Теория а бандуры – . —

Теория социального научения А. Бандуры. Как Бандура объясняет механизмы психическое развитие личности?

⇐ ПредыдущаяСтр 12 из 23Следующая ⇒

В 1969 году Альберт Бандура (1925) — канадский психолог выдвинул свою теорию личности, названную теорией социального обучения.

А. Бандура критиковал радикальный бихевиоризм, который отрицал детерминанты поведения человека, возникающие из внутренних когнитивных процессов. Для Бандуры индивиды не являются ни автономными системами, ни простыми механическими передатчиками, оживляющими влияния окружения — они обладают высшими способностями, которые позволяют им предсказывать появление событий и создавать средства для осуществления контроля над тем, что влияет на их повседневную жизнь. Учитывая, что традиционные теории поведения могли быть неверными, это давало скорее неполное, чем неточное объяснение поведению человека.

С точки зрения А. Бандуры, люди не управляются интрапсихическими силами и не реагируют на окружение. Причины функционирования человека нужно понимать в терминах непрерывного взаимодействия поведения, познавательной сферы и окружения. Данный подход к анализу причин поведения, который Бандура обозначил как взаимный детерминизм, подразумевает, что факторы предрасположенности и ситуационные факторы являются взаимозависимыми причинами поведения.

Функционирование человека рассматривается как продукт взаимодействия поведения, личностных факторов и влияния окружения.

Проще говоря, внутренние детерминанты поведения, такие как вера и ожидание, и внешние детерминанты, такие как поощрение и наказание, являются частью системы взаимодействующих влияний, которые действуют не только на поведение, но также на различные части системы.

Разработанная Бандурой модель-триада взаимного детерминизма показывает, что хотя на поведение влияет окружение, оно также частично является продуктом деятельности человека, то есть люди могут оказывать какое-то влияние на собственное поведение. Например, грубое поведение человека на званом вечере может привести к тому, что действия присутствующих рядом людей будут, скорее, наказанием, а не поощрением для него. Во всяком случае, поведение изменяет окружение. Бандура также утверждал, что благодаря своей необычайной способности использовать символы люди могут думать, творить и планировать, то есть они способны к познавательным процессам, которые постоянно проявляются через открытые действия.

Каждая из трех переменных в модели взаимного детерминизма способна влиять на другую переменную. В зависимости от силы каждой из переменных доминирует то одна, то другая, то третья. Иногда наиболее сильны влияния внешнего окружения, иногда доминируют внутренние силы, а иногда ожидание, вера, цели и намерения формируют и направляют поведение. В конечном итоге, однако, Бандура полагает, что по причине двойной направленности взаимодействия между открытым поведением и окружающими обстоятельствами люди являются и продуктом, и производителем своего окружения. Таким образом, социально-когнитивная теория описывает модель взаимной причинности, в которой познавательные, аффективные и другие личностные факторы и события окружения работают как взаимозависимые детерминанты.

Предвиденные последствия. Исследователи научения делают акцент на подкреплении как на необходимом условии для приобретения, сохранения и модификации поведения. Так, Скиннер утверждал, что внешнее подкрепление обязательно для научения.

А. Бандура, хотя и признает важность внешнего подкрепления, но не рассматривает его как единственный способ, при помощи которого приобретается, сохраняется или изменяется наше поведение. Люди могут учиться наблюдая или читая, или слыша о поведении других людей. В результате предыдущего опыта люди могут ожидать, что определенное поведение будет иметь последствия, которые они ценят, другое — произведет нежелательный результат, а третье — окажется малоэффективным. Наше поведение, следовательно, регулируется в значительной мере предвиденными последствиями. В каждом случае мы имеем возможность заранее вообразить последствия неадекватной подготовки к действию и принимаем необходимые меры предосторожности. Посредством нашей способности представлять действительный исход символически будущие последствия можно перевести в сиюминутные побудительные факторы, которые влияют на поведение во многом так же, как и потенциальные последствия. Наши высшие психические процессы дают нам способность предвидения.

В центре социально-когнитивной теории лежит положение о том, что новые формы поведения можно приобрести в отсутствие внешнего подкрепления. Бандура отмечает, что многое в поведении, которое мы демонстрируем, приобретается посредством примера: МЫ просто наблюдаем, что делают другие, а затем повторяем их действия. Этот акцент на научении через наблюдение или через пример, а не на прямом подкреплении, является наиболее характерной чертой теории Бандуры.

По мнению Бандуры, человеческое функционирование основывается на трех регуляторных системах: 1) предшествующих стимулах, (поведение других) 2) влияниях обратной связи, после реакции, (в форме подкрепления в межличностных отношениях могут выступать внимание, отвержение, словесное одобрение или выговор), 3) когнитивных процессах. Причем первые два рассматриваются как основные. Когнитивные события находятся под контролем стимула и подкрепления. Когнитивная система регуляции основывается на положении: действия не всегда предсказуемы из внешних источников влияния – (первых двух стимулах и последствий реакций). Когнитивная регуляторная система функционирует так – моделируемые, т. е. заимствуемые у модели действия приобретаются по началу в символической форме (в процессе чтения, просмотра фильма, затем они анализируются, проверяются возможные альтернативные ходы действия, затем либо используются человеком, либо отбрасываются. Наилучшее символическое решение претворяется в реальность. В своих исследованиях Бандура доказывал «механизм следования модели» не имеет этического измерения – он действует в отношении любых моделей как негативных, так и позитивных.Эксперимент, в котором, дети играли в кегли и получали в случае успешной игры фишки, которые они могли обменять на сладости, игрушки или канцтовары. Обученный актер играющий вместе с ними, ничего не объясняя он, часть фишек опускал в кружку для пожертвований. Довольно скоро дети начали поступать так же. Фишки, которые для них имели вполне реальную цену, они опускали в кружку, хотя смысл этого действия они понимали не вполне. Этот механизм лежит в основе многих человеческих обычаев и обрядов (выполнения отдельных действий из поколения в поколение

©2015 arhivinfo.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.

arhivinfo.ru

Теория социального научения А. Бандуры.

Американскими социальными психологами еще в 40-е гᴦ. было

установлено, что людям свойственно подражать увиденному или услышанному. В своем поведении они невольно и неосознанно воспроизводят как позитивные, так и негативные модели. Теория исследования модели получила широкое распространение, после публикации экспериментов Альберта Бандуры. В одном из своих экспериментов Бандура предлагал детям поиграть с новыми игрушками. Дети заходили в в комнату с новыми игрушками, там находилась забавная игрушка – фарфоровая кукла Бобо, но сней уже играл обученный актер.
Размещено на реф.рф
В присутствии детей он издевался над куклой, избивал ее и в конечном итоге совсœем ее уничтожал. Когда агрессивная игра заканчивалась, детям выдавали новую куклу – копию первой. Дети без всяких специальных инструкций вели себя с куклой также агрессивно как и актер.

Размещено на реф.рф
Когда Бандура через 3 месяца снова пригласил детей для повторного эксперимента с Бобо, дети вновь начинали терзать и бить куклу. Кроме этого Бандура модернизировал эксперимент демонстрируя детям запись на пленке, того как с Бобо играет актер, эффект оказался тем же.

По мнению Бандуры, образцы поведения могут приобретаться черезпрямой личный опыт, а также через наблюдение поведения других и его последствия для них (т. е. влияние примера).

Существует несколько вариантов влияния модели на поведение наблюдателя. В процессе наблюдения могут приобретаться новые реакции; усиление или ослабление тех или иных моделœей поведения, их сдерживание через наблюдение последствий поведения другого. Наблюдение поведения другого может облегчить воспроизведение собственных реакций.

По мнению Бандуры, человеческое функционирование основывается на трех регуляторных системах: 1) предшествующих стимулах, (поведение других) 2) влияниях обратной связи, после реакции, (в форме подкрепления в межличностных отношениях могут выступать внимание, отвержение, словесное одобрение или выговор), 3) когнитивных процессах. Причем первые два рассматриваются как основные. Когнитивные события находятся под контролем стимула и подкрепления. Когнитивная система регуляции основывается на положении: действия не всœегда предсказуемы из внешних источников влияния – (первых двух стимулах и последствий реакций). Когнитивная регуляторная система функционирует так – моделируемые, т. е. заимствуемые у модели действия приобретаются по началу в символической форме (в процессе чтения, просмотра фильма, затем они анализируются, проверяются возможные альтернативные ходы действия, затем либо используются человеком, либо отбрасываются. Наилучшее символическое решение претворяется в реальность. В своих исследованиях Бандура доказывал ʼʼмеханизм следования моделиʼʼ не имеет этического измерения – он действует в отношении любых моделœей как негативных, так и позитивных

.Эксперимент, в котором, дети играли в кегли и получали в случае успешной игры фишки, которые они могли обменять на сладости, игрушки или канцтовары. Обученный актер играющий вместе с ними, ничего не объясняя он, часть фишек опускал в кружку для пожертвований. Довольно скоро дети начали поступать так же. Фишки, которые для них имели вполне реальную цену, они опускали в кружку, хотя смысл этого действия они понимали не вполне. Этот механизм лежит в базе многих человеческих обычаев и обрядов (выполнения отдельных действий из поколения в поколение).

Теория агрессии – фрустрации недостаточна для объяснения агрессивного поведения. Здесь Бандура близок к позиции психоанализа в которой человек воспринимается как обремененный источником агрессивной энергии, требующей периодического выхода.

По мнению Бандуры, семья, субкультура и СМИ ежедневно преподносят нам уроки агрессивности. В семьях, где используют методы физического наказания, вырастают дети склонные к агрессивным действиям. Субкультура или социальная среда, в которой развивается человек, также оказывает сильное влияние. В тех культурах, где идеалом мужчины является ʼʼмачоʼʼ — настоящий мужчина, самец, агрессивный стиль поведения переходит от отца к сыну. Субкультура – охотников и пастухов (ковбоев) в США.

А. Бандура называет совой подход социобихевиоральным, в основе

которого лежит критика предыдущих подходов, в частности некоторых положений теории Миллера, Долларда, Скиннера и др.
Размещено на реф.рф

по мнению Бандуры эти теории недостаточны, потому что построены на ʼʼограниченном ряде принципов, которые были установлены и поддержаны в основном исследованиями научения у животных в ситуациях с одной персоной. Невозможно основываться на подобных данных для анализа социально-психологических явлений, для более адекватного рассмотрения крайне важно расширить эти принципы, ввести новые, подтвердить исследования на базе человеческого поведения, в диадической и групповой ситуациях.

Подход Д. Тибо и Г. Келли (теория взаимодействия исходов).

Авторы говорят о том, что правильнее было бы называть их подход, точкой зрения, а не концепцией (frame of reference).

По мнению авторов, всякое межличностное отношение — ϶ᴛᴏ взаимодействие. Для исследования первоначально были взяты взаимодействия в диаде. ʼʼДиадические взаимодействия наиболее вероятно будут продолжаться и позитивно оцениваться, в случае если участники такого взаимодействия получат

положительное подкрепление, ʼʼвыгадают от негоʼʼ. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, обе стороны зависят друг от друга в достижении позитивных исходов.

Авторы выделяют два вида переменных: зависимые и независимые. К независимым относятся – возможность взаимного контроля, которым обладают члены коллектива. В качестве контроля могут выступать следующие средства: вознаграждения, платежи, подкрепления и полезность. В качестве зависимых переменных могут выступать – роли, нормы, власть.

Кроме этого на взаимоотношения участников также влияют внешние и внутренние факторы по отношению к этому взаимодействию. Тибо и Келли установили основные факторы, влияющие на положительное развитие взаимодействий в диаде.

Внешние факторы, 1) такие как способности, сходство и различие в их установках, ценностях – авторы отмечают что, эти факторы коррелируют с социометрическим выбором. Индивиды, имеющие сходные установки, склонны выбирать друг друга в качестве друзей.

Внешние факторы 2)одной из характеристик социальных отношений является дистантность – чем больше расстояние между участниками взаимодействия, тем меньше шансов на положительный исход, поскольку крайне важно прикладывать гораздо больше усилий для их поддержания.

Внешние факторы 3) другая характеристика — ϶ᴛᴏ комплементарность или дополнительность. Образование диады облегчено тогда, когда стороны способны вознаграждать друг друга ценой низких издержек для себя.

Внутренние факторы: отношения издержек-вознаграждений проистекают из ʼʼкомбинаций последовательностей поведения членов диадыʼʼ. Иногда сочетание поведения может оказаться не совместимым (один брат хочет заниматься математикой, другой – играть на пианиноʼʼ.

Авторы рассматривают процесс взаимодействия как протекающий в вакууме, не учитывают внешнего влияния, роль коммуникации, предполагается что их принцип универсален, т. е. подходит к анализу любых видов взаимодействий.

Лекция ʼʼВклад Психоанализа в развитие социальной психологииʼʼ.

План

1. Психоанализ (динамическая теория В. Байона).

2. Теория развития группы В. Бенниса и Г. Шепарда,

3. Трехмерная теория интерпесонального поведения В. Шутца.

Литература:

1. Андреева Г. М., Богомолова Н. Н., Петровская Л. А. Зарубежная социальная психология ХХ столетия: Теоретические подходы: Учебное пособие для вузов. М. 2001. – 288 с.

2. Андреева Г. М Социальная психология. 5- изд., испр.
Размещено на реф.рф
и доп. М. 2005. с. 54-57.

3. Социальная психология. Хрестоматия: Учебное пособие для студентов /сост. Е. П. Белинская, О. А. Тихомандрицкая. М. 2003.

Говоря о социальной психологии, мы ни как не можем пройти мимо того

влияния, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ оказал на ее становление психоанализ. Практически всœе социальные психологи говорили о том, что Фрейд является источником для развития их взглядов. Во- вторых, наблюдается тенденция рассеянного психоанализа, т. е. весьма активный процесс включения отдельных психоаналитических принципов в различные системы взглядов и концепции.

З. Фрейдом было написано несколько работ посвященных анализу социально-психологических явлений. Среди них ʼʼМассовая психология и анализ человеческого ʼʼЯʼʼʼʼ; ʼʼТотем и табуʼʼ;

В качестве ключевых понятий для группового анализа являются сублимированная любовь, идентификация, именно к ним обращается Фрейд отвечая на вопрос о силах, связующих людей в группы.

Понятие идентичность и идентификация. Идентичность выработка этого понятия началась в 60-е гᴦ., ХХ века, в литературе его формулировка встречалась и ранее (в работах А. Адлера, К. Г. Юнга и др.). В социальную психологию данную категорию ввели исследователи Дж. Миди Ч. Кули. Идентичность в переводе с английского отождествление, тождественность, тот же самый, схожий, узнавание, опознавание.

В психоаналитической концепции отождествление со значимым другим. Широкое распространение понятие идентичность получила благодаря работам Э. Эриксона, который ввел понятие Эго-идентичность и групповая идентичность.

Эго-идентичность — ϶ᴛᴏ непрерывный процесс, внутреннего осознания самого себя индивидом.

Групповая идентичность – отождествление себя со значимой группой, коллективом, осознание себя членом, частью данного коллектива.

Идентификация – данная категория была введена Фрейдом.

Идентификация — ϶ᴛᴏ эмоционально-когнитивный процесс неосознаваемого отождествления субъекта с другим субъектом или группой.

Фрейд выделил первичную и вторичную идентификацию. Первичная или элементарная идентификация носит бессознательный характер, имеет биологические предпосылки, используется как животными так и человеком.

Ведущая цель идентификации – адаптация в самом широком смысле. Идентификация вторичная как механизм социализации. Идентификация со значимым другим порождает избирательную внушаемость.

Основу группы по Фрейду составляет система эмоциональных, либидозных по своему характеру связей. В группе существует два вида эмоциональных связей: между отдельными членами группы, и между каждым членом группы и лидером. Ключевой фигурой оказывается лидер.
Размещено на реф.рф
При этом остальная группа принимает личность – лидера за свой идеал, идентифицирует себя с ним. Психология лидера отличается от психологии группы, он не имеет эмоциональных привязанностей кроме себя.

Динамическая теория функционирования группы В. Байона.

Теория была сформулирована Байоном к началу 50-х гᴦ. основной материал для анализа в результате наблюдения за терапевтическими группами. Теория Байона специфична – по мнению автора, группа представляет собой макровариант индивида, и следовательно она характеризуется теми же параметрами, что и отдельная личность, т. е. потребностями, мотивами, целями. Группа всœегда представлена в двух планах: с одной стороны, она выполняеткакую-то задачу и в ее решении члены группы осознано принимают участие; с другой стороны существует групповой аспект культуры, создаваемый неосознаваемыми вкладами отдельных членов группы. Байон утверждает так же, что в случае конфликтов внутри группы задействуются ʼʼколлективные психологические механизмыʼʼ защиты. Большинство выводов Байона экспериментально не проверялись экспериментально, в связи с чем не получили широко распространения в социальной психологии.

referatwork.ru

Теория социального обучения А. Бандуры (1925)


⇐ ПредыдущаяСтр 7 из 11Следующая ⇒

Основные теоретические положения

Основная идея, лежащая в истоках теоретических размышлений А. Бандуры состоит в следующем. По мнению А. Бандуры, в социальных ситуациях люди обучаются значительно быстрее, наблюдая за поведением других людей. Развивая данное положение, автор считает, что априорное обучение осуществляется посредством моментального овладения новыми навыками только благодаря наблюдению. Если поведенческие реакции могут усваиваться людьми лишь посредством наблюдения, значит процесс обучения должен осуществляться на когнитивном (cognitive) уровне.

Наблюдение также дает нам информацию о возможных последствиях новых видов поведения — мы видим, что происходит в результате аналогичных действий других. Бандура называет этот процесс опосредованным (косвенным) подкреплением. Это также когнитивный процесс: мы формируем ожидания относительно результатов собственного поведения, не предпринимая никаких действий со своей стороны.

В процессе обучения мы используем модели различного типа — это могут быть не только живые люди, но и символические модели, которые мы видим по телевизору или о которых читаем в книгах. Одной из форм символического моделирования являются текстовые инструкции, когда инструктор словесно описывает нам правила техники безопасности.

А. Бандура выделяет четыре составляющих процесса обучения посредством наблюдения.

Процессы, связанные с вниманием (Attentional processes)

Для того чтобы мы могли подражать модели, мы должны обратить на нее свое внимание. Модели чаще всего привлекают внимание тем, что выделяются среди других своей внешностью или же их отличают знаки успеха, престижа, власти, а также других притягательных качеств (Bandura, 1971). Процесс внимания зависит и от психологических особенностей наблюдателя — его интересов и потребностей.

Процессы удержания в памяти (Retention processes)

Так как люди могут подражать поведению моделей спустя определенное время с момента наблюдения, они должны каким-то образом сохранять результаты наблюдений в памяти в символической форме (Bandura, 1971). Бандура рассматривает символические процессы с точки зрения ассоциаций по смежности, т. е. ассоциаций между стимулами, совпадающими во времени. Допустим, мы наблюдаем за действиями мастера, демонстрирующего нам как работает новый для нас инструмент, например, дрель. Мастер показывает как закрепить сверло, включить прибор в сеть и т. д. Впоследствии сам вид дрели будет вызывать у нас множество ассоциативных образов, связанных с ее использованием, а те, в свою очередь, направлять наши действия. В этом примере все стимулы являются зрительными. Однако, согласно точке зрения Бандуры (1971), мы запоминаем события путем словесных ассоциаций.

Маленькие дети в возрасте примерно до пяти лет еще не привыкли мыслить словами, поэтому они, вероятно, полагаются в основном на зрительные образы, а это ограничивает их способности к подражанию. Следовательно, мы можем способствовать развитию их подражательных навыков, побуждая их использовать вербальные коды, например, прося их дать словесное описание поведения модели во время наблюдения за ней (Bandura, 1971).

Пытаясь выполнять различные задания на запоминание, ма­ленькие дети совершенно не учитывают возможностей и ограничений своей памяти. Используя современную научную терминологию, мы могли бы ска­зать, что у маленьких детей недостаточно развито метакогнитивное осознание, они еще не могут оце­нить и учесть уровень развития своих когнитивных навыков. Од­нако в возрасте от 5 до 10 лет дети постепенно обучаются оценивать возможности своей памяти и определять в каких случаях нужно использовать приемы, помогающие запоминанию, такие как «зубрежка» — многократное повторение про себя запо­минаемого материала. На основе сопоставления различных экспериментальных данных Бандура (Bandura, 1986) пришел к за­ключению, что модели помогают детям научиться использовать по­вторение и другие приемы запоминания.

Процессы воспроизведения движений (Motor reproduction processes)

Чтобы правильно воспроизвести наблюдаемые моде­ли поведения, нужно обладать соответствующими моторными (двигательными) навыками. Например, мальчик наблюдает, как отец пилит, но ему самому не удается орудовать пилой также хо­рошо, поскольку ему не хватает для этого ловкости и силы. Од­ного наблюдения достаточно, чтобы он мог усвоить новый паттерн поведения, т. е. понять, как нужно класть бревно и направлять пилу, но недостаточно, чтобы овладеть физическим навыком (использовать свою силу для пиления), который приходит только в результате взросления или практики (Bandura, 1977).

Подкрепление и мотивация (Reinforcement and motivational processes)

Как и психологи, изучавшие когнитивное поведение до него, Бандура, различает усвоение (aquisition) новых образцов пове­дения и их реализацию (pеrformance). Вы можете усвоить новые зна­ния, наблюдая модель, но при этом вам, возможно, удастся использовать полученные знания на практике, а возможно, нет. Мальчик может услышать как соседские ребята используют новые для него «уличные» словечки и начать сам их употреблять, однако, возмож­но, они и не войдут в его лексикон. Овладение новыми навыками подчиняется законам подкрепления и мотивации: мы будем подражать действиям других, если это сулит нам вознаграждение. Отчасти на наше поведение будет влиять наличие прямых подкреплений в прошлом. Например, если мальчик, начав ругаться, уже заслужил авторитет среди соседских мальчишек, он, вероятно, начнет использовать и новые услышанные им выражения. Но если за использование бранных слов он был наказан, он скорее всего будет колебаться, стоит ли ему повторять ругательства.

На использование новых навыков будет влиять и косвенное подкрепление — в тех случаях, когда мы видим, что поведение модели вознаграждается. Если ребенок видит, как соседского мальчика начинают уважать за ругань, он, вероятно, тоже станет ему подражать. Но если он видит, как того наказывают, он вряд ли станет делать то же самое (Bandura, 1971,1977).

Наконец, на использование навыков влияет также и самоподкрепление — наша оценка собственного поведения.

Таким образом, чтобы успешно подражать модели мы должны: 1) обратить на нее внимание; 2) сохранить наши наблюдения в памяти в символической форме; 3) обладать необходимыми физическими навыками, чтобы воспроизвести наблюдаемое поведение.

Если все эти условия выполняются, мы, вероятно, сможем подражать модели, но это еще не означает, что мы станем это делать. Наши действия зависят также от 4) условий подкрепления, которое во многих случаях является косвенным. Все четыре компонента, как правило, взаимосвязаны.

Исследования социализации

Четырехкомпонентная модель, предложенная Бандурой, является тонким инструментом анализа процесса обучения путем наблюдения. Кроме этого, Бандура стремился исследовать процесс социализации — механизмы, посредством которых общество побуждает своих членов действовать в соответствии с общепринятыми нормами.

Социализация является всеобъемлющим процессом и распро­страняется практически на все типы поведения. В частности, во всех культурах членам общества предписывается в каких ситуациях уместно проявлять агрессию. Вероятно, также во всех культурах их представителей обучают различным формам кооперации — учат делиться своей собственностью и помогать другим. Таким образом, агрессия и кооперация являются «целями» социализации во всех культурах.

Бандура (Bandura, 1977) полагает, что со­циализация агрессии, как и любых других форм поведения, отчасти происходит благодаря оперантному обусловливанию. Родители и дру­гие лица, формирующие социальное поведение детей, поощряют про­явление ими агрессии в социально приемлемых формах (например, в играх или на охоте) и наказывают их за социально неприемлемые про­явления агрессии (например, когда они обижают маленьких). Но не следует забывать, что в значительной степени они обучают детей соци­альным нормам и на собственном примере. Дети видят в каких случа­ях взрослые проявляют агрессию и в каких случаях эти проявления поощряются и соответственно начинают подражать им. Исследуя во­прос социализации агрессии Бандура провел ряд экспериментов, один из которых в настоящее время считается классическим.

В ходе этого эксперимента 4-летние дети порознь смотрели фильм, в котором взрослый мужчина демонстрировал относительно новый для детей вид агрессивного поведения: мужчина сбивал с ног надув­ную резиновую куклу, садился на нее и начинал бить ее кулаками, выкрикивая при этом фразы типа «Вот тебе, получай» или «Лежи смирно, сопляк». Дети были разделены на три группы с различны­ми условиями, т. е. все они видели один и тот же фильм, но с различ­ными окончаниями. В группе с условием поощрения агрессии в кон­це фильма мужчину хвалили и давали ему вознаграждение: другой взрослый мужчина называл его «сильным чемпионом» и давал ему плитку шоколада и кока-колу.

В группе с условием наказания агрессии фильм заканчивался тем, мужчину обзывали «великовозрастным задирой» и пинками выгоняли вон.

В третьей (контрольной) группе — «без последствий», мужчина не получал ни поощрения, ни наказания.

Сразу после просмотра ребенка отводили а комнату, в которой были разные игрушки, а среди них такая же кукла. Затем экспериментатор наблюдал за ребенком сквозь односторонне-прозрачное зеркало с целью выяснить будет ли ребенок подражать агрессивному поведению взрослого.

Результаты показали, что дети из группы с условием наказания подражали поведению взрослого значительно реже, чем дети из двух других групп. Таким образом, косвенное наказание сдерживает подражание агрессии. Между группами поощрения агрессии и контрольной группой не наблюдалось никаких различий. Такие результаты вполне характерны для тех типов поведения, которые, подобно агрессии, как правило, подлежат в обществе запрету. Когда дети видят, что «на сей раз ни к чему плохому это не привело», это подталкивает их к подражанию точно так же, как и косвенное поощрение (Bandura, 1977). Но этот эксперимент имел не менее важное продолжение. Экспериментатор снова входил в комнату и сообщал ребенку, что тот получит сок и красивую переводную картинку за любые дополнительные действия. Такого соблазнительного стимула оказалось достаточно, чтобы всякие различия в поведении детей из разных групп полностью исчезли. Теперь все дети, даже те, кто видел, как мужчину наказывают, в равной степени активно подражали его действиям. Это означает, что косвенное наказание блокировало лишь реализацию новых моделей поведения, но не их усвоение. Дети в группе с условием наказания также усвоили новые действия, просто они не были уверены, что стоит их повторять, пока у них не появился новый стимул.

По мнению А. Бандуры, дети все равно усваивают показанные им методы преступных действий и лишь не проявляют подобного поведения до тех пор, пока обстоятельства не будут явно указывать на их допустимость.

В процессе социализации детей обучают вести себя в соответствии с их половой принадлежностью; общество поощряет развитие у мальчиков «мужских», а у девочек — «женских» черт характера.

Возможно также, что связанные с полом черты характера, по крайней мере отчасти, генетически обусловлены. Сторонники теории социального обучения не отрицают такой возможности, однако они считают, что на формирование полоролевого поведения в большей степени влияют процессы социализации и что особенно велика при этом роль подражания (Bandura, 1970).

Отсутствие социального подкрепления может ограничивать только уровень практического применения тех или иных навыков мальчиками или девочками, но не их развитие благодаря наблюдению. Однако по прошествии какого-то времени ребенок может вообще перестать уделять внимание моделям поведения, соответствующим противоположному полу.

Бандура проявлял большой интерес к тому, как люди оценивают результаты собственных действий с точки зрения их целей, направленных на достижение успеха. Некоторые люди ставят перед собой крайне завышенные цели и поощряют себя лишь в том случае, если им удалось их достичь. Другие люди довольствуются более скромными результатами своей работы.

Бандура считает, что отчасти устанавливаемые нормы являются результатом поощрений и наказаний со стороны других. Например, родители могут хвалить дочь лишь тогда, когда она получает отличные оценки, и через некоторое время она принимает этот стандарт в качестве собственного. Но исследуя вопрос внутренних норм, Бандура прежде всего интересуется тем влиянием, которое на их формирование оказывают модели. Проведя ряд экспериментов, Бандура и его коллеги (Bandura, 1986) сумели продемонстрировать, что как дети, так и взрослые принимают в качестве норм самооценки стандарты, наблюдаемые ими в обществе.

Бандура (Bandura, 1986) утверждает, что дети скорее принимают стандарты самооценки своих сверстников, чем взрослых, так как им легче достичь более низкой планки, которая, естественно, устанавливается не взрослыми, а детьми. Вместе с тем Бандура отмечает, что взрослые могут побудить детей принимать более высокие стандарты. Например, мы можем поощрять ребенка, когда он сравнивает себя с более способными детьми (чьи достижения отвечают более высоким требованиям). Мы также можем показывать ребенку образцы того, как следование высоким стандартам вознаграждается в жизни: читать им книжки про спортсменов и ученых, которые стремились к совершенству и в конце концов достигли высоких целей, заслужили успех и признание

Требовательные к себе люди, как правило, трудолюбивы, а терпение и усилия всегда приносят результаты. С другой стороны, высокой цели нелегко достичь, поэтому люди, ставящие перед собой такие цели, часто подвержены депрессиям и разочарованиям. Бандура считает что такие люди могут избежать кризиса, если будут сосредоточиваться на промежуточных целях. Иными словами, вместо того чтобы измерять свой прогресс по отношению к далекой цели, лучше каждый день ставить перед собой реально выполнимые задачи и награждать себя в случае успеха. Таким образом, Бандура предлагает, вслед за Локком и Скиннером, следовать методу малых шагов.

Самоэффективность

Регулировать собственное поведение можно только наблюдая за собой. При этом мы оцениваем свои текущие успехи с точки зрения собственных целей и стандартов. Бандура называет такие суждения оценкой самоэффективности.

Бандура (Bandura, 1986) считает, что оценка самоэффективности базируется на четырех источниках информации.

1. Наибольшее влияние на самооценку человека оказывают его знания о своих фактических достижениях. Если мы постоянно добиваемся успеха, наше мнение о собственных возможностях растет, а если мы терпим неудачи, оно будет падать. Если мы уже сформировали положительную оценку сво­их способностей, нас не очень огорчают временные трудности. Мы, скорее, будем объяснять наши поражения недостатком усилий или несовершенством избранной нами стратегии и не прекратим попыток. А если мы сумеем преодолеть возникшие препятствия, наша самооценка возрастет.

2. На оценку самоэффективности влияют и результаты косвенного опыта. Когда мы видим как с задачей справляются другие, мы предполагаем, что у нас тоже должно получиться. Это особенно верно в тех случаях, когда другие, по нашим оценкам, обладают примерно равными с нами способностями.

3. Другой переменной, влияющей на самооценку, являются вербальные (словесные) убеждения со стороны других, или воодушевляющие речи. Если кто-то убеждает нас, что мы можем это сделать, у нас обычно получается лучше. Конечно, подобные уве­щевания не помогут нам выполнить задачу, которая для нас непосильна. Но в остальном поддержка помогает, ведь успех в значительной сте­пени зависит от прилагаемых усилий, а не от врожденных способностей.

4. Наконец, мы оцениваем свои способности также на основе сигналов организма. Например, мы можем считать возникающие усталость или напряжение знаком того, что мы взялись за слишком трудную задачу.

В 1994 г. Бандура попытался, хотя и очень приблизительно, обрисовать процесс развития оценки самоэффективности на протяжении человеческой жизни. Ощущение самооценки развивается у младенцев в процессе исследования ими окружающей среды, когда они начинают ощущать, что в той или иной степени имеют над ней власть. По мере взросления ребенка границы его социального мира расширяются. Дети начинают обращать внимание на самооценку своих сверстников и сравнивать себя с ними. Подростки уже оценивают свои достижения с новых точек зрения, включая успех у противоположного пола. Повзрослев, молодые люди должны оценить себя с новых сторон — с профессиональной точки зрения и в качестве родителей, а в зрелом возрасте они должны опять пересмотреть свои возможности, готовясь к выходу на пенсию и связанными с этим изменениями в образе жизни. Но на протяжении всего жизненного пути важно сохранять позитивный взгляд на свои способности, что-бы двигаться по жизни с энтузиазмом и энергией. При заниженной самооценке человека ждут разочарования, неудачи и неуверенность в собственных силах.

Оценка

Работы Бандуры существенно помогли нам глубже осознать роль моделей в области детского образования и воспитания. Хотя родители и педагоги всегда понимали, что они в немалой степени учат детей и на собственном примере, они все же, вероятно, недооценивали влияние такого фактора, как моделирование. В частности, это касается телесных наказаний. Многие родители пытаются отучить своих детей драться, шлепая их за это, но затем обнаруживают, что в результате их дети дерутся еще больше. Возможное объяснение состоит в том, что, шлепая детей, родители, вопреки собственному желанию, демонстрируют им пример того, что обижать других позволительно (Bandura, 1977).

Бандура показал, что моделирование может принимать очень разные формы. Наиболее знакомым для нас является моделирование поведения с помощью примера; мы показываем ребенку, что нужно сделать, сами выполняя требуемое действие. Моделирование также может быть и вербальным, когда мы поучаем ребенка или отдаем приказания.

Последователям теории социального обучения также удалось показать, что на поведение детей оказывают влияние не только модели, демонстрируемые на личном примере и со стороны живых людей, но и модели, предлагаемые средствами массовой информации. Особенно сильное влияние, по-видимому, оказывают на детей фильмы. Таким образом, телевизор, который дети ежедневно смотрят часами, становится мощным фактором формирования образа жизни молодого поколения. Психологи особенно обеспокоены влиянием сцен насилия, которые дети видят на экране, и проведенные ими исследования показывают, что это влияние действительно проявляется в повышенной агрессивности детей в повседневной жизни.

Бандура (Bandura, 1994) также обращает наше внимание и на условия, подрывающие самооценку. Он приходит к выводу, что такие распространенные школьные практики, как ранжирование учеников и использование соревновательного принципа при выставлении оценок могут заставить ученика почувствовать себя неспособным к успешному обучению. Было бы лучше, если бы дети проявляли в процессе обучения больше сотрудничества и могли оценивать свой уровень с точки зрения индивидуального прогресса (а не в сравнении с другими учениками). Бандура также напоминает о том, что ощущение самооценки должны развивать у себя не только ученики, но и преподаватели. Когда педагог чувствует, что его работа приносит результаты, он будет уверен в себе и послужит в этом примером для учеников.

В более широком контексте Бандура обеспокоен безликостью нашего технологического общества и тем, насколько трудно отдельному человеку что-либо в нем изменить. Поэтому, рассуждает Бандура, индивидуальная самоэффективность в условиях современного общества должна стать коллективной самоэффективностью; люди должны совместными усилиями изменить жизнь к лучшему.

Вопросы:

1. Перечислите и охарактеризуйте основные принципы развития в теории Ж. Пиаже.

2. Дайте характеристику стадий развития интеллекта по Пиаже.

3. Приведите примеры феноменов Пиаже.

4. Дайте определение понятию «конструктивизм» по К. Камий.

5. Опишите сущность метода наблюдения в теории социального обучения.

6. Сформулируйте основные положения концепции самоэффективности.


Рекомендуемые страницы:

lektsia.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о