Стыд это чувство или эмоция: Стыд — самая бесполезная эмоция?

Содержание

Стыд — самая бесполезная эмоция?

Большинство считает, что пользу приносят только положительные эмоции. А что насчет остальных переживаний: душевной боли, фрустрации, тревоги, недовольства, тоски, гнева? Исследования в области психологии и нейронауки доказали, что способность испытывать эмоции заложена в нас с рождения не просто так. Эмоции — важные сообщения от организма. Одна из моих главных задач как психолога, писателя и блогера, — рассказать всем о том, какой это бесценный ресурс, как важно внимательно прислушиваться к тому, что они хотят нам сказать.

Есть одна эмоция, которую я бы выделила в отдельную категорию. Она, как и прочие чувства, тоже передает нам определенное послание, но его полезность ограничена, и оно наносит большой вред нашему внутреннему «Я». Речь идет о стыде.

Один из словарей предлагает определение: стыд — это «болезненное ощущение унижения или дискомфорта, вызванное осознанием глупости или ошибочности собственных поступков». И что же хочет сообщить организм через ощущение стыда? «Ты только что сделал(а) что-то глупое или неверное. Немедленно прекрати и никогда больше так не делай». Это послание может быть полезно, если мы действительно совершили ошибки, навредив себе или кому-то другому. Но мне доводилось видеть множество замечательных людей, которых мучил стыд из-за ситуаций, которых не стоило бы стыдиться.

Какой вред наносит нам стыд?

1. Он обладает коварным свойством свободно перемещаться и прикрепляться к ситуациям, в которых нечего стыдиться.

2. Вызывает настолько сильную душевную боль, что получает над нами большую власть, чем следовало бы.

3. Чувство стыда несет в себе негативную оценку самого себя. Каждый раз, когда вы его ощущаете, он подрывает уверенность и любовь к себе, снижает самооценку.

Общаясь с тысячами людей, чьими эмоциональными потребностями пренебрегали в детстве, я поняла, что они, — те, чьи чувства в детстве не воспринимали всерьез, — во взрослом возрасте особенно подвержены стыду. Если в детстве вам давали понять, что ваши эмоции избыточны, неудобны и нежелательны, вполне естественно, что вы начали их стыдиться. Если привыкли стыдиться самого личного, биологически обусловленного способа самовыражения — своих эмоциональных переживаний, то легко будете испытывать стыд и по любым другим поводам.

Когда стыд бывает полезен

  • Проснувшись с ужасным похмельем, Лотта поняла, что прошлым вечером выпила гораздо больше, чем следовало бы, и выставила себя на посмешище. Она ощутила острый приступ стыда и поклялась себе никогда больше столько не пить.
  • Скотт осознал, что невольно начал флиртовать с коллегой во время конференции. Он вспомнил, что жена всегда была ему верна, и ему стыло стыдно. Он немедленно прекратил так себя вести.
  • Оливии так понравился оставшийся после застолья торт, что она съела три больших куска. Вскоре ей стало нехорошо и стыдно за то, что она позволила себе поддаться искушению. «Мне мерзко во всех смыслах слова — подумала она, — отдам кому-нибудь весь остаток торта».

Когда стыд бесполезен

  • Синтия снова и снова обдумывала каждое слово, сказанное на вчерашней вечеринке. «Я была слишком груба, это так глупо выглядело. И не стоило позволять себе этот идиотский комментарий», — мучилась она. Вспоминая вчерашнее, она каждый раз чувствовала укол стыда.
  • Эрик хотел рассказать родным о том, что получил повышение на работе, но каждый раз, когда он собирался это сделать, ему мешал внезапный приступ стыда.
  • Жорж старался никогда не вспоминать, как над ним издевались в детстве, потому что эти воспоминания каждый раз вызывали ужасное чувство стыда.

Стыд управляет социумом — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Чувство стыда, по мнению социологов, является реакцией на угрозу разрыва социальных связей. А поскольку любой человек нуждается в обществе, эмоции или чувства, связанные со стыдом, влияют на жизнь каждого отдельного человека и формируют социальное устройство в целом. О роли стыда как маркере многих процессов на индивидуальном и социальном уровне рассказала доцент факультета социологии НИУ ВШЭ Ольга Симонова на лекции в Парке Горького.

 

Страх потери связей

Социология эмоций — направление, которое возникло в науке относительно недавно и представляет собой новый взгляд на человеческие эмоции с точки зрения социально-культурных условий и исторических изменений. Классики социологии всегда интересовались эмоциями, и сейчас этот интерес находится на пике развития. Одна из наиболее любопытных эмоций в ракурсе социологических исследований — стыд.

«Стыд — основная социальная эмоция, поскольку она регулирует выражение других эмоций», — рассказала Ольга Симонова на лекции «Социология эмоций сегодня: социальный и исторический смысл чувства стыда». Если причина стыда, с точки зрения психологии, всегда индивидуальна, то социологические исследования доказывают, что стыд базируется на страхе потери связи с социумом. И в этом плане эмоция стыда, по словам лектора, служит механизмом поддержания общественного порядка и сплоченности людей. В то же время ее намеренное продуцирование в людях может быть средством манипуляции и неотъемлемой частью воспитательных и исправительных позорящих практик.

К таким практикам на государственном уровне можно отнести позорные столбы (если смотреть на историческую ретроспективу), показ преступников массовой публике на улицах и т.п.

От психоанализа к социологии

В современном мире изменилось отношение ко многим вещам. То, что раньше считалось постыдным, сегодня может быть общепринятой нормой. «Но это не значит, что эмоция стыда уже не настолько актуальна», — отметила Симонова. Одним из источников обнаружения стыда и его роли в современном мире стали психоаналитические сеансы, которые дали социологам возможность наблюдать последствия исследуемой эмоции. «Психоаналитики отмечают, что практически все переживания пациентов связаны с чувством стыда», — рассказала Симонова. И если в кабинете у психотерапевта человек раскрывается, то в социуме стыд очень часто завуалирован и его не всегда возможно распознать. Наряду с этим были и есть социологические, антропологические, психологические и исторические работы о стыде, которые в совокупности позволяют рассуждать о социальных функциях и дисфункция стыда.

Лектор обратила внимание на такой аспект, как стыд на фоне бедности: «В современном мире принято стигматизировать бедных. Успех часто связывается с материальными достижениями. А бедность трактуется как признак неудачника». В результате бедные стыдятся своей бедности, но часто прячут ее, например, под маской агрессии, либо загоняют себя в состояние отчужденности.

Человек может также переживать стыд только потому, что общество, а не он сам считает нечто постыдным и при этом страдать от ситуации, что его представления о постыдном противоречат представлениями большинства. Это как раз характерно в большей степени для современных обществ, отметила лектор.

Эмоция, которую надо проживать

Чем ниже у человека самооценка, тем он острее может переживать чувство стыда. Противоположная стыду эмоция — гордость. Однако это не означает, что людям с высокой самооценкой не свойственно переживание стыда. Вопрос в том, как человек реагирует на это переживание. Стыд в критических ситуациях может приводить к депрессиям и самоубийствам. «Важно осознание эмоции стыда, ее понимание и работа с ней», — заметила Симонова. Она сослалась на работы американского социолога Томаса Шеффа, который занимается исследованиями в области социологии стыда. По мнению Шеффа, важно вербализовать эмоцию стыда, прожить ее, чтобы она не имела деструктивного влияния.

Следующая лекция пройдет в парке Горького 21 августа. О том, какова специфика современных креативных и культурных индустрий, как строится менеджмент творческого труда в таких сферах, как мода, дизайн, архитектура, и что все-таки такое «креативный класс», расскажет профессор факультета медиа, коммуникаций и дизайна Илья Кирия.

Марина Селина, специально для новостной службы портала ВШЭ

Столичный психолог рассказала, чем опасно чувство стыда для ребенка

«Как тебе не стыдно? — говорит пришедшая с работы мама десятилетней дочке. — Я целый день тружусь, прихожу домой уставшая, а ты разбросала игрушки, оставила кучу грязной посуды на столе».

«Мне за тебя очень стыдно! Все в автобусе на нас смотрят и видят, какой ты невоспитанный», — обращается мама к сыну, который занял сидячее место перед стоящей над ним женщиной. Согласитесь, очень знакомые ситуации и фразы. Действительно ли дети испытывают чувство «стыда» в такие моменты и чем опасны подобные замечания, рассказывает психолог семейного центра «Измайлово» Наталья Павлик.

Стыд или вина: в чем разница?

Бывает трудно отделить чувство «вины» от «стыда», они пересекаются и считаются очень похожими. Но основная мысль человека, испытывающего вину: «я совершил плохой поступок», а при чувстве «стыда» — «я плохой человек».

«Родителям, взывающим к чувству стыда, стоит помнить, что это не врожденная эмоция. Самоконтроль и совесть как внутренний моральный регулятор начинают развиваться у ребенка ближе к 7-8-летнему возрасту, и формирование таких нужных в социуме чувств зависит не только от индивидуального развития ребенка, но также и от моральных норм, транслируемых семьей», — отмечает психолог.

Как рождается чувство стыда

Существует несколько механизмов и причин формирования стыда:

  • Стыд и страх отвержения. Для новорожденного отвержение матерью равно смерти, он без нее не выживет. Послание о том, что он «нежеланный», ребенок может получить еще в младенчестве через ощущение того, как с ним взаимодействуют близкие взрослые. «Не буду тебя любить; отдам тебя дяде; возьму себе другую девочку…» — через такие послания формируется чувство «я плохой», а затем и страх отвержения. На бессознательном уровне отвержение социума равно смерти, надо скрывать себя «плохого», иначе невозможно выжить.
  • Стыд как воспитательная мера и рычаг воздействия. «Все узнают, какой ты на самом деле». Послание от взрослых — узнают что-то тайное, стыдное, и ты останешься один. Когда родители постоянно обвиняют, стыдят ребенка, а он никак не может понять, чего от него ожидают, у малыша развивается неудобное, тревожащее его чувство вины и стыда.
  • Стыд в наследство. Стеснительные, неуверенные в себе родители, транслируют ребенку послание «мир опасен». Ребенок растет с взрослыми, испытывающими чувство стыда и собственного бессилия в мире, и у него оно также развивается — стыд заразен. Такие родители могут устраивать своему чаду тотальный контроль: роются в вещах своих детей, подслушивают их телефонные разговоры, читают почту, копаются в социальных сетях. Часто от них можно услышать фразы: «я знаю, что ты думаешь», «если бы ты меня любила, ты бы мне обо всем рассказывала».
  • Стыд и нарушение базового доверия к миру. Доверие / недоверие к миру формируется уже на оральной стадии с рождения до года. Формирование доверия зависит от принятия родителей, от того как мама ухаживает за ребенком, принимает ли его послания. И если женщина мало заботится, то ребенок получает послание: мир не так уж и безопасен, а когда у меня нет поддержки, любое совершаемое мною действие опасно для меня и, соответственно, становится постыдным.
  • Стыд за близких. Когда ребенок понимает, что образ жизни его семьи чем-то отличается от семей других детей (низкий социальный и материальный статус, родители страдают зависимостью, другой национальности, цвета кожи), он может начать ощущать стыд по отношению к своей семье, а через это стыдиться себя. Это чувство отличия иногда приводит к расколу, ребенок разрывается, пытаясь быть верным семье и окружающему миру.

Как тебе не стыдно!

К психологу семейного центра «Измайлово» обратилась мама с дочерью-подростком 16 лет. Со слов мамы, у дочери упала успеваемость в школе, снизился аппетит, отмечается потеря веса.

Во время работы психолога с семьей было выявлено, что Мария, мать несовершеннолетней, занимает высокую должность в государственной компании, воспитывает дочь одна. Из-за постоянной занятости мамы Анна, долгое время была с бабушкой.

Бабушка, человек старой закалки, постоянно стыдила девушку: «как тебе не стыдно, мама убивается на работе, а ты даже не можешь учиться хорошо»; «посмотри на Люсю, она делает успехи в танцевальной студии, а ты все кружки бросила»; «как не стыдно так одеваться и краситься, мама на такой должности, а ты ей скоро в подоле принесешь». Вот с такими ощущениями, что она «ошибка», девушка и взрослела, не смея беспокоить маму своими проблемами.

Команде специалистов предстоит долгая работа с семьей, но главное, что мама наконец-то обратила внимание на дочь и пришла за помощью к профессионалам.

Куда обратиться за помощью

Если вам понадобится помощь и поддержка со стороны, то специалисты «Моего семейного центра» с радостью окажут вам квалифицированную помощь в сложных жизненных ситуациях. Найти нужного специалиста вам поможет портал «Мой семейный центр». Подобрать ближайшую организацию в вашем районе и ознакомиться с подробной контактной информацией вы можете, воспользовавшись картой организаций поддержки семьи и детства.

На базе семейного центра «Измайлово» можно получить индивидуальную консультацию по всем вопросам, связанным с выстраиванием детско-родительских отношений. Записаться на консультацию к психологу можно по телефону: 8 (495) 603-96-06.

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Стыд как эмоция — Посты

Стыд как эмоция

 

Как легко человек может ощущать чувство стыда и от чего это зависит?

Стыд – одно из самых загадочных и непонятных чувств.   Его бывает нелегко распознать, трудно разобраться, как и когда он впервые  возникает. 

Стыд связан с нашими представлениями о несоответствии между тем, как мы выглядим или нашим поведением и ожиданиями окружающих.  В отличие от чувства вины, стыд связан с  потерей лица, а не с ущербом другим.

Интенсивность и частота проявления стыда зависит  от: 

— Общей эмоциональности человека

— Воспитания и жесткости социальных рамок 

Например, ребенок, которого строго воспитывали и часто стыдили, скорее всего найдет значительно больше поводов для стыда когда вырастет, чем тот, кто рос “как трава в поле”. Неуравновешенный, импульсивный человек с большими амбициями скорее всего будет испытывать стыд чаще и сильнее.

Есть люди, о которых говорят , что они не ведают стыда , стыд им недоступен. Как правило, это люди с асоциальными или антисоциальными нарушениями, но и им в каких-то особых вопросах и в какой-то мере присуще это чувство. 

Является ли стыд прирождённым чувством, или он появляется в результате воспитания ?

Считается , что стыд  появляется впервые, когда ребенка приучают к опрятности. Но и до этого, по мнению некоторых исследователей,  у совсем маленьких детей бывают реакции, напоминающие стыд . Это младенцы с 6-7 месяцев, потянувшиеся к незнакомцу и внезапно обнаружившие, что это вовсе не мама.

Собственно, стыд взрослого человека тоже возникает в ситуации, когда мы считаем, что сделали нечто неуместное или чересчур открылись перед чужим человеком. 

Чувство стыда вырабатывается  обычно к  пяти годам,  когда у ребенка складываются представления о том, как  он выглядит в глазах других людей и восприятие  социальных правил и ожиданий .

Ребенка обучают стыдиться,  говоря “тебе должно быть стыдно”.  Для этого его останавливают, когда он сделал нечто непринятое,  например,  испачкался или солгал,  и стыдят, выставляя на всеобщее обозрение.  Так  ребенок приучается переживать стыд . 

Если ребенка часто  стыдят, ребенок иногда начинает разыгрывать стыд или вовсе пренебрегать социальными правилами.  Чувство стыда может превратиться  в постоянное состояние неуверенности.  

Непреходящее состояние стыда может возникать тогда, когда человек часто подвергается критике и насмешкам, в результате провала на экзаменах, неудач финансового или профессионального характера, расставаний, изменения представлений о собственной привлекательности, которое часто бывает у подростков или в результате физических или психических нарушений, когда человек теряет способность гордиться своим телом, видом и т.д. 

Насколько сильным может быть воздействие этой эмоции?

Когда чувство стыда переживается сравнительно легко, мы скорее говорим о смущении . Глубокое переживание  стыда  невыносимо , вызывая ощущение  провала, позора, никчёмности, отсутствия значимости, подавленности, презрения к себе и может привести к утрате ощущения ценности собственного Я и даже депрессии. 

Как часто может стыд побудить к действию/поступку?

Человек, испытывающий стыд остро переживает свои ошибки и слабости. Это сковывает его ,тормозит, нарушает мотивацию, подавляет инициативу, снижает способность  концентрироваться на деле  и мешает ясно мыслить, высказывать свое мнение и рационально действовать. У многих людей стыд приводит к вспышке гнева против того , кто заставил его это чувство испытать . 

Стыд — это скорее негативная или позитивная эмоция?

Стыд должен предотвратить отвержение, однако часто он отнимает силы, энергию  и внимание. У людей, которые часто испытывает стыд, снижается самооценка и способность адекватно оценивать как ситуацию, так и свои способности и возможности. Чувство стыда связано с переживанием обнаружения и позора перед  обществом. Оно затрагивает «Я»человека в целом и требует самоуничижения. Чувство вины, в отличие от стыда, является менее тотальным и касается обычно определённого действия, которое можно попробовать исправить.

Отвечала профессиональный психолог Анна Богомолова (Израиль) 

Чувство стыда. Как избавиться от стыда – Психолог Пётр Зарубин

Что такое стыд?

Стыд — это одно из самых распространенных чувств, которое испытывает человек. Практически каждый из нас знаком с ним. При переживании стыда нам хочется укрыться, убежать, мы чувствуем, что обнажены и уязвимы. Основное послание, которое получает человек, испытывающий чувство стыда

Я — неправильный.  Такой, какой я есть, я не могу быть принятым.

Состояние стыда чаще всего возникает, когда Ваше поведение, облик, положение в обществе, окружение не соответствует Вашим представлениям о самом себе, согласно Вашим ожиданиям. Чувство стыда усиливается, когда мы смотрим на себя чужими глазами.

Стыд — это рассогласование с тем, каким я должен быть согласно собственным представлениям о себе (идеальному «Я») и тем, какой я есть на самом деле в данной ситуации. Другими словами, стыд указывает на то, что здесь и теперь при этих обстоятельствах я не такой, каким должен быть.

Стыд имеет очень широкий разброс в интенсивности своего проявления: от банальной неловкости, которое переходит в смущение, а затем в стыд. Высшее проявление стыда – ощущение позора.

Как возникает стыд?

Каждый из нас имеет представление о себе, о своих чертах личности, характере, поведении, о том как выглядеть в собственных глазах и в глазах окружающих, об окружении, о своих собственных ожиданиях в той или иной ситуации. Все это называется Я-концепцией.  Рассогласование с Я-концепцией переживается как стыд.

Что стимулирует стыд?

Если обида держится на упорстве, в котором мы отказываемся признать свободу и выбор другого человека, то ощущая стыд, мы отрицаем собственную свободу, отказываясь принимать себя таким, какими мы есть на самом деле. В стыде мы не даем себе права быть такими, какими мы являемся в данный конкретный момент в той или иной ситуации. Другими словами, стыд возникает из-за невозможности соответствовать своему идеальному «Я», т.е. нетерпимость к самому себе.

Зачем нам чувство стыда?

Стыд как эмоция выполняет приспособительную функцию в коммуникации. При помощи стыда люди управляют друг другом. Пристыживание — это активный способ управления человеком, аппелируя к стыду. Пристыживая человека, мы указываем ему на его неподобающее поведение и оцениваем его (поведение) как недостойное. В пристыживании предполагается, что человек на самом деле лучше, чем ведет себя в данной ситуации.

Стыд является мощным социальным регулятором, он управляет нашим поведением. В каком-то смысле можно сказать, что стыд — это принудительная социализация, поскольку чувство стыда предполагает ориентироваться в своих поступках на окружающих людей, общество.  В жизни мы можем наблюдать, что люди, которые более всего подвержены стыду,  они, как правило, очень социально-ориентированы, стремятся всем угодить, быть «хорошими», ставят общественные интересы Выше, чем личные.

Стыд стоит на страже нашего «Внутреннего Я». Когда нам стыдно, мы очень чувствительны к мнениям окружающих, как к критике, так и к похвале. Став чувствительным к чужим мнениям, мы словно смотрим на себя чужими глазами. Чувствительность к чужим мнениям делает нас уязвимыми. Защищая свое «Я», мы разрываем контакт или следуем импульсу бегства, поскольку уязвимы.

Для общества в целом стыд имеет огромное значение, поскольку при помощи стыда, происходит процесс социализации каждого из его членов, стыд также способствует формированию и развитию эмоциональных связей между людьми. Через собственный стыд, который испытывает каждый отдельный человек, учитываются интересы других людей, что способствует укреплению общества.

В русском языке есть поговорка: «Ни стыда ни совести».  Речь идет как раз о тех, кто ставит свои интересы выше общественных. Идея индивидуализма как раз разрушает социальные связи и общество в целом. Общество, где нет стыда — нежизнеспособно, что мы собственно и наблюдаем. «Культура стыда» заменяется на «культуру вины». Отсюда такие феномены как снятие сексуального табу, интимности, повышение тревоги и недоверия к окружающим.

Как избавиться от стыда?

Несмотря на положительные функции стыда,  субъективно это чувство переживается как дискомфорт, поскольку ощущается нами как неловкость, блокирует наше поведение, и мы становимся сверх чувствительны к оценкам окружающих. Помимо этого, стыд очень часто сопровождается чувством вины, и многие люди путают эти два чувства. Есть вполне четкие различия между стыдом и виной, зная которые, можно управлять своим поведением.

Все эти факторы в совокупности подталкивают нас к тому, чтобы избегать это чувство, избавляться  от него, не переживать его.  В строгом смысле, избавится от чувств невозможно, иначе бы люди выбирали себе только «хорошие» чувства, а от «плохих» избавлялись.  Чувства — это наш биологический механизм, это наши реакции, которые мы не можем контролировать. Управлять чувствами также невозможно, управлять впрямую.  На чувства можно влиять только опосредованно, через действия и мысли. Преодолеть стыд можно только размысливая его,  т.е. совершить некоторые мысленные действия по узнаванию и осознанию этого чувства.

Преодоление стыда включает в себя 3 стадии

  1. Познание стыда
  2. Отстранение
  3. Отказ от сравнения

Познание стыда

Познание стыда предполагает осознание собственных ожиданий относительно себя, своего состояния, способностей, поведения, принадлежности, окружения. Сличения ожиданий и реальности и обнаружения рассогласования. Этому могут помочь следующие вопросы:

  • Каким я должен быть, чтобы мне не было стыдно?
  • Каким я был, раз мне было стыдно?
  • Какими были ожидания других людей, перед которыми мне стыдно? В какой степени они реалистичны?

Ответив себе на эти вопросы, Вы сможете «отделить» свой стыд от себя, сделать его предметом наблюдения, а, следовательно, уменьшить его влияние на себя.

Отстранение

Этот пункт предполагает отстранение от ожиданий относительно себя. Отстраниться будет легче, если понять источник происхождения ожиданий относительно себя. Обычно, наши ожидания относительно себя усвоены в семье, в общении со значимыми людьми. И здесь будет полезно задать себе следующие вопросы:

  • В чем причина, что значимые люди именно так думали обо мне?
  • Думая так обо мне, эти люди, учитывали мои возможности и индивидуальные особенности?
  • Принимали ли они меня не только «хорошим», но и «плохим»?

Отказ от сравнения

Сравнение себя со своим идеальным «Я» к стыду прибавляет еще и чувство вины. Отказываясь от сравнения своего поведения со своими ожиданиями и ожиданиями других людей ослабляет действия стыда. Чувство стыда — это плата за то, что мы себя судим.

Радикальное избавление от стыда — это признать себя несовершенным. Полюбить себя «плохого».

Откуда в человеке стыд, почему от него не избавиться и при чем тут эволюция? Лекция бизнес-тренера Сергея Насибяна

Здравствуйте. Меня зовут Сергей Насибян, я психоаналитический коуч, бизнес-тренер, психолог, и в общем, еще наверное, можно много чего про меня сказать, чего говорить не стоит. Сегодня мы с вами поговорим о стыде, о таком чувстве, которое в общем-то, можно говорить точно, что если вы меня слушаете, или вы меня читаете, или вы меня видите в свободном мире, то вы обладаете этим чувством, потому что люди, у которых этого стыда нет, как правило, в общем-то находятся в местах лечения тяжелых психических заболеваний и отклонений. Потому что психбольницы, конечно, наполнены людьми, у которых не оттормаживается их лимбическая система, их мозгом не оттормаживаются реакции, и поэтому эти люди, действительно можем их назвать, что они не обусловлены этим самым стыдом. Если же мы с вами общаемся, если мы с вами находимся в каком-то социальном контакте, то мы можем говорить точно, что чувство стыда нам всем знакомо.

И конечно же, давайте так, люди будут делиться на две категории, говорят, люди делятся на две категории, одни делят людей на категории, другие не делят. Вот я сейчас буду делить, хотя стараюсь этого не делать. Люди будут делиться на две категории, одни из которых будут считать, что стыд это хорошо, и правильно, и здорово, и это будут, как правило, моралисты, чаще всего религиозного толка, которые будут связывать стыд с моралью, с какой-то этикой, с какими-то идеями внутри культуры. А вторые, это люди, которые будут считать, что стыд это плохо, и что стыд им мешает, и что стыд это вообще в принципе желательно было бы его не иметь. Но оба случая представляют какую-то крайнюю позицию, поэтому сегодня я бы хотел поговорить о такой центрированной или серединной позиции по отношению к стыду, а для этого мне необходимо выйти за границы морали, то есть стать аморальным на это время, пока мы будем об этом говорить, и возможно, занять немножко экспертную позицию человека, знакомого с идеями психоанализа, психологии и всего остального.

Я являюсь автором тренинга, семинара, который я писал на протяжении семи лет, изучая чувство стыда в разных культурах и в разных традициях, в разных философиях и в разных психоаналитических и психотерапевтических школах, методы, как с ним работать, методы, как он описывается, способы его проявления и все остальное, в результате чего у меня появился вот этот самый тренинг «Стыд, вина и одиночество», чуть позже, может быть, расскажу, почему именно такое название. Я пришел к интересному такому заключению, это не мое заключение, но я с ним солидарен абсолютно, что стыд является инфицированной эмоцией, инфицированным чувством, потому что если мы посмотрим на любого ребенка, то ребенку стыд абсолютно чужд до определенного возраста. Я смею утверждать, что ребенок не испытывает стыда, если его не насиловать в этом смысле, до трех лет вообще, то есть совершенно спокойно до трех лет ребенок будет, самая простая проверка, что до трех лет ребенок будет совершенно спокойно демонстрировать свои гениталии, если ему не бьют по рукам, как это делали в советских садиках, когда мы изучали свое тело и тело рядом лежащей девочки или мальчика, то конечно же у детей нет этого ограничения, нет этого стопора. Ребенок не может стыдиться, потому что, что есть стыд, стыд есть, понятно, что это разделение человека на себя, который какой-то, и на себя оценивающего. И это происходит, в этой дуальности внутри, такая дихотомия так называемая, дихотомия в сознании, и вот это разделение ребенку несвойственно, ребенок цельный. А потом появляются соответственно любящие мама и папа, которые рассказывают ребенку про то, что если он будет вести себя так или иначе, то им будет за него стыдно. Как я вчера сказал на одной встрече, что это единственное, что ваши дети никогда вам не простят. Когда вам стыдно за детей, ваши дети это чувствуют, запоминают, не могут вербализировать, для этого им понадобятся тренинги, психологи, психотерапевты, психоаналитики, чтобы до этого добраться. Потому что, слава богу, детская психика обладает фантастическими защитными механизмами, и конечно же, она эту эмоцию вытеснит, она эту эмоцию гнева, сожаления, страдания и всего остального каким-то образом контейнирует и уберет в бессознательное, но влиять это на ребенка будет все время, и на наши с ними отношения, на отношения наши с детьми, будет влиять все время.

Но родители появляются в жизни ребенка очередной раз в совершенно иной роли, в роли вот этого как раз инфицианта такого, то есть человека, который должен его инфицировать, это такая прививка. И дальше еще и родители будут проверять, насколько далеко прошла эта прививка, как Манту, помните, да, мочат, соответственно, будут проверять, будут все время мочить эту Манту, она все время будет чесаться, воспаляться и так далее, но это будет показывать, насколько ты реально адекватен к этой реакции. И как только ребенок начинает стыдиться, мама и папа говорят, «О, круто!», а дальше стыд начинает, скажем так, мимикрировать под нормальные адекватные слова, например, стеснение, скромность, то, что можно в общем-то назвать хорошими качествами человека. И дальше родители будут хвалить ребенка за то, что он скромный, за то, что он стеснительный, будут как-то ласково к нему в этом смысле относиться, но все, это означает, что ребенок инфицирован, это означает, что ребенок не съест последнюю конфету, не станет первым выскакивать в каких-то ситуациях, не будет выскочкой, но при этом при всем ребенок с этого момента навсегда будет понимать, что внутри него появилась такая ролевая модель, как судья, и этот судья всегда будет иметь голос.

Это происходит уже к пяти годам, и в пять лет это становится уже абсолютно законсервированной методикой внутреннего сознания нашего. И с этого момента можно говорить, что все, мы знаем уже про стыд все. Уже с этого момента нам стыдно появляться голыми на пляже, не знаю, нам стыдно каким-то образом себя проявлять. И дальше, дальше и дальше это начнет влиять на человека, и в итоге в общем-то сформирует его характер. Как говорил Юнг, мы характером в общем-то называем набор неврозов, потому что набор неврозов определяет наше поведение.

Стыд, наверное, является одной из самых ключевых эмоций, экзамен на владение которой нужно сдать для того, чтобы тебя выпускали в общество, то есть чтобы тебя можно было отправить к своим родителям, тебя можно было отправить, не знаю, к своей сестре, отпустить тебя куда-то с друзьями, потому что я теперь уже знаю, что ты нормально ешь, и мне не стыдно за то, как ты ешь, ты хорошо учишься, и поэтому мне не стыдно за то, как ты учишься, и ты послушный и так далее. И вот это слово «послушный», наверное, становится ключевым, потому что стыд необходим в любом обществе только для того, чтобы это общество могло быть спокойно, что его представитель не является таким источником проблемы, источником опасности, что мы все одинаковые, мы стыдимся за одно и то же. Вот почему это становится в общем-то критерием или, можно даже сказать, синонимом морали.

Но дело в том, что к стыду мораль, наверное, имеет очень опосредованное отношение, потому что мораль категория философская, стыд все-таки категория более личностная. И надо понимать, что стыд работает двумя формами, от стыда люди либо раздуваются, либо сужаются наоборот. Вот если представить себе воздушный шар, то есть люди, которые, как воздушный шар, надуваются еще больше, и они могут лопнуть, либо наоборот, сдуваются и становятся такими вялыми, потому что они теряют силы. Стыд забирает практически все силы у человека почему, потому что на проживание этого самого стыда уходит в общем-то вся та энергия, которую можно было бы направить на реализацию, не знаю, в отношениях, в творчестве, в чем угодно.

Второе пришествие этого стыда к человеку в период его становления, согласно моей такой теории эволюции эмоционального интеллекта в человеке, происходит, конечно, когда ребенок сталкивается с пубертатом, потому что как только ребенок столкнулся с пубертатом, это мы будем говорить, 12 лет девочка, 14 лет мальчик, когда ребенок уже не просто исследует свое тело, а он уже знает свое тело, он уже понимает, источником чего является его тело, но в этот момент ребенку, конечно, становится стыдно за то, что у него начинают формироваться вторичные половые признаки. А поскольку первичные половые признаки связаны со стыдом, вторичные связываются с ним автоматически. Я забыл, честно говоря, как в средние века в анатомии на латыни назывались женские половые органы, но в переводе они означали именно стыд, и поэтому в русский язык оно пришло со словом «срам». Это удивительно, дело в том, что если бы мы поговорили сейчас со средневековым каким-нибудь анатомом, то он бы точно говорил бы, называя женские, именно женские половые органы, называя их «стыдом». У этого есть целая теория, об этом отдельный должен быть, этому нужно посвящать отдельную целую сессию, чтобы об этом рассказать, но это уникальная на самом деле идея, когда ты начинаешь это исследовать, что даже в анатомии, в науке, это было связано со стыдом.

Поэтому стыд входит в человека дважды, вот первый раз инфицирован родителями, второй раз это уже получается соответственно замкнутый второй круг проходит, и все, и у человека практически нет шансов вырваться из этого плена. Еще один момент, если мы почитаем любую психологическую литературу, или зайдем в интернет, в «Википедию» или еще куда-то, то мы увидим, что описание стыда будет, я сейчас боюсь сбиться в терминах, но это будет как результат высокоорганизованной психической деятельности индивидов в социальных активностях, что-то вот такое там будет. Круто, потому что это правда, потому что стыд может быть только в связи с другими людьми. Вам не может быть стыдно одному, если вы ни с кем не общались.

И стыд очень часто связан в нашей культуре с двумя вещами, это секс и деньги. Людям очень стыдно, например, за то, что быть богатыми и как-то тратить деньги. Люди очень часто приходят ко мне на консультацию с тем, что они заработали деньги и теперь не знают, почему им так плохо, и в 90% случаях мы столкнемся со стыдом за то, что они богаты. Это тоже такая очень культурологическая интересная христианско-советско-русская такая теория воспитания, которая, конечно, на мой взгляд, глубоко ошибочна. А второе секс, об этом мы уже как бы коснулись этой темы. И поэтому стыд это чувство, которое появляется только тогда, когда общество эволюционирует, эволюционирует социально.

Если мы пойдем вообще к первоисточникам, с чего я, наверное, начал изучать понятие стыда, это Фрейд, его труд «Тотем и табу». Если не ограничиваться брошюркой, в которую превратился его труд, а посмотреть дальше, все что доступно, с точки зрения его лекций, его выступлений, его статей, то на мой взгляд, он проскочил эту идею. Ну, на мой взгляд, я, конечно, тот еще как сказать, оцениватель Фрейда. На мой взгляд, он проскочил эту тему, хотя она очень явно выражалась там, потому что он исследовал, в том числе, и поведение «колыбельных цивилизаций» так называемых. И почитав эту книжку, я начал исследовать «колыбельные цивилизации» в доступном мне формате, то есть через описания разного рода специалистов, путешественников, которые сталкивались, открывали и до сих пор открывают эти «колыбельные цивилизации». Последняя была открыта, по-моему, лет 26 назад нашим соотечественником Сундаковым, по крайней мере, я могу ошибаться, но по его заявлениям.

Что такое «колыбельная цивилизация»? Это люди, которые живут в общем-то первобытно-общинным строем. Они сегодня живут, они есть там где-то в Бразилии в лесах, они существуют в Папуа-Новой Гвинее точно, в Индонезии были и так далее. И у нас есть на самом деле прекрасно сохранившийся этнос австралийских аборигенов, которых действительно австралийские власти оберегают в их, так сказать, оригинальном формате. Соответственно, если посмотреть на это, то французские ребята в семидесятых, наверное, годах натолкнулись в Бразилии на такое племя, которое жило соответственно таким натуральным хозяйством, первобытно-общинным строем жило в лесах. И вот они их встретили и спустя какое-то время смогли с ними пообщаться, и самое важное, что они через двадцать лет сняли снова про это племя фильм. А племя, естественно, после контакта с европейцами стало умирать от банальной оспы, которой мы все болеем и носим, и соответственно, эти французы решили этих ребят срочно спасти, перевезли их в город, поселили в какой-то резервации, где почти все умерли, осталось там несколько человек. И вот очень интересно в этом фильме видеть разницу между вождем этого племени, который остался жив, каким он был, когда он жил дикарем в своих лесах, и каким он стал, когда он оказался в цивилизованном мире. И там есть один вопрос, который им задают: «Что вам принесли белые люди?», и он, как ребенок, естественно, развитие его достаточно низкое, рассказывает про то, что вот белые люди, они принесли нам часы, время, тра-та-та, пятое-десятое, какие-то цветные штучки, но самое интересное, что они принесли им стыд. У них не было стыда в культуре, они не стыдились своего тела, у них были очень простые законы, как нужно себя вести, эти законы были напрямую связаны с природой, как мы понимаем, а у природы нет стыда. Если мы посмотрим на природу, в природе стыда быть не может.

И конечно же, когда мы возвращаемся к научному определению стыда, мы столкнемся с тем, что это то, что отличает нас от животных. Это факт. Но насколько управляемо это чувство, вот это вопрос. И дело в том, что если мы не осознаем свой стыд, а осознавать его означает сталкиваться с ним, соединяться с ним, а это не очень приятно, то значит, оно управляет нами. И если мы научимся соединяться со своим стыдом, с этом чувством, то мы поймем его корни, мы поймем, откуда оно берется, мы поймем, кем оно нам инфицировано, и тогда у нас появляется выбор, что с этим делать.

На сегодняшний день, наверное, теме стыда посвящена большая часть моей работы, я действительно могу сказать, что я специалист в этой области, потому что ко мне действительно многие люди приходят именно с этим чувством, такое коллективное чувство, иногда оно бывает семейное чувство, и оно определяет в человеке то, что можно назвать «телом боли», человек живет в этом стыде. И понятно, что стыд еще напрямую связан с невозможностью получения удовольствия, не только сексуального. Это первое, с чем связывают стыд, но дело в том, что стыд зачастую не дает нам возможности получать удовольствие от жизни, вот почему так важно в нем разбираться максимально глубоко. И вот тут нужно понимать, что сама техника стыда, она всегда одна и та же, то есть алгоритм, который работает внутри тебя под названием «стыд», он всегда будет работать по одному и тому же методу, по одним и тем же критериям, и триггеры будут одни и те же. И вот чем больше человек узнает о своем стыде, тем больше он узнает о себе.

Вот почему, мне кажется это такой важной темой, и что я бы рекомендовал сделать. Избавиться от стыда невозможно, это надо просто сдаться в этом смысле, но есть тоже очень важный вопрос, которым я увлечен последние три года, что основным, ключевым, я бы даже сказал, внутренним конфликтом, лежащим в основе всех неврозов, смелое заявление, но все же, является конфликт между этикой и моралью. И вот этика, как набор внутренних правил твоих, это первое, что спасет тебя от стыда, потому что стыд всегда будет исходить от морали общества, а этика это внутренний набор твоих правил. И первое, что необходимо сделать, нужно выписать себе этические нормы, свои собственные, основанные на твоих принципах. Человек, обладающий принципами и знающий свою внутреннюю этику, не будет подвержен влиянию стыда со стороны других людей, а это единственное, от чего мы можем освободиться.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Чувства вины, стыда и страха как инструменты в руках маркетологов – BYYD

Когда мы думаем о маркетинговых инструментах, чаще всего в голову приходят сервисы для отчетов, управления кампаниями и другие способы, которые способны помочь в работе онлайн-маркетологов. 

Но эмоции — не менее важные инструменты, которые важно использовать, чтобы убедить потребителей и лиц, принимающих решения, покупать товары и услуги. Среди эмоций есть как положительные, так и отрицательные. Основные из последних — это чувства стыда вины и страха. 

Прежде чем рассмотреть конкретные инструменты, скажем о том, насколько это правильно —- играть на таких неприятных чувствах. Так вот, манипуляция этими чувствами — неправильная позиция. Гораздо чаще маркетологи используют предупреждающие формулировки — выбирайте «продукт», чтобы не «стыдиться, бояться, чувствовать себя виноватым». 

А теперь перейдем к конкретным методикам

Вина как маркетинговый инструмент

Чтобы эффективно использовать чувство вины в маркетинге, нужно связать его с восприятием проступка. Важно понимать, что для того, чтобы вина работала как маркетинговый инструмент, ей нужна реальная основа.

То есть человек не будет чувствовать себя виноватым в том, что он сделал правильно, и поэтому маркетологам нужно использовать информацию об уже совершенных действиях (или их отсутствии) и напомнить человеку об их неправильности.

Маркетинговый подход заключается в предоставлении решения — способа искупить свою вину, даже если у пользователей не было угрызений совести до того, как они увидели ваше сообщение.

Чувство вины действует только тогда, когда его можно облегчить, желательно легко.

Есть определенные отрасли, которые поддаются маркетингу вины. В частности, это компании, которые работают с благотворительностью. Например, предлагается купить продукт, часть выручки от которого уйдет нуждающимся. 

Одна из областей, которая часто вызывает недоумение у маркетологов, — это размытая грань между виной и стыдом. Термины могут казаться почти взаимозаменяемыми. Главным образом потому, что ими часто злоупотребляют.

Стыд как маркетинговый инструмент

Начнем с обсуждения разницы между виной и стыдом.

Вина основана на прошлом или настоящем проступке и имеет внутреннюю природу.

Стыд, как правило, основан на настоящем или будущем и носит внешний характер.

Стыд вошел в сферу маркетинга еще во время промышленной революции 19 века, когда люди переехали в более густонаселенные районы и начали сравнивать себя друг с другом. Маркетологи быстро научились заставлять людей задумываться о том, как их воспринимают другие, и извлекали из этого выгоду. Это и есть маркетинг стыда. Таким образом, прием совсем не новый, но он невероятно мощный.

Итак, маркетинг стыда включает в себя изучение того, как человек смотрит на отношения к нему окружающих. В основном, используя неуверенность человека в себе. Неэтично это делать, создавая неуверенность, которой нет и не должно быть.

Если ваше маркетинговое сообщение использует стыд, важно понять, где находится черта, которую переступать не стоит. Существует тонкий баланс между стыдом и обидой.

Страх как маркетинговый инструмент

Там, где вина и стыд обычно (хотя и не всегда) являются тонкими инструментами, страх действует напрямую и «в лоб».

Как и в случае с двумя другими эмоциями, страх занимает определенные ниши, но его мотивы очень различны.

Используя чувство страха, маркетологи не подключаются к чему-то, что сделал человек, и не привязываются к социальным трудностям. Страх проникает в самые низменные эмоции… те, что помогают нам выжить.

Если вы хотите использовать страх, вам нужно только одно — сообщение, которое либо связано с универсальным страхом (например, боль), либо с ситуационным страхом (например, публичное выступление или высота). В общем-то, реклама с помощью чувства страха не обязательно должна быть негативной по своей сути.

Страх работает не для всех типов кампаний. Он подходит тем, у кого есть тема, которая может быть связана с универсальными или ситуационными страхами.

Например, продавцам спрея от насекомых легко управлять страхами арахнофобов. Работает это следующим образом: если вы не можете гарантировать, что ваш пользователь находится в ситуации, которой он боится, вы можете «помочь» ему визуализировать ее. Это покажется не очень приятным, но когда он в следующий раз столкнется с насекомыми в доме, будет рад, что увидел вашу рекламу и воспользовался предложением. 

Важные моменты-предупреждения

Применение этих инструментов может привести к обратным результатам. Поэтому прежде чем использовать их, важно точно оценить все риски.

  • Чувство вины притягивает эмоции человека по поводу того, что он имеет или делает.
  • Стыд работает, когда человек чувствует, что его судят другие. Этически важно быть очень осторожным с этим чувством и не создавать стыд искусственно.
  • Страх использовать легче всего, поскольку он связан с базовыми чувствами, и, как правило, они не являются социально и этически рискованными. Напоминая людям, что они боятся пауков и, вероятно, не хотят остаться без спрея-инсектицида, когда они в следующий раз столкнутся с ними, вряд ли вызовет негативные эмоции.

Источник: searchenginejournal.com

Научные основания и последствия стыда

Мы все в то или иное время испытывали стыд. Может быть, нас дразнили за неправильное произношение общеупотребительного слова или за то, как мы выглядели в купальном костюме, или, возможно, любимый человек стал свидетелем того, как мы солгали. Стыд — это неприятное ощущение, которое мы испытываем в глубине живота, когда кажется, что у нас нет безопасного убежища от осуждающих взглядов других. Мы чувствуем себя маленькими и плохими по отношению к себе и хотим, чтобы мы могли исчезнуть. Хотя стыд — это универсальная эмоция, не очевидно, как он влияет на психическое здоровье и поведение.Исследователи добились значительных успехов в решении этого вопроса.

Плохо для вашего здоровья

По словам философа Хильге Ландвира из Свободного университета Берлина, для того, чтобы кто-то почувствовал стыд, должны возникнуть определенные условия. Примечательно, что человек должен осознавать, что нарушил норму. Он или она также должны рассматривать норму как желательную и обязательную, потому что только тогда нарушение может заставить человека почувствовать себя по-настоящему неудобно. Не всегда обязательно присутствие неодобрительного человека; нам нужно только вообразить чужое суждение.Часто кто-то создает образ родителя, который спрашивает: «Вам не стыдно?» В самом деле, мы можем усвоить такие наставления настолько полно, что нормы и ожидания, возложенные на нас нашими родителями в детстве, продолжали влиять на нас и во взрослой жизни.

Джун Тэнгни из Университета Джорджа Мейсона десятилетиями изучала стыд. В ходе многочисленных совместных работ с Рондой Л. Диринг из Хьюстонского университета и другими сотрудниками она обнаружила, что люди, которые имеют склонность к стыду — черту, называемую предрасположенностью к стыду, — часто имеют низкую самооценку (что, наоборот, означает, что определенная степень самооценки может защитить нас от чрезмерного чувства стыда).Тэнгни и Диринг входят в число исследователей, которые обнаружили, что предрасположенность к стыду может также увеличить риск возникновения других психологических проблем. Связь с депрессией особенно сильна; Например, один крупномасштабный метаанализ, в котором исследователи изучили 108 исследований с участием более 22 000 субъектов, показал четкую связь.

В исследовании 2009 года Сера де Рубейс из Университета Торонто и Том Холленштейн из Королевского университета в Онтарио специально изучали влияние этой черты на симптомы депрессии у подростков.В проекте приняли участие около 140 добровольцев в возрасте от 11 до 16 лет, и было обнаружено, что подростки, которые проявляли большую склонность к стыду, также чаще имели симптомы депрессии. Также, похоже, существует связь между предрасположенностью к стыду и тревожными расстройствами, такими как социальное тревожное расстройство и генерализованное тревожное расстройство, как сообщили Томас А. Фергус из Университета Бэйлора и его коллеги в 2010 году.

Различия в полу и возрасте

В 2010 году группа психологов под руководством Ульриха Орта из Бернского университета изучила стыд у более чем 2600 добровольцев в возрасте от 13 до 89 лет, большинство из которых жили в США.S. Они обнаружили, что не только мужчины и женщины проявляют стыд по-разному, но и возраст влияет на то, насколько легко люди его испытывают: подростки наиболее подвержены этому ощущению; склонность к стыду уменьшается в среднем возрасте примерно до 50 лет; а позже в жизни людям снова становится легче смущаться. Авторы рассматривают эту закономерность как функцию развития личности. Личности подростков и молодых людей сформированы не полностью; кроме того, ожидается, что люди этой возрастной группы будут соответствовать всем нормам, определяющим их место в обществе.Неуверенность в том, что делать с этими внешними ожиданиями, может заставить их быстрее почувствовать стыд. Напротив, к среднему возрасту наш характер более или менее установлен, и нормы оказывают меньшее влияние. Но по мере того, как мы вступаем в старость и беспокоимся о том, что наше тело и внешний вид ухудшатся, мы снова начинаем чувствовать себя неловко.

Когда нам стыдно, нам часто трудно смотреть в глаза другому человеку. Предоставлено: Getty Images.

Вина и стыд: родственные, но разные

Было высказано предположение, что люди чувствуют стыд, потому что это дало нашим ранним предкам какое-то эволюционное преимущество.Например, это может потенциально способствовать благополучию группы, побуждая людей придерживаться социальных условностей и работать, чтобы оставаться в доброй милости других.

Тем не менее, Тэнгни и другие утверждают, что стыд снижает склонность человека вести себя социально конструктивным образом; скорее, это кузина стыда, вина, способствует социально адаптивному поведению. Люди часто говорят о стыде и вине так, как будто это одно и то же, но это не так. Как и стыд, чувство вины возникает, когда мы нарушаем моральные, этические или религиозные нормы и критикуем себя за это.Разница в том, что когда мы чувствуем стыд, мы рассматриваем самих себя, , в негативном свете (« Я, , сделал что-то ужасное!»), Тогда как когда мы чувствуем вину, мы рассматриваем конкретное действие негативно («Я, , сделал что-то ужасно! »). Мы чувствуем себя виноватыми, потому что наши действия затронули кого-то другого, и мы чувствуем ответственность.

Тэнгни и ее соавторы хорошо объяснили это в статье 2005 года: «Склонный к стыду человек, которого упрекают за опоздание на работу после ночи, полной пьянства, вероятно, подумает:« Я такой неудачник; Я просто не могу это понять », тогда как склонный к чувству вины человек, скорее, подумает:« Мне плохо из-за того, что я опаздываю.Я причинил неудобства своим коллегам. «Чувство стыда может быть болезненным и изнурительным, затрагивать внутреннее самоощущение человека и может вызвать саморазрушительный цикл негативного аффекта … Для сравнения, чувство вины, хотя и болезненное, но есть. меньше инвалидизирует, чем стыд, и, вероятно, будет мотивировать человека в позитивном направлении к возмещению ущерба или переменам ».

Кроме того, вина — это признак того, что человек может быть сочувствующим, черта, которая важна для способности воспринимать чужую точку зрения, вести себя альтруистично и поддерживать близкие, заботливые отношения.В самом деле, мы можем испытывать чувство вины только в том случае, если можем поставить себя на место другого и признать, что наши действия причиняли боль или причиняли вред другому человеку. Как это обычно бывает с маленькими детьми, люди, не способные сочувствовать, не могут чувствовать вину. Вина удерживает нас от причинения вреда другим и побуждает строить отношения для общего блага. Когда мы чувствуем себя виноватыми, мы обращаем свой взор наружу и ищем стратегии, чтобы обратить вспять нанесенный нами вред. Когда нам стыдно, мы обращаем внимание внутрь себя, сосредотачиваясь в основном на эмоциях, бурлящих внутри нас, и меньше обращаем внимание на то, что происходит вокруг нас.

Одно исследование, которое четко связывает вину и сочувствие, было опубликовано в 2015 году. Мэтт Триби, работавший тогда в Университете Ла Троб в Мельбурне, и его коллеги сначала исследовали степень склонности испытуемых к стыду или вине. Затем они попросили 363 участника взглянуть на выражения лиц и определить, был ли человек сердитым, грустным, счастливым, напуганным, испытывающим отвращение или стыдом. Добровольцы, склонные к чувству вины, оказались более точными в своих наблюдениях: они лучше распознавали эмоции других, чем склонные к стыду добровольцы.

Конечно, чувство вины и стыда в некоторой степени часто сочетаются друг с другом. Вина может вызвать у многих людей чувство стыда из-за несоответствия между стандартами, которых они придерживаются, и действием, вызвавшим чувство вины. Связь между виной и стыдом усиливается с увеличением умышленности нашего проступка, количества людей, которые были его свидетелями, и важности этих людей для нас. Стыд также возрастет, если человек, которому наши действия повредили, отвергнет или упрекнет нас.

Призраки первородного греха

В Библии нагота является источником стыда. В книге Бытия 2:25 об Адаме и Еве говорится: «И оба были нагие, мужчина и жена его, и не постыдились». Ситуация изменилась, когда они восстали против заповедей Бога и вкусили от дерева познания. С тех пор им стало стыдно в присутствии друг друга: «И глаза у них обоих открылись, и они узнали, что они были голыми; и сшили они фиговые листья и сделали себе передники.”

Это библейское толкование наготы как постыдного до сих пор глубоко проникает в социальные нормы и условности, которые определяют, как мы относимся к человеческой физичности и сексуальности. Хотя наши представления о том, можно ли, как, где и в присутствии кого раздевать человека, менялись за века, стыд, который мы испытываем, когда нарушаем нормы, остался.

Избавиться от вины часто легче, чем преодолеть стыд, отчасти потому, что наше общество предлагает множество способов искупить преступления, вызывающие чувство вины, включая извинения, уплату штрафов и тюремное заключение.Определенные религиозные ритуалы, такие как исповедь, также могут помочь нам справиться с чувством вины. Но стыд имеет реальную силу: гораздо легче извиниться за проступок, чем принять себя.

Некоторые виды вины могут быть столь же разрушительными, как и склонность к стыду, а именно, «свободно плавающая» вина (не привязанная к конкретному событию) и вина за события, над которыми человек не может повлиять. В целом, однако, кажется, что стыд часто бывает более разрушительной эмоцией. Отсюда следует, что родители, учителя, судьи и другие лица, которые хотят поощрять конструктивное поведение своих подопечных, поступят правильно, если не будут стыдить нарушителей правил, выбрав вместо этого помочь им понять влияние своих действий на других и предпринять шаги. чтобы восполнить свои проступки.

Стыд

Опыт стыда — ощущение себя недостойным, плохим или неправильным — может быть чрезвычайно неудобным. Стыд может изменить то, как мы видим себя, и может привести к длительным социальным, профессиональным и сексуальным трудностям.

Слово «стыд» означает для разных людей разные вещи, хотя стыд отличается от чувства вины и смущения. Под виной обычно понимаются негативные чувства по поводу совершенного действия, в то время как смущение связано с реакцией общества.Стыд, с другой стороны, включает в себя негативные чувства по отношению к себе, и, хотя человека могут стыдить сверстники или общество в целом, стыд также можно испытать тайно.

Неразрешенный стыд может вызвать чувство депрессии, беспокойства и заниженной самооценки. Стыд также может быть признаком некоторых диагнозов психического здоровья, таких как дисморфия тела, или результатом травмирующего опыта, такого как изнасилование или сексуальное насилие.

Жизнь со стыдом, независимо от источника стыда, может быть одинокой и деморализующей.Терапия может помочь устранить первопричину. Когда стыд вызван прошлым проступком, правильный терапевт может помочь человеку исправить ситуацию или двигаться дальше.

Стыд: универсальная эмоция

Большинство исследований показывают, что стыд испытывают люди из всех культур, сред и географических регионов. Исследования мимики даже показывают, что выражения, связанные со стыдом и виной, широко узнаваемы даже среди людей, просматривающих изображения людей из совершенно разных культур.

Культурные факторы играют важную роль в том, как человек испытывает стыд и какие переживания могут вызвать стыд. Например, в коллективистских культурах человек может испытывать стыд из-за чужих действий. Исследование 1998 года показало, что по сравнению с американскими студентами колледжей китайские студенты испытали более высокий уровень стыда, когда их брат или сестра были уличены в обмане.

Во многих культурах публичное осуждение используется как способ контролировать поведение или наказывать его. Страх опозорить себя или свою семью может сыграть роль в решении людей соблюдать закон, справедливо относиться к другим или усердно работать.В последнее время публичное осуждение переместилось в Интернет. Компании могут столкнуться с натиском негативных комментариев в ответ на политические или религиозные комментарии. В 2015 году стоматолог получил тысячи негативных отзывов, угроз и враждебных комментариев в социальных сетях после того, как он убил любимого льва.

Исследования неизменно показывают, что стыд может иметь катастрофические последствия для психического здоровья и поведения. Чувство стыда связывают с суицидальными действиями и жестами. Стыд также может удерживать людей от обращения за лечением в связи с проблемами психического здоровья или затруднять извинение за проступки.

Откуда стыд?

Переживание стыда может быть очень неприятным. Людей, испытывающих стыд, поражает непреодолимое убеждение, что они — в отличие от своих действий или чувств — плохие. У некоторых людей это может вдохновить на изменение поведения. В других случаях стыд может парализовать.

У стыда много источников. Иногда человека мучает чувство стыда без ясной причины. Это чаще встречается у людей с диагнозом психического здоровья. Некоторые исследования связывают такие состояния, как депрессия или социальная тревога, со стыдом.Поскольку состояния психического здоровья по-прежнему подвергаются стигматизации, человек, испытывающий стыд из-за состояния психического здоровья, может постоянно стыдиться себя и своего состояния, что усугубляет симптомы и затрудняет обращение за помощью.

Некоторые другие распространенные причины стыда включают:

  • Культурные нормы. Многие культуры клеймят определенные сексуальные взаимодействия, такие как гомосексуальный секс или секс между людьми, не состоящими в браке. Людям, нарушающим эти культурные нормы, может быть стыдно.В коллективистских культурах некоторые люди испытывают стыд, когда близкие нарушают культурные или моральные нормы.
  • Проблемы с самооценкой. Люди с низкой самооценкой могут бороться с чувством стыда, даже если они не могут указать на конкретный источник стыда.
  • Религиозная обусловленность. Многие религии призывают людей стыдиться нарушения религиозных предписаний. Некоторые используют стыд, чтобы «вдохновлять» людей добиваться большего.
  • Травмы и жестокое обращение. Люди, пережившие травмы и жестокое обращение, часто испытывают стыд.Сексуальное насилие в детстве — частая причина стыда во взрослом возрасте, особенно среди взрослых, которые стесняются своего опыта жестокого обращения. Некоторые жестокие семьи стыдят членов, которые устанавливают четкие границы или называют насилие тем, чем оно является. Газлайтинг — попытка убедить кого-то в неправильном восприятии — может привести к стыду.

Исследование лобно-височной деменции, которая заставляет людей проявлять социально неприемлемое поведение, дает некоторое представление о мозговых источниках стыда.При этой форме деменции повреждается правая прегенная передняя поясная извилина. Другие исследования также предполагают, что эта область мозга играет роль в смущении. Так что вполне возможно, что эта область мозга каким-то образом играет роль в чувстве стыда.

Испытание стыда

Хотя термины «стыд» и «вина» иногда используются как синонимы, большинство исследований этих эмоций показало, что это разные переживания. Одно исследование, например, показало, что переживания вины и стыда различаются по многим параметрам, включая самосознание, самоконтроль, неполноценность, ожидание наказания и чувство отчуждения человека от других.

Хотя народная мудрость предполагает, что стыд более вероятен при публичных проступках, исследование 1996 года опровергает это утверждение. Исследователи попросили 182 студента колледжа описать переживания вины, стыда и смущения. Они обнаружили, что в публичном контексте стыд встречается не чаще, чем вина. Более того, студенты часто сообщали о чувстве стыда и вины, когда оставались одни.

Стыд может длиться недолго или быть основным переживанием самого себя. У некоторых людей чувство стыда может начаться в детстве и продолжаться в зрелом возрасте.Эти люди могут осознавать такие чувства. Другие могут не осознавать свой стыд и скрывать его под таким поведением, как зависимость, гнев или нарциссизм. Некоторые люди реагируют на стыд, нанося себе вред.

Жизнь со стыдом может быть болезненной и трудной, поскольку она может мешать людям удовлетворять основные потребности, такие как поддержание самооценки, надежда на будущее, дружба и близость, продуктивность и любовь.

Исследования стыда постоянно показывают, что эта эмоция может сыграть роль в самоубийстве.Люди, которые чувствуют вину, могут иметь возможность принять меры, чтобы преодолеть свою вину. Точно так же смущение часто бывает преходящим. Но стыд существенно влияет на самоощущение человека, потенциально вызывая или усугубляя суицидальные мысли.

Исследование, опубликованное в 2017 году, показало, что студенты колледжей рассматривают стыд как фактор риска самоубийства. Более 1000 студентов колледжа читают виньетку, в которой человек испытывает либо стыд, либо вину из-за травмирующего опыта. Студенты, читавшие виньетку стыда, с большей вероятностью связывали изображенную травму с мыслями о самоубийстве.

Что такое стыд?

Стыд — это попытка заставить другого человека стыдиться. Посрамление нацелено на то, кем является человек, а не на то, что он делает. Сказать ребенку, что он плохой, — это акт позора. Иногда стыд апеллирует к религиозным или социальным нормам. Публичное осуждение правонарушений человека обычно является попыткой его опозорить.

Вина, напротив, сосредотачивается на одном действии. Родитель, пытающийся обвинить своего ребенка, может читать ему лекцию о том, как ему больно из-за его жизни.

Артикул:

  1. Краудер, М. К., и Кеммельмайер, М. (2017). Культурные различия стыда и вины как понятные причины самоубийства. Психологические отчеты, 121 (3), 396-429. Получено с http://journals.sagepub.com/doi/abs/10.1177/0033294117728288
  2. Стипек Д. (1998). Различия между американцами и китайцами в обстоятельствах, вызывающих гордость, стыд и вину. Журнал кросс-культурной психологии, 29 (5), 616-629.Получено с http://journals.sagepub.com/doi/abs/10.1177/0022022198295002
  3. Тангни, Дж. П., Миллер, Р. С., Фликер, Л., и Барлоу, Д. Х. (1996). Являются ли стыд, вина и смущение разными эмоциями? Журнал личности и социальной психологии, 70 (6), 1256-1269. Получено с http://psycnet.apa.org/record/1996-01769-013
  4. Вейр, К. (2012, ноябрь). Сложная эмоция. Получено с http://www.apa.org/monitor/2012/11/emotion.aspx
  5. .
  6. Плетеный, Ф.В., Пейн, Г. С., и Морган, Р. Д. (1983). Описание участниками вины и стыда. Мотивация и эмоции, 7 (1), 25-39. Получено с https://link.springer.com/article/10.1007/BF00992963
  7. .

Границы | О происхождении стыда: возникает ли стыд из-за развитой архитектуры избегания болезней?

Введение

Традиционно стыд и отвращение считались ортогональными эмоциями. Отвращение описывается как основная или основная межкультурная эмоция (Ekman et al., 1987), а стыд обсуждается как вторичная эмоция самосознания (Tangney et al., 2007). Однако некоторые исследователи признали связь между стыдом и отвращением (см. Gilbert, 1998; Nussbaum, 2004; Power and Dalgleish, 2008). Действительно, стыд и отвращение имеют несколько важных общих черт. Обе эмоции связаны с телесным беспокойством, описываются как моральные эмоции и побуждают избегать социального взаимодействия. В данной работе использован новый подход к пониманию возникновения застенчивой эмоции стыда.В частности, стыд может возникнуть из-за развитой архитектуры избегания болезней. То есть стыд может происходить из-за того, что первичная эмоция отвращения отражается на личности (т. Е. Восприятие себя как источника загрязнения). Если это так, то стыд должен быть однозначно связан с отвращением и познаниями, позволяющими избегать болезней.

Позор

Стыд в широком смысле рассматривается как эмоция, включающая саморефлексию и оценку (Tangney, 2003). При определении стыда важно отделить его от сестринской эмоции — вины.Хотя стыд и вина положительно коррелируют и часто используются как взаимозаменяемые среди непрофессионалов, эмпирические данные показывают, что это действительно разные эмоциональные переживания, которые приводят к очень разным психологическим и поведенческим результатам (Tangney, 1991). Одна важная характеристика, которая отличает стыд от вины, — это объект, который находится в фокусе осознанного исследования (Lewis, 1971). В ответ на моральный проступок человек, испытывающий стыд, скорее всего, подумает: «Я плохой человек», тогда как кто-то, испытывающий чувство вины, скорее всего подумает: «Я сделал плохой поступок» (Niedenthal et al., 1994). Переживание стыда поощряет самооценочные размышления, которые унижают и пронизывают все аспекты личности (то есть как физические, так и психологические). Таким образом, личность воспринимается как врожденная порочная. Таким образом, стыд — это эмоция самосознания с отрицательной валентностью, которая приводит к глобальному самоосуждению (Tangney, 1991; Niedenthal et al., 1994).

Стыд может быть вызван как моральными проступками, так и нарушениями социальных норм (Ferguson et al., 1991; Keltner and Buswell, 1996).Например, Ferguson et al. (1991) продемонстрировали, что воображение сценариев, в которых кто-то несет ответственность за нанесение ущерба чьей-либо собственности (т.е. моральный проступок), или публичный прием газа (т.е. нарушение норм), вызывают чувство стыда. Публичное разоблачение (то есть присутствие других) также увеличивает вероятность стыда (Smith et al., 2002). Если другие станут свидетелями нарушения социальных норм, то с большей вероятностью нарушитель испытает стыд. Таким образом, стыд, по-видимому, выполняет важную социальную функцию в качестве внутренней регулирующей системы, препятствующей нарушениям моральных или социальных норм.

Помимо социальных правил, стыд также может быть связан с телесным, телесным «я». Гилберт (1997) предположил, что стыд — это возникающее следствие врожденного человеческого желания казаться привлекательным. Согласно Гилберту, привлекательность является одним из факторов, определяющих относительное социальное положение, а стыд — это эмоциональная реакция на потерю привлекательности и сопутствующую потерю социального взаимодействия. В поддержку этой связи данные свидетельствуют о том, что стыд играет ключевую роль в расстройствах, связанных с образом тела, таких как дисморфическое расстройство тела (Parker, 2003), а также в возникновении и сохранении расстройств пищевого поведения (Goss and Allan, 2009).

Наконец, стыд также был описан как «неадаптивный», потому что он поощряет дисфункциональное поведение, особенно поведенческое избегание (Tangney, 1991; Niedenthal et al., 1994; Orth et al., 2006). Например, когда люди совершают моральный проступок, те, кто склонен к стыду, с большей вероятностью ответят гневом и избеганием, а не сочувствием и извинениями, которые могут исправить ущерб, нанесенный преступлением (Tangney, 1991). Стигма и избегающее поведение, сопровождающие стыд, могут выполнять очень специфическую социальную функцию.Согласно Фесслеру (2004), функция стыда заключается в регулировании социальных систем и иерархий. Фактически, он предполагает, что стыд ответственен за негативные эффекты социального отторжения и, в конечном итоге, может быть ответственным за поощрение поддержания социальных норм. Действительно, воспоминания о социальном неприятии в детстве (например, игнорировании со стороны родителей) связаны с хроническим стыдом во взрослом возрасте (Claesson and Sohlberg, 2002). Таким образом, стыд может играть важную роль в сохранении социального порядка (Gilbert, 1997; Fessler, 2004).Точно так же другие предположили, что стыд может выполнять важную адаптивную функцию с точки зрения поддержания социальных норм и морального поведения (Tangney and Stuewig, 2004).

Отвращение

Как и стыд, отвращение — это негативная моральная эмоция, которая связана с телесными проблемами и имеет важные последствия для социального поведения. Дарвин (1872) первоначально называл отвращение «чем-то отвратительным, в первую очередь по отношению к ощущению вкуса, реально воспринимаемому или ярко воображаемому» (стр.254). Совсем недавно отвращение было описано как межкультурная человеческая эмоция (Ekman, 1970), которая представляет собой усовершенствованное решение адаптивной проблемы физического заражения и инфекционных заболеваний (Curtis and Biran, 2001; Oaten et al., 2009). Более конкретно, отвращение было описано как механизм предотвращения болезней и компонент поведенческой иммунной системы (BIS; Schaller, 2006; Oaten et al., 2009).

BIS — это совокупность психологических реакций, которые представляют собой разработанные решения адаптивной проблемы инфекционного заболевания (Schaller, 2006).В то время как функция биологической иммунной системы заключается в защите организма от патогенов после того, как они попали в организм, роль BIS заключается в том, чтобы способствовать предотвращению ситуаций, которые могут привести к заражению. BIS способствует профилактическим реакциям, вызывая адаптивные аффективные (например, отвращение), когнитивные (например, мысли о заражении) и поведенческие (например, избегание) реакции, когда люди подвергаются воздействию потенциально зараженных стимулов.

Отвращение, пожалуй, наиболее изученный механизм BIS.Его можно концептуализировать с точки зрения механизма, который может быть активирован (то есть включен или выключен) с помощью ряда сенсорной информации, указывающей на загрязнение, такой как вкус кислого молока или запах мусора. Поскольку отвращение считается усовершенствованным решением проблемы адаптации, большинство людей испытывают его, по крайней мере, на каком-то уровне. Однако чувствительность к отвращению сильно различается. Таким образом, как и большинство психологических черт, отвращение можно оценить как характеристику личности.Те, кто более чувствителен к отвращению, чрезмерно озабочены потенциальным заражением. Они восприимчивы к ошибкам типа I (т. Е. Верят, что что-то представляет собой угрозу болезни, когда это не так) и более чувствительны к отвратительным стимулам. С этой точки зрения цена чрезмерной чувствительности к отвращению заключается в потере потенциально жизнеспособных ресурсов из-за страха заражения, тогда как выгода заключается в снижении подверженности инфекционным заболеваниям.

Отвращение было описано как моральное чувство, связанное с социальными нормами, связанными с чистотой (напр.г., табу; Хайдт, 2003). Вызвание отвращения путем воздействия на участников разного количества спрея для пердежа (например, ни одного, четырех или восьми спреев) привело к усилению суровости моральных суждений (например, реакции на поедание мертвой семейной собаки; Schnall et al., 2008b). И наоборот, предварительная чистота (то есть деактивация отвращения и опасений загрязнения) привела к менее строгим моральным суждениям (Schnall et al., 2008a).

Помимо моральных суждений, отвращение также связано с негативным отношением и избеганием других людей.Одним из основных средств передачи болезней являются другие люди. Таким образом, люди, представляющие серьезную угрозу заболевания, должны вызывать отвращение. Шаллер и Дункан (2007) утверждали, что отвращение должно побуждать людей отдавать предпочтение членам внутри группы перед членами внешней группы, потому что члены внешней группы представляют большую угрозу болезни (т.е. они могут содержать патогены, к которым члены внутренней группы не имеют иммунитета). Действительно, индивидуальные различия и активация отвращения были связаны с избеганием и предубеждением по отношению к широкому кругу членов внешней группы, включая лиц иностранцев, страдающих ожирением, инвалидов или представителей сексуальных меньшинств (Park et al., 2003, 2006; Фолкнер и др., 2004; Наваррете и Фесслер, 2006 г .; Olatunji, 2008; Инбар и др., 2009; Terrizzi et al., 2010).

Также было высказано предположение, что отвращение может способствовать избеганию потенциально зараженных членов внешней группы, поощряя формирование социально консервативных систем ценностей, которые способствуют соблюдению социальных норм и традиций, а также негативному отношению к членам внешней группы и их избеганию (Tangney and Stuewig, 2004; Terrizzi et al., 2010). Чувствительность к отвращению позволяет прогнозировать широкий спектр социально консервативных систем ценностей (Terrizzi et al., 2013). Таким образом, отвращение может играть важную роль в формировании социальных взаимодействий (например, предрассудков и избеганий) и построения систем социальных ценностей (например, социального консерватизма), поддерживающих эти взаимодействия.

Стыд и отвращение

Судя по предыдущему обзору, между стыдом и отвращением есть много общего. Обе эмоции, по-видимому, играют важную роль в социальных взаимодействиях, способствуя избеганию других, но для очень разных целей (Orth et al., 2006; Oaten et al., 2009). К стыду, социальное избегание служит для защиты личности от разрушительного воздействия нарушений социальных норм (Orth et al., 2006; Schmader and Lickel, 2006; Tangney et al., 2007), тогда как, при отвращении, социальное избегание позволяет избежать болезней. (Faulkner et al., 2004; Navarrete, Fessler, 2006). В самом деле, имеется много свидетельств того, что отвращение формирует социальные взаимодействия , а — формирование негативного отношения к другим людям. Точно так же отвращение может играть важную роль в формировании отношения к себе (например,g., застенчивое чувство стыда). Еще больше подчеркивая уникальную связь между стыдом и отвращением, вина не имеет той же модели поведенческого избегания. Напротив, вина характеризуется поведением приближения (например, извинение; Orth et al., 2006; Schmader and Lickel, 2006).

Стыд и отвращение, кажется, также выполняют аналогичные функции с точки зрения поддержания социальных норм. Оба были определены как моральные эмоции, которые поощряют соблюдение социальных норм и морального поведения (Haidt, 2003; Tangney et al., 2007). Действительно, оба поощряют принятие моральных решений (Tangney et al., 2007; Schnall et al., 2008a). Кроме того, отсутствие стыда или отвращения связано с психопатией, которая характеризуется антиобщественным пренебрежением к социальным нормам (Morrison and Gilbert, 2001; Tangney et al., 2003; Tybur et al., 2009).

Некоторые теоретики утверждали, что стыд и отвращение связаны между собой тем, что они оба связаны с телесным осуждением или самоосуждением, тогда как вина и гнев — это эмоции, которые включают осуждение действий или поведения (Roseman, 1984; Nussbaum, 2004).Giner-Sorolla и Espinosa (2011) проверили, приведет ли воздействие на участников социальных сигналов отвращения или гнева к усилению чувства стыда и вины, соответственно. В двух культурах (например, в Соединенном Королевстве и Испании) участники, которым были показаны изображения, изображающие выражение отвращения на лице, испытали больше стыда, чем вины, а участники, увидевшие гневные лица, испытали больше вины, чем стыда.

Еще одно сходство между стыдом и отвращением — это язык тела и поза, которые связаны с этими двумя эмоциями.Дарвин (1872) описал стыд как отказ от тела в попытке избежать, а отвращение как отталкивание в попытке защитить себя. Уоллботт (1998) обнаружил, что и стыд, и отвращение включают в себя коллапс верхней части тела и движение головы вниз, в результате чего тело становится меньшей целью, как если бы оно не причиняло вреда. Из-за стыда изменение позы может быть попыткой избежать стигмы, которая сопровождает моральный проступок, символической попыткой сохранить себя свободным от загрязнения. С отвращением такое поведение служит более практической функции защиты себя от телесного загрязнения.

Кроме того, и стыд, и отвращение связаны с телом или собой. Телесное беспокойство, связанное со стыдом, проявляется в его связи с расстройствами образа тела (Gilbert, 1997; Parker, 2003; Goss and Allan, 2009). Отвращение также связано с поддержанием тела, поскольку его основная функция — защищать физическое «я» от загрязнения (Oaten et al., 2009). Хотя стыд и вина тесно связаны, только стыд разделяет телесную озабоченность с отвращением.

Наконец, есть некоторые исследования нейровизуализации, которые предполагают, что стыд и отвращение могут иметь основные физиологические общие черты. Стыд был связан с активацией передней поясной извилины коры (ACC; Michl et al., 2014). Точно так же отвращение было связано с повышенной активацией ACC (Wicker et al., 2003; Amir et al., 2005). Отвращение также было связано с передней поясной извилиной (ACCg; Mataix-Cols et al., 2008), специфической субрегиональной областью ACC, которая была связана с обработкой информации, связанной с социальными взаимодействиями (например,g., затраты, выгоды, ошибки; Apps et al., 2016). Более конкретно, индивидуальные различия в чувствительности отвращения модулируют активацию ACCg (Mataix-Cols et al., 2008). То есть, когда участники подвергаются отвратительному стимулу, те, кто более чувствителен к отвращению, испытывают большую активацию в ACCg. Визуальные исследования также показали, что и стыд, и отвращение были связаны с активацией передней островковой доли (Wicker et al., 2003; Cracco et al., 2016).

Одно из возможных объяснений очевидной связи между отвращением и стыдом состоит в том, что они перекрывают друг друга психологические системы.Эволюция — это случайный, но эффективный процесс, использующий преимущества существующей архитектуры (Buss et al., 1998; Marcus, 2008). Например, перо считается эксаптацией, особенностью, которая первоначально развивалась для решения одной адаптивной задачи, но позже была использована для решения другой (Buss et al., 1998). Перо обеспечивает важную структурную функцию, позволяющую птицам летать, но считается, что изначально оно развивалось как средство регулирования температуры. Подобно тому, как перо теперь служит другой цели, чем та, для которой оно изначально развивалось, отвращение тоже может служить другой цели.То есть, помимо своей основной роли в побуждении к предотвращению болезней, отвращение может играть важную роль в поддержании социальных взаимодействий, вызывая стыд.

Соответственно, стыд может происходить, по крайней мере частично, из чувства отвращения. То есть вторичная, застенчивая эмоция стыда может возникнуть, когда первичная эмоция отвращения отражается на самом себе. С этой точки зрения отвращение может служить внутренней моральной и социальной регулирующей системой, поскольку после совершения социального нарушения личность воспринимается как источник загрязнения.Стигматизация, которая сопровождает отвращение к себе и заражение, затем служит внутренней непредвиденной ситуацией, которая может побуждать к сокрытию и избеганию, чтобы предотвратить дальнейшее заражение. Другими словами, стыд может возникнуть из отвращения. В результате этой связи стыд должен быть связан не только с чувствительностью к отвращению, он также должен быть связан с опасениями по поводу заражения или познаниями, позволяющими избежать болезней (например, воспринимаемая уязвимость к болезням, PVD).

Текущие исследования

Целью предлагаемых исследований было изучить роль отвращения в самооценочной эмоции стыда.Считается, что стыд и отвращение возникли для решения различных адаптивных задач (т. Е. Установления социальной иерархии и предотвращения болезней, соответственно; Gilbert, 1997; Curtis et al., 2004; Fessler, 2004; Oaten et al., 2009). Однако эти две эмоции могут быть более тесно связаны, чем считалось ранее. И стыд, и отвращение были описаны как моральные эмоции (Haidt, 2003; Tangney and Stuewig, 2004; Schnall et al., 2008b), имеют схожую позу (например, сжатие, коллапс, отворачивание; Darwin, 1872; Wallbott, 1998). и поведенческие реакции (например,g., избегание; Tangney, 1991; Oaten et al., 2009), и связаны с телесным беспокойством (Gilbert, 1997; Parker, 2003; Goss and Allan, 2009; Oaten et al., 2009). Вместе эти результаты предполагают, что отвращение и стыд могут перекрывать друг друга.

Небольшое исследование посвящено изучению связи между отвращением и стыдом. Следовательно, цель текущих исследований состояла в том, чтобы изучить, в какой степени стыд однозначно связан с отвращением, а также опасения по предотвращению болезней в более широком смысле (т.е., проблема загрязнения). Хотя стыд и вина часто сильно коррелируют (Tangney, 1991), черты, характеризующие отвращение и стыд (например, телесное беспокойство и социальное избегание), не описывают вину. Следовательно, предполагаемая связь между отвращением и самооценкой должна приводить именно к стыду, а не к общим негативным эмоциям самосознания или вины. Чтобы гарантировать, что отношения действительно уникальны для эмоций отвращения и стыда, вина и негативные эмоции были включены в качестве переменных для сравнения и контроля.

Если стыд и отвращение имеют некоторую развитую психологическую архитектуру, в которой переживание стыда возникает из восприятия себя как источника отвращения и загрязнения, то чувствительность к отвращению и познания, позволяющие избегать болезней (например, PVD), должны предсказывать склонность к стыду. Кроме того, если эффект специфичен для стыда, чувствительность к отвращению и познания, позволяющие избегать болезней, не должны коррелировать с чувством вины и должны оставаться значительными даже после контроля отрицательного аффекта. Более того, если стыд возникает из отвращения, между двумя системами должна быть причинная связь, так что вызов отвращения должен приводить к увеличению склонности к стыду, но не к склонности к вине (т.е., большая вероятность ответить на подсказки о социальном проступке последовательными реакциями стыда, такими как избегание, в отличие от последовательных реакций вины, таких как извинения). Таким образом, была выдвинута гипотеза, что индивидуальные различия в чувствительности к отвращению будут положительно коррелировать со склонностью к стыду, но не к вине. Более того, вызывая отвращение, вы увеличиваете склонность к стыду, но не к чувству вины.

Исследование 1

Целью исследования 1 было выяснить, связаны ли индивидуальные различия в чувствительности отвращения и страха заражения с индивидуальными различиями в склонности к стыду и чувствительности.Если стыд возникает из отвращения, чувствительность к отвращению должна быть положительно коррелирована со стыдом. Кроме того, стыд должен быть связан с более широкими проблемами предотвращения болезней, поэтому стыд также должен быть связан с проблемами заражения. Чтобы гарантировать, что эти отношения не являются просто продуктами отрицательного воздействия, мы учитывали отрицательные эффекты во всех анализах. Кроме того, отношения должны быть специфичными для стыда (т.е.чувствительность отвращения не должна коррелировать с чувством вины), поэтому мы включили меры склонности к вине, чтобы продемонстрировать дискриминантную валидность.

Метод

Участники

В исследовании приняли участие 195 студентов-вводников психологии из Университета Содружества Вирджинии (71% женщин), которые участвовали в исследовании для получения кредита. Возраст участников был от 18 до 47 лет ( M = 20,21, SD = 3,33). Пятьдесят один процент выборки составляли белые, 18% — афроамериканцы, 14% — азиатские, 4% — испаноязычные и 13% — «другие» или нераскрытые.

Меры и порядок действий

Участники заполнили серию анкет онлайн в следующем порядке.Анкеты включали измерения чувствительности к отвращению, опасения по поводу заражения, стыда и предрасположенности к вине, настроения и демографические вопросы.

Меры отвращения

Общая чувствительность к отвращению оценивалась с использованием шкалы отвращения (DS; Haidt et al., 1994; α = 0,81), которая представляет собой шкалу из 32 пунктов. Первые 16 пунктов оцениваются по 5-балльной шкале от 0, совершенно не согласен, , до 5, полностью согласен, (первоначально оценивается как истинно / ложно).Остальные 16 пунктов оцениваются по 5-балльной шкале от 0, , совсем не отвратительно, , до 5, , очень отвратительно, (первоначально оценивались по 3-балльной шкале). Баллы DS были рассчитаны путем взятия среднего из 32 пунктов. Пример элемента шкалы: «При некоторых обстоятельствах я мог бы попробовать мясо обезьяны».

Чувствительность к возбудителям, сексуальному и моральному отвращению измерялась с помощью трехкомпонентной шкалы отвращения (TDDS; Tybur et al., 2009).Шкала содержит 21 пункт, который оценивается по 7-балльной шкале от 0, , совсем не отвратительно, , до 6, , крайне отвратительно, . Баллы для каждой из субшкал были рассчитаны путем усреднения пунктов субшкалы. Примеры элементов включают «наступить на собачьи корма» (возбудитель, α = 0,83), «услышать, как двое незнакомцев занимаются сексом» (сексуальный, α = 0,86) и «украсть шоколадный батончик из круглосуточного магазина» (мораль, α = 0,89).

Пересмотренная шкала склонности к отвращению и чувствительности использовалась для оценки реактивности отвращения (DPSS-R; van Overveld et al., 2010; α = 0,89). DPSS-R представляет собой шкалу из 16 пунктов, которая содержит две подшкалы по 8 пунктов: склонность к отвращению ( α = 0,78) и чувствительность отвращения ( α = 0,79). Подшкала склонности оценивает, насколько легко у человека возникает реакция отвращения, тогда как подшкала чувствительности измеряет эмоциональную интенсивность реакции. Ответы варьируются от 1 никогда не до 5 всегда . Баллы DPSS-R рассчитывались путем усреднения пунктов подшкалы.Примеры пунктов: «Я морщусь от отвращения» (Склонность) и «От отвратительных вещей у меня скручивает живот» (Чувствительность).

Проблема загрязнения

Страх заражения оценивался с использованием подшкалы навязчивых идей загрязнения и принуждения к стирке Падуанской инвентаризации (PI-COWC; Burns et al., 1996; α = 0,85). PI-COWC — это подшкала из 10 пунктов (например, «Мне трудно прикасаться к мусору или грязным вещам»). Участники указывают степень, в которой они воспринимают каждое утверждение по шкале от 0 ( совсем не ) до 4 ( очень много ).Оценка PI-COWC была рассчитана путем усреднения заданий.

Меры стыда и вины

Тест на аффект самосознания (TOSCA; Tangney and Dearing, 2002) использовался для измерения стыда и предрасположенности к вине ( α = 0,77 и 0,78, соответственно). Участники читали 15 сценариев (например, на работе вы ждете до последней минуты, чтобы спланировать проект, а это получается плохо) и оценивали степень, в которой они отреагировали бы постыдным или виноватым образом. Средние значения заданий были созданы для подшкал вины и стыда TOSCA.

Шкала вины и стыда (GASP; Cohen et al., 2011; α = 0,79) — это шкала из 20 пунктов. Варианты ответа варьируются от 1 очень маловероятно до 7 очень вероятно . GASP содержит две подшкалы стыда из 5 пунктов и две подшкалы вины из 5 пунктов. Подшкалы стыда включают меру отрицательной самооценки, которая оценивает глобальное самоосуждение, и меру отстранения, которая оценивает желание человека избегать контактов с другими людьми после нарушения морального или социального контракта.Подшкалы вины включают меру оценки отрицательного поведения, которая оценивает осуждение поведения, и меру исправления, которая оценивает вероятность просоциального поведения после нарушения моральных или социальных контрактов. Для каждой из субшкал были вычислены средние значения.

Контрольная мера

Настроение контролировалось с помощью расписания позитивных и негативных аффектов (PANAS; Watson et al., 1988). Шкала состоит из 20 прилагательных, 10 положительных прилагательных (напр.г., заинтересовано; α = 0,90) и 10 отрицательных прилагательных (например, расстроен; α = 0,87). Для каждого прилагательного участников просят оценить, насколько они его ощущают, по 5-балльной шкале от 1 ( совсем не ) до 5 ( очень ). Средние значения элементов были рассчитаны для субшкал положительного и отрицательного аффекта. Участникам также была запрошена основная демографическая информация (например, возраст, пол, этническая принадлежность).

Результаты

Средние значения, стандартные отклонения и надежности для всех показателей представлены в таблице 1.Предыдущие исследования продемонстрировали значительные половые различия в чувствах отвращения и стыда (Lewis, 1971; Druschel and Sherman, 1999), поэтому в нынешней выборке сравнивали мужчин и женщин. Действительно, в текущей выборке женщины сообщили о большей чувствительности к отвращению ( M = 2,85, SD = 0,45), чем мужчины ( M = 2,30, SD = 0,45), t (174) = 7,19. , p <0,01, η = 0,23, d = 1,22. Женщины также были более склонны к стыду ( M = 3.13, SD = 0,66) по сравнению с самцами ( M = 2,64, SD = 0,60), t (181) = 4,70, p <0,01, η = 0,11, d = 0,78). Учитывая эти результаты, последующие анализы были проведены с учетом пола в качестве коварианты и без него. Хотя корреляции были немного ослаблены при контроле пола, они остались значительными и в предсказанном направлении. Таким образом, результаты представлены без учета пола в качестве ковариаты.

Таблица 1 . Средние значения, стандартные отклонения и альфа Кронбаха для всех показателей в исследовании 1.

Корреляции нулевого порядка

Корреляции нулевого порядка между всеми показателями были рассчитаны для изучения общих закономерностей среди конструкций (см. Таблицу 2). Как и ожидалось, показатели чувствительности к отвращению и опасения заражения неизменно положительно коррелировали с показателями стыда ( r s = 0,13–0,49). Кроме того, отвращение было положительно связано с чувством вины, хотя эти корреляции не были последовательными по всем критериям.Вина постоянно коррелировала только с сексуальным отвращением ( r s = 0,13–0,38) и моральным отвращением ( r s = 0,30–0,36). Меры стыда и вины сильно взаимосвязаны ( r s = 0,33 и 0,57). Негативный аффект положительно коррелировал с некоторыми показателями отвращения (например, субшкалами DPSS-R; r s = 0,17 и 0,21), но не коррелировал с другими показателями (например, DS и TDDS; r s = 0,01–0,06). Отрицательный аффект не был достоверно коррелирован со стыдом ( r s = 0.06 и 0,14), но корреляции были в ожидаемых направлениях, а некоторые приближались к значимости. Неожиданно отрицательный аффект отрицательно коррелировал с чувством вины ( r s = -0,16 и -0,17). Положительный аффект не был достоверно коррелирован ни с одним из показателей отвращения ( r s = -0,01–0,07) или стыда ( r s = -0,05 и -0,10). Однако это было достоверно положительно коррелировано с чувством вины ( r s = 0,13 и 0,18).

Таблица 2 .Корреляции нулевого порядка для всех показателей в исследовании 1.

Частные корреляции

Чтобы гарантировать, что связь между стыдом и отвращением была специфической для стыда, вина и отрицательный аффект были частично вне корреляции. Кроме того, были проведены отдельные анализы для изучения связи между виной и отвращением. Для этого анализа и стыд, и негативные эмоции частично не коррелировали. Частные корреляции представлены в таблице 3.

Таблица 3 .Частичные корреляции стыда и вины с отвращением и опасениями по поводу загрязнения для исследования 1.

Как и предполагалось, чувствительность к отвращению и озабоченность загрязнением положительно коррелировали со стыдом даже после учета вины и негативного аффекта. Единственной мерой отвращения, не связанной со стыдом, было моральное отвращение. Эти результаты предполагают, что отношение между отвращением и стыдом связано с физическим или телесным осквернением, а не с символическим моральным осквернением. Интересно, что подшкала отрицательной самооценки GASP, которая оценивает глобальное самоосуждение, была единственным показателем стыда, который не был существенно коррелирован с отвращением.С другой стороны, отвращение сильно коррелировало с подшкалой отказа, которая оценивает желание человека избегать ситуаций, которые могут вызвать стыд.

Вина не всегда коррелировала с компонентами отвращения, направленными на избегание болезней (т. Е. Ядром / патогеном и сексуальным отвращением) при контроле стыда и негативных эмоций. Однако чувство вины неизменно положительно коррелировало с моральным отвращением. Хотя это открытие не было выдвинуто гипотезой, оно согласуется с литературой, в которой вина описывается как моральное чувство, связанное с нарушением общественного договора (Tangney et al., 2007).

Обсуждение

Исследование 1 предоставило первоначальные корреляционные доказательства того, что существует уникальная связь между отвращением и стыдом. Чувствительность к отвращению и озабоченность загрязнением неизменно положительно коррелировали со склонностью к стыду даже после учета склонности к вине и отрицательного аффекта. С другой стороны, вина, как правило, не коррелировала с компонентами отвращения, позволяющими избежать болезней, при контроле за стыдом и негативным аффектом. Эти результаты частично свидетельствуют о том, что стыд может включать отвращение.Тем не менее, исследование 1 было ограничено тем, что это был корреляционный дизайн, и поэтому не могло предоставить никаких доказательств причинной связи между отвращением и стыдом.

Кроме того, Исследование 1 предоставило некоторые доказательства того, что моральное отвращение в отличие от других мер чувствительности к отвращению (то есть отвращение к патогенам / ядру и сексуальное отвращение) неизменно положительно коррелировало со склонностью к вине даже после учета склонности к стыду и отрицательного аффекта. Интересно, что моральное отвращение было единственной мерой чувствительности к отвращению, которая не коррелировала со склонностью к стыду.Этот вывод согласуется с основным различием между стыдом и виной (то есть, что стыд характеризуется самооценкой, тогда как вина характеризуется поведенческой оценкой; Niedenthal et al., 1994). Поскольку моральное отвращение является поведенческой оценкой (то есть, насколько человек испытывает отвращение к нарушениям общественного договора), имеет смысл, что моральное отвращение коррелировало со склонностью к вине, но не со склонностью к стыду.

Исследование 2

Целью исследования 2 было проверить причинно-следственную модель, в которой вызывание отвращения приводит к более высокому уровню предрасположенности к стыду (т.е., большая вероятность ответа на подсказки о социальном проступке последовательными ответами стыда). Если стыд — это эмоциональное переживание, возникающее из-за чувства отвращения к себе, вызов отвращения должен вызвать чувство стыда. Опять же, предполагалось, что этот эффект специфичен для стыда, поэтому не ожидалось, что индукция отвращения повлияет на чувство вины. Более того, ожидалось, что эффект будет специфическим для отвращения, а не результатом общего негативного аффекта. Таким образом, была выдвинута гипотеза, что вызов отвращения приведет к более высокому уровню стыда, чем как нейтральное состояние, так и состояние, в котором было индуцировано состояние отрицательного настроения.Кроме того, поскольку люди, чувствительные к отвращению, предположительно более восприимчивы к манипуляциям с отвращением, чем те, кто менее чувствителен к отвращению (см. Terrizzi et al., 2010), был проведен анализ модерации. Была выдвинута гипотеза, что те, кто был чувствителен к отвращению, испытают больше стыда после манипуляции отвращением по сравнению с теми, кто менее чувствителен к отвращению.

Метод

Участники

Было 175 студентов-вводников психологов из Университета Содружества Вирджинии (62% женщин), которые получили за свое участие в курсе.Они были в возрасте от 18 до 41 года ( M = 19,29, SD = 2,61). 47% выборки составляли белые, 25% — афроамериканцы, 17% — азиатские, 6% — испаноязычные и 5% — «другие» или нераскрытые.

Меры и порядок действий

По прибытии в лабораторию участники дали информированное согласие. Затем участникам случайным образом назначали отвращение, негативное или нейтральное состояние и они выполняли задание по наведению настроения, которое маскировалось как задание лексического принятия решения.После индукции настроения участники заполнили ту же батарею анкет, которая использовалась в исследовании 1, с добавлением шкалы PVD (Duncan et al., 2009) в качестве второй меры озабоченности по поводу загрязнения. Сначала участники выполнили измерения стыда и вины, затем — меры отвращения и загрязнения, затем — PANAS и, наконец, демографические вопросы. Наконец, участники были проинформированы, им были даны похвалы и поблагодарили за участие.

Индукция настроения

Чтобы вызвать различные состояния настроения, была использована процедура подсознательного прайминга через задачу лексического решения.Предыдущие исследования показали, что это эффективный и ненавязчивый метод для праймирования аффективных состояний (например, Ferré and Sánchez-Casas, 2014). Участники были ознакомлены с задачей лексического решения как словесной игрой. Им сказали, что цель игры в слова — оценить их способность распознавать слова. Им были представлены цепочки букв и их попросили как можно быстрее указать, является ли каждая цепочка букв словом или не словом. Перед каждой цепочкой букв участников подсознательно приставляли к нейтральным, отрицательным или отталкивающим словам.

Следуя процедуре, использованной Dijksterhuis et al. (2008), каждое испытание включало предварительную маску 50 мс (XXXXXX), простое число 17 мс, пост-маску 50 мс (XXXXXX) и целевую строку букв. В половине испытаний целевое слово представляло собой случайную последовательность букв (например, «церс»). Остальные испытания содержали нейтральное слово (например, книга). Участников случайным образом распределили по одному из трех условий (т. Е. Отвращение, отрицательное или нейтральное). Каждое условие содержало 10 простых чисел, и каждое простое число повторялось пять раз, всего 50 испытаний.

Начальные слова были максимально близки по длине (то есть количеству букв) и начальной букве. Начальные слова для состояния отвращения были выбраны на основе кросс-культурных факторов, вызывающих отвращение (см. Curtis et al., 2004). Что касается состояния отвращения, участникам вводили слова, вызывающие отвращение к телу (например, диарея, моча). Участников в негативном состоянии загнали словами, вызывающими негатив (например, разочарование, бесполезность). Наконец, те, кто находился в нейтральном состоянии, получали слова, не вызывающие эмоциональной реакции (например,г., дверь, агрегат; см. полный список простых чисел в Приложении).

Меры отвращения

Поскольку было показано, что чувствительность к отвращению предсказывает реактивность на отвратительные стимулы (van Overveld et al., 2010), были основания полагать, что эффективность манипуляции отвращением может зависеть от индивидуальных различий в чувствительности отвращения и опасениях контаминации. Таким образом, участники заполнили DS (Haidt et al., 1994) и TDDS (Tybur et al., 2009), которые использовались в исследовании 1 для оценки чувствительности к отвращению.

Проблема загрязнения

Шкала PVD использовалась для оценки отвращения к микробам ( α, = 0,74) и предполагаемой инфицированности (> α = 0,87; Duncan et al., 2009). Шкала содержит две подшкалы: показатель отвращения к микробам из 8 пунктов (например, «Я предпочитаю мыть руки вскоре после того, как пожать кому-то руку»), и показатель предполагаемой заражаемости из 7 пунктов (например, «Если болезнь есть. «обойдусь, я достану»). Участников попросили ответить на вопросы по 7-балльной шкале от 1 ( категорически не согласен, ) до 7 ( полностью согласны, ).Средние значения элементов были рассчитаны по подшкалам предполагаемой инфекционности и антибактериальной защиты.

Меры стыда и вины

Стыд и вина оценивались с использованием тех же критериев, что и в исследовании 1, TOSCA (Tangney and Dearing, 2002) и GASP (Cohen et al., 2011).

Меры контроля

Настроение контролировали с помощью PANAS (Watson et al., 1988). Наконец, участникам была задана основная демографическая информация (например, возраст, пол, этническая принадлежность).

Результаты

Средние значения, стандартные отклонения и достоверность для всех показателей представлены в таблице 4. Чтобы гарантировать, что манипуляция не повлияла на чувствительность или настроение отвращения, были проведены три односторонних дисперсионного анализа ANOVA для сравнения уровней чувствительности к отвращению, отрицательного настроения и положительного результата. настроение среди трех условий. Манипуляция настроением не повлияла на чувствительность к отвращению на уровне черт ( F (2,172) = 0,28, p = 0,75), отрицательный аффект ( F (2,172) = 0.02, p = 0,93) или положительный эффект ( F (2,172) = 0,73, p = 0,48). Все последующие анализы проводились с учетом пола в качестве коварианты и без него. Однако картина результатов оставалась такой же и значимой даже после контроля пола. Таким образом, анализы представлены без учета пола в качестве коварианты.

Таблица 4 . Средние значения, стандартные отклонения и альфа Кронбаха для всех показателей в исследовании 2.

Первичный анализ

Данные были проанализированы с использованием иерархической множественной регрессии в соответствии с процедурой, описанной Aiken and West (1991).Поскольку существовало множество высококоррелированных показателей чувствительности к отвращению, стыду и вине, для каждой конструкции были созданы составные переменные. Составная часть чувствительности отвращения была создана путем стандартизации и усреднения всех компонентов избегания болезней, вызывающих отвращение и озабоченность контаминацией (т.е. DS, TDDS-Pathogen, TDDS-Sexual и подшкала отвращения к зародышам PVD; r s = 0,36 –0,69). Аналогичным образом, индексы стыда и вины были созданы путем стандартизации и усреднения их соответствующих подшкал из TOSCA и GASP ( r = 0.65 для мер стыда, r = 0,73 для мер вины). Две фиктивные закодированные условные переменные были созданы в соответствии с шагами, описанными в Aiken and West (1991). Для первой фиктивной кодированной переменной отвращение и отрицательные состояния были закодированы как 0, а нейтральное условие было закодировано как 1, что проверило основной эффект манипуляции отвращением по сравнению с нейтральным состоянием. Для второй фиктивной кодированной переменной условия отвращения и нейтральности были закодированы как 0, а отрицательные условия были закодированы как 1, что проверило основной эффект манипуляции отвращением по сравнению с отрицательным условием.Поскольку обе эти фиктивные кодированные переменные разделяли контраст между отрицательными и нейтральными условиями, этот эффект был частично нивелирован.

Чтобы гарантировать, что эффект не был вызван общим состоянием отрицательного настроения, на первом этапе регрессионной модели была введена подшкала отрицательного аффекта PANAS. Для анализов с участием стыда в качестве зависимой переменной вина также вводилась на первом этапе как ковариата. Для анализов с участием вины как зависимой переменной стыд вводился на первом этапе как ковариата.На втором этапе анализа были введены фиктивные закодированные переменные состояния и композит чувствительности отвращения. Наконец, условия взаимодействия между условием и составными переменными чувствительности отвращения были созданы путем стандартизации переменной чувствительности отвращения и умножения ее на каждую переменную условия. Эти условия взаимодействия были добавлены на третий шаг модели иерархической регрессии.

Стыд как зависимая переменная

На этапе 1 обе контрольные переменные отрицательно влияют на [ β = 0.17, p = 0,02, 95% ДИ (0,02, 0,31)] и вина [ β = 0,54, p <0,05, 95% ДИ (0,42, 0,64)] оказались значимыми предикторами стыда. На шаге 2 совокупность чувствительности отвращения была значимым предиктором стыда [ β = 0,15, p = 0,03, 95% ДИ (0,00,0,29)], повторяя эффект, обнаруженный в исследовании 1. Однако был не влияет на состояние. Участники в состоянии отвращения не испытывали большего стыда, чем участники в любом нейтральном состоянии [ β = -0.01, p = 0,94, 95% ДИ (-0,16, 0,14)] или отрицательное условие [ β = -0,03, p = 0,64, 95% ДИ (-0,18, 0,12)]. Однако на шаге 3 произошло существенное взаимодействие между составом чувствительности отвращения и условием ( R 2 изменение = 0,03). Более конкретно, при сравнении состояния отвращения с нейтральным состоянием не было значимого взаимодействия [ β = -0,13, p = 0,12, 95% ДИ (-0.28, 0,02)]. При сравнении состояния отвращения с отрицательным состоянием взаимодействие было значимым [ β = -0,21, p = 0,01, 95% ДИ (-0,35, -0,06)]. Взаимодействие показано на рисунке 1.

Рисунок 1 . Состояние за счет отвращения Чувствительность Взаимодействие с предсказанием стыда в исследовании 2.

Простой анализ наклонов показал, что при высоких уровнях чувствительности к отвращению (например, +1 SD ) манипуляция отвращением не приводила к значительно более высоким уровням стыда по сравнению с нейтральным состоянием [ β = 0.14, p = 0,20, 95% ДИ (-0,01, 0,29)]. Однако при высоких уровнях чувствительности отвращения манипуляция отвращением приводила к значительно более высоким уровням стыда по сравнению с отрицательным состоянием [ β = 0,25, p = 0,02, 95% ДИ (0,10, 0,39)]. При низких уровнях чувствительности к отвращению (т.е. −1 SD ) манипуляция отвращением не оказывала значительного влияния на стыд по сравнению с нейтральным состоянием [ β = −0,13, p = 0,25, 95% ДИ ( −0.28, 0,02)] или отрицательное условие [ β = -0,19, p = 0,09, 95% ДИ (-0,33, -0,04)]. Более того, чувствительность к отвращению достоверно предсказывала стыд для участников в состоянии отвращения [ β = 0,39, p <0,01, 95% ДИ (0,25, 0,51)], но не предсказывала уровни стыда для участников в нейтральном состоянии [ β = 0,08, p = 0,47, 95% ДИ (-0,07, 0,23)] или отрицательный [ β = -0,07, p = 0,60, 95% ДИ (-0,22, 0.08)] условия. Таким образом, для тех, кто был более чувствителен к отвращению, манипуляция отвращением усиливала стыд.

Вина как зависимая переменная

На этапе 1 стыд [ β = 0,56, p <0,01, 95% ДИ (0,45, 0,66)], но не отрицательный эффект [ β = -0,03, p = 0,69, 95% ДИ (-0,18, 0,12)], стал важным предиктором вины. В отличие от исследования 1, на этапе 2 совокупность чувствительности к отвращению оставалась значимым предиктором вины даже после учета стыда и негативного аффекта [ β = 0.17, p = 0,01, 95% ДИ (0,02, 0,31)]. Однако не было никакого основного эффекта для состояния. Участники в состоянии отвращения не испытывали большего чувства вины, чем участники в нейтральном [ β = 0,00, p = 0,99, 95% ДИ (-0,15, 0,15)] или в отрицательном состоянии [ β = 0,06, p = 0,40, 95% ДИ (-0,09, 0,21)]. На шаге 3 взаимодействие между состоянием и чувствительностью отвращения также не было значимым, когда состояние отвращения сравнивалось с нейтральным состоянием [ β = -0.10, p = 0,27, 95% ДИ (-0,25, 0,05)] или отрицательное условие [ β = 0,01, p = 0,91, 95% ДИ (-0,14, 0,16)].

Обсуждение

Как и в исследовании 1, чувствительность к отвращению была значимым предиктором стыда даже после учета вины и негативного аффекта. Однако, в отличие от исследования 1, чувствительность к отвращению была значимым предиктором вины даже после учета стыда и негативных эмоций. Хотя не было доказательств основного эффекта манипуляции с отвращением, исследование 2 предоставило первоначальные доказательства того, что вызывание отвращения усиливает стыд у людей, чувствительных к отвращению.Эти результаты были значительными даже после учета негативного аффекта и вины. Более того, эффект, казалось, был особым для стыда и отвращения. Когда вина анализировалась как зависимая переменная, не было никакого взаимодействия между условием и чувствительностью отвращения при контроле стыда и негативного аффекта. Таким образом, результаты подчеркивают уникальную взаимосвязь между стыдом и отвращением.

Общие обсуждения

В обоих исследованиях стыд положительно коррелировал как с чувствительностью отвращения, так и с опасениями заражения (т.е. те, кто был чувствителен к отвращению и / или обеспокоен загрязнением, были более чувствительны к стыду). Что еще более важно, в обоих исследованиях чувствительность к отвращению и озабоченность загрязнением были значимыми предикторами стыда даже после учета вины и негативного аффекта, подчеркивая, что связь между отвращением и стыдом уникальна. То есть связь между отвращением и стыдом возникла не из-за негативного аффекта (то есть, что они оба являются отрицательно валентными эмоциями), и такой же паттерн не наблюдался в отношении родственной эмоции стыда, вины.

Интересно, однако, что вина неизменно положительно коррелировала с моральным отвращением даже после контроля стыда и негативного аффекта. Этот эффект может быть связан с тем фактом, что стыд и вина различаются по характеру их самосознательных оценок. Что касается стыда, то «я» является объектом негативных оценок, тогда как для чувства вины поведение служит объектом отношения (Niedenthal et al., 1994). Таким образом, вина может быть связана с моральным отвращением, поскольку касается негативных поведенческих оценок (т.е., испытывать отвращение к нарушениям общественного договора).

Исследование 2 предоставило некоторую первоначальную поддержку причинно-следственной связи между отвращением и стыдом. Хотя не было никакого основного эффекта для индукции отвращения (то есть, вызывая отвращение не увеличивало стыд для всех участников), по сравнению с отрицательной индукцией, манипуляция отвращением усиливала стыд у людей, которые были более чувствительны к отвращению. Важно отметить, что этот эффект был устойчивым даже после учета негативного аффекта и вины.Более того, манипуляция не оказала такого же эффекта на чувство вины (т.е. вызов отвращения не повлиял на чувство вины).

В целом, эти исследования предоставляют некоторые предварительные доказательства уникальной связи между стыдом и отвращением. Иными словами, стыд может сочетаться с развитой архитектурой предотвращения болезней. Но очевидно, что необходимо проделать гораздо больше работы, чтобы выяснить точную природу взаимосвязи между стыдом и отвращением.

Ограничения и направления на будущее

Одним из основных ограничений текущих исследований является то, что отвращение к себе напрямую не манипулировалось.Исследование 2 вызывало отвращение, но напрямую не связывало отвращение с самим собой (т.е. было неясно, является ли я объектом отвращения). Кроме того, невозможно исключить предвзятость участников и характеристики спроса в качестве потенциальных объяснений результатов исследования 2. Поскольку мы не включили предварительную оценку стыда, также невозможно исключить существовавшие ранее различия. В будущих исследованиях следует предусмотреть меры предварительного тестирования и оценить, приводит ли манипулирование отвращением к себе (например, когда участники представляют или вспоминают сценарии, в которых они заболели на публике) приводит к более последовательным результатам.Если стыд воспринимается как отвращение к себе, манипуляции, вызывающие отвращение к себе, с большей вероятностью будут постоянно усиливать стыд.

Кроме того, во всех исследованиях стыд оценивался с использованием явных критериев. Социальная желательность может быть проблемой, особенно для самоотчетных показателей отношения к себе, потому что люди склонны впадать в положительные иллюзии (т. Е. Представлять себя в более позитивном свете; Heatherton and Wyland, 2003; Oakes et al., 2008 ). Поскольку стыд связан с отрицательной самооценкой, эта предвзятость к позитиву может стать проблемой для текущего исследования, поскольку может снизить вероятность того, что люди будут сообщать о стыде.Таким образом, включение неявных или объективных физиологических показателей (например, функциональная магнитно-резонансная томография, фМРТ; электроэнцефалография, ЭЭГ) может обеспечить более точную оценку стыда. Более того, неявные меры могут использоваться для оценки степени, в которой люди связывают отвращение к себе. Если стыд воспринимается как отвращение к себе, люди, чувствительные к стыду, должны классифицировать отвратительные прилагательные (например, отталкивающие) быстрее, чем отрицательные (например, отталкивающие).ж., неприятно) после самопраймов (например, я или я).

Наконец, хотя текущие исследования представили устойчивые положительные корреляции между чувствительностью к стыду и отвращению и демонстрируют, что эти корреляции остаются значимыми даже после учета негативного аффекта и вины, все же возможно, что эти отношения могут быть объяснены неизмеримой третьей переменной (например, поведенческая заторможенность или невротизм). И отвращение, и стыд коррелируют с поведенческим торможением или поведенческим избеганием и невротизмом (Orth et al., 2006; Olatunji et al., 2008; Коэн и др., 2011). Более того, в текущих исследованиях мы контролировали уровень состояния, а не уровень черты негативного аффекта. Возможно, аффект на уровне черты может дать возможное альтернативное объяснение. Таким образом, будущие исследования должны оценить, сохраняется ли связь между отвращением и стыдом даже после контроля за поведенческим торможением, невротизмом и негативным аффектом на уровне черт.

Заключение

Результаты текущего исследования предоставляют некоторые предварительные доказательства связи между стыдом и отвращением.Хотя необходимо проделать дополнительную работу, чтобы понять причинную природу этой связи, она может иметь важные клинические последствия для клиентов, страдающих психологическими расстройствами, связанными со стыдом (например, дисморфическим расстройством тела и расстройствами пищевого поведения). Действительно, учитывая накопление доказательств связи чувствительности к отвращению с тревожными расстройствами (см. Olatunji and McKay, 2009), некоторые исследователи уже предложили снижение чувствительности к отвращению как компонент психотерапии (Viar-Paxton and Olatunji, 2012).Если будущие экспериментальные данные подтвердят причинную связь между отвращением и стыдом (т. Е. Если отвращение вызывает стыд), эти виды терапии уменьшения отвращения могут оказаться эффективными методами лечения связанных со стыдом психологических расстройств. Кроме того, если стыд воспринимается как отвращение к себе, это может помочь пролить свет на более широкие проблемы, такие как стигматизация (т.е. стигма может восприниматься как самозаражение). Однако ясно то, что необходимо провести дополнительные исследования, чтобы прояснить связь между отвращением и стыдом.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, созданные для этого исследования, доступны по запросу соответствующему автору.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены IRB Университета Содружества Вирджинии. Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

Авторские взносы

Оба автора внесли существенный вклад в структуру исследования, и оба автора принимали участие в написании рукописи.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Эта рукопись содержит содержание, первоначально опубликованное в диссертации основного автора.

Сноски

  1. Эти результаты кажутся аномальными. В исследовании 2 и других исследованиях этой лаборатории чувство вины либо положительно коррелировало с отрицательным аффектом, либо существенно не коррелировало, как было обнаружено в предыдущем исследовании (Cohen et al., 2011).
  2. Отдельные анализы были проведены с учетом вины и негативного аффекта. И чувство вины, и отрицательный аффект незначительно ослабляли связь между отвращением и стыдом. Для простоты представления здесь представлены только частичные корреляции, в которых одновременно контролировались и вина, и отрицательный аффект.
  3. Был проведен отдельный анализ по каждому из критериев чувствительности к стыду, вине и отвращению. Поскольку результаты были относительно согласованными по всем показателям, представлены только анализы с составными переменными.
  4. Были проведены отдельные анализы для каждой шкалы, использованной в совокупности чувствительности отвращения (т. Е. DS, TDDS-Pathogen, TDDS-Sexual и PVD-Germ Aversion). Поскольку показатели были сильно коррелированы, и отдельные анализы показали сопоставимые результаты, представлены только анализы для составных показателей.
  5. Перед проведением регрессионного анализа тест Левена на равенство дисперсий не выявил существенных различий между условиями.

Список литературы

Айкен, Л. С., и Уэст, С. Г. (1991). Множественная регрессия: тестирование и интерпретация взаимодействий. Thousand Oaks, CA: Sage Publications.

Google Scholar

Амир Н., Клумпп Х., Элиас Дж., Бедвелл Дж. С., Янасак Н. и Миллер Л. С. (2005). Повышенная активация передней поясной коры при обработке лиц с отвращением у людей с социальной фобией. Biol. Психиатрия 57, 975–981.DOI: 10.1016 / j.biopsych.2005.01.044

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Apps, М. А., Рашворт, М. Ф., и Чанг, С. В. (2016). Передняя поясная извилина и социальное познание: отслеживание мотивации других. Нейрон 90, 692–707. DOI: 10.1016 / j.neuron.2016.04.018

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бернс, Г. Л., Кеортге, С. Г., Формеа, Г. М., и Штернбергер, Л. Г. (1996). Пересмотр падуанского перечня симптомов обсессивно-компульсивного расстройства: различия между беспокойством, навязчивыми идеями и компульсиями. Behav. Res. Ther. 34, 163–173. DOI: 10.1016 / 0005-7967 (95) 00035-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Басс, Д. М., Хазелтон, М. Г., Шакелфорд, Т. К., Блеске, А. Л., и Уэйкфилд, Дж. К. (1998). Адаптации, экзаптации и спандрели. Am. Psychol. 53, 533–548. DOI: 10.1037 / 0003-066x.53.5.533

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клаэссон К. и Зольберг С. (2002). Внутренний стыд и ранние взаимодействия, характеризующиеся безразличием, оставлением и неприятием: повторяющиеся результаты. Clin. Psychol. Psychother. 9, 277–284. DOI: 10.1002 / cpp.331

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коэн, Т. Р., Вольф, С. Т., Пантер, А. Т., и Инско, К. А. (2011). Представляем шкалу GASP: новую меру склонности к чувству вины и стыда. J. Pers. Soc. Psychol. 100, 947–966. DOI: 10.1037 / a0022641

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кракко, Э., Десмет, К., и Брасс, М. (2016). Когда ваша ошибка становится моей ошибкой: активация передней части островка в ответ на наблюдаемые ошибки модулируется агентством. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 11, 357–366. DOI: 10.1093 / сканирование / nsv120

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Curtis, V., Aunger, R., and Rabie, T. (2004). Доказательства того, что отвращение возникло для защиты от риска заболевания. Proc. R. Soc. B Biol. Sci. 271, S131 – S133. DOI: 10.1098 / RSBL.2003.0144

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарвин, К. (1872). Выражение эмоций у человека и животных. Лондон, Англия: Джон Мюррей.

Google Scholar

Dijksterhuis, A., Preston, J., Wegner, D., and Aarts, H. (2008). Влияние подсознательного прайминга себя и Бога на самоатрибуцию авторства событий. J. Exp. Soc. Psychol. 44, 2–9. DOI: 10.1016 / j.jesp.2007.01.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дункан, Л. А., Шаллер, М., и Парк, Дж. Х. (2009). Воспринимаемая уязвимость к болезням: разработка и проверка инструмента самоотчета из 15 пунктов. чел. Индивидуальный. Dif. 47, 541–546. DOI: 10.1016 / j.paid.2009.05.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Экман П. (1970). Универсальные выражения эмоций на лице. Cal. Ment. Health Res. Копать землю. 8, 151–158.

Экман П., Фризен В. В., О’Салливан М., Чан А., Дьякоянни-Тарлатзис И., Хейдер К. и др. (1987). Универсальность и культурные различия в суждениях о выражении эмоций на лице. J. Pers.Soc. Psychol. 53, 712–717. DOI: 10.1037 / 0022-3514.53.4.712

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фолкнер, Дж., Шаллер, М., Парк, Дж., И Дункан, Л. (2004). Развитые механизмы предотвращения болезней и современные ксенофобские настроения. Групповой процесс. Intergroup Relat. 7, 333–353. DOI: 10.1177 / 1368430204046142

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ферре П. и Санчес-Касас Р. (2014). Аффективный прайминг в задаче лексического решения: есть ли эффект содержательности слов? Psciológia 35, 117–138.

Google Scholar

Фесслер, Д. М. Т. (2004). Стыд в двух культурах: последствия для эволюционных подходов. J. Cogn. Культ. 4, 207–262. DOI: 10.1163 / 1568537041725097

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гилберт П. (1997). Эволюция социальной привлекательности и ее роль в стыде, унижении, чувстве вины и терапии. руб. J. Med. Psychol. 70, 113–147. DOI: 10.1111 / j.2044-8341.1997.tb01893.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гилберт, П.(1998). «Что такое стыд? Некоторые основные вопросы и противоречия », в Стыд: межличностное поведение, психопатология и культура, , ред. П. Гилберт и Б. Эндрюс (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 3–38.

Google Scholar

Хайдт, Дж. (2003). «Моральные эмоции», в Справочнике по аффективным наукам , , ред. Р. Дж. Дэвидсон, К. Р. Шерер и Х. Х. Голдсмит (Oxford: Oxford University Press), 852–870.

Google Scholar

Хайдт, Дж., Макколи, К., и Розин, П. (1994). Индивидуальные различия в чувствительности к отвращению: шкала семи областей, вызывающих отвращение. чел. Индивидуальный. Dif. 16, 701–713. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (94)

-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хизертон, Т. Ф., и Уайлэнд, К. Л. (2003). «Оценка самооценки» в журнале «Положительная психологическая оценка : Справочник моделей и мер, », ред. С. Дж. Лопес и К. Р. Снайдер (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация), 219–233.

Google Scholar

Келтнер Д. и Басвелл Б. Н. (1996). Доказательства отчетливости смущения, стыда и вины: исследование воспоминаний о прошлом и выражения эмоций на лице. Cogn. Эмот. 10, 155–171. DOI: 10.1080 / 026999396380312

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Льюис, Х. Б. (1971). Стыд и вина в неврозах. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пресса международных университетов.

Google Scholar

Маркус, Г.(2008). Клюге: Случайное построение человеческого разума. Бостон, Массачусетс: Houghton Mifflin Co.

Mataix-Cols, D., An, S., Lawrence, N., Caseras, X., Speckens, A., Giampietro, V., et al. (2008). Индивидуальные различия в чувствительности к отвращению модулируют нейронные реакции на отталкивающие / отталкивающие раздражители. Eur. J. Neurosci. 27, 3050–3058. DOI: 10.1111 / j.1460-9568.2008.06311.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Михл, П., Meindl, T., Meister, F., Born, C., Engel, R., Reiser, M., et al. (2014). Нейробиологические основы стыда и вины: пилотное исследование фМРТ. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 9, 150–157. DOI: 10.1093 / сканирование / nss114

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Моррисон Д. и Гилберт П. (2001). Социальный статус, стыд и гнев у первичных и вторичных психопатов. J. Forens. Психиатрия 12, 330–356. DOI: 10.1080 / 09585180110056867

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Наваррете, К.Д., и Фесслер, Д. М. Т. (2006). Избегание болезней и этноцентризм: влияние уязвимости к болезням и чувствительности к отвращению на межгрупповые отношения. Evol. Гм. Behav. 27, 270–282. DOI: 10.1016 / j.evolhumbehav.2005.12.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ниденталь П. М., Тангни Дж. П. и Гавански И. (1994). «Если бы я не был» против «если бы я не был»: различение стыда и вины в контрфактическом мышлении. J. Pers. Soc. Psychol. 67, 585–595. DOI: 10.1037 / 0022-3514.67.4.585

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нуссбаум, М.С. (2004). Скрытие от человечества. Princeton, NJ: Princeton University Press.

Google Scholar

Оукс, М.А., Браун, Дж. Д., и Кай, Х. (2008). Неявная и явная самооценка: мера за меру. Soc. Cogn. 26, 778–790. DOI: 10.1521 / soco.2008.26.6.778

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Олатунджи, Б.О. (2008). Отвращение, скрупулезность и консервативное отношение к сексу: доказательства опосредованной модели гомофобии. J. Res. Чел. 42, 1364–1369. DOI: 10.1016 / j.jrp.2008.04.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Олатунджи, Б.О., Хайдт, Дж., Маккей, Д., и Дэвид, Б. (2008). Ядро, напоминание о животных и отвращение к заражению: три вида отвращения с разными личностями, поведенческими, физиологическими и клиническими коррелятами. J. Res. Чел. 42, 1243–1259.DOI: 10.1016 / j.jrp.2008.03.009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Олатунджи, Б. О., и Маккей, Д. (2009). Отвращение и его расстройства: теория, оценка и лечение. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Google Scholar

Орт У., Беркинг М. и Буркардт С. (2006). Застенчивые эмоции и депрессия: размышления объясняют, почему стыд, но не вина, неадаптивен. чел. Soc. Psychol. Бык. 32, 1608–1619. DOI: 10.1177 / 0146167206292958

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Парк, Дж. Х., Фолкнер, Дж., И Шаллер, М. (2003). Развитые процессы предотвращения болезней и современное антиобщественное поведение: предвзятое отношение и избегание людей с физическими недостатками. J. Невербальное поведение. 27, 65–87. DOI: 10.1023 / A: 1023

8854

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Парк, Дж. Х., Шаллер, М.и Крэндалл С.С. (2006). Психологические механизмы предотвращения заболеваний и стигматизация полных людей. Неопубликованная рукопись. Нидерланды: Университет Гронингена.

Пауэр М. и Далглиш Т. (2008). Познание и эмоции: от порядка к беспорядку. 2-е изд. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

Google Scholar

Роземан И. Дж. (1984). «Когнитивные детерминанты эмоций: структурная теория», в Review of Personality and Social Psychology , ed.П. Шейвер (Беверли-Хиллз, Калифорния: Сейдж), 11–36.

Google Scholar

Шаллер М. (2006). Паразиты, поведенческие защиты и социально-психологические механизмы, посредством которых возникают культуры. Psychol. Inq. 17, 96–101. DOI: 10.1207 / s15327965pli1702_2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шаллер М. и Дункан Л. А. (2007). «Поведенческая иммунная система: ее эволюция и социально-психологические последствия», в Evolution and the Social Mind: Evolutionary Psychology and Social Cognitions , eds F.Хэзелтон и В. Хиппель (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Psychology Press), 293–307.

Google Scholar

Шмадер Т. и Ликель Б. (2006). Функция приближения и избегания эмоций вины и стыда: сравнение реакций на проступки, совершенные самими и другими причинами. Motiv. Эмот. 30, 43–56. DOI: 10.1007 / s11031-006-9006-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шналл С., Бентон Дж. И Харви С. (2008a). С чистой совестью: чистота снижает строгость моральных суждений. Psychol. Sci. 19, 1219–1222. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2008.02227.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит, Р. Х., Вебстер, Дж. М., Паррот, У. Г. и Эйр, Х. Л. (2002). Роль публичного разоблачения в моральном и неморальном стыде и вине. J. Pers. Soc. Psychol. 83, 138–159. DOI: 10.1037 / 0022-3514.83.1.138

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тангни, Дж. П. (2003). «Эмоции, относящиеся к самому себе», в The Handbook of Self and Identity , ред.Р. Лири и Дж. П. Тэнгни (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 384–400.

Google Scholar

Тангни, Дж. П., и Деринг, Р. (2002). Стыд и вина. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд.

Google Scholar

Тангни, Дж. П., и Стювиг, Дж. (2004). «Морально-эмоциональный взгляд на злых людей и злые дела», в Социальная психология добра и зла , изд. А. Г. Миллер (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press), 327–355.

Google Scholar

Танни, Дж.П., Стювиг, Дж., Машек, Д., Кендалл, С., Гудман, К., и Тейлор, К. (2003). Моральные эмоции и психопатия: стыд, вина и сочувствие заключенных. Торонто, Канада: Американская психологическая ассоциация.

Терриззи, Дж. А. Младший, Шук, Н. Дж., И МакДэниел, М. А. (2013). Поведенческая иммунная система и социальный консерватизм: метаанализ. Evol. Гм. Behav. 34, 99–108. DOI: 10.1016 / j.evolhumbehav.2012.10.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Terrizzi, J.А. мл., Шук, Н. Дж., И Вентис, В. Л. (2010). Отвращение: предиктор социального консерватизма и предвзятого отношения к гомосексуалистам. чел. Индивидуальный. Dif. 49, 587–592. DOI: 10.1016 / j.paid.2010.05.024

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тайбур, Дж. М., Либерман, Д. Л., и Грискявичюс, В. (2009). Микробы, совокупление и мораль: индивидуальные различия в трех функциональных областях отвращения. J. Pers. Soc. Psychol. 97, 103–122. DOI: 10.1037 / a0015474

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

ван Овервельд, М., де Йонг, П. Дж., и Петерс, М. Л. (2010). Пересмотренная шкала склонности к отвращению и чувствительности: ее прогностическая ценность для поведения избегания. чел. Индивидуальный. Dif. 49, 706–711. DOI: 10.1016 / j.paid.2010.06.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уоллботт, Х. Г. (1998). Телесное выражение эмоций. Eur. J. Soc. Psychol. 28, 879–896. DOI: 10.1002 / (SICI) 1099-0992 (1998110) 28: 6 <879 :: AID-EJSP901> 3.0.CO; 2-W

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уотсон, Д., Кларк, Л., и Теллеген, А. (1988). Разработка и проверка кратких показателей положительного и отрицательного воздействия: шкалы PANAS. J. Pers. Soc. Psychol. 54, 1063–1070. DOI: 10.1037 / 0022-3514.54.6.1063

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уикер, Б., Кейзерс, К., Плайли, Дж., Ройет, Дж., Галлезе, В., и Риццолатти, Г. (2003). Мы оба испытывали отвращение к моей островке: общая нейронная основа видения и чувства отвращения. Нейрон 40, 655–664.DOI: 10.1016 / s0896-6273 (03) 00679-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Приложение

Праймы для исследования 2.

Стыд: скрытая, заразительная и опасная эмоция

Стыд как эмоция самосознания сообщает нам о внутреннем состоянии несоответствия, недостойности, бесчестия, сожаления или разобщенности. Стыд — это явный сигнал о том, что наши позитивные чувства были прерваны. Другой человек или обстоятельства могут вызвать в нас стыд, но то же самое может и несоответствие нашим собственным идеалам или стандартам.Учитывая, что стыд может заставить нас чувствовать себя ущербным, плохим или подверженным исключению, он побуждает нас спрятаться или сделать что-то, чтобы сохранить лицо. Поэтому неудивительно, что избегание стыда может привести к абстиненции или зависимостям, которые пытаются замаскировать его влияние.

Стыд часто путают с чувством вины — эмоцией, которую мы можем испытать в результате проступка, по поводу которой мы можем испытывать угрызения совести и желать исправить это. Там, где у нас, вероятно, возникнет побуждение признать вину или поговорить с другими о ситуации, которая оставила у нас чувство вины, гораздо менее вероятно, что мы будем транслировать свой стыд.Фактически, мы, скорее всего, будем скрывать то, что чувствуем, потому что стыд не делает различия между действием и собой. Следовательно, со стыдом «плохое» поведение неотделимо от «плохого» я, как и с чувством вины.

Ситуация, реальная или воображаемая, может вызвать реакцию стыда. Например, можно нападать на себя, считая, что он уступает в конкурентной борьбе, или полагать, что другие узнают о каком-то скрытом недостатке. Стыд будет ощущаться, когда мы ожидаем, что нас сочтут недостаточными или неадекватными по нашему интеллекту, внешнему виду или способностям.Например, женщине, набравшей вес, было трудно выйти из дома, потому что она хотела избежать стыда, вызванного публичным присутствием. Она обесценила себя и ожидала, что другие будут ее строго осуждать.

Нападение на других часто служит отречению от того, что чувствует постыдный человек. Чтобы избежать самоуменьшающегося эффекта стыда, выражение презрения к другому человеку или его осуждение переносит свой собственный стыд на другого. Например, мужчина, который ожидал, что его признают неадекватным, будет манипулировать самооценкой своей партнерши, очерняя ее.Когда она стала слабой, застенчивой и нуждалась в его одобрении, он стал более уверен в себе, а также мог обвинить ее в любой неудаче с его стороны. Перемещение собственного стыда на другого человека — типичный маневр самозащиты среди нарциссистов, поскольку в основе нарциссизма лежит невыносимый внутренний стыд, которому отказано в сознании. Нуждаясь в том, чтобы скрыть обесценившееся самоощущение, нарциссы могут казаться самонадеянными или авторитетными и вызывать зависть у окружающих.

Стыд заразителен, если вы принимаете на себя смертельные проекции стыда со стороны партнера, особенно того, кто оскорбляет.Таким же образом стыд особенно труден, если не токсичен, для детей, потому что это эмоция, которую скрывают, особенно жертвы агрессии или жестокого обращения. Ожидание стыда со стороны сверстников вызывает у ребенка тревогу, если он или она стали жертвой издевательств. Как я обсуждал в предыдущем посте («Действительно ли хулиганы имеют низкую самооценку?») Стыд может восприниматься как такая негативная, сильная эмоция ненависти к себе, что может заставить человека отречься от него, а в случае того, кто ведет себя как хулиган, выдать это, вызывая эту эмоцию у других.Дети, которые запугивают и дразнят, могут легко понять, что заставляет других детей стыдиться, и они очень хорошо умеют вызывать эмоцию стыда у сверстников. И это делает стыд заразительной эмоцией.

Дети также подвержены передаче стыда, когда они связаны с кем-то, кто ведет себя постыдно. Когда дети эмоционально или физически брошены, подвергаются жестокому обращению или пренебрежению, они часто берут на себя стыд, который принадлежит взрослому, который бросил или причинил им боль, полагая, что это потому, что они сами являются «плохими».Некоторые дети ведут себя виноватыми в стыде своих родителей.

С другой стороны, родители могут испытывать сильный стыд из-за поведения своих детей. Поскольку идеалом для родителей является то, что дети будут представлять все свои усилия и заслуги, ребенок, который не может достичь желаемых целей или поведение которого вызывает смущение, негативно отражается и вызывает реакцию стыда. Некоторые родители отрицают какую-либо вину за плохое поведение своих детей, пытаясь отречься от своего стыда.Другие родители берут на себя слишком много ответственности и стыда за проступки ребенка.

Любая ситуация, которая обесценивает личность и вызывает стыд, также может вызвать гнев или даже ярость. Сюда входят ситуации, которые, помимо прочего, вызывают зависть, вызывают сравнения, вызывают страх быть брошенным или вызывают фантазии об относительном счастье соперника. Гнев человека, которому стыдно, подобен всепоглощающему яду, и он занимает много сознательных размышлений. Но если одному человеку, охваченному стыдом, удастся передать стыд другому, то этот человек испытает его подавляющие токсические последствия.Стыд, когда его принимает на себя партнер, любимый человек, друг или незнакомец, может физически и эмоционально сделать человека больным.

Независимо от триггера, когда испытывается стыд, ухудшение самооценки может иметь разрушительные последствия. В дополнение к типичным эмоциям, которые могут сопровождать стыд, таким как зависть, гнев, ярость и беспокойство, мы также можем включать в себя печаль, депрессию, истощение, одиночество и как результат. И здесь стыд может стать опасной эмоцией.Когда стыд приводит к нападению на себя, он подавляет и может негативно повлиять на то, как вы относитесь к себе и как вы оцениваете перспективы восстановления самооценки. Даже в этом случае люди действительно оправляются от стыда и узнают много нового о себе, если могут сделать шаг назад и взглянуть на то, что происходит внутри них.

Основные сведения о смущении

Как и все эмоции, стыд требует перспективы, поскольку он помещается в контекст нашего окружения и текущих проблем.Однако наша реакция на стыд формируется всеми нашими эмоциональными воспоминаниями о том, когда он был ранее испытан. Накопление эмоциональных переживаний, которые хранятся в нашей памяти, являются сценарием наших реакций, когда конкретная эмоция активируется в настоящем. По большей части эти аккуратные маленькие наборы эмоциональных воспоминаний влияют на наши решения и то, как мы управляем своей жизнью. Тем не менее, в любом случае стыд побуждает нас сохранять лицо, и, таким образом, нужно всегда помнить о склонности прятаться, когда возникает эмоция.Скрытность часто сопровождает поведение, которое само по себе является спусковым крючком для дальнейшего стыда, например, зависимости, компульсивное поведение, резкая самокритика или самоуничижение. Самонаблюдение, которое часто вызвано стыдом и воспринимается как сожаление, дает возможность узнать, изменить, улучшить или сделать что-то по-другому в следующий раз.

Сложная эмоция

Смущение — это так называемая эмоция застенчивости. В то время как основные эмоции, такие как гнев, удивление или страх, как правило, возникают автоматически, без особой когнитивной обработки, эмоции самосознания, включая стыд, вину и гордость, являются более сложными.Они требуют самоанализа и самооценки.

Как правило, набор поведения разворачивается со временем, когда человек смущен: например, женщина, которая называет нового знакомого не тем именем, скорее всего, смотрит вниз, подавляет улыбку, отворачивается, а затем переводит взгляд. (Покраснение также является обычным явлением, но не универсальным, — говорит Харрис.) За кулисами проявляется отчетливая физиологическая картина. При таких эмоциях, как гнев и страх, частота сердечных сокращений и артериальное давление резко возрастают.В смущении Харрис обнаружил, что сначала эти два показателя резко увеличиваются, но вскоре частота сердечных сокращений снова замедляется, а артериальное давление продолжает расти ( Journal of Personality and Social Psychology , 2001). «Эта связь может быть уникальным признаком смущения», — говорит она.

Где в мозгу возникает смущение? Недавно Вирджиния Штурм, доктор философии, доцент кафедры неврологии Калифорнийского университета в Сан-Франциско, и ее коллеги обнаружили немного серого вещества, которое, по-видимому, играет важную роль в смущении.Штурм изучал пациентов с лобно-височной деменцией, дегенеративным заболеванием мозга, которое вызывает глубокие изменения личности и поведения. Пациенты с этим заболеванием часто говорят или делают социально неприемлемые вещи, не чувствуя при этом никакого унижения. Она обнаружила, что область мозга, называемая правой прегениальной передней поясной корой, была меньше у людей, страдающих этим заболеванием.

Этот регион, кажется, вызывает смущение и у здоровых людей. Штурм обнаружил, что здоровые контрольные испытуемые, которых нелегко смутить, просматривая видео, на которых они поют хит 1964 года «Моя девочка», имели меньшую прегениальную переднюю поясную извилину коры головного мозга, чем здоровые контрольные группы, которые были более огорчены исполнением.

Психологи сразу же указывают на существенную разницу между стыдом и смущением. «Многие люди интуитивно думают, что есть связь, это смущение — более слабая форма стыда», — говорит Джун Тэнгни, доктор философии, психолог из Университета Джорджа Мейсона. Но похоже, что это не так.

Она обнаружила, что стыд гораздо более интенсивен и может быть связан с нравственными проступками. И хотя большинство людей испытывают стыд в компании других, «уединенный» стыд не редкость, говорит она.С другой стороны, смущение, как правило, происходит из-за социальных ошибок, и мы редко испытываем его вне социального контекста. Смущенные люди также более склонны смеяться над неприятным инцидентом. «Когда людям стыдно, — говорит она, — это вообще не имеет чувства юмора».

—Кирстен Вейр

Почему это происходит из-за травмы? — Quest Psychology Services

PTSD (Посттравматическое стрессовое расстройство) открывает целый ряд негативных эмоций, включая страх, гнев, беспокойство и печаль.Эти эмоции полностью оправданы для любого, кто пережил травмирующий опыт, и со временем они, вероятно, начнут исчезать по мере выздоровления выжившего. Но есть одна эмоция, которая имеет свойство закрадываться со временем после травмирующего события, что значительно затрудняет процесс выздоровления. Эта усиливающаяся эмоция — стыд.

Известно, что травма, провоцирующая посттравматическое стрессовое расстройство, вызывает глубоко укоренившееся чувство стыда, которое со временем усиливается. Это серьезная пагубная эмоциональная связь и сильный фактор риска для тех, кто страдает посттравматическим стрессовым расстройством в результате прошлого неблагоприятного опыта.Хотя на формирование стыда нужно время и он не всегда присутствует с самого начала травмы, он действительно способствует возникновению цикла страданий и стыда, который мешает людям жить стабильной и здоровой жизнью.

Понимание стыда

Стыд — это уникальная разрушительная эмоция, с которой каждый может столкнуться в своей жизни. Что делает стыд таким изолированным чувством, так это то, что он имеет тенденцию существовать в подавляющем большинстве случаев без какой-либо реальной цели, в отличие от чувства вины, которое будет мгновенно скрыто.Когда кому-то стыдно, он причиняет себе внутреннюю боль, обвиняя себя в событиях, которые вызвали его посттравматическое стрессовое расстройство, и преступлениях, совершенных против них самих.

В целом, это наносит вред самооценке человека так, как никакие другие эмоции не могут. Это заставляет их чувствовать себя глубоко ущербными людьми, никчемными и во многих случаях нелюбимыми. Если игнорировать эту изнурительную эмоцию, она также может разрушить внешние отношения, дезориентируя выжившего в той роли, которую они играют в обществе.Короче говоря, стыд может быть категоризированной эмоцией, но он не служит никакой реальной цели, кроме как заставить людей чувствовать себя ужасно.

Вина и стыд — это не одно и то же эмоция

Кратко затронутые выше, вина и стыд, хотя часто переплетаются в разговоре, — это не одно и то же. Стыд — это внутренняя эмоция самосознания, тогда как вина — это когда вы размышляете о прошлом действии или поведении и сохраняете это как негативную реакцию с вашей стороны. Например, если вы пообещали кому-то подвезти его на работу, но не сделали этого (даже случайно), вы можете почувствовать себя виноватым за такое пренебрежительное поведение по отношению к кому-то, кто вам небезразличен.Краткий справочник по разделению двух эмоций:

  • Стыд = отрицательная самооценка и представление о себе как о никчемном.
  • Вина = Вы оцениваете свое действие или поведение как неблагоприятное, но как личность вы все равно чувствуете внутреннюю ценность.

Таким образом, вина и стыд — это эмоции, которые не приветствуются, но чувство вины может побудить вас исправить свои действия, что позволит вам в долгосрочной перспективе почувствовать себя лучше.Так что это может быть полезно. С другой стороны, стыд не дает ни света, ни пути. Это самонаказание и не служит реальной цели для развития посттравматического роста.

Связь между стыдом и посттравматическим стрессовым расстройством

Никто не застрахован от чувства стыда, когда дело доходит до переживания травмы. Но есть определенные типы, которые печально известны медленным ростом этой эмоции, такие как сексуальное насилие, жестокое обращение с интимным партнером и жестокое обращение в детстве. Причина, по которой они являются первоклассными, заключается в том, что каждая из них по своей природе чрезвычайно бесчеловечна и унизительна, что является идеальным рецептом для формирования стыда.Это может стать для человека с посттравматическим стрессовым расстройством катализатором саморазрушительного поведения, самообвинения, пренебрежения собой, перфекционизма и довольно часто может быть связано с суицидальными мыслями или попытками.

Самая сложная часть стыда состоит в том, что, когда он сформулирован, от него может быть очень трудно избавиться. Таким образом, для тех, кто выздоравливает от посттравматического стрессового расстройства, существование постоянного цикла отчаяния является основным препятствием на пути к созданию более здоровых механизмов выживания. На самом деле, многие люди, как правило, настолько стеснены, что уходят от окружающего мира, не позволяя ресурсам помочь им вернуться к гораздо лучшему мышлению, чтобы увидеть свою самооценку.Хотя это может показаться тупиковым путем, можно оправиться от стыда, научившись реструктурировать свой образ мышления и свой мыслительный процесс, чтобы вы могли достичь своих целей выздоровления от посттравматического стрессового расстройства.

Как исправить или уменьшить стыд

С помощью и поддержкой психолога, фармакологической терапии и специализированных вмешательств вы можете преодолеть посттравматическое стрессовое расстройство. Помните, что посттравматическое стрессовое расстройство — это тревожное расстройство, и хотя страх и боль могут быть ограничивающими, с правильной помощью их можно преодолеть.Аспект притворства в этом может показаться немного более сложным, поскольку на рынке действительно нет таблетки от стыда, которую вы могли бы принять. Лучший способ бороться с ненавистью к себе и сложной природой стыда — это сострадание.

Сострадание как инструмент

Самосострадание было исследовано и очевидно в уменьшении эффекта стыда. При использовании это может стать мощным противоядием от самокритики, которая является главной характеристикой тех, кто испытывает сильный стыд. Причина в том, что сострадание позволяет людям с посттравматическим стрессовым расстройством укреплять в себе доверие, связь и спокойствие за счет высвобождения окситоцина.С помощью психолога и консультирования они могут помочь человеку, страдающему посттравматическим стрессовым расстройством и стыдом, разработать стратегии, включающие в себя сострадание к себе, чтобы вызвать к себе доброту, любовь и сочувствие.

Отвлечение, чтобы помочь

Еще один фундаментальный способ уменьшить стыд — это отвлечься от этих негативных мыслей, чтобы вы могли восстановить осознанный контроль над своими эмоциями. Вы можете натренировать свой разум, чтобы на пути к выздоровлению от посттравматического стрессового расстройства вы перестали скрываться и сеять хаос в вашем уме и вместо этого формировали новые, более здоровые.Вы можете установить для себя правило: например, когда вам становится стыдно, вы немедленно включаете любимую музыку, идете на прогулку или звоните близкому другу. Делайте то, что вам нужно, чтобы отвлечь себя и свой разум от входа в это темное место.

Знать свои триггеры

Стыд часто возникает, когда вы находитесь в наиболее уязвимом состоянии, и для тех, кто страдает посттравматическим стрессовым расстройством, это вполне могут быть те же триггеры, которые заставляют вас заново пережить свое болезненное прошлое. Это потому, что неуверенность — главный компонент, по которому люди по умолчанию стыдятся.Найдите время, чтобы узнать, какие триггеры у вас вызывают стыд, чтобы вы могли научиться избегать их или подготовиться к более здоровому образу мышления, когда они действительно возникнут. Опять же, вам не нужно делать это самостоятельно. С помощью профессионального психолога вы можете работать вместе, чтобы раскрыть эти триггеры и понять, как с ними бороться без стыда.

Заключение

Стыд, несомненно, является одной из самых разъедающих, универсальных человеческих эмоций. Это может заставить людей думать, что они неудачники, что они не принадлежат друг другу или что травма, с которой они столкнулись, была их ошибкой.Все это неправда, но этот голосок в вашей голове может быть очень убедительным, и его трудно игнорировать. К счастью, есть способы, которыми вы можете научиться строить защиту от него; вам просто нужно быть готовым и найти место, где вы сможете начать распутывать корни своего стыда, откуда он исходит, и осознать, что он не имеет смысла в вашей жизни.

В заключение, всегда помните, что стыд не развился за день, и он не растворится за день. Иногда могут пройти годы, прежде чем в результате травмирующего события в вашей жизни возникнет стыд, и это совершенно нормально.Но нормально не означает, что это приветствуется. Имея на своей стороне нужные ресурсы и применяя стратегии здоровой осознанности и сострадания, вы сможете победить эту вредную эмоцию и преодолеть основной барьер, который мешает вам оправиться от травмы.

Quest Psychology Services — это специалисты по терапии травм в Салфорде, Манчестер. Чтобы обсудить получение помощи для вас или любимого человека, позвоните нам по телефону 07932737335

Стыд: другая эмоция при депрессии и тревоге

Психологи утверждают, что существует от 6 до 10 основных эмоций, которые испытывают люди.Шесть эмоций, которые были определены как первичные, включают гнев, отвращение, страх, счастье, печаль и удивление. Неудивительно, что основная эмоция при депрессии — это грусть, а при тревоге — страх. Многие люди, у которых диагностирована депрессия или тревога, испытывают избыток печали и страха.

Бывали ли вы когда-нибудь в депрессии или тревоге и одновременно чувствовали себя стыдно? Знайте, что чувство стыда при депрессии или тревоге — это нормально. Психологи относят стыд к вторичным эмоциям, которые образуются в ответ на другую эмоцию.Это подавляющая эмоция, которая берет на себя вашу способность чувствовать что угодно и часто наблюдается как при депрессии, так и при тревоге. Стыд может вызывать у людей негативные, изнурительные чувства, потому что он сочетает в себе другие негативные эмоции. Как человеческое существо, мы часто чувствуем стыд за негативные эмоции, такие как гнев, страх, печаль и ненависть. Стыд часто можно спутать с чувством вины; однако есть существенная разница.

Вина

  • Развивается из отрицательной оценки собственного поведения
  • Чувство неправильного поведения
  • Мощный мотиватор для изменения своего поведения к лучшему

Стыд

  • Развивается из отрицательной оценки самого себя
  • Ощущение неправоты
  • Заставляет человека поверить, что изменение невозможно, потому что проблема в нем самом.

Стыд — это ядовитая эмоция, которая заставляет депрессивного человека чувствовать себя слишком бесполезным, чтобы вставать с постели.Это заставляет тревожных людей избегать общественных мероприятий, потому что они боятся привлечь чрезмерное внимание к своим предполагаемым недостаткам. Токсичный стыд может быть настолько вредным, что разрушает самооценку и подпитывает отрицательные эмоции, которые возникают при депрессии и тревоге.

Вот общие мысли, которые говорят себе люди, испытывающие токсический стыд:

  • «Я такой глупый. Я ничего не могу сделать правильно! »
  • «Я всегда говорю не то. Что не так со мной?»
  • «Я такая толстая.Я ужасно выгляжу. Я не могу пойти на вечеринку.
  • «Я такая лажа. Я ненавижу себя.»

У многих людей время от времени возникают эти негативные мысли. Тем не менее, люди с депрессией и тревогой, как правило, вовлекаются в них гораздо чаще и часто приводят к изнурительным результатам. Жертвы травм и жестокого обращения особенно уязвимы для токсического стыда. Однако не обязательно испытывать жестокое детство или серьезные трудности, чтобы испытать дисфункциональный уровень стыда.Ядовитый стыд может возникнуть в результате посрамления родителей, учителей, сверстников, которые усваиваются и повторяются про себя снова и снова.

Понимание роли стыда в депрессии, тревоге и других расстройствах может быть жизненно важным шагом в восстановлении надежды на выздоровление. Стыд может оттолкнуть вас от вашего внутреннего «я», что не является здоровым образом жизни. Некоторые люди могут прибегать к лекарствам, чтобы справиться с депрессией, в то время как другие могут обратиться к специалисту по психическому здоровью.Еще один способ справиться с депрессией и тревогой — это транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС). TMS обеспечивает неинвазивное долгосрочное решение борьбы с депрессией. Персонал GatewayTMS заботится о здоровье и благополучии наших пациентов. Если вы попробовали лекарства или консультацию и обнаружили, что это не работает, или просто не хотите идти по этому пути, позвоните в GatewayTMS по телефону (314) 909-8487, чтобы узнать больше о TMS и о том, как мы можем помочь вам справиться с депрессией.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.