Социальное влияние книга: Книга «Социальное влияние» – купить книгу ISBN 0-07-072877-1 с быстрой доставкой в интернет-магазине OZON

Содержание

Филип Зимбардо, Майкл Ляйппе. Социальное влияние

Скачать бесплатно: Зимбардо Ф., Ляйппе М. Социальное влияние — СПб.: Питер, 2001. — 448 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии»), ISBN 5-8046-0172-5

Перед вами работа классиков психологической науки — издание, которое можно использовать в качестве основного или дополнительного пособия в рамках курса по социальной психологии и проводить на ее основе семинарские занятия. Преподавателям социологии, теории коммуникации или бизнеса книга поможет при чтении таких курсов, как «Воздействие СМИ», «Пропаганда и СМИ», «Социальное влияние в малых и больших группах», «Основы рекламного дела». В книгу вошли материалы, имеющие самое непосредственное отношение к проблематике каждой из этих дисциплин.

Рассчитанная на студенческую аудиторию, книга должна оказаться интересной и информативной и для аспирантов-психологов, социологов, исследователей коммуникативных процессов. Обилие примеров и способов применения изложенных в ней теорий на практике помогут раскрыть новые горизонты той специальности, с которой вы свяжете будущую карьеру.

ВВЕДЕНИЕ

Наступили золотые времена для тех из нас, кто занимается исследованиями процессов изменения установок и социального влияния. В течение последнего десятилетия по данному вопросу издано огромное количество литературы, было проведено великое множество экспериментов. Начиная с 1970-х годов исследователи уделяли большое внимание социальным аспектам когнитивных процессов, и сегодня мы видим результаты этих исследований: новые и весьма значительные открытия в области тех процессов и структур, которые кроются за внешними проявлениями убеждения и уступчивости. Интерес к понятиям мотивации, аффективных состояний и личной заинтересованности, вновь обострившийся в наши дни, подхлестывает научную мысль, которая на этот раз обещает достичь по-настоящему целостного, комплексного понимания взаимосвязанности и взаимодействия установок, когниций (результатов когнитивных процессов), поведения и эмоций.

Важные теоретические открытия и результаты практической исследовательской работы позволяют представителям различных общественно-научных дисциплин находить взаимосвязи между закономерностями психологии влияния и важнейшими аспектами нашей повседневной жизни.

Социальное влияние лежит в основе многих злободневных общественных процессов: пропаганды здорового образа жизни и экологической грамотности, деятельности цензоров, имиджмейкеров в политике, специалистов по рекламе и маркетингу; этот перечень далеко не полон. Все чаще теоретические и практические исследования нацеливаются на данные проблемы и условия их возникновения.

Стечение столь примечательных событий и обстоятельств вдохновило нас на написание этой книги. Мы хотели в пределах одного издания охватить как можно более широкий круг исследований, теоретических изысканий, равно как и возможностей практического применения полученных результатов. Одной из наших целей было вместить в не слишком увесистый том внятный пересказ основных теорий убеждения и изменения установок, которые можно найти, к примеру, в книге Ричарда Петти и Джона Качоппо «Установки и убеждение: классический и современный подходы» (Petti and Cacioppo. Attitudes and Persuasion: Classic and Contemporary Approaches, 1981) и в книге Роберта Чалдини «Психология влияния» (1988)1, где понятия уступчивости и конформности подвергаются не менее блестящему анализу.

В результате на свет появилась книга, охватывающая все основные темы, связанные с социальным влиянием, включая убеждение, уступчивость, конформность, подчинение авторитету, диссонанс и самоатрибуцию, социальное научение и обусловливание, взаимосвязь между установками и поведением, субъективную значимость установки, предрассудки, невербальную коммуникацию и даже подпороговое влияние. Нам удалось охватить достаточно большой объем сведений, целостность которым придает сквозная тема всей книги — тема «системы установок», в рамках которых установки, когниции, поведение и намерения могут влиять друг на друга, выступая в качестве внутренних факторов влияния, а также подвергаться воздействию внешних факторов.

Кроме того, целые две главы мы посвятили описанию возможностей практического применения теории социального влияния, которая представляется нам весьма перспективной областью для психологии в настоящий момент и в ближайшем будущем. В одной из глав описываются процессы влияния в системе судопроизводства, другая посвящена вопросам улучшения качества жизни (проблемы окружающей среды, личного здоровья и психического благополучия).

При создании этой книги мы стремились представить новые знания, полученные в ходе исследований проблемы социального влияния, в такой форме, чтобы затронуть, взволновать, заинтересовать наших будущих читателей-студентов, помочь им осознать значимость этой информации для них лично и для общества в целом. Мы приложили все усилия к тому, чтобы сделать процесс чтения увлекательным. Описания экспериментов и теоретические выкладки «разбавлены» примерами из повседневной жизни и практическими советами. Основное внимание мы уделяем отдельным экспериментам и полевым исследованиям в области социальной психологии (как совершенно новым, так и хрестоматийным), стараясь не упустить из виду наиболее интересные детали. Мы надеемся, что предлагаемая вашему вниманию книга получилась вполне научной, но вместе с тем удобочитаемой.

Главным образом она рассчитана на студенческую аудиторию. Мы бы посоветовали читателю для начала прослушать вводный курс лекций по психологии, однако и без этого книгу вполне можно прочесть как с удовольствием, так и с пользой для себя. Это издание можно использовать в качестве основного пособия или дополнительного источника в рамках обзорного курса по социальной психологии, проводить на ее основе различные семинары, которые можно было бы назвать «Убеждение и изменение установок», «Социальное влияние» или даже «Управление человеческой психикой». Преподавателям социологии, теории коммуникации или бизнеса книга может пригодиться при чтении таких курсов, как «Воздействие средств массовой информации», «Пропаганда и средства массовой информации», «Социальное влияние в малых и больших группах», «Основы рекламного дела».

Мы включили в книгу материал, имеющий самое непосредственное отношение к проблематике каждой из этих дисциплин.

Наша книга должна оказаться интересной и информативной и для аспирантов — психологов, социологов или исследователей коммуникативных процессов. Мы надеемся, что обилие примеров и способов применения изложенных в ней теорий помогут на практике раскрыть новые горизонты той специальности, с которой наши читатели свяжут свою будущую карьеру. В особенности же мы будем рады, если чтение нашей книги настолько вдохновит кого-либо из студентов, что тот рискнет внести собственный вклад в ту область знаний, о которой мы пишем.

Социальное влияние читать онлайн, Филип Зимбардо, Майкл Ляйппе, М. Ляйппе

Автор Филип Зимбардо

Социальное влияние

ПРЕДИСЛОВИЕ

На протяжении многих десятилетий американская психология была заложницей ограниченной научной доктрины — бихевиоризма. Как правило, на поиски новых путей, дерзко нарушая установленные границы и тем самым способствуя расширению горизонтов психологической науки, отваживались лишь социальные психологи. Они высоко ценили роль личности как действующего лица житейских драм, уважали инакомыслие и интерпретации реальности, предложенные другими исследователями, продолжая отстаивать свое право исследовать трудно уловимую динамику взаимодействия как между различными культурами, социальными ситуациями и человеческой психикой, так и внутри этих систем. Несмотря на то что в течение долгого времени социальной психологии отводилась одна из низших ступеней в иерархии психологических дисциплин, эта отрасль упорно двигалась вперед, постепенно привлекая к себе все больший и больший интерес современников. Успеху этого продвижения помогло и создание нового научного направления — когнитивной психологии (в последние годы именно под ее знаменем шествует большинство психологов). Социальная психология была пристанищем универсалов от психологии, раем для научных работников, увлеченных познанием глубин и широт человеческой натуры.

Представители этого направления смело ставили своей целью разрешение вечных вопросов, на протяжении веков будораживших воображение философов, они без оглядки вторгались на чужие территории, вооружившись новыми методами для того, чтобы найти эмпирически обоснованные ответы на самые злободневные вопросы нашего времени. Наконец, именно социальные психологи возглавили движение, направленное на расширение границ традиционной психологии. С этого момента в компетенцию этой науки вошли сферы, жизненно важные для решения самых насущных проблем реального мира, — в том числе здравоохранение, экология, образование, право, поддержание мира на планете, разрешение конфликтных ситуаций и многие другие. Не будет преувеличением сказать, что в круг проблем и исследовательских задач социальной психологии входят любые проявления человеческой природы.

Идея написания книги о закономерностях изменения установок появилась в результате одного семинара, которым мне довелось руководить в Колумбийском университете. В ходе семинара я мог наблюдать динамику ролевых игр, в процессе которых студенты моделировали процессы социального влияния. Поскольку мое стремление как — то формализовать концептуальные и практические аспекты процесса изменения установок было поддержано моими аспирантами, в том числе Ли Росс и Джуди Родин, я решил написать пособие для начинающих изучать данную тему.

В следующем году, уже в Стэнфордском университете, мне удалось уговорить Эбб Эббесен (Ebbe Ebbesen), тогда еще учившуюся в аспирантуре, на совместную работу над данным проектом. Результатом нашего сотрудничества стала книга «Влияние на установки и изменение поведения» (Influencing Attitudes and Changing Behavior), вышедшая в 1970 году и представлявшая собой введение в теорию и практику изучения таких процессов, как убеждение, изменение установки и воздействие на поведение. Во втором издании (1977) спектр практического применения представленного в книге материала был расширен благодаря такому эксперту, как Кристина Маслач (ныне — профессор психологии Калифорнийского университета в Беркли).

В какой — то момент Майкл Ляйппе счел, что пришло время переработать книгу, чтобы еще полнее отразить в ней «неокогнитивистский подход» к вопросам установок и социального влияния, в котором Майкл поднаторел, пройдя выучку в Университете Огайо у Тони Гринвальда. Однако уже очень скоро мы обнаружили, что на свет появляется совсем другая, более совершенная книга. Основная идея осталась неизменной: процессы социального влияния, убеждения и изменения установок представляют собой не только абстрактный предмет исследовательского интереса социальных психологов, но и основу, на которой строится великое множество повседневных взаимодействий между людьми в «реальном мире». По сравнению с первой книгой, в этом издании нам удалось отразить весь объем наших познаний о том, как изменяются люди вследствие контактов с окружением и другими информационными источниками. Кроме того, в новой книге значительно расширены возможности практического применения представленных знаний студентами, которым приходится жить в непростом мире конца 1990–х годов.

Филип Дж. Зимбардо Редактор серии

ВВЕДЕНИЕ

Наступили золотые времена для тех из нас, кто занимается исследованиями процессов изменения установок и социального влияния. В течение последнего десятилетия по данному вопросу издано огромное количество литературы, было проведено великое множество экспериментов. Начиная с 1970–х годов исследователи уделяли большое внимание социальным аспектам когнитивных процессов, и сегодня мы видим результаты этих исследований: новые и весьма значительные открытия в области тех процессов и структур, которые кроются за внешними проявлениями убеждения и уступчивости. Интерес к понятиям мотивации, аффективных состояний и личной заинтересованности, вновь обострившийся в наши дни, подхлестывает научную мысль, которая на этот раз обещает достичь по — настоящему целостного, комплексного понимания взаимосвязанности и взаимодействия установок, когниций (результатов когнитивных процессов), поведения и эмоций.

Важные теоретические открытия и результаты практической исследовательской работы позволяют представителям различных общественно — научных дисциплин находить взаимосвязи между закономерностями психологии влияния и важнейшими аспектами нашей повседневной жизни. Социальное влияние лежит в основе многих злободневных общественных процессов: пропаганды здорового образа жизни и экологической грамотности, деятельности цензоров, имиджмейкеров в политике, специалистов по рекламе и маркетингу; этот перечень далеко не полон. Все чаще теоретические и практические исследования нацеливаются на данные проблемы и условия их возникновения.

В результате на свет появилась книга, охватывающая все основные темы, связанные с социальным влиянием, включая убеждение, уступчивость, конформность, подчинение авторитету, диссонанс и самоатрибуцию, социальное научение и обусловливание, взаимосвязь между установками и поведением, субъективную значимость установки, предрассудки, невербальную коммуникацию и даже подпороговое влияние. Нам удалось охватить достаточно большой объем сведений, целостность которым придает сквозная тема всей книги — тема «системы установок», в рамках которых установки, когниции, поведение и намерения могут влиять друг на друга, выступая в качестве внутренних факторов влияния, а также подвергаться воздействию внешних факторов.

Кроме того, целые две главы мы посвятили описанию возможностей практического применения теории социального влияния, которая представляется нам весьма перспективной областью для психологии в настоящий момент и в ближайшем будущем. В одной из глав описываются процессы влияния в системе судопроизводства, другая посвящена вопросам улучшения качества жизни (проблемы окружающей среды, личного здоровья и психического благополучия).

При создании этой книги мы стремились представить новые знания, полученные в ходе исследований проблемы социального влияния, в такой форме, чтобы затронуть, взволновать, заинтересовать наших будущих читателей — студентов, помочь им осознать значимость этой информации для них лично и для общества в целом. Мы приложили все усилия к тому, чтобы сделать процесс чтения увлекательным. Описания экспериментов и теоретические выкладки «разбавлены» примерами из повседневной жизни и практическими советами. Основное внимание мы уделяем отдельным экспериментам и полевым исследованиям в области социальной психологии (как совершенно новым, так и хрестоматийным), стараясь не упустить из виду наиболее интересные детали. Мы надеемся, что предлагаемая вашему вниманию книга получилась вполне научной, но вместе с тем удобочитаемой.

Главным образом она рассчитана на студенческую аудиторию. Мы бы посоветовали читателю для начала прослушать вводный курс лекций по психологии, однако и без этого книгу вполне можно прочесть как с удовольствием, так и с пользой для себя. Это издание можно использовать в качестве основного пособия или дополнительного источника в рамках обзорного курса по социальной психологии, проводить на ее основе различные семинары, которые можно было бы назвать «Убеждение и изменение установок», «Социальное влияние» или даже «Управление человеческой психикой». Преподавателям социологии, теории коммуникации или бизнеса книга может пригодиться при чтении таких курсов, как «Воздействие средств массовой информации», «Пропаганда и средства массовой информации», «Социальное влияние в малых и больших группах», «Основы рекламного дела». Мы включили в книгу материал, имеющий самое непосредственное отношение к проблематике каждой из этих дисциплин.

Наша книга должна оказаться интересной и информативной и для аспирантов — психологов, социологов или исследователей коммуникативных процессов. Мы надеемся, что обилие примеров и способов применения изложенных в ней теорий помогут на практике раскрыть новые горизонты той специальности, с которой наши читатели свяжут свою будущую карьеру. В особенности же мы будем рады, если чтение нашей книги настолько вдохновит кого — либо из студентов, что тот рискнет внести собственный вклад в ту область знаний, о которой мы пишем.

БЛАГОДАРНОСТИ

Нам хотелось бы выразить признательность многим — за помощь и поддержку в процессе работы над книгой. Рошель Дайоджинз, прежде работавшая в университете МакГроу — Хилл, заслуживает большой благодарности за то, что она сумела сплотить нас в «единую команду» и обеспечить надежной моральной поддержкой на ранних стадиях работы. Рошель представляла себе будущую книгу так же, как и мы, и в дальнейшем помогала воплощению и совершенствованию этого замысла. Также мы благодарим Криса Роджерса, ответственного редактора психологической литературы издательства МакГроу — Хилл, за его энтузиазм и поддержку, выходящую за рамки должностных обязанностей ...

Книга "Социальное влияние" - Филип Зимбардо, Майкл Ляйппе, М. Ляйппе. Цены, рецензии, файлы, тесты, цитаты

Социальное влияние

ПРЕДИСЛОВИЕ

ВВЕДЕНИЕ

БЛАГОДАРНОСТИ

Глава 1 МИР ВЛИЯНИЯ

Социальное влияние: процессы и среда

Зал славы (и позора) влиянияМежличностное влияние: обращение в новую веру и личный контакт

Коммуникация и убеждение: «Повтори — ка еще разок, Сэм!»

Влияние средств массовой информации:нет дыма без огня (и без рекламы)

Три кита влияния: установка, поведение, когниция

Установочная система

Основной тезис: перемены порождают перемены

Прочие тезисы, основанные на ведущей роли установок

Подходы социальной психологии

Что впереди?

Подведем итоги…

Вопросы и упражнения

Глава 2 ВЛИЯНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ

Изменение поведения в результате социального научения

Инструментальное научение и подкрепление

Теория социального научения

Подражание агрессии

Инь и Ян подражания

Одобрение и неодобрение: сила социальных наград

Конформизм: спасаем лицо, соблюдаем приличия,обретаем — знания

Причины конформности

Конформность: хорошо это или плохо?

Подчинение: поведение, основанное на чужом авторитете

Сценарий Милграма: стали бы вы мучить человека электротоком,если бы вас попросил об этом Гитлер?

Объяснение необычного поведения с помощью обычного

Нажимая кнопку «Выход неподчинением»

Психология «коленного рефлекса»: влияние через эвристику

Правило взаимности

Правило чувства долга

Точка расхождения: когда внешнее влияние становится источником внутренних перемен

Подведем итоги…

Вопросы и упражнения

Глава 3 ВЛИЯНИЕ НА УСТАНОВКИ ЧЕРЕЗ ПОВЕДЕНИЕ: ДЕЙСТВИЯ СТАНОВЯТСЯ УБЕЖДЕНИЯМИ

Атрибуция и самоатрибуция

Теория атрибуции

Самоубеждение и исполнение роли

Весь мир — театр… и мы попросту играем роли

Психология самооправдания: теория диссонанса

Факторы, влияющие на силу диссонанса

Диссонанс и недостаточная оправданность: чем меньше, тем больше

От противоречия в действиях к диссонансу — необходимые условия

Способы снижения диссонанса

Диссонанс и неэтичное деловое решение

Диссонанс, самоатрибуция исамоутверждение: сходство и различия

В помощь самоутверждению

Заключительное замечание

Подведем итоги…

Вопросы и упражнения

Глава 4 ИЗМЕНЕНИЕ УСТАНОВОК ПОСРЕДСТВОМ УБЕЖДЕНИЯ: ПОВЕРЬТЕ МНЕ НА СЛОВО

«А вам понравилось?» процессы социального сравнения

Сходное мнение о частных свойствах

Сходство мнений

Различие как основа для сравнения

Убеждающее сообщение. «целься!.. Пли!..»

Этапы процесса убеждения

Начальный и заключительный этапы

Представление и предъявление

Фильтрация идей

Управление общественным мнением с помощьюсредств массовой информации

Внимание

Настройка на определенную волну

Точная настройка и борьба с помехами

Понимание

Принятие: самое трудное

Когнитивные реакции: «О! Это хорошая мысль»

Кратчайшие пути к принятию: использование эвристик вместо систематического анализа

Имидж и телевидение

Объективность и пристрастностьв систематической обработке сообщений

Краткий привал на пути к устойчивому убеждению

Подведем итоги…

Вопросы и упражнения

Глава 5 УБЕДИТЬ НАДОЛГО: НАСТОЙЧИВОСТЬ И ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ИЗМЕНЕНИЯ УСТАНОВОК

Создание четких, ясных и категоричных установок

Показать, да как следует…

Повтор комплексных сообщений

Закрепление результата: убедить на все времена

Еще разок, да посильнее, а потом еще и еще раз

Систематический анализ:активное мышление порождает прочные установки

Установки: независимые зависимости

Что сильней: первое впечатление или последнее слово?

Установки переходят в поведение: у последней черты

Когда ситуация оказывается сильнее установок

Когда установки порождают действие: условия постоянства

Установки, основанные на чувствах, и установки, основанные на знании

Награда за труды, или плоды убеждения

Подведем итоги…

Вопросы и упражнения

Глава 6 СОПРОТИВЛЕНИЕ И ПОДЧИНЕНИЕ ВЛИЯНИЮ: ИНЬ И ЯН УБЕЖДЕНИЯ

Упрямый ум: сопротивление и избирательное подчинение

Сила в структуре: когнитивные основы стойкости установок

Можете сколько угодно дискредитировать мои данные(у меня есть еще)

Виды актуальности: мотивационные основысопротивления и податливости убеждению

Преодоление сопротивления:освобождение тоталитарного эго

В ожидании суда (необходимость отчитываться)

Играть роль «адвоката дьявола» не грешно

Нажать на нужную клавишу

Другая крайность: излишняя податливость

Слабое сопротивление: возможные случаи

Повышение сопротивляемости

Мобилизация сил для противостояния

Предрассудок: установка, которая может убивать

В наше время

В былые времена

Интерес социальной психологии к предрассудкам

Некоторые источники предвзятых установок

Заключительное замечание:как быть восприимчивым, но не мягкотелым

Подведем итоги…

Вопросы и упражнения

Глава 7 ВЛИЯНИЕ, ВКЛЮЧЕННОСТЬ СОЗНАНИЯ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ: КОГДА ВАС МОЖЕТ ИЗМЕНИТЬ ТО, ЧЕГО ВЫ НЕ ЗНАЕТЕ

Включенность сознания и осознание влияния

Осознание, ассоциации и эмоции

Осознание и психические процессы высшего порядка

Переход на автоматический режим

Невербальные (и не обязательно осознаваемые) сообщения

Как разбираться в людях:формирование впечатлений по голосу и лицу

Видимые и слышимые признаки эмоций и лжи

Убеждение и невербальная коммуникация

Самовосприятие невербальных действий:я киваю, поэтому я соглашаюсь

Подпороговые стимулы: незаметное влияние

Возможности подпорогового «визуального ряда»:изменение мнения

Если сообщение передается на уровне ниже слухового порогаили включено в печатные материалы, то влияние менее вероятно

Этика влияния — осознаваемого и неосознаваемого

Включенность сознания и осознание: заключение

Подведем итоги…

Вопросы и упражнения

Глава 8 ВЛИЯНИЕ В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ: ПРАВОСУДИЕ ПО…

Состязательный подход: можно ли найти справедливость, соревнуясь в умении убеждать?

Справедливость и тенденциозность: все дело в равновесии

Трудноуловимое влияние социально — психологических особенностей состязательной системы

В полицейском участке: сбор фактов

Показания свидетелей: но я видел это собственными глазами

Маленькое дружеское признание

В зале суда: битва за умы

Маленькие хитрости адвокатов

Свидетели, опознавшие преступника

В совещательной комнате присяжных

Редкое явление— власть немногих

Когда влияет то, что не должно влиять

Слушается дело: психология против законаЗаключительное слово

Подведем итоги…

Вопросы и упражнения

ГЛАВА 9 СОЦИАЛЬНОЕ ВЛИЯНИЕ НА СЛУЖБЕ У ЗДОРОВЬЯ И СЧАСТЬЯ

Процессы оказания влияния на защите окружающей среды:можно ли сохранить нашу планету с помощью убеждения?

Усиление мотивации: когда игра стоит свеч

Повышение заметности экологических проблем:как сделать, чтобы люди всегда помнилио необходимости экологически грамотного поведения

От личных привычек к глобальному загрязнению: «с миру по нитке»

СОХРАНЕНИЕ И УКРЕПЛЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ

Массовое убеждение:становится ли информированный народ здоровее?

Предписания врача: почему пациенты их не выполняют?

Социально — психологические пути к психическому здоровью

Как ни назови психотерапию… все равно это влияние

Психотерапия как убеждающая коммуникация

Когнитивно — бихевиориальная терапия и атрибуционная терапия: подумай и помоги себе сам

Диссонанс и психотерапия: обязательства, выбор и усилия

Социальное влияние, благоденствие и ваше будущее

Подведем итоги…

Вопросы и упражнения

Приложение 1 ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Корреляционные методы в полевых исследованиях

Эксперимент является источником информациио причинной обусловленности

Обобщение результатов экспериментов: статистические выводы

Применение результатов лабораторных исследований на практике

Приложение 2 ОЦЕНКА УСТАНОВОК И ИХ КОМПОНЕНТОВ

Измерение других компонентов систем установок

ЛИТЕРАТУРА

Примечания

1

2

3

4

Ученые из ВШЭ стали соавторами международной энциклопедии о мозге

Ведущий научный сотрудник Центра нейроэкономики и когнитивных исследований НИУ ВШЭ Василий Ключарев и директор Центра нейроэкономики и когнитивных исследований НИУ ВШЭ Анна Шестакова стали соавторами одной из глав трехтомника энциклопедического сборника «Brain Mapping» («Картирование мозга»).

Книга вышла в авторитетном британском издательстве Academic Press. Сборник состоит из семи разделов, каждый из которых посвящен отдельному аспекту изучения головного мозга и включает более 300 статей ведущих специалистов в сфере нейробиологии.

Глава российских ученых «Social Influence and Persuasion and Message Propagation» напечатана в третьем томе, посвященном социальной и когнитивной нейробиологии, а также клиническому картированию мозга.

«Социальное влияние на принятие решений — новое направление в науке, пока мало кто в мире занимается изучением этого процесса, — рассказал Василий Ключарев. — Наш центр одним из первых в мире стал комбинировать подходы социальных наук и нейроэкономики, дисциплины, изучающей нейробиологические основы принятия решений. Собственно, мы и изучаем, активность каких областей нашего мозга «манипулируется» различными агентами социального влияния. Например, как мнение окружающих вызывает конформизм, а точнее, активностью каких частей мозга сопровождается конформное поведение. Мы все больше начинаем понимать, какие области мозга являются «мишенью» социального влияния. Некоторые из них тесно связаны с эмоциями, другие — с контролем и коррекцией нашего поведения. В настоящее время наши сотрудники углубляются в фундаментальные механизмы процессов принятия решения: от исследования нейробиологических основ когнитивного диссонанса, часто возникающего при принятии решений, до изучения влияния различных социальных контекстов на то, как наш мозг программирует экономические решения. Наш центр планирует и далее продолжать исследование социального влияния на наше поведение и нейробиологических механизмов, лежащих в его основе. Более того, в конце августа этого года мы планируем собрать ведущих мировых специалистов в данной области в Москве на первый международный симпозиум, посвященный нейробиологии механизмов социального влияния: от механизмов влияния толпы до влияния рекламы».

Academic Press входит в состав издательского дома Elsevier и специализируется на научной литературе. Имеет представительства в Нью-Йорке, Лондоне, Оксфорде, Бостоне и Сан-Диего.

Центр нейроэкономики и когнитивных исследований НИУ ВШЭ был создан в НИУ ВШЭ на базе департамента психологии в 2014 году. Это единственное в России научное подразделение, специализирующееся в области исследования механизмов принятия решений, связанных, как считают ученые, со взаимодействием «рациональных» и «эмоциональных» систем мозга. Российский центр использует последние достижения в области нейроимиджинга и изучения функционирования мозга (EEG, MEG, fMRI and TMS).

15 книг об устойчивой моде на английском языке, которые нужно прочитать

Мы согласны с тем, что их нужно прочитать каждому, кто интересуется проблемами влияния человека на природные экосистемы и хочет расширить свои познания.

The Sustainable Fashion Handbook

Автор: Sandy Black

Источник фото: Fashion Revolution Week

Эта книга охватывает не только экологические проблемы, но и социальное влияние индустрии моды, в которой занято более 40 миллионов человек по всему миру. Книга способствует пониманию сложных вопросов, связанных с современным производством одежды, ее использованием и утилизацией, а также отмечает неоспоримую ценность моды и творческие возможности, которые предлагает растущая тенденция к устойчивому развитию. Сэнди Блэк, один из главных авторитетов в мире устойчивой моды, собрала в своей книге мнения обширного круга экспертов: дизайнеров, технологов, ученых, журналистов, специалистов по защите окружающей среды, ремесленников, художников, экопредпринимателей и представителей транснациональных корпораций.

В каждой главе представлен ряд иллюстрированных статей: эссе ведущих писателей и мыслителей, интервью и высказывания таких дизайнеров, как Стелла Маккартни, Вивьен Вествуд и Хуссейн Чалаян, исследования. Книга разделена на пять тематических глав, охватывающих все аспекты современной моды: модные культуры и модели потребления из блогосферы Couture House; дизайн и инновации; условия работы и корпоративная прозрачность; экологическое влияние отрасли; тренды и роль технологий в экологизации моды. Раздел ресурсов содержит исчерпывающие списки ведущих организаций, участвующих в проведении кампаний, консультировании, сертификации и продвижении устойчивости в моде.

Cradle to cradle: remaking the way we make things

Авторы: William McDonough, Michael Braungart

Уильям Макдоно и Майкл Браунгарт совместно написали этот манифест дизайна в 2002 году. Книга призывает к трансформации промышленности посредством экологически разумного дизайна. На примерах собственных работ авторы очерчивают свою парадигму дизайна и видение «Следующей промышленной революции». Дизайн Cradle to Cradle воспринимает безопасные и продуктивные процессы «биологического метаболизма» природы как модель для развития «технического метаболизма» для промышленных материалов. Все продукты могут быть разработаны для непрерывного восстановления и повторного использования в качестве биологических или технических питательных веществ в рамках этих процессов обмена веществ.

Clothing poverty. The hidden world of fast fashion and second-hand clothes

Автор: Dr Andrew Brooks

Источник фото: Amazon.com

Следуя за парой джинсов, книга отправляет читателя в кругосветное путешествие от хлопковых полей до розничных магазинов. Эндрю Брукс показывает, как новая и бывшая в употреблении одежда продается на разных континентах, и отслеживает воздействие производства и потребления на человека и окружающую среду. Исследования со всего мира, живые истории и достоверные данные демонстрируют, какую важную роль производство, потребление и переработка одежды играют в обогащении и обнищании различных регионов мира. Собирая воедино рассказы представителей племен Папуа-Новой Гвинеи, мозамбикских производителей хлопка, замбийских фабричных рабочих, игроков американских джинсовых рынков, международных благотворительных организаций, нигерийских контрабандистов, лондонской сцены винтажной одежды и новых этических дизайнерских линий Вивьен Вествуд, Брукс раскрывает многие тайные стороны моды.

ReFashioned: Cutting-edge clothing from upcycled materials

Автор: Sass Brown

Источник фото: Amazon.com

Область ресайклинга и апсайклинга является богатым и растущим источником инновационного дизайна в индустрии моды и аксессуаров. Апсайклинг становится символом «медленного» движения, где каждый предмет индивидуально задумывается и создается с нуля, каждый раз используя разные материалы. ReFashioned представляет 46 международных дизайнеров, которые работают с переработанными материалами и выброшенными предметами одежды, придавая им новую жизнь и ценность. Результат – красивая и желанная одежда и аксессуары, которые также делают важное заявление в мире моды о его расточительной и эксплуататорской практике.

Emotionally Durable Design. Objects, experiences and empathy.

Автор: Jonathan Chapman

Эмоционально прочный дизайн представляет собой противопоставление нашему «одноразовому обществу» путем разработки мощных инструментов проектирования, методов и структур, которые повышают устойчивость взаимоотношений между людьми и вещами. Книга выводит нас за рамки устремленного в область устойчивого дизайна внимания к энергии и материалам, чтобы задействовать основные психологические феномены, которые формируют модели потребления и отходов. В легкой и доступной форме автор спрашивает: почему мы отказываемся от продуктов, которые все еще работают? Затем он идет дальше, чтобы определить стратегии для разработки продуктов, которые люди хотят хранить дольше. По пути мы знакомимся с более чем двадцатью примерами эмоциональной стойкости смартфонов, обуви, стульев, часов, чайных чашек, тостеров, лодок и других предметов.

Overdressed. The shockingly high cost of cheap fashion

Автор: Elizabeth L. Cline

98% одежды, которая раньше производилась в Америке, теперь производится за рубежом. А магазины, начиная от сетей быстрой моды, таких как H&M и Forever 21, и дискаунтеров, таких как Target, до традиционных компаний (Gap и Macy’s), предлагают новейшие тренды по беспрецедентно низким ценам. Это ускоряет наш темп потребления и превращает моду в одну из самых экологически разрушительных отраслей на Земле. И у нас нет особых причин продолжать носить гораздо меньше, ремонтируя уже имеющуюся одежду, когда стили меняются так быстро, и дешевле просто покупать больше. В своей дебютной книге журналистка и бывшая дешевая модница-наркоманка Элизабет Л. Клайн намеревается раскрыть истинную природу дешевой безжалостной моды. Что мы делаем со всей этой одеждой? И что более важно, что они делают с нами, нашим обществом, нашей окружающей средой, даже нашими душами?

Craft of use. Post-Growth Fashion

Автор: Kate Fletcher

Эта книга исследует «искусство использования»: обычные и неожиданные идеи и практики, которые способствуют удовлетворению и изобретательному использованию предметов одежды. Здесь Кейт Флетчер предлагает широкое представление об устойчивости моды, уделяя внимание уходу за одеждой и ее ношению; которое влияет на ee использование так же, как ee создание. Она предлагает диверсифицированное представление о моде за пределами рынка и цели рынка, а также рассказывает о моде и ее выражении в мире, не зависящем от постоянного потребления.

Stitched up. Anti-capitalist book of fashion

Автор: Tansy E. Hoskins

Stitched Up погружается в заманчивый мир моды, чтобы показать, что скрывается за одеждой, которую мы носим. Перемещаясь между Карлом Лагерфельдом и Карлом Марксом, книга исследует потребительство, класс и рекламу, чтобы выявить силы, которые выигрывают от эксплуатации. Тэнси Э. Хоскинс рассказывает о модных вампирических отношениях с планетой и нашими телами, чтобы выяснить, что делает моду настолько разрушительной. Почему существует «нулевой размер», и какова реальность трудовой жизни моделей? В критике изображения расы в моде, книга также исследует глобальный баланс сил в отрасли. В убедительном заключении Stitched Up исследует использование одежды для сопротивления. Можете ли вы шокировать индустрию, которая любит шокировать? Является ли «зеленая мода» альтернативой? Stitched Up предоставляет уникальную критическую оценку современной культуры и искажающих приоритетов капитализма.

Fixing fashion. Rethinking the way we make, market and buy our clothes

Автор: Michael Lavergne

Источник фото: medium.com

С объемом продаж более пятисот миллиардов долларов в год, индустрия моды является одним из наиболее важных секторов мировой экономики, в котором работают миллионы мужчин, женщин и детей в развивающихся странах. Коллапс бангладешской Rana Plaza с примерно тридцати пятью сотнями рабочих, которым длительное время не платили, было шокирующим примером того, что может пойти не так, когда производители безжалостно сокращают расходы, закрывая глаза на права трудящихся и безопасность на рабочем месте. «Fixing Fashion», написанная инсайдером индустрии одежды, утверждает, что истинное наследие Rana Plaza – это растущее осознание того, как дешевая одноразовая одежда снова и снова приводит к серьезным нарушениям прав человека, защиты окружающей среды и трудовых прав.

The Story of stuff

Автор: Annie Leopard

У нас есть проблема с вещами. Имея всего 5 процентов населения мира, США потребляет 30 процентов мировых ресурсов и создает 30 процентов мировых отходов. Если бы все потребляли столько же, сколько США, нам понадобилось бы три-пять планет. Этот тревожный факт побудил Энни Леонард создать в Интернете сенсацию «История вещей», которую люди во всем мире смотрели более 30 миллионов раз.

Slow Fashion. Aesthetics meets ethics

Автор: Safia Minney

Эта книга предлагает этичным потребителям, креативщикам и предпринимателям заглянуть в инновационный мир движения эко-концептуальных магазинов, устойчивого дизайна моды и бизнеса, который ставит людей, средства к существованию и экологическую устойчивость в центр всего, что он делает. Сафия Минни утверждает, что будущее модных бутиков заключается в том, чтобы продавать устойчивую и экологически чистую продукцию, а также винтаж, секонд-хенд и местные продукты. Покупки уникальных продуктов, каждый из которых имеет свою историю, естественно, будут способствовать восстановительному экономическому образу жизни и благополучию нашей планеты, нашего разума и нашего тела. Это также вдохновит растущий сектор — тот, который формирует большой бизнес и продвигает лучшую деловую практику. Эта книга рассказывает о новаторских людях и проектах, которые вдохновят вас стать частью перемен.

Wardrobe crisis. How we went from sunday best to fast fashion

Автор: Clare Press

Кто шьет вашу одежду? Раньше было легко ответить на этот вопрос: это была швея по соседству или портной на главной улице. Или вы шили ее сами. Сегодня мы редко знаем происхождение одежды, висящей в наших шкафах. Местного сапожника, портнихи и фабриканта давно уже нет, его заменила глобальная индустрия моды стоимостью 1,5 триллиона долларов в год. В «Гардеробном кризисе» модный журналист Клэр Пресс исследует историю и этику того, что мы носим. Пользуясь своим инсайдерским статусом, Пресс исследует всю модную экосистему, от простых магазинов до высокой моды, раскрывая корни сегодняшней культуры «покупай и выбрасывай». Она прослеживает происхождение таких икон, как Шанель, Диор и Эрмес и следует за нитью, которая вела нас от Марии-Антуанетты к Кэрри Брэдшоу. Со времени, когда Ральф Лорен и Кэлвин Кляйн были всего лишь двумя мальчиками из Бронкса, в мир всемирного гиганта моды, где компания Zara производит более 900 миллионов предметов одежды в год. Гардеробный Кризис – остроумный и убедительный аргумент в пользу революции моды, которая даст вам возможность снова почувствовать себя комфортно в своем гардеробе.

To Die For: Is fashion wearing out the world?

Автор: Lucy Siegle

Разоблачение модной индустрии, написанное обозревателем «Этичной жизни», исследует бесчеловечную и разрушительную для окружающей среды историю, стоящую за одеждой, которую мы так небрежно покупаем и носим. Книга была написана во время глобального финансового кризиса и сокращения потребительских расходов и открывают новую эпоху индустрии моды. To Die For определяет повестку дня срочных изменений, которые могут и должны быть сделаны как отраслью, так и потребителем.

Worn Stories

Автор: Emily Spivack

У каждого есть памятные моменты, связанные хотя бы с одним предметом одежды. В Worn Stories Эмили Спивак собрала более шестидесяти вдохновленных одеждой повествований от деятелей культуры и талантливых рассказчиков. Истории от первого лица варьируются от повседневных до экстраординарных: художник Марина Абрамович рассказывает о сапогах, которые она носила во время перфоманса «Поход по Великой Китайской стене»; музыкант Розанна Кэш – о фиолетовой рубашке, принадлежавшей ее отцу; модельер Синтия Роули – о повязке Girl Scout, которая рассказывала о ее деловой хватке. Веселые, трагические, грустные и праздничные истории предлагают откровенный взгляд на одежду, которая защищает нас, служит униформой, отстаивает нашу индивидуальность или возвращает в прошлое – одежду, которая закодирована историями из нашей жизни.

Stuffocation. Living more with less

Автор: James Wallman

В книге предсказатель трендов Джеймс Уоллман раскрывает растущее в мире чувство застоя и то, как мы можем от него избавиться. У нас есть больше вещей, чем нам могло бы когда-либо понадобиться: одежда, которую мы не носим, ​​гаджеты, которые мы не используем, и игрушки, с которыми мы не играем.

Обладание ими не делает нас счастливее. Это плохо для планеты. Это загромождает наши дома. Это заставляет нас чувствовать себя «задушенными» и напряженными. И это может даже убить нас. В Stuffocation Джеймс Уоллман берет интервью у антропологов, изучающих кризис беспорядка, у экономистов, ищущих новые способы измерения прогресса, и у психологов, которые связывают безудержный материализм со снижением благосостояния. Он знакомит читателей с новаторами, которые отворачиваются от потребления «всё, что вы можете получить» и заменяют его опытом, который дает ощущение осмысленной жизни. Экспериментализм не означает отказ от всего нашего имущества, но это означает преодоление нашей одержимости им и преобразование того, что мы ценим. Вместо того, чтобы покупать новые часы или еще одну пару обуви, можно инвестировать в отдых с друзьями, например. С интригующим пониманием психологии, экономики и культуры Stuffocation является жизненно важным манифестом для изменений. Это вдохновило тех, кто прочитал его, стать счастливее и здоровее и жить с меньшими затратами.

М.Д.Ахундов. Социальное влияние на науку: локальное или атрибутивное?

 

М.Д.Ахундов

 

Социальное влияние на науку:

локальное или атрибутивное?

 

Во второй половине ХХ века разгорелась интересная дискуссия о природе науки: является ли она системой объективного знания или особой формой социального конструирования? На фоне кризиса неопозитивизма ярко засверкала книга Томаса Куна о структуре научных революций, которая наметила путь к не менее броским последующим концепциям социологии научного знания, например, к «Сильной программе» Дэвида Блура, в которой была сделана попытка использовать социальные причины и метафоры не только для объяснения неудач в науке, но и всех научных достижений. Стала модной идея о конце традиционной философии науки, чья роль и функции должны перейти к социологии науки или социологии научного знания.

Речь фактически шла не просто о кризисе неопозитивизма, а о крахе логико-методологического подхода к науке, вместо которого следует развивать более продуктивные социологические или археологические подходы, в которых наука может предстать как постиндустриальная форма шаманизма, к тому же перегруженная мужскими символами, что так коробит современных феминисток. Интересно отметить, что представители социологии научного знания уделяют много критического внимания стандартному логико-методологическому подходу к научной теории (К.Гемпель, Р.Карнап и др.), но стараются не замечать более продвинутые подходы в этой области, например модельно-теоретический подход, структуралистский подход, теоретико-множественный подход (Ван Фраассен, Ф.Сапп, П.Суппес, Дж.Снид, В.Штегмюллер, В.Балзер и др.), которые чересчур формальны для поиска социальных атрибутов или парадигмальных

 

 

– 59 –

 

нагруженностей. В свою очередь, сами ученые и представители логики и методологии науки относятся весьма скептично к социоархеологическим изысканиям в области науки, что же касается постмодернистских изысков в этой области, то они рассматриваются как нечто анекдотическое, требующее не столько серьезной критики, сколько юмористического розыгрыша.

Наибольшую известность получил розыгрыш Алана Сокала, который опубликовал в постмодернистском журнале «Социальный текст» статью-пародию «Переход границ: к трансформативным герменевтикам квантовой гравитации»[1]. Иногда этой статье придается слишком большое значение. Например, Лорен Грэм считает: «В результате публикации в 1996 г. известной статьи физика Нью-йоркского университета Алана Сокала многие ученые и математики считали дискредитированным тезис социальных конструктивистов – тех специалистов по исследованию науки, кто утверждает, что наука подвержена воздействию социальных и культурных факторов»[2]. После того, как статья-розыгрыш была опубликована в достаточно маргинальном журнале, Сокал немедленно опубликовал следующую статью-саморазоблачение в журнале более широкого профиля[3]. Тем не менее я уверен, что многие ученые и математики узнали о розыгрыше Сокала лишь из статьи известного физика Стивена Вайнберга, которая была позднее опубликована в Нью-Йоркском книжном обозрении (8 августа 1996 года). Но даже подобная рекламная статья нобелевского лауреата навряд ли могла дискредитировать тезис социальных конструктивистов. Если мы не можем отдать Кесарю кесарево (нет денег), то следует хотя бы отдать Сокалу сокалово.

Для самого Сокала было очень важно разъяснить, что возможно вывести из его пародии. Во-первых, он хотел продемонстрировать, что мастера постмодернизма (деконструктивистская теория литературы, феминистская эпистемология, экстремальная социоконструктивистская философия науки и т.д.) понаписали множество бессмысленных и абсурдных предложений о науке, пытаясь отвергнуть и обесценить традиционное понимание науки как системы объективного знания и взамен развить новое видение науки как особой формы социального конструктивизма. Сокал использовал множество подобных абсурдных положений из публикаций Ж.Деррида, Ж.Лакана, Ж.-Ф.Лиотара и др., что и послужило основой для его пародии. Я не исключаю возможности, что эта пародия может вызвать восторг, но она не может ответить на вопросы или решить проблемы. Соответственно Грэм справедливо указывает, что «основной спорный вопрос остается, однако, неразрешенным. До какого предела

 

 

– 60 –

 

наука и математика подвержены воздействию общества, в котором они развиваются?»[4]. Во-вторых, Сокал преследует еще и политическую цель. Он разгневан, ибо многие из вышеупомянутых глупостей были порождены самопровозглашенными «левыми». Сокал выступает именно как оскорбленный «левый»: «Для большей части прошедших двух веков Левое движение идентифицировалось с наукой и противостояло обскурантизму; мы верим, что рациональная мысль и бесстрашный анализ объективной реальности (как природной, так и общественной) являются острым оружием в борьбе с мистификациями… Современный поворот многих «прогрессивных» или «левых» научных гуманитариев и социальных исследователей к той или иной форме познавательного релятивизма предает это ценное наследие»[5]. Я вынужден разочаровать Сокала, ибо здесь нет никакого «современного поворота», а есть достаточно типичная «левая» позиция по отношению к науке. Например, Н.Бердяев писал как раз об этой проблеме в начале ХХ века: «Нужно наконец признать, что «буржуазная» наука и есть именно настоящая, объективная наука, «субъективная» же наука наших народников и «классовая» наука наших марксистов имеет больше общего с особой формой веры, чем с наукой»[6]. Народники, анархисты, марксисты,…, постмодернисты обживают «левый» угол очень красочной философской провинции Романтизма, которую так вдохновенно «обустроили» еще И.Гердер, Новалис, Фр.Шлегель и другие любители «бури и натиска». Здесь важно подчеркнуть, что Наука и Романтизм очень часто рассматриваются как нечто антитетическое и оппозиционное (не оппозиция поэзии и прозы, но поэзии и науки). Это не совсем верно. Романтизм действительно стремится отвергнуть науку как систему объективного знания, но взамен он пытается развить новую, антимеханистическую, организмическую, телеологическую науку, да еще в единстве с социальными ценностями, религиозной верой, философскими идеями, поэтическими эмоциями и т.д. Для «левых» все эти романтические красоты были чересчур сложны и они редуцировали их к одному, но очень фундаментальному уровню – это был идеологический уровень. Они не могли поверить, что наука XVIII–ХIХ веков могла быть свободна от социальных и культурных ценностей. Если эта наука была развита в буржуазном обществе, то она должна была быть «буржуазной» наукой и содержать буржуазные идеологические ценности. Соответственно «левые» сформировали основу для идеологической борьбы против «буржуазной» науки, дабы была развита наука «пролетарская». Такая идеологическая борьба была очень типична для СССР в 20–50 годы[7].

 

 

– 61 –

 

Парадоксально, но «левые» начали свою идеологическую войну против «буржуазной» науки как раз в ХIХ веке, когда была уже сформирована идея объективной науки, свободной от каких-либо ценностей. В предшествующие века наука выступала в форме тесной взаимосвязи натуральной (даже экспериментальной) философии и натуральной теологии, где научные и теологические истины были в полном соответствии, гармонии и даже идентичности. Можно говорить о начальной теологической детерминации научного знания. С одной стороны, было необходимо провести христианскую реконструкцию всех античных доктрин, концепций и моделей, которые были восприняты европейской культурой в эпоху Ренессанса (и даже ранее). С другой стороны, было необходимо использовать теологические (метафизические) предпосылки для развития натуральной философии XVII века. Например, я могу указать на следующие трансформации: совершенный Бог – лучший из всех возможных миров – предустановленная Гармония – фундаментальные физические законы сохранения. В Европе было много различных церквей (католическая, протестантская, унитарная, англиканская и др.) и различных теологических доктрин, что повлекло к идеологической борьбе вокруг науки. Учёные-теологи пытались демонстрировать, что их оппоненты были еретиками и антихристианами (очень показательна переписка Лейбница с Кларком). В результате такой борьбы и интенсивного развития науки оказалось возможным понять, что существуют много противоречащих друг другу теологических систем, но только одна рациональная, объективная, экспериментально подтверждаемая наука.

Для западноевропейских «левых» было невозможно в ХIХ веке принять идею науки, свободной от социальных ценностей, но они имели колоритных предшественников и идеологических единомышленников в России. В этой связи совершенно прав Грэм, утверждая, что Россия представляла собой очень специфический и удобный полигон для тестирования гипотез социальных конструктивистов. Уже в России XVIII века мы можем обнаружить «конструктивистские» идеи. Так при Петре Великом были приглашены в Россию немецкие профессиональные историки для создания российской истории. Они явились в Россию с идеалами свободной науки просвещенного Запада и были уверены, что цель науки заключена в поисках объективной истины. Однако истина, которая предстала в их исторических изысканиях, показалась ущербной для патриотического взора русского образованного общества. Соответственно немцев попытались уличить в подтасовке фактов и посягательстве на главные российские

 

 

– 62 –

 

ценности, а саму науку заподозрили в наличии какой-то западной специфики, которая делает эту науку малопродуктивной на русской почве: России не нужна «немецкая» наука и необходимо развивать особую «русскую» или «славянскую» науку. Западная наука рассматривалась в России XVIII–XIX веков как опасный идеологический «троянский конь». Причем «латинская» наука папежников рассматривалась как нечто более опасное, чем наука «немецкая» (т.е. «протестантская»). Социалистическая революция 1917 года не принесла конец такому идеологизированному подходу к науке. Религиозные и национальные ценности были заменены на ценности классовые, то есть пролетарские. Это как раз и был триумф Левого движения: на авансцену Истории вышли Романтики… с большой дороги.

Здесь будет полезно напомнить читателю концепцию идеологизированной науки, которая была развита в конце предыдущего тысячелетия[8]. Три важных положения (или принципа) определяют статус науки: 1) наука имеет социальную природу и может быть развита в социальном контексте особого типа; 2) наука испытывает воздействие социальных ценностей, например идеологические установки ученых и их метафизические предпосылки могут оказывать воздействие на создаваемые ими научные концепции; 3) объективный статус науки. Забвение третьего принципа, отказ от него или сомнения в нем как раз и порождают феномен идеологизированной науки, будь то «славянская» наука, «арийская» наука, «пролетарская» наука или даже нечто совсем уж постмодернистское, например «демократическая – постколониальная – неевропоцентристская – профеминистская – поликультурная» наука. Во всех таких случаях идеологические ценности не просто обусловливают поведение или склонности ученых и их мировоззренческие и методологические предпочтения, но и стремятся проникнуть во внутреннюю структуру науки.

Конечно, мы должны учитывать, что два положения – «наука как система объективного знания» и «наука как форма социального конструирования» – это всего лишь лозунги двух различных подходов к науке. Первый подход был сформирован еще во времена научно-теологического содружества. Я могу предложить, например, следующую линию трансформаций: единый совершенный Бог обладает объективным знанием реальности – объективное знание реальности существует – Природа есть великая Книга, написанная математическим языком – наука есть система объективного знания. Естественно, очень важные различия существуют между божественным объективным знанием как абсолютно истинным и абсолютно полным знанием реальности, и научным объективным знанием, которое

 

 

– 63 –

 

ученые должны развивать, уточнять и аккумулировать. Ученые и философы науки также должны бороться против различных Идолов (по Ф.Бэкону), они должны элиминировать ложные гипотезы и теории, они должны разрабатывать и использовать специальные методологические и логические принципы для того, чтобы развивать более совершенные модели науки в рамках первого подхода. Я могу указать некоторые из таких моделей:

1) наука как формирование объективного знания реальности, а также теоретическая систематизация и экспериментальная проверка такого знания;

2) позитивизм и механицизм ХIХ века восприняли такую модель науки, но добавили к ней важные положения и принципы, например, что все научное знание должно базироваться на чувственном опыте и что наука должна быть развита в соответствии с принципами механицизма, унификации и редукционизма;

3) логический позитивизм ХХ века попытался объединить позитивистскую модель науки с новой формальной (символической) логикой, дабы провести, например, формальное исследование структуры науки.

Логические позитивисты, конечно же, понимали, что реальное научное мышление не подвластно строгим канонам формальной логики. Соответственно они провели различение между контекстом открытия и контекстом обоснования. Контекст открытия может быть нелогичным и даже иррациональным. Но и оставшаяся часть научной теории, которая составляет контекст обоснования, не может быть непосредственно подвергнута формальному истолкованию. Необходимо провести специальную реконструкцию научной теории, например аксиоматическую реконструкцию, а также использовать специальную верификационную теорию значения, дабы элиминировать все бессмысленные предложения и слова из контекста обоснования (например, все социальные атрибуты). Подобные строгие логические требования было очень трудно реализовать. Их скорее следует рассматривать как некий идеал. Но подобные трудности (и даже кризис) логического позитивизма и соответствующей модели науки не столь уж и важны сейчас. Более важно, что мы можем лучше понять с этих позиций суть дискуссии Сокала и Грэма, в которой они оба обращаются к двум контекстам логического позитивизма. Сокал описывает достаточно традиционную точку зрения: социальные, политические, религиозные и философские идеи могут воздействовать на контекст открытия, что же касается контекста обоснования, то общепринято, что подобные идеи «лишь ИНОГДА

 

 

– 64 –

 

влияют на оценки учёными доказательств за или против конкретных теорий (описательное утверждение)» и «такие влияния вредны (нормативное утверждение)»[9]. Так как Сокал признаёт, что социальные факторы влияют только на контекст открытия, то Грэм определяет такой подход как «локальный». Со своей стороны Грэм предлагает «атрибутивный» подход: «Я не принимаю того взгляда, что определённые категории или типы научных утверждений, будь то математические уравнения или сущностные теории, не подвержены социальному влиянию. На мой взгляд, любая часть науки может быть подвержена такому влиянию…. Поэтому социальное воздействие на науку наилучшим образом описывается как «атрибут»[10].

Я думаю, что подобный подход можно рассматривать как более сильную программу, чем «Сильная программа» Д.Блура в социологии научного знания. К счастью, такой вывод можно считать слишком поспешным. Я пишу «к счастью», потому что хорошо знаю Лорена Грэма и уверен, что он совсем не стремится стать представителем экстремистского крыла социальных конструктивистов. Дело в том, что Грэм фактически не рассматривает контекст открытия и контекст обоснования. Речь идет о более размытой и менее структурированной модели: «мягкие» части научных теорий, вроде их философских интерпретаций, и сущностные теории с математическими уравнениями, которые лежат в основе современной физики. Сразу хочу отметить, что философские интерпретации научных теорий не входят ни в контекст открытия, ни в контекст обоснования. Более того, они не являются «мягкими» частями научной теории и могут вообще далеко выходить за пределы науки.

Что касается сущностных (базисных) теорий и их математических уравнений, то мы можем рассмотреть достаточно традиционную модель физической теории: фундаментальные физические законы как аксиомы физической теории, которые используются для выведения множества теорем, которые связаны с наблюдаемыми величинами при помощи правил соответствия, с последующим экспериментальным подтверждением теории. Мы используем различные математические уравнения на различных уровнях физической теории: уровень аксиом, уровень теорем, уровень правил соответствия, операциональный уровень и т.д. Мы можем рассматривать как сущностное ядро физической теории только уровень аксиом и теорем (с их уравнениями), но не правила соответствия, начальные условия, эмпирические интерпретации и т.д.

Соответственно, когда Грэм пишет, что социальное воздействие на науку можно наилучшим образом охарактеризовать как атрибутивное, мы должны спросить его о сути такого атрибута. Возможно

 

 

– 65 –

 

ли применять один и тот же атрибут для всех частей или уровней физической теории или различные уровни могут испытывать такое воздействие в различной степени, от абсолютно тривиальных форм в сущностных теориях (например, некоторые предрасположенности ученых к различным эквивалентным математическим описаниям) до более «конструктивистских» форм на операциональном или эмпирическом уровнях? Может имеет смысл вспомнить, что философы разработали не только представление об атрибутах, но еще и об акциденциях.

Грэм уверен, что даже математические уравнения сущностных теорий могут нести социальные атрибуты. Естественно, необходимо найти особую страну или культуру, где наука была развита достаточно плодотворно, но в очень необычной идеологической среде. Грэм считает, что советская наука может быть подходящим объектом для такого исследования. С одной стороны, марксизм был важным фактором, воздействующим на советскую науку (иногда в положительном направлении). С другой стороны, некоторые выдающиеся советские ученые восприняли марксизм, получили важные научные результаты и, что очень важно для Грэма, вывели математические уравнения. Одним из таких ученых был ведущий советский физик В.А.Фок, решительный защитник теории относительности. Грэм пишет, что «Фок был убежденным марксистом и для того, чтобы сделать теорию относительности более совместимой с его философскими взглядами, он был вынужден не только предложить изменения в терминологии Эйнштейна, но также модифицировать математическое обоснование теории относительности»[11]. Я хочу кратко коснуться обоих тезисов: марксизм Фока (и роль марксизма в советской науке) и его модификация уравнений Эйнштейна. Грэм пишет, что слышал от многих об искренней приверженности Фока диалектическому материализму. Более того, Грэм цитирует историка российской физики Г.Горелика: «Нет сомнений, что Фок в 1930-е годы был уже искренне привержен к диалектическому материализму». Однако Грэм не приводит конца этого предложения, где Горелик указывает, что Фок был привержен к тому, что он называл «диалектическим материализмом». Если у читателя возникнет вопрос, а что же это было на самом деле, то Горелик может помочь: за фоковским «диалектическим материализмом» можно обнаружить… платоновский идеализм[12]. С учетом подобного марксизма-платонизма я вспоминаю, что советские лидеры в 1930-е годы подозревали (а в КГБ успешно «доказывали»), что советские ученые и интеллектуалы были подобны редиске с красной кожицей и белой

 

 

– 66 –

 

начинкой, то есть с марксистской фразеологией и антисоветской сутью. Конечно, я уверен, что Фок не держал за пазухой каких-либо антисоветских камней, но я также уверен, что его марксизм (как и марксизм подавляющего большинства советских ученых) имел формальный и поверхностный (как кожица) характер. Я очень сомневаюсь, что кто-либо в Советском Союзе мог развить научную теорию под воздействием марксизма. Иное дело, что очень многие пытались продемонстрировать, что научные теории их оппонентов были в противоречии с теми или иными принципами марксизма (в действительности речь шла о фантомных противоречиях с вульгаризированными принципами).

Такое агрессивное использование марксизма (или «воинствующего материализма») изначально было типично для непрофессиональных новых «коммунистических» ученых и «красных» профессоров (благо были созданы специальные Коммунистическая Академия, Институт Красной Профессуры и прочие аналогичные кузницы аналогичных кадров) в борьбе против профессиональных ученых, которые получили образование в университетах дореволюционной России или Западной Европы. Некоторые из этих профессиональных ученых (П.Л.Капица, Л.Д.Ландау, В.А.Фок, Ю.А.Харитон и др.) стажировались в лучших научных западных центрах (Берлин, Кембридж, Копенгаген, Париж) уже в советское время. Так как этим профессиональным ученым приходилось не только вести научные исследования и преподавательскую практику, но также участвовать в идеологической борьбе, то они (часть из них) вынуждены были принять на вооружение марксизм или, по крайней мере, агрессивную марксистскую фразеологию, хлесткие обвинения и дежурные лозунги. Для этих целей было совершенно достаточно прочесть и усвоить всего лишь одну книгу В.И.Ленина «Материализм и эмпириокритицизм», – вялотекущее изучение этой книги составляло содержание многочисленных методологических семинаров в советских научных институтах. Показательно, что Фок рассматривал эту книгу Ленина как эталон диалектического материализма.

В течении 20–50-х годов «пролетарские» ученые и философы пытались продемонстрировать, что все современные западные научные теории (теория относительности, квантовая механика, генетика, кибернетика и др.) были опасными формами идеализма и буржуазной идеологии. В этой ситуации профессиональным ученым было необходимо:

1) вскрыть безграмотность и невежество своих «пролетарских» оппонентов, причем как в науке, так и в марксизме;

 

 

– 67 –

 

2) защитить свои собственные теории и исследования от глупых, но опасных идеологических обвинений;

3) проводить научные исследования, развивать новые теории и т.д.;

4) критиковать идеологические, философские и научные ошибки ведущих западных ученых (Н.Бор, В.Гейзенберг, Дж.Джинс, П.Иордан, Э.Милн, А.Эддингтон, А.Эйнштейн и др.).

Например, Фок сумел защитить теорию относительности Эйнштейна и провести содержательные исследования в этой области, но, в то же самое время, он должен был критиковать Эйнштейна за ложные философские идеи, физические ошибки и математические несовершенства, которые необходимо было корректировать и развивать дальше на основе марксистских установок. Фок писал в письме к И.Е.Тамму, что хочет показать философские грехи Эйнштейна и дать им отпущение. Здесь встают три вопроса: 1) о каких философских грехах Эйнштейна идет речь? 2) какие инновации сделал Фок в общей теории относительности? 3) могли ли фоковские уравнения испытать воздействие со стороны марксизма?

Естественно, Эйнштейн не был святым и, возможно, имел философские (и не философские) грехи, но Фок мало что знал о таких реальных грехах Эйнштейна и вынужден был использовать то, что мог найти в нелепых публикациях невежественных «пролетарских» ученых и философов. Например, общая теория относительности рассматривалась как крайняя форма философского релятивизма, которая не только изгоняла любые элементы абсолютности из современной физики, но также настаивала на относительности Добра и Зла, истины и лжи. Подобные обвинения посылались не по адресу. Эйнштейн неоднократно отвергал любые связи своей теории с какими-либо формами философского или этического релятивизма. Я думаю, что после того, как Г.Минковский развил четырёхмерный формализм для специальной теории относительности, стало совершенно очевидно, что абсолютность играет в этой теории не менее важную роль, чем относительность. Тем не менее Грэм описывает следующее воззрение Фока: «Единственной вещью, которой теория относительности не была, настаивал Фок, так это чисто релятивистской теорией. Он был убеждён, что чисто релятивистская теория с трудом была бы воспринята диалектическими материалистами вроде него самого, с их признанием объективной реальности и оппозицией к полностью релятивистским понятиям истины»[13]. Я хочу ещё раз повторить, что подобные представления были не только трудно воспринимаемы для диалектических материалистов, но и чужды самой теории относительности. Однако сейчас более важно рассмотреть представления

 

 

– 68 –

 

Фока, на базе которых он пытался развить математическую основу для общей относительности. Он считал, что такая основа должна быть в согласии с теорией Эйнштейна, но определять иные философские выводы.

Фок стремился показать, что общая теория относительности была не полностью релятивистской теорией и, более того, обосновывала материализм. Для этой цели Фок пытался использовать привилегированную систему координат – гармонические координаты. Он подчёркивал, что гармонические координаты отражают важные внутренние свойства пространства-времени, а также свойства, связанные с распределением и движением весомой материи. Фок пытался развить более совершенную теорию гравитации на базе таких координат. Может сложиться впечатление, что подобные усилия Фока были безусловно успешны, ибо Грэм пишет, что многие ведущие специалисты в области общей относительности (Дж.Уилер в США, А.Лихнерович во Франции и др.) оценивали разработки Фока как оригинальные и впечатляющие. Однако ситуация была не столь однозначна, и соответственно необходимо ответить на вопрос: что оригинального и ценного было в разработках Фока, а что встретило негативную реакцию научной общественности?

В связи с этим вопросом будет полезно использовать теперь мои замечания об уровнях физической теории: 1) фундаментальные принципы, законы и их математические уравнения (дедуктивно организованное множество аксиом, определений и теорем) базисной теории, и 2) правила соответствия, начальные и граничные условия, процедуры измерения, эмпирические интерпретации, экспериментальные подтверждения. Хронологически первый реальный успех в развитии теории относительности был достигнут в ядре теории (то есть на первом уровне): Эйнштейн разработал общую теорию относительности и знаменитые гравитационные уравнения в искривлённом четырёхмерном пространстве-времени Римана. Следующим шагом явилось экспериментальное подтверждение теории: Эддингтон провёл первое наблюдение искривления световых лучей в солнечном затмении 1919 года. Это был великий триумф общей теории относительности, который заслонил другие очень важные проблемы, полностью не решённые до сегодняшнего дня. Например, мы используем координаты, чтобы описать события в четырёхмерном пространстве-времени, но эти координаты являются лишь способом нумерации точек в четырёхмерном многообразии и не совпадают с «наблюдаемыми», которые фигурируют в физических экспериментах по измерению пространственных и временных характеристик.

 

 

– 69 –

 

Определение этих характеристик в искривленном пространстве-времени является очень сложной проблемой. Соответственно в общей теории относительности было очень важно разработать переход от теоретических понятий к физическим наблюдаемым величинам. Фоковский подход на основе гармонических координат был одним из многих конструктивных подходов к наблюдаемым физическим величинам в общей теории относительности. Уилер и Лихнерович пытались найти свои собственные решения этой же самой проблемы и, естественно, для них был интересен и оригинален подход Фока на базе гармонических координат. Я думаю, что социальные ценности могут оказывать определенное влияние на этот уровень координат, начальных условий и т.д.

Фок также использовал гармонические координаты и определенные упрощения для переформулировки эйнштейновских гравитационных уравнений. В результате он развил иные уравнения, например для тензора кривизны, и был уверен в преимуществе своих уравнений. Он показал, что однородное на бесконечности пространство может быть наделено привилегированной системой координат (гармоническими координатами), которая будет проявлением абсолютности в эйнштейновском релятивистском мире. Фок считал, что речь должна идти не об общей теории относительности (или теории общей относительности), а о более совершенной теории гравитации, которая дает возможность решать многие важные проблемы. Такие претензии встретили резко отрицательную реакцию со стороны западных ученых, особенно тех, кто был близок к Эйнштейну и сотрудничал с ним. Реакция советских ученых также была весьма скептическая. Когда Леопольд Инфельд (сотрудник и соавтор Эйнштейна) был приглашен на конференцию в Москву в 1955 году, он смог наблюдать показательную картину: практически все ведущие советские физики (В.Гинзбург, Л.Ландау, И.Тамм и др.) выступили в защиту Эйнштейна. Фок пытался объяснить преимущества своей теории с физической и философской (марксистской) точек зрения, но его оппоненты заявили, что совершенно нет необходимости вводить дополнительные уравнения для определения координатной системы и что это не дает ничего нового. Фок оказался в полной изоляции[14]. Таким образом, можно считать, что претензии Фока оказались необоснованными, но это не означает, в свою очередь, что оказались необоснованными и претензии Грэма. Я думаю, что случай Фока не является удачным для тестирования грэмовского подхода к социальным атрибутам.

 

 

– 70 –

 

Во-первых, уравнения Фока и его теория гравитации имеют отношение не столько с «твердым ядром» общей теории относительности, сколько со вторым уровнем физической теории, то есть со специальной формой конкретной модификации общей теории и с ее приложением к определенному идеализированному миру, где имеет место евклидовое поведение на бесконечности, где необходимо ввести конкретные начальные и граничные условия, где необходимо использовать привилегированную систему координат. Я уже указывал, что на таком уровне рассмотрения вполне возможны заметные влияния социальных факторов, но это не ядро общей теории и не ее фундаментальные уравнения. Если мы хотим рассматривать социальные атрибуты «ядра» физической теории, то необходимо анализировать такие возможные воздействия в развитии физической теории на ее теоретическом уровне, например развитие классической механики от уравнений Ньютона к уравнениям Лагранжа и уравнениям Гамильтона, а для полной уверенности можно также рассмотреть более формальные аксиоматические основания классической механики частиц[15]. Аналогичный анализ можно провести для развития квантовой механики: от волнового уравнения Шредингера и матричных уравнений Гейзенберга к уравнениям Дирака и далее к уравнениям фон Неймана в бесконечномерном гильбертовом пространстве. Я думаю, что подобная теоретическая эволюция может быть рассмотрена и в случае общей теории относительности как цепь теоретических обобщений: от гравитационных уравнений Эйнштейна к геометризованной теории гравитации и электромагнетизма, далее к уравнениям единой теории поля и, наконец, к квантовой геометродинамике, где придется искать социальные атрибуты в пенообразной структуре пространства с переменной топологией (Дж.Уилер).

Вторая причина, по которой случай Фока не подходит для подтверждения тезиса социальных конструктивистов, состоит в том, что марксизм Фока носил формальный и конформистский характер. Я встречался с Фоком несколько раз (даже ездил в Ленинград для специальной встречи) и имел интересные с ним беседы о философии естествознания. Он, конечно же, был выдающимся ученым, но весь его марксизм может быть сведен к трем предложениям: 1) мир есть движущаяся материя в пространстве и времени, 2) движущаяся материя находится под действием законов диалектики, 3) мы можем получать объективное знание о реальности. Такой «марксизм» можно найти уже у досократиков, да и просто в здравом смысле.

 

 

– 71 –

 

В заключение я хочу подчеркнуть, что необходимо использовать очень специальные социальные ценности, дабы проверить тезис социальных конструктивистов. Такие ценности должны быть не только на языках ученых, но в их душах, сердцах и умах. Марксизм советских ученых мало пригоден на эту роль. Вместе с тем возможны какие-то другие социальные ценности, которые существенны для определенной части российских ученых, наприме, славофилизм, русский национализм, антисемитизм, идеология православной церкви, софиология и др., и которые могут быть продуктивны для социологии знания. Совсем не обязательно, чтобы такие социальные ценности имели общий для всего общества характер, как официальная идеология тоталитарного государства (коммунизм или фашизм). Достаточно рассмотреть одного ученого хотя бы с одной социальной ценностью в душе, который сделал одно выдающееся открытие в науке. Соответственно я могу себе представить, что скрытый еретический социанизм Ньютона мог оказать влияние на его научные идеи и даже на его математические уравнения, но я не могу себе представить, что фоковский «дежурный» марксизм мог играть какую-либо роль в его научных изысканиях.

Грэм пытается показать, что его подход не зациклен лишь только на Россию, но касается воздействия социальной среды на физику и математику везде. Он оглядывается назад на историю физики и находит там множество примеров подобных взаимодействий между математикой и философией: «Пифагорейцы и их вера во взаимосвязь математики и музыкальных гармоний, астрономы Птолемея и их приверженность к сферическому описанию небесных тел, Кеплер и его геометрическое строение солнечной системы, Максвелл и его объяснение электромагнитных полей на основе механических и гидродинамических аналогий».[16] Мне импонирует точка зрения Грэма, что везде можно обнаружить воздействие социальной среды на физику и математику, но я хочу заметить, что его четыре примера не подтверждают подобное воззрение. Более того, эти примеры могут быть использованы для демонстрации противоположной точки зрения:

1) пифагорейцы действительно были уверены во взаимоотношении математики и музыкальной гармонии, но последняя была частью древнегреческой математики (арифметика, геометрия, музыкальная гармония и математическая астрономия). Таким образом, музыкальная гармония (как особая теория чисел) была истинным интеллигибельным знанием, без каких-либо мнений, чувств и ценностей;

 

 

– 72 –

 

2) в птолемеевской астрономии была приверженность к сферическому описанию небесных тел или, что более важно, было необходимо использовать равномерные круговые движения, дабы быть в согласии с принципами Аристотеля и с платоновским методологическим требованием «сохранить явления». Тем не менее сам Птолемей вынужден был ввести в рассмотрение «эквант», без которого было невозможно развить работающую модель, но с которым в систему пришли неравномерные вращения…. В полном противоречии с традиционными философскими ценностями. Интересно отметить, что Коперник позднее пытался элиминировать все подобные не-Аристотелевские элементы из астрономии и в результате развил гелиоцентрическую модель, которая была… в ещё большем противоречии со старыми и новыми философскими и социальными ценностями;

3) Кеплер действительно пытался использовать пифагорейские идеи о правильных многогранниках и даже построил на их основе иерархию планетных орбит солнечной системы, но очень скоро отказался от этой конструкции, ибо велики были расхождения с данными астрономических наблюдений. Дальнейшие астрономические исследования привели его к великому научному открытию, которое было в полном противоречии с наиболее фундаментальными философскими ценностями: круговые орбиты были канонизированы в течение тысячелетий, ибо только совершенные круговые орбиты могли соответствовать совершенному Космосу и его небесным объектам, но Кеплер доказал, что реальные орбиты планет имели эллиптические формы. Таким образом, можно сказать, что действительно великие научные открытия вступают в противоречие с традиционными социальными и философскими ценностями, то есть даже контекст открытия может быть без каких-либо социальных воздействий;

4) Максвелл действительно использовал множество механических моделей и аналогий (это было типично для английской науки, но не было типично, например, для французской науки), но это было в контексте открытия или в «строительных лесах» научной теории. Что же касается ядра его электродинамики, то на этом уровне он использовал математические гипотезы и развил знаменитые уравнения электромагнитного поля, которые вели к антимеханическим выводам и определили великий кризис механического мировоззрения.

В завершение я хочу отметить, что главный тезис Грэма – «вся наука демонстрирует социальные атрибуты» – напоминает мне один изначальный принцип из оруэлловской «Фермы животных» – «все

 

 

– 73 –

 

животные равны», который был позднее усовершенствован с помощью следующего дополнения – «но некоторые животные равнее». Я думаю, что тезис о социальном воздействии на науку может быть усовершенствован в том же самом направлении: различные уровни науки и различные этапы в развитии науки испытывают социальные воздействия в различной степени, от существенных и неустранимых, до абсолютно тривиальных и легко элиминируемых.

 

Примечания

 

[1] Alan D.Sokal. Transgressing the Boundaries: Toward a Transformative Hermeneutics of Quantum Gravity. Social Text, No. 46/47, spring/summer 1996. P. 217–252. [2] Лорен Грэм. Выражают ли математические уравнения социальные свойства? // На переломе. Отечественная наука в первой половине ХХ века. Вып. 2. СПб., 1999. С. 26. [3] Alan Sokal. A Physicist Experiments with Cultural Studies. Lingua Franca. № 6(4), May/June 1996. P. 62–64. [4] Лорен Грэм. Там же. С. 26. [5] Alan Sokal. A Physicist Experiment with Cultural Studies. P. 63. [6] Бердяев Н. Философская истина и интеллигентская правда // Вехи. М., 1909. С. 12. [7] См.: Ахундов М.Д., Баженов Л.Б. Философия и физика в СССР. М., «Знание», 1989. [8] Ахундов М.Д., Баженов Л.Б. У истоков идеологизированной науки // Природа. 1989. № 2. С. 90. [9] Лорен Грэм. Там же. С. 27. [10] Там же. С. 29. [12] Горелик Г.Е. В.А.Фок: философия тяготения и тяжесть философии // Природа. 1993. № 10. С. 92. [13] Лорен Грэм. Там же. С. 30. [14] См.: Леопольд Инфельд. Страницы автобиографии физика // Новый мир. 1965. № 9. С. 194–195. [15] McKinsey, J.C.C., Sugar A.C., Suppes P.C. Axiomatic Foundations of Classical Particle Mechanics // J. of Rational Mechanics and Analysis. 1953. № 2. P. 253–272. [16] Лорен Грэм. Там же. С. 33.

Как соцсети влияют на наше настроение, сон, психическое здоровье и отношения

  • Джессика Браун
  • BBC Future

Автор фото, Getty Images

В обзоре BBC Future - последние и самые масштабные исследования того, как социальные медиа, прежде всего, Facebook, Twitter и Instagram, влияют на наше психическое самочувствие.

Три миллиарда человек во всем мире, то есть около 40% населения, пользуются социальными сетями в интернете. Мы тратим на них в среднем два часа ежедневно: публикуем заметки, обмениваемся фото, реагируем на посты друзей.

Каждую минуту пользователи соцсетей отправляют почти полмиллиона твитов и фотографий в Snapchat.

Если социальные медиа играют в нашей жизни такую ​​большую роль, то очень важно понимать, как они влияют на нас.

Не жертвуем ли мы ради онлайн-общения нашим психическим здоровьем и хорошим самочувствием и не тратим ли понапрасну свое драгоценное время? Что говорят об этом научные исследования?

Поскольку социальные медиа - явление относительно новое, окончательных выводов, конечно, пока не хватает.

Имеющиеся исследования, в основном, базируются на сообщениях самих пользователей, представляющих информацию недостаточно объективно.

Однако и данные проведенных исследований уже позволяют сделать определенные выводы. Обозреватель BBC Future ознакомилась с результатами важнейших из них.

СТРЕСС

Социальные сети - это место, где мы нередко выражаем свое возмущение по поводу чего-либо, от некачественных услуг до политических проблемм. Это позволяет нам выпустить пар, но превращает нашу ленту новостей в бесконечный поток негатива.

В 2015 году исследователи Центра Pew Research в Вашингтоне попытались выяснить, на самом ли деле соцсети освобождают нас от негативных эмоций или, наоборот, вызывают больше стресса.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Исследования показывают, что мобильный плохо влияет на качество живого общения

Опрос, в котором приняли участие 1800 человек, показал, что женщины гораздо больше, чем мужчины, подвержены стрессу от соцсетей. Самым большим источником негатива они назвали Twitter, поскольку он постоянно напоминает о неприятных ситуациях в жизни других людей.

Twitter, однако, также выступал эффективным средством снизить последствия стресса: чем больше женщины им пользовались, то менее напряженно себя чувствовали.

Интересно, что у мужчин такой эффект не наблюдался. По мнению исследователей, они не принимают социальные сети так близко к сердцу, как женщины. В целом исследователи пришли к выводу, что пользование соцсетями связано со "сравнительно низким уровнем стресса".

НАСТРОЕНИЕ

В 2014 году австрийские исследователи выяснили, что 20 минут, проведенные в Facebook, оставляли пользователей в худшем настроении, чем после просмотра других страниц в интернете. Очевидно, это было связано с тем, что пользование соцсетями казалось им пустой тратой времени, считают ученые.

По мнению исследователей из Калифорнийского университета, хорошее или плохое настроение способно быстро распространяться между пользователями социальных сетей.

В период с 2009 по 2012 год ученые проанализировали эмоциональную составляющую более миллиарда статусов около 100 млн пользователей Facebook.

Анализ показал, например, что плохая погода увеличивала количество негативных сообщений на 1%. Один негативный пост, написанный кем-то во время дождя, влиял на 1,3 сообщения друзей в других городах, где погода на тот момент была солнечной.

Хорошо, что веселые сообщения имели сильное влияние. Как выяснили ученые, каждый приятный пост вдохновлял 1,75 сообщения, написанного на позитивной ноте.

Хотя повышали ли такие статусы настоящее настроение пользователей, остается неизвестным.

Тревожность

Исследователи также попытались выяснить, как соцсети влияют на общий уровень тревожности, сон и концентрацию внимания.

Исследование, опубликованное в журнале "Компьютеры и поведение человека" (Computers and Human Behaviour), установило, что люди, которые пользуются семью и больше сетями, имеют втрое выше общий уровень тревожности, чем пользователи 0-2 платформ.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Привлекательность социальных сетей заключается прежде всего в том, что они прекрасно имитируют приятные ощущения игры

Впрочем, как и почему именно социальные медиа вызывают беспокойство, ученым не известно.

Исследование 2016 года, проведенное в Университете Бабеш-Боляй в Румынии, посвященное связи между социальной тревожностью и использованием соцсетей, дало смешанные результаты.

ДЕПРЕССИЯ

Хотя некоторые прошлые исследования обнаруживали связь между депрессией и пользованием сетями, новые разведки в этой области свидетельствуют об обратном эффекте.

Два исследования, в которых принимали участие более 700 студентов, показали, что симптомы депрессии, например, плохое настроение, чувство неполноценности и отчаяние, связаны с качеством онлайн-общения.

У тех, кому виртуальная коммуникация приносила преимущественно негативные эмоции, депрессивные симптомы были выше.

Похожее исследование, проведенное в 2016 году с участием 1700 человек, показало, что риск депрессии и тревожности был втрое выше у тех, кто пользовался несколькими социальными медиа-платформами.

Среди причин, названных исследователями, были, прежде всего, виртуальная травля и искаженное представление о жизни других людей.

Однако ученые также изучают, как социальные медиа могут выявлять симптомы депрессии, что поможет быстрее обратиться за профессиональной помощью.

По заказу компании Microsoft исследователи обследовали 476 пользователей Twitter и проанализировали их профили в соцсети, обращая внимание на стиль сообщений, эмоции, тип взаимодействия с другими пользователями и признаки депрессивного поведения.

С помощью этих данных они разработали анкету, которая позволяет в семи из десяти случаев спрогнозировать риск депрессии еще до появления первых симптомов.

В прошлом году ученые из Гарвардского университета и Университета Вермонта разработали аналогичный инструмент для анализа фотографий в Instagram, который имеет такую ​​же эффективность. В исследовании принимали участие 166 пользователей сети.

СОН

Большую часть своей истории люди проводили вечера в темноте, и только в последние века в наших спальнях появилось искусственное освещение.

Исследования показывают, что оно подавляет выработку гормона мелатонина, который способствует сну. Хуже всего влияет на него голубой свет от экранов смартфонов и ноутбуков.

Итак, привычка проверять перед сном ленту новостей в Facebook или Twitter плохо влияет на качество сна.

В прошлом году исследователи из Питтсбургского университета опросили 1700 человек в возрасте от 18 до 30 лет о том, как они пользуются соцсетями.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Худшее время заходить в соцсети - перед сном

Ученые обнаружили, что голубой свет, который излучают наши гаджеты, играет существенную роль в нарушении сна.

Хуже всего влияло не общее время, проведенное в сети, а частота мероприятий в ней, что свидетельствовало о "навязчивой привычке" постоянно проверять обновления.

Исследователи, однако, не выяснили окончательно, именно ли социальные сети вызывают расстройства сна или это те, кто уже страдает бессонницей, проводят больше времени в сетях.

ЗАВИСИМОСТЬ

Несмотря на заявления нескольких исследователей о том, что Twitter вызывает большую зависимость, чем сигареты и алкоголь, навязчивое пользование сетями не было внесено в список расстройств психического здоровья.

Однако социальные медиа меняются быстрее, чем ученые успевают их изучать.

Некоторые исследователи обращают внимание на различные типы навязчивого поведения в соцсетях.

Так, голландские ученые недавно разработали собственную шкалу для выявления возможной зависимости.

Впрочем, если зависимость от соцсетей действительно существует, ее можно считать типом общей интернет-зависимости, которая является официально признанным расстройством.

В 2011 году ученые из Университета Ноттингема Дария Кусси и Марк Гриффитс проанализировали 43 предыдущих исследования в этой области и пришли к выводу, что зависимость от соцсетей действительно является психическим расстройством и требует профессиональной помощи.

Они обнаружили связь между чрезмерным пользованием сетями и проблемами в отношениях, худшими результатами в учебе и меньшим участием в реальном общении.

Более склонны к подобным зависимостям, как считают ученые, алкоголики, экстраверты и те, кто компенсирует сетями недостаток настоящих отношений.

САМООЦЕНКА

Женские журналы с фотографиями слишком худых моделей, к тому же обработанными в Photoshop, уже давно признаны источником низкой самооценки у молодых женщин. Но теперь беспокойство у некоторых групп активистов начали вызывать и социальные медиа.

Специальные фильтры в них, а также освещение и угол съемки позволяют создавать малореалистичные фотографии.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Просмотр чужих селфи может плохо влиять на самооценку

Согласно опросу 1500 пользователей, проведенному благотворительным фондом Scope, более половины молодых людей в возрасте 18-34 лет отметили, что соцсети заставляют их чувствовать себя непривлекательными.

Исследование 2016 года, проведенное в Университете штата Пенсильвания, показало, что просмотр чужих селфи занижает самооценку, поскольку пользователи сравнивают себя с фотографиями людей в самый счастливый момент их жизни.

А женщины обычно негативно сравнивают себя с селфи других женщин, обнаружили исследователи из Университета Стретклайда в штате Огайо и Университета штата Айова.

Впрочем, на самооценку плохо влияют не только селфи других пользователей. Опрос тысячи пользователей Facebook из Швеции показал, что в целом женщины, которые проводят много времени в этой соцсети, чувствуют себя менее счастливыми и уверенными.

Исследователи пришли к выводу: "Пользователи Facebook сравнивают свою жизнь с карьерными достижениями и счастливыми отношениями других людей, и такие сравнения часто бывают не в их пользу".

Однако одно небольшое исследование показало, что просмотр своего аккаунта вместо фотографий других людей способен повысить чувство собственного достоинства.

Исследователи Корнелльского университета в Нью-Йорке выяснили это в ходе эксперимента, во время которого одна группа студентов сидела перед зеркалом, тогда как другая - рассматривала свой аккаунт в Facebook.

Автор фото, Josh Rose / Unsplash

Підпис до фото,

В некоторых случаях социальные сети хорошо влияют на настроение и эмоциональное самочувствие

Социальная сеть имела положительное влияние на самооценку участников. Исследователи объясняют это тем, что зеркала или фотографии заставляют нас сравнивать себя с социальными стандартами, тогда как просмотр собственного профиля в Facebook позволяет нам самим контролировать, как мы представляем себя миру.

САМОЧУВСТВИЕ

В исследовании, начатом в 2013 году, ученые выяснили, что чем больше времени люди проводили в Facebook, тем меньше они испытывали удовлетворение от жизни.

Впрочем, некоторые другие эксперименты обнаружили обратное. Люди с эмоциональной нестабильностью чаще пишут о своих чувствах. В результате поддержка, которую они получают онлайн, помогает им быстрее оправиться от негативного опыта.

Хотя в целом этот вопрос весьма неоднозначен, соцсети хуже влияют на самочувствие людей, страдающих от социальной изоляции.

ОТНОШЕНИЯ

Если когда-то во время разговора с другом, он или она вынимали свой смартфон и начинали прокручивать ленту Instagram, вы, наверное, задумывались о том, как соцсети влияют на отношения.

В неменьшей степени это касается и романтических отношений. Исследователи из Университета Гвельфа в Канаде опросили 300 пользователей Facebook в возрасте 17-24 лет, "ревнуют ли они, когда их партнер добавляет в друзья незнакомого человека противоположного пола".

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Опрос, в котором приняли участие 1800 человек, показал, что женщины гораздо больше, чем мужчины, подвержены стрессу от соцсетей

Исследование показало, что женщины, которые проводят гораздо больше времени в Facebook, чем мужчины, чаще испытывают ревность.

Исследователи пришли к выводу, что "сама среда соцсети способствует этому чувству, а также усиливает беспокойство относительно качества их романтических отношений".

ЗАВИСТЬ

В исследовании, в котором приняли участие 600 взрослых, примерно треть сообщила, что соцсети вызывают у них негативные эмоции - преимущественно разочарование, причиной которого является зависть.

Вызывает ее нелестное сопоставлением своей жизни с жизнью других людей, и прежде всего это касается фотографий из путешествий.

Чувство зависти вызывает так называемую "спираль зависти", когда люди начинают публиковать больше именно таких фотографий, которые заставляют завидовать.

Однако зависть не обязательно является деструктивной эмоцией. Она часто заставляет нас работать упорнее, считают исследователи из Мичиганского университета и Университета Висконсин-Милуоки.

Во время эксперимента они показали 380 студентам фотографии и сообщения из Facebook и Twitter, которые обычно вызывают зависть - сообщение о покупке ценных товаров, путешествии и помолвке.

Но чувства, которые они вызвали у исследуемых, ученые охарактеризовали "доброкачественной завистью", то есть той, что вдохновляет на собственные достижения.

ОДИНОЧЕСТВО

Исследование, опубликованное в прошлом году в "Американском журнале превентивной медицины", в котором приняли участие 7000 человек в возрасте от 19 до 32 лет, показало, что те, кто проводит много времени в социальных сетях, вдвое чаще чувствуют себя социально изолированными. Им не хватает чувства принадлежности группе, а также взаимодействия с другими и полноценных отношений.

По мнению исследователей, у таких людей соцсети вытесняют личные отношения и заставляют их чувствовать себя одинокими.

Автор фото, Jacob Ufkes / Unsplash

Підпис до фото,

Когда соцсети вытесняют живое общение, человек чувствует себя одиноким

"Идеализированное представление о жизни друзей и знакомых может вызвать чувство зависти и ложное убеждение в том, что они являются более счастливыми и успешными. Такие мысли все больше усиливают социальную изоляцию".

ВЫВОДЫ?

Понятно, что окончательные выводы по многим вопросам делать еще рано. Однако можно сказать, что социальные сети оказывают на людей очень разное влияние, в зависимости от многих условий, и прежде всего - от черт их личности.

Как и в случае с едой, азартными играми и многими другими искушениями современности, чрезмерное пользование соцсетями может быть для некоторых людей нежелательным.

Но, с другой стороны, было бы ошибочно утверждать, что они - бесспорное зло, ведь сети дают немало преимуществ.

20 книг, которые необходимо прочитать в 2020 году для начинающих и масштабных социальных предпринимателей #SocentReadingList

«Во-первых, позвольте себе быть противником, пренебрегать условностями, следовать небезопасным путем, совершать зигзаг, когда все остальные делают резкие движения; затем примите меры, чтобы начать работу. Позвольте себе попробовать; тогда попробуй.

- Линда Роттенберг, соучредитель Endeavour

Мы не можем решать наши проблемы, используя то же мышление, которое их породило, и поэтому нам нужны такие люди, как вы, для воплощения ваших новаторских идей в жизнь.Книги, ссылки на которые приведены ниже, помогут вам лучше понять социальное предпринимательство и то, как вы можете воплотить свои идеи в жизнь с помощью конкретных инструментов и методов.

Ищете более интерактивный способ изучить ведущие системы социального воздействия? Ознакомьтесь с нашей глобальной стипендией MovingWorlds Institute.

Чтобы помочь вам ставить цели, которые действительно продвигают ваш бизнес, и сохранять ответственность за их выполнение (потому что вы не можете делать все).

Почему нам это нравится: система постановки целей OKR (цели и ключевые результаты) помогает сосредоточить усилия на наиболее важной работе вашей компании, улучшить координацию и удержать сотрудников в нужном направлении.Вы можете делать очень много вещей каждый день, а быть предпринимателем означает, что ваш список дел бесконечен. Система OKR поможет вам тратить время на действительно важные дела. Используя закулисные тематические исследования, Доерр воплощает в жизнь магию OKR таким образом, чтобы вашей компании было легко сделать то же самое.

Для случаев, когда вы вкладываете много усилий в маркетинг, но не получаете результатов.

Почему нам это нравится: большинство организаций сосредотачиваются на маркетинге своего продукта или услуги, но не видят желаемых результатов, потому что игнорируют решающую «последнюю милю» - когда потребители приходят на их веб-сайт, в магазин или к торговым представителям и делают выбор.Солман показывает, как использовать идеи поведенческой науки, чтобы восполнить этот пробел. Даже если вы новичок в области поведенческой науки, эта книга полна твердых и конкретных советов о том, как любой может применить уроки поведенческой науки для развития вашей компании.

Чтобы дать вам контекст, вам необходимо эффективно работать над решением сегодняшних экономических и социальных проблем.

Почему нам это нравится: иммиграция и неравенство, глобализация и технологический прорыв, замедление роста и ускорение изменения климата - все это источники серьезного беспокойства во всем мире.Ресурсы для решения этих проблем есть, но нам не хватает идей, которые помогут преодолеть разделяющую нас стену разногласий и недоверия. Чтобы найти решения, мы должны сначала понять проблему, и именно в этом вам поможет эта книга. Написанный известными экономистами Массачусетского технологического института, Good Economics for Hard Times использует тщательное исследование реальных жизненных ситуаций, чтобы помочь вам оценить и понять наш неустойчиво сбалансированный мир.

Чтобы помочь вам проверить свое видение и продолжить оттачивать его на основе реального рынка, не тратя впустую ресурсы.

Почему нам это нравится? Возможно, вы слышали статистику, согласно которой 90% стартапов терпят неудачу. Вдохновленный уроками бережливого производства, The Lean Startup может помочь вам превзойти эти шансы. Эта книга предлагает новый подход к созданию компаний, которые являются более эффективными с точки зрения капитала и более эффективно используют человеческий творческий потенциал. В эпоху, когда компаниям необходимо внедрять инновации больше, чем когда-либо, такой подход поможет вашей компании быстро менять направление, изменяя планы дюйм за дюймом, минуту за минутой.

Для вдохновения и обучения от успешных социальных предпринимателей, которые были до вас.

Почему нам это нравится: Как изменить мир переплетает личные истории, анекдоты и анализ, чтобы показать, как один человек может изменить мир к лучшему (и как вы тоже можете это сделать). Борнштейн привносит в мир концепции социального предпринимательства. жизнь через тематические исследования социальных предпринимателей-пионеров, чьи модели решения проблем меняют XXI век.Эта книга - отличное начало для всех, кто плохо знаком с пространством социального предпринимательства.

Чтобы дать вам более глубокое понимание социального предпринимательства и того, как оно работает в контексте.

Почему нам это нравится: мы знаем, что социальное предпринимательство - мощный инструмент социальных изменений, но для того, чтобы успешно использовать его, нам сначала нужно понять, что это такое и где это было хорошо реализовано. Эта книга не только излагает историю и теорию социального предпринимательства, но и излагает новые смелые рамки и конкретные уроки для тех, кто стремится изменить наш мир к лучшему.

Чтобы помочь вам лучше понять венчурную сторону воздействия инвестиций и то, как инвесторы могут распознать стоящие идеи.

Почему нам это нравится: по мере роста и масштабирования своей компании вы можете принять решение о привлечении капитала за счет эффективных инвестиций. Эта книга является отличным пособием по оценке воздействия инвестиций с точки зрения предпринимателя, инвестора, правительства и корпорации. В конечном итоге Бэрд описывает, как добиться долгосрочного успеха с помощью «мышления одним карманом» - устранения слепого пятна, разделяющего «то, что мы делаем для жизни», и «то, что нас действительно волнует».

Чтобы помочь вам стать лидером, вдохновляющим на действия.

Почему нам это нравится: Начни с почему показывает, что лидеры, оказавшие наибольшее влияние в мире, думают, действуют и общаются одинаково - и это противоположно тому, что делают все остальные. Синек называет эту мощную идею Золотым кругом, и она обеспечивает основу, на которой можно строить организации, управлять движениями и вдохновлять людей.

Чтобы помочь вам развить сильную и позитивную корпоративную культуру, вступив в смелое руководство, внушающее смелость другим.

Почему нам это нравится: лидерство - это не титулы, статус и власть. Лидер - это любой, кто берет на себя ответственность за распознавание потенциала людей и идей и имеет смелость развивать этот потенциал. Брене Браун провела последние два десятилетия, изучая эмоции и переживания, которые придают смысл нашей жизни, а последние семь лет работала с трансформирующими лидерами и группами по всему миру. В этой книге Браун использует исследования, рассказы и примеры, чтобы показать, насколько успешные лидеры отличаются друг от друга и как вы можете воспроизвести их с помощью набора из четырех наборов навыков, которые на 100 процентов доступны для обучения, наблюдаемы и измеримы.

Чтобы помочь вам генерировать идеи о том, как реализовать вашу идею.

Почему нам это нравится: переломный момент - это тот волшебный момент, когда идея, тенденция или социальное поведение переступают порог, подсказывают и распространяются со скоростью лесного пожара. По мере развития идеи вам понадобится «чаевые», чтобы добиться широкого распространения. В этой книге Гладуэлл объясняет науку, лежащую в основе вирусных тенденций в бизнесе, маркетинге и человеческом поведении, доступным, увлекательным и легким для восприятия способом.В конце концов, это может изменить ваше отношение к продаже продуктов и распространению идей!

Чтобы поддерживать долгосрочную перспективу, вам нужно оставаться лучшей компанией, которой вы можете быть.

Почему нам это нравится: Запуск и масштабирование социального предприятия - непростая задача. В отличие от конечной игры, у которой есть определенное начало и конец, бизнес - это бесконечная игра: правила изменчивы, а конечной точки нет. В этой книге Синек предлагает основу для лидерства с бесконечным мышлением: вместо того, чтобы играть, чтобы победить конкурентов, вы играете, чтобы победить самого себя.Лидеры, придерживающиеся безграничного мышления, создают более сильные и инновационные компании, и изменение точки зрения, предложенное в этой книге, может помочь вам день за днем ​​сохранять мотивацию и продолжать строить видение будущего, которое придает вашей работе смысл.

Когда вы будете готовы воплотить свою идею в жизнь и осознаете, что вам нужна бизнес-модель, которая изменит правила игры, чтобы воплотить вашу идею в жизнь (но не знаете, с чего начать).

Почему нам это нравится: отличная идея зависит только от ее бизнес-модели.В этой увлекательной и наглядной книге используются мощные стратегические идеи и инструменты, которые упрощают их реализацию для вашего нового бизнеса. Вы научитесь систематически понимать, разрабатывать и внедрять бизнес-модель, меняющую правила игры, или анализировать и обновлять старую. Постепенно вы поймете на гораздо более глубоком уровне своих клиентов, каналы сбыта, партнеров, потоки доходов, затраты и ваше основное ценностное предложение.

Чтобы помочь вам осуществить трансформационные изменения, к которым вы стремитесь (без непредвиденных последствий и фактически увековечивая проблему.)

Почему нам это нравится: когда мы применяем традиционное мышление к сложным социальным проблемам, мы часто увековечиваем те самые проблемы, которые так стараемся решить (например, временные убежища, которые в конечном итоге увеличивают бездомность). Чтобы получить другие результаты, Стро утверждает, что мы должны думать иначе: используя системное мышление. Эта книга, полная реальных примеров и конкретных рекомендаций о том, как включить системное мышление в решение проблем, принятие решений и стратегическое планирование, представляет собой удобочитаемое и эффективное руководство по использованию системного мышления для получения желаемых результатов.

Чтобы помочь вам выйти за рамки типичных политических высказываний и полностью понять, как неравенство формирует наш мир.

Почему нам это нравится: если сокращение неравенства является частью вашей миссии, эту книгу просто необходимо прочитать. Психолог Кейт Пейн исследует, как неравенство разделяет нас не только экономически, но и с точки зрения того, как мы думаем, как мы реагируем на стресс и даже как функционирует наша иммунная система. Из исследований в области психологии, нейробиологии и поведенческой экономики вы узнаете важные новые идеи о том, как неравенство меняет людей, а также о том, как исправить ошибочное представление о бедности как о результате индивидуальных недостатков характера.Понимание того, как неравенство формирует наш мир, может помочь нам лучше понять, что движет разногласиями и проблемами, которые мы пытаемся решить.

Чтобы помочь вам соединить точки между успехом в бизнесе и желаемым положительным влиянием.

Почему нам это нравится: Капитализм в его нынешней форме увековечил множество глобальных проблем. Но в этой книге Юнус показывает, как новый вид капитализма, основанный на социальном бизнесе, может начать их решать.Он включает в себя вдохновляющие истории и примеры, которые воплощают концепции в жизнь, а также предлагает практические советы по основам построения социального бизнеса. Обязательно к прочтению, если вы готовы сделать шаг в социальное предпринимательство!

Чтобы помочь вам не бороться с системой, а изменить систему.

Почему нам это нравится: Donut Economics исследует вопрос: как мы можем превратить экономику, которая нуждается в росте, независимо от того, заставляет ли она нас процветать, в экономику, которая заставляет нас процветать, независимо от того, растет она или нет? В этой книге Раворт предлагает радикально новый компас для руководства глобальным развитием, государственной политикой и корпоративной стратегией.Это отличное исследование того, как мы могли бы переосмыслить наше экономическое мышление и установить новые стандарты того, как выглядит экономический успех.

Чтобы помочь вам развить точку зрения, вам необходимо вести себя этично, уважительно и эффективно при работе с людьми, живущими в бедности.

Почему нам это нравится: эту книгу необходимо прочитать, чтобы понять, как выйти за рамки «благотворительного» мышления, помогая людям поддерживать действительно трансформационные изменения в маргинализированных сообществах.(Вы можете узнать больше о том, почему наша концепция благотворительности должна измениться в этой статье, которую мы написали для #CharityDay.) Эта книга, опирающаяся на отдельные произведения авторов и их пересечения, поможет вам стать более эффективными в работе по социальной справедливости. .

Чтобы мотивировать вас продолжать выступать против статус-кво и пренебрегать условностями, что бы ни думали окружающие вас люди.

Почему нам это нравится: Пытаться продвигать новую инновационную идею - это все равно что стоять в одиночестве на острове.Эта книга покажет вам, почему это действительно может быть хорошо - и что вы находитесь в хорошей компании. С помощью ярких историй авторы выявляют весьма нетрадиционных предпринимателей, которые решают одни из самых насущных мировых экономических, социальных и экологических проблем. Понимая образ мышления и стратегии этих предпринимателей, вы поймете, как вы можете последовать их примеру и претворить в жизнь свои собственные «необоснованные» идеи.

Чтобы увидеть, как может выглядеть будущее, если мы обновим наши сломанные модели инновациями, которые работают для нашего современного мира.

Почему нам это нравится: старые модели - для образования, производства продуктов питания, энергетики - и это лишь некоторые из них - не отвечают современным требованиям. Понятно, что изменения необходимы, но как это будет выглядеть? В отличие от других книг в этом списке, которые предлагают историческую перспективу, « Мы делаем вещи по-другому» предлагает вдохновляющий взгляд на другое и лучшее будущее. Книга полна увлекательных тематических исследований провидцев, которым удалось сделать что-то иное, чтобы изменить будущее к лучшему, и вдохновит вас на то же самое!

Чтобы вдохновить вас на решительный шаг вперед в целенаправленной работе и дать возможность другим делать то же самое.

Почему нам это нравится: Как и информационная экономика, которая до сих пор приводила к инновациям и экономическому росту, Херст утверждает, что наша новая экономическая эра определяется тем, что объединяет людей с их целью. Если вы чувствуете себя изгоем, потому что традиционный корпоративный путь вам не подходит, эта книга поможет вам осознать, что на самом деле вы являетесь частью растущего глобального движения, и придаст вам уверенности, чтобы совершить рывок.

Нравится этот список? Обязательно ознакомьтесь с другими нашими списками лучших книг для личного и профессионального роста, подписавшись на #SocentReadingList в социальных сетях.

Ищете поддерживающее сообщество дальновидных разработчиков перемен, которое поможет вам перейти к социальному предпринимательству? Посетите нашу программу Global Fellowship от MovingWorlds Institute, где вы исследуете свои личные и профессиональные факторы, познакомитесь с ведущими концепциями социального воздействия, такими как ориентированный на человека дизайн и картографирование систем, и примените полученные знания в рамках проекта социального воздействия на местах.

книг, которые необходимо прочитать для социальных предпринимателей и лидеров некоммерческих организаций

От классики до новых выпусков и по темам от морального лидерства до дизайнерского мышления, мы попросили людей в сообществе Acumen порекомендовать их любимые книги, чтобы вдохновлять и обучать социальных предпринимателей.

Новое определение успеха

Пико Айер много лет писал путешественники. Совсем недавно он переключил свое внимание с подвижности на неподвижность. В своей последней книге The Art of Stillness он описывает, как технологическая перегрузка повлияла на наше чувство благополучия, удивления и целостности. Он лично уезжает много раз в год в бенедиктинский отшельник, где он научился «находить приключения в никуда». В одном из наших любимых отрывков из книги Айер размышляет: «Мы потеряли наши воскресенья, выходные, выходные - наши святые дни, как некоторые думают; наши начальники, отправители мусора, наши родители могут найти нас, где бы мы ни находились, в любое время дня и ночи.Все больше и больше из нас чувствуют себя врачами отделения неотложной помощи, постоянно дежурившими по вызову, которым необходимо вылечить себя, но которые не могут найти рецепт для устранения всего беспорядка на нашем столе ». Если вы готовы вновь обрести чувство тишины и заново откалибровать свое чувство равновесия, эта книга даст вам много возможностей для размышлений.

«В книге « Сломанная лестница »психолог Кейт Пейн из исследует, как неравенство разделяет нас не только экономически, но и влияет на то, как мы думаем, как наша сердечно-сосудистая система реагирует на стресс, как функционирует наша иммунная система и как мы относимся к таким моральным идеям. как справедливость и честность.Если вы хотите решить проблемы бедности или неравенства, эта книга поможет вам глубже понять исследования и реальность ».

«Изменение климата становится все более насущной проблемой, и каждый, кто работает над решением проблем бедности, должен срочно разобраться в ней. В книге Это меняет все Наоми Кляйн тщательно обосновывает, насколько массовое сокращение выбросов парниковых газов является нашим лучшим шансом одновременно сократить существующее неравенство, переосмыслить наши сломанные демократии и восстановить разрушенную местную экономику.

«Многие люди думают, что ключ к осмысленной жизни - это изменить мир каким-то грандиозным образом - например, вылечив какую-то болезнь или запустив новую крупную компанию. Именно так думают Доротея Брук и Тертиус Лидгейт в романе Джорджа Элиота. Эти двое молодых людей жаждут смысла и хотят вести эпическую жизнь. Но по мере развития романа их надежды и мечты разбиваются. Даже в этом случае Элиот хочет, чтобы мы увидели, что значимая жизнь не обязательно должна быть экстраординарной или эпической.Обычная жизнь тоже полна смысла. Она заканчивает роман одной из самых красивых строк во всей литературе: «[F] или растущее благо мира частично зависит от неисторических поступков; и то, что у нас с вами не все так плохо, как могло бы быть, наполовину из-за тех, кто честно прожил скрытую жизнь и покоился в непосещаемых гробницах ».

Мы делаем все по-другому предлагает свежий взгляд на необычные, опережающие наше время подходы, продемонстрированный хорошо написанными увлекательными историями законодателей мод в области крупных социальных изменений.Это как для тех, кто стремится изменить мир, так и для тех, кто хочет заглянуть в грядущие изменения ».

«В этой книге рассматриваются проблемы и решения для того, чтобы стать агентом социальных изменений в организации, ценности которой могут не соответствовать этим изменениям. Это вдохновляет, потому что приглашает любого стать активным участником социальных изменений, независимо от того, где он работает. Майерсон отлично справляется с изложением практических стратегий взаимодействия с рабочей организацией для содействия изменениям, от наименее интенсивных (и рискованных) до наиболее интенсивных.Все это время она помогает нам преодолевать психологические проблемы, связанные с сохранением верности ценностям, работая в условиях, которые могут (по крайней мере сегодня) не разделять эти ценности. Книга также изобилует историями агентов социальных изменений, которые изменили мир в тех местах, которых мы не могли ожидать. Когда вы дочитаете книгу, вы почувствуете себя вправе руководить социальными изменениями в любой ситуации ».

Абхиджит Банерджи и Эстер Дуфло

Рекомендовано Лейлой Джанах

Лейла Джана - основатель и генеральный директор Sama Group и большой поклонник Плохая экономика: радикальное переосмысление способа борьбы с глобальным бедствием г .Опубликованная в 2012 году книга, написанная двумя «практическими визионерами» и экономистами, «исследует глобальную бедность и то, как она влияет на способность принимать решения тех, кто борется с ней». Идеи из этой книги сформировали подход Лейлы к созданию Sama Group - организации, которая помогает людям выбраться из бедности с помощью цифровой работы.

Если вы хотите услышать больше от Лейлы, ознакомьтесь с нашим курсом Social Entrepreneurship 101 Cours e, где она рассказывает больше о Sama Group, ее личном пути и советах для всех, кто плохо знаком с социальным предпринимательством.

Придумайте и развивайте свою идею

Рекомендовано Джоселин Вятт

Джоселин Вятт, соучредитель и исполнительный директор IDEO.org, рекомендует Creative Confidence Дэвид и Том Келли . «Это мощная и убедительная книга о раскрытии творческих способностей каждого из нас», - сказала нам Джоселин.

Рекомендовано персоналом Кассандры

Персонал Кассандры является директором программы Глобального института социальных льгот (GSBI) в Центре социального предпринимательства Миллера Университета Санта-Клары.Каждый год она консультирует социальных предпринимателей по программе GSBI's Accelerator и готовит их к выставке Investor Showcase. Тем, кто ищет вдохновения на пути к социальному предпринимательству, она рекомендует Письма молодому предпринимателю: успех в бизнесе, не теряя в жизни . Книга, которая, по ее словам, предлагает «практичные и заботливые слова мудрости от одного из наших самых страстных наставников».

Роджер Л. Мартин и Салли Осберг

Джойс Ким, специалист по сообществу в IDEO.org, рекомендует За пределами Бетт r Роджер Л. Мартин и Салли Осберг. «Социальное предпринимательство и социальное предпринимательство - два термина, которые приобрели большую популярность в последнее время. Однако в зависимости от того, с кем вы разговариваете, кажется, что у всех разные определения, - замечает Джойс. «Эта книга дает четкую основу для понимания того, какое место в социальном секторе занимают социальные предприниматели, а также содержит примеры реальных социальных предпринимателей, которые в настоящее время меняют положение.Эта книга вдохновит любого начинающего творца перемен ».

Рекомендовано Acumen Academy

Криста Типпетт - удостоенная наград ведущая On Being , «социального предприятия, в основе которого лежит радиошоу». На протяжении многих лет Криста вела мощные, созерцательные беседы по некоторым из самых больших вопросов нашего времени с духовными лидерами, учеными и мыслителями, от Брене Брауна до Далай-ламы. Она извлекает уроки из этих разговоров в своей новейшей блестящей книге Becoming Wise , , которая была опубликована этой весной.

«Мы живем в эпоху отвлечения внимания. Тем не менее, если вы работаете над чем-то значимым - будь то запуск новой программы, заполнение заявки на грант или документирование вашего социального воздействия - вам, вероятно, потребуются периоды интенсивной сосредоточенности для выполнения этих сложных задач. В своей последней книге Кэл Ньюпорт показывает нам, что глубокая работа - это суперсила, которая позволит вам быстро усвоить сложную информацию и добиться лучших результатов за меньшее время. Если вы хотите работать умнее в 2020 году, эта книга для вас.»

Создайте свой бизнес

Рекомендовано Энн Мей Чанг - бывшим директором по инновациям USAID

« Те же самые современные инструменты и подходы, которые сделали Кремниевую долину очагом инноваций, могут помочь нам добиться значительно большего социального воздействия в масштабе . «Экономичный стартап» Эрика Райса поощряет переход от традиционного мышления «проектирование-выполнение» к ориентированному на производительность мышлению «построение-измерение-обучение» ».

Генерал Стэнли МакКристал

«Что, если бы вы могли совместить гибкость, адаптируемость и сплоченность небольшой команды с силой и ресурсами гигантской организации? В своей работе «Команда команд» генерал Стэнли Маккристал показывает, как в постоянно меняющейся среде самым разумным ответом руководства некоммерческих организаций и предприятий является существенное инвестирование в то, как потоки информации, и расширение возможностей небольших команд действовать, не полагаясь на традиционные иерархические структуры. .

Рекомендовано Академией Проницательности

Сет Годин - давний друг Проницательности и автор многих книг. Мы любим их всех, но одна из них, о которой команда Acumen Academy думала наиболее глубоко в последнее время, - это Племена: нам нужно, чтобы вы вели за собой , который является важным руководством для всех, кто хочет расти и строить сообщества.

Рекомендовано Мерадит Либрик, заместителем директора по социальным предприятиям Международной федерации планируемого родительства, Западное полушарие

«Наша работа в качестве группы социальных предприятий в Международной федерации планируемого родительства сосредоточена на переходе наших членов, которые являются некоммерческими поставщиками медицинских услуг, в модели социальных предприятий.Многие из этих организаций, которые ранее десятилетиями работали в рамках моделей, субсидируемых донорами, пытаются преодолеть трудности, связанные с достижением социального воздействия, расширяя доступ к медицинским услугам для уязвимых групп населения, одновременно получая при этом доход. Do the KIND Thing под интересным углом объясняет свою философию «И» - продвижение как социальных, так и деловых целей в унисон. Хотя они подходят к этой философии с точки зрения традиционного бизнес-предпринимателя, включающего социальные ценности в свою бизнес-модель, я считаю полезным и вдохновляющим интегрировать обмен сообщениями в работу с нашими участниками, когда они вдумчиво переходят к социальному предпринимательству.

В 1976 году доктор Венкатасвами, один из отцов движения за социальные предприятия, основал Аравиндскую офтальмологическую больницу с амбициозной целью положить конец излечимой слепоте. Сегодня Aravind - крупнейший поставщик офтальмологических услуг на планете с уникальной бизнес-моделью, которая позволяет каждому платить любую цену, которую он может заплатить за качественное лечение. Эта книга, написанная племянницей доктора Ви, рассказывает не только об огромных медицинских достижениях, достигнутых больницей, но и об уникальной культуре, которую культивирует организация.Одна из первых инвестиций Acumen, Aravind остается мощной моделью успешного социального предприятия , которое продолжает воплощать в себе все лучшее, что есть в человеческой природе.

Рекомендовано Грантом Тудором

Грант Тюдор - основатель Populist, маркетинговой фирмы, которая объединяет маркетологов и социальных новаторов для продажи важнейших продуктов и услуг малообеспеченным слоям населения. Он рекомендует Как растут бренды Байрон Шарп. «Поначалу она выглядит и ощущается как книга, очень специфическая для отрасли, - говорит Грант, - однако она очень короткая и доступная, и она дает лучший, самый прямой и честный взгляд на то, что именно маркетинг может (и не может) ) делать.Для любого социального предприятия, занимающегося продажей продукта или услуги, его следует обязательно прочитать. Эта книга, основанная на большом количестве данных, неумолимо развенчивает наиболее распространенные маркетинговые мифы и излагает, как именно маркетинг может помочь организациям в продажах ».

Рекомендовано Дайан Райнхольд

Дайан Райнхольд - сотрудник факультета дизайна Центра творческого лидерства. Она рекомендует Влияние для лидеров некоммерческих организаций и Что миллениалы хотят для работы k .«Миллениалы - реальная сила во многих социальных изменениях», - отмечает Дайан. «Они приносят новую энергию, новые методы работы и новые задачи для устоявшегося руководства. Так что я думаю, что эта книга также будет представлять большой интерес ».

Master Innovation

« Доноры, лидеры некоммерческих организаций и лица, определяющие государственную политику, обычно имеют самые лучшие намерения по созданию позитивных социальных изменений. Но часто их решения далеко не оправдываются. если не считать того, чего они хотят достичь и что действительно необходимо.Системное мышление для социальных изменений позволяет читателям более эффективно вносить свой вклад в жизнь общества, помогая им понять, что такое системное мышление и почему оно так важно в их работе. Эта книга является отличным дополнением к нашему курсу системной практики, разработанному Omidyar Group ».

Рекомендовано Мелани Даппинс

Мелани Даппинс , вице-президент по человеческому капиталу и работе с учителями на DonorsChoose.org, рекомендует Originals от Адама Гранта Originals дает свежий взгляд на то, что значит быть инновационным, и развенчивает миф о том, что оригинальность должна быть сохранена для горстки суперкреативных людей», - говорит она. «Эта книга объясняет, как создание оригинальных идей - это гораздо больше. доступнее, чем мы думаем, и часто требует от нас делать противоположное тому, что нам говорят, для создания новой и творческой работы ».

Чтобы узнать больше об истории основания DonorsChoose.org, просмотрите Social Entrepreneurship 101 , где есть видеоуроки от их основателя Чарльза Беста.И подумайте о том, что найдет на своей платформе проект t для поддержки обучения студентов этим летом.

«Мы можем многое узнать о сложных социальных системах, изучая сложные природные системы и изучая такие явления, как биомимикрия», - говорит Бекки Ричсон из Omidyar Group. В книге The Hidden Life of Trees Питер Вохлебен разделяет свою глубокую любовь к лесу и лесам и объясняет удивительные процессы жизни, смерти и возрождения, которые он наблюдал в лесу. Он раскрывает науку о ранее неизвестных жизнях деревьев и их коммуникативных способностях - и может просто предоставить вам идеи из мира природы, которые вы можете применить к нашим собственным сложным человеческим системам.»

« Алгоритмы и большие данные все более и более становятся частью нашей реальности. Они определяют, как принимаются решения, какую информацию мы видим и получаем ли мы ссуду. Тем не менее, как показывает Кэти О'Нил в этой важной книге, используемые сегодня модели непрозрачны, не регулируются и неоспоримы, даже если они ошибочны. Самое неприятное, что они усиливают дискриминацию: если бедный студент не может получить ссуду из-за того, что модель кредитования считает его слишком рискованным (из-за его почтового индекса), он лишается того образования, которое могло бы вытащить его из бедности. , и следует порочная спираль.Модели поддерживают удачливых и наказывают обиженных, создавая «токсичный коктейль для демократии». Если вам небезразличны вопросы современной социальной справедливости, эту книгу просто необходимо прочитать ».

Линда Бэбкок и Сара Лашевер

«Это не новая книга (она была опубликована в 2003 году), но это очень важная книга, которая (к сожалению) до сих пор болезненно актуальна 15 лет спустя. Понимание социальных сил, лежащих в основе (и усилить) гендерный разрыв в оплате труда может помочь найти более информированные и эффективные решения, направленные на устранение корня проблемы, а не ее простых симптомов.Линда Бэбкок и Сара Лашевер не только анализируют проблему, но и предлагают практические решения, которые помогут сократить разрыв в оплате труда мужчин и женщин ».

Расти как лидер

В свободном доступе здесь , этот пугающий рассказ Урсулы Ле Гуин заставляет задуматься о наших обязанностях по отношению к другим, о моральных компромиссах, которые мы можем сделать, и как нам иногда приходится прислушиваться к своей совести, что является трудным, но необходимым. Если вы ищете короткое, но убедительное напоминание о наших обязательствах перед теми, кто менее могущественен или менее удачлив, эта потусторонняя сказка может нанести удар.

Рекомендовано Acumen Academy

Крис Андерсон, главный куратор TED, только что опубликовал бестселлер New York Times TED Talks: The Official TED Guide to Public Speakin g . В этой книге вы познакомитесь с его закулисным взглядом на то, как выступить с отличным выступлением. Этот навык становится все более ценным для всех, кто хочет изменить мир к лучшему. Независимо от того, являетесь ли вы социальным предпринимателем, предлагающим инвестору, или лидером некоммерческой организации, доносящим критическое сообщение на доску, вы хотите убедиться, что вы оказываете длительное влияние на свою аудиторию.Наш любимый совет? Не будьте занудой в организации.

Рекомендовано Кейси Андерсоном

Кейси Андерсон - разработчик учебных материалов в Samaschool, некоммерческой организации, призванной помочь людям быстро развить новые навыки, необходимые для успеха в цифровой экономике. Она рекомендует документ Punishing the Poo r , документальную литературу и «увлекательный взгляд на то, как и почему система уголовного правосудия в США стала такой, какой она есть сегодня, путем изучения того, как политики обратили внимание на« бедных ». время.Совершенно удручающе, но очень захватывающе ».

Если вы знаете кого-то, кто хочет повысить свои навыки с помощью цифровой работы, посетите Samaschool , которая является частью Sama Group, представленной в нашем курсе «Социальное предпринимательство 101».

Рекомендовано Крисом Уокером

Крис Уокер - директор по социальным инновациям в Mercy Corps и выпускник программы Acumen’s Fellowship. «Я рекомендую всем, кто интересуется социальными изменениями, прочитать Cry, The Beloved Country Alan Paton», - говорит Крис.«Этот роман, действие которого происходит в Южной Африке во времена апартеида, исследует темы справедливости (или ее отсутствия), неравенства, достоинства, семьи и усилий по преодолению расовых, культурных и экономических различий. Это также одна из самых красиво написанных книг на английском языке с прозой, которая читается как стихи, что делает историю еще более незабываемой ».

Рекомендовано Амоном Андерсоном

Амон Андерсон - заместитель директора Acumen America, наша новейшая книга. инициатива по использованию возможностей предпринимательства для борьбы с бедностью в Соединенных Штатах.Он только что закончил Ta-Nehisi Coates «Между миром и мной» , обладатель Национальной книжной премии и волнующий размышление о гонках в Америке. Амон размышляет: «Я был поражен отсутствием надежды на картине, нарисованной Коутсом, но я подозреваю, что он намерен бросить всем нам вызов вопросами, а не проповедовать нам ответы». Он предлагает прочитать эту книгу как отправную точку для более глубокого размышления о вопросах расы и идентичности в сегодняшних Соединенных Штатах.

Эта книга читается как триллер (трудно оторваться!), Но это также пугающий портрет системы уголовного правосудия в Америке.Стивенсон - юрист и соучредитель Equal Justice Initiative , который всю свою жизнь представлял бедных клиентов и приходил к пониманию историй тех, кто сидит в камерах смертников. Он подробно рассказывает о том, как система правосудия США часто бывает несправедливой, и исследует сложные факторы расы и бедности, из-за которых люди часто попадают в тюрьмы страны.

Через несколько недель после 11 сентября Райсуддин Бхуйян, американец бангладешского происхождения, работал на заправочной станции в Техасе, когда его застрелил боевик Марк Строман.В своей замечательной книге «Истинный американец» Ананд Гиридхарадас прослеживает, что произошло в дни и годы после этого нападения. Перенеся множество операций на глаза, чтобы облегчить его огнестрельные ранения, Бхуйян решил простить Стромана во имя ислама. The Washington Post называет эту книгу «книгой о многих измерениях Америки ... Она напоминает вам, что в некоторых Америках милосердие течет свободно, а в других - где оно превратилось в лед». Чтение о пути Бхуияна к прощению даже перед лицом жестокой ненависти - важный урок, который мы все должны помнить в эти политически разногласия.

Штатный писатель New Yorker, MacFarquer описывает крайних «добрых дел» или людей, которые приняли решительные меры, чтобы заботиться о других. Она раскрывает скрытый скептицизм нашего общества по отношению к людям, посвятившим свою жизнь воспитанию более 20 приемных детей, уходу за колонией прокаженных в Индии или раздаче почти всех своих денег эффективному альтруистическому движению . Между этими захватывающими портретами она рассказывает историю и сложное наследие добрых дел, оставляя вам глубокую признательность за сложное самопожертвование, которое сопровождает жизни чрезвычайной щедрости.

Документальный отчет о 230 женщинах, которые стали членами французского Сопротивления во время Второй мировой войны, а затем были коллективно заключены в тюрьму в Биркенау, «Поезд зимой» - важная и нерассказанная история. Женщины объединились и нашли способы заботиться друг о друге и оставаться людьми даже в самых бесчеловечных условиях. Жаклин Новограц, основательница Acumen, сказала: «Для нас, живущих во времена, когда мы не связаны с причиной, приводящей к последствиям для жизни или смерти, эта история может быть невероятно вдохновляющей и унизительной.Ага в том, что иногда мы являемся частью миссии, которая может не быть выполнена при нашей жизни и, вероятно, не будет выполнена, но если вы этого не сделаете, тогда некому будет занять ваше место и переместить миссию вперед."

Если вы ищете перспективы, выходящие за рамки вашей собственной, документальный аккаунт Кэтрин Бу под названием «Жизнь, смерть и надежда в подземном городе Мумбаи» перенесет вас в Аннавади, оживленное сообщество трущоб в Индии. Многочисленные обитатели трущоб изображены с большой детализацией и достоинством, и вы заканчиваете книгу ясным ощущением их сложной и самобытной человечности.Эту книгу, получившую Пулитцеровскую премию 2012 года, стоит прочитать, если вы еще не дошли до нее.

Сборник эссе Лесли Джемисона 2014 года весьма обширен, но основной темой является сочувствие. Ее темы причудливы и интригуют - от овна до гонок на выносливость и медицинского актерского мастерства. Они заставляют нас думать о более экстремальных способах воплощения и понимания чужих историй, взглядов и боли. «Сочувствие - это не просто что-то, что происходит с нами - метеоритный поток синапсов, проходящих через мозг, - пишет она, - это также выбор, который мы делаем: обращать внимание, расширять себя.

Терри Темпест Уильямс

Эта книга написана в тот момент, когда «мир поэта Терри Темпеста Уильяма раскололся, но ее сердце было полно». После десятилетия лишений, включая смерть своего брата, наблюдение за ухудшением состояния окружающей среды в ее родных Юте и Вайоминге, а также убийства и геноцид в таких местах, как Руанда, она собирает воедино коллекцию эссе в духе мозаики. Действительно, она уезжает в Италию, чтобы работать в магазине плитки, и уроки, которые она извлекла из этого ученичества, используются для коллекции.Критик Адам Федерман отмечает, что это «слияние человеческого и экологического геноцида, которое, возможно, объединяет многие повествования Уильямса в этой калейдоскопической книге». В конце концов, она усыновила сына из Руанды и стала лучше понимать, как сломанные вещи можно использовать, чтобы сделать нас целыми.

Выступление Брене Брауна на TED по теме The Power of Vulnerability - четвертое по популярности выступление на TED за все время. Ее последняя книга - это самоописанная хроника о том, «что нужно, чтобы вернуться (когда мы терпим поражение), и как владение нашими историями борьбы дает нам возможность написать новый смелый финал.«Основанная на исследованиях, эта книга также глубоко вдохновляет и вдохновляет на необходимые размышления о том, как мы должны сильно отваживаться и часто терпеть неудачи, если мы хотим достичь чего-то значимого.

Автор: Далай-лама Тензин Гьяцо и Говард Катлер.

Рекомендовано Андреа Гонсалес, научным сотрудником Acumen Colombia

«Из этой книги я узнал, что счастье - это состояние души и часть наших отношений со всем, что нас окружает. Когда я его прочитал, я понял, что миссия мира - счастье только в том, что мы не знаем, как его искать.Потому что он есть в каждом, и если бы мы знали, как его искать, большинство мировых проблем исчезло бы. В то же время в книге говорится о силе сострадания и сочувствия, а также о силе понимать и принимать все, что происходит в нашей жизни ».

12 книг о социальном влиянии, которые должен прочитать каждый директор по маркетингу

Фото Джаредда Крейга на Unsplash

Сегодняшний социально ответственный директор по маркетингу имеет в своем распоряжении одни из лучших умов из академических кругов, бизнеса и предпринимательства, которые могут вдохновлять и обучать их.Вот лишь небольшая подборка некоторых из моих любимых книг, которые могут пробудить ваш разум, сердце и душу.

Эгоистичный план изменить мир Джастин Диллон

Джастин Диллон «Эгоистичный план по изменению мира»

Эта захватывающая история о музыканте и режиссере, который превратился в борца за рабство, а теперь предприниматель в области корпоративного программного обеспечения - одна из моих любимых книг для подарков людям.История Джастина настолько же неортодоксальна, насколько и правдива, и его борьба с глобальной работорговлей (сегодня на принудительном труде более 40 миллионов человек, больше, чем когда-либо в истории) заставляет вас захотеть глубоко и пристально вглядеться в свою жизнь. собственная цепочка поставок компании, чтобы убедиться, что она этична и свободна от рабства. Наполненный глубокими идеями, я постоянно возвращаюсь к нему за вдохновением.

Жажда: история искупления, сострадания и миссии по принесению чистой воды миру Скотт Харрисон

'Жажда' Скотта Харрисона

Основатель благотворительной организации Charity: Water, невероятное путешествие Скотта Харрисона от импресарио ночного клуба до проповедника воды - это история о человеке, который нашел свою цель и теперь живет жизнью, полной смысла.Воодушевляющая личная история искупления, второго шанса и преобразующей силы внутри нас всех. Плюс 100% чистой выручки автора от продажи Thirst пойдет на благотворительность: водные проекты по всему миру.

Не бойтесь вести Брене Браун

Брене Коричневый

Брене Браун проложила путь любому сознательному лидеру своей предыдущей работой, а в своей новой книге Dare to Lead она углубляется в поведение, которое имеет решающее значение для старта революции целей в бизнесе.Браун пишет: «Один из самых важных выводов моей карьеры заключается в том, что смелое лидерство - это набор из четырех наборов навыков, которые на 100% поддаются обучению, наблюдаемы и измеримы. Это обучение и разучивание, которое требует смелой работы, напряженных разговоров и проявления всего сердца. Легкий? Нет. Потому что выбор смелости вместо комфорта не всегда является нашим дефолтом. Стоило того? Всегда. Мы хотим быть смелыми в своей жизни и в своей работе. Вот почему мы здесь.

Кремниевые государства: сила и политика больших технологий и их значение для нашего будущего Люси Грин

'Кремниевые государства Люси Грин'

Технологические гиганты Кремниевой долины теперь обладают большей коллективной властью над человечеством, чем любая международная организация.И как рекламодатели и маркетологи, мы - те, кто подпитывает этот рост и силу - но какой ценой? В этой занимательной и тщательно проработанной книге известный футурист и известный лидер международных аналитических центров Люси Грин предлагает беспрецедентный взгляд на игроков, обещания и потенциальные проблемы больших технологий. Через интервью с корпоративными лидерами, влиятельными венчурными капиталистами, учеными, журналистами, активистами и многими другими она снимает слои, чтобы показать нам, что скрывается за глянцевым блеском технотопии.

Изобилие: будущее лучше, чем вы думаете Питер Диамандис и Стивен Коттлер

'Изобилие' Питера Диамандиса

Питер Диамандис, дальновидный мыслитель, основатель X-Prize и Университета сингулярности, является одним из ведущих мировых экспертов по вопросам будущего. «Изобилие» Диамандиса и Коттлера - это вдохновляющий взгляд на то, что происходит, когда мы ставим перед собой более высокие цели, чем просто устойчивость.Это провокационный и оптимистичный взгляд на слияние всех этих революционных технологий - искусственного интеллекта, трехмерной печати, биотехнологий - и на то, как они могут помочь нам создать мир, который будет не только устойчивым, но и регенерирующим для природы, и который предоставляет множество новых возможностей для человеческих усилий.

Let My People Go Surfing: обучение упрямого бизнесмена Ивона Шуинара

«Пусть мои люди займутся серфингом» Ивона Шуинара

Ивон Шуинар, легендарный основатель Патагонии, напоминает мне некую комбинацию Оби Вана Кеноби с вспыльчивым порывом Йоды.Этот своеобразный альпинист и любитель великих американцев на природе, превратившийся в упрямого бизнесмена, рассказывает о том, как он превратил Патагонию в один из самых уважаемых и заслуживающих доверия брендов сегодняшнего дня, с миссией использовать бизнес для поиска решений экологического кризиса - даже в будущем до того, как подать в суд на федеральное правительство, чтобы защитить американцев на природе.

The Upcycle: Beyond Sustainability - Design for Abundance Уильям МакДонаф и Майкл Браунгарт

'The Upcycle' Уильяма МакДонога и Майкла Браунгарта

В продолжение культовой книги Cradle to Cradle гуру Уильям МакДонаф и его соавтор Майкл Браунгарт побуждают нас мыслить масштабнее и смелее.Они представляют собой путь для дизайнеров, предпринимателей и руководителей бизнеса, где мы не просто используем или повторно используем и перерабатываем ресурсы с большей эффективностью, мы фактически улучшаем мир природы, когда мы живем, создаем и строим.

Капитализм: история о призраках Арундхати Рой

«Капитализм: история о призраках» Арундати Рой

На первый взгляд Индия кажется одной из историй экономического успеха в мире: растущий средний класс, процветающая экономика.Но в этом трезвом и ясном взгляде на то, что скрывается под поверхностью, легендарный писатель Арундатхи Рой исследует темную сторону демократии в современной Индии и показывает, как требования глобализированного капитализма поработили миллиарды людей в высших и наиболее интенсивных формах. расизма и эксплуатации.

Будь пиратом: или как покорить мир и выиграть Сэм Коннифф-Альенде

«Будь пиратом» Сэма Конниффа Альенде

Сэм Коннифф Альенде - серийный социальный предприниматель, обладатель множества наград, соучредитель и бывший генеральный директор агентства LIVE.Он также один из самых острых мыслителей на планете. Глубоко погружаясь в пиратскую мифологию и этику, Коннифф-Альенде рифует о силе отважного лидера, не берущего пленных в режиме Стива Джобса, но также представляет собой мощную деконструкцию о состоянии работы сегодня и о том, как это можно сделать. быть разными, если захотим. Это манифест для каждого из нас по созданию такого рода Хороших проблем, в которых нуждается мир.

Зеленые гиганты: как умные компании превращают устойчивость в бизнес на миллиард долларов Фрейя Уильямс

'Зеленые гиганты' Фрейи Уильямс

Фрейя Уильямс работает над сверхустойчивыми и одновременно сверхприбыльными компаниями, развенчивая миф о том, что цель не ведет к прибыли.Упакованная с открывающими глаза исследованиями, эксклюзивными интервью и поучительными примерами от Chipotle, Toyota, Unilever, Tesla, General Electric и других, она разбивает некоторые из ключевых факторов, ведущих к успеху, начиная от иконоборческого лидерства, подпитываемого глубокими убеждениями, и до бунтарских настроений. к подрывным инновациям, которые используют устойчивость для стимулирования разработки радикально лучших продуктов и услуг.

Плохие люди: как реклама превратилась из незначительного раздражения в серьезную угрозу Боб Хоффман

'BadMen' Боба Хоффмана

Я люблю Боба Хоффмана, как сварливого дядю, который говорит самые провокационные вещи, которые оказываются правдой.Его деконструкция слабостей и фасадов зверя, который рекламирует, умело удаляет лицемерие и страх, скрытые в его основе, наилучшим образом. Я также настоятельно рекомендую вам подписаться на его ленту в Твиттере и новостную рассылку, которые дают бодрящую сардоническую и правдивую дозу среди всей шумихи и шумихи. Бонусный совет: вам также следует ознакомиться с другим его произведением magnum: Маркетологи с Марса, потребители из Нью-Джерси .

Купите изменения, которые вы хотите увидеть: используйте свою покупательную способность, чтобы сделать мир лучше Джейн Мосбахер Моррис

Джейн Мосбахер Моррис «Покупайте изменения, которые хотите увидеть»

Мосбахер Моррис - вдохновляющий основатель To The Market, вдохновляющей платформы, на которой представлены товары ручной работы, созданные исключительно гордыми и страстными мастерами, преодолевшими опасности жестокого обращения, конфликтов и болезней.Сотрудничая с существующими группами ремесленников, в которых работают уязвимые сообщества, они соединяют их с глобальными потребителями и помогают им развивать свой бизнес. В своей будущей книге она задает вдумчивый вопрос: что бы произошло, если бы мы замедлились, чтобы принимать более продуманные решения о том, что мы покупаем? Для семейных магазинов по всей стране, ремесленников и сельскохозяйственных предприятий по всему миру каждая покупка имеет значение.

Это лишь некоторые из множества замечательных книг. Я хотел бы услышать ваши кандидатуры через Twitter @afdhelaziz.

TEDx Talk | Social Motion Publishing: Social-Impact Book Leader & Benefit Corporation

Основатель Social Motion Publishing Эндрю Чепмен выступил на TEDx Talk о книгах, влияющих на социальную жизнь

Полная расшифровка:

Более 8 миллионов человек в Доминиканской Республике живут в темноте по ночам из-за отсутствия электричества, что затрудняет обучение детей и работу взрослых. Что еще хуже, эта темнота несет с собой больший риск воровства и насилия, не говоря уже о смертельных пожарах и токсичных испарениях от фонарей и свечей.

Доминиканский световой проект разработал решение, которое дает доминиканским семьям бесплатные безопасные фонари на солнечных батареях, что дает им свет, изменяющий их жизнь, на срок до пяти лет.

Но, к сожалению, нет книги, рассказывающей об истории Доминиканского светового проекта.

Нет и книги о пекарне Удзима, которая была создана специально для того, чтобы получать прибыль и использовать ее для оплаты бесплатного ухода за глазами для бедных людей в Кении - буквально вернув некоторым из них зрение.

Я обнаружил поразительную нехватку того, что я называю «книгами, оказывающими влияние на общество». Книги, в которых рассказывается об историях и идеях, стоящих за социальными предпринимателями, инициаторами перемен и инициаторами внедрения инноваций в решение мировых проблем. Истории и идеи, которые могут вдохновить и направить остальных из нас, чтобы творить свою собственную форму общественного блага. Истории и идеи, которые нужно рассказывать прямо сейчас, потому что наши СМИ, кажется, одержимы тем, чтобы сосредоточить внимание на темной стороне общества.

Чтобы оценить отсутствие книг, оказывающих влияние на общество, рассмотрим, что Amazon.com содержит более 8 миллионов наименований отдельных книг в более чем 13 000 категорий. Существует категория книг по истории Арктики и Антарктики с более чем 4000 наименований и категория книг для кукольных домиков с более чем 2000 наименований. Но все же нет категории для социального предпринимательства, лиц, способствующих переменам, или социальных инноваций. Даже самая крупная и актуальная категория Amazon - Некоммерческие и благотворительные организации - насчитывает всего 8 138 наименований, что составляет ничтожную долю от общего каталога Amazon. И имейте в виду, что это и все книг, относящихся к некоммерческим и благотворительным организациям, включая книги по менеджменту, юридические руководства и практические руководства.

Итак, почему так не хватает книг о социальном воздействии?

Ну, это не из-за отсутствия общественного интереса. Посмотри новости. Упоминание термина «социальный предприниматель» увеличилось в десять раз с 2001 по 2011 год. И когда на рынок вышли книги по теме и , это стало заметным успехом. Двумя примерами за последние годы являются Start Something That Matters Блейка Микоски и The Promise of a Pencil Адама Брауна, оба из которых продаются в двух десятых процента всех книг на Amazon, продав примерно 60%. 100 копий каждую неделю.

И это отсутствие книг, оказывающих влияние на общество, не связано с общим нехваткой книг. Фактически, издается больше книг, чем когда-либо за всю историю, причем с каждым годом. ISBN - это международные стандартные номера книг, которые в основном похожи на номера социального страхования для книг, каждый из которых идентифицирует уникальное название книги. В 2002 году было выпущено около четверти миллиона номеров ISBN, но в 2012 году это число выросло почти до 2,5 миллионов. И помните, это номера ISBN, выдаваемых для каждые тех лет… не нарастающий итог.

Итак, существует множество социально значимых историй, которые можно рассказать и которые вызывают интерес, и множество книг, которые публикуются, но эти две вещи не сочетаются друг с другом.

Моя миссия - донести до мира больше этих книг, оказывающих социальное воздействие, работая над ответами на следующие пять вопросов.

One - Что, если бы мы сместили акцент с доходов на влияние?

Это малоизвестно за пределами издательского дела, но книги - не лучший способ заработать деньги только на собственных продажах.[ Смех ] Должно быть, здесь в толпе есть какие-то авторы! [ Смех ] Но самое замечательное в том, что когда цель - добиться более широкого распространения историй и идей, тогда вы можете сместить акцент с заработка доллара на изменение к лучшему. А теперь, когда появилась возможность опубликовать книгу бесплатно, старая издательская парадигма, когда нужно было зарабатывать тысячи и тысячи долларов, больше не существует.

Два - Что, если мы сделаем социально значимые книги более бесплатными?

Я имею в виду как сделать их бесплатными, так и более общедоступными.Поскольку цель - изменить мир, нам нужно больше экспозиции , не обязательно больше продаж. Книги, влияющие на общество, можно спонсировать, как и многие документальные фильмы на канале PBS. За книги, влияющие на социальную жизнь, можно платить за счет стратегического партнерства, что позволяет более свободно распространять их. Или… вы можете назначить цену на книги и продать их, но раздавать копии за каждую проданную. Сет Годин делает это со своей последней книгой It's Your Turn , которую он продает на Amazon в пакетах, чтобы вы могли сохранить копию и раздать остальные другим людям.

Три - Что, если бы мы сделали эти книги больше похожими на социальную сеть?

Чтобы сделать социально значимые книги более доступными, нужно использовать технологии, чтобы освободить их от ограничений. Представьте себе цифровую книгу, которая объединяет лучшее из электронной книги, блога и социальной сети в одном портативном файле с возможностью совместного использования. Представьте себе книгу, которая не просто передает идеи, но воплощает в себе само взаимодействие между автором, читателями и друг другом для преобразования этих идей в действия.Текущие форматы электронных книг имеют или взаимодействий, но по-прежнему являются закрытыми системами с барьерами между авторами, читателями и друг другом.

Четыре - Что, если бы мы признали и отметили эти книги за их влияние ?

Выдающиеся писательские способности, дизайн и продажи уже давно отмечены книжными наградами и списками бестселлеров. Но эти книги должны быть признаны и отмечены за их влияние - книга, которая собрала сотни тысяч долларов на борьбу с эксплуатацией девочек и женщин, книга, которая повысила уровень грамотности в городских районах на 10 процентов, книга, которая принесла безопасное питье вода в глухую деревню.Итак, я говорю не о каком-то расплывчатом определении «воздействия», а о очевидных и измеримых изменениях, которые произвела книга.

И, наконец, сюда вы можете войти.

Five - Что, если бы мы просто написали больше книг, оказывающих влияние на общество?

Если ваше сердце настроено на то, чтобы написать следующий великий роман или книгу с практическими рекомендациями, то обязательно сделайте это. Но если вы похожи на многих людей, которые хотят написать книгу, но не знают о чем, подумайте о книге, оказывающей влияние на общество.Расскажите нерассказуемую историю о ком-то тихо или громко, что изменило мир к лучшему. Или осмелитесь поделиться своей собственной идеей о том, как сделать мир лучше, какой бы безумной ни казалась эта идея. Или подумайте о том, как ваша книга может стать инструментом для сбора денег и повышения осведомленности по актуальному делу.

Что касается последнего пункта, так получилось, что у нас есть потрясающий пример того, о чем я говорю, прямо здесь, на местном уровне. What Spins The Wheel был написан и опубликован Леном Форкасом, который живет всего в нескольких милях отсюда, расстояние, которое он, вероятно, мог бы пробежать, даже не вспотев.Я говорю это, потому что он спортсмен на экстремальную выносливость, и в его книге рассказывается об уроках, которые он извлек на велосипеде, проехав 3000 миль по США всего за 11 дней. Делать математику. Он выиграл эту гонку, но на этом не остановился. Теперь он превратил свою книгу в платформу для сбора денег и повышения осведомленности для своей некоммерческой организации Hopecam, которая связывает детей, проходящих лечение от рака, со школами, учителями и одноклассниками с помощью видеотехнологий. Это помогает им избежать изоляции. Этот - прекрасный пример книги, оказывающей влияние на общество.

Технологии и социальные изменения объединились, чтобы предоставить нам совершенно невероятную возможность. Двадцать лет назад, даже меньше, для публикации книги требовались тысячи долларов и значительный опыт. И даже тогда не было гарантии, что он попадет в книжный магазин, да и в большинстве случаев этого не происходило. Но теперь, так же просто, как онлайн-банкинг, мы можем опубликовать книгу и разослать ее миллионам и миллионам людей во всем мире без каких-либо затрат и с нулевым риском неудачи. Написать книгу никогда не бывает легко, но издать книгу еще никогда не было так просто.

Давайте не упустим эту возможность. Давайте выпустим в мир больше книг, оказывающих влияние на общество. Мы в долгу перед людьми, чья жизнь станет лучше.

Спасибо.

Рецензия на книгу: Предпринимательство 4-го сектора - Как добиться устойчивого социального воздействия… не теряя рассудка | The Social Enterprise Magazine

Когда кто-то начинает говорить о «секторах», мои шевелюры, как правило, усиливаются. Таким образом, книга «4 -го сектора предпринимательства» оказалась в невыгодном положении, прежде чем я ее открыл.

Лично я даже не хочу выделять себя в «третий сектор» бизнеса и общества. Несомненно, социальное предпринимательство настолько убедительно, потому что вы можете делать это (то есть глагол) на всесекторальном уровне, в государственной, частной и гражданской сферах?

Однако, как только я взял себя в руки и проглотил, это превратилось в отличное чтение. Изумленные Бен Фридман и Крейг Кэри (50 лет совместной работы в сфере социального воздействия, управляющие консалтинговой компанией Bubble Chamber - они действительно знают свое дело), ​​к счастью, не пытаются затащить нас в очередную кроличью нору, определяющую определение.Их введение ясно показывает, что они меньше сосредоточены на том, что этот так называемый четвертый сектор представляет собой , и больше заинтересованы в качествах и действиях лидеров и организаций, «где предпринимательская деятельность сочетается с чувством служения правительству и состраданием. некоммерческих организаций ».

По сути, это книга о хороших лидерах: исследование того, кто они и как они это делают, а также инструментарий для эффективного саморазвития и организационного управления для людей, которые пытаются делать все то, что требуется для успешного роста бизнеса, в то же время оказывая положительное социальное воздействие.

Трудно найти книги о лидерстве, которые были бы одновременно простыми и очень практичными. Это один из них

Первая часть устанавливает сцену, выделяя некоторые ключевые качества, характеристики и мотивацию лидеров социального воздействия, не только теоретически, но и с целым рядом цитат, взятых из личных интервью с лидерами, которые, должно быть, имели сотни лет опыта между ними. их.

Часть вторая рассматривает основы успешного лидерства, охватывая все, от уверенности и смелости до личной продуктивности и создания «эффективных привычек».Здесь есть много действительно практических советов с целым рядом полезных процессов и упражнений.

Часть третья основывается на качествах хорошего лидера и исследует, как превратить их в руководство хорошей организацией. Авторы помогают нам взглянуть на цель, видение, ценности и позиционирование на рынке, включая несколько отличных упражнений по созданию «аватаров клиентов» и определению ваших УТП.

Затем в четвертой и пятой частях рассматривается построение стратегии успеха, включая важные обсуждения таких вопросов, как набор и развитие талантливых сотрудников, формирование правильной культуры и понимание того, как измерить свой успех.Также есть советы (и даже игра в бинго) по таким вопросам, как управление конфликтами и проведение эффективных встреч.

Я думаю, что трудно найти книги о лидерстве, которые были бы одновременно простыми и очень практичными. Это один из них, и мне он понравился. Мое единственное разочарование (помимо моей «секторальной фобии») заключалось в том, что важная область психического благополучия, на которую намекает бретелька («… не теряя рассудка»), действительно рассматривается лишь мимоходом в конце. К счастью, психическое благополучие все чаще признается как то, к чему люди - а значит, и руководители бизнеса - должны обращать внимание как на себя, так и на свою команду.Поэтому я надеялся, что в этом томе будет больше информации о проблемах и механизмах поддержки для ведения успешного, неэффективного предприятия и поддержания вашего психического благополучия. Но, возможно, в это войдет второй том…

В целом, это практичная, информативная и приятная книга, содержащая всего 250 страниц, с широким набором цитат, инструментов и упражнений, призванных отточить выполнение качественного руководства социальным бизнесом.

Для начинающих социальных предпринимателей эта книга - отличный маршрут как для вашего собственного развития, так и для развития вашей организации.Для тех, кто предпочитает «давно в зубах», он послужит важным справочным и вспомогательным инструментом, к которому можно будет обратиться за советом, ясностью и вдохновением, когда возникают ключевые проблемы - или вы просто пытаетесь напомнить себе, почему вы все еще любите находиться в обществе. игра с социальным воздействием.

НАШ ВЕРДИКТ:

Предпринимательство 4-го сектора: Как добиться устойчивого воздействия, не теряя рассудка, Бена Фридмана и Крейга Кэри: 12 фунтов стерлингов в мягкой обложке / 3 фунта стерлингов.99 Kindle edition. Читатели Pioneers Post могут запросить скидку в полцены по этой ссылке.

Спасибо, что прочитали наши истории. Как человек, работающий в сфере ударной экономики, вы знаете, что качественная работа не дается бесплатно. Мы полагаемся на платные подписки и партнерские отношения для поддержки нашей целевой журналистики - поэтому, если вы считаете, что стоит иметь независимую специализированную медиа-платформу, чтобы делиться своими новостями, мнениями и обсуждениями по всему миру, рассмотрите возможность подписки. Вы также будете покупать соцсети: Pioneers Post - это само по себе социальное предприятие, реинвестирующее всю прибыль, чтобы помочь вам вести хороший бизнес, лучше.

книг о социальном воздействии для вашего летнего списка чтения - Give To Get

Летних списков чтения в это время года предостаточно. В Give To Get мы прочесали существующие списки книг с наибольшим социальным воздействием, урезали их, добавили свои избранные и создали сокращенный список, чтобы вы могли начать - где бы вы ни читали этим летом.

Революция решений: как бизнес, правительство и социальные предприятия объединяются для решения самых сложных проблем общества Уильям Д.Эггерс и Пол Макмиллан
Совершенно очевидно, что в сегодняшнюю эпоху финансовых ограничений и политического тупика мы больше не можем обращаться к правительству в одиночку для решения социальных проблем. Что требуется, так это новая, более совместная и продуктивная экономическая система. Революция решений показывает, где игроки из самых разных сфер бизнеса, правительства, благотворительности и социальных предприятий объединяются для решения больших проблем и создания общественной ценности.

Целевая экономика: как ваше стремление к влиянию, личному росту и сообществу меняет мир Аарон Херст
Миллениалы выбирают традиционные карьерные пути, чтобы запускать технологические стартапы, открывать малый бизнес, основанный на местных сообщества или фрилансер.Они делятся всем, от велосипедов и автомобилей до дополнительных комнат в своих домах. Теперь они с легкостью создают, покупают и продают изделия ручной работы в наших местных сообществах. В этой книге Аарон Херст, основатель Taproot Foundation, утверждает, что, хотя эти события кажутся не связанными друг с другом, вместе взятые, они раскрывают мощную закономерность, указывающую на цель - и связь людей с их целью - как на новый двигатель американской экономики.

Разрушители: социальные предприниматели заново изобретают бизнес и общество Керрин Криг и Гас Силбер
Эти рассказы о смелости, борьбе, триумфе и инновациях показывают читателям мир глазами самых разных социальных предпринимателей.Узнайте их секреты изменения мира, изменив бизнес. От здравоохранения до мобильных игр, от образования до переработки отходов, от танцев до садоводства - все они меняют правила игры, меняют ситуацию и делают добро.

Делай добро: мысли без границ, работай целеустремленно, живи страстно Даниэль Любецки
Когда Даниэль Любецки основал KIND Healthy Snacks в 2004 году, он стремился создать батончики, которые были бы вкусными, полезными, удобными и полезными.В этой книге Любецки делится принципами, которые сформировали бизнес-модель KIND и привели к ее успеху. По сути, идея «И» заключается в оспаривании предположений и ложных компромиссах. Речь идет о том, чтобы не соглашаться на меньшее и быть готовым пойти на больший риск. Речь идет о том, чтобы научиться мыслить безгранично и критически и выбрать то, что поначалу может оказаться более сложным, для будущих наград.

Начни кое-что, имеющее значение , Блейк Микоскл
Это история человека, стоящего за TOMS Shoes и One for One, бизнес-моделью, сочетающей веселье, прибыль и общественное благо.Узнайте, как организация TOMS и ей подобные, включая проекты FEED и благотворительность: вода, начали свое существование и как вы, как начинающий социальный предприниматель, можете аналогичным образом моделировать свою организацию.

51 Вопросы о социальном предпринимательстве , Нитал Парек
Эти полезные вопросы и ответы познакомят вас с революционными концепциями социального предпринимательства и социальных инноваций. Независимо от того, где вы находитесь на своем пути к пониманию социального предпринимательства.

Сломанная лестница: как неравенство влияет на то, как мы думаем, живем и умираем Кейт Пейн
Психолог Кейт Пейн исследует, как неравенство разделяет нас не только экономически; но также и в том, как мы думаем, реагируем на стресс и рассматриваем такие моральные концепции, как справедливость и беспристрастность. Изучая неравенство таким образом, мы можем увидеть, как оно формирует наш мир более глубокими способами, чем многие считали ранее.

Мы делаем вещи по-другому: посторонние перезагружают наш мир Марк Стивенсон
Марк Стивенсон путешествует по миру, обсуждая способы создания новых моделей для образования, здравоохранения, государственного управления, производства продуктов питания, энергетики и других моделей, которые связаны с потерпят неудачу, поскольку население мира приближается к 10 миллиардам.Разнообразные темы интервью включают людей, живущих в сельской Индии, и тех, кто живет в высокотехнологичном Бостоне.

Создание места для чтения: история надежды в битве за глобальную грамотность , Джон Вуд
В этих мемуарах рассказывается о стремлении бывшего руководителя Microsoft создавать библиотеки по всему миру и разделять любовь к книгам, особенно в тех областях, где детские школы и деревни были сметены войной или стихийным бедствием.

Построение социального бизнеса: новый вид капитализма, который служит самым насущным потребностям человечества Мухаммад Юнус
Мухаммад Юнус, пионер микрокредитования и лауреат Нобелевской премии мира 2006 года, показывает, как социальный бизнес превратился из теории в вдохновляющая практика, принятая ведущими корпорациями, предпринимателями и общественными деятелями.Он демонстрирует, как социальный бизнес меняет жизнь, предлагает практические рекомендации и объясняет, как государственная и корпоративная политика должна адаптироваться, чтобы освободить место для социальной бизнес-модели.

Новые направления в оценке социального воздействия

Дополнительная информация

Эта важная новая книга описывает текущие изменения в мышлении в области оценки социального воздействия (SIA). Он продвигает теорию и практику SIA и утверждает, что необходим резкий сдвиг в способах проведения социально-экономических исследований и участия сообщества.В книге подчеркивается, что SIA должна быть не просто процессом прогнозирования воздействий в контексте регулирования, а процессом управления социальными аспектами развития, а также целостным и комплексным подходом к оценке воздействия. Он подчеркивает, что необходимо уделять больше внимания обеспечению достижения и совершенствования целей развития.

Это важное дополнение к литературе станет бесценным справочником для ученых, консультантов и практиков.

Признание критиков

«Я прочитал эту книгу как практикующий специалист по оценке социального воздействия (ОВВ) и преподаватель, и поэтому я нашел ее информативной, провокационной и вдохновляющей, а также легко читаемой. . . ценная книга. . . В книге представлены убедительные аргументы в пользу места SIA в процессе принятия решений, мониторинга и управления проектами, и она представляет собой отличный материал для практических специалистов, который может использовать их для аргументации в пользу ресурсов, организационного подхода и отношения, необходимых для качественной работы.В то же время он предлагает несколько отличных новых идей, своевременное напоминание о принципах и ценностях, лежащих в основе лучших практик SIA, а также ряд инструментов, которые можно использовать для повышения производительности. Таким образом, это книга, которую я буду использовать в будущих учебных курсах и буду рекомендовать своим студентам. '
- Дайан Бьюкен, Оценка воздействия и оценка проекта

' Эту книгу должен прочитать любой, кто заказывает оценку воздействия, кто хочет построить их понимание более прогрессивного и новаторского конца темы.Хорошо выполненная работа в глазах заинтересованных сторон и регулирующих органов требует надлежащего социального анализа ».
- Джон Сэмюэл, руководитель отдела социальной деятельности, Anglo American

« Список авторов читается как «кто есть кто» в SIA. Среди авторов в равной степени представлены ученые и практики. В книге хорошо сочетаются широкие теоретические концепции и конкретные практические темы ».
- Мартин Хефеле, менеджер по оценке воздействия на окружающую среду Совета по оценке воздействия на окружающую среду в долине Маккензи, Йеллоунайф, Северо-Западные территории, Канада

откуда берется оценка социального воздействия, где она находится сейчас и куда может пойти: от инструмента оценки воздействия к инструменту управления воздействием.Он дает реалистичное представление как о достижениях, так и о трудностях, связанных с оценкой социального воздействия. Рекомендуется к прочтению как для тех, кто интересуется оценкой социального воздействия, так и для тех, кто занимается смежными областями, где социальные вопросы приобретают все большее значение, например, экологическая оценка и оценка устойчивости ».
- Роб Верхим, заместитель директора, Комиссия по экологической оценке Нидерландов

Авторы

Авторы: Н. Ахмад, I.C. Окамп, С.-М.Окамп, Дж. Бейнс, М.-А. Барклай, С. Беддис, С. Байс, Д. Бреретон, А. Брон, С. Коакс, А. Коттрелл, А.А. Дани, А. Эстевес, Р. Эванс, Д.М. Фрэнкс, Дж. Харц-Карп, Б. Харви, Р. Ховитт, П. Хант, П. Капелус, Т. Кауппинен, Д. Кемп, Д. Кинг, К. Лахири-Датт, Г. Макнотон, К. Дж. Моран, С. . Ниш, К. О'Фэрчеллай, Дж. Дж. Перольд, Дж. Поуп, Э. Ричардс, А. Сэдлер, Р. Сайринен, Д. Самсон, Дж. Ширмер, Т. Скаддер, Х. Шервин, К. Тейлор, Ф. Ванклай, С. Вудборн

Содержание

Содержание:

Предисловие
Брюс Харви

ЧАСТЬ I: НОВЫЕ ПОДХОДЫ В РАЗРАБОТКЕ ОЦЕНКИ СОЦИАЛЬНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ
1.Текущие проблемы и тенденции в оценке социального воздействия
Фрэнк Ванклай и Ана Мария Эстевес

2. Понимание организационного контекста
Дина Кемп

3. Взгляд за пределы оценки воздействия на социальную устойчивость
Илзе К. Окамп, Стефан Вудборн, Ян Дж. Перольд , Анита Брон и Сан-Марие Аукамп

4. Заключение соглашений на уровне сообществ с людьми, имеющими наземный доступ
Саймон Ниш и Сара Байс

5. Теоретические основы
Ричард Ховитт

6.Этические проблемы и дилеммы
Джеймс Т. Бейнс и К. Николас Тейлор

ЧАСТЬ II: НОВЫЕ ВОПРОСЫ ДЛЯ РАССМОТРЕНИЯ (ИЛИ СТАРЫЕ ВОПРОСЫ, КОТОРЫЕ СЛЕДУЕТ РАССМОТРЕТЬ ЛУЧШЕ)
7. Учет гендерных факторов в оценке социального воздействия
Кунтала Лахири-Датт3 и Несар

8. Оценка социального воздействия и социальное развитие коренных народов
Киаран О'Фэрчеллай

9. Бедствия и изменение климата
Элисон Коттрелл и Дэвид Кинг

10. Изменение землепользования
Джеки Ширмер

11.Переселение сообществ, вызванное развитием
Thayer Scudder

12. Кумулятивное социальное воздействие
Дэниел М. Фрэнкс, Дэвид Бреретон и Крис Дж. Моран

13. Планирование закрытия
Робин Эванс

14. Повышение эффективности проектов за счет местных закупок
Ана Мария Эстевес, Мэри-Энн Барклай, Дэвид Бреретон и Дэниел Самсон

ЧАСТЬ III: НОВЫЕ МЕТОДЫ И ТЕХНИКИ
15. Повышение эффективности посредством совещательной демократии
Джанетт Харц-Карп и Дженни Поуп

16.Посредничество при разрешении экологических конфликтов
Рауно Сайринен

17. Оценка воздействия с учетом конфликта
Пол Капелус, Эмили Ричардс и Хоуп Шервин

18. Анализ бедности и социального воздействия Всемирного банка
Анис А. Дани и Сабин Бедди

19. Использование Подход устойчивого жизнеобеспечения для информирования практики оценки социального воздействия
Шеридан Коакс и Андреас Сэдлер

20. Оценка человеческого воздействия как основа для интеграции
Тапани Кауппинен

21.Подход к оценке социального воздействия, основанный на правах человека
Джиллиан МакНотон и Пол Хант

Индекс

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *