Слуховые ощущения: Слуховые ощущения

Содержание

Слуховые ощущения | Наш слух: слухи и факты о слухе

Автор: Н. Зимина по материалам статьи С.Л. Рубинштейна «Слуховые ощущения» (Основы общей психологии, составители, авторы комментариев и послесловия А.В. Брушлинский, К.А. Абульханова-Славская)

Слуховой анализатор человека – сложнейшая система, с ее помощью нам открывается столь восхитительный и многообразный мир звуков. Что же такое звук и что мы слышим? Что такое музыкальный слух? Наши слуховые ощущения – это создаваемое мозгом отображение звуковых волн, воздействующих на слуховой рецептор. Насколько точным и объективным является это отображение?


Что такое звук?
Из школьного курса физики всем известно? Что звук – это волнообразное колебание воздуха, вызванное колебанием звучащего тела. Звуковые волны распространяются во все стороны, наше ухо улавливает их и передает информацию о звуке в слуховые центры мозга. (Подробнее см. в нашей статье «Как мы слышим»).

Звуковые волны обладают различной амплитудой колебания.

Это наибольшее отклонение звучащего тела от состояния равновесия или покоя. Чем больше амплитуда колебания, тем сильнее звук, и наоборот. Сила звука зависит от расстояния от источника звука до уха. Измеряется сила звука (уровень звукового давления) в децибелах(дБ). За 0 дБ принят уровень звукового давления 20 мкПа на частоте 1кГц, этот уровень называется порогом слышимости. Пороги слышимости для человека разные на разных частотах.

1 — тишина, 2 — слышимый звук, 3 — атмосферное давление,
4 — текущее значение уровня звукового давления.

При повышении интенсивности высоких звуков возникает ощущение неприятного щекотания в ухе (при уровне порядка 130 дБ, этот уровень называется порогом осязания), а затем чувство боли (при 140 дБ, этот уровень называется болевым порогом). Следует помнить о том, что децибел – единица логарифмическая, т.е. при увеличении на несколько децибел сила звука возрастает в разы. Так, увеличение на 10 дБ соответствует возрастанию уровня звукового давления примерно в 3 раза.

Звуковые волны различаются по частоте. Волны с колебаниями большой частоты (и малым периодом колебаний) воспринимаются нами как высокие звуки, а волны с колебаниями малой частоты (и большим периодом колебаний) как низкие звуки. Частота измеряется в герцах: 1 Герц (Гц) = 1 колебание в секунду.

Человек воспринимает на слух звуки с частотой от 20 до 20000 Гц. Инфразвук (звук с частотой менее 20 Гц) человек не слышит, но ощущает. Некоторые исследования показали, что при воздействии инфразвука у человека возникает чувство страха. У отдельных людей чувствительность уха может давать различные индивидуальные отклонения, с возрастом обычно постепенно падает чувствительность к высоким тонам. При воздействии частот выше 15000 Гц ухо становится гораздо менее чувствительным, теряется способность различать высоту тона.

Что такое тембр?
Если высота звука определяется частотой, то почему звуки одной высоты мы воспринимаем по-разному? Например, мы легко отличаем мелодию, исполненную на скрипке, от той же мелодии, исполненной на фортепьяно. Дело в том, что помимо основной частоты, определяющей высоту звука, практически любой источник звука издает множество более высоких частот, которые называются обертонами или гармониками. Обертоны накладываются на основную частоту и изменяют форму волны, создавая особый тембр для каждого источника звука. Тембровая окраска становится особенно богатой благодаря так называемому вибрато, придающему звуку человеческого голоса, скрипки и т.д. большую эмоциональную выразительность. Вибрато играет значительную роль в музыке, пении, а также в речи, особенно эмоциональной. Вибрато в человеческом голосе как выражение эмоциональности существует, вероятно, с тех пор, как существует звуковая речь и люди пользуются звуками для выражения своих чувств.

Немного о громкости
Казалось бы, все ясно: громкость – это сила звука, чем звук сильнее, тем он громче, однако громкость – это характеристика воспринимаемого звука. Согласно новейшим исследованиям громкость низких тонов растет значительно быстрее, чем громкость высоких. Человек может без всякой предварительной тренировки оценивать изменения громкости в 2, 3, 4 раза. Дальнейшая оценка увеличения громкости (более чем в 4 раза) уже не удается.

Как мы слышим объемный звук?
Чтобы определить, откуда пришел звук, мозг анализирует информацию о звуке, полученную левым и правым ухом, и объединяет ее в одно ощущение. Например, если звук доносится справа, то левое ухо услышит его чуть позже и чуть слабее, чем правое. Сегодня процесс пространственного восприятия звук довольно хорошо изучен, это видно на примере развития звуковоспроизводящей техники. Сначала воспроизводимый звук был монофоническим, затем появилась стерео аппаратура и, наконец, аппаратура для воспроизведения объемного звучания, которое многократно усиливает впечатления от музыки, фильмов и телепередач, перенося зрителя в центр событий. В аналоговой технике для создания объемного звучания нужны были 6 акустических систем, которые определенным образом размещались вокруг зрителя/слушателя и генерировали звуки с разных сторон.

С пришествием цифровой техники появились цифровые процессоры звука – миниатюрные специализированные компьютеры, которые учитывают все особенности человеческого слуха и способны «обманывать» наш мозг, имитируя объемное звучание с помощью всего двух акустических систем, встроенных в корпус телевизора. Аналогичные процессоры используются и в цифровых слуховых аппаратах, но здесь они решают несколько иные задачи, например, повышают разборчивость речи, устраняя посторонние шумы, автоматически подстраивают слуховой аппарат при изменении звуковой обстановки, сглаживают резкие звуки, особенно неприятные при усилении, и многое другое. При бинауральном протезировании правый и левый слуховые аппараты моментально координируют свою настройку, максимально приближая восприятие звука человеком в слуховых аппаратах к естественному.

Музыкальные звуки и шумы
Все слышимые нами звуки можно разделить на шумы (непериодические колебания с неустойчивой частотой и амплитудой) и музыкальные звуки, однако между ними нет резкой грани. Акустическая составная часть шума часто носит ярко выраженный музыкальный характер и содержит разнообразные тоны, которые легко улавливаются опытным ухом. Свист ветра, визг пилы, различные шипящие шумы с включенными в них высокими тонами резко отличаются от шумов гула и журчания, характеризующихся низкими тонами. Многие композиторы прекрасно умеют изображать музыкальными звуками различные шумы: журчание ручья, жужжание прялки в романсах Ф. Шуберта, шум моря, лязг оружия у Н.А. Римского-Корсакова и т.д. Это как раз объясняется отсутствием резкой границы между тонами и шумами.

О музыкальном слухе

«С бьющимся сердцем он кладет палец на клавишу, отнимает его, не нажав до конца, кладет на другую.… Какую выбрать? Что скрыто в этой? А что вон в той?.. Внезапно рождается звук — иногда низкий, иногда высокий, иногда звенящий, как стекло, иногда раскатистый, как гром. Кристоф подолгу вслушивается в каждый, он следит за тем, как постепенно затихают и гаснут звуки. … При этом они словно бы колеблются, становятся то громче, то слабее, как колокольный звон, когда его слышишь где-нибудь в поле и ветром его то наносит прямо на тебя, то относит в сторону». (Р.Роллан “Жан-Кристоф”)

Мы не случайно привели это описание того, как ощущает звуки музыкально одаренный ребенок с абсолютным слухом. Высокой и специфической для человека формой слуховых ощущений является музыкальный слух – способность воспринимать и представлять музыкальные образы. Различают слух абсолютный и относительный. Под абсолютным слухом подразумевают способность точно определять и воспроизводить высоту данного звука. Абсолютный слух может быть активным или пассивным. Абсолютный активный слух представляет собой высшую форму абсолютного слуха. Люди с таким слухом в состоянии воспроизвести голосом любой заданный им звук с полной точностью. Значительно более распространенным является абсолютный пассивный слух. Люди с таким слухом в состоянии точно назвать высоту услышанного звука или аккорда, но для них большую роль играет тембр.

Например, пианист, обладающий подобным слухом, быстро и безошибочно определит звук, взятый на фортепиано, но затруднится в определении того же звука, если взять его на скрипке или виолончели. В реальной жизни в большинстве случаев между активным и пассивным абсолютным слухом нет разрыва.

Абсолютный слух является в значительной мере прирожденной способностью. Для лиц с абсолютным слухом звуки представляются некими индивидуальностями, как, например, в романе Р.Роллана “Жан-Кристоф”, когда описывается первое знакомство маленького Кристофа с роялем. Звон весенней капели, гудение колоколов, пение птиц — все восхищает Кристофа. Он слышит музыку всюду, так как для истинного музыканта «все сущее есть музыка — нужно только её услышать».

Абсолютный слух считался многими педагогами признаком высших музыкальных способностей. Более глубокий анализ показал, однако, ошибочность этой точки зрения. С одной стороны, абсолютный слух не является необходимым признаком музыкальности: многие гениальные музыканты (П.

И. Чайковский, Р. Шуман и др.) им не обладали. С другой стороны, обладание самым блестящим абсолютным слухом не является гарантией будущих музыкальных успехов. Таким образом, не следует преувеличивать значение абсолютного слуха. Вместе с тем необходимо отметить, что узнавать высоту звука с известной степенью точности может каждый человек. Путем специальных упражнений степень этой точности можно сильно увеличить. Человеку с относительным слухом требуется какая-то отправная точка – данный в начале испытания тон. Отправляясь от него, соотнося его высоту с высотой последующих звуков, он оценивает отношения между звуками. Относительный слух в значительной мере поддается развитию, и обладание им несравненно важнее наличия абсолютного слуха.

Различают также мелодический и гармонический слух. Ряд экспериментальных исследований показал, что гармонический слух развивается позднее мелодического. Маленькие дети и даже взрослые с совершенно не развитым гармоническим слухом бывают безразличны к фальшивому музыкальному исполнению; порой оно даже нравится им больше правильного.

Музыкальный слух может быть внешним и внутренним. Кроме способности воспринимать предлагаемую для слушания музыку (внешний слух) можно обладать способностью представлять музыку мысленно, не получая извне никаких реальных звуков (внутренний слух). Многие композиторы писали свои произведения без инструмента, слыша музыку как бы «внутри себя».

Итак: музыкальный слух – явление весьма сложное. Создаваясь в историческом процессе развития человеческого общества, он представляет собой своеобразную психическую способность, отличную от простого биологического факта восприятия звука у животных. На самой низшей ступени развития восприятие музыки было весьма примитивным. Оно сводилось к переживанию ритма в примитивных плясках и пении. В процессе своего развития человек учится ценить звук натянутой струны. Возникает и совершенствуется мелодический слух. Еще позднее возникает многоголосная музыка, а вместе с ней и гармонический слух (кстати, представления о гармонии и музыкальные традиции различаются у разных народов). Таким образом, музыкальный слух представляет собой целостное, осмысленное и обобщенное восприятие, неразрывно связанное со всем развитием музыкальной культуры. С музыкальным слухом неразрывно связано восприятие речи. Именно музыкальные занятия фонетической ритмикой помогают детям с нарушенным слухом в развитии правильных интонаций устной речи.

Подводя некий итог, можно сказать, что слуховая система человека – сложный и очень интересно устроенный механизм. Всю звуковую информацию, которую человек получает из внешнего мира, он распознает с помощью слуховой системы и работы высших отделов мозга, переводит в мир своих ощущений, и принимает решения, как надо на нее реагировать. Другими словами, человек слышит не только ушами, но и (главным образом) мозгом.

Слух и потеря слуха

Слух и потеря слуха

Человеческое ухо является чрезвычайно сложным органом. Чтобы понять функцию слухового анализатора, а также различные типы , следует сначала изучить анатомию уха. Ухо разделяется на три основные части: наружное, среднее и внутреннее. Наружное ухо улавливает окружающие звуки и передает звуковые волны в среднее ухо где они усиливаются и передаются далее во внутреннее ухо. Во внутреннем ухе полученная информация преобразуется в электрические импульсы и посылается в мозг.

Когда один или несколько отделов уха повреждены, звуковая информация не может быть должным образом донесена до мозга, что приводит к нарушению слуха. В зависимости от того, какая часть слухового аппарата поражена, различают три основных типа потери слуха: кондуктивная, сенсоневральная и смешанная. Потеря слуха может быть разной степени от легкой до глухоты (более подробная информация в следующих разделах).

Определение типа и степени потери слуха проводится врачомсурдологом или ЛОРврачом. Одной из форм диагностического тестирования, является аудиометрия – полученный график, отражает остроту слуха пациента и называется аудиограммой.

 


НОРМАЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ СЛУХА

НАРУЖНОЕ УХО состоит из ушной раковины (воронкообразной хрящевой пластины, покрытой кожей), переходящей в наружный слуховой проход, который заканчивается у барабанной перепонки. Ушная раковина улавливает и собирает звуковые волны, направляет их по слуховому проходу в среднее ухо, участвует в локализации звуков.

СРЕДНЕЕ УХО Барабанная перепонка и цепь слуховых косточек среднего уха не только вибрируют в ответ на звуки, поступающие в наружный слуховой проход, но и трансформируют их, превращая воздушные колебания в колебания жидкости лабиринта внутреннего уха.

ВНУТРЕННЕЕ УХО Жидкость во внутреннем ухе передаёт эти колебания на особые волосковые клетки, что вызывает их смещение, сопровождающееся возникновением в них процесса возбуждения, или нервного импульса. Этот момент и считается началом слухового восприятия. При раздражении волосковых клеток происходит превращение физической энергии звуковых колебаний в физиологический процесс нервного возбуждения. Именно движения этих волосковых клеток трансформируют механические колебания в электрические потенциалы, в результате чего возбуждаются волокна слухового нерва. Слуховой нерв передает эту электрическую информацию в мозг, где она распознаётся как звук.

Существует три основных типа потери слуха: кондуктивная, сенсоневральная и смешанная.

Кондуктивная тугоухость
Кондуктивная тугоухость — расстройство, являющееся следствием дисфункции или «блокировки» наружного и среднего уха (звукопроводящего аппарата слуховой системы). Возможна при атрезии (полное или частичное недоразвитие) наружного слухового прохода, травме, серных пробках, повреждении или аномалии развития барабанной перепонки и косточек среднего уха, многократных инфекциях, отитах, евстахеитах (нарушение функции слуховой трубы). Во многих случаях снижение слуха может быть улучшено или устранено благодаря лечению (операция или медикаментозная терапия). При кондуктивной тугоухости также может помочь слуховой аппарат.
Сенсоневральная тугоухость

Сенсоневральная тугоухость — нарушение механизма звуковосприятия, возникает в результате поражения рецепторов улитки (волосковых клеток) и/или слухового нерва. Не смотря на то, что звуковая информация должным образом передается на внутреннее ухо посредством барабанной перепонки и цепи слуховых косточек, эта информация не трансформируется в электрические сигналы и не передается в мозг. В зависимости от локализации поражения слуховые расстройства принято делить на центральные и периферические нарушения слуха. Центральные обусловлены повреждением подкорковых и корковых центров слуховой системы, а периферические связаны с поражением наружного, среднего, внутреннего уха. Различают сенсорную (кохлеарную) и нейрональную (ретрокохлеарную) потери слуха. 

Сенсорная (кохлеарная) потеря слуха обусловлена поражением сенсорных клеток внутреннего уха (волосковых клеток). Из этого следует, что улитка уже не может трансформировать информацию, полученную от среднего уха, в нервные импульсы, передающиеся слуховым нервом в мозг. В некоторых случаях потеря слуха может ограничиваться областью высоких частот — повреждение волосковых клеток у основания улитки. Пациентам данной категории эффективно применение метода комбинированной электроакустической стимуляции, объединяющего технологии кохлеарной имплантации и слуховых аппаратов.


Нейрональная (ретрокохлеарная) потеря слуха обусловлена, поражением слухового нерва. Улитка выполняет свою функцию, трансформируя сигналы, полученные от среднего уха в нервные импульсы, однако информация не передается посредством слухового нерва в мозг. Решить проблему восстановления слухового ощущения у данных пациентов невозможно при помощи кохлеарного импланта. Им проводятся операции стволомозговой имплантации как альтернативного метода электродного слухопротезирования. Причинами сенсоневральной тугоухости могут быть, например, генетические (наследственные формы тугоухости), пресбиакузис (старческая тугоухость), травмы головного мозга, менингит и паротит, невринома слухового нерва. Лицам, страдающим сенсоневральной потерей слуха средней и тяжелой степени, может быть предложено слухопротезирование современными цифровыми слуховыми аппаратами. Пациентам, страдающим тяжелой степенью сенсоневральной тугоухости или глухотой, показана кохлеарная имплантация. Кохлеарные импланты не могут быть рекомендованы в случаях полной оссификации улитки (отложения кальция или прорастания кости в улитку) или поражении слухового нерва. Как альтернатива может быть рассмотрено использование импланта с двойной электродной решеткой или стволомозговой имплант (ABI).
Смешанная форма тугоухости

Встречается смешанная форма тугоухости, при которой сочетается кондуктивное и сенсоневральное нарушение слуха. При этом повреждения охватывают среднее ухо и улитку.

Нарушение слуха

Когда один из отделов слухового анализатора поврежден, звуковая информация не может быть должным образом донесена до мозга, что приводит к снижению слуха вплоть до глухоты, когда восприятие речи на слух невозможно даже в специально создаваемых условиях. Из всех участков слухового пути волосковые клетки внутреннего уха наиболее чувствительны к повреждениям. Часто, при повреждении волосковых клеток, слуховой нерв остается сохранным, но, не выполняющим, при этом, свою функцию.
Различают одностороннее и двустороннее нарушение слуха.

Степени потери слуха

Для определения степени нарушения слуховой функции оценивают пороги слуха на тоны разной частоты. Порог слуха – это минимальный уровень звука, который Вы можете слышать. Процедура по определению порогов слуха называется аудиометрией. Степень потери слуха определяется в зависимости от средней арифметической потери слуха (HL) в области речевого диапазона частот (500, 1000, 2000, 4000 Гц). В соответствии с Международной классификацией различают следующие степени снижения слуха:

ЛЁГКАЯ ПОТЕРЯ СЛУХА

(I степень тугоухости):
Пороги слухового восприятия от 20 до 40 дБ. Восприятие разговорной или громкой речи на расстоянии 6-3 метров. Затруднено восприятие речи в шумной обстановке. Шепотная речь воспринимается на расстоянии 2 метра — у уха.
УМЕРЕННАЯ ПОТЕРЯ СЛУХА:

Среднее нарушение (II степень тугоухости):
Пороги слухового восприятия от 41 до 55 дБ. Восприятие разговорной или громкой речи на расстоянии 3 метра — у уха, при этом речь лучше понимается, когда человек видит лицо говорящего. Восприятие шепотной речи возможно только у уха или отсутствует.

Среднетяжелое нарушение (III степень тугоухости):
Пороги слухового восприятия от 56 до 70 дБ. Речевое общение затруднено, так как речь разговорной громкости воспринимается неразборчиво даже у самого уха. Возможно восприятие громкой речи у уха.

ТЯЖЕЛАЯ ПОТЕРЯ СЛУХА

(IVстепень тугоухости):
Пороги слухового восприятия от 71 до 90 дБ. Возможно восприятие только крика у уха.
ГЛУБОКАЯ ПОТЕРЯ СЛУХА

(тяжелое нарушение слуха, граничащее с глухотой или глухота):
Пороги слухового восприятия от 90 до 120 дБ. Восприятие даже громкой речи у уха невозможно. Отсутствует разборчивость речи даже при использовании слуховых аппаратов или других звукоусиливающих средств.
Однако отдельные звуки человек может слышать. При этом возможности для различения звуков окружающего мира зависят от диапазона воспринимаемых частот.
При наличии минимальных остатков слуха (восприятие низкочастотных звуков от 125 до 500 Гц) остается способность воспринимать лишь очень громкие звуки на небольшом расстоянии (громкий крик, гудок поезда, звук барабана).
При наличии лучших остатков слуха (диапазон воспринимаемых частот от 125 до 2000 Гц) возможно восприятие и различение на небольшом расстоянии громких звуков, разнообразных по своей частотной характеристике (звучание ударных инструментов, громкие голоса животных, бытовые звуки).
ГЛУХОТА:

Пороги слухового восприятия выше 120 дБ. Абсолютная невозможность слухового восприятия звуков, что встречается редко.  

ПОНИМАТЬ СВОЮ АУДИОГРАММУ

Аудиограмма — это график, отображающий состояние слуха человека. На специальную аудиометрическую сетку, на которой по горизонтали откладываются звуковые частоты (128 Гц, 256 Гц, 512 Гц и т.д), а по вертикали – уровни громкости соответствующих звуков на пороге слышимости (что тоже самое, потери слуха) в децибелах (дБ), наносятся в виде точек показания аудиометра для каждого уха отдельно. Соединяя эти точки, получают кривую, которая и является аудиограммой. Данную процедуру проводят врачи-сурдологи, оториноларингологи, аудиологи. Аудиограмма не только дает представление о состоянии слуховой функции, но и позволяет до известной степени определить характер этого нарушения.

Во время проведения данного исследования пациенту предъявляются звуки различной частоты и интенсивности (громкости). Перед началом процедуры аудиометрист объясняет пациенту задачу: «Сейчас Вы будете слушать различные звуки. Нажимайте на кнопку, как только услышите звук». Пациент в наушниках слушает подаваемые аудиометром звуки, сигнализируя наличие слышимости путем нажатия кнопки.

Таким образом, определяется минимальный уровень звука (слуховой порог), который «слышит» пациент на каждой частоте. Слуховой порог, соответствующий каждой частоте, отмечается на специальной аудиометрической сетке, где уровень потери слуха, измеряемый в дБ, указан на вертикальной оси (от легкой до глубокой степени, сверху вниз), а звуковые частоты, выраженные в Герцах (Гц), на горизонтальной оси (от низких до высоких частот, слева направо).

С целью различения аудиограммы для каждого уха используют различные значки: О правое ухо (или красным цветом), Х левое ухо (или синим цветом).

КАК МНЕ ПРИВЫКНУТЬ К СЛУХОВЫМ АППАРАТАМ?

Будут ли люди замечать, что я ношу заушные аппараты? Буду ли я раздражаться, что ношу слуховые аппараты целый день? Как будет звучать мой собственный голос в слуховых аппаратах?

Слухопротезисты каждый день слышат эти вопросы от людей, которые хотят попробовать носить слуховые аппараты. Люди с потерей слуха знают, что им нужны слуховые аппараты, но не уверены, как они будут выглядеть и чувствовать себя со слуховыми аппаратами.

Первое время со слуховыми аппаратами

К счастью, привыкнуть к слуховым аппаратам не так сложно. В первые дни вы можете чувствовать небольшие неудобства, но затем вы едва будете замечать, что носите слуховые аппараты.

Вот, что говорят начинающие пользователи слуховых аппаратов:

“Как будто передо мной открылся целый мир. Со слуховыми аппаратами все по-другому.”.

– Кэрен, Южная Африка

“На привыкание у меня ушло 20 минут.  Серьезно…мне понадобилось немного времени, чтобы привыкнуть к ежедневному “ритуалу”, но к сами аппаратам я привык сразу, как только надел их!”

– Скотт, США

“Мне с ними очень удобно. Я забываю, что ношу их – комфорт на высшем уровне.”
 – Никола, Великобритания

привыканием к слуховым аппаратам

Возможно, когда вы впервые наденете слуховые аппараты, вы будете чувствовать себя неестественно. Чтобы привыкнуть к новым очкам нужно один-два дня, то же самое касается слуховых аппаратов.

У вас могут возникнуть следующие ощущения:

1   “Я чувствую, как будто мои уши заложены”
Ощущение заложенности в ушах также называют эффектом окклюзии. Возможно, в ваших аппаратах есть вентиляционное отверстие, которое помогает воздуху попадать в ухо, благодаря чему вы быстро привыкните к звучанию слуховых аппаратов.

2   “Звук такой, как будто я говорю в бочке”
Ваш собственный голос покажется вам другим, когда вы впервые наденете слуховые аппараты. Это происходит из-за того, что слуховые аппараты усиливают ваш голос. Скоро вы к этому привыкните.

3   “Мои слуховые аппараты свистят”
Свист, или обратная связь, может возникать, когда вы вставляете слуховой аппарат в ухо, надеваете одежду через голову или крепко прижимаетесь к кому-то. В слуховых аппаратах Widex есть система подавления обратной связи, цель которой – устранить этот звук.

4   “Я чувствую давление в ушах”
В первые дни может возникать чувство давления в ушах или даже болезненное ощущение. Если это ощущение не пройдет через несколько дней, обратитесь к специалисту.

Громкость

Начинающие пользователи отмечают, что все вкруг звучит очень громко, когда только начинают пользоваться слуховыми аппаратами. Неожиданно для себя они слышат звук клавиатуры компьютера, звук воды, даже звук шагов. И это правильно – вы слышите звуки, которые не могли слышать очень долго!

И все же, слышать все эти новые звуки может быть утомительно. Попробуйте носить слуховые аппараты несколько часов в день, когда только начинаете к ним привыкать, а потом постепенно увеличивайте длительность до целого дня. Не носите слуховые аппараты в шумных местах, пока не будете чувствовать себя комфортно в тихой обстановке.  Таким образом вы сможете постепенно привыкнуть к новым звукам вокруг вас, не чувствую усталости.

Идеальная посадка с WIDEX EASYWEAR

Widex делает все возможное, чтобы решить проблемы пользователей слуховых аппаратов. Две жалобы встречаются наиболее часто: боковая миграция и кожный зуд.

WIDEX EASYWEAR помогает решить обе эти проблемы:

Боковая миграция.  Бывают модели слуховых аппаратом, с которыми кажется, что они вылетят из уха, когда вы активно двигаетесь. Эта проблема называется проблемой боковой миграции. Чтобы решить ее, мы создали решение EASYWEAR, благодаря которому слуховые аппараты лучше держатся в ухе.

Кожный зуд. Боковая миграция часто приводит к кожному зуду из-за того, что ушной вкладыш трется о кожу.  EASYWEAR сводит к минимуму движение ушного вкладыша.

Запатентованный дизайн WIDEX EASYWEAR позволяет добиться лучшей посадки, большей стабильности в ушном канале и невидимости на ухе.

Пример EASYWEAR по сравнению со стандартным решением:

Преимущества EASYWEAR:

  • Более компактное и незаметное решение
  • Косметическая привлекательность
  • Комфорт при ношении, практически не чувствуется
  • Надежность, не выпадает из уха
  • Звучание остается на высоком уровне

слуховое ощущение — это.

.. Что такое слуховое ощущение?
слуховое ощущение
auditory sensation

Большой англо-русский и русско-английский словарь. 2001.

  • слуховое окно
  • слуховой

Смотреть что такое «слуховое ощущение» в других словарях:

  • слуховое ощущение — слуховое восприятие — [Л.Г.Суменко. Англо русский словарь по информационным технологиям. М.: ГП ЦНИИС, 2003.] Тематики информационные технологии в целом Синонимы слуховое восприятие EN auditory sensation …   Справочник технического переводчика

  • ОЩУЩЕНИЕ — англ. sensation/ feeling; нем. Empfindung. 1. Отражение в сознании отдельных сторон действительности, возникающее в результате непосредственного воздействия их на органы чувств и возбуждения нервных центров коры головного мозга. 2. Псих, процесс …   Энциклопедия социологии

  • Слуховое пространство — ощущение физического пространства, окружающее кого либо, получаемое через слух …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • СЛУХОВОЕ ПРОСТРАНСТВО — Ощущение физического пространства, окружающего кого либо, получаемое через звук. См. слуховая локализация …   Толковый словарь по психологии

  • ОЩУЩЕНИЕ — англ. sensation/feeling; нем. Empfindung. 1. Отражение в сознании отдельных сторон действительности, возникающее в результате непосредственного воздействия их на органы чувств и возбуждения нервных центров коры головного мозга. 2. Псих, процесс,… …   Толковый словарь по социологии

  • Высота голоса — слуховое ощущение частоты звука, образующегося в результате прохождения воздуха между периодически смыкающимися и размыкающимися голосовыми складками. Между частотой звука и его В. существует сложное соотношение. Не случайно единицей измерения… …   Педагогическое речеведение

  • Слух — I (auditus) функция, обеспечивающая восприятие человеком и животными звуковых сигналов. Механизм слухового ощущения обусловливается деятельностью слухового анализатора. Периферическая часть анализатора включает наружное, среднее и внутреннее ухо …   Медицинская энциклопедия

  • Звук — I упругие колебания, распространяющиеся в газообразной, жидкой или твердой среде, которые, воздействуя на слуховой анализатор, вызывают слуховые ощущения. Звуковые колебания характеризуются частотой (числом полных колебаний в единицу времени) и… …   Медицинская энциклопедия

  • Психофизика — I. Задача П.; II. законы Вебера и Фехнера; III. Психофизические методы; IV. Результаты опытов; V. Смысл психофизических законов; VI. Литература. I. Задача П. Сравнивая различные ощущения, мы замечаем, что они имеют: 1) разные качества, 2)… …   Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Слух — С. есть специальная функция уха, возбуждаемая колеблющимися телами в окружающей среде воздухе или воде. В слуховом аппарате мы имеем дело с нервом специального чувства, слуховым нервом; с конечными органами, приспособленными к восприятию звуковых …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Слух — У этого термина существуют и другие значения, см. Слух (значения). Слух  способность биологических организмов воспринимать звуки органами слуха; специальная функция слухового аппарата, возбуждаемая звуковыми колебаниями окружающей среды,… …   Википедия

Книги

  • Медная шкатулка (сборник), Дина Рубина. Новый сборник рассказов Дины Рубиной в исполнении автора! Если что и волнует меня с годами, так это истории человеческих судеб. Рассказанные без особых подробностей, просто, даже… Подробнее  Купить за 189 руб аудиокнига

Кохлеарная имплантация / Департамент здравоохранения Ямало-Ненецкого автономного округа

Что такое кохлеарная имплантация?

При повреждении большей части рецепторов улитки помочь глухому не могут даже самые лучшие слуховые аппараты, человек слышит лишь низкочастотные звуки средней и большой громкости, но высокочастотные или тихие ему недоступны, речь звучит неразборчиво. Ребенок в такой ситуации не сможет научиться понимать речь на слух и тем более говорить. Помочь такому пациенту может только кохлеарная имплантация – система мероприятий с использованием высокотехнологичных средств, которая направлена на восстановление слуха.

История кохлеарной имплантации

Проблема усиления звука с помощью электростимуляции начала изучаться еще в XVIII веке, но лишь в 60-х годах прошлого столетия был впервые изготовлен аппарат, который смог бы носить глухой пациент. В 1978 г. пациенту впервые был вживлен кохлеарный имплант. Однако такие вмешательства проводились лишь взрослым с глубоким нарушением слуха, и только с 1990 года возраст пациентов постепенно снижается. При этом на смену одноканальным аналоговым устройствам, которые позволяли только определить наличие и громкость звука, но не дающие возможность воспринимать речь, пришла многоканальная система.

В России методика появилась в 1991 г., когда при участии Эрнста и Моники Ленхардт были произведены первые имплантации. В 1996 г. зарегистрирована система имплантации австрийской фирмы «Med-El», постепенно количество операций растет и в 2000 г. их число достигло 10. Если раньше финансирование производилось в качестве дорогостоящей медицинской помощи, то с 2003 г. подключаются Федеральные целевые программы. Активная деятельность сотрудников аудиологии и слухопротезирования способствовала тому, что к работе смогли подключиться многие учреждения. В 2006 г. была зарегистрирована система имплантации 4-го поколения и впервые операцию произвели 9-месячному ребенку. Сегодня большинство пациентов – дети с врожденной глухотой. Кохлеарная имплантация выполняется в нескольких ведущих клиниках России в рамках разных программ. В настоящее время осуществляется более 200 вмешательств ежегодно – как детям, так и взрослым.

Когда необходима операция?

Безусловно, достичь неплохих результатов в реабилитации не слышащих детей возможно при раннем протезировании и с помощью обычных слуховых аппаратов, применяя различные сурдопедагогические методики. Но кохлеарная имплантация открывает новые возможности – воспринимать такие звуковые частоты, услышать которые с помощью обычного аппарата невозможно. При сенсоневральной тугоухости наиболее часто поражены рецепторы улитки, волокна слухового нерва между тем сохранены. Но для возникновения слухового ощущения преобразовать акустический сигнал в электрический импульс поврежденные рецепторы (волосковые клетки) не способны. Эту роль берет на себя кохлеарный имплант. Но, в отличие от предыдущих лет, сегодня благодаря усовершенствованию методик и кохлеарных аппаратов изменились критерии отбора пациентов: сопутствующие нарушения зрения, ДЦП, умственная отсталость не являются препятствием к операции. Кохлеарная имплантация проводится пациентам с пограничной потерей слуха (75-90 дБ), если обычный слуховой аппарат не помогает.

Вмешательство можно проводить в любом возрасте, как правило, с 12 месяцев, хотя не исключено и раньше. У пациентов с врожденной патологией или потерявших слух на первом году жизни результаты могут быть достигнуты до трех лет. У детей старшего возраста вопрос решается, учитывая психологические и медицинские показатели. У взрослых решение об операции принимается с учетом состояния здоровья.

Люди с возникшей недавно нейросенсорной потерей слуха, а также при прогрессировании болезни, те, которые успешно использовали слуховой аппарат, а также социально адаптированные, говорящие – у таких пациентов кохлеарный имплантант наиболее эффективен.

Противопоказания к проведению операции

В некоторых случаях кохлеарный имплант может оказаться бесполезен.

Если патология вызвана поражением слухового нерва либо центральных отделов слухового анализатора, расположенных в височных долях коры и стволе мозга. Это может быть вызвано, например, невритом, в результате кровоизлияния в мозг.

При кальцификации или оссификации улитки, что затрудняет введение электрода в нее, повышая тем самым вероятность неудачного лечения.

Тугоухость на протяжении длительного времени, при этом пациент отказывался от пользования слуховым аппаратом, или тогда, когда компенсация от его использования недостаточна. В таких случаях наступает атрофия веточек слухового нерва.

Импланты – от простого к сложному

Кохлеарный аппарат, кодируя акустическую информацию в импульсные сигналы, передает ее непосредственно на нервные волокна, минуя поврежденное звено. Операция по его вживлению проводится более 30 лет. В далеких 60-х прошлого столетия кохлеарный имплант с одним электродом был создан в помощь глухим пациентам. И лишь в 1978 г. был разработан и вживлен многоканальный кохлеарный аппарат. До конца века размеры внешней части постепенно уменьшались, модернизировались и сегодняшние модели значительно отличаются от своих предшественников. Сегодня разработаны аппараты, предназначенные пациентам с аномалией развития или анатомическими особенностями строения внутреннего уха. Также впервые в России был внедрен передовой способ введения электрода, позволяющий снизить травматизацию и сохранить остатки естественного слуха. Разработан стволовой имплант для тех больных, тугоухость которых вызвана поражением на уровне слуховых нервов. В современных моделях используется 8-24 электрода, кроме того, ведутся исследования по установке двух имплантов: на сегодняшний день в мире проведено около 3000 билатеральных операций.

Реабилитация – неотъемлемая часть лечения

Кохлеарная имплантация состоит из нескольких этапов:

Обследование кандидатов
Хирургическое вмешательство
Реабилитация

Подготовка к операции состоит из углубленного аудиологического обследования. Кроме того, необходимо заключение отоларинголога. Сенсоневральная глухота должна быть подтверждена аудиометрией и исследованиями, которые свидетельствуют о поражении звуковоспринимающего аппарата. Также необходимо исключить патологию слухового нерва, при которой операция окажется неэффективной. Целостность барабанной перепонки является обязательным условием. Кроме того, рекомендуется выполнить компьютерную и магнитно-резонансную томографию.

Стандартная операция длится около 1,5 часа, в ходе которой кохлеарный имплантант помещается в заушной зоне, а электроды вводятся в улитку. Во время предоперационного обследования следует исключить патологии, препятствующие проведению общей анестезии.

Реабилитация является неотъемлемой частью кохлеарной имплантации. После кохлеарной имплантации при подключении речевого процессора и настройки необходимо научить пациента воспринимать, различать звуки и использовать эти знания для развития речи. По сути, реабилитация – самый длительный и трудный период.

Долгий процесс реабилитации

Реабилитация проводится командой специалистов, куда входят аудиологи, сурдопедагоги, отохирурги, психологи. Нужно быть готовым к занятиям по специальным методикам, к длительным настроечным сессиям, консультациям специалистов. На протяжении всей жизни необходимо наблюдение специалистов, а также периодическое перепрограммирование речевого процессора.

Нарушение слуха – проблема, которая не всеми воспринимается всерьез

16 Июля 2016


Нарушение слуха – проблема, которая не всеми воспринимается всерьез. Часто на тугоухость смотрят как на возрастное изменение или как на внешний фактор (человек мямлит или просто в помещении слишком шумно). Обычно люди на протяжении нескольких лет откладывают визит к специалисту.

Последние исследования показали, что нарушение слухового восприятия нельзя игнорировать. Тугоухость тесно связана с множеством серьёзных заболеваний, депрессией, высоким риском травматизма и падений и даже деменцией.

В каких случаях стоит обратиться к специалисту для проведения диагностики слуховой системы:

•    Ощущение заложенности в ушах;

•    Речь собеседника становится нечеткой;

•    Привычная громкость телевизора кажется тихой;

•    Вы постоянно переспрашиваете;

•    Вы постоянно ощущаете посторонний шум в ушах;

•    Нечастые болевые ощущения внутри слухового прохода;

•    Любые другие состояния, заставляющие задуматься о том, что со слуховой системой что-то не так.

КУДА ИДТИ:

Вот краткий перечень специалистов, которые практикуют в области диагностики и лечения расстройств слуховой системы человека:

•    Оториноларинголог: Медицинский специалист по диагностированию и лечению заболеваний ушей, горла и носа (лор-врач).

•    Сурдопедагог: педагог, специалист по обучению и воспитанию глухих и слабослышащих детей, проводящий реабилитацию детей с кохлеарными имплантатами. Суть сурдопедагогики – не исправление недостатка слуха, а помощь ребёнку в преодолении барьера между ним и окружающим миром.

•    Сурдолог: Медицинский специалист по диагностированию и лечению серьезных проблем со слухом, и последующей реабилитации. Основная специальность врача-сурдолога – отоларинголог, то есть ЛОР, а специализация – заболевания слуха.

Важно помнить, что любая, даже незначительная на первый взгляд проблема со слухом, является поводом для обращения к специалисту, а иногда и принятия мер по профилактике слуховых нарушений.

Портал «Мой семейный центр»Жизнь в тишине. Как в особом семейном центре работают с глухими и слабослышащими детьми

Дети получают значительную часть информации об окружающем мире через слуховые ощущения. Ребенок, который не слышит, такой возможности лишен. Логопед Ирина Лигостаева рассказала, как в столичном особом семейном центре «Роза ветров» строится общение с глухими и слабослышащими детьми.

Познающий взгляд

У ребенка с нарушением слуха познание окружающего мира формируется через сохранные органы чувств: зрительные, осязательные и кинестетические. На этом принципе и строит работу с Дашей логопед особого семейного центра «Роза ветров» Ирина Лигостаева.

Слух Даши граничит с глухотой, она ничего не слышит. Нарушения слуха у 12-летней девочки сочетаются с ментальными нарушениями и детским церебральным параличом. При этом она хорошо понимает речь, которая сопровождается выразительными и эмоциональными жестами. Даша может читать по губам.

Девочка искренне проявляет интерес к другим детям, старается прийти на помощь, любит рисовать, играть — все делает с удовольствием. Даша всегда ловит взгляд и улыбку собеседника, радостно улыбается в ответ — такая коммуникация помогает наладить эмоциональную связь и построить доверительные отношения.

«У Даши хорошо развито зрительное восприятие, наглядно-действенное мышление, но мы добиваемся, чтобы развивалась и мелкая моторика. Мы должны опираться на сохранные органы восприятия, которые компенсируют слуховые сложности», — подчеркивает Ирина Лигостаева.

Чаще всего в работе с неслышащим ребенком применяются наглядные, практические и жестовые методы, при этом использовать их необходимо в комплексе. Например, категории «большой — маленький», «один — много» Даша изучила с помощью картинок и наглядных упражнений, поэтому специалист перешла к следующему этапу.

«Мы начали рассказывать сказки с помощью пальчиковой гимнастики, „Колобок“ она уже знает. Сначала смотрим на предмет — например, игрушку, потом на картинку, а потом переносим действие на пальцы. Наша цель — чтобы Даша начала лучше двигать пальчиками, издать звуки она не сможет», — описывает занятие Ирина.

Давай поиграем

Дети с нарушением слуха испытывают такую же потребность в играх, как и обычные дети. При этом с помощью игр можно решить несколько задач: развитие остаточного слуха, соотнесение звуков со зрительными образами, расширение представлений малыша о звуках.

Воспитатель Светлана Лаптева работает с 10-летним слабослышащим и незрячим мальчиком. Он носит слуховой аппарат, поворачивает голову на звук, эмоционально откликается на речь окружающих, улыбается и любит играть.

Пальчиковое рисование, пальчиковый бассейн, пальчиковая гимнастика, мозаика, игры с прищепками, тактильное лото — педагог активно использует в своей работе игры на развитие мелкой моторики.

Кроме того, Светлана включает в занятия с мальчиком игры на развитие восприятия, игры с музыкальными инструментами и игровые упражнения с элементами массажа.

«С помощью этих игр мы учимся определять на ощупь предметы разной величины, структуры, температуры. Учимся различать предметы не только по издаваемому звуку, но и по вибрации, а упражнения с элементами массажа формируют у ребенка ощущение собственного тела. Для достижения положительных результатов игр и упражнений их нужно выполнять систематически, постепенно усложняя задания», — говорит Светлана.

Рекомендации логопеда для общения с глухим или слабослышащим ребенком:

  • Говорите с ним так, чтобы он всегда мог видеть ваше лицо. А если он не смотрит на вас, то привлеките его внимание.
  • Важно сохранять зрительный контакт с ребенком не только когда вы говорите сами, но и когда слушаете его. Можно повторять его слова, когда он формулирует вопрос.
  • Во время разговора не ешьте, не пейте и не жуйте жевательную резинку.
  • Будьте доброжелательны и терпеливы, если ребенок не может понять сказанное даже после того, как вы несколько раз повторили фразу.
  • И помните, что для достижения максимальных результатов важна комплексная работа специалистов.

Московские центры социальной помощи и реабилитации оказывают помощь семьям, в которых воспитываются дети с тяжелыми множественными нарушениями развития и ментальными нарушениями. Сейчас в столице работают четыре таких центра: «Семь-Я», «Формула роста», «Роза ветров» и «Дом детей». При возникновении вопросов, связанных с воспитанием детей, родители всегда могут обратиться к специалистам особых семейных центров.

Слуховые ощущения: измерения, система и теории

После прочтения этой статьи вы узнаете о: — 1. Введение в слуховые ощущения 2. Измерения слуховых ощущений 3. Звуковая смесь или тональная смесь 4. Слуховая адаптация 5. Слуховая система 6 Теории слуха.

Введение в слуховые ощущения:

Слуховые ощущения или слуховые ощущения являются следующими по важности только зрительными ощущениями. Однако в некотором смысле слуховые ощущения даже более важны, чем зрительные ощущения.Они обладают способностью реагировать на раздражители с гораздо большего расстояния, чем зрительные ощущения.

С точки зрения эволюции слуховые ощущения более важны, чем зрительные. Фактически, у некоторых низших организмов, у которых зрительные ощущения развиты не полностью, слуховые ощущения развиты довольно хорошо. Стимуляторами слуховых ощущений служат звуковые волны.

Человеческое ухо может реагировать на широкий диапазон звуковых волн от шестнадцати децибел до почти двадцати двух тысяч децибел.Звуковые волны ниже шестнадцати и выше двадцати двух тысяч обычно не слышны.

Размеры слуховых ощущений :

Различные звуковые ощущения, которые мы получаем, различаются по ряду параметров. Основными параметрами являются продолжительность, высота звука, громкость и тембр. Разные звуки сохраняются разной продолжительности. Некоторые звуки слышны на короткое время, а некоторые на долгое время, некоторые имеют высокий тон, который очень пронзительный, как крик, в то время как другие имеют низкий тон и не являются пронзительными.

Некоторые звуки громкие, а другие не очень громкие. Некоторые звуки чистые, в то время как другие смешиваются, таким образом, демонстрируя разную степень тембра или качества. Таким образом, мы можем видеть, что разные звуки, которые мы слышим, различаются по многим параметрам. Эти размеры или характеристики звуковых ощущений соответствуют различным характеристикам звуковых стимулов, которые воздействуют на человеческие уши и находящиеся в них рецепторы.

Высота звука зависит от частоты звуковых волн.Звуки делятся на низкие и высокие. По мере увеличения частоты высота тона становится все выше и выше. Громкость звука зависит от амплитуды звуковых волн. Амплитуда звуковых волн определяет давление на уши человека, а это, в свою очередь, определяет громкость звука.

Диапазон амплитуд или величины давления, которое может воздействовать на человеческое ухо, очень широк. Эта интенсивность измеряется в децибелах. Следует также отметить, что до некоторой степени давление или амплитуда также влияют на высоту звука.Таким образом, высота звука, как и частота, определяется амплитудой.

Тембр звука — это типичная качественная характеристика звука. Таким образом, звук скрипки отличается от звука флейты. Точно так же мы говорим о грубом голосе, гладком голосе, резком голосе и т. Д., Делая различие между разными типами голоса. Тембр тона или звука определяется его рисунком.

Из этих паттернов возникают так называемые обертоны. Эти обертоны определяют качество звукового ощущения.Иногда мы называем звук шумом. Шум отличается от звука. Что отличает шум от звука, так это высокая степень его неравномерности. Шумы имеют смешанные частоты и очень неоднородны.

Звуковая смесь или тональная смесь :

Говоря о визуальных ощущениях, было отмечено, что различные виды световых лучей могут быть смешаны для получения разных цветов. Точно так же различные слуховые переживания также объединяются и смешиваются.

Некоторые из переживаний, возникающих в результате комбинирования или смешивания звуковых переживаний, следующие:

1. Удары:

Когда два звука разных частот объединяются в быстрой последовательности, мы слышим удар . Все мы знакомы с барабанным боем. Громкость этого звука равна разнице между двумя звуками. Это называется разностным тоном. Точно так же можно создать суммирующий тон, в котором два тона складываются для создания комбинированного эффекта.Такое сочетание является важным элементом оркестровой музыки.

2. Маскирование:

Мы все испытали это, когда два тона или звуки возникают одновременно; один топит или заставляет замолчать другого. Это явление, при котором один тон или звук перекрывает другой, называется маскированием. Обычно тона или звуки с более низкой частотой могут маскировать более частые.

Слуховая адаптация :

Еще одно явление, которое можно заметить в связи со звуковыми ощущениями, — это адаптация.Если мы продолжаем слушать звук в течение некоторого времени, кажется, что он становится все менее и менее громким, хотя характеристики стимула остаются прежними. Этот феномен адаптации является общей характеристикой всех чувственных переживаний, хотя могут быть исключения.

Слуховая система :

Слуховая система или система слуха состоит из рецепторов в человеческом ухе, слухового нерва и височной доли коры головного мозга. Вкратце, как работает система.Звуковые волны активируют барабанную перепонку в человеческом ухе. Эти движения барабанной перепонки или барабанной перепонки, как ее еще называют, передаются далее через цепочку из трех костей в средней части уха.

Эти кости известны как косточки. Они широко известны как молоток, наковальня и стремени из-за их формы. Их технические названия — наковальня, молоток и стремени. Три кости передают нарушения, вызванные стимуляцией, к другой мембране во внутренней части уха.

Эта мембрана известна как базилярная мембрана. Фактические рецепторы, которые имеют форму волосоподобных структур, также известных как кортиевые органы различной длины, расположены вдоль базилярной мембраны. Базилярная мембрана фактически образует выстилку улитки, называемой улиткой.

Базилярная мембрана приводится в колебание звуковыми импульсами, передаваемыми косточками. Они, в свою очередь, передаются слуховым нервом в височную долю коры головного мозга.Звуковые ощущения возникают при активации височной доли.

Можно видеть, что человеческое ухо состоит из трех широких частей; внешнее ухо, среднее ухо и внутреннее ухо. Ушная раковина или внешнее ухо служит для направления звуковых волн в среднее ухо.

Среднее ухо состоит из слуховой трубы или канала, заканчивающегося барабанной перепонкой или барабанной перепонкой, за которыми следуют косточки. Внутреннее ухо состоит из улитки, базилярной мембраны и трех полукружных каналов.Фактические рецепторы находятся во внутренней части уха.

Теории слуха:

Как и в случае зрительных ощущений, для объяснения слуховых ощущений был разработан ряд теорий. Мы можем кратко рассмотреть некоторые из них.

1. Теория Гельмгольца или места :

Эта теория, первоначально сформулированная великим физиологом Гельмгольцем, впоследствии стала известна как теория места. Доказательства теории прибывают из исследований на людях с частичной глухотой, а также экспериментов на животных.

Согласно этой теории, различные области или места в базилярной мембране чувствительны к звуковым волнам разной частоты и реагируют на них. Таким образом, рецепторы в базальном конце и около трех костей вибрируют сильнее при проникновении звуковых волн высокой частоты.

С другой стороны, рецепторы на верхнем конце или конце, самом дальнем от трех костей, больше реагируют на звуки низкой частоты. Это означает, что рецепторы звуковых волн разной частоты размещаются в разных местах базилярной мембраны.

Теория также утверждает, что ощущение громкости звука зависит от общего количества стимулированной базилярной мембраны. Таким образом, интенсивный звук будет стимулировать мембрану в большей степени, чем менее интенсивный звук. Тембр слышимого звука зависит от общей модели вибраций.

2. Теория частот :

Другая теория, пытающаяся объяснить различные характеристики звуковых ощущений, — это частотная теория.Никакие ощущения не могут напрямую достичь мозга. Эта теория гласит, что волосковые клетки базилярной мембраны реагируют на стимул, как и диафрагма телефона, вибрируя на частоту волны (то есть высоту звука). Согласно этой теории, высота звукового ощущения зависит от частоты импульсов, достигающих слуховой области мозга, а не от всего, что происходит на базилярной мембране.

Громкость будет зависеть от количества нервных волокон, участвующих в процессе.Таким образом, слабый звук будет включать меньше волокон по сравнению с более сильным звуком. Эта теория, однако, сталкивается с некоторыми трудностями при объяснении слуха на более высоких уровнях высоты звука из-за ограниченного количества импульсов, которые могут передаваться по нервам. Однако можно увидеть, что эта теория делает упор на мозговой деятельности, а не на какой-либо активности на уровне рецепторов.

3. Теория залпа :

Третья теория, которая оказалась немного более удовлетворительной, известна как теория залпа, первоначально предложенная Уивером.Эта теория утверждает, что нервные волокна слухового нерва активируются залпами или отрядами.

В разных залпах участвуют разные нервные волокна. Таким образом, теория залпа в некотором роде объединяет теорию места и теорию частоты. Он, с одной стороны, подчеркивает волокна, участвующие в конкретном залпе, а с другой — залп, имеющий разную степень и интенсивность.

Таким образом, можно видеть, что теория залпа более удовлетворительно объясняет различные характеристики слуховых ощущений, сочетая преимущества теории места, а также теории частоты.

Обратимая индукция фантомных слуховых ощущений посредством имитации односторонней потери слуха

Тиннитус, фантомное слуховое ощущение, в большинстве случаев связано с потерей слуха, но неясно, вызывает ли потеря слуха шум в ушах. Фантомные слуховые ощущения могут быть вызваны у слушателей с нормальным слухом, когда они испытывают серьезную слуховую депривацию, такую ​​как заключение в безэховой камере, что может рассматриваться как нечто аналогичное глубокой двусторонней потере слуха.Поскольку это состояние относительно редко встречается у пациентов с тиннитусом, индукция фантомных звуков меньшей степенью слуховой депривации может улучшить наше понимание механизмов тиннитуса. Поэтому в этом исследовании мы исследовали сообщения о фантомных звуках после непрерывного использования берушей. 18 здоровых добровольцев с нормальным слухом постоянно носили силиконовые беруши в одном ухе в течение 7 дней. Затухание, обеспечиваемое затычками для ушей, имитировало умеренную потерю слуха на высоких частотах, среднее затухание увеличивалось с <10 ​​дБ при 0.От 25 кГц до> 30 дБ на частотах 3 и 4 кГц. 14 из 18 участников сообщили о фантомных звуках во время использования берушей. У 11 участников были стабильные фантомные звуки на 7-й день, и им была проведена характеристика спектра шума в ушах, при этом беруши оставались на месте. Спектры показали, что фантомные звуки воспринимались преимущественно как высокие, соответствующие диапазону частот, на который сильнее всего влияет затычка для ушей. Во всех случаях слуховой фантом исчезал после удаления затычки для ушей, что указывает на причинную связь между слуховой депривацией и фантомными звуками.Это соотношение соответствует предсказаниям нашей компьютерной модели развития шума в ушах, которая предлагает возможный механизм, с помощью которого стабилизация нейрональной активности за счет гомеостатической пластичности в центральной слуховой системе может привести к развитию нейронального коррелята шума в ушах при снижении активности слухового нерва. из-за затычки для ушей.

Самый быстрый словарь в мире: Vocabulary.com

  • слуховое ощущение субъективное ощущение слышания чего-то

  • слуховая галлюцинация иллюзорное слуховое восприятие странных невербальных звуков

  • после ощущения изображение, которое сохраняется после прекращения стимуляции

  • вкусовое ощущение ощущение, которое возникает, когда вкусовые рецепторы на языке и в горле передают информацию о химическом составе растворимого раздражителя

  • слуховая коммуникация коммуникация, основанная на слухе

  • слуховое чувство способность слышать; слуховой факультет

  • обонятельное ощущение ощущение, которое возникает, когда обонятельные рецепторы в носу стимулируются определенными химическими веществами в газообразной форме

  • слуховое восприятие восприятие звука как значимого явления

  • переходить акт перехода из одного состояния или места в следующее

  • слуховая система сенсорная система слуха

  • ощущение прикосновения ощущение, создаваемое рецепторами давления на коже

  • слуховой центр часть головного мозга (в складке коры головного мозга височной доли с обеих сторон головного мозга), которая получает импульсы от уха через слуховой нерв

  • интронизация церемония установления нового монарха

  • кожное ощущение Ощущение, локализованное на коже

  • Вестернизация ассимиляция западной культуры

  • тактильное ощущение ощущение, создаваемое рецепторами давления на коже

  • авторизация официальное разрешение или одобрение

  • соматическое ощущение восприятие осязательных или проприоцептивных или кишечных ощущений

  • ощущение давления соматическое ощущение, возникающее в результате приложения силы к участку кожи

  • тактильное ощущение способность воспринимать давление, тепло или боль

  • слуховых и визуальных ощущений | SpringerLink

    ‘) var buybox = document.querySelector («[data-id = id _» + отметка времени + «]»). parentNode var cartStepActive = document.cookie.indexOf («ecommerce-feature — buybox-cart-step»)! == -1 ; []. slice.call (buybox.querySelectorAll («. покупка-опция»)). forEach (initCollapsibles) функция initCollapsibles (подписка, индекс) { var toggle = subscription.querySelector («. цена-опции-покупки») subscription.classList.remove («расширенный») var form = подписка.querySelector («. форма-варианта-покупки») if (form && cartStepActive) { var formAction = form.getAttribute («действие») form.setAttribute ( «действие», formAction.replace («/ оформление заказа», «/ корзина») ) } var priceInfo = subscription.querySelector («.цена-информация «) var buyOption = toggle.parentElement if (переключить && форму && priceInfo) { toggle.setAttribute («роль», «кнопка») toggle.setAttribute («tabindex», «0») toggle.addEventListener («клик», функция (событие) { var extended = toggle.getAttribute («aria-extended») === «true» || ложный переключать.setAttribute («расширенный ария»,! расширенный) form.hidden = расширенный если (! расширено) { buyOption.classList.add («расширенный») } еще { buyOption.classList.remove («расширенный») } priceInfo.hidden = расширенный }, ложный) } } function initKeyControls () { документ.addEventListener («нажатие клавиши», функция (событие) { if (document.activeElement.classList.contains («покупка-опция-цена») && (event.code === «Space» || event.code === «Enter»)) { if (document.activeElement) { event.preventDefault () document.activeElement.click () } } }, ложный) } function initialStateOpen () { var buyboxWidth = buybox.offsetWidth ; []. slice.call (buybox.querySelectorAll («. покупка-опция»)). forEach (function (option, index) { var toggle = option.querySelector («. покупка-вариант-цена») var form = option.querySelector («. Purchase-option-form») var priceInfo = option.querySelector («. цена-информация») if (buyboxWidth> 480) { toggle.click () } еще { if (index === 0) { переключать.нажмите () } еще { toggle.setAttribute («расширенная ария», «ложь») form.hidden = «скрытый» priceInfo.hidden = «скрыто» } } }) } initialStateOpen () если (window.buyboxInitialised) вернуть window.buyboxInitialised = true initKeyControls () }) ()

    Сравнение слуховых ощущений у пациентов, перенесших операцию по факоэмульсификации катаракты на первом и втором глазах

    Целью нашего исследования было сравнить субъективное слуховое восприятие во время факоэмульсификации катаракты у пациентов, перенесших первую или вторую операцию по удалению катаракты.Практически все пациенты испытывали различные слуховые раздражители в операционной. Чаще всего это были разговоры персонала, команды хирурга, негромкая музыка, реже звуки аппарата факоэмульсификации. Однако только половина пациентов активно прислушивалась к звукам, которые они слышали во время операции. Самым приятным прослушиванием считалась музыка, за ней последовал голос хирурга, который сообщил, что операция идет по плану и скоро закончится.Большинство пациентов сообщили, что расслабляющая фоновая музыка была наиболее желательным звуком во время операции. Аналогичные ответы дали пациенты обеих групп.

    Предыдущие исследования, а также наши результаты показывают, что музыка положительно влияет на самочувствие пациента в операционной 6,7,8,9,10,11,12,14,24 . Пациенты были более удовлетворены, когда у них был выбор, слушать ли расслабляющую музыку во время операции 15 . Некоторые исследования показали, что музыка, выбранная пациентами, может быть полезна для снижения уровня стресса, даже если обычно не оказывает седативного действия.Пациенты, которые слушали музыку во время операции по удалению катаракты, сообщали о меньшей интраоперационной тревоге, если они не слышали музыку или музыку, которую они выбрали, в отличие от музыки, выбранной оперирующим хирургом 14 .

    В нашем исследовании большинство пациентов, перенесших операцию впервые, и пациентов, перенесших ее во второй раз, положительно относились к музыке в операционной. Только 3 из 200 пациентов сочли музыку слишком громкой. Хотя Sharma et al. 16 изучали слуховое восприятие во время операции по удалению катаракты, их результаты не указывали, как пациенты воспринимали определенные звуки и шумы.Известно, что нет различий в восприятии слуховых ощущений между первой и второй операциями по удалению катаракты.

    Наши результаты показывают, что наиболее часто слышимые пациенты звуки, помимо музыки, в операционной включали разговоры персонала и голос хирурга. Это может быть связано с тем, что перед операцией по удалению катаракты каждый пациент проходит тщательное обучение тому, как вести себя в операционной. Одним из важных элементов этого обучения является информирование пациента о важности сотрудничества в операционной между пациентом и медицинским персоналом и, в частности, о точном выполнении инструкций хирурга.Более 80% участников обеих групп хотели слышать голос хирурга во время операции. Пациенты ожидали слов поддержки от хирурга, подтверждения того, что операция продвигается по плану, что все в порядке и что процедура скоро закончится. Лишь немногим более 50% респондентов (схожих в обеих группах) хотели получать информацию о следующих этапах операции на постоянной основе, например, «разрезана роговица», «удален мутный хрусталик» или « имплантируется искусственный хрусталик ».Такое же количество пациентов (47,6% и 55,3% в I и II группах соответственно) хотели знать об осложнениях во время операции. Пациенты, которые не хотели, чтобы их информировали о ходе и осложнениях операции во время операции, сделали это, потому что считали ее слишком напряженной и трудной для понимания из-за специализированной медицинской лексики. Поэтому наиболее важным звуком для комфорта пациента в операционной является спокойный голос хирурга, который воодушевляет и поддерживает пациента.Желательно периодически успокаивать пациента, что все идет по плану, не раскрывая деталей.

    Сообщается, что тишина во время факоэмульсификации неудобна. Музыка или тихая беседа медперсонала на заднем плане действуют как «белый шум» и успокаивают пациента, который забывает о напряжении и страхе, связанных с процедурой, и часто удивляется, что операция окончена.

    Многие пациенты обеих групп не смогли определить наиболее неприятный шум в операционной, который необходимо устранить.Люди, перенесшие вторую операцию, чаще рекомендовали не удалять звуки, которые необходимо было устранить, что подчеркивает, что они понимают, что определенные действия в операционной сопровождаются определенными шумами, которые обычно не мешают операциям. Звук рабочего оборудования считался самым неприятным звуком в операционной в обеих группах, хотя о нем сообщили только 20% и 16% в группах II и II, соответственно. Тем не менее о необходимости устранения этого шума сообщили 18 человек.5% и 9% пациентов в группе I и II соответственно, и разница была статистически значимой. Это может свидетельствовать о том, что люди, которым оперировали второй глаз, лучше осведомлены о самой операции и, следовательно, лучше понимают, что факоэмульгатор должен издавать такие звуки и что звуки не влияют отрицательно на ход удаления катаракты. Некоторые пациенты считали, что следует устранять шум от разговоров персонала; Кроме того, так считали значительно чаще пациенты, перенесшие вторую операцию (13% против 3% в I группе).

    Это исследование имело некоторые ограничения. Исследование основано исключительно на анкетах, заполненных самими респондентами; поэтому все данные субъективны. Однако мы предполагаем, что комфорт пациента в операционной чрезвычайно важен, и если данный шум субъективно оценивается как отрицательный, то его следует устранить и устранить. Еще одним ограничением может быть выбор пациентов. Мы сравнили людей, перенесших операцию по удалению катаракты на первом глазу, с пациентами, перенесшими операцию на втором глазу.Следовательно, вторая группа пациентов могла пострадать меньше. Однако обе группы были сопоставимы по демографическим и клиническим факторам. Мы считаем такое сравнение ценным, тем более что пациенты, прооперированные на втором глазу, ранее оперировались в нашей клинике по тем же методикам. Будущие направления таких исследований могут охватывать влияние других стимулов, помимо слуховых, таких как удерживание руки во время процедуры 25,26 .

    В заключение, музыка получила положительные отзывы от пациентов, перенесших операции по удалению катаракты.Одним из наиболее желаемых слуховых ощущений во время факоэмульсификации был голос хирурга, сообщающий, что процедура проходит по плану, без осложнений и скоро закончится. Самым неприятным слуховым опытом был звук факоэмульгатора. Многие пациенты не считали ни один из звуков в операционной неприятным. Пациенты, перенесшие операцию по удалению катаракты первого и второго глаза, различались в том, какие шумы следует устранять. Лишь примерно половина оперированных пациентов в каждой группе хотели получить точную информацию во время операции о ее течении и возможных осложнениях.

    На основании наших выводов мы сформулировали следующие рекомендации для улучшения впечатлений пациентов:

    1. 1.

      Представление расслабляющей музыки в операционной в соответствии с предпочтениями пациента.

    2. 2.

      Рассказ хирурга спокойным голосом о ходе операции.

    3. 3.

      Процедуры подготовки должны отличаться в зависимости от первой или второй операции по удалению катаракты.

    4. 4.

      Пациентам, прооперированным по поводу второго глаза, можно обеспечить больший комфорт за счет сокращения разговоров с персоналом.

    Границы | Четыре отличия для слуховой «мусорной корзины» от Timbre1

    1.Введение

    Если есть одна вещь о тембре, с которой согласны исследователи психоакустики и музыкальной психологии, так это утверждение, что это плохо понимаемый слуховой атрибут. Одним из аспектов этой банальной концепции является то, что исследование усложняет не только сложность предмета, но и то, что тембр трудно определить (см. Krumhansl, 1989). Возможно, из-за отсутствия лучшей альтернативы можно наблюдать любопытную привычку во вводных разделах статей о тембре, а именно цитировать определение Американского национального института стандартов (ANSI) и подробно описывать его недостатки.Для полноты (и традиции!) Напомним:

    «Тембр. Этот атрибут слухового ощущения, который позволяет слушателю судить о том, что два неидентичных звука, представленные одинаково и имеющие одинаковую громкость и высоту звука, не похожи [sic]. ПРИМЕЧАНИЕ. Тембр зависит в первую очередь от частотного спектра, хотя он также зависит от звукового давления и временных характеристик звука ». (ANSI, 1994, стр. 35)

    Одно из самых резких критических замечаний по поводу этой концептуальной конструкции было дано Брегманом (1990), комментируя,

    «Это, конечно, вообще не определение.[…] Проблема с тембром в том, что это название плохо определенной категории мусорной корзины. […] Я думаю, что определение […] должно быть таким: «Мы не знаем, как определить тембр, но это не громкость и не высота». […] Нам нужен лучший словарь, касающийся тембра ». (стр. 92–93)

    В еще более радикальном духе Мартин (1999, стр. 43) предложил: «[Тембр] не имеет научного значения и должен быть исключен из словаря науки о слухе». Спустя почти 20 лет, хотя это понятие все еще является частью терминологии, мы еще далеки от более четкой систематики.Можно даже спросить: а можно ли в итоге сделать что-нибудь полезное с мусорной корзиной? Далее мы предлагаем четыре концептуальных различия тембра.

    2. Тембр — атрибут восприятия

    Уже в девятнадцатом веке название основополагающего трактата Гельмгольца «Об ощущениях тона как физиологической основе для изучения музыки» (фон Гельмгольц, 1885/1954) отличает внешнее физическое звуковое событие (тон) от его внутреннего перцептивное представление (ощущение).Ощущение включает в себя субъективные слуховые атрибуты, такие как высота, громкость и тембр, но не физический тон. Соответственно, определение ANSI явно обращается к сенсорным атрибутам. К сожалению, существует множество примеров использования другого типа, когда тембр в основном используется для обозначения характеристик физических звуковых событий. Их нельзя найти только в смежных академических дисциплинах, таких как теория музыки или поиск музыкальной информации, но даже в музыкальной психологии, где этот термин иногда используется как сокращение для звукового события или сложного тона, релевантным перцептивным атрибутом которого является тембр. в природе (e.г., «слушателям были представлены три тембра»). Это сокращение заманчиво, но вредно. Он побуждает читателя отождествлять звуковое событие и его тембр, которые на самом деле связаны сложной последовательностью шагов обработки информации в слуховой системе человека. Это становится особенно проблематичным в сочетании с экологическими взглядами на восприятие, которые часто, кажется, обходят проблему преобразования информации, провозглашая прямое соответствие между восприятием и миром.Как отмечает Кларк (2005),

    «Амплитуда и частотное распределение звуков, издаваемых при ударе по этому куску полой древесины, являются прямым следствием физических свойств самой древесины — являются« отпечатком »ее физической структуры — и организм не обязан это делать. сложная обработка для «декодирования» информации в источнике: она должна иметь систему восприятия, которая будет резонировать с информацией ». (стр.18)

    Суть убеждения в том, что система восприятия настроена на «инварианты восприятия» окружающей среды, заключается, однако, в том, что «обнаружение физических инвариантов, таких как поверхности изображения, является точной и точной проблемой обработки информации в современной терминологии. ”(Марр, 1982, стр.30). Нам необходимо изучить способы, которыми слуховые представления устойчивы к преобразованиям акустического сигнала в конкретном контексте, чтобы понять соответствие тона и ощущений.

    Можно даже наблюдать более опасные попытки перефразировать тембр как не зависящий прежде всего от восприятия. В недавней критике ANSI с точки зрения композитора Дороги (2015) заявляют:

    «[Определение ANSI] описывает тембр как явление восприятия, а не как атрибут физического звука.Несмотря на это, у каждого есть интуитивное ощущение тембра как атрибута звука, такого как высота или громкость (например, «тембр фагота» […]). С композиционной точки зрения нас интересует физическая природа тембра […], чтобы манипулировать им в эстетических целях ». (стр. xviii)

    Напротив, мы настаиваем на том, что тембр является атрибутом восприятия , так же как высота звука и громкость. Более того, не существует тембра фагота , а скорее тембра фагота с заданной высотой и динамикой, созданным с помощью определенной артикуляции и техники игры (см. Раздел 4).Чтобы не дать необходимому междисциплинарному обсуждению тембра распасться на терминологическую несогласованность, мы должны с самого начала сопротивляться искушению сокращений и четко разделять физические звуковые события или тона и их морфологии (а также их репрезентации с помощью музыкальных партитур, сэмплированных временных ограничений. аудиосигналы, спектрально-временные анализы и т. д.) от получаемых слуховых ощущений. Следующие три следующих различия рассматривают тембр как перцепционный атрибут.

    3. Тембр — качество и фактор, влияющий на идентичность источника

    Существует два стандартных подхода, в которых тембр определяется как атрибут восприятия. Оба подхода рассматривают тембр как совокупность слуховых сенсорных функций, которым, однако, приписываются несколько разные функции. С одной стороны, существует (ANSI-подобное) определение отрицанием, которое включает в себя все слуховые атрибуты, позволяющие слушателям воспринимать различия между звуками выровненной высоты тона, громкости и, скажем, пространственного положения.Здесь функция атрибутов тембра остается столь же расплывчатой, что позволяет слушателям заниматься оценкой несходства и задачами распознавания. В этом подходе тембр называется качеством: два звука могут быть объявлены качественно разными без семантических ассоциаций или без определения механизмов их источника / причины. С другой стороны, тембр действительно определяется через эту последнюю роль, а именно как набор слуховых сенсорных характеристик, который в первую очередь способствует заключению (или спецификации) источников звука и событий (хотя тембральные различия не всегда соответствуют различиям в источниках звука. , см. ниже).Здесь функция, приписываемая тембральным атрибутам, связана с задачей идентификации.

    Разница между тембром просмотра с точки зрения качественного сравнения и идентификации источника не всегда четко выражена. Исследования несходства, которые исследуют тембр как квалиа и работают с акустическими стимулами, могут не учитывать влияние идентификации источника на оценки несходства. Фактически, скрытая структура, лежащая в основе оценок несходства, моделируется акустическими свойствами, неявно предполагая, что оценки несходства основаны исключительно на сенсорном представлении акустических характеристик звуков и не зависят от семантических категорий, вызванных характеристиками источников звука.Однако сомнительно, можно ли пренебречь идентификацией источника для акустических стимулов, поскольку можно утверждать, что слушатели «не могут помочь», но интегрируют семантическую информацию в оценки несходства тембров западных оркестровых инструментов (Siedenburg et al., 2016b). Чтобы не связывать исследование сенсорного сходства с семантическими факторами, важно принимать во внимание различие между тембром как качеством и тембром как фактором, определяющим идентичность источника (также см. Lemaitre et al., 2010).

    4. Тембровые функции на разных уровнях детализации

    Когда Гельмгольц заметил: «Под качеством звука [ Klangfarbe ] мы имеем в виду ту особенность, которая отличает музыкальный тон скрипки от звука флейты, кларнета или человеческого голоса, когда все эти инструменты воспроизводят та же нота с той же высотой звука »(фон Гельмгольц, 1885/1954, стр. 10), он (возможно, невольно) дал определение тембра из учебников на следующие 150 лет. Это предложение реализует тембр через различия в восприятии, основанные на отличительной акустике источников звука, таких как флейта и кларнет, и, как и определение ANSI, сравнивает только тембр между тонами с одинаковой высотой, громкостью и продолжительностью.

    Помимо тупика, в котором это определение лишает любой непонятный звук его тембра (Bregman, 1990, стр. 92), этот подход также игнорирует тот факт, что большинство музыкальных инструментов с высоким звуком могут дать начало целым палитрам звуков. отчетливые тембральные качества, которые зависят от высоты звука и громкости. Различные техники игры и артикуляция не только влияют на физические и тембральные свойства тонов (например, Barthet et al., 2010), но и фортиссимо имеет много выраженных партиалов (и, соответственно, яркого тембра), тогда как пианиссимо дает значительно ослаблены амплитуды парциальных частиц более высокого порядка (Meyer, 1995).Спектральный состав тона также зависит от основной частоты ( F 0 ) и игрового усилия. Низкие регистры содержат много частичных тонов, более высокие — нет. Акустическая ковариация F 0 и форма спектрально-временной огибающей, по-видимому, приводят к небольшим, но систематическим взаимодействиям между высотой звука и тембром (например, Marozeau and de Cheveigné, 2007), и эти отношения, по-видимому, поддерживаются перцептивным обучением (Sandell and Chronopoulos, 1997) и музыкальное обучение (Steele and Williams, 2006).Соответствующие «ковариационные матрицы» основного тона, вероятно, будут использоваться в качестве ценного перцептивного сигнала для идентификации источника (Handel and Erickson, 2004), хотя эта тема исследования практически не исследована.

    В еще более мелком масштабе могут быть различия между звуками образцов одного и того же типа звукоизлучающих объектов или алгоритмов (таких как скрипка Страдивари и недорогая заводская модель). Способы, которыми это переводится в слышимые тембральные различия, и как они соотносятся с оцениваемым качеством инструмента (в смысле хорошее или хорошее?плохо) — еще одна тема исследования (см., Saitis et al., 2012).

    В общем, неверно предполагать, что один звукопроизвольный объект или инструмент воспроизводит ровно один тембр. Вопреки терминологии «тембр фагота», не существует единого тембра, который бы полностью характеризовал фагот. Тембр тембра фагота зависит от высоты тона, игрового усилия, артикуляции, аппликатуры и т. Д. В свете биологической аналогии один тип звукоизвлекающего объекта или алгоритм синтеза звука могут дать начало тембральным роду , который может охватывают различные древесные породы вид .Эти виды могут иметь систематические вариации по различным параметрам, таким как техника игры, ковариация высоты тона и громкости или выразительное намерение. Роды группируются в семейство (например, соответствующие тембрам струнных и медных инструментов) и в какой-то момент в царство (тембры, связанные, скажем, с акустическими и электронными средствами производства звука). В целом, это дает «иерархию встроенных различий» (Krumhansl, 1989, p. 45), которая включает шкалы с различными тембральными деталями, к которым определение ANSI не зависит, а определение из учебника — игнорирует.

    5. Тембр — свойство слитных слуховых событий

    Полифоническая музыка — однозначная целевая территория для исследования тембров. Следовательно, исследования начинают изучать акустические корреляты того, что было названо «полифоническим тембром» (Alluri and Toiviainen, 2010), «захватывающим общий возникающий тембр джазового ансамбля, рок-концерта или симфонии» и, следовательно, «Глобальное звучание» музыкального произведения.

    Однако, аналогично высоте и громкости, мы рассматриваем тембр как перцептивное свойство слитых в восприятии слуховых событий.Если два или более слуховых события не сливаются, они не влияют на один и тот же тембр. Звуки большого барабана, хлопка в ладоши и пэда синтезатора обычно не сливаются в единый слуховой образ, так что каждый из этих звуков будет обладать индивидуальным тембром в сознании слушателя. Это эмерджентное свойство сочетания отдельных тембров, которое вызывает ассоциации с хип-хопом, но не существует единого «тембра хип-хопа».

    Фактически, принципы анализа слуховой сцены (ASA) не обеспечивают четкой границы того, где заканчивается сегрегация, потому что формирование потока зависит от фокуса слушателя в иерархии ASA.Не полностью слитые (разнородные) музыкальные строки можно услышать как один поток или несколько, в зависимости от слухового фокуса и музыкального контекста. С другой стороны, полное игнорирование процессов ASA путем извлечения функций из звуковой смеси может способствовать появлению заявленных ограничений в использовании алгоритмов поиска музыкальной информации в качестве моделей восприятия (см. Siedenburg et al., 2016a). Как, возможно, лучше всего резюмировали Окутюрье и Паше (2007, с. 659),

    «В целом, это говорит о том, что горизонтальное кодирование кадров данных без учета разделения источников и избирательного внимания является очень неэффективным представлением полифонических музыкальных данных и не является когнитивно правдоподобным.”

    Метафора может быть извлечена из отношения между высотой звука и восприятием гармонии, когда все еще можно услышать отдельные высоты (тембры), но есть еще одно качество, которое возникает из отношений между высотой звука (тембрами). Следовательно, вместо того, чтобы предполагать, что полифоническая музыка порождает единые слуховые образы (что предполагает понятие «полифонический тембр»), мы полагаем, что именно комбинаторное взаимодействие тембров лежит в основе восприятия полифонической музыки.

    6. Заключение

    Предлагая четыре основных различия для понятия тембра, мы надеемся устранить некоторую путаницу вокруг того, что было объявлено терминологической корзиной для мусора музыкальной психологии и психоакустики — музыкального тембра. В противовес физическим реалистам, таким как Исаак (2017), мы предлагаем располагать тембр на перцепционной стороне «психофизического разделения», то есть в сознании слушателя, а не в физических свойствах. Мы также утверждаем, что это понятие обычно рассматривается с разных сторон: как квалиа и как фактор, способствующий идентичности источника, но формулировку этого различия необходимо прояснить, чтобы избежать путаницы между ними.Мы проиллюстрировали, что могут быть большие или мелкие тембральные различия (например, возникающие из тембральных семейств и видов), и что тембр является свойством слитых слуховых событий, а не многопоточных слуховых смесей. Мы не утверждаем, что это исчерпывающая категоризация — необходимо разработать более детализированные таксономии, чтобы учесть перцептивное богатство тембра. Тем не менее, четыре предложенных различия могут служить базовой таксономией для прояснения дискурса в будущих исследованиях тембра.Более того, каждое различие включает в себя множество исследовательских вопросов, на которые может быть обращена последующая эмпирическая работа. В любом случае, если удалить несколько слоев пыли, то, что мы думали как мусорная корзина, оказывается перевернутым цветным зонтиком (-термом).

    Композитор Манури (1991) заметил, что «Один из самых поразительных парадоксов, касающихся тембра, заключается в том, что, когда мы знали о нем меньше, он не представлял большой проблемы» (стр. 293). Это также можно выразить более оптимистично: мы уже много знаем о тембре.Мы понимаем, что его обильные, отчетливые цвета реальны, и они никуда не денутся. Пора дать отдых неадекватным стандартам и сосредоточиться на деталях.

    Авторские взносы

    KS и SM обсудили идеи, относящиеся к теме. К.С. разработал первый вариант рукописи, который впоследствии претерпел несколько существенных доработок на основе совместного обсуждения соавторами.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Мы хотим поблагодарить рецензента за содержательные и стимулирующие комментарии. Эта работа была поддержана грантом Канадского совета по естественным наукам и инженерным исследованиям (RGPIN 2015-05280) и канадским кафедрой исследований (950-223484), предоставленным SM.

    Сноски

    Список литературы

    Аллури В., Тойвиайнен П. (2010). Изучение перцептивных и акустических коррелятов полифонического тембра. Музыкальное восприятие. 27, 223–241.DOI: 10.1525 / mp.2010.27.3.223

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    ANSI (1960/1994). Психоакустическая терминология: тембр . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Американский национальный институт стандартов.

    Окутюрье, Ж.-Ж., и Паше, Ф. (2007). Влияние полифонии на динамическое моделирование музыкального тембра. Patt. Узнай. Lett. 28, 654–661. DOI: 10.1016 / j.patrec.2006.11.004

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бартет, М., Гиймен, П., Кронланд-Мартине, Р., и Истад, С. (2010). От управления кларнетом до восприятия тембра. Acta Acust. United Acust. 96, 678–689. DOI: 10.3813 / AAA.918322

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Брегман А.С. (1990). Анализ слуховых сцен: перцепционная организация звука . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Google Scholar

    Кларк, Э. Ф. (2005). Способы прослушивания: экологический подход к восприятию музыкального смысла .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Гендель, С., Эриксон, М. Л. (2004). Идентификация источника звука: возможная роль преобразований тембра. Музыкальное восприятие. 21, 587–610. DOI: 10.1525 / mp.2004.21.4.587

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Крумхансл, К. Л. (1989). «Почему музыкальный тембр так сложно понять?» in Структура и восприятие электроакустического звука и музыки , Vol. 846, ред. С. Нильзен и О.Ольссон (Амстердам: Excerpta Medica), 43–53.

    Леметр, Г., Уикс, О., Мисдари, Н., Сусини, П. (2010). Опыт слушателя и идентификация звука влияют на категоризацию звуков окружающей среды. J. Exp. Psychol. 16, 16–32. DOI: 10.1037 / a0018762

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Manoury, P. (1991). «Les limites de la notion de« тембр »», в «Тембр»: Métaphore Pour la Composition , изд Ж.-Б. Barriere Paris: Christian Bourgois), 293–299.

    Марр Д. (1982). Видение: вычислительный подход . Сан-Франциско, Калифорния: W. H. Freeman & Co.

    Google Scholar

    Мартин, К. Д. (1999). Распознавание источника звука: теория и вычислительная модель . Кандидатская диссертация, Массачусетский технологический институт.

    Мейер, Дж. (1995). Akustik und musikalische Aufführungspraxis: Leitfaden für Akustiker, Tonmeister, Musiker, Instrumentenbauer und Architekten . Бергкирхен: Бочинский.

    Дороги, C. (2015). Создание электронной музыки: новая эстетика . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Сайтис К., Джордано Б. Л., Фриц К. и Скавоне Г. П. (2012). Перцепционная оценка скрипок: количественный анализ суждений о предпочтениях опытных музыкантов. J. Acoust. Soc. Являюсь. 132, 4002–4012. DOI: 10.1121 / 1.4765081

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Санделл, Г.Дж. И М. Хронопулос (1997). «Перцептивное постоянство тембров музыкальных инструментов; обобщение знаний тембра по регистрам », в Proceedings of the 3rd Triennial ESCOM Conference , ed A. Gabrielsson (Uppsala), 222–227.

    Google Scholar

    Siedenburg, K., Fujinaga, I., and McAdams, S. (2016a). Сравнение подходов к тембральным дескрипторам в поиске музыкальной информации и музыкальной психологии. J. New Music Res. 45, 27–41. DOI: 10.1080 / 09298215.2015.1132737

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Зиденбург, К., Джонс-Моллеруп, К., и Макадамс, С. (2016b). Акустическая и категориальная непохожесть музыкального тембра: свидетельство асимметрии акустических и химерных звуков. Фронт. Psychol. 6: 1977. DOI: 10.3389 / fpsyg.2015.01977

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стил, К. М., и Уильямс, А. К. (2006). Полоса частот для неизменности тембра составляет всего одну октаву? Музыкальное восприятие. 23, 215–220. DOI: 10.1525 / mp.2006.23.3.215

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    фон Гельмгольц, Х. (1885/1954). Об ощущениях тона как физиологической основе теории музыки . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Дувр. пер. А. Дж. Эллис из 4-го Немецкого изд. 1877 г. 1954 Эдн.

    Нейронный механизм слуховых ощущений у кошек

    Библиографические ссылки:

    Аллансон, Дж. Т. и И. К. Уитфилд. Улитковое ядро ​​и его отношение к теориям слуха.В С. Черри (редактор), Теория информации; Статьи, прочитанные на симпозиуме . Нью-Йорк: Academic Press, 1956. Стр. 269–286.

    Bùkùsy, G. v. Über die Resonanzkurve und die Abklingzeit der verschiedenen Stellen der Schneckentrennwand. Акуст . З., 1943, 8, , 66–76.

    Батлер, Р. А., И. Т. Даймонд, В. Д. Нефф. Роль слуховой коры в различении частотных изменений. J. Neurophysiol , 1957, 20 , 108–120.

    Ерулкар, С.Д., Дж. Э. Роуз и П. В. Дэвис. Единичная активность в слуховой коре кошки. Бык. Johns Hopkins Hosp ., 1956, 99 , 55–86.

    Галамбос, Р. Подавление активности отдельных волокон слухового нерва с помощью акустической стимуляции. J. Neurophysiol , 1944, 7 , 287–303.

    Галамбос Р. Микроэлектродные исследования медиального коленчатого тела кошки. Ill. Отклик на чистые тона. J. Neurophysiol ., 1952, 15, , 381–400.

    Галамбос Р. и Х. Дэвис. Ответ отдельных волокон слухового нерва на акустическую стимуляцию. J. Neurophysiol ., 1943, 6 , 39–58.

    Галамбос Р., Дж. Э. Роуз, Р. Б. Бромили и Дж. Р. Хьюз. Микроэлектродные исследования медиального коленчатого тела кошки. II. Ответ на клики. J. Neurophysiol , 1952, 15, , 359–380.

    Гросс, Н. Б. и У. Р. Терлоу. Микроэлектродные исследования нервной слуховой активности кошки. II.Медиальное коленчатое тело. J. Neurophysiol , 1951, 14 , 409–422.

    Helmholtz, H. v. Die Lehre von den Tonempfindungen , 1862.

    Хилали С. и И. К. Уитфилд. Ответы трапециевидного тела на акустическую стимуляцию чистыми тонами. J. Physiol , 1953, 122 , 158–171.

    Hind, J. E. Электрофизиологическое определение тонотопической организации в слуховой коре кошек. J. Neurophysiol , 1953, 16, , 475–489.

    Кацуки Ю., Т. Суми, Х. Учияма и Т. Ватанабэ. Электрические ответы слуховых нейронов кошки на звуковую стимуляцию. J. Neurophysiol , 1958, 21, , 569–588.

    Кацуки Ю., Т. Ватанабэ и Н. Маруяма. Активность слуховых нейронов верхних уровней мозга кошки. J. Neurophysiol , 1959, 22 , 343–359.

    Лоренте де Но, Р. Анатомия восьмого нерва. I. Ларингоскоп , 1933, 43 , 1–38; II. Ларингоскоп , 1933, 43 , 327–350.

    Махне, X., И. Кальма и Х. В. Магун. Единичная активность центрального ствола головного мозга при возбуждении ЭЭГ. J. Neurophysiol , 1955, 18 , 547–558.

    Роуз, Дж. Э. и Р. Галамбос. Микроэлектродные исследования медиального коленчатого тела кошки. I. Таламическая область активируется щелчками. J. Neurophysiol, 1952, 15 , 343–358.

    Резерфорд, В. Новая теория слуха. J. Anat. Physiol , 1886, 21 , 166–168.

    (стр.583) М. Шайбель, А. Шейбель, А. Моллика и Г. Моруцци. Схождение и взаимодействие афферентных импульсов на отдельных звеньях ретикулярной формации. J. Neurophysiol , 1955, 18 , 309–331.

    Стивенс, С. С. и Х. Дэвис. Слух: его психология и физиология . Нью-Йорк: Wiley, 1938.

    .

    Тасаки, И. Нервные импульсы в отдельных волокнах слухового нерва морской свинки. J. Neurophysiol , 1954, 17, , 97–122.

    Тасаки И. и Х. Дэвис. Электрические ответы отдельных нервных элементов в ядре улитки на звуковую стимуляцию. J. Neurophysiol , 1955, 18 , 151–158.

    Тасаки И., Х. Дэвис и Ж.-П. Легу. Пространственно-временная картина микрофона улитки, записанная дифференциальными электродами. J. acoust. Soc. Амер ., 1952, 24 , 502–519.

    Терлоу, У. Р., Н. Б. Гросс, Э. Х. Кемп и К. Лоуи. Микроэлектродные исследования нервной слуховой активности кошки. I. Нижний бугорок. J. Neurophysiol, 1951, 14 , 289–304.

    Тунтури, А. Р. Физиологическое определение расположения афферентных связей со средней эктозильвиальной слуховой зоной у собак. амер. J. Physiol , 1950, 162 , 489–502.

    Тунтури А.Р. Эффект поражения слуховой и прилегающей коры условных рефлексов. амер.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.