, наблюдаемых в самом последнем издании DSM (DSM V). Согласно последнему консенсусу, расстройства личности объясняются хроническими дезадаптивными моделями поведения, которые негибки, широко распространены и приводят к социальной дисфункции и дистрессу.

Эти расстройства подразделяются на три группы или группы, а именно A, B и C. Группа A включает параноидные, шизоидные и шизотипические расстройства личности. Кластер B состоит из пограничных, нарциссических, истерических и антисоциальных расстройств личности. И, наконец, кластер C включает избегающее, зависимое и обсессивно-компульсивное расстройства личности.[6] Особое внимание в этой статье уделяется оценке шизоидного расстройства личности. Прилагательное «шизоидный» изначально было придумано для описания продромальной замкнутости и изоляции , наблюдаемых при шизофрении. Шизоидный тип личности был официально утвержден в DSM III в 1919 г.80, чтобы описать людей, испытывающих значительную неспособность в формировании значимых социальных отношений.[7]

Этиология

Хотя однозначных данных относительно этиологии шизоидного расстройства личности немного, предполагается, что наследственность в значительной степени способствует его диатезу. Исследования близнецов с использованием анкет самоотчетов показали, что уровень наследуемости шизоидного расстройства личности составляет около 30%. [8] Неизвестно, какие факторы окружающей среды, если таковые имеются, способствуют этому расстройству.

Эпидемиология

Исследования показывают, что распространенность этого заболевания составляет менее 1%.[7] Различий в частоте между мужчинами и женщинами не наблюдается.[9]

Патофизиология

Шизоидное расстройство личности представляет собой хроническую пожизненную модель поведения, зародившуюся в детстве. Как указывалось ранее, предполагается наследственность заболевания, но конкретные генетические причины не выявлены. В литературе предполагается, что специфические анатомические аномалии (локальные поражения долей головного мозга) и биохимические заболевания или заболевания, связанные с нейротрансмиттерами, играют роль в развитии этого расстройства; однако на данный момент они носят чисто спекулятивный характер.

Анамнез и физикальное исследование

Изоляция — характерная черта в истории шизоидного пациента. Они редко поддерживают близкие отношения, и часто они выбирают занятия, которые носят уединенный характер. Они редко испытывают сильные эмоции, практически не выражают желания сексуальной активности с партнером и, как правило, двойственно относятся к критике или похвале.

Маловероятно, что человек с шизоидным расстройством личности окажется в клинике по собственной воле, если только его не подтолкнет семья или какие-либо психиатрические последствия расстройства, такие как депрессия. Как и при большинстве расстройств личности, поведение синхронно с эго, и поэтому пациент не осознает необходимости адаптировать свое поведение. Люди, страдающие расстройствами личности, склонны экстернализировать свои проблемы, рассматривая других как этиологию любого конфликта.[8] Если случайно человек с шизоидным расстройством личности оказывается в клинических условиях, в DSM V изложены конкретные диагностические критерии, которые клиницист может использовать для оценки. При предъявлении немедленно будет заметен выраженный притупленный аффект. Кроме того, пациент, вероятно, будет отстранен, отстранен и сведет к минимуму симптоматику.

Оценка

Как и в случае большинства психиатрических расстройств, анамнез пациента направляет врача на правильный диагноз. Тщательная социальная и личная история имеет первостепенное значение, а также сбор истории из побочных источников. Как только клиницист делает вывод о наличии основного расстройства личности, он или она может использовать последующие диагностические контрольные списки или самооценку, чтобы помочь идентифицировать проявляющееся расстройство.

Диагностические критерии шизоидного расстройства личности, изложенные в DSM V

  1. Отстраненность от социальных отношений с ограниченным диапазоном выражения эмоций в межличностных отношениях. Они начинаются в раннем взрослом возрасте и проявляются в различных контекстах, демонстрируемых четырьмя из следующих:

    1. Не желает близких отношений и не получает от них удовольствия

    2. Предпочитает одиночную деятельность

    3. Отсутствие или небольшой интерес к сексуальным переживаниям

    4. получает удовольствие от нескольких мероприятий

    5. , не хватает близких друзей или доверенных лиц

    6. , кажется, безразличен к похвалу или критике

    7. показывает эмоциональную холоду, отстранение, или устойчивую аффективность

  2. . условие; не возникает при шизофрении, маниакально-депрессивном расстройстве, расстройстве аутистического спектра или другом аффективном расстройстве с психотическими чертами.

Важно, чтобы врач не диагностировал расстройство личности преждевременно. Различные болезненные состояния могут иметь общие черты с расстройствами личности. Например, пациент, переживающий большой депрессивный эпизод, может вести себя как социально тревожный и зависимый от других; однако эта «зависимость» носит эпизодический характер, тогда как человек с зависимым расстройством личности демонстрирует хроническую историю такого поведения. Для подтверждения диагноза может потребоваться обследование пациента в течение длительного периода времени. Наконец, клиницисту следует опасаться культурных различий, которые могут проявляться как характеристики расстройства личности.

Лечение/управление

Пока не существует метода лечения, одобренного для лечения шизоидного расстройства личности. Несмотря на это, некоторые исследования показывают, что психотерапия может помочь улучшить замкнутый характер этого расстройства. Фармакотерапия может быть вариантом лечения сопутствующих заболеваний, таких как депрессия. Обязанность врача – тактично выделить и выделить неадекватные поведенческие модели пациента и , по неизгладимым словам Фрейда, «сделать бессознательное сознательным». В идеале клиницист будет поощрять пациента к реализации нового поведения, чтобы противодействовать его врожденным дезадаптивным импульсам. К сожалению, шизоидное расстройство личности практически игнорируется по сравнению с другими расстройствами личности, поэтому варианты лечения ограничены и недостаточно изучены.[11]

Дифференциальный диагноз

Как и в случае с большинством расстройств личности, диагностические признаки шизоидного расстройства личности совпадают с другими расстройствами личности. These include:

  • Schizotypal personality disorder

  • Paranoid personality disorder

  • Avoidant personality disorder

  • Obsessive-compulsive personality disorder

Most notably, schizotypal personality disorder shares multiple salient commonalities with schizoid personality расстройство. Фактически считается, что эти два расстройства находятся в континууме с расстройствами шизофренического спектра. Этот континуум состоит из шизоидного расстройства личности и шизофрении на противоположных полюсах, а шизотипическое расстройство находится где-то посередине. Шизотипический можно дифференцировать с его более выраженными «магическими» и эксцентричными мыслительными процессами. Параноидальные, избегающие и обсессивно-компульсивные расстройства личности также часто включаются в список дифференциальных диагнозов клиницистов. Однако, в отличие от отчужденности, наблюдаемой у шизоидов, пациенты с параноидным расстройством личности часто чрезмерно обижены и могут демонстрировать взрывной гнев. И хотя пациенты с избегающим расстройством личности разделяют черту социальной изоляции, эта изоляция возникает из-за страха быть отвергнутым, в то время как пациенты с шизоидным типом личности просто амбивалентны по отношению к человеческому контакту. Наконец, пациентами с обсессивно-компульсивным расстройством личности движет необходимость сохранять контроль, и они будут использовать защиту эго в виде интеллектуализации и изоляции, чтобы искупить нежелательные эмоции, проявляя такую ​​же амбивалентность, как и у пациентов с шизоидным расстройством личности. [12][13]

Прогноз

Как упоминалось во введении, расстройства личности являются хроническими и широко распространенными, и, следовательно, связаны с субоптимальными прогнозами. В идеале, пациент соглашается на длительную психотерапию и в достаточной степени занимается ею, не испытывая значительных периодов прогулов. Даже в этом случае маловероятно, что пациент когда-либо испытает значительную радость от социальной активности.[14]

Осложнения

Хотя пациенты с расстройствами личности в целом имеют более высокий риск суицида, злоупотребления психоактивными веществами и депрессии, пациенты с шизоидным расстройством личности в основном страдают от недостатка социального взаимодействия. Люди с этим расстройством личности редко проявляют насилие. Однако нарушения настроения, депрессия и тревожные расстройства встречаются чаще, чем в общей популяции.

Сдерживание и просвещение пациентов

Расстройство, обычно определяемое как наследственное, не испытывает недостатка в методах устранения и предотвращения этого расстройства. Как только расстройство выявлено, клиницист должен рассказать семье о природе расстройства и попросить о терпении и безусловном положительном отношении для достижения наилучших возможных результатов.[15]

Улучшение результатов медицинского персонала

Шизоидное расстройство личности может привести к серьезным психическим последствиям, если его не распознать и не лечить. Таким образом, крайне важно, чтобы межпрофессиональная команда по уходу работала слаженно как единое целое для выявления пациентов из группы риска. У пациентов с шизоидным расстройством личности будет уменьшаться аффективная симптоматика, что может привести к неправильной диагностике. Информация от медицинской бригады, которая больше всего контактирует с пациентом, может оказаться неоценимой для клинициста при определении надлежащего плана лечения пациента. [7]

Контрольные вопросы

  • Доступ к бесплатным вопросам с несколькими вариантами ответов по этой теме.

  • Комментарий к этой статье.

Каталожные номера

1.

Меренда ПФ. К четырехфакторной теории темперамента и/или личности. J Pers Ass. Осень 1987 г .; 51 (3): 367–74. [PubMed: 16372840]

2.

Вишванатан ВК. Рассмеши меня. Кишечные микробы. 2010 март; 1(2):75-76. [Бесплатная статья PMC: PMC3023582] [PubMed: 21326912]

3.

Хофф П. Крепелинская традиция. Диалоги Clin Neurosci. 2015 март; 17(1):31-41. [Бесплатная статья PMC: PMC4421898] [PubMed: 25987861]

4.

Surís A, Holliday R, North CS. Эволюция классификации психических расстройств. Behav Sci (Базель). 18 января 2016 г.; 6(1) [бесплатная статья PMC: PMC4810039] [PubMed: 26797641]

5.

Fischer BA. Обзор американской психиатрии через ее диагнозы: история и развитие Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам. J Нерв Мент Дис. 2012 декабрь; 200(12):1022-30. [В паблике: 23197117]

6.

Røysamb E, Kendler KS, Tambs K, Orstavik RE, Neale MC, Aggen SH, Torgersen S, Reichborn-Kjennerud T. Совместная структура DSM-IV Оси I и Оси II расстройства. J Abnorm Psychol. 2011 февраль; 120(1):198-209. [Бесплатная статья PMC: PMC3081882] [PubMed: 21319931]

7.

Эстерберг М.Л., Гулдинг С.М., Уокер Э.Ф. Кластер А расстройств личности: шизотипические, шизоидные и параноидальные расстройства личности в детском и подростковом возрасте. J Psychopathol Behav Assess. 2010 01 декабря; 32 (4): 515-528. [Бесплатная статья PMC: PMC2992453] [PubMed: 21116455]

8.

Reichborn-Kjennerud T. Генетическая эпидемиология расстройств личности. Диалоги Clin Neurosci. 2010;12(1):103-14. [Бесплатная статья PMC: PMC3181941] [PubMed: 20373672]

9.

Грант Б.Ф., Хасин Д.С., Стинсон Ф.С., Доусон Д.А., Чоу С.П., Руан В.Дж., Пикеринг Р.П. Распространенность, корреляты и инвалидность расстройств личности в Соединенных Штатах: результаты национального эпидемиологического исследования алкоголя и связанных с ним состояний. Дж. Клин Психиатрия. 2004 июль; 65 (7): 948-58. [PubMed: 15291684]

10.

Вольф С. «Шизоидная» личность в детстве и взрослой жизни. III: Детская картина. Бр Дж. Психиатрия. 1991 ноябрь; 159: 629-35. [PubMed: 1756338]

11.

Уорд РК. Оценка и лечение расстройств личности. Ам семейный врач. 2004 15 октября; 70 (8): 1505-12. [PubMed: 15526737]

12.

Видигер Т.А., Кларк Л.А. К DSM-V и классификации психопатологии. Психологический бык. 2000 ноябрь; 126(6):946-63. [PubMed: 11107884]

13.

Уотсон, округ Колумбия, Синха Б.К. Коморбидность расстройств личности DSM-IV в неклинической выборке. J Clin Psychol. 1998 окт; 54 (6): 773-80. [PubMed: 9783656]

14.

Треджет Дж. Э. Этиология, проявления и лечение расстройств личности. J Psychiatr Ment Health Nurs. 2001 г., август; 8(4):347-56. [PubMed: 11882147]

15.

Tackett JL, Balsis S, Oltmanns TF, Krueger RF. Единый взгляд на патологию личности на протяжении всей жизни: соображения развития для пятого издания Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам. Дев психопат. 2009 г.Лето; 21 (3): 687-713. [Бесплатная статья PMC: PMC2864523] [PubMed: 19583880]

Шизоидное расстройство личности | Sparrow

Обзор

Шизоидное расстройство личности — редкое состояние, при котором люди избегают общественной деятельности и постоянно уклоняются от взаимодействия с другими людьми. Они также имеют ограниченный диапазон эмоционального выражения.

Если у вас шизоидное расстройство личности, вас могут считать одиноким или пренебрежительным по отношению к другим, и вам может не хватать желания или навыков для установления близких личных отношений. Поскольку вы не склонны проявлять эмоции, может показаться, что вам все равно на других или на то, что происходит вокруг вас.

Причина шизоидного расстройства личности неизвестна. Разговорная терапия, а в некоторых случаях и лекарства, могут помочь.

Симптомы

Если у вас шизоидное расстройство личности, вполне вероятно, что вы:

  • Предпочитаете одиночество и предпочитаете заниматься в одиночку
  • Не хочу и не наслаждаюсь близкими отношениями
  • Не испытывает желания сексуальных отношений, если оно вообще есть
  • Чувствуешь, что не можешь испытать удовольствие
  • Имеют трудности с выражением эмоций и адекватной реакцией на ситуации
  • Может казаться другим лишенным чувства юмора, равнодушным или эмоционально холодным
  • Может показаться, что ему не хватает мотивации и целей
  • Не реагировать на похвалу или критические замечания других

Шизоидное расстройство личности обычно начинается в раннем взрослом возрасте, хотя некоторые черты могут проявляться в детстве. Эти особенности могут привести к тому, что у вас возникнут проблемы в школе, на работе, в обществе или в других сферах жизни. Тем не менее, вы можете достаточно хорошо справляться со своей работой, если в основном работаете в одиночку.

Шизотипическое расстройство личности и шизофрения

Хотя шизоидное расстройство личности является другим расстройством, оно может иметь некоторые симптомы, сходные с шизотипическим расстройством личности и шизофренией, такие как сильно ограниченная способность устанавливать социальные связи и отсутствие эмоционального выражения. Люди с этими расстройствами могут рассматриваться как странные или эксцентричные.

Несмотря на то, что имена могут звучать одинаково, в отличие от шизотипического расстройства личности и шизофрении, люди с шизоидным расстройством личности:

  • Имеют контакт с реальностью, поэтому маловероятно, что они испытают паранойю или галлюцинации
  • Иметь смысл, когда они говорят (хотя тон может быть неживым), чтобы у них не было странных разговорных моделей, которым трудно следовать
Когда обращаться к врачу

Люди с шизоидным расстройством личности обычно обращаются за лечением только по поводу связанной проблемы, такой как депрессия.

Если кто-то из ваших близких убедил вас обратиться за помощью при симптомах, характерных для шизоидного расстройства личности, запишитесь на прием к врачу или специалисту в области психического здоровья.

Если вы подозреваете, что у близкого человека может быть шизоидное расстройство личности, мягко предложите ему обратиться за медицинской помощью. Может помочь предложение пойти на первую встречу.

Причины

Личность — это сочетание мыслей, эмоций и поведения, которое делает вас уникальным. Это то, как вы смотрите, понимаете и относитесь к внешнему миру, а также как вы видите себя. Личность формируется в детстве в результате взаимодействия унаследованных склонностей и факторов окружающей среды.

При нормальном развитии дети со временем учатся правильно интерпретировать социальные сигналы и реагировать соответствующим образом. Что вызывает развитие шизоидного расстройства личности, неизвестно, хотя сочетание генетических факторов и факторов окружающей среды, особенно в раннем детстве, может играть роль в развитии расстройства.

Факторы риска

Факторы, повышающие риск развития шизоидного расстройства личности, включают:

  • Наличие родителей или других родственников, страдающих шизоидным расстройством личности, шизотипическим расстройством личности или шизофренией
  • Наличие родителей, которые были холодны, пренебрежительны или не реагировали на эмоциональные потребности

Осложнения

Люди с шизоидным расстройством личности подвержены повышенному риску:

  • Развития шизотипического расстройства личности, шизофрении или другого бредового расстройства
  • Другие расстройства личности
  • Большая депрессия
  • Тревожные расстройства

Диагностика

После физического осмотра, чтобы исключить другие заболевания, ваш основной лечащий врач может направить вас к специалисту по психическому здоровью для дальнейшего обследования.

Диагноз шизоидного расстройства личности обычно основывается на:

  • Тщательном обсуждении ваших симптомов
  • Симптомы, перечисленные в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM-5), опубликованном Американской психиатрической ассоциацией
  • Ваша медицинская и личная история

Лечение

Если у вас шизоидное расстройство личности, вы можете предпочесть идти своим путем и избегать общения с другими людьми, включая врачей. Вы можете настолько привыкнуть к жизни без эмоциональной близости, что не уверены, что хотите измениться или можете.

Вы можете согласиться начать лечение только по настоянию члена семьи, который беспокоится о вас. Но помощь специалиста в области психического здоровья, имеющего опыт лечения шизоидного расстройства личности, может иметь большое положительное влияние. Варианты лечения включают:

  • Разговорная терапия (психотерапия). Психотерапия может быть полезной. Если вы хотите развить более близкие отношения, модифицированная форма когнитивно-поведенческой терапии может помочь вам изменить убеждения и поведение, которые являются проблемами. Терапевт понимает вашу потребность в личном пространстве и то, как вам трудно открыться о своей внутренней жизни. Он или она может выслушать вас и помочь направить вас, не нажимая слишком сильно.
  • Групповая терапия. Целью индивидуального лечения может быть групповая обстановка, в которой вы можете взаимодействовать с другими людьми, которые также практикуют новые навыки межличностного общения. Со временем групповая терапия может также обеспечить структуру поддержки и улучшить ваши социальные навыки.
  • Лекарства. Хотя конкретного лекарства для лечения шизоидного расстройства личности не существует, некоторые лекарства могут помочь при таких проблемах, как тревога или депрессия.

При соответствующем лечении и квалифицированном терапевте вы можете добиться значительного прогресса и улучшить качество своей жизни.

Подготовка к приему

Скорее всего, вы начнете с посещения лечащего врача. Однако в некоторых случаях, когда вы звоните, чтобы назначить встречу, вас могут направить непосредственно к специалисту в области психического здоровья.

Если возможно, возьмите с собой члена семьи или друга. С вашего разрешения кто-то, кто давно вас знает, сможет ответить на вопросы или поделиться с врачом информацией, о которой вы не думаете.

Вот некоторая информация, которая поможет вам подготовиться к приему.

Что вы можете сделать

Перед визитом составьте список:

  • Какие симптомы вы или члены вашей семьи заметили и как долго. Спросите друзей или родственников, беспокоило ли их ваше поведение и что они заметили.
  • Ключевая личная информация, включая травмирующие события в вашем прошлом и любые текущие серьезные стрессовые факторы. Узнайте об истории болезни вашей семьи, включая историю психических заболеваний.
  • Ваша медицинская информация, включая другие физические или психические заболевания, которые у вас были диагностированы.
  • Все лекарства, которые вы принимаете, , включая названия и дозы любых лекарств, трав, витаминов или других добавок.
  • Вопросы, которые следует задать своему врачу , чтобы получить максимальную отдачу от вашего приема.

Некоторые основные вопросы, которые следует задать своему врачу, включают:

  • Что, вероятно, вызывает мои симптомы или состояние?
  • Каковы другие возможные причины?
  • Является ли мое состояние временным или долгосрочным?
  • Какие методы лечения наиболее эффективны для меня?
  • Если вы рекомендуете лекарства, каковы возможные побочные эффекты?
  • Есть ли непатентованная альтернатива лекарству, которое вы прописываете?
  • Насколько я могу ожидать улучшения своих симптомов после лечения?
  • У меня другие проблемы со здоровьем. Как я могу лучше всего управлять ими вместе?
  • Могу ли я получить брошюры или другие печатные материалы? Какие сайты вы рекомендуете?

Не стесняйтесь задавать любые вопросы во время приема.

Чего ожидать от вашего врача

Ваш врач, скорее всего, задаст вам несколько вопросов. Будьте готовы ответить на них, чтобы зарезервировать время для обсуждения моментов, на которых вы хотите сосредоточиться. Ваш врач может спросить:

  • Какие проблемы или симптомы вас беспокоят?
  • Замечали ли вы, что ваши симптомы ухудшаются в определенных ситуациях? Если да, то что это за ситуации и как вы с ними справляетесь?
  • У вас есть близкие друзья или семья? Если нет, вас это беспокоит?
  • Как бы вы себя описали?
  • Часто ли вы предпочитаете делать что-то самостоятельно?
  • Доверяете ли вы кому-либо, кроме ваших ближайших родственников?
  • Чем ты предпочитаешь заниматься в свободное время?
  • Думали ли вы когда-нибудь о том, чтобы причинить вред себе или другим? Вы когда-нибудь делали это?
  • Члены вашей семьи или друзья выражали беспокойство по поводу вашего поведения?
  • Были ли у кого-нибудь из ваших близких родственников диагностированы или лечились от психических заболеваний?
  • Вы употребляете алкоголь или наркотики? Если да, то как часто?

Материалы из клиники Мэйо Обновлено:
© Фонд медицинского образования и исследований Мэйо (MFMER, 1998-2022). Все права защищены. Условия использования

Факторы риска, симптомы и диагностика

Шизоидное расстройство личности: факторы риска, симптомы и диагностика

Медицинский обзор Тимоти Дж. Легга, доктора философии, психолога — Джанель Мартел — Обновлено 17 сентября 2018 г.

Что такое шизоидное расстройство личности?

Шизоидное расстройство личности — это разновидность эксцентричного расстройства личности. Человек с этим расстройством ведет себя иначе, чем большинство других людей. Это может включать в себя избегание социальных взаимодействий или кажущуюся отстраненностью или отсутствием индивидуальности. Тем не менее, люди с этим расстройством могут довольно хорошо функционировать в обществе.

Это состояние обычно диагностируется в раннем взрослом возрасте. Симптомы включают в себя:

  • Отмечен
  • , предпочитая быть в одиночку
  • Убегание социальных ситуаций
  • Не желая взаимосвязи
  • кажутся скучными или безразличными
  • Невозможность пользоваться деятельностью
  • Странные с другими
  • . у людей с этим заболеванием есть родственник с шизофренией, шизоидным расстройством личности или шизотипическим расстройством личности. Другие факторы риска включают:

    • факторы окружающей среды, которые, по-видимому, оказывают наибольшее влияние в детстве
    • жестокое обращение или пренебрежение в детстве
    • наличие эмоционально отчужденного родителя

    Это расстройство чаще встречается у мужчин, чем у женщин.

    Ваш врач начнет с полного медицинского осмотра. Это ищет любые физические условия, которые могут вызывать ваши симптомы. Ваш врач может также направить вас к специалисту в области психического здоровья.

    Специалист по психическому здоровью проведет психиатрическую оценку. Это может включать заполнение анкет о ваших симптомах и мыслях. Вы также пройдете собеседование со специалистом в области психического здоровья. Они будут задавать вам вопросы о вашем детстве, отношениях и карьере. Ваши ответы помогут специалисту в области психического здоровья поставить диагноз. Они также могут составить для вас план лечения, если вы заинтересованы в продолжении лечения.

    Многие люди предпочитают не обращаться за лечением, потому что это включает в себя общение с другими людьми. Однако лечение может быть успешным, если у вас есть желание измениться.

    • Когнитивно-поведенческая терапия предназначена для изменения поведения. Это может быть успешным лечением этого состояния, потому что оно учит вас, как изменить свои мысли и поведение в социальных ситуациях. Это может изменить нежелание поддерживать социальные отношения.
    • Групповая терапия — еще один вариант, который поможет вам попрактиковаться в социальных навыках. Это поможет вам чувствовать себя более комфортно в социальных ситуациях.
    • Лекарство обычно не используется, если другие методы лечения не работают. Не существует одобренных FDA лекарств для лечения расстройств личности. Однако лекарства могут использоваться для лечения других состояний, возникающих наряду с расстройствами личности, таких как депрессия или тревога. Бупропион можно использовать для усиления ощущения удовольствия. Для лечения чувства безразличия можно использовать антипсихотические препараты.

    Это хроническое заболевание, которое не поддается лечению. Некоторые люди с этим заболеванием могут быть не в состоянии удержаться на работе или поддерживать отношения с другими людьми. Тем не менее, многие люди могут удержаться на работе и вести вполне нормальную жизнь. Если вы живете с шизоидным расстройством личности, поговорите со своим врачом о разработке плана лечения для вас.

    Последняя медицинская проверка от 7 декабря 2017 г.

    3 источника свернуты

    Healthline придерживается строгих правил выбора поставщиков и опирается на рецензируемые исследования, академические исследовательские институты и медицинские ассоциации. Мы избегаем использования третичных ссылок. Вы можете узнать больше о том, как мы обеспечиваем точность и актуальность нашего контента, прочитав нашу редакционную политику.

    • Шизоидное расстройство личности. (2017).
      психология сегодня.com/условия/шизоидное расстройство личности
    • Шизоидное расстройство личности. (2010).
      mayoclinic.com/health/schizoid-personality-disorder/DS00865
    • Vorvick L, et al. (2010). Шизоидное расстройство личности. ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ:

      0029

      Прочитайте это следующее

      • Шизотипическое расстройство личности (STPD)

        Медически рассмотрено Timothy J. Legg, PhD, Psyd

        Прочтите больше

      • . Assust Ordertond Import

      • Assortant Import. Legg, PhD, PsyD

        ПОДРОБНЕЕ

      • Истерическое расстройство личности

        Медицинское заключение Тимоти Дж. Легга, PhD, PsyD

        ПОДРОБНЕЕ

      • Антисоциальное расстройство личности

        Медицинское заключение Тимоти Дж. Легга, доктора философии, психолога

        Антисоциальное расстройство личности характеризуется моделями манипулирования и насилия над другими. Узнайте о симптомах и лечении.

        ПОДРОБНЕЕ

      • Обсессивно-компульсивное расстройство личности (ОКРЛ)

        Медицинский обзор Тимоти Дж. Легга, доктора философии, психолога , и опрятность.

        ПОДРОБНЕЕ

      • Все о тихом ПРЛ (пограничное расстройство личности)

        Тихое пограничное расстройство личности (ПРЛ) — это теория ПРЛ, при которой перепады настроения и поведение направлены внутрь себя, а не на других.

        ПОДРОБНЕЕ

      • Нарциссическое расстройство личности (НРЛ)

        Медицинское обследование Кендры Кубала, психотерапевт

        Люди с нарциссическим расстройством личности (НРЛ) имеют завышенное мнение о себе. Узнайте о симптомах, диагностике и преодолении НРЛ.

        ПОДРОБНЕЕ

      • Кто такой психопат?

        Медицинское заключение Джеффри Дитцелла, DO

        Психопат и социопат — общепринятые термины, но вам не может быть поставлен диагноз «психопат». Узнайте, почему и что нужно знать об антисоциальной личности…

        ПОДРОБНЕЕ

      • 9 советов по работе с нарциссическими чертами личности . Мы дадим вам девять советов, как справиться с ситуацией и поможем распознать, когда пришло время…

        ПОДРОБНЕЕ

      • Пограничное расстройство личности

        Медицинский осмотр Карин Гепп, PsyD

        Люди, живущие с ПРЛ, испытывают трудности с обработкой своих эмоций или управлением ими. Узнайте больше о его симптомах, причинах и лечении.

        ПОДРОБНЕЕ

      Типы расстройств личности — Психика

      Объясняет расстройства личности, включая возможные причины и способы доступа к лечению и поддержке. Включает в себя советы, как помочь себе, и руководство для друзей и семьи.

      Параноидальное расстройство личности

      Мысли, чувства и переживания, связанные с паранойей, могут привести к тому, что вы:

      • вам будет трудно доверять людям, даже вашим друзьям и семье
      • очень трудно доверять другим людям, полагая, что они будут использовать вас или использовать вас
      • с трудом расслабляются
      • считывает угрозы и опасности (которых другие не видят) в повседневных ситуациях, невинных замечаниях или случайных взглядах других.

      Это может стать такой большой проблемой в вашей жизни, что вам поставят диагноз параноидального расстройства личности. См. нашу страницу о паранойе для получения дополнительной информации.

      «Я страдаю крайней паранойей, и большинство людей находят это чрезвычайно  раздражающим и злятся на меня, когда я параноик. »

      Шизоидное расстройство личности

      Многие люди с шизоидным расстройством личности способны нормально функционировать. В отличие от шизофрении или шизоаффективного расстройства, у вас обычно не бывает психотических симптомов. Однако в результате мыслей и чувств, связанных с этим диагнозом, вы можете:

      • испытывают трудности в установлении близких отношений с другими людьми
      • решите жить своей жизнью без вмешательства других
      • предпочитаю побыть наедине со своими мыслями
      • не получать удовольствия от многих занятий
      • мало интересуются сексом или близостью
      • испытывают трудности в общении или эмоционально холодны по отношению к другим.

      Шизотипическое расстройство личности

      У каждого человека есть свои странности или неловкое поведение. Но если ваши модели мышления и поведения очень затрудняют общение с другими, вам может быть поставлен диагноз шизотипического расстройства личности.

      В отличие от шизофрении, вы обычно не испытываете психоза. Однако вы можете:

      • испытывать искаженные мысли или восприятие 
      • найти близкие отношения чрезвычайно трудно
      • думать и выражать себя способами, которые другие находят «странными», используя необычные слова или фразы, что затрудняет общение с другими
      • считают, что вы можете читать мысли или что у вас есть особые способности, такие как «шестое чувство»
      • чувствуют тревогу и напряжение с другими людьми, которые не разделяют эти убеждения
      • чувствуют себя очень тревожными и параноидальными в социальных ситуациях, им трудно общаться с другими.

      См. наши страницы, посвященные шизофрении или шизоаффективному расстройству, для получения дополнительной информации о чувствах и симптомах, связанных с шизоидным и шизотипическим расстройством личности.

      «Я всегда чувствую себя брошенным, когда кто-то не делает того, что я от него ожидаю. Зная, что существует множество способов решения проблемы, я почувствовал бы себя гораздо более подготовленным к тому, что будет дальше. »

      Антисоциальное расстройство личности

      Иногда естественно ставить свои собственные потребности, удовольствия или личную выгоду выше потребностей окружающих. Однако, если эти действия происходят очень часто, и вы изо всех сил пытаетесь сохранить стабильность в своей жизни, или вы регулярно действуете импульсивно из-за гнева или невнимания к другим, это может привести к диагнозу антисоциальное расстройство личности.

      Вы можете:

      • ставить себя в опасные или рискованные ситуации, часто не задумываясь о последствиях для себя или других людей
      • ведете себя опасно, а иногда и незаконно (у вас может быть судимость)
      • ведут себя неприятным для других образом
      • очень быстро устают и действуют импульсивно – например, вам может быть трудно долго удерживать работу
      • ведут себя агрессивно и легко вступают в драки
      • делать что-то, даже если это может навредить людям – чтобы получить то, что вы хотите, ставя свои потребности и желания выше потребностей других людей
      • имеют проблемы с эмпатией — например, вы можете не чувствовать или не проявлять чувства вины, если плохо обращались с другими
      • имели диагноз расстройства поведения в возрасте до 15 лет.

      Этот диагноз включает «психопатию» и «социопатию». Эти термины больше не используются в Законе о психическом здоровье, но в вашей оценке может использоваться вопросник «Контрольный список психопатии».

      Жизнь с антисоциальным расстройством личности (ASPD)

      «В детстве гнев казался мне единственным способом выразить свои чувства».

      Пограничное расстройство личности (ПРЛ)

      Пограничное расстройство личности (ПРЛ) также известно как эмоционально нестабильное расстройство личности (ЭРЛ).

      Все мы можем испытывать трудности в отношениях, самооценке и эмоциях. Но вам может быть поставлен диагноз ПРЛ/EUPD, если они постоянно ощущаются нестабильными или интенсивными и вызывают у вас серьезные проблемы в повседневной жизни.

      Вы можете:

      • сильно переживать из-за того, что люди бросают вас, и либо делать все, чтобы предотвратить это, либо оттолкнуть их
      • имеют очень сильные эмоции, которые могут быстро меняться (например, от чувства очень счастливого и уверенного утром до подавленного и грустного днем)
      • не имеет четкого представления о том, кто вы есть или чего вы хотите от жизни, и ваши представления об этом значительно меняются в зависимости от того, с кем вы находитесь
      • .
      • очень трудно заводить и поддерживать стабильные отношения или дружбу
      • действовать импульсивно и делать то, что может навредить вам (например, переедать, употреблять наркотики или опасно водить машину)
      • есть мысли о самоубийстве
      • членовредительство
      • большую часть времени чувствую себя опустошенным и одиноким
      • очень злитесь и изо всех сил пытаетесь контролировать свой гнев
      • борьба за доверие к другим людям
      • испытывают другие проблемы с психическим здоровьем наряду с ПРЛ, включая тревогу, депрессию, проблемы с питанием и посттравматическое стрессовое расстройство.

      В состоянии сильного стресса иногда вы можете:

      • чувствовать паранойю
      • имеют психотические переживания, например, видят или слышат то, чего не видят другие люди
      • чувствует себя оцепеневшим или «отключенным» и не очень хорошо помнит вещи после того, как они произошли (так называемая диссоциация).

      В настоящее время ПРЛ является наиболее часто диагностируемым расстройством личности. Вы можете узнать больше об этом на наших страницах о пограничном расстройстве личности (ПРЛ).

      «ПРЛ похоже на отсутствие эмоционального буфера. Я могу перейти от ничего к внезапно переполняющим эмоциям, и мне трудно выразить их здоровым образом».

      Истерическое расстройство личности

      Большинству людей нравится получать комплименты или положительные отзывы об их действиях. Но если вы очень сильно зависите от того, чтобы вас заметили, или ищете одобрения настолько, что это влияет на вашу повседневную жизнь, вам может быть поставлен диагноз истерического расстройства личности.

      Вы можете:

      • чувствовать себя очень неловко, если вы не в центре внимания
      • чувствую, что должен развлекать людей
      • постоянно искать или чувствовать себя зависимым от одобрения других
      • принимать опрометчивые решения
      • флиртовать или вести себя/одеваться вызывающе, чтобы оставаться в центре внимания
      • получить репутацию драматичного и сверхэмоционального человека
      • легко поддаваться влиянию других.

      «После того, как мне сообщили мой диагноз, я смог понять, как и почему я вел себя так, а не иначе: моя жизнь обрела немного больше смысла.»

      Нарциссическое расстройство личности

      Человеку свойственно осознавать собственные потребности, выражать их и желать, чтобы другие знали о наших способностях и достижениях. Это не плохие черты. Однако, если эти мысли, чувства и поведение очень экстремальны и вызывают проблемы в отношениях с другими, вам может быть поставлен диагноз нарциссического расстройства личности.

      Вы можете:

      • верить, что есть особые причины, которые делают вас отличным от других, лучше или более достойным
      • имеют хрупкую самооценку, поэтому вы полагаетесь на то, что другие признают вашу ценность и ваши потребности
      • вы расстраиваетесь, если другие игнорируют вас и не дают вам того, что, по вашему мнению, вы заслуживаете
      • возмущаться чужими успехами
      • ставить свои потребности выше потребностей других людей и требовать от них того же
      • могут показаться эгоистичными и пренебрежительными или не осведомленными о потребностях других людей.

      Избегающее расстройство личности

      У всех нас есть вещи, места или люди, которые нам не нравятся или которые вызывают у нас тревогу. Но если эти вещи вызывают такое сильное беспокойство, что вы изо всех сил пытаетесь поддерживать отношения в своей жизни, вам может быть поставлен диагноз избегающего расстройства личности (иногда также называемого тревожным расстройством личности).

      Вы можете:

      • избегать работы или общественной деятельности, которая означает, что вы должны быть с другими
      • ожидать неодобрения и критики и быть очень чувствительным к этому
      • постоянно беспокоиться о том, что вас «узнают» и отвергнут
      • беспокоиться о насмешках или позоре других
      • избегайте отношений, дружбы и близости, потому что вы боитесь отказа
      • чувствовать себя одиноким и изолированным, и ниже других
      • воздержитесь от новых занятий, чтобы не поставить себя в неловкое положение.

      Подробнее о том, как справиться с тревогой, см. на наших страницах, посвященных тревоге и паническим атакам.

      Зависимое расстройство личности

      Вполне естественно иногда нуждаться в том, чтобы другие люди заботились о нас или подбадривали нас. Здоровый баланс предполагает способность как зависеть от других, так и иногда быть независимым от других. Однако если чувства и мысли о потребности в других становятся настолько подавляющими, что влияют на вашу повседневную жизнь и отношения, вам может быть поставлен диагноз зависимого расстройства личности.

      Вы можете:

      • чувствовать себя нуждающимся, «слабым» и неспособным принимать решения или действовать изо дня в день без помощи или поддержки других
      • разрешить или потребовать от других взять на себя ответственность за многие сферы вашей жизни
      • соглашайтесь с вещами, которые вы считаете неправильными или которые вам не нравятся, чтобы избежать одиночества или потери чьей-либо поддержки
      • очень бояться, что тебя оставят на произвол судьбы
      • имеют низкую уверенность в себе
      • считают других людей более способными, чем вы.

      Обсессивно-компульсивное расстройство личности (ОКРЛ)

      Обсессивно-компульсивное расстройство личности (ОКРЛ) отличается от обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР), которое описывает форму поведения, а не тип личности.

      Однако, как и при ОКР, ОКРЛ включает в себя проблемы с перфекционизмом, потребностью в контроле и значительными трудностями гибкости в том, как вы думаете о вещах.

      Вы можете:

      • нужно держать все в порядке и под контролем
      • установить нереально высокие стандарты для себя и других
      • думаю, что твой способ делать что-то лучше
      • беспокоиться о том, что вы или другие совершаете ошибки
      • очень беспокоятся, если что-то не «идеально».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.