Уолтер липпман о стереотипах – Липпман, Уолтер — Википедия

Теория стереотипов У. Липпмана.

Уолтер Липпман ( 1889—1974 Нью-Йорк) — американский писатель, журналист, политический обозреватель, автор оригинальной концепции общественного мнения. Двукратный лауреат Пулитцеровской премии (в 1958 и 1962 годах).

Как политический обозреватель с 1911 года участвовал в предвыборной кампании, где поддерживал партию прогрессвистов во главе с Теодором Рузвельтом в выборах 1912 года.

В 1916 году Липпман стал членом команды Вудро Вильсона и Демократической партии. Кроме того, в годы работы с Вильсоном он стал одним из делегатов Парижской мирной конференции, а также соавтором конвенции о создании Лиги Наций.

В 1920 карьера Липпмана продолжилась во влиятельном издании Нью-Йорк Уорлд, где с 1929 года он стал одним из редакторов. В период работы в Нью-Йорк Уорлд Липпман издал книги «Общественное мнение» и «Призрак Общественности»

Теория стереотипов начала складываться после выхода в свет в 1922гю книги америк. социолога, психолога и журналиста  Уолтера Липпмана «Общественное мнение», которая ввела в науку понятие «стереотипа» (от греч. стереос – зрительный и тип – образ).

Согласно концепции Липпмана, «стереотип» - это упрощенное, заранее принятое представление о предметах и явлениях действительности, не вытекающее из собственного опыта человека, а возникающее на основе опосредованного восприятия. Формирование стереотипа проходит 3 этапа – 1 – «выравнивание», 2 – усиление 3 – ассимиляция. Вначале объект сводится нескольким простым признакам, затем им придается особая значимость, и наконец, выбираются некоторые «выровненные» и «усиленные» черты объекта для построения образа. Стереотип, считал Липпман, содержит в себе оценочный элемент, это не просто упрощение, он «в высшей степени заряжен чувствами».

Стереотипы первоначально возникают спонтанно, в силу неизбежной потребности чел-ка в экономии внимания. Это «картинки», появляющиеся в нашем сознании при упоминании тех или иных понятий. Стереотип однозначен, он делит мир на две категории – на знакомое и незнакомое. Знакомое становится синонимом хорошего, а незнакомое соответственно – синонимом плохого.

Стереотип двойственен: он может быть как позитивной, так и негативной установкой. Стереотипы часто способствуют возникновению предубеждений. Стереотип всегда соотнесен с групповыми чувствами и групповыми действиями.

В основе манипуляции общ. сознанием лежит исп-е соц. стереотипов и мифов. Социальный стереотип – это окостеневшая соц.установка, упрощенный схематиз.образ соц.объектов и событий, обл. значительной устойчивостью. Манипулирование социальными стереотипами лежит в основе социальной мифологии. Термин «миф» стал использоваться для обозначения представлений, умышленно применяемых господствующими силами общества для воздействия на массы. Он включает в себя идеализированное представление масс о прошлом, настоящем и будущем определенной социально-политической системы (общества, страны), которые используются властвующей элитой для защиты данной системы и своего господствующего положения в ней. Кроме того, социальный миф включает в себя систему идеалов, ценностей и представлений широких масс о том, каким должно быть общество. С помощью них манипуляторы воздействуют на общественное мнение и поведение людей. 

Липпман аргументирует тезис об ограниченности общественного мнения, который вытекает из неспособности «среднего обывателя» критически оценивать информацию и его склонность мыслить стереотипами.

Итак, стереотипы

– писал Липпман – это предвзятые мнения, которые управляют всем процессом восприятия. При этом журналистам Липпман советовал опираться на стереотипы и рутинные мнения, «безжалостно игнорируя тонкости», т.к. при соблюдении этих условий читатель воспринимает их сообщения легко и безоговорочно, без внутренней борьбы и критического анализа. Основную задачу жур-ки он видел в стандартизации описываемого явления. Использование стереотипов открывает перед журналистами широкие возможности манипуляции массовым сознанием. Липпман отмечал: «из всех средств влияния на чел-ка самым тонким и обл. исключ. силой внушения явл. те, которые созд. и поддерж. галерею стереотипов. Нам рассказывают о мире прежде, чем мы его увидим. Мы представляем себе большинство вещей прежде, чем познакомимся с ними на опыте. И эти предварительные представления из глубины управляют всем процессом восприятия». И возможно благодаря этому теория стереотипов Липпмана стала методологической основой PR и всех видов пропаганды

students-library.com

Теория стереотипов у. Липпмана.

Уолтер Липпман ( 1889—1974 Нью-Йорк) — американский писатель, журналист, политический обозреватель, автор оригинальной концепции общественного мнения. Двукратный лауреат Пулитцеровской премии (в 1958 и 1962 годах).

Как политический обозреватель с 1911 года участвовал в предвыборной кампании, где поддерживал партию прогрессвистов во главе с Теодором Рузвельтом в выборах 1912 года.

В 1916 году Липпман стал членом команды Вудро Вильсона и Демократической партии. Кроме того, в годы работы с Вильсоном он стал одним из делегатов Парижской мирной конференции, а также соавтором конвенции о создании Лиги Наций.

В 1920 карьера Липпмана продолжилась во влиятельном издании Нью-Йорк Уорлд, где с 1929 года он стал одним из редакторов. В период работы в Нью-Йорк Уорлд Липпман издал книги «Общественное мнение» и «Призрак Общественности»

Теория стереотипов начала складываться после выхода в свет в 1922гю книги америк. социолога, психолога и журналиста Уолтера Липпмана «Общественное мнение», которая ввела в науку понятие «стереотипа» (от греч. стереос – зрительный и тип – образ).

Согласно концепции Липпмана, «стереотип» - это упрощенное, заранее принятое представление о предметах и явлениях действительности, не вытекающее из собственного опыта человека, а возникающее на основе опосредованного восприятия. Формирование стереотипа проходит 3 этапа – 1 – «выравнивание», 2 – усиление 3 – ассимиляция. Вначале объект сводится нескольким простым признакам, затем им придается особая значимость, и наконец, выбираются некоторые «выровненные» и «усиленные» черты объекта для построения образа. Стереотип, считал Липпман, содержит в себе оценочный элемент, это не просто упрощение, он «в высшей степени заряжен чувствами».

Стереотипы первоначально возникают спонтанно, в силу неизбежной потребности чел-ка в экономии внимания. Это «картинки», появляющиеся в нашем сознании при упоминании тех или иных понятий. Стереотип однозначен, он делит мир на две категории – на знакомое и незнакомое. Знакомое становится синонимом хорошего, а незнакомое соответственно – синонимом плохого.

Стереотип двойственен: он может быть как позитивной, так и негативной установкой. Стереотипы часто способствуют возникновению предубеждений. Стереотип всегда соотнесен с групповыми чувствами и групповыми действиями.

В основе манипуляции общ. сознанием лежит исп-е соц. стереотипов и мифов. Социальный стереотип – это окостеневшая соц.установка, упрощенный схематиз.образ соц.объектов и событий, обл. значительной устойчивостью. Манипулирование социальными стереотипами лежит в основе социальной мифологии. Термин «миф» стал использоваться для обозначения представлений, умышленно применяемых господствующими силами общества для воздействия на массы. Он включает в себя идеализированное представление масс о прошлом, настоящем и будущем определенной социально-политической системы (общества, страны), которые используются властвующей элитой для защиты данной системы и своего господствующего положения в ней. Кроме того, социальный миф включает в себя систему идеалов, ценностей и представлений широких масс о том, каким должно быть общество. С помощью них манипуляторы воздействуют на общественное мнение и поведение людей.

Липпман аргументирует тезис об ограниченности общественного мнения, который вытекает из неспособности «среднего обывателя» критически оценивать информацию и его склонность мыслить стереотипами.

Итак, стереотипы – писал Липпман – это предвзятые мнения, которые управляют всем процессом восприятия. При этом журналистам Липпман советовал опираться на стереотипы и рутинные мнения, «безжалостно игнорируя тонкости», т.к. при соблюдении этих условий читатель воспринимает их сообщения легко и безоговорочно, без внутренней борьбы и критического анализа. Основную задачу жур-ки он видел в стандартизации описываемого явления. Использование стереотипов открывает перед журналистами широкие возможности манипуляции массовым сознанием. Липпман отмечал: «из всех средств влияния на чел-ка самым тонким и обл. исключ. силой внушения явл. те, которые созд. и поддерж. галерею стереотипов. Нам рассказывают о мире прежде, чем мы его увидим. Мы представляем себе большинство вещей прежде, чем познакомимся с ними на опыте. И эти предварительные представления из глубины управляют всем процессом восприятия». И возможно благодаря этому теория стереотипов Липпмана стала методологической основой PR и всех видов пропаганды

  1. Работа редактора над фактическим материалом рукописи.

  1. Понятие внешнеполитической пропаганды. Ее цели и задачи. Использование СМИ в осуществлении ее задач.

Пропаганда - распространение в массах путем настойчивого разъяснения каких-либо идей, воззрений. В международной информационной деятельности заметна тенденция возрастания пропагандистского элемента. После окончания «холодной войны» самой большой проблемой для общества являются региональные и межэтнические конфликты + процесс глобализации + лидерство и мощь США, которые многим противны ©. Усиление пропаганды — стремление получить политическую выгоду от этих конфликтов и утвердить свои интересы. Достичь этого можно с помощью радио (например, Би-би-си вещает 980 часов в неделю на 44 языках, «Голос Америки» -на 52 языках) или ТВ (глобальные каналы со спутниковой связью). Отдельная статья - интернет. Более 80% информации - на английском, много недостоверной, но все им активно пользуются, в том числе и другие СМИ. В общем, информационная война - важнейший стратегический участок (пример - та же Чечня). Пока Россия свои информационные войны скорее проигрывает по сравнению с Европой и США. С окончанием ХВ в запад. и российск. журналистике стали реже использоваться пропаганд. клише-стереотипы. В условиях глобализации лидерство США в мировой политике, экономике, в сфере информации приобрело более заметные масштабы. Усиление пропаганды – стремление получить политическую выгоду от этих конфликтов и утвердить свои интересы («Буря в пустыне», косовский конфликт, интервенция в Ирак). Сегодня распространение внешней политической пропаганды становится возможным путем спутникового телевидения и интернета.

Внешнеполитическая пропаганда - это распространение в обществе и разъяснение воззрений, общих положений, целей и задач внешней политики определенной страны. ВП - это вид деятельности международного журналиста, она является средством информационной борьбы.

Можно подразделить ВП на черную, белую и серую. Черная ВП - когда журналисты намеренно искажают картину происходящих событий, игнорируя факты, с целью пропаганды определенной точки зрения или идеологии.

Белая пропаганда опирается на какие-то положительные факты в жизни страны или народа (например, достижения СССР в космосе). Серая пропаганда - отбор фактов, которые помогают журналисту аргументировать определенную точку зрения. Сегодня распространение ВП возможно через спутниковое телевидение и Интернет, следовательно, ее влияние на общественное мнение заметно усилилось.

После окончания «холодной войны» самой большой проблемой для общества являются региональные и межэтнические конфликты + процесс глобализации + лидерство и мощь США и Китая. Усиление пропаганды — стремление получить политическую выгоду от этих конфликтов и утвердить свои интересы.

Достичь этого можно с помощью радио (например, Би-би-си вещает 980 часов в неделю на 44 языках, «Голос Америки» - на 52 языках) или ТВ (глобальные каналы со спутниковой связью).

Отдельная статья - Интернет. Более 80% информации - на английском, много недостоверной, но все им активно пользуются, в том числе и другие СМИ.

В общем, информационная война - важнейший стратегический участок (пример - та же Чечня). Пока Россия свои информационные войны скорее проигрывает по сравнению с Европой и США.

studfiles.net

Глава 1. Уолтер Липпман. Формирование стереотипа

После Первой мировой войны многие социологи пришли к выводу, что именно сфера массовой пропаганды является источником исторических потрясений. Они полагали, что войны не хотело ни одно буржуазное правительство. А анализ содержания печати, по их мнению, показывал, будто все страны вступили в сражение под влиянием умышленных инспираций. Особенно возмущены были американские социологи: им казалось, что их страна вовлечена в войну английской и французской пропагандой.

Именно поэтому с начала Первой мировой войны широкое распространение получили манипуляторские концепции общественного сознания. Отныне в обществе начинает складываться своеобразная «индустрия сознания». Воздействие на сознание людей становится функцией государственного аппарата. Представление о «триумфе пропаганды» стимулировалось теперь растущей уверенностью в том, что личность подвержена внешнему влиянию, общественное мнение легко вводится в заблуждение, а печать и радиовещание функционируют именно как средства массовой дезинформации. Многочисленные факты, свидетельствующие о том, что массовая пропаганда вводит в заблуждение тысячи читателей или радиослушателей, западные исследователи стали истолковывать это в том смысле, что сообщение оказывает прямое и неотразимое влияние на человека. Такая позиция способствовала проникновению в теорию пропаганды представлений о человеке как продукте внешних условий и внешнего воздействия.

Осмысливая разработки Ф. Ницше, В. Парето и других авторов, давших иррационалистическую трактовку массовых идеологических процессов, У. Липпман обратил внимание на механизм индивидуального восприятия реальности. Еще Ф. Бэкон подчеркивал, что аналитической работе мысли мешают определенные шаблоны сознания. Ф. Ницше говорил о «мире смутных чувств», хаосе не оформившихся идей, которые характеризуют поведение человека. В. Парето попытался объяснить заблуждения ссылкой на психологические механизмы сознания.

Все это побуждало к тому, чтобы достроить «теорию предрассудка», дать связное объяснение тем факторам, которые препятствуют мыслительной деятельности. Под влиянием предшествующих концепций и особенно практики массовой пропаганды Липпман пришел к выводу, что человек вообще ограничен в своих возможностях трезво оценивать реальность, ибо он живет в мире смутных образов, расплывчатых картин и т.д.

В итоге место аналитических конструкций ума в осознании действительности занимают особые социально-психологические образования — стереотипы. Введя это понятие в теорию пропаганды, Липпман называл стереотипом «предвзятые мнения», которые управляют решительно всем процессом восприятия мира, создавая широкий спектр представлений «от истинного индекса до неопределенной аналогии».

«Философский словарь» дает следующее определение стереотипа: стереотип социальный (греч. stereos — твердый, typos — отпечаток) — устойчивая совокупность представлений, складывающихся в сознании как на основе личного жизненного опыта, так и с помощью многообразных источников информации. Сквозь призму социальных стереотипов воспринимаются реальные предметы, отношения, события, действующие лица. Социальные стереотипы неотъемлемые компоненты индивидуального и массового сознания. Благодаря им происходит необходимое сокращение восприятия и иных информационных и идеологических процессов в сознании, закрепляется как положительный, так и отрицательный опыт людей.

Действительно, ни один человек не может обойтись в своей жизни без определенных автоматизмов в мышлении, так как обдумывать заново каждую ситуацию ни у кого из нас не хватит ни сил, ни времени. В этом состоит базовое значение стереотипа, шаблона, которое нельзя не учитывать.

В связи с этим необходимо также подчеркнуть, что Липпман в своей концепции, скорее, положительно оценивает роль стереотипов в общественной жизни, поскольку лишь сильное упрощение позволяет человеку распределить свое внимание на несколько тем. Он пишет:

По большей части мы не видим сначала, а затем определяем, напротив, мы сначала определяем, а затем видим... мы выделяем то, что наша культура уже наделила значением для нас, и мы пытаемся воспринять то, что мы выделили из окружающего мира в форме стереотипа, созданного для нас культурой.

И далее Липпман дополняет:

В этом заключается необходимая экономия. Стремление видеть все вещи впервые, «свежим взглядом» и в подробностях, а не как принадлежащие к определенным типам и родам, будет изнуряющим, и в наших повседневных заботах это практически невозможно.

Мы уже все знаем о мире до того, как переживаем опыт знакомства с ним. Ученый отмечает еще одну причину, по которой мы столь твердо придерживаемся стереотипов: последние, по его мнению, представляют собой связующие нити традиции и отстаивают тем самым наше положение в обществе. Неудивительно поэтому, что любое посягательство на стереотип выглядит для нас как атака на фундаментальные основания Вселенной. Таким образом, стереотипы, по словам Липпмана, — это оплот традиций.

Из огромного мира, наполненного разнообразными звуками и красками, — пишет Липпман, — мы извлекает лишь то, что наша культура уже предопределила в нас, отлила в некие картинки. Из потока жизни мы схватываем смутные образы, стереотипизированные для нас господствующей культурой.

Вот почему «самые тонкие и самые убедительные из всех факторов, оказывающих влияние на человека, это именно те, которые создают и поддерживают повторяющийся характер стереотипов». Индивид подделывается под окружающую среду путем игры воображения, которая охватывает весь процесс социальной ориентировки, «от галлюцинаций до научной истины». При этом стереотип трактуется как сверх упрощённая модель, помогающая постигать смысл мира, вернее, приспосабливаться к нему, как простой, но легко схватываемый образ общественных процессов, политических событий, расовых, национальных или религиозных групп.

Стереотипизированные формы получены как «выжимка» из свода моральных норм, социальной философии и политической агитации. Все это при помощи пропаганды преподносится сознанию индивида, которое оказывается лишенным самостоятельности и творческого потенциала. В сугубо потребительском сознании человека живут недостоверные и нелепые «картинки» внешнего мира. Стоит обратиться, по словам Липпмана, к истории, чтобы убедиться, насколько превратны представления людей. А раз мир прошлого иллюзорен, точно театр, на подмостках которого действуют герои и злодеи, с их предрассудками и заблуждениями, то, спрашивается, почему нынешняя эпоха должна быть исключением? Правда, современному человеку не дано в полной мере видеть нелепость созданного им мира, ибо лишь время оттенит его несуразность.

Таким образом, Липпман полагает, что между человеком и его окружением возникает мир превратных образов — псевдо - окружение. Это окружение достаточно «плотно», и если поведение не представляет собой практического действия, а является мыслью и эмоцией, то может пройти много времени, прежде чем станет заметным разрыв в ткани фиктивного мира. Следовательно, на уровне социальной жизни человек приспосабливается к своему окружению посредством фикций. Речь идет не о лжи, не о заблуждениях, а о конкретных психических образованиях, которые служат для индивида реальными ориентирами поведения.

Отечественные авторы отмечают, что в психологическом плане явление стереотипизации несомненно. Оно связано с так называемой установкой, то есть готовностью человека воспринимать предмет, событие с позиции предшествующего опыта. Не подлежит сомнению тот факт, что социальное поведение человека вовсе не складывается из непрерывной аналитической работы сознания. На оценку того или иного явления конкретным индивидом влияют его прежний социальный опыт, его интересы, эмоциональная впечатлительность и т.д. К тому же человеку часто приходится высказывать свое мнение по тем вопросам, о которых он имеет весьма поверхностное представление, не располагая ни знанием, ни полной информацией.

Наконец, существует известная инерция мышления, не позволяющая индивиду создать в своем воображении адекватную картину мира. Это находит свое выражение не только в повседневной жизни людей, но и в сознании отдельных социальных групп. Русский писатель Г. Успенский рассказывал о том, что в 80-е и 90-е годы «искренне добросовестные старики из крестьян и иногда даже просто пожилые люди говорили, что при крепостном праве было лучше». Этот социально-психологический механизм отражает силу инерции. Как справедливо отмечает В.А. Ядов, эмоционально окрашенные образы, о которых пишет Липпман, представляют собой простейшие элементы общественной психологии. В этом смысле массы могут вносить в свое политическое поведение не только последовательно продуманное политическое поведение, но и свои предрассудки, реакционные фантазии. Но все это не означает, что человеку будто бы не присуща трезвая ориентация в реальных исторических событиях и что поэтому сознание больших социальных групп по своему содержанию исключительно иллюзорно.

Важно иметь в виду, что стереотип в трактовке Липпмана обусловлен не только функционированием социально-психологических механизмов, но и целым рядом общественных факторов. Поэтому вряд ли допустимо сближать, как это нередко делается, его позицию с фрейдистскими концепциями или с описанием специфики бессознательного. И в том и в другом варианте речь идет об иррациональности человеческих представлений, об их иллюзорности. Однако методология Липпмана была принципиально иной, а поиск ответа на поставленные вопросы не имел ничего общего ни с фрейдистской терминологией, ни с анализом природы бессознательного вообще.

Раскрывая природу стереотипа как универсальной эмоционально окрашенной установки, Липпман «объяснил» поразительные успехи массовой политической практики и подвел теоретическое основание под воззрения тех социологов, которые искали разгадку этого явления в тайнах сознания. Именно поэтому концепция Липпмана, которая претендовала на трезвость и последовательность в оценке политической практики, в конечном счете оказалась теоретическим закреплением манипулирования массовым сознанием.

Книга Липпмана во многом определила проблематику политической психологии на несколько десятилетий вперед. Его последователи — У. Олбиг, Э. Богардус, К. Янг, Ф. Мерилл — продолжали рассматривать общественное мнение как стереотипизированное, полное предрассудков и упрощенных представлений, в чем они видели широкие возможности для манипулирования мнениями людей, для управления процессами их формирования.

Понятие «стереотип» позволяет нам сегодня анализировать политическую практику. Обратимся, скажем, к образу негра в общественном сознании Америки. Поначалу негр воспринимался как наивный, патриархальный персонаж, чрезвычайно близкий природе и всей органике. В этом качестве стереотип негра противостоял образу белого человека. Затем произошло некое смещение в стереотипе черного человека. В эпоху ку-клукс-клана негр воспринимался как распущенное сексуальное создание, способное изнасиловать белокурую женщину. Прошло еще некоторое время, и стереотип обновился. Теперь негр превратился в ленивого, инертного человека, противостоящего динамике американской действительности. Если бы не негры и пуэрториканцы, которые не могут поддержать высокие темпы развития Америки, то она шагнула бы стремительно вперед. В наши дни негр больше не третируется как антипод белого человека. В Америке поговаривают о том, что именно негры были провозвестниками человеческой цивилизации. Если мы смотрим американский фильм, то видим негра в должности весьма значительной. Смысл стереотипа таков: Америка — демократическая страна, в ней нет расовой дискриминации. Однако все чаще сегодня пишут о дискриминации белого человека.

Липпман был едва ли не первым исследователем, который наглядно показал, что между подлинным фактом и его отражением в голове человека вообще нет логической связи. Сообщения как бы проходят мимо сознания людей, провоцируя поток стереотипов. Поэтому политическая практика мыслилась как классификация «ложных картинок», формирующих в конечном счете общественное мнение.

Когда было обнаружено несоответствие факта и его образа в сознании «потребителя», сложилось представление, будто сообщение вообще не может быть понято двумя людьми сколько-нибудь адекватно. Если существует индивидуальный способы восприятия, то есть определенный комплекс присущих данному человеку особенностей, стало быть, каждый понимает новость по-своему. Иначе говоря, у каждого человека свой стереотип.

Но тогда как же обеспечить широкое стандартизированное воздействие на сознание людей? Ведь факты говорят о том, что сообщение нередко оставляет в сознании аудитории совсем не то впечатление, на которое рассчитывают журналисты («эффект бумеранга»). Липпман был первым в истории политической практики, кто показал, что не может быть никакой речи о том, будто сообщение, переданное каналами информации, адекватно откладывается в сознании читателя. Напротив, оно порождает стереотип, реальное содержание которого трудно предвидеть, ибо оно обусловлено индивидуальными особенностям восприятия.

Стереотип — это совершенно необходимый нашему сознанию инструмент. Он помогает экономить энергию, превращая сложную реальность в набор четких и коротких суждений. Воспринимая окружающую действительность сквозь фильтры стереотипов, мы оказываемся в простом и понятном мире, где у каждого явления есть ярлык.

Глава 2. Эдуард Л. Бернайз. "Паблик рилейшнз" и теория стереотипов

В 1923г. в Нью-Йорском университете Бернайз прочитал на открывшейся кафедре PR первый курс по практике и этике паблик рилейшнз. В качестве методологической основы PR того периода можно назвать теорию стереотипов, разработанную социологом и психологом Уолтером Липпоманом, который считал, что общественное мнение - это улица с двусторонним движением: общество состоит из бесчисленных организаций, групп, ассоциаций, позиции которых необходимо учитывать" (книга "Общественное мнение, 1922 г). Бернайз дает следующее определение PR - "усилия, направленные на то, чтобы убедить общество изменить свой подход или свои действия, а также усилия, направленные на то, чтобы гармонизировать деятельность организации в соответствии с интересами общественности и наоборот".

Э. Бернайз подчеркивал, что еще в начале 20-х годов на него огромное впечатление произвели такие работы, как "Общественное мнение" УЛиппмана "Стадные инстинкты" У. Троттера, "Поведение толпы" Э. Мартина "Психология толпы" Г. Лебона. Из них он как специалист по вопросам паблик рилейшнз почерпнул для себя много полезного и рационального. Касалось это, прежде всего природы социального стереотипа и его воздействия на массовое сознание.

Понятие социального стереотипа впервые было введено в научный оборот американским исследователем средств массовой информации У. Липпманом для обозначения распространенных в общественном мнении предвзятых представлений о членах различных национально-этнических, социально-политических и профессиональных групп. Стереотипизированные формы мнений и суждений по поводу социально-политических вопросов трактовались им как своеобразные "выжимки" из господствующих сводов общепринятых морально-этических правил, доминирующих социальных представлений, и потока в большинстве случаев тенденциозной, сугубо политической пропаганды и агитации.

Согласно положениям У. Липпмана социальные стереотипы представляют собой основной мыслительный материал, на котором строится массовое сознание. Липпман сводил мышление к простым реакциям на внешние стимулы, роль которых выполняют именно стереотипы - стойкие, эмоционально окрашенные, упрощенные модели объективной реальности, вызывающие у человека чувство симпатии или антипатии к явлению, которое ассоциируется с тем или иным приобретенным им опытом. Стереотипизация процесса мышления в психологическом плане связана с установкой, формирующейся в процессе предшествующей практики людей. Под установкой, составляющей психологическую почву стереотипа, подразумевают готовность воспринимать явление или предмет определенным образом, в определенном свете, исходя из предшествующего опыта восприятия.

Одним словом, стереотипы имеют объективную природу и являются неотъемлемым свойством психики человека делать обобщения. Действительно, если бы человек не обладал способностью стереотипизировать, обобщать, упрощать, схематизировать окружающую действительность, он не смог бы быстро ориентироваться в непрерывно растущем потоке информации, которая к тому же постоянно усложняется и все более дифференцируется. Эту возможность обеспечивает способность головного мозга человека вырабатывать обобщенные представления о явлениях и фактах, формирующиеся на основе предыдущих знаний человека, а также поступающей к нему новой информации.

Чтобы стать понятными и доступными для всех (для подавляющего большинства или специально выделенной части общественности), стереотипы (в качестве которых могут выступать определенные оценки, суждения, приобретающие форму понятий) не должны быть слишком многогранными и разнообразными. Они должны абстрагироваться от деталей, доступных лишь специалистам, и передавать суть события или явления одним словом, предложением, рисунком, понятным всем или большинству.

Стереотип, как и всякое психическое образование, соединяет в себе два взаимодействующих начала - знание и отношение, каждое из которых может становиться доминантой. Для социального стереотипа преимущественное значение приобретает отношение, то есть эмоционально окрашенное оценочное образование, которое одновременно все же связано с волей и мышлением человека, что и прокладывает мостик к единству отношения и знания как рационального элемента стереотипа

Степень истинности оценок или суждений, составленных индивидом на основании стереотипов (образов), прямо пропорциональна глубине его познаний в той области жизни, где они формируются. Здесь очень важно, какое содержание скрывается за стереотипом, насколько глубоко он схватывает существенные взаимосвязи явлений, типичные черты, свойственные событиям или этим явлениям. Если связи, на которых акцентируется внимание, или черты, что подчеркиваются, несущественны и поверхностны, то создаваемый стереотип (образ) далек от жизни. Это стереотип извращенный, псевдо стереотип (псевдо образ). Ныне в России таким стереотипом можно, например, считать распространяемое поверхностное клише типа "рынок - это процветание". Такие стереотипы не так уж и трудно фабриковать, поскольку они схватывают лишь наиболее выразительное и привлекающее - то, что производит внешний эффект и сильно "бьет" по эмоциям, вызывая у большинства людей бурную реакцию. Но при этом куда меньше внимания обращается на то, каким сложным явлением является рынок и как трудно сделать его цивилизованным.

И наоборот, если связи и черты реальных явлений, схваченные стереотипом, существенны и определяющие, в таком случае он приближается к истинному. Такой стереотип складывается медленно и формируется при участии аппарата логического мышления, основываясь на реальном опыте. Если взять тот же рыночно-процветающий" стереотип, то у преобладающего большинства населения России он вызывает эмоции совершенно противоположного эмоционального оттенка. Истинный стереотип, который складывается при обстоятельствах конкретно-исторического содержания, служит прочным фундаментом сознательного отношения человека к жизни, к различного рода явлениям и процессам, надежным компасом его поведения.

Следовательно, стереотипы имеют важное значение для оценки человеком социально-политических явлений и процессов, однако они играют при этом двоякую, как положительную, так и отрицательную роль. С одной стороны, стереотипы достаточно "экономны" для сознания и поведения людей, поскольку способствуют существенному "сокращению" процесса познания и понимания всего происходящего в мире и вокруг человека, а также быстрому (часто автоматическому) принятию необходимых решений. Не содействуя точности и аналитичности познания, они увеличивают возможности поведенческой реакции на основе, прежде всего эмоционального восприятия или не восприятия информации, ее "попадания" или "непопадания" в жесткие, но определенные рамки. Поэтому в повседневной жизни люди часто ведут себя шаблонно, в соответствии со сложившимися стереотипами. Последние помогают быстро ориентироваться в тех жизненных обстоятельствах, которые не требуют особых умственных аналитических усилий и не нуждаются в особенно ответственном индивидуальном решении.

С другой стороны, упрощая процесс социального познания, стереотипы ведут к формированию довольно примитивного социального сознания, для которого весомы, прежде всего, всяческие предубеждения, что часто сводит поведение людей к набору простых, в чем-то неадекватных автоматических эмоциональных реакций. Подобные стандарты автоматической реакции (поведения) играют отрицательную роль в ситуациях, где необходима полная и объективная информация, ее аналитическая оценка, принятие самостоятельных решений, осуществление сложного социально-политического выбора. Благодаря этому в массовом сознании нередко и складываются стереотипы, способствующие возникновению и закреплению предубеждений, неприятия нового и др.

Итак, стереотип, и это подчеркивает У. Липпман, базируется на определенных закономерностях функционирования человеческой психики. Все дело лишь в том, ради каких интересов эти закономерности используются. Указывая на роль стереотипов во влиянии на общественное мнение, Липпман, в частности, отмечал, что читатель не просто узнает новости, а новости с элементом внушения, которое подсказывает, как они должны быть восприняты. Он слышит сообщения, но не такие объективные, как факты, а стереотипизированные в соответствии с определенным образом поведения, поскольку, прежде чем дойти к читателю, каждый газетный материал подвергается обработке, цель которой - отобрать то, что печатать, определить, в каком именно месте это разместить, какую выделить площадь для сообщения и на чем сделать акцент.

Такого рода мысли оказались полезными для Бернайза, который со временем переложил их на язык, близкий профессии пиэрмена. Основные положения, на которых строились соображения Бернайза, опирались на факты стремительного усложнения общественной жизни и возрастания значения общественного мнения. Обострение конкурентной борьбы, говорил он, вынуждает корпорации формировать в массовом сознании благоприятное отношение к бизнесу, отсюда все чаще чувствуется необходимость апеллировать к общественности. Так возникает потребность в профессиональных советах о том, как лучше, с помощью каких средств преподнеси организацию, идею или товар.

Исследователи уже давно утверждают, что создание псевдособытий, постоянная организация ПР-акций трансформировали саму жизнь, привычный порядок вещей. Для спонтанных событий был необходим герой, а для организованных - знаменитость. "Герой, - пишет Бурстин, - был известен своими делами, знаменитость - своим имиджем или фирменным знаком. Герой создавал себя сам, знаменитость создается средствами массовой коммуникации". Герой олицетворял некий возвышенный идеал, знаменитость используют, чтобы вылепить намного более прозаичный имидж, который выполняет исключительно прагматические функции, служит повседневным целям: выборам президента, продаже автомобилей, корпораций, сигарет, религий и т.д. А если имидж "поизносился" и уже не работает, его можно выбросить, заменить другим. "Теперь, - подчеркивает Бурстин, - язык имиджей господствует везде. Он повсеместно заменил язык идеалов".

studfiles.net

Липпман, Уолтер - это... Что такое Липпман, Уолтер?

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Липпман.

Уолтер Липпман (англ. Walter Lippmann; 23 сентября 1889(18890923), Нью-Йорк — 14 декабря 1974, Нью-Йорк) — американский писатель, журналист, политический обозреватель, автор оригинальной концепции общественного мнения. Двукратный лауреат Пулитцеровской премии (в 1958 и 1962 годах).

Биография

Родился в Нью-Йорке в 1889 году, во втором поколении еврейских эмигрантов из Германии, в состоятельной семье (Якова и Дейзи), часто путешествовавшей в Европу.

В возрасте 17 лет поступил в Гарвардский университет, где изучал языки (свободно владел французским и немецким) и философию под руководством Уильяма Джемса, Джорджа Сантаяны, и других. Уже к 20 годам Уолтер Липпман сумел получить учёную степень, однако отказался от академической карьеры (а для неё у него был интеллект, расположение профессоров, поддержка университета), предпочтя независимость принадлежности какой-либо академической группировке. В ??? годы основал и возглавил в Гарварде социалистический кружок (в него входил, помимо прочих, Джон Рид), от членства в котором позднее отказался (в книге 1914 года «Drift and Mastery»).

Как политический обозреватель с 1911 года участвовал в предвыборной кампании, где поддерживал партию прогрессвистов во главе с Теодором Рузвельтом в выборах 1912 года. В 1913 году издал свою первую влиятельную публикацию «Введение в политику» (англ. A Preface to Politics), после которой стал сотрудником политического еженедельника Нью-Репаблик (англ. The New Republic). В 1916 году Липпман стал членом команды Вудро Вильсона и Демократической партии. В 1917 году Липпмана назначили помощником военного советника Вильсона, где ему пришлось тесно сотрудничать лично с Президентом во время разработки знаменитой речи, названной впоследствии по своему содержанию «Четырнадцать пунктов мирной программы» (Fourteen Points Peace Programme) и положений Версальского договора, в основе которого лежала та самая речь. Кроме того, в годы работы с Вильсоном он стал одним из делегатов Парижской мирной конференции, а также соавтором конвенции о создании Лиги Наций. Тогда ему было только 29 лет.

В 1920 карьера Липпмана продолжилась во влиятельном издании Нью-Йорк Уорлд (англ. New York World), где с 1929 года он стал одним из редакторов. В период работы в Нью-Йорк Уорлд Липпман издал книги «Общественное мнение» (англ. Public Opinion) и «Призрак Общественности» (англ. Phantom Public), в которых изложил оригинальную трактовку феномена общественного мнения и проблематизировал возможность развития демократии в сложных современных обществах.

Имя У. Липпмана неразрывно связано с понятием «холодная война», которое впервые было высказано в 1947 году Бернхардом Барухом и которое Липпман тематизировал в своей работе «The Cold War» (1947).

Вклад в теорию

Уолтер Липпман известен в России, главным образом, своей концепцией Общественного мнения, ставшей на Западе одной из классических, а также тем, что ввёл в широкий научный оборот понятие стереотипа.

Эпиграфом к книге «Общественное мнение» Липпман выбрал фрагмент из «Государства» Платона с описанием пещеры узников, которые вынуждены всю жизнь наблюдать только тени мира, но не сам мир: поскольку узники никогда не видели того кто и что отбрасывает тени, они не в состоянии и заподозрить существование чего-то более реального, чем тени. Если попытаться приписать Липпману принадлежность к какому-либо философскому течению, то скорее всего это был бы неоплатонизм.

Познавательные возможности человека ограничены: человек не может знать всё, быть абсолютно информированным, так как окружающая среда слишком сложное и изменчивое образование. Преодолевая разнообразие мира, человек систематизирует знание о нём в категории. Эти категории, — фикции, стереотипы, элементы псевдосреды, с помощью которых человек приспосабливается к своему окружению. Поведение человека есть реакция на стимулы псевдосреды.

Стереотипы объединяются в системы стереотипов, которые предстают в виде повседневных укладов, верований, учений, социальных институтов и т. д. И так вплоть до стереотипа, охватывающего все системы стереотипов и известного под названием «социальная реальность».

Мир, с которым мы вынуждены иметь дело как субъекты, остаётся за пределами достижимости: человек не бог озирающий единым взглядом всё сущее, а продукт эволюции, который только и может выхватить фрагмент реальности, достаточный, чтобы «выжить и в потоке времени поймать несколько моментов озарений и счастья».

Каждый человек в отдельности может хорошо знать лишь небольшой фрагмент реальности, быть специалистом или экспертом только по каким-то узким проблемам. А опросы общественного мнения включают в себя вопросы заведомо более широкого тематического спектра. Поэтому получается, что на какой-то вопрос продуманные и обоснованные ответы могут давать лишь немногие респонденты, компетентные именно в этой проблеме. (Если оставаться в рамках этой теории, хорошо разбираться в проблеме означает иметь более разветвлённую систему стереотипов, адекватную реальности настолько, насколько больше интерпретаций категории мышления стереотипы эксперта предусматривают. Причём иногда случается, что ограниченная компетентность в некоей ограниченной области приводит к гипертрофии привычки втискивать в узкие рамки стереотипа то, что в него может быть втиснуто, и отбрасывать то, что в него не помещается).

Критика опросного метода, становится для Липпмана отправной точкой, для разделения общественного мнения и Общественного Мнения c большой буквы (видимо, вслед за Руссо в «Об общественном договоре»).

Общественное мнение с маленькой буквы (общественные мнения) — это то знание об окружающем мире, которое касается самих людей или интересно им, вытекающее из поведения других людей или всего того, что называется общественными событиями (public affairs). В таких случаях люди используют распространенные среди других людей и заимствованные заготовки стереотипных схем, интерпретаций, морали и т. д., направляющих игру воображения и само видение событий.

Общественное мнение с большой буквы (Общественное мнение) — это образ реальности, в соответствии с которым действуют группы людей или индивиды, действующие от имени групп, например, государственные деятели. Начиная с этого разграничения, Липпман, уже как социолог и политолог, приступает к критике демократии, ранние теории которой наивно предполагают, что сами по себе общественные мнения максимизируют обществнную полезность принимаемых политических решений. Отсюда, основная задача демократии сделать так, чтобы в современном ему обществе Общественное Мнение формировалось, влияло и учитывалось бы разумно и рационально, будь то сферы управления или политики.

Библиография

  • Липпман У. Общественное мнение / Пер. с англ. Т. В. Барчунова, под ред. К. А. Левинсон, К. В. Петренко. М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2004. 384 с.
  • Липпман У. Публичная философия. М.: Идея-пресс, 2004.
На английском
  • A Preface to Politics (1913)
  • Drift and Mastery (1914)
  • Public Opinion (1922)
  • The Phantom Public (1925)
  • A Preface to Morals (1929)
  • The Good Society (1937)
  • The Cold War (1947)

Литература

  • Фрумкина Р. Уолтер Липпман: свободный коллективизм! // Социальная реальность, 2006, № 4, С. 123—124.
  • Печатнов В. О. Уолтер Липпман и пути Америки. М.: Международные отношения, 1994
  • Семендяева О. Ю. Критический анализ концепций «стереотипа» в социальной психологии США // Социологические теории и социальные изменения в современном мире. М.: 1986. С. 184—196.
  • Гуревич П. С. Стереотип // Современная западная социология. Словарь. М.: 1990. С. 332.
  • Ослон А. Уолтер Липпман о стереотипах: выписки из книги «Общественное мнение» // Социальная реальность, 2006, № 4, C. 125—141.

dic.academic.ru

Уолтер Липпман - это... Что такое Уолтер Липпман?

Липпман, Уолтер
Lippman, Walter
Американский эссеист, политический обозреватель, автор оригинальной концепции общественного мнения
Дата рождения:

23 сентября 1889

Место рождения:

Нью-Йорк

Дата смерти:

14 декабря 1974

Биография

Родился в Нью-Йорке в 1889 году, во втором поколении еврейских эмигрантов из Германии, в состоятельной семье (Якова и Дейзи), часто путешествовавшей в Европу.

В возрасте 17 лет поступил в Гарвардский университет, где изучал языки (свободно владел французским и немецким) и философию, под руководством Уильяма Джемса (англ. William James), Джорджа Сантаяны (англ. George Santayana), и других. Уже к 20 годам Уолтер Липпман сумел получить учёную степень, однако отказался от академической карьеры (а для неё у него был интеллект, расположение профессоров, поддержка университета) предпочтя независимость принадлежности какой-либо академической группировке. В годы основал и возглавил в Гарварде социалистический кружок, от членства в котором позднее отказался (в книге 1914 года Drift and Mastery).

Как политический обозреватель с 1911 г. участвовал в предвыборной кампании, где поддерживал партию прогрессвистов во главе с Теодором Рузвельтом в выборах 1912 года. В 1913 году издал свою первую влиятельную публикацию «Введение в политику» (англ. A Preface to Politics), после которой стал сотрудником политического еженедельника Нью-Репаблик (англ. the New Republic). В 1916 году Липпман стал членом команды Вудро Вильсона и Демократической партии. В 1917 году, Липпмана назначили помощником военного советника Вильсона, где ему пришлось тесно сотрудничать лично с Президентом во время разработки знаменитой речи, названной впоследствии по своему содержанию «Четырнадцать Пунктов Мирной Программы» (Fourteen Points Peace Programme) и положений Версальского договора, в основе которого лежала та самая речь. Кроме того, в годы работы с Вильсоном он стал одним из делегатов Парижской мирной конференции, а также соавтором конвенции о создании Лиги Наций. Напомним, что тогда ему было только 29 лет.

В 1920 карьера Липпмана продолжилась во влиятельном издании Нью-Йорк Уорлд (англ. New York World), где с 1929 стал одним из редакторов. В период работы в Нью-Йорк Уорлд, в 1922 издал книги Общественное мнение (англ. Public Opinion) и Призрак Общественности (англ. Phantom Public) в 1925, в которых изложил оригинальную трактовку феномена общественного мнения и проблематизировал возможность развития демократии в сложных современных обществах.

Имя У. Липпмана неразрывно связано с понятием «холодная война», которое впервые было высказано в 1947 году Бернхардом Барухом и которое Липпман тематизировал в своей работе The Cold War (1947).

Вклад в теорию

Уолтер Липпман известен в России, главным образом, своей концепцией Общественного мнения, ставшей на Западе одной из классических, а также тем, что ввёл в широкий научный оборот понятие стереотипа.

Эпиграфом к книге «Общественное мнение» Липпман выбрал фрагмент из «Государства» Платона с описанием пещеры узников, которые вынуждены всю жизнь наблюдать только тени мира, но не сам мир: поскольку узники никогда не видели того кто и что отбрасывает тени, они не в состоянии и заподозрить существование чего-то более реального, чем тени. Если попытаться приписать Липпману принадлежность к какому-либо философскому течению, то скорее всего это был бы неоплатонизм.

Познавательные возможности человека ограничены: человек не может знать всё, быть абсолютно информированным, так как окружающая среда слишком сложное и изменчивое образование. Преодолевая разнообразие мира, человек систематизирует знание о нём в категории. Эти категории, — фикции, стереотипы, элементы псевдосреды, с помощью которых человек приспосабливается к своему окружению. Поведение человека есть реакция на стимулы псевдосреды.

Стереотипы объединяются в системы стереотипов, которые предстают в виде повседневных укладов, верований, учений, социальных институтов и т. д. И так вплоть до стереотипа, охватывающего все системы стереотипов и известного под названием «социальная реальность».

Мир, с которым мы вынуждены иметь дело как субъекты, остаётся за пределами достижимости: человек не бог озирающий единым взглядом всё сущее, а продукт эволюции, который только и может выхватить фрагмент реальности, достаточный, чтобы «выжить и в потоке времени поймать несколько моментов озарений и счастья».

Каждый человек в отдельности, может хорошо знать лишь небольшой фрагмент реальности, быть специалистом или экспертом только по каким-то узким узким проблемам. А опросы общественного мнения включают в себя вопросы заведомо более широкого тематического спектра. Поэтому получается, что на какой-то вопрос продуманные и обоснованные ответы могут давать лишь немногие респонденты, компетентные именно в этой проблеме. (К слову, если оставаться в рамках этой теории, хорошо разбираться в проблеме, означет иметь более разветвлённую систему стереотипов, адекватную реальности настолько, насколько больше интерпретаций категории мышления стереотипы эксперта предусматривают. Причём иногда случается, что ограниченная компетентность в некоей ограниченной области приводит к гипертрофии привычки втискивать в узкие рамки стереотипа то, что в него может быть втиснуто, и отбрасывать то, что в него не помещается).

Критика опросного метода, становится для Липпмана отправной точкой, для разделения общественного мнения и Общественного Мнения c большой буквы (видимо, вслед за Руссо в «Об общественном договоре»).

общественное мнение с маленькой буквы, а точнее, общественные мнения, — это то знание об окружающем мире, которое касается самих людей или интересно им, вытекающее из поведения других людей или всего того, что называется общественными событиями (public affairs). В таких случаях люди используют распространенные среди других людей и заимствованные заготовки стереотипных схем, интерпретаций, морали и т. д., направляющих игру воображения и само видение событий.

Общественное Мнение с большой буквы — это образ реальности, в соответствии с которым действуют группы людей или индивиды, действующие от имени групп, например, государственные деятели. Начиная с этого разграничения, Липпман, уже как социолог и политолог, приступает к критике демократии, ранние теории которой наивно предполагают, что сами по себе общественные мнения максимизируют обществнную полезность принимаемых политических решений. Отсюда, основная задача демократии сделать так, чтобы в современном ему обществе Общественное Мнение формировалось, влияло и учитывалось бы разумно и рационально, будь то сферы управления или политики.

Литература

  • Липпман У. Общественное мнение /пер. с англ. Т. В. Барчунова, под ред. К. А. Левинсон, К. В. Петренко. М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2004. 384 с.
  • Фрумкина Р. Уолтер Липпман: свободный коллективизм! // Социальная реальность, 2006, № 4, С. 123—124.
  • Печатнов В. О. Уолтер Липпман и пути Америки. М.: Международные отношения, 1994
  • Семендяева О. Ю. Критический анализ концепций «стереотипа» в социальной психологии США // Социологические теории и социальные изменения в современном мире. М.: 1986. С. 184—196.
  • Гуревич П. С. Стереотип // Современная западная социология. Словарь. М.: 1990. С. 332.
  • Ослон А. Уолтер Липпман о стереотипах: выписки из книги «Общественное мнение» // Социальная реальность, 2006, № 4, C. 125—141.

Труды Липпмана

На русском
  • Липпман У. Общественное мнение /пер. с англ. Т. В. Барчунова, под ред. К. А. Левинсон, К. В. Петренко. М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2004. 384 с.
  • Липпман У. Публичная философия. М.: Идея-пресс, 2004.
На английском
  • A Preface to Politics (1913)
  • Drift and Mastery (1914)
  • Public Opinion (1922)
  • The Phantom Public (1925)
  • A Preface to Morals (1929)
  • The Good Society (1937)
  • The Cold War (1947)

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Теория Уолтера Липпмана и ее отражение в современной медиареальности



Вместе с развитием информационного общества, активно развиваются и формы средств массовой информации (СМИ). Однако наиболее обширная аудитория, по-прежнему, именно у телевидения, это обусловлено рядом его свойств, таких как общедоступность и минимальная плата. При этом распространённость телевидения гораздо выше, чем других источников информации.

У телевидения есть превосходные возможности, для манипулирования сознанием зрителей, за счет построения сюжетов, репортажей и передач, оно способно создать особую медиареальность. Так называемую, псевдореальность, которая способна конструировать параллельное мировосприятие, «ложную окружающую среду» — термин Уолтера Липпмана [18]. При этом, телезрители не могут проверить достоверность информации, преподносимой СМИ, вынуждены ей доверять, воспринимая навязанную реальность как подлинную, а события, транслируемые с телеэкрана как самые важные.

Одно из основных понятий исследования — «медиа-реальность», в ходе работы мы обращались к трудам Н. Лумана, М. Маклюена, Г. Шиллера. Касаемо вопросов телевизионной мифологии, мы изучили труды таких ученых, как Э. Кассирер, А. Ф. Лосев, М. Мамардашвили, В. Полосин.

Еще в 1922 году первым исследователем «медиа-реальности» Липпманом было доказано, что созданная СМИ «псевдо-окружающая среда», не имеет ничего общего с реальностью. В дальнейшем его исследования развили современные ученые в «теорию У. Липпмана», сохранив базовое понимание медиа-реальности. «Реальность, создаваемая средствами массовой информации, уже в силу объективных причин не может полностью совпадать с истинной действительностью. Но, подаваемая как подлинная, в человеческом сознании она с легкостью подменяет реальные события» [16].

Влияние медиа-реальности, в частности телевидения, усиливается техническими особенностями, спецификой человеческого восприятия телевизионного содержания, а также особенностями журналисткой профессии, ориентированной, в первую очередь, на привлечение как можно большей аудитории «на всеобщее понимание, на активный контакт со всеми людьми» [16].

Области телевидения и политической сферы тесно переплетаются и немыслимы друг без друга, взаимно оказывают влияние. Желание власти и государства использовать СМИ — закономерный процесс. Однако такое стремление может создать серьезные проблемы для демократических норм. Самым распространенным телевизионным жанром является информационный сюжет. Социальная значимость новостей для современного человека очевидна и не нуждается в доказательствах. «Но, чтобы быть донесенным до зрителя, событие должно быть, улучшено в соответствии с мифологической матрицей: чтобы серия событий стала новостью, они должны стать заметными через тот или иной внешний акт» [18]. В итоге, реальные события могут быть перемешаны между собой или сфабрикованы.

Конечно, в традиционном обществе, насыщенном разнообразными средствами коммуникаций, не исключены и древние способы передачи информации, которые ярко характеризуют способность искажать информацию при передаче — это слухи и сплетни. Все виды информации и знания о происходящих событиях распространяются в процессе межличностного общения и внутрикорпоративной коммуникации. Тот, кто делится слухом, становится всего лишь его передатчиком, а не автором, а тот, кто пишет докладную записку, всего лишь излагает факты. Слухи малодостоверны и это общеизвестно, а информация, доносимая с помощью СМИ, имеет по определению, статус важности и доверия.

В период после Первой мировой войны в Европе и Америке на пике популярности теория, суть корой сводится к тому, что коммуникации выполняют роль замещения социально значимых и разрушенных связей. Именно тогда работа У. Липпмана «Общественное мнение» (1922) стала базовой для формирования американских традиций [18]. Напомним, что тогда, в мире Липпмана доминировала пресса, а все остальные инструменты лишь были помощниками в этом. Именно Липпман задумался над ролью новости в формировании «псевдо-окружающей среды» современного человека. В своей «книге он говорит об образе «мнимых друзей — реальных врагов» и о радикальном расхождении между образом внешнего мира, существовавшим в головах людей, и им самим, каков он «на самом деле»" [18].

Образ «мнимых друзей — реальных врагов» нужен был Липпману, чтобы подчеркнуть, что «реальное поведение человека определяется реакцией не на стимулы внешнего мира, а на картину этого мира, имеющуюся у него в голове: человек приспосабливается не к окружению, а к псевдо-окружению, и акт приспособления всегда опосредован» [18].

Он впервые сформулировал мысль о том, что большая часть мира находится за пределами понимания человека, поэтому он физически и морально не может переработать сам весь поток входящей информации, в том числе и через СМК. Человек вынужден доверять информации транслируемой СМК. Это дает СМИ почти бесконтрольные возможности по формированию в сознании людей «псевдо-картины» мира.

Липпман постарался пояснить теорию на позитиве, объясняя существование псевдо-окружения тем, что реальный мир огромен, сложен и изменчив, его невозможно охватить в целом. Для упрощения восприятия мира человек вынужден создавать упрощенную модель и по ней ориентироваться в пространстве. Липпман утверждал, что именно для этого и существуют газеты, телевидение и радио. Они, так сказать, фильтруют информацию и доносят до конечного зрителя её в переработанном, упрощенном виде.

Пропустив эти мысли через сознание, понимаешь, что новости вовсе не являются простым отражением действительности, они представляют собой синтез информации, замещающий нам реальность. Наполнение новостных программ происходит по законам коммерции, где спрос порождает предложение. Поэтому любое событие описывается не с точки зрения участника, а извне, транслируются оценки окружающих и соответствие общественно-допустимым нормам поведения.

СМИ не только конструируют псевдореальность но и манипулируют благодаря ожиданиям публики. Понимая гонку за временем и ограниченность, в ход идут рекламные слоганы, вывески, громкие заголовки. Рядовой обыватель в массе информации дезориентирован. Это влечет к дезинформации обывателя.

Новости синтезируют псевдо-реальность. Это пугало У. Липпмана, чтобы опровергнуть собственные выводы, он вернулся «традиционному взгляду на новости, как на отражение реальности, но с оговоркой: новости не отражают события во всей их полноте, а просто сигнализируют о самом факте этих событий» [18]. Далеко не обо всех событиях можно просигнализировать: "... чтобы серия событий стала новостью, они должны стать заметными через тот или иной внешний акт» [18].

Только благодаря техническим особенностям телевидение способно так манипулировать. В чем это заключается: фрагментирование, или дробление информации. Это можно отследить по любой передаче — события чередуются, нет взаимосвязи, плюс идет реклама, в итоге у зрителя нет целостной картинки события, она максимально упрощена. Подобные манипуляции способны коренным образом влиять на сознание человека. Увеличивают способность зрителей воспринимать только упрощенный материал, поддающийся простому объяснению и стереотипам. По сути, «стереотипы — это некие символы, «условные ярлыки», используемые для обозначения тех или иных явлений, принципов и т. п. Они создают систему устойчивых взглядов, определяющих отношение к людям и событиям».

Упрощенные представления сильно искажают реальность, и понимание действительности подменяется «псевдознанием». Создавая свое отношение к реальности, человек сверяется с личным заданными клише. Поэтому наиболее эффективными будут новости, соотносимые со стереотипами человека. Но для изменения массового сознания этого не достаточно, тут важна еще символичность окружающего пространства. Становится понятно, почему новости делают зрелищными, почему появилось так много ток-шоу и популизированных программ для обсуждения тех или иных проблем.

В отражении современных информационных технологий, труды У. Липпмана также актуальны. Ведь на фоне интенсивного развития информационных технологий, в особенности связанных с сетью интернет, изменился облик общества, изменились и формы масс-медиа. Подрастающее поколение не мыслит себя без гаджетов, информационные технологии стали современной реальностью, с помощью них трансформируются и медиа технологии, меняется восприятие человеком информации и окружающего мира. Изменилась связь человека с реальностью. В существовании псевдо –реальности уже нет сомнений, но теперь это касается уже глубин нашего сознания и поведения. Виртуальная реальность все больше увлекает в мир компьютерной графики. Где любой может достичь высот, реализоваться, совершить то, что в реальной жизни ему не доступно.

Благодаря блогам, социальным сетям, круг общения, с одной стороны, расширился, с другой стороны, он стал ограничен, ведь мы порой не замечаем, что происходит у нас под носом. Мы не знаем кто наши соседи, чем живут наши дети. Современные новости чаще и быстрее расходятся именно по социальным сетям и блогам, там информация более достоверная и подлежит обсуждению.

В результате взаимодействия СМИ и аудитории, возникает феномен медиареальности, благодаря которому формируется особая реальность, новая картина мира человека, Данный феномен изучался, и будет изучаться далее, т. к. влияние масс-медиа на человечество усугубляется. Это отражается как на отдельном индивидууме, так и на обществе в целом.

Чтобы попытаться объяснить влияние масс-медиа на повседневную жизнь общества требуется детальное изучение всего разнообразия форм масс-медиа и анализ последствий их развития.

Мы постарались раскрыть в своей работе актуальность теории У. Липпмана. Суть ее состоит в том, что «человек не в состоянии проверить достоверность информации, получаемой через масс-медиа, и вынужден её доверять. Таким образом, масс-медиа обладают возможностью представлять картину мира в сознании индивида, и эта картина является не отражением реальности, происходящей в мире, а конструктом, замещающим реальность» [9].

Литература:

  1. Антонов К. А. «Телевизионные новости в массово — коммуникационном процессе: социологический анализ механизмов социально — политического конструирования: монография». / ГОУ ВПО КГУ Кемерово/Фирма Полиграф, 2006.
  2. Бакулев Г. П. Массовая коммуникация: западные теории и концепции: Учебное. пособие. — М.: Аспект Пресс, 2005.
  3. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания/ «Медиум”, 1995.
  4. Бурдье П. О телевидении и журналистике. М., 2002. 5. Брайант Д., Томпсон С. Основы воздействия СМИ.2004.
  5. Вартанова Е. Л. Медиаэкономика зарубежных стран. — М. Аспект-пресс, 2003.
  6. Вебер М. Основные социологические понятия. Вебер М. Избранные произведения. М., 1990
  7. Добреньков В. И., Кравченко А. И. Социология: Учебник. / ИНФРА-М, 2001.
  8. Дьякова, Е. Г. Массовая коммуникация и проблема конструирования реальности: анализ основных теоретических подходов / Екатеринбург: УрО РАН, 1999.
  9. Киреев П. С. Новые медиа в современном информационно-коммуникационном пространстве.Научно-теоретическийжурнал. 2010. № 2
  10. Лещев, С. В. Коммуникативное, следовательно, коммуникационное / С. В. Лещев. — М.: УРСС, 2002
  11. Маклюэн Г. М. М15 Понимание медиа: внешние расширения человека / КАНОН — пресс-Ц», «Кучково поле», 2003
  12. Хорольский В. Медийность как категория науки о масс — медиа: терминологические разъяснения // Новое в массовой коммуникации. — 2013. — № 2.
  13. Засурский Я. Н. Искушение свободой. Российская журналистика: 1990–2004 гг. М., 2002.
  14. Вирилио П. Информационная бомба: стратегия обмана./ М., 2002..
  15. Горохов В. М. Основы журналистского мастерства. М.: Высшая школа, 1989
  16. Лосев А.Ф Миф … // Диалектика мифа. М., 2001
  17. Липпман У. Общественное мнение — институт фонда «общественное мнение», 2004.
  18. Бергер П. Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М. 1995.

Основные термины (генерируются автоматически): событие, новость, реальность, отражение реальности, влияние масс-медиа, массовая информация, достоверность информации, внешний мир, внешний акт, современный человек.

moluch.ru

Уолтер Липпман Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Липпман.

Уолтер Липпман (англ. Walter Lippmann; 23 сентября 1889 (1889-09-23), Нью-Йорк — 14 декабря 1974, Нью-Йорк) — американский писатель, журналист, политический обозреватель, автор оригинальной концепции общественного мнения. Двукратный лауреат Пулитцеровской премии (в 1958 и 1962 годах).

Биография

Родился в Нью-Йорке в 1889 году, во втором поколении еврейских эмигрантов из Германии, в состоятельной семье (Якова и Дейзи), часто путешествовавшей в Европу.

В возрасте 17 лет поступил в Гарвардский университет, где изучал языки (свободно владел французским и немецким) и философию под руководством Уильяма Джемса, Джорджа Сантаяны, и других. Уже к 20 годам Уолтер Липпман сумел получить учёную степень, однако отказался от академической карьеры (а для неё у него был интеллект, расположение профессоров, поддержка университета), предпочтя независимость принадлежности какой-либо академической группировке. В 1908 году стал одним из основателей социалистического кружка в Гарварде (в него входил, помимо прочих, Джон Рид), от членства в котором позднее отказался (в книге 1914 года «Drift and Mastery»).

Как политический обозреватель с 1911 года участвовал в предвыборной кампании, где поддерживал партию прогрессивистов во главе с Теодором Рузвельтом в выборах 1912 года. В 1913 году издал свою первую влиятельную публикацию «Введение в политику» (англ. A Preface to Politics), после которой стал сотрудником политического еженедельника Нью-Репаблик (англ. The New Republic). В 1916 году Липпман стал членом команды Вудро Вильсона и Демократической партии. В 1917 году Липпмана назначили помощником военного советника Вильсона, где ему пришлось тесно сотрудничать лично с Президентом во время разработки знаменитой речи, названной впоследствии по своему содержанию «Четырнадцать пунктов мирной программы» (Fourteen Points) и положений Версальского договора, в основе которого лежала та самая речь. Кроме того, в годы работы с Вильсоном он стал одним из делегатов Парижской мирной конференции, а также соавтором конвенции о создании Лиги Наций. Тогда ему было только 29 лет.

В 1920 карьера Липпмана продолжилась во влиятельном издании Нью-Йорк Уорлд (англ. New York World), где с 1929 года он стал одним из редакторов. В период работы в Нью-Йорк Уорлд Липпман издал книги «Общественное мнение» (англ. Public Opinion) и «Призрак Общественности» (англ. Phantom Public), в которых изложил оригинальную трактовку феномена общественного мнения и проблематизировал возможность развития демократии в сложных современных обществах.

Имя У. Липпмана неразрывно связано с понятием «холодная война», которое впервые было высказано в 1947 году Бернхардом Барухом и которое Липпман тематизировал в своей работе «The Cold War» (1947).

Вклад в теорию

Уолтер Липпман известен в России, главным образом, своей концепцией Общественного мнения, ставшей на Западе одной из классических, а также тем, что ввёл в широкий научный оборот понятие стереотипа.

Эпиграфом к книге «Общественное мнение» Липпман выбрал фрагмент из «Государства» Платона с описанием пещеры узников, которые вынуждены всю жизнь наблюдать только тени мира, но не сам мир: поскольку узники никогда не видели того кто и что отбрасывает тени, они не в состоянии и заподозрить существование чего-то более реального, чем тени. Если попытаться приписать Липпману принадлежность к какому-либо философскому течению, то скорее всего это был бы неоплатонизм.

Познавательные возможности человека ограничены: человек не может знать всё, быть абсолютно информированным, так как окружающая среда слишком сложное и изменчивое образование. Преодолевая разнообразие мира, человек систематизирует знание о нём в категории. Эти категории, — фикции, стереотипы, элементы псевдосреды, с помощью которых человек приспосабливается к своему окружению. Поведение человека есть реакция на стимулы псевдосреды.

Стереотипы объединяются в системы стереотипов, которые предстают в виде повседневных укладов, верований, учений, социальных институтов и т. д. И так вплоть до стереотипа, охватывающего все системы стереотипов и известного под названием «социальная реальность».

Мир, с которым мы вынуждены иметь дело как субъекты, остаётся за пределами достижимости: человек не бог озирающий единым взглядом всё сущее, а продукт эволюции, который только и может выхватить фрагмент реальности, достаточный, чтобы «выжить и в потоке времени поймать несколько моментов озарений и счастья».

Каждый человек в отдельности может хорошо знать лишь небольшой фрагмент реальности, быть специалистом или экспертом только по каким-то узким проблемам. А опросы общественного мнения включают в себя вопросы заведомо более широкого тематического спектра. Поэтому получается, что на какой-то вопрос продуманные и обоснованные ответы могут давать лишь немногие респонденты, компетентные именно в этой проблеме. (Если оставаться в рамках этой теории, хорошо разбираться в проблеме означает иметь более разветвлённую систему стереотипов, адекватную реальности настолько, насколько больше интерпретаций категории мышления стереотипы эксперта предусматривают. Причём иногда случается, что ограниченная компетентность в некоей ограниченной области приводит к гипертрофии привычки втискивать в узкие рамки стереотипа то, что в него может быть втиснуто, и отбрасывать то, что в него не помещается).

Критика опросного метода, становится для Липпмана отправной точкой, для разделения общественного мнения и Общественного Мнения c большой буквы (видимо, вслед за Руссо в «Об общественном договоре»).

Общественное мнение с маленькой буквы — это то знание об окружающем мире, которое касается самих людей или интересно им, вытекающее из поведения других людей или всего того, что называется общественными событиями (public affairs). В таких случаях люди используют распространенные среди других людей и заимствованные заготовки стереотипных схем, интерпретаций, морали и т. д., направляющих игру воображения и само видение событий.

Общественное Мнение с большой буквы — это образ реальности, в соответствии с которым действуют группы людей или индивиды, действующие от имени групп, например, государственные деятели. Начиная с этого разграничения, Липпман, уже как социолог и политолог, приступает к критике демократии, ранние теории которой наивно предполагают, что сами по себе общественные мнения максимизируют общественную полезность принимаемых политических решений. Отсюда, основная задача демократии сделать так, чтобы в современном ему обществе Общественное Мнение формировалось, влияло и учитывалось бы разумно и рационально, будь то сферы управления или политики.

Липпманн обсуждал вопросы международной политики по аналогии с финансовыми, в терминах кредитоспособности, анализируя разрыв между «наличными средствами» (мощью государства) и «долгами» (взятыми на себя обязательствами). С. Хантингтон назвал разрыв между мощью и обязательствами «зазором Липпмана»[1].

Библиография

  • Липпман У. Общественное мнение / Пер. с англ. Т. В. Барчунова, под ред. К. А. Левинсон, К. В. Петренко. М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2004. 384 с.
  • Липпман У. Публичная философия. М.: Идея-пресс, 2004.
На английском
  • A Preface to Politics (1913)
  • Drift and Mastery (1914)
  • Public Opinion (1922)
  • The Phantom Public (1925)
  • A Preface to Morals (1929)
  • The Good Society (1937)
  • The Cold War (1947)

Примечания

  1. ↑ Glenn P. Hastedt. Lippmann Gap. // Encyclopedia of American Foreign Policy. Infobase Publishing, 2014. С. 295.  (англ.)

Литература

  • Фрумкина Р. Уолтер Липпман: свободный коллективизм! // Социальная реальность, 2006, № 4. — С. 123—124.
  • Печатнов В. О. Уолтер Липпман и пути Америки. — М.: Международные отношения, 1994.
  • Семендяева О. Ю. Критический анализ концепций «стереотипа» в социальной психологии США // Социологические теории и социальные изменения в современном мире. — М.: 1986. — С. 184—196.
  • Гуревич П. С. Стереотип // Современная западная социология. Словарь. — М.: 1990. — С. 332.
  • Ослон А. Уолтер Липпман о стереотипах: выписки из книги «Общественное мнение» // Социальная реальность, 2006, № 4. — C. 125—141.
  • Липпман Уолтер // Иванян Э. А. Энциклопедия российско-американских отношений. XVIII-XX века. — Москва: Международные отношения, 2001. — 696 с. — ISBN 5-7133-1045-0.

wikiredia.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *