Труды павлов – Павлов, Иван Петрович — Википедия

Содержание

Павлов Иван Петрович

Иван Петрович родился 14 (26) сентября 1849 года в городе
Рязани. Предки Павлова по отцовской и материнской линиям были служителями
церкви. Отец Пётр Дмитриевич Павлов (1823—1899), мать — Варвара Ивановна
(урождённая Успенская) (1826—-1890).

Окончив в 1864 рязанское духовное
училище, Павлов поступает в рязанскую духовную семинарию, о которой
впоследствии вспоминал с большой теплотой. На последнем курсе семинарии он
прочитал небольшую книгу «Рефлексы головного мозга» профессора И. М. Сеченова,
которая перевернула всю его жизнь. В 1870 поступил на юридический факультет
(семинаристы были ограничены в выборе университетских специальностей), но через
17 дней после поступления перешёл на естественное отделение
физико-математического факультета Петербургского университета
(специализировался по физиологии животных у И. Ф. Циона и Ф. В. Овсянникова).
Павлов, как последователь Сеченова, много занимался нервной регуляцией.
Сеченову из-за интриг пришлось переехать из Петербурга в Одессу, где он
некоторое время работал в университете. Его кафедру в Медико-хирургической
академии занял Илья Фаддеевич Цион, и Павлов перенял у Циона виртуозную
оперативную технику. Павлов более 10 лет посвятил тому, чтобы получить фистулу
(отверстие) желудочно-кишечного тракта. Сделать такую операцию было чрезвычайно
трудно, так как изливавшийся из кишечника сок переваривал кишечник и брюшную
стенку. И. П. Павлов так сшивал кожу и слизистую, вставлял металлические трубки
и закрывал их пробками, что никаких эрозий не было, и он мог получать чистый
пищеварительный сок на протяжении всего желудочно-кишечного тракта — от слюнной
железы до толстого кишечника, что и было сделано им на сотнях экспериментальных
животных. Проводил опыты с мнимым кормлением (перерезание пищевода так, чтобы
пища не попадала в желудок), таким образом сделав ряд открытий в области
рефлексов выделения желудочного сока. За 10 лет Павлов, по существу, заново
создал современную физиологию пищеварения. В 1903 году 54-летний Павлов сделал
доклад на XIV Международном медицинском конгрессе в Мадриде. И в следующем,
1904 году, Нобелевская премия за исследование функций главных пищеварительных
желез была вручена И. П. Павлову, — он стал первым российским Нобелевским
лауреатом.

В Мадридском докладе, сделанном на
русском языке, И. П. Павлов впервые сформулировал принципы физиологии высшей
нервной деятельности, которой он и посвятил последующие 35 лет своей жизни.
Такие понятия как подкрепление (reinforcement), безусловный и условный рефлексы
(не совсем удачно переведённые на английский язык как unconditioned and
conditioned reflexes, вместо conditional) стали основными понятиями науки о
поведении, см. также classical conditioning (англ.).

В 1919—1920 годах, в период разрухи, Павлов, терпя нищету,
отсутствие финансирования научных исследований, отказался от приглашения
Шведской Академии наук переехать в Швецию, где ему обещали создать самые
благоприятные условия для жизни и научных исследований, причём в окрестностях
Стокгольма планировалось построить по желанию Павлова такой институт, какой он
захочет. Павлов ответил, что из России он никуда не уедет. Затем последовало
соответствующее постановление Советского правительства, и Павлову построили
великолепный институт в Колтушах, под Ленинградом, где он и проработал до 1936
года.

Воспитал целую плеяду выдающихся учёных: Б. П. Бабкин, А. И.
Смирнов, В. Н. Болдырев и др.

После смерти Павлов был превращён в символ советской науки.
Под лозунгом «защиты павловского наследия» была проведена в 1950 г. так
называемая «Павловская сессия» АН и АМН СССР (организаторы — К. М. Быков, А. Г.
Иванов-Смоленский), где подверглись гонениям ведущие физиологи страны.

Такая политика, однако, находилась в резком противоречии с
собственными взглядами Павлова

Этапы жизни

  • В 1875 Павлов поступает на 3-й курс Медико-хирургической
    академии (ныне Военно-медицинская академия), одновременно (1876—1878) работает
    в физиологической лаборатории К. Н. Устимовича; по окончании ВМА (1879) был
    оставлен заведующим физиологической лабораторией при клинике С. П.
    Боткина.

  • 1883 — Павлов защитил докторскую диссертацию «О
    центробежных нервах сердца».

  • 1884—1886 — был командирован для совершенствования знаний
    за границу в Бреслау и Лейпциг, где работал в лабораториях у Р. Гейденгайна и
    К. Людвига.

  • 1890 — избран профессором и заведующим кафедрой
    фармакологии ВМА, а в 1896 — заведующим кафедрой физиологии, которой руководил
    до 1924. Одновременно (с 1890) Павлов — заведующий физиологической лабораторией
    при организованном тогда институте экспериментальной медицины.

  • 1901 — Павлов был избран членом-корреспондентом, а в 1907
    действительным членом Петербургской Академии наук.

  • 1904 — Павлову присуждается Нобелевская премия за
    многолетние исследования механизмов пищеварения

  • 1925 — до конца жизни Павлов руководил Институтом
    физиологии АН СССР.

  • 1936 — 27 февраля Павлов умирает от пневмонии. Похоронен
    на «Литераторских мостках» Волкова кладбища в Санкт-Петербурге

psyjournals.ru

Академик Павлов: биография, научные труды

Иван Петрович Павлов – лауреат Нобелевской премии и признанный во всём мире научный авторитет. Будучи талантливым учёным, внёс существенный вклад в развитие психологии и физиологии. Именно его считают основателем такого научного направления, как высшая нервная деятельность. Сделал ряд крупнейших открытий в сфере регуляции пищеварения, а также основал в России физиологическую школу.

Родители

Биография Павлова Ивана Петровича начинается в 1849 году. Именно тогда будущий академик появился на свет в городе Рязань. Его отец, Пётр Дмитриевич, был выходцем из крестьянской семьи и работал священником в одном из маленьких приходов. Самостоятельный и правдивый, он постоянно конфликтовал с начальством, поэтому и жил небогато. Пётр Дмитриевич любил жизнь, обладал крепким здоровьем и обожал работать в огороде и саду.

Варвара Ивановна, мать Ивана, происходила из духовной семьи. В молодые годы она была жизнерадостной, весёлой и здоровой. Но частые роды (в семье было 10 детей) сильно подорвали её самочувствие. У Варвары Ивановны не было никакого образования, но трудолюбие и природный ум превратили её в умелую воспитательницу собственных детей.

Детство

Будущий академик Павлов Иван был в семье первенцем. Детские годы оставили в его памяти неизгладимый след. В зрелые годы он вспоминал: «Я очень ясно помню свой первый визит в дом. Удивительно то, что мне был всего год, и няня несла меня на руках. За то, что я рано себя помню, говорит и другое яркое воспоминание. Когда хоронили брата матери, меня вынесли на руках проститься с ним. Эта сцена до сих пор стоит у меня перед глазами».

Иван рос задорным и здоровым. Он охотно играл с сёстрами и младшими братьями. Также помогал матери (в домашних делах) и отцу (при постройке дома и в огороде). Его сестра Л. П. Андреева рассказывала об этом периоде жизни так: «Иван всегда вспоминал папу с благодарностью. Он смог привить ему привычку к труду, аккуратности, точности и порядку во всём. У нашей матери были квартиранты. Будучи большой труженицей, она старалась всё делать сама. Но все дети её боготворили и старались помочь: принести воды, истопить печь, наколоть дров. Всем этим приходилось заниматься маленькому Ивану».

Школа и травма

Грамоту он начал изучать с 8 лет, но в школу попал лишь в 11. Всему виной случай: однажды мальчик раскладывал для просушки яблоки на помосте. Оступившись, он сорвался с лестницы и упал прямо на каменный пол. Ушиб был довольно сильный, и Иван заболел. Мальчик побледнел, похудел, потерял аппетит и стал плохо спать. Родители пытались вылечить его дома, но ничего не помогало. Как-то в гости к Павловым приехал игумен Троицкого монастыря. Увидев болезненного мальчика, он забрал его к себе. Усиленное питание, чистый воздух и регулярные занятия гимнастикой вернули Ивану силу и здоровье. Опекун оказался умным, добрым и весьма образованным человеком. Он вёл аскетичный образ жизни и много читал. Эти качества произвели на мальчика сильное впечатление. Первой книгой, которую академик Павлов получил в юности от игумена, стали басни И. А. Крылова. Мальчик выучил её наизусть и пронёс любовь к баснописцу через всю жизнь. Эта книга всегда лежала на столе учёного.

Обучение в семинарии

В 1864 году под влиянием опекуна Иван поступил в духовную семинарию. Там он сразу стал лучшим учеником, и даже помогал своим товарищам как репетитор. Годы обучения познакомили Ивана с трудами таких русских мыслителей, как Д. И. Писарев, Н. А. Добролюбов, В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский и т. д. Юноше нравилось их желание бороться за свободу и прогрессивные перемены в обществе. Но со временем его интересы переключились на естествознание. И здесь огромное влияние на формирование научных интересов Павлова оказала монография И. М. Сеченова «Рефлексы головного мозга». После окончания шестого класса семинарии юноша понял, что не хочет делать духовную карьеру, и начал подготовку к вступительным экзаменам в университет.

Учёба в университете

В 1870 году Павлов переехал в Петербург с желанием поступить на физико-математический факультет. Но пройти получилось на юридический. Причиной этому – ограничение семинаристов в плане выбора профессий. Иван обратился с прошением к ректору, и через две недели его перевели на физико-математическое отделение. Юноша учился весьма успешно и получал самую высокую стипендию (императорскую).

Со временем Иван всё больше увлекался физиологией и с третьего курса полностью посвятил себя этой науке. Окончательный выбор он сделал под влиянием профессора И. Ф. Циона – талантливого учёного, блестящего лектора и искусного экспериментатора. Вот как вспоминал тот период своей биографии сам академик Павлов: «В качестве главной специальности я выбрал физиологию животных, а добавочной – химию. В то время огромное впечатление на всех произвёл Илья Фадеевич. Нас поражало его мастерски простое изложение сложнейших физиологических вопросов и артистический талант при проведении опытов. Этого учителя я буду помнить всю жизнь».

Исследовательская деятельность

Первые исследовательские работы Павлова датируются 1873 годом. Тогда под руководством Ф. В. Овсянникова Иван исследовал нервы в лёгких лягушки. В том же году вместе с однокурсником он написал первую научную работу. Руководителем, естественно, был И. Ф. Цион. В этом труде студенты изучили влияние гортанных нервов на кровообращение. В конце 1874 года результаты обсуждались на заседании общества естествоиспытателей. Павлов регулярно посещал эти собрания и общался с Тархановым, Овсянниковым и Сеченовым.

Вскоре студенты М. М. Афанасьев и И. П. Павлов начали изучение нервов поджелудочной железы. Совет университета присудил этой работе золотую медаль. Правда, Иван тратил на исследование много времени и не сдал выпускные экзамены, лишившись стипендии. Это вынудило его остаться в университете ещё на год. И в 1875 году он блестяще его окончил. Ему было всего 26 (фото Ивана Петровича Павлова в этом возрасте, к сожалению, не сохранилось), и будущее виделось весьма перспективным.

Физиология кровообращения

В 1876 году молодой человек устроился ассистентом к профессору К. Н. Устимовичу, заведующему лабораторией в Медико-хирургической академии. В последующие два года Иван провёл ряд исследований по физиологии кровообращения. Труды Павлова высоко оценил профессор С. П. Боткин и пригласил его к себе в клинику. Формально Иван занял должность лаборанта, но на самом деле стал руководителем лаборатории. Несмотря на плохое помещение, нехватку оборудования и мизерное финансирование, Павлов достиг серьёзных результатов в сфере изучения физиологии пищеварения и кровообращения. В научных кругах его имя приобретало всё большую известность.

Первая любовь

В конце семидесятых он познакомился с Серафимой Карчевской – студенткой педагогического отделения. Молодых объединяла близость взглядов, общность интересов, верность идеалам служения обществу и борьбы за прогресс. В общем, они друг друга полюбили. А сохранившееся фото Ивана Петровича Павлова и Серафимы Васильевны Карчевской показывает, что они были очень красивой парой. Именно поддержка супруги позволила достичь молодому человеку таких успехов на научном поприще.

Поиски новой работы

За 12 лет работы в клинике С. П. Боткина биография Павлова Ивана Петровича пополнилась множеством событий научного характера, и он стал известным как на родине, так и за границей. Улучшение условий работы и жизни талантливого учёного стало необходимостью не только ради его личных интересов, но и ради развития российской науки.

Но во времена царской России добиться каких-либо изменений простому, честному, демократично настроенному, непрактичному, застенчивому и бесхитростному человеку, каким и был Павлов, оказалось крайне непростым делом. Помимо этого, жизнь учёного осложняли видные физиологи, с которыми Иван Петрович, будучи ещё молодым, публично вступал в острые дискуссии и часто выходил победителем. Так, благодаря отрицательному отзыву профессора И. Р. Тарханова о работе Павлова по кровообращению последнему не присудили премию.

Иван Петрович никак не мог найти хорошей лаборатории для продолжения своих исследований. В 1887 году он обратился в письме к министру просвещения, в котором просил места на кафедре какого-нибудь экспериментального университета. Затем он разослал ещё несколько писем в разные институты и отовсюду получил отказ. Но вскоре удача улыбнулась учёному.

Нобелевская премия

В апреле 1890 года Павлова избрали профессором фармакологии сразу в два университета: Варшавский и Томский. А в 1891-м его пригласили для организации отдела физиологии в только что открывшемся Университете экспериментальной медицины. Павлов возглавлял его до конца своих дней. Именно здесь он выполнил несколько классических работ по физиологии пищеварительных желез, которые были отмечены Нобелевской премией в 1904 году. Всё научное сообщество помнит речь, которую произнёс академик Павлов «О русском уме» на церемонии вручения. Надо отметить, что это была первая премия, присуждённая за эксперименты в сфере медицины.

Отношения с Советской властью

Несмотря на голод и разруху во времена становления Советской власти, В. И. Ленин издал специальное постановление, в котором высоко оценивались работы Павлова, что свидетельствовало об исключительно тёплом и заботливом отношении большевиков. В кратчайшие сроки академику и его сотрудникам были созданы наиболее благоприятные условия для проведения научной работы. Лабораторию Ивана Петровича реорганизовали в Физиологический институт. А к 80-летию академика под Ленинградом открыли научный институт-городок.

Осуществились многие мечты, которые долгое время вынашивал академик Павлов Иван Петрович. Научные труды профессора регулярно издавались. При его институтах появлялись клиники психических и нервных заболеваний. Во все возглавляемые им научные учреждения поступило новое оборудование. В десятки раз выросло количество сотрудников. Кроме бюджетных средств, учёный каждый месяц получал суммы для расходования по собственному усмотрению.

Иван Петрович был взволнован и тронут таким внимательным и тёплым отношением большевиков к его научной деятельности. Ведь при царском режиме он постоянно нуждался в деньгах. А теперь академик даже беспокоился о том, сможет ли он оправдать доверие и заботу правительства. Он не раз об этом высказывался как в своём окружении, так и публично.

Смерть

Академик Павлов скончался на 87-м году жизни. Ничто не предвещало смерти учёного, ведь Иван Петрович имел отменное здоровье и редко хворал. Правда, он был подвержен простудным заболеваниям и болел воспалением лёгких несколько раз. Пневмония и стала причиной смерти. 27 февраля 1936 года учёный покинул этот мир.

Весь советский народ скорбил, когда умер академик Павлов (описание смерти Ивана Петровича сразу появилось в газетах). Ушёл большой человек и великий учёный, внесший огромный вклад в развитие физиологической науки. Похоронили Ивана Петровича на Волковском кладбище, неподалёку от могилы Д. И. Менделеева.

fb.ru

Академик Павлов: краткая биография, научные труды

Иван Петрович Павлов – лауреат Нобелевской премии и признанный во всём мире научный авторитет. Будучи талантливым учёным, внёс существенный вклад в развитие психологии и физиологии. Именно его считают основателем такого научного направления, как высшая нервная деятельность. Сделал ряд крупнейших открытий в сфере регуляции пищеварения, а также основал в России физиологическую школу.

Родители

Биография Павлова Ивана Петровича начинается в 1849 году. Именно тогда будущий академик появился на свет в городе Рязань. Его отец, Пётр Дмитриевич, был выходцем из крестьянской семьи и работал священником в одном из маленьких приходов. Самостоятельный и правдивый, он постоянно конфликтовал с начальством, поэтому и жил небогато. Пётр Дмитриевич любил жизнь, обладал крепким здоровьем и обожал работать в огороде и саду.

Варвара Ивановна, мать Ивана, происходила из духовной семьи. В молодые годы она была жизнерадостной, весёлой и здоровой. Но частые роды (в семье было 10 детей) сильно подорвали её самочувствие. У Варвары Ивановны не было никакого образования, но трудолюбие и природный ум превратили её в умелую воспитательницу собственных детей.

Детство

Будущий академик Павлов Иван был в семье первенцем. Детские годы оставили в его памяти неизгладимый след. В зрелые годы он вспоминал: «Я очень ясно помню свой первый визит в дом. Удивительно то, что мне был всего год, и няня несла меня на руках. За то, что я рано себя помню, говорит и другое яркое воспоминание. Когда хоронили брата матери, меня вынесли на руках проститься с ним. Эта сцена до сих пор стоит у меня перед глазами».

Иван рос задорным и здоровым. Он охотно играл с сёстрами и младшими братьями. Также помогал матери (в домашних делах) и отцу (при постройке дома и в огороде). Его сестра Л. П. Андреева рассказывала об этом периоде жизни так: «Иван всегда вспоминал папу с благодарностью. Он смог привить ему привычку к труду, аккуратности, точности и порядку во всём. У нашей матери были квартиранты. Будучи большой труженицей, она старалась всё делать сама. Но все дети её боготворили и старались помочь: принести воды, истопить печь, наколоть дров. Всем этим приходилось заниматься маленькому Ивану».

Школа и травма

Грамоту он начал изучать с 8 лет, но в школу попал лишь в 11. Всему виной случай: однажды мальчик раскладывал для просушки яблоки на помосте. Оступившись, он сорвался с лестницы и упал прямо на каменный пол. Ушиб был довольно сильный, и Иван заболел. Мальчик побледнел, похудел, потерял аппетит и стал плохо спать. Родители пытались вылечить его дома, но ничего не помогало. Как-то в гости к Павловым приехал игумен Троицкого монастыря. Увидев болезненного мальчика, он забрал его к себе. Усиленное питание, чистый воздух и регулярные занятия гимнастикой вернули Ивану силу и здоровье. Опекун оказался умным, добрым и весьма образованным человеком. Он вёл аскетичный образ жизни и много читал. Эти качества произвели на мальчика сильное впечатление. Первой книгой, которую академик Павлов получил в юности от игумена, стали басни И. А. Крылова. Мальчик выучил её наизусть и пронёс любовь к баснописцу через всю жизнь. Эта книга всегда лежала на столе учёного.

Обучение в семинарии

В 1864 году под влиянием опекуна Иван поступил в духовную семинарию. Там он сразу стал лучшим учеником, и даже помогал своим товарищам как репетитор. Годы обучения познакомили Ивана с трудами таких русских мыслителей, как Д. И. Писарев, Н. А. Добролюбов, В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский и т. д. Юноше нравилось их желание бороться за свободу и прогрессивные перемены в обществе. Но со временем его интересы переключились на естествознание. И здесь огромное влияние на формирование научных интересов Павлова оказала монография И. М. Сеченова «Рефлексы головного мозга». После окончания шестого класса семинарии юноша понял, что не хочет делать духовную карьеру, и начал подготовку к вступительным экзаменам в университет.

Учёба в университете

В 1870 году Павлов переехал в Петербург с желанием поступить на физико-математический факультет. Но пройти получилось на юридический. Причиной этому – ограничение семинаристов в плане выбора профессий. Иван обратился с прошением к ректору, и через две недели его перевели на физико-математическое отделение. Юноша учился весьма успешно и получал самую высокую стипендию (императорскую).

Со временем Иван всё больше увлекался физиологией и с третьего курса полностью посвятил себя этой науке. Окончательный выбор он сделал под влиянием профессора И. Ф. Циона – талантливого учёного, блестящего лектора и искусного экспериментатора. Вот как вспоминал тот период своей биографии сам академик Павлов: «В качестве главной специальности я выбрал физиологию животных, а добавочной – химию. В то время огромное впечатление на всех произвёл Илья Фадеевич. Нас поражало его мастерски простое изложение сложнейших физиологических вопросов и артистический талант при проведении опытов. Этого учителя я буду помнить всю жизнь».

Исследовательская деятельность

Первые исследовательские работы Павлова датируются 1873 годом. Тогда под руководством Ф. В. Овсянникова Иван исследовал нервы в лёгких лягушки. В том же году вместе с однокурсником он написал первую научную работу. Руководителем, естественно, был И. Ф. Цион. В этом труде студенты изучили влияние гортанных нервов на кровообращение. В конце 1874 года результаты обсуждались на заседании общества естествоиспытателей. Павлов регулярно посещал эти собрания и общался с Тархановым, Овсянниковым и Сеченовым.

Вскоре студенты М. М. Афанасьев и И. П. Павлов начали изучение нервов поджелудочной железы. Совет университета присудил этой работе золотую медаль. Правда, Иван тратил на исследование много времени и не сдал выпускные экзамены, лишившись стипендии. Это вынудило его остаться в университете ещё на год. И в 1875 году он блестяще его окончил. Ему было всего 26 (фото Ивана Петровича Павлова в этом возрасте, к сожалению, не сохранилось), и будущее виделось весьма перспективным.

Физиология кровообращения

В 1876 году молодой человек устроился ассистентом к профессору К. Н. Устимовичу, заведующему лабораторией в Медико-хирургической академии. В последующие два года Иван провёл ряд исследований по физиологии кровообращения. Труды Павлова высоко оценил профессор С. П. Боткин и пригласил его к себе в клинику. Формально Иван занял должность лаборанта, но на самом деле стал руководителем лаборатории. Несмотря на плохое помещение, нехватку оборудования и мизерное финансирование, Павлов достиг серьёзных результатов в сфере изучения физиологии пищеварения и кровообращения. В научных кругах его имя приобретало всё большую известность.

Первая любовь

В конце семидесятых он познакомился с Серафимой Карчевской – студенткой педагогического отделения. Молодых объединяла близость взглядов, общность интересов, верность идеалам служения обществу и борьбы за прогресс. В общем, они друг друга полюбили. А сохранившееся фото Ивана Петровича Павлова и Серафимы Васильевны Карчевской показывает, что они были очень красивой парой. Именно поддержка супруги позволила достичь молодому человеку таких успехов на научном поприще.

Поиски новой работы

За 12 лет работы в клинике С. П. Боткина биография Павлова Ивана Петровича пополнилась множеством событий научного характера, и он стал известным как на родине, так и за границей. Улучшение условий работы и жизни талантливого учёного стало необходимостью не только ради его личных интересов, но и ради развития российской науки.

Но во времена царской России добиться каких-либо изменений простому, честному, демократично настроенному, непрактичному, застенчивому и бесхитростному человеку, каким и был Павлов, оказалось крайне непростым делом. Помимо этого, жизнь учёного осложняли видные физиологи, с которыми Иван Петрович, будучи ещё молодым, публично вступал в острые дискуссии и часто выходил победителем. Так, благодаря отрицательному отзыву профессора И. Р. Тарханова о работе Павлова по кровообращению последнему не присудили премию.

Иван Петрович никак не мог найти хорошей лаборатории для продолжения своих исследований. В 1887 году он обратился в письме к министру просвещения, в котором просил места на кафедре какого-нибудь экспериментального университета. Затем он разослал ещё несколько писем в разные институты и отовсюду получил отказ. Но вскоре удача улыбнулась учёному.

Нобелевская премия

В апреле 1890 года Павлова избрали профессором фармакологии сразу в два университета: Варшавский и Томский. А в 1891-м его пригласили для организации отдела физиологии в только что открывшемся Университете экспериментальной медицины. Павлов возглавлял его до конца своих дней. Именно здесь он выполнил несколько классических работ по физиологии пищеварительных желез, которые были отмечены Нобелевской премией в 1904 году. Всё научное сообщество помнит речь, которую произнёс академик Павлов «О русском уме» на церемонии вручения. Надо отметить, что это была первая премия, присуждённая за эксперименты в сфере медицины.

Отношения с Советской властью

Несмотря на голод и разруху во времена становления Советской власти, В. И. Ленин издал специальное постановление, в котором высоко оценивались работы Павлова, что свидетельствовало об исключительно тёплом и заботливом отношении большевиков. В кратчайшие сроки академику и его сотрудникам были созданы наиболее благоприятные условия для проведения научной работы. Лабораторию Ивана Петровича реорганизовали в Физиологический институт. А к 80-летию академика под Ленинградом открыли научный институт-городок.

Осуществились многие мечты, которые долгое время вынашивал академик Павлов Иван Петрович. Научные труды профессора регулярно издавались. При его институтах появлялись клиники психических и нервных заболеваний. Во все возглавляемые им научные учреждения поступило новое оборудование. В десятки раз выросло количество сотрудников. Кроме бюджетных средств, учёный каждый месяц получал суммы для расходования по собственному усмотрению.

Иван Петрович был взволнован и тронут таким внимательным и тёплым отношением большевиков к его научной деятельности. Ведь при царском режиме он постоянно нуждался в деньгах. А теперь академик даже беспокоился о том, сможет ли он оправдать доверие и заботу правительства. Он не раз об этом высказывался как в своём окружении, так и публично.

Смерть

Академик Павлов скончался на 87-м году жизни. Ничто не предвещало смерти учёного, ведь Иван Петрович имел отменное здоровье и редко хворал. Правда, он был подвержен простудным заболеваниям и болел воспалением лёгких несколько раз. Пневмония и стала причиной смерти. 27 февраля 1936 года учёный покинул этот мир.

Весь советский народ скорбил, когда умер академик Павлов (описание смерти Ивана Петровича сразу появилось в газетах). Ушёл большой человек и великий учёный, внесший огромный вклад в развитие физиологической науки. Похоронили Ивана Петровича на Волковском кладбище, неподалёку от могилы Д. И. Менделеева.

autogear.ru

И. П. Павлов. И. П. Павлов. Избранные труды

И. П. Павлов

Иван Петрович Павлов (26 сентября 1849, Рязань — 27 февраля 1936, Ленинград) — один из авторитетнейших ученых России, физиолог, создатель науки о высшей нервной деятельности и представлений о процессах регуляции пищеварения; основатель крупнейшей российской физиологической школы; лауреат Нобелевской премии в области медицины и физиологии 1904 года «За работу по физиологии пищеварения».

Биография

Иван Петрович родился 14 (26) сентября 1849 года в городе Рязани. Предки Павлова по отцовской и материнской линиям были служителями церкви. Отец Пётр Дмитриевич Павлов (1823—-1899), мать — Варвара Ивановна (урождённая Успенская) (1826—-1890).

Окончив в 1864 рязанское духовное училище, Павлов поступает в рязанскую духовную семинарию, о которой впоследствии вспоминал с большой теплотой. На последнем курсе семинарии он прочитал небольшую книгу «Рефлексы головного мозга» профессора И. М. Сеченова, которая перевернула всю его жизнь. В 1870 поступил на юридический факультет (семинаристы были ограничены в выборе университетских специальностей), но через 17 дней после поступления перешёл на естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета (специализировался по физиологии животных у И. Ф. Циона и Ф. В. Овсянникова). Павлов, как последователь Сеченова, много занимался нервной регуляцией. Сеченову из-за интриг пришлось переехать из Петербурга в Одессу, где он некоторое время работал в университете. Его кафедру в Медико-хирургической академии занял Илья Фаддеевич Цион, и Павлов перенял у Циона виртуозную оперативную технику. Павлов более 10 лет посвятил тому, чтобы получить фистулу (отверстие) желудочно-кишечного тракта. Сделать такую операцию было чрезвычайно трудно, так как изливавшийся из кишечника сок переваривал кишечник и брюшную стенку. И. П. Павлов так сшивал кожу и слизистую, вставлял металлические трубки и закрывал их пробками, что никаких эрозий не было, и он мог получать чистый пищеварительный сок на протяжении всего желудочно-кишечного тракта — от слюнной железы до толстого кишечника, что и было сделано им на сотнях экспериментальных животных. Проводил опыты с мнимым кормлением (перерезание пищевода так, чтобы пища не попадала в желудок) и мнимой дефекацией (закольцовка кишечника путём сшивания конца толстой кишки с началом двенадцатиперстной), таким образом сделав ряд открытий в области рефлексов выделения желудочного и кишечного соков. За 10 лет Павлов, по существу, заново создал современную физиологию пищеварения. В 1903 году 54-летний Павлов сделал доклад на XIV Международном Медицинском Конгрессе в Мадриде. И в следующем, 1904 году, Нобелевская премия за исследование функций главных пищеварительных желез была вручена И. П. Павлову, — он стал первым российским Нобелевским лауреатом.

Собака Павлова, Музей Павлова, 2005

В Мадридском докладе, сделанном на русском языке, И. П. Павлов впервые сформулировал принципы физиологии высшей нервной деятельности, которой он и посвятил последующие 35 лет своей жизни. Такие понятия как подкрепление (reinforcement), безусловный и условный рефлексы (не совсем удачно переведённые на английский язык как unconditioned and conditioned reflexes, вместо conditional) стали основными понятиями науки о поведении, см. также classical conditioning (англ.).

В 1919—1920 годах, в период разрухи, Павлов, терпя нищету, отсутствие финансирования научных исследований, отказался от приглашения Шведской Академии наук переехать в Швецию, где ему обещали создать самые благоприятные условия для жизни и научных исследований, причём в окрестностях Стокгольма планировалось построить по желанию Павлова такой институт, какой он захочет. Павлов ответил, что из России он никуда не уедет. Затем последовало соответствующее постановление Советского правительства, и Павлову построили великолепный институт в Колтушах, под Ленинградом, где он и проработал до 1936 года.

Воспитал целую плеяду выдающихся учёных: Б. П. Бабкин, А. И. Смирнов, В. Н. Болдырев и др.

«Идолизация»

После смерти Павлов был превращён в символ советской науки. Под лозунгом «защиты павловского наследия» была проведена в 1950 г. так называемая «Павловская сессия» АН и АМН СССР (организаторы — К. М. Быков, А. Г. Иванов-Смоленский), где подверглись гонениям ведущие физиологи страны. Такая политика, однако, находилась в резком противоречии с собственными взглядами Павлова (см., например, приведенные ниже его цитаты).

Этапы жизни

В 1875 Павлов поступает на 3-й курс Медико-хирургической академии (ныне Военно-медицинская академия), одновременно (1876—78) работает в физиологической лаборатории К. Н. Устимовича; по окончании ВМА (1879) был оставлен заведующим физиологической лабораторией при клинике С. П. Боткина.

  • 1883 — Павлов защитил докторскую диссертацию «О центробежных нервах сердца».
  • 1884—86 — был командирован для совершенствования знаний за границу в Бреслау и Лейпциг, где работал в лабораториях у Р. Гейденгайна и К. Людвига.

Адреса в Санкт-Петербурге — Петрограде — Ленинграде

  • 01.09.1870 — 13.04.1871 года — доходный дом баронессы Ралль — Средний проспект, 7;
  • 10.1872 года — дом Эбелинг — Миллионная улица, 26;
  • 11.1872 — 01.1873 года — 5-я линия, 40;
  • 01. — 09.1873 года — доходный дом А. И. Лихачевой — Средний проспект, 28;
  • 09.1873 — 01.1875 года — 4-я линия, 55
  • 1876—1886 — главное здание Санкт-Петербургского Императорского университета — Университетская набережная, 7;
  • 1886—1887 — дворовый флигель дома Кутузовых — Гагаринская набережная, 30;
  • 1887—1888 — квартира Н. П. Симановского в доходном доме Страхова — Фурштатская улица, 41;
  • 1888 — осень 1889 года — дом Кутузовых — Гагаринская набережная, 30;
  • осень 1889—1918 — доходный дом — Большая Пушкарская улица, 18, кв. 2;
  • 1918 — 27.02.1936 года — Николаевская набережная, 1, кв. 11.

Общественная позиция

Цитаты:

  • «Мы жили и живём под неослабевающим режимом террора и насилия <…>. Я всего более вижу сходства нашей жизни с жизнью древних азиатских деспотий <…>. Пощадите же родину и нас» (цит. по: Артамонов В. И. Психология от первого лица. 14 бесед с российскими учеными. М.: Академия, 2003, с. 24).
  • «Мы живём в обществе, где государство — всё, а человек — ничто, а такое общество не имеет будущего, несмотря ни на какие волховстрои и днепрогэсы» (выступление в 1-ом Медицинском институте в Ленинграде по случаю 100-летия со дня рождения И. М. Сеченова, цит. по: Артамонов В. И. Психология от первого лица. 14 бесед с российскими учёными. М.: Академия, 2003, с. 25)

Из книги Э. А. Асратяна «Иван Петрович Павлов».

Я помню высказывание Ивана Петровича о существовании Бога, сделанное им в узком кругу сотрудников зимой 1932 г. Он говорил: «Когда я был молодым, меня мучил один вопрос — существует ли Бог или не существует? Долго думал на эту тему, в конце концов пришёл к выводу, что Бога не существует. Я рассуждал таким образом. Допустим что Бог существует и что он является творцом вселенной. А кто же тогда является творцом Бога?» Несколько раз я слышал павловские слова: «Естествоиспытатель не может не быть атеистом, естествознание и религия несовместимы.»

Но Иван Петрович относился весьма отрицательно к грубой антирелигиозной пропаганде и политике. Не один раз в моём присутствии он возмущался некоторыми мероприятиями тех или иных организаций в этом направлении. Свою позицию в этом вопросе он однажды аргументировал примерно так: «На свете ещё очень много тёмных, необразованных людей, которые весьма плохо разбираются в явлениях природы и общественной жизни, которые лишены такой мощной моральной опоры как просвещение, образование. Моральная опора для их жизни — религия, вера в Бога. Из за нужды, дурного воспитания или по иным причинам, многие становятся на путь мелких и больших преступлений, обманывают, обворовывают, и т. п. Религия способна облегчить их страдания за эти дурные поступки. Я могу сказать по себе. Бывало, своруешь в детстве лишний кусок сахара у матери, и совесть замучает. А идёшь в церковь к священнику исповедоваться — и легче делается на душе. Вот каково значение этой моральной опоры для тёмного человека.

Хочешь отнять у него эту опору, так будь добр, замени её другой — просвещением, вернее, просвещай его, и религия, как опора, исчезнет сама собой. Необходимости в религии не будет лишь в будущем, когда все члены общества станут просвещёнными людьми. Да ещё вопрос: все ли члены такого общества обойдутся без религии? Может быть ограниченное число лиц со слабой нервной системой даже и тогда будет нуждаться в религии.»

Для характеристики отношения Павлова к религии весьма важное значение имеет один эпизод. За несколько месяцев до своей смерти Иван Петрович в узком кругу рассказал о том, что получил письменную просьбу от английской прогрессивной ассоциации (то ли естествоиспытателей, то ли журналистов) дать своё согласие на звание почётного члена организованного ими общества «рационалистов», которое, в числе других целей, ставит перед собой задачу вести борьбу против религии. Иван Петрович, по его словам, поблагодарил за оказанную ему честь и дал своё согласие стать почётным членом организованного ими общества, но при условии, что борьба с религией будет вестись не насильственным путём, а путём распространения просвещения (содержание его ответа я привожу по памяти).

Рассказ Александра Куприна об академике Павлове: «Чудесный доктор» http://www.lib.ru/LITRA/KUPRIN/doctor.txt[нет в источнике]

Память

Серебряная памятная монета Банка России, посвящённая 150-летию со дня рождения И. П. Павлова, 1999 г.

Именем Павлова был названы:

  • Санкт-Петербургский государственный медицинский университет,
  • Село Павлово во Всеволожском районе Ленинградской области,
  • Институт физиологии в Санкт-Петербурге,
  • Рязанский Государственный Медицинский Университет
  • Улица академика Павлова в Москве,
  • Станция метро и площадь в Праге (Чешская Республика).
  • Улицы в чешских городах Оломоуц, Карловы Вары, Зноймо, Крнов и Фридэк-Мистэк (Моравскосилезский край).
  • Улица Павлова в городе Рязань. Там же расположен дом-музей Павлова.
  • Памятник И. П. Павлову в Рязани (1949, архитектор А. А. Дзержкович) бронза, гранит, скульптор М. Г. Манизер
  • Памятник И. П. Павлову в Киеве на территории центрального военного госпиталя (историческое Госпитальное укрепление Киевской крепости)
  • Памятник Павлову в Абхазии, город Сухум, на территории обезьяньего питомника.
  • Станция метро в г. Харьков (Украина)

См. также

Литература

  1. Э. А. Асратян. Иван Петрович Павлов. Жизнь, творчество, современное состояние учения. — М.: Наука, 1981.

Ссылки

Источник: И. П. Павлов

books.academic.ru

Иван Павлов – биография, фото, личная жизнь, наука и вклад

Биография

Иван Павлов – знаменитый российский ученый, труды которого высоко оценены и признаны научным мировым сообществом. Ученому принадлежат важные открытия в области физиологии и психологии. Павлов является создателем науки о высшей нервной деятельности человека. 

Портрет Ивана ПавловаПортрет Ивана Павлова

Иван Петрович родился в 1849 году, 26 сентября, в Рязани. Это был первый ребенок из десяти, родившихся в семье Павловых. Мать Варвара Ивановна (девичья фамилия Успенская) воспитывалась в семье священнослужителей. До замужества была крепкой, жизнерадостной девушкой. Роды, следовавшие одни за другими, отрицательно сказались на здоровье женщины. Она не была образована, но природа наделила ее умом, практичностью и трудолюбием. 

Детей молодая мама воспитывала правильно, прививала качества, благодаря которым в будущем они успешно себя реализовали. Петр Дмитриевич, отец Ивана, был правдивым и самостоятельным священником крестьянского происхождения, правил службы в бедном приходе. Частенько вступал в конфликты с руководством, любил жизнь, ничем не болел, охотно ухаживал за садом и огородом. 

Памятник Ивану ПавловуПамятник Ивану Павлову

Благородство и пасторское рвение Петра Дмитриевича со временем сделали из него настоятеля храма в Рязани. Отец был для Ивана примером упорства в достижении целей и стремления к совершенству. Он уважал своего отца и прислушивался к его мнению. По наставлению родителей в 1860 г парень поступает в духовное училище и проходит начальный курс семинарии. 

В раннем детстве Иван редко болел, рос веселым и крепким мальчишкой, играл с детьми и помогал родителям по хозяйству. Отец и мать привили детям привычку трудиться, поддерживать порядок в доме, соблюдать аккуратность. Сами много трудились, этого же требовали и от детей. Иван с младшими братьями и сестрами носили воду, кололи дрова, топили печь и выполняли другие домашние дела. 

Портрет Ивана ПавловаПортрет Ивана Павлова

Грамоте мальчика обучали с восьмилетнего возраста, но в школу он пошел в 11. Причиной тому стал сильный ушиб, полученный при падении с лестницы. У мальчика пропал аппетит, сон, он стал худеть и бледнеть. Домашнее лечение не помогало. На поправку дело пошло тогда, когда измученного болезнью ребенка увезли в Троицкий монастырь. Его опекуном стал гостивший в доме у Павловых игумен божьей обители. 

Здоровье и жизненные силы удалось вернуть, благодаря гимнастическим упражнениям, хорошей еде и чистому воздуху. Игумен был образованным, начитанным и вел аскетическую жизнь. Книгу, подаренную опекуном, Иван выучил и знал наизусть. Это был томик басен Крылова, который впоследствии стал его настольной книгой. 

Семинария 

Решение о поступлении в духовную семинарию в 1864 г. принято Иваном под влиянием духовного наставника и родителей. Здесь он изучает естественные науки и другие интересные предметы. Активно участвует в дискуссиях. На протяжении всей жизни он остается заядлым спорщиком, неистово сражается с противником, опровергая любые аргументы оппонента. В семинарии Иван становится лучшим учеником и дополнительно занимается репетиторством. 

Иван Павлов в молодостиМолодой Иван Павлов в семинарии

Знакомится с трудами великих русских мыслителей, проникается их стремлением к борьбе за свободу и лучшую жизнь. Со временем его предпочтения концентрируются на естествознании. В этом большую роль сыграло знакомство с монографией И. М. Сеченова «Рефлексы головного мозга». Приходит осознание того, что карьера священнослужителя ему не интересна. Начинает штудировать предметы, необходимые для поступления в университет. 

Физиология 

В 1870 г Павлов переезжает в Петербург. Поступает в университет, хорошо учится, сначала без стипендии, так как ему пришлось переводиться с одного факультета на другой. Позже успешный студент удостаивается императорской стипендии. Физиология — его основное увлечение, а с третьего курса – главный приоритет. Под влиянием ученого и экспериментатора И. Ф. Циона юноша окончательно определяется с выбором и посвящает себя науке. 

В 1873 г. Павлов приступает к исследовательским работам над легкими лягушки. В соавторстве с одним из студентов, под руководством И. Ф. Циона пишет научную работу о том, как нервы гортани влияют на кровообращение. Вскоре вместе со студентом М. М. Афанасьевым изучает поджелудочную железу. Исследовательской работе присуждается золотая медаль. 

Физиолог Иван ПавловФизиолог Иван Павлов

Учебное заведение студент Павлов заканчивает на год позже, в 1875-м, так как остается на повторный курс. На исследовательскую работу уходит много времени и сил, поэтому выпускные экзамены он заваливает. По окончании учебного заведения Ивану всего 26 лет, он полон амбиций, его ждут прекрасные перспективы. 

С 1876 г Павлов ассистирует профессору К. Н. Устимовичу в Медико-хирургической академии и параллельно изучает физиологию кровообращения. Труды этого периода высоко оценены С. П. Боткиным. Профессор приглашает молодого исследователя поработать в своей лаборатории. Здесь Павлов изучает физиологические особенности крови и пищеварения 

Иван Павлов в Императорской Военно-медицинской академии, 1913 годИван Павлов в Императорской Военно-медицинской академии, 1913 год

В лаборатории С. П. Боткина Иван Петрович проработал 12 лет. Биография ученого этого периода пополнилась событиями и открытиями, которые принесли мировую славу. Настала пора для перемен. 

Добиться этого простому, человеку в дореволюционной России было не легко. После неудачных попыток судьба дает шанс. Весной 1890 года Варшавский и Томский университеты избирают его профессором. А в 1891-м ученого приглашают в Университет экспериментальной медицины для организации и создания отдела физиологии. 

До конца жизни Павлов бессменно руководил этой структурой. В университете проводит исследования физиологии пищеварительных желез, за что в 1904-м получает Нобелевскую премию, которая стала первой российской премией в области медицины. 

Иван Павлов во время операцииИван Павлов во время операции

Приход к власти большевиков оказался для ученого благом. Его труды оценил В. И. Ленин. Для академика и всех сотрудников создавались благоприятные, способствующие плодотворной работе, условия. Лабораторию при советской власти модернизировали в Физиологический институт. К 80-летнему юбилею ученого был открыт институт-городок под Ленинградом, его труды печатались в лучших издательствах. 

При институтах открывались клиники, приобреталось современное оборудование, увеличивался штат сотрудников. Павлов получал средства из бюджета и дополнительные суммы для расходов, испытывал благодарность за такое отношение к науке и собственной персоне. 

Собака Павлова 

Особенностью методики Павлова было то, что он видел связь между физиологией и психическими процессами. Работы о механизмах пищеварения стали отправной точкой для развития нового направления в науке. Исследованиями в области физиологии Павлов занимается более 35 лет. Ему принадлежит создание методики условных рефлексов. 

Иван Павлов - автор проекта "Собака Павлова"Иван Павлов — автор проекта «Собака Павлова»

Эксперимент, названный «собака Павлова», состоял в изучении рефлексов животного на воздействия извне. В ходе него после сигнала метрономом собаке выдавалась еда. После сеансов у собаки начиналась выделяться слюна без еды. Так ученый выводит понятия рефлекса, формирующегося на основе опыта. 

Собака ПавловаСобака Павлова

В 1923-м вышло первое описание двадцатилетнего опыта над животными. В науке Павловым сделан самый серьезный вклад в познание функций мозга. Результаты исследований, поддержанных советским правительством, оказались ошеломляющими.

Личная жизнь 

Первую любовь, будущего педагога Серафиму Карчевскую, талантливый юноша встречает в конце семидесятых. Молодых людей объединяют общие интересы и идеалы. В 1881 году они поженились. В семье Ивана и Серафимы родилось две дочери и четверо сыновей. 

Семья Ивана ПавловаСемья Ивана Павлова

Первые годы семейной жизни оказались тяжелыми: не было собственного жилья, не хватало средств на необходимое. Трагические события, связанные с гибелью первенца и еще одного малолетнего ребенка, подорвали здоровье жены. Это выбивало из колеи и приводило в отчаяние. Подбадривая и утешая, Серафима вывела мужа из тяжелейшей меланхолии. 

В дальнейшем личная жизнь пары наладилась и не мешала молодому ученому строить карьеру. Этому содействовала и постоянная поддержка жены. В научных кругах Иван Петрович пользовался уважением, а его сердечность и энтузиазм притягивали к нему друзей. 

Смерть

С фото, снятых в периоды жизни ученого, на нас смотрит жизнерадостный, привлекательный пышнобородый мужчина. У Ивана Петровича было завидное здоровье. Исключение составляли простудные заболевания, иногда с осложнениями в виде воспаления легких. 

Могила Ивана ПавловаМогила Ивана Павлова

Пневмония и стала причиной смерти 87-летнего ученого. Умер Павлов 27 февраля 1936 г, его могила находится на Волковском кладбище.

Библиография 

  • Центробежные нервы сердца. Диссертация на степень доктора медицины.
  • Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных.
  • Лекции о работе больших полушарий головного мозга.
  • Физиология и патология высшей нервной деятельности.
  • Последние сообщения по физиологии и патологии высшей нервной деятельности.
  • Полное собрание трудов.
  • Статьи по физиологии кровообращения.
  • Статьи по физиологии нервной системы.

24smi.org

И. П. Павлов (1849–1936). Психология в лицах

И. П. Павлов (1849–1936)

Иван Петрович Павлов был первым русским ученым, удостоенным Нобелевской премии. Сегодня его имя и основные положения его теории знакомы любому психологу, даже американскому (хотя этим знакомство с российской психологией в западном полушарии обычно и исчерпывается). Павлов оказал исключительное влияние на мировую науку и как почти всякий ученый такого масштаба заслужил крайне противоречивые оценки. Для одних он выступает выдающимся экспериментатором и теоретиком, который утвердил естественно-научный подход в психологии и на долгие годы определил магистральное направление психологической мысли. Иные, напротив, воспринимают его как вульгарного материалиста, чьи изыскания фактически выхолостили психологию и сильно исказили и затруднили ее развитие. Впрочем, полярные оценки всегда далеки от истины. А кем же на самом деле был первый российский нобелевский лауреат, какова его роль в отечественной и мировой психологии? За 63 года, прошедшие после смерти Павлова, было опубликовано много научно-биографических работ, посвященных его творческому пути. Почти во всех этих трудах Павлов предстает преимущественно как физиолог (каковым он и сам себя считал). Мы же попробуем взглянуть на его научную биографию с позиций психологов, поскольку именно в психологию он фактически и внес наиболее значительный вклад.

Иван Петрович Павлов родился 26 сентября 1849 г. в Рязани. Его мать, Варвара Ивановна, происходила из семьи священника; отец, Петр Дмитриевич, был священником, служившим поначалу в бедном приходе, но благодаря своему пастырскому рвению со временем ставшим настоятелем одного из лучших храмов Рязани. С раннего детства Павлов перенял у отца упорство в достижении цели и постоянное стремление к самосовершенствованию. В возрасте семи лет он перенес тяжелую травму головы, из-за чего школьное обучение было отложено на несколько лет. Обучением сына занялся сам Петр Дмитриевич. Своего первенца (всего в семье было одиннадцать детей) отец желал видеть священнослужителем, и не обычным — «из семинаристов», а ученым богословом «из академиков». Следуя родительской воле, Павлов начал посещать начальный курс духовной семинарии, а в 1860 г. поступил в рязанское духовное училище. Программа подготовки священнослужителей включала довольно широкий круг дисциплин, в том числе и естественные науки. Именно к этой сфере Павлов почувствовал наибольшую склонность, постепенно охладевая к духовной карьере.

Увлечение физиологией возникло у Павлова после того, как он прочитал русский перевод книги английского критика Джорджа Льюиса «Физиология обыденной жизни». Его увлечение окрепло после прочтения популярных работ Д. И. Писарева, которые подвели его к изучению теории Ч. Дарвина.

Не закончив духовного образования, Павлов в 1870 г. уехал в Петербург, где поступил на естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета. Его интерес к физиологии возрос после прочтения книги И. М. Сеченова «Рефлексы головного мозга». Изучением этой науки он занялся в лаборатории И. Циона, который занимался исследованием влияния нервов на деятельность внутренних органов. Именно по предложению Циона Павлов провел свое первое научное исследование — изучение секреторной иннервации поджелудочной железы; за эту работу он был удостоен золотой медали университета.

После получения в 1875 г. степени кандидата естественных наук Павлов поступил на третий курс Медико-хирургической академии в Петербурге (преобразованной впоследствии в Военно-медицинскую). Здесь он надеялся стать ассистентом Циона, который незадолго до этого был назначен ординарным профессором кафедры физиологии. Однако это назначение вскоре было отменено, ибо противоречило государственному установлению, согласно которому к подобным должностям не допускались лица еврейского происхождения. Оскорбленный Цион покинул Россию. Это событие навсегда сохранилось в памяти Павлова, и впоследствии он буквально приходил в бешенство при малейшем намеке на антисемитизм. Отказавшись работать с преемником Циона, Павлов стал ассистентом в Ветеринарном институте, где в течение двух лет изучал пищеварение и кровообращение. Летом 1877 г. он работал в городе Бреслау, в Германии (ныне Вроцлав, Польша), с Рудольфом Гейденгайном, специалистом в области пищеварения. Гейденгайн занимался изучением пищеварения у собак, используя выведенные наружу части желудка. Павлов усовершенствовал эту методику, решив проблему сохранения нервного управления выведенной частью желудка. В следующем году по приглашению С. П. Боткина Павлов начал работать в физиологической лаборатории при его клинике в Бреслау, еще не имея медицинской степени, которую он получил в 1879 г. В лаборатории Боткина Павлов фактически руководил всеми фармакологическими и физиологическими исследованиями.

После длительной борьбы с администрацией Военно-медицинской академии (отношения с которой стали натянутыми после его реакции на увольнение Циона) Павлов в 1883 г. защитил диссертацию на соискание степени доктора медицины, посвященную описанию нервов, контролирующих функции сердца. Он был назначен приват-доцентом в академию, но вынужден был отказаться от этого назначения в связи с дополнительной работой в Лейпциге с Гейденгайном и Карлом Людвигом, двумя наиболее выдающимися физиологами того времени. Через два года Павлов вернулся в Россию.

Многие исследования Павлова в 1880-х гг. касались системы кровообращения. Наибольшего расцвета творчество Павлова достигло к 1879 г., когда он вплотную занялся исследованиями физиологии пищеварения, которые продолжались свыше 20 лет. В своей книге «Лекции о работе главных пищеварительных желез» Павлов рассказал о своих опытах и наблюдениях, о приемах работы. За этот труд он и получил в 1904 г. Нобелевскую премию.

Будучи от рождения левшой, как и его отец, Павлов постоянно тренировал правую руку и в результате настолько хорошо владел обеими руками, что, по воспоминаниям коллег, ассистировать ему во время операций было очень трудной задачей: никогда не было известно, какой рукой он будет действовать в следующий момент.

Преданность Павлова экспериментальной науке была всеобъемлющей. Его совершенно не интересовали бытовые условия жизни. В 1881 г. он женился, и его жене, Серафиме Васильевне, пришлось полностью взять на себя решение всех житейских проблем. Таково было взаимное соглашение, заключенное в самом начале супружества. Со своей стороны Павлов обязался никогда не пить, не играть в карты и ходить в гости или принимать гостей только в выходные дни. Его бескорыстная одержимость работой доходила до такой степени, что жене иной раз приходилось напоминать ему о получении жалованья. Впрочем, жалованье ученых в нашем отечестве никогда не было высоким. Долгие годы семья Павловых жила крайне стесненно. В 1884 г., когда Павлов работал над докторской диссертацией, родился первый ребенок. Хрупкий и болезненный младенец не сможет выжить, говорили врачи, если мать и ребенок не смогут пожить за городом, в благоприятных условиях. Деньги на поездку пришлось занимать, однако было уже поздно: ребенок умер. Некоторое время Павлов вынужден был ночевать на койке в своей лаборатории, а жена и второй ребенок жили у родственников, ибо собственное жилье было не по карману. Группа студентов Павлова, зная о его финансовых затруднениях, передала ему деньги под предлогом покрытия расходов на демонстрации опытов. Из этой суммы ученый не взял себе ни копейки, все потратил на своих лабораторных собак.

Академик Павлов за работой

На протяжении всей своей научной деятельности Павлов сохранял интерес к влиянию нервной системы на функционирование внутренних органов. В начале XX в. его эксперименты, касающиеся пищеварительной системы, привели к изучению условных рефлексов. Открытие условных рефлексов, как и многие другие выдающиеся научные достижения, произошло, по мнению многих ученых, совершенно случайно, когда Павлов, исследуя работу пищеварительных желез, для того чтобы получить возможность собирать желудочный сок вне организма собаки, воспользовался методом хирургического вмешательства. Павлов и его коллеги обнаружили, что если пища попадает в рот собаки, то начинает рефлекторно вырабатываться слюна. Когда собака просто видит пищу, то также автоматически начинается слюноотделение, но в этом случае рефлекс значительно менее постоянен и зависит от дополнительных факторов, таких, как голод или переедание. Суммируя различия между рефлексами, Павлов заметил, что «новый рефлекс постоянно изменяется и поэтому является условным». Таким образом, один только вид и запах пищи действует как сигнал для образования слюны. «Любое явление во внешнем мире может быть превращено во временный сигнал объекта, стимулирующего слюнные железы, — писал Павлов, — если стимуляция этим объектом слизистой оболочки ротовой полости будет связана повторно… с воздействием определенного внешнего явления на другие чувствительные поверхности тела».

Пораженный ролью условных рефлексов в поведении, Павлов после 1902 г. сконцентрировал все свои научные интересы на изучении высшей нервной деятельности. Тут необходимо отметить, что, хотя исследования рефлекторной природы поведения, по сути, были психологическими, Павлов намеренно не вторгался в область психологии, постоянно подчеркивая их физиологический характер (своих сотрудников он даже штрафовал за использование психологической терминологии). В своих выступлениях он не раз склонял «несостоятельные психологические претензии». Он был знаком со структурной и функциональной психологией, но соглашался с Джемсом в том, что психология еще не достигла уровня подлинной науки. Собственный подход он считал конструктивной альтернативой психологическим рассуждениям. В своей известной речи, произнесенной в Мадриде, он указывал: «Полученные объективные данные, руководясь подобием или тождеством внешних проявлений, наука перенесет рано или поздно и на наш субъективный мир и тем сразу и ярко осветит нашу столь таинственную природу, уяснит механизм и жизненный смысл того, что занимает человека все более, — его сознание, муки его сознания». В дальнейшем Павлов не раз подчеркивал социальную значимость исследования условных рефлексов, направленного на разработку точной науки о человеке, которая «выведет его из теперешнего мрака и очистит его от теперешнего позора в сфере межлюдских отношений».

По иронии судьбы самое сильное влияние идеи Павлова оказали именно на психологию — то есть ту область, к которой он не особенно благоволил. Уже первые сведения о нем, дошедшие до западных психологов, получили широкий резонанс. На VI Международном психологическом конгрессе в Женеве (1909) прозвучало имя Павлова. Оно упоминалось неоднократно, однако не русскими участниками конгресса (они составляли небольшую группу во главе с Г. И. Челпановым), а американскими исследователями Р. Йерксом, М. Прайнсом, Ж. Лебом. Открытие условного рефлекса американские психологи восприняли как революцию в изучении поведения. В докладе Р. Йеркса «Научный метод в психологии животных» высказывалась уверенность, что новые научные устремления, среди выразителей которых первым назывался Павлов, позволят дать объективный анализ восприятия животных, их памяти, привычек и т. д. Заметим, что в этом же году Йеркс опубликовал на английском языке сводку работ павловской лаборатории, впервые познакомившую западного читателя с учением об условных рефлексах; это сыграло важную роль в разработке объективных методов в американской психологии. Методы Павлова предоставили психологической науке базовый элемент поведения, конкретную рабочую единицу, к которой могло быть сведено сложное человеческое поведение для его изучения в лабораторных условиях. Дж. Уотсон ухватился за эту рабочую единицу и сделал ее ядром своей исследовательской программы. Павлов был удовлетворен работами Уотсона, заметив, что развитие бихевиоризма в Соединенных Штатах является подтверждением его идей и методов. Не будет преувеличением сказать, что все поведенческое направление в психологии выросло из павловской рефлекторной теории. На протяжении десятилетий и западная, и отечественная психология развивались именно в этом ключе. Ограниченность такого подхода выступила лишь по прошествии длительного времени, и было бы необоснованно с сегодняшних позиций упрекать в ней именно Павлова.

В советской науке условно-рефлекторная теория была поднята на щит, поскольку в полной мере отвечала насущному социальному запросу. Принципы формирования «нового человека» как нельзя лучше выводились из приемов натаскивания павловских собак. Правда, сам ученый к большевистскому социальному экспериментированию относился резко критически, открыто заявляя, что для таких опытов он пожалел бы даже собаки. Как писал позднее академик Петр Капица, Павлов «без стеснения, в самых резких выражениях критиковал и даже ругал руководство, крестился у каждой церкви, носил царские ордена, на которые до революции не обращал внимания».

Сам Павлов писал:

«В первые годы революции многие из почтенных профессоров лицемерно клялись в преданности и верности большевистскому режиму. Мне было тошно это видеть и слышать, так как я не верил в их искренность. Я тогда написал Ленину: „Я не социалист и не верю в Ваш опасный социальный эксперимент“».

Ответ главы Совнаркома был неожиданным: он распорядился обеспечить Павлову все условия для научной работы, организовать (в голодном Петрограде!) питание подопытных собак. Совнарком принял по этому поводу особое постановление. (Рассказывают, что академик Алексей Крылов, встретив как-то Павлова на улице, с горькой иронией попросил взять его к себе в собаки.)

Академик Павлов считал своим долгом заступаться за несправедливо арестованных или осужденных людей. Иногда его заступничество спасало людям жизнь.

Памятник павловской собаке в Колтушах

Резко критические обращения академика Павлова к властям представляют собой одни из самых замечательных документов эпохи. Через три недели после убийства Кирова и начала новой волны репрессий, 21 декабря 1934 г. 85-летний ученый направляет в правительство обращение, в котором пишет:

«Революция застала меня почти в 70 лет. А в меня засело как-то твердое убеждение, что срок дельной человеческой жизни именно 70 лет. И поэтому я смело и открыто критиковал революцию. Я говорил себе: „Черт с ними! Пусть расстреляют. Все равно жизнь кончена, а я сделаю то, что требовало от меня мое достоинство“. На меня поэтому не действовало ни приглашение в старую Чеку, правда, кончившееся ничем, ни угрозы при Зиновьеве в здешней „Правде“… Мы жили и живем под неослабевающим режимом террора и насилия. Я всего более вижу сходство нашей жизни с жизнью древних азиатских деспотий. А у нас это называется республиками. Как это понимать? Пусть, может быть, это временно. Но надо помнить, что человеку, происшедшему из зверя, легко падать, но трудно подниматься. Тем, которые злобно приговаривают к смерти массы себе подобных и с удовлетворением приводят это в исполнение, как и тем, насильственно приучаемым участвовать в этом, едва ли возможно остаться существами, чувствующими и думающими человечно. И с другой стороны. Тем, которые превращены в забитых животных, едва ли возможно сделаться существами с чувством собственного достоинства. Не один же я так чувствую и думаю? Пощадите же родину и нас».

Когда 27 февраля 1936 г. ученого не стало, профессор медицины Дмитрий Плетнев (позднее оклеветанный и расстрелянный) дал в некрологе совсем неожиданную для той эпохи характеристику Ивана Петровича Павлова:

«Он никогда, ни в молодости, ни в старости, не лицемерил, не приспособлялся. Он глубоко презирал людей, которых историк эпохи Смутного времени охарактеризовал словами: „Телом и духом перегибательные“».

В одной из биографических статей о Павлове можно найти довольно типичное для советской науки высказывание:

«Учение И. П. Павлова до конца раскрыло тайну сказочной „души“».

Вот только вряд ли в это верил сам академик. По крайней мере, похоронить себя он завещал с полным соблюдением православного обряда.

Честный и здравомыслящий человек, Павлов много сделал для объяснения механизмов поведения, но никогда не претендовал на исчерпывающее толкование всей душевной жизни. Зато в этом преуспели его рьяные «последователи», попытавшиеся довести павловскую теорию до абсурдной крайности. В 1950 г. состоялась научная сессия АН и АМН СССР, посвященная учению Павлова (в дальнейшем ей присвоили название «павловской»). На сессии были сделаны два главных доклада. С ними выступили академик К. М. Быков и профессор А. Г. Иванов-Смоленский. С этого момента они обрели статус верховных жрецов культа Павлова. Всем было ясно, чья могущественная рука подсадила их на трибуну сессии. Уже не было необходимости сообщать, что доклады одобрены ЦК ВКП(б). Это разумелось само собой — на основе учета опыта августовской сессии ВАСХНИЛ, где информация об одобрении ЦК была сообщена Т. Д. Лысенко уже после того, как некоторые выступавшие в прениях неосторожно взяли под сомнение непогрешимость принципов «мичуринской» биологии. Подобного на «павловской» сессии дожидаться не стали, и начались славословия в адрес главных докладчиков, «верных павловцев», наконец якобы открывших всем глаза на это замечательное учение.

Сессия с самого начала приобрела антипсихологический характер. Идея, согласно которой психология должна быть заменена физиологией высшей нервной деятельности, а стало быть, ликвидирована, в это время не только носилась в воздухе, но уже и материализовалась. Так, например, ленинградский психофизиолог М. М. Кольцова заняла позицию, отвечавшую санкционированным свыше указаниям: «В своем выступлении на этой сессии профессор Теплов сказал, что, не принимая учения Павлова, психологи рискуют лишить свою науку материалистического характера. Но имела ли она вообще такой характер? С нашей точки зрения, данные учения о высшей нервной деятельности игнорируются психологией не потому, что это учение является недостаточным, узким по сравнению с областью психологии и может объяснить лишь частные, наиболее элементарные вопросы психологии. Нет, это происходит потому, что физиология стоит на позициях диалектического материализма; психология же, несмотря на формальное признание этих позиций, по сути дела, отрывает психику от ее физиологического базиса и, следовательно, не может руководствоваться принципом материалистического монизма».

Что означало в те времена отлучение науки от диалектического материализма? Тогда было всем ясно, какие могли быть после этого сделаны далеко идущие «оргвыводы». Впрочем, и сама Кольцова предложила сделать первый шаг в этом направлении: «Надо требовать с трибуны этой сессии, чтобы каждый работник народного просвещения был знаком с основами учения о высшей нервной деятельности, для чего надо ввести соответствующий курс в педагогических институтах и техникумах наряду, а может быть, вместо курса психологии».

Перед историками психологии не раз ставились вопросы, связанные с оценкой этого периода ее истории. Причины «павловской» сессии? Очевидно, проблему надо поставить в широкий исторический контекст. В конечном счете, это была одна из многих акций, которые развертывались в этот период, начиная с 30-х гг. и почти до момента смерти Сталина, по отношению к очень многим наукам. Это касалось педологии и психотехники, еще раньше — философии. Такие кампании были и в литературоведении, в языкознании, в политэкономии. Особо жесткий характер это приобрело в биологии. Таким образом определялась позиция каждой науки на путях ее бюрократизации и выявления группы неприкасаемых лидеров, с которыми всем и приходилось в дальнейшем иметь дело как с единственными представителями «истинной» науки. Происходила канонизация этих «корифеев», как был канонизирован «корифей из корифеев» Сталин. А так как они признавались единственными держателями «истины», то ее охрану обеспечивал хорошо налаженный командный, а в ряде случаев и репрессивный аппарат. Поэтому речь идет об общем процессе. Впрочем, иначе и быть не могло. Было бы, в самом деле, странно, если бы все это произошло именно и только с психологией.

Но неужели психологи не могли решительно протестовать против вульгаризаторского подхода к психологии, закрывавшего пути ее нормального развития и ставившего под сомнение само ее существование? Почему все на сессии клялись именами Сталина, Лысенко, Иванова-Смоленского, а не только именем Павлова?

Нашим современникам просто невозможно представить себе грозную ситуацию тех лет. Любая попытка прямого протеста и несогласия с утвержденной идеологической линией сессии двух академий была чревата самыми серьезными последствиями, включая прямые репрессии. И все-таки поведение психологов на сессии нельзя считать капитулянтским. Их ссылки на имена тогдашних «корифеев» были не более чем расхожими штампами, без которых не обходилась тогда ни одна книга или статья по философии, психологии, физиологии (иначе они просто не увидели бы света). Вместе с тем, если внимательно прочитать выступления психологов, их тактику можно не только понять, но и вполне оценить, разумеется, если не подходить к ней с позиций сегодняшнего дня.

Конечно, сейчас тяжело перечитывать самообвинения и «разбор» книг чужих и собственных со скрупулезным высчитыванием, сколько раз на их страницах упоминалось имя Павлова, а сколько раз оно отсутствовало. Нельзя отрицать, что психология фактически привязывалась к колеснице победителей — физиологии высшей нервной деятельности. Однако цель оправдывала средства. На сессии психология отстаивала свое право на существование, которое оказалось под смертельной угрозой. Во время одного из заседаний Иванов-Смоленский получил и под хохот зала зачитал записку, подписанную так: «Группа психологов, потерявших предмет своей науки». Но если бы такое было сказано в резолюции сессии, то это означало бы ликвидацию психологии как науки. Поэтому пафос выступлений психологов сводился к отстаиванию предмета своей науки. И признание «ошибок» лидерами психологической науки сегодня не должно вызывать никаких иных эмоций, кроме сочувствия и стыда за прошлое науки. Едва ли справедливо бросать камень в тех, кто перед лицом упразднения целой отрасли знания каялся «галилеевым покаянием».

Менее всего есть основания считать, что сложившаяся ситуация отвечала генеральной линии развития павловского учения и позициям самого Павлова. Надо иметь в виду, что сам Павлов, недолюбливавший психологов, тем не менее считал, что психология и физиология идут к одной цели разными путями. Примечательно, что он приветствовал открытие Психологического института в Москве, а уже при советской власти приглашал его изгнанного директора, профессора Г. И. Челпанова, на работу в свою лабораторию. Поэтому нельзя рассматривать «павловизацию» психологии со всеми ее драмами и курьезами (к примеру, попытки строить обучение школьников, ориентируясь на механизмы выработки условных рефлексов) как запоздалый результат каких-то волеизъявлений великого ученого. Надо сказать, что к концу жизни с ним вообще не очень-то считались. Он был нужен и полезен как икона и предпочтительнее мертвый, чем живой.

На протяжении долгого времени сохранялся миф о якобы благотворном влиянии «павловской» сессии на развитие психологической науки. Историю психологии, как и предполагал К. М. Быков, делили лишь на два периода: «допавловский» и «павловский». Лишь с конца 50-х гг. крайности антипсихологизма «павловской» сессии стали постепенно преодолеваться. Хотя надо признать, что они не изжиты до сих пор. Так, единственный для многих источник научных представлений о душевной жизни — современный школьный учебник «Человек» — фактически всецело трактует психику как систему рефлексов. Однако современный этап развития отечественной психологии все же можно назвать скорее «послепавловским».

Так или иначе, сам академик Павлов был и остается великим ученым, разгадавшим многие тайны поведения. Не его вина, что его имя начертали на своих знаменах научные погромщики. Павлов поистине выше упреков и не нуждается в защите и оправдании.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

ПАВЛОВ, ИВАН ПЕТРОВИЧ | Энциклопедия Кругосвет

Содержание статьи

ПАВЛОВ, ИВАН ПЕТРОВИЧ (1849–1936), русский физиолог, четвертый лауреат Нобелевской премии (1904) по физиологии и медицине, автор учения о высшей нервной деятельности. Родился 26 (14) сентября 1849 в Рязани. Был старшим сыном в многодетной семье приходского священника, который считал своим долгом дать детям хорошее образование. В 1860 Павлов был принят сразу во второй класс Рязанского духовного училища. После окончания в 1864 поступил в духовную семинарию. Через шесть лет, под влиянием идей русских революционных демократов, в особенности трудов Писарева, и монографии Сеченова Рефлексы головного мозга оставил учебу в семинарии и поступил в университет. В силу существовавших тогда ограничений в выборе факультета для семинаристов, Павлов в 1870 поступил вначале на юридический факультет, затем перевелся на естественное отделение физико-математического факультета.

В то время в числе профессоров университета были выдающиеся ученые – Д.И.Менделеев, А.М.Бутлеров, Ф.В.Овсянников, И.Ф.Цион. На третьем курсе университета, не без влияния Циона, Павлов решает специализироваться в области физиологии.

В 1875 Павлов окончил университет со степенью кандидата естественных наук. Цион предложил ему стать своим ассистентом на кафедре физиологии Медико-хирургической академии (с 1881 – Военно-медицинская академия, ВМА). Он же убедил ассистента получить еще и медицинское образование). В том же году Павлов поступил в МХА на третий курс и получил диплом лекаря в 1879.

После ухода Циона из академии Павлов отказался от должности ассистента при кафедре физиологии, предложенной ему новым руководителем кафедры И.Р.Тархановым. Он решил остаться в МХА лишь в качестве студента. Позже он стал ассистентом профессора К.Н.Устимовича на кафедре физиологии ветеринарного отделения Медико-хирургической академии, где проделал ряд работ по физиологии кровообращения.

В 1878 знаменитый русский клиницист Боткин пригласил Павлова работать к себе в клинику (здесь он работал до 1890, проводя исследования центробежных нервов сердца и работая над докторской диссертацией, с 1886 – руководитель клиники).

В конце 70-х познакомился со своей будущей женой, С.В.Карчевской. Свадьба состоялась в мае 1881, в 1884 супруги уехали в Германию, где Павлов стажировался в лабораториях ведущих физиологов того времени Р.Гейденгайна и К.Людвига.

В 1890 был избран профессором и заведующим кафедрой фармакологии ВМА, а в 1896 – заведующим кафедрой физиологии, которой руководил до 1924. С 1890 Павлов также заведует физиологической лабораторией при Институте экспериментальной медицины.

С 1925 до конца жизни Павлов руководил Институтом физиологии АН.

В 1904 первым из русских ученых был удостоен Нобелевской премии за работу в области физиологии пищеварения.

Павлов был избран членом и почетным членом многих зарубежных академий, университетов, обществ. В 1935 на 15-м Международном конгрессе физиологов за многолетнюю научную работу был признан старейшиной физиологов мира.

Умер 27 февраля 1936 в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург).

Все научное творчество ученого объединено общим принципом, который в то время называли нервизмом – идеей о ведущей роли нервной системы в регуляции деятельности органов и систем организма.

Научный метод.

До Павлова исследования проводились при помощи т.н. «острого опыта», суть которого заключалась в том, что интересующий ученого орган обнажался при помощи надрезов на теле наркотизированного или обездвиженного животного. Метод был непригоден для изучения нормального течения жизненных процессов, так как нарушал естественную связь между органами и системами организма. Павлов первым из физиологов стал использовать «хронический метод», при котором эксперимент проводится на практически здоровом животном, что позволило исследовать физиологические процессы в неискаженном виде.

Исследования по физиологии кровообращения.

Одно из первых научных исследований Павлова было посвящено изучению роли нервной системы в регуляции кровообращения. Ученый установил, что перерезка блуждающих нервов, иннервирующих внутренние органы, приводит к глубоким нарушениям способности организма регулировать уровень артериального давления. В результате был сделан вывод, что значительные колебания давления улавливаются чувствительными нервными окончаниями в сосудистой сети, которые посылают импульсы, сигнализирующие об изменениях, в соответствующий центр мозга. Эти импульсы порождают рефлексы, направленные на изменение работы сердца и состояния сосудистого русла, и артериальное давление быстро возвращается к наиболее благоприятному уровню.

Докторская диссертация Павлова была посвящена исследованию центробежных нервов сердца. Ученый доказал наличие «тройного нервного контроля» на сердце: нервов функциональных, вызывающих или прерывающих деятельность органа; нервов сосудистых, регулирующих доставку химического материала к органу и нервов трофических, определяющих точный размер окончательной утилизации этого материала каждым органом и регулирующих тем самым жизненность ткани. Такой же тройной контроль ученый предполагал и в других органах.

Исследования по физиологии пищеварения.

Метод «хронического эксперимента» позволил Павлову открыть многие законы функционирования пищеварительных желез и процесса пищеварения в целом. До Павлова об этом имелись лишь некоторые весьма смутные и фрагментарные представления, а физиология пищеварения была одним из самых отсталых разделов физиологии.

Первые исследования Павлова в этой области были посвящены изучению работы слюнных желез. Ученый установил зависимость между составом и количеством выделяемой слюны и природой раздражителя, что позволило ему сделать вывод о специфической возбудимости разных рецепторов ротовой полости каждым из раздражающих агентов.

Исследования, касающиеся физиологии желудка, являются наиболее значительными достижениями Павлова в объяснении процессов пищеварения. Ученый доказал наличие нервной регуляции деятельности желудочных желез.

Благодаря усовершенствованию операции по созданию изолированного желудочка удалось выделить две фазы секреции желудочного сока: нервно-рефлекторную и гуморально-клиническую. Результатом исследований ученого в области физиологии пищеварения явился его труд под названием Лекции о работе главных пищеварительных желез, опубликованный в 1897. Этот труд в течение нескольких лет был переведен на немецкий, французский и английский языки и принес Павлову всемирную славу.

Исследования по физиологии высшей нервной деятельности.

К изучению физиологии высшей нервной деятельности Павлов перешел, пытаясь объяснить феномен психического слюноотделения. Изучение этого явления привело его к понятию условного рефлекса. Условный рефлекс, в отличие от безусловного, не является врожденным, а приобретается в результате накопления индивидуального жизненного опыта и является приспособительной реакцией организма на условия жизнедеятельности. Процесс образования условных рефлексов Павлов назвал высшей нервной деятельностью и считал это понятие равнозначным термину «психическая деятельность».

Ученый выделил четыре типа высшей нервной деятельности у человека, которые основываются на представлениях о соотношении между процессами возбуждения и торможения. Тем самым он подвел физиологический фундамент под учение Гиппократа о темпераментах.

Павлов разработал также учение о сигнальных системах. По Павлову, специфической особенностью человека является наличие у него, помимо первой сигнальной системы, общей с животными (разнообразные сенсорные раздражители, поступающие из внешнего мира), также и второй сигнальной системы – речи и письма.

Основной целью научной деятельности Павлова было изучение психики человека при помощи объективных экспериментальных методов.

Павловым были сформулированы представления об аналитико-синтетической деятельности головного мозга и создано учение об анализаторах, о локализации функций в коре головного мозга и о системности в работе больших полушарий.

Издания: Павлов И.П. Полное собрание сочинений, 2 изд., т. 1–6, М.,1951–1952; Избранные труды, М., 1951.

Артем Мовсесян

www.krugosvet.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о