Смысл жизни определение обществознание: Тема 6. Цель и смысл жизни человека

Содержание

Цель и смысл жизни человека»

УРОК ПО ОБЩЕСТВОЗНАНИЮ В 10 КЛАССЕ

МБОУ «Школа № 19(25)» город Рязань

ТЕМА: «ЦЕЛЬ И СМЫСЛ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА»

Учитель истории и обществознания Поминова Елена Владимировна

ЦЕЛИ: 1. Дидактическая цель — создать условия для осознания и осмысления

блока новой учебной информации, применение знаний и умений в знакомой и новой учебных ситуациях, проверка уровня усвоения материала средствами проблемной технологии.

2. Образовательная цель — способствовать формированию представлений о смысле и цели жизни, рассмотреть различные позиции по отношению к смыслу жизни и задуматься о собственном понимании жизненных целей и задач.

3. Развивающая цель — способствовать обучению школьников умению анализировать документы и приводить примеры, подтверждающие или опровергающие взгляды авторов, продолжить учебное сотрудничество при работе в малых группах (составление проектов)

4. Воспитательная цель — формировать опыт равноправного сотрудничества учителя и учащихся, ценность собственных жизненных целей и задач при уважении целей и задач других людей, уметь отказывать от реализации своих планов за счет других людей, понять важность компромисса в общественной жизни.

ТИП УРОКА: комбинированный

ФОРМА УРОКА: смешанная: мозговой штурм, работа индивидуальная и в

малых группах, заполнение таблицы, представление проектов, обращение к тексту учебника, дискуссия, фрагмент лекции заготовки к выполнению задания ЭГЕ (ЭССЕ)

ОБОРУДОВАНИЕ:

— Учебник

— компьютер, подключенный к интернету, принтер

— словари

— доска

ПРОГРАММНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ: MSOFFICE: MICROSOF POWER POINT

MIKROSOFT WORD

Конспект урока сделан по учебнику, ч. 1 Л.Н.Боголюбов, А.Ю.Лабезникова, М.Просвещение, 2013 г.

Структура и содержание (Ход) урока:

  1. Организационный момент: приветствие, готовность рабочего места, настраивание на активную деятельность.

  2. Мотивация и целепологание

Сегодня на уроке мы будем продолжать говорить о человеке и обратимся к следующим вопросам

  1. Что такое цель и смысл жизни, в чем он состоит?

  2. Есть ли в мире единственный для всех смысл жизни или у каждого он свой?

  3. Какие жизненные цели и задачи могут быть у человека?

  4. Как формируются идеалы и ценность человека?

В результате вы должны

  1. Назвать не менее трех разных позиций по отношению к смыслу жизни.

  2. Проанализировать документы и привести примеры, подтверждающие или опровергающие взгляды авторов.

  3. Высказать собственную точку зрения по отношению к смыслу жизни

Для того, чтобы войти в новую тему, необходимо вернуться к вопросу: Человек — результат биологической и социально-культурной революдции. Это мы сделаем через тестовый диктант (пр. 1)

проверка выполнения

последний тест — это мостик для перехода к новой теме

план изучении нового материала

  1. Цели жизни

  2. Поиск смысла жизни

  3. Жизненная позиция человека

Изучение нового материала

  1. Учитель — 2+1 понятия цель жизни определение

смысл жизни + теория

счастье вопроса

  1. На доске фраза «Счастье — это когда тебя…» продолжить фразу, используя следующее:

— жалеют

— уважают

— понимают

— бояться

— любят

— обеспечивают + свой вариант окончания фразы

— защищают

— развлекают

— слушают

2.

Меняется ли у людей представление о счастье в течении времени (жизни, человека, исторических эпох)

3. Знаете ли вы счастливых людей

(примеры исторических деятелей, героев художественных фильмов, литературных героев)

Вывод: Человек становится счастливым, когда воплощает в жизнь поставленные им самим перед собой цели и задачи.

  1. Работа по группам (5 групп по 4 человека) — проектная деятельность по группам

заготовки к уроку дерево жизни

1 задание 1. Корень — момент рождения

(коллективное) 2. Ствол — жизнь

3.Ветки — задачи, которые надо решать в течении жизни

4. Верхушки дерева — это самое главное в жизни.

П-е задание заполнение таблицы по следующим классификациям

индивидуальное

МОИ 1. Духовное стремление

2. Материальные

3. Сиюминутные

4. Кратковременные

5. Долгосрочные

завершение работы по данному этапу урока

Общий проект его защита

каждой группы

  1. Работа с понятийным материалом

1. Таблица на доске:

Концепции смысла жизни:

Аскетизм

(от греческого — упражняюсь)

Жизнь — это отречение от мира, умерщвление плоти ради искупления грехов

  1. Гедомизм

(от греческого — наслаждение)

Жизнь — значит наслаждаться

  1. Прагматизм

(от греческого — дело, действие)

Цель жизни оправдывает любые средства её достижения

  1. Утилитаризм

(от греческого — польза)

Жить — значит из всего извлекать пользу

  1. Эвдемонизм

(от греческого — блаженство, счастье)

Жизнь — стремление к счастью как подлинному назначению человека

Этика долга

жизнь — это самопожертвование, альтруизм во имя служения идеалу

  1. Работа с документом + короткая лекция

интернет (доска) Мудрость веков о смысле жизни

задание учащимся

Добавить к таблице на доске те теории. которые сейчас будут озвучены + записать их в тетрадь:

Шопенгоуэр «Смерть и её отношение к неразрушимости нашего существа»

О какой жизненной позиции идет речь

При жизни воля человека лишена свободы: все его поступки, влекомые целью мотивов, неизбежно совершаются на основе его неизменного характера. между тем всякий хранит в себе воспоминания о многом, что он сделал и чем он недоволен собой. но если бы он и вечно жил, то в силу этой неизменности характера, он вечно бы и поступал таким же точно образом. Оттого он должен перестать быть тем, что он есть. Для того чтобы из зародыша своего существования он мог возродиться как нечто другое и новое. И смерть разрывает эти узы, воли опять становится свободной, ибо не в ней, а в действии лежит свобода… Смерть — это миг освобождения от односторонности индивидуальной формы, которая не составляет сокровенного ядра нашего существа, а скорее является своего рода извращением его: истинная, изначальная свобода опять наступает в этот миг, и потому в указанном смысле можно смотреть на него как на общее восстановление порядка.

Учитель:

  1. Человечество рано стало задумываться о том, что влияет на жизнь и по

каким законам она протекает. многие древние мыслители сомневались в возможности узнать смысл жизни человека, а тем более изменить её. Баснописец Эзоп утверждал, что от судьбы все равно не уйдешь, и поэтому человек должен уметь довольствоваться тем, что у него есть, а известный оратор Цицерон заявлял «Жизнью управляет не мудрость, а судьба» Такое отношение к жизни получило название

фатализм (в переводе с греческого роковой

Омар Хаям: персидский поэт

«Жизнь — пустыня, по ней мы бредем нагишом

Смертный, полный гордыни, ты просто смешон!

Ты для каждого шага находишь причину —

между тем он давно в небесах предрешен».

  1. В одной из книг Библии (Книга Екклесиаста) сказано, что все дни

человека — сплошные печали, и ничего хорошего не следует ждать от жизни на земле. Эти взгляды называют пессимистическими от латинского корня — худший.

  1. Французский философ Вольтер скептически замечал, что все люди

подобны живущим в маленьких нормах огромного здания и незнающих ни его архитектора, ни его предназначения. это скептицизм( в переводе рассматривающий, исследующий), выражающий сожаление в способности человека найти истинный смысл жизни.

  1. С древнейших времен были люди, которые верили, что всё в мире

разумно, наша жизнь прекрасна и всех людей ждет прекрасное будущее. это оптимизм — вера и убеждение в возможность торжества добра над злом, справедливость над несправедливостью. представитель этого течения немецкий философ Лейбниц говорил, что наш мир — лучший из всех возможных миров.

Фирдоуси, персидский поэт:
«Мир только вечен, Наша жизнь мгновенна,

Но имя остается во Вселенной.

Лишь добрые деяния народ

Прославит. Остальное все умрет.

  1. а) Ответы на вопросы, данные в начале урока

+

дискуссия по вопросам

  1. Нужно ли человеку иметь определенную жизненную позицию?

  2. Какое из рассмотренных отношений к жизни является предпочтительным и почему?

  3. От каких факторов зависит жизненная позиция человека?

  4. Могут ли общаться между собой люди с разными жизненными позициями?

Итог урока

Домашнее задание

На стенах дельфийского храма было написано 7 коротких изречений — уроков жизненной мудрости. они гласили:

Познай самого себя

Ничего сверх меры

Мера — важнее всего

Всему свое время

Главное в жизни завершение

В многолкодстве нет добра

Ручайся только за себя.

Подумай и разберись, что они значат для тебя. Из подготовки к ЭГЕ.

Подборка материала по 1. Шопенгауэр

(ист. справка) 2. Ф. Аквинский

3. Ф Ницше

4. Дж. Локк

параграф 3 учебника

Приложение № 1

Тестовый диктант

  1. Устойчивая система социально значимых свойств, характеризующих представителя того или иного общества, от носится к характеристике

  1. человек

  2. индивида

  3. индивидуальности

  4. личности

  1. Термины «самооценка», «самореализация», «саморазвитие» относятся к характеристике человека как

  1. индивида

  2. личности

  3. физического лица

  4. биологической особе

  1. Термины «уникальность», отличительные четы «непохожесть» используются при характеристике человека как

1. индивида

2. личности

3. индивидуальности

4. гражданина

  1. Отличительным признаком понятия личности является наличие у человека

  1. эмоционально-чувственных реакций на воздействие среды

  2. ответственности за свои действия и их последствия

  3. обусловленности поведения генетическими особенностями

  4. инстинктов самосохранения и заботы о потомстве

5. Главным проявлением личности человека является (-ют ся)

1. участие в жизни общества

2. характер протекания психических процессов

3. генетически наследуемые качества

  1. особенности мышления и памяти

6. Верны ли следующие суждения о человеке

А. Все поступки человека по своей природе рационально сообразуются

с разумом.

В. На поведения человека влияют подсознание, природные инстинкты

и влечения

  1. ответ только А

  2. ответ только Б

  3. верны оба суждения

  4. оба суждения не верны

7. Умение поступиться некоторыми своими интересами ради решения общих проблем, отказаться от некоторых своих целей ради общего согласия называются

1. терпимостью

2. толерантностью

3. компромиссом

4. консенсусом

Смысл жизни – это объективное содержание самой жизни и одновременно — стремление к высшей цели.

Смысл жизни, в качестве этической категории, обозначает высшую, стратегическую нравственную ценность (или их целостную совокупность), которая личностью выбирается, представляется как социально значимая.
Одной из центральных проблем этики является определение места человека в жизни, смысла его бытия. Существовали различные исторические концепции – от Древней Греции до наших дней, – которые предлагали различные модели смысла жизни исходя из содержания общечеловеческих ценностей:
гедонизм (от. греч. наслаждение) – смысл жизни получить максимум наслаждений;
эвдемонизм (от. греч. счастье) – смысл жизни в том, чтобы быть счастливым;
утилитаризм (от. лат. польза) – смысл жизни в стремлении к личной выгоде и пользе;
прагматизм (от. греч. действие, практика) – смысл жизни связывается с богатством, стремлением к обладанию вещами, комфортом, престижем;
корпоративизм (от. лат. объединение, сообщество) – смысл жизни связывается с общностью интересов ограниченной группы людей, преследующей частные интересы;

перфекционизм (от. лат совершенство) – смысл жизни связывается с личным самосовершенством;

гуманизм (от. лат человечный) – смысл жизни связывается со служением другим людям, проникнут любовью к ним, уважением к человеческому достоинству и с заботой о благе людей.

Смысл — это объективная наполненность, содержательный критерий жизни; осмысленность — это субъективное отношение к жизни, осознание ее смысла. Жизнь индивида может иметь смысл, независимо от осмысления.
Объективно смысл жизни человека реализуется в процессе его жизнедеятельности, протекающей в разных сферах. Поэтому он может выступать как спектр смыслов и целей. Но в любом случае человек должен состояться, иметь возможность представить себя миру, выразить свою сущность. Жизнь наполняется смыслом, когда она полезна другим, когда человек с удовлетворением и полной самоотдачей занимается своим делом, когда существование его проникнуто нравственным добром и справедливостью. Тогда объективная значимость, смысл его жизни совпадают с его личными, субъективными стремлениями и целями. Наилучший вариант — ситуация, когда смысл и осмысленность образуют гармоничное единство. Ведь осознать смысл своей жизни — значит, найти свое «место под солнцем».
С осознанием смысла жизни тесно связано понятие цели. В сознании человека цель выступает образом того будущего состояния действительности, которое отвечает его представлениям, потребностям и идеалам. Цель не тождественна смыслу жизни.

Цель – это определенный рубеж, а смысл жизни — генеральная линия, определяющая цели, та общая направленность, которая сказывается на всем поведении человека, на всей его жизни.
Цель жизни — впереди, это субъективное представление о будущем.

Смысл жизни – это объективное содержание самой жизни и одновременно — стремление к высшей цели.

Смысл жизни не преподносится нам готовым, ему нельзя научиться. Этическая теория дает нам лишь ориентацию. Человеку предстоит не узнать смысл жизни, а обрести его в опыте своего бытия, выстрадать в процессе самоутверждения и сложных нравственных исканий. Обретение подлинного, а не ложного смысла – чрезвычайно сложный процесс, предполагающий заблуждения и ошибки, искаженное или неполное воплощение замыслов, несовпадение смысла жизни в общечеловеческом аспекте с индивидуальной интерпретацией.
Сложность проблемы состоит в том, что знать что-то о смысле жизни, определить его для себя и прожить свою жизнь со смыслом далеко не одно и то же.
Таким образом, ответ на вопрос «есть ли смысл в жизни?» в значительной степени зависит от самого человека от того, захочет и сможет ли он отыскать высшую нравственную ценность, способную придать смысл его существованию. Если мы не способны сами наполнить свою жизнь смыслом, то за нас этого не сделает никто.
Пока мы определяем смысл жизни натуралистически, мы вращаемся в замкнутом круге произвольно принятых yтверждений. С одной стороны, утверждается, что смысл жизни — это счастье или наслаждение, но при этом бессознательно подразумевайся, что быть счастливым и наслаждаться имеет смысл (а это, весьма проблематично). Полезно искать смысл жизни в самой жизни, но не стоит, наверное, приравнивать проявления жизни и ее смысл.
Земная жизнь должна получить нравственный смысл из авторитетного источника. Ведь она не так уж хороша, и ценность ее весьма сомнительна. Во-первых, в ней слишком много зла, страдания. За короткий человеческий век не удается достичь сколько-нибудь серьезных целей: ни материальных, ни, тем более, духовных. Во-вторых, какой смысл имеет бытие, в конце которого ничего нет, «бытие к смерти». Трудности натуралистического подхода тоже склоняют к мысли, что за повседневными проявлениями жизни надо открыть ее идеальную суть, иначе жизненная суета не получит морального оправдания.

Для религии поиск такого «высшего» не составляет особого труда: наше существование имеет смысл постольку, поскольку оно ориентируется на божественные заповеди и ценности. Смысл жизни нельзя отождествлять ни с какой конкретной целью. Ведь тогда, достигнув цели, мы всякий раз теряли бы смысложизненный ориентир. Не только материальная, но и духовная цель, самая возвышенная, не образует смысла. Смысл нашей жизни условный, бытие человека само по себе не важно, важно его соотнесение с абсолютной ценностью. Очевидно, что надо не столько получить «информацию о смысле жизни», сколько пережить смысл, почувствовать, что это именно то, чего всегда жаждал. Значит, суть бытия надо постигать не умозрительно, а реально живя, т. е. практически и на деле утвердить свой способ жизни как имеющий смысл. В этом-то, наверное, и состоит главный смысл человеческое бытия: это путь созидания смысла, осмысливания того, что без нашего усилия осталось бы слепой необходимостью, бессмыслицей.
Смысл жизни не дан, не задан, его надо утвердить и доказать, если хочешь, чтобы он был. Этим самым мы утверждаем самих себя как людей, заслуживающих бессмертия. Смысл нужно пережить, т.е. не найти, а проложить свой путь.


Обществознание — это… Что такое Обществознание?

Обществознание – комплекс дисциплин, объектом исследования которых являются различные стороны жизни общества. Как учебный предмет оно включает в себя основы общественных наук (философии, социологии, социальной психологии, правоведения, экономики, политологии и др.) и сосредотачивается на специальных знаниях, которые необходимы для эффективного решения наиболее типических проблем в социальной, экономической, политической, духовной сферах жизни. Характерной особенностью курса обществознания является то, что общественные науки рассматриваются в нем не в изолированном виде, а как тесно связанные между собой дисциплины, составляющие единое целое. Можно сказать, что если каждая отдельная наука предлагает свой фрагмент знаний об обществе и человеке и свою точку зрения на него, то обществознание позволяет сложить из этих фрагментов и позиций целостную и объемную картину социального мира.[1]

Обществознание как предмет в средней школе

Обществознание — обобщённый школьный предмет средней школы РФ, который затрагивает разнообразные общественные темы. Фактически его преподавание является заменой отменённого предмета «обществоведение» в СССР (в значительной степени построенного на марксистско-ленинской философии с идеологическим и патриотическим воспитанием). Суть предмета состоит в преподавании основ общественных наук.

Включает в себя, кроме основ общественных наук (см. ниже), «введение» в право (скорее не в научном, а в прикладном смысле; полноценного разведения школьного предмета граждановедения и раздела права в курсе обществознания пока не произошло), начала психологии и общие рассуждения о «духовности» (находящиеся за рамками положительной науки).

В основном предмет обществознания изучает философию, социологию и политологию. Однако также в состав обществознания входят отдельные науки: право, экономика, история — и интегративные (культурология), а также поднауки (социальная психология).

Обществознание как комплекс наук

Обществознание — обобщающее название наук, изучающих общество в целом и общественные процессы. Термин используется для отличения в системе гуманитарных наук дисциплин, изучающих общество, от дисциплин изучающих человека (как правило вне общества — например, психологии).

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 12 мая 2011.

Под термин «обществознание» подпадают как минимум: экономика, социология (так называемые hard-науки, построенные в значительной степени на математике[источник не указан 718 дней] и классической опоре на факты), культурология, политология (можно назвать soft-науками — в них пока (?) велика роль общих рассуждений и полурациональных моделей, крайне мало математики и большие сложности с фактами — во всяком случае, в классическом понимании).

Следует отметить, что в настоящее время, наряду с развитием отдельных общественных наук, идёт процесс их сближения в некую синкретическую науку (модель К. Маркса — Д. Лукача и т. п.).[источник не указан 675 дней]

Перспективы возникновения подобной обобщающей научной модели человеческого общества пока туманны, но понятно, что общественная практика требует именно целостной модели, не удовлетворяясь «частичными».[источник не указан 675 дней]

См. также

Ссылки

Примечания

  1. Сычев А. А. Обществознание. М.: Альфа-М, ИНФРА-М, 2010. С. 5.

Учитель года Кочережко: Почему ЕГЭ по обществознанию

ЕГЭ по обществознанию в 2021 году будут сдавать больше 350 тысяч человек. Он нужен прежде всего для поступления на экономические и юридические факультеты вузов, направления «менеджмент», «социология», «государственное и муниципальное управление», «реклама», «политология» и другие. Одним словом, обществознание — самый массовый экзамен. Как успешно его сдать? Рассказывает преподаватель истории и обществознания, абсолютный победитель конкурса «Учитель года России — 2015» Сергей Кочережко.

Сергей Сергеевич, каждый год обществознание сдают более 300 тысяч школьников. Многим кажется, что ЕГЭ по обществознанию — это легко. Это так?

Сергей Кочережко: Нет, но есть несколько причин, по которым многим кажется, что так. Во-первых, долгое время было так, что в 6-х, 7-х, 8-х классах школьная программа по обществознанию страдала излишней упрощенностью, весьма далекой от того, что потом ждет выпускника на ЕГЭ. Во-вторых, у ученика формируется мнение, что обществознание — простой предмет, ведь он состоит из понятий, которые меня окружают каждый день. Что, я не знаю, что такое религия? Я в церкви был, отвечу что-нибудь. Что, не знаю, что такое выборы? Видел, как проходит общероссийское голосование. А когда тебя просят назвать три причины и три способа борьбы с абсентеизмом — этот уже совсем другой вопрос.

Обществознание — профильный предмет, ЕГЭ по обществознанию — сложный экзамен. Чем это объясняется? Это интегрированный предмет, который включает в себя больше шести учебных областей: политологию, социологию, экономику, правоведение, раздел философии. А еще психологию, культурологию и другие науки.

Учителя в шутку называют этот предмет «могилой семи наук». Почему «могилой»? В вузе все это изучают отдельно. А в школе все приходится упрощать, времени на все не хватает, а спрашивают-то на ЕГЭ вполне серьезные вещи.

Какие разделы в ЕГЭ по обществознанию труднее всего даются ученикам?

Сергей Кочережко: Политология, правоведение и экономика- вот три самых серьезных раздела, которые вызывают трудности у школьников. Правовой блок в ЕГЭ усиливается и усложняется больше всего. Это связано не столько с тем, что меняется законодательство, сколько с уровнем детализации требований к ответам. Вот один из вопросов пробной версии экзамена, который был несколько лет назад: «Назовите и проиллюстрируйте примерами три основания замены срочной службы на альтернативную гражданскую службу». Чтобы ответить, нужно знать закон о воинской службе и закон об альтернативной гражданской службе.

Слава богу, что в ЕГЭ нет пока заданий по экономике на математические расчеты, но зато есть задания на графики. А оно оказывается сложным для многих.

Выпускники не умеют читать графики или это задание математически сложное?

Сергей Кочережко: Математически это задание не сложное. Часть школьников не умеют читать графики. Не понимают, например, зависимость между ценой и величиной спроса. От выпускника не требуется производить расчеты, надо понять уменьшился или увеличился спрос или предложение, надо знать факторы изменения спроса или предложения. А это сложная тема. Дело в том, что многих пособиях эти факторы спроса приводятся с ошибкой. У нас есть расхожая фраза, что спрос рождает предложение, но если вы поговорите хоть с одним серьезным экономистом, он вам скажет, что это совсем не так. Вот примерно такой уровень упрощения есть в некоторых учебниках, когда там рассказывается о факторах спроса. Выпускник в задании на график решает тройную задачу: надо увидеть график, вспомнить тему из раздела «Экономика», о которой спрашивается, и определить факторы, оказавшие влияние на изменение спроса или предложения, сформулировав в научном или публицистическом стиле. А у многих школьников мышление бытовое: «а мой папа», «а моя мама», «а в моем селе». Но на ЕГЭ по обществознанию нужно показать знание истории, литературы, географии, рассказа на завалинке недостаточно. В итоге 15-20% школьников не набирают нужного порогового балла.

Все задания ЕГЭ по обществознанию имеют однозначный ответ? Спорных вопросов на ЕГЭ нет? Скажем, на какой-то вопрос можно ответить и так, и так?

Сергей Кочережко: Это касается часто детей-олимпиадников. Почему дети, которые занимают призовые места на Всероссийской олимпиаде школьников по обществознанию, не всегда могут написать ЕГЭ на 100 баллов? Они знают предмет шире и глубже, чем требуется для упрощенных формулировок, используемых на ЕГЭ.

Возьмем концепцию правового государства. Олимпиадник знает, что у Джона Локка — одна, у Шарля Монтексье — другая, у Ивана Александровича Ильина — третья и т. д. А на ЕГЭ ему дают вопрос: назовите признаки правового государства. И олимпиадник может потеряться. Когда мы готовимся к ЕГЭ, мы используем два блока знаний: для науки так, а для ЕГЭ — так. И желательно, чтобы у учителя был опыт работы в экзаменационной комиссии, чтобы он понимал, что потребуется от ученика на экзамене, как это должно потом проверяться и оцениваться. Именно работа в региональный экзаменационной комиссии позволяет учителю познакомиться с типичными ошибками обучающихся, понять их причины и успешно решать задачи подготовки к ЕГЭ. Но, конечно, работа учителя не сводится к подготовке к ЕГЭ.

Расскажите о самых распространенных ошибках на ЕГЭ по обществознанию?

Сергей Кочережко: Посмотрим на вторую часть экзаменационной работы. Для того, чтобы ответить правильно на задание, надо понять, что у тебя спрашивают и не забыть ответить. Например, 21-е задание. Оно включает в себя два или три вопроса. Ученик их прочитал, ответил на один или два из них, забыл про один или два вопроса и пошел дальше к 22-му заданию. Каждое задание надо всегда прочитать три раза. Та же история с 26-м заданием, когда ученика просят назвать признаки того или иного понятия или проиллюстрировать их примерами. Там, где надо назвать признаки, выпускники часто приводят примеры и получают ноль баллов, а где надо указать примеры, часто называют признаки. И тоже получают ноль баллов.

Надо правильно оформлять ответ на задание. Можешь ответить правильно, но неверно оформить и получишь ноль баллов. Например, есть задание 28, где надо составить план. Нарисованная схема или сплошной текст не принимаются, потому что план — это пункты и подпункты.

Многие годы в 25-м задании была формулировка, которая ставила некоторых детей в тупик: «Какой смысл обществоведы вкладывают в понятие инфляция? Составьте два предложения: о типах инфляции и об отрицательных последствиях инфляции». Когда ты впервые видишь такую формулировку вопроса, кажется, что от тебя хотят только два предложения. Оказывается, что ты сначала должен раскрыть смысл понятия, а уже потом составить два предложения. Если определения нет, ты получаешь ноль баллов, даже если составил предложения без ошибок. Один раз ученик ответил так: «обществоведы вкладывают в понятие инфляции глубокий смысл». Какой вопрос, такой и ответ. Но потом эту формулировку изменили.

Как успешно написать эссе на ЕГЭ?

Сергей Кочережко: Эссе (обществоведческое мини-сочинение), это 29-е задание, пишется по цитате. На экзамене дается пять цитат известных людей, цитаты относятся к различным разделам курса обществознание. Ученик выбирает одну и должен первым делом интерпретировать ее. Что это значит? Перевести на язык обществоведческих понятий и определить, какую проблему поднимает автор. Например, цитата, приписываемая Аристотелю: «Человек вне общества либо бог, либо зверь». Школьник должен понять, о какой проблеме говорит автор. Скорее всего, автор говорит о социальной сущности человека, это первый вариант. Второй вариант — он говорит о влиянии общества на развитие, воспитание и жизнь человека, о важности процесса социализации. Без общества человек может превратиться в зверя. Если интерпретация неправильная, ребенок поднимает проблему, о которой автор вообще не говорит, работа дальше не проверяется.

На экзамене надо проявить межпредметные связи и привести примеры из истории, литературы или другой области. Допустим, возьмем понятие «текст». Можно посмотреть на него с точки зрения литературы, истории, с точки зрения художника, и даже математика, рассказав, что такое текст в информационных системах. Мир ведь не делится на учебные предметы, а школьная программа для удобства делится.

МЦКО

Обществознание — один из самых популярных предметов по выбору на ЕГЭ среди выпускников. Почему его выбирают чаще других, насколько сложно его сдать и на что обратить внимание при подготовке? Рассказывает председатель предметной комиссии ЕГЭ по обществознанию города Москвы Елена Саплина.

О нововведениях

Изменения в ЕГЭ по обществознанию в этом году незначительные, но тем не менее они есть. Например, детализированы формулировки задания № 28, в котором нужно составить план, а также задания № 29 (мини-сочинение).

Выпускнику нужно составить план по теме, позволяющий раскрыть ее по существу. В плане должно быть не менее трех пунктов, два из которых будут детализированы в подпунктах, но подпунктов теперь должно быть три — это и есть нововведение. То есть количество подпунктов каждого пункта должно быть не менее трех, за исключением случаев, когда с точки зрения общественных наук возможны два подпункта (например, реальная и номинальная заработная плата или срочный и бессрочный трудовой договор). Но в остальных случаях должно быть три подпункта, и выпускникам нужно обратить на это внимание.

Новое требование в задании № 29 — корректно сформулировать одну или несколько основных идей затронутой автором темы и раскрыть ее (их) с опорой на обществоведческие знания.

Следует обратить внимание на формулировку афоризма или высказывания, выбрать один из пяти предложенных вариантов и очень четко раскрыть его смысл в мини-сочинении.

Особое внимание надо обратить на примеры, привести не менее двух социальных фактов/примеров из различных источников:

  • из общественной жизни современного общества (реальные факты и модели социальных ситуаций), в том числе по материалам СМИ, интернет-ресурсов социологических служб;
  • из личного социального опыта, в том числе события из своей жизни и жизни родственников/знакомых, прочитанных книг, просмотренных кинофильмов/театральных постановок и др.;
  • из истории, включая историю науки и техники, литературы и искусства.

Как готовиться к обществознанию

Для начала я рекомендую выпускникам внимательно прочитать школьный учебник и обязательно сделать краткий план по теме. Например, при изучении темы «Безработица» читаете учебник и записываете для себя понятия, которые встречаются в тексте, отмечаете главное (причины, виды, последствия, как государство помогает справиться с этим социально-экономическим явлением). И когда вы закроете учебник, у вас останется маленький краткий конспект, который будет очень хорошим подспорьем.

Обязательно нужно зайти на сайт ФИПИ, найти открытый банк заданий и постараться выполнить все. Еще я рекомендую поработать с книгами, выпускаемыми институтом.

Такая систематическая подготовка требует от выпускника самодисциплины, без этого подготовиться к экзамену никак нельзя. Нужно не просто заучивать определения, а постараться понять, найти ключевые слова, за которые можно зацепиться, оттолкнуться от них и через них раскрыть смысл высказывания. Поэтому читаем учебник с карандашом в руках.

О дистанционной подготовке к ЕГЭ

Мы с коллегами записали видеоконсультации по всем предметам, провели тематические вебинары с разбором реальных заданий ЕГЭ. Все эти материалы доступны на сайте Московского центра качества образования. Авторы постарались сориентировать выпускников в формате заданий, показать, как правильно их выполнять, предложили алгоритм работы с ними.

Онлайн-диагностики, в которых участвуют выпускники, тоже позволяют потренировать свои знания, отработать сложные задания. Там же есть возможность прийти на видеоконсультацию с экспертом и разобрать ошибки.

О типичных ошибках

В ЕГЭ по обществознанию проверяются знания выпускников по пяти блокам: человек и общество, экономика, социальные отношения, политика, право, а также умения: анализировать информацию и обобщать ее, работать с текстом, определять понятия и термины, устанавливать соответствие позиций.

Экзамен состоит из двух частей. Первая содержит 20 заданий на множественный выбор, в которых нужно показать свои знания. Здесь нет «угадайки» и не указано, сколько должно быть верных ответов. Ученик сам выбирает количество верных ответов, внимательно прочитав задание.

Вторая — это девять заданий с развернутым ответом по тексту. В них нужно найти и воспроизвести информацию, которая содержится в тексте в явном виде, применить ее в заданном контексте, проиллюстрировать положения примерами либо самостоятельно сформулировать оценочную аргументацию, составить план, написать мини-сочинение. Эти задания требуют особых умений.

Первая типичная ошибка — это недостаточная иллюстрация теоретических положений примерами. Допустим, нужно проиллюстрировать виды безработицы. И дети забывают о том, что здесь главное — примеры. Привели три вида безработицы и проиллюстрировали их всего одним примером, а значит, получили только один балл вместо возможных трех. Иногда выпускники не пишут развернутые предложения, а пишут словосочетания, а это не примеры. Либо пишут пояснения, но они тоже не могут быть примерами. И получают один или ноль баллов.

Одно из самых сложных заданий в экзамене — план. Иногда выпускники не дочитывают его до конца либо не совсем понимают смысл

Например, нужно составить план «Конкуренция в рыночной экономике». И дети начинают писать все о рыночной экономике: ее особенности, отличие от командно-административной. А это неверно, ведь спрашивается именно о конкуренции, значит, и план нужно писать о ней. В этом задании нужно раскрыть ту ключевую позицию, которая заявлена в плане.

Часто похожие проблемы возникают и с мини-сочинением. Здесь есть одна интересная особенность: у выпускников бывают некие домашние заготовки, и это очень заметно в выполненных заданиях.

В мини-сочинении есть пять блоков, и один из них — это социология и социальные отношения. Допустим, дети видят фразу: «Человек может стать человеком только путем воспитания». И у них в голове появляется домашняя заготовка: социализация, агенты социализации. А то, что речь здесь идет о воспитании и это ключевое слово — об этом они забывают. Или перед ними фраза: «Семья — это та первичная среда, где человек должен учиться творить добро». И возникает домашняя заготовка: либо пишут только про семью, либо только про социализацию, не упоминая семью вообще.

Нужно уходить от домашних заготовок, внимательно читать афоризм, обращать внимание на ключевые слова, и тогда получится раскрыть смысл высказывания

Несколько слов о том, какие темы «западают» у детей. Если два года назад хуже всего ребята справлялись с темами «Экономика», «Политология» и «Право», то теперь сложности возникают с темой «Право» и блоком «Человек и общество» (истина, познание, уровни познания, наука, образование, культура). Я думаю, это связано с тем, что блок «Человек и общество» изучается в 10-м классе, и в 11-м классе на его повторение выпускник не тратит время. А оказывается, знаний не хватает, чтобы правильно ответить на вопросы по этому блоку. Поэтому я советую при подготовке к экзамену обратить на него особое внимание.

Рекомендации по подготовке выпускникам и учителям

ЕГЭ начинается с изучения кодификатора, спецификации и демоверсии. В кодификаторе показаны все основные содержательные единицы, которые будут проверяться на экзамене. Спецификация показывает особенность каждого задания, что нового появилось, на какие нюансы обратить внимание. А демоверсия — всю работу целиком.

Очень важно, чтобы при подготовке к экзамену выпускник работал с текстом школьного учебника, с научно-популярными и художественными текстами для анализа информации. Очень важно, чтобы был диалог с учителем, а не просто конспектирование учебника, чтобы дети могли бы порассуждать, привести примеры из социальной жизни, обсудить их. Все эти размышления пригодятся для написания мини-сочинения.

Как я уже говорила, обязательно нужно использовать открытый банк заданий ЕГЭ, типовые сборники ЕГЭ, проходить независимые диагностики на сайте МЦКО. Все это даст хорошие результаты на экзамене.

О популярности обществознания у школьников

Каждый год обществознание выбирают 30 тысяч москвичей (практически 37% от общего количества выпускников). Вузы принимают этот предмет как вступительный, ведь экзамен действительно насыщенный.

Сегодня нельзя не знать обществознание. Оно рассказывает, почему нужно быть политически подкованным, что такое «правовая культура», «политическая культура», «юридическая ответственность» и многое другое. Мы все время вступаем в различные правовые отношения, даже когда идем в магазин. Мы должны знать, какие у нас есть права и обязанности, каким образом мы можем их защитить, когда у нас наступает дееспособность, что такое «правоспособность». Это очень важные понятия.

Чтобы хорошо сдать экзамен, нужно иметь широкий кругозор. «Натаскать» учащихся к нему невозможно — нужна систематическая подготовка, чтобы перед ЕГЭ быстро повторить материал.

Рекомендации родителям выпускников

Родителям нужно поддержать детей. Не нужно создавать дополнительный стресс: «Что будет, если ты не сдашь и не поступишь?» Ребенок сдаст, ничего сложного в ЕГЭ нет, не появляется никаких новых, неожиданных типов заданий, все они заранее известны, и подготовиться к ним вполне возможно.

Ребята, которые готовятся и регулярно занимаются, отрабатывают разные типы заданий, успешно сдают ЕГЭ.

https://mel.fm/ekzameny/1576940-ege_social_science_guide

Этика — Гуманитарный портал

Понятие этики

Этика — это область социально-философских исследований, в рамках которой изучается мораль (см. Мораль), выражающая особую сферу надбиологической регуляции отношений между людьми и связанные с ней высшие ценности и идеалы долженствования. Содержательные и формальные особенности этики как философской дисциплины заданы тремя константами:

  1. сущностью морали как объекта исследования;
  2. способами её теоретического осмысления и описания в социокультурном контексте;
  3. основными парадигмами философствования (восточной, западной, русской и другими).

Наряду с этим, этика иногда рассматривается как теория добродетелей, видящая свою цель в обосновании модели достойной жизни человека, выражающей идеалы человечности. В настоящее время сложившаяся в общественных науках традиция понимает под этикой по преимуществу область знания, а под моралью (или нравственностью) её предмет. В общественном опыте и обыденном языке такое разграничение, однако, пока не закрепилось.

Предмет и проблематика этики

Размышления о предмете этики в истории европейской философии традиционно концентрировались вокруг ряда сквозных проблем, таких, как соотношения счастья и добродетели, индивидуальной и социальной этики, намерений и действий, разума и чувств в моральной мотивации, свободы и необходимости человеческого поведения и тому подобных. Их особенность состояла в том, что они в реальном опыте нравственной жизни чаще всего приобретали характер дилемм, свидетельствуя о многократной дисгармонии человеческого существования. В этом смысле этику можно определить как рефлексию над моральными основаниями человеческой жизни (понимая под рефлексией обращённость сознания на себя). Если мораль есть непосредственное сознание смысла жизни, вошедшее в язык самой практики, то этика есть сознание сознания жизни, то есть сознание жизни второго уровня. Решающая причина, определяющая необходимость такой вторичной рефлексии, состоит в том, что моральное сознание попадает в ситуацию, которую вслед за Кантом можно было бы назвать ситуацией двусмысленности притязаний. Речь идёт о конфликте (кризисе) ценностей, когда мораль теряет очевидность, не может поддерживаться силой традиции, и люди, раздираемые противоречивыми мотивами, перестают понимать, что есть добро и что есть зло. Такое, как правило, происходит при столкновении различных культур или культурных эпох, когда, например, новые поколения резко порывают с традиционными устоями. Чтобы найти общий язык друг с другом, люди вынуждены заново ответить на вопрос, что такое мораль, — обратиться к познающему разуму, чтобы с его помощью восстановить порвавшиеся нити общественной коммуникации, обосновать необходимость морали и дать новое её понимание. Этика есть способ, каким мораль оправдывается перед разумом.

По родовой принадлежности этика относится к философии (см. Философия), составляя её нормативно-практическую часть. При этом она существенным образом связана с метафизикой, и в этом, прежде всего, выражается её философский характер. Мораль претендует на абсолютность, на то, чтобы быть последней ценностной опорой человеческого существования, поэтому учение о морали всегда взаимоувязано с учением о бытии; по характеру трактовки оснований морали все философские моральные системы можно подразделять на гетерономные и автономные. Существенное своеобразие этики состоит в том, что она, будучи наукой о морали, является в то же время в известном смысле частью последней. Отделяя этику как практическую философию от теоретической философии (физики, математики, учения о первопричинах), Аристотель имел в виду, что она задаёт предельную целевую основу человеческой деятельности, определяя, на что она в конечном счёте направлена и в чём состоит её совершенство (добродетельность). Таким образом, этику изучают не для того, чтобы знать, что такое добродетель (мораль), а для того, чтобы стать добродетельным (моральным). Она имеет дело с практикой в той мере, в какой эта последняя зависит от разумно аргументируемого выбора самого человека. Этика пересматривает (как бы заново структурирует) всю человеческую жизнедеятельность под углом зрения сознательного, индивидуально-ответственного выбора. Этим определяется понятийный аппарат этики, её идеально задаваемое проблемное поле. При всём доктринальном многообразии этических систем все они так или иначе имеют дело с тремя основными тематическими комплексами:

  1. Что я должен делать (каким нормам следовать, к чему стремиться, что предпочесть)? Чтобы ответить на этот вопрос, составляющий differentia spezifica этики, необходимо исследовать, в чём заключается смысл жизни, что такое добро и добродетели в отличие от зла и пороков, какие действия подлежат этическому вменению, как возможна свобода воли.
  2. Как я могу соединить моральный мотив (стремление следовать долгу) с разнообразными интересами, естественным желанием счастья? Этот вопрос предполагает рассмотрение того, что такое счастье, какую жизнь можно считать счастливой, какой из образов жизни является с этой точки зрения более предпочтительным, каковы конкретные обязанности индивида применительно к его различным природно и социально обусловленным целям, какие качества он должен в себе культивировать.
  3. Как моё благо может быть соединено с благом других людей или каким образом моральная автономия личности может приобрести форму общезначимых норм? Такой постановкой вопроса этика прямо смыкается с философией истории, представлениями о совершенном общественном устройстве. Она вырабатывает ряд понятий (милосердие, справедливость, дружба, солидарность и другие), задающих моральный вектор социальным институтам и отношениям. Всякая развитая этическая система включает в себя более или менее детализированную программу поведения, призванную реализовать такой образ жизни, который позволяет снять раздирающие индивидов противоречия и признается ими в качестве морального достойного. Нормативная определённость этих программ — один из важных признаков их классификации. По этому критерию можно выделить такие разновидности этики, как этика гедонизма, евдемонизма, внутренней стойкости, сентиментализма, созерцания, утилитаризма, скептицизма и другие.

Вопрос о предмете этики не имеет однозначного, бесспорного решения: как философская наука этика в определённой мере сама создаёт свой предмет — отсюда многообразие и индивидуализированность этических систем.

Развитие этики

Представления об этике формируются в процессе осмысления правильного поведения человека в обществе (см. Общество), прежде всего в восточной духовной культуре первой половины I тысячелетия до новой эры и в западной [античной] философии, начиная с IV века до новой эры. Комплекс этических воззрений Древнего Востока, сохраняющий свои основные аксиомы и в современной концептуальной модели нравственности, отличается космологизмом, интенцией на гармонию человека и мира, метафоричностью и мифопоэтичностью, поисками путей нравственного совершенствования. Основополагающее этическое знание представлено в древнеиндийских памятниках литературы «Ведах» (в особенности, в «Ригведе») и «Упанишадах» (комментариях к «Ведам»). Тезис о единстве Брахмана как мировой души, абсолютного духовного начала, и Атмана как самосознания этого Абсолюта предписывает человеку освобождение от страстей и самосовершенствование, самопознание как путь к высшей реальности. В послеведический период моральные представления сконцентрированы прежде всего в буддизме. В основе этики буддизма — теория о двух родах бытия: сансаре как бытии проявленном, колесе перевоплощений в жизни как страдании, и нирване — вечном успокоении, искомом конечном состоянии, в котором индивидуальность растворяется. В древнекитайской философии этические идеи представлены наиболее полновесно в даосизме и конфуцианстве. Основатель даосизма Лао-цзы рассуждал о Дао («пути») как всеобщем законе природы, побуждающем человека к уходу от суеты и страстей, к достижению простоты, чистоты помыслов, к смирению и состраданию путём не-деяния, не насилия над миром. Конфуций учил о пяти добродетелях: гуманности-милосердии, долге-справедливости, послушании, почтительности, мудрости. Подобное понимание этики как «практической философии» является исходным и в европейской теории морали, что демонстрирует общегуманитарные ценности каждой уникальной человеческой жизни при сохранении своеобразия породившей их культуры.

В западной философии способы этической концептуализации нравственного опыта были предложены Сократом и систематизированы Аристотелем. Термин «этика» впервые встречается в названии всех трёх его сочинений, посвящённых проблемам нравственности («Никомахова этика», «Евдемова этика», «Большая этика»), и несёт в них основную содержательную нагрузку. В последующем также остаётся одним из типичных названий философских произведений и становится общепринятым обозначением учебной дисциплины. Аристотель говорил об этике в трёх смыслах: как об этической теории, этических книгах, этической практике (см. Аристотель. «Вторая Аналитика», книга 1, 33, 89в.; Аристотель. «Политика», книга 2, 5, 1261а; Аристотель. «Большая этика», книга 1, 1, 1181в.; Аристотель. «Риторика», 1356а). Понятие «этический», от которого происходит этика, образовано Аристотелем на основе слова ἠϑος (Этос), обозначавшего некогда привычное место обитания, а потом уже просто привычки, нрав, характер, темперамент, обычай. Оно выделяло тот особый срез человеческой реальности (определённый класс индивидуальных качеств, соотнесённых с определёнными привычными формами общественного поведения), который составляет предметную область этики. На основе дифференциации добродетелей человека на «этические» как добродетели нрава и «дианоэтические» как добродетели разума, Аристотель конституирует понятие этики как фиксирующее теоретическое осмысление проблемного поля, центрированного вопросом о том, какой «этос» выступает в качестве совершенного. Исследуя природу морали, Аристотель показывает её социальный смысл через взаимосвязь с политикой, учением о государстве, в котором реализуется высшая добродетель — справедливость, и учением об общественном благе, подчёркивает практическое значение этики, состоящее в воспитании добродетельного гражданина.

Непосредственное выделение этики как особого аспекта философии в европейском культурном регионе связано с открытием софистов, согласно которому установления культуры существенно отличаются от законов природы. Софисты обнаружили, что законы, обычаи, нравы людей изменчивы и разнообразны. В отличие от необходимости природы, которая везде одна и та же, они являются случайными и произвольными. Встала проблема сопоставления различных законов, нравов, выбора между ними, такого их обоснования, которое стало бы вместе с тем и их оправданием. Необходимо было показать, что общественные нравы не только по традиции считаются, но и по существу могут быть прекрасными и справедливыми. Сократ поставил знак равенства между совершенством человека, его добродетелью, и знанием. Платон пошёл дальше: для того, чтобы придать новую легитимность нравам и институтам полиса, необходимо познать идею блага и руководствоваться этим знанием, доверив управление обществом философам-мудрецам. По мнению Аристотеля, отождествление добродетели с науками было ошибкой. Целью этики являются не знания, а поступки, она имеет дело не с благом самим по себе, а с осуществимым благом. Тем самым этика как практическая философия была отделена от теоретической философии (метафизики). Исходным пунктом этики являются не принципы, а опыт общественной жизни, в ней поэтому нельзя достичь той степени точности, которая свойственна, например, математике; истина в ней устанавливается «приблизительно и в общих чертах».

Зенон из Кития и Эпикур разделяли философию на логику, физику и этику, следуя в этом традиции, восходящей к Академии Платона. Некоторые из древних сводили философию к двум или к одной части (так, стоик Аристон отождествлял её с одной этикой). Однако своеобразию философского знания соответствует трёхчастное деление, которое в известном смысле вслед за И. Кантом можно считать исчерпывающим. Превалирующей в послеаристотелевской философии стала точка зрения, согласно которой в этой взаимосвязанной триаде решающей была физика. Упорядоченный, разумно организованный космос рассматривался в качестве плодоносящей почвы этики. Существенно новым по сравнению с Платоном и Аристотелем в такой постановке вопроса было то, что этика эмансипировалась от политики и нравственное совершенство человека не ставилось в связь и зависимость от совершенства общественной жизни. Посредствующую роль между индивидом и добродетелью, которую играл полис, в рамках нового понимания предмета этики стала играть философия. Отсутствие душевных тревог и телесных страданий, составляющих цель этики Эпикура, достигается через правильное понимание удовольствий и разумное просвещение, освобождающее от страхов. Философия — вот единственный путь к счастью, открытый и молодым, и старым. Путь к стоической апатии и скептической атараксии также лежит через философию, знания. Где философия — там мудрец. Мудрец, образ которого наиболее полно разработан в стоической этике, предстаёт как воплощённая добродетель. Прецедент мудреца является обоснованием морали (как говорили стоики, доказательством существования добродетели являются успехи, сделанные в ней Сократом, Диогеном, Антисфеном) — и этика выступает не в безличной строгости логических формул, а в образцовых примерах, утешениях и увещеваниях, обращённых к отдельному человеку. Мудрец умеет быть выше страданий, судьбы и обстоятельств, живёт во внутреннем согласии с собой и природой в целом. Его домом и полисом является космос в целом, он — космополит. «Город и отечество мне, Антонину, — Рим, а мне, человеку, — мир», — говорил Марк Аврелий Антонин (Размышления, книга VI, 44, 1985, с. 34). Мудрец ориентирован на благой промысел мирового разума.

Основные усилия средневековых христианских философов (после начального периода конфронтации с греческой философией, которая была объявлена виновницей гибельного падения нравов) оказались направлены на то, чтобы обосновать возможность интеграции этики языческой древности в структуру христианских ценностей. Преимущественной точкой опоры в решении данной задачи первоначально становится традиция Платона. Августин высоко оценивает произведённое Платоном разделение философии на физику, логику и этику, полагая, что тот лишь открыл (а не создал) объективно заданный порядок вещей. В этом контексте патристика не рассматривала этику в послеаристотелевском индивидуалистическом варианте, отдавая предпочтение её аристотелевской социально-полисной версии. Существенным считалось внутреннее единство всех частей философии, которое осмысливалось как единство, заданное Богом. Бог, который является создателем мира, считает Августин, является также и его учителем. Языческие авторы (и в этом состояла их коренная ошибка) хотели в себе найти и собственным разумом обосновать то, что даётся Богом и только в нём находит своё оправдание: они постигали божественный порядок, не понимая, что он — божественный. Отсюда — задача переосмысления их творений в свете учения Христа. Для Абеляра Евангелие представляет собой реформирование и улучшение естественного закона философов. Поэтому необходимо вписать этику в отношение человека к Богу и понять, что она не может претендовать на роль первой дисциплины. Первой остаётся теология. Один Бог есть высшее благо, и отношением к нему (правильным, когда он признается и почитается в качестве высшего блага, неправильным, когда нет безусловного уважения к нему) в конечном счёте определяются нравы, добродетели и пороки души, добрые и злые дела человека. Христианская мысль Средневековья исходит из убеждения, что этика (или мораль) не содержит свои основания в себе, только в соотнесённости с теологией она может очерчивать границы между хорошим и плохим. Однако наряду с этой установкой была представлена и интеллектуальная традиция (например, пелагианство), рассматривавшая этику как исчерпывающее основание человеческой эмансипации.

Как самостоятельная учебная дисциплина в рамках средневекового свода знаний этика вычленяется в аристотелевской версии; после перевода в XIII веке на латинский язык «Никомаховой этики» последняя становится основным университетским учебником. Этика становится обозначением как всей практической философии, так и её первой составной части (наряду с экономикой и политикой). Разрабатывается систематика добродетелей, где десять аристотелевских добродетелей берутся в сочетании с четырьмя основными добродетелями Сократа — Платона в иерархии, завершающейся христианскими добродетелями веры, надежды, любви. Этическую систематику позднего Средневековья разработал Фома Аквинский («Комментарии к Никомаховой этике»). Согласно его концепции, основой упорядочения философского знания является категория порядка. Порядок вещей рассматривает натурфилософия или метафизика, порядок собственных понятий разума — рациональная философия, порядок волевых действий — моральная философия, порядок созданных человеческой разумной деятельностью предметов — механика. В моральную философию включаются только волевые и разумные действия, организованные единством целей. Она подразделяется на монастику (от латинского слова: monos — один), рассматривающую действия отдельного человека, экономику и политику. Единство этих частей обеспечивается их нацеленностью на единое высшее благо и причастностью к нему. Рассмотрение высшего человеческого блага и путей к нему, освещение божественных заповедей светом разума, — такова задача философской этики этого периода.

Этика Нового времени отказывается от идеи трансцендентных моральных сущностей и апеллирует к человеческой эмпирии, стремясь понять, каким образом мораль, будучи свойством отдельного индивида, является в то же время общеобязательной, социально организующей силой. В отличие от средневековой ориентации на платоновско-аристотелевский круг идей она начинает с преимущественной апелляции к стоицизму, эпикуреизму и скептицизму. В методологическом плане она претендует на то, чтобы стать математически строгой наукой. Основоположники философии Нового времени Ф. Бэкон, Р. Декарт, Т. Гоббс не создали собственных этических систем, ограничившись общими эскизами, но методологически, а в значительной мере и содержательно они предопределили дальнейшее развитие этики.

Ф. Бэкон подразделяет этику на два учения — об идеале (или образе блага) и об управлении и воспитании души. Вторая часть, которую он называет «Георгиками души», является самой великой, хотя философы уделяли ей меньше всего внимания. Этика — часть философии человека, изучающая человеческую волю; она имеет дело только с осуществимыми целями, а признак такой осуществимости, по Бэкону, — способность создания практически действенной технологии воспитания. Декарт уподоблял философию дереву, корни которого — метафизика, ствол — физика, а ветви — практические науки (медицина, механика и этика, которая является «высочайшей и совершеннейшей наукой»). Поскольку этика венчает философию и её незыблемо-истинные правила не могут быть найдены раньше, чем будет достигнуто полное знание других наук, Декарт ограничивается несовершенной этикой и предлагает временные правила морали (Декарт Р. «Рассуждение о методе», ч. III), первое из которых обязывает жить в соответствии с законами и обычаями своей страны, а третье — стремиться побеждать скорее себя, чем судьбу.

Согласно Т. Гоббсу, этика должна следовать за геометрией и физикой и основываться на них (Гоббс Т. «О теле», гл. II, VI). Эти методологические установки у Гоббса сочетаются с содержательными выводами, которые из них не вытекают, хотя сами по себе они очень важны и открывают принципиально новую исследовательскую перспективу этики. Гоббс оспаривает представление о человеке как общественном (политическом) животном, из которого явно или неявно исходила предшествующая этика. Человек изначально эгоистичен, нацелен на собственную выгоду. Естественным состоянием людей является война всех против всех, причём «понятия правильного и неправильного, справедливого и несправедливого не имеют здесь место» (Гоббс Т. Левиафан, гл. XIII. Сочинения в 2-х тт., т. 2. — М., 1965, с. 154). Естественное состояние делает невозможным сохранение жизни в течение продолжительного времени, что противоречит первоначальным импульсам, порождающим это состояние. К выходу из него толкают отчасти страсти (прежде всего страх смерти), а отчасти разум, открывающий естественные законы, позволяющие людям прийти к согласию. Основной из них гласит, что следует искать мира и следовать ему, отсюда вытекает следующий — человек должен «довольствоваться такой степенью свободы по отношению к другим людям, какую он допустил бы по отношению к себе» (Гоббс Т. Левиафан, гл. ХIѴ. Сочинения в 2-х тт., т. 2. — М., 1965, с. 156–157). Основное правило нравственности, названное впоследствии «золотым правилом нравственности», — общедоступное резюме многочисленных естественных законов. По Гоббсу, не может быть науки о морали вне государства. Мораль имеет договорное происхождение; она, как и государство, вырастает из эгоизма и недоверия людей друг к другу. Всеобщим мерилом добра и зла являются законы данного государства, а нравственным судьёй — его законодатель.

Б. Спиноза стремится идти в этике «геометрическим путём» и исследовать человеческие действия «точно так же, как если бы вопрос шёл о линиях, поверхностях и телах» (Спиноза Б. «Этика», ч. III, предисловие. — Избранные произведения в 2-х тт., т. 1. — М., 1957, с. 455). Он создаёт этику личности, совпадающей в своём могуществе с самим миром. Предмет и задача этики — свобода человека, понимаемая как освобождение из-под власти аффектов, пассивно-страдательных состояний, и способность быть причиной самого себя. Достигается она через познание, составляющее сущность и могущество человеческой души. Спиноза порывает с традицией, которая непосредственно связывала этику с общественным бытием человека, установлениями культуры: человека в природе нельзя изображать как государство в государстве. Посредствующим звеном между индивидом и добродетелью является не политика, а познание (без познания нет разумной жизни). Его этика, находящаяся в органическом единстве с онтологией и гносеологией (из последних она выводится в такой же мере, в какой является их оправданием), в то же время независима от логики, социальных наук и медицины. Особо следует отметить независимость этики Спинозы от его политической концепции.

Односторонности надындивидуальной этики общественного договора и этики личности отражают свойственное буржуазной эпохе, трагически переживаемое ей противоречие между социально-всеобщими и индивидуально-личностными измерениями бытия человека. Поиски синтеза между ними — характерная черта этики XVIII века. Одним из опытов такого синтеза стал английский этический сентиментализм. По мнению Ф. Хатчесона, добродетель заложена в человека природой и Богом. Её основа — моральное чувство как внутреннее сознание и склонность ко всеобщему благу; оно действует непосредственно, без оглядки на личный эгоистический интерес; сопровождая наши поступки, оно направляет их к достойному и прекрасному. Хатчесон считал, что естественный закон находит в моральном чувстве свою основу и гарантию. Пантеистически окрашенная идея, сводящая всеобщность морали к конкретности непосредственного чувства, ещё более отчётливо, чем у Хатчесона, была представлена у его учителя Э.-К. Э. Шефтсбери. Согласно Д. Юму, человеку свойственны социальные чувства и его моральные суждения связаны с чувствами человеколюбия, симпатии. Вместе с тем ему присуще стремление к личному интересу, пользе. Юм со скептической осторожностью соединяет эти два начала, полагая, что соображения полезности всегда присутствуют в моральных оценках. А. Смит выводит мораль из чувства симпатии, отводя большую роль механизму уподобления, который позволяет человеку поставить себя на место другого и брать за образец то, что он любит в других. И. Бентам выходит за рамки субъективной этики морального чувства, считая основой этики принцип пользы. Возведение пользы в этический принцип было необходимо для обоснования обязанностей человека не только в рамках малого круга общения, но и как гражданина государства.

Наиболее значительным опытом синтеза различных этических учений Нового времени стала этика И. Канта, который впервые установил, что в рамках морали человек «подчинён только своему собственному и, тем не менее, всеобщему законодательству» (Кант И. «Основоположение к метафизике нравов», разд. 2. Сочинения в 6 тт., т. 4. — М., 1965, с. 274). Основным законом нравственности, по Канту, является категорический императив, всеобщий обязательный принцип жизни человека: «… поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом». В этом смысле моральность зиждется на долженствовании, свободе и добровольности поступка, альтруизме; легальность же определена гипотетическим императивом и действиями по чувственной склонности и эгоизму. Кант исследует антиномию должного и сущего, несовпадение идеала и действительности, постулирует свободу воли, бытие Бога и бессмертие души как последнее чаяние на осуществление нравственного закона в потустороннем мире. Исходя из общепризнанных представлений о моральном законе как законе, обладающем абсолютной необходимостью, Кант сугубо аналитическим путём приходит к выводам, согласно которым моральный закон тождествен чистой (доброй) воле, выступает как долг, совпадает со всеобщей формой законодательства, безусловно ограничивающего максимы поведения условием их общезначимости, самоцельности человечества в лице каждого индивида и автономности воли. Категорический императив есть закон чистого практического разума; говоря по-другому, только став нравственным, практическим, чистый разум обнаруживает свою чистоту, не связанную ни с каким опытом изначальность. Объяснение того, как чистый разум становится практическим, по Канту, находится за пределами возможностей человеческого разума. Стремление обосновать истинность нравственного закона завершается постулатом свободы, предположением о существовании ноуменального мира, который является выводом разума, обозначающим его собственный предел: «Свобода и безусловный практический закон ссылаются друг на друга» (Кант И. «Критика практического разума», § 6, примечание. — «Основоположение к метафизике нравов», разд. 2. Сочинения в 6 тт., т. 4. — М., 1965, с. 345). Свобода человеческих поступков не отменяет их необходимости, они существуют в разных отношениях, в разных не пересекающихся между собой плоскостях. Понятия свободы и умопостигаемого мира есть «только точка зрения, которую разум вынужден принять вне явлений, для того, чтобы мыслить себя практическим» (Кант И. «Основоположение к метафизике нравов», разд. 2. Сочинения в 6 тт., т. 4. — М., 1965, с. 304). Это означает, что нравственность дана человеку постольку, поскольку он является разумным существом и принадлежит также ноуменальному миру свободы и что она обнаруживает свою безусловность только в качестве внутреннего убеждения, образа мыслей. Несмотря на то что Кант много сделал для этического обоснования права, напряжение между моральностью и легальностью составляет характерную особенность его учения. Соединение свободы с необходимостью, долга со склонностями, переход от нравственного закона к конкретным нравственным обязанностям — самый напряжённый и, быть может, слабый пункт этики Канта. Для того, чтобы можно было нравственность мыслить осуществлённой, Кант вводит постулаты бессмертия души и существования Бога.

Г. В. Ф. Гегель пытается снять дуализм (свободы и необходимости, добродетели и счастья, долга и склонностей, категорического и гипотетического императивов и так далее), пронизывающий этику Канта. Стремясь обосновать мораль не только как субъективный принцип долженствования, но и как объективное состояние, он исходит из того, что индивид обособляется в качестве личности, утверждает свою субъективность только в обществе, государстве. Всеобщая воля — в себе и для себя разумное в воле, она воплощается в государстве, которое есть объективный дух, «шествие Бога в мире; его основанием служит власть разума, осуществляющего себя как волю» (Гегель Г. В. Ф. «Философия права», § 258. — М., 1990, с. 284). Современное основанное на праве государство характеризуется тем, что в нём принцип субъективности достигает завершения. Оно «есть действительность конкретной свободы», «всеобщее связано в нём с полной свободой особенности и с благоденствием индивидов» (Философия права, § 260, с. 286). Обозначая новый этап, когда нравственное приобретает институциональный характер и утверждает себя как действительное отношение, а не только как принцип долженствования, Гегель разводит понятия морали и нравственности. Моральная воля обнаруживает собственную бесконечность в качестве субъективного принципа, утверждает лицо в качестве субъекта; это — «для себя сущая свобода». Нравственность есть действительность морали, она представляет собой всеобщий образ действий индивидов, в ней свобода, не переставая быть субъективным принципом моральности, возвышается до действительного отношения. Если категориями морали являются «умысел», «вина», «намерение», «благо», «добро», «совесть», то категории нравственности иного рода — «семья», «гражданское общество», «государство». Философия Гегеля фактически устраняет этику как особую дисциплину, так как в ней нравственность совпадает с государством и оставляет открытым вопрос о границах индивидуально ответственного поведения, поскольку нравственность включена в процесс движения абсолютной идеи к самой себе и сама выступает как идея государства.

После Гегеля наметился поворот в этике, который можно назвать антинормативистским; он был направлен на критику морализирующего отношения к действительности и заявил себя в двух основных вариантах — в марксизме и в философии Ф. Ницше. Пафос философии К. Маркса и Ф. Энгельса состоял в том, чтобы придать человеческой активности предметный, миропреобразующий характер. Кант, писали они, остановился на одной доброй воле, перенеся её осуществление в потусторонний мир. Задача же состояла в том, чтобы осуществить её в этом мире, трансформировать вневременный идеал в программу исторического действия. Исходя из понимания бытия как практики, Маркс и Энгельс обосновывали перспективу морально преобразованного бытия, перспективу коммунизма, описываемого ими как практический гуманизм. Такое понимание предполагало критику морального сознания с его претензиями на самоцельность. Мораль в её исторически сложившемся виде интерпретировалась как особая, к тому же превращённая форма общественного сознания. Считалось, что революционное действие снимает мораль, делает её излишней. Мораль была сведена к задачам классовой борьбы пролетариата, к революционной стратегии и тактике, что получило наиболее последовательное выражение в работах В. И. Ленина «Задачи союзов молодёжи» и Л. Д. Троцкого «Их мораль и наша», а также в практике большевизма, прежде всего в практике советского государства 1920–1930-х годов. Тем самым этика в её традиционном значении лишалась собственного предмета; Ленин соглашался с утверждением, что «в марксизме от начала до конца нет ни грана этики» (Ленин В. И. Полное собрание сочинений, т. 1, с. 440). Последующие опыты создания марксистской этики (например, Каутским) были попытками прививки на марксистский ствол побегов старого этического дерева. Это относится также к советской этике в том виде, как она развивалась начиная с 1960-х годов; основная позитивная задача, которую она решала, состояла в том, чтобы «реабилитировать» мораль, обосновать её как относительно самостоятельный, незаменимый (не сводимый к политике и политической идеологии) пласт культуры.

Другая линия конкретной, не метафизической, антиспекулятивной этики намечена в философии А. Шопенгауэра и С. О. Кьеркегора, которые апеллировали к индивиду, отдельной личности, связывая истоки морали и её практические формы с единичностью человеческого существования. Антиспекулятивное и антирационалистическое отношение к классической традиции с особой определённостью обнаружилось в философии Ф. Ницше, которая в своей основе и общей нацеленности есть критика морали. Об этике Ницше можно говорить по преимуществу в отрицательном смысле. Ницше выступает против объективированного рассмотрения человека, и в этом контексте против подчинения морали познанию, а этики — гносеологии и онтологии. Он исходит из волевого начала в человеке как самого специфичного и существенного его признака. Воля как неотчуждаемое свойство человека заключает свой разум в себе; «воля к истине есть воля к власти» (Ницше Ф. «По ту сторону добра и зла». — Сочинения в 2-х тт., т. 2. — М., 1990, § 211, с. 336). Понимая бытие как деятельность и считая, что, в частности, не существует вовсе никаких моральных фактов, никакого «бытия», скрытого за поступком, Ницше решительно выступает против европейской морали в её христианской и социалистической формах, которые для него идентичны. Мораль в её исторически сложившемся виде, считает он, убивает волю к становлению, творчеству, совершенствованию, она стала сплошной маской, лицемерной апологией слабости, стадности. Сами понятия добра и зла являются, по мнению Ницше, порождениями плебейства, мертвящего духа рабской зависти, для обозначения и разоблачения которой он вводит единственное в своём роде понятие: ressentiment. Разоблачение внутренней фальши, ухищрений морального сознания обнаруживает в Ницше глубокого психолога и составляет его величайшую заслугу. Однако позицию Ницше нельзя характеризовать только как моральный нигилизм. Он отрицает не всю, а «только один вид человеческой морали, до которого и после которого возможны или должны быть возможны многие другие, прежде всего высшие, «морали» (Ницше Ф. «По ту сторону добра и зла». — Сочинения в 2-х тт., т. 2. — М., 1990, § 202, с. 321). Ницше ставит задачу переоценки ценностей, суть которой состоит не в том, чтобы сузить, ограничить ценностные притязания философии, а, напротив, максимально расширить их. Он утверждает примат морали перед бытием, ценностей перед знаниями. Нравственные (или безнравственные) цели, считает он, составляют жизненное зерно, из которого вырастает дерево философии; создавать ценности — такова собственная задача философии, всё остальное является предусловием этого (Ницше Ф. «По ту сторону добра и зла». — Сочинения в 2-х тт., т. 2. — М., 1990, § 3, 6). В рамках такой методологии этика как особая дисциплина невозможна, она совпадает с философией. Этические произведения Ницше являются в то же время его основными философскими произведениями. Расширительное понимание морали и этики, совпадающее с онтологией и предопределяющее все строение философии, в XX веке получило развитие в экзистенциализме. Изменение диспозиции этики в отношении своего предмета, когда её задача сводится к критике морали (нравственности), а не прояснению и обоснованию её содержания, ведёт к исчезновению этики в качестве самостоятельной дисциплины, о чём свидетельствует и марксистский опыт, и опыт Ницше.

После радикального отрицания морали и этики в их традиционном понимании, что было превалирующим настроением в послегегелевской философии, к концу XIX века восстанавливается позитивное отношение к морали, а вместе с ним и особый дисциплинарный статус этики. Показательными для этих изменений являются такие идейно между собой не связанные феномены, как возрождение интереса к Канту и возникновение эволюционной этики. Неокантианцы по сути дела отказались от кантовской метафизики нравственности, идеи ноуменального мира и примата практического разума перед теоретическим. В варианте Марбургской школы неокантианство интерпретировало этику как логику общественных наук; оно стремилось снять разрыв между долгом и склонностями, добродетелью и счастьем, сближало этику с правом, педагогикой (Г. Коген, М. Венчер). В варианте Баденской школы (В. Виндельбанд, Г. Риккерт) формальный образ морали дополнялся взглядом, согласно которому реальные мотивы поведения не поддаются этическому обобщению, а ценностные определения имеют исторически индивидуализированный характер. Эволюционная этика, связанная прежде всего с именем Г. Спенсера и его трудом «Основания этики» (1892–1893), рассматривает нравственность как стадию универсального эволюционного процесса. Нравственность совпадает с социальными действиями, направленными на выравнивание эгоизма и альтруизма. Приспособление человеческой природы к потребностям общественной жизни, по мнению Спенсера, может быть настолько полным, что общественно полезная деятельность всегда будет вызывать радость, а общественно вредная — неприятные чувства. Разница между удовольствиями и страданиями интерпретируется как непосредственная мера добродетельности поведения. При этом предполагается, что эволюционный потенциал общества может достичь такой высокой ступени, когда мотивы и действия, служащие общественной необходимости, непременно будут сопровождаться радостными ощущениями.

В XX веке этика развивалась под существенным (быть может, определяющим) воздействием идеала научной рациональности, что не помешало ей сохранить социально-критическую направленность и на свой манер противостоять тоталитарному духу времени. Наиболее характерными с этой точки зрения являются аналитическая этика и феноменологическая этика, первая продолжает эмпирическую, а вторая пытается оживить метафизическую традицию в понимании морали. Аналитическая этика возникла в рамках аналитической философии (см. Аналитическая философия) и идентифицировала себя как метаэтика, имеющая своим содержанием критический анализ языковых форм моральных высказываний. Предмет этики при таком понимании с анализа моральных принципов поведения, норм и добродетелей смещается на прояснение верифицированного значения моральных понятий и предложений. Все сторонники аналитической этики исходят из признания качественного отличия моральных суждений как суждений прескриптивных от дескриптивных суждений, с которыми имеет дело познание. Аналитический метод, направленный на уточнение меры научной строгости этики, имеет важный духовно-эмансипирующий подтекст — он направлен против моральной демагогии и других форм манипулирования общественным сознанием, спекулирующих на непрояснённой многозначности ценностных понятий и суждений.

Феноменологическая этика заострена как против жёсткого догматизма классической этики (в частности, рационалистического априоризма Канта), так и против утилитаристского релятивизма. Она исходит из того, что ценности представляют собой некую объективную структуру (мир ценностей), которая дана человеку в непосредственных актах чувствования. В отличие от рационализма, видевшего в чувствах выражение субъективности, феноменология рассматривает акт чувствования как способ познания ценностей. Волевой акт, направленный на добро, по Э. Гуссерлю, является добрым не в силу природных оснований или иных внешних по отношению к самому добру причин, он заключает добро в себе как идеальный образ, остающийся всегда равным самому себе независимо от того, кто конкретно воспринимает его в этом содержании. Априорные, идеально-объективные ценности становятся пределом устойчивого желания и предстают перед человеком в качестве практического императива. Возникающая при этом проблема состоит в том, чтобы в акте оценки высветить сами ценности в их общезначимом содержании и чтобы трансформировать их объективный порядок в жизненную задачу. По мнению М. Шелера, труд которого «Формализм в этике и материальная этика ценностей» (т. 1–2, 1913–1916) развёртывает феноменологические идеи в продуманную этическую систему, ценности образуют иерархию, состоящую из четырёх основных ступеней: гедонистические, витальные, духовные и религиозные. Речь идёт не об исторических стадиях, а о вневременной структуре. Различие между абсолютными ценностями и их исторически обусловленным существованием в форме человеческих целей имеет для феноменологической этики особое значение, что стало одной из центральных идей в книге Н. Гартмана «Этика» (1925). Задача морали и этики состоит в направлении человеческого поведения «вверх» — в соответствии с объективным порядком ценностей. Феноменологическая этика преобразовала метафизические традиции в понимании морали таким образом, что её в равной мере можно считать как этикой конкретной личности, так и этикой абстрактных принципов.

Примечательными с точки зрения понимания предмета этики в XX веке являются принципиально противоположные образы морали, сложившиеся в американском прагматизме (У. Джеймс, Дж. Дьюи и другие) и русской религиозной философии (В. С. Соловьёв, С. Н. Булгаков, Н. А. Бердяев и другие). Прагматизм связывает моральные понятия с интересами, потребностями, успешностью поведения, придаёт им ситуативный характер. Мораль демистифицируется до такой степени, что она, рассматривавшаяся традиционно как источник внутреннего недовольства, начинает интерпретироваться как средство на пути к душевному комфорту и довольству жизнью. Русская религиозно-философская этика рубежа XIX–XX веков, так же как и вся западная этика Нового времени, вдохновлена идеей морально суверенной личности, но здесь её отличие состоит в том, что она стремится обосновать эту идею без отказа от метафизики морали и от идеи изначальной коллективности человеческого существования. И то и другое приобретает в ней религиозно-мистические формы: основания морали усматриваются в божественном абсолюте, коллективность интерпретируется как религиозно-духовная всечеловеческая соборность. В этой парадигме морального теоретизирования наиболее значимы этические открытия, представленные в философии «всеединства», экзистенциальной философии и теософии, оформленных с позиций православия и так называемой «русской идеи».

Конец XX века в европейской этике характеризуется двумя новыми тенденциями — переходом к прикладной этике и переосмыслением предмета этики в контексте постмодернистской философии.

Прикладная этика занимается моральными коллизиями в конкретных сферах общественной практики и существует как совокупность дисциплин (биоэтика, этика бизнеса, этика науки, политическая этика и другие), которые стали составными элементами самих этих практик. Является дискуссионным вопрос о статусе прикладных этик, в частности о том, остаются ли они составной частью философской этики или превратились в частные дисциплины. Характер аргументации этико-прикладных исследований, прямо связанной с философскими образами человека и предполагающей предварительное решение вопросов, касающихся понимания морали, её места в системе человеческих приоритетов, достоинства и прав человека, онтологических признаков личности и другого, позволяет предположить, что прикладная этика является важной стадией процесса исторического развития самой морали. Её можно интерпретировать как особого рода теоретизирование — теоретизирование в терминах жизни.

Постмодернистская философия с её отказом от логоцентризма, деконструированием классических философских оппозиций, прежде всего оппозиции познающего субъекта и объективной реальности, со свойственным ей пафосом единичности, ситуативности, открытости имеет важное, до конца ещё не выявленное значение для этики. Она разрушает превалировавший в философии просветительски-репрессивный образ этики, сводящейся к абстрактным принципам и всеобщим определениям. Осмысленная в перспективе постмодернизма этика сливается с живым моральным опытом, становится множественной, многоголосой, открытой. Прокламируемое преодоление границы между писателем, читателем и текстом, в результате чего смысл сливается с выражением, а они вместе с пониманием, приобретает высокую степень действенности именно применительно к морали, которая не прилагается к индивиду, а учреждается им самим.

Постмодернизм можно интерпретировать как доведённую до конца антинормативистскую установку, которая стала ведущей в послегегелевской этике. Он исходит из убеждения, что не существует морали, отделённой от индивида и вознесённой над ним. Более того, в семантико-аксиологическом пространстве постмодернизма этика в традиционном её понимании вообще не может быть конституирована как таковая. Тому имеется несколько причин:

  1. В контексте радикального отказа постмодерна от ригористических по своей природе «метанарраций» культурное пространство конституирует себя как программно плюралистичное и ацентричное, — вне какой бы то ни было возможности определения аксиологических или иных приоритетов. Этика же не просто аксиологична по самой своей сути, но и доктринально-нормативна, в силу чего не может быть конституирована в условиях мозаичной организации культурного целого, предполагающего принципиально внеоценочную рядоположенность и практическую реализацию сосуществования различных (вплоть до альтернативных и взаимоисключающих) поведенческих стратегий.
  2. Современная культура может быть охарактеризована как фундированная презумпцией идиографизма, предполагающей отказ от концептуальных систем, организованных по принципам жёсткого дедуктивизма и номотетики: явление и (соответственно) факт обретают статус события, адекватная интерпретация которого предполагает его рассмотрение в качестве единично-уникального, что означает финальный отказ от любых универсальных презумпций и аксиологических шкал. В подобной системе отсчёта этика, неизменно предполагающая подведение частного поступка под общее правило и его оценку, исходя из общезначимой нормы, не может конституировать своё содержание.
  3. Необходимым основанием этики как таковой является феномен субъекта (более того, этот субъект, как отмечает К. Венн, является носителем «двойной субъективности», ибо интегрирует в себе субъекта этического рассуждения и морального субъекта как предмета этой теории), — между тем визитной карточкой для современной культуры может служить фундаментальная презумпция «смерти субъекта», предполагающая отказ от феномена Я в любых его артикуляциях.
  4. Этика по своей природе атрибутивно метафизична: роковым вопросом для этики стал вопрос о соотношении конкретно-исторического и общечеловеческого содержания морали, но несмотря на его очевидно проблемный статус, этика демонстрирует настойчивые попытки конституирования системы «общечеловеческих нравственных ценностей». Между тем, современная культура эксплицитно осмысливает себя как фундированную парадигмой «постметафизического мышления», в пространстве которого осуществляется последовательный и радикальный отказ от таких презумпций классической метафизики, как презумпция логоцентризма, презумпция имманентности смысла и тому подобных.
  5. Все уровни системной организации этики как теоретической дисциплины фундированы принципом бинаризма: парные категории (добро/зло, должное/сущее, добродетель/порок), альтернативные моральные принципы (аскетизм/гедонизм, эгоизм/коллективизм, альтруизм/утилитаризм и так далее), противоположные оценки — вплоть до необходимой для конституирования этики презумпции возможности бинарной оппозиции добра и зла. Между тем, культурная ситуация постмодерна характеризуется программным отказом от самой идеи бинарных оппозиций.
  6. Современная культура осуществляет рефлексивно осмысленный поворот к нелинейному видению реальности. В этом контексте М. Фуко, например, решительно негативно оценивает историков морали, выстраивавших «линейные генезисы». В концепции исторического времени Ж. Делёза вводится понятие «не-совозможных» миров, каждый из которых, вместе с тем, в равной мере может быть возведён к определённому состоянию, являющемуся — в системе отсчёта как того, так и другого мира — его генетическим истоком. «Не-совозможные миры, несмотря на их не-совозможность, всё же имеют нечто общее — нечто объективно общее, что представляет собой двусмысленный знак генетического элемента, в отношении которого несколько миров являются решениями одной и той же проблемы» (Ж. Делёз). Поворот вектора эволюции в сторону оформления того или иного «мира» объективно случаен, и в этом отношении предшествовавшие настоящему моменту (и определившие его событийную специфику) бифуркации снимают с индивида ответственность за совершенные в этот момент поступки (так, по Делёзу, «нет больше Адама-грешника, а есть мир, где Адам согрешил»), но налагают на него ответственность за определяемое его поступками здесь и сейчас будущее. Подобные выводы постмодернизма практически изоморфны формулируемым синергетикой (см. Синергетика) выводам о «новых отношениях между человеком и природой и между человеком и человеком» (И. Р. Пригожин, И. Стенгерс), когда человек вновь оказывается в центре мироздания и наделяется новой мерой ответственности за последнее.

В целом, этика в современных условиях может быть конституирована лишь при условии отказа от традиционно базовых своих характеристик. Так, если Й. Флетчер в качестве атрибутивного параметра этического мышления фиксирует его актуализацию в повелительном наклонении (в отличие, например, от науки, чей стиль мышления актуализирует себя в наклонении изъявительном), то, согласно позиции Д. Мак-Кенса, в сложившейся ситуации, напротив, «ей не следует быть внеконтекстуальной, предписывающей. этикой, распространяющей вполне готовую всеобщую Истину». Если этика интерпретирует регуляцию человеческого поведения как должную быть организованной по сугубо дедуктивному принципу, то современная философия ориентируется на радикально альтернативные стратегии: постмодернизм предлагает модель самоорганизации человеческой субъективности как автохтонного процесса — вне навязываемых ей извне регламентаций и ограничений со стороны тех или иных моральных кодексов, — «речь идёт об образовании себя через разного рода техники жизни, а не о подавлении при помощи запрета и закона» (М. Фуко). По оценке Ю. Кристевой, в настоящее время «в этике неожиданно возникает вопрос, какие коды (нравы, конвенции, социальные соглашения) должны быть разрушены, чтобы, пусть на время и с ясным осознанием того, что сюда привлекается, дать простор свободной игре отрицательности».

С точки зрения М. Фуко, дедуктивно выстроенный канон, чья реализация осуществляется посредством механизма запрета, вообще не является и не может являться формообразующим по отношению к морали. Оценивая тезис о том, что «мораль целиком заключается в запретах», в качестве ошибочного, Фуко ставит «проблему этики как формы, которую следует придать своему поведению и своей жизни». Соответственно, постмодернизм артикулирует моральное поведение не в качестве соответствующего заданной извне норме, но в качестве продукта особой, имманентной личности и строго индивидуальной «стилизации поведения»; более того — сам «принцип стилизации поведения» не является универсально необходимым, жёстко ригористичным и требуемым от всех, но имеет смысл и актуальность лишь для тех, «кто хочет придать своему существованию возможно более прекрасную и завершённую форму» (М. Фуко). Аналогично Э. Джердайн делает акцент не на выполнении общего предписания, а на сугубо ситуативном «человеческом управлении собой» посредством абсолютно неуниверсальных механизмов.

В плоскости идиографизма решается вопрос о взаимной адаптации [со]участников коммуникации в трансцендентально-герменевтической концепции языка К.-О. Апеля. В том же ключе артикулируют проблему отношения к Другому поздние версии постмодернизма. Конкретные практики поведения мыслятся в постмодернизме как продукт особого («герменевтического») индивидуального опыта, направленного на осознание и организацию себя в качестве субъекта — своего рода «практики существования», «эстетики существования» или «техники себя», не подчинённые ни ригористическому канону, ни какому бы то ни было общему правилу, но каждый раз выстраиваемые субъектом заново — своего рода «практикование себя, целью которого является конституирование себя в качестве творца своей собственной жизни» (М. Фуко). Подобные «самотехники» принципиально идиографичны, ибо не имеют, по оценке Фуко, ничего общего с дедуктивным подчинением наличному ценностно-нормативному канону как эксплицитной системе предписаний и, в первую очередь, запретов: «владение собой принимает различные формы, и нет одной какой-то области, которая объединила бы их». Д. Мак-Кенс постулирует в этом контексте возможность этики лишь в смысле «открытой» или «множественной», если понимать под «множественностью», в соответствии со сформулированной Р. Бартом презумпцией, не простой количественный плюрализм, но принципиальный отказ от возможности конституирования канона, то есть «множественность».

ИсОб 11!: Эссе «Смысл моей жизни»

Каждый человек должен определить для себя жизненные цели и задачи, которые формируют и, по сути, составляют его смысл жизни. Достичь этих целей  — значит дойти до определенного этапа в жизни, на котором нужно будет дать объективную оценку и поставить перед собой новые необходимые задачи и цели.

Если взглянуть на смысл жизни с чисто биологической точки зрения, то смысл жизни – это выживание. Главная цель каждого живого организма это выжить во враждебном мире.  На данном этапе развития общества эта цель с одной стороны звучит дико, а с другой и достаточно верно.

На сегодняшний день общество является далеко не идеальным, и с этим я думаю, вряд ли кто-то сможет поспорить. В больших городах-мегаполисах человек на самом деле выживает. Большинство людей настолько втягиваются в эту “жизнь-гонку”, что порой забывают о собственных родных и близких, не говоря уже и о других, действительно важных аспектах жизни.

Под влиянием общества, которое держится на “денежных устоях”, человек сам того не замечая становится алчным и равнодушным. Люди становятся бессердечными. По их мнению, это мир – где каждый сам за себя. Разве так можно? Ведь лишь взаимопомощь, сострадание и самая обыкновенная людская доброта, сделала этот мир таким, какой он есть сейчас. Нынешнее поколение не понимает, что оно имеет на сегодняшний день.

И все-таки лишь небольшой части людей удается сохранить человеческое лицо. Люди, которые помогают друг другу. Которые откликаются на чужую беду и не упускают возможности помочь.

Так что же такое “смысл жизни” c нашей, житейской точки зрения? По моему мнению, это всегда высшая цель. Цель, которую должен преследовать каждый человек в своей жизни. Это разумеется забота о родителях. Каждый человек чувствует себя в долгу перед ними. Перед теми, кто подарил им жизнь.

Да, можно много слов еще сказать о высших целях и так далее, но на деле не делать ничего. Что же мы имеем на сегодняшний день? Как часто мы видим своих родителей? Помогаем им? Радуем их? Редко, нечасто.. Я думаю, что каждый человек должен задуматься над этим вопросом. Каждый человек должен задуматься о том, как больно им, когда мы элементарно забываем о них из-за каких-то дел и элементарной спешки, жизненной гонки, погони за “благополучием”. Когда обещали заехать на чашку чая, но замотались на работе и даже забыли позвонить. Они ждут. Даже порой знают, что напрасно, но ждут. Мы сейчас всего этого не понимаем, но рано или поздно мы сами окажемся на их месте. Мы будем такими же. И мы будем понимать своих детей так же, как это делают они. Да, к старости человек становится смиренным, мудрым, но все же такое поведение неприемлемо. А сколько мы ругались с родителями из-за пустяков, которые расстраивали их? Но это все уже другая, но мне кажется даже более глобальная проблема, чем тема этого ЭССЕ.

Я думаю главной проблемой “смысла жизни”, является то, что человек зацикливается на второстепенных, бытовых целях и задачах, о материальных ценностях и т.д., вовсе забывая о том, к чему стремился изначально. Ведь в итоге мы все равно придем к одной, главной цели. По ходу жизни человек все более и более осознает свое предназначение. Его разум все более и более углубляется в суть мира. Человек все чаще пытается понять, зачем ему жить. Для чего он здесь. Лично мое мнение, заключается в том, что человеку в этой жизни все испытания даются не зря. Здесь, в этом мире, человек находится временно, но с целью получения опыта или преодоления каких-либо препятствий, чтобы перейти в другую сущность или мир, на пути к собственному самосовершенствованию и достижения максимальной точки самосознания. Наш разум ограничен строгими рамками, и никто не может знать, что нас ждет впереди. Это сугубо и лично моя точка зрения, которая может противоречить и другим мнениям людей.

Так что же касается меня? У меня в жизни несколько целей:

— Выучиться в школе и поступить туда, куда и хочу

— Получить работу для того, чтобы создать и обеспечивать свою семью

— Помогать родителям и заботиться о них

— Заниматься саморазвитием для духовной удовлетворенности

Я считаю, что именно в них и заключается смысл моей жизни.
Вывод:

Не знаю, совпадут ли мои предпочтения с чьими-либо еще, или кто-то посчитает мое мнение ошибочным… Мне на это все равно. Я твердо уверен в своих намерениях и целях. И буду идти до конца несмотря ни на что.

Смысл жизни — Сеть блогов Scientific American

Природа жизни — одна из самых увлекательных, но сложных проблем в науке. Фактически, так было с начала документированной истории человечества, еще до того, как мы даже подумали о «науке» как об отдельном занятии среди интеллектуальных занятий человека. (Которого, возможно, нет или не должно быть. За исключением того, что в последние четыре столетия доминировало определенное отделение науки от естественной философии, заключенное между предприятиями национальных государств и индустриализацией.Уф, вот, я это сказал.)

Сегодня у нас все еще нет полной, согласованной картины того, как зарождается жизнь; как живые системы могут возникать в окружающей среде. У нас также нет полной картины того, как жизнь и планетная среда становятся настолько тесно переплетенными, как на Земле. Возможно, наиболее честный — и крайне неудовлетворительный — ответ на обе загадки на данный момент заключается в том, что эти вещи явно действительно происходят, и должны произойти, чтобы Земля была такой, какая она есть.

Тем не менее, мы можем с некоторой уверенностью сказать, что жизнь — это когда система успешно распространяет свои версии в будущее, какими бы средствами они ни работали перед лицом сложной и изменчивой среды (которая сама может включать другие живые системы).И когда мы говорим «работать», мы имеем в виду «работать достаточно хорошо». Существует небольшое заблуждение, которое может заразить наше мышление, когда говорится, что организмы могут быть «совершенными» в смысле адаптации к окружающей среде. Вы слышали подобные фразы в захватывающих дух документальных фильмах о природе или в спешных научных репортажах, где намекают, что вид — это чудесное произведение тонко настроенной инженерии или интуитивного гения. Такая-то характеристика идеально настроена или сбалансирована, или животное знает, когда и где что-то делать, потому что это обеспечит выживание его вида.

Нет, не совсем. За занавесками дарвиновского отбора скрывается тот простой факт, что то, что мы видим у организмов, просто отражает свойства, которые в совокупности позволяют этим организмам размножаться (то есть их генетический материал) в будущем с конечной вероятностью. Если бы эти свойства были не такими, как они есть, распространение могло бы или не могло бы потерпеть неудачу. Может быть, и часто бывает, огромная убыль в пределах одного поколения или из поколения в поколение. Это, в буквальном смысле, игра с числами.

Это подводит нас к тому, что, как мне кажется, является одним из наиболее важных вопросов, на которые нет ответа в наших попытках охарактеризовать места в космосе, где могла бы быть жизнь.

Хотя мы часто говорим об «обитаемости» окружающей среды, такой как скалистые экзопланеты, этот термин, к сожалению, неадекватен. Это грубое смешение идей, которое, хотя и удобно в очень широком смысле, может препятствовать нашей способности действительно решать более фундаментальные вопросы.

Например, когда мы оцениваем, может ли конкретный мир содержать жизнь, мы действительно должны смотреть на наслоение вероятностных явлений.Во-первых, это может быть корневая частота (скорость), с которой «исходные события» (абиогенез) могут ожидаться на планете как функция времени. Во-вторых, это может быть частота или вероятность того, что данное исходное событие продолжится в будущем — опять же как функция времени или возраста планеты. Другими словами, способность планеты поддерживать жизнь потенциально сильно отличается от способности зародить жизнь.

Очень трудно понять, будут ли коррелировать эти два явления.Может быть, некоторые места отлично справляются с постоянным запуском исходных событий, но плохо справляются с их поддержанием в течение эонов, или наоборот. Эти две вероятности могут сильно отличаться.

Обстоятельства Земли склонны склонять нас к тому, что может быть экстремальной точкой зрения. Похоже, что жизнь на этой планете имеет непрерывное происхождение, насчитывающее не менее 3,5 миллиардов лет. Заманчиво рассматривать это как критерий того, что «должна делать» обитаемая планета. Но, возможно, это не так. Может быть, нормальный пробег жизни на средней планете составляет всего несколько миллионов лет или даже меньше.Мы просто не знаем.

Я не уверен, что есть причина предполагать, что история жизни каким-то образом последовательно разыгрывается во всем космосе. Даже если лежащие в основе молекулярные механизмы действительно универсальны, а энергетические потребности планеты (геохимические и климатологические) — это то, что мы подозреваем. Эволюции все равно. Если что-то работает достаточно хорошо, это будет в будущем. Если что-то не работает достаточно хорошо, оно будет отфильтровано. В жизни нет «борьбы».Это удобный и вводящий в заблуждение антропоморфизм. Если что-то не работает, жизнь просто уходит.

Что это означает для наших усилий по поиску других биологически активных планет во Вселенной? В некотором смысле это не влияет на эти поиски или даже на способы, которыми мы пытаемся оценить пригодность других миров для укрытия жизни. Мы застряли в использовании нашего шаблона Земли и того, что, по нашему мнению, происходит с планетными условиями в различных обстоятельствах — на основе очень ограниченных данных из нашей истории и из солнечной системы.Пока мы не получим гораздо более подробную информацию о скалистых экзопланетах, большинство ставок отменено, и нам нужны эти грубые шаблоны, чтобы сделать сложный выбор, какие миры изучать.

Но наше незнание природы жизни станет критической проблемой, когда мы, в конце концов, узнаем больше об этих других мирах. Мы можем плохо знать их возраст (звездный и системный возраст могут быть ужасно плохо ограничены), и мы все равно не будем знать, каковы коренные вероятности происхождения и устойчивости жизни.Мы также не будем знать, сколько миров было или будет жить в них — если нам повезет, мы просто увидим миры, которые в настоящее время «достаточно хороши».


Жизнь теряет смысл после социальной изоляции

J Exp Soc Psychol. Авторская рукопись; доступно в PMC 1 июля 2010 г.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC2717555

NIHMSID: NIHMS108283

См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Четыре исследования (N = 643) подтвердили гипотезу о том, что социальная изоляция снизит глобальное восприятие жизни как значимой. Социальной изоляцией манипулировали экспериментально, заставляя единомышленника отказываться от встречи с участниками после просмотра видеозаписи их введения (Исследование 1) и подвергая участников остракизму в компьютерной игре с подбрасыванием мяча (Исследование 2). По сравнению с условием контроля и условиями принятия, социальная изоляция привела к восприятию жизни как менее значимой.Исключение также было операционализировано как самооценка одиночества, которая была лучшим предиктором низкого значения, чем другие важные переменные (Исследование 3). Исследование 4 нашло поддержку модели смысла Баумейстера (1991), продемонстрировав, что влияние исключения на смысл опосредовано целью, ценностями и положительной самооценкой.

Где люди находят смысл жизни? В принципе, люди могут найти смысл в общении с природой или божеством, в философских или религиозных размышлениях, в научных, художественных или технологических нововведениях или в других потенциально уединенных занятиях.Смысл жизни не зависит явно или по сути своей от социальных отношений. Однако на практике кажется вероятным, что люди находят смысл в своих социальных отношениях. В отличие от большинства других животных, люди получают большую часть того, что им нужно, от своей социальной группы, а не непосредственно из окружающей среды. Следовательно, человеческая способность к социальности и участию в культуре, вероятно, эволюционировала для облегчения выживания (Baumeister, 2005; Dunbar, 1993, 1997). Следовательно, социальная изоляция может угрожать людям на таком базовом уровне, что это может ослабить их чувство значимого существования, как предполагает Уильямс (1997; 2002).Связанное с этим предсказание сделали Твенге, Катанезе и Баумейстер (2003), которые предположили, что одним из последствий социальной изоляции является уход от осмысленных мыслей. В настоящем исследовании мы проверили гипотезу о том, что социальная изоляция вызывает глобальное снижение восприятия жизни как значимой.

Значение

Буквально означает относится к нефизической реальности, присущей отношениям между символом или представлением и тем, к чему он относится. Однако под смыслом жизни люди обычно подразумевают не словарное определение жизни, а способ осмыслить свое существование.Эта субъективная оценка осмысленности жизни — это то, как традиционно оценивается смысл (например, Crumbaugh & Maholick, 1964; Mascaro & Rosen, 2006). Например, в анкете «Смысл в жизни» участников просят оценить свое согласие с такими утверждениями, как «Моя жизнь имеет четкую цель» (Steger, Frazier, Oishi, & Kaler, 2006).

Вера в то, что человек живет осмысленной жизнью, связана с позитивным функционированием. Это включает удовлетворение жизнью (Чемберлен и Зика, 1988), удовольствие от работы (Бонбрайт, Клей и Анкенманн, 2000), счастье (Дебатс, ван дер Люббе и Веземан, 1993), положительный аффект (Хикс и Кинг, 2007; Кинг, Хикс, Крулл и Дель Гайсо, 2006) и надежда (Маскаро и Розен, 2005).Восприятие жизни как значимой даже связано с физическим здоровьем и общим благополучием (Reker, Peacock, & Wong, 1987; Ryff, 1989; Ryff & Singer; 1998; Wong & Fry, 1998; Zika & Chamberlain, 1987; 1992). Более высокие уровни воспринимаемого значения также связаны с более низкими уровнями негативного функционирования, включая психопатологию (Crumbaugh & Maholick, 1964), стресс (Mascaro & Rosen, 2006), потребность в терапии (Battista & Almond, 1973), суицидальные мысли (Harlow, Newcomb, & Bentler, 1986) и депрессии (Debats et al, 1993; Mascaro & Rosen, 2005).Стегер (в печати) дает исчерпывающее описание преимуществ восприятия смысла жизни.

На основе обзора эмпирических данных по широкому кругу тем, включая любовь, работу, религию, культуру, самоубийство и отцовство, Баумейстер (1991) пришел к выводу, что человеческий опыт формируется четырьмя потребностями в смысле, которые можно понять. как четыре ингредиента или критерия осмысленной жизни. Во-первых, ощущение цели достигается, когда люди воспринимают свою текущую деятельность как относящуюся к будущим результатам, так что текущие события черпают смысл из возможных будущих условий.Во-вторых, люди желают ощущения эффективности . Люди чувствуют себя эффективными, когда понимают, что у них есть контроль над своими результатами и что они могут что-то изменить к лучшему. В-третьих, люди хотят рассматривать свои действия как имеющие положительное значение , значение или как морально оправданные. То есть люди мотивированы действовать таким образом, чтобы отражать некоторые положительные моральные ценности или, по крайней мере, интерпретировать свое поведение как соответствующее идеалам и стандартам того, что одобряется и приемлемо.В-четвертых, люди хотят чувства положительной самооценки . Они ищут способы доказать, что они люди с желаемыми качествами. Найти способ поверить в то, что вы лучше других, кажется, является распространенной формой этой потребности в значении.

Все четыре потребности в значении должны быть основаны на повседневном опыте (Baumeister, 1991; Sommer, Baumeister, & Stillman, в печати). Другими словами, удовлетворение этих потребностей должно быть достигнуто через реальный жизненный опыт.Таким образом, события, которые напрямую влияют на смысл жизни — возможно, включая социальную изоляцию — также будут влиять на чувство цели, эффективности, ценности и / или положительной самооценки.

Социальное отчуждение

Формирование и поддержание положительных близких отношений можно правильно охарактеризовать как одну из основных мотиваций для людей (Buss, 1990; Maslow, 1968). Это всепроникающее влечение было описано как потребность принадлежать (Baumeister & Leary, 1995). Мы определяем социальную изоляцию как воспринимаемый дефицит принадлежности.

В прошлом исследовании использовались два основных подхода к изучению социальной изоляции, а в настоящем исследовании использовались оба. Один исследовательский подход сосредоточен на экспериментально управляемом социальном отторжении, при котором участников заставляют поверить, что другие отвергли их (или будут отвергать их) как партнеров по социальному взаимодействию (например, Bushman, Bonacci, Van Dijk, & Baumeister, 2003; DeWall, Twenge, Gitter, & Baumeister, в печати; Maner, DeWall, Baumeister, & Schaller, 2007; Williams, 2002; Williams & Sommer, 1997).Другой подход использовал индивидуальные различия в хроническом одиночестве. Большая часть такой работы основана на самооценках и самооценках (например, Cacioppo et al., 2006). Оба подхода имеют свои достоинства. Экспериментальный подход может использовать контролируемые манипуляции для проверки причинно-следственных гипотез, в то время как подход одиночества использует чувство исключения, переживаемое вне лаборатории, и, таким образом, имеет большую внешнюю валидность, чем лабораторные манипуляции. В настоящей работе мы проверили влияние исключения на смысл, используя как одиночество, так и социальное отторжение как операционализацию исключения.

Разумеется, разница между одиночеством и отвержением не просто методологическая; люди, которые обычно одиноки, могут испытывать моменты включения, а люди, которые испытывают отторжение, не обязательно одиноки. Тем не менее, между отвержением и одиночеством есть важное сходство, наиболее заметным из которых является то, что они оба являются дефицитом принадлежности; одиночество — это длительное и отрицательно валентное чувство социальной изоляции (Peplau & Perlman, 1982), тогда как отвержение — это острый, специфический пример социальной изоляции.Частичное совпадение между отвержением и одиночеством было продемонстрировано эмпирически в исследованиях, показывающих, что социальное отторжение часто приводит к чувству одиночества (Boivin, Hymel, & Burkowski, 1995; Cacioppo, Hawkley & Berntson, 2003; de Jong-Gierveld, 1987). Мы считаем как одиночество, так и отвержение важными формами социальной изоляции, так что оценка обоих обеспечивает более полное понимание последствий дефицита принадлежности, чем оценка любой из них по отдельности. Конвергенция различных методов и показателей дает ценную уверенность в том, что выводы не являются артефактами одного метода, а скорее отражают общие закономерности.Если и лабораторное отторжение, и хроническое чувство одиночества сходятся в предсказании низкого чувства значимости в жизни, тогда можно быть уверенным, что гипотеза, связывающая значение с принадлежностью, имеет широкую обоснованность.

Социальная изоляция и ее смысл

Почему социальная изоляция должна уменьшать смысл жизни? Повсеместная опора на социальные связи как на биологическую стратегию человечества влечет за собой глубокую мотивацию людей устанавливать связи с другими людьми как фундаментальный аспект почти всех человеческих стремлений.Сам смысл приобретается социально. Следовательно, быть отрезанным от других потенциально может повысить угрозу потери доступа ко всем социально опосредованным смыслам, целям и ценностям.

Предыдущие исследования предполагают, что социальная изоляция уменьшает некоторые осмысленные мысли, хотя обычно это не распространяется на широкое понимание того, имеет ли смысл сама жизнь. Twenge et al. (2003) обнаружили, что социальная изоляция заставляет людей искать убежища в состоянии когнитивной деконструкции, характеризующейся снижением осмысленного мышления, а также летаргией, изменением течения времени, избеганием эмоций и снижением самосознания.В одном исследовании участники, которым сказали, что они исключительно нравятся и популярны, более благосклонно отреагировали на один вопрос о значимости жизни, чем участники, которые были отвергнуты обществом, хотя в дизайне этого исследования отсутствовал нейтральный контроль, и поэтому не было возможности знать, вызвана ли разница принятием или отклонением.

Уильямс (1997, 2002) предположил, что остракизм (повторяющаяся форма социальной изоляции) ослабляет множественные психологические потребности, включая потребность в осмысленном существовании (а также причастность, самооценку и контроль).Он и его коллеги представили доказательства того, что остракизм снижает оценку значимости конкретных событий (Sommer, Williams, Ciarocco, & Baumeister, 2001; Van Beest & Williams, 2006; Williams, Cheung, & Choi, 2000; Zadro, Williams, И Ричардсон, 2004). В частности, когда конфедераты постепенно перестают бросать мяч участнику в рамках игры с подбрасыванием мяча, участники склонны оценивать свое участие в игре как относительно менее значимое по сравнению с участниками, которые продолжают участвовать в игре ( е.г., Задро и др., 2004). Хотя такие результаты предполагают некоторую потерю смысла, они могут отражать точное представление участников о том, что они не участвовали в игре.

Недавняя работа с использованием компьютеризированной процедуры подбрасывания мяча (получившая название Cyberball ) сделала шаг в направлении оценки того, влияет ли исключение на глобальное восприятие смысла жизни путем оценки значения как сразу после социальной изоляции, так и снова после задержки (Задро, Боланд, Ричардсон , 2006). Сразу после исключения произошло сокращение составного показателя благополучия, который включал в себя смысловое измерение (например,g., чувствуя себя несуществующим во время игры), а также три других предложенных потребности. Сорок пять минут спустя участники ответили на аналогичные вопросы, за исключением того, что их попросили рассказать о своих нынешних чувствах — тех, которые не связаны напрямую с опытом исключения (например, ощущение несуществования прямо сейчас). Хотя исключение не оказало значительного влияния на составной показатель, наблюдалась взаимосвязь между социальной тревожностью и экспериментальным состоянием, так что люди с высоким уровнем социальной тревожности сообщали значительно более низкие сводные баллы, чем те, кто испытывал низкий уровень социальной тревожности после социального исключения.Эти результаты предполагают, что исключение может повлиять на значение в глобальном масштабе, а не в отношении события исключения, и что влияние исключения на значение, скорее всего, будет наблюдаться сразу после события исключения. Настоящее исследование направлено на развитие этих результатов и их расширение.

Настоящее исследование

Мы провели четыре методологически различных исследования, чтобы проверить гипотезу о том, что социальная изоляция снижает глобальное восприятие смысла жизни.Исследования 1 и 2 были экспериментальными. Оба исследования включали условия исключения, нейтральности и принятия, что позволило нам отличить потенциальные эффекты отказа от последствий принятия. В исследовании 1 мы применили социальную изоляцию, предоставив участникам обратную связь от социального взаимодействия, которое было отвергающим, нейтральным или принимающим. Исследование 2 было концептуальной копией Исследования 1, в котором мы использовали программу Cyberball для управления принадлежностью.

Мы также провели два корреляционных исследования (Исследования 3 и 4), в которых мы измерили индивидуальные различия в хроническом одиночестве.В исследовании 3 мы попытались сравнить влияние исключения на смысл с эффектами, вызванными эмоциональными реакциями, счастьем, оптимизмом и депрессией. В исследовании 4 мы стремились определить основные механизмы между социальной изоляцией и уменьшением значения. В тест модели Баумейстера мы включили показатели цели, эффективности, ценности и самооценки и провели тест с множественными посредниками, чтобы определить, снижает ли социальная изоляция смысл жизни за счет сокращения этих четырех измерений.

Исследование 1

Исследование 1 предоставило первоначальную проверку гипотезы о том, что социальная изоляция вызывает глобальное снижение восприятия значимости жизни. Социальная изоляция была вызвана предоставлением участникам ложной обратной связи, которая была отвергающей, нейтральной или принимающей. Эта процедура была основана на ранее использовавшейся манипуляции социального отторжения (Бушман и др., 2003; Манер и др., 2007; Ворауэр, Кэмерон, Холмс и Пирс, 2003), за исключением того, что в текущую версию мы включили условие принятия .Это позволило нам измерить эффекты исключения относительно условия контроля и принятия, а также проверить, увеличивает ли принятие значение по сравнению с условием контроля.

Метод

Участники

Для получения кредита на частичный курс приняли участие 108 студентов (73 женщины). Девятнадцать дополнительных участников были исключены за выражение подозрений в отношении их предполагаемого партнера.

Материалы и процедура

Участники прибыли в лабораторию с пониманием того, что они будут принимать участие в исследовании по первым впечатлениям.Участникам сказали, что они будут обмениваться сообщениями с партнером того же пола, прежде чем встретиться со своим партнером лицом к лицу. Дав информированное согласие, экспериментатор показал участнику предварительно записанное на видео сообщение, якобы сделанное партнером участника. В видео учащийся бакалавриата (пола участника) обсуждает такие темы, как карьерные устремления. После просмотра видео экспериментатор попросил участника снять аналогичное видео, основанное на тех же вопросах, на которые были даны ответы во вступительной видеозаписи участника.Затем участникам раздали демографическую анкету и форму для оценки своего партнера по исследованию. Экспериментатор вышел из комнаты, якобы, чтобы передать партнеру видео участника.

Примерно через пять минут (точная продолжительность отсутствия экспериментатора была определена путем добавления двух минут к продолжительности видео участника) экспериментатор вернулся и произвел экспериментальную манипуляцию. При случайном распределении участники получали отрицательные, нейтральные или принимающие отзывы.Участникам в отклоненном состоянии сказали, что их партнер отказался встретиться с ними после просмотра их видео. Участникам в контрольном условии сказали, что их партнер внезапно вспомнил о важной встрече и покинул эксперимент до просмотра видео участника. В принятых условиях участникам сказали, что их партнер оценил их очень положительно и с нетерпением ждет встречи с ними.

Затем всем участникам раздали небольшой пакет вопросников.Тем, кто находился в приемлемом состоянии, сказали, что анкеты станут последним шагом перед встречей с их партнером. Участникам в других условиях сказали, что анкеты будут заключительным этапом исследования, поскольку их партнер не мог или не хотел встречаться с ними.

Воспринимаемое значение оценивалось с помощью шкалы ежедневных значений (DMS, Steger, Kashdan, & Oishi, 2007), которая предназначена для определения колебаний значимости состояний. Эта шкала состоит из двух ортогональных субшкал, одна из которых оценивает наличие смысла, а другая измеряет поиск смысла.Зависимой переменной была подшкала присутствия DMS (например, «Прямо сейчас, насколько значимой кажется ваша жизнь?» Α = 0,78) с оценкой от 1 (совсем нет) до 7 (абсолютно). Участники также заполнили подшкалу поиска (например, «Сколько вы ищете смысла своей жизни?» Α = 0,92). Баллы были усреднены для каждой подшкалы, так что возможные баллы варьировались от 1 до 7. Затем участники заполняли краткий самоанализ настроения (BMIS; Mayer & Gaschke, 1988). Наконец, участники завершили расследование подозрений и были полностью проинформированы.

Результаты

Осмысленность

Дисперсионный анализ (ANOVA) показал, что отвергнутые участники оценили свою жизнь как менее значимую, как измерено с помощью подшкалы присутствия DMS. Баллы по этой подшкале значительно варьировались в зависимости от состояния: F (2 105) = 3,33, p = 0,04. Плановые сравнения показали, что отвергнутые участники оценили жизнь как менее значимую ( M = 6,26; SD = 0,71), чем принятые участники ( M = 6.54; SD = 0,57), F (1,105) = 4,32, p = 0,04; d = .43. Аналогичным образом, значения баллов для отклоненных участников были ниже, чем для контрольных участников ( M = 6,62; SD = 0,46), F (1105) = 5,65; p = 0,02; d = 0,60. Значимость не различалась между принятыми и контрольными условиями ( F <1, нс ), вопреки любому предположению, что манипулирование принятием вызывает усиление чувства значимости.

Условия эксперимента не повлияли на поиск смысла, ( F <1, нс., Отклонено: M = 4,77, SD = 1,26; принято: M = 5,05, SD = 1,24; Контроль: M = 4,89; SD = 1,69). Исключение не стимулировало и не уменьшало склонность к поиску смысла.

Некоторые исследования показали, что пол смягчает эффекты отвержения (Goodwin, Williams, & Carter-Sowell, 2007; Williams & Sommer, 1997), хотя в большинстве случаев это не так (e.г., Maner et al, 2007; Твенге, Баумейстер, Тайс и Штук, 2001; Twenge, Catanese, & Baumeister, 2002). Мы провели ANOVA 2 (пол) × 3 (отклонено, контроль, принято) по подшкале присутствия DMS. Основной эффект имел место для условия [ F (2,102) = 4,01, p = 0,02], но не для пола, F <1, нс. Контраст между отклоненными и принятыми условиями был значительным, F (1 102) = 4,97, p = 0,03, как и контраст между отклоненными и контрольными условиями, F (1102) = 6.88, p = 0,01. Принятые и контрольные условия не различались, F <1, нс . Взаимодействие между полом и состоянием не было значимым, хотя тенденция заключалась в том, что на значимые баллы мужчин в большей степени повлияло условие исключения, чем на баллы женщин F (2 102) = 2,34, p = 0,10, см.

Таблица 1

Исследование 1 Средние значения и стандартные отклонения значимости по полу и состоянию

Условие отклонения Условие принятия Условие контроля
Мужчины Мужчины Мужчины.05 (0,72) 6,71 (0,44) 6,50 (0,29)
Женщины 6,37 (0,69) 6,45 (0,63) 6,66 (0,50)
Комбинированный 6,27 (0,71) 6,54 (0,54) 6,62 (0,46)
Настроение

BMIS предоставляет две подшкалы: валентность (хорошее-плохое) и возбуждение. ANOVA показал, что управляемое исключение не оказало значительного влияния на возбуждение, [ F (2,102) = 2,10, p =.13], но это действительно повлияло на валентность, F (2,102) = 3,98, p = 02, при этом принятые участники чувствовали себя более счастливыми, чем отвергнутые. Мы повторили основной анализ, используя валентность настроения в качестве коварианты. Контроль настроения снизил эффект экспериментальных условий ниже значимости, F (2 102) = 2,10, p = 0,13.

Общие различия между отвержением, валентностью и значением побудили нас проверить, опосредует ли валентность отношения между исключением и значением.Однако, согласно тесту Собела (1982), валентность настроения не опосредует контраст между отвергнутыми и принятыми условиями: z = 1,07, p = 0,28. Точно так же контраст между отклоненными и контрольными условиями не был опосредован валентностью, z = 1,44, p = 0,15. Хотя манипуляция отторжения действительно вызвала некоторую отрицательную валентность, низкая оценка смысла отвергнутых участников не была однозначно обусловлена ​​аффективной реакцией на событие.

Обсуждение

Опыт социального неприятия уменьшил глобальное значение.Похоже, это не стимулировало соответствующих поисков нового смысла. Эти результаты не были обусловлены исключительно остаточными эмоциями от исключения, хотя между валентностью настроения, социальной изоляцией и оценкой значимости жизни были некоторые различия.

Средний балл по параметру присутствия DMS был высоким во всех условиях ( M = 6,47 по 7-балльной шкале), что указывает на то, что, несмотря на некоторое снижение значимости, участники не выражали того, что они испытали экзистенциальную пустоту или нигилизм. .Строго говоря, результаты показали, что отвергнутые участники не были так сильно согласны (в отличие от категорического несогласия) с утверждениями, подтверждающими значимость их жизни, по сравнению с утверждениями в других условиях. Тем не менее, даже незначительные численные различия могут иметь потенциально огромное значение (см. Prentice & Miller, 1992), возможно, особенно когда они имеют отношение к осмысленности жизни человека.

Мы не обнаружили, что социальное принятие с помощью лабораторных манипуляций увеличивает ощущение жизни как значимой.Возможно, манипуляция была слабой или принятые участники предполагали, что большинство других также получили положительную обратную связь, и поэтому не ответили на нее так сильно, как на отказ.

Исследование 3 (концептуальное воспроизведение)

Для согласования доказательств мы воспроизвели исследование 1, используя другую манипуляцию социальной изоляцией и другую меру значимости.

Метод

Участниками были 121 студентка (81 женщина), которые участвовали в обмен на частичный зачет курса.После получения информированного согласия их пригласили поиграть в Cyberball, который кажется забавной интерактивной компьютерной игрой с подбрасыванием мяча, но на самом деле это программа, разработанная для исследования социальной изоляции (Williams & Jarvis, 2006). Участники якобы были связаны через Интернет с тремя сокурсниками, участвовавшими в том же упражнении. Фактически, других студентов не было; программа Cyberball контролировала метание мяча трех персонажей. Путем случайного распределения участников распределили по одному из трех условий: контроль, остракизм или высокая степень инклюзии.В контрольном режиме остальные три персонажа бросали мяч друг другу и участнику примерно с одинаковой частотой. В условиях остракизма ни один из управляемых компьютером персонажей не бросил мяч участнику после того, как сделал это ненадолго в начале упражнения. Фактически, подвергшимся остракизму участникам давали небольшой привкус включения, а затем их полностью исключали. В условиях высокого включения участник получил примерно на 22% больше бросков, чем в контрольном состоянии.Дополнительные приемы происходили за счет меньшего количества бросков, полученных одним персонажем, управляемым компьютером, так что участники с высокой степенью вовлечения пользовались явным преимуществом.

После игры участники заполняли BMIS, а затем — бессмысленную шкалу Кунцендорфа (α = 0,84; KNMS; Kunzendorf & McGuire, 1994; Kunzendorf, Moran & Gray, 1995–1996). Эта шкала оценивает, насколько бессмысленна сама жизнь (например, «Жизнь — это жестокая шутка» и «Не имеет значения, живу я или умру»).

Результаты и обсуждение

Результаты соответствовали исследованию 1. ANOVA с использованием состояния и пола в качестве независимых переменных выявил значительный главный эффект состояния: F (2115) = 4,06, p = 0,02. Основной эффект для пола был незначительным, F (1115) = 1,51, p = 0,22, но взаимодействие между полом и состоянием было значимым, F (2115) = 3,49, p = 0,03 , так что мужчины пострадали от манипуляции сильнее, чем женщины (см.).Запланированные сравнения подтвердили, что подвергшиеся остракизму участники оценили жизнь как более бессмысленную, чем те, кто находился в контрольной группе, F (1115) = 3,83, p = 0,05; d = 0,33, и больше, чем у тех, кто находится в состоянии высокого включения, F (1115) = 7,79, p = 0,01; d = 0,39. Контрольные условия и условия высокого включения не различались ( F <1, нс .), Что снова повторяет паттерн, обнаруженный в исследовании 1.

Таблица 2

Исследование 2 Средние значения и стандартные отклонения бессмысленности в зависимости от пола и состояния.

Состояние остракизма Состояние высокой вовлеченности Состояние контроля
Мужчины 1.56 (0,49) 1,34 (0,41) 1,15 (0,18)
Женщины 1,30 (0,27) 1,24 (0,18) 1,28 (0,35)
Комбинированный 1,38 (0,36) 1,27 (0,29) 1,25 (0,31)

Как и следовало ожидать, было общее несогласие с представлением о бессмысленности жизни. В результате данные были искажены. Мы повторили анализ, используя логарифмическое преобразование оценок KNMS для корректировки перекоса.Были получены те же результаты, за исключением того, что контраст между остракизмом и состоянием высокой инклюзии был лишь незначительным, p = 0,06.

ANOVA оценок настроения не выявил значимых различий, хотя имелся умеренный эффект состояния на валентность настроения ( p = 0,10). Главный вывод о том, что остракизм увеличивает бессмысленность, оставался значимым в ANCOVA по баллам бессмысленности, контролирующим валентность настроения, F (2114) = 4,57, p =.01. Одна из причин ограниченной роли настроения в исследованиях 1 и 2 может заключаться в том, что социальная изоляция вызывает прежде всего гнев, а не общие эмоции, которые мы измеряли (Chow, Tiedens, & Govan, 2008).

Исследование 3

Установив, что социальная изоляция с помощью лабораторных манипуляций может вызвать снижение восприятия жизни как значимой, Исследование 3 перешло к изучению эффектов социальной изоляции, переживаемых за пределами лаборатории. Поскольку одиночество отражает хроническое чувство социальной изоляции, мы предсказали, что одинокие люди будут считать жизнь хронически менее значимой, чем другие люди.

Исследование 3 также стремилось отличить влияние одиночества на значение от других задокументированных предикторов значения. Депрессия связана с низким уровнем смысла (Debats et al., 1993), поэтому мы измерили депрессию. Мы также оценивали настроение, потому что оно зависит от осмысленности (Hicks & King; 2007; King et al., 2006), а также потому, что в исследовании 1 было высказано предположение, что настроение объясняет некоторое влияние, которое социальное отторжение оказывает на осмысленность. Оптимизм измерялся, поскольку кажется вероятным, что оптимизм будет связан с точкой зрения, что жизнь имеет смысл, тогда как пессимизм может быть связан с противоположной точкой зрения.

Особый интерес вызывал вопрос о том, может ли хроническое одиночество предсказать поиск смысла. В исследовании 1 не было обнаружено каких-либо эффектов манипулируемого исключения на поиск смысла, но это могло отражать тот факт, что лабораторные манипуляции были относительно незначительными (хотя и уменьшали ощущение жизни как значимого). Хроническое отсутствие принадлежности может стимулировать поиск смысла — или, что в равной степени правдоподобно, оно может вызвать чувство тщетности или беспомощности, которое может уменьшить поиск смысла.

Метод

Участники и процедура

Участниками были 202 студента (77% женщин), участвовавших в исследовании в обмен на частичный зачет курса. После получения информированного согласия участники заполнили серию онлайн-анкет в любое время по своему выбору.

Зависимая переменная
Осмысленность

Опросник «Смысл в жизни» использовался для оценки степени, в которой участники рассматривали свою жизнь как имеющую значение (MLQ; Steger et al., 2006). MLQ почти идентичен шкале ежедневных значений (DMS; Steger et al., 2007), используемой в исследовании 1, главное отличие состоит в том, что MLQ оценивает относительно стабильные ощущения значимости, тогда как DMS измеряет, как участники чувствуют себя «прямо сейчас». . Таким образом, MLQ лучше подходит для измерения эффектов продолжающегося исключения, чем DMS.

MLQ, как и DMS, имеет две ортогональные субшкалы. Подшкала присутствия оценивает степень, в которой человек воспринимает значение присутствия в своей жизни (например,g., «Я понимаю смысл своей жизни» α = 0,88), в то время как подшкала поиска измеряет степень, в которой человек ищет смысл (например, «Я всегда ищу то, что делает мою жизнь значимой» α =. 92).

Независимые переменные
Социальная изоляция

Продолжающаяся социальная изоляция оценивалась с помощью краткой формы шкалы одиночества Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (α = 0,81; Hays & DiMatteo, 1987). Примеры ответов: «Я чувствую себя обделенным» и «Я чувствую себя изолированным от других».

Депрессия

Мы измерили депрессию с помощью шкалы депрессии Центра эпидемиологических исследований (α =.77; Андресен, Мальмгрен, Картер и Патрик, 1994). Участников попросили рассказать о том, что они пережили за предыдущую неделю, с такими вопросами, как «Меня беспокоили вещи, которые обычно меня не беспокоят» и «Я чувствовал себя подавленным».

Оптимизм

Мы оценили индивидуальные различия в отношении оптимизма и пессимизма, используя пересмотренный тест жизненной ориентации (α = 0,74; Scheier, Carver, & Bridges, 1994). Примеры вопросов: «В неопределенные времена я обычно ожидаю лучшего» и «Я всегда с оптимизмом смотрю в свое будущее.”

Настроение

Параметры возбуждения (α = 0,58) и валентности (α = 0,86) настроения снова оценивались с помощью BMIS.

Результаты и обсуждение

Осмысленность

Одиночество предсказало наличие смысла, r = -. 35; p <0,001, так что большее одиночество ассоциировалось с меньшим значением. Согласно исследованию 1, не было никакой корреляции между одиночеством и поиском смысла, r = 0,06, нс . Таким образом, опять же, оказывается, что социальная изоляция связана с уменьшенным ощущением жизни как значимой, но социальная изоляция не вызывает и не подавляет какую-либо тенденцию к поиску смысла в жизни.

Несколько других независимых переменных были связаны со значимостью. К ним относятся депрессия ( r = -. 24, p = 0,001), счастье ( r = 0,36, p <0,001), оптимизм ( r = 0,21, p = 0,003) и валентность настроения ( r = 0,30, p <0,001). Возбуждение не предсказывало значимости ( r = 0,08, нс .). Таким образом, как и ожидалось, имелся ряд мощных предсказателей смысла, с которыми можно было сравнить относительное влияние одиночества.

Анализ множественной регрессии

Чтобы определить уникальное влияние одиночества на смысл, мы провели пошаговый множественный регрессионный анализ, в котором измерение присутствия MLQ служило зависимой переменной, а все вышеперечисленные переменные служили независимыми переменными. Результаты показали, что лучшим предиктором восприятия смысла жизни было одиночество, β = -. 34, p <.001; видеть . Затем мы провели иерархическую множественную регрессию, в которой все предикторы, кроме одиночества, были введены на первом этапе; на втором этапе мы добавили одиночество.Добавление одиночества значительно улучшило модель, R 2 = 0,03; F (1, 180) = 5,75, p = 0,018. Мы повторили эту процедуру для всех остальных независимых переменных. Включение депрессии ( F <1) и оптимизма [ F (1,180) = 1,26, p = 0,26] существенно не улучшило модель. Однако счастье, валентность и возбуждение улучшили модель; счастье: рэндов 2 = 0,016, франков (1180) = 3,67, р = 0,06; валентность: R 2 =.021, F (1180) = 4,65, p = 0,032; возбуждение: 2 R = 0,020, F (1,180) = 4,53, p = 0,04. Таким образом, в целом одиночество было самым сильным предсказателем, хотя другие переменные добавляли объяснительную силу.

Таблица 3

Пошаговая множественная регрессия независимых переменных по значимости

902 902 905 902
Независимые переменные B SE B β t
905 Модель 902 Одиночество -.48 .10 −.34 ** −4.96
Модель 2
Одиночество −.38 .10 −.27 3,70
Валентность ,16 0,06 ,20 * 2,78
Модель 3
Одиночество −1 902,40 ** −3.94
Валентность .15 .06 ,20 * 2,76
Возбуждение .22 .10 . Модель 4
Одиночество −28 ,11 −20 * −2,44
Валентность .12 902 2.11
Возбуждение .24 .10 .16 * 2,37
Счастье .24 .11 904,18 904
Пол

Ни основное влияние пола на осмысленность, β = 0,04, нс, , ни взаимодействие между полом и одиночеством, β = 0,05, нс , не были значительными.

Исследование 4

Цель исследования 4 заключалась в рассмотрении средств, с помощью которых исключение уменьшает значение.Согласно анализу Баумейстера (1991), оценка жизни как значимой зависит от чувства цели (видение текущей деятельности как способствующей будущим результатам), эффективности (опыт контроля над своими результатами), ценности (наличие морального обоснования или социально одобряемых мотивов). , и самооценка (быть достойной личностью с желательными качествами). Таким образом, мы ожидали, что механизм, с помощью которого социальное исключение снижает значение, будет заключаться в уменьшении чувства наличия цели, эффективности, ценности и положительной самооценки.Как и в исследовании 3, мы воспользовались естественными различиями в социальном исключении и операциональном исключении посредством самооценки одиночества.

Метод

Участники и процедура

Для получения кредита на частичный курс в исследовании приняли участие 212 студентов (87% женщин). После получения информированного согласия участники заполнили анкету онлайн в удобное для них время.

Зависимая переменная
Осмысленность

Опросник «Смысл в жизни» (подшкала присутствия) снова использовался для оценки степени, в которой участники считали свою жизнь значимой (α =.93).

Независимая переменная
Социальная изоляция

Продолжающаяся социальная изоляция снова была оценена с помощью краткой формы шкалы одиночества UCLA (α = 0,86).

Переменные посредника
Цель

Мы создали меру цели в жизни, объединив три элемента из подшкалы цели Краузе (2004) (например, «В моей жизни у меня есть цели и задачи»), а также два соответствующих элемента. элементы шкалы инициативы личностного роста (Robitschek, 1998) (например, «Я знаю, как изменить конкретные вещи, которые я хочу изменить в своей жизни»).Альфа Кронбаха в данном примере составила 91 балл.

Значение

Мы использовали подшкалу значений, состоящую из двух пунктов Краузе (2004): «У меня есть система ценностей и убеждений, которые определяют мою повседневную деятельность» и «У меня есть жизненная философия, которая помогает мне понять, кто я». Пункты коррелировали друг с другом на уровне r = 0,76.

Эффективность

Мы использовали внутреннее измерение локуса контрольной шкалы для измерения эффективности (α = 0,77; Levenson, 1973). Примеры пунктов: «Стану я лидером или нет, зависит в основном от моих способностей» и «Моя жизнь определяется моими собственными действиями.

Самооценка

Для измерения самооценки мы использовали показатель самооценки Розенберга (1965), α = 0,89. Примеры пунктов: «В целом я доволен собой» и «Я чувствую, что обладаю рядом хороших качеств».

Результаты

Чтобы проверить, действуют ли четыре потребности в значении как посредники между одиночеством и смыслом, мы провели множественное посредничество, которое позволяет одновременно оценивать несколько косвенных эффектов. Наш аналитический подход был проинформирован Проповедником и Хейсом (2008), которые рекомендуют бутстрапирование с поправкой на предвзятость для измерения множественных косвенных эффектов.Начальная загрузка включает в себя повторное извлечение выборок из набора данных (в данном случае было взято 5000 выборок) и оценку косвенного эффекта (или эффектов в случае множественного посредничества) в каждом повторно выбранном наборе данных. Совокупность всех оцененных косвенных эффектов позволяет построить 95% доверительный интервал для размера эффекта каждого косвенного эффекта. Если значения оцененных величин эффекта в пределах доверительного интервала включают ноль, это указывает на незначительный эффект.Все описываемые нами интервалы представляют собой интервалы с поправкой на смещение (см. Efron, 1987; Efron & Tibshirani, 1993; Williams & MacKinnon, 2008 о преимуществах интервалов с поправкой на смещение).

Суммарный косвенный эффект для всех четырех медиаторов, оцениваемых одновременно, был значительным ( Z = -7,23, SE = 0,02; p <0,01), что согласуется с гипотезой о том, что смысл жизни складывается из цель, ценность, эффективность и самооценка. То есть более высокие уровни одиночества были связаны с более низкими уровнями смысла, опосредованными четырьмя потребностями в значении (Baumeister, 1991).Затем мы исследовали посредников индивидуально, и результаты также подтвердили мнение о том, что социальная изоляция снижает чувство смысла, уменьшая эти четыре потребности. Доверительный интервал для величины эффекта косвенного пути через цель составлял от -,05 до -,01 и не включал ноль, что указывает на то, что это был значимый посредник. Точно так же косвенные пути самооценки (от -,09 до -,03) и ценности (от -,04 до -,01) не включали ноль, что указывает на то, что они были значимыми посредниками, p <.05. Доверительные интервалы эффективности (от -,02 до,00) включали ноль на верхнем пределе и, следовательно, были незначительно значимым посредником, p = 0,07. Таким образом, согласно предсказаниям, все четыре потребности в значении — цель, самооценка, ценность и эффективность (хотя она была маргинальной) — опосредовали отношения между одиночеством и воспринимаемой значимостью. Мы отмечаем, что эти результаты были получены, несмотря на то, что все четыре потребности в значении совпадали между собой (см.), А коллинеарность посредников имеет тенденцию ослаблять множественные косвенные эффекты.

Таблица 4

Корреляции для исключения, значимости и четырех медиаторов

1. Социальное исключение
Переменные 1 2 3 4 5
2. Смысл −.44 **
.Назначение −.34 ** .44 **
4. Эффективность −.41 ** .169 ** .52 **
5. Значения −35 ** .56 ** .39 ** .63 ** 9046
6. Собственная стоимость -.69 ** .59 * .35 ** .54 ** .50 **

Хотя были доказательства в поддержку всех четырех посредников, один посредник может объяснить значительно больше расхождений, чем другие. Чтобы определить относительную ценность медиаторов, мы провели сравнения всех медиаторов с поправкой на систематическую ошибку. 95% доверительные интервалы для контрастов самооценки с эффективностью и ценностями не включали ноль, что указывает на то, что самооценка была значительно более сильным посредником, чем эти два.Никакие другие контрасты не были значительными (см.).

Таблица 5

Влияние исключения на значимость через цель, эффективность, ценности и самооценку

Оценка 902
Произведение коэффициентов Бутстреппинг с поправкой на смещение 95% CI
Модель SE Z Нижняя Высшая
Косвенные эффекты
Цель -.03 0,01 −3,30 −,05 −,01
Эффективность −,01 ,01 −1,79 −,02 1410
. Значения −,02 ,01 −2,72 −,04 −,01
Собственная стоимость −,06 0,02 −4,12 −.09 −.03
ИТОГО -.11 0,02 −7,23 −,15 −.08
Контрасты
Назначение / эффективность −.02 0,01 −1,62 .01
Назначение / Значения −.01 .01 −.77 −.04 .02
Назначение / самоокупаемость .03 1,69 −,02 .08
Эффективность / значения .01 .01 .98 −.01 .03
Эффективность / самооценка .05 . .01 .08
Ценности / Самооценка .04 .02 2,37 .00 .07

02 Глобальное сокращение социальной изоляции

в восприятии жизни как значимой.Взаимосвязь между социальной изоляцией и низким смыслом оценивалась как с использованием лабораторных опытов отвержения (исследования 1–2), так и естественного чувства одиночества (исследования 3–4). Это проявилось в двух различных манипуляциях с социальным отторжением и трех разных измерениях значимости. И одиночество, и отвержение были связаны с относительно низким значением, предполагая, что предлагаемая связь между исключением и значением имеет широкую ценность. Экспериментальные планы в исследованиях 1 и 2 также допускают причинный вывод, и поэтому разумно сделать вывод, что исключение является прямой причиной снижения ощущения жизни как значимой.

Социальная изоляция — не единственный фактор, определяющий полноценную жизнь. Мы воспроизвели связи между осмысленностью и другими переменными, включая счастье, оптимизм и депрессию. Однако эффект социальной изоляции от них не зависел. Он также в основном не зависел от настроения и эмоций, хотя имелись некоторые общие различия между настроением, изоляцией и смыслом. Это было одинаково для обоих полов, хотя одно исследование показало, что влияние манипулируемого неприятия на осмысленность было сильнее среди мужчин, чем среди женщин.

Некоторым участникам была предоставлена ​​обратная связь, указывающая на то, что они особенно нравились им (Исследование 1) или были заметно включены в них больше, чем их сверстники (Исследование 2), однако эта обратная связь не увеличивала значения по сравнению с контрольными условиями. Учитывая высокий средний уровень смысла в исследованиях и ожидание общественного признания, это могло быть связано с эффектом потолка. Тем не менее, закономерность предполагает, что влияние социальных отношений на значение сразу проявляется в отсутствии принадлежности.Социальная изоляция, по-видимому, является прямой причиной снижения значимости жизни.

Исследование 4 стремилось определить, как исключение влияет на значение. Наши ожидания основывались на эмпирически обоснованном тезисе Баумейстера (Baumeister, 1991) о составляющих смысла жизни. Согласно этой точке зрения, существует четыре фактора, которыми руководствуются при оценке смысла жизни, и восприятие жизни как значимой основывается на удовлетворении этих четырех факторов. Множественное посредничество показало, что связь между изоляцией и низким смыслом жизни является опосредованной, и все четыре потребности в значении опосредуют эти отношения.Другими словами, социальная изоляция косвенно снижает значение, уменьшая каждый из этих четырех факторов.

Во-первых, исключение уменьшило чувство цели , которое относится к связи текущей деятельности с будущими результатами, а также желанием достичь объективных целей и достичь желаемых состояний субъективной реализации. Таким образом, исключенные люди с меньшей вероятностью будут стремиться к самореализации или рассматривать свою текущую деятельность как относящуюся к желаемым будущим состояниям, что, в свою очередь, способствует восприятию бесполезности жизни.Во-вторых, исключение снизило эффективность или восприятие того, что человек может контролировать свои результаты (хотя этот результат был незначительно значимым). Неспособность достичь желаемого социального взаимодействия бросает вызов восприятию того, что человек контролирует свою жизнь, а восприятие ограниченного или нулевого контроля над своей жизнью снижает чувство смысла жизни. В-третьих, исключение снижает ценность , которая представляет собой веру в то, что человек является нравственным существом, действующим на основе социально одобренных мотиваций.Исследования показали, что социально исключенные люди демонстрируют меньшее сочувствие (DeWall & Baumeister, 2006), ведут себя более агрессивно (Buckley, Winkel, & Leary, 2004) и с меньшей вероятностью будут вести себя просоциально (Twenge, Baumeister, DeWall, Ciarocco и Бартельс, 2007), чем другие. Таким образом, сниженное чувство собственной морали может точно отражать антиобщественные мотивации. Получающееся в результате снижение воспринимаемой морали способствует соответствующему снижению восприятия более высокой цели или смысла жизни.В-четвертых, исключение подрывает самооценки , так что человек воспринимает свои черты и способности менее благоприятно. Другими словами, исключение из желаемых социальных взаимодействий приводит к снижению восприятия собственной ценности, что, в свою очередь, приводит к обесцениванию смысла своего существования.

Отмечая, что многие примитивные общества приравнивают изгнание к смерти и используют остракизм как самое суровое наказание, Уильямс (2002) предположил, что исключение со стороны других представляет собой болезненное представление о том, какой была бы жизнь, если бы одного не существовало: другие люди продолжали бы действовать и взаимодействовать без исключенного человека.Чтобы прожить дни или годы среди людей, которые подвергают остракизму, вы должны действительно вызвать возможность того, что один не существует в том смысле, в каком это признают другие. Наши результаты показывают, что даже небольшой дозы такого опыта может быть достаточно, чтобы начать разрушать обычное ощущение жизни как значимой.

Ограничения и направления на будущее

Одно из возможных ограничений текущих результатов относится к нашим манипуляциям, связанным с социальной изоляцией от одного или нескольких незнакомцев. В экспериментах 1 и 2 участники были отвергнуты или подвергнуты остракизму одним или несколькими людьми, с которыми они никогда не общались.Вполне возможно, что социальная изоляция от близких партнеров может иметь более сильное влияние на смысл жизни по сравнению с эффектами, которые мы задокументировали с исключением от незнакомцев. Следовательно, наши результаты могут представлять собой консервативную оценку силы связи между социальной изоляцией и осмысленностью.

Хотя теория (Twenge et al., 2003; Williams, 1997; 2002) и два описанных здесь экспериментальных исследования утверждают, что исключение влияет на значение, обратная причинно-следственная связь (т.е., это значение влияет на социальные взаимодействия) также остается возможным. Будущие исследования могут изучить возможность того, что восприятие жизни как значимой способствует гармоничному социальному взаимодействию. То есть отношения между смыслом и социальностью могут быть двунаправленными, так что лишение принадлежности приводит к низкому значению, а низкое значение приводит к нарушению социальных взаимодействий.

Заключительные замечания

Люди могут искать смысл во многих местах. Однако текущие результаты показывают, что люди находят смысл друг в друге.В четырех исследованиях мы обнаружили, что когда потребности в принадлежности находятся под угрозой — либо из-за социального отторжения, либо из-за постоянного чувства одиночества — люди воспринимают меньше смысла в своей жизни по сравнению с тем, когда потребности в принадлежности удовлетворяются.

Благодарности

Настоящее исследование поддержано грантом MH65559 Национального института здоровья.

Сноски

Заявление издателя: Это PDF-файл неотредактированной рукописи, принятой к публикации.В качестве услуги для наших клиентов мы предоставляем эту раннюю версию рукописи. Рукопись будет подвергнута копированию, верстке и рассмотрению полученного доказательства, прежде чем она будет опубликована в окончательной форме для цитирования. Обратите внимание, что во время производственного процесса могут быть обнаружены ошибки, которые могут повлиять на содержание, и все юридические оговорки, относящиеся к журналу, имеют отношение.

Ссылки

  • Андресен Е.М., Мальмгрен Дж. А., Картер В. Б., Патрик Д. Л.. Скрининг депрессии у пожилых людей: оценка краткой формы шкалы депрессии CES-D (Центр эпидемиологических исследований) Американского журнала профилактической медицины.1994; 10: 77–84. [PubMed] [Google Scholar]
  • Баттиста Дж., Алмонд Р. Развитие смысла жизни. Психиатрия. 1973; 36: 409–427. [PubMed] [Google Scholar]
  • Baumeister RF. Смыслы жизни. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 1991. [Google Scholar]
  • Baumeister RF. Культурное животное: человеческая природа, смысл и социальная жизнь. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2005. [Google Scholar]
  • Baumeister RF, Leary MR. Потребность в принадлежности: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека.Психологический бюллетень. 1995; 117: 497–529. [PubMed] [Google Scholar]
  • Boivin M, Hymel S, Burkowski WM. Роли социальной изоляции, неприятия сверстников и виктимизации со стороны сверстников в прогнозировании одиночества и депрессивного настроения у детей. Развитие и психопатология. 1995; 7: 765–785. [Google Scholar]
  • Bonebright CA, Clay DL, Ankenmann RD. Связь трудоголизма с конфликтом между работой и личной жизнью, удовлетворением жизнью и целью в жизни. Журнал консультативной психологии. 2000; 47: 469–477.[Google Scholar]
  • Бакли К.Э., Винкель Р.Э., Лири М.Р. Эмоциональные и поведенческие реакции на межличностное неприятие: гнев, печаль, обида и агрессия. Журнал экспериментальной социальной психологии. 2004; 40: 14–28. [Google Scholar]
  • Bushman BJ, Bonacci AM, Van Dijk M, Baumeister RF. Нарциссизм, сексуальный отказ и сексуальная агрессия: тестирование нарциссической реактивной модели сексуального принуждения. Журнал личности и социальной психологии. 2003. 84: 1027–1040. [PubMed] [Google Scholar]
  • Buss DM.Эволюция тревоги и социальной изоляции. Журнал социальной и клинической психологии. 1990; 9: 196–210. [Google Scholar]
  • Cacioppo JT, Hawkley LC, Berntson GG. Анатомия одиночества. Современные направления психологической науки. 2003; 12: 71–74. [Google Scholar]
  • Cacioppo JT, Hawkley LC, Ernst JM, Burleson M, Berntson GG, Nouriani B., Spiegel D. Одиночество в номологической сети: эволюционная перспектива. Журнал исследований личности. 2006; 40: 1054–1085. [Google Scholar]
  • Чемберлен К., Зика С.Религиозность, смысл жизни и благополучие: некоторые отношения в выборке женщин. Журнал научного изучения религии. 1988. 27: 411–420. [Google Scholar]
  • Chow RM, Tiedens LZ, Govan CL. Исключенные эмоции: роль гнева в антиобщественной реакции на остракизм. Журнал экспериментальной социальной психологии. 2008; 44: 896–903. [Google Scholar]
  • Crumbaugh JC, Maholick LT. Экспериментальное исследование экзистенциализма: психометрический подход к концепции ноогенного невроза Франкла.Журнал клинической психологии. 1964; 20: 200–207. [PubMed] [Google Scholar]
  • Debats DL, van der Lubbe PM, Wezeman FRA. О психометрических свойствах индекса жизненного взгляда (LRI): показатель осмысленной жизни. Личность и индивидуальные различия. 1993; 14: 337–345. [Google Scholar]
  • де Йонг-Гирвельд Дж. Разработка и тестирование модели одиночества. Журнал личности и социальной психологии. 1987. 53: 119–128. [PubMed] [Google Scholar]
  • DeWall CN, Baumeister RF.Один, но не чувствую боли: влияние социальной изоляции на переносимость физической боли и болевой порог, аффективное прогнозирование и межличностное сочувствие. Журнал личности и социальной психологии. 2006; 91: 1–15. [PubMed] [Google Scholar]
  • DeWall CN, Twenge JM, Gitter SA, Baumeister RF. Важна мысль: роль враждебного познания в формировании агрессивных реакций на социальную изоляцию. Журнал личности и социальной психологии в прессе. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Dunbar RIM.Размер неокортекса как ограничение на размер группы приматов. Журнал эволюции человека. 1993. 20: 469–493. [Google Scholar]
  • Dunbar RIM. Уход, сплетни и эволюция языка. Лондон: Faber & Faber; 1997. [Google Scholar]
  • Эфрон Б. Улучшенные доверительные интервалы начальной загрузки. Журнал Американской статистической ассоциации. 1987. 28: 587–608. [Google Scholar]
  • Efron B, Tibshirani RJ. Введение в бутстрап. Бока-Ратон, Флорида: Чепмен и Холл; 1993 г.[Google Scholar]
  • Goodwin SA, Williams KD, Carter-Sowell AR. Рефлексивная и рефлексивная реакция на расовый остракизм афроамериканцев; Представлено Психологической ассоциацией Среднего Запада; Чикаго. 2007. Май, [Google Scholar]
  • Harlow LL, Newcomb MD, Bentler PM. Депрессия, самоуничижение, употребление психоактивных веществ и суицидальные мысли: отсутствие цели в жизни как опосредующий фактор. Журнал клинической психологии. 1986; 42: 5–21. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hays RD, DiMatteo MR.Краткая мера одиночества. Журнал оценки личности. 1987. 51: 69–81. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hicks JA, King LA. Значение в жизни и видение картины в целом: положительное влияние и глобальная направленность. Познание и эмоции. 2007; 7: 1577–1584. [Google Scholar]
  • Краузе Стрессоры, связанные с важными ролями, смыслом жизни и состоянием физического здоровья пожилых людей. Журнал геронтологии. 2004; 59B: S287 – S297. [PubMed] [Google Scholar]
  • King LA, Hicks JA, Krull J, Del Gaiso A.Положительный эффект и ощущение смысла жизни. Журнал личности и социальной психологии. 2006; 90: 179–196. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кунцендорф Р.Г., Моран С., Грей Р. Личностные черты и способности тестирования реальности, контроль яркости изображений. Воображение, познание и личность. 1995–1996; 15: 113–131. [Google Scholar]
  • Кунцендорф Р.Г., Макгуайр Д. Депрессия: реальность «отсутствия смысла» в сравнении с иллюзией «отрицательного значения». 1994. Рукопись не опубликована; Шкала отсутствия смысла и шкала отрицательного значения опубликованы в приложениях Кунцендорфа, Морана и Грея (1995–1996).[Google Scholar]
  • Левенсон Х. Многомерный локус контроля у психиатрических пациентов. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 1973; 41: 397–404. [PubMed] [Google Scholar]
  • Любомирский С., Леппер Х.С. Мера субъективного счастья: предварительная надежность и проверка конструкции. Исследование социальных показателей. 1999. 46: 137–155. [Google Scholar]
  • Maner JK, DeWall, Baumeister RF, Schaller M. Мотивирует ли социальная изоляция межличностное воссоединение? Решение проблемы дикобраза.Журнал личности и социальной психологии. 2007. 92: 42–55. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mayer JD, Gaschke YN. Опыт и мета-опыт настроения. Журнал личности и социальной психологии. 1988. 55: 102–111. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mascaro N, Rosen DH. Роль экзистенциального смысла в усилении надежды и предотвращении депрессивных симптомов. Журнал личности. 2005. 73: 985–1014. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mascaro N, Rosen DH. Роль экзистенциального смысла как буфера от стресса.Журнал гуманистической психологии. 2006; 46: 168–190. [Google Scholar]
  • Maslow AH. К психологии бытия. Нью-Йорк: Ван Ностранд; 1968. [Google Scholar]
  • Пеплау Л., Перлман Д. Перспективы одиночества. В: Пеплау Л., Перлман Д., редакторы. Одиночество: Справочник по современной теории, исследованиям и терапии. Нью-Йорк: Wiley-Interscience; 1982. С. 1–20. [Google Scholar]
  • Проповедник К.Дж., Хейс А.Ф. Стратегии асимптотики и повторной выборки для оценки и сравнения косвенных эффектов в моделях с несколькими посредниками.Методы исследования поведения. 2008; 40: 879–891. [PubMed] [Google Scholar]
  • Prentice DA, Miller DT. Когда впечатляют небольшие эффекты. Психологический бюллетень. 1992; 112: 160–164. [Google Scholar]
  • Reker GT, Peacock EJ, Wong PTP. Значение и цель в жизни и благополучии: перспектива продолжительности жизни. Журналы геронтологии. 1987. 42: 44–49. [PubMed] [Google Scholar]
  • Робичек К. Инициатива личного роста: конструкция и ее мера. Измерение и оценка в консультировании и развитии.1998. 30: 183–198. [Google Scholar]
  • Розенберг М. Общество и самооценка подростков. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета; 1965. [Google Scholar]
  • Ryff CD. Счастье — это все, или нет? Исследования о значении психологического благополучия. Журнал личности и социальной психологии. 1989; 57: 1069–1081. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Сингер Б. Контуры позитивного здоровья человека. Психологическое расследование. 1998; 9: 1–28. [Google Scholar]
  • Scheier MF, Carver CS, Bridges MW.Отличие оптимизма от невротизма (а также тревожности, самообладания и самооценки): переоценка теста жизненной ориентации. Журнал личности и социальной психологии. 1994; 67: 1063–1078. [PubMed] [Google Scholar]
  • Sobel ME. Асимптотические доверительные интервалы для косвенных эффектов в моделях структурных уравнений. В: Leinhardt S, редактор. Социологическая методология 1982. Вашингтон, округ Колумбия: Американская социологическая ассоциация; 1982. С. 290–312. [Google Scholar]
  • Sommer KL, Baumeister RF, Stillman TF.Строительство смысла от жизненных событий: эмпирические исследования личных рассказов. Появляться. В: Вонг П.Т.П., Фрай П.С., редакторы. Справочник личного значения: теория, исследования и применение. 2. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум; под давлением. [Google Scholar]
  • Sommer KL, Williams KD, Ciarocco NJ, Baumeister RF. Когда молчание говорит громче слов: исследование интрапсихических и межличностных последствий социального остракизма. Базовая и прикладная социальная психология. 2001. 23: 225–243. [Google Scholar]
  • Steger MF.Обретение смысла жизни: оптимальное функционирование на стыке благополучия, психологии и духовности. Появляться. В: Вонг П.Т.П., Фрай П.С., редакторы. Справочник личного значения: теория, исследования и применение. 2. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум; под давлением. [Google Scholar]
  • Стегер М.Ф., Фрейзер П., Оиши С., Калер М. Опросник «Смысл в жизни»: оценка наличия и поиск смысла жизни. Журнал консультативной психологии. 2006; 53: 80–93. [Google Scholar]
  • Steger MF, Kashdan TB, Oishi S.Быть добрым, делая добро: ежедневная эвдемоническая активность и благополучие. Журнал исследований личности, 2007 [Google Scholar]
  • Твенге Дж. М., Баумейстер Р. Ф., ДеУолл К. Н., Чиарокко Нью-Джерси, Бартельс Дж. М.. Социальная изоляция снижает просоциальное поведение. Журнал личности и социальной психологии. 2007. 82: 56–66. [PubMed] [Google Scholar]
  • Twenge JM, Baumeister RF, Tice DM, Stucke TS. Если вы не можете присоединиться к ним, победите их: влияние социальной изоляции на агрессивное поведение. Журнал личности и социальной психологии.2001. 81: 1058–1069. [PubMed] [Google Scholar]
  • Twenge JM, Catanese KR, Baumeister RF. Социальная изоляция ведет к обречению на провал. Журнал личности и социальной психологии. 2002; 83: 606–615. [PubMed] [Google Scholar]
  • Twenge JM, Catanese KR, Baumeister RF. Социальная изоляция и деконструированное состояние: восприятие времени, бессмысленность, летаргия, отсутствие эмоций и самосознание. Журнал личности и социальной психологии. 2003. 85: 409–423. [PubMed] [Google Scholar]
  • van Beest I, Williams KD.Когда инклюзия стоит денег, а остракизм окупается, остракизм все еще причиняет боль. Журнал личности и социальной психологии. 2006; 91: 918–928. [PubMed] [Google Scholar]
  • Vorauer JD, Cameron JJ, Holmes JG, Pearce DG. Невидимые увертюры: страх быть отвергнутым и предвзятость усиления сигнала. Журнал личности и социальной психологии. 2003. 84: 793–812. [PubMed] [Google Scholar]
  • Уильямс Дж., Маккиннон Д.П. Повторная выборка и распространение продуктовых методов для тестирования косвенных эффектов в сложных моделях.Структурное моделирование уравнение. 2008; 15: 23–51. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Williams KD. Социальный остракизм. В: Ковальский Р.М., редактор. Отвратительное межличностное поведение. Нью-Йорк: Пленум; 1997. С. 133–170. [Google Scholar]
  • Williams KD. Остракизм: сила молчания. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 2002. [Google Scholar]
  • Уильямс К.Д., Чунг К.КТ., Чой В. Киберостракизм: последствия игнорирования в Интернете. Журнал личности и социальной психологии.2000. 79: 748–762. [PubMed] [Google Scholar]
  • Williams KD, Jarvis B. Cyberball: программа для использования в исследованиях межличностного остракизма и принятия. Методы исследования поведения. 2006; 38: 174–180. [PubMed] [Google Scholar]
  • Williams KD, Sommer KL. Социальный остракизм со стороны коллег: ведет ли отказ к безделью или компенсации? Вестник личности и социальной психологии. 1997; 23: 693–706. [Google Scholar]
  • Вонг PTP, Фрай PS, редакторы. Человеческий поиск смысла: Справочник по психологическим исследованиям и клиническим приложениям.Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум; 1998. [Google Scholar]
  • Задро Л., Боланд С., Ричардсон Р. Как долго это длится? Устойчивость последствий остракизма у социально тревожных. Журнал экспериментальной социальной психологии. 2006; 42: 692–297. [Google Scholar]
  • Задро Л., Уильямс К.Д., Ричардсон Р. Как низко вы можете спуститься? Остракизма со стороны компьютера достаточно, чтобы снизить уровень принадлежности, контроля, самооценки и значимого существования, о которых сообщают сами. Журнал экспериментальной социальной психологии.2004. 40: 560–567. [Google Scholar]
  • Зика С., Чемберлен К. Связь неприятностей и личности с субъективным благополучием. Журнал личности и социальной психологии. 1987. 53: 155–162. [Google Scholar]
  • Зика С., Чемберлен К. О связи между смыслом жизни и психологическим благополучием. Британский журнал психологии. 1992; 83: 133–145. [PubMed] [Google Scholar]

Смыслы социальной жизни — Джеффри К. Александер

Значения социальной жизни

Культурная социология

Джеффри К.Александр

Обзоры и награды

«Александр эффективно позиционирует значения в центре культурной формы публичной социологии, которая занимается символическими кодами, их социальным производством и их распространением через группы носителей и социальные движения. формирование социологии ». — Джон Р. Холл, Contemporary Sociology

.

«Александру в значительной степени удалось создать свою уникальную культурную теорию и программу эмпирических исследований как коллективное предприятие.В самом деле … можно справедливо говорить о существовании … школы Александра — культурсоциологии ». — Мустафа Эмирбайер, Тезис Одиннадцать

« The Meanings of Social Life — это интеллектуальный tour de force , который укрепляет репутацию Джеффри Александра как парадигматического мыслителя в культурной, а также теоретической социологии.» — Мейбл Березин, Информационный бюллетень Секции социологии культуры Америки Социологическая ассоциация

«Эта книга важна для ясности и живости, с которой она передает основные идеи и реальные инновации, которые предлагает дисциплина культурная социология, и я надеюсь, что она будет широко читаться.»- Лин Спиллман, Информационный бюллетень Секции социологии культуры Американской социологической ассоциации

«Независимо от того, рассматривает ли Александр высшую теорию, Холокост или компьютеризацию, читатель видит работающий ум, который дышит оригинальностью и блеском. Командирское … убедительное представление!» — Стивен Зейдман, автор книги Beyond the Closet: Преобразование жизни геев и лесбиянок

«Джеффри Александер рассматривает культуру как причинную связь, а не просто отражение социальной структуры, но как воплощенную и встроенную в институты и личности, а не как нисходящую сверху.Последняя глава о том, как мы, социологи, думали о мире, в котором мы живем, стоит цены книги. Веский аргумент. «- Роберт Белла, соавтор Привычки сердца

.

«Смело, часто дерзко, бросая вызов почти каждому культурному аналитику в поле зрения, Джеффри Александер здесь заявляет и иллюстрирует свою сильную программу анализа культуры как целостной, автономной социальной сферы. Холокост, Уотергейт, компьютеры и современное американское общество в целом — все это предоставить отправные точки для отличительных размышлений Александра о социальном опыте.»- Вивиана А. Зелизер, автор книги Социальное значение денег

.

«Это мощное заявление от имени воссоединения того, что было разделено с самого начала социологического предприятия: формы действий и их значения, описания человеческих поступков и их понимание, потустороннее и трансцендентальное, религия и разум, ценности и факты, поэзия культуры и проза обыденного. Это заявление было сделано с надеждой освободить человеческое знание от служения силе, которая слишком часто пытается освободиться от этических уз человечества.Убедительное заявление, которое делает чтение увлекательным ». — Зигмунт Бауман, автор книги Modernity and the Holocaust

Биолог объясняет: что такое жизнь?

Мимивирус жив?

CC BY 4.0 (адаптировано из Xiao et al 2009 PLoS Biology)

Хотя биология изучает жизнь, даже биологи не согласны с тем, что такое «жизнь» на самом деле. Хотя ученые предложили сотни способов его определения, ни один из них не получил широкого признания.А для широкой публики словарь не поможет, потому что в определениях будут использоваться такие термины, как организмы, животные и растения — синонимы или примеры жизни, — которые отправляют вас по кругу.

Вместо определения слова, учебники будут описывать жизнь списком из полдюжины особенностей, основанных на том, что имеет или что делает . Для жизни есть одна особенность — клетка, отделение, в котором находятся биохимические процессы. Клетки часто перечисляются из-за влиятельной теории клеток, разработанной в 1837-1838 годах, которая утверждает, что все живые существа состоят из клеток, а клетка является основной единицей жизни.Кажется, что вся жизнь, от одноклеточных бактерий до триллионов клеток, составляющих человеческое тело, имеет свои отсеки.

В списке характеристик также будет упомянуто, что делает жизнь — такие процессы, как рост, размножение, способность к адаптации и метаболизм (химические реакции, энергия которых управляет биологической активностью). Такие взгляды разделяют такие эксперты, как биохимик Дэниел Кошланд, который перечислил свои семь столпов жизни как программа, импровизация, разделение, энергия, регенерация, приспособляемость и изоляция.

Но подход со списком разочаровывает тем фактом, что легко найти исключения, которые не отмечают все флажки в контрольном списке функций. Вы не станете отрицать, что мул — гибрид лошади и осла — жив, например, хотя мулы обычно бесплодны, поэтому нет клещей для размножения.

Мул жив?

Capri23auto на Pixabay

Субъекты на границе между живыми и неживыми также подрывают списки.Вирусы — самый известный случай, связанный с периферией. Некоторые ученые утверждают, что вирус не является живым, поскольку он не может воспроизводиться без нарушения репликационного механизма своей клетки-хозяина, однако паразитические бактерии, такие как Rickettsia , считаются живыми, несмотря на то, что они не могут жить независимо, поэтому вы можете утверждать, что все паразиты не могут жить без хозяев. Между тем мимивирус — гигантский вирус, обнаруженный в амебе, достаточно большой, чтобы его можно было увидеть под микроскопом, — настолько похож на клетку, что изначально был принят за бактерию.С помощью синтетической биологии люди также создают необычные кейсы — такие дизайнерские организмы, как Synthia, у которых мало функций и которые не выжили бы вне лаборатории.

Действительно ли такие сущности, как вирусы, являются формами жизни или просто подобны жизни? Использование определения списка во многом зависит от критериев, которые вы выбираете для включения, что в большинстве случаев является произвольным. Альтернативный подход — использовать теорию, которая считается определяющей чертой жизни: теория эволюции Чарльза Дарвина путем естественного отбора, процесса, дающего жизни способность адаптироваться к окружающей среде.Адаптивность присуща всему живому на Земле, что объясняет, почему НАСА использовало ее в качестве основы для определения, которое могло бы помочь идентифицировать жизнь на других планетах. В начале 1990-х годов консультативная группа астробиологической программы НАСА, в которую входил биохимик Джеральд Джойс, предложила рабочее определение: Жизнь — это самоподдерживающаяся химическая система, способная к дарвиновской эволюции .

Термин «способный» в определении НАСА является ключевым, потому что он означает, что астробиологам не нужно наблюдать и ждать развития внеземной жизни, а просто изучать ее химию.На Земле инструкции по построению и управлению организмом закодированы в генах, переносятся в молекуле, такой как ДНК, информация о которой копируется и передается от одного поколения к другому. В другом мире с жидкой водой вы должны искать генетический материал, который, как и ДНК, имеет особую структуру, которая может поддерживать эволюцию.

Однако обнаружение инопланетной жизни — более сложная задача, чем сбор образцов, как показывает миссия «Викинг». В 1977 году НАСА разместило посадочные аппараты на Марсе и провело множество экспериментов, чтобы попытаться обнаружить признаки жизни в марсианской почве.Результаты были неубедительными: в то время как одни тесты дали положительные результаты для продуктов химических реакций, которые могли указывать на метаболизм, другие были отрицательными для органических молекул на основе углерода. Спустя десятилетия астробиологи по-прежнему ограничены поиском жизни косвенно, поиском биосигнатур — объектов, веществ или структур, которые могли быть созданы биологическим агентом.

Учитывая, что ученым, ищущим жизнь, нравятся подписи, некоторые говорят, что на самом деле нам не нужно определение .По мнению философа Карлоса Марискаля и биолога У. Форда Дулиттла, проблема с определением жизни возникает из-за неправильного мышления о ее природе. Их стратегия состоит в том, чтобы искать сущностей, которые напоминают части жизни, и рассматривать всю жизнь на Земле как отдельную личность. Это решение могло бы устроить астробиологов, но оно не удовлетворило бы людей, которые хотят знать, живо ли что-то странное, например вирус.

Основная проблема как для обнаружения, так и для определения жизни заключается в том, что до сих пор мы встречали только один пример во Вселенной: земную жизнь.Это «проблема N = 1». Если мы даже не можем договориться о различии между живыми и неживыми существами, как мы можем ожидать распознавания странных форм жизни?

Это жизнь, но не такая, как мы ее знаем

Поскольку наука не предоставила убедительных доказательств существования инопланетян, мы должны обратиться к научной фантастике, и несколько сериалов исследовали такие возможности лучше, чем Star Trek: The Next Generation . Путешествие звездолета Enterprise и «его продолжающаяся миссия по исследованию странных новых миров и поиску новой жизни и новых цивилизаций» дали нам все, от богоподобного существа Q до огромной кристаллической сущности, преобразующей живую материю в энергию (a вид обмена веществ).Возможно, наиболее интересно то, что по мере того, как исследователи приближаются к созданию искусственного интеллекта, который умнее человека, появляется Дейта — андроид, который должен был доказать человеческий разум, но не воспроизводился, пока не построил собственную дочь. Будет ли считаться живым бог, существующий вне времени, кристалл размером с космический корабль или роботизированный ИИ?

Живы ли данные из «Звездного пути: Следующее поколение»?

CBS Studios

‘Что такое жизнь?’ это не просто вопрос биологии, но философии.И ответ усложняется тем фактом, что исследователи из разных областей имеют разные мнения о том, что, по их мнению, должно быть включено в определение. Философ Эдуард Машери обсудил проблему и представил ее в виде диаграммы Венна с кругами для трех групп — биологов-эволюционистов, астробиологов и исследователей искусственной жизни — используя гипотетические особенности, на которых они сойдутся (некоторые биологи думают, что вирусы живы, в то время как другие полагают, что ячейка важна, поэтому предположение, что участники согласятся, спорно).Мачери утверждал, что никакие критерии не могут совпадать со всеми тремя кругами, заключая, что «проект определения жизни либо невозможен, либо бессмысленен».

Но в то время как философы могут обойти проблему без последствий, вывод о том, что бессмысленно определять жизнь, неудовлетворителен и разочаровывает обычных людей (а также таких, как я, которым небезразлично общественное понимание науки). Независимо от того, придут ли исследователи к консенсусу в отношении научного определения, нам по-прежнему необходимо народное определение для практических целей — предложение, объясняющее концепцию жизни, понятную среднему человеку.

Жизнь может быть расплывчатым понятием, но это не значит, что ее смысл должен быть расплывчатым. Как отметил специалист по вычислительной биологии Евгений Кунин, определение жизни не является научным, потому что его невозможно опровергнуть, поскольку мы всегда можем найти сущность, которая соответствует всем критериям, но «явно» не является живой или не имеет определенных характеристик, но «очевидно» является жизнью. -форма, и поэтому «здесь задействовано какое-то интуитивное понимание живого состояния, заменяющее любое определение […] мы, кажется,« узнаем это, когда видим ».Кунин сосредоточился на том, может ли определение дать биологическое понимание (например, определение новых форм жизни), но упомянул еще одну область, в которой определение жизни может быть полезно: «лучшее преподавание основ биологии».

Так как же нам получить определение, учитывающее биологию? Отчасти это упражнение в семантике. Во-первых, в популярном определении следует избегать технического жаргона и использовать повседневный язык. Далее нам нужна отправная точка. С тех пор как Аристотель впервые попытался дать определение жизни около 350 г. до н.э., мыслители вели, казалось бы, бесконечные философские дискуссии. В 2011 году биофизик Эдвард Трифонов попытался выйти из тупика, сравнив 123 определения, чтобы прийти к консенсусу, сгруппировав слова в группы и подсчитав наиболее часто используемые. часто для получения минимального или краткого определения: Жизнь — это самовоспроизведение с вариациями .

«Вариации» в определении Трифонова — это мутанты, результат мутаций (ошибок при копировании), которые происходят во время воспроизводства, что и создает разнообразие в популяции, позволяющее «выжить наиболее приспособленным» особям посредством эволюции путем естественного отбора. Хотя в консенсусе Трифонова и в рабочем определении НАСА используются разные слова, это две стороны одной медали и разделяют центральную концепцию: жизнь способна адаптироваться к окружающей среде.

Дарвиновская эволюция — это способ, которым жизнь , как мы ее знаем, адаптируется.Но как насчет вещей, которые могут использовать альтернативные механизмы адаптации? Поскольку узкое определение исключает второстепенные случаи, а широкое позволит нам включить широкий спектр потенциальных форм жизни, наше популярное определение исключает включение Трифоновым понятия « самовоспроизведение » (с учетом бессмертных ИИ, которые не нуждаются в репликации) и также требование НАСА о «химической системе» (допускающей наличие организмов, не несущих гены на ДНК-подобной молекуле). «Среда» подразумевает среду обитания или экосистему, а не просто окружающую среду, что исключает робота, который настраивает свое тело, чтобы пересекать местность, и виртуальные объекты, которые перемещаются в цифровой области.

Наконец, нам нужно слово для «вещи», которую мы описываем как живую. Ученые и философы используют слово «сущность», не осознавая того, что так же, как в словаре используется слово «организм», это фактически причудливый синоним «жизни» (можете ли вы придумать «сущность», которая не подразумевает какую-либо форму жизни? Эта небольшая логическая округленность может быть не идеальной, но я не могу придумать лучшего варианта. Сущность — это замкнутая вещь, а это означает, что слово может работать на любом уровне — будь то отдельный организм, ИИ или все живое на планете.

Любое определение должно быть необходимым и достаточным, но важно сначала определить , для которых . Поскольку эта статья предназначена для широкой аудитории (не ученых), цель — народное определение. Так что же такое жизнь? Вот предложение:

Жизнь — это сущность, способная адаптироваться к окружающей среде.

Хотя я думаю, что мое «популярное определение» имеет интуитивный смысл, оно все же может присоединиться к сотням научных предложений, которые не нашли признания.В отличие от словарных определений, по крайней мере, это не так, но только время покажет, считают ли люди это правильным.

Программа Исследовательского совета социальных наук

ИНДЕКС ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

АМЕРИКАНСКИЙ ИНДЕКС ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

ПОЧЕМУ ОБРАЗОВАНИЕ, ЗДОРОВЬЕ И ДОХОД?

Человеческое развитие определяется как процесс расширения свобод и возможностей людей и повышения их благосостояния.Человеческое развитие связано с реальной свободой простых людей решать, кем им быть, что делать и как жить.

Концепция человеческого развития была разработана экономистом Махбубом уль Хаком. Во Всемирном банке в 1970-х годах, а затем в качестве министра финансов в своей стране, Пакистане, д-р Хак утверждал, что существующие меры человеческого прогресса не учитывают истинную цель развития — улучшение жизни людей. В частности, он считал, что обычно используемый показатель валового внутреннего продукта не позволяет адекватно измерить благосостояние.Работая с лауреатом Нобелевской премии Амартией Сен и другими талантливыми экономистами, в 1990 году доктор Хак опубликовал первый Отчет о человеческом развитии, который был подготовлен по заказу Программы развития Организации Объединенных Наций.

Центральное место в подходе к человеческому развитию занимает концепция способностей. Возможности — то, что люди могут делать и кем они могут стать, — это то, что нужно для полноценной жизни. Основные способности, которые ценят практически все, включают: хорошее здоровье, доступ к знаниям и достойный материальный уровень жизни.Другие способности, имеющие ключевое значение для полноценной жизни, могут включать способность участвовать в принятии решений, которые влияют на жизнь человека, иметь контроль над своей жизненной средой, наслаждаться свободой от насилия, уважать общество, расслабляться и получать удовольствие.

Наши возможности расширяются (или ограничиваются) нашими собственными усилиями, а также институтами и условиями нашего общества. У людей с обширными, хорошо развитыми способностями есть инструменты, необходимые для воплощения в жизнь своего видения «хорошей жизни».Те, у кого слабые способности, менее способны наметить собственный курс и воспользоваться возможностями. Без базовых возможностей человеческий потенциал остается нереализованным.

Подход, основанный на возможностях, представляет собой нормативную основу, используемую для анализа благополучия, часто применяемую для понимания проблем развития. Хотя некоторые аспекты этого подхода могут быть связаны с Аристотелем и Адамом Смитом, именно философ-экономист Амартия Сен, а с недавнего времени профессор права и этики Чикагского университета Марта Нуссбаум, несут ответственность за его развитие и распространение.Основная предпосылка подхода, основанного на возможностях, заключается в том, что благополучие должно определяться реальными и фактическими возможностями людей заниматься желаемыми занятиями (часто называемыми « способностями к функционированию ») — и через эти свободы быть теми, кем они хотели бы быть. Одна из иллюстраций разницы между способностями к функционированию и формальными свободами находится в области возможностей получения образования. Все граждане США имеют формальную свободу получить высшее образование. Однако при сравнении студентов из малообеспеченных районов с более обеспеченными студентами, реальная свобода студентов с низким доходом посещать колледж может быть ограничена, среди прочего, низкокачественными местными средними школами и финансовыми соображениями.Формальные свободы в этом и во многих случаях необходимы, но недостаточны для обеспечения истинных возможностей для функционирования. Подход к благополучию, основанный на способностях, который ставит во главу угла способность актуализировать возможности в « существах и действиях », контрастирует с другими теориями благополучия. существа, которые сосредоточены на субъективных показателях, таких как счастье, или на материальных средствах, таких как доход.

Индекс человеческого развития

Состояние нации часто выражается через ВВП (валовой внутренний продукт), ежедневные результаты фондового рынка, уровни потребительских расходов и показатели государственного долга.Но эти цифры дают лишь частичное представление о том, как обстоят дела у людей.

Индекс человеческого развития был разработан как альтернатива простым денежным показателям. Это простой для понимания числовой показатель, состоящий из того, что, по мнению большинства людей, является самыми основными составляющими человеческого благополучия: здоровья, образования и дохода. Первый Индекс человеческого развития был представлен в 1990 году. С тех пор он является ежегодной характеристикой каждого Доклада о человеческом развитии, ставя практически каждую страну в мире с первого места (в настоящее время Исландия) до 177 (в настоящее время Сьерра-Леоне).

Этот составной индекс стал одним из наиболее широко используемых индексов благополучия во всем мире и позволил расширить измерение и обсуждение благополучия за пределы важных, но, тем не менее, узких границ дохода. В ряде стран Индекс человеческого развития теперь является официальной государственной статистикой; его ежегодное издание открывает серьезные политические дискуссии и возобновляет усилия на национальном и региональном уровнях по улучшению жизни людей.

к началу

Американский индекс человеческого развития

«Мера Америки» представляет собой модифицированный Американский индекс человеческого развития.Американский индекс HD измеряет те же три основных параметра, что и стандартный индекс HD, но использует другие индикаторы, чтобы лучше отражать контекст США и максимально использовать доступные данные. Например, в то время как стандартный индекс измеряет доступ к знаниям, используя среднее количество лет, которые учащиеся проводят в школе, вместо этого мы решили использовать уровень образования, более требовательный показатель.

В то время как данных о крайностях изобилия и обездоленности в Соединенных Штатах достаточно, Американский индекс человеческого развития обеспечивает единый показатель благосостояния всех американцев с разбивкой по штатам и округам Конгресса, а также по полу, расе и этническая принадлежность.Все данные, используемые в индексе, взяты из официальных источников правительства США — исследования американского сообщества Бюро переписи населения США и Центров по контролю и профилактике заболеваний.

Данные, включенные в Американский индекс человеческого развития, помогут нам понять различия между регионами и группами. Это снимок сегодняшней Америки. Более того, индекс будет служить отправной точкой для отслеживания будущего прогресса.

к началу

Почему здоровье, образование и доход?

Большинство людей согласятся, что долгая и здоровая жизнь, доступ к знаниям и достойный материальный уровень жизни являются основными строительными блоками благополучия и возможностей.Они также являются строительными блоками Американского индекса человеческого развития, а также Индекса человеческого развития ООН, на основе которого он строится. Эти три основные возможности универсально ценятся во всем мире, и существуют измеримые, интуитивно понятные и надежные индикаторы для их представления — два важных момента при построении составного индекса.

Долгая и здоровая жизнь


Самая ценная способность людей — быть живыми. Для ускорения человеческого развития необходимо, в первую очередь, расширение реальных возможностей людей избежать преждевременной смерти от болезней или травм, получить защиту от произвольного отрицания жизни, жить в здоровой окружающей среде, вести здоровый образ жизни, получать качественные медицинские услуги. заботы и достижения максимально возможного уровня физического и психического здоровья.

В Американском индексе HD ожидаемая продолжительность жизни при рождении является показателем способности прожить долгую и здоровую жизнь. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении — это среднее количество лет, которое, как ожидается, проживет рожденный сегодня ребенок, если нынешняя структура смертности сохранится на протяжении всей его жизни. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении, которая является наиболее часто используемым показателем здоровья населения во всем мире, составляет одну треть от общего американского индекса HD.

Американский проект развития человеческого потенциала рассчитывает ожидаемую продолжительность жизни для 50 штатов, 435 округов Конгресса, женщин и мужчин, а также основных расовых и этнических групп на основе данных о смертности из Центров по контролю и профилактике заболеваний, Национального центра статистики здравоохранения и данных о населении. из базы данных CDC WONDER.

Доступ к знаниям

Доступ к знаниям является решающим фактором долгосрочного благополучия и необходим для индивидуальной свободы, самоопределения и самодостаточности. Образование имеет решающее значение для реальной свободы людей решать, что им делать и кем быть. Образование укрепляет уверенность, придает статус и достоинство и расширяет горизонты возможного, а также позволяет приобретать навыки и квалификацию. Глобализация и технологические изменения чрезвычайно затруднили для малообразованных американцев достижение экономической самодостаточности, душевного спокойствия и самоуважения, обеспечиваемых надежными средствами к существованию.

Доступ к знаниям измеряется с помощью двух показателей: охвата школьным образованием для населения в возрасте 3 лет и старше и уровня образования для населения 25 лет и старше. Вес в одну треть применяется к показателю зачисления, а вес в две трети применяется к показателю степени успеваемости. Оба показателя взяты из исследования американского сообщества, Бюро переписи населения США.

Достойный уровень жизни

Доход необходим для удовлетворения основных потребностей, таких как еда и жилье, а также для перехода от этих потребностей к жизни, полной выбора и свободы.Доход дает ценные возможности и альтернативы, а его отсутствие может ограничить жизненные шансы и ограничить доступ ко многим возможностям. Доход — это средство для достижения множества важных целей, включая достойное образование; безопасная и чистая среда обитания; безопасность в болезни и старости; и право голоса в решениях, которые влияют на жизнь. Деньги — это еще не все, но это очень важно.

Достойный уровень жизни измеряется с использованием среднего личного заработка всех работающих полный и неполный рабочий день в возрасте 16 лет и старше по данным American Community Survey, U.С. Бюро переписи населения.

к началу

__________________________________________________________________________

По вопросам СМИ и другим вопросам обращайтесь к нам по адресу: [email protected] | (718) 517-3720.

СОЦИАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ | Определение

в кембриджском словаре английского языка Их материальный мир способствовал такому структурированию социальной жизни .Это сфера организованной социальной жизни и сети институтов, посредством которых граждане представляют себя. В самом деле, можно сказать, что это фундаментальное понимание, лежащее в основе социологического анализа современной социальной жизни .У нее была занятая социальная жизнь , не в последнюю очередь потому, что у нее было два парня одновременно. Лабораторные эксперименты и экологические исследования должны проводиться совместно для изучения социальной жизни в реальном мире.Однако включение прошлого в социальный жизнь туманно, скорее предполагается, чем исследуется, не говоря уже о понимании. На основе этого опыта антрополог должен написать отчет о социальной, жизни сообщества.В этом смысле ее рассказ является долгожданным дополнением к литературе, которая пытается понять роль тела в социальной жизни . В настоящее время она работает над книгой, в которой обсуждается влияние технологий на язык и социальную жизнь жизнь . социальная жизнь детей в меняющемся обществе (стр. 14-174). Отчасти мы ориентируемся на социальную жизнь врожденными желаниями.Некоторые виды (наши, наиболее широко) используют культуру, чтобы улучшить свое отношение к социальной, жизни, и физической среде. Совершенно неправдоподобно, чтобы механизмы мышления о социальной жизни и охоте или собирательстве не пересекались.Я настоятельно рекомендую его всем, кто встречает людей в ходе своей профессиональной деятельности или социальной жизни жизни . Но по мере того как практика бухгалтерского учета играет все более важную роль в воспроизводстве социальной жизни , это представляет собой не только академический интерес.

Эти примеры взяты из корпусов и из источников в Интернете. Любые мнения в примерах не отражают мнение редакторов Cambridge Dictionary, Cambridge University Press или его лицензиаров.

Мир

— Энциклопедия Нового Мира

Мир жизни (немецкий: Lebenswelt ) — это концепция, используемая в философии и некоторых социальных науках, означающая мир «как жил» до рефлексивного представления или анализа.Эдмунд Гуссерль представил концепцию жизненного мира в своем Кризисе европейских наук (1936), следуя анализу Мартина Хайдеггера Бытие-в-мире (In-der-Welt-Sein) в Бытие. и время. Дальнейшее развитие концепции получили Ян Паточка, Альфред Шютц, Морис Мерло-Понти, Юрген Хабермас, Гарольд Гарфинкель и другие.

Гуссерль задумал и развил феноменологию как философскую дисциплину для анализа сознания или психической жизни; то есть корреляция между функциями ума («ноэзис»), такими как восприятие, мышление, чувство, вера, желание и надежда, и объектами этих умственных действий («ноэма»).Однако Гуссерль постепенно столкнулся с трудностями в этом первоначальном стремлении и осознал значение элемента существования повседневного мира, в котором человек живет, до рефлексивного анализа. Гуссерль обратил свое внимание на изучение жизненного мира на более позднем этапе своей карьеры. Жизненный мир — это социальная, политическая, историческая и культурная среда, в которой люди интерпретируют, общаются и социально участвуют во множестве общественных сфер. Однако концепция жизненного мира подняла ряд вопросов, включая интерсубъективность, воплощение, герменевтику и историчность.Хайдеггер, Альфред Шютц, Морис Мерло-Понти, Юрген Хабермас, Гарольд Гарфинкель и другие разработали свои собственные феноменологические исследования проблем жизненного мира, которые Гуссерль умер, не решив.

Гуссерль рассматривал рациональность как дух Европы, уходящий своими корнями в Грецию и ее философию. Именно ошибочный рационализм, оторвавшийся от своего жизненного мира, был источником кризиса Запада. Он видел решение как реконструкцию основы философии и интеллектуальной жизни на прочном основании, обнаруженном феноменологией.

Гуссерль развил феноменологию на основе своей критики доминирующих философских тенденций психологизма и историзма, которые, с точки зрения Гуссерля, пытались свести философское знание к фактическому научному знанию. По мнению Гуссерля, философия должна была искать и открывать несомненные знания в отличие от «знания фактов». «Знание фактов» или фактическое знание всегда может отличаться от того, чем оно является, и нет причин, по которым факты не могут быть другими.Гуссерль считал феноменологию аподиктически достоверной, отрицание которой немыслимо, и наукой, лежащей в основе всех других эмпирических и формальных наук, включая логику и математику. Гуссерль имел обширный математический опыт. Учился у Карла Вейерштрасса и Леопольда Кронекера, получил степень доктора философии. с работой, Beiträge zur Variationsrechnung (Вклад в вариационное исчисление) , и когда-то он был помощником Вейерштрасса. Для Гуссерля феноменология была философией, которая может прояснить происхождение и оправдать все науки, включая логику и математику, которые считались определенными знаниями.

Декарт развил методическое сомнение, чтобы найти несомненную отправную точку своей мысли. Гуссерль нашел ключ к разгадке в методе Декарта и разработал феноменологию как анализ сознания, основной характеристикой которого, по его мнению, была интенциональность. Гуссерль рассматривал сознание как поле, в котором мир и множество существ в мире конституируются разумом. Соответственно, он разработал феноменологию как философскую дисциплину, которая анализирует отношения между ментальными действиями (noesis) , такими как восприятие, мышление, вера, надежда и воображение, и объектами ментальных действий (noema) .Гуссерль думал о том, как можно показать мир с помощью анализа сознания. С этой точки зрения были опубликованы более ранние работы Гуссерля, такие как Ideas (немецкий: Ideen ).

Гуссерль, однако, столкнулся с рядом проблем, таких как «интерсубъективность», «сознание времени», «воплощение» (разум воплощается в человеческом теле) и «пассивный синтез», которые он не мог объяснить в рамках своих начальная структура. Он пришел к выводу, что человеческое сознание живет в теле, и что сознание не является солипсистским и индивидуально изолированным, но имеет общий или разделяемый элемент.Далее он утверждал, что сознание содержит в себе бессознательную деятельность. Гуссерль концептуализировал ряд проблем, проистекающих из концепции жизненного мира. Феноменология жизненного мира стала центральной темой его дальнейшей карьеры, и он написал Кризис европейских наук (1936) с этой новой точки зрения.

Гуссерль пришел к выводу, что люди уже живут в этом социальном, историческом, политическом и культурном мире до любого научного или философского рефлексивного анализа.Гуссерль концептуализировал всю эту повседневную жизнь и мир как жизненный мир.

Гуссерль задумал концепцию жизненного мира еще в 1910-х годах, но тематически не развивал ее до середины 1920-х годов. Считалось, что взгляды Рихарда Авенариуса (1843–1896), немецко-швейцарского философа, оказали влияние на Гуссерля, который пытался найти новую перспективу в своей феноменологии. Авенариус представил концепцию природного мира как источника всех знаний, который он задумал как экспериментальный мир, предшествующий всем концептуальным разделениям и категоризациям.Авенариус утверждал, что такие категории, как субстанция, причинность, субъект-объект, разум-тело и другие, не являются ранее существовавшими реальностями мира, а являются результатом человеческих актов категоризации. Он утверждал, что существует «чистый опыт» «природного мира» до концептуализации как окончательного источника знания. Гуссерль интегрировал анализ Авенариуса в свою концепцию жизненного мира.

Жизненный мир — это фон, горизонт (структура интерпретации) и основа познавательной деятельности.Гуссерль утверждал, что различные научные взгляды на мир искусственно созданы путем предоставления логического и когнитивного аппарата (идеализации) этому дологическому, донаучному жизненному миру. Однако люди склонны ошибочно воспринимать объективное восприятие мира, которое наука описывает как единственно достоверное. Представляя научные образы мира как представляющие «реальность», современная наука скрывает жизненный мир, являющийся источником научных представлений. В своем «Кризис европейских наук», Гуссерль утверждал, что кризис европейских наук был вызван этим сокрытием, и настоятельно рекомендовал вернуться к анализу жизненного мира.

Проблемы жизненного мира

Гуссерль утверждал, что жизненный мир является дорефлексивным повседневным миром. Однако жизненный мир — это не чистый мир, свободный от интерпретаций. Это социальный, исторический и культурный мир, наполненный различными интерпретациями и ценностными перспективами. Научные взгляды постоянно влияют на то, как мы понимаем повседневный мир.

Развитие после Гуссерля

Хайдеггер, ученик Гуссерля, которого Гуссерль ожидал стать его преемником, отказался от феноменологии Гуссерля и пересмотрел феноменологию как философскую герменевтику.

Хайдеггер считал, что человечество рождено в мире и живет в его социальной, культурной и исторической среде, и что он или она, безусловно, интерпретирует мир и себя в его контекстах. Задача феноменологии, утверждал Хайдеггер, заключается не в разработке философской методологии для достижения своего рода «чистого» знания, существовавшего до научных исследований, а в разработке методологии интерпретации. Нет такого знания, свободного от интерпретации. Хайдеггер поместил феноменологию в традицию философской герменевтики и развил герменевтическую феноменологию.

Концепция жизненного мира была представлена ​​с пониманием того, что люди существуют в мире в неразрывной связи. Хайдеггер переформулировал причастность человечества к миру как «бытие-в-мире» и развил феноменологию как онтологию. Он отверг психологическую ориентацию Гуссерля и разработал собственную философию.

Морис Мерло-Понти, французский феноменолог, исследовал ряд вопросов, на которые Гуссерль оставил без ответа, когда пытался развить идею жизненного мира.Мерло-Понти пытался решить вопросы воплощения (человеческий дух или сознание существует в человеческом теле, и эти два царства неразделимы), человеческой сексуальности и другие.

Альфред Шютц (1899-1959), социолог и философ, задумал жизненный мир как социальный мир и разработал феноменологическую социологию. Исследования Шюца оказали влияние на Гарольда Гарфинкеля, который разработал этнометодологию.

Харбермас

Для Юргена Хабермаса жизненный мир — это более или менее «фоновая» среда компетенций, практик и отношений, представленных в терминах когнитивного горизонта.Это живое царство неформального, культурно обоснованного понимания и взаимного согласия. Рационализация жизненного мира — лейтмотив двухтомной теории коммуникативного действия Хабермаса. Проникновение бюрократии в рациональность жизненного мира анализируется Хабермасом как «колонизация жизненного мира».

Социальная координация и системное регулирование происходят посредством общих практик, убеждений, ценностей и структур взаимодействия, которые могут иметь институциональную основу.Люди неизбежно живут от мира сего в той мере, в какой индивидуумы и взаимодействия опираются на обычаи и культурные традиции, чтобы создавать идентичности, определять ситуации (в лучшем случае, понимая, но также путем переговоров), координировать действия и создавать социальную солидарность.

Список литературы

  • Гарфинкель, Гарольд. 1984. Исследования по этнометодологии . Мальден, Массачусетс: Polity Press / Blackwell Publishing. ISBN 0-7456-0005-0.
  • Гурвич, Арон. Поле сознания. Duquesne University Press, 1964. ISBN 0820700436.
  • Хайдеггер, Мартин и Джоан Стамбо. Бытие и время: перевод Sein Und Zeit. Олбани, Нью-Йорк: Государственный университет Нью-Йорка, 1996. ISBN 07777.
  • Гуссерль, Эдмунд. Кризис европейских наук и трансцендентальной феноменологии. Северо-Западный УП, 1970.
  • Розен, Стивен М. Топологии плоти: многомерное исследование жизненного мира. Афины: Издательство Университета Огайо, 2006.ISBN 0821416766.
  • Schutz, Альфред. Сборник статей В.И. Проблема социальной реальности. Гаага: Мартинус Нийхофф, 1962.
  • Соколовски, Роберт. Введение в феноменологию. Cambridge UP, 2000. ISBN 0521660998.

Внешние ссылки

Все ссылки получены 6 июля 2018 г.

Источники общей философии

Кредиты

Энциклопедия Нового Света Писатели и редакторы переписали и дополнили статью Википедия в соответствии со стандартами New World Encyclopedia .Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с указанием авторства. Кредит предоставляется в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на участников Энциклопедии Нового Света, участников, так и на самоотверженных добровольцев Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *