Сопротивление это в психологии: Сопротивление

Содержание

Сопротивление

«Люди сделают все возможное, неважно, насколько абсурдное,

чтобы избежать встречи лицом к лицу со своей душой.»

К.Г. Юнг

 

Сопротивление – психические процессы и силы, которые мешают воспоминаниям, свободным ассоциациям клиента, осознанию желаний и бессознательных образов, пониманию того, когда и откуда возникли невротические симптомы, принятию клиентом интерпретаций, проведению психотерапевтического лечения, излечению.

Сопротивление – это также механизм психологической защиты, который уберегает от осознания неприятной информации о себе; мешает принятию и исследованию себя, генерирует внутреннее напряжение, тревогу. Так, например, часто происходит на приеме — человек говорит что-второстепенное, но избегает говорить о самой основной теме его жизни.

Сопротивление может проявиться следующим образом:

-Эмоциональный дискомфорт перед встречей с психотерапевтом, нежелание встречаться с ним.

-Поиск повода как бы перенести визит

-Волшебное излечение после 1,2,3 встреч

-Постоянный поиск новых психотерапевтов, бросая прошлую терапию неоконченной

-Ощущение, что психотерапия – бессмысленная и дорогая, хотя результат есть.

-Разочарование в психотерапевте так как будто Вы уже чувствовали нечто похожее по отношению к другим важным для Вас людям

Зигмунд Фрейд в «О психотерапии истерии» отметил следующее: в процессе психотерапии аналитику приходится «одолевать сопротивление» пациента; своей психической работой он должен преодолеть «психическую силу» пациента, сопротивляющуюся воспоминаниям и осознанию патогенных представлений; она представляет собой «нерасположение со стороны Я», «отпор» невыносимых представлений, терапия предполагает серьезную работу, поскольку Я возвращается к своим намерениям и продолжает свое сопротивление; больной не хочет признавать мотивы своего сопротивления.

В «Толковании сновидений» Фрейд выделил то, что ночью, во сне, сопротивление утрачивает часть своей силы, но не исчезает совсем, сам сон создается благодаря ослаблению сопротивления; ослабление и обход сопротивления возможны благодаря состоянию сна; находящаяся между сознанием и бессознательным и действующая в психике цензура обусловлена сопротивлением; оно является «главным виновником» забывания сновидения или его отдельных частей.

Согласно первоначальной точке зрения Зигмунда Фрейда — больной страдает от особого рода незнания и выздоровеет, если устранить это незнание. Вскоре Фрейд понял, что это не совсем верно. Как показала практика психоанализа, не это незнание является патогенным моментом, а причины этого незнания, кроющиеся во внутренних сопротивлениях, вызвавших это незнание. Поэтому задачу терапии составляет преодоление этих сопротивлений.

Фрейд выделил пять видов сопротивлений, исходящих из Я (сознательное), Оно (бессознательное) и Сверх-Я (социальные нормы, совесть). Из Я исходят три вида сопротивлений, выражающихся в форме вытеснения, выгоды от болезни, переноса (заключается в бессознательном переносе ранее пережитых отношений и чувств, совсем на другого человека). Из Оно – четвертый вид сопротивления, который связан с навязчивыми повторениями и требующий тщательной проработки для его устранения. Из Сверх-Я – пятое сопротивление, которое обусловлено чувством вины, потребностью в наказании и препятствованию всякому успеху, даже выздоровлению с помощью психотерапии.

В современном психоанализе (Спотниц Х., 2004) тоже выделяют пять видов сопротивления: разрушающее терапию (опоздания, избегания встреч, желание прервать необоснованно терапию), сопротивление статус-кво (тенденция пациента не меняться), сопротивление прогрессу (желание держаться за старое), сопротивление сотрудничеству ( в кабинете результат на лицо, а за его пределами-нет) и окончанию терапии (невозможность уйти, несмотря на прогресс и улучшения). Спотниц расценивал сопротивление как ключ к терапии. Если сопротивление благополучно разрешается (т.е. разгадывается и теряет актуальность) в терапии, то и в жизни оно утрачивает силу.

Различают Эго-синтонные сопротивления и сопротивления, чуждые Эго. При эго-синтонном сопротивлении клиент отрицает то, что сопротивление существует и препятствует его анализу. При чуждом Эго сопротивлении клиент чувствует, что сопротивление ему чуждо, и он готов над ним работать. Один из важных этапов психотерапии — это перевод Эго-синтонного сопротивления в чуждое Эго. Как только это получается, формируется рабочий альянс, у клиента появляется готовность работать над сопротивлением.

5 техник преодоления внутреннего сопротивления действовать.

Существуют две стратегии поведения в сложных ситуациях: действия иди бездействия.

Если у человека нет планов, то у него падает энергетика. Когда человек всеми своими делами находится в предвкушении чего-то большего, от ожидания того, чего он очень хочет, то его распирает от энергии, он ею заряжен. В его поле хочется быть, строить свои планы и видение.

Когда наступает кризис в жизни или в отношениях, энергетически сильный человек понимает, что в столь турбулентное и непростое время, надеяться кроме как на самого себя не приходится. Даже большие компании сокращают численность своих сотрудников и учатся работать не за счет количества работников, а максимально концентрируясь на качестве и эффективности работы каждого. Человек с видением тоже это прекрасно понимает и не ждет внешних условий. Большинству же из нас требуется внешнее принуждение, добровольно никто не хочет становиться эффективным.

Почему-то одни в трудные периоды жизни начинают работать, развиваться, искать причины и повышать свою эффективность, тем самым поднимая свою энергетику, а соответственно и эффективность.

Другие же уходят в спящий режим, режим экономии. Начинают экономить все: деньги, чувства, энергию. В такой ситуации человек перестает к чему-либо стремиться. У него нашлась железная отговорка, мол «у меня пока такой период в жизни, сами понимаете», и он начинает жить вполсилы, с минимальным напряжением для себя и без отсутствия видения. А значить по спирали вниз. Для таких людей не стоит проблема мотивации и достижений. Главная их забота — выжить, обеспечить максимальную безопасность своего нахождения. Перемены – самое страшное, что может случиться в жизни. Как следствие: падение энергетики и эффективности.

А ведь ваша эффективность и энергетика — это два сообщающихся сосуда, чем более одного качества, тем больше становится и другого.

Эффективность равна частному от наших действий к нашему сопротивлению, которые мы испытываем в отношении этих действий. Если уровень сопротивления велик, то и действия будут нулевыми. А значит будет бездействия. Вот и пришли мы к выводу, что нужно сознательно и упорно ломать свое сопротивление, повышать резистентность, т.е. действовать . А далее, действия повышают энергетику, а энергетика повышает нашу эффективность.

Само собой на ум приходит решение о необходимости взламывать свои ограничения и запускать в себе режим действия, вопреки страхам. Выходить из спящего режима, протереть глаза и решить, что наша действительность – это результат нашего действия или бездействия.

Так вот пришло время действовать. Через год мы будем сильно жалеть о том, что не начали сегодня.

Так как же бороться с сопротивлением и страхами?
  1. Парадоксальный метод.
    Сознательно вызвать в себе свой страх и внутреннее сопротивление, увеличить его до абсурда, прочувствовать его как можно сильнее и…боязнь начинает уменьшаться и постепенно уходит. В нашей голове зачастую сидят не реальные варианты предполагаемого будущего, а наше сценарное программирование себя на неудачу или прошлый неудачный опыт. В итоге мы боимся свои же проекции и ожидания худшего развития ситуации. Не сопротивляйтесь подсознанию, позвольте ему наиграться страшными картинками своих ожиданий и оно сразу же, как малое дитя, успокоится и даже может уснуть.

К примеру: вы боитесь публично выступать. Представьте самый кошмарный вариант вашего выступления, ваш провал и свист слушателей. Ярко ассоциируйтесь с моментом, переживите его. Ведь именно прожить его в реале вы более всего боитесь. Так хоть прочувствуйте, чего вы боитесь и постепенно станет смешно от абсурдности такого сценария. Даже при самых печальных вариантах, вряд ли вы вызовете такую реакцию у публики.

2. Ошибайтесь.

Удивительно, на сколько сильно многие из нас бояться сделать ошибку. Сколько бы выдающихся компаний не были запущены, если бы их основатели поддались этом коварному чувству страха и остановились. Вспомните историю великого Эдисона и его отношения к ошибкам и неудачам. Чтобы получить отменные результаты – нужно удвоить количество ошибок. Послушайте себя, когда вам страшно. Вы говорите себе: «А что если не получится?». А теперь вычеркните частичку «не» из этого утверждения. Мыслите категориями успеха, а не провала.

3. Делайте то, чего боитесь.

Возьмите себе за правило: делать то, что боитесь. Страшно написать статью – пишите их чаще и больше. В народе по этому случаю говорят: «глаза бояться, а руки делают». Рискуйте. Согласно проведенным в Америке исследованием, большинство престарелых людей на первое место выводят сожаление именно об упущенных возможностях, о том, что не рискнули, побоялись, решили остаться в безопасности и бездействовали.

4. Освобождайтесь от внешних оценок.

Очень распространенный тип сопротивления переменам. Мы думает о том, что думают о нас другие. А что они подумают, что скажут, как отреагируют? По этому случаю мне нравится высказывание: «чтобы избежать критики, ничего не делай, ничего не говори и будь никем». Избавляйтесь от психологии раба, вы — вне оценок. В этой жизни вас может судить только Бог и вы сами.

5. Становитесь идеальными.

Очень распространенный тип сопротивления переменам. Мы думает о том, что думают о нас другие. А что они подумают, что скажут, как отреагируют? По этому случаю мне нравится высказывание: «чтобы избежать критики, ничего не делай, ничего не говори и будь никем». Избавляйтесь от психологии раба, вы — вне оценок. В этой жизни вас может судить только Бог и вы сами.

Конечно же я имею в виду не стать идеальным идеалом. Поверить в возможность этого – это прямой путь к стрессу и комплексам. Речь идет о том, чтобы совершенствоваться и развиваться от дня ко дню. Мастера от дилетанта отделяют тысячи часов труда и обучения. По сути, чего мы больше всего опасаемся? Того, чего не знаем, не умеем. А значит, пора повышать свои знания и умения. Учитесь выходить из зоны комфорта, развивайтесь – многих это раздражает. Не сравнивайте себя ни с кем, а только лишь с самим собой вчерашним. Это огромное удовольствие осознавать свой рост и развитие. Ведь все, что не развивается и не растет – умирает.

В заключении, хочу сказать, что в жизни постоянны только перемены. И чем быстрее мы это поймем, тем спокойней и легче будем реагировать на них. А значит, мы станем более эффективными и энергичными в моменты перемен.

«Если вашей жизни пошел дождь – сосредоточьтесь на цветах, которые зацветут благодаря этому дождю»

Радханахт Свами

сопротивление — это… Что такое сопротивление?

сопротивление
Фундаментальное понятие в гештальт-терапии. Синонимы: «механизмы избегания», «механизмы защиты». Задача терапевта состоит в обнаружении «сопротивлений», мешающих свободному протеканию цикла контакта (Смотри: цикл контакта) или цикла удовлетворения потребностей, или реализации селф. Основные виды сопротивлений: конфлуэнция, интроекция, проекция и ретрофлексия.

Краткий толковый психолого-психиатрический словарь. Под ред. igisheva. 2008.

сопротивление
(в психоанализе) — силы и процессы, препятствующие осознанию информации посредством противодействия переходу воспоминаний, представлений и симптомов из бессознательного в сознание. Проявляется преимущественно в формах неосознаваемого противодействия людей обыденному осознанию вытесненного (вытесненных в бессознательное сексуальных и агрессивных влечений, различных импульсов и пр.) и неосознаваемого противоборства пациента психоаналитику (психотерапевту, врачу) и выздоровлению. Наличие С. считается признаком психического конфликта.

Краткий психологический словарь. — Ростов-на-Дону: «ФЕНИКС». Л.А.Карпенко, А.В.Петровский, М. Г. Ярошевский. 1998.

сопротивление

— согласно З. Фрейду — сила и процесс, производящие вытеснение и поддерживающие его посредством противодействия переходу представлений и симптомов из бессознательного в сознание. Сопротивление — верный признак конфликта и исходит из тех же высших слоев и систем психики, кои в свое время произвели вытеснение. Сопротивление может быть только выражением Я, кое в свое время произвело вытеснение, а теперь хочет его сохранить.

Имеются пять основных разновидностей сопротивления, исходящих из трех сторон, — Я, Оно и Сверх-Я:

1) сопротивление вытеснение — от Я;

2) сопротивление из перенесения — от Я;

3) сопротивление из выгоды от болезни — от Я;

4) сопротивление от Оно;

5) сопротивление от Сверх-Я.


Словарь практического психолога. — М.: АСТ, Харвест. С. Ю. Головин. 1998.

Синонимы:
  • сопровождение неосознаваемое
  • сопротивление бессознательного

Полезное


Смотреть что такое «сопротивление» в других словарях:

  • СОПРОТИВЛЕНИЕ — (1) аэродинамическое (лобовое) сила, с которой газ действует на движущееся в нём тело. Оно всегда направлено в сторону, противоположную скорости движения тела, и является одной из составляющих аэродинамической силы; (2) С. гидравлическое… …   Большая политехническая энциклопедия

  • Сопротивление — Сопротивление: В Викисловаре есть статья «сопротивление» Электрическое сопротивление  физическая величина, характеризующая свойства проводника препятствовать прохождению электрического тока. Сопротивление  разговорное название резистора …   Википедия

  • Сопротивление —  Сопротивление  ♦ Resistance    Сила, противостоящая другой силе. Таково обычное состояние conatus’a: всякое существо силится сохраниться в своей сущности, вынужденное тем самым изо всех сил противостоять любому давлению, агрессии или угрозе. Так …   Философский словарь Спонвиля

  • СОПРОТИВЛЕНИЕ — СОПРОТИВЛЕНИЕ, сопротивления, мн. нет, ср. (книжн.). 1. Действие по гл. сопротивляться. Оказывать сопротивление врагу. Сопротивление организма ядам. Сопротивление неприятеля. 2. Свойство, способность оказывать противодействие каким нибудь… …   Толковый словарь Ушакова

  • сопротивление — Противодействие, отпор, оппозиция, обструкция. Ср …   Словарь синонимов

  • Сопротивление — (resistance) – способность конструктивного элемента или его поперечного сечения противостоять воздействием без механического разрушения, например, сопротивление изгибу, сопротивление потере устойчивости, сопротивление растяжению. [НСР ЕН… …   Энциклопедия терминов, определений и пояснений строительных материалов

  • СОПРОТИВЛЕНИЕ — (обозначение R), свойство электрического ПРОВОДНИКА; вычисляется как отношение НАПРЯЖЕНИЯ, прилагаемого к проводнику, к току, проходящему через него. В проводнике это выглядит как противодействие потоку ЭЛЕКТРОНОВ; электрическая энергия… …   Научно-технический энциклопедический словарь

  • СОПРОТИВЛЕНИЕ — в психоанализе Фрейда феномен, силы и процессы, препятствующие осознанию информации посредством противодействия переходу воспоминаний, представлений и симптомов из бессознательного в сознание. Проявляется преимущественно в формах неосознаваемого… …   Новейший философский словарь

  • Сопротивление — ценовая рыночная ситуация, при которой возникает тенденция к новым продажам с тем, чтобы затормозить продолжающийся рост цен. По английски: Resistance См. также: Бычьи рынки Финансовый словарь Финам …   Финансовый словарь

  • СОПРОТИВЛЕНИЕ — СОПРОТИВЛЕНИЕ, я, ср. 1. см. сопротивляться. 2. (С прописное). В странах Западной Европы в годы фашистской оккупации: народное движение против захватчиков. Участник Сопротивления. В годы Сопротивления. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю.… …   Толковый словарь Ожегова

Книги

  • Сопротивление, Ширали Виктор Гейдарович. Виктор Ширали – признанный непревзойденный лирик. Стихи, собранные в этой книге, как и положено настоящей поэзии, рассказывают нам не о ком-то или о чем-то, они рассказывают о жизни души, то… Подробнее  Купить за 411 руб
  • Сопротивление, Ширали Виктор Гейдарович. Виктор Ширали признанный непревзойденный лирик. Стихи, собранные в этой книге, как и положено настоящей поэзии, рассказывают нам не о ком-то или о чем-то, они рассказывают о жизни души, то… Подробнее  Купить за 348 грн (только Украина)
  • Сопротивление, Ширали В.. Виктор Ширали — признанный непревзойденный лирик. Стихи, собранные в этой книге, как и положено настоящей поэзии, рассказывают нам не о ком-то или о чем-то, они рассказывают о жизни души, то… Подробнее  Купить за 328 руб
Другие книги по запросу «сопротивление» >>

ИСТОЧНИКИ И ФОРМЫ СОПРОТИВЛЕНИЯ. Пациент и психоаналитик [Основы психоаналитического процесса]

ИСТОЧНИКИ И ФОРМЫ СОПРОТИВЛЕНИЯ

К 1912 году основное различие в источниках сопротивления у пациентов, проходящих курс лечения психоанализом, Фрейд видел в различии между сопротивлением-переносом, связанным с переносом, и сопротивлением-подавлением, связанным с подавлением, при этом под последним подразумевалось внутренне присущее психике пациента нежелание осознавать болезненные или опасные для него импульсы и воспоминания. В то время, как сопротивления, связанные с переносом, могут исчезнуть и даже уступить место трансферентным привязанностям, которые способствуют укреплению лечебного альянса, сопротивления, связанные с подавлением, можно рассматривать как постоянно присутствующую (хотя и флуктуирующую) силу, которая действует вразрез с целями лечения.

Третья фаза психоанализа, начавшаяся со «структуральной» теории, описанной в «Я и Оно» (Freud, 1923b, 1924), характеризуется значительными изменениями в понятии сопротивления. В весьма важной работе Фрейда «Торможение, симптомы и тревога» (Freud, 1926) автором указывалось, что опасность для эго исходит не только из инстинктивных источников, но также и от супер-эго (сверх-Я) и из внешнего мира. В тот период он уже разработал свою вторую теорию тревоги, в которой тревога (в значении, близком страху) рассматривается скорее как сигнал опасности для эго, а не – согласно первоначальной теории – как трансформация либидо в тревогу вследствие подавления сексуального импульса. В новом варианте сигнал опасности может провоцировать защитную активность эго, что, в свою очередь, может привести к появлению сопротивления во время анализа. Теперь Фрейд смог выделить пять главных типов и источников сопротивления (Freud, 1926):

(1) Сопротивление-подавление, которое может рассматриваться как клиническое проявление потребности индивида защитить себя от импульсов, воспоминаний и ощущений, которые, в случае проникновения их в сознание, вызвали бы болезненное состояние или, по крайней мере, угрозу его появления. Этот вид сопротивления-подавления можно также считать отражением так называемой «первичной защиты» от заболевания неврозом в той степени, в какой невротические симптомы могут рассматриваться как последняя ступень образований, имеющих целью защитить индивида от перехода в его сознание ментального содержания болезненного и угнетающего характера. Процесс свободных ассоциаций во время психоанализа создает постоянную ситуацию, потенциально опасную для пациента, в силу того, что этот процесс провоцирует к выходу подавленный ментальный материал, а это, в свою очередь, способствует сопротивлению-подавлению. Чем ближе подавленный материал приближается к сознанию, тем больше возрастает сопротивление, и задача психоаналитика состоит в том, чтобы способствовать с помощью своих интерпретаций переходу материала в сознание в форме, переносимой для пациента (гл. 12).

(2) Сопротивление-перенос, хотя в общем и напоминает сопротивление-подавление, имеет специфическую особенность, состоящую в том, что оно выражает и отражает борьбу против инфантильных импульсов, которые возникли в прямой или модифицированной форме как реакция больного на личность психоаналитика (гл. 4). Аналитическая ситуация оживляет в форме искаженной реальности материал, который ранее подавлялся или подвергался какой-то другой трансформации (например, канализировался в сам невротический симптом). Такое оживление прошлого в психоаналитических отношениях ведет к появлению сопротивления-переноса. Здесь задача аналитика также состоит в том, чтобы своим вмешательством способствовать переводу содержания переноса в сознание в приемлемой для пациента форме. Сопротивление-перенос включает в себя сознательное утаивание пациентом мыслей о психоаналитике, а также бессознательные трансферентные мысли, от которых его психика стремится защититься.

(3) Сопротивление может явиться результатом преимуществ, извлекаемых из болезни (вторичные преимущества). Хотя первоначально этот симптом может ощущаться как «чужеродное тело» и рассматриваться как нежелательный, в психологической организации индивида может иметь и часто имеет место процесс «ассимиляции» симптома. Фрейд замечает по этому поводу: «теперь эго начинает вести себя так, как будто оно признало неизбежность того, что симптом останется, и что единственное, что можно сделать – это принять ситуацию, найдя в ней положительные моменты и извлечь из нее как можно больше пользы» (Freud, 1926a). Типичными проявлениями таких вторичных преимуществ является польза, извлекаемая из болезни, – преимущество находиться на положении больного и быть предметом забот и жалости окружающих, а также в удовлетворении агрессивных и мстительных импульсов, возникающих по отношению к тем, кто вынужден разделять страдания больного. Вторичные преимущества могут также ощущаться больным как удовлетворение его потребности к наказанию или скрытых мазохистских тенденций. Наиболее яркие примеры преимуществ, извлекаемых из болезни, можно наблюдать у пациентов с «неврозами компенсации», а также у тех, кто стремится задержаться на положении больного из-за преимуществ, предоставляемых в этом случае обществом, например, в тех случаях, где пособие, выплачиваемое больному, превышает зарплату, которую он способен заработать. Нежелание пациента расстаться с этими вторичными преимуществами своей болезни во время лечения и составляет эту особую форму сопротивления.

(4) Сопротивление оно (id-сопротивление) — это сопротивление инстинктивных импульсов любым изменениям в их способе и форме выражения. Фрейд пишет (Freud, 1926e): «И… как вы можете себе представить, по-видимому, имеют место осложнения, которые возникают, когда инстинктивный процесс, в течение десятилетий протекавший по определенной схеме, вдруг пытаются заставить пойти по совершенно новому пути, который для него только что открылся». Эта форма сопротивления требует для своего устранения то, что Фрейд назвал «проработкой» (гл. 10). На наш взгляд, данный тип сопротивления в лечебном процессе может рассматриваться как следствие более общего психологического сопротивления отказу от (сдаче) приобретенных ранее привычек и типов функционирования – сопротивление «отучиванию». Одним из аспектов понятия «проработки» был бы процесс обучения новым паттернам функционирования и способам подавлять, сдерживать старые, более устойчивые паттерны (поведенческие схемы, стереотипы). Это, по сути, процесс, который рассматривается как составляющий важную часть аналитической работы. «Сопротивление оно» также рассматривается в психоаналитических работах как «медлительность» или «залипание» либидо.

(5) Сопротивление супер-эго или сопротивление, проистекающее из чувства вины пациента или его потребности в наказании. Фрейд считал, что «сопротивление супер-эго» аналитику обнаружить труднее всего и труднее всего с ним справиться. Оно отражает действие «бессознательного чувства вины» (Freud, 1923) и объясняет парадоксальную, на первый взгляд, реакцию пациента на любой шаг в психоаналитической работе. Шаг, который предоставляет возможность удовлетворения того или иного импульса, против которого пациент оборонялся, побуждаемый к этому своим сознанием. Так, пациент, испытывающий острое чувство вины, скажем, из-за желания быть самым любимым сыном и оттеснить своих братьев и сестер, может реагировать сопротивлением на любую перемену, грозящую повлечь за собой ситуацию, в которой он может преуспеть больше, чем его соперники. Или пациент, который переживает бессознательное чувство вины по поводу каких-то сексуальных желаний, может отреагировать сильным чувством сопротивления как следствие раскрытия и освобождения этих желаний в ходе психоаналитического лечения. Примером сопротивления супер-эго является и поведение пациента, который позволяет себе иметь мысли, вызывающие чувство вины, а затем подавляет их, в результате чего, являясь на аналитический прием, испытывает неприятное ощущение, классифицируемое, в конечном счете, как чувство вины, которое и заставило его сопротивляться аналитической работе. Как наиболее интенсивную форму такого сопротивления супер-эго можно рассматривать и так называемую «негативную терапевтическую реакцию», которая будет обсуждаться в главе 8.

Фрейд считал, что сопротивление как клиническое явление тесно связано с целым рядом защитных механизмов, а не только с механизмом подавления, хотя он часто использовал термин «подавление» как синоним понятия защиты в целом. Эти механизмы вырабатываются и используются в опасных для человека ситуациях (в особенности, когда опасность возникает в результате прямого и свободного выражения бессознательных сексуальных или агрессивных желаний в сознании или поведении). Защитные механизмы включают в себя проекцию, интеллектуализацию, рационализацию, идентификацию с агрессором, реактивное образование и т. д. «… Механизмы защиты, направленные против испытанной когда-то опасности, вновь повторяются в виде сопротивления выздоровлению во время лечения. Из этого следует, что эго рассматривает само выздоровление как новую опасность» (Freud, 1937с).

Фрейд несколько раз ссылается на связь между формой сопротивления, проявляемой пациентом, и природой защитной организации, лежащей в основе сопротивления. Например, он описал конкретные типы искажения свободной ассоциации, которые рассматривались как характерные для обсессивных невротиков (Freud, 1909d). Но хотя эти типы сопротивления как будто и можно было связать с особенностями психопатологии пациента (Freud, 1926d), Фрейдом они рассматривались в основном как существенные препятствия успешному проведению психоанализа.

В 1936 году Анна Фрейд в своей работе «Эго и механизмы защиты» попыталась определить, до какой степени процесс сопротивления позволяет судить о характере психической деятельности пациента. Сопротивления как отражение типа конфликта и используемых механизмов защиты сами по себе явились предметом аналитических изысканий. Анализ сопротивлений в значительной мере можно рассматривать как анализ тех аспектов защиты пациента, которые способствуют патологическому исходу его конфликтов. «Анализ защиты» через анализ сопротивлений начинает играть все большую роль в технике проведения психоанализа (A. Freud, 1965; Hartmann, 1951; Glover, 1955; Sandler & A. Freud, 1985). Гилман (Gillman, 1986), описывая анализ снов, отмечает, что все сновидения с известной точки зрения представляют собой «сны сопротивления» в том смысле, что их содержание затуманивает бессознательный материал, против которого осуществляется защита. Но в то же время сны рассматриваются как «возможность получить доступ к материалу, к которому иначе подступиться совершенно невозможно». Далее Гилман говорит о том, что сны являются отражением характерных приемов защиты, которые пациент использует для того, чтобы помешать осознанию неприятного ментального содержания.

В ряде важных публикаций Вильгельм Рейх (Reich, 1928, 1929, 1933) показал, что у некоторых пациентов наблюдаются устойчивые черты характера, представляющие собой проявление защитных механизмов, сложившихся в прошлом, которые выступают и в личностном плане, и в психоаналитическом процессе как характерные «фиксированные» установки. Рейх называет эти проявления «защитным панцирем характера» (Charakterpanzerung), но в то время, как он утверждает, что сопротивления, связанные с такими «фиксированными» чертами личности, должны быть в центре психоаналитического исследования, Анна Фрейд (A. Freud, 1936) считает, что они должны выдвигаться на первый план лишь в тех случаях, когда невозможно проследить никаких признаков протекающего конфликта, взгляд, который получил дальнейшее развитие в работе Стербы (Sterba, 1953).

В 1937 году Фрейд опубликовал свою работу «Анализ конечный и бесконечный» (Freud, 1937a), в которой он обсуждает ряд различных факторов, способных оказать отрицательное влияние на успех аналитической работы. Среди таковых он отмечает врожденную конституциональную силу влечений, которая вносит свой вклад в незыблемую «геологическую основу» личности пациента. Другим фактором он считает недоступность для психоаналитика дремлющих конфликтов, которые в переносе в живом виде не возникают и, соответственно, не могут быть подвергнуты успешному анализу. Фрейд высказывает также предположение о том, что свой вклад в сопротивление каким-либо изменениям вносят и специфические качества мобильности и способности к ассоциированию у либидо, а также биологически детерминированные источники конфликта, например, зависть по поводу отсутствия пениса у женщин или конституционная инертность у мужчин.

Вскоре после этого Элен Дейч (Deutch, 1939) предложила трехчленное деление форм сопротивления на: (1) интеллектуальные или «интеллектуализирующие» сопротивления, (2) сопротивления-переносы и (3) сопротивления, которые возникают как следствие потребности пациента защитить себя от воспоминаний о событиях, пережитых в детстве. Она подробно рассмотрела первую группу, указав, что у пациентов, проявляющих интеллектуальное сопротивление, наблюдается стремление подменить аналитическое переживание интеллектуальным пониманием. Такие сопротивления можно обнаружить у высоко интеллектуальных индивидов, у невротиков с навязчивыми состояниями, а также у пациентов «с блокированными или нарушенными аффектами, которые, подавив аффективную сторону своей жизни, сохранили интеллектуальную ее часть как единственное средство выражения своей… личности».

Несмотря на тесную связь между сопротивлением и защитой, рядом авторов неоднократно подчеркивалось, что сопротивление не является синонимом защиты (Brenner, 1981; Gero, 1951; Laplanche & Pontalis, 1973; Loewenstein, 1954; Lorand, 1958; Stone, 1973). Блюм (Blum, 1985) весьма тонко замечает:

«Понятие защиты шире, чем понятие сопротивления, поскольку сопротивление есть функция лечебная, обретающая свой смысл во время аналитического процесса. Сопротивление можно обычно проследить по его влиянию на свободные ассоциации и готовность пациента способствовать успешному проведению анализа, участвуя в лечебном альянсе, но сопротивление можно также определять и описывать и со многих других точек зрения, например, как сопротивление переносу, сопротивление супер-эго, сопротивление ид, как негативную терапевтическую реакцию, как тенденцию к повторению и регрессии и т. д. В широком смысле сопротивление препятствует инсайту, а инсайт помогает проявлению осознания и снятию защитных действий, выполняющих функцию сопротивления во время аналитического процесса».

В то время, как защитные механизмы пациента есть неотъемлемая часть его психологической структуры, сопротивление представляет собой попытки пациента защитить себя против угрозы своему психологическому равновесию, возникшей в результате психоаналитического лечения. Цитируем Гринсона (Greenson, 1967): «Сопротивления поддерживают статус-кво в невротическом состоянии пациента. Сопротивления противостоят аналитику, самому процессу психоанализа и разумному эго пациента». По мнению Ренджелла (Rangell, 1985), сопротивление рассматривается как второй слой защиты, приводимый эго в состояние активности, в тот момент, когда существующие механизмы защиты слишком слабы, чтобы справиться с ситуацией. Другой аспект проблемы затрагивает Стоун (Stone, 1973), который привлекает внимание к тому, что

«явления сопротивления в большей степени, если не целиком, отражают консервативные, самозащитные тенденции психического. То, что их цели обычно носят иррациональный характер и являются, в основном, эго-дистоническими (dystonic), делает их недоступными для аналитической работы. Следует напомнить, что их существование в субъективно-практическом смысле имеет целью защитить инкапсулированные бессознательные аспекты личности, и, соответственно, защитить взрослую функционирующую личность… от потенциально губительных вторжений и требований ранее бессознательного содержания».

Он добавляет: «Психоаналитик с самого начала переживается как угроза инфантильным аспектам эго». Данное высказывание отражает ту точку зрения, что аналитическая обстановка способствует возникновению регрессии, результируясь в интенсификации ранее подавляемых желаний и импульсов. Это сопровождается усилением конфликта и возрастанием сопротивления.

Обзор литературы по психоанализу, опубликованной со времени Фрейда, показывает, что понятие сопротивления в психоанализе в значительной степени осталось неизменным. Однако формы, которые может принять сопротивление, были подробно описаны, и теперь нет сомнений в том, что чутье и умение в обнаружении малейших признаков сопротивления стали рассматриваться как все более важный момент в репертуаре технических средств психоаналитика. Важно проводить различие между 1) понятием внутреннего психического состояния сопротивления, которое невозможно наблюдать непосредственным образом, и 2) наблюдаемыми признаками сопротивления, которые обычно и называют «сопротивлениями». В результате смешения этих двух понятий имели место многие недоразумения, поскольку вторая категория представляет собой следствие усиленного внутреннего состояния сопротивления, а аналитику следует ориентироваться на причину внутреннего состояния, а не на специфические проявления этого состояния (хотя последние также не следует игнорировать). Следует заметить, что некоторые виды поведения, обычно рассматриваемые как признаки сопротивления, например, засыпание на сеансах и молчание пациента, могут в определенные моменты анализа рассматриваться не только как сопротивление, но и как невербальные формы выражения подавляемых желаний, фантазий или воспоминаний (см. Ferenczi, 1914; Khan, 1963).

Небезынтересно рассмотреть описанную Гловером дифференциацию (Glover, 1955) между «очевидными» или «грубыми» сопротивлениями, с одной стороны, и «слабо проявляющимися» сопротивлениями, с другой. «Очевидные» сопротивления включают в себя срывы лечения, опоздания и пропуски психоаналитических сеансов, молчание пациента, уход от прямых ответов на вопросы врача, автоматическое неприятие всего, что тот говорит, симуляция глупости, рассеянности и засыпания. Менее ярко проявляющиеся сопротивления скрываются за фасадом внешнего принятия требований, выдвигаемых курсом психоаналитического лечения. Это может выражаться в форме согласия со всем, что говорит психоаналитик, в охотном предоставлении врачу необходимого материала (например, описания снов), к которому, как представляется пациенту, тот проявляет особый интерес, и во многих других формах. Как замечает Гловер: «В целом, для сопротивлений, проявляющихся неярко, характерным является то, что они не носят взрывного характера, внешне не нарушают и не срывают психоаналитическую ситуацию, в то же время подрывая ее изнутри, или, выражаясь иначе, действуют как подводные камни, скрытые в бегущем потоке». Феникель (Fenichel, 1945a) различает «острые сопротивления» в противоположность более скрытым формам, которые проявляются, в основном, в отсутствии улучшения состояния пациента, хотя внешне курс лечения проходит как будто вполне благополучно. Важное клиническое различие, особенно в контексте так называемого анализа «характера», проводится между эго-синтоническими и эго-дистоническими (или чуждыми эго) сопротивлениями (Dewald, 1980; Gill, 1988; Reich, 1933; Stone, 1973). Эго-дистонические сопротивления переживаются пациентом, как препятствующие успеху психоаналитического процесса. Эго-синотические сопротивления, с другой стороны, ощущаются пациентом не как сопротивления, а как некие реакции, нормальные в психоаналитической ситуации. Термины «эго-синтонический» и «эго-дистонический» предвосхищают структуральную теорию (Freud, 1923b) и их следует трактовать как «синтоническое сознание» и «дистоническое сознание».

Сравнительно недавно Стоун (Stone, 1973) и Девальд (Dewald, 1980) доказывали ту же точку зрения, говоря о различиях между «тактическими» и «стратегическими» сопротивлениями. Девальд пишет:

«Стратегические сопротивления – это те основные и центральные бессознательные психические действия, посредством которых пациент продолжает искать удовлетворение, полученное им когда-то в младенческом и детском возрасте от собственных влечений и их производных, от выбранных объектов или адаптивных и защитных психических действий… Тактические сопротивления представляют наложившиеся на первые [стратегические] индивидуальные интрапсихические и межличностные стереотипы поведения, по-разному иерархически организованные, с помощью которых пациенты защищаются от сознательного понимания стратегических сопротивлений и конфликтов, с которыми им приходится сталкиваться… Их понимание и творческая разработка во время аналитического процесса представляют собой важнейший способ подхода к анализу эго, его синтетических действий и общего поддержания специфической индивидуальной психической организации».

Любая попытка классифицировать формы сопротивления неизбежно носит чисто академический характер, хотя клинические иллюстрации могут оказаться весьма полезными (Boesky, 1985; Boschan, 1987; Frank, 1985; Gill, 1988; Gillman, 1987; Lipton, 1977; Vianna, 1974, 1975). Разнообразие форм, которые могут принимать сопротивления, возможно, является бесконечным и поэтому представляется более разумным исследовать различные источники сопротивления, поскольку их число является более ограниченным. Возможно также наметить мотивацию для конкретного вида сопротивления и его функцию в какой-то конкретный момент. Как отмечает Девальд (Dewald, 1980): «Проявления сопротивления изменчивы, подобно Протею, и различаются как от пациента к пациенту, так и в разные периоды анализа у одного и того же пациента».

Что касается источников сопротивления, то можно отметить, что центральное место в теории психоаналитического лечения до сих пор составляют источники, перечисленные Фрейдом (Freud, 1926d). Однако, в свете позднейших исследований, этот список может быть расширен и модифицирован. Следует подчеркнуть, что перечисленные ниже категории не имеют между собой сколько-нибудь четкого разграничения и зачастую перекрывают друг друга.

(1) Сопротивления вследствие угрозы, возникающей в ходе лечения, направленного на выработку у пациента конкретных навыков адаптации. В данном контексте понятие адаптации используется для обозначения индивидуальной адаптации по отношению к силам, возникающим как из внешнего мира, так и из внутреннего психического пространства самого пациента (Sandler & Joffe, 1969). Сюда можно отнести и «сопротивление-подавление» как особый случай того, что может быть обозначено как «сопротивление-защита», ибо источником сопротивления, кроме подавления, могут служить и другие виды защиты. Механизмы защиты, в свою очередь, могут рассматриваться как механизмы адаптации, являющиеся жизненно необходимыми для нормального функционирования – впрочем, они с равным успехом, вовлекаются и в патогенные процессы (A. Freud, 1936).

(2) Сопротивления-переносы, в особенности в том виде, как их описал Фрейд. Стоун (Stone, 1973) суммирует отношение между сопротивлением и переносом следующим образом:

«Во-первых, сопротивление осознанию переноса и его субъективной разработке в трансферентном неврозе. Во-вторых, сопротивление динамическим и генетическим (Стоун имеет здесь в виду разложение трансферентного конфликта и понимание его развития) аспектам трансферентного невроза и, в конечном счете, самой трансферентной привязанности, как только наличие таковой начинает осознаваться. В-третьих, трансферентное представление аналитика „переживаемой“ частью эго пациента, одновременно и как ид-объект и как экстернализованное супер-эго, в противопоставлении терапевтическому альянсу между аналитиком в его реальной функции и рациональной „наблюдающей“ частью эго пациента».

Стоун (Stone, 1973) замечает: «То, что представляется действительно важным, это создание гибкого научного и практического понятия сопротивления терапевтическому процессу как проявления реактивированного интрапсихического конфликта в новом межличностном контексте». Интересно отметить, что Джеймс Стрейчи писал в 1934 году о том, что «одной из характерных черт сопротивления, конечно, является то, что оно возникает по отношению к психоаналитику, и, таким образом, интерпретация сопротивления почти неизбежно должна являться интерпретацией переноса». С тех пор наше понятие о связи между переносом и сопротивлением значительно расширилось. Как Стоун (Stone, 1973), так и Джилл (Gill, 1982) различают «сопротивление осознанию переноса» – нежелание пациента признать свои трансферентные чувства и установки – и «сопротивление разрешению (resolution) переноса».

Перенос акцента в последние годы на межличностную перспективу аналитической ситуации, естественно, привел к рассмотрению роли этих факторов у аналитика, их влияния на сопротивление пациента. Стоун (Stone, 1973) указывает, что «отказ пациента признать психоаналитика, враждебное или неподобающее отношение с его стороны иногда вызывают спонтанную антагонистическую реакцию со стороны аналитика». Далее он называет это явление «контр-сопротивлением» аналитика. Такое контр-сопротивление может быть совершенно бессознательным и быть спроектированным на пациента (Vianna, 1975), прямым следствием чего будет сопротивление у последнего. Анна Фрейд предположила, что «относясь с должным пониманием к необходимости использовать и интерпретировать понятие сопротивления с величайшей осторожностью, я все же чувствую, что необходимо где-то оставить место и для понимания того, что и аналитик и пациент являются двумя реальными людьми, в равной степени достигшими статуса взрослого человека и состоящими друг с другом в личных отношениях. Я задумываюсь над тем, не является ли это временами полное, пренебрежение к данной стороне вопроса причиной некоторых враждебных реакций, которые мы получаем от наших пациентов, и которые мы склонны приписывать исключительно „чистому переносу“ (A. Freud, 1954). Анна Фрейд предупреждает, что „технически такие мысли являются провокационными и к ним следует относиться с осторожностью“.

Томэ и Кэхеле (Thomae & Kaechele, 1987) отмечают, что «влияние аналитика и используемых им приемов лечения на развитие у пациента негативных и эротизированных переносов упоминается часто, но обычно вскользь… И это несмотря на повсеместное признание того, насколько сильно негативные переносы – это же является справедливым и для эротизированных переносов – зависят от контрпереносов, техники лечения и теоретической позиции самого аналитика».

(3) Сопротивления, имеющие своим источником вторичные выгоды (обсуждалось Фрейдом).

(4) Сопротивления супер-эго, в том виде, как их описал Фрейд. Более поздние открытия в области психоанализа, в особенности те, которые были сделаны под влиянием работ Фэрберна по выяснению связей между объект-отношениями и сопротивлением, привели к тому, что теоретики в области объект-отношений все больше отходят от рассуждений в терминах структуральной теории Фрейда и все чаще рассматривают интрапсихическую жизнь в терминах внутренних объект-отношений. Сопротивление супер-эго рассматривается теоретиками объект-отношений в контексте связи и взаимодействия с интернализованной критической или даже преследующей фигурой. Связь между внутренними объект-отношениями и психоаналитическим лечением прекрасно описана Фэрберном (Fairbairn, 1958), который указывает, что «психоаналитическое лечение, в некотором смысле, превращается в борьбу, которая, со стороны пациента, имеет цель ангажировать свои отношения с внутренним миром с помощью переноса, а со стороны аналитика выливается в решимость последнего пробить брешь в этой замкнутой системе и создать условия, при которых пациент будет вынужден принять в рамках психоаналитического лечения открытую систему внешней реальности». Кернберг (Kernberg, 1985) высказывает аналогичную мысль в своих рассуждениях о характере пациента, когда говорит в связи с пониманием характера пациента, что связанные конфликтом интернализованные объект-отношения могут реактивироваться в переносе, в результате чего защитные реакции характера становятся сопротивлениями переносу.

Не может быть сомнения в том, что ощущение безопасности достигается через внутреннее взаимосоответствие самости и ее объектов, хотя такое соотношение может оказаться и источником болезненных ощущений. Следовательно, автономное существование организованных внутренних отношений должно иметь следствием изменение сопротивления посредством анализа. (Sandier, 1990a, 1990b).

(5) Сопротивление, возникающее в результате неправильных действий психоаналитика и ошибочно выбранных приемов лечения. С такими сопротивлениями можно справиться в ходе нормального курса лечения, если аналитик и пациент понимают источники такого сопротивления. Если же такое понимание отсутствует, то возможен срыв лечения или же его продолжение на основе притворного согласия со стороны пациента (Glover, 1965; Greenson, 1967).

(6) Сопротивления, связанные с тем, что изменения, происходящие в психике пациента в результате лечения, вызывают сложности в его отношениях с людьми, занимающими важное место в его окружении (Freud, 1916–1917; Gill, 1988, Stone, 1973). Так, страдающий мазохизмом и занимающий подчиненное положение в браке супруг (супруга), может оказывать сопротивление попыткам психоаналитика вскрыть ситуацию и попытаться изменить ее, поскольку это поставило бы под угрозу существование такого брака.

(7) Сопротивление, возникающее из боязни вылечиться и потерять в результате этого возможность общения со своим аналитиком. Многие пациенты продолжают посещать психоаналитические сеансы из-за тайного удовлетворения, которое они извлекают из процедуры психоанализа, особенно в ситуациях, когда пациент попадает в зависимость от психоаналитика и начинает считать его лицом, занимающим в его жизни значительное место. Так, пациент может бессознательно воссоздать из прошлого отношение к психоаналитику как к одному из своих родителей, исполняющему роль защитника или кормильца, в результате чего может возникнуть сопротивление излечению, основанное на страхе разрушить эти отношения. Такие пациенты могут давать рецидивы в случае, когда речь заходит об окончании лечения, но такая ситуация неоднозначна негативной терапевтической реакции (глава 8).

(8) Сопротивления, связанные с угрозой, которую психоанализ создает самооценке пациента (Abraham, 1919). Появление такого вида сопротивления особенно часто наблюдается при лечении пациентов, у которых появление чувства стыда становится мощным стимулом для возникновения защитных импульсов. Такие пациенты могут испытывать сложности в ситуациях, где им приходится переносить восстановление в ходе лечения тех или иных аспектов раннего детства, поскольку они рассматривают эти аспекты как нечто постыдное.

Еще в 1919 году Абрахам писал о проблеме некоторых пациентов, проявлявших упорное сопротивление анализу путем контроля своих ассоциаций. Личность таких пациентов, в значительной степени носящая черты нарциссизма, позволяет им бросать вызов психоаналитику, прикрываясь внешней готовностью подвергнуться психоаналитическому лечению. Согласно Абрахаму, работе психоаналитика препятствует то, что нарцистическая любовь пациента к себе не может быть удовлетворена, вследствие чего здесь не может установиться нормально действующий положительный перенос. Абрахам указывает на то, что анализу сопротивления у пациентов, демонстрирующих нарцистические тенденции, и у пациентов с тяжелыми расстройствами личности с пограничной патологией, уделяется все большее внимание (Abraham, 1974; Boschan, 1987; Kernberg, 1988). Особенно значительными в этой области представляются работы Мелани Клейн (Klein, 1946, 1957), Розенфельда (Rosenfeld, 1965b, 1971) и Когута (Kohut, 1971, 1977, 1984).

Розенфельд высказывает предположение о том, что изучать сопротивления у пациентов с чертами нарциссизма можно «лишь с помощью детального, тщательного анализа регрессии и зависти в контексте аналитических трансферентных отношений с интерпретацией связанных с ними проявлений мании преследования, проецируемой на психоаналитика» (Vianna, 1974). Кернберг (Kernberg, 1988) прослеживает последствия нарцистических импульсов с точки зрения теории объект-отношений и, говоря об анализе сопротивлений у пациентов с нарцистической структурой личности, заявляет: «Появление в переносе различных черт патологически всемогущей самости и соответственно этому объект-представлений восхищения, обесценивания или страха может привести к постепенному прояснению компонентов интернализованных объект-отношений, приведших к конденсации всемогущей самости на базе образующих последнюю реальной самости, идеальной самости и идеальных объект-представлений». Многие аналитики сегодня придерживаются того взгляда, что нарциссизм не следует противопоставлять объект-отношениям и что его скорее следует понимать в терминах весьма специфических типов внутренних объект-отношений, включая отношение индивида к своей самости.

(9) Сопротивление необходимости отказаться от осуществляемых в прошлом способов адаптации (отказу от прошлых адаптивных решений, включая невротические симптомы), обусловленное обстоятельствами, в которых эти способы и решения подлежали «разучиванию» или «угашению». Такой процесс «затухания», «угашения», «разучивания» требует времени и является существенной частью процесса проработки (Гл. 12). Включая в себя так называемое «ид-сопротивление», проработка охватывает также и более организованные и контролируемые аспекты личности (эго и супер-эго). В последние годы все больше внимания уделяется (например, Stone, 1973; Thomae & Kaechele, 1987) сопротивлению, направленному против «интеграции пережитого, а не против явно и эксклюзивно инфантильного или против прошлого» (Stone, 1973). Это можно соотнести и с мнением Эриксона (Erikson, 1968) о том, что существует «сопротивление идентичности», основанное на нежелании утратить ощущение идентичности, связанное с представлением о собственной самости. Чем слабее организована самость пациента, тем больше угроза, а, следовательно, тем сильнее и сопротивление. В подобном ключе Огден (Ogden, 1983) обсуждает то, как пациент сопротивляется изменению внутренних объект-отношений перед лицом текущего жизненного опыта. И, наконец, сопротивление может быть использовано пациентом как способ контроля «дистанции» между ним и аналитиком с тем, чтобы помешать утрате контроля, приводящей к ослаблению чувства безопасности (см. Sandler, 1968; Thomae & Kaechele, 1987). Хотя многие психоаналитики (например, Fenichel, 1941) упорно отказываются принять ид– сопротивление в качестве жизнеспособного понятия, другие (например, Frank, 1985; Stone, 1973; Thomae & Kaechele, 1987) придерживаются мнения о том, что ид – сопротивление может быть отражением количественных изменений интенсивности инстинктивных влечений.

(10) Сопротивления, связанные с характером, описанные Вильгельмом Рейхом (Reich, 1928, 1929, 1933). Данный вид сопротивлений объясняется «устойчивостью» черт характера, которые могут удерживаться пациентом даже после того, как породившие эти черты первоначальные конфликты сгладились или исчезли. Эти черты не вызывают у пациента чувства угнетения, а потому являются для него приемлемыми. Боески (Boesky, 1985) высказал мысль о том, что понятие сопротивления характера должно быть оставлено вообще и что «рассматривать сопротивления характера как нечто специфическое, отличное ото всех других видов сопротивлений означает вносить в данную проблему лишнюю путаницу». С другой стороны, Кернберг (Kernberg, 1980a) решительно выступает за сохранение данного понятия и подчеркивает значение учета таких сопротивлений при оценке анализируемости ситуации.

Сопротивления, являющиеся результатом неизменяемых сторон структуры характера пациента, несомненно, имеют большое значение при проведении анализа. Сандлер (Sandler, 1988) выдвигает мысль о том, что незыблемая «горная порода» пациентов (Freud, 1937с) может рассматриваться как «специфическая психобиологическая основа, в значительной степени включающая в себя структуры, созданные специфическим развитием индивида в специфических взаимоотношениях между ним и его окружением, в особенности, как результат взаимодействия младенца с лицом, осуществляющим о нем заботу. Конечно, это ставит пределы тому, чего можно достичь с помощью психоанализа… Пренебрегать такими факторами и рассматривать любую ситуацию как поддающуюся анализу – не самый лучший способ для психоаналитика. К этому имеет отношение и выдвинутое Анной Фрейд понятие ограничения эго. Она (Sandler & А. Freud, 1985) говорит:

«Ограничение эго имеет дело с неприятным воздействием, вызываемым связанным с внешней средой опытом. Идея состоит в том, что после того, как ребенок однажды испытывает опыт, вызывающий подобные последствия, самой естественной реакцией для него является нежелание попасть в такую же ситуацию еще раз. Такое поведение ни в коем случае не является проявлением работы невротического механизма, – в действительности это один из механизмов, который помогает нам построить свою индивидуальность. С самых ранних времен существования человека им руководила тенденция избегать неприятного, и, в конце концов, кому может понравиться испытывать неприятные ощущения? Наше эго подсказывает нам, что есть и другие вещи, которые мы могли бы делать вместо того, чтобы испытывать неприятности».

Роль сопротивления при анализе у детей подробно обсуждается в работе Сандлера, Кеннеди и Тайсона (Sandler, Kennedy & Tyson, 1980). Они отмечают, что при анализе ребенка «необходимо искать сопротивления коммуникациям и кооперированию вообще, а не сопротивления свободным вербальным ассоциациям».

Хотя два последних вида сопротивления, очевидно, связаны между собой и могут считаться формами «вторичных преимуществ», основа сопротивления отлична от того, что обычно считается «вторичным преимуществом». Высказывалось предположение, что адаптивное решение, – будь то невротический симптом, черта характера или какой-то другой способ функционирования, – может быть усилено (и, таким образом, может вызвать сопротивление каким-либо изменениям, как только исчезает «первичное преимущество») из-за того, что предсказуемость такого способа адаптации и его доступность в качестве метода функционирования способствуют упрочению у пациента чувства безопасности (Sandler, 1960a). Это явление описывалось Сандлером и Иоффе (Sandler & Joffe, 1968) и связывалось ими с устойчивостью («живучестью») психологических структур, рассматриваемых как паттернизированные аспекты поведения (поведенческие схемы, стереотипы). Они отмечают:

«Некоторые структуры могут формироваться для разрешения надвигающегося конфликта. Но они могут удерживаться и использоваться для поддержания чувства безопасности пациента даже после того, как первоначальные импульсы, способствовавшие выработке данной структуры, уже перестали действовать. Возможно, что такие структуры наиболее легко поддаются изменению через бихевиориальную (поведенческую) терапию. Таким путем невротический симптом (и содействующие ему структуры) может быть направлен, например, к разрешению угрожающего конфликта между инстинктивным желанием и внутренними (супер-эго) стандартами индивида. Но тот же симптом может действовать точно также и в последующем, уже как средство упрочения чувства безопасности, и, если здесь возможны и доступны другие способы достижения чувства такой безопасности, то может быть выработано и использовано другое, более приемлемое решение, а использование прежней структуры (симптоматической) замедлено и угашено… Все системы и техники психотерапии (включая поведенческую) изобилуют потенциально альтернативными решениями, обеспечивающими соответствующую безопасность, и они могут быть использованы пациентом».

Никто из психоаналитиков не подвергает сомнению что важной частью психоаналитического процесса должны быть разъяснение психоаналитиком пациенту его сопротивлений и попытка заставить его рассматривать их как препятствия, которые необходимо осознать и преодолеть. Это может оказаться отнюдь не легкой задачей, поскольку пациент обычно прибегает ко всевозможным попыткам оправдать свое сопротивление и рассматривать его как естественно следующее из текущих обстоятельств. Пациент может бессознательно считать успешное проведение психоаналитического процесса угрозой безопасности невротическому равновесию, которое ему удалось установить. Эта угроза может быть столь велика, что он может проявить собственное сопротивление путем «бегства к здоровью» и оправдать прекращение лечения тем, что симптомы, по крайней мере на какое-то время, исчезли. Страх перед последствиями психоанализа может оказаться столь сильным, что он перевесит первичные и вторичные достижения, «вырученные» из симптомов. Механизмы, с помощью которых может осуществляться «бегство в здоровье», на наш взгляд, изучены недостаточно, но кажется вероятным, что этот процесс может иметь место, когда вторичные выгоды от болезни сыграли важную роль в поддержании симптомов после того, как первичные выгоды от симптомов уменьшились или исчезли совсем. «Бегство в здоровье» следует отличать от отрицания симптомов, которое также может быть использовано для оправдания прекращения лечения в случае, когда вызываемые лечением сопротивления перевешивают значение союза ради выздоровления.

Хотя сопротивление изначально рассматривалось в терминах сопротивлений пациента воспоминаниям и свободным ассоциациям, ясно, что это понятие вскорости расширилось, в результате чего в него оказались включенными все препятствия целям и процедурам лечения, исходящие от пациента. В психоанализе и психоаналитической психотерапии сопротивления преодолеваются с помощью интерпретаций, осуществляемых психоаналитиком, и других приемов (гл.10). Форма и контекст сопротивления стали рассматриваться как полезный источник информации для психотерапевта. Такой взгляд на сопротивление позволяет вывести данное понятие за пределы психоанализа во все виды лечения, и мы можем наблюдать проявление сопротивления даже в обычной медицинской практике, в виде забываемой пациентами необходимости визитов к врачу, недопонимания его указаний, стремления прервать лечение и тому подобного. Различные методы лечения могут стимулировать разные источники сопротивления, и этим объясняется то, что один метод может быть с успехом применен при лечении конкретного пациента, в то время как другой не дает никаких результатов. В действительности, некоторые методы лечения, возможно, обязаны своим успехом тому, что они не затрагивают определенные источники сопротивления, тогда, как другие, что не менее очевидно, не приносят результатов, поскольку при их применении плохо учитывается возможное сопротивление. Но во всех этих ситуациях само сопротивление может оказаться источником полезной информации.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Работа с сопротивлением | Мир Психологии

Работа с сопротивлением

Глава 10

Анализ создает или обостряет конфликт между действующими внутри личности двумя группами факторов с противоположными интересами. Интерес одной — сохранить неизменными иллюзии и безопасность, создаваемые невротической структурой; интерес другой — обрести внутреннюю свободу и силу, ниспровергнув невротическую структуру. Именно поэтому анализ, как это уже не раз отмечалось, не является процессом беспристрастного интеллектуального исследования. Интеллект — это оппортунист, который служит тем или иным интересам, имеющим наибольший вес в данное время. Силам, которые противостоят освобождению и пытаются сохранить статус-кво, бросает вызов каждый инсайт, ставящий под сомнение невротическую структуру; мобилизованные таким образом, они так или иначе пытаются застопорить развитие. В аналитической работе они проявляются в виде «сопротивления» — термин, введенный Фрейдом для обозначения всего, что затрудняет эту работу изнутри.

Сопротивление отнюдь не вызывается одной лишь аналитической ситуацией. Если только мы не живем в каких-то исключительных условиях, сама жизнь бросает по меньшей мере такой же вызов невротической структуре, как и аналитик. Тайные жизненные притязания человека зачастую оказываются фрустрированными вследствие их самовластного и ригидного характера. Окружающие люди не разделяют его иллюзий о себе и, ставя их под сомнение или не считаясь с ними, причиняют ему боль. Посягательства на его тщательно разработанные, но ненадежные меры безопасности неизбежны. Эти посягательства могут иметь конструктивный характер, но человек может реагировать на них так же, как это делает при анализе: сначала тревогой и гневом, с преобладанием того или другого, а затем усилением невротических наклонностей. Он становится еще более отчужденным, более властным, более зависимым, чем обычно.

Взаимоотношения с аналитиком вызывают во многом те же самые чувства и реакции, что и взаимоотношения с другими людьми. Но, представляя собой прямую атаку на невротическую структуру, анализ посягает на нее еще более.

В большинстве работ по психоанализу содержится имплицитная или эксплицитная аксиома, что мы беспомощны перед своими сопротивлениями, то есть не можем преодолеть их без помощи специалиста. Это утверждение является главным аргументом против идеи самоанализа, весомым не только для аналитика, но и для каждого пациента, проходящего анализ, поскольку тот и другой прекрасно осведомлены о той упорной и тяжелой борьбе, которая возникает с приближением к опасной территории. Но апелляция.к опыту никогда не может быть решающим аргументом, ведь и сам опыт определяется всем комплексом господствующих представлений, обычаев и нашим умонастроением. Более конкретно, аналитический опыт определяется тем, что пациенту не предоставляется возможности самостоятельно справиться со своими сопротивлениями.

Более веским соображением является лежащая в основе такой убежденности аналитиков теоретическая предпосылка, представляющая собой не что иное, как фрейдовскую философию природы человека. Эта тема слишком сложна, чтобы в нее здесь вдаваться. Отметим лишь следующее: если человеком движут влечения и если среди них, как утверждал Фрейд, значительную роль играет деструктивное влечение, то для конструктивных сил в человеке, способных побуждать к росту и развитию, остается — если вообще остается — не так много места. Но именно эти конструктивные силы и составляют динамический противовес силам, вызывающим сопротивления. Отрицание их неминуемо ведет к пораженческой позиции, когда заходит речь о возможности справиться с сопротивлением собственными силами. Я не разделяю в этой части философию Фрейда, но и не отрицаю того, что вопрос о сопротивлении по-прежнему нуждается в серьезном рассмотрении. Каким будет результат самоанализа, как и всякого анализа, зависит от силы сопротивления и от силы Я, направленной на его преодоление.

Насколько человек действительно беспомощен перед сопротивлениями, зависит не только от явной, но и от скрытой силы — другими словами, от того, в какой мере они ощутимы. Несомненно, их можно обнаружить и встретить в открытом сражении; пациент, например, может полностью осознавать, что сопротивляется посещению аналитика, или может даже понимать, что изо всех сил борется против ослабления своей невротической наклонности, как это делала Клэр в последней битве «за» и «против» своей зависимости. Чаще всего сопротивления подкрадываются к человеку в замаскированной форме, и он не осознает их как таковые. В этом случае он не знает, что действуют силы сопротивления; он просто непродуктивен или чувствует себя вялым, усталым, обескураженным. Разумеется, человек беспомощен в битве с врагом, который не просто невидим, но и, как ему кажется, даже не существует.

Одной из важнейших причин, почему он не может осознать наличие сопротивления, является то, что защитные процессы приводятся в действие не только тогда, когда он непосредственно сталкивается с соответствующими проблемами, то есть когда раскрыты его тайные притязания к жизни, поставлены под сомнение его иллюзии, подвергаются угрозе его меры безопасности, но и тогда, когда он едва приближается к этим областям. И чем более человек полон решимости сохранить их в неприкосновенности, тем чувствительнее он реагирует на приближение к ним. Он напоминает человека, боящегося грозы, который приходит в ужас не только от грома и молнии, но реагирует с опаской даже на облачко, появившееся на горизонте. Эти отдаленные реакции столь легко ускользают от внимания потому, что возникают при появлении, казалось бы, совершенно безобидной темы, которая вроде бы и не должна возбуждать никаких сильных чувств.

Способность распознавать сопротивление требует определенных знаний как о его источниках, так и его проявлениях. Поэтому представляется целесообразным вкратце повторить все, что уже говорилось на эту тему на протяжении книги — часто даже без прямого упоминания термина «сопротивление», — и добавить определенные моменты, имеющие особый интерес для самоанализа.

Источником сопротивления в конечном счете является заинтересованность человека в сохранении статус-кво. Эта заинтересованность отнюдь не тождественна желанию оставаться больным. Каждый хочет избавиться от своих недостатков и страданий, и в этом желании он целиком «за» изменение, причем за быстрое изменение. Что он хочет сохранить — это не «невроз», а те его аспекты, которые приобрели для него огромную субъективную ценность и которые, в его сознании, сулят безопасность в будущем и удовлетворение, Базальными факторами, которые никто не хочет изменять ни на йоту, являются, если говорить кратко, те, что относятся к его тайным жизненным притязаниям, к его притязаниям на «любовь», власть, независимость и т.п., к его иллюзиям по поводу себя, к его зонам безопасности, внутри которых он действует сравнительно свободно. Конкретный характер этих факторов зависит от природы его невротических наклонностей. Поскольку свойства и движущие силы невротических наклонностей уже были описаны выше, мне нет надобности вдаваться здесь в дальнейшие подробности.

В профессиональном анализе в подавляющем большинстве случаев сопротивление провоцируется тем, что происходит в ходе самого анализа. Если образовались мощные вторичные защиты, то первое сопротивление возникает сразу после того, как аналитик ставит вопрос о правомерности этих защит, то есть выражает сомнение в правильности, ценности или неизменности того или иного фактора в личности пациента. Поэтому у пациента, вторичные защиты которого состоят в том, чтобы считать все относящееся к его личности, включая недостатки, превосходным и уникальным, разовьется чувство безнадежности, как только какой-либо из его мотивов будет поставлен под сомнение. Другой пациент будет реагировать смешанным раздражением и унынием, как только обнаружит в себе — сам или с помощью аналитика — какую-либо иррациональную черту. В соответствии с функцией вторичных защит — охраной всей сформировавшейся системы — эти защитные реакции возникают не только тогда, когда грозит проявиться тот или иной вытесненный фактор, но и тогда, когда — независимо от содержания — что-либо подвергается сомнению.

Но если вторичные защиты не обладают такой жизненной силой или если они были обнаружены и правильно оценены, сопротивление является большей частью реакцией на наступление на специфические вытесненные факторы. С приближением к какой-либо области — вплотную или отдаленно, — являющейся табу для пациента, он эмоционально реагирует на это страхом или гневом и автоматически пытается защититься от дальнейшего вторжения. Такое посягательство на табу не обязательно должно быть специальной атакой, но может проистекать просто из общего поведения аналитика. Все, что пациент делает или, наоборот, не может делать, все, что он говорит или, наоборот, чего не может сказать, способно задеть больное место и вызвать сознательное или бессознательное негодование, которое на некоторое время блокирует совместную работу.

Однако сопротивление аналитической работе может быть также вызвано факторами, не относящимися к аналитической ситуации. Если во время анализа внешние обстрятельства изменились в сторону, благоприятную для беспрепятственного проявления невротических наклонностей, или даже делают их определенно полезными, то стимул к сопротивлению значительно возрастает; причина этого, разумеется, в консолидации противодействующих изменению сил. Но сопротивление может быть вызвано также и неблагоприятными событиями в повседневной жизни. Если, например, пациенту кажется, что с ним обошлись несправедливо, его негодование может оказаться столь велико, что во время анализа он не предпримет ни малейшей попытки узнать истинную причину того, почему он чувствует себя обиженным или оскорбленным, а вся его энергия сосредоточится на мести. Другими словами, сопротивление может быть вызвано как внешними обстоятельствами, так и изнутри аналитической ситуации, если — отдаленно или непосредственно — затрагивается вытесненный фактор.

В принципе поводы для сопротивления в самоанализе те же самые. Здесь, однако, сопротивление вызывают не интерпретации аналитика, а собственное посягательство на болезненный инсайт или осознание скрытого значения. Более того, повод к сопротивлению, который может давать своим поведением аналитик, отсутствует. В определенной мере это является преимуществом самоанализа, хотя не следует забывать, что подобные провокации могут оказаться чрезвычайно конструктивными, если правильно проанализировать вызванные ими реакции. Наконец, в самоанализе события повседневной жизни, похоже, в большей степени способны вызывать блокировку. Это вполне понятно: в профессиональном анализе эмоции пациента во многом сконцентрированы на аналитике из-за того значения, которое он временно приобрел. Но такая концентрация отсутствует, когда анализ проводится самостоятельно.

То, как проявляется сопротивление в профессиональном анализе, можно грубо объединить в три группы:

  • открытая борьба с провоцирующей проблемой;
  • защитные эмоциональные реакции и
  • защитное сдерживание или обходные маневры.

Хотя они и отличаются по форме, в сущности, эти различные проявления разнятся лишь степенью открытости.

В качестве иллюстрации предположим, что с пациентом, испытывающим навязчивое стремление к абсолютной «независимости», аналитик начинает обсуждать его трудности во взаимоотношениях с людьми. Пациент воспринимает это как косвенные нападки на свою отчужденность и, следовательно, на свою независимость. В этом он прав, поскольку всякая работа над проблемами в общении с людьми имеет смысл, если только конечной целью является улучшение его взаимоотношений, помощь в достижении им большего дружелюбия и чувства солидарности с другими. Аналитик может даже сознательно и не иметь в виду этих целей, полагая, к примеру, что он просто хочет понять робость пациента, его вызывающее поведение, его затруднения с женщинами. Но пациент ощущает подступающую опасность. Его сопротивление может принять форму открытого отказа обсуждать упомянутые трудности, форму откровенного заявления, что он не желает, чтобы ему досаждали другие. Или же он отвечает недоверием к аналитику, подозревая последнего в навязывании ему своих норм. Например, он может считать, что аналитик хочет навязать ему вызывающую у него неприязнь общительность. Или же он становится равнодушным к аналитической работе: начинает опаздывать к назначенному времени, менять тему обсуждения, утверждать, что ничего с ним не происходит и ему ничего не снится, или обрушивать на аналитика настолько запутанные Сновидения, что их смысл не поддается расшифровке.

Первый тип сопротивления — открытая борьба — достаточно ясен и знаком, а потому не нуждается в разъяснении. Третий тип — защитное сдерживание или тактика уклонения — будет обсуждаться нами в связи с его ролью в самоанализе. Второй же тип — защитные эмоциональные реакции — особенно важен в профессиональном анализе, ибо эти реакции могут быть сосредоточены на аналитике.

Существуют различные формы, в которых сопротивление может выражаться в эмоциональных реакциях, направленных на аналитика. В только что приведенном примере пациент реагировал подозрением, полагая, что его вводят в заблуждение. В других случаях реакцией может быть сильный и вместе с тем смутный страх получить душевную травму в результате анализа. Или же реакцией может быть лишь диффузное раздражение или презрение к аналитику из-за того, что он слишком глуп, чтобы понять или оказать помощь. Или она может принять форму смутной тревоги, которую пациент пытается ослабить, стремясь завоевать дружбу или любовь аналитика.

Удивительная интенсивность, которую иногда имеют эти реакции, отчасти обусловлена тем, что пациент ощущает угрозу чему-то важному в выстроенной им структуре, но она обусловлена также стратегической ценностью самих реакций. Такие реакции служат смещению акцента с главной работы — нахождения причин и следствий — на занятие более безопасное — прояснение эмоциональных отношений с аналитиком. Вместо исследования собственной проблемы пациент старается главным образом переубедить аналитика, склонить его на свою сторону, доказать, что тот не прав, сорвать его усилия, наказать его за то, что он вторгся на запретную территорию. И вместе с этим смещением акцента пациент либо начинает обвинять аналитика во всех своих трудностях, убеждая себя, что он не может добиться улучшения с человеком, который плохо понимает его и к тому же несправедлив, либо перекладывает всю ответственность за работу на аналитика, сам становясь инертным и невосприимчивым. Нет надобности добавлять, что эти эмоциональные баталии могут протекать скрытно, и от аналитика потребуется немало усилий, чтобы довести их до сознания пациента. Когда они вытеснены, ощущается лишь возникающий в результате блок.

В самоанализе сопротивление проявляется этими же тремя способами, но с некоторыми неизбежными отличиями. Самоанализ Клэр только однажды вызвал открытое и непосредственное сопротивление, но он приводил к разного рода сдерживанию аналитической работы и множеству обходных маневров. Иногда Клэр ощущала сознательную эмоциональную реакцию на свои аналитические открытия, например шок при выявлении своей паразитической установки к мужчинам, но такие реакции не мешали ее дальнейшей работе. Я полагаю, что это довольно типичная картина того, как сопротивление проявляется в самоанализе. Во всяком случае, подобную картину вполне можно ожидать. В ответ на открытия возникают эмоциональные реакции: обнаружив в себе нечто, человек испытывает тревогу, стыд, вину или раздражение. Но эти реакции не столь интенсивны, как в профессиональном анализе. Одна из причин этого заключается в том, что здесь нет аналитика, с которым пациент мог бы вести оборонительную борьбу и на которого он мог бы возложить ответственность: он предоставлен самому себе. Другой причиной является то, что пациент обычно более чуток к себе, чем аналитик: он чувствует опасность намного раньше и чуть ли не автоматически уклоняется от прямого приближения, обращаясь взамен к тем или иным способам избегания проблемы.

Это подводит нас к защитным сдерживаниям и обходным маневрам, в которых может проявляться сопротивление. Эти формы блокирования пути столь же многочисленны, как и личностные вариации, и могут возникать в любом месте. Их про явления в самоанализе проще всего показать, выделив некоторые критические пункты, в которых они могут препятствовав развитию. Говоря кратко, они способны помешать человек приступить к анализу проблемы, снизить ценность его свободных ассоциаций, заблокировать его Понимание, свести на нет его открытия.

Нежелание приступить к анализу проблемы может не ощущаться, поскольку человек, работающий самостоятельно, как правило, не анализирует себя регулярно. Он не должен беспокоиться по поводу периодов, когда не испытывает потребности в анализе, хотя сопротивление может действовать и в такие периоды. Но ему следует быть начеку, когда он чувствует себя совершенно расстроенным, недовольным, усталым, раздраженным, нерешительным, полным тревоги и тем не менее не пытается прояснить свое состояние. Он может сознательно ощущать нежелание анализировать себя, хотя полностью отдает себе отчет, что анализ по меньшей мере предоставит ему шанс избавиться от страданий и, кроме того, чему-то научит. Или он отыщет всевозможные оправдания — занят, устал, нет времени, — чтобы не предпринимать подобной попытки. Такая форма сопротивления, пожалуй, чаще встречается в самоанализе, чем в профессиональном анализе, поскольку в последнем случае, хотя пациент и может иной раз забыть или даже отменить назначенный сеанс к аналитику, заведенный порядок, долг вежливости и оплата сеансов оказывают достаточное давление, чтобы удерживать пациента от того, чтобы поступать так слишком часто.

В процессе свободного ассоциирования защитные сдерживания и уклонения проявляются косвенным образом. В результате пациент может стать совершенно непродуктивным, «просчитывать», а не свободно мыслить, отклоняться от темы или, так сказать, «дремать», теряя нить возникающих ассоциаций.

Сопротивление может блокировать его Понимание, созданая «слепые пятна» в отношении определенных факторов. Пациент либо вообще не обратит внимания на такие факторы, либо не поймет их смысла и значения, даже если он вполне способен это сделать. Примеры этого можно найти в анализе Клэр. Возникающие мысли и чувства могут быть сведены к минимуму, как это было вначале у Клэр, сведшей до минимума свои обиды и неприятные переживания в отношениях с Питером. Более того, сопротивление может направить поиск не в том направлении. Здесь опасность заключается не столько в причудливости интерпретации, то есть в нахождении в ассоциациях того, чего в них нет, сколько в выхватывании существующего фактора без рассмотрения контекста, в котором он проявляется, и, как следствие, в неправильной его интеграции. Пример этого — интерпретация Клэр воспоминания о своей кукле Эмилии.

Наконец, когда человек и в самом деле приходит к открытию, сопротивление, действующее посредством сдерживаний или уклонений, может различными способами свести на нет его конструктивную ценность. Возможно, он умалит важность своего открытия. Или же вместо терпеливой работы над ним скоропалительно решит, что все, что от него требуется, — это сознательные усилия преодолеть данную проблему. Или же он воздержится от дальнейшей проработки своего открытия, «забывая» о нем, не «желая» этого делать, или по той или иной причине просто обходя его стороной. Когда же ему необходимо занять четкую позицию, он может из благих побуждений прибегнуть к тому или иному компромиссному решению и тем самым обманываться в достигнутом результате. Он будет считать, как это не раз делала Клэр, что разрешил проблему, хотя на самом деле все так же от этого далек.

Теперь о том, как справляться с сопротивлением. Начнем с того, что никто ничего не может сделать с тем, чего не видит. Поэтому первым и самым главным требованием является осознание того, что сопротивление действует. Большинство сопротивлений может быть не замечено, в частности потому, что, как правило, человек не слишком проницателен, чтобы их увидеть. Однако существуют определенные формы сопротивления, имеющие тенденцию ускользать от внимания, независимо от того, насколько «бдителен» человек или насколько он стремится преуспеть. Главными среди них являются «слепые пятна» и преуменьшение чувств. Серьезность создаваемых ими помех зависит от того, насколько они распространены и цепки, а также от стоящих за ними сил. Как правило, они являются выражением того, что человек пока еще не способен соприкоснуться с определенными факторами. К примеру, Клэр не смогла бы, наверное, постичь в начале самоанализа всю глубину своей обиды на Питера или то, в какой мере она страдала от их отношений. Даже аналитик едва ли мог бы помочь ей увидеть или, точнее, осознать это. Потребовалось проделать колоссальную работу, прежде чем она смогла подступиться к этим факторам. Это предполагает, вселяя надежду, что со временем, при продолжении работы, «слепые пятна» будут устранены. Примерно то же самое относится и к поиску в неверном направлении. Сопротивление, проявляющееся в такой форме, распознать так же трудно. Но его наличие можно заподозрить, если спустя некоторое время человек обнаруживает, что не достигнуто ни малейшего продвижения или что он движется по кругу вопреки работе над соответствующей проблемой. В самоанализе, как и в любом анализе, важно не обманываться относительно достигнутых успехов. Подобное заблуждение на время может даже поднять настроение, но оно легко становится препятствием для выявления укоренившегося сопротивления. Возможность неверной интеграции добытых сведений является одной из причин, почему иногда желательно проверять их вместе с аналитиком.

Другие разновидности сопротивления заметить гораздо проще — учитывая, что они могут иметь угрожающую силу. Человек может заметить свое сопротивление началу работы, если находится в ситуации, подобной описанной выше. В процессе ассоциирования он может осознать, что занимается «вычислением», а не мыслит спонтанно. Он может также заметить, что его мысли блуждают, а затем либо ретроспективно вспомнить их последовательность, либо вернуться к тому моменту, когда отклонился от темы. Он может поймать себя на ошибочном объяснении, просмотрев свои записи на следующий день, как это сделала Клэр в связи со своим ожиданием волшебной помощи. Он может заподозрить, что что-то блокирует движение вперед, обнаружив, что с очевидной регулярностью его открытия оказываются крайне лестными или, наоборот, нелестными для него. Он может даже заподозрить, что упадок духа является формой сопротивления, хотя это трудно сделать, если он охвачен этим чувством; в таком случае он должен отнестись к нему как к реакции на анализ, не принимая его за чистую монету.

Осознав наличие блока, он должен приостановить какие бы то ни было аналитические изыскания и отнестись к сопротивлению как к самой неотложной проблеме, за которую надо взяться. Принуждать себя продолжать анализ вопреки сопротивлению так же бесполезно, как бесполезно, пользуясь примером Фрейда, пытаться снова и снова зажечь электрическую лампочку, которая не горит; необходимо найти место, где заблокирован электрический ток, — в лампочке, в розетке, в проводах или в выключателе.

Техника борьбы с сопротивлением заключается в том, чтобы попытаться его проассоциировать. Но всякий раз, когда в ходе аналитической работы возникает сопротивление, прежде чем приступить к этому, полезно просмотреть записи, сделанные непосредственно перед возникновением блока, — вполне возможно, что ключ к разгадке лежит в затронутой теме и при просмотре записей место уклонения прояснится. Иногда человек не сможет приступить к поиску сопротивления немедленно, испытывая явное нежелание или чрезмерную тревогу делать это. В таком случае разумнее не принуждать себя, а просто отметить, что в том или ином месте он вдруг ощутил тревогу или усталость, и возобновить работу на следующий день, когда он, возможно, по-новому взглянет на вещи.

Говоря, что человеку следует «проассоциировать сопротивление», я имею в виду, что он должен осмыслить конкретное проявление блока и дать своим мыслям свободно течь в этом русле. Так, заметив, что, какие бы проблемы ни затрагивались, в своих интерпретациях он всегда оказывается победителем, он должен попытаться использовать это открытие в качестве отправной точки для дальнейших ассоциаций. Почувствовав себя обескураженным своим открытием, он должен помнить, что оно, возможно, затронуло факторы, которые он пока еще не способен или не желает изменить, и попытаться ассоциировать, держа в уме эту возможность. Если ему трудно приступить к анализу, но при этом он чувствует потребность исследовать себя, он должен вспомнить о том, что причиной блока может быть предыдущая часть анализа или какое-либо внешнее событие.

В силу упомянутых выше причин эти сопротивления, вызванные внешними факторами, особенно характерны для самоанализа. Человек, одолеваемый невротическими наклонностями — или в данном случае едва ли не каждый, — наверное, почувствует себя оскорбленным или несправедливо обиженным другим человеком или жизнью в целом, принимая за чистую монету свою реакцию обиды или негодования. В таких ситуациях необходимо четко различать реальное оскорбление и мнимое. И даже если оскорбление реально, оно не обязательно должно вызывать такие реакции: если только сам человек не уязвим к тому, что могут сделать другие, на многие оскорбления он будет реагировать жалостью или осуждением обидчика, возможно, открытой борьбой, но не обидой или негодованием. Гораздо проще чувствовать право на гнев, чем выяснять, какое именно уязвимое место было затронуто. Но в интересах человека следовать этим путем, даже если то, что другой человек и впрямь был жесток, несправедлив или невнимателен, не вызывает сомнения.

Предположим, что жена глубоко расстроена, узнав, что муж имел мимолетную связь с другой женщиной. И даже месяцы спустя она не может успокоиться, хотя знает, что это дело прошлого, а муж предпринимает все возможное, чтобы восстановить хорошие отношения. Она изводит себя и мужа и тут и там осыпает его горькими упреками. Существует множество причин того, почему она объясняет свои чувства и поступки подобным образом, не имеющим ничего общего с действительной обидой из-за измены. Ее могло уязвить, что муж мог увлечься кем-то, кроме нее. Для нее могло быть невыносимым, что муж вышел из-под ее контроля и власти. Это могло затронуть ее страх оказаться покинутой, как в случае с Клэр. Она могла быть недовольной браком из-за причин, о которых и сама не знает, и воспользоваться этим чрезвычайным случаем для оправдания всех своих подавленных обид, совершая таким образом бессознательную месть. Она могла также чувствовать влечение к другому мужчине и возмутиться тем, что муж позволил себе свободу, которой она себе не позволила. Исследовав такие возможности, она сможет не только значительно улучшить ситуацию, но и стать гораздо понятнее для себя. Никакой результат, однако, не возможен до тех пор, пока она просто настаивает на своем праве сердиться. Ситуация, в сущности, будет той же самой, как если бы она вытеснила свой гнев, хотя в этом случае распознать ее сопротивление исследованию себя гораздо труднее.

Пожалуй, будет уместным следующее замечание об общем настрое на борьбу с сопротивлением. Мы легко поддаемся искушению раздражаться на себя за сопротивление, словно оно указывает нам на досаждающую глупость или упрямство. Такая установка понятна — неприятно или даже невыносимо наталкиваться на пути к желанной цели на препятствия, создаваемыми нами самими. Тем не менее неоправданно или даже бессмысленно упрекать себя за свои сопротивления. Человек не повинен в развитии сил, которые стоят за ними; более того, невротические наклонности, которые они пытаются защитить, предоставляли ему необходимые средства справляться с жизнью, тогда как все остальные средства отказывали. Гораздо разумнее принять противодействующие силы как нечто данное. Я бы сказала, что он должен уважать их как часть самого себя, уважать не в смысле одобрения или потворства, а в смысле признания их как результата органического развития. Такая позиция будет не только более справедливой по отношению к себе, но и создаст гораздо более здоровую основу для борьбы с сопротивлениями. Если же он подходит к ним с враждебной решимостью их сокрушить, то вряд ли ему хватит терпения и желания, необходимых, чтобы правильно их понять.

Если с сопротивлениями борются указанным образом и с соответствующим настроем, то шансы понять и преодолеть их велики, если только они не являются более сильными, чем созидательная воля человека. В последнем случае сопротивления представляют собой проблему, которую можно преодолеть разве что с помощью специалиста.

Работа на результат: пять советов, как добиться успеха в любом деле

Каждый сталкивался с ситуацией, когда большие цели так и не стали чем-то осязаемым, реальным. Энтузиазм угасает — и заставить себя продолжить очень тяжело. Дело во внутреннем сопротивлении. Новый взгляд на это явление и рекомендации по борьбе с собственным упрямством предлагает Даниэлла Лапорт, автор книги «Живи с чувством».

Любое начинание требует не только времени и усилий, но и достаточно сильной мотивации. Как правило, редко кто испытывает с этим проблемы на старте, но по мере продвижения вперед желания что-то менять в своей жизни становится меньше.

Это может проявляться и в резко негативной форме («Ничего не получилось! Больше не буду пытаться»), и маскироваться под недостаток времени и беспрестанно возникающие препятствия. Элементарный пример — занятия спортом. В первые дни тренировок вы буквально летаете на крыльях — только здорового образа жизни, а не любви, прекрасно себя чувствуете и полны энергии, а через две недели обнаруживаете себя жертвой огромной порции пасты и бокальчика-другого сухого вина, возлежащей на диване и мирно почитывающей очередной бизнес-роман. Что же произошло?

Реклама на Forbes

Спортивная психология в жизни

Ответ на этот вопрос могут дать спортивные психологи. Мотивация — главная проблема спортсменов и их наставников, без нее не добиться хороших показателей и не прийти к победе. Подготовка к соревнованиям включает не только, скажем так, физическую, но и психологическую работу. Ведь каким бы одаренным ни был спортсмен, если нет у него огонька внутри, можно забыть о великих свершениях. За время существования спортивной психологии разработаны сотни методик повышения мотивации, включающих эмоциональные, моральные, психологические и материальные аспекты. И все ради достижения более высоких целей. С понятием мотивации тесно связано другое понятие — сопротивление. Тодд Херман, первоклассный спортивный психолог, который помогает спортсменам завоевывать олимпийские медали, описывает собственную теорию сопротивления. Надо сказать, что она имеет серьезное научное обоснование.

Теория внутреннего сопротивления: как с ним бороться?

Как только вы сделали первый шаг к улучшению жизни (например, перешли на новую работу, начали фитнес-программу, обещающую отличные результаты, или разорвали нездоровые личные отношения), мозг «приветствует» ваше начинание — выделяется большое количество эндорфинов и нейромедиаторов хорошего настроения, серотонина и дофамина.

Эти гормоны вызывают в организме ощущение счастья. Отсюда эмоциональный подъем, бесконечная энергия и позитивные чувства. 

Но спустя некоторое время уровень нейромедиаторов опускается до нормальных значений, а вместе с ними испаряются ваша бодрость и желание перемен. Вернемся к тому же тренажерному залу. В первый день вы на подъеме, чувствуете драйв и азарт. На второй день тренировки проходят так же здорово. А вот на третий возникает сопротивление: усталость потихоньку накапливается, заниматься уже не так легко. На четвертый день вы, проклиная все вокруг, плететесь в зал, а на пятый и вовсе остаетесь дома. Именно поэтому ко второй половине марта залы пустеют — желающие похудеть к лету откладывают затею на потом.

Но на самом деле, хоть вы и испытываете неприятные чувства, стоит продолжать. В это время происходит адаптация организма к новому (строго говоря, старому) уровню эндорфинов и нейромедиаторов, поэтому вы ощущаете себя как наркоман, которого лишили дозы. Нужно просто перетерпеть. 

Самая сложная стадия — первые 16 дней. После этого все становится проще.

Вместо того чтобы отказываться от новых полезных привычек, которые вызывают у вас негатив, измените отношение к самому сопротивлению. Попробуйте его принять и полюбить, ведь сопротивление — это праздник: торжествуйте, потому что перемены действительно происходят, и на это указывает именно сопротивление.

Как облегчить и преодолеть сопротивление

Сопротивление — явление двоякое: с одной стороны, это показатель успеха, с другой, будучи достаточно сильным, оно может помешать вам добиваться целей. Если сопротивление слишком на вас давит, попробуйте следующие техники борьбы с ним.

1. Дышите

Если вы ощущаете, что сопротивление уже возникло, попробуйте его «продышать»: научитесь простейшим техникам дыхания или займитесь йогой. Тодд Херман рекомендует первоклассным футболистам ходить на йогу, чтобы успешно справляться со своим личным консерватором. Кроме того, дыхательные упражнения полезны в борьбе со стрессом, переутомлением и бессонницей, они повышают концентрацию внимания и делают мышление более продуктивным.

2. Держитесь за мысль, которая вам дает силу

В особенно тяжелые времена вспомните, для чего вы все это затеяли. Почему вы решились на перемены? Какова ваша конечная, самая важная цель? Найдите именно ту мысль, которая поможет держаться на плаву и мотивирует вас. Обращайтесь к ней каждый раз, когда это необходимо.

3. Напоминайте себе о главном

Признавайте свои достижения и увидите, как откроется второе дыхание. Регулярно произносите вслух или про себя: «Я меняюсь». Это дорогого стоит. Только представьте: вы и вправду начинаете новую жизнь — можно собой гордиться. Напоминая себе о том, что в вашей жизни происходят перемены, вы возвращаетесь к реальности и обретаете новые силы.

4. Репетируйте свои действия

Реклама на Forbes

Не увлекайтесь описанием результата — слишком многие факторы находятся вне зоны вашего контроля. А вот написать сценарий своих действий (например, выступления перед аудиторией, когда у вас уже все получилось) или список чувств, которые вы хотите испытывать, — эффективный способ подготовить свой ум к тому, что вы хотите реализовать. Так вы создадите своего рода тропинку в лесу, по которой выйдете на нужную опушку.

5. Продолжайте делать черновики

Что делает редактор, заметив собственную ошибку: сжигает рукопись или выкидывает ноутбук в окно? Вряд ли. Он просто-напросто ее исправляет и идет дальше. Представьте, что ваша жизнь — это текст, а вы — редактор, который каждый день вносит правки. Если что-то не получилось, не рвите на себе волосы и не ругайте себя, так вы только нанесете урон самооценке и самоуважению. Просто двигайтесь вперед.

Перемены в жизни — долгий и нелегкий путь, но он окупится сторицей. И не забывайте: чтобы достичь успеха, понадобится не только упорство, но и гибкость — иногда нужно свернуть на другую дорожку, отойти в сторону или вовсе остановиться и подождать. Тогда все непременно получится.

По материалам книги «Живи с чувством»

Реклама на Forbes

Работа с сопротивлением клиента

Способы реагирования на сопротивление в основном базируются на отражающем слушании. Например, представьте себе, что клиент говорит: «Не понимаю, что страшного в том, что я употребляю наркотики? Все мои друзья колются не меньше моего!»
Используя некоторые из методов (Miller & Rollnick, 1991), можно ответить на это утверждение следующими способами.
Признать сопротивление клиента, например: «Вы не можете понять, отчего у Вас возникают проблемы с наркотиками, в то время как у Ваших друзей, по всей видимости, никаких проблем нет» (простое отражение).


Ответить клиенту в усиленной или преувеличенной форме, чтобы обнажить другую сторону противоречия в его высказывании. При этом следует избегать саркастического тона, нужно лишь слегка подчеркнуть основные слова. Например: «Если у Ваших друзей не возникает никаких проблем с употреблением наркотиков, то и Вам нечего беспокоиться» (усиленное отражение).
Выслушать клиента и сформулировать другую сторону двойственности мыслей клиента по этому поводу, используя при этом сказанное самим клиентом: «Мне кажется, что Вам действительно очень трудно во всем разобраться. С одной стороны, Вы пришли сюда, поскольку испытываете беспокойство оттого, что колетесь, и оттого, как это на Вас влияет. Но, с другой стороны, Вы, похоже, употребляете наркотики не больше Ваших друзей» (двустороннее отражение).
Существует как минимум семь способов адекватного реагирования на сопротивление клиента (Miller & Rollnik, 1991; Miller et al., 1992).
Простое отражение
Самый простой способ реагирования на сопротивление состоит в повторении сказанного клиентом в нейтральной форме.
• Клиент: Я не планирую прекратить пить в ближайшее время.
Консультант: Вы полагаете, что отказ от наркотиков / алкоголя сейчас не принесет Вам пользы.
Усиленное отражение
Другой подход состоит в отражении сказанного клиентом в преувеличенной форме, но без сарказма. Такой прием может побуждать клиента к положительным изменениям, не вызывая сопротивления.
Клиент: Я не понимаю, почему моя жена так по этому поводу волнуется. Я употребляю не больше, чем любой из моих знакомых.
Консультант: И Ваша жена волнуется без повода.
Двустороннее отражение
Эта стратегия ответа строится на принятии сказанного клиентом и в то же время на подчеркивании его высказываний, противоположных по смыслу. Для этого нужно использовать информацию, полученную от клиента ранее (не обязательно во время этой встречи, а и в ходе предыдущих).
Клиент: Я знаю, Вы хотите, чтобы я совсем перестал колоться, но я не собираюсь этого делать!
Консультант: Вы видите, что уже возникли некоторые ощутимые проблемы, но Вы не хотите думать о том, чтобы бросить колоться сразу.
Смещение фокуса
Социальный работник может снизить сопротивление, помогая клиенту сместить фокус беседы с преград и барьеров. Этот прием дает возможность подтвердить личный выбор клиента по поводу того, как ему организовать собственную жизнь.
А Клиент: Я не могу бросить курить траву, когда все мои друзья делают это.
Консультант: Вы меня опережаете. Мы сейчас с Вами обсуждаем Ваше беспокойство по поводу того, сможете ли Вы поступить в вуз. Мы еще не подошли к решению вопроса о том, насколько курение марихуаны сочетается с Вашими жизненными целями.
Согласие со смещением
Это тонкий прием, который предполагает выражение согласия с клиентом, но с небольшим смещением акцентов, что позволяет стимулировать обсуждение.
Клиент: Что Вы и моя жена так прицепились к тому, что я употребляю наркотики? Как насчет ее проблем? Вы бы тоже начали употреблять, если бы Ваша семья без конца доставала Вас своим нытьем.
Консультант: Вы сейчас отметили очень важный момент. Возможно, тут проблема не только в том человеке, который употребляет наркотик. Я полностью с Вами согласен, что мы не можем винить во всем кого-то одного. Проблема употребления наркотиков — это проблема всей семьи.
Перестройка сказанного (рефрейминг)
Подходящая стратегия для тех случаев, когда клиент отрицает наличие личных проблем. Она заключается в том, чтобы предложить другое, положительное объяснение информации, представленной клиентом в негативном свете. Перестройка сказанного подразумевает согласие с тем, что говорит клиент. Одновременно следует обращать его внимание на другой смысл высказывания или предлагать такую его интерпретацию, которая может поддержать устремление клиента изменить свою жизнь.
Клиент: Мой муж постоянно упрекает меня в том, что я употребляю ПАВ наркотик, постоянно называет меня наркоманкой. Это меня просто бесит!
Консультант: Похоже, что он действительно беспокоится о Вас, хотя и выражает это в форме, которая Вас раздражает. Возможно, Вы смогли бы научить его, как говорить Вам о том, что он Вас любит и что беспокоится о Вас, в более корректной и приемлемой форме.
Неожиданное принятие стороны собеседника
Еще одна стратегия реагирования на сопротивление клиента — принять сторону собеседника, когда он высказывается против изменений. Консультант использует высказывания самого клиента, которые направлены против изменений, по возможности добавляя прием усиленной рефлексии. Если клиент проявляет двойственность (т. е. рассматривает оба аспекта изменений), а консультант занимает негативную позицию, то это, в свою очередь, побуждает клиента сказать: «Да, но…», — и самому представить другую, положительную сторону изменений.
Однако нужно быть очень осторожным с применением этого приема на начальных этапах консультирования и по отношению к клиентам, недостаточно уверенным в себе или находящимся в плохом расположении духа.

Таким образом, работу с сопротивлением можно использовать для достижения положительных результатов. С помощью адекватного реагирования можно изменить восприятие ситуации клиентом.
Источник: Голубицкий, Е.А. Практическое пособие по консультированию : пособие для социальных работников / Е.А. Голубицкий, И.А. Лукьянович.— ООО «Полипринт». — Минск : 2012. — 48 с.

Сопротивление переменам в психологии: привлечение устойчивых клиентов

Столкновение с клиентом, который сопротивляется или, возможно, враждебно относится к терапевтическому процессу или терапевту, может тревожить и ставить под сомнение успех лечения (Clay, 2017).

Однако терапевт должен быть осторожен. Маркировка поведения как резистентного может быть результатом недостатка знаний или терапевтических навыков, а неадекватная реакция на ситуацию может нанести ущерб прогрессу клиента (Shallcross, 2010).

Переосмысленные неудобные взаимодействия могут укрепить терапевтические отношения и дальнейшее лечение, а также стимулировать рост клиента.

В этой статье исследуется сопротивление в терапии, способность терапевта уменьшить его негативное воздействие и его использование как часть терапевтического процесса.

Прежде чем вы продолжите, мы подумали, что вы можете бесплатно загрузить наши три упражнения по позитивной психологии. Эти научно обоснованные упражнения исследуют фундаментальные аспекты позитивной психологии, включая сильные стороны, ценности и сострадание к себе, и дадут вам инструменты для улучшения благополучия ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Что такое сопротивление изменениям?

В то время как некоторые клиенты могут иметь бессознательное (также известное как переносное) сопротивление терапии, другие имеют «сознательное, преднамеренное противодействие терапевтическим инициативам, которые они не могут понять или принять» (Austin & Johnson, 2017).

Такое сопротивление или возражение как терапевту, так и терапии иногда называют «реалистическим сопротивлением» и включают в себя возражение против (Rennie, 1994):

  • Общий подход терапевта к терапии
  • Особые методы во время сеанса
  • Некоторые термины, используемые терапевтом

Хотя проблема с общим подходом к терапии является препятствием, которое может потребовать особого внимания, терапевт может смягчить трудности с сессионными техниками и сроками, построив прочные рабочие отношения между терапевтом и клиентом (Austin & Johnson, 2017).

Возможно, самая большая проблема заключается не столько в возражениях клиента, сколько в их потенциальной невидимости. Клиент может утверждать, что согласен с терапевтическим процессом и рекомендациями терапевта и даже может казаться им, но при этом скрывает свое несогласие.

Однако наблюдательные терапевты могут заметить скрытые акты сопротивления, когда клиент (Ackerman & Hilsenroth, 2001):

  • Использует утверждения, дистанцирующие терапевта
  • Избегает определенных тем
  • Физически уходит из разговора

Обучение и опыт могут помочь специалистам в области психического здоровья распознавать тонкие акты неповиновения, бороться с ними и укреплять сотрудничество с клиентом (Austin & Johnson, 2017).

2 примера сопротивления изменениям

Следующие два примера из реальной жизни дают представление о типах сопротивления, с которыми может столкнуться психолог:
  • После 15 лет работы терапевтом Кирк Хонда испытал наихудший случай сопротивления, работая с двумя родителями и дочерью. Отец, раздраженный этим процессом, начал словесно нападать на Хонду, и вскоре к нему присоединилась дочь. Потея и чувствуя, что вот-вот начнется паническая атака, Хонда сказал, что чуть не сбежал из офиса (Clay, 2017).

Восстановив самообладание, он смог в конце концов восстановить терапевтические отношения, но это оставило его потрясенным и поставившим под сомнение его компетентность. Поразмыслив, Хонда понял, что сопротивление, хотя и неудобно, может быть ценным путем к успеху в терапии (Clay, 2017).

  • Терапевт Роберт Вубболдинг приводит пример стойкого подростка, принимающего наркотики, бросающего школу и бунтующего против школы и родителей.

«Самооценка — ключ к борьбе с сопротивлением», — говорит Вубболдинг (Shallcross, 2010).

Связь с клиентом и понимание его восприятия как жертвы с ограниченным контролем жизненно важны. Затем терапевт может помочь клиенту понять, что путь, по которому он шел, не помог ему — или только ухудшил положение — и, возможно, пришло время попробовать новый подход.

Сопротивление клиентов может принимать разные формы, в том числе (Miller, 1999):

  • Спор — Клиент оспаривает точность того, что говорит терапевт, ставит под сомнение его опыт и авторитет и действует враждебно.
  • Прерывание — Клиент неоднократно прерывает терапевта, перебивая его или прерывая его.
  • Отказ — клиент не желает признавать проблемы, брать на себя ответственность или советоваться; Например:
    • Обвинение других в собственных проблемах
    • Извинение за свое поведение
    • Нежелание менять
  • Игнорирование — Клиент игнорирует терапевта, не обращая внимания, не отвечая, не давая слышимого ответа или меняя направление разговора.

Причины сопротивления: 3 психологические теории и модели

Хотя разрывы терапевтического альянса часто неизбежны, они могут препятствовать взаимодействию с клиентом и препятствовать терапевтическому процессу. Такое сопротивление может быть результатом (Safran, Crocker, McMain, & Murray, 1990):

  • Использование техник, которые не находят отклика у клиента
  • Неспособность следовать или делать то, что клиент ожидает или хочет

Клиент может также попытаться избежать определенных тем, известных как «сопротивление сговору».Или они могут представить себя психологически уязвимыми и искать реакции у терапевта (Austin & Johnson, 2017).

Несколько теорий пытаются объяснить сопротивление в психотерапии. Хотя они различаются по предполагаемым причинам и способам обращения с резистентными пациентами, они признают подобное поведение резистентным (Beutler, Moleiro, & Talebi, 2002).

В их числе:

Психоаналитическая модель сопротивления

Модель Фрейда предполагает, что сопротивление возникает в результате конфронтации пациента с неразрешимыми конфликтами.

Согласно этой теоретической схеме, у эго есть несколько специфических защит, таких как «отрицание, сублимация, изоляция, интеллектуализация, смещение, регрессия, проекция и формулировка реакции» (Leahy, 2003).

В результате клиенты могут не осознавать свои настоящие проблемы, потому что их защита защищает их от правды, проявляющейся как сопротивление (Leahy, 2003).

Поведенческие модели сопротивления

Бихевиористам может не нравиться термин «сопротивление», но они признают, что клиенты часто не соблюдают терапевтические инструкции (Leahy, 2003).

Согласно поведенческой модели, «отказ пациента соблюдать терапию может быть результатом неподходящих подкреплений или непредвиденных обстоятельств подкрепления» (Leahy, 2003). Устойчивое поведение может возникнуть, когда позитивные действия не подкрепляются немедленно или клиенту приходится ждать желаемого результата.

Когнитивные модели сопротивления

В когнитивных моделях, таких как модель Альберта Эллиса, сопротивление часто является результатом нереалистичных ожиданий и других иррациональных убеждений.

Согласно таким моделям, сопротивление, как и другие иррациональные убеждения, требует лобовой конфронтации. Чтобы двигаться вперед, необходимо помочь клиенту отказаться от иррациональных убеждений (Leahy, 2003).

Как работать с трудными и стойкими клиентами

Хотя сопротивление может мешать сотрудничеству и терапии, оно не должно вызывать его прекращение.

Такие терапевтические разрывов могут служить проводниками, «которые могут быть использованы для углубления терапевтической связи и стимулирования роста» (Austin & Johnson, 2017).Они позволяют как клиенту, так и терапевту практиковать навыки разрешения межличностных конфликтов и способствуют развитию, которого может не произойти в их отсутствие.

Процесс разрешения может опрокинуть давние неадаптивные схемы межличностного общения клиента.

Терапевт не должен избегать ситуаций, которые могут бросить вызов процессу, но работать над устранением сопротивления (передаваемого прямо или косвенно). В противном случае терапевт рискует усилить потребность клиента в заботе , а не в росте (Safran et al., 1990).

Есть несколько способов «стимулировать рост, поощряя агентскую деятельность клиента» (Austin & Johnson, 2017):

  • Позвольте клиенту найти и развить свои навыки и средства для решения проблем.
  • Используйте открытые вопросы, чтобы помочь клиенту исследовать свой личный опыт без влияния.
  • Позвольте клиенту сидеть и молча переживать свои эмоции, даже неприятные.

Квалифицированные консультанты находят баланс между тем, как они справляются с избегающими реакциями, сохраняя чувствительность к потребностям и чувствам клиента, но при этом пытаясь найти причину, по которой следует пройти терапию.

Но это непросто; это может быть как утомительным, так и разочаровывающим.

Несколько техник и стратегий могут помочь терапевтам сохранять спокойствие и управлять сложным и потенциально поврежденным терапевтическим процессом (Clay, 2017).

Успокойся

Ответный удар быстро обострит и без того сложную ситуацию. Вместо отреагируйте на него , узнайте свое эмоциональное и физическое состояние (замешательство, страх, учащенное сердцебиение и т. Д.) И сделайте паузу, даже ненадолго.

Ежедневные практики осознанности могут помочь вам оставаться на связи со своими ценностями как терапевта и лучше осознавать свои ощущения и мысли.

Экспресс сочувствие

Пока вы бросаете вызов, проверяйте, что говорит клиент. Скажите им, что вы сожалеете о том, что сделали что-то, что их разозлило или что они считают бесполезным.

Очень важно звучать искренне и искренне, чтобы избежать дальнейшей эскалации. После признания эмоции поясните, что ругань, угрожающее поведение, неявка или отказ платить за услуги недопустимы.

Сопротивление рефрейминга

Если клиент сопротивляется, а терапевт раздражается или раздражается, два человека борются друг с другом, и терапевтические отношения разрушаются.

Вместо этого побудите клиента исследовать и объяснить свои чувства и показать, что вы их понимаете и понимаете.

Развивайте терпение

Как терапевту, полезно помнить, что вы здесь, чтобы нести бремя боли вашего клиента.

Запоминание более широкой картины может помочь вам справиться с разочарованием и развить терпение, которое может оказаться ценным в данной ситуации и за ее пределами.

Обратиться за поддержкой к коллегам

У всех специалистов в области психического здоровья есть сложные клиенты.

Обмен историями (конфиденциально) может устранить чувство изоляции, привести к положительным предложениям и выявить ценные методы.

Рассмотрите возможность прекращения отношений

В конечном итоге потребности клиента имеют первостепенное значение.

Если клиент искренне считает, что терапевт не встречается с ним, возможно, пришло время прекратить отношения и направить их к другому специалисту.

Снижение и устранение сопротивления: 7 упражнений

По данным Американской ассоциации консультантов, есть несколько упражнений и подходов, которые консультанты могут использовать для управления и уменьшения негативного воздействия сопротивления (Shallcross, 2010):

  • Реальный подход
    Терапевт должен побудить клиента увидеть, что метод сопротивления бесполезен и не имеет долгосрочной пользы.

Спросите клиента, как к ним относятся окружающие.Узнайте, «как они их угнетают, отвергают, предъявляют к ним необоснованные требования и контролируют их» (Shallcross, 2010).

Поощряйте клиента к самооценке. Спросите их, какие методы они использовали в прошлом, чтобы справиться с ситуацией и управлять ею, и были ли они успешными.

Консультант должен попытаться установить связь с реальностью клиента, а не сосредотачиваться на своих собственных планах. Затем они могут побудить клиента признать, что, будучи не в состоянии контролировать поведение других, он может управлять своим собственным — и что терапевт может помочь.

  • Улица с двусторонним движением
    Консультанты и терапевты могут сыграть свою роль в сопротивлении клиента.

По словам Клифтона Митчелла, профессора Государственного университета Восточного Теннесси, «Сопротивление идет двумя путями. Проблема состоит в том, чтобы найти более творческие и эффективные способы взаимодействия »(Shallcross, 2010).

Результат терапии часто определяется преодолением препятствий и проблем, возникающих в процессе.

Следующие методы могут помочь сформировать безопасные и доверительные отношения, которые в конечном итоге будут продуктивными:

    • Достичь взаимно согласованных целей терапии.Они могут внести ясность и укрепить терапевтические отношения.
    • Не тратьте время на разочарование или разочарование из-за ответов типа «Я не знаю». Вместо этого примите, обнимите и посочувствуйте им, а не сопротивляйтесь ответной реакции.
    • Проявите сочувствие к клиенту, чтобы показать, что вы согласны с тем, что проблему сложно решить, но вы можете работать вместе, чтобы ее решить.
    • Вместо того, чтобы делать ожидаемое, нарушите типичный (часто ожидаемый) образ мышления, задавая вопросы и отвечая на альтернативные вопросы и подходы.
    • Не толкайте клиентов, пока они не будут готовы. Это приведет к сопротивлению. Вместо этого слушайте и «сосредоточьтесь на том, чтобы не создавать сопротивления и не способствовать защите» (Shallcross, 2010). Затем сделайте шаг назад и позвольте переменам произойти.
    • Уменьшите или прекратите чрезмерное количество вопросов. Каждый из них может стать микроконфронтацией и привести к непродуктивным ответам. Поощряйте диалог.

Вовлечение сложных клиентов в групповую терапию

Каждая из следующих стратегий может быть полезной в групповых (и часто индивидуальных) условиях (по данным Austin & Johnson, 2017):
Клиент не выполнил домашнее задание

Попросите группу подтвердить, что они понимают домашнее задание, чтобы инструкции были четкими; обсудить любые затруднения или препятствия, с которыми они столкнулись.

Обратите особое внимание на разногласия, проблемы и сопротивление внутри группы и подумайте, как расширение и улучшение сотрудничества может помочь.

Клиент пропускает несколько сеансов

Обсудите, почему клиент не смог присутствовать на одном или нескольких групповых занятиях, и спросите, есть ли другие причины.

Например, были ли недавно обсужденные вопросы, которые повлекли за собой огорчение в решении не присутствовать?

Клиент устно указывает только частичное согласие

Клиент может использовать такие фразы, как Я в порядке или Я попробую .

Обсудите расхождения между тем, что они говорят, и тоном, который они используют в группе.

Возможно, я неправильно читаю, но это звучит как…

Поймите, что они думают о том, как они реагируют, и поделитесь своей оценкой с клиентом.

Клиентские сигналы
не повредят мне

Признайте страдание клиента и побудите его полностью участвовать в групповом разговоре. Попросите их сесть, сосредоточиться и открыто поговорить в этом безопасном месте.

Клиент избегает конкретных тем

Верните групповой разговор к теме и узнайте, когда тактика избегания очевидна.

Подумайте, согласуется ли их поведение с проблемами клиента или указывает на несогласие с терапевтом.

Клиент ведет себя замкнутым или удаленным

Обсудите с клиентом, что вы чувствуете некоторое дистанцирование (от вас или группы) или что вы обеспокоены тем, что находитесь на другой странице.

Спросите клиента, чувствуют ли он то же самое или есть что-нибудь, чем они хотят поделиться индивидуально или с группой.

Клиент сигнализирует об отключении другим поведением

Клиент может вести себя так, что сигнализирует о полном выходе из группы.

Обращайте внимание на поведение в группе, так как это может расстраивать, когда вы слышите это, и вызывает дальнейшее сопротивление. Используйте информацию, чтобы сформировать текущую терапию, и попытайтесь вовлечь их в обсуждение в будущем.

8 полезных вопросов на собеседовании

Терапия, ориентированная на решение, фокусируется на обсуждении решений, а не проблем, и помогает преодолеть сопротивление.

«Чудо-вопросы» приглашают клиента представить себе, как может выглядеть будущее, когда проблема больше не существует, и могут быть менее пугающими для клиента, чем сосредоточение внимания на существующих проблемах.

Предложите клиенту представить и описать, каким может быть будущее после решения проблемы.

Следующие терапевтические вопросы оживляют упражнение (и являются менее конфронтационными), потенциально избегая срабатывания механизмов сопротивления:

  • Что улавливают ваши чувства?
  • Что ты чувствуешь?
  • Чем занимаешься? (В максимально возможном количестве аспектов вашей жизни)
  • С кем вы это делаете?
  • Где ты живешь?
  • Насколько хорошо вы развлекаетесь?
  • Какой доход вы зарабатываете?
  • Что вы делаете в мире каждый день?

Вопросы помогают составить представление о том, как может выглядеть жизнь, и могут казаться менее спорными и давящими, чем прямые вопросы.

Полезные ресурсы PositivePsychology.com

У нас есть множество инструментов, техник и рабочих листов для поощрения сотрудничества в терапевтическом процессе.

  • Ваш чудесный рабочий лист — запечатлейте свое видение того, каким может быть будущее, когда ваши проблемы перестанут быть проблемой.
  • Вещи, которые я люблю. Снимать то, что вам нравится, может быть отличным способом укрепить отношения и предлагает неформальный способ поделиться ценностями в индивидуальной или групповой обстановке.
  • Что я вижу в тебе. Отрицательная самооценка может скрыть ваши положительные качества. Это упражнение помогает повысить самооценку в групповой среде.
  • Чудо-вопрос самосострадания — Используйте чудо-вопрос, чтобы представить, как бы все выглядело, если бы вы не видели и не разговаривали с собой негативно.
  • Переписывая повествование с юмором — Используйте исцеляющую и положительную силу юмора, чтобы изменить повествование на что-то более полезное.
  • Оценка готовности к изменениям — понимание вашей готовности к изменениям может помочь вам подготовиться к следующим шагам на пути к изменениям.
  • 17 упражнений по позитивной психологии. Если вы ищете более научно обоснованные способы помочь другим улучшить свое благополучие, этот сборник подписей содержит 17 проверенных инструментов позитивной психологии для практикующих. Используйте их, чтобы помочь другим процветать и процветать.

Сообщение о возвращении домой

Распознать сопротивление и предпринять соответствующие действия в терапии не всегда просто.

Практикующие должны следить за тонкими признаками избегания или свидетельствами того, что терапевтический альянс напрягается (Austin & Johnson, 2017).

Затем терапевт может осторожно выразить озабоченность либо тем, чего следует избегать, либо возникающим напряжением. Они должны помнить, что в конечном итоге сопротивление может внести полезный вклад в терапевтический процесс, предлагая новые идеи и возможность для роста.

Важно помнить, что терапевтические отношения в конечном итоге являются приоритетом. Наблюдение за сопротивлением и преодоление его может потребовать изменения подходов и вмешательств. Действительно, после выявления может оказаться целесообразным отказаться от запланированной повестки дня и сосредоточиться на более насущных проблемах (Austin & Johnson, 2017).

Теории, примеры и методы, описанные в этой статье, должны помочь вам осознать, что столкновение с сопротивлением может быть значительным прорывом в отношениях с клиентом, ведущим к более прочной связи между клиентом и терапевтом и ценному росту клиента.

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте скачать наши три упражнения по позитивной психологии бесплатно.

  • Акерман, С. Дж., И Хилсенрот, М. Дж. (2001). Обзор характеристик и методов терапевта, негативно влияющих на терапевтический альянс. Психотерапия: теория, исследования, практика, обучение , 38 (2), 171–185.
  • Остин, С. Б., и Джонсон, Б. Н. (2017). Устранение и преодоление сопротивления с помощью интернализации клиентов. Общество Развития Психотерапии. Получено 2 апреля 2021 г. с сайта https://societyforpsychotherapy.org/addressing-resistance/
  • .
  • Beutler, L.E., Moleiro, C., & Talebi, H. (2002). Сопротивление в психотерапии: какие выводы подтверждаются исследованиями. Журнал клинической психологии , 58 (2), 207-217.
  • Клэй Р.А. (2017). Как справляться с трудными клиентами. Монитор по психологии. Получено 2 апреля 2021 г. с https://www.apa.org/monitor/2017/07-08/challenging-clients
  • .
  • Лихи, Р. Л. (2003). Преодоление сопротивления в когнитивной терапии . Guilford Press.
  • Миллер, В. Р. (1999). Рисунок 3-2: Четыре типа сопротивления клиентов [Таблица]. В Повышение мотивации для изменения в лечении наркозависимости.Протокол улучшения лечения, серия (№ 35). Министерство здравоохранения и социальных служб США. Получено 4 апреля 2021 г. с https://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK64964/table/A62668/
  • .
  • Ренни, Д. Л. (1994). Счета клиентов сопротивления в консультировании: качественный анализ. Канадский журнал консультирования и психотерапии / Revue Canadienne de Counseling et de Psychothérapie , 28 (1), 43–57.
  • Safran, J. D., Crocker, P., McMain, S., & Murray, P.(1990). Разрыв терапевтического альянса как терапевтическое событие для эмпирического исследования. Психотерапия , 27 (2), 154–165.
  • Шеллкросс, Л. (14 февраля 2010 г.). Управление устойчивыми клиентами. Консультации сегодня. Получено 2 апреля 2021 г. с https://ct.counseling.org/2010/02/managing-resistant-clients/
  • .

Control = Сопротивление | Психология сегодня

Люди хотят контроля. Мы все отчаянно в этом нуждаемся. Что бы мы не дали, чтобы его было больше в наших отношениях, нашей работе и нашей жизни.

Не то чтобы мы пришли прямо и так сказали. Вместо этого мы немного подстраховываемся, спрашивая наставников, тренеров, терапевтов и друзей, как лучше управлять своей карьерой и другими людьми. Как мы можем изменить тот или иной аспект нас самих или наших обстоятельств… как мы могли бы лучше справляться с конкретными ситуациями и отношениями.

Конечно, нет ничего плохого в желании роста и развития. Но на самом деле это не то, что нужно большинству из нас. Каким бы тонким мы ни старались быть, доказательство кроется в пудинге наших мыслей, наших чувств и наших действий; Несмотря на все наши вопросы и поиски, многие из нас чувствуют себя довольно застрявшими.Независимо от энергии, которую мы прилагаем, мы остаемся неподвижными.

В пении этот танец более явно пораженческий, поскольку результаты — и язык намерений — действительно говорят сами за себя. Певцы приходят на коучинг, желая научиться справляться с напряжением, чтобы создать ловкость, понять силу, обеспечивающую гибкость, и научиться контролировать свой диапазон динамического выражения.

Даже если вы не певец, вы можете представить, что показатели успеха близки к нулю.Просто невозможно снять напряжение, создав его. Вы не можете заставить гибкость, и вы просто не можете контролировать свободу.

Это не мешает певцам — или всем нам — пытаться.

Почему это? Почему мы как культура упорно пытаемся контролировать свой путь к личной, творческой и профессиональной свободе?

Ответ, как я нашел, довольно интересный.

И дело в том, что большинство из нас на самом деле не хочет свободы.

Прежде чем не согласиться, взгляните на свою жизнь.Посмотрите на те области, в которых вы хотели бы иметь больший уровень свободы, мира и жизни. Если вы еще не достигли этого, я бы рискнул, что на самом деле вам нужен контроль. Или, иначе говоря, свобода по-вашему.

Да, вы хотите хорошего брака, , если , это означает, что другой человек такой, это и это. Да, вам нужна полноценная карьера, при условии, что повлечет за собой то-то и то-то. И да, вы хотите детей, пока бла, бла, бла.

Это не значит, что у вас не должно быть стандартов, надежд и целей. Все мы делаем.

Но если вы боретесь … если вы чувствуете, что потеряли контроль или чувствуете потребность в нем, то менее вероятно, что что-то не так с объектом ваших желаний, и более вероятно, что есть что-то, от чего вы не хотели отказываться. заказ получить то, что вы говорите, что хотите. Включая то, что может быть невозможным по стандартам. Или, возможно, стандарт, который меняется каждый раз, когда то, о чем вы мечтаете, становится слишком близко для комфорта…

Когда мы стремимся к тому, чтобы все было так, как мы хотим, а не такими, какие они есть, это не поиск свободы.Это сопротивление. Особенно, если то, что мы хотим, противоречит реальности … включая реальность нашего собственного сопротивления …

Чему именно мы сопротивляемся?

Обстоятельства жизни.

Как мы и другие люди.

Что было.

Что могло бы быть.

Мы сопротивляемся жизни и другим людям. Мы сопротивляемся прошлому и нашему будущему. Мы сопротивляемся нашим чувствам, нашим мыслям и самим себе. Мы сопротивляемся правде. И затем мы обманываем себя, думая, что если мы будем сопротивляться достаточно долго, если мы будем достаточно сильно пытаться контролировать, мы в конечном итоге станем свободными.

Проверка реальности: вы не можете изменить ситуацию или обстоятельства, когда вы сопротивляетесь им. Точно так же, как вы не можете поймать пляжный мяч, если держите другой в руках, вы не можете принять что-то новое, пока не отпустите старые, устаревшие и болезненные причины и аргументы о том, почему дела обстоят так они есть.

Для ясности, я не говорю, что мы должны выпустить все на ветер, пассивно наблюдая, как мир и другие люди проходят мимо нас. Нисколько.Противоположность контролю — это не лень или апатия.

Противоположностью контролю является приемка .

Когда вы принимаете, когда вы отказываетесь от иллюзии контроля, вы не только обнаруживаете покой и свободу, которые приходят с этим. Вы получаете — возможно, впервые — возможность справляться со всем, что встречается на вашем пути.

Почему? Потому что энергия больше не тратится на то, чтобы сдерживать себя. Чрезвычайный перерыв, который у вас был на себе, и ваша жизнь исчезает, и вы, наконец, можете двигаться вперед с силой, свободой и способностью полностью выражать себя и творить в мире … мир — теперь вы понимаете, — что наполнен возможностями и любовью.

Так помирись с жизнью. Примите себя и мир таким, какой он есть. Сдайтесь катанию на волнах вместо того, чтобы стоять упрямо и неподвижно, когда они обрушиваются на вас. Когда вы это делаете, желание контролировать рассеивается и появляется свобода. И вместе с этим чувство и, в конечном итоге, знание, что все возможно.

Дженнифер Хамади — голосовой тренер и консультант, специализирующаяся на эмоциональных проблемах, мешающих самовыражению. Щелкните здесь, чтобы узнать больше о ее книге «Искусство пения: раскрытие и развитие своего истинного голоса», объявленной прорывом в психологии личного и музыкального исполнения.

границ | Анксиолитический эффект упражнений с отягощениями

Многочисленные исследования выявили взаимосвязь между регулярными упражнениями и улучшением психического здоровья, включая улучшение познания, настроения и общего качества жизни (Penedo and Dahn, 2005; Puetz et al., 2006). Хотя большая часть этого исследования посвящена изучению влияния аэробных упражнений на результаты психического здоровья, упражнения с отягощениями (то есть силовые тренировки) также дают много физиологических и психологических преимуществ.В единственном обзоре упражнений с отягощениями и психического здоровья повышение познавательной способности, повышение самооценки и снижение депрессии были отмечены в нескольких рандомизированных клинических испытаниях (O’Connor et al., 2010). В дополнение к этим эффектам, все больше данных указывает на то, что упражнения с отягощениями вызывают анксиолитический эффект по ряду зависимых показателей, экспериментальных процедур и групп участников.

Упражнения с сопротивлением

Упражнения с отягощениями включают в себя различные процедуры, которые вызывают повторяющиеся мышечные нагрузки против сопротивлений, превышающих те, которые встречаются в повседневной деятельности (Консультативный комитет по рекомендациям по физической активности, 2008).Тренировки с отягощениями обычно требуют использования оборудования, включая резинки, свободные веса или тренажеры, и выполняются сериями подходов, включающих определенное количество повторений. Комплекс упражнений с отягощениями может включать комбинации концентрических (т. Е. Укорачивание) или эксцентрических (т. Е. Удлиняющих) движений мышц с односуставными или многосуставными действиями (Американский колледж спортивной медицины, 2009). Интенсивность упражнений с отягощениями обычно измеряется как максимальное количество повторений (ПМ), где 1ПМ представляет собой максимальное количество упражнений, которое человек может поднять за одно повторение данного упражнения.Тренировки с отягощениями чаще встречаются у мужчин, чем у женщин: 27% мужчин и 19% женщин сообщают о регулярных упражнениях с отягощениями (Schoenborn et al., 2013).

Многочисленные исследования документально подтвердили положительное влияние упражнений с отягощениями на силу и результаты, связанные с производительностью, включая увеличение мышечной массы, плотности костей и выносливости (например, см. Обзоры Crewther et al., 2006, 2011). Это исследование также показывает, что преимущества упражнений с отягощениями выходят за рамки роста мышц и тканей и включают изменения в нейробиологических системах, относящиеся к психическому здоровью и исходам, связанным с тревогой (например,g., кортизол и ось HPA; Crewther et al., 2011). Эти исследования продвигают наше понимание роли упражнений с отягощениями для психического здоровья, показывая, что упражнения с отягощениями вызывают серьезные изменения в биологических медиаторах тревожности с потенциально важными последствиями для результатов психического здоровья.

Роль упражнений с сопротивлением в тревоге

Измерение тревожности

Как конструкт, тревога определяется по-разному (Endler and Kocovski, 2001).В контексте исследований упражнений с отягощениями проводится различие между тревогой как состоянием и тревогой как чертой характера. Состояние тревоги — это острое эмоциональное состояние, характеризующееся физиологическим возбуждением и сопровождающими его чувствами напряжения и опасения; Напротив, личностная тревожность — это предрасположенность реагировать таким образом обусловленным состоянием (Spielberger, 1966). Перечень состояний и черт тревожности (STAI) — это оценка состояния и личностной тревожности, состоящая из 20 пунктов, с продемонстрированной надежностью и достоверностью (Spielberger, 1983).Другие популярные меры тревожности включают Профиль состояний настроения (POMS), Госпитальную шкалу тревожности и депрессии (HADS) и Контрольный список симптомов-90-R (SCL-90-R), все из которых измеряют состояние, а не личную тревожность.

Анксиолитические эффекты однократных упражнений с отягощениями

Влияние одного сеанса упражнений с отягощениями на тревожность было исследовано с использованием планов как между субъектами, так и внутри субъектов, при этом большинство выборок было взято из студентов колледжей и групп по удобству (например.г., новички на курсах тяжелой атлетики). Множественные исследования продемонстрировали анксиолитический эффект отдельных подходов к упражнениям с отягощениями в популяциях людей, и многие из этих исследований выявили решающую роль интенсивности упражнений (см. Таблицу 1). В частности, тренировки с отягощениями, которые включают высокую интенсивность (т. Е.> 70% от 1ПМ), с меньшей вероятностью приведут к снижению состояния тревожности, чем тренировки с умеренной или низкой интенсивностью (то есть 50–70% от 1ПМ). Хотя во многих первых исследованиях, посвященных изучению влияния упражнений с отягощениями на состояние тревожности, значительного снижения не наблюдалось (Raglin et al., 1993; Колтын и др., 1995; Гарвин и др., 1997; Koltyn and Arbogast, 1998), все эти исследования включали интенсивность резистентности не менее 70% от 1ПМ. Когда интенсивность упражнений снижается до 40–55% от 1ПМ, постоянно сообщается об резком снижении состояния тревожности (Bartholomew and Linder, 1998; Bibeau et al., 2010), а анксиолитический эффект проявляется уже при интенсивности 10%. 1ПМ (О’Коннор и Кук, 1998).

ТАБЛИЦА 1. Влияние отдельных упражнений с отягощениями на показатели тревожности.

Исследования, в которых непосредственно сравнивается интенсивность упражнений, также указывают на критическую роль интенсивности сопротивления от низкого до среднего. Например, одна тренировка с отягощениями при 45% 1ПМ приводила к снижению состояния тревоги, которое длилось до 120 минут после тренировки, но те же эффекты не наблюдались при 30% 1ПМ или 60% 1ПМ (O’Connor et al., 1993 ). Аналогичным образом, упражнения, выполняемые с 50% от 1ПМ, но не с 80% от 1ПМ, показали снижение тревожности, и этот эффект не зависел от предыдущей истории тренировок с отягощениями (Focht and Koltyn, 1999).Продолжительность интервалов отдыха между подходами также может играть важную роль в анксиолитическом эффекте упражнений с отягощениями, учитывая, что упражнения, выполняемые с низкой интенсивностью с длительным отдыхом между подходами (т. Е. 50-55% от 1ПМ и 90 с), приводили к значительному снижению состояния. тревожность по сравнению с высокой интенсивностью с короткими перерывами (например, 80–85% 1ПМ и 30 с; Bibeau et al., 2010). В одном исследовании анксиогенные эффекты наблюдались при упражнениях с отягощениями, превышающих 85% от 1ПМ, но анксиолитические эффекты наблюдались при интенсивности 50% от 1ПМ (Bartholomew and Linder, 1998).Следует отметить, что недавнее исследование, проведенное с участием пациентов среднего возраста (30–55 лет) с хронической первичной бессонницей, не показало снижения тревожности после однократной тренировки с отягощениями в 50% от 1ПМ (Passos et al., 2010) . Неясно, были ли эффекты, описанные в этом исследовании, следствием бессонницы пациентов или их пожилого возраста, учитывая, что в нескольких исследованиях изучались острые приступы упражнений с отягощениями у клинических групп или участников старше 25 лет. Тем не менее, большинство результатов подтверждают важность низкой или умеренной интенсивности при попытке максимизировать анксиолитический эффект однократных упражнений с отягощениями.

Пол также может играть роль в анксиолитических эффектах упражнений с отягощениями, причем женщины более чувствительны к этим эффектам, чем мужчины. Например, когда у женщин был доступ к упражнениям с отягощениями либо с самостоятельно выбранной интенсивностью, либо с фиксированной интенсивностью (75% от 1ПМ), у женщин наблюдалось значительное снижение состояния тревожности (Focht, 2002). Эти эффекты особенно убедительны, учитывая, что анксиолитические эффекты однократного приема не были достоверно продемонстрированы у мужчин, выполняющих упражнения с интенсивностью более 70% от 1ПМ (например,г., Garvin et al., 1997; Фохт, Колтын, 2009; Parker et al., 2011). Хотя в некоторых исследованиях не удалось выявить половые различия (например, Bartholomew and Linder, 1998), большинство результатов предполагает, что женщины могут быть более чувствительны к анксиолитическим эффектам упражнений с отягощениями, чем мужчины.

Анксиолитические эффекты длительных тренировок с отягощениями

Чтобы быть эффективными в клинической популяции, острые анксиолитические эффекты упражнений с отягощениями должны сохраняться во время длительных тренировок с отягощениями.Во многих исследованиях изучалась роль длительных тренировок с отягощениями в исходах тревожности, и некоторые из этих исследований были проведены в клинических группах (см. Таблицу 2). На сегодняшний день долгосрочные тренировки с отягощениями изучались в первую очередь с использованием схем с параллельными группами (т. Е. Между субъектами), которые используют простую рандомизацию и традиционные контрольные группы (например, контрольные списки ожидания; Norvell and Belles, 1993; Jette et al., 1996; Herring et al., 2012). Кроме того, несколько исследований включали социальное взаимодействие как компонент условий контроля (например,ж., посещение фитнес-центров или социальных групп без предписанных тренировок с отягощениями; Cassilhas et al., 2007, 2010), чтобы помочь контролировать влияние этих потенциально мешающих факторов.

ТАБЛИЦА 2. Влияние длительных упражнений с отягощениями на показатели тревожности.

В соответствии с результатами одиночных поединков влияние тренировок с отягощениями на тревожность смягчается интенсивностью упражнений, причем наиболее устойчивое снижение наблюдается при интенсивности от низкой до умеренной.Например, в ходе 24-недельного вмешательства на уровне сообщества большее снижение тревожности наблюдалось у участников старшего возраста (65–75 лет), выполняющих упражнения с 50% 1ПМ по сравнению с теми, кто выполнял упражнения с 80% 1ПМ (Cassilhas et al., 2007 ). Те же самые эффекты наблюдались после 12-недельного вмешательства, когда упражнения с низкой или умеренной интенсивностью (55–65% от 1ПМ) приводили к большему снижению тревожности, чем при высокой интенсивности (75–85% от 1ПМ; Tsutsumi et al., 1997, 1998 ). Напротив, вмешательство на рабочем месте с использованием тренировок с легкими отягощениями (30% от 1ПМ) не привело к снижению исходов тревожности, что предполагает наличие порога интенсивности для анксиолитических эффектов упражнений с отягощениями (Sjogren et al., 2006). В совокупности эти результаты подтверждают важность низкой или умеренной интенсивности в обеспечении анксиолитического эффекта после тренировки с отягощениями.

В нескольких исследованиях изучалось влияние упражнений с отягощениями на тревожность у пожилых людей (> 60 лет) с в целом положительными результатами. Независимо от того, проводятся ли эти исследования в лаборатории (Cassilhas et al., 2007, 2010), в сообществе (Tsutsumi et al., 1997, 1998) или дома (Jette et al., 1996), участие в регулярных упражнениях с отягощениями снижает в показателях состояния и личностной тревожности у пожилых людей.Ни одно исследование не сравнивало анксиолитические эффекты силовых тренировок в разных возрастных группах, хотя снижение наблюдалось как в среднем возрасте (средний возраст = 32,8 года; Norvell and Belles, 1993), так и в постменопаузе (средний возраст = 52,6 года; Agil). et al., 2010) популяций. В совокупности эти результаты показывают, что тренировки с отягощениями снижают тревожность во всех возрастных группах и могут быть эффективным вмешательством для пожилых людей, страдающих от проблем, связанных с тревогой.

Ограниченное количество исследований было проведено в клинических популяциях с первичной тревогой или тревогой, связанной с другим состоянием.Рандомизированные клинические испытания с участием пациентов с фибромиалгией (Bircan et al., 2008) и пациентов с раком груди, проходящих химиотерапию (Courneya et al., 2007a, b), выявили небольшие, но незначительные анксиолитические эффекты тренировок с отягощениями. Значительные анксиолитические эффекты наблюдались после тренировок с отягощениями во время реабилитации после инсульта (Aidar et al., 2012), что согласуется с большим количеством литературы, поддерживающей использование силовых упражнений у пациентов с инсультом (см. Обзор Brogardh and Lexell, 2012).В единственном исследовании первичных тревожных симптомов упражнения с отягощениями привели к небольшому, но незначительному уменьшению связанных с тревогой симптомов в течение 6-недельной программы у женщин с генерализованным тревожным расстройством (Herring et al., 2012). Когда тренировки с отягощениями были объединены с аэробными упражнениями, которые сами по себе не смогли уменьшить симптомы тревоги, наблюдалось устойчивое снижение тревожности. Этот эффект предполагает, что упражнения с отягощениями могут усиливать эффекты других режимов упражнений или, наоборот, другие режимы упражнений могут усиливать эффекты тренировок с отягощениями.Хотя необходимы дополнительные данные о влиянии тренировок с отягощениями в клинических группах, эти предварительные результаты подтверждают осуществимость и эффективность упражнений с отягощениями при лечении тревожности как первичного и вторичного симптома.

Направления будущего

Рассмотренные исследования показывают предполагаемую роль упражнений с отягощениями в исходах, связанных с тревогой; однако необходимы дополнительные исследования для изучения этих эффектов в клинических группах. Поскольку 22% населения старше 13 лет страдают тревожными расстройствами в течение года, лечение тревожных симптомов представляет собой серьезную проблему для психиатрического сообщества (Kessler et al., 2012). К сожалению, мало исследований посвящено изучению анксиолитических эффектов отдельных приступов упражнений с отягощениями в группах, отличных от молодых здоровых взрослых, а именно в удобных выборках, взятых из студентов колледжей. Кроме того, исследования долгосрочных тренировок с отягощениями в основном проводились среди здоровых групп населения, и только в одном исследовании изучалось влияние тренировок с отягощениями на лечение первичных тревожных расстройств. Дополнительная информация о клинических группах может помочь в разработке и реализации вмешательств, основанных на упражнениях с отягощениями.

Хотя упражнения с отягощениями продемонстрировали анксиолитический эффект, механизмы, опосредующие эти эффекты, менее ясны. Многочисленные исследования продемонстрировали изменения в функции оси гипоталамуса и гипофиза надпочечников (HPA), связанные с расстройствами, связанными с тревогой. В частности, тревога часто возникает одновременно с непредвиденной или продолжительной активацией стрессовой реакции по оси HPA, что приводит к повышенной бдительности, страху и симпатической дисрегуляции (Chrousos, 2009). Следовательно, тревожные расстройства можно рассматривать как расстройство оси HPA в форме гиперактивности (например,g., ОКР, паническое расстройство, генерализованное тревожное расстройство; Chrousos, 2009) или гипоактивность (например, посттравматическое стрессовое расстройство; Meewisse et al., 2007). Модулируя активность кортизола, упражнения с отягощениями могут влиять на тревожность на уровне оси HPA (Crewther et al., 2006, 2011). Понимание индивидуальной реакции на стресс и связанных с этим изменений по оси HPA может дать представление о механизмах, опосредующих исходы, связанные с тревогой; однако в контексте упражнений с отягощениями ни одно исследование не изучало одновременно кортизол и тревожные реакции, что сделало невозможной прямую корреляцию между этими результатами.Такие исследования во многом помогут нам понять биологические посредники анксиолитического эффекта упражнений с отягощениями.

Мало что известно о других изменениях центральной нервной системы, вызванных упражнениями с отягощениями, и о том, как эти изменения могут повлиять на показатели тревожности и общего психического здоровья. Нейробиологические эффекты аэробных упражнений хорошо изучены, и считается, что многие из положительных результатов для когнитивных функций и психического здоровья опосредованы вызванными упражнениями изменениями нейротрофического фактора мозга (BDNF) и моноаминовых нейротрансмиттеров (Southwick et al., 2005; Hillman et al., 2009; Гомес-Пинилья и Хиллман, 2013). Ограниченные данные, описывающие влияние упражнений с отягощениями на деятельность центральной нервной системы, указывают на то, что их эффекты отличаются от аэробных упражнений. Например, известно, что инсулиноподобный фактор роста 1 (IGF-1) регулирует обучение и память за счет пластичности гиппокампа (Aberg et al., 2006), а IGF-1 повышается при выполнении упражнений с отягощениями у животных (Cassilhas et al., 2012) и людей (например, Cassilhas et al., 2007, 2010). Напротив, недавние данные показывают, что BDNF увеличивается после аэробных упражнений, но не зависит от упражнений с отягощениями у лабораторных животных (Cassilhas et al., 2012). Для выяснения этих предполагаемых биологических механизмов потребуется дополнительная информация о центрально опосредованных эффектах упражнений с отягощениями.

В условиях как одиночных, так и длительных тренировок упражнения с отягощениями вызывают анксиолитический эффект у различных групп населения. Будущие исследования потребуются, чтобы перенести эти эффекты на более широкую клиническую среду; тем не менее, существует достаточно данных, чтобы начать давать рекомендации по разработке и применению методов лечения тревожных расстройств на основе упражнений с отягощениями.

Авторские взносы

Оба автора участвовали в поиске литературы, составлении первоначального наброска рукописи и исправлении работы. Оба автора одобрили окончательную версию рукописи и соглашаются нести ответственность за все аспекты работы.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Эта работа была поддержана грантами NIH DA027485 и DA031725.

Список литературы

Аберг, Н. Д., Брюве, К. Г., и Исгаард, Дж. (2006). Аспекты гормона роста и инсулиноподобного фактора роста-1, связанные с ядерной защитой, регенерацией и функциональной пластичностью во взрослом мозге. ScientificWorldJournal 18, 53–80. DOI: 10.1100 / tsw.2006.22

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Агиля, А., Абике, Ф., Даскапан, А., Алаца, Р., и Тузун, Х. (2010). Краткосрочные упражнения для улучшения симптомов менопаузы, психологического здоровья и качества жизни у женщин в постменопаузе. Акушерство. Гинеколь. Int. 2010, 7. doi: 10.1155 / 2010/274261

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Айдар, Ф. Дж., Де Оливейра, Р. Дж., Сильва, А. Дж., Де Матос, Д. Г., Мазини Филхо, М. Л., Хикнер, Р. К. и др. (2012). Влияние тренировок с отягощениями на уровень тревожности при ишемическом инсульте. Stroke Res. Относиться. 2012, 6. DOI: 10.1155 / 2012/298375

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Американский колледж спортивной медицины. (2009). Позиционный стенд Американского колледжа спортивной медицины. Модели прогресса в тренировках с отягощениями для здоровых взрослых. Med. Sci. Спортивные упражнения. 41, 687–708. DOI: 10.1249 / MSS.0b013e3181915670

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Варфоломей, Дж. Б.и Линдер Д. Э. (1998). Состояние тревоги после упражнений с отягощениями: роль пола и интенсивности упражнений. J. Behav. Med. 21, 205–219. DOI: 10.1023 / A: 1018732025340

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Бибо, В. С., Мур, Дж. Б., Митчелл, Н. Г., Варгас-Тонзинг, Т., и Бартоломью, Дж. Б. (2010). Влияние тренировок с отягощениями разной интенсивности и периодов отдыха на тревожность и аффект. J. Strength Cond. Res. 24, 2184–2191. DOI: 10.1519 / JSC.0b013e3181ae794b

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Биркан, К., Карасель, С. А., Акгун, Б., Эль, О., и Альпер, С. (2008). Эффекты укрепления мышц по сравнению с программой аэробных упражнений при фибромиалгии. Rheumatol. Int. 28, 527–532. DOI: 10.1007 / s00296-007-0484-5

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Кассильяс, Р. К., Антунес, Х. К., Туфик, С., и де Мелло, М.Т. (2010). Настроение, беспокойство и уровень IGF-1 в сыворотке у пожилых мужчин после 24 недель тренировок с отягощениями. Восприятие. Mot. Навыки 110, 265–276. DOI: 10.2466 / PMS.110.1.265-276

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Кассильяс, Р. К., Ли, К. С., Фернандес, Дж., Оливейра, М. Г. М., Туфик, С., Миусен, Р. и др. (2012). Пространственная память улучшается аэробными упражнениями и упражнениями с отягощениями за счет различных молекулярных механизмов. Неврология 202, 309–317.DOI: 10.1016 / j.neuroscience.2011.11.029

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Кассильяс Р. К., Виана В. А., Грассман В., Сантос Р. Т., Сантос Р. Ф., Туфик С. и др. (2007). Влияние упражнений с отягощениями на когнитивные функции пожилых людей. Med. Sci. Спортивные упражнения. 39, 1401–1407. DOI: 10.1249 / mss.0b013e318060111f

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Хрусос, Г. П. (2009).Стресс и нарушения стрессовой системы. Nat. Rev. Endocrinol. 5, 374–381. DOI: 10.1038 / nrendo.2009.106

CrossRef Полный текст

Курнея, К. С., Сегал, Р. Дж., Гельмон, К., Рид, Р. Д., Макки, Дж. Р., Фриденрайх, К. М. и др. (2007a). Шестимесячное наблюдение за результатами, оцененными пациентами, в рандомизированном контролируемом исследовании физических упражнений во время химиотерапии рака груди. Cancer Epidemiol. Биомаркеры Пред. 16, 2572–2578. DOI: 10.1158 / 1055-9965.EPI-07-0413

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Курнея, К.С., Сигал, Р. Дж., Макки, Дж. Р., Гельмон, К., Рид, Р. Д., Фриденрайх, К. М. и др. (2007b). Эффекты аэробных упражнений и упражнений с отягощениями у пациентов с раком груди, получающих адъювантную химиотерапию: многоцентровое рандомизированное контролируемое исследование. J. Clin. Онкол. 25, 4396–4404. DOI: 10.1200 / JCO.2006.08.2024

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Крютер Б., Кио Дж., Кронин Дж. И Кук К. (2006). Возможные стимулы для силовой и силовой адаптации. Sports Med. 36, 215–238. DOI: 10.2165 / 00007256-200636030-00004

CrossRef Полный текст

Крютер, Б. Т., Кук, К., Кардинал, М., Уэзерби, Р. П., и Лоу, Т. (2011). Две новые концепции для профессиональных спортсменов: краткосрочные эффекты тестостерона и кортизола на нервно-мышечную систему и доза-ответная тренировочная роль этих эндогенных гормонов. Sports Med. 41, 103–123. DOI: 10.2165 / 11539170-000000000-00000

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Эндлер, Н.С., Кочовски Н. Л. (2001). Пересмотр состояния и личностной тревожности. J. Беспокойство. 15, 231–245. DOI: 10.1016 / S0887-6185 (01) 00060-3

CrossRef Полный текст

Фохт, Б.С. (2002). Тревога перед тренировкой и анксиолитические реакции на острые приступы самостоятельно выбранных и предписанных интенсивных упражнений с отягощениями. J. Sports Med. Phys. Фитнес 42, 217–223.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

Фохт, Б.С., и Колтын, К.Ф. (1999).Влияние упражнений с отягощениями разной интенсивности на состояние тревожности и артериальное давление. Med. Sci. Спортивные упражнения. 31, 456–463. DOI: 10.1097 / 00005768-199

0-00016

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Фохт, Б. К., Колтын, К. Ф. (2009). Изменение восприятия боли после упражнений с отягощениями, выполняемых утром и вечером. J. Strength Cond. Res. 23, 891–897. DOI: 10.1519 / JSC.0b013e3181a05564

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Гарвин, А.В., Колтын, К. Ф., и Морган, В. П. (1997). Влияние острой физической активности и расслабления на состояние тревоги и уровень лактата в крови у нетренированных мужчин колледжа. Внутр. J. Sports Med. 18, 470–476. DOI: 10,1055 / с-2007-972666

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Херринг, М. П., Джейкоб, М. Л., Сувег, К., Дишман, Р. К., и О’Коннор, П. Дж. (2012). Возможность тренировок с упражнениями для краткосрочного лечения генерализованного тревожного расстройства: рандомизированное контролируемое исследование. Psychother. Психосом. 81, 21–28. DOI: 10.1159 / 000327898

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Хиллман, К. Х., Понтифекс, М. Б., Рейн, Л. Б., Кастелли, Д. М., Холл, Э. Э. и Крамер, А. Ф. (2009). Влияние быстрой ходьбы по беговой дорожке на когнитивный контроль и успеваемость у детей младшего возраста. Неврология 159, 1044–1054. DOI: 10.1016 / j.neuroscience.2009.01.057

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Джетте, А.М., Харрис, Б. А., Слипер, Л., Лахман, М. Е., Хайслейн, Д., Джорджетти, М. и др. (1996). Программа упражнений на дому для пожилых людей, не являющихся инвалидами. J. Am. Гериатр. Soc. 44, 644–649.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

Кесслер, Р. К., Петухова, М., Сэмпсон, Н. А., Заславский, А. М., и Витчен, Х. У. (2012). Двенадцатимесячная и пожизненная распространенность, а также пожизненный болезненный риск тревожных расстройств и расстройств настроения в Соединенных Штатах. Внутр. J. Methods Psychiatr.Res. 21, 169–184. DOI: 10.1002 / mpr.1359

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Колтын, К. Ф., Арбогаст Р. В. (1998). Восприятие боли после упражнений с отягощениями. Br. J. Sports Med. 32, 20–24. DOI: 10.1136 / bjsm.32.1.20

CrossRef Полный текст

Колтын, К. Ф., Рэглин, Дж. С., О’Коннор, П. Дж., И Морган, В. П. (1995). Влияние силовых тренировок на состояние тревожности, осознанность тела и артериальное давление. Внутр.J. Sports Med. 16, 266–269. DOI: 10,1055 / с-2007-973003

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Мевисс, М. Л., Рейцма, Дж. Б., де Фрис, Г. Дж., Герсонс, Б. П., и Олфф, М. (2007). Кортизол и посттравматическое стрессовое расстройство у взрослых: систематический обзор и метаанализ. Br. J. Psychiatry 191, 387–392. DOI: 10.1192 / bjp.bp.106.024877

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Норвелл, Н., и Беллес, Д. (1993). Психологические и физические преимущества круговых тренировок с отягощениями для сотрудников правоохранительных органов. J. Consult. Clin. Psychol. 61, 520–527. DOI: 10.1037 / 0022-006X.61.3.520

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

О’Коннор, П. Дж., Брайант, К. Х., Велтри, Дж. П., и Гебхард, С. М. (1993). Состояние тревоги и амбулаторное кровяное давление после упражнений с отягощениями у женщин. Med. Sci. Спортивные упражнения. 25, 516–521.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

О’Коннор, П. Дж., И Кук, Д. Б. (1998). Снижение тревожности и систолического артериального давления после резких упражнений не зависит от типа мышечного сокращения. Внутр. J. Sports Med. 19, 188–192. DOI: 10,1055 / с-2007-971902

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

О’Коннор, П. Дж., Херринг, М. П., и Каравальо, А. (2010). Польза силовых тренировок для психического здоровья у взрослых. Am.J. Lifestyle Med. 4, 377–396. DOI: 10.1177 / 1559827610368771

CrossRef Полный текст

Паркер А.Г., Гордон Дж., Торнтон А., Байарс А., Любкер Дж., Бартлетт М. и др. (2011). Влияние IQPLUS Focus на когнитивные функции, настроение и эндокринную реакцию до и после физических упражнений. J. Int. Soc. Sports Nutr. 8:16. DOI: 10.1186 / 1550-2783-8-16

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Пассос, Г. С., Поярес, Д., Сантана, М. Г., Гарбуио, С. А., Туфик, С., и Мелло, М. Т. (2010). Влияние острых физических упражнений на пациентов с хронической первичной бессонницей. J. Clin. Sleep Med. 6, 270–275.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

Пенедо, Ф. Дж., И Дан, Дж. Р. (2005). Упражнения и благополучие: обзор преимуществ для психического и физического здоровья, связанных с физической активностью. Curr. Opin. Психиатрия 18, 189–193. DOI: 10.1097 / 00001504-200503000-00013

CrossRef Полный текст

Консультативный комитет по рекомендациям по физической активности.(2008). Отчет консультативного комитета по рекомендациям по физической активности, 2008 г. Вашингтон: Министерство здравоохранения и социальных служб США.

Пуэц, Т. В., О’Коннор, П. Дж., И Дишман, Р. К. (2006). Влияние хронических упражнений на чувство энергии и усталости: количественный синтез. Psychol. Бык. 132, 866–876. DOI: 10.1037 / 0033-2909.132.6.866

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Раглин, Дж. С., Тернер, П. Э. и Экстен, Ф.(1993). Состояние беспокойства и артериального давления после 30 минут эргометрии ног или силовых тренировок. Med. Sci. Упражнение. Спорт 25, 1044–1048. DOI: 10.1249 / 00005768-199309000-00012

CrossRef Полный текст

Шенборн, К. А., Адамс, П. Ф., и Перегой, Дж. А. (2013). Поведение взрослых в отношении здоровья: США, 2008–2010 гг. . Национальный центр статистики здравоохранения. Vital Health Stat. 10.

Шегрен, Т., Ниссинен, К. Дж., Ярвенпаа, С. К., Оджанен, М. Т., Ванхаранта, Х., Малкиа, Э. А. (2006). Влияние физических упражнений на субъективное физическое благополучие, психосоциальное функционирование и общее благополучие офисных работников: кластерный рандомизированный-контролируемый перекрестный дизайн. Сканд. J. Med. Sci. Спорт 16, 381–390. DOI: 10.1111 / j.1600-0838.2005.00516.x

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Саутвик, С. М., Витилингам, М., и Чарни, Д. С. (2005). Психобиология депрессии и устойчивости к стрессу: значение для профилактики и лечения. Annu. Преподобный Clin. Psychol. 1, 255–291. DOI: 10.1146 / annurev.clinpsy.1.102803.143948

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Спилбергер, К. Д. (1966). «Теория и исследования тревожности», в Межкультурная тревога , ред. К. Д. Спилбергер и Р. Диас-Герреро (Вашингтон: полушарие), 3–10.

Спилбергер, К. Д. (1983). Руководство по инвентаризации состояний и черт тревожности: STAI (форма Y) . Пало-Альто, Калифорния: Консультации психологов Press.

Цуцуми Т., Дон Б. М., Заичковский Л. Д. и Делизонна Л. Л. (1997). Физическая подготовка и психологические преимущества силовых тренировок у пожилых людей, проживающих в сообществе. Заявл. Human Sci. 16, 257–266. DOI: 10.2114 / JPA.16.257

CrossRef Полный текст

Цуцуми Т., Дон Б. М., Заичковский Л. Д., Такенака К., Ока К. и Оно Т. (1998). Сравнение силовых тренировок высокой и средней интенсивности по настроению и тревожности у пожилых людей. Восприятие.Моторные навыки 87, 1003–1011. DOI: 10.2466 / pms.1998.87.3.1003

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Какова психология сопротивления изменениям?

Ключевая концепция

Успешное изменение зависит не только от того, как агенты изменений управляют изменением, но и от отношения сотрудников к изменениям, которое формируется психологическими предпосылками. В частности, хорошо информированные сотрудники, пользующиеся высокой социальной поддержкой, будут более позитивно относиться к усилиям по организационным изменениям.

Краткое изложение идеи

Почему одни люди более открыты для изменений, а другие инстинктивно сопротивляются всему, что существенно меняет статус-кво? Ключ часто кроется в базовом отношении человека к изменениям. Некоторые люди по умолчанию придерживаются неблагоприятного, отрицательного отношения к изменениям, ведущего к сопротивлению, в то время как у других внутри них есть благоприятное положительное отношение к изменениям, ведущее к открытости.

Когнитивные предубеждения — предубеждения в том, как люди воспринимают, интерпретируют и запоминают информацию, — могут существенно повлиять на их отношение к изменениям.Например, мы склонны помещать всю информацию в заранее заданные категории; таким образом, если новая информация классифицируется определенным образом, то все, что связано с этой информацией, автоматически попадает в ту же категорию.

Обработка схем — в основном простой путь к запоминанию информации за счет меньшего внимания к подробной информации и большего внимания к предположениям и предыдущим выводам — ​​это еще один когнитивный ярлык, который влияет на отношение к изменениям. Схематическая обработка — вот почему, например, мы прибегаем к стереотипам при обработке информации.

Суть этих когнитивных предубеждений заключается в том, что люди не принимают во внимание всю доступную информацию при формировании своего отношения к этой информации; вместо этого они полагаются на предыдущую информацию и оценки. Таким образом, человек, который видел провал инициативы по изменению, запомнит эту неудачу и оценит новые инициативы по изменению в контексте этой неудачи. Противоядием от таких когнитивных предубеждений является информация: чем больше у людей информации о новых инициативах по изменениям, тем меньше вероятность, что они воспользуются психологическими предпосылками для заполнения пробелов.

Есть также социальная составляющая отношения. Социальная поддержка на рабочем месте — от сочувствия и ощутимой помощи со стороны коллег и руководителей до структур, которые делают людей доступными для помощи, — помогает снизить стресс и повысить удовлетворенность работой. Эмоциональная польза от социальной поддержки формирует более позитивное отношение к изменениям.

Социальная поддержка может даже помочь в борьбе с когнитивными предубеждениями, поскольку большую часть информации сотрудники собирают в ходе социальных взаимодействий.

Business Application

Существует множество методологий и руководств по внедрению организационных изменений, включая шаги по преодолению естественного, а иногда и упорного сопротивления, с которым столкнутся все агенты изменений.Признание того, что сопротивление изменениям является отношением, и понимание психологических корней этого отношения могут помочь преодолеть это сопротивление.

Знать, как сотрудники обрабатывают информацию, — это первый шаг. Компании должны преодолеть когнитивные предубеждения, которые могут привести к негативному отношению, предоставив как можно более подробную информацию об изменении. Не позволяйте сотрудникам делать собственные выводы о том, что происходит и почему, поскольку эти выводы будут окрашены их предубеждениями.

Понимание роли эмоций от социальной поддержки также важно. Создайте основу и культуру полной поддержки сотрудников — например, поощрять совместные усилия, обмен знаниями и проявление сочувствия в ваших организациях. Эмоции сильнее познания в развитии определенных отношений. Надежные и хорошо поддерживаемые сотрудники с меньшей вероятностью будут сопротивляться вашим инициативам по изменениям.

Создайте доверие своих клиентов

С помощью этого действенного руководства по психологическому сопротивлению избегайте ситуаций, когда ваши клиенты сопротивляются вашим маркетинговым сообщениям.

В Crobox мы много говорим о маркетинге убеждения. От дизайна, основанного на поведении, до обмена сообщениями.

Мы пытаемся объяснить нюансы человеческого поведения, чтобы вдохновить на более разумный психологический маркетинг.

Но, как следствие использования этих теорий и стратегий, есть еще один важный элемент головоломки, который часто упускается из виду:

Сопротивление.

В этой статье вы познакомитесь с примерами психологии сопротивления, чтобы вы могли лучше понять, как продавать продукцию так называемому «стойкому потребителю».

Мы рассмотрим примеры психологического сопротивления, такие как;

1. Реактивное сопротивление

2. Недоверие

3. Проверка

4. Инерция

Определение психологии сопротивления

В академической литературе сопротивление имеет множество определений, приложений и толкований.

Но, по своей сути, сопротивление — это реакция на давление, требующее перемен.

Эта форма психологического сопротивления — это не то же самое, что социальное или политическое сопротивление, когда к изменениям стремятся и за которые борются.

Психологическое сопротивление находится внутри людей. Он вспыхивает там, где есть попытки изменить отношение, намерения или поведение человека.

Внутренняя борьба против «мужчины», которая часто остается совершенно незамеченной для человека, который сопротивляется в первую очередь.

Следовательно, понимание сопротивления в психологии является важной частью головоломки поведения.

Если вы можете понять причины или ситуации, в которых ваша аудитория сопротивляется вашим маркетинговым сообщениям, вы можете оптимизировать свое общение, ориентируясь на клиента.

Когда доходит до дела, цель маркетинга не в том, чтобы заставить людей купить ваше сообщение или манипулировать ими.

Напротив, это должно быть для того, чтобы учить, напоминать и вдохновлять людей поверить в ваш бренд и продукты.

Давайте обсудим несколько примеров психологии сопротивления в маркетинге.


Сопротивление потребителей в маркетинге

Реактивное сопротивление

Реакция — это психологическое состояние, в котором потребители сопротивляются сообщению, которое является принудительным или угрожает их свободе, заставляя их действовать противоположным образом.

Это наиболее задокументированная форма сопротивления, многоликая в ответ на маркетинговые сообщения, особенно когда речь идет о персонализации.

К настоящему времени вы, вероятно, слышали о парадоксе персонализации или уже сталкивались с ним. Технологии предоставили нам, маркетологам, доступ к высококачественным данным, которые помогают нам лучше понимать наших клиентов — и это фантастика!

Покупатели ожидают безупречного обслуживания клиентов, верно?

Наш долг как маркетологов — предоставить им наилучший возможный опыт, и мы можем использовать их данные для его формирования.

К сожалению, на самом деле ситуация не так однозначна.

Источник MyCustomer и IBM

Хотя это правда, что интернет-пользователи ожидают от розничных продавцов лучшего обслуживания клиентов, они должны быть именно тогда, когда они этого хотят.

Например, сколько раз вы просматривали интернет-магазин только для того, чтобы несколько избранных продуктов следовали за вами в ближайшие недели?

Готов поспорить, что все мы были там, и по крайней мере половина из нас столкнулась с этим.

Когда дело доходит до (плохих) ретаргетинговых кампаний, почти половина пользователей игнорирует рекламу из чистого раздражения. И когда это происходит, пользователи действуют как реакция на попытку убеждения.

Но не поймите меня неправильно, я не пытаюсь сказать, что ретаргетинг неэффективен — потому что это так. Это не значит, что это лучший способ повысить конверсию.

Фактически, потребители настолько устали от преследования их продуктов, что Google ужесточает их возможности блокировки рекламы, чтобы блокировать ремаркетинговую рекламу для этих потребителей.

Не говоря уже о постоянных обновлениях Apple ITP, которые служат для защиты данных клиентов электронной коммерции.

В любом случае реактивное сопротивление — это широко распространенная реакция на онлайн-рекламу, а также была обнаружена в ответах на рекомендательные услуги и рекламные видеоролики.

Мораль этой истории заключается в том, что мы, люди, любим свою свободу. Это одна из наших важнейших ценностей.

Итак, , когда свободе угрожают или ограничивают ее, мы поднимаемся и делаем все возможное, чтобы восстановить ее. В некоторых случаях это может быть общественное движение, в других это может быть так же просто, как смотреть в другую сторону.

Интернет-маркетингу нужно постоянно уделять внимание тому, чтобы радовать аудиторию и облегчить ей жизнь. К навязчивой рекламе, которая мешает работе пользователей после ухода с платформы бренда, всегда следует подходить с осторожностью.


Недоверие

Учитывая недавний поток скандалов, неудивительно, что недоверие является формой сопротивления.

Сегодня мы становимся свидетелями того, как владение данными и их хранение стали приоритетными для пользователей Интернета во всем мире.

Повышение доверия с помощью вашего предложения больше не является чем-то, что можно сделать неявным выводом. Вместо этого необходимо четко указать и усилить .

За последние годы мы стали свидетелями перехода к обществу, основанному на прозрачности. Катализатором этого послужило широкое использование Интернета, поскольку он дает информаторам и журналистам, ведущим расследования, платформу, которую они могут выслушать.

Он дал каждому человеку инструменты, необходимые для раскрытия информации, которую некоторые сомнительные бренды или правительства, возможно, оставили похороненными.

К счастью, многие компании узнали об этом изменении в подходе к коммуникациям еще до скандалов, разжигаемых Facebook и Cambridge Analytica.

Эра прозрачности уступила место брендам, которые делятся своей историей, динамикой компании и видением, аудиторией, которая готова и желает слушать.

Не говоря уже о росте блокчейн и децентрализованных технологических проектов, где прозрачность является само собой разумеющимся.Это восстание открытого исходного кода посылает недвусмысленный сигнал компаниям всех отраслей:

Будущее будет построено на открытом и прозрачном общении. И, как говорится, всегда лучше начинать раньше, чем позже. Промедление могло стать «смертью бренда» в этой ситуации.

Излишне говорить, что потребители избегают нечестных и преувеличенных заявлений. Честность — лучшая политика, поэтому постарайтесь открыть двери своим клиентам.

Это, в свою очередь, укрепит их лояльность и связь с вашим брендом.


Исследование

Недоверие исходит от его младшего брата, пристального внимания. Поскольку мы живем в обществе, которое предпочитает сначала знать факты при принятии решения, будьте готовы к тому, что ваша аудитория разобьет каждое из ваших утверждений.

Проверка — это форма сопротивления, которая делает акцент на самом предложении и присутствует, когда человек понимает, что он является целью попытки влияния.

Осознав это, люди будут тщательно оценивать предложение, чтобы найти сильные и слабые стороны, которые помогут принять решение относительно претензии.

Но, поскольку мы, как правило, подвержены человеческим предубеждениям, мы, скорее всего, найдем те части аргумента, которые уже соответствуют нашему мнению (то есть предвзятость подтверждения).

Люди часто возражают, пытаясь найти причины, по которым ваши убедительные утверждения недействительны. Это усиливает важность недопущения явных утверждений, которые легко опровергнуть или противоречат идеалам вашей целевой аудитории, особенно в ситуациях, когда ваша аудитория очень вовлечена.

Следует отметить, что проверка тоже может быть хорошей вещью.Поскольку проверка требует более тщательной обработки информации, когда информация убедительна или согласуется с мнением получателя, она становится более присутствующей в их сознании.

Это происходит потому, что, когда вы критически анализируете заявление, вы тратите больше энергии, чем если бы вы принимали или отклоняли его пассивно. Эта повышенная энергия усиливает ассоциацию с заявлением, гарантируя, что оно останется в центре внимания.

В конце концов, уровень и результат проверки во многом зависят от трех факторов:

1.Отправляемое сообщение

2. Рассматриваемый продукт

3. Отношение и ценности целевой аудитории.

Чтобы перестраховаться, вы всегда можете привести аргументы «за» и «против» или предложить прямые (и честные) сравнения с вашими конкурентами. Кроме того, вы можете обратиться к часто задаваемым вопросам в описании продукта, чтобы облегчить любые опасения, которые могут возникнуть у ваших будущих клиентов.


Инерция

Последнее сопротивление, с которым могут столкнуться ваши покупатели, — это инерция.

Инерция не обязательно является реакцией на предложение, как реактивное сопротивление, недоверие или проверка. Вместо этого это скорее желание оставаться прежним, а не явное сопротивление изменениям.

В случае электронной коммерции инерция способствует удержанию клиентов. В целом исследования показали, что многие потребители будут оставаться со своим текущим онлайн-магазином до тех пор, пока никакая другая сила не заставит их измениться.

Эти потребители, испытывающие высокий уровень инерции, не решаются меняться, даже если альтернативы более привлекательны.

Причина диапазонов инерции, но некоторые из факторов, способствующих этому, включают:

  • Сокращенное время использования : Не нужно тратить время на разогрев до нового веб-сайта, сравнение цен, анализ отзывов и т. Д.
  • Знакомство : Нам нравится то, что мы знаем. Таким образом, после посещения веб-сайта и получения общего положительного впечатления нам гораздо удобнее вернуться на этот веб-сайт, чем столкнуться с риском перехода.
  • Восприятие различий : Люди не замечают больших различий между знакомыми магазинами и их альтернативами.Так что переключаться не стоит.

Эта форма психологического сопротивления представляет интересную возможность для брендов, особенно если учесть, что привлечение новых клиентов может стоить от в пять-семь раз дороже, чем удержание существующих.

Кроме того, вероятность привлечения новых клиентов может быть небольшой и может составлять от 5% до 20%.

Кажется очевидным, что больше внимания следует уделять удержанию клиентов именно там, где они есть.Игра по инерции кажется хорошим способом сделать это, поскольку, как выяснилось, она играет большую роль, чем даже удовлетворение бренда.

Но как?

Некоторое время назад мы обсуждали важность свободного владения языком для беспрепятственного взаимодействия с пользователем.

Напоминаю, что для обеспечения свободного владения языком необходимо сделать ваш веб-сайт максимально простым для восприятия и просмотра. Когда дело доходит до облегчения инерции, тут все не сильно отличается. Сделайте свой веб-сайт максимально удобным:

  • Сокращение усилий, необходимых для поиска продуктов или просмотра, с помощью подробной фильтрации или расширенного поиска.
  • Облегчите ознакомление покупателей с вашим интернет-магазином, сделав его интуитивно понятным и простым.
  • Развитие ваших отношений с клиентами, предлагая различные УТП, такие как вознаграждения за лояльность, быструю доставку, бесплатный возврат и т. Д.
  • Создайте единый магазин, где ваши клиенты смогут найти все свои любимые сопутствующие товары.

Узнайте больше о когнитивной беглости, чтобы по-настоящему погрузиться в детальную психологию дизайна.

Принятие сопротивления

Сопротивление — один из тех импульсов самозащиты, который развивался с годами.И хотя в нашем цифровом обществе он может иметь другое лицо, его происхождение по-прежнему глубоко укоренено в выживании людей.

Понимание и принятие того, что психологическое сопротивление является естественной частью поведения ваших покупателей, только выведет ваш маркетинг на новый уровень. За что ваша аудитория также полюбит вас.

Исходя из этого поста, вот ваши основные выводы:

  • Reactance заставляет вашу аудиторию сопротивляться, делая противоположное вашему запросу.Избегайте навязчивой рекламы, которая отвлекает вашу аудиторию от платформы.
  • Недоверие может быть важным элементом ваших отношений с покупателями, вносит прозрачность в вашу бизнес-модель и закладывает основу для длительных отношений.
  • Проверка следует учитывать, когда вы делаете преувеличенные или «полуправдивые» утверждения. Предположим, что люди будут проявлять должную осмотрительность и общаться соответственно.
  • Inertia поможет вам удержать уважаемых клиентов.Убедитесь, что ваш интернет-магазин и служба способствуют беспрепятственному взаимодействию с пользователем.

Сопротивление в терапии

Любой, кто когда-либо проводил терапию, например психотерапию, сталкивался с сопротивлением. Когда у вас есть стойкий клиент, вы часто покидаете сеанс с ощущением, будто вы только что провели терапевтический час, бьясь головой о стену. Проще говоря, это может вызывать сильный стресс и разочарование. Давайте исследуем сопротивление и то, что вы можете сделать, когда столкнетесь с ним.

Что такое сопротивление?

Идея резистентности в терапии сложна. Первоначально она была создана как психоаналитическая концепция Зигмундом Фрейдом, который считал, что это бессознательная оппозиция раскрытию воспоминаний в психоанализе (Psychoanalytic Terms & Concepts Defined, n.d.). В более общем плане под сопротивлением понимается все, что останавливает терапевтические изменения. Традиционно это воспринималось как нежелание (сознательное или бессознательное) клиента расти.Однако более современные определения постулируют, что сопротивление — это не только вина клиента, но и продукт терапевтических отношений (Shallcross, 2010). Если клиент проявляет сопротивление, задача терапевта — помочь уменьшить его, поскольку ответственность за изменение своего поведения лежит на клиенте. Каким бы ни было ваше определение, одно можно сказать наверняка: сопротивление отрицательно связано с успехом лечения (Beutler, Moleiro & Talebi, 2002).

Общие признаки сопротивления в терапии

Молчание

Каждый терапевт боится сеанса молчания.Хотя полное молчание — редкое явление, нередко можно встретить клиента, который дает короткие ответы и испытывает трудности с открытием.

Small Talk

Некоторые клиенты будут много говорить, но это будут их еженедельные занятия и другая несущественная информация. Когда их направляют говорить о мыслях и чувствах, они стараются избегать и отвлекать.

Без домашнего задания / Не используйте предложения

Во многих формах психотерапии принято давать домашнее задание.Признаком сопротивления является клиент, который не выполняет домашнее задание и не выполняет ваши предложения. Чтобы терапия была успешной, клиенту необходимо хотя бы подумать о том, что обсуждалось на сеансе в его повседневной жизни. Отсутствие домашней работы — признак того, что они забывают о занятии, как только оно закончилось.

Отмена сеансов

Практически все клиенты время от времени отменяют сеанс, но когда возникает закономерность, это вызывает беспокойство. Тот, кто заинтересован в изменениях, сделает посещение занятий своим приоритетом.

Вращая ваши колеса

Когда вы чувствуете, что клиент не добивается прогресса, это признак сопротивления. Они могут приходить регулярно, но продолжают испытывать те же впечатления и не показывают улучшений.

Вы стараетесь больше, чем ваш клиент

Когда вы чувствуете, что клиент не особо продвигается вперед, естественно чувствовать себя разочарованным и немного виноватым. Вы должны быть уверены, что предоставляете им наилучшую возможную терапию, чтобы вы тратили дополнительное время на их случай, планируя новые стратегии и вмешательства.К сожалению, клиент, похоже, не прилагает особых усилий, кроме как явиться на лечение. Терапия — это улица с двусторонним движением. Если вы работаете усерднее, чем ваш клиент, вероятно, это никуда не денется.

Как бороться с резистентностью в терапии?

Идти с сопротивлением: парадоксальное вмешательство

Один из самых эффективных методов борьбы с сопротивляющимися клиентами — это парадоксальное вмешательство. Когда вы используете парадоксальный подход, вы не пытаетесь бороться с сопротивлением, вы на самом деле его поддерживаете.Например, предположим, что у клиента проблемы со сном, и вы порекомендовали ему изменить гигиену сна. Вы обнаруживаете, что они не изменили своего поведения и все еще жалуются на сон. Вместо того, чтобы наказывать их за несоблюдение, вы говорите своему клиенту, что он не должен менять никакого поведения и просто продолжает придерживаться того же подхода ко сну. Поскольку определенные клиенты по своей природе настроены оппозиционно, есть надежда, что они будут игнорировать ваши рекомендации и на самом деле будут вести себя противоположным образом (что вы и хотели от них в первую очередь).Многочисленные исследования подтвердили использование парадоксальных вмешательств для людей с очень устойчивым поведением. (Beutler, Moleiro & Talebi, 2002).

Противостоять сопротивлению, но не бороться с ним.

Активная борьба с сопротивлением — это подход, который редко работает в терапии (Beutler, Moleiro & Talebi, 2002). Вместо этого эта стратегия включает в себя определение сопротивления, чтобы вы могли понять, что его вызывает. Указание на то, что клиент, похоже, проявляет некоторое сопротивление, позволяет вам справиться с ним и выйти за его пределы (Austin & Johnson, 2017).Например, терапевт может просто заметить, что он заметил, что клиент не выполняет свою домашнюю работу. Открытый вопрос или непредвзятое утверждение могут вызвать обсуждение, которое может помочь сломать стены. В конечном итоге вы хотите преодолеть сопротивление и помочь клиенту почувствовать, что вы присоединяетесь к нему, а не критиковать его действия.

Установление целей

Клиенту гораздо труднее оказывать сопротивление, когда вы ставите перед ним конкретные цели (Mitchell, 2006).Найдите время в начале лечения (и постоянно), чтобы обсудить, чего они хотят достичь. Хотя структурированный план лечения может и не потребоваться, он поможет записать цели и дать вашему клиенту копию. Когда вы поставили цели, вы можете легко вернуться к ним, особенно если чувствуете, что терапия отклонилась от курса из-за сопротивления. Это напомнит клиенту, над чем он работает, и будет стимулировать внутреннюю мотивацию, помогая прорваться через блокады перемен.

Работа над взаимоотношениями клиент-терапевт

Нет большего разрушителя сопротивления, чем хорошие отношения с клиентом (Shallcross, 2010). Когда у вас будет позитивное взаимопонимание, клиент будет более заинтересован и изо всех сил будет пытаться что-то изменить. Сильные терапевтические отношения также позволяют клиентам быть честными с терапевтом в случае, если они не согласны или не верят в предлагаемое вмешательство. Ваши отношения с клиентом должны быть в центре внимания первого сеанса и быть частью каждого последующего сеанса.Важно расставить приоритеты в отношениях, даже если это означает, что запланированное вмешательство будет отложено на второй план.

Работа с сопротивлением в терапии может быть неприятной. Несмотря на сложность, он часто показывает, какие области необходимо решить. Сопротивление — нормальная часть терапевтического процесса, и терапевты должны быть готовы с этим справиться. Устанавливая позитивные отношения, используя парадоксальные вмешательства и работая над достижением взаимно поставленных целей, вы можете разрушить стены сопротивления и помочь своему клиенту добиться желаемого прогресса.

Источники

Остин, С. Б., и Джонсон, Б. Н. (2017). Устранение и преодоление сопротивления с помощью интернализации клиентов. Взято с сайта: http://www.societyforpsychotherapy.org/addressing-resistance

Beutler, L.E., Moleiro, C. & Talebi, H. (2002) Сопротивление в психотерапии: какие выводы подтверждаются исследованиями. Журнал клинической психологии , 58, 207–217.

Бернс, Д.(2017). Когда помощь не помогает: почему некоторые клиенты могут не захотеть меняться. Источник: https://www.psychotherapynetworker.org/magazine/article/1076/when-helping-doesnt-help.

Митчелл, К. (2006). Устойчивые клиенты: они у всех были; вот как им помочь! Получено с: https://www.psychotherapy.net/article/resistant-clients.

Определение психоаналитических терминов и понятий (нет данных). Получено с: http://www.apsa.org/content/psychoanalytic-terms-concepts-defined.

Шеллкросс, Л. (2010). Управление устойчивыми клиентами. Получено с: https://ct.counseling.org/2010/02/managing-resistant-clients/

.

Психология, политика, девушки и женщины », Кэрол Гиллиган — Ежеквартальный обзор штата Мичиган

«Присоединение к сопротивлению: психология, политика, девушки и женщины» Кэрол Гиллиган появилось в осеннем выпуске MQR за 1990 год.


  1. В музее

Сегодня вторник.Идет дождь. А писательский, экскурсионный и театральный клуб собирается в музей. Восемь одиннадцатилетних девочек, учениц шестого класса школы Атриум в Уотертауне, Массачусетс, и две женщины, психологи, заинтересованные в развитии девочек, забираются в школьный фургон и начинают свой путь по вымытым дождем улицам. в город. Сейчас июнь. Школа окончена на год. Шестой класс закончился, и девочки из класса вернулись на неделю для прогулок, сочинительства и работы в театре, призванных укрепить здоровое сопротивление и мужество.Они собираются в гардеробной Музея изящных искусств, сбрасывают рюкзаки и плащи, достают записные книжки; они готовы. Сегодня, объясняю я, они будут репортерами-расследователями; их задача — узнать, как девушки и женщины появляются в этом музее.

«Обнаженная», — без колебаний говорит Эмма. Поток узнавания быстро и бесшумно проходит через группу. Как и Дора, пациентка Фрейда, которая помнит, как два с половиной часа стояла в художественной галерее Дрездена перед Сикстинской Мадонной, Эмма будет потрясена образами женщин, их наготой в этом прохладном мраморном здании.Позже, когда ее попросили написать беседу с одной из женщин, Эмма выбирает безголовую и безрукую греческую статую, вплетая в условности вежливого детского разговора два животрепещущих вопроса: вам холодно? и не хотите ли одежду?

Но почему я рассказываю вам эту историю? Меня интересует взаимосвязь между политическим сопротивлением и психологическим сопротивлением — обе эти темы очень напряженные в двадцатом веке. И я наблюдал момент сопротивления, который случается в жизни девочек на пороге подросткового возраста.Игриво-невинный, слегка непочтительный разговор Эммы со статуей в музее свидетельствует о ее интересе к сценам, которые скрываются за картинами и скульптурами, которые она видит — исследование отношений между художниками и моделями: что каждый делает, что чувствует и думает: любопытство по поводу психологических аспектов этой связи между мужчинами и женщинами. Ответ статуи — «У меня нет денег» — на вопрос о том, хочет ли она одежду, показывает, насколько быстро это расследование становится политическим, и задает динамику, которой я хочу следовать: тенденцию в жизни девочек в подростковом возрасте к сопротивлению, которое по сути своей является политическим — настойчивость в знании того, что известно, и готовность откровенно высказаться — превращается в психологическое сопротивление: нежелание знать то, что известно, и страх, что такое знание, если оно будет высказано, поставит под угрозу отношения и выживет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.