Сложный волевой акт состоит из: works.doklad.ru — Учебные материалы

Содержание

Тест 4 — тест по педагогике 4


С этим файлом связано 10 файл(ов). Среди них: Тесты 1.docx, Тест3.docx, Тест 12.docx, Тест 8.docx, Тест 7.docx, Тесты Введение в педагогическую деятельность.docx, Тест Периодизация психического развития.docx, Тест Подростковый возраст от 11-15 лет.docx, Тест Старший школьный возраст.docx, Хронология истории сестринского дела.docx.
Показать все связанные файлы
Подборка по базе: 3.1. Правовые основы выявления коррупциогенных факторов в нормат, ашық сабақ Актамберді Сарыұлы.docx, Чинстан уулу Актан ИВТ-1-19 доклат по электро технике.docx, Презентация 50-19 Актамов Темур.pptx, ашық сабақ Актамберді Сарыұлы.docx, АЛГОРИТМ действия при угрозе акта терроризма 2021.doc, ответы на вопросы действия населения при угрозе террористическог, Теневая экономика и ее влияние на экономический рост и структуру, задания ВПР для актализации и повторения.docx, 04_Шаблон Акта судебно-медицинского исследования_д.doc

В психическую структуру волевого акта не входит:

Выберите один ответ:

a. Волевое усилие

b. Креативность 

c. Желание

d. Борьба мотивов

e. Влечение

Простой волевой акт состоит из:

Выберите один или несколько ответов:

a. Исполнения 

b. Осознания цели

c. Планирования

d. Постановки цели 

Сложный волевой акт состоит из:

Выберите один или несколько ответов:

a. Постановки цели

b. Осознания цели 

c. Исполнения 

d. Планирования 

Сознательная и активная направленность личности на достижение определенного результата деятельности —

Выберите один ответ:

a. Настойчивость

b. Целеустремленность 

c. Решительность

d. Сила воли

Сознательное регулирование человеком своего поведения и деятельности это —

Выберите один ответ:

a. Самоконтроль

b. Осмысленная деятельность

c. Самостоятельность

d. Воля 

Способности предпринимать попытки к реализации возникших у человека идей это –

Выберите один ответ:

a. Инициативность 

b. Креативность

c. Решительность

d. Самостоятельность

Волевой акт и его структура

Действие сознательного целенаправленного характера, с помощью которого человек осуществляет цель, при этом контролирует свои импульсы и изменяет окружающий мир, подчиняя его осуществлению поставленной задачи, называется волевым действием. Об этом пишет Л.С.Рубинштейн, выделяя четыре этапа волевого акта.

Структура волевого акта

  1. Побуждение и постановка цели.
  2. Обсуждение и борьба мотивов.
  3. Решение.
  4. Выполнение.

Волевой акт начинается с желания, стремления произвести действие для чего-то. Затем рассматриваются мотивы, прогнозируется результат. Наконец, наступает момент принятия решения, который может протекать по-разному. Если борьба мотивов отсутствует, решение принимается без каких-либо ярких проявлений, так как цель полностью совпадает с принятием решения. По утверждению Рубинштейна после того, как цель поставлена, мгновенно приходит осознание того, что это необходимо сделать. После осознания возникает желание начать действовать. Если мотивов несколько, и они конфликтуют между собой, полное и окончательное решение принимается после борьбы мотивов. Если мотивы равны по значимости и интенсивности, решение принимается насильственно, путем искусственного снятия борьбы мотивов. Принятие решения сопровождается эмоциональной составляющей. Человек переживает за результат будущих действий, осознает, что от него зависит исход той или иной ситуации, рождается чувство ответственности.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Переживание волевого действия субъектом

Основные компоненты субъективного переживания выделяет психолог Д.Н.Узнадзе, их три. В акте воли на индивидуальное «Я» человек смотрит объективно (явление объективизации). Происходит «выпадение» субъекта из повседневного существования и оценка им самого себя, мотивов своих действий со стороны. Например, настала необходимость признать, то что вы были не правы. Для этого нужно сопоставить себя и свою деятельность, на какое-то время отстранившись от слитного существования субъекта и действия. Вы внутренне соглашаетесь с тем, что допустили ошибку, а потом уже выражаете это во внешнем поведении. То есть, можно утверждать, что волевой акт — это особое состояние сознания. Воля по своей сути имеет перспективный характер, она всегда направлена вперед, в будущее. Совершая волевой акт, человек не думает о настоящем, он анализирует то, что будет после совершенного им действия. Каким станет будущее, если он сделает или не сделает нечто. Воля способна переживать активные стадии «Я». Например, чувство жажды. Человек незамедлительно совершает действия: встает, наливает воду, пьет. Здесь не присутствует субъективное разделение человека и ситуации, нет ориентации на будущее, нет активности личности. Это импульсивное поведение, здесь происходит переживание самой потребности, активное «Я» не включается.

Замечание 1

Акт воли не является реализацией импульса, поэтому необходимую энергию для деятельности он берет из другого источника. Таким источником является личность человека.

Различия между волевым и произвольным действием

Произвольные действия знаково опосредованы. Мотив четко согласован с целью.

Волевое знаково опосредованное действие всегда направлено на реализацию ценностного мотива, вопреки актуальному мотиву или при недостаточно интенсивном актуальном мотиве. Для волевого акта характерны специальные приемы, двойное опосредование. Степень овладения этими приемами определяет волевые качества личности. Действие воли всегда осознанно, наблюдается активность целостной личности.

Автор: Анна Коврова

Преподаватель факультета психологии кафедры общей психологии. Кандидат психологических наук

Книга Вопрос 1 Выберите несколько правильных ответов. По Б. Г. Ананьеву к видам психологического эксперимента относятся


Тема 1. Психология как наука Электронная книга

Вопрос 1

Выберите несколько правильных ответов. По Б.Г.Ананьеву к видам психологического эксперимента относятся:

Выберите один или несколько ответов:

a. Полевой.

b. Физиологический.

c. Лабораторный.

d. Психолого-педагогический.

Психология 1.1

Вопрос 2


Выберите несколько правильных ответов. По С.Л. Рубинштейну наблюдение может быть
:

Выберите один или несколько ответов:


a. Внутренним.
b. Внешним.

c. Контролируемым.

d. Субъективным.

Психология 1.1

Вопрос 3

Определите каким направлением в качестве предмета психологии выделен непосредственный опыт человека.

Выберите один ответ:

a. Научной психологией В.Вундта.

b. Психоанализом.

c. Бихевиоризмом.

d. Гуманистической психологией.

Психология 1.1

Вопрос 4


Отрасль психологического знания, занимающаяся изучением закономерности развития нормального здорового человека, психологические особенности и закономерности, присущие каждому возрастному периоду –

Выберите один ответ:

a. Детская психология.

b. Медицинская психология.

c. Возрастная психология.

d. Экологическая психология.

Психология 1.1

Вопрос 5


Отрасль психологического знания, занимающаяся изучением наиболее эффективных способов улучшения условий в населенных пунктах, где протекает деятельность человека –

Выберите один ответ:

a. Медицинская психология.



Поделитесь с Вашими друзьями:

Волевые процессы, их виды и детерминанты.

ВОЛЕВОЙ ПРОЦЕСС

В зависимости от степени сложности, от преодолеваемых препятствий выделяют три уровня волевого саморегулирования, которым соответствуют: простой волевой акт,  сложный волевой акт и особо значимый волевой акт.

В простом волевом акте устанавливаются две стадии: побуждение к действию, направленному на более или менее ясно осознанную цель и непосредственное (зачастую привычное) действие, осуществляемое немедленно, как только дан импульс. Простой волевой акт не осложнен борьбой мотивов, не вызывает внутренних раздумий и противоречий.

Для сложного волевого акта существенно прежде всего то, что между импульсом и действием вклинивается опосредующий действие сложный сознательный процесс. Действию предшествует учет его последствий и осознание его мотивов, принятие решения, возникновение намерения его осуществить, составление плана для его осуществления. Таким образом, волевой акт превращается в сложный процесс, включающий целую цепь различных моментов и последовательность различных стадий или фаз, между тем как в простом волевом акте все эти моменты и фазы вовсе необязательно должны быть представлены в сколько-нибудь развернутом виде.

Сложный волевой акт проходит несколько стадий: возникновение побуждения и предварительная постановка цели; стадия обсуждения и борьбы мотивов; принятие решения; исполнение; анализ результатов действия.

   1 стадия – возникновение побуждения и предварительная постановка цели

.  Всякое подлинно волевое действие является избирательным актом, включающим сознательный выбор и решение. Основными его частями являются исходная и завершающая фазы – явное осознание цели и настойчивость, твердость в ее достижении. Основа волевого действия – целеустремленная, сознательная действенность.

Волевой акт начинается с возникновения побуждения, выражающегося в стремлении. По мере того как осознается цель, на которую оно направляется, стремление переходит в желание. Возникновение желания предполагает известный опыт, посредством которого человек узнает, какой предмет способен удовлетворить его потребность. У того, кто этого не знает, не может быть желания. Желание – это опредмеченное стремление. Зарождение желания означает поэтому возникновение или постановку цели. Желание – это целенаправленное стремление.

Желание часто открывает широкий простор воображению. Подчиняясь желанию, воображение разукрашивает желанный предмет и этим, в свою очередь, питает желание, явившееся источником его деятельности. Но эта деятельность воображения, в которой взаимодействуют чувство и представление, может заместить действительную реализацию желания. Желание обволакивается мечтами, вместо того, чтобы претворяться в действие, оно приближается к пожеланию. Желать еще не значит хотеть.

По мнению С.Л. Рубинштейна, желание переходит в подлинно волевой акт, который в психологии принято обозначать неуклюжим словом «хотение» когда к знанию цели присоединятся установка на ее реализацию, уверенность в ее достижимости и направленность на овладение соответствующими средствами. Хотение – это устремленность не на предмет сам по себе, а на овладение им, на достижение цели. Хотение имеется там, где желанны не только сама по себе цель, но и действие, которое к ней приводит.

Исходное побуждение к действию, направленному на определенную, более или менее ясно осознанную цель, непосредственно влечет за собой действие. Стоит только представить себе цель, чтобы чувствовать и знать: да, я этого хочу! Стоит только это почувствовать, чтобы уже перейти к действию.

Но иногда за побуждением к действию и постановкой цели не сразу следует действие. Случается, что прежде, чем наступило действие, появляется сомнение либо в данной цели, либо в средствах, которые ведут к ее достижению. Иногда почти одновременно появляется несколько конкурирующих целей, возникает мысль о возможных нежелательных последствиях того поведения, которое ведет к достижению желанной цели, и в результате образуется задержка. Положение осложняется. Между побуждением и действием вклиниваются размышление и борьба мотивов.

2 стадия – обсуждение и борьба мотивов. Иногда говорят, что в отличие от импульсивного, аффективного действия, которое обусловлено ситуацией больше, чем постоянными, существенными свойствами или установками личности, волевое действие как избирательный акт, то есть результат произведенного личностью выбора, обусловлено личностью в целом. Это в известном смысле правильно. Но не менее правильно и то, что в волевом акте часто заключены борьба, противоречие, раздвоение. У человека есть много различных потребностей и интересов, и некоторые из них оказываются несовместимыми. Человек вовлекается в конфликт. Разгорается внутренняя борьба мотивов.

Прежде всего, естественно, возникает потребность в том, чтобы учесть последствия, которые может повлечь осуществление желания.  Здесь в волевой процесс включается процесс интеллектуальный. Он превращает волевой акт в действие, опосредованное мыслью. Желательное само по себе действие может при определенных условиях привести к нежелательным последствиям.

Задержка действия для обсуждения так же существенна для волевого акта, как и импульсы к нему. Задержке должны подвергнуться в волевом акте другие, конкурирующие импульсы. Временной задержке должен подвергнуться и приводящий в действие импульс, для того, чтобы действие было волевым актом, а не импульсивной разрядкой.

Волевой акт – это не абстрактная активность, а активность, которая заключает в себе и самоограничение. Сила воли заключается не только в умении осуществлять свои желания, но и в умении подавлять некоторые из них, подчиняя одни из них другим и любое из них – задачам и целям, которым личные желания должны быть подчинены.

Не случайно В.А. Петровский отмечает, что воля обеспечивает выполнение не только побудительной, но и тормозной функции. И в этих функциях воля себя проявляет. Тормозная функция, выступающая в единстве с побудительной функцией, проявляется в сдерживании нежелательных проявлений активности. Человек способен тормозить пробуждение мотивов и выполнение действий, противоречащих его представлению о должном, способен сказать «нет!» побуждениям, осуществление которых могло бы поставить под удар ценности более высокого порядка.

Регулирование поведения было бы невозможным без торможения. Примеры тормозной функции воли могли бы быть взяты как из области высочайших проявлений человеческого духа (способность выдержать жесточайшие пытки в плену, чтобы не выдать своих), так и из сферы повседневной жизни (способность сдерживать свои чувства, не давая выхода агрессии во взаимоотношениях с коллегами, способность довести до конца начатое дело, устояв перед соблазном бросить все и заняться чем-то более привлекательным и т.д.).

Воля на высших своих ступенях – это не простая совокупность желаний, а известная организация их. Это и организация функций воли – как побудительной, так и тормозной. Она предполагает, далее, способность регулировать свое поведение на основании общих принципов, убеждений, идей. Поэтому воля требует самоконтроля, умения управлять собой и господствовать над своими желаниями, а не только служения им.

3 стадия – принятие решения. Прежде чем действовать, необходимо произвести выбор и принять решение. Выбор требует оценки. Если возникновение побуждения в виде желания предварительно выдвигает некоторую цель, то окончательное установление цели – иногда совсем не совпадающей с первоначальной – совершается в результате решения. Принимая решение, человек чувствует, что дальнейший ход событий зависит от него. Осознание последствий своего поступка и зависимости того, что произойдет, от собственного решения порождает специфическое для волевого акта чувство ответственности.

Принятие решения может протекать по-разному. Иногда оно вовсе не выделяется в сознании как особая фаза: волевой акт совершается без особого решения. Так бывает в тех случаях, когда возникшее у человека побуждение не встречает никакого внутреннего противодействия, а осуществление цели, соответствующей этому побуждению, — никаких внешних препятствий. При таких условиях достаточно представить себе цель и осознать ее желанность, чтобы последовало действие. В тех волевых актах, в которых за возникновением побуждения к действию следует сколько-нибудь сложная борьба мотивов или обсуждение и действие отсрочиваются, решение выделяется как особый момент.

Иногда решение как бы само наступает, будучи полным разрешением того конфликта, который вызвал борьбу мотивов.  Произошла какая-то внутренняя работа, что-то сдвинулось, многое переместилось – и все представляется уже в новом свете: я пришел к решению не потому, что считаю нужным принять именно это решение, а потому, что никакое другое уже невозможно.

Наконец, бывает так, что до самого конца и при самом принятии решения каждый из мотивов еще сохраняет свою силу, ни одна возможность сама по себе не отпала, и решение в пользу одного мотива принимается не потому, что действенная сила остальных исчерпана, что другие побуждения утратили свою привлекательность, а потому, что осознана необходимость или целесообразность принести все это в жертву. В таком случае, когда конфликт, заключенный в борьбе мотивов, не получил разрешения, которое исчерпало бы его, особенно осознается и выделяется решение, как особый акт, который подчиняет одной принятой цели всё остальное.

С принятием решения наступает разрядка (различная по степени и глубине). Она заключается в спаде напряжения, создавшего борьбу мотивов. При этом, если в принятом решении оказались воплощены наиболее сокровенные помыслы человека, у него возникает чувство удовлетворения, снимаются все колебания и внутреннее напряжение. Даже если принятое решение не полностью соответствует внутренним побуждениям человека, то и тогда оно допускает некоторую эмоциональную и волевую разрядку, вызывает чувство облегчения.

4 фаза – исполнение. Принять решение – еще не значит выполнить его. За решением должно последовать исполнение. Без этого звена волевой акт не завершен. Исполнение решения требует изменения действительности. Желания человека не исполняются сами собой, их осуществление сталкивается с реальными препятствиями, которые требуют реального преодоления. Когда борьба мотивов закончена и решение принято, тогда лишь начинается подлинная борьба – борьба за исполнение решения, за осуществление желания, и в этой-то борьбе, направленной на изменение действительности, заключается главное.

Прежде чем приступить к осуществлению отдаленной цели, требующей сложного ряда действий, необходимо наметить путь к ней ведущий, и средства, пригодные для ее достижения, — составить себе план действий. При этом путь к конечной цели расчленяется на ряд этапов. В результате помимо конечной цели появляется ряд подчиненных целей, и то, что было средством, само на известном этапе становится целью. Психологически не исключена возможность и того, чтобы такая подчиненная цель-средство на время стала для субъекта самоцелью. В сложной деятельности, состоящей из цепи действий, между целью и средством развертывается сложная диалектика: средство становится целью, а цель – средством.

Бесплановость ставит под вопрос достижение цели, на которую направлено волевое действие. Волевое действие в своих высших формах должно быть плановым действием.

Исполнение принятого решения – основной, самый важный этап волевого акта. В сложном волевом действии оно сопряжено с преодолением самых значительных объективных и субъективных трудностей. К объективным (внешним) относятся препятствия, которые не зависят от действующего человека. Субъективные (внутренние) – это трудности личного порядка, зависящие от физического и психического состояния человека (отсутствие знаний, опыта, столкновение старых и новых привычек, борьба сложившихся в прошлом отрицательных представлений, желаний, стремлений и чувств: совести, стыда, долга). В большинстве случаев внешние и внутренние трудности проявляются в единстве.

Таким образом, исполнение принятого решения рассматривается с психологической точки зрения как возникновение и разрешение цепи внутренних конфликтов, ситуаций путем преодоления внутреннего напряжения и постоянного поддержания волевого усилия.

В настоящее время под волевым усилием понимают форму эмоционального стресса, мобилизующего внутренние ресурсы человека (память, мышление, воображение и др.) и создающего дополнительные мотивы к действию, которые отсутствуют или недостаточны,  и переживаемого как состояние значительного напряжения. В результате волевого усилия удается затормозить действие одних и предельно усилить действие других мотивов. Волевое усилие, связанное с чувством долга, мобилизует человека на преодоление внешних и внутренних трудностей. Победа над ленью, страхом, усталостью в результате волевого усилия дает значительное эмоциональное удовлетворение, переживается как победа над собой.

Волевые усилия характеризуются количеством энергии, затраченной на выполнение целенаправленного действия или удержание от нежелательных поступков. По способности человека проявлять волевые усилия судят об особенностях его воли.

5 стадия – подведение итогов сделанного. В структуру сложного волевого акта В.И. Селиванов включают подведение итогов сделанного. Совершив волевой поступок, человек задумывается над его результатами, анализирует, делает выводы на будущее.

В итоге волевое действие – это сознательное, целенаправленное действие, посредством которого человек планово осуществляет стоящую перед ним цель, подчиняя свои импульсы сознательному контролю и изменяя окружающую действительность в соответствии со своим замыслом. Волевое действие – это специфически человеческое действие, которым человек сознательно изменяет мир.

Особо значимый волевой акт совершается в предельно короткое время, при мобилизации всех сил личности, как порыв.  В этих условиях границы этапов волевого действия и поведения стираются, все его стадии как бы сращиваются, взаимопронизывают друг друга. Чаще всего это бывает в чрезвычайных  обстоятельствах: в боевой обстановке, при спасении жизни людей, когда самому спасающему угрожает опасность, при стихийных бедствиях, авариях, катастрофах и т.д.

Воля как сознательная организация и саморегуляция активности, направленная на преодоление внутренних трудностей, — это прежде всего власть над собой, над своими чувствами, действиями. Ведь известно, что у разных людей эта власть обладает разной степенью выраженности. Обыденное сознание фиксирует огромный спектр индивидуальных особенностей воли, различающихся по интенсивности своих проявлений, характеризуемых на одном полюсе как сила, а на другом как слабость воли.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

С. Л. Рубинштейн. Волевой процесс: Psychology OnLine.Net

Волевое действие может реализоваться в более простых и более сложных формах.

В простом волевом акте побуждение к действию, направленному на более или менее ясно осознанную цель, почти непосредственно переходит в действие, не предваряемое сколько-нибудь сложным и длительным сознательным процессом; сама цель не выходит за пределы непосредственной ситуации, ее осуществление достигается посредством привычных действий, которые производятся почти автоматически, как только дан импульс.

Для сложного волевого акта в его наиболее выраженной специфической форме существенно прежде всего то, что между импульсом и действием вклинивается опосредующий действие сложный сознательный процесс. Действию предшествует учет его последствий и осознание его мотивов, принятие решения, возникновение намерения его осуществить, составление плана для его осуществления. Таким образом, волевой акт превращается в сложный процесс, включающий целую цепь различных моментов и последовательность различных стадий или фаз, между тем как в простом волевом акте все эти моменты и фазы вовсе не обязательно должны быть представлены в сколько-нибудь развернутом виде.

В сложном волевом действии можно выделить 4 основные стадии, или фазы: 1) возникновение побуждения и предварительная постановка цели; 2) стадия обсуждения и борьба мотивов; 3) решение; 4) исполнение.

Основным содержанием первой фазы в развитии волевого действия являются возникновение побуждения и осознание цели. Она взаимосвязаны и взаимообусловлены. В реальном протекании волевого действия различные фаз’ы могут в зависимости от конкретных условий приобретать больший или меньший удельный вес, иногда сосредоточивая в себе весь волевой акт, иногда вовсе выпадая.

Традиционная психология, отражавшая по преимуществу психо логию рефлектирующего интеллигента, находящегося на распутье, раздираемого сомнениями, борьбой мотивов, выдвигала в качестве ядра волевого акта именно эту «борьбу мотивов» и следующее за ней более или менее мучительное решение. Внутренняя борьба, конфликт со своей собственной, как у Фауста, раздвоенной душой и выход из нее в виде внутреннего решения — все, а исполнение этого решения — ничто.

В противоположность этому другие теории стремятся вовсе выключить из волевого действия внутреннюю работу сознания, связанную с выбором, обдумыванием, оценкой; с этой целью они отделяют мотивацию воли от самого волевого акта. В результате волевое действие или даже волевой акт превращается в чистую импульсивность. Абсолютизации рефлектирующей сознательности противопоставляется другая крайность — импульсивная действенность, вовсе лишенная сознательного контроля.

В действительности всякое подлинно волевое действие является избирательным актом, включающим сознательный выбор и решение. Но это никак не значит, что борьба мотивов является его центральной частью, его душой. Из самого существа волевого действия, как действия, направленного на достижение цели, на реализацию замысла, вытекает, что основными его частями являются исходная и завершающая фазы — ясное осознание цели и настойчивость, твердость в ее достижении. Основа волевого действия — целеустремленная, сознательная действенность.

Признание господствующего значения исходной и завершающей фазы волевого действия — осознания цели и ее осуществления — не исключает, однако, ни существования других фаз, ни того, что в конкретных, многообразных и изменчивых условиях реальной действительности в том или ином частном случае на передний план выступают и другие фазы волевого акта. Все они подлежат поэтому анализу. Волевой акт начинается с возникновения побуждения, выражающегося в стремлении. По мере того как осознается цель, на которую оно направляется, стремление переходит в желание; возникновение желания предполагает известный опыт, посредством которого человек узнает, какой предмет способен удовлетворить его потребность. У того, кто этого не знает, не может быть желания. Желание — это опредмеченное стремление. Зарождение желания означает поэтому возникновение или постановку цели. Желание — это целенаправленное стремление.

Но наличие желания, направленного на тот или иной предмет как цель, еще не является законченным волевым актом. Если желание предполагает знание цели, то оно еще не включает мысли о средствах и хотя бы мысленного овладения ими. Оно поэтому не столько практично, сколько созерцательно и аффективно. Желать можно и того, в достижимости чего не уверен, хотя твердое знание абсолютной недостижимости предмета желания, несомненно, парализует, если не убивает, желание.

Желание часто открывает широкий простор воображению. Подчиняясь желанию, воображение разукрашивает желанный предмет и этим в свою очередь питает желание, явившееся источником его деятельности. Но эта деятельность воображения, в которой взаимодействуют чувство и представление, может заместить действительную реализацию желания. Желание обволакивается мечтами, вместо того чтобы претворяться в действие. Оно приближается к пожеланию. Желать еще не значит хотеть.

Желание переходит в подлинно волевой акт, который в психологии принято обозначать неуклюжим словом «хотение», когда к знанию цели присоединяется установка на ее реализацию, уверенность в ее достижимости и направленность на овладение соответствующими средствами. Хотение — это устремленность не на предмет желания сам по себе, а на овладение им, на достижение цели. Хотение имеется там, где желанна не только сама по себе цель, но и действие, которое к ней приводит.

Как бы ни отличались влечение, желание и хотение друг от друга, каждое из них выражает стремление — то внутренне противоречивое состояние недостатка, нужды, страдания, беспокойства и вместе с тем напряжения, которое образует исходное побуждение к действию. В ряде случаев побуждение к действию, направленному на определенную, более или менее ясно осознанную цель, непосредственно влечет за собой действие. Стоит только представить себе цель, чтобы чувствовать и знать: да, я этого хочу! Стоит только это почувствовать, чтобы уже перейти к действию.

Но иногда за побуждением к действию и постановкой цели не сразу следует действие; случается, что прежде чем наступило действие, появляется сомнение либо в данной цели, либо в средствах, которые ведут к ее достижению; иногда почти одновременно появляется несколько конкурирующих целей, возникает мысль о возможных нежелательных последствиях того поведения, которое ведет к достижению желанной цели, и в результате образуется задержка. Положение осложняется. Между побуждением и действием вклинивается размышление и борьба мотивов.

Основным содержанием второй фазы в развитии волевого действия является обсуждение и борьба мотивов.

Иногда говорят, что в отличие от импульсивного, аффективного действия, которое обусловлено ситуацией больше, чем постоянными, существенными свойствами или установками личности, волевое действие как избирательный акт, т. е. результат произведенного личностью выбора, обусловлено личностью в целом. Это в известном смысле правильно. Но не менее правильно и то, что в волевом акте часто заключена борьба, противоречие, раздвоение. У человека есть много различных потребностей и интересов, и некоторые из них оказываются несовместимыми. Человек вовлекается в конфликт. Разгорается внутренняя борьба мотивов.

Но и тогда, когда противоречие не выступает непосредственно в мучительном чувстве раздвоения, сознательное, мыслящее существо, перед которым возникает желание совершить некоторое действие, обычно’ склонно подвергнуть его предварительному анализу.

Прежде всего естественно возникает потребность в том, чтобы учесть последствия, которые может повлечь осуществление желания. Здесь в волевой процесс включается процесс интеллектуальный. Он превращает волевой акт в действие, опосредованное мыслью. Учет последствий предполагаемого действия сплошь и рядом обнаруживает, что желание, порожденное одной потребностью или определенным интересом, в конкретной ситуации оказывается осуществимым лишь за счет другого желания; желательное само по себе действие может при определенных условиях привести к нежелательным последствиям.

Задержка действия для обсуждения так же существенна для волевого акта, как и импульсы к нему. Задержке должны подвергнуться в волевом акте другие, конкурирующие, импульсы. Временной задержке должен подвергнуться и приводящий к действию импульс, для того чтобы действие было волевым актом, а не импульсивной разрядкой. Волевой акт — это не абстрактная активность, а активность, которая заключает в себе и самоограничение. Сила воли заключается не только в умении осуществлять свои желания, но и в умении подавлять некоторые из них, подчиняя одни из них другим и любое из них — задачам и целям, которым личные желания должны быть подчинены. Воля на высших своих ступенях — это не простая совокупность желаний, а известная организация их. Она предполагает, далее, способность регулировать свое поведение на основании общих принципов, убеждений, идей. Воля требует поэтому самоконтроля, умения управлять собой и господствовать над своими желаниями, а не только служения им.

Прежде чем действовать, необходимо произвести выбор, надо принять решение. Выбор требует оценки. Если возникновение побуждения в виде желания предварительно выдвигает некоторую цель, то окончательное установление цели — иногда совсем не совпадающей с первоначальной — совершается в результате решения.

С. Л. Рубинштейн. Основы общей психологии >> ВОЛЕВОЙ ПРОЦЕСС Волевое действие может реализоваться в более простых и более сложных формах.

ВОЛЕВОЙ ПРОЦЕСС Волевое действие может реализоваться в более простых и более сложных формах.

В простом волевом акте побуждение к действию, направленному на более или менее ясно осознанную цель, почти непосредственно переходит в действие, не предваряемое сколько — нибудь сложным и длительным сознательным процессом; сама цель не выходит за пределы непосредственной ситуации, ее осуществление достигается посредством привычных действий, которые производятся почти автоматически, как только дан импульс. Для сложного волевого акта в его наиболее выраженной специфической форме существенно прежде всего то, что между импульсом и действием вклинивается опосредующий действие сложный сознательный процесс. Действию предшествует учет его последствий и осознание его мотивов, принятие решения, возникновение намерения его осуществить, составление плана для его осуществления. Таким образом, волевой акт превращается в сложный процесс, включающий целую цепь различных моментов и последовательность различных стадий или фаз, между тем как в простом волевом акте все эти моменты и фазы вовсе не обязательно должны быть представлены в сколько — нибудь развернутом виде. В сложном волевом действии можно выделить 4 основные стадии, или фазы: 1) возникновение побуждения и предварительная постановка цели; 2) стадия обсуждения и борьба мотивов; 3) решение; 4) исполнение. Основным содержанием первой фазы в развитии волевого действия являются возникновение побуждения и осознание цели. Они взаимосвязаны и взаимообусловлены. В реальном протекании волевого действия различные фазы могут в зависимости от конкретных условий приобретать больший или меньший удельный вес, иногда сосредоточивая в себе весь волевой акт, иногда вовсе выпадая.

Традиционная психология, отражавшая по преимуществу психологию рефлектирующего интеллигента, находящегося на распутье, раздираемого сомнениями, борьбой мотивов, выдвигала в качестве ядра волевого акта именно эту «борьбу мотивов» и следующее за ней более или менее мучительное решение. Внутренняя борьба, конфликт со своей собственной, как у Фауста, раздвоенной душой и выход из нее в виде внутреннего решения — все, а исполнение этого решения — ничто. В противоположность этому другие теории стремятся вовсе выключить из волевого действия внутреннюю работу сознания, связанную с выбором, обдумыванием, оценкой; с этой целью они отделяют мотивацию воли от самого волевого акта. В результате волевое действие или даже волевой акт превращается в чистую импульсивность. Абсолютизации рефлектирующей сознательности противопоставляется другая крайность — импульсивная действенность, вовсе лишенная сознательного контроля. В действительности всякое подлинно волевое действие является избирательным актом, включающим сознательный выбор и решение. Но это никак не значит, что борьба мотивов является его центральной частью, его душой. Из самого существа волевого действия, как действия, направленного на достижение цели, на реализацию замысла, вытекает, что основными его частями являются исходная и завершающая фазы — явное осознание цели и настойчивость, твердость в ее достижении. Основа волевого действия — целеустремленная, сознательная действенность. Признание господствующего значения исходной и завершающей фазы волевого действия — осознания цели и ее осуществления — не исключает, однако, ни существования других фаз, ни того, что в конкретных, многообразных и изменчивых условиях реальной действительности в том или ином частном случае на передний план выступают и другие фазы волевого акта. Все они подлежат поэтому анализу. Волевой акт начинается с возникновения побуждения, выражающегося в стремлении. По мере того как осознается цель, на которую оно направляется, стремление переходит в желание; возникновение желания предполагает известный опыт, посредством которого человек узнает, какой предмет способен удовлетворить его потребность. У того, кто этого не знает, не может быть желания. Желание — это опредмеченное стремление. Зарождение желания означает поэтому возникновение или постановку цели. Желание — это целенаправленное стремление.

Но наличие желания, направленного на тот или иной предмет как цель, еще не является законченным волевым актом. Если желание предполагает знание цели, то оно еще не включает мысли о средствах и хотя бы мысленного овладения ими. Оно поэтому не столько практично, сколько созерцательно и аффективно. Желать можно и того, в достижимости чего не уверен, хотя твердое знание абсолютной недостижимости предмета желания, несомненно, парализует, если не убивает, желание.

Желание часто открывает широкий простор воображению. Подчиняясь желанию, воображение разукрашивает желанный предмет и этим в свою очередь питает желание, явившееся источником его деятельности. Но эта деятельность воображения, в которой взаимодействуют чувство и представление, может заместить действительную реализацию желания. Желание обволакивается мечтами, вместо того чтобы претворяться в действие. Оно приближается к пожеланию. Желать еще не значит хотеть. Желание переходит в подлинно волевой акт, который в психологии принято обозначать неуклюжим словом «хотение», когда к знанию цели присоединяется установка на ее реализацию, уверенность в ее достижимости и направленность на овладение соответствующими средствами. Хотение — это устремленность не на предмет желания сам по себе, а на овладение им, на достижение цели. Хотение имеется там, где желанны не только сама по себе цель, но и действие, которое к ней приводит. Как бы ни отличались влечение, желание и хотение друг от друга, каждое из них выражает стремление — то внутреннее противоречивое состояние недостатка, нужды, страдания, беспокойства и вместе с тем напряжения, которое образует исходное побуждение к действию. В ряде случаев побуждение к действию, направленному на определенную, более или менее ясно осознанную цель, непосредственно влечет за собой действие. Стоит только представить себе цель, чтобы чувствовать и знать: да, я этого хочу! Стоит только это почувствовать, чтобы уже перейти к действию. Но иногда за побуждением к действию и постановкой цели не сразу следует действие; случается, что прежде, чем наступило действие, появляется сомнение либо в данной цели, либо в средствах, которые ведут к ее достижению; иногда почти одновременно появляется несколько конкурирующих целей, возникает мысль о возможных нежелательных последствиях того поведения, которое ведет к достижению желанной цели, и в результате образуется задержка. Положение осложняется. Между побуждением и действием вклиниваются размышление и борьба мотивов. Основным содержанием второй фазы в развитии волевого действия являются обсуждение и борьба мотивов.

Иногда говорят, что в отличие от импульсивного, аффективного действия, которое обусловлено ситуацией больше, чем постоянными, существенными свойствами или установками личности, волевое действие как избирательный акт, т. е. результат произведенного личностью выбора, обусловлено личностью в целом. Это в известном смысле правильно. Но не менее правильно и то, что в волевом акте часто заключены борьба, противоречие, раздвоение. У человека есть много различных потребностей и интересов, и некоторые из них оказываются несовместимыми. Человек вовлекается в конфликт. Разгорается внутренняя борьба мотивов. Но и тогда, когда противоречие не выступает непосредственно в мучительном чувстве раздвоения, сознательное мыслящее существо, у которого возникает желание совершить некоторое действие, обычно склонно подвергнуть его предварительному анализу. Прежде всего естественно возникает потребность в том, чтобы учесть последствия, которые может повлечь осуществление желания. Здесь в волевой процесс включается процесс интеллектуальный. Он превращает волевой акт в действие, опосредованное мыслью. Учет последствий предполагаемого действия сплошь и рядом обнаруживает, что желание, порожденное одной потребностью или определенным интересом, в конкретной ситуации оказывается осуществимым лишь за счет другого желания; желательное само по себе действие может при определенных условиях привести к нежелательным последствиям.

Задержка действия для обсуждения так же существенна для волевого акта, как и импульсы к нему. Задержке должны подвергнуться в волевом акте другие, конкурирующие, импульсы. Временной задержке должен подвергнуться и приводящий к действию импульс, для того чтобы действие было волевым актом, а не импульсивной разрядкой. Волевой акт — это не абстрактная активность, а активность, которая заключает в себе и самоограничение. Сила воли заключается не только в умении осуществлять свои желания, но и в умении подавлять некоторые из них, подчиняя одни из них другим и любое из них — задачам и целям, которым личные желания должны быть подчинены. Воля на высших своих ступенях — это не простая совокупность желаний, а известная организация их. Она предполагает, далее, способность регулировать свое поведение на основании общих принципов, убеждений, идей. Воля требует поэтому самоконтроля, умения управлять собой и господствовать над своими желаниями, а не только служения им. Прежде чем действовать, необходимо произвести выбор, надо принять решение. Выбор требует оценки. Если возникновение побуждения в виде желания предварительно выдвигает некоторую цель, то окончательное установление цели — иногда совсем не совпадающей с первоначальной — совершается в результате решения.

Принимая решение, человек чувствует, что дальнейший ход событий зависит от него. Осознание последствий своего поступка и зависимости того, что произойдет, от собственного решения порождает специфическое для волевого акта чувство ответственности.

Принятие решения может протекать по — разному. 1. Иногда оно вовсе не выделяется в сознании как особая фаза: волевой акт совершается без особого решения. Так бывает в тех случаях, когда возникшее у человека побуждение не встречает никакого внутреннего противодействия, а осуществление цели, соответствующей этому побуждению, — никаких внешних препятствий. При таких условиях достаточно представить себе цель и осознать ее желанность, чтобы последовало действие. Весь волевой процесс — от первоначального побуждения и возникновения цели до ее осуществления — так стянут в одно нерасчлененное единство, что решение не выступает в нем как особый акт; принятие решения заключено в свернутом виде в признании цели. В тех волевых актах, в которых за возникновением побуждения к действию следует сколько — нибудь сложная борьба мотивов или обсуждение и действие отсрочиваются, решение выделяется как особый момент. 2. Иногда решение как бы само наступает, будучи полным разрешением того конфликта, который вызвал борьбу мотивов. Произошла какая — то внутренняя работа, что — то сдвинулось, многое переместилось — и все представляется уже в новом свете: я пришел к решению не потому, что считаю нужным принять именно это решение, а потому, что никакое другое уже невозможно. В свете новых мыслей, которые я, размышляя над решением, осознал, под воздействием новых чувств, которые на меня за это время нахлынули, то, что недавно еще казалось таким важным, вдруг представилось ничтожным, и то, что не так давно казалось желанным и дорогим, вдруг утратило свою привлекательность. Все разрешилось, и нужно уже не столько принимать решение, сколько констатировать его. 3. Наконец, бывает так, что до самого конца и при самом принятии решения каждый из мотивов сохраняет еще свою силу, ни одна возможность сама по себе не отпала, и решение в пользу одного мотива принимается не потому, что действенная сила остальных исчерпана, что другие побуждения утратили свою привлекательность, а потому, что осознана необходимость или целесообразность принести все это в жертву. В таком случае, когда конфликт, заключенный в борьбе мотивов, не получил разрешения, которое исчерпало бы его, особенно осознается и выделяется решение, как особый акт, который подчиняет одной принятой цели все остальное. Само решение, а затем и следующее за ним исполнение в таком случае обычно сопровождаются ярко выраженным чувством усилия. В этом чувстве, связанном с внутренней борьбой, некоторые склонны видеть особый момент волевого акта. Однако вовсе не всякое решение и выбор цели должны сопровождаться чувством усилия. Наличие усилия свидетельствует не столько о силе волевого акта, сколько о том противодействии, которое эта сила встречает. Мы испытываем чувство усилия обычно лишь тогда, когда наше решение не дает подлинного разрешения борьбе мотивов, когда победа одного мотива означает лишь подчинение остальных. Когда остальные мотивы не исчерпаны, не изжиты, а только побеждены и, побежденные, лишенные доступа к действию, продолжают жить и привлекать, мы неизбежно испытываем чувство усилия, принимая наше решение. Поскольку для живых людей, которым не чужды внутренние противоречия, такие конфликтные ситуации не только возможны, но иногда и неизбежны, очень важно, чтобы человек способен был на усилие. Это тем более важно, что такое усилие бывает по большей части необходимо в случаях волевых решений, которые должны обеспечить торжество более отвлеченных принципиальных мотивов над укоренившимися в нас влечениями. Однако все же неправильно видеть в усилии, связанном с решением, основной признак волевого акта. Когда человек весь в своем решении и все его устремления в полном, нерасчлененном единстве слиты, он не испытывает усилий, принимая решение, и тем не менее в этом волевом акте может быть особая несокрушимая сила. Она не может не сказаться на исполнении решения. Здесь, однако, в борьбе с реальными трудностями способность к волевому усилию приобретает существенное значение как важнейший компонент или проявление воли.

Три отмеченных нами случая отличаются друг от друга тем, насколько решение выделяется в волевом процессе как особый акт.

В первом из перечисленных нами случаев решение непосредственно слито с принятием цели; во втором оно не отделилось еще от борьбы мотивов, являясь лишь естественным ее концом, а в третьем — оно выделилось из этой последней и противостоит как особый акт, наделенный максимальной степенью активности и осознанности. Однако в известном смысле каждый волевой акт включает в себя решение, поскольку он предполагает принятие определенной цели и открывает соответствующему желанию доступ к моторной сфере, к действию, направленному на ее осуществление. Сама «техника» решения, те процессы или операции, посредством которых к нему приходят, в разных условиях бывают различными. В тех случаях, когда главная трудность заключается в том, чтобы знать, как поступить, для решения достаточно осмыслить положение и подвести данный конкретный случай под какую — то общую категорию. Как только вновь представившийся случай включен в какую — то привычную рубрику, уже известно, как с ним быть. Так решаются прежде всего более или менее обыденные вопросы, особенно достаточно опытными и не очень импульсивными людьми.

У натур очень импульсивных значительную роль в принятии решения могут играть обстоятельства. Некоторые импульсивные, страстные и уверенные в себе натуры иногда как бы преднамеренно отдают себя во власть обстоятельств, в полной уверенности, что надлежащий момент принесет надлежащее решение.

Нерешительные люди, особенно когда положение сложно, осознавая это, иногда намеренно оттягивают решение, ожидая, что изменение ситуации само принесет желанный результат или сделает принятие решения более легким, вынудив принять его.

Иногда в затруднительных случаях люди облегчают себе решение тем, что принимают его как бы условно, приурочивая исполнение к определенным, не зависящим от их решения, обстоятельствам, при наличии которых оно вступает в силу. Так, будучи не в силах сразу оторваться от увлекательной книги и взяться за скучную работу, человек принимает решение сделать это, как только часы пробьют такой — то час. Окончательное решение или по крайней мере исполнение его перекладывается на обстоятельства, принятие решения — как бы условное — этим облегчается. Таким образом, тактика принятия решения может быть многообразной и достаточно сложной. Принять решение — еще не значит выполнить его. За решением должно последовать исполнение. Без этого последнего звена волевой акт не завершен.

Восхождение к высшим ступеням волевой деятельности характеризуется прежде всего тем, что исполнение превращается в более или менее сложный, длительный процесс. Усложнение этого последнего завершающего этапа волевого акта является характерным для высших ступеней волевого действия, которое ставит себе все более сложные, отдаленные и высокие, все труднее достижимые цели. В решении то, чего еще нет и что должно быть, противопоставляется тому, что есть. Исполнение решения требует изменения действительности. Желания человека не исполняются сами собой. Идеи и идеалы не обладают магической силой самореализации. Они становятся реальностью лишь тогда, когда за ними стоит действенная сила преданных им людей, умеющих преодолевать трудности. Их осуществление сталкивается с реальными препятствиями, которые требуют реального преодоления. Когда борьба мотивов закончена и решение принято, тогда лишь начинается подлинная борьба — борьба за исполнение решения, за осуществление желания, за изменение действительности, за подчинение ее человеческой воле, за реализацию в ней идей и идеалов человека, и в этой — то борьбе, направленной на изменение действительности, заключается основное. При традиционной трактовке воли предметом психологического анализа является то, что происходит в субъекте до начала волевого действия как такового. Внимание исследователя сосредоточивалось на внутренних переживаниях — борьбе мотивов, решении и т. д. , предшествующих действию, как будто там, где начинается действие, кончается сфера психологии; для этой последней как будто существует бездейственный, только переживающий человек.

В тех случаях, когда проблема действия не выпадала вовсе из поля зрения психологов, действие лишь внешним образом связывалось с психикой или сознанием, как это имеет место в теории идеомоторного акта у У. Джемса. Согласно этой теории всякая идея имеет тенденцию автоматически перейти в действие. При этом опять — таки само действие рассматривается как автоматическая двигательная реакция или разрядка, вызванная идейным «раздражителем». Она связана с предваряющим его сознательным процессом, но сама будто бы не включает такового. Между тем в действительности проблема волевого действия не сводится лишь к соотношению идей, представлений, сознания и двигательных реакций организма. Волевое действие заключает в себе отношение — реальное и идеальное — субъекта к объекту, личности к предмету, который выступает в качестве цели, к действительности, в которой эта цель должна быть осуществлена. Это отношение реально представлено в самом волевом действии, которое развертывается как более или менее сложный процесс, психическая сторона которого должна быть изучена.

Всякое волевое действие предполагает в качестве отправного пункта состояние, которое складывается в результате предшествующей ему более или менее длительной и сложной внутренней работы и которое можно было бы охарактеризовать как состояние готовности, внутренней мобилизованности. Иногда переход человека к действию совершается с необходимостью естественного процесса, и действие стремительно нарастает, как бурный поток со снежных вершин; иногда же, несмотря на то что решение уже принято, нужно еще как — то собраться, чтобы от решения перейти к исполнению.

Само действие как исполнение протекает по — разному, в зависимости от сложности задачи и отношения к ней действующего человека. По мере того как в силу сложности задачи, отдаленности цели и т. д. исполнение решения в действии растягивается на более или менее длительное время, от решения отделяется намерение.

Всякое волевое действие является намеренным или преднамеренным действием в широком смысле этого слова, поскольку в волевом действии результат является целью субъекта и входит, таким образом, в его намерения. Возможно, однако, волевое, т. е. целенаправленное и сознательно регулируемое, действие, в котором намерение в специфическом смысле слова не выделяется как особый момент: в этом смысле существуют ненамеренные волевые действия, т. е. действия, которые, будучи волевыми, не предваряются особым намерением. Так бывает, когда решение непосредственно переходит в исполнение благодаря тому, что соответствующее действие легко, привычно и т. д. Но в сколько — нибудь сложных ситуациях, когда осуществление цели требует более или менее длительных, сложных, непривычных действий, когда исполнение решения затруднено или в силу каких — либо причин должно быть отсрочено, намерение отчетливо выступает как особый момент. Намерение является внутренней подготовкой отсроченного или затрудненного действия. Человек вооружается добрыми и более или менее твердыми намерениями, когда предвидит трудности в исполнении своего решения. Намерение представляет собой, по существу, не что иное, как зафиксированную решением направленность на осуществление цели. Поэтому, хотя оно не обязательно должно выступать в каждом волевом действии как особый, сознательно выделенный в нем момент, оно все же существенно, особенно для высших форм волевого действия.

Намерение может носить более или менее общий характер, когда оно выступает лишь как намерение осуществить известную цель или выполнить определенное желание, не фиксируя при этом конкретных способов реализации. Общее намерение, направленное на осуществление конечной цели, распространяется на всю цепь ведущих к ней действий и обусловливает общую готовность совершать применительно к различным ситуациям, создающимся в ходе действия, целый ряд различных частных действий. Наличие общего намерения осуществить какую — нибудь сложную отдаленную цель не исключает возможности подчиненных намерений, специально направленных на то или иное частное действие, служащее осуществлению этой цели, но оно иногда делает их излишними Внутри сложного волевого акта, в котором намерение регулирует исполнение, возможны в качестве компонентов такие простые волевые действия, которые не предваряются специальным намерением. Поэтому, рассматривая каждое частичное волевое действие само по себе, можно констатировать наличие волевых действий, которые не являются намеренными. С другой стороны, само наличие намерения обусловливает в отдельных случаях автоматический характер выполнения действия. Образование намерения, т. е. переход цели в намерение при принятии решения, снимает необходимость осознания цели при выполнении действия. В особенно яркой форме автоматизм некоторых намеренных действий проявляется в тех случаях, когда намерение носит специальный характер и приурочивает определенное действие к заранее фиксированным обстоятельствам. Так, выйдя из дому с намерением опустить в почтовый ящик написанное мною письмо, я могу, увидев по пути ящик, выполнить свое намерение как бы автоматически. Таким образом, рассматривая отдельное действие вне связи со сложным волевым процессом, в состав которого оно входит, можно констатировать наличие намеренных действий, которые носят не сознательно волевой, а автоматический характер Таким образом, схема, которая предусматривала бы только две категории действий 1) целенаправленные, сознательно регулируемые, т. е волевые и намеренные, и 2) неволевые и ненамеренные, такая схема представляется слишком упрощенной. Действительность противоречивее и сложнее В ней как будто встречаются еще 3) действия волевые и ненамеренные, а также 4) действия намеренные и не волевые, а автоматические.

Различные соотношения намерения и сознательного волевого действия обусловлены в конечном счете различиями в самом строении деятельности — частичное действие, которое превращается для субъекта лишь в способ осуществления более общего действия, не предваряется особым намерением, когда же частичное действие, входящее звеном в цепь действий, направленных на общую цель, выделяется для субъекта в относительно самостоятельный акт, оно, чтобы быть преднамеренным, предполагает особо на него направленное намерение, не покрывающееся общим намерением, относящимся к осуществлению общей цели.

В сложном волевом действии для исполнения решения иногда недостаточно намерения, хотя бы самого искреннего и лучшего. Прежде чем приступить к осуществлению отдаленной цели, требующей сложного ряда действий, необходимо наметить путь, к ней ведущий, и средства, пригодные для ее достижения, — составить себе план действий. При этом путь к конечной цели расчленяется на ряд этапов. В результате помимо конечной цели появляется ряд подчиненных целей, и то, что является средством, само на известном этапе становится целью. Психологически не исключена возможность и того, чтобы такая подчиненная цель — средство на время стала для субъекта самоцелью. В сложной деятельности, состоящей из цепи действий, между целью и средством развертывается сложная диалектика: средство становится целью, а цель — средством.

План бывает более или менее схематичен. Одни люди, приступая к исполнению принятого решения, стремятся все предусмотреть и как можно более детально спланировать каждый шаг; другие ограничиваются лишь самой общей схемой, намечающей только основные этапы и узловые точки. Обычно более детально разрабатывается план ближайших действий, более схематично или более неопределенно намечаются дальнейшие. В зависимости от роли, которую играет при исполнении план, воля бывает более или менее гибкой. У некоторых людей раз принятый план так довлеет над волей, что лишает ее всякой гибкости. План для них превращается в застывшую, безжизненную схему, остающуюся неизменной при любом изменении обстоятельств. Воля, ни в чем не отступающая от заранее составленного плана, слепая по отношению к конкретным, изменяющимся условиям его осуществления, — это тупая, а не сильная воля. Человек с сильной, но гибкой волей, никак не отказываясь от своих конечных целей, не остановится, однако, перед тем, чтобы ввести в предварительный план действий все изменения, которые в силу вновь обнаружившихся обстоятельств окажутся необходимыми для достижения цели. Когда конечная цель вовсе не определяет характер и способ действия, вместо единой системы действий, направленных на цель, легко может получиться простое рядоположение друг с другом не связанных действий, последовательность которых находится в полной зависимости от обстоятельств. В таком случае конечный результат действий может вовсе не совпасть с первоначальной целью. Бесплановость ставит под вопрос достижение цели, на которую направлено волевое действие. Волевое действие в своих высших формах должно быть плановым действием.

Волевое действие — это в итоге сознательное, целенаправленное действие, посредством которого человек планово осуществляет стоящую перед ним цель, подчиняя свои импульсы сознательному контролю и изменяя окружающую действительность в соответствии со своим замыслом. Волевое действие — это специфически человеческое действие, которым человек сознательно изменяет мир.

Воля и познание, практическая и теоретическая деятельность человека, опираясь на единство субъективного и объективного, идеального и материального, каждая по — своему разрешают внутреннее противоречие между ними. Преодолевая одностороннюю субъективность идеи, познание стремится сделать ее адекватной объективной действительности. Преодолевая одностороннюю объективность этой последней, практически отрицая ее мнимую абсолютную разумность, воля стремится сделать объективную действительность адекватной идее.

Поскольку волевой акт является сознательным действием, направленным на осуществление цели, действующий субъект оценивает результат, к которому привело действие, сопоставляя его с целью, на которую оно было направлено. Он констатирует его удачу или неудачу и более или менее напряженно и эмоционально переживает его как свой успех или неуспех.

Волевые процессы являются сложными процессами. Поскольку волевой акт исходит из побуждений, из потребностей, он носит более или менее ярко выраженный эмоциональный характер. Поскольку волевой акт предполагает сознательное регулирование, предвидение результатов своих действий, учет последствий своих поступков, подыскание надлежащих средств, обдумывание, взвешивание, он включает более или менее сложные интеллектуальные процессы. В волевых процессах эмоциональные и интеллектуальные моменты представлены в специфическом синтезе; аффект в них выступает под контролем интеллекта.

С. Л. Рубинштейн. Основы общей психологии. СПб., 1998.

 


 


   RSS     [email protected] 

Что такое волевой акт? — Блог Викиум

Каждый человек обладает такой чертой характера, как воля. Она помогает в преодолении жизненных трудностей и принятии решений.

Особенность воли

Воля состоит из волевого акта, усилий и деятельности. Все эти элементы направлены на выполнение намеченного. Акт является сложным процессом, требующим от индивида желания добиться определенной цели. Для этого личность должна приложить усилия в достижении цели, составить план, и следовать ему, даже если подобное занятие не приносит приятных эмоций.

Действие предполагает объединение мер с усилиями для получения желаемого результата. Этот компонент всегда контролируется индивидом, так как является осознанным действием. Усилие направлено на достижение результатов, даже если на пути встречается много сложностей. Бывают случаи, когда у человека что-то не получается, поэтому ему приходится делать несколько попыток.

Волевое усилие предполагает выполнение определенных действий, благодаря которым человек преодолеет препятствия на своем пути и получит желаемый результат. Сила воли формируется у личности на протяжении всей жизни. На процесс формирования влияют привычки и социальные условия проживания.

Индивид способен понять, когда необходимо прилагать усилия. Обычно это происходит в случае, если человек хочет чего-то добиться или же, когда необходимо преодолеть жизненные трудности.

Деятельность, при которой требуется волевое усилие, может быть как простой, так и сложной. Простое дело состоит из постановки конкретной цели и достижения. К таким целям можно отнести обычные нужды, например, приобретение каких-либо повседневных товаров.

Сложные дела имеют другую структуру:

постановка конкретной цели;
осознание данной цели;
составление плана для ее достижения;
стимулирование к выполнению данной цели;
расстановка приоритетов;
принятие решений;
действие для получения результата.

Характеристика этапов

Акт воли подразумевает последовательное прохождение нескольких этапов:
Самым первым этапом является постановка цели.
Далее происходит создание плана, с помощью которого индивид получит желаемый результат.
Важным психологическим моментом в достижении цели является мотивация.
Следующим этапом в данной схеме является осознание того, что поставленная цель действительно нужна.
Заключительным этапом можно считать реализацию плана, который был создан ранее.

Только благодаря волевому действию человек способен добиться желаемого.

Структура

Простой волевой акт требует от человека принятия решения и совершения усилия для реализации плана. Сложный процесс отличается большим количеством действий, а также имеет этап подготовки и реализации. На подготовительном этапе индивид ставит цель, определяет мотивы с возможностями, думает, нужна ли ему эта цель. На этапе реализации человек разрабатывает план, после чего приступает к его выполнению.

В психологии к акту воли не относятся те действия, которые были выполнены под эмоциональным влиянием, то есть на бессознательном уровне. В данном случае человек не всегда осознает, какие последствия может повлечь такое поведение. Такие порывы нельзя отнести к волевому проявлению, это, скорее, аффективное поведение.

Воля является основной чертой характера личности, благодаря которой человек к чему-то стремится. Если один индивид проявляет решительность и добивается поставленных целей, то другой может спокойно плыть по течению.

Волю можно развить, как и научиться правильно ставить цели и достигать их. Этому способствует курс Викиум «Целеполагание».

Читайте нас в Telegram — wikium

Volition — обзор | ScienceDirect Topics

Добросовестность

Используя предшественник факторного анализа, Уэбб (1915) был первым исследователем, который определил «фактор», приближающий добросовестность, предложив существование переменной, отражающей «постоянство мотивов» или, альтернативно, «». последовательность действий, являющихся результатом преднамеренного волеизъявления или воли »(стр. 60, курсив в оригинале): другими словами, коэффициент w в качестве дополнения к шкале Спирмена g и включающий шкалу оценок добросовестность .Сообщается, что одноименный фактор FFM имеет самую сильную корреляцию с результатами обучения, начиная от оценок (Hough et al., 1990; Poropat, 2009, 2014a, b; Richardson et al., 2012) и заканчивая обучением на рабочем месте. достижений (Barrick et al., 2001), а в образовательных учреждениях было проведено больше исследований сознательности, чем любой другой личностной переменной (Poropat, 2009, 2014a, b; Richardson et al., 2012).

Доказано, что добросовестность имеет надежную корреляцию с успеваемостью на начальном, среднем и высшем образовании (Poropat, 2009), и эта закономерность наблюдалась в разных культурах (Kaufman et al., 2008; Поропат, 2009). Обычно в исследованиях личности используются методы самооценки, однако корреляция между успеваемостью и добросовестностью существенно возрастает, когда их личность оценивает кто-то другой, а не студент. Примечательно, что наблюдаемые корреляции (то есть без поправок на артефакты измерения) академической успеваемости с добросовестностью, оцениваемой другими людьми, превышают сопоставимые корреляции с интеллектом на уровне среднего и высшего образования (Poropat, 2014a, b).

На поведенческом уровне добросовестность связана с соблюдением социальных норм, постановкой и достижением целей и целенаправленным действием (Roberts et al., 2009). Постановка целей надежно предсказывает успеваемость в школе, как и целый ряд других видов поведения и действий, связанных с сознательностью, включая самоконтроль и самоуправление, планомерное и настойчивое выполнение определенного курса действий, невзирая на отвлекающие факторы, а также обнаружение и исправление ошибок (Хэтти, 2009 г.). Таким образом, во многих отношениях действия сознательного ученика отражают те действия, которые преподаватели должны поощрять в своих учениках, чтобы добиться лучших результатов обучения.

На более глубоком уровне сознательность была тесно связана с усиленным контролем , компонентом индивидуального темперамента (Rothbart, 2007).Предполагается, что усиленный контроль включает в себя такие элементы, как способность контролировать внимание и подавлять несоответствующие реакции, и, следовательно, саморегулировать и упорствовать в деятельности. Способности, связанные с контролем с усилием, по-видимому, основаны на активности исполнительного внимания в мозгу (Posner and Rothbart, 2009), которая явно связана с сознательностью (Rothbart, 2007). Эти способности играют важную роль во взаимосвязи между сознательностью и результатами обучения (Bidjerano, Dai, 2007; Eilam et al., 2009; Ричардсон и др., 2012). Например, более сознательные студенты с большей вероятностью останутся в учебе (Komarraju and Karau, 2005; Sitzmann, 2012) и лучше распоряжаются своим временем, чтобы дать им возможность учиться больше (MacCann et al., 2012a; Poropat, 2011b ; Поропат, Джонс, 2009). Но более сознательные студенты также учатся более эффективно (Bidjerano and Dai, 2007), адаптируя свою деятельность к конкретным требованиям обучения (Swanberg and Martinsen, 2010), что приводит к лучшим результатам (Zhang et al., 2011).

Добросовестность также связана с внутренней мотивацией к обучению (Clark and Schroth, 2010), как на начальном этапе, так и после формальной образовательной деятельности, когда более сознательные ученики с большей вероятностью сосредоточатся на деятельности, которая поможет им применить полученные знания за пределами образовательной среды. (Ямковенко, Холтон, 2010). В то же время добросовестность помогает учащимся контролировать негативную реакцию на обучение, при этом более сознательные учащиеся могут лучше справляться со стрессом и переключать внимание со стрессовых факторов на свои учебные задачи (Saklofske et al., 2012). Этому способствует использование ориентированного на проблемы совладания (MacCann et al., 2012b), включая смещение акцента с целей успеваемости на цели обучения, что, в свою очередь, снижает уровень стресса и напряжения у более сознательных учеников (Cianci et al. , 2010), в результате чего эти студенты чувствовали себя лучше внутри себя (MacCann et al., 2012b). Таким образом, сознательность помогает обучению во многих отношениях, что помогает объяснить, почему именно измерение FFM имеет наиболее сильную связь с результатами обучения.

% PDF-1.4 % 621 0 объект > эндобдж xref 621 282 0000000016 00000 н. 0000007558 00000 н. 0000007767 00000 н. 0000007811 00000 п. 0000007847 00000 н. 0000010273 00000 п. 0000010411 00000 п. 0000010559 00000 п. 0000010695 00000 п. 0000010842 00000 п. 0000010978 00000 п. 0000011127 00000 п. 0000011263 00000 п. 0000011410 00000 п. 0000011546 00000 п. 0000011693 00000 п. 0000011829 00000 п. 0000011976 00000 п. 0000012110 00000 п. 0000012259 00000 п. 0000012393 00000 п. 0000012540 00000 п. 0000012674 00000 п. 0000012821 00000 п. 0000012956 00000 п. 0000013103 00000 п. 0000013282 00000 п. 0000013431 00000 п. 0000013646 00000 п. 0000013794 00000 п. 0000014211 00000 п. 0000014378 00000 п. 0000015162 00000 п. 0000015368 00000 п. 0000015598 00000 п. 0000015786 00000 п. 0000015823 00000 п. 0000015926 00000 п. 0000016130 00000 п. 0000016308 00000 п. 0000016489 00000 н. 0000016679 00000 п. 0000017129 00000 п. 0000017530 00000 п. 0000017818 00000 п. 0000038262 00000 п. 0000049134 00000 п. 0000054985 00000 п. 0000060605 00000 п. 0000065567 00000 п. 0000070944 00000 п. 0000071485 00000 п. 0000071614 00000 п. 0000076429 00000 п. 0000085576 00000 п. 0000097198 00000 п. 0000097595 00000 п. 0000100288 00000 н. 0000100805 00000 н. 0000101179 00000 п. 0000107698 00000 п. 0000108097 00000 п. 0000108289 00000 н. 0000109214 00000 п. 0000109393 00000 п. 0000109770 00000 п. 0000109954 00000 н. 0000110488 00000 н. 0000110608 00000 п. 0000124545 00000 н. 0000124584 00000 н. 0000125262 00000 н. 0000125415 00000 н. 0000125702 00000 н. 0000125850 00000 н. 0000126461 00000 н. 0000126614 00000 н. 0000127198 00000 н. 0000127351 00000 н. 0000127920 00000 н. 0000128073 00000 н. 0000128643 00000 н. 0000128796 00000 н. 0000129358 00000 н. 0000129511 00000 н. 0000130056 00000 н. 0000130209 00000 н. 0000130743 00000 п. 0000130896 00000 н. 0000131438 00000 н. 0000131591 00000 н. 0000132119 00000 н. 0000132272 00000 н. 0000132807 00000 н. 0000132960 00000 н. 0000133477 00000 н. 0000133630 00000 н. 0000134228 00000 п. 0000134381 00000 п. 0000134899 00000 н. 0000135052 00000 н. 0000135572 00000 н. 0000135725 00000 н. 0000136254 00000 н. 0000136407 00000 н. 0000136927 00000 н. 0000137080 00000 п. 0000137605 00000 н. 0000137758 00000 н. 0000138275 00000 н. 0000138428 00000 н. 0000139031 00000 н. 0000139184 00000 н. 0000139336 00000 н. 0000139489 00000 н. 0000139642 00000 н. 0000139795 00000 н. 0000139948 00000 н. 0000140101 00000 п. 0000140253 00000 н. 0000140872 00000 н. 0000141026 00000 н. 0000141179 00000 п. 0000141331 00000 н. 0000141484 00000 н. 0000141637 00000 н. 0000141790 00000 н. 0000141943 00000 н. 0000142096 00000 н. 0000142249 00000 н. 0000142402 00000 н. 0000142555 00000 н. 0000142707 00000 н. 0000142860 00000 н. 0000143013 00000 н. 0000143166 00000 п. 0000143319 00000 н. 0000143472 00000 н. 0000143625 00000 н. 0000143778 00000 н. 0000143931 00000 н. 0000144084 00000 н. 0000144237 00000 п. 0000144389 00000 п. 0000144542 00000 н. 0000144695 00000 н. 0000144848 00000 н. 0000145001 00000 н. 0000145154 00000 н. 0000145306 00000 н. 0000145459 00000 н. 0000145612 00000 н. 0000145764 00000 н. 0000145917 00000 н. 0000146068 00000 н. 0000146220 00000 н. 0000146372 00000 н. 0000146525 00000 н. 0000146678 00000 н. 0000146831 00000 н. 0000146984 00000 н. 0000147137 00000 н. 0000147290 00000 н. 0000147443 00000 н. 0000147596 00000 н. 0000147749 00000 н. 0000147902 00000 н. 0000148055 00000 н. 0000148208 00000 н. 0000148361 00000 н. 0000148514 00000 н. 0000148667 00000 н. 0000148820 00000 н. 0000148972 00000 н. 0000149125 00000 н. 0000149278 00000 н. 0000149429 00000 н. 0000149582 00000 н. 0000149735 00000 н. 0000149888 00000 н. 0000150041 00000 н. 0000150194 00000 н. 0000150347 00000 н. 0000150500 00000 н. 0000150653 00000 н. 0000150806 00000 н. 0000150959 00000 н. 0000151112 00000 н. 0000151265 00000 н. 0000151417 00000 н. 0000151570 00000 н. 0000151723 00000 н. 0000151876 00000 н. 0000152029 00000 н. 0000152182 00000 н. 0000152335 00000 н. 0000152488 00000 н. 0000152641 00000 п. 0000152794 00000 н. 0000152947 00000 н. 0000153100 00000 н. 0000153253 00000 н. 0000153406 00000 н. 0000153558 00000 н. 0000153710 00000 н. 0000154307 00000 н. 0000154460 00000 н. 0000155037 00000 н. 0000155190 00000 н. 0000155776 00000 н. 0000155929 00000 н. 0000156495 00000 н. 0000156648 00000 н. 0000167318 00000 н. 0000167761 00000 н. 0000167809 00000 н. 0000169993 00000 н. 0000170180 00000 н. 0000170364 00000 н. 0000170551 00000 п. 0000170744 00000 н. 0000170928 00000 н. 0000171121 00000 н. 0000171308 00000 н. 0000171492 00000 н. 0000171676 00000 н. 0000171860 00000 н. 0000172330 00000 н. 0000172514 00000 н. 0000172698 00000 н. 0000172882 00000 н. 0000173066 00000 н. 0000173409 00000 н. 0000174089 00000 н. 0000174137 00000 н. 0000174759 00000 н. 0000175218 00000 н. 0000175266 00000 н. 0000175664 00000 н. 0000176877 00000 н. 0000177388 00000 н. 0000177436 00000 н. 0000177829 00000 н. 0000178121 00000 н. 0000178546 00000 н. 0000178618 00000 н. 0000178763 00000 н. 0000178893 00000 н. 0000179029 00000 н. 0000179178 00000 н. 0000179359 00000 н. 0000179507 00000 н. 0000179664 00000 н. 0000179844 00000 н. 0000179984 00000 н. 0000180141 00000 п. 0000180319 00000 п. 0000180457 00000 н. 0000180612 00000 н. 0000180836 00000 н. 0000180992 00000 н. 0000181175 00000 н. 0000181344 00000 н. 0000181499 00000 н. 0000181654 00000 н. 0000181880 00000 н. 0000182010 00000 н. 0000182181 00000 н. 0000182350 00000 н. 0000182507 00000 н. 0000182704 00000 н. 0000182930 00000 н. 0000183118 00000 н. 0000183289 00000 н. 0000183442 00000 н. 0000183635 00000 н. 0000183786 00000 н. 0000183937 00000 н. 0000184100 00000 н. 0000184269 00000 н. 0000184426 00000 н. 0000005936 00000 н. трейлер ] / Назад 1101259 >> startxref 0 %% EOF 902 0 объект > поток h ޜ VmLSg> ~ Qt-P`a T`EmHF ? d [$ NCl * c * N; p &! ٖ yysɛ

Роль регуляции аффекта в управлении волевым действием

Volition and Affect Regulation-29-

Kuhl, J., & Казен, М. (1999). Волевое содействие трудным намерениям: Совместная активация памяти намерений

и положительного аффекта устраняет вмешательство Струпа. Журнал

Экспериментальная психология: Общие, 128, 382-399.

Kuhl, J., & Koole, S. L. (2004). Работа воли: функциональный подход. В: J.

Greenberg, S. L. Koole, & T. Pyszczynski (Eds.), Справочник по экспериментальной экзистенциальной психологии

(стр. 411-430). Нью-Йорк: Гилфорд.

Langens, T. A., & Mörth, S. (2003). Репрессивное копинг и использование пассивных и активных стратегий совладания

. Личность и индивидуальные различия, 35, 461-473.

Лири М. Р. и Ковальски Р. М. (1995). Социальная тревожность. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Любомирский С., & Нолен-Хуксема С. (1993). Самовоспроизводящиеся свойства дисфорического жевания

. Журнал личности и социальной психологии, 65, 339-349.

Мартин, Л.Л. и Стонер П. (1996). Настроение как вклад: то, что мы думаем о своих чувствах

, определяет то, как мы думаем. В Л. Л. Мартине и А. Тессере (ред.), «Стремление и чувство»:

Взаимодействие между целями, аффектами и саморегуляцией (стр. 279-301). Хиллсдейл, Нью-Джерси:

Эрлбаум.

McClelland, D. C., Koestner, R., & Weinberger, J. (1989). Чем отличаются самоприписываемые и неявные мотивы

? Психологическое обозрение, 96, 690-702.

МакГрегор, И., & Мэриголд, Д. С. (2003). Защитное рвение и неуверенное «я»: что делает вас таким уверенным? Журнал личности и социальной психологии, 85, 838-852.

Mikulincer, M., Shaver, P.R. & Pereg, D. (2003) Теория привязанности и регулирование аффекта:

Динамика, развитие и когнитивные последствия стратегий, связанных с привязанностью

. Мотивация и эмоции 27, 77-102

Мерфи, С. Т., и Зайонц, Р. Б. (1993). Аффект, познание и осведомленность: аффективное прайминг

с оптимальными и субоптимальными воздействиями стимулов.Journal of Personality and Social

Классификация паттернов волевых функциональных ответов при магнитно-резонансной томографии у пациентов с тяжелой травмой головного мозга | Травматическая травма головного мозга | JAMA Neurology

Предпосылки Недавние исследования нейровизуализации изучали использование задач мысленных образов в качестве заместителей для явной двигательной реакции, в которой пациентов просят представить выполнение задачи, например: «Представьте себя плавающим.”

Цели Выявить скрытую волевую активность мозга у пациентов с тяжелой черепно-мозговой травмой, используя классификацию паттернов зависимости от уровня оксигенации крови (ЖИРНЫЙ) ответ во время мысленных образов и сравнить эти результаты с результатами однофакторного функционального анализа магнитно-резонансной томографии .

Дизайн Исследование случай-контроль.

Окружающая среда Научные исследования.

Участники Эксперименты были проведены на 8 здоровых контрольных субъектах и ​​на 5 пациентах с тяжелой травмой головного мозга.Удобную выборку составили пациенты с тяжелой черепно-мозговой травмой.

Основные показатели результатов Данные функциональной магнитно-резонансной томографии были получены, когда пациентов просили выполнять команды или отвечать на вопросы, используя воображение движения в качестве косвенного ответа.

Результаты В контроле ответы были точно классифицированы. В группе пациентов ответы 3 из 5 пациентов были правильно классифицированы. Остальные 2 пациента не показали значимого ЖИВОГО ответа в стандартном одномерном анализе, что свидетельствует о том, что они не выполнили задание.Кроме того, мы показали, что классификатор, обученный на данных о следовании командам, может использоваться для оценки более позднего сеанса связи. Этот метод был использован для успешного устранения неоднозначности 2 потенциальных ЖЕЛТЫХ ответов на один вопрос.

Выводы Классификация паттернов в функциональной магнитно-резонансной томографии — многообещающий метод для улучшения понимания волевых реакций мозга у пациентов с тяжелой травмой головного мозга и может служить мощным дополнением к традиционным методам одномерного анализа, основанным на общих линейных моделях.

Многие пациенты с тяжелой черепно-мозговой травмой не имеют надежного моторного выходного канала, что делает точную оценку когнитивных функций трудной или невозможной. 1 -3 Недавние исследования нейровизуализации изучали использование задач ментального воображения в качестве заместителей для явной двигательной реакции, в которой пациентов просят представить выполнение задания, например «Представьте себя плавающим». Эти парадигмы были полезны для выявления скрытого следования командам и, в единственном случае, 4 способности отвечать на простые вопросы «да» или «нет». 5 , 6

В этих исследованиях использовались традиционные методы одномерного анализа данных, фокусируясь в первую очередь на наличии или отсутствии кластеров активации в или около дополнительной моторной области (SMA) для считывания характеристик воображения движения. В частности, они сосредоточились на подходах к региону интереса (ROI), ограничив анализ SMA. В то время как одномерные методы позволяют обнаруживать кластеры отдельных вокселей, которые соответствуют статистическому порогу, многомерные методы могут позволить обнаруживать пространственно распределенные паттерны активации, которые вряд ли будут обнаружены с использованием одномерных методов, особенно тех, которые ориентированы на ограниченную рентабельность инвестиций. 7 Предыдущее исследование 5 среди пациентов с тяжелой травмой головного мозга выявило значительную активацию вне SMA, предполагая, что пространственно-независимый подход может быть полезен для выявления ответов в этой группе. В этом исследовании мы применяем классификацию многомерного анализа паттернов (MVPA) к данным визуализации функционального магнитного резонанса (fMR) пациентов после команды «Представьте себя плавающим» у 8 здоровых контрольных субъектов и у 5 пациентов с тяжелой черепно-мозговой травмой.

Эксперименты были выполнены на 8 здоровых контрольных субъектах и ​​на 5 пациентах с тяжелой черепно-мозговой травмой. Экспертный совет медицинского колледжа Weill Cornell одобрил все эксперименты, и информированное согласие было получено от здоровых добровольцев и официальных представителей пациентов с тяжелой черепно-мозговой травмой. Удобную выборку составили пациенты с тяжелой черепно-мозговой травмой.Для группы пациентов в таблице обобщены демографические данные, причины травм и поведенческие оценки с использованием пересмотренной шкалы восстановления после комы. 8 Более подробная информация об отдельных пациентах представлена ​​в электронном приложении.

В парадигме следования командам органы управления слышали инструкции представить себя плавающими, начиная с команды «Представьте себя плавающим» и заканчивая командой «Стоп». Тем временем от органов управления требовалось не думать ни о чем конкретном.Восемь блоков по 16 секунд отдыха чередовались с 16 секундами воображения движения. Инструкции входили в блоки задач (4 секунды). Для пациентов использовалось такое же время, но инструкции во время визуализации были такими: «Представьте себя плавающим. . . . Перестань воображать плавание. Для каждого участника было собрано по одному прогону из 16 испытаний в каждом.

В парадигме множественного выбора участников обучали масти и лицевой стороне игральной карты. Органы управления выбирали карту случайным образом из стопки лицевых карт.Пациентам с тяжелой травмой головного мозга, которые выполняли эту задачу, следователь, не участвовавший в анализе данных, показал и назвал идентификационную карту лица. Задание состояло из 12 секунд ответа, в котором участник представлял плавание с последующими 4 секундами отдыха для каждого костюма или лица, повторенных 4 раза. Формулировка была такой: «Если ваша карта [клуб / алмаз / черв / пика или туз / валет / король / дама], представьте себе плавание сейчас. . . . Останавливаться.» Для каждого участника было собрано два прогона по 16 испытаний в каждом.

Получение данных изображения Mr

Перед МРТ участников проинструктировали лежать неподвижно с закрытыми глазами. Мягкая обивка была помещена вокруг головы и закреплена за решеткой катушки для ограничения движения. Задачи были устно объяснены участникам перед экспериментами, а инструкции повторялись непосредственно перед каждой соответствующей визуализацией.Участники использовали беруши из поролона для защиты от шума и наушники с функцией защиты от шума. Во время сбора данных предварительно записанные слуховые инструкции воспроизводились на ПК с аудиосистемой, совместимой с МРТ (Resonance Technology, Inc). Громкость наушников настроена на комфортный уровень управления. Для пациентов громкость была установлена ​​на комфортном уровне одного из нас (H.U.V.). Данные были получены с помощью системы визуализации МРТ 3,0 Тл (Signa Excite HDx; General Electric) с 8-канальной головной катушкой только для приема.Для фМР-визуализации использовалась последовательность GE-EPI (время повторения 2 секунды, время эхо-сигнала 30 миллисекунд, угол поворота 70 °, матрица сбора и восстановления 64 × 64 пикселя, 28 секций толщиной 5 мм и 24- см поля зрения). Полученный размер вокселя составил 3,75 × 3,75 × 5 мм. Парадигма была одинаковой для контроля и для пациентов (всего 128 повторений в течение 4 минут 16 секунд). Чтобы гарантировать насыщение сигнала, по крайней мере, 4 сбора данных в начале каждого сеанса визуализации отбрасывались перед запуском задач.

ФМР-ИЗОБРАЖЕНИЕ АНАЛИЗ ДАННЫХ MVPA

Классификация MVPA была выполнена с использованием набора инструментов Princeton MVPA Toolbox с открытым исходным кодом (http://code.google.com/p / princeton-mvpa-toolbox) 9 , работающего в коммерчески доступной программе (MATLAB; MathWorks). Данные по 1 функциональному запуску для каждого участника были разбиты на шестнадцать 12-секундных испытаний (8 попыток отдыха и 8 попыток воображения плавания).Периоды, когда давались инструкции, были исключены из анализа. Все данные были свернуты с помощью специальной функции гемодинамического ответа модели пропорциональной регрессии рисков Кокса с использованием функции колебания в наборе инструментов анализа функциональных нейроизображений с открытым исходным кодом (http://afni.nimh.nih.gov/afni). Чтобы устранить неинформативные воксели, мы реализовали этап выбора признаков, на котором воксели, которые не коррелировали в значительной степени с интересующими регрессорами, были удалены. Мы определили значимость для каждого вокселя индивидуально, используя дисперсионный анализ (ANOVA), реализованный с помощью кода Princeton MVPA Toolbox statmap_anova ( P <.01 считалось значимым). Важно отметить, что ANOVA проводился только на обучающих данных для каждого прогона, чтобы гарантировать, что выбор признаков не был «подглядыванием». Данные также были оценены в из для контроля сдвигов базовой линии между разными прогонами. 9

Для парадигмы следования командам классификация была выполнена с использованием масштабированного сопряженного градиента 10 нейронной сети. Он был реализован в виде классификатора, который можно исключить по одному (как это выполняется с помощью кода Princeton MVPA Toolbox train_bp_netlab), в котором данные из 15 испытаний использовались для прогнозирования данных в 16-м испытании.Вкратце, алгоритм масштабированного сопряженного градиента итеративно корректирует первоначально рандомизированный набор внутренних весов на основе пространственного паттерна активности, зависящей от уровня оксигенации крови (ЖИРНЫЙ), присутствующей в обучающих данных, а окончательный набор весов используется для классификации тестовых данных. . Алгоритм находит этот оптимальный набор весов путем итеративного пошагового перемещения по весовому пространству, пока функция ошибок не будет минимизирована. 10 Хотя этот подход идеально оптимизирован только для действительно выпуклого весового пространства, он является мощным обучающим алгоритмом и был подтвержден в исследованиях фМР-визуализации. 11 -13

Этот процесс был выполнен 16 раз, по одному разу для каждого испытания, и результаты были усреднены для расчета средней скорости классификации по всему запуску. Поскольку каждое испытание длилось 12 секунд с временем сбора данных 2 секунды, классификация каждого испытания имела максимальное правильное значение 6. Этот анализ проводился дважды для каждого участника, один раз с маской всего мозга, где классификатор был обучен и протестирован на данных всего мозга и один раз с маской, охватывающей премоторную и двигательную области, где классификатор был обучен и протестирован на данных из этой области инвестиций.Целью этого двойного анализа было определить, будет ли анализ, ограниченный областями, классически связанными с образами движения, работать иначе, чем анализ, использующий данные всего мозга. Такой подход мотивирован обычным использованием методов ROI в этом подполе, что может быть или не быть оптимальным для обнаружения воли в серьезно поврежденном мозге.

Анализ данных во время коммуникационной задачи был выполнен с использованием тех же методов классификации, которые уже были описаны.Чтобы определить, были ли ответы, наблюдаемые в парадигме связи с множественным выбором, аналогичны ответам в парадигме следования командам, классификатор был обучен на данных следования командам, а затем применен к данным связи. Этот подход был мотивирован результатами применения стандартного одномерного анализа (методы описаны в Приложении), который выявил активацию в месте или рядом с местом ответа на следующую команду для более чем 1 ответа с множественным выбором у одного из пациентов с здесь изучалась тяжелая травма головного мозга. 5 Эти результаты подняли вопрос о том, действительно ли было передано несколько ответов или один ответ был более похож на ответ, следующий за командой, чем другой, предполагая только один сигнальный ответ.

В контрольной группе и на пациентах мы обнаружили, что использование классификации MVPA с набором данных для всего мозга дает более точные результаты, чем классификация, ограниченная SMA. Это говорит о том, что распределенный паттерн активности лучше всего отличает двигательные образы от отдыха.Наиболее важно то, что мы обнаружили, что классификатор, обученный на данных о следовании командам, различал потенциальные ответы в парадигме общения, в которой пациенту с тяжелой травмой мозга предлагалось ответить на вопрос с несколькими вариантами ответов, используя двигательные образы.

Все контрольные субъекты показали, что уровни классификации MVPA значительно превышают уровень вероятности α = 0,50 в анализе всего мозга и с маской ROI (рис. 1). Средняя степень классификации α по 8 контрольным данным с использованием данных по всему мозгу составила α =.80, в то время как средний коэффициент классификации для анализа ROI был α = 0,66. Эта разница была статистически значимой ( P <0,001, двусторонний тест t ). Характеристики индивидуальной классификации по всем элементам управления были лучше для подхода, основанного на полном мозге, чем для подхода ROI, хотя не все статистически значимо различались. Одномерный анализ этих данных показал, что все контроли продемонстрировали статистически значимый ЖИРНЫЙ ответ; эти ответы у репрезентативного контрольного субъекта показаны на рисунке 2А.

Пациенты с тяжелой черепно-мозговой травмой

У трех из 5 пациентов с тяжелой черепно-мозговой травмой показатели классификации MVPA были значительно выше случайного уровня (рис. 3). Пациент 1 и пациент 2 продемонстрировали уровень классификации MVPA выше случайного уровня в анализах всего мозга (α = 0,76 и α = 0,78 соответственно) и в анализе ROI (α =.68 и α = 0,65 соответственно), что согласуется с результатами одномерного анализа, который продемонстрировал значительную BOLD-активность, связанную с заданием, как для пациентов в СМА, так и вокруг нее (рис. 2B и C). Пациента 3 оценивали во время 2 отдельных посещений, и он продемонстрировал, что показатели классификации MVPA выше уровня вероятности при обоих посещениях для анализа всего мозга (α = 0,67 и α = 0,80, соответственно) и только при первом посещении для анализа ROI (α = 0,66 и α = 0,45 соответственно) (Рисунок 3). Полномерный одномерный анализ данных пациента 3 при ее первом посещении выявил активность в области интереса и рядом с ней (рис. 2D). 5 Однофакторный анализ данных ее второго визита выявил ЖИРНЫЙ ответ за пределами области интереса вблизи дорсолатеральной префронтальной коры, без значительной активности в области интереса (рис. 2E). 4 Примечательно, что результаты многомерного анализа сильно разделяют анализ всего мозга и анализ ROI (рис. 3). Пациент 4 и пациент 5 продемонстрировали степень вероятности классификации MVPA. Эти результаты согласуются с результатами одномерного анализа всего мозга. 5 Хотя разница между анализом всего мозга и анализом ROI не была значимой для всех пациентов с тяжелой травмой головного мозга, анализ тех пациентов, которые продемонстрировали ответ в одномерном анализе, показал значительную разницу между анализами ( P <.001, 2-хвостовой тест t ) (Рисунок 3).

Мы также выполнили одномерный анализ парадигмы угадывания карт с множественным выбором. Для пациента 1 этот анализ продемонстрировал статистически значимый ответ более чем на 1 потенциальный стимул (рис. 4B). 5 Чтобы попытаться разрешить этот промежуточный результат, мы проверили, сможет ли классификатор, обученный на данных о следовании командам, различать эти 2 ЖИРНЫЕ ответы. Сначала мы протестировали этот подход на данных пациентов, когда одномерные методы предлагали только один ответ, в частности, когда пациента 1 просили указать лицевую сторону изученной карты (рис. 4A).В этом наборе данных классификатор, обученный на данных, следующих за командой, выполнялся выше уровня вероятности при обнаружении ответа на валет (α = 0,69), в то время как он выполнялся на уровне почти случайности при попытке обнаружить ответ на туза (α = .50) и все остальные лицевые карты. ANOVA с последующим применением теста Шеффе определил, что это различие было статистически значимым ( P <0,05, с поправкой на множественные сравнения).

Затем мы использовали тот же подход с данными масти, где одномерные результаты были более неоднозначными, а сигнал, казалось, указывал и на клюшку, и на лопату (рис. 4B).Примечательно, что классификатор, обученный на данных о следовании командам, устранял неоднозначность этих ответов, классифицируя ответ на дубинку намного выше уровня вероятности (α = 0,69), а ответ на лопату и все другие лицевые карты классифицировал на уровне вероятности. ANOVA с последующим применением теста Шеффе определил, что это различие было статистически значимым ( P <0,05, с поправкой на множественные сравнения). Интерпретации этого значения обсуждаются в разделе «Комментарий».

Для сравнения, идентичный анализ был проведен для контрольного субъекта, который выполнял задачи следования командам и коммуникации во время одного и того же экспериментального сеанса.Точно так же ANOVA с последующим применением теста Шеффе определил, что ответ контрольного субъекта на правильную карту был статистически значимым ( P <0,05, с поправкой на множественные сравнения) (рис. 4C).

В этом исследовании мы обнаружили, что алгоритм машинного обучения MVPA успешно обнаружил скрытую волевую нейронную активность у 8 здоровых контрольных субъектов и 5 пациентов с тяжелой травмой головного мозга. Связанная с этим цель состояла в том, чтобы определить, будет ли классификатор, обученный на данных о следовании командам из области интереса, охватывающей премоторную и моторную области, работать лучше, чем классификатор, обученный на данных всего мозга, учитывая, что двигательные образы традиционно связаны с различной активностью, выделенной жирным шрифтом в таких областях. области и предыдущие исследования использовали методы анализа, ограниченные ROI.Мы обнаружили обратное: у 6 из 8 контрольных субъектов и у 3 из 5 пациентов с тяжелой черепно-мозговой травмой классификаторы работали значительно лучше, когда использовались данные всего мозга. В самом деле, однофакторный анализ свидетельствует о том, что значительная активность существует далеко за пределами ROI, даже для людей, которые демонстрируют активацию ROI. 5 Таким образом, появляется все больше свидетельств того, что ROI SMA может быть чрезмерно ограниченной областью для улавливания этих жирных изменений активности. Это, по-видимому, особенно верно в случае некоторых пациентов с тяжелой травмой головного мозга, которые, по-видимому, имеют только связанную с задачей деятельность за пределами SMA, например, пациент 3 в данном случае.

Наши данные также предполагают, что методы классификации шаблонов могут использоваться для устранения неоднозначности нескольких потенциальных ЖЕЛТЫХ ответов на один вопрос. Мы обнаружили, что один пациент в данном случае дал сильный ЖИРНЫЙ ответ на 2 смежных ответа на вопрос с несколькими вариантами ответов (рис. 4B), один из которых был правильным, а другой — на 1 блок ответа слишком поздно. Наиболее важно то, что у того же пациента, когда ему задали немного другой вопрос, был только один значимый ЖИРНЫЙ ответ в блоке ответов сразу после правильного ответа (рис. 4A).Таким образом, мы предположили, что задержка когнитивных функций может объяснить оба ответа; пациентка могла попытаться ответить только в течение соответствующего периода ответа, но из-за травмы ответ был задержан на один блок ответа.

В этом контексте мы спросили, может ли классификатор устранить неоднозначность этих множественных ЖИРНЫХ ответов. Мы предположили, что классификатор будет классифицировать ответы с задержкой на 1 блок выше уровня вероятности, а правильные ответы — на уровне вероятности.Действительно, это то, что показывают наши данные (Рисунок 4). Это открытие подтверждает гипотезу о задержке когнитивных функций и предполагает, что пациент 1 с тяжелой травмой головного мозга на самом деле успешно провел коммуникационное мероприятие. В более общем плане он демонстрирует, что методы классификации паттернов могут быть полезны для устранения неоднозначности промежуточных ответов пациентов, которые не могут сами прояснить свои ответы. В принципе, демонстрация того, что человек, кажется, общался, чрезвычайно важна, потому что идентификация событий общения может определять медицинское обслуживание и принятие суррогатных решений и может быть связано с выздоровлением.

Классификация MVPA получает все большее признание в качестве мощного метода анализа данных визуализации с помощью фМР. 7 В то время как большинство исследований MVPA на сегодняшний день сосредоточено на обнаружении тонких различий между различными классами стимулов посредством классификации скрытых паттернов активации нейронов, таких как фильмы 14 или визуально представленные слова, 15 цель настоящего исследования заключалась в том, чтобы определить, может ли такой алгоритм машинного обучения успешно определять наличие или отсутствие связанной с задачей волевой активности мозга.Успех метода предполагает, что анализ MVPA является многообещающим подходом для выявления волевой активности у пациентов с нарушением двигательной функции.

Хотя до настоящего времени все исследования фМР-визуализации с использованием команд и коммуникаций у пациентов с тяжелой травмой головного мозга проводились с использованием одномерных методов, есть несколько причин, по которым подходы к классификации паттернов могут быть более подходящими. Мы утверждаем, что фундаментальной целью этого исследования должно быть не обнаружение точных местоположений СМЫСЛЕННЫХ действий, связанных с заданием, а скорее определение того, обнаруживает ли строгий статистический анализ разницу между условиями.В результате анализы могут быть пространственно независимыми без потери информации о выполнении задачи. Как следствие, гипотезы о том, где должна быть обнаружена активность, обязательно основывались исключительно на контрольных данных, 16 , и, таким образом, этот образец активности может не улавливать дисперсию, которую можно ожидать от серьезно поврежденного мозга (как показано на Рисунке 2). ). В частности, имеются важные доказательства того, что после травмы головного мозга может произойти реорганизация функциональных сетей, что может сделать карты активации элементов управления устаревшими. 17 -19 Если эти парадигмы будут использоваться в будущем для того, чтобы задавать пациентам важные клинические или личные вопросы, многие из которых являются более сложными, чем простой ответ «да» или «нет», важно, чтобы интерпретация ответа была следующей. как можно точнее. В этом контексте наши результаты представляют собой доказательство концепции, согласно которой методы классификации паттернов могут быть полезны для повышения точности и специфичности анализа этих волевых парадигм.

В этом исследовании мы приводим доказательства того, что анализа MVPA достаточно для определения выполнения команд у здоровых контрольных субъектов и у пациентов с тяжелой травмой головного мозга.Кроме того, мы показываем, что в этой парадигме анализ MVPA всего мозга работает лучше, чем анализ, ограниченный ROI SMA. Наконец, мы обнаружили у одного пациента, что данные о следовании командам можно использовать в качестве локализатора для обучения классификатора последующему обнаружению коммуникативных ответов. Кроме того, значительное улучшение анализа всего мозга по сравнению с анализом ROI дает дополнительные доказательства того, что в основе измеряемого сигнала лежит распределенная структура активности.

Принимая во внимание небольшую выборку этого исследования, важно, чтобы эти методы были дополнительно протестированы в исследовании гораздо большего размера.Кроме того, увеличение времени визуализации или количества испытаний может значительно улучшить качество классификации MVPA. Однако эти первоначальные результаты предоставляют убедительные доказательства того, что классификация MVPA может обеспечить мощный дополнительный подход к измерению волевых реакций у пациентов с тяжелой травмой головного мозга.

Для корреспонденции: Николас Д. Шифф, доктор медицины, кафедра неврологии и нейробиологии, Медицинский колледж Вейл Корнелл, 1300 York Ave, New York, NY 10021 (nds2001 @ med.Cornell.edu).

Принято к публикации: 19 мая 2011 г.

Вклад авторов: Концепция и дизайн исследования : Бардин, Шифф и Фосс. Сбор данных : Бардин, Шифф и Фосс. Анализ и интерпретация данных : Бардин, Шифф и Фосс. Составление рукописи : Бардин, Шифф и Фосс. Критический пересмотр рукописи для важного интеллектуального содержания : Бардин, Шифф и Фосс. Статистический анализ : Бардин, Шифф и Фосс. Получено финансирование : Шифф. Административная, техническая и материальная поддержка : Schiff and Voss. Наблюдение за учебой : Шифф.

Раскрытие финансовой информации: Не сообщалось.

Финансирование / поддержка: Это исследование было поддержано грантами R01 HD51912 от Национального института здоровья детей и человеческого развития Юнис Кеннеди Шрайвер от Национальных институтов здоровья и UL1 RR024996 от Центра трансляционной науки Weill Cornell и фондов. из Джеймса С.Фонд Макдоннелла, Фонд Даны (доктор Шифф), Фонд Лунсбери (доктор Шифф) и Фонд Джерольда Б. Каца (доктор Шифф).

1. Джачино Дж. Т., Смарт СМ. Последние достижения в оценке поведения людей с нарушениями сознания. Curr Opin Neurol . 2007; 20 (6): 614-61917992078PubMedGoogle ScholarCrossref 2.Schnakers C, Perrin F, Schabus M, и другие. Произвольная обработка мозга при расстройствах сознания. Неврология .2008; 71 (20): 1614-1620151PubMedGoogle ScholarCrossref 3. Джилл-Туэйтс Х. Лотереи, лазейки и удача: неправильный диагноз пациента с вегетативным состоянием. Мозг . 2006; 20 (13-14): 1321-132817378223PubMedGoogle ScholarCrossref 4.Monti MM, Vanhaudenhuyse A, Coleman MR, и другие. Сознательная модуляция активности мозга при расстройствах сознания. N Engl J Med . 2010; 362 (7): 579-58920130250PubMedGoogle ScholarCrossref 5. Бардин Дж. К., Финс Дж. Дж., Кац Д. И., и другие. Диссоциация между поведенческими и функциональными оценками когнитивной функции на основе магнитно-резонансной томографии после травмы головного мозга. Мозг . 2011; 134 (Pt 3): 769-78221354974PubMedGoogle ScholarCrossref 6. Оуэн AM, Coleman MR, Boly M, Davis MH, Laureys S, Pickard JD. Обнаружение осознанности в вегетативном состоянии. Наука . 2006; 313 (5792): 140216959998PubMedGoogle ScholarCrossref 8. Джачино Дж. Т., Кальмар К., Уайт Дж. Пересмотренная шкала восстановления после комы JFK: характеристики измерения и диагностическая полезность. Arch Phys Med Rehabil . 2004; 85 (12): 2020-202915605342PubMedGoogle ScholarCrossref 9.

Detre G, Polyn S, Moore C, Natu V, Singer B, Cohen J.Набор инструментов для анализа многовоксельных образов (MVPA). Плакат представлен на: 12-м Ежегодном собрании Ежегодного собрания Организации по картированию мозга человека; 11 июня 2006 г .; Флоренция, Италия

10.Møller MF. Масштабированный алгоритм сопряженного градиента для быстрого обучения с учителем. Нейронная сеть . 1993; 6 (4): 525-533Google ScholarCrossref 11. Юн Дж. Х., Тамир Д., Минзенберг М. Дж., Рагланд Дж. Д., Урсу С., Картер К. С.. Многомерный анализ данных функциональной магнитно-резонансной томографии выявляет дефицит распределенных представлений при шизофрении. Биологическая психиатрия . 2008; 64 (12): 1035-104118822407PubMedGoogle ScholarCrossref 12. Диана Р.А., Йонелинас А.П., Ранганат С. Анализ многовоксельного паттерна высокого разрешения селективности категорий в медиальных височных долях. Гиппокамп . 2008; 18 (6): 536-54118446830PubMedGoogle ScholarCrossref 13. Джонсон Дж. Д., Макдафф С. Г., Рагг М. Д., Норман К. А.. Воспоминание, знакомство и восстановление коры головного мозга: анализ мультивоксельного паттерна. Нейрон . 2009; 63 (5): 697-70819755111PubMedGoogle ScholarCrossref 14.Мейер К., Каплан Дж. Т., Эссекс Р., Уэббер С., Дамасио Х, Дамасио А. Прогнозирование визуальных стимулов на основе активности слуховой коры. Нат Neurosci . 2010; 13 (6): 667-66820436482PubMedGoogle ScholarCrossref 15. Митчелл Т.М., Шинкарева С.В., Карлсон А., и другие. Прогнозирование активности мозга человека, связанной со значениями существительных. Наука . 2008; 320 (5880): 1191-119518511683PubMedGoogle ScholarCrossref 16.Boly M, Coleman MR, Davis MH, и другие. Когда мысли становятся действием: парадигма фМРТ для изучения волевой активности мозга у пациентов с некоммуникативными повреждениями головного мозга. Нейроизображение . 2007; 36 (3): 979-99217509898PubMedGoogle ScholarCrossref 17.Voss HU, Uluç AM, Dyke JP, и другие. Возможный рост аксонов при позднем выходе из состояния минимального сознания. Дж. Клин Инвест . 2006; 116 (7): 2005-201116823492PubMedGoogle ScholarCrossref 18. Castellanos NP, Paúl N, Ordóñez VE, и другие. Реорганизация функциональной связности как коррелят когнитивного восстановления при приобретенной черепно-мозговой травме. Мозг . 2010; 133 (Pt 8): 2365-238120826433PubMedGoogle ScholarCrossref 19.Dancause N, Barbay S, Frost SB, и другие. Обширная перестройка кортикального слоя после травмы головного мозга. Дж. Neurosci . 2005; 25 (44): 10167-1017916267224PubMedGoogle ScholarCrossref

Нейронная основа сохраненного чувства свободы воли и ответственности под принуждением

Abstract

Классические исследования Милгрэма, как известно, указывают на широко распространенную готовность подчиняться властям, вплоть до причинения вреда. Установлены важные ситуативные факторы, способствующие послушанию, например, близость к жертве.Относительно мало работ было сосредоточено на том, как принуждение влияет на индивидуальное познание, или на выявлении когнитивных факторов, лежащих в основе межличностных различий в склонности к принуждению. Здесь мы использовали фМРТ для исследования нейронных систем, связанных с изменениями волевых процессов, связанных с чувством свободы воли и чувством ответственности под принуждением. Участники либо свободно выбирали, либо получали инструкции от экспериментатора, подвергать другого участника слегка болезненному удару электрическим током или воздерживаться от этого.Ранее мы показали, что принуждение уменьшает временную привязку, которая была предложена в качестве неявной прокси-меры чувства свободы воли. Мы проверили, как снижение активности под принуждением связано с различиями в нейронной активности между свободным выбором и принуждением. В отличие от предыдущих исследований и участников, выполняющих задачу вне МРТ, в среднем не было никакого эффекта принуждения на свободу действий участников в сканере. Однако большая активность медиальной лобной извилины достоверно ассоциировалась с большей активностью при принуждении.Аналогичная связь была обнаружена с использованием явных оценок ответственности. Наши результаты показывают, что медиальные лобные процессы, возможно, связанные с волевым действием во время планирования и выполнения действий, могут помочь сохранить чувство ответственности при принуждении. Кроме того, участники, которые применяли больше разрядов в условиях свободного выбора, показали снижение активности во время испытаний по свободному выбору в областях мозга, связанных с социальным познанием. Возможно, это могло отражать когнитивное дистанцирование участников от получателя шока при свободном выборе, тогда как при принуждении этого не наблюдалось.

Образец цитирования: Каспар Э.А., Бейер Ф., Клиреманс А., Хаггард П. (2021) Послушный разум и волевой мозг: нейронная основа для сохранения чувства свободы воли и чувства ответственности под принуждением. PLoS ONE 16 (10): e0258884. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0258884

Редактор: Тило Келлерманн, RWTH Aachen, GERMANY

Поступило: 25 сентября 2020 г .; Принята к печати: 7 октября 2021 г .; Опубликован: 28 октября 2021 г.

Авторские права: © 2021 Caspar et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Поведенческие данные и данные для пилотных исследований общедоступны через https://osf.io/Y2QS4/ Этические правила лаборатории функциональной визуализации в UCL запрещают совместное использование наборов данных визуализации. Использование статистических карт данных изображений для дальнейших исследований должно быть одобрено, обратившись в ethics @ ucl.ac.uk, и в этом случае данные будут предоставлены авторами.

Финансирование: EAC был поддержан FRS-F.N.R.S (Бельгия) и Соглашением о гранте Марии-Склодовской Кюри № 743685. FB поддерживался Немецким исследовательским фондом (BE 5779 / 1-1). PH был поддержан ERC Advanced Grant HUMVOL (323943). AC является директором по исследованиям в F.R.S.-FNRS (Бельгия). Эта работа была поддержана ERC Advanced Grant RADICAL для AC EAC, AC и PH выражают благодарность за дополнительную поддержку от Evens Foundation в форме Evens Science Prize.Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Эксперименты, проведенные Стэнли Милгрэмом [1, 2], показали, что подчинение приказам может привести к крайне антиобщественному поведению. При определенных обстоятельствах большинство людей могло быть принуждено к нанесению очевидного вреда другим на уровнях, которые обычно считались неприемлемыми (на самом деле, «жертвой» в исследованиях Милгрэма был сообщник, который притворился, что ему причинен вред).Хотя в этих исследованиях описаны условия, при которых принуждение является эффективным, они не смогли ответить на центральный вопрос , как принуждение влияет на моральное поведение.

В повседневной жизни существует множество — не очень драматичных — случаев следования приказам. В пределах разумного ожидается, что дети будут подчиняться своим родителям, ученики — учителям, работники — своим менеджерам и т. Д. Ранее мы показали, что принуждение к выполнению социально значимого действия уменьшает временную привязку между действиями и их результатами у участников-добровольцев [3, 4].Временная привязка была связана с чувством свободы воли (обзоры см. [5, 6]), которое является центральным аспектом добровольных действий и тесно связано с ответственностью [7]. Чувство свободы воли было определено как ощущение, что мы являемся авторами (и, следовательно, потенциально ответственными) за свои собственные действия и их последствия во внешнем мире [8]. Снижение чувства свободы воли под принуждением становится весьма актуальным в случаях юридической ответственности. Например, представьте себе работника, которого руководитель инструктирует или даже заставляет пренебрегать протоколами безопасности.Если у работника снижается чувство свободы воли под принуждением, он может принимать более рискованные решения, чем если бы у него было более сильное чувство свободы воли. Таким образом, чувство свободы воли может иметь отношение к управлению действиями. Однако большинство правовых систем предполагают, что здоровые взрослые люди по умолчанию несут ответственность за последствия своих действий. Защиты, основанные исключительно на субъективном опыте произвольного контроля или его отсутствии, остаются проблематичными и противоречивыми [9].

Интересно, что Милгрэм сообщил, что некоторые люди действительно сопротивляются социальным ограничениям при получении приказов [10], но нейрокогнитивные механизмы, связанные с этой вариабельностью «принуждения», еще не известны.В настоящем исследовании изучалась такая межиндивидуальная изменчивость нейронной обработки действия при принуждении. В частности, нас интересовало, как принуждение меняет обработку действий на нейронном уровне в зависимости от того, уменьшаются ли у человека чувство свободы воли и чувство ответственности принуждением или нет. С этой целью мы использовали функциональную магнитно-резонансную томографию (фМРТ), в то время как участники выполняли задание на принуждение, адаптированное из предыдущей работы [3].

Чувство свободы воли можно неявно измерить, используя восприятие времени.В парадигме намеренного связывания [11] участники оценивают задержку между своим действием (т. Е. Нажатием клавиши) и результатом (т. Е. Звуковым сигналом). Воспринимаемая задержка между произвольным действием и звуковым сигналом меньше, чем воспринимаемая задержка между управляющим событием (например, непроизвольным движением) и тем же звуком. Разница между этими оценками является мерой преднамеренного эффекта связывания [12]. Ранее было показано, что временная привязка также может наблюдаться в отсутствие двигательных действий, например, когда участники наблюдают за действиями в виртуальных средах, явление, которое было названо косвенным агентством [13].Это говорит о том, что визуальная информация, позволяющая прогнозировать результат, может сама генерировать временную привязку [14], и что намеренное действие не требуется. Следовательно, любое исследование, желающее сделать выводы, относящиеся к произвольным действиям или аналогичным теоретическим построениям, должно основываться на сравнении тщательно подобранных условий, которые в идеале должны отличаться только в одном критическом аспекте.

Несколько факторов могут влиять на воспринимаемый интервал между действиями и результатами. Например, Borhani et al.[15], определили более сильную привязку для активных, чем для пассивных движений, и более сильную привязку для действий, включающих элемент свободного выбора, чем для инструктируемых действий. Их назвали моторным связыванием и селективным связыванием соответственно. Тип привязки определяется контрастом интересов в экспериментальном дизайне. В задаче, ранее использовавшейся Caspar et al. [3], два участника могли наносить друг другу слегка болезненные удары током, чтобы заработать небольшое денежное вознаграждение.Эту задачу они выполняли либо свободно, либо по указанию экспериментатора. Результаты показали, что временная привязка участников была уменьшена под действием принуждения, несмотря на то, что они фактически выполняли действие. Эффект интереса напоминает «привязку выбора», обсуждавшуюся в [15], и может быть назван «эффектом принуждения к привязке» [3]. Важно отметить, что эта установка соответствовала экспериментальным условиям даже за пределами условий контроля визуального наблюдения, предложенных некоторыми другими исследованиями, поскольку участники выполняли двигательные действия как в испытаниях свободного выбора, так и в испытаниях принуждения.Таким образом, условия были сопоставлены как с точки зрения произвольного движения, так и с точки зрения предсказуемости результата, и различались только тем, было ли конкретное совершенное действие выбрано участником или указано экспериментатором. Единственное различие между нашими экспериментальными условиями было таким образом как таковое , поскольку все двигательные, проприоцептивные, предсказательные и причинные аспекты были идентичны между экспериментальными условиями.

Чувство свободы воли также можно измерить с помощью явных методов [5], спросив участников об их предполагаемом контроле над действиями или результатами.В нескольких исследованиях предпринимались попытки понять, в какой степени коррелируют неявные и явные меры воздействия [16]. В то время как в некоторых исследованиях не сообщалось о корреляции между явными мерами чувства действия и временной привязкой [12, 17], другие исследования обнаружили значительную положительную корреляцию между временной привязкой и явными суждениями об агентстве [18, 19]. Важно отметить, что [17] использовал явные суждения об авторстве, относящиеся к причинно-следственной связи (например, «Вы стали причиной этого события?»), Которые отличаются от суждений об управляемости [18, 20] или ответственности [21, 22].Таким образом, кто-то может хорошо осознавать, что они вызвали эффект, но, тем не менее, испытывать слабое чувство контроля, например, при попытке прокатиться на незнакомом велосипеде. Вероятно, что суждения о контроле или ответственности коррелируют с временной привязкой, тогда как суждения об авторстве — нет. В текущем исследовании мы использовали временную привязку как неявную меру агентности в сочетании с явными рейтингами ответственности.

Предыдущие исследования показали, что временное связывание связано с повышенной активностью в дополнительной моторной области (SMA) [23], тогда как явные суждения об агентстве отрицательно связаны с активностью в угловой извилине (AG) [24-27].Предыдущие исследования также показали, что свободный выбор (по сравнению с проинструктированным выбором) был связан с активацией областей мозга, связанных с двигательным планированием [28], таких как пре-дополнительная моторная область (preSMA), правая дорсальная префронтальная кора и левая интрапериетальная кора. . Однако в этих исследованиях основное внимание уделялось произвольному выбору ответов, которые не дали значимых результатов. Таким образом, неясно, лежат ли подобные когнитивные процессы в основе выбора действий в ситуациях, когда действие агента имеет валентные социальные последствия, как, например, в случае принуждения.Одно недавнее исследование обнаружило отрицательную связь между активностью предклиния и явно измеряемым чувством свободы воли в сложной задаче принятия решений, предполагающей принятие социальных рисков [24]. Таким образом, если временная привязка модулируется релевантной контексту и задаче нейронной активностью таким же образом, как и явное ощущение свободы действий, можно ожидать, что те лобные, теменные и височные области мозга, обычно связанные с моральными рассуждениями [29] и социальными познание [30], также должно коррелировать с эффектами принуждения на временную привязку.Таким образом, мы предсказали, что если на нейронную основу временной привязки может влиять социальный контекст и валентность результата, мы можем наблюдать, что временная привязка коррелирует с активностью в областях мозга, более часто связанных с социальным познанием. Чтобы оценить, как просоциальность влияет на временную привязку и ее нейронную основу, мы также исследовали, как количество произвольных разрядов может быть связано с субъективным восприятием принудительной нейронной обработки принуждения.

Методы

Участников

Шестьдесят участников (в основном студенты университетов) были набраны в однополые диады (т.е. женщина-женщина или мужчина-мужчина). Никто из участников не сообщил, что знает друг друга. Чтобы оценить размер выборки, мы использовали размер эффекта основного эффекта условия (свободный выбор, принуждение) эксперимента 2 в [3] dz = 0,630. Для достижения степени 0,80 предполагаемый размер выборки составил 22 диады [31]. Мы установили размер образца МРТ на 30 диад, чтобы обеспечить достаточный образец для анализа эффекта связывания на основе возможного исключения участников.В каждой диаде каждый участник выполнял как роль «агента», так и роль «жертвы». Данные МРТ f были собраны только от агентов, и только от тех, кто выполнял роль агента первыми — это позволило избежать возможных эффектов порядка, поскольку на участника, выполняющего роль агента после того, как он стал жертвой, может влиять количество полученных им шоковых ударов. . Данные пяти участников были исключены из-за технического сбоя во время сканирования (N = 2), засыпания (N = 2) и систематического несоблюдения инструкций в последнем прогоне (N = 1).Для остальных 25 участников (14 женщин), прошедших сканирование, средний возраст составлял 23,0 года (SD = 3,7). Для 25 участников, которых не было в сканере (11 женщин), средний возраст составлял 24,4 года (SD = 5,2). Набор участников проводился в период с декабря 2017 г. по март 2018 г. Критерии включения: хорошее здоровье, отсутствие противопоказаний для МРТ и возраст до 30 лет. Участники были набраны из числа студентов Университетского колледжа Лондона и местного сообщества. Участникам были предоставлены письменные информационные листы об исследовании и письменное согласие.Исследование было одобрено местным этическим комитетом Лондонского университетского колледжа (0847/009).

Материалы и методика

Два пилотных эксперимента были проведены на двух образцах, отличных от того, который использовался в нашей основной парадигме, чтобы установить следующие параметры задачи (см. Файл S1): По прибытии в лабораторию оба участника получили инструкции и предоставили информированное согласие. Затем они прошли процедуру определения их индивидуального болевого порога для электростимуляции, как описано ранее [3] и в (Файл S1).Электростимуляция была откалибрована как умеренно болезненная. Участник, который был назначен агентом первым, был затем помещен в сканер, в то время как участники, которые были назначены в качестве « жертвы », сидели в комнате рядом со сканером с экспериментатором и были подключены к машине, доставляющей болезненные стимулы ( Рис 1A). Перед агентом стояли два экрана (рис. 1Б). На одном экране в реальном времени отображалось видео левой руки получателя. В каждом испытании агенты сначала получали звуковую инструкцию («Проведите электрошок» / «Не проводи электрошок» в испытаниях по принуждению; «Вы можете решить» в испытаниях по свободному выбору), см. Рис. 1C.Без ведома участников, эти инструкции были предварительно записаны, чтобы обеспечить точное время. Для повышения достоверности процедуры каждое предложение записывалось 4 раза с небольшими вариациями голоса и отображалось случайным образом. Кроме того, аудиозаписи включали фоновый звук, аналогичный переговорам по внутренней связи.

Рис 1. Настройка задачи.

A показывает физическую настройку; один участник (агент) выполнял задание внутри МРТ, второй («жертва») в соседней комнате с визуальными чернилами через камеру. B показывает визуальное представление внутри МРТ: слева была показана прямая трансляция руки получателя с камеры; справа были предъявлены стимулы к заданию. C показывает временную схему одного испытания. D показывает корреляцию между эффектом принуждения на связывание и эффектом принуждения для явных оценок контроля.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0258884.g001

После получения устной инструкции на экране появилось изображение из двух прямоугольников, красного с надписью «SHOCK» и зеленого с надписью «NO SHOCK». в левой и правой нижней части экрана.Картирование ключевых результатов варьировалось случайным образом на пробной основе, но результат всегда полностью соответствовал отображению, наблюдаемому участником. После этого агенты могут нажать одну из двух кнопок. Нажатие кнопки РАЗРЯД вызывает у пострадавшего электрошок, а нажатие клавиши НЕТ РАЗРЯДА не оказывает никакого электрошока. Оба варианта были доступны в каждом испытании, независимо от каких-либо инструкций. Звуковой сигнал следует за каждым нажатием кнопки через 200, 500 или 800 мс. Интервалы тона действия были перемешаны с ограничением, что в наборе из шести испытаний каждый интервал был представлен дважды.В испытаниях, в которых возник шок, он подавался одновременно с звуковым сигналом, чтобы избежать временного смещения в интервальных оценках. Участников попросили оценить интервал между нажатием кнопки и звуковым сигналом (следуя процедуре, описанной в [32]. Аналоговая шкала с «0» в левой части шкалы и «1000» в правой части отображалась на шкале. На этой шкале отображался красный маркер положения с числом, соответствующим текущему положению маркера в мс.Начальное положение маркера экспериментально варьировалось случайным образом. У участников было 4 кнопки, по две для каждой руки, для регулировки положения маркера с шагом 100 мс и 1 мс. После фиксированной продолжительности 6 секунд их ответ был сохранен, и испытание завершилось. Каждый электрошок, направленный «жертве», был вознагражден в размере +0,05 фунтов стерлингов в двух экспериментальных условиях. Если участники выбирали шок, рисунок денежного мешка представлялся на одну секунду после того, как они оценивали продолжительность интервала между нажатием кнопки и полученным звуковым сигналом.

Таким образом, экспериментальные условия были идентичны с точки зрения визуальных, слуховых и соматосенсорных событий, и единственное различие заключалось в содержании инструкций («Вы можете решить» в условиях свободного выбора по сравнению с «Сделать электрошок / не давать шок »в принудительном состоянии). Кроме того, фаза инструкции была отделена от фазы выполнения действия, потому что отображение ответа-результата было представлено только после того, как инструкции были даны. Таким образом, принятие решения — применять ток или нет — было отделено от двигательной подготовки и выполнения.

Задача была разделена на 8 блоков по 12 испытаний в каждом, 4 блока свободного выбора и 4 блока принуждения (представлены в 4 прогонах фМРТ с двумя блоками задач в каждом). В конце каждого блока задач участники оценивали свое явное чувство ответственности (т. Е. «Насколько ответственным вы чувствовали себя за результаты своих действий?») По сравнению с результатами своих действий, используя непрерывную шкалу от «не отвечаю на от всех «до« полностью ответственных », с курсором, управляемым левой и правой клавишами указательного пальца на кнопочных блоках.В блоках принуждения все участники были проинструктированы наносить разряд в 50% испытаний, а в блоках со свободным выбором они могли самостоятельно решать, какое количество разрядов проводить. На протяжении всего эксперимента участник мог наблюдать за рукой получателя через видеосвязь и, таким образом, мог наблюдать, как электрические разряды вызывали видимое мышечное сокращение. После задания были записаны анатомические изображения. Затем участники выполняли задачу вне сканера, меняя роли агента и «жертвы».Поведенческие данные для этой второй фазы эксперимента были проанализированы, но не было соответствующих данных f МРТ. Вторая фаза была включена, чтобы гарантировать, что диадическое взаимодействие было взаимным.

Сбор, обработка и анализ данных МРТ

Было записано

МРТ-изображений с помощью трехканального сканера Siemens на 3,0 Тесла и 32-канальной катушки для головы. Структурные изображения, взвешенные по T1, были записаны со следующими характеристиками: матрица = 240×256; 176 сагиттальных срезов; Размер вокселя = 1x1x1 мм.Было записано четыре прогона функциональных изображений (матрица = 64×64; 48 поперечных срезов в порядке возрастания; 195 объемов на прогон; TR = 3,3 секунды; TE = 30 мс; размер вокселя = 3x3x3 мм 3 , включая зазор между срезами 0,3 мм). Обработка данных МРТ проводилась в SPM12 [33] с расширениями панели инструментов Marsbar [34] и rfxplot [35]. Изображения были скорректированы по времени срезов, повторно выровнены по первому изображению первого прогона, нормализованы в пространстве MNI и сглажены 8-миллиметровым ядром.

На первом уровне мы определили отдельные регрессоры для испытаний свободного выбора и принуждения, начиная с представления слуховых инструкций и до тех пор, пока не будет представлен тон (= результат действия).Регрессоры, не представляющие интереса, включали нажатия кнопок, рейтинговую шкалу агентства, представление тона и регрессоры движения.

На первом уровне мы определили свободный выбор> контраст принуждения. На втором уровне мы использовали этот контраст для исследования общих эффектов принуждения в t-тесте с одной выборкой, а также для настройки межсубъектного регрессионного анализа. Мы определили три регрессора для исследования межсубъектной изменчивости нейронной обработки принуждения: эффект принуждения на связывание; эффект принуждения на рейтинг ответственности и количество шоков, применявшихся в испытаниях по свободному выбору.Средний балл привязки каждого участника был получен путем вычитания предполагаемого интервала тона действия для каждого испытания из фактического интервала тона действия. Разница между средним значением привязки для испытаний по принуждению и для испытаний со свободным выбором была принята как эффект принуждения к привязке. В трех отдельных анализах мы проверили модуляцию контраста свободный выбор> принуждение каждым регрессором.

Для всех анализов всего мозга мы использовали порог значимости p <0,05, скорректированный по FWE на уровне кластера, с начальным порогом p <.001 без исправлений.

Результаты

Поведенческие результаты

Мы проверили показатели временной привязки и оценки явной ответственности за нормальность с помощью тестов Колмогорова-Смирнова. В то время как тесты на обязательное принуждение (p = 0,055) и рейтинги ответственности — свободный выбор (p = 0,051) приблизились к значимости, разница в баллах по свободному выбору-принуждению, использованная в следующих корреляционных анализах, была нормально распределена для обоих показателей (p = .2).

Количество разрядов, произвольно нанесенных участниками.

Поведенческие данные для участников МРТ и участников, не принимавших МРТ, показаны в таблице 1. Из-за высокой вариабельности количества разрядов, проводимых свободно (см. Файл S1), мы не разделяли время реакции или ошибки суждения по разряду разряда / не- шок, поскольку 10 участников показали менее 10 испытаний для одного из этих вариантов выбора. В предыдущих исследованиях фактор шок / отсутствие шока не взаимодействовал с интересующими эффектами [3, 4, 36].

Если не указано иное, наши анализы сосредоточены только на образце МРТ.В условиях принуждения участникам было приказано произвольно нанести 24 из 48 ударов током. Один участник никогда не выполнял приказы экспериментатора в одном блоке, систематически нажимая на другую кнопку, связанную с полученным приказом, и поэтому этот участник был исключен. В условиях свободного выбора участникам было сказано, что они полностью свободны решать, наносить или не наносить электрошок другому участнику. В среднем агенты вводили 25,82 / 48 (SD = 14,76, минимум: 1/48, максимум: 48/48) разрядов в испытаниях по свободному выбору.Хотя это среднее значение аналогично количеству шоков, полученных при принуждении, за средним значением скрываются большие индивидуальные различия, при этом многие участники демонстрируют либо большее, либо меньшее количество произвольно проведенных шоков (S1). Таким образом, доля потрясений, которые участники добровольно выбрали для проведения, может существенно отличаться от 50% потрясений, проинструктированных при определенных условиях. Среди участников МРТ, включенных в анализ, неповиновение в испытаниях по принуждению было в целом низким (среднее количество неподчиненных испытаний = 1.4, SD = 2,4; мин = 0; макс = 10). Испытания, не выполненные с соблюдением требований, были исключены из анализа МРТ.

Эффект принуждения к связыванию.

Мы рассчитали баллы временной привязки для каждого испытуемого, вычитая оценку каждого интервала из фактического интервала ответ-тональный сигнал для этого испытания. Эта разница представляет собой ошибки суждения, с высоким положительным значением, показывающим сильный эффект временной привязки (например, если интервал ответного сигнала составлял 500 мс, и участник оценил его как 400 мс, это дало бы оценку привязки 100).Затем мы усреднили эти оценки отдельно для испытаний по свободному выбору и по принуждению. В среднем, мы не наблюдали значимой разницы в привязке между испытаниями Free-Choice и Coercion (M бесплатно = 72,6 мс, SD бесплатно = 131,0 мс; M принуждение = 74,0 мс, SD принуждение = 135,8 мс; односторонний t-тест, p = 0,557) для участников, выполняющих задачу внутри сканера МРТ. Напротив, участники, выполняющие задание вне сканера, показали значительно более сильное связывание при свободном выборе по сравнению с испытаниями принуждения (M , свободный = 191.9 мс, SD свободно = 82,8 мс; M принуждение = 176,1 мс, SD принуждение = 86,8 мс; односторонний t-тест, t 24 = 1,9; p = 0,036; Коэна-d = 0,18). Важно отметить, что абсолютная ошибка оценки (т. Е. Абсолютное значение разницы между оценочными и фактическими интервалами) была сопоставима между группами, как и вариабельность ошибок оценки интервалов внутри субъекта (средняя абсолютная ошибка оценки = 222,6 мс внутри сканера / 227,6 мс вне сканера. , SD = 68.6 мс / 63,9 мс, t 48 = -,3, p = 0,792; среднее стандартное отклонение = 154,8 мс / 158,2 мс, SD = 41,0 мс / 31,8 мс, t 48 = -,3, p = 0,741). Таким образом, групповые различия во временном связывании и его чувствительности к принуждению не могут быть объяснены в целом ухудшенной производительностью интервальной оценки в среде МРТ. Скорее, наблюдалась необычно высокая межсубъектная вариабельность эффектов принуждения на связывание, предполагая, что среда МРТ (например, находясь в другой комнате, чем экспериментатор) могла модулировать эффекты принуждения у некоторых участников.

Однако участники внутри сканера показали более низкие уровни явной ответственности при принуждении, чем испытания со свободным выбором (M бесплатно = 854,9 (au), SD бесплатно = 124,5; M принуждение = 315.9 (au), SD принуждение = 241,6; p <0,001, t 24 = 10,7).

Для каждого субъекта мы рассчитали эффект принуждения на связывание, вычислив разницу «связывание по свободному выбору» — «связывание по принуждению». Сильно положительный эффект принуждения соответствует уменьшению временной привязки под принуждением и, таким образом, предположительно, сильному снижению чувства свободы воли под принуждением.Мы сделали то же самое с рейтингами явной ответственности. Затем мы коррелировали эффект принуждения на рейтинги ответственности участников с эффектом принуждения на их обязательные оценки. Поскольку неявные и явные показатели агентства могут иметь положительную корреляцию, мы провели односторонний тест. Это показало умеренную связь в прогнозируемом направлении (r = 0,38, p = 0,03). Участники, которые продемонстрировали более сильное сокращение суждений об ответственности под принуждением, также показали более сильное снижение обязательности принуждения.Таким образом, эффекты принуждения при связывании в сканере, как правило, были ниже, чем эффекты вне сканера, но вариабельность эффектов принуждения на связывание между субъектами была связана с эффектами принуждения на субъективную ответственность. Это предполагает, что эффекты принуждения на привязку могут зависеть от того, в какой степени принуждение повлияло на субъективный опыт участников (а не, например, от общих эффектов пребывания в среде сканера на оценку времени).

Результаты МРТ

Главный эффект принуждения.

Contrasting Coercion> Испытания FreeChoice показали повышенную активность в левой нижней лобной извилине (lIFG; Рис. 2A; Таблица 2). Обратный контраст (FreeChoice> Coercion) не показал значительных эффектов.

Рис. 2. Основной эффект принуждения и взаимодействия с эффектом принуждения на связывание.

A показывает основной контраст Coercion> FreeChoice. B показывает кластер MFG регрессии эффекта принуждения связывания против контраста FreeChoice> Coercion. C показывает процентное изменение сигнала для области, показанной в B , для участников, отсортированных по медианному разделению в соответствии с их эффектом принуждения к связыванию. D показывает корреляцию между контрастом «Свободный выбор> принуждение» в MFG и разницей «Свободный выбор> принуждение» в связывании. E показывает процентное изменение сигнала для той же области, при этом участники отсортированы по медианному разбиению в соответствии с их эффектом принуждения для явных оценок ответственности. F показывает корреляцию между эффектами принуждения на деятельность MFG и рейтингами ответственности. Планки погрешностей представляют собой стандартные ошибки среднего.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0258884.g002

Модуляция нейронной обработки принуждения за счет уменьшения временной привязки.

Хотя вышеупомянутая высокая вариабельность эффектов принуждения на временное связывание ослабила общий поведенческий эффект, мы смогли использовать эту вариабельность для исследования нейронных коррелятов индивидуальных различий в эффекте принуждения при связывании.Для каждого субъекта мы вычитали балл привязки для испытаний принуждения из балла для испытаний на свободный выбор, так что более высокий балл указывал на более сильное снижение привязки при принуждении. Затем мы регрессировали этот результат по сравнению с контрастом FreeChoice> Coercion MRI. Это продемонстрировало положительный эффект для кластера в медиальной лобной извилине (MFG; Рис. 2B; Таблица 2) при подходе всего мозга: участники с более сильно сниженным связыванием при принуждении также показали относительно более низкую активность в MFG при принуждении, см. Рис. 2Б.Таким образом, относительно более сильная активность в этой области в условиях принуждения была связана с сохранением чувства свободы воли, измеряемой методом восприятия времени.

Результаты регрессии показаны на рис. 2D, где значение контраста FreeChoice> Coercion в MFG показано для сферы диаметром 5 мм, центрированной на пике кластера. Обратите внимание, что этот график разброса показан только для целей визуализации и не должен восприниматься как индикация размера эффекта.

Для дальнейшей визуализации эффектов, лежащих в основе этого результата регрессии, мы выполнили медианное разбиение участников на основе размера их индивидуального эффекта принуждения при связывании.Затем мы определили сферу 5 мм вокруг пика кластера MFG и извлекли значения активности для испытаний свободного выбора и принуждения. Как видно на рис. 2С, наблюдалась тенденция к увеличению активности в этой области под принуждением для тех участников, чье связывание было менее сильно снижено при принуждении, но не у участников, чье связывание было более сильно ослаблено при принуждении. Как и раньше, это медианное разбиение было выполнено только для целей визуализации. Статистический анализ данных после разделения не проводился.

Важно отметить, что активность MFG не коррелировала с качеством интервальных оценок, рассчитанным как наклон интервальных оценок по сравнению с фактическими интервалами (r = 0,12, p = 0,58), и эффектом принуждения * корреляцией MFG удерживается при учете межличностных различий в наклоне (r часть = 0,69, p <0,001).

Модуляция нейронной обработки принуждения сниженным чувством ответственности.

Сначала мы выполнили анализ ROI, чтобы проверить, связано ли снижение чувства явной ответственности под принуждением с активностью в этом кластере MFG, как это наблюдалось для интервальных оценок.С этой целью для каждого испытуемого мы рассчитали средний рейтинг ответственности для блоков свободного выбора и вычли из него средний рейтинг для блоков принуждения. Это дало нам индивидуальную оценку степени, в которой каждый испытуемый сообщил о снижении субъективного чувства ответственности при принуждении. Мы использовали этот показатель в качестве регрессора по сравнению с контрастом FreeChoice> Coercion MRI и выполнили анализ ROI с использованием вышеупомянутого кластера MFG (сфера 5 мм вокруг пика активации). Это показало положительную корреляцию между эффектом ответственности и контрастом MFG (t = 3.5, p <0,001), см. Рис. 2F. Описательно, участники с сохраненными четкими оценками ответственности при принуждении показали более высокую активность в этой области при принуждении, а участники, сообщившие о снижении ответственности при принуждении, показали противоположный эффект (рис. 2E). Это предполагает общую нейронную основу уменьшения временных привязок и снижения чувства ответственности при принуждении. Поэтому мы проверили, можно ли полностью объяснить общую корреляцию между активностью MFG и эффектами принуждения на привязку, с одной стороны, и эффектами принуждения на ответственность, с другой, корреляцией между эффектами принуждения на привязку и на оценку ответственности (см. Выше).Частичная корреляционная ответственность MFG * оставалась значимой даже при контроле временной привязки (r часть = 0,49, p <0,05), а частичная корреляционная MFG * привязка оставалась значимой даже при контроле ответственности (r часть = .61, p <.01). Обратите внимание, что эти частные коэффициенты корреляции не следует интерпретировать как меры размера эффекта, потому что они являются апостериорным анализом наших результатов фМРТ. В дополнение к этому анализу на основе рентабельности инвестиций мы также выполнили регрессионный анализ всего мозга по влиянию принуждения на рейтинги ответственности.Это не показало никаких дополнительных значительных эффектов.

Модуляция нейронной обработки принуждения посредством индивидуальной склонности к беспрепятственному применению электрошока.

Наконец, чтобы проверить, повлияла ли на нейронную обработку принуждения в этом контексте задачи индивидуальная предрасположенность к беспрепятственному применению шока, мы исследовали взаимосвязь между принуждением и количеством шоков, доставленных в испытаниях свободного выбора. Мы использовали количество потрясений, которые испытывали участники в испытаниях по свободному выбору, в качестве межгруппового регрессора против контраста FreeChoice> Coercion.Это показало отрицательный эффект для правой верхней теменной доли (rSPL), задней поясной извилины / предклинья, правой средней височной извилины (MTG), левой верхней височной извилины (lSTG), правого таламуса и правой прецентральной извилины (рис. 3A; таблица 2). Таким образом, относительно более высокая активность в этих областях при свободном выборе была связана с меньшим количеством нанесенных потрясений. Апостериорный медианный сплит-анализ для этих областей выявил общую тенденцию в испытаниях по свободному выбору, а именно: те участники, которые применяли больше разрядов, показали более низкую активность, чем люди, которые применяли меньше разрядов (рис. 3B).Эти результаты сохраняются при дополнительном включении эффектов принуждения в рейтинги привязки и ответственности в качестве дополнительных регрессоров в дизайн (см. Рисунок в файле S1).

Рис. 3. Взаимодействие свободно применяемых разрядов и принуждения.

Рис. A показывает регрессию количества произвольно вводимых разрядов по сравнению с контрастом FreeChoice> Coercion. В показанных регионах участники, которые нанесли больше разрядов, показали относительно меньшую активность в испытаниях по свободному выбору. B показывает медианное разбиение для регионов, показанных в A .

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0258884.g003

Обсуждение

Мы исследовали межиндивидуальную изменчивость в нейронной обработке принуждения, сосредоточив внимание на роли уменьшения временного связывания и ответственности при принуждении. В условиях свободного выбора участники могли выбирать, давать ли другому участнику умеренно болезненный электрический шок в обмен на деньги.В условиях принуждения экспериментатор проинструктировал одних и тех же участников либо применять одинаковые разряды, либо нет. Мы использовали эффект временной привязки как неявную меру чувства ответственности [12] наряду с явными оценками ответственности.

В нашем исследовании, где участники применяли электрошок, который, как они знали, были болезненными, но терпимыми и безопасными, показатели неповиновения были низкими. Однако межличностные различия в ответах на принуждение очень важны в реальных жизненных обстоятельствах [37, 38].Сохраненное чувство свободы воли под принуждением, измеряемое низким эффектом принуждения на временную привязку, и сохраненное чувство ответственности за результаты действий, возможно, могло бы функционировать как защитный механизм от проблемных социальных и моральных последствий ненадлежащего повиновения. Наше исследование было направлено на выявление предполагаемых механизмов в человеческом мозге, которые могут лежать в основе этих эффектов.

Взаимосвязь между снижением свободы действий и ответственностью при принуждении и нейронной обработкой принудительных действий

В нескольких исследованиях изучалось влияние свободного и принудительного выбора на чувство свободы воли [39–41], однако в этих исследованиях использовались нерелевантные результаты произвольных действий.В нашей задаче, напротив, каждое действие имело социальные и денежные последствия, которые предположительно считались важными для участника. В этом контексте мы наблюдали иную взаимосвязь между чувством агентности и паттернами нейронной активности, чем в предыдущих исследованиях, значение которых обсуждается ниже.

У всех испытуемых мы обнаружили, что участники, которые продемонстрировали более сильное уменьшение временного связывания при принуждении, также показали меньшую активацию медиальной лобной извилины (MFG) в испытаниях принуждения. Другими словами, участники, которые сохраняли высокое чувство свободы воли — измеряемое связыванием — под принуждением, показали повышенную активность в MFG под принуждением по сравнению с испытаниями свободного выбора.Следует отметить, что мы говорим о относительном снижении связывания при принуждении на по сравнению со свободным выбором. Поскольку показатели абсолютного связывания трудно интерпретировать, мы не можем сказать, продемонстрировали ли участники с большим эффектом принуждения при связывании уменьшение связывания при принуждении или повышенное связывание при свободном выборе.

Аналогичные модели корреляции были также обнаружены для явных оценок ответственности, предполагая, что результат не является просто ложной корреляцией, связанной с ролью MFG в оценке времени.В то время как намеренное связывание часто считается неявным или предрефлексивным показателем чувства свободы воли, на рейтинги ответственности могут сильнее влиять контекстные факторы, такие как осознание того, что кто-то выполнял приказы, или моральные соображения, основанные на понимании участниками обязанность. Поэтому неудивительно, что корреляция между этими двумя показателями у участников МРТ была скромной. Этот вывод актуален в связи с продолжающейся дискуссией о взаимосвязи между неявными и явными мерами действия [16].Здесь мы показываем, что временная привязка может быть положительно коррелирована с рейтингом ответственности, и что оба измерения частично связаны с одним и тем же основным нейронным механизмом.

Примечательно, что активность MFG не увеличивалась в целом в условиях свободного выбора по сравнению с условием принуждения. Вместо того, чтобы представлять общий нейронный коррелят выбора действия, активность MFG коррелировала с временной привязкой и чувством ответственности, особенно под принуждением.Таким образом, наши результаты предполагают, что устойчивость к эффектам принуждения, снижающим активность и ответственность, связана с привлечением волевых процессов, отраженных в деятельности MFG. Кластер, который, как мы обнаружили, коррелирует как с эффектами временного связывания, так и с эффектами ответственности, находится на передней границе пре-SMA, в области, связанной с выбором произвольного действия [42, 43].

Можно предположить, что участники с более сильной волей при принуждении демонстрируют более сильную активацию MFG по той простой причине, что они сами добровольно намеревались делать все равно, что диктует принудительная инструкция.Однако в нашем дизайне принуждение к применению электрошока составляло , случайным образом изменялось , поэтому действия участников в соответствии с последовательным добровольным предпочтением одного результата заставили бы их подвергнуться соответствующему принуждению по крайней мере в некоторых испытаниях.

Обычно MFG сильнее активируется при свободном выборе, чем при инструктированном выборе для простых двигательных задач [28, 44, 45]. Однако конкретная область MFG, активированная в нашем исследовании, участвует в преодолении конфликта между двумя конкурирующими планами действий [46].Также было обнаружено, что он активирован для другого важного аспекта произвольного действия и свободы воли, а именно намеренного торможения запланированных действий [47]. Соответственно, мы предполагаем, что для некоторых участников следование инструкциям по принуждению было связано с сильным конфликтом на уровне источника с контролем волевых действий, основанным на усилиях индивида действовать автономно. Схематическое изображение задействованных концепций показано на рис. 4.

Используемая здесь парадигма не предназначена для того, чтобы вызвать неповиновение: участникам явным образом показывают, что шоки, которые они наносят, не вредны, хотя и болезненны.Для некоторых участников условие принуждения содержит более высокое соотношение шоков, чем они применялись по свободному выбору, для других — наоборот. Влияние принуждения на временную привязку и рейтинги ответственности наблюдается независимо от того, был нанесен шок или нет. Действительно, задача временной привязки заключалась в оценке интервала между действием и звуком, поэтому возникновение или ненаступление шока во время тона фактически было случайным для задачи оценки. Таким образом, мы не утверждаем, что принуждение вызывает стратегическое смещение ответственности за вредные результаты действий.Скорее, мы показываем, что сохраняющаяся временная привязка и чувство ответственности при принуждении связаны с паттернами нейронной активации, которые предполагают сильный волевой контроль. В будущих исследованиях следует проверить эту интерпретацию, возможно, используя прямые поведенческие меры воли, а не полагаясь на паттерны нейронной активации.

Принуждение и склонность к беспрепятственному применению электрошока

Участники, которые провели большое количество разрядов в испытаниях по свободному выбору, показали относительно меньшую активность в испытаниях по свободному выбору в ряде областей мозга, включая области височных долей, угловую извилину и заднюю поясную часть / предклинье, а также подкорку в таламусе.Эти области коры головного мозга являются традиционными областями ментализации, и было обнаружено, что таламус активируется при выполнении некоторых задач социального познания [30]. Предварительная интерпретация этих результатов заключается в том, что в испытаниях по свободному выбору участники, которые предпочли нанести больше шока, могли быть менее когнитивно вовлечены и, возможно, меньше думали о последствиях своих действий для своего соучастника. Подавление ментализации во время экспериментов по свободному выбору могло облегчить участникам задачу доставить умеренно болезненные стимулы другому человеку.Напротив, в условиях принуждения активность в этих областях была одинаково высокой для обеих групп участников. Это предполагает, что возможность переложить ответственность на человека, отдающего приказы, может облегчить участникам размышление о последствиях своих действий для других. Учитывая, что эти результаты основаны только на паттернах нейронной активности, будущие исследования должны проверить эти теории с помощью поведенческих критериев восприятия перспективы. Этот результат, тем не менее, согласуется с предыдущим исследованием МРТ, которое показало, что количество разрядов, которые агенты свободно выбирали для нанесения, было связано с активностью височно-теменного соединения (TPJ, [48]), области мозга, связанной с эмоциональной перспективой. взятие и теория разума [49, 50].

Главный эффект свободного выбора против принуждения

В испытаниях по принуждению, по сравнению со свободным выбором, мы обнаружили повышенную активность в левой нижней лобной извилине, доходящей от области Брока до прецентральной извилины. Вовлечение области Брока может отражать обработку словесных инструкций [51, 52]. В отличие от предыдущих исследований [28], мы не обнаружили повышенной активности СМА ни в исследованиях свободного выбора, ни в каких-либо других областях мозга. Тем не менее, условия инструктивного выбора в предыдущих исследованиях, как правило, предписывали участникам выполнять произвольное двигательное поведение [53, 54], использовали ускоренные ответы [28, 54] и смешанные варианты: свободное / смешанное.порученные испытания. Напротив, в нашей задаче свободный выбор был не произвольным, а значимым и социально значимым. Кроме того, поскольку наши испытания по свободному выбору проводились в отдельном блоке и без каких-либо инструктированных испытаний, выбор действия можно было выполнить заранее, в интервале между испытаниями. Эти особенности конструкции могут объяснить отсутствие активации SMA и pre-SMA, связанных с нашим бесплатным выбором. Другое недавнее исследование показало, что левая верхняя медиальная и средняя орбитальная извилины в vmPFC были более активными при принятии решения в состоянии свободного выбора по сравнению с выполнением приказов в состоянии принуждения [48].Тот факт, что мы не наблюдаем такой разницы в настоящем исследовании, может быть результатом уменьшения опыта принуждения, потому что экспериментатор физически не присутствовал в комнате МРТ, в то время как в [48] они присутствовали.

Поведенческие эффекты

В то время как эффекты принуждения на связывание были явно связаны с нейронной обработкой принуждения на уровне между субъектами, принуждение не влияло на связывание на уровне группы у тех участников, которые тестировались в сканере МРТ. Однако участники, протестированные вне МРТ-сканера, показали эффект в ожидаемом направлении [3] и в соответствии с результатами пилотных экспериментов (файл S1).Важно отметить, что на абсолютную ошибку интервальных оценок не повлияла среда сканера. Необычная физическая среда для МРТ-сканирования, в которой агент находится в комнате, отличной от экспериментатора, который его принуждает, и от реципиента, которого они шокируют, может значительно снизить общий эффект принуждения на чувство свободы воли. Действительно, в одном из вариантов оригинального исследования Милгрэма [10] экспериментатор отдавал приказы по телефону, не присутствуя физически в комнате с участником.В этой ситуации участники с гораздо большей вероятностью не подчинялись принудительным инструкциям экспериментатора, демонстрируя, таким образом, ослабленный эффект принудительных инструкций. Исследования авторитарной политики отмечают, что принуждение обычно требует сильного присутствия и сигналов со стороны силы принуждения [55].

Кроме того, общая временная привязка была уменьшена в сканере МРТ по сравнению с тем, когда участники выполняли задачу на стандартном компьютере вне сканера. Этот эффект может быть вызван необычной настройкой.Например, задача в сканере МРТ выполнялась без видения рук и с использованием полей ответов, в то время как задача за пределами сканера МРТ выполнялась со зрением рук и с использованием клавиатуры компьютера. Эти факторы могут повлиять на опыт контролирующих действий.

У всех участников сила эффекта принуждения к связыванию имела умеренную связь с эффектом принуждения на явные рейтинги ответственности в прогнозируемом направлении, что дополнительно подтверждает нашу интерпретацию, что уменьшение эффекта принуждения со стороны среды МРТ выявило значимые межличностные отношения. изменчивость.

Направления будущего

Наши результаты позволяют предположить два направления будущих исследований. Во-первых, большинство предыдущих исследований было сосредоточено на последствиях принуждения при совершении вредных действий. Однако принуждение в контексте действий с положительной валентностью встречается довольно часто. Например, родители и педагоги могут использовать мягкую форму принуждения, чтобы способствовать просоциальному поведению детей (например, настаивая на том, чтобы ребенок извинился за причиненный ими вред). Включение положительных результатов действий, в отличие от болезненных потрясений, позволило бы провести дальнейшую проверку роли противодействия принуждению и чувства свободы воли при сохранении чувства ответственности и могло бы иметь важные последствия для возможных просоциальных применений принуждения.

Во-вторых, в будущих исследованиях следует выяснить, связаны ли сохраняемая свобода действий и чувство ответственности при принуждении с повышенной вероятностью неповиновения приказам принуждения. Хотя было бы этически проблематично увеличивать (воспринимаемый) вред действий, чтобы получить более высокий уровень неповиновения, будущие исследования могут потенциально снизить воспринимаемую стоимость неповиновения, например, за счет дальнейшего устранения предполагаемого надзора со стороны экспериментатора.

Выводы.Это может отражать процесс преодоления конфликта между подчинением авторитету и предпочтением действовать в соответствии с собственным свободным выбором. Кроме того, участники, которые наносили более умеренно болезненные удары другому участнику по свободному выбору, показали снижение активности в испытаниях свободного выбора в областях мозга, связанных с социальным познанием. Это может отражать когнитивное дистанцирование от получателя шока. В будущих исследованиях следует попытаться расширить эти результаты, используя поведенческие меры воли и социального познания.

Благодарности

Мы благодарим Стива Флеминга за помощь в разработке дизайна, сбор данных изображений и ценный вклад в этот проект.

Список литературы

  1. 1. Бласс Т. Парадигма Милгрэма через 35 лет: кое-что, что мы теперь знаем о подчинении властям 1. J Appl Soc Psychol. 1999; 29: 955–978.
  2. 2. Милгрэм С. Поведенческое исследование послушания. J Abnorm Soc Psychol. 1963; 67: 371. pmid: 14049516
  3. 3.Каспар Э.А., Кристенсен Дж. Ф., Клиреманс А., Хаггард П. Принуждение изменяет чувство свободы воли в человеческом мозге. Curr Biol. 2016; 0. pmid: 26898470
  4. 4. Каспар Э.А., Клиреманс А., Хаггард П. Только приказы? Экспериментальное исследование чувства свободы воли при отдаче или получении команд. PloS One. 2018; 13: e0204027. pmid: 30256827
  5. 5. Мур JW. В чем смысл свободы воли и почему это важно? Front Psychol. 2016; 7: 1272. pmid: 27621713
  6. 6.Мур Дж. У., Обхи СС. Преднамеренная привязка и чувство свободы воли: обзор. Сознательное познание. 2012; 21: 546–561. pmid: 22240158
  7. 7. Фрит CD. Действие, свободу воли и ответственность. Нейропсихология. 2014; 55: 137–142. pmid: 24036357
  8. 8. Галлахер С. Философские представления о себе: значение для когнитивной науки. Trends Cogn Sci. 2000; 4: 14–21. pmid: 10637618
  9. 9. Кристенсен Дж. Ф., Ди Коста С., Бек Б., Хаггард П. Я просто потерял его! Страх и гнев уменьшают чувство свободы воли: исследование с намеренным связыванием.Exp Brain Res. 2019; 237: 1205–1212. pmid: 30826847
  10. 10. Милграм С. Подчинение авторитету. Exp View Harper N Y. 1974.
  11. 11. Хаггард П., Кларк С., Калогерас Дж. Добровольные действия и сознательное понимание. Nat Neurosci. 2002; 5: 382–385. pmid: 11896397
  12. 12. Мур Дж. У., Хаггард П. Преднамеренное связывание и опыт агентства высшего порядка. Сознательное познание. 2010; 19: 490–491. pmid: 20045656
  13. 13. Вегнер Д.М., Воробей Б., Винерман Л.Заместительная деятельность: контроль над передвижениями других. J Pers Soc Psychol. 2004; 86: 838. pmid: 15149258
  14. 14. Suzuki K, Lush P, Seth AK, Roseboom W. Преднамеренное связывание без преднамеренных действий. Psychol Sci. 2019; 30: 842–853. pmid: 31023161
  15. 15. Борхани К., Бек Б., Хаггард П. Выбор, действие и контроль: неявное ощущение свободы воли над соматосенсорными событиями. Psychol Sci. 2017; 28: 882–893. pmid: 28488908
  16. 16. Шварц К.А., Веллер Л., Клаффен А.Л., Пфистер Р.Влияние выбора действия на временную привязку, рейтинги агентств и их корреляцию. Сознательное познание. 2019; 75: 102807. pmid: 31494358
  17. 17. Дьюи Дж., Кноблич Г. Являются ли неявные и явные меры чувства свободы одним и тем же? PLoS ONE. 2014; 9. pmid: 25330184
  18. 18. Каспар Э.А., Бейр А.Д., Лауэрс Дж., Клиреманс А., Вандерборгт Б. Как использование интерфейсов мозг-машина влияет на человеческое чувство свободы воли. PLOS ONE. 2021; 16: e0245191. pmid: 33411838
  19. 19.Имаидзуми С., Танно Ю. Намеренная привязка совпадает с явным чувством свободы воли. Сознательное познание. 2019; 67: 1–15. pmid: 30471470
  20. 20. Вен В. Уменьшает ли задержка с обратной связью чувство свободы воли? Обзор. Сознательное познание. 2019; 73: 102759. pmid: 31173998
  21. 21. Бейер Ф., Сидарус Н., Боникальци С., Хаггард П. Помимо корыстной предвзятости: распространение ответственности снижает чувство свободы воли и контроль результатов. Soc Cogn Affect Neurosci. 2017; 12: 138–145.pmid: 27803288
  22. 22. Каспар Э.А., Ло Буэ С., Магальяйнс Де Салданья да Гама П.А., Хаггард П., Клиреманс А. Влияние военной подготовки на чувство свободы воли и обработку результатов. Nat Commun. 2020; 11: 4366. pmid: 32868764
  23. 23. Кюн С., Брасс М., Хаггард П. Чувство контроля: нейронные корреляты опыта действия. Cortex J Специальное исследование Nerv Syst Behav. 2013; 49: 1935–1942. pmid: 23067726
  24. 24. Бейер Ф., Сидарус Н., Флеминг С., Хаггард П.Потеря контроля в социальных ситуациях: как присутствие других влияет на нейронные процессы, связанные с чувством свободы воли. eNeuro. 2018; 5: ENEURO.0336-17.2018. pmid: 29527568
  25. 25. Шамбон В., Венке Д., Флеминг С. М., Принц В., Хаггард П. Сетевой нейронный субстрат для чувства свободы воли. Cereb Cortex. 2013; 23: 1031–1037. pmid: 22510529
  26. 26. Фаррер С., Фрей С.Х., Хорн В., Д. Дж., Туник Е., Тюрк Д. и др. Angular Gyrus вычисляет представления осведомленности о действиях. Cereb Cortex.2008. 18: 254–261. pmid: 17490989
  27. 27. Шпенглер С., фон Крамон Д. Ю., Брасс М. Это я или ты? Как чувство свободы воли возникает из идеомоторного обучения, выявленного с помощью фМРТ. NeuroImage. 2009; 46: 290–298. pmid: 19457378
  28. 28. Лау ХК, Роджерс Р.Д., Рамнани Н., Пассингем РЭ. Волевые действия и внимание к выбору действия. NeuroImage. 2004. 21: 1407–1415. pmid: 15050566
  29. 29. Грин Дж., Хайдт Дж. Как (и где) работает моральное суждение? Trends Cogn Sci.2002; 6: 517–523. pmid: 12475712
  30. 30. Шурц М., Радуа Дж., Айчхорн М., Ричлан Ф., Пернер Дж. Теория фракционирования разума: метаанализ исследований функциональной визуализации мозга. Neurosci Biobehav Rev.2014; 42: 9–34. pmid: 24486722
  31. 31. Фаул Ф., Эрдфельдер Э., Ланг А-Г, Бюхнер А. G * Power 3: гибкая программа статистического анализа мощности для социальных, поведенческих и биомедицинских наук. Методы Behav Res. 2007; 39: 175–191. pmid: 17695343
  32. 32.Каспар Э.А., Клиреманс А., Хаггард П. Отношения между человеческой деятельностью и воплощением. Сознательное познание. 2015; 33: 226–236. pmid: 25655206
  33. 33. Эшбернер Дж., Барнс Дж., Чен С., Даунизо Дж., Фландин Дж., Фристон К. и др. SPM12 Руководство. Wellcome Trust Cent Neuroimaging Lond UK. 2014.
  34. 34. Бретт М., Антон Дж.-Л., Валабрег Р., Полайн Дж-Б. Анализ области интереса с использованием набора инструментов MarsBar для SPM 99. Neuroimage. 2002; 16: S497.
  35. 35.Глэшер Дж. Визуализация данных группового вывода в функциональной нейровизуализации. Нейроинформатика. 2009; 7: 73–82. pmid: 19140033
  36. 36. Каспар Э.А., Вийом Л., Магальяйнс Де Салданья да Гама П.А., Клиреманс А. Влияние (не) веры в свободную волю на аморальное поведение. Front Psychol. 2017; 20:20. Pmid: 28144228
  37. 37. Бандура А. Моральное размежевание в совершении бесчеловечных действий. Personal Soc Psychol Rev.1999; 3: 193–209. pmid: 15661671
  38. 38.Пассини С., Морселли Д. Взаимоотношения власти между послушанием и неповиновением. Новые идеи Psychol. 2009. 27: 96–106.
  39. 39. Барлас З., Хокли В.Е., Обхи СС. Влияние свободы выбора в выборе действий на воспринимаемое умственное усилие и чувство свободы воли. Acta Psychol (Amst). 2017; 180: 122–129. pmid: 28942124
  40. 40. Барлас З., Хокли В.Е., Обхи СС. Влияние свободного выбора и исходной валентности на чувство свободы воли: свидетельства мер намеренного связывания и чувства контроля.Exp Brain Res. 2018; 236: 129–139. pmid: 200
  41. 41. Барлас З., Обхи С. Свобода, выбор и чувство свободы воли. Front Hum Neurosci. 2013; 7: 514. pmid: 24009575
  42. 42. Карч С., Мулерт С., Талмайер Т., Лутц Дж., Лейхт Г., Майндл Т. и др. Свободный выбор, отвечать или нет после предъявления стимула. Hum Brain Mapp. 2009; 30: 2971–2985. pmid: 19172643
  43. 43. Rushworth MFS. Намерение, выбор и медиальная лобная кора.Ann N Y Acad Sci. 2008; 1124: 181–207. pmid: 18400931
  44. 44. Дейбер М.П., ​​Хонда М., Ибаньес В., Садато Н., Халлетт М. Мезиальные двигательные области при самостоятельных и внешне запускаемых движениях, исследованные с помощью фМРТ: влияние типа и скорости движения. J Neurophysiol. 1999. 81: 3065–3077. pmid: 10368421
  45. 45. Дженкинс И.Х., Джаханшахи М., Юптнер М., Пассингем Р.Э., Брукс Д. Движения по собственной инициативе и по внешнему виду. II. Влияние предсказуемости движений на регионарный церебральный кровоток.Brain J Neurol. 2000; 123 (Pt 6): 1216–1228. pmid: 10825359
  46. 46. Начев П., Рис Г., Партон А., Кеннард С., Хусейн М. Воля и конфликт в медиальной лобной коре головного мозга человека. Curr Biol CB. 2005. 15: 122–128. pmid: 15668167
  47. 47. Брасс М., Хаггард П. Делать или не делать: нейронная сигнатура самоконтроля. J Neurosci. 2007; 27: 9141–9145. pmid: 17715350
  48. 48. Каспар Э.А., Йумпа К., Кейзерс К., Газзола В. Выполнение приказов снижает косвенную активацию мозга в ответ на боль жертвы.NeuroImage. 2020; 117251. pmid: 32798682
  49. 49. Руби П., Десети Дж. Как бы вы себя чувствовали по сравнению с тем, как, по вашему мнению, она бы себя чувствовала? Нейровизуализационное исследование восприятия перспективы с помощью социальных эмоций. J Cogn Neurosci. 2004; 16: 988–999. pmid: 15298786
  50. 50. Янг Л., Кушман Ф., Хаузер М., Сакс Р. Нейронная основа взаимодействия теории разума и морального суждения. Proc Natl Acad Sci. 2007; 104: 8235–8240. pmid: 17485679
  51. 51. Новик Дж. М., Трюсвелл Дж. С., Томпсон-Шилл С.Л.Область Брока и языковая обработка: свидетельства связи когнитивного контроля. Lang Linguist Compass. 2010; 4: 906–924.
  52. 52. Schäffler L, Lüders HO, Dinner DS, Lesser RP, Chelune GJ. Нарушение понимания, вызванное электростимуляцией области Брока. Головной мозг. 1993; 116: 695–715. pmid: 8513398
  53. 53. Форстманн Б.Ю., Брасс М, Кох I, фон Крамон Д.Ю. Добровольный выбор наборов задач, выявленных с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии. J Cogn Neurosci.2006; 18: 388–398. pmid: 16513004
  54. 54. Домингес Л.Г., Костелеки В., Веннберг Р., Веласкес Ю.Л. Отчетливые динамические паттерны, различающие волевые и вынужденные действия. Cogn Neurodyn. 2011; 5: 67–76. pmid: 22379496
  55. 55. Арендт Х. Истоки тоталитаризма [1951]. N Y. 1973.

Нарисованный мозг | Воля: уникальное понимание человеческой мотивации к действию с помощью трудовой терапии


Трудотерапия как медицинская профессия связана со способностью людей оптимально выполнять действия, которые они хотят делать, должны делать или, как ожидается, будут делать другие.Модель человеческого занятия, теоретическая система отсчета, которая руководит практикой многих эрготерапевтов, описывает людей как обладающих «сложной нервной системой, которая дает им сильную и всепроникающую потребность действовать… тело, способное действовать» и «осознанность». своего потенциала для выполнения дел »(Кильхофнер, 2008, стр. 12). Эти человеческие качества в совокупности приводят к врожденному стремлению к действию, мотивации к профессиональной деятельности, известной как воля. Воля состоит из трех компонентов: личная причинно-следственная связь , вера в свою способность действовать эффективно; ценности , личные убеждения, придающие смысл деятельности; и интересы , индивидуальные предпочтения, основанные на получении удовольствия от опыта (de las Heras, Llerena, & Kielhofner, 2003), и, таким образом, зависят от того, как человек смотрит на себя и к каким ситуациям его привлекает.

Воля, однако, не существует как фиксированное качество, а, скорее, «представляет собой непрерывный процесс, в котором человек испытывает занятий, интерпретирует опыт посредством процесса рефлексии, ожидает дальнейших переживаний, основанных на этом размышлении и обучении, и, наконец, выбирает видов деятельности и занятий на основе ожидаемого опыта »(де лас Херас и др., 2003, стр. 8). Человек с высокой волевой способностью считает себя эффективным в своих действиях благодаря тому, что он испытал успех; имеет способность размышлять о своих действиях и находить смысл; отражает надежду на то, что будущие действия также будут успешными; и существует в среде, которая предоставляет возможности для выбора будущих действий

Шизофрения — это психическое заболевание , характеризующееся положительными симптомами или изменениями в мыслях, убеждениях и чувственном восприятии; и негативные симптомы, которые относятся к снижению эмоционального самовыражения и снижению мотивации для самостоятельной целенаправленной деятельности (APA, 2013).Эмиль Крепелин, немецкий психиатр на рубеже 20–90–15–90–16 вв., Описал негативные симптомы как аволиционный синдром, «ослабление той эмоциональной активности, которая навсегда формирует движущую силу воли», и приводящую к «потере мастерства». над волей, стремлением и способностью к независимым действиям » (Бьюкенен, 2007, с. 1013).

Отрицательные симптомы, а не положительные, представляют больший риск плохих функциональных исходов и долгосрочной заболеваемости для людей, страдающих шизофренией (Buchanan, 2007; Foussias, Mann, Zakzanis, van Reekum, & Remington, 2009).Исследование взаимосвязи между профессиональной занятостью, симптомами шизофрении и личными факторами показало, что «те, у кого был низкий уровень вовлеченности, демонстрировали слабое чувство согласованности; внешний локус контроля; низкие оценки мастерства; и другие негативные, позитивные и общие психиатрические симптомы »(Bejerholm & Eklund, 2007, стр. 26). Основная причина этого может быть связана с трудностями в восприятии реальности, которые влияют на самоощущение человека, и проблемами в когнитивном функционировании, которые влияют на способность интерпретировать и осмысливать переживания, что нарушает рефлексивную стадию, которая является неотъемлемой частью волевого процесса. процесс (Bejerholm & Eklund, 2007).

Патрисия Диган (1988), уважаемый психолог и человек, страдающий шизофренией, описывает свой опыт в первые дни выздоровления:

В течение нескольких месяцев я сидел в кресле в гостиной моей семьи, курил сигареты и ждал , пока не было 20:00. чтобы я мог вернуться в постель. В то время даже самые простые задачи были непосильными. Я помню, как меня попросили зайти на кухню, чтобы замесить тесто для хлеба. Я встал, прошел на кухню и смотрел на тесто, казалось, целую вечность.Затем я вернулся к своему стулу и заплакал. Задача казалась мне непосильной. Позже я узнал причину этого: когда человек живет без надежды (когда он отказался), готовность «делать» также парализуется (с. 13).

Опыт Диган с шизофренией начался в юном зрелом возрасте и нарушил ее жизненный путь, который она воспринимала как «катастрофическое разрушение [ее] мира, надежд и мечтаний» (Диган, 1988, стр. 12). Диган (1988) описывает, что недавно подал заявление в колледж и планировал стать учителем, когда ее диагноз был представлен как «неизлечимая болезнь», из-за которой она «будет« болеть »или« быть инвалидом »на всю оставшуюся жизнь [своей жизни]. ]» (п.12). Этот диагноз психического заболевания изменил представление Диган о личной причинно-следственной связи , поскольку ее уверенность в том, что она может действовать, было разрушено из-за того, что ей сказали, что у нее хроническое инвалидизирующее состояние. Когда человек теряет веру в свою способность быть эффективным и испытывает сбои в опыте действий, циклический характер волевого процесса прерывается, и возникающая инерция «парализует волю делать и достигать, потому что нет надежды» ( Диган, 1988, стр.13).

Таким образом, трудотерапевт должен возродить чувство надежды, чтобы человек мог перейти от инерции к вовлеченности в повседневную жизнь. Примечательно, что «участие в повседневной жизни снижает негативные симптомы у людей с шизофренией» (Bejerholm & Eklund, 2007, стр. 22), в то время как никакие другие традиционные методы лечения не были эффективны для устранения этих симптомов. Трудотерапевты, как специалисты в области здравоохранения, обладающие опытом в сложных повседневных делах и лежащей в основе мотивации к действию, являются неотъемлемым компонентом службы психического здоровья .Трудотерапевты могут поддерживать способность людей с психическим заболеванием выполнять действия, которые они хотят, в которых они нуждаются и которые от них ожидают, таким образом, чтобы они могли полностью реализовать свой потенциал как членов общества, вносящих позитивный вклад.

Шэрон Винкуилла, OTR / L

Докторантура по трудотерапии

PaintedBrain.org

Первоначально опубликовано:

Volition: Уникальное понимание человеческой мотивации к действию с помощью профессиональной терапии

Ссылки :

  1. Американская психиатрическая ассоциация (APA) (2013). Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств, 5 издание . Арлингтон, Вирджиния: Американская психиатрическая ассоциация. Получено с https://dsm-psychiatryonline-org.libproxy1.usc.edu/doi/full/10.1176/appi.books.97808

    596.dsm02
  2. .
  3. Bejerholm, U. & Eklund. М. (2007). Профессиональная вовлеченность людей с шизофренией: взаимосвязь с переменными, связанными с самим собой, психопатологией и качеством жизни. Американский журнал профессиональной терапии, 61, 21-32.
  4. Бьюкенен, Р. У. (2007). Стойкие негативные симптомы при шизофрении: обзор. Бюллетень по шизофрении . 33 (4): 1013-1022. DOI: 10.1093 / schbul / sbl057
  5. Диган П. (1988). Выздоровление: жизненный опыт реабилитации. Журнал психосоциальной реабилитации , 11 (4): 11-19.
  6. de las Heras, C.G., Llerena, V., & Kielhofner, G. (2003). Руководство пользователя по процессу ремотивации: прогрессивное вмешательство для людей с серьезными волевыми проблемами .Чикаго, Иллинойс: Модель информационного центра по профессиям человека.
  7. Фуссиас, Г., Манн, С., Закзанис, К. К., ван Рекум, Р., и Ремингтон, Г. (2009). Мотивационный дефицит как центральное звено функционирования при шизофрении: пилотное исследование. Schizophrenia Research , 115 (2009): 333-337. DOI: 10.1016 / j.schres.2009.09.020
  8. Кильхофнер, Г. (2008). Модель человеческого занятия: теория и применение, 4 издание . Балтимор, Мэриленд: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс.

Авто Amazon Ссылки: товары не найдены.

  • Категории:

  • Психическое здоровье,
  • Трудотерапия

% PDF-1.4 % 301 0 объект> эндобдж xref 301 124 0000000016 00000 н. 0000003429 00000 н. 0000003611 00000 н. 0000003668 00000 н. 0000004260 00000 п. 0000004425 00000 н. 0000004603 00000 п. 0000004782 00000 н. 0000004962 00000 н. 0000005133 00000 п. 0000005328 00000 н. 0000005496 00000 п. 0000005682 00000 н. 0000005851 00000 п. 0000006019 00000 п. 0000006186 00000 п. 0000006355 00000 п. 0000006513 00000 н. 0000006637 00000 н. 0000006761 00000 н. 0000006887 00000 н. 0000007013 00000 п. 0000007139 00000 н. 0000007264 00000 н. 0000007390 00000 н. 0000007516 00000 н. 0000007642 00000 н. 0000007768 00000 н. 0000007894 00000 н. 0000008019 00000 н. 0000008145 00000 н. 0000008271 00000 п. 0000008396 00000 н. 0000008521 00000 н. 0000008646 00000 н. 0000008772 00000 н. 0000008897 00000 н. 0000009023 00000 н. 0000009149 00000 п. 0000009275 00000 н. 0000009400 00000 н. 0000009525 00000 н. 0000009651 00000 п. 0000009777 00000 н. 0000009902 00000 н. 0000010028 00000 п. 0000010154 00000 п. 0000010280 00000 п. 0000010405 00000 п. 0000010531 00000 п. 0000010685 00000 п. 0000010870 00000 п. 0000011095 00000 п. 0000011689 00000 п. 0000014863 00000 п. 0000015237 00000 п. 0000015614 00000 п. 0000015866 00000 п. 0000015968 00000 п. 0000017351 00000 п. 0000018646 00000 п. 0000018892 00000 п. 0000019496 00000 п. 0000020022 00000 н. 0000020613 00000 п. 0000024461 00000 п. 0000024882 00000 п. 0000025272 00000 п. 0000025562 00000 п. 0000029048 00000 н. 0000029418 00000 п. 0000029813 00000 п. 0000030044 00000 п. 0000031417 00000 п. 0000031591 00000 п. 0000032034 00000 п. 0000032376 00000 п. 0000033396 00000 п. 0000033802 00000 п. 0000035265 00000 п. 0000035548 00000 п. 0000035869 00000 п. 0000035981 00000 п. 0000043591 00000 п. 0000044131 00000 п. 0000044529 00000 п. 0000044950 00000 п. 0000046508 00000 п. 0000048200 00000 н. 0000049787 00000 п. 0000051408 00000 п. 0000052951 00000 п. 0000057466 00000 п. 0000058572 00000 п.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.