Уровни тревожности высокий средний низкий: Психологические особенности тревожности у детей дошкольного возраста

Содержание

Умеренный уровень тревожности. Шкала тревоги и депрессии

Тревожность у людей разных возрастных категорий исследуют многие школы психологов. В ходе изучения данной проблемы было дано точное определение, классификация и описание данного состояния. Особое внимание всегда привлекала коррекция тревожности как конструктивное решение сложившейся психоэмоциональной проблемы. Но для того чтобы говорить об адекватных методах борьбы с повышенной тревожностью, было важно выработать специальный подход для определения такого состояния и оценки его уровня.

Оценка уровня тревожности

Сегодня существует множество диагностических методик, которые способны выявить, как слабый уровень тревожности, так и высокий уровень стресса. Разумеется, подобным тестированием специалисты способны распорядиться более грамотно, дав объективную оценку вашего внутреннего состояния, однако общий уровень тревожности вы вполне сможете определить сами.

Примечательно, что тестирование можно пройти анонимно, бесплатно и без регистрации.

Подобные манипуляции не займут много времени и не потребуют значительных усилий. Так, измерение уровня тревожности Тейлора предполагает краткие ответы («да» или «нет») на 50 вопросов, которые касаются отдельных черт характера. Отвечать необходимо без длительных раздумий, иначе результаты теста вряд ли будут объективными.

Если тест показал умеренный уровень личностной тревожности, беспокоиться не стоит, однако впредь обращать больше внимания на собственное психоэмоциональное состояние не помешает. Высокий показатель — верный признак того, что обращение за специализированной помощью лучше не откладывать. Постоянное ощущение сильной тревоги лишает психологической стабильности, провоцирует стресс, обострение хронических заболеваний, серьезные соматические недомогания.

Оценка ситуативной и личностной тревожности у старшеклассников

Методики, направленные на оценку уровня тревожности, сегодня активно применяются и в старшей школе. Период гормональной перестройки и взросления, сопровожденный прочими возрастными особенностями и выпускными экзаменами, становится для детей настоящим испытанием.

Тест Спилбергера-Ханина позволяет предельно точно определить уровень реактивной и личностной тревожности у старшеклассников, считая допустимой нормой низкий и средний уровень тревожности.

Как показывают многочисленные исследования, очень часто у подростков отмечается высокий уровень тревоги, который сопровождается чрезмерным и беспричинным беспокойством, боязнью. Реакцией на обычные жизненные ситуации становится преувеличенное волнение. Это создает серьезные помехи для выполнения повседневных задач, возводит труднопреодолимые барьеры для полноценной социальной активности и межличностного общения. Не стоит игнорировать подобное состояние у ребенка, поскольку последствия могут быть самыми серьезными.

Методика диагностики самооценки Ч.Д. Спилбергера, Л. Ханина (оценка ситуационной и личностной тревожности)

В психодиагностике разработано немало методов оценки уровня тревожности. Эти методы применяются, главным образом в консультативной и клинической практике, при работе с детьми.

Тревогаэмоциональное состояние, чувство сильного волнения, беспокойства, нередко без всякого внешнего повода. Состояние тревоги часто возникает и в норме. О патологической тревоге можно говорить, тогда, когда она дезорганизует всю жизнедеятельность человека.

Тревожность– склонность индивида к переживанию тревоги, характеризующаяся низким порогом возникновения реакции тревоги. Различают ситуативную тревожность (связанную с конкретной внешней ситуацией) и личностную тревожность (которая является стабильным свойством личности).

Наиболее известными и широко применяемыми методами диагностики  уровня тревожности являются тесты Ч.Д.Спилберга и Ханина, а также методика Тейлора.

Кроме этого разработаны и адаптированы тесты оценки депрессивных состояний (Зунге, В.А. Жмурова), методики диагностики стрессоустойчивости и социальной адаптации (Холмса и Раге), уровня социальной фрустрированности (Л. И. Вассермана), уровня субъективного контроля  (Дж. Роттера) и др.

Для наиболее полного представления об особенностях эмоциональной сферы и психических состояний индивида используется комплекс психодиагностических  методов: как основанные на самооценки состояний, так и проективные методики.

Методики Ч.Спилберга

Данный тест представлен в виде опросника из 40 вопросов. Тест является надежным источником информации о самооценке человеком уровня своей тревожности в данный момент (реактивная тревожность) и личностной тревожности (как устойчивой характеристики человека). Тест разработан Ч.Д. Спилбергером и адаптирован Ю.Л. Ханиным.

Личностная тревожность

характеризует устойчивую склонность воспринимать большой круг ситуаций как угрожающих, реагировать на такие ситуации состоянием тревоги.

Реактивная тревожность характеризуется напряжением, беспокойством, нервозностью.

Очень высокая реактивная тревожность вызывает нарушения внимания, иногда нарушения тонкой координации.

Очень высокая личностная тревожность прямо коррелирует с наличием невротического конфликта, с эмоциональными и невротическими срывами и психосоматическими заболеваниями.

Но тревожность изначально не является негативной чертой. Определенный уровень тревожности — естественная и обязательная особенность активной личности.

При этом существует оптимальный индивидуальный уровень «полезной тревоги».

Шкала самооценки состоит из 2 частей, раздельно оценивающих реактивную (РТ, высказывания № 1-20) и личностную (ЛТ, высказывания № 21-40) тревожность.

Шкала ситуативной тревожности состоит из 20 суждений (10 из них характеризуют наличие эмоций, напряженности, беспокойства, озабоченность, а 10 – отсутствие тревожности).

Результаты подсчитываются по ключу.

Обработка и интерпретация результатов:

до 30 – низкая тревожность;

31-45 – умеренная тревожность;

46 и более – высокая тревожность.

Испытуемому необходимо оценить свое самочувствие в данный момент. Предлагаются, например, такие утверждения: «Я спокоен», «Мне ничто не угрожает», «Я расстроен» и т.д.

В методике есть нормативы, указывающие на высокий уровень тревожности, средний и низкий. Реактивная тревожность характеризуется напряжением, беспокойством, нервозностью. Очень высокая реактивная тревожность вызывает нарушения внимания, иногда нарушения тонкой координации.

Значительные отклонения от уровня умеренной тревожности требуют особого внимания. Высокая тревожность предполагает склонность к проявлению тревоги в ситуациях оценки его компетентности. В этом случае следует снизить субъективную значимость ситуации и задач и перенести акцент на осмысление деятельности и формирование чувства уверенности в успехе.

Низкая тревожность, наоборот, требует повышения внимания к мотивам деятельности и повышения чувства ответственности. Иногда очень низкая тревожность в показателях теста является результатом активного вытеснения личностью высокой тревоги с целью показать себя в «лучшем свете».

Также разработана шкала для оценки личностной тревожности (как устойчивой характеристики человека), которая также состоит из 20 высказываний.

Испытуемый должен оценить, как он себя обычно чувствует. Здесь предлагаются, например, утверждения:

«Я испытываю удовольствие»,

«Я очень быстро устаю»,

«Я вполне счастлив» и др.

Личностная тревожность характеризует устойчивую склонность воспринимать большой круг ситуаций как угрожающие, реагировать на такие ситуации состоянием тревоги. Очень высокая личностная тревожность прямо коррелирует с наличием невротического конфликта, с эмоциональными и невротическими срывами и с психосоматическими заболеваниями.

Но тревожность не является изначально негативной чертой. Определенный уровень тревожности – естественная и обязательная особенность активной личности. При этом существует оптимальный индивидуальный уровень «полезной тревоги».

Шкалы ситуативной и личностной тревожности можно использовать в консультативной практике, при оценке результатов коррекции эмоциональных состояний, оценке динамики эмоциональных состояний у работников и т. д.

Методика диагностики самооценки Ч.Д. Спилбергера, Л. Ханина

Инструкция. Прочитайте внимательно каждое из приведённых ниже предложений. Зачеркните цифру в соответствующей графе справа, в зависимости от того, как вы себя чувствуете в данный момент. Над вопросами долго не задумывайтесь, так как правильных или неправильных ответов нет.

Бланк суждений

 

Суждение  

Нет, это не так

Пожалуй, так

Верно

Совершенно верно

1

Я спокоен

1

2

3  

2

Мне ни что не угрожает

1

2

3  

3

Я нахожусь в напряжении

1

2

3  

4

Я внутренне скован

1

2

3  

5

Я чувствую себя свободно

1

2

3  

6

Я расстроен

1

2

3  

7

Меня волнуют возможные неудачи

1

2

3  

8

Я ощущаю душевный покой

1

2

3  

9

Я встревожен

1

2

3  

10

Я испытываю чувство внутреннего удовлетворения

1

2

3  

11

Я уверен в себе

1

2

3  

12

Я нервничаю

1

2

3  

13

Я не нахожу себе места

1

2

3  

14

Я взвинчен

1

2

3  

15

Я не чувствую скованности, напряжения

1

2

3  

16

Я доволен

1

2

3  

17

Я озабочен

1

2

3  

18

Я слишком возбуждён, мне не по себе

1

2

3  

19

Мне радостно

1

2

3  

20

Мне приятно

1

2

3  

21

У меня бывает приподнятое настроение

1

2

3

4

22

Я бываю раздражительным

1

2

3

4

23

Я легко могу расстроиться

1

2

3

4

24

Я хотел бы быть таким же удачливым, как и другие

1

2

3

4

25

Я сильно переживаю неприятности и долго не могу о них забыть

1

2

3

4

26

Я чувствую прилив сил, желание работать

1

2

3  

27

Я спокоен, хладнокровен и собран

1

2

3  

28

Меня тревожат возможные трудности

1

2

3  

29

Я слишком переживаю из-за пустяков

1

2

3  

30

Я бываю вполне счастлив

1

2

3  

31

Я всё принимаю близко к сердцу

1

2

3  

32

Мне не хватает уверенности в себе

1

2

3  

33

Я чувствую себя беззащитным

1

2

3  

34

Я стараюсь избегать критических ситуаций и трудностей

1

2

3  

35

У меня бывает хандра

1

2

3  

36

Я бываю доволен

1

2

3  

37

Всякие пустяки отвлекают и волнуют меня

1

2

3  

38

Бывает, что я чувствую себя неудачником

1

2

3  

39

Я уравновешенный человек

1

2

3  

40

Меня охватывает беспокойство, когда я думаю о своих делах и заботах

1

2

3  

 

Ключ к методике оценки ситуационно и личностной тревожности

 

Номер суждения

Ситуационная тревожность (ответы)

Номер суждения

Личностная

тревожность

(ответы)

1.

4    3      2      1

21.

4     3       2     1                   

2.

4    3      2      1

22.

1     2       3     4                

3.

1    2      3      4

23.

1     2       3     4             

4.

1    2      3      4

24.

1     2       3     4      

5.

4    3      2      1

25.

1     2       3     4       

6.

1    2      3      4

26.

4     3       2     1

7.

1    2      3      4

27.

4     3       2     1    

8.

4    3      2      1

28.

1     2       3     4     

9.

1    2      3      4

29.

1     2       3     4

10.

4    3      2      1

30.

4     3       2     1   

11.

4    3      2      1

31.

1     2       3     4     

12.

1    2      3      4

32.

1     2       3     4   

13.

1    2      3      4

33.

1     2       3     4  

14.

1    2      3      4

34.

1     2       3     4    

15.

4    3      2      1 

35.

1     2       3     4        

16.

4    3      2      1

36.

4     3       2     1      

17.

1    2      3      4

37.

1     2       3     4    

18.

1    2      3      4     

38.

1     2       3     4    

19.

4    3      2      1    

39.

4      3      2     1     

20.

4    3      2      1

40.

1      2      3     4     

Психические и морально волевые качества бойцов

Психическое состояние представляет собой обобщенную характеристику эмоциональных, познавательных и поведенческих аспектов психики субъекта в определенный, относительно ограниченный отрезок времени.

Постоянно возрастающие эмоционально – психические нагрузки в процессе обучения, спортивной тренировки по смешанным единоборствам и соревнований приводят к учащению стрессовых ситуаций. Одним из показателей стрессового синдрома, психического здоровья единоборцев может служить САН (самочувствие, активность, настроение) и уровень тревожности.

Эмоциональное состояние – один из факторов, определяющих состояние включенности спортсмена в тренировочную и соревновательную деятельность, его готовность к спортивному единоборству. Для оценки эмоционального состояния единоборцев юридического института нами использовалась методика «САН».

Цель исследования – изучить особенности психических состояний и психологических свойств личности спортсменов, занимающихся рукопашным боем.

Методы исследования: психодиагностические тесты – опросники

(шкала реактивной и личностной тревожности Ч.Д. Спилберга – Ю.Л. Ханина, шкала самооценки психических состояний Айзенка, опросник агрессивности Басса – Дарки), педагогическое наблюдение, метод экспертной оценки.

Результаты исследования эмоционального состояния, нейротизма, нервозности, эмоциональной лабильности приведены в таблице.

Математико-статистический анализ материалов исследования выявил, что высокий уровень САН имеют только два спортсмена (11,1%), в том числе Мастер спорта Солобоев. Низкий и ниже среднего уровня САН – у трех спортсменов (16,7%). Более половины членов сборной команды (55,5%) института по рукопашному боя имеют средний уровень САН. Средне – групповой уровень эмоционального состояния команды можно оценить как средний.

Тревожность – склонность индивида к переживанию тревоги, характеризующаяся низким порогом возникновения реакции тревоги. Тревожность является субъективным проявлением неблагополучия личности. Различают ситуативную (актуальную) и личностную тревожность. Ситуативная тревожность возникает как реакция человека на различные, чаще всего социально-психологические стрессоры (ожидание негативной оценки или агрессивной реакции, восприятие неблагоприятного к себе отношения, угрозы своему престижу, невозможностью реализации намеченной программы действий, достижения цели и т.д. ). Ситуативная тревожность связана с конкретной ситуацией и характеризует устойчивость индивида к воздействию конкретного фактора.

Личностная тревожность как черта, постоянно присущее свойство, диспозиция дает представление об индивидуальных различиях в подверженности действию различных стрессоров.

Близки по своему проявлению к тревожности нейротизм (угнетение психики) и нервозность – состояние, характеризующееся эмоциональной неустойчивостью, тревогой.

Психическое состояние спортсменов смешанных видов единоборств

Характеристики

Показатели уровня
низкий

ниже

среднего

средний

выше

среднего

высокий

Самочувствие

11,1 16,7 38,8 33,4

Активность

22,2 27,8 27,8 16,7 5,5

Настроение

5,6 44,4 27,8 22,2

САН общее

5,6 11,1 55,5 16,7 11,1

Тревожность

16,6 27,8 22,2 33,4

Нейротизм

50 11,0 28 11,0

Нервозность

28 44 6 22

Эмоциональная

лабильность

39 11 34 16

Как следует из анализа таблицы, половина членов сборной команды института по рукопашному бою имеют высокий и выше среднего уровень ситуативной тревожности. Средне групповой показатель – 41 балл, что соответствует среднему уровню ситуативной тревожности.

Известно, что состояние тревожности является одной из характеристик предстартового состояния спортсмена. Это состояние присуще всем спортсменам, но степень выраженности. Оптимальный уровень тревожности является строго индивидуальным в одной и той же ситуации.

Анализ материалов свидетельствует о том, что большая часть спортсменов рукопашного боя (84%) имеют средний и низкий уровень эмоциональной лабильности, т.е. характеризуются устойчивым эмоциональным состоянием, и только у 16 % обследованных отмечается сравнительно высокая эмоциональной лабильность. В целом эмоциональная лабильность единоборцев оценивается как средняя.

Анализ материалов таблицы свидетельствует о том, что два человека (11,1%) имеют высокую степень выраженности нейротизма и 4 человека (22%) выраженную нервозность.

Команда в целом характеризуется выраженным нейротизмом (средний балл – 7,9), и средне выраженной нервозностью (5,3 балла).

Относительно высокий уровень нейротизма свидетельствует об угнетенности психики спортсменов, что требует проведения соответствующих реабилитационных мероприятий.

У мастера спорта РФ по рукопашному бою Солобоева нервозность, как результат длительного воздействия высокоинтенсивных нагрузок, находиться на грани невроза (нервно-психического расстройства), гиперстенического типа. Гиперстенический тип неврастении характеризуется ослаблением внутренних тормозных процессов и проявляется в повышенной общей возбудимости, раздражительности. Он страдает нарушением сна, неустойчивостью настроения, снижением работоспособности.

Анализ материалов свидетельствует о том, что большая часть команды единоборцев имеет высокий и выше среднего уровень притязаний (67 %). Остальная – средний уровень притязаний. Спортсменов с низким уровнем притязаний не выявлено.

По всей вероятности, отмеченный нами ранее высокий уровень тревожности, у многих спортсменов обусловливается неадекватно завышенным уровнем притязаний, что подтверждается в 28 % случаев совпадения высокого уровня притязаний и соответствующего ему высокому уровню тревожности. В то же время имеются отдельные случаи с обратной зависимостью, что свидетельствует, очевидно, о высокой эмоциональной устойчивости этих спортсменов, или о полном соответствии уровня притязаний их возможностям.

В плане исследования психических свойств личности спортсменов, занимающихся рукопашным боем, представляют интерес уровень притязаний, вероятность нервно-психических срывов (стрессоустойчивость) и мотивация.

Для оценки уровня притязаний использовался бланковый тест ЧХТ – черты характера и темперамента. В результате исследования выявлено, что очень высокий уровень притязаний имеют 21,7% спортсменов, высокий – 56,1%, средний – 19,5%, низкий – 2,7%; адекватный уровень притязаний выявлен в 42,7% случаев, неадекватный – в 57,3%. При этом завышенным уровнем притязаний характеризуются 44,6% спортсменов, а заниженный уровень притязаний имеют всего 12,7% спортсменов.

Выявление лиц с признаками нервно-психической неустойчивости осуществлялось с помощью личностного опросника «Прогноз».

В результате анкетного опроса выявлено, что высокую вероятность нервно-психических срывов имеют 13,2%. Вероятность нервно-психических срывов в экстремальных ситуациях выявлена в 18,1% случаев; 68,7% спортсменов характеризуются высоким уровнем стрессоустойчивости, нервно-психические срывы у них маловероятны.

Диагностика личности на мотивацию к успеху и избеганию неудач осуществлялась нами по методике Т. Элерса. Для большинства спортсменов характерна мотивация избегания неудач (53,2%), мотивация достижения успеха выявлена в 31,8% и в равной мере обе мотивации характерны для 14,3% спортсменов.

24.05.2018г. в МБУ МЦ «Ровесник» была проведена диагностическая работа по определению уровня ситуативной, личностной тревожности воспитанников. Разработанного Ч. Спилберга

Данный тест представлен в виде опросника из 40 вопросов. Тест является надежным источником информации о самооценке человеком уровня своей тревожности в данный момент (реактивная тревожность) и личностной тревожности (как устойчивой характеристики человека).

В диагностике участвовали 30 воспитанников, посещающие хореографический ансамбль «Адажио». По результатам диагностики показало, что 17 воспитанников имеют низкую тревожность, это сигнализирует о том, что испытуемые нуждаются в повышении чувства ответственности и осознании реальных мотивов собственной деятельности. Но иногда очень низкая тревожность является свидетельством активного вытеснения личностью высокой тревоги с целью показать себя в «лучшем свете».

Испытуемому необходимо оценить свое самочувствие в данный момент. Предлагаются, например, такие утверждения: «Я спокоен», «Мне ничто не угрожает», «Я расстроен» и т.д.

В методике есть нормативы, указывающие на высокий уровень тревожности, средний и низкий. Реактивная тревожность характеризуется напряжением, беспокойством, нервозностью. Очень высокая реактивная тревожность вызывает нарушения внимания, иногда нарушения тонкой координации.

Остальные 13 – имеют умеренную тревожность. Если тест показал умеренный уровень личностной тревожности, беспокоиться не стоит, однако впредь обращать больше внимания на собственное психоэмоциональное состояние не помешает. Эти данные свидетельствует об оптимальном уровне напряженности, адекватной мотивации и готовности к выполнению деятельности.

Личностная тревожность характеризует устойчивую склонность воспринимать большой круг ситуаций как угрожающих, реагировать на такие ситуации состоянием тревоги.

Реактивная тревожность характеризуется напряжением, беспокойством, нервозностью.

Очень высокая реактивная тревожность вызывает нарушения внимания, иногда нарушения тонкой координации.

Очень высокая личностная тревожность прямо коррелирует с наличием невротического конфликта, с эмоциональными и невротическими срывами и психосоматическими заболеваниями.

 

Методика выявления уровня тревожности 1 класс | Новости

Тревожность среди негативных эмоций занимает особое место, особенно, когда она появляется у детей. Психологи отмечают, что существуют так называемые «возрастные пики тревожности», один из которых приходится на период поступления в школу.

Тревожность первоклассника

Состояние тревоги — это защитная реакция на новые внешние раздражители. У первоклассника его могут вызвать несколько факторов:

  •  боязнь несоответствия ожиданию родителей;
  •  страх оказаться непринятым в новом коллективе;
  •  неспособность справиться со школьной программой, страх неудачи;
  •  беспокойство перед проверкой знаний;
  •  непривычные перегрузки.

У каждого ребенка может присутствовать своя причина или набор нескольких, вызывающих тревожное беспокойство. Важно вовремя определить такое состояние, так как следствием его становятся дезадаптация, низкая самооценка, проблемы в учебе и общении.

Как определить уровень тревожности

Наблюдение, опрос и тестирование — три основных метода диагностики. Учитывая возраст ребенка, методики определения уровня тревожности должны быть максимально понятными и доступными к пониманию. Широко используется, например, метод психологов США Тэммл, Дорки и Амен, разработанный для детей 5-8 лет, под названием «Выбери нужное лицо».

Детям предлагаются 14 картинок с изображением разных ситуаций — изоляция, игра, сон в одиночестве, агрессия и другие. Ребенок на каждой нарисован без лица, два возможных его изображения прилагаются внизу — грустное и веселое. В зависимости от ситуации первоклассник должен выбрать одно из двух, отражающее его эмоциональное отношение к ситуации. Количество грустных лиц переводят в баллы или проценты, это и будет уровень тревожности — высокий, слабый или средний. 

Как не пропустить развитие проблемы

Тревожность, в отличие от страха, присутствует практически всегда, и внимательные родители и преподаватели непременно заметят ее проявления у ребенка:

  •  напряженность и скованность;
  •  нежелание ходить в школу;
  •  излишняя усталость, невозможность сосредоточиться;
  •  страх общения, отсутствие друзей.

Заметив эти и другие подобные признаки, родителям следует обратиться к психологу. Специалист не только поможет ребенку, но и расскажет о возможных ошибках родителей. В общении с психологом ребенок учится мыслить по-новому, справляться со стрессами и находить выход из любой ситуации, вызывающей беспокойство.

«Радуга»

Анализ уровня тревожности учащихся выпускных и не выпускных классов

 

Цель исследования: выявление уровня тревожности у учащихся выпускных и не выпускных классов

Заказчик (запрос): Средние общеобразовательные учреждения Советского района.

Исполнитель: Центр психолого-педагогической помощи молодежи «Радуга».

Время проведения: Исследование проводилось в Советском районе города Новосибирска с января по апрель 2020 года.

Объект исследования: уровень тревожности у учащихся.

Предмет исследования: различие между уровнями ситуативной и личностной тревожности у учащихся выпускных и не выпускных классов.

Пояснительная записка: Актуальность данной темы обусловлена тем, что в последнее время возросло количество подростков со с предэкзаменационным страхом. Одни из них обращаются за психологической помощью, а другие справляются как могут и не всегда, к сожалению, успешно. Наблюдается такая тенденция, что уже с начальной школы учителя начинают говорить детям о выпускных экзаменах. Родители, в свою очередь, также могут подключаться к этому процессу. Из-за их собственной тревожности, они не могут оказать поддержку своему ребёнку, а ещё больше нагнетают ситуацию. По итогу выходит так, что ученики подходя к этапу подготовки к экзаменам, настолько тревожны и напряжены, что не могут приступить к этой подготовке.

Тревожность является обязательным компонентом человеческой жизни. Нельзя сказать, что она носит только негативный характер, в определенных ситуациях именно это чувство предупреждает об опасности, мобилизует возможности человека и помогает справляться с различными жизненными трудностями. Но если человек постоянно находится в тревожном состоянии, то это может негативно сказаться на его психологическом и физическом здоровье.

Тревожность разделяют на ситуативную и личностную

• Ситуативная тревожность – состояние человека в трудной ситуации.

• Тревожность как черта личности – повышенная склонность испытывать тревогу и из-за реальных опасностей и из-за воображаемых.

 

В данном исследовании сделана попытка выявить различие между уровнями тревожности у учащихся выпускных и не выпускных классов.

 

Методический инструментарий: Интегративный тест тревожности (ИТТ) А.П. Бизюка, Л.И. Вассермана, Б.В. Иовлева.

Первичные данные исследования подвергались математико-статистической обработке. Обработка результатов осуществлялась с использованием программы StatSoft STATISTICA 12.

Были использованы следующие статистические процедуры:

Для выявления различий по уровню выраженности тревожности в методике «Интегративный тест тревожности» в группах учащихся выпускных и не выпускных классов использовался непараметрический критерий U-Манна-Уитни для сравнения двух независимых выборок, поскольку количество выборки небольшое, но переменные имеют метрический уровень.

 

Количество испытуемых: 103 человека от 16 до 18 лет, из них: 51 юноша, 52 девушки.

Полученные результаты:

Из полученных результатов выявлено в процентном соотношении количество учащихся выпускных классов с высоким уровнем тревожности (рисунок 1).


Рисунок 1. Выраженность тревожности у учащихся выпускных классов

 

60% –  испытуемых имеют высокий уровень личностной тревожности

34% – средний уровень

6% – низкий уровень тревожности

 

Выраженность тревожности у учащихся не выпускных классов (рисунок 2).


Рисунок 2. Выраженность тревожности у учащихся не выпускных классов

 

40% –  испытуемых имеют высокий уровень личностной тревожности

39% – средний уровень

21% – низкий уровень тревожности

Сравнительный анализ учащихся выпускных и не выпускных классов с различными уровнями личностной тревожности (рисунок 3).


Рисунок 3. Сравнение учащихся выпускных и не выпускных классов по выраженности тревожности.

 

Обобщая полученные результаты можно отметить, что высокий уровень тревожности характерен для учащихся выпускных классов. Также у них отмечается самый низкий процент низкой тревожности, в отличии от учащихся не выпускных классов.

Далее,  сравнивались полученные группы по шкалам методики Интегративный тест тревожности (ИТТ) А.П. Бизюка, Л.И. Вассермана, Б.В. Иовлева.

 

Таблица 1 – Результаты межгруппового сравнения с использованием критерия U-Манна-Уитни.

Шкалы Методики «Интегративный тест тревожности»

Критерий сравнения групп U-Манна-Уитни

р(уровень достоверности различий в группах)

Количество человек

1-спортивно-физическая

1008

0,0389

103


 В результате сравнения двух групп учащихся выпускных и не выпускных классов были получены достоверные различия по шкале личностной тревожности.

По шкале ситуативная тревожность достоверных различий не найдено. Это, скорее всего связано с тем, что во время процедуры исследования не было факторов, влияющих на уровень тревожности.

 

ВЫВОДЫ:

1.  У учащихся выпускных классов преобладает высокий уровень личностной тревожности – 60%.

2. У учащихся не выпускных классов уровень тревожности – 40%.

3. В группах учащихся выпускных и не выпускных классов найдены достоверные отличия по шкале личностная тревожность.

 

Таким образом, можно сделать вывод о том, что напряжённая атмосфера при подготовке к экзаменам влияет на эмоциональное состояние учащихся, выражается это в повышении личностной тревожности.

Направления профилактической работы:

На первом этапе – проводится психодиагностика, которая помогает в определении уровня тревожности учащихся.

На втором – психологическое консультирование с молодыми людьми.

На третьем этапе –  тренинговые и семинарские занятия для выявления личностных ресурсов и для повышения стрессоустойчивости.

Изучение особенностей проявления тревожности у детей младшего школьного возраста

Быстрова Евгения Владимировна1, Митичева Татьяна Ивановна2
1Арзамасский филиал Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского, студентка 5 курса направления «Педагогика и психология девиантного поведения»
2Арзамасский филиал Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского, кандидат педагогических наук, доцент

Bystrova Evgeniya Vladimirovna1, Miticheva Tatiana Ivanovna2
1Arzamas branch of Lobachevsky State University of Nizhni Novgorod, 5 year student of direction «Pedagogy and psychology of deviant behavior»
2Arzamas branch of Lobachevsky State University of Nizhni Novgorod, candidate of pedagogical Sciences, associate Professor

Библиографическая ссылка на статью:
Быстрова Е. В., Митичева Т.И. Изучение особенностей проявления тревожности у детей младшего школьного возраста // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 9. Ч. 2 [Электронный ресурс]. URL: https://web.snauka.ru/issues/2015/09/57749 (дата обращения: 20.10.2021).

В современной цивилизации увеличивается число событий, ситуаций, влияющих на психическую стабильность человека. Природные и техногенные катастрофы, социальная нестабильность существования общества, увеличение требований, предъявляемых личности в процессе обучения и трудовой деятельности, ведут к повышению тревожности и неуверенности детей и подростков, нередко вызывая страхи по поводу настоящего и будущего. Огромную роль в возникновении личностной тревожности играет период дошкольного и школьного возраста.

Актуальность работы обоснована тем, что наблюдается рост числа тревожных школьников. По своим характеристикам они проявляют беспокойство, чувство неуверенности в себе, их психика и эмоции неустойчивы. До подросткового возраста тревожность усиливается и закрепляется, и это приводит к скоплению углубленного чувственного навыка, что способствует повышению тревожного состояния.

Разные ученые считают, что за последние годы произошло повышение количества детей, проявляющих тревожное поведение. Результаты современных исследований в данной области показали, что проявления тревожности стала более глубокой и личной. Следовательно, необходимо углубленное изучение возникшей трудности.

Ученые, которые занимаются исследованием проблемы (А.И. Захаров, А.С. Спиваковская, А.М.Прихожан, А. Фрейд, В.И. Гарбузов, В.С.Мухина, И.М.Никольская, М.М. Буянов, М.В. Осорина, Р.М. Грановская и др.) отмечают, что тревожное состояние детей связано с нарушением их эмоционального становления, со страхами, возникающими у них в процессе сталкивания с различными ситуациями, а также их психологической защитой, возникающей при испытании страха.

Практически на любом этапе развития личности у детей наблюдается повышенная тревожность, которую можно связать с возникающими проблемными ситуациями. Так, в трудах различных авторов отмечается, что тревожность, приобретенная в раннем детстве, может привести к  тому, что у ребенка будет наблюдаться различные психосоматические и психические нарушения в развитии индивида. Поэтому, необходимо изучение не только причин возникновения проявления тревожности у ребенка, его особенностей, а также есть необходимость в разработке рекомендаций по оказанию эффективной психолого-педагогической помощи.

Многие ученые понятие тревожности определяют с различных точек зрения, но все определения данного понятия сводятся к единому пониманию того, что они рассматриваются с позиции изучения  особенностей различного вида неблагополучия. Так,  например,  многие школьники могут испытывать чувство беспокойства, связанное с проблемой учебы в школе, низкой оценкой их способностей со стороны педагогов, родителей, непринятием их своими сверстниками, проблема адаптации ребенка в школе, трудности взаимоотношений в семье и многое другое.. Как правило, потом у этих детей наблюдаются определенные комплексы и чувство неуверенности в своих способностях, поступках, что в дальнейшем, может привести к общей неудовлетворенности собой.

В словаре практического  психолога под тревожностью понимается «…эмоциональное состояние и склонность индивида к переживанию тревоги, характеризующаяся низким порогом возникновения реакции тревоги: один из основных параметров индивидуальных реакций» [1].

В.В. Суворова в своей книге подчеркивает, что понятие тревожности рассматривается с позиции психологического состояния душевной неуравновешенности индивида [4]. А.М. Прихожан утверждает, что тревожность возникает у школьников в связи с тем, что они испытывают эмоциональный дискомфорт. Р.С. Немов отмечает, что тревожность проявляется тогда, когда ребенок испытывает беспокойство в проблемных ситуациях.

Проанализировав данное понятие многими авторами, мы отмечаем, что особенности протекания данного процесса связано, прежде всего, с эмоциональным неблагополучием личности, которое можно связать с рядом причин. В ходе работы были выявлены причины, сказывающиеся на эмоциональном неблагополучии ребенка. Это рассматривается в трудах таких исследователей, как Л.И. Божович, А.В. Захаров, М. И. Лисина, А.М. Прихожан, которые утверждают, что истоки тревожного поведения, наблюдаемые в основном у школьников, заложены еще в их детстве. Дети в своих семьях чувствуют постоянную тревогу, находятся в напряжении, испытывают чувство беспокойства. Однако, как утверждают авторы, данную проблему еще можно решить, если оказать реальную практическую помощь в работе с данной категорией детей.

Поэтому, наша исследовательская работа рассматривает вопрос об оказании реальной практической помощи детям с повышенной тревожностью. Работа велась с  учащимися младших классов начальной школы. Для этого нами была выдвинута цель нашего исследования, которая заключалась в том, чтобы определить уровень тревожности младших школьников и в дальнейшем запланировать работу по решению данной проблемы.

Исходя из этого, нами была определена гипотеза исследования, которая состоит в следующем: своевременное изучение выявленных причин возникновения повышенной тревожности младших школьников, позволит нам спроектировать рекомендации специалистам образовательных учреждений для снижения уровня тревожности.

Для решения определенной цели нами были разработаны следующие задачи:

  1. Рассмотреть теоретические основы изучения проблемы тревожности младших школьников в психолого-педагогической литературе;
  2. Изучить особенности проявления тревожности младших школьников;
  3. Изучить уровень тревожности младших школьников в условиях сельской школы;
  4. Разработать практические рекомендации, направленные на преодоление тревожности у младших школьников.

В качестве опытно-экспериментальной базы исследования была выбрана МБОУ Шараповская СОШ Ардатовского района. В качестве выборки испытуемых принимали участие учащиеся начальных классов, возрастная категория которых составляет 7 – 8 лет, всего 14 учащихся, из них 7 девочек и 7 мальчиков.

Для изучения уровня тревожности младших школьников нами подобраны и использованы следующие диагностические методики:

  1. Тест тревожности «Выбери нужное лицо» Р. Теммла, М. Дорки, В. Амена;
  2. Методика диагностики школьной тревожности Филлипса;
  3. Методика измерения уровня тревожности Тейлора, которая помогает определить склонность к стрессу и депрессии [2].

Первая методика позволила нам выявить уровень тревожности детей на происходящие в их жизни различные ситуации. Для этого детям предлагалось рассмотреть предлагаемые рисунки, которые были отдельно подобраны, для мальчиков и для девочек. Беседа велась с каждым ребенком в отдельности. На предлагаемых рисунках, учащиеся должны были рассмотреть  предложенную ситуацию и ответить на вопрос о том, какое состояние испытывает ребенок в конкретной представленной ситуации —  грустное или радостное?.

Полученные ответы детей нами отмечались в бланке протокола, по которым были выявлены три уровня проявления тревожности: низкий, средний и высокий. Среди опрошенных детей, у 2 испытуемых – 14,3 % (Катя П., Вася М.) был определен низкий уровень тревожности.  11 учащихся, что составило 71,4 % имеют средний уровень тревожности.  У 2 испытуемых – 14,3 % (Марина С., Павел Р.) выражен высокий уровень тревожности.

В ходе работы со школьниками по данной методике, дети, у которых наблюдался высокий уровень тревожности, реагировали на некоторые вопросы, задаваемые автором исследования, проявляя при этом чувство волнения и беспокойства, что также оказывало влияние на их дальнейший выбор рисунка с изображением грустного лица.

Следующую диагностику в нашей работе мы проводили по определению уровня школьной тревожности. Ученикам предлагались карточки с утверждениями, где им необходимо было дать ответы на поставленные вопросы. Полученные результаты ответов обрабатывались в соответствии с представленным ключом. Однако, мы отмечаем, что у некоторых школьников наблюдались ответы, не соответствующие ключу обработки результатов, что подтверждает проявления тревожности у них. Кроме того, была выявлена группа школьников, у которых таких ответов наблюдалось значительно больше, что подтверждает их повышенную тревожность. Кроме того, выявлена группа детей, имеющих высокую тревожность.

В предлагаемой методике нами были изучены показатели по следующим нижеперечисленным факторам тревожности. Нами было проанализировано, как складывается общая тревожность к школе у всех учеников.

По итогам шкалы «Общая тревожность в школе» было отмечено, что у испытуемых не выявлен высокий уровень тревожности. Мы отмечаем, что 7% испытуемых имеют повышенный показатель общей тревожности. Это доказывает, что учащиеся переживают ситуации, связанные с такими моментами обучения, как взаимодействие с педагогами, родителями и своими сверстниками.

Почти 93% детей из всего количества испытуемых имеют обычную степень школьной тревожности, что наблюдается у 13 школьников. Школьные запросы, проблемы не считаются для данных детей травмирующими. Это создает условия для обычного развития школьника в школе, установления дружеских отношений в коллективе.

Все испытуемые, 100% (14 детей), не имеют социального стресса. Следовательно, отношения с социальным окружением у них удовлетворительные.

Наблюдается небольшое повышение показателя уровня страха самовыражения у 8% испытуемых. У многих школьников страх самовыражения не преобладает над другими чувствами, и наблюдается в конкретных ситуациях. 92% детей не имеют проблем взаимодействия с социумом.

Все школьники, что составило 100%, отметили, что для них более значима личная оценка происходящего и ориентир на личные эталоны, так как они не чувствуют страха перед ожиданиями окружающих. Наряду с этим, 86% младших школьников проявляют чувство страха в ситуациях, когда учитель в классе проверяет домашнюю подготовку учащихся на уроке. Многие из них считают, что многие учителя предъявляют к ним повышенные запросы, а значит, могут не оценить их, а отрицательные оценки в высшей степени болезненны для них и предполагают опасность их положению между одноклассниками.

У 7% школьников (1 учащийся) в ходе общения с педагогами наблюдается сильное эмоциональное напряжение. У остальных же школьников (93%) данной проблемы не было выявлено.

Кроме того, было выявлено, что 1 школьник имеет выраженный  показатель высокой тревожности к стрессовым ситуациям, и уровень сниженной приспособляемости к ним. У остальных 13  школьников, что составило 93 %, наблюдалась обычная реакция на данные ситуации (вызов учителя к доске и т.д.). Полученные результаты проведения доказывают, что у испытуемых тревожность часто возникает в ходе социального характера воздействий учителей.

Третья методика дала нам возможность определить как учащиеся склонны к стрессу и депрессии [3].

В результате у 5 учащихся, что составляет 30 %, отмечен высокий уровень тревожности. Почти у 50% ребят (7 учащихся) наблюдается средний уровень тревоги, с тенденцией к высокому. У 2 учеников был выявлен средний уровень тревожности, с тенденцией к низкому уровню, что составило 14 %.   И только у 7% испытуемых (1 учащийся) наблюдается низкий уровень тревожности.

Данные третьей методики подтверждают то, что 63 % испытуемых имеют средний уровень тревожности. Это доказывает то, что в условиях класса и школы большинство учеников в ходе взаимодействия с учителями и своими одноклассниками испытывают неуверенность в себе.

Как итог нами отмечается, что у большинства ребят класса наблюдается средний уровень тревожности с тенденцией к высокому, что доказывает то, что в школе необходимо проводить в дальнейшем планомерную и системную работу с учениками. Исходя из этого, в перспективе планируется написание рекомендаций специалистам общеобразовательных учреждений по решению данной проблемы.


Библиографический список
  1. Головин, С.Ю. Словарь психолога-практика / С.Ю. Головин. – Минск.: Харвест, 2005. – 975 с.
  2. Дерманова, И.Б. Диагностика эмоционально-нравственного развития / И.Б. Дерманова. – СПб, 2002.
  3. Козлова, Е.В. Тревога – как одна из основных проблем, возникающих у ребенка в процессе социализации//Теоретические и прикладные проблемы психологии. Сборник статей / Е.В. Козлова. – Ставрополь, 2000. – с. 16 – 20.
  4. Суворова, В.В. Психофизиология стресса В.В. Суворова. – М.: Педагогика, 2005. – 208 с.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Быстрова Евгения Владимировна»

исследований показывают, что нормальные дети сегодня сообщают о большем беспокойстве, чем детские психиатрические пациенты в 1950-х гг.

ВАШИНГТОН. Два новых метааналитических исследования с участием тысяч детей и студентов показывают, что тревожность значительно возросла с 1950-х годов. Фактически, исследования показывают, что тревожность возросла настолько, что типичные школьники в 1980-х годах сообщали о большей тревоге, чем детские психиатрические пациенты в 1950-х.Результаты опубликованы в декабрьском выпуске журнала Американской психологической ассоциации (APA) Journal of Personality and Social Psychology .

«Результаты исследования показывают, что случаи депрессии будут продолжать расти в ближайшие десятилетия, поскольку тревога имеет тенденцию предрасполагать людей к депрессии», — говорит психолог и автор исследования Жан М. Твенге, доктор философии из Университета Кейс Вестерн Резерв. Она добавляет, что другие значения результатов позволяют предположить, что злоупотребление алкоголем и наркотиками также будет оставаться все более серьезной проблемой, потому что тревога обычно предшествует началу злоупотребления психоактивными веществами.Есть также последствия для физического здоровья. «Исследования показали, что у тревожных людей выше уровень смертности, скорее всего, потому, что тревожность связана с более частыми встречами астмы, синдрома раздраженного кишечника, язв, воспалительных заболеваний кишечника и ишемической болезни сердца», — сказал доктор Твенге.

Тип тревожности, изучаемый в этих исследованиях, известен как тревожность, связанная с особенностями, относительно стабильные индивидуальные различия в склонности к тревоге, которая отличается от тревожности состояния, временной эмоции, испытываемой в связи с определенной ситуацией. В первом исследовании были проанализированы оценки тревожности 170 выборок американских студентов колледжей (представляющих 40192 студента) на основе исследования, проведенного в период с 1952 по 1993 год. Во втором исследовании изучались оценки тревожности в те же годы в 99 выборках детей (представляющих 12 056 детей, в возрасте 9-17 лет). Оба исследования показывают значительное увеличение уровня тревожности, предоставляя больше доказательств того, что некоторые авторы называют «возрастом тревожности».

Почему усиливается тревога? В обоих исследованиях уровни тревожности связаны с низкой социальной связью и высокой экологической угрозой.В течение периода исследования социальная взаимосвязь снизилась из-за более высокого уровня разводов, большего числа одиноких людей и снижения доверия к другим людям. Автор говорит, что многие из этих изменений связаны с большим индивидуализмом, но она говорит, что у этого может быть и обратная сторона. «Наша большая автономия может привести к усилению проблем и волнений, но также ведет к большей изоляции от других, большему количеству угроз для нашего тела и разума и, следовательно, более высокому уровню беспокойства», — сказал д-р Твенге.

Большинство угроз также увеличилось за исследуемый период, включая насильственные преступления, опасения по поводу ядерной войны и страх перед болезнями, такими как СПИД.В исследовании также упоминается, что с 1950-х годов возросшее освещение в СМИ стало источником более глубокого осознания угрозы окружающей среде. По словам доктора Твенге, с тех пор, как исследование закончилось в 1993 году, некоторые из этих экологических угроз снизились, в том числе уровень преступности и опасения по поводу ядерной войны, которые являются хорошими знаками для того, чтобы остановить или обратить вспять рост беспокойства.

Однако, по ее словам, с начала 1990-х годов социальная взаимосвязь не сильно улучшилась. «Хотя количество разводов несколько снизилось, процент одиноких людей продолжает расти, а уровень доверия все еще снижается», — сказал д-р.Твенге. «До тех пор, пока люди не будут чувствовать себя в безопасности и связаны с другими, тревога, вероятно, будет оставаться высокой».

Статья: «Эпоха тревожности? Изменение возрастной когорты тревожности и невротизма, 1952–1993», Жан М. Твенге, доктор философии, Университет Кейс Вестерн Резерв; Журнал личности и социальной психологии , Vol. 79, № 6.

Жан М. Твенге, доктор философии, можно связаться по телефону (216) 289-3758.

Американская психологическая ассоциация (APA) в Вашингтоне, округ Колумбия, является крупнейшей научной и профессиональной организацией, представляющей психологию в Соединенных Штатах, и крупнейшей в мире ассоциацией психологов.В APA входят более 159 000 исследователей, преподавателей, клиницистов, консультантов и студентов. Через свои подразделения в 53 областях психологии и связи с 59 ассоциациями штатов, территорий и канадских провинций, APA работает над продвижением психологии как науки, как профессии и как средства повышения благосостояния людей.

Связь тревожности и депрессии с физическими и сенсорными функциональными трудностями у взрослых в пяти популяционных обследованиях в странах с низким и средним уровнем доходов

Аннотация

Фон

Целью этого исследования было оценить связь между тревогой и депрессией с физическими и сенсорными функциональными трудностями среди взрослых, проживающих в пяти странах с низким и средним уровнем дохода (СНСД).

Методы и выводы

Был проведен вторичный анализ данных с использованием данных обследований инвалидности среди населения из пяти СНСД, включая два национальных обследования (Гватемала, Мальдивы) и 3 региональных / районных обследования (Непал, Индия, Камерун). Всего было отобрано 19 337 участников (диапазон от 1 617 до 7 604 человека в отдельных исследованиях). Тревога, депрессия, а также физические и сенсорные функциональные трудности оценивались с помощью расширенного набора вопросов Вашингтонской группы по функционированию.Был проведен логистический регрессионный анализ с поправкой на возраст и пол для оценки связи тревоги и депрессии с функциональными нарушениями слуха, зрения или подвижности.

Результаты продемонстрировали повышенные скорректированные шансы тяжелой депрессии и серьезной тревоги среди взрослых с функциональными нарушениями подвижности, слуха и зрения во всех условиях (с OR в диапазоне от 2,0 до 14,2), за исключением потери слуха в Индии, Мальдивах и Камеруне. , где четкой ассоциации не обнаружено.Для всех параметров и типов функциональных трудностей была более сильная связь с тяжелой тревогой и депрессией, чем с умеренной. И в Индии, и в Камеруне сообщалось о более высокой распространенности физических и сенсорных функциональных трудностей по сравнению с Непалом и Гватемалой, а также более слабой связи с тревогой и депрессией.

Заключение

Люди с физическими и сенсорными функциональными проблемами чаще сообщают о депрессии и тревоге. Эти данные подтверждают необходимость обеспечения хорошей осведомленности о психическом здоровье среди тех, кто работает с людьми с физическими и сенсорными функциональными проблемами в СНСД.Это означает, что эти практикующие должны обладать навыками выявления тревожности и депрессии. Кроме того, услуги по охране психического здоровья должны быть доступны для пациентов с этими состояниями, что, вероятно, потребует дальнейшего расширения программ в этих условиях СНСД.

Образец цитирования: Wallace S, Mactaggart I, Banks LM, Polack S, Kuper H (2020) Связь тревоги и депрессии с физическими и сенсорными функциональными трудностями у взрослых в пяти популяционных обследованиях в странах с низким и средним уровнем доходов.PLoS ONE 15 (6): e0231563. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0231563

Редактор: Стефано Федеричи, Università degli Studi di Perugia, ITALY

Поступила: 16 декабря 2019 г .; Дата принятия: 26 марта 2020 г .; Опубликовано: 26 июня 2020 г.

Авторские права: © 2020 Wallace et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Данные по Индии и Камеруну хранятся в нашем институциональном репозитории и находятся в свободном доступе: http://datacompass.lshtm.ac.uk/. DOI для двух наборов данных: DOI: 10.17037 / DATA.116. Что касается данных из Гватемалы и Непала, данные, лежащие в основе этого исследования, не могут быть общедоступными, так как участники исследования не получили разрешения сделать свои данные общедоступными из-за юридических и этических ограничений, наложенных национальным советом Гватемалы и Непала.Исследователи, заинтересованные в данных, могут связаться с Айлей Мактаггарт в Национальном исследовании Гватемалы (электронная почта: [email protected]) или в Международном центре доказательной медицины (электронная почта: [email protected]) для получения доступа к данным. Что касается данных с Мальдив, они доступны в открытом доступе и загружены в LSHTM Data Compass: https://doi.org/10.17037/DATA.00001698.

Финансирование: Исследование в Гватемале финансировалось CBM Latin America и CONADI (Национальный совет по вопросам инвалидности), Гватемалой и миссией Кристоффеля Блиндена. Это исследование финансировалось CBM Latin America и CONADI (Национальный совет по вопросам инвалидности). , Гватемала и Миссия Кристоффеля Блиндена (CBM) Сары Полак.Исследования в Индии и Камеруне финансировались за счет гранта CBM Ханне Купер. Опрос в Непале финансировался за счет гранта, предоставленного Министерством иностранных дел и торговли Австралии Ханне Купер. Исследование на Мальдивах финансировалось за счет гранта от 3ie Ханне Купер. Вторичный анализ данных финансировался грантом PENDA Ханне Купер при поддержке Министерства международного развития Великобритании. Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Инвалидность — это общий термин, включающий людей, охватывающий функциональные трудности (нарушения), ограничения активности и ограничения участия, включая состояния психического здоровья [1]. По оценкам Всемирного доклада об инвалидности за 2011 год Всемирной организации здравоохранения, 15% людей испытывают серьезные функциональные трудности в повседневной жизни [1].Однако люди с ограниченными возможностями могут испытывать функциональные трудности во многих сферах. Действительно, хорошо известно, что плохое физическое здоровье может иметь пагубное влияние на другие аспекты благополучия человека [2–4], и что люди с физическими и / или сенсорными функциональными проблемами подвергаются более высокому риску психических заболеваний, в том числе тревога и депрессия [5, 6]. Например, исследования по всему миру показали, что люди с нарушением зрения более склонны к депрессии [7, 8], и, по-видимому, существует зависимость «доза-реакция» с более тяжелым нарушением зрения, связанным с более высокой распространенностью депрессии [9]. ].Люди с физическими нарушениями или потерей слуха также чаще сообщают о плохом психическом здоровье, включая депрессию [3, 10–14]. Вероятный путь возникновения этих ассоциаций состоит в том, что люди с сенсорными или физическими нарушениями испытывают трудности в деятельности и функционировании, что имеет последствия для снижения воспринимаемого контроля, меньшей социальной связи и худших финансовых обстоятельств, которые все увеличивают риск депрессии и других психических заболеваний. [2, 15–17]. Наличие боли также может способствовать связи между нарушениями и депрессией, например, у людей с функциональными проблемами [18, 19].

Более высокая распространенность депрессии и других психических расстройств среди людей с другими видами инвалидности является важной проблемой. Во-первых, как уже было описано, примерно 15% людей испытывают значительные функциональные трудности в повседневной жизни [1]. Кроме того, люди с нарушениями, которые испытывают депрессию, имеют более низкое качество жизни, чем те, у кого нет этих последствий для психического здоровья [20]. Связь физических / сенсорных функциональных трудностей с депрессией и тревогой имеет значение для пропаганды и планирования услуг.Вместо того, чтобы рассматривать психосоциальные и другие нарушения изолированно, жизненно важно понимать эти взаимодействия и поддерживать людей в целом, хотя это потребует расширения услуг в области психического здоровья, особенно в СНСД [21]. Также важно определить факторы, которые связаны с повышенным риском плохого психического здоровья среди людей с другими видами инвалидности, чтобы проинформировать области, требующие вмешательства.

Однако существуют важные пробелы в знаниях о связи между физическими и сенсорными функциональными проблемами и плохим психическим здоровьем.Было мало работы, чтобы сравнить, как разные функциональные ограничения (например, слуховые, зрительные или физические) связаны с тревогой и депрессией, хотя эти отношения, вероятно, будут различаться. Более того, большинство исследований существующей доказательной базы сосредоточено на связи депрессии с функциональными ограничениями, а не на тревоге [3]. Другой пробел состоит в том, что данные из СНСД немногочисленны [5, 13] и часто не различают типы функциональных ограничений [22, 23]. Также есть опасения, что существующие исследования могут быть подвержены систематическим ошибкам, а различия между исследованиями в способах измерения психического и физического состояния затрудняют сравнение данных в разных условиях [6].

В этом исследовании мы стремились оценить связь между тревогой и депрессией и физическими и сенсорными (зрение или слух) функциональными трудностями среди взрослых, живущих в СНСД, используя данные пяти опросов населения. Этот вторичный анализ данных был предпринят для лучшего понимания сопутствующей патологии психического здоровья и других нарушений и, следовательно, для улучшения интегрированных медицинских услуг.

Материалы и методы

Обследования населения

В этом исследовании используются данные пяти перекрестных обследований, проведенных в период с 2011 по 2017 год в пяти СНСД: Камерун, Гватемала, Мальдивы, Индия и Непал (таблица 1) [24–26].Три были обследования на региональном / районном уровне, а два (Гватемала, Мальдивы) были общенациональными. Во всех опросах использовалась выборка на основе населения, а процент ответивших колебался от 82% до 95%. В то время как первоначальные исследования включали детей, наш анализ ограничен взрослыми ≥18 лет. Отдельным лицам (или представителям, если они не могли сообщить сами) был задан ряд вопросов, частью которых является представленный Вашингтонской группой расширенный набор вопросов по функционированию (вставка 1). Вопросы Вашингтонской группы — это проверенный и широко используемый инструмент для выявления функциональных трудностей [27].

Вставка 1. Соответствующий расширенный набор вопросов Вашингтонской группы по функциональным вопросам (источник: Вашингтонская группа по статистике инвалидности [9])

ВИДЕНИЕ

  1. 1. Вы носите очки? (Да / Нет)
  2. 2. Если да, испытываете ли вы проблемы со зрением даже в очках? (Нет сложности / Некоторая сложность / Большая сложность / Не могу сделать или не могу сделать).
  3. 3. Если нет, у вас проблемы со зрением? (Нет сложности / Некоторая сложность / Большая сложность / Не могу сделать или не могу сделать).

СЛУХ

  1. 4. Вы носите слуховой аппарат? (Да / Нет)
  2. 5. Если да, то есть ли у вас проблемы со слухом даже при использовании слухового аппарата? (Нет сложности / Некоторая сложность / Большая сложность / Не могу сделать или не могу сделать).
  3. 6. Если нет, у вас проблемы со слухом? (Нет сложности / Некоторая сложность / Большая сложность / Не могу сделать или не могу сделать).

ПОДВИЖНОСТЬ

  1. 7. Используете ли вы какое-либо оборудование или получаете помощь в передвижении? (Да / Нет)
  2. 8.Если да, испытываете ли вы трудности при ходьбе или подъеме по ступенькам, даже когда используете свое оборудование или помощь? (Нет сложности / Некоторая сложность / Большая сложность / Не могу сделать или не могу сделать).
  3. 9. Есть ли у вас трудности при ходьбе или подъеме по ступенькам? (Нет сложности / Некоторая сложность / Большая сложность / Не могу сделать или не могу сделать).

OR (только для Гватемалы)

  1. 10. Вам трудно ходить или подниматься по ступенькам? (Нет сложности / Некоторая сложность / Большая сложность / Не могу сделать или не могу сделать)
  2. 11.Используете ли вы какое-либо оборудование или получаете помощь в передвижении? (Да / Нет)

ТРЕВОГА

  1. 12. Как часто вы чувствуете беспокойство, нервозность или тревогу? (Ежедневно / Еженедельно / Ежемесячно / Несколько раз в год / Никогда)
  2. 13. Принимаете ли вы лекарства от этих чувств? (Да / Нет) (Не Непал)
  3. 14. Думая о том, когда вы в последний раз чувствовали беспокойство, нервозность или тревогу, как бы вы описали уровень этих чувств? (Немного / Много / Где-то между небольшим и большим).

ДЕПРЕССИЯ

  1. 15. Как часто вы чувствуете депрессию? (Ежедневно / Еженедельно / Ежемесячно / Несколько раз в год / Никогда)
  2. 16. Принимаете ли вы лекарства от этих чувств? (Да / Нет) (Не Непал)
  3. 17. Вспоминая последний раз, когда вы испытывали депрессию, как бы вы описали уровень этих чувств? (Немного / Много / Где-то между небольшим и большим).

Классификация функциональной сложности

Во вставке 1 подробно описаны вопросы вашингтонской группы, которые использовались в этом исследовании.Лица были классифицированы как имеющие функциональные трудности (зрение, слух или подвижность), если они ответили на соответствующий вопрос «очень сложно» или «не могут делать вообще» / «не могут делать», и не испытывают затруднений, если они ответили «нет». ‘ или несколько’. Эта классификация основана на их функции «со вспомогательными средствами» (например, очками, слуховыми аппаратами или мобильными устройствами), если человек сообщил об использовании вспомогательных средств, и «без вспомогательных средств», если не было сообщено об использовании вспомогательных средств. Были некоторые небольшие различия в используемых вопросах, например, в исследовании Гватемалы вопрос мобильности не зависел от использования помощи.Наша гипотеза заключается в том, что функциональные трудности могут привести к ухудшению психического здоровья. Следовательно, оставшиеся вопросы из Краткого набора Вашингтонской группы, касающиеся понимания, самообслуживания и общения, не были включены в наш анализ, поскольку они потенциально являются последствиями плохого психического здоровья.

Классификация тревоги и депрессии

Для классификации тревожности и депрессии используются два вопроса (вставка 1), которые касаются частоты и тяжести симптомов; затем спрашивали о степени серьезности только тех, кто отвечал ежедневно, еженедельно, ежемесячно или несколько раз в год.Более недавнее определение Вашингтонской группы тревожности и депрессии (WG AD) было использовано для классификации людей как тяжелых, умеренных, легких / отсутствующих по тревоге и депрессии, а не исходное определение Вашингтонской группы с расширенным набором функций (WG ES-F). классификация (рис. 1) [28]. Когда данные отсутствовали, мы использовали ответы на вопрос о частоте, чтобы определить уровень тревожности и депрессии, где была возможна только одна классификация (см. Рис. 1C. Показатель WG AD, адаптированный для этой статьи).

Статистический анализ

Stata 15 использовался для статистического анализа.Многовариантная логистическая регрессия была предпринята для оценки связи между каждой из трех областей функциональной трудности (зрение, слух, подвижность) с тревогой и депрессией отдельно для каждого набора данных. Регрессионный анализ был скорректирован по возрастной группе (18–44, 45–65 и 65+) и полу. У небольшого числа участников отсутствовали данные по отдельным вопросам функционирования, и эти ответы были сохранены и использованы при анализе данных, где это было возможно.

Этика и согласие

Каждое исследование получило отдельное одобрение Лондонской школы гигиены и тропической медицины и местных комитетов по этике [24–26].Письменное (с подписью или отпечатком пальца) информированное согласие было получено от всех субъектов.

Результаты

Всего в анализ были включены 19 337 взрослых (возраст 18+); самый крупный опрос был проведен в Гватемале (7 604 человека), а самый маленький — в Камеруне (1 617 человек). Распространенность функциональных трудностей варьировалась между пятью опросами в зависимости от предметной области: слух (сообщают о том, что «не умею делать» или «очень сложно») колеблется от 1,0% до 3,5%, зрение от 0,7% до 3,6% и мобильность от 2,0% до 5,5% ( Таблица 2). Слуховые аппараты использовались редко во всех условиях (0.От 1% до 0,6% от всего обследованного населения взрослых), тогда как очки (от 6,3% до 35,7%) и средства передвижения (от 2,2% до 16,1%) были гораздо более распространены (таблица S1).

Тяжелая тревога варьировала от 1,2% в Непале до 8,2% на Мальдивах, в то время как умеренные уровни колебались от 4,4% (Непал) до 25,6% (Камерун) (таблица 2). Распространенность депрессии показала ту же картину; он снова был самым низким в Непале (тяжелая 0,9%, умеренная 4,9%) и самым высоким на Мальдивах для тяжелой депрессии (6,6%) и в Камеруне для умеренной (19.3%). В разных условиях немногие участники принимали лекарства от тревожности (от 0,9% всего опрошенного взрослого населения в Индии до 9,5% в Гватемале) или депрессии (от 0,6% до 3,1%) (таблица S1).

Таблицы 3, 4 и 5 показывают распространенность высокого, среднего и низкого / отсутствия тревоги и депрессии по типу функциональной трудности. Самая высокая распространенность тревожности и депрессии была в Гватемале для всех типов функциональных трудностей, а самая низкая — в Непале (зрение и подвижность) и Камеруне (слух).Было обнаружено, что во всех странах, кроме Непала и Мальдив, люди, сообщающие о трудностях с мобильностью, имеют самый высокий уровень распространенности тяжелой тревоги и депрессии.

В Непале и Гватемале были убедительные доказательства связи между функциональными нарушениями слуха и тяжелой тревогой и депрессией (Таблица 3). В Индии, на Мальдивах и в Камеруне не было доказательств связи между нарушениями слуха и серьезным беспокойством или депрессией. Умеренная депрессия была связана только с потерей слуха в Непале, а умеренные показатели депрессии или тревоги не были связаны с функциональными проблемами со слухом в других условиях.

Функциональные нарушения зрения были связаны с тяжелой тревогой и депрессией во всех пяти параметрах (таблица 4). Кроме того, функциональные проблемы со зрением были связаны с умеренной тревогой и депрессией в Непале, Мальдивах и Гватемале и умеренной депрессией в Индии, но не с тревогой в Индии или каким-либо психическим состоянием в Камеруне.

Функциональные трудности с мобильностью были связаны как с умеренной, так и с тяжелой депрессией и тревогой во всех условиях (таблица 5).

Наблюдалось несколько закономерностей по типам функциональной трудности (таблицы 3–5). При множественном регрессионном анализе, поскольку абсолютное число лиц с функциональными трудностями было небольшим, скорректированные отношения шансов (OR) часто имели широкие доверительные интервалы. В большинстве ситуаций и типов функциональных трудностей точечная оценка связи трех функциональных трудностей с тревогой и депрессией была больше 1, причем депрессия обычно немного превышала тревогу (разница не значима при p = 0.05 уровень). Степень связи функциональной трудности с «высокими» уровнями тревожности или депрессии по сравнению с низкими уровнями / отсутствием всегда была больше, чем ассоциация со «средними» уровнями по сравнению с низким / отсутствием. Больше доказательств связи тревожности и депрессии со всеми типами функциональных нарушений было обнаружено в Непале и Гватемале по сравнению с Камеруном и Индией, хотя последние были менее масштабными исследованиями. Оценки для Мальдив в целом попали в средний диапазон.

Обсуждение

В этом исследовании из пяти стран с низким и средним доходом представлены данные о том, что наличие физических или сенсорных функциональных трудностей связано как с тревогой, так и с депрессией.Эта связь наблюдалась во всех пяти исследованиях, за исключением потери слуха в Индии, на Мальдивах и Камеруне, где не было обнаружено четкой связи. Для всех условий была более сильная связь всех типов функциональных трудностей с высоким уровнем тревожности и депрессии, чем с умеренными уровнями.

Наши данные о повышении вероятности депрессии и тревожности у лиц с функциональными трудностями в целом соответствовали предыдущей литературе, в основном из стран с высоким уровнем дохода [2–4].Было обнаружено несколько исследований в странах с низким и средним уровнем дохода, но они также сообщили о связи между депрессией и / или тревогой с функциональными трудностями [22, 23, 29]. Мы отметили более сильную связь тяжелых психических состояний с другими функциональными трудностями по сравнению с более умеренными состояниями. Аналогичным образом, исследование психиатрической заболеваемости в Англии показало тенденцию к более сильной связи функциональных трудностей с подвижностью, зрением и слухом и тревогой / депрессией по мере увеличения тяжести тревожности / депрессии [17].В нашем анализе не изучалась связь состояний психического здоровья с множественными функциональными трудностями или тяжесть этих трудностей. Однако крупное исследование, проведенное среди людей старше 65 лет в Китае, показало, что среди лиц с двигательными нарушениями наличие других сопутствующих заболеваний и более тяжелая двигательная инвалидность были связаны с более высоким риском сопутствующих психических заболеваний (когнитивных, аффективных и других заболеваний). или поведенческие расстройства) [5].

Объяснение различий в величине связи между различными наблюдаемыми условиями неясно, в частности, причина того, почему более слабые связи наблюдаются там, где общая распространенность физических и сенсорных функциональных трудностей выше.Может существовать реальная разница в риске плохого психического здоровья в разных условиях, например, связанная с возможностями, доступными для людей с ограниченными возможностями, или отношением общества к инвалидности. Однако это также может быть связано с культурными различиями, в частности, различием в вероятности сообщения о функциональных трудностях или симптомах тревоги и депрессии в разных условиях. Другое возможное объяснение — это вариант «некоторые» в вопросах Вашингтонской группы, а также то, могут ли различия в переводе повлиять на сообщаемую серьезность.Например, возможно, что люди с более широким диапазоном нарушений зрения, слуха и функциональных ограничений подвижности были включены в группу «много / не могу» в Камеруне и Индии из-за перевода или других культурных факторов, которые могли быть включены в группу «нет / некоторые» в других настройках.

У исследования есть сильные стороны и ограничения в дополнение к уже изложенным, которые следует принимать во внимание при интерпретации результатов.Основными сильными сторонами этого исследования являются: а) то, что оно включало большие наборы данных по населению из пяти разных стран; б) относительно единообразная методология позволила нам сравнивать разные страны; в) комплексные вопросы позволили нам оценить несколько функциональных областей на в то же время. Методология опроса прошла валидацию, и у всех был высокий уровень ответов (≥82%). Наша основная гипотеза заключалась в том, что физические и сенсорные трудности могут привести к тревоге и депрессии, потенциально в результате боли, снижения воспринимаемого контроля, ограничения активности, влияния на финансовые обстоятельства и изменения социальных отношений [2, 17].Тем не менее, также возможно, что наличие тревоги и депрессии может изменить восприятие людьми и отчет о своем физическом и сенсорном функционировании и, следовательно, может привести к предвзятости в ответах, как постулировали исследователи в прошлом [18]. Возможность предвзятости вызывает особую озабоченность, поскольку вопросы Вашингтонской группы использовались для измерения как психического здоровья, так и функциональных трудностей посредством самоотчета и не включали объективных клинических критериев. Однако наш предыдущий анализ показал относительно сильную связь клинических и субъективных критериев для более высоких пороговых значений вопросов Вашингтонской группы [26, 28].Дополнительным недостатком этого исследования является то, что оно не может дать прямого ответа на эти вопросы о причинно-следственной связи, поскольку оно было скорее поперечным, чем продольным, а ограниченная корректировка таких факторов, как социально-экономический статус, означает, что ассоциации могут находиться под влиянием (остаточных ) сбивает с толку. Информация о возрасте начала инвалидности не собиралась, что может быть важным детерминантом ее воздействия на психическое здоровье. Например, мы могли бы предположить, что если начало наступает в более молодом возрасте, у людей было бы больше времени для адаптации и, следовательно, они будут иметь меньше последствий для психического здоровья [30].Кроме того, мы не рассматривали влияние причины инвалидности — например, потенциально травматические травмы могут иметь больше последствий для психического здоровья, чем те, которые связаны с болезнью. В исследовании также отсутствовали качественные данные, которые позволили бы изучить природу этих ассоциаций.

Несмотря на эти ограничения, похоже, что распространенность психических расстройств связана с наличием физических / сенсорных функциональных трудностей. Доступ к услугам по реабилитации и психическому здоровью в СНСД часто ограничен [19], и существуют хорошо задокументированные препятствия для доступа к медицинской помощи для лиц с ограниченными возможностями [31, 32].Связь психического здоровья с физическими / сенсорными функциональными трудностями подразумевает, что должна быть более интегрированная помощь между реабилитацией / специализированной помощью и службами психического здоровья, и что службы общей / первичной медико-санитарной помощи должны быть осведомлены о сопутствующих заболеваниях и многочисленных требованиях к поддержке. Кроме того, потенциально должна проводиться рутинная оценка депрессии / тревоги у людей с физическими и сенсорными функциональными проблемами. Эта инициатива может включать обучение местных медицинских работников или реабилитационного персонала способам выявления тревожности и депрессии у пациентов с физическими и сенсорными нарушениями.Кроме того, психиатрические и психосоциальные услуги должны быть доступны для людей с физическими и сенсорными функциональными проблемами, что может включать корректировку того, как, где и кем предлагаются услуги. Эти результаты также имеют значение для дизайна будущих исследований. В обзоре литературы Морриса отмечается, что в исследовательской практике существует «тенденция намеренно исключать людей с физическими недостатками, если в центре внимания исследования находятся проблемы с психическим здоровьем», что может повлиять на обобщаемость исследований психического здоровья среди лиц с физическими и сенсорными нарушениями. [2, 17, 18, 26, 28, 33]

Заключение

Эти данные подтверждают необходимость обеспечения хорошей осведомленности о психических заболеваниях среди тех, кто работает с людьми с физическими и сенсорными функциональными проблемами в СНСД.Это означает, что эти практикующие должны обладать навыками выявления тревожности и депрессии. Кроме того, услуги по охране психического здоровья должны быть доступны для пациентов с этими состояниями, что, вероятно, потребует дальнейшего расширения программ в этих условиях СНСД.

Благодарности

Мы признательны за финансирование исследований в Камеруне и Индии (CBM, www.cbm.org), Гватемале (CBM Latin America, CONADI — Национальный совет по вопросам инвалидности и CBM), Непале и Вьетнаме (Министерство иностранных дел. и торговля, правительство Австралии) и Мальдивы (3ie).Вторичный анализ данных финансировался грантом PENDA при поддержке Министерства международного развития Великобритании. Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Ссылки

  1. 1. КТО. Всемирный доклад об инвалидности. Женева: Всемирная организация здравоохранения; 2011.
  2. 2. Tough H, Siegrist J, Fekete C. Социальные отношения, психическое здоровье и благополучие при физической инвалидности: систематический обзор.BMC общественное здравоохранение. 2017; 17 (1): 414. Epub 2017/05/10. pmid: 28482878; PubMed Central PMCID: PMC5422915.
  3. 3. Lenze EJ, Rogers JC, Martire LM, Mulsant BH, Rollman BL, Dew MA, et al. Связь поздней депрессии и тревоги с физической инвалидностью: обзор литературы и проспект для будущих исследований. Американский журнал гериатрической психиатрии: официальный журнал Американской ассоциации гериатрической психиатрии. 2001. 9 (2): 113–35. Epub 2001/04/24. pmid: 11316616.
  4. 4. Кларк DM, Карри KC. Депрессия, тревога и их связь с хроническими заболеваниями: обзор эпидемиологии, риска и данных о лечении. Медицинский журнал Австралии. 2009; 190 (S7): S54–60. Epub 2009/04/09. pmid: 19351294.
  5. 5. Го Ц., Хе П, Сун Х, Чен Г, Чжэн Х. Сопутствующие психические расстройства среди китайских пожилых людей с двигательными нарушениями: на основе общенационального опроса. PLoS One. 2018; 13 (4): e0195555. Epub 2018/04/06. pmid: 29621318; PubMed Central PMCID: PMC5886575.
  6. 6. Ниман С.Р., Госней М.А., Виктор ЧР. Психосоциальные последствия нарушения зрения у взрослых трудоспособного возраста. Br J Ophthalmol. 2010. 94 (11): 1427–31. Epub 2009/10/24. pmid: 19850584.
  7. 7. Senra H, Barbosa F, Ferreira P, Vieira CR, Perrin PB, Rogers H, et al. Психологическая адаптация к необратимой потере зрения у взрослых: систематический обзор. Офтальмология. 2015; 122 (4): 851–61. Epub 2015.01.13. pmid: 25573719.
  8. 8. Рибейро М.В., Хастен-Райтер Джуниор Х.Н., Рибейро Е.А., Хука М.Дж., Барбоса Ф.Т., Суза-Родригес CF.Связь между нарушением зрения и депрессией у пожилых людей: систематический обзор. Arquivos brasileiros de oftalmologia. 2015; 78 (3): 197–201. Epub 2015/07/30. pmid: 26222114.
  9. 9. Норан Н.Х., Иззуна М.Г., Булгиба А.М., Мимивати З., Аю С.М. Тяжесть нарушения зрения и депрессия у пожилых малазийцев. Азиатско-Тихоокеанский журнал общественного здравоохранения. 2009. 21 (1): 43–50. Epub 2009/01/07. pmid: 135.
  10. 10. Лоуренс Б.Дж., Джаякоди Д.М.П., ​​Беннетт Р.Дж., Эйкельбум Р.Х., Гассон Н., Фридланд П.Л.Потеря слуха и депрессия у пожилых людей: систематический обзор и метаанализ. Геронтолог. 2019. Epub 2019/03/06. pmid: 30835787.
  11. 11. Кош С., Хелмер С., Делкорт С., Робинс Т.Г., Талли П.Дж. Депрессия у пожилых пациентов с потерей слуха: современные перспективы. Клинические вмешательства при старении. 2019; 14: 1471–80. Epub 2019/10/17. pmid: 31616138; PubMed Central PMCID: PMC6698612.
  12. 12. Блейзер DG, Tucci DL. Потеря слуха и психические расстройства: обзор.Psychol Med. 2019; 49 (6): 891–7. Epub 2018/11/21. pmid: 30457063.
  13. 13. Оджагбеми А., Акпа О., Элугбадебо Ф., Оволаби М., Овбиагеле Б. Депрессия после инсульта в Африке к югу от Сахары: систематический обзор и метаанализ. Поведенческая неврология. 2017; 2017: 4160259. Epub 19.08.2017. pmid: 28819339; PubMed Central PMCID: PMC5551463.
  14. 14. Kilzieh N, Rastam S, Ward KD, Maziak W. Пол, депрессия и физические нарушения: эпидемиологическая перспектива из Алеппо, Сирия.Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 2010. 45 (6): 595–602. Epub 2010/03/03. pmid: 20195569; PubMed Central PMCID: PMC2874618.
  15. 15. Cosh S, Carriere I, Nael V, Tzourio C, Delcourt C, Helmer C. Связь потери зрения и размеров депрессии старше 12 лет у пожилых людей: результаты исследования «Три города». Журнал аффективных расстройств. 2019; 243: 477–84. Epub 2018/10/03. pmid: 30273886.
  16. 16. Эванс Дж. Р., Флетчер А. Э., Вормальд Р. П.. Депрессия и тревожность у пожилых людей с нарушениями зрения.Офтальмология. 2007. 114 (2): 283–8. Epub 2007/02/03. pmid: 17270678.
  17. 17. Мельцер Х., Беббингтон П., Бруга Т., Макманус С., Рай Д., Деннис М.С. и др. Слабое физическое здоровье, инвалидность, зависимость и депрессия: результаты национального исследования психиатрической заболеваемости среди взрослых в Англии 2007 года. Disabil Health J. 2012; 5 (2): 102–10. Epub 2012/03/21. pmid: 22429544.
  18. 18. Kroenke K, Wu J, Bair MJ, Krebs EE, Damush TM, Tu W. Взаимная взаимосвязь между болью и депрессией: 12-месячный продольный анализ в первичной медико-санитарной помощи.Журнал боли: официальный журнал Американского общества боли. 2011; 12 (9): 964–73. Epub 18.06.2011. pmid: 21680251; PubMed Central PMCID: PMC3222454.
  19. 19. Стегманн М.Э., Ормель Дж., Де Грааф Р., Аро Дж. М., де Джироламо Г., Демиттенар К. и др. Функциональная инвалидность как объяснение связи между хроническими физическими состояниями и 12-месячным большим депрессивным эпизодом. Журнал аффективных расстройств. 2010. 124 (1–2): 38–44. Epub 2009/11/27. pmid: 19939461; PubMed Central PMCID: PMC3659772.
  20. 20. Renaud J, Bedard E. Депрессия у пожилых людей с нарушением зрения и ее связь с качеством жизни. Клинические вмешательства при старении. 2013; 8: 931–43. Epub 2013/07/28. pmid: 23888110; PubMed Central PMCID: PMC3722036.
  21. 21. Петерсен I, Марэ Д., Абдулмалик Дж., Ахуджа С., Алем А., Чисхолм Д. и др. Укрепление управления системой охраны психического здоровья в шести странах с низким и средним уровнем доходов в Африке и Южной Азии: проблемы, потребности и потенциальные стратегии.План политики здравоохранения. 2017; 32 (5): 699–709. Epub 2017/04/04. pmid: 28369396; PubMed Central PMCID: PMC5406762.
  22. 22. Пельцер К., Фасвана-Мафуя Н. Депрессия и связанные с ней факторы у пожилых людей в Южной Африке. Glob Health Action. 2013; 6: 1–9. Epub 2013/01/23. pmid: 23336621; PubMed Central PMCID: PMC3549465.
  23. 23. Кулкарни Р.С., Шинде Р.Л. Депрессия и связанные с ней факторы у пожилых индейцев: исследование, основанное на исследовании глобального старения и здоровья взрослых (SAGE) -2007.J Старение здоровья. 2015; 27 (4): 622–49. Epub 2014/11/06. pmid: 25370713.
  24. 24. Бэнкс Л.М., Уолшем М., Нойпан С., Нойпан С., Прадхананга Ю., Махараджан М. и др. Доступ к социальной защите среди людей с ограниченными возможностями: исследование смешанных методов из Танахуна, Непал. Европейский журнал исследований в области развития. 2019.
  25. 25. Купер Х., Мактаггарт I, Уайт С., Дионисио С., Канас Р., Набер Дж. И др. Изучение связей между водой, санитарией и гигиеной и инвалидностью; Результаты исследования случай-контроль в Гватемале.PLoS One. 2018; 13 (6): e0197360. Epub 2018/06/02. pmid: 29856770.
  26. 26. Mactaggart I, Kuper H, Murthy GV, Oye J, Polack S. Измерение инвалидности в обследованиях населения: взаимосвязь между клиническими нарушениями и зарегистрированными функциональными ограничениями в Камеруне и Индии. PLoS One. 2016; 11 (10): e0164470. pmid: 27741320.
  27. 27. Группа W. Наборы вопросов Вашингтонской группы 2019 [цитируется 29 ноября 2019 года]. Доступно по адресу: http: //www.washingtongroup-disability.com / Washington-group-questions-sets /.
  28. 28. Mactaggart I, Schneider M, de Palma E, Weeks JD, Pratt LA, Findlay L, et al. Новости рабочей группы WG по психическому здоровью: исследование тревожности и депрессии. Сидней: семнадцатое совещание Вашингтонской группы по статистике инвалидности, 2017 г.
  29. 29. Муссави С., Чаттерджи С., Вердес Э., Тандон А., Патель В., Устун Б. Депрессия, хронические заболевания и ухудшение состояния здоровья: результаты исследований в области здравоохранения в мире. Ланцет. 2007. 370 (9590): 851–8.Epub 2007/09/11. pmid: 17826170.
  30. 30. Паган-Родригес Р. Начало инвалидности и удовлетворенность жизнью: данные Немецкой социально-экономической группы. Европейский журнал экономики здравоохранения: HEPAC: экономика здравоохранения в профилактике и уходе. 2010. 11 (5): 471–85. Epub 2009/10/01. pmid: 19789899.
  31. 31. Брайт Т., Уоллес С., Купер Х. Систематический обзор доступа к реабилитации для людей с ограниченными возможностями в странах с низким и средним уровнем доходов. Int J Environ Res Public Health.2018; 15 (10). Epub 2018/10/04. pmid: 30279358; PubMed Central PMCID: PMC6210163.
  32. 32. Брайт Т., Купер Х. Систематический обзор доступа к общим медицинским услугам для людей с ограниченными возможностями в странах с низким и средним уровнем доходов. Int J Environ Res Public Health. 2018; 15 (9). Epub 2018/09/12. pmid: 30200250; PubMed Central PMCID: PMC6164773.
  33. 33. Моррис Дж. Люди с физическими недостатками и нуждаются в поддержке психического здоровья: критический обзор литературы.Йорк: Фонд Джозефа Раунтри; 2004.

Краткий тест на тревогу — MindSpot Clinic

У вас нет симптомов тревоги

Судя по вашим ответам на викторину, у вас нет симптомов беспокойства. Это означает, что если вы переживаете трудный период в своей жизни, вы очень хорошо с этим справляетесь.

Советы для хорошего самочувствия

Важно, чтобы мы постоянно заботились о себе. Следующие вещи помогают нам поддерживать наше физическое и психическое благополучие:

  1. Регулярно занимаемся любимым делом, например хобби.Лучше всего, когда есть что с нетерпением ждать до
  2. Правильное количество сна. Нам нужно от шести до восьми часов сна каждую ночь, чтобы работать в лучшем виде
  3. Здоровое и сбалансированное питание
  4. Обычные упражнения
  5. Поддержание связи с хорошей семьей и друзьями.

Если вы когда-нибудь почувствовали себя подавленным из-за симптомов плохого настроения, беспокойства или депрессии, помните, что для вас есть много помощи и поддержки.

В этих случаях рассмотрите возможность разговора с надежным другом или медицинским работником.Вы также можете вернуться в MindSpot для получения дополнительных советов и поддержки.

У вас легкие симптомы тревоги

Есть много причин, по которым люди испытывают легкие симптомы тревоги. Это часто случается, когда дела начинают загружаться, и когда мы чувствуем, что нам нужно управлять больше, чем нам хотелось бы. Некоторые люди считают, что легкое беспокойство помогает им сохранять мотивацию. Хотя иногда это может быть правдой, тревога должна побуждать нас что-то сделать или что-то изменить в своей жизни.

Причины, по которым мы можем испытывать беспокойство

Люди могут испытывать беспокойство, часто вместе с плохим настроением, когда они:

  • переживает трудные времена или изменения в жизни, к которым трудно приспособиться, например, потеря
  • Работа с болезнью или проблемами со здоровьем
  • испытывает проблемы в отношениях, финансовые проблемы или другие проблемы.

Иногда наше настроение ниже обычного по непонятной причине.

Шаги по снижению беспокойства

  1. Будьте организованы. Напишите список всех задач, которые вам нужно выполнить, затем классифицируйте каждую задачу в одну из двух групп:
    1. Задачи, которые вы можете сделать сами.
  • Запишите, когда вы будете выполнять каждую задачу.
  • Сосредоточьтесь на одной задаче за раз.
  • Вы можете использовать этот список, чтобы «вычеркивать» задачи по мере их выполнения. Многие люди обнаруживают, что физическое вычеркивание или отметка задач в списке помогает им меньше беспокоиться.
  • Задачи, которые вы не можете выполнить самостоятельно.
    • Запишите, кто может помочь вам выполнить задачу, и организовать, чтобы это произошло.
    • Примите тот факт, что иногда есть вещи, с которыми вы ничего не можете поделать.
  • Делайте каждый день одно дело, которое вам нравится. Это может быть общественная деятельность, например, кофе с другом, или хобби, такое как садоводство, чтение или прогулка. Мы стараемся лучше всего, когда нам есть чего ждать.
  • Поговорите с семьей или друзьями, чтобы получить разумный совет о том, как они справляются с тревогой.Хорошая семья и друзья могут поддержать вас в трудные времена и поделиться опытом, который может помочь.
  • Сохраняйте реалистичность своих мыслей и ожиданий. Нереалистичные ожидания от других людей и особенно от нас самих могут вызывать у нас тревогу и негативные эмоции. Постарайтесь относиться к себе так, как если бы вы относились к хорошему другу.
  • Оставайтесь как можно более физически здоровыми и активными. Здоровая и сбалансированная диета и регулярные упражнения необходимы для нашего физического и психического благополучия.
  • Высыпайтесь правильно. Нам нужно от шести до восьми часов сна каждую ночь, чтобы мы могли работать наилучшим образом. Недостаток сна может иметь множество негативных последствий для нашего здоровья. Часто чрезмерный сон также может быть вредным для здоровья.
  • Сообщение на вынос

    • Для всех нас нормально время от времени испытывать беспокойство.
    • Есть много простых вещей, которые мы можем сделать, чтобы уменьшить чувство тревоги. Загрузите 10 советов по психическому и эмоциональному благополучию, которые помогут справиться с симптомами.
    • Симптомы беспокойства часто проходят в течение двух недель. Если ваши симптомы продолжаются более двух недель или ухудшаются, мы рекомендуем вам:
    1. Поговорите с надежным другом или медицинским работником.
    2. Пройдите онлайн-тест на MindSpot. Это бесплатная конфиденциальная услуга, которая поможет вам лучше понять свои симптомы и варианты лечения.

    У вас симптомы тревоги средней степени тяжести

    Мы знаем, что людям с симптомами тревожности средней тяжести приходится нелегко.Мы надеемся, что у вас все в порядке. Если вы чувствуете себя небезопасно или склонны к суициду, посетите страницу «Мне нужна срочная помощь».

    Умеренно тяжелые симптомы тревоги часто возникают, когда мы имеем дело с трудной ситуацией. Если вы столкнулись с трудной ситуацией, это нормально, если вы столкнетесь с такими симптомами в течение коротких периодов времени. В это время вы можете предпринять активные действия, чтобы не чувствовать себя хуже и снизить тревожность.

    Шаги по снижению беспокойства

    1. Поговорите с семьей или друзьями, чтобы получить разумный совет о том, как они справляются с тревогой.Хорошая семья и друзья могут поддержать вас в трудные времена и поделиться опытом, который может помочь.
    2. Поддерживайте постоянный контакт с хорошими людьми. Поддержание связи с нашей сетью поддержки помогает нам не оставаться в изоляции и не чувствовать себя одинокими.
    3. Избегайте алкоголя и наркотиков. Это может показаться полезным в краткосрочной перспективе, но часто вызывает другие проблемы. Мы также не рекомендуем использовать ксанакс, валиум и другие бензодиазепиновые препараты. Иногда это может усугубить ваше беспокойство.
    4. Делайте то, что вам нравится и полезно для вас каждый день.Это может быть хобби, такое как садоводство, чтение или прогулка, или общественная деятельность, например, кофе с другом. Это помогает с тревогой, настроением, перспективой и поддерживает здоровые привычки. Мы стараемся лучше всего, когда нам есть чего ждать.
    5. Сохраняйте реалистичность своих мыслей и ожиданий. Нереалистичные ожидания от других людей и особенно от нас самих могут вызывать у нас тревогу и негативные эмоции. Постарайтесь относиться к себе так, как если бы вы относились к хорошему другу.
    6. Оставайтесь как можно более физически здоровыми и активными.Здоровая и сбалансированная диета и регулярные упражнения необходимы для нашего физического и психического благополучия.
    7. Высыпайтесь правильно. Нам нужно от шести до восьми часов сна каждую ночь, чтобы мы могли работать наилучшим образом. Недостаток сна может иметь множество негативных последствий для нашего здоровья. Часто чрезмерный сон также может быть вредным для здоровья.

    Что делать, если симптомы длятся более двух недель

    Когда симптомы тревоги продолжаются более двух недель, люди подвергаются высокому риску развития тревожного расстройства, такого как генерализованное тревожное расстройство, социальная фобия, паническое расстройство или обсессивно-компульсивное расстройство.Хорошая новость заключается в том, что люди могут выздоравливать и выздоравливают от тревожных расстройств. Если симптомы не исчезли в течение двух недель или ухудшаются, мы настоятельно рекомендуем следующее:

    1. Пройдите оценку у медицинского работника (терапевта, психолога или психиатра) и спросите о вариантах лечения. Вы также можете пройти нашу бесплатную онлайн-оценку, чтобы узнать больше о своих симптомах.
    2. Начните лечение как можно скорее. Доказано, что существует множество методов лечения тревожности, включая психологическую терапию.

    Сообщение на вынос

    • Умеренно тяжелые симптомы тревоги нормальны в течение коротких периодов времени, когда мы имеем дело с трудными ситуациями.
    • Есть много простых вещей, которые мы можем сделать, чтобы улучшить эти симптомы. Загрузите 10 советов по психическому и эмоциональному благополучию, которые помогут справиться с симптомами.
    • Если ваши симптомы продолжаются более двух недель или ухудшаются, мы настоятельно рекомендуем вам:
    1. Пройдите онлайн-тест на MindSpot.Это бесплатная конфиденциальная услуга, которая поможет вам лучше понять свои симптомы и варианты лечения.
    2. Обратитесь за помощью к специалисту в области здравоохранения и начните лечение как можно скорее.

    У вас серьезные симптомы тревоги

    Мы знаем, что людям с тяжелыми симптомами тревожности приходится очень тяжело. Мы надеемся, что у вас все в порядке. Если вы чувствуете себя в опасности, посетите страницу «Мне нужна срочная помощь».

    Тяжелые симптомы тревоги могут возникать из-за стрессовых событий, таких как потеря или травматическое событие.В этих случаях симптомы часто со временем проходят естественным образом. Однако во многих случаях люди с тяжелыми симптомами часто страдают тревожными расстройствами, такими как генерализованное тревожное расстройство, социальная фобия, паническое расстройство или обсессивно-компульсивное расстройство.

    Что делать

    Хорошая новость в том, что люди могут выздоравливать и выздоравливают от тревожных расстройств. Мы настоятельно рекомендуем вам:

    1. Пройдите оценку у медицинского работника (терапевта, психолога или психиатра) и спросите о вариантах лечения.Вы также можете пройти нашу бесплатную онлайн-оценку, чтобы узнать больше о своих симптомах.
    2. Начните лечение как можно скорее. Доказано, что существует множество методов лечения тревожности, включая психологическую терапию.

    Другие полезные вещи

    Помимо обращения за профессиональной поддержкой, людям с тяжелыми симптомами тревожности могут помочь и другие вещи:

    1. Поговорите с семьей или друзьями, чтобы получить разумный совет о том, как они справляются с тревогой.Хорошая семья и друзья могут поддержать вас в трудные времена и поделиться опытом, который может помочь.
    2. Поддерживайте постоянный контакт с хорошими людьми. Поддержание связи с нашей сетью поддержки помогает нам не оставаться в изоляции и не чувствовать себя одинокими.
    3. Избегайте алкоголя и наркотиков. Это может показаться полезным в краткосрочной перспективе, но часто вызывает другие проблемы. Мы также не рекомендуем использовать ксанакс, валиум и другие бензодиазепиновые препараты. Иногда это может усугубить ваше беспокойство.
    4. Делайте то, что вам нравится и полезно для вас каждый день.Это может быть хобби, такое как садоводство, чтение или прогулка, или общественная деятельность, например, кофе с другом. Это помогает с тревогой, настроением, перспективой и поддерживает здоровые привычки. Мы стараемся лучше всего, когда нам есть чего ждать.
    5. Сохраняйте реалистичность своих мыслей и ожиданий. Нереалистичные ожидания от других людей и особенно от нас самих могут вызывать у нас тревогу и негативные эмоции. Постарайтесь относиться к себе так, как если бы вы относились к хорошему другу.
    6. Оставайтесь как можно более физически здоровыми и активными.Здоровая и сбалансированная диета и регулярные упражнения необходимы для нашего физического и психического благополучия.
    7. Высыпайтесь правильно. Нам нужно от шести до восьми часов сна каждую ночь, чтобы мы могли работать наилучшим образом. Недостаток сна может иметь множество негативных последствий для нашего здоровья. Часто чрезмерный сон также может быть вредным для здоровья.

    Сообщение на вынос

    • Тяжелые симптомы тревоги могут иногда возникать, когда люди переживают сложные или травмирующие жизненные события.
    • Если симптомы не исчезнут, профессиональная поддержка может помочь людям избавиться от беспокойства. Настоятельно рекомендуем:
    1. Пройдите онлайн-тест на MindSpot. Это бесплатная конфиденциальная услуга, которая поможет вам лучше понять свои симптомы и варианты лечения.
    2. Обратитесь за помощью к специалисту в области здравоохранения и начните лечение как можно скорее.
  • Помимо профессиональной поддержки, мы можем сделать много простых вещей, чтобы облегчить симптомы тревожности.Загрузите 10 советов по психическому и эмоциональному благополучию, которые помогут справиться с симптомами.
  • Снижение уровня физической активности во время пандемии COVID-19 связано с уровнем депрессии и тревожности: интернет-опрос | BMC Public Health

  • 1.

    Котула Л. К политической экономии кризиса COVID-19: размышления о программе исследований и действий. World Dev. 2021.

  • 2.

    ВОЗ. Отчет о ситуации с новым коронавирусом (2019-nCoV) — 1.Бюллетень ВОЗ. 2020.

    Google ученый

  • 3.

    Holshue ML, DeBolt C, Lindquist S, Lofy KH, Wiesman J, Bruce H, et al. Первый случай нового коронавируса 2019 года в США. N Engl J Med. 2020.

  • 4.

    Stoecklin SB, Rolland P, Silue Y, Mailles A, Campese C, Simondon A, et al. Первые случаи коронавирусной болезни 2019 г. (COVID-19) во Франции: эпиднадзор, расследования и меры контроля, январь 2020 г. Еврононадзор.2020.

  • 5.

    Родригес-Моралес А.Дж., Гальего В., Эскалера-Антезана Дж. П., Мендес Калифорния, Замбрано Л. И., Франко-Паредес С. и др. COVID-19 в Латинской Америке: последствия первого подтвержденного случая в Бразилии. Travel Med Infect Dis. 2020; 35: 101613.

  • 6.

    Aquino EML, Silveira IH, Pescarini JM, Aquino R, de Souza-Filho JA. Меры социального дистанцирования для борьбы с пандемией COVID-19: потенциальные воздействия и проблемы в Бразилии. Ciencia e Saude Coletiva. 2020; 25: 2423–46.

    Артикул Google ученый

  • 7.

    Вудс Дж., Хатчинсон Н.Т., Пауэрс С.К., Робертс В.О., Гомес-Кабрера М.С., Радак З. и др. Пандемия COVID-19 и физическая активность. Спортивная медицина и наука о здоровье. 2020; 2 (2): 55–64.

  • 8.

    Пекана Т., Гесслер К.Ф., Рошель Х., Гуалано Б. Социальная изоляция во время пандемии COVID-19 может увеличить гиподинамию и глобальное бремя сердечно-сосудистых заболеваний. Am J Physiol Heart Circ Physiol.2020; 318 (6): h2441 – h2446.

  • 9.

    Ammar A, Brach M, Trabelsi K, Chtourou H, Boukhris O, Masmoudi L, et al. Влияние домашнего заключения COVID-19 на пищевое поведение и физическую активность: результаты международного онлайн-опроса ECLB-COVID19. Питательные вещества. 2020; 12 (6): 1583.

  • 10.

    Малая IA, Nienhuis CP. Влияние COVID-19 на физическую активность и самочувствие канадцев. Int J Environ Res Public Health. 2020; 17 (11): 3899.

  • 11.

    Мейер Дж., Макдауэлл С., Лансинг Дж., Брауэр С., Смит Л., Талли М. и др. Изменения в физической активности и малоподвижном поведении из-за вспышки COVID-19 и связи с психическим здоровьем у 3052 взрослых в США. Int J Environ Res Public Health. 2020; 17 (18): 6469.

  • 12.

    Rogers NT, Waterlow NR, Brindle H, Enria L, Eggo RM, Lees S, et al. Поведенческие изменения в сторону снижения интенсивности физической активности непропорционально распространены среди взрослых с серьезными проблемами со здоровьем или с самовосприятием высокого риска во время изоляции от COVID-19 в Великобритании.Фронт общественного здравоохранения. 2020; 8: 575091.

  • 13.

    Стэнтон Р., То QG, Халези С., Уильямс С.Л., Элли С.Дж., Туэйт Т.Л. и др. Депрессия, беспокойство и стресс во время COVID-19: ассоциации с изменениями физической активности, сна, употребления табака и алкоголя у взрослых австралийцев. Int J Environ Res Public Health. 2020; 17 (11): 4065.

  • 14.

    Коль Х.В., Крейг К.Л., Ламберт Э.В., Иноуэ С., Алкандари Дж. Р., Летонгин Г. и др. Пандемия отсутствия физической активности: глобальные действия в интересах общественного здравоохранения.Ланцет. 2012. 380 (9838): 294–305.

  • 15.

    Гутхольд Р., Стивенс Г.А., Райли Л.М., Булл ФК. Мировые тенденции недостаточной физической активности с 2001 по 2016 годы: объединенный анализ 358 опросов населения с 1,9 млн участников. Ланцет Glob Health. 2018; 6 (10): e1077–86.

  • 16.

    Мокер Е.А., Бейтман Л.А., Краус В.Е., Пескателло Л.С. Взаимосвязь между реакцией артериального давления на упражнения после тренировочного периода и периода сброса. PLoS One. 2014; 9 (9): e105755.

  • 17.

    Siordia JA. Эпидемиология и клинические особенности COVID-19: обзор современной литературы. J Clin Virol. 2020; 127: 104357.

  • 18.

    Pfefferbaum B, North CS. Психическое здоровье и пандемия Covid-19. N Engl J Med. 2020; 383 (6): 510–12.

  • 19.

    Липпи Г., Генри Б.М., Санчис-Гомар Ф. Отсутствие физической активности и сердечно-сосудистые заболевания во время коронавирусной болезни 2019 (COVID-19). Eur J Prev Cardiol. 2020; 27 (9): 906–8.

  • 20.

    Vancini RL, de CAB L, Andrade MS, Arida RM. CoVID-19 против эпилепсии: пора двигаться, действовать и поощрять физические упражнения. Эпилепсия. 2020; 110: 107154.

  • 21.

    Бурки Т. Косвенное влияние COVID-19 на женщин. Lancet Infect Dis. 2020; 20 (8): 904-5.

  • 22.

    Power K. Пандемия COVID-19 увеличила бремя ухода за женщинами и семьями. Устойчивость: наука, практика и политика. 2020; 16 (1): 67–73.

  • 23.

    Lebron-Milad K, Milad MR.Половые различия, гонадные гормоны и сеть угасания страха: последствия для тревожных расстройств. Biol Mood Anxiety Disord. 2012; 2: 3.

  • 24.

    Дирбай Л.Н., Томас М.Р., Шанафельт ТД. Систематический обзор депрессии, тревожности и других показателей психологического дистресса среди студентов-медиков из США и Канады. Acad Med. 2006. 81 (4): 354–73.

  • 25.

    Альтемус М., Сарвайя Н, Нил Э. Половые различия в клинических перспективах тревожности и депрессии. Фронт нейроэндокринол.2014; 35 (3): 320–30.

  • 26.

    Троиано Р.П., Берриган Д., Додд К.В., Массе Л.К., Тилерт Т., Макдауэлл М. Физическая активность в США, измеренная с помощью акселерометра. Медико-спортивные упражнения. 2008. 40 (1): 181–8.

  • 27.

    Trost SG, Pate RR, Sallis JF, Freedson PS, Taylor WC, Dowda M, et al. Возрастные и гендерные различия в объективно измеряемой физической активности молодежи. Медико-спортивные упражнения. 2002. 34 (2): 350–5.

  • 28.

    Davenport MH, Meyer S, Meah VL, Strynadka MC, Khurana R.Мамы не в порядке: COVID-19 и психическое здоровье матери. Границы глобального женского здоровья. 2020; 1 (1): 1.

  • 29.

    Бауман А., Булл Ф., Чей Т., Крейг С.Л., Эйнсворт Б.Е., Саллис Дж.Ф. и др. Международное исследование распространенности физической активности: результаты из 20 стран. Закон Int J Behav Nutr Phys. 2009; 31 (6): 21.

  • 30.

    Craig CL, Marshall AL, Sjöström M, Bauman AE, Booth ML, Ainsworth BE, et al. Международный вопросник по физической активности: надежность и валидность в 12 странах.Медико-спортивные упражнения. 2003. 35 (8): 1381–95.

  • 31.

    Мацудо С., Араужо Т., Мацудо В., Андраде Д., Андраде Е., Оливейра Л.С. и др. Questionário internacional de atividade física (Ipaq): estupo de validade e replicationidade no Brasil. Revista Brasileira de Atividade Física & Saúde. 2001. 6 (2): 5–18.

  • 32.

    Кроенке К., Спитцер Р.Л., Уильямс ДЖБВ. PHQ-9: достоверность краткого измерения степени тяжести депрессии. J Gen Intern Med. 2001. 16 (9): 606–13.

  • 33.

    Santos IS, Tavares BF, Munhoz TN, de Almeida LSP, da Silva NTB, Tams BD и др. Sensibilidade e especificidade do Patient Health Questionnaire-9 (PHQ-9) entre adoles da população geral. Cadernos de Saude Publica. 2013. 29 (8): 1533–43.

  • 34.

    Spitzer RL, Kroenke K, Williams JBW, Löwe B. Краткая мера для оценки генерализованного тревожного расстройства: GAD-7. Arch Intern Med. 2006. 166 (10): 1092–7.

  • 35.

    Moreno AL, Desousa DA, De Souza AMFLP, Manfro GG, Salum GA, Koller SH, et al.Факторная структура, надежность и параметры пунктов бразильско-португальской версии вопросника GAD-7. Temas em Psicologia. 2016; 24 (1): 367–76.

  • 36.

    Коэн Дж. Статистический анализ мощности для наук о поведении. 2-е издание. Хиллсдейл-Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс; 1988.

  • 37.

    Gallè F, Sabella EA, Da Molin G, De Giglio O, Caggiano G, Di Onofrio V, et al. Понимание знаний и поведения, связанных с эпидемией covid-19 у итальянских студентов бакалавриата: эпико-исследование.Int J Environ Res Public Health. 2020; 17 (10): 3481.

  • 38.

    Пуггина А., Алексовска К., Бак С., Бернс С., Кардон Дж., Карлин А. и др. Политические детерминанты физической активности на протяжении всей жизни: общий систематический обзор литературы DEDIPAC. Eur J Pub Health. 2018; 28 (1): 105–18.

  • 39.

    Дхама К., Хан С., Тивари Р., Сиркар С., Бхат С., Малик Ю.С. и др. Коронавирусная болезнь 2019 – COVID-19. Clin Microbiol Rev.2020; 33 (4): e00028–20.

  • 40.

    Ойеми А.Л., Мосс С.Дж., Моньеки М.А., Крюгер Х.С.Измерение физической активности взрослого населения Южной Африки в городах и сельской местности: сравнение двух методов самооценки. BMC Public Health. 2016; 16 (1): 1004.

  • 41.

    Кто ВОЗ. Глобальные рекомендации по физической активности для здоровья. Женева: Всемирная организация здравоохранения; 2010.

    Google ученый

  • 42.

    Young DR, Hivert MF, Alhassan S, Camhi SM, Ferguson JF, Katzmarzyk PT, et al. Сидячий образ жизни, заболеваемость и смертность от сердечно-сосудистых заболеваний: научный совет Американской кардиологической ассоциации.Тираж. 2016; 134 (13): e262–79.

  • 43.

    Kessler RC, Wai TC, Demler O, Walters EE. Распространенность, тяжесть и коморбидность 12-месячных расстройств DSM-IV в повторении Национального исследования коморбидности. Arch Gen Psychiatry. 2005. 62 (6): 617–27.

  • 44.

    NC Research for S. Психиатрическая заболеваемость взрослых в Англии. 2007.

    Google ученый

  • 45.

    Цао В., Фанг З., Хоу Г., Хань М., Сюй Х, Дун Дж. И др.Психологическое воздействие эпидемии COVID-19 на студентов колледжей в Китае. Psychiatry Res. 2020; 287: 112934.

  • 46.

    Гао Дж, Чжэн П., Цзя Й, Чен Х, Мао Й, Чен С. и др. Проблемы психического здоровья и воздействие социальных сетей во время вспышки COVID-19. PLoS One. 2020; 15 (4): e0231924.

  • 47.

    Choi EPH, Hui BPH, Wan EYF. Депрессия и тревога в Гонконге во время covid-19. Int J Environ Res Public Health. 2020; 17 (10): 3740.

  • 48.

    Пуччинелли П.Дж., Коста Т.С., Сеффрин А., де Лира КАБ, Ванчини Р.Л., Кнехтл Б. и др.Уровни физической активности и психическое здоровье во время пандемии COVID-19: предварительные результаты сравнительного исследования удобных образцов из Бразилии и Швейцарии. Медицина (Каунас, Литва). 2021; 57. https://doi.org/10.3390/medicina57010048.

  • 49.

    Жаир Болсонару из Бразилии приказал носить маску в общественных местах. 2020. https://www.bbc.com/news/world-latin-america-53154890. По состоянию на 23 июня 2020 г.

  • 50.

    The Lancet. COVID-19 в Бразилии: «И что?». Ланцет.2020; 395: 1461. https://doi.org/10.1016/S0140-6736(20)31095-3.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 51.

    Всемирная организация здравоохранения. Депрессия и другие распространенные психические расстройства: оценки состояния здоровья во всем мире. Всемирная организация здравоохранения. 2017.

    Google ученый

  • 52.

    Риччи Ф., Иззикупо П., Москуччи Ф., Скиомер С., Маффей С., Ди Бальдассар А. и др.Рекомендации по малоподвижности и малоподвижному поведению во время пандемии коронавирусной болезни (COVID-19). Фронт общественного здравоохранения. 2020; 8: 199.

  • 53.

    Souza D, Coswig V, de Lira CAB, Gentil P.H ″ IT ″ тинг барьеров для физических упражнений во время социальной изоляции. Биология. 2020; 9: 245. https://doi.org/10.3390/biology90

  • .

    CAS Статья PubMed Central Google ученый

  • 54.

    Viana RB, de Lira CAB.Exergames как стратегии преодоления тревожных расстройств в период карантина COVID-19. Игры для журнала здоровья. 2020; 9 (3): 147–9.

  • 55.

    Mazza C, Ricci E, Biondi S, Colasanti M, Ferracuti S, Napoli C и др. Общенациональное исследование психологического стресса среди итальянцев во время пандемии COVID-19: немедленные психологические реакции и связанные с ними факторы. Int J Environ Res Public Health. 2020; 17 (9): 3165.

  • 56.

    Виндегаард Н., Эриксен Б.М. Пандемия COVID-19 и последствия для психического здоровья: систематический обзор имеющихся данных.Мозг, поведение и иммунитет. 2020; 89: 531–42.

  • 57.

    Бао Й, Сунь Й, Мэн С., Ши Дж, Лу Л. Эпидемия 2019-нКоВ: уделите внимание психическому здоровью, чтобы расширить возможности общества. Ланцет. 2020; 395 (10224): e37 – e38.

  • 58.

    Zhang WR, Wang K, Yin L, Zhao WF, Xue Q, Peng M, et al. Психическое здоровье и психосоциальные проблемы медицинских работников во время эпидемии COVID-19 в Китае. Psychother Psychosom. 2020; 89 (4): 242–50.

  • Как измеряется уровень стресса

    Может быть, это ваш требовательный начальник, утренний тупик или проблемы в отношениях с другом или членом семьи.Какой бы ни была причина, вполне вероятно, что вы ежедневно испытываете определенный уровень стресса.

    Но хотя некоторый повседневный стресс является нормальным явлением (и даже может быть полезным, если он вас мотивирует), хронический, непреодолимый стресс может отрицательно сказаться на вашем физическом, психическом и эмоциональном благополучии. Знание того, как распознать признаки и симптомы чрезмерного стресса, поможет вам оставаться в курсе и решать проблемы до того, как они нанесут вред вашему здоровью.

    Физические признаки

    Вы можете испытывать чрезмерный стресс, даже не подозревая об этом.Возможно, у вас есть определенные физические симптомы, и вы вините в этом болезнь или другое состояние. Но правда в том, что стресс сам по себе может вызвать проблемы в ваших органах, тканях и практически во всех системах вашего тела.

    В зависимости от того, как вы справляетесь со стрессом, у вас могут быть симптомы, влияющие на все, от гормонов до сердца и многое другое.

    Некоторые физические признаки слишком высокого уровня стресса включают:

    Боль или напряжение в голове, груди, животе или мышцах. Ваши мышцы обычно напрягаются, когда вы находитесь в состоянии стресса, и со временем это может вызвать головные боли, мигрень или проблемы с опорно-двигательным аппаратом.

    Проблемы с пищеварением. Они могут включать диарею и запор или тошноту и рвоту. Стресс может повлиять на то, как быстро пища перемещается по вашему организму и на то, как ваш кишечник усваивает питательные вещества.

    Репродуктивные проблемы. Стресс может вызвать изменения в вашем половом влечении, проблемы с нерегулярными или болезненными менструациями у женщин или импотенцию и проблемы с производством спермы у мужчин.Независимо от того, мужчина вы или женщина, вы также можете почувствовать снижение сексуального влечения, когда находитесь в состоянии слишком сильного стресса.

    Изменения частоты пульса и артериального давления. Когда вы переполнены стрессом, ваше тело переходит в режим «бей или беги», который заставляет надпочечники вырабатывать гормоны кортизол и адреналин. Это может вызвать учащение сердцебиения и повышение артериального давления.

    Обычно это происходит, когда есть кратковременный стрессогенный фактор, и эффекты проходят после его исчезновения.Например, ваше сердце может биться чаще, если вы опаздываете на встречу, но затем оно успокаивается, когда вы на ней. Однако со временем слишком много эпизодов такого острого стресса могут вызвать воспаление в артериях, что может быть фактором, способствующим сердечным приступам.

    Психические и эмоциональные признаки

    Стресс также может влиять на то, как вы думаете и чувствуете, что затрудняет выполнение ваших обычных обязанностей и принятие рациональных решений. В некоторых случаях этот вид стресса может влиять на поведение иным образом, и некоторые люди обращаются к наркотикам, алкоголю, табаку или другим вредным веществам, чтобы справиться со своими чувствами.

    Чрезмерный стресс также может повлиять на ваш аппетит, заставляя вас есть больше или меньше, чем обычно, и может повлиять на вашу мотивацию тренироваться и оставаться в форме или лишить ее. Кроме того, чувства, которые вы испытываете во время стресса, могут заставить вас отстраниться от друзей и семьи и изолировать себя.

    Некоторые из психологических и эмоциональных признаков стресса включают:

    • Депрессия или тревога
    • Гнев, раздражительность или беспокойство
    • Чувство подавленности, немотивированности или рассеянности
    • Проблемы со сном или слишком много сна
    • Гоночные мысли или постоянное беспокойство
    • Проблемы с памятью или концентрацией
    • Принятие неверных решений

    Когда обращаться за помощью

    Если вы боретесь со стрессом и не знаете, как справиться, вы можете обратиться за помощью к специалист.Ваш лечащий врач может стать хорошей отправной точкой. Они могут помочь вам понять, связаны ли симптомы с заболеванием или тревожным расстройством.

    Они также могут направить вас к специалисту по психическому здоровью и предоставить вам дополнительные ресурсы и инструменты.

    Некоторые признаки того, что пора обращаться за помощью:

    • У вас ухудшается успеваемость на работе или в школе
    • Вы употребляете алкоголь, наркотики или табак, чтобы справиться со стрессом
    • Ваши привычки в еде или сне значительно меняются
    • Вы ведете себя опасным для себя образом, включая членовредительство
    • У вас иррациональные страхи и беспокойство
    • У вас проблемы с выполнением повседневных обязанностей
    • Вы отдаляетесь от друзей и семьи
    • Вы думаете о самоубийстве или причинение вреда другим людям

    Если ваш стресс дошел до такой степени, что вы думаете о том, чтобы причинить вред себе или кому-то еще, обратитесь в ближайшее отделение неотложной помощи или позвоните по номеру 911.Вы также можете позвонить на одну из бесплатных телефонных линий по предотвращению самоубийств, включая Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 800-273-8255. Вам не нужно называть свое имя.

    Краткая мера для оценки генерализованного тревожного расстройства: GAD-7 | Тревожные расстройства | JAMA Internal Medicine

    Фон Генерализованное тревожное расстройство (ГТР) — одно из наиболее распространенных психических расстройств; однако не существует кратких клинических критериев для оценки ГТР.Целью этого исследования было разработать краткую шкалу самоотчета для выявления вероятных случаев ГТР и оценки ее надежности и достоверности.

    Методы Стандартное критериальное исследование было проведено в 15 клиниках первичной медико-санитарной помощи в США с ноября 2004 г. по июнь 2005 г. Из 2740 взрослых пациентов, заполнивших анкету исследования, 965 пациентов прошли телефонное интервью со специалистом в области психического здоровья в течение 1 недели. Для критериальной и конструктивной валидности диагнозы по шкале самоотчета GAD сравнивались с независимыми диагнозами, поставленными специалистами в области психического здоровья; показатели функционального статуса; дни нетрудоспособности; и использование в здравоохранении.

    Результаты Шкала тревожности из 7 пунктов (GAD-7) имела хорошую надежность, а также критериальную, конструктивную, факториальную и процедурную валидность. Была определена точка отсечения, которая оптимизировала чувствительность (89%) и специфичность (82%). Увеличение баллов по шкале было тесно связано с несколькими областями функциональных нарушений (все 6 шкал общего обзора состояния здоровья в краткой форме и дни нетрудоспособности). Хотя симптомы ГТР и депрессии часто возникают одновременно, факторный анализ подтвердил, что они являются отдельными измерениями.Более того, симптомы ГТР и депрессии по-разному, но независимо влияют на функциональные нарушения и инвалидность. Было хорошее согласие между версиями шкалы, составленными самоотчетом и проводимой интервьюером.

    Заключение GAD-7 — действенный и эффективный инструмент для скрининга ГТР и оценки его тяжести в клинической практике и исследованиях.

    Одним из наиболее распространенных тревожных расстройств, наблюдаемых в общей медицинской практике и среди населения в целом, является генерализованное тревожное расстройство (ГТР).Расстройство имеет предполагаемую распространенность в общей медицинской практике от 2,8% до 8,5% 1 -3 и в общей популяции от 1,6% до 5,0%. 4 -6 В то время как депрессия в клинических условиях является предметом значительных исследований, исследований тревожности проводилось гораздо меньше. Частично это может быть из-за нехватки кратких проверенных показателей тревожности по сравнению с многочисленными показателями депрессии, 7 , 8 , такими как 9-элементный опросник для первичной медицинской помощи при психических расстройствах (PHQ). 9 -11 Эта ситуация вызывает сожаление, учитывая высокую распространенность тревожных расстройств, а также связанную с ними инвалидность и доступность эффективных методов лечения, как фармакологических, так и нефармакологических. 12 , 13

    Меры тревожности редко используются в клинической практике из-за их продолжительности, патентованного характера, отсутствия полезности в качестве диагностического показателя и показателя степени серьезности, 14 -17 и требования руководства клинициста, а не самоотчета пациента. 18 , 19 Целью этого исследования было разработать краткую шкалу для выявления вероятных случаев ГТР и оценки тяжести симптомов. Мы провели исследование в нескольких учреждениях первичной медико-санитарной помощи, чтобы выбрать элементы для окончательной шкалы и оценить ее надежность и валидность.

    Сначала мы выбрали потенциальные предметы для краткой шкалы GAD. Первоначальный пул пунктов состоял из 9 пунктов, которые отражали все критерии симптомов симптомов ГТР Руководства по диагностике и статистике психических расстройств, четвертое издание (DSM-IV), и 4 пункта на основе обзора существующих шкал тревожности.Был разработан вопросник из 13 пунктов, в котором пациентов спрашивали, как часто в течение последних 2 недель их беспокоил каждый симптом. Варианты ответа: «совсем нет», «несколько дней», «более половины дней» и «почти каждый день» с оценкой 0, 1, 2 и 3 соответственно. Кроме того, был включен пункт для оценки продолжительности симптомов тревоги. Наша цель состояла в том, чтобы определить количество элементов, необходимых для достижения хорошей надежности и валидности процедурных, конструктивных и диагностических критериев.

    пациентов были набраны с ноября 2004 г. по июнь 2005 г. из исследовательской сети, состоящей из 15 пунктов первичной медико-санитарной помощи, расположенных в 12 штатах (13 семейных врачей, 2 внутренних медицины), централизованно управляемых Clinvest, Inc (Спрингфилд, Миссури).Целью первой фазы проекта (n = 2149) был выбор элементов шкалы и пороговых баллов, которые будут использоваться для постановки диагноза GAD. Целью второго этапа (n = 591) было определение тест-ретестовой надежности весов. Всего было обращено внимание 2982 субъекта, и 2739 (91,9%) заполнили анкету исследования без данных или с минимальным отсутствием данных. Чтобы свести к минимуму систематическую ошибку выборки, мы обращались к последовательным пациентам на каждом участке во время сеансов клиники, пока не была достигнута целевая квота на эту неделю.

    На первом этапе 1654 субъекта также согласились на телефонное интервью, из них случайная выборка из 965 человек была опрошена в течение 1 недели после посещения клиники одним из двух специалистов в области психического здоровья (MHP) — клиническим психологом с докторской степенью и психологом. старший социальный психиатр. На втором этапе исследования 591 субъекту, заполнившему анкету, была отправлена ​​1-страничная анкета, состоящая из 13 возможных пунктов шкалы GAD. Из них 236 субъектов вернули заполненную 1-страничную анкету без данных или с минимальным отсутствием данных в течение недели после заполнения анкеты исследования в клинике.Средний балл по шкале GAD испытуемых, вернувших анкету, не отличался от таковых у испытуемых, которые не вернули анкету. Исследование было одобрено Стерлингским институциональным наблюдательным советом, Спрингфилд, штат Миссури,

    .

    Анкета самоотчета исследования

    Перед посещением врачей пациенты заполняли анкету на 4 страницы, в которую входили 13 пунктов, тестируемых для использования по шкале GAD, а также вопросы о возрасте, поле, образовании, этнической принадлежности и семейном положении; Краткое обследование состояния здоровья (SF-20), 20 , 21 , которое измеряет функциональный статус по 6 параметрам; и либо подшкала тревожности из 12 пунктов из Контрольного списка симптомов-90 16 (только первая фаза исследования) или списка тревожности Бека 14 (только вторая фаза исследования).Депрессия оценивалась с помощью PHQ-8, который включает все пункты PHQ-9, за исключением пункта о суицидальных мыслях; Показатели PHQ-8 и PHQ-9 сильно коррелированы и имеют почти идентичные рабочие характеристики. 22 Наконец, пациенты заполнили список посещений врача и дней нетрудоспособности в течение предыдущих 3 месяцев.

    Два участника плана MHP провели структурированные психиатрические интервью по телефону, не зная о результатах анкетного опроса.Интервью состояло из раздела GAD структурированного клинического интервью для DSM-IV , ​​ 23 , измененного с несколькими дополнительными вопросами для более подробной оценки некоторых диагностических критериев GAD DSM-IV . Полученный в результате диагноз DSM-IV GAD с критерием 6-месячной продолжительности DSM-IV был использован в качестве стандарта критерия для оценки валидности новой шкалы. Интервью также включало 13 возможных пунктов шкалы GAD для проверки согласия между самоотчетом и администрацией клинициста (то есть процедурной валидности). 24

    Лучшие элементы для шкалы GAD были отобраны путем ранжирования корреляции каждого элемента с общим баллом по 13-балльной шкале в выборке из 1184 пациентов, которые не прошли интервью MHP. Корреляции между пунктами и общими баллами были повторно исследованы в 2 независимых подвыборках исследуемой популяции: 965 пациентов, прошедших интервью MHP, и 591 пациент во второй фазе исследования. Кроме того, мы провели анализ рабочих характеристик приемника с различным количеством элементов у этих 965 пациентов, используя MHP-диагноз ГТР в качестве стандарта критерия.Дивергентная валидность каждого пункта оценивалась путем вычисления разницы между корреляциями пунктов с оценкой тревожности из 13 пунктов и оценкой депрессии PHQ-8. Конвергентная валидность оценивалась путем изучения корреляций окончательной версии шкалы GAD с инвентаризацией тревожности Бека и подшкалой тревожности Контрольного списка симптомов-90, хотя ни одна из шкал не является специфической для GAD.

    Для оценки валидности конструкции мы использовали анализ ковариации для изучения связи между тяжестью тревоги по окончательной шкале GAD и шкалами функционального статуса SF-20, днями нетрудоспособности, сообщаемыми самими пациентами, и посещениями врача с учетом демографических переменных.Для проверки достоверности критериев мы исследовали чувствительность, специфичность, прогностические значения и отношения правдоподобия для диапазона пороговых значений окончательной шкалы в отношении диагноза MHP. Чтобы выяснить, отражают ли тревога, измеряемая с помощью GAD-7, и депрессия, измеряемая с помощью PHQ-8, различные измерения, мы оценили факторную валидность с помощью подтверждающего факторного анализа. Наконец, процедурная валидность и надежность повторного тестирования были оценены с помощью внутриклассовой корреляции. 25

    Средний возраст (SD) пациентов составил 47 лет.4 (15,5) года (диапазон 18-95 лет). Большинство (65%) составляли женщины; 80% были белыми неиспаноязычными, 8% афроамериканскими и 9% латиноамериканскими; 64% состояли в браке, 13% в разводе и 15% никогда не состояли в браке; и 31% имели диплом средней школы или эквивалент, тогда как 62% учились в каком-либо колледже.

    Выбор предметов для весов гада

    GAD-7 (рисунок 1) состоит из 7 пунктов с наивысшей корреляцией с общей оценкой по шкале из 13 пунктов ( r = 0.75-0,85). Анализ рабочих характеристик приемника с этим набором элементов показал площадь под кривой (0,906) и шкалы с полным набором из 13 элементов. Эти 7 пунктов также имели наивысшие ранговые корреляции в выборке развития (n = 1184) и в двух выборках репликации (n = 965 и n = 591). Два основных критерия (A и B) определения GAD DSM-IV отражены в первых трех пунктах шкалы. 26 Следует отметить, что 6 из 7 пунктов имели наибольшую дивергентную достоверность (т. Е. Наибольшее различие между корреляцией баллов по шкале «элемент-общий балл» и корреляцией баллов по шкале «элемент-PHQ-8» [Δ r = 0.16-0.21]). Поскольку каждый из 7 пунктов оценивается от 0 до 3, оценка по шкале GAD-7 варьируется от 0 до 21.

    Надежность и процессуальная обоснованность

    Внутренняя согласованность GAD-7 была превосходной (α Кронбаха = 0,92). Надежность повторного тестирования также была хорошей (внутриклассовая корреляция = 0,83). Сравнение баллов, полученных на основе шкал самооценки, с баллами, полученными на основе версий тех же шкал, применяемых MHP, дало аналогичные результаты (внутриклассовая корреляция = 0.83), что свидетельствует о хорошей процессуальной действительности.

    Достоверность диагностического критерия и рабочие характеристики весов

    В таблице 1 приведены рабочие характеристики GAD-7 в различных точках отсечения. Как и ожидалось, по мере увеличения точки отсечения чувствительность снижается, а специфичность непрерывно увеличивается.При точке отсечения 10 или более чувствительность и специфичность превышают 0,80, а чувствительность почти максимальна. Результаты были одинаковыми для мужчин и женщин, а также для людей младше и старше среднего возраста 47 лет. Доля пациентов первичного звена, получивших баллы на этом уровне, высока (23%). Точка отсечения 15 или более максимизирует специфичность и приближает распространенность (9%) в соответствии с текущими эпидемиологическими оценками распространенности ГТР в первичной медико-санитарной помощи. Однако чувствительность в этой высокой точке отсечки низкая (48%).Большинство пациентов (89%) с GAD имели оценку GAD-7 10 или выше, тогда как большинство пациентов (82%) без GAD имели оценку менее 10.

    Средний балл (SD) GAD-7 составил 14,4 (4,7) у 73 пациентов с GAD, диагностированных согласно MHP, и 4,9 (4,8) у 892 пациентов без GAD. Распространенность ГТР по данным интервью MHP составила 9% у женщин и 4% у мужчин. Во всей выборке из 2739 пациентов средний балл GAD-7 составил 6,1 у женщин и 4,6 у мужчин.

    Несмотря на то, что шкала GAD-7 позволяет узнать о симптомах за последние 2 недели, для стандартного опроса MHP требовалась не менее 6-месячная продолжительность симптомов, соответствующая диагностическим критериям DSM-IV для GAD.Тем не менее, рабочие характеристики шкалы были хорошими, потому что у большинства пациентов с высокими показателями симптомов были хронические симптомы. Из 433 пациентов с показателем GAD-7 10 или более 96% имели симптомы в течение 1 месяца или более, а 67% имели симптомы в течение 6 месяцев или более.

    Была сильная связь между увеличением баллов тяжести GAD-7 и ухудшением функции по всем 6 шкалам SF-20 (таблица 2). По мере того, как баллы GAD-7 менялись от легкой до умеренной до тяжелой, наблюдалось существенное ступенчатое снижение функционирования всех 6 доменов SF-20.Большинство парных сравнений в рамках каждой шкалы SF-20 между последовательными уровнями тяжести GAD-7 были значительными. Связь между тяжестью ГТР и функциональными нарушениями была сходной у мужчин и женщин.

    Рисунок 2 графически иллюстрирует взаимосвязь между увеличением баллов по шкале GAD-7 и ухудшением функционального статуса. Уменьшение показателей SF-20 показано с точки зрения величины эффекта (т. Е. Разница в средних показателях SF-20, выраженная как количество SD, между каждой подгруппой интервала GAD-7 и контрольной группой).Контрольная группа — это группа с самыми низкими показателями GAD-7 (т. Е. 0–4), а использованное стандартное отклонение — это стандартное отклонение для всей выборки. Величина эффекта 0,5 и 0,8 обычно считается умеренной и большой разницей между группами соответственно. 27

    Когда GAD-7 был исследован как непрерывная переменная, его сила связи со шкалами SF-20 соответствовала паттерну, показанному на рисунке 2. GAD-7 наиболее сильно коррелировал с психическим здоровьем (0,75), за которым следовали социальные функционирует (0.46), общее восприятие здоровья (0,44), телесная боль (0,36), ролевое функционирование (0,33) и физическое функционирование (0,30).

    В Таблице 3 показана связь между уровнями тяжести GAD-7 и тремя другими показателями конструктной валидности: дни нетрудоспособности по самооценке, посещения клиники и общее количество трудностей, которые пациенты приписывают своим симптомам. Более высокий уровень выраженности тревожности был связан с монотонным увеличением количества дней нетрудоспособности, обращения за медицинской помощью и связанных с симптомами трудностей в деятельности и отношениях.Когда GAD-7 рассматривался как непрерывная переменная, его корреляция составила 0,27 с днями нетрудоспособности, 0,22 с посещениями врача и 0,63 с трудностями, связанными с симптомами.

    Конвергентная валидность GAD-7 была хорошей, о чем свидетельствует его корреляция с двумя шкалами тревожности: шкалой тревоги Бека ( r = 0,72) и подшкалой тревожности Контрольного списка симптомов-90 ( r = 0,74). В соответствии с результатами предыдущих исследований тревожности и депрессии, 4 , 28 шкалы тревожности GAD-7 и Symptom Checklist-90 также сильно коррелировали с нашим показателем депрессии PHQ-8 ( r = 0.75 и r = 0,74 соответственно). Тем не менее, измерение тревожности и депрессии было скорее дополнительным, чем дублирующим. Мы определили распространенность высокой тревожности и высокой степени тяжести симптомов депрессии в нашей выборке, определяемой как тяжелые баллы (≥15) по шкалам депрессии GAD-7 и PHQ-8, соответственно. Из 2114 пациентов, завершивших GAD-7 и PHQ-8, было 1877 (88,8%) пациентов ни с высокой тревожностью, ни с высокой депрессией, 99 (4,68%) только с высокой тревожностью, 68 (3,2%) с высокой депрессией. только и 70 (3.31%) с высокой тревожностью и высокой депрессией. Таким образом, более половины (99/169) пациентов с высокими показателями тревожности не имели высоких показателей депрессии. Кроме того, когда пациенты имели высокий уровень тревожности и депрессии, наблюдался аддитивный эффект на шкалы психического здоровья и социального функционирования SF-20, а также на количество дней нетрудоспособности и использование медицинских услуг.

    Анализ главных компонентов набора из 15 пунктов, который включает 8 пунктов депрессии из PHQ-8 и 7 пунктов тревоги из GAD-7, показал, что первые 2 возникающих фактора имели собственное значение больше 1.Шестьдесят три процента от общей дисперсии объясняются первыми двумя факторами. Компонентная матрица с вращением варимакс четко подтвердила исходное распределение элементов по шкалам PHQ, при этом все элементы депрессии имеют наивысшие факторные нагрузки по 1 фактору (0,58-0,75), а все элементы тревожности имеют самые высокие факторные нагрузки по второму фактору. (0,69-0,81).

    Это исследование сделало несколько важных выводов. Во-первых, шкала тревожности из 7 пунктов — GAD-7 — является полезным инструментом с строгой достоверностью критериев для выявления вероятных случаев GAD.Во-вторых, шкала также является отличным средством измерения степени тяжести, о чем свидетельствует тот факт, что увеличение баллов по шкале GAD-7 тесно связано с множеством областей функциональных нарушений и дней нетрудоспособности. В-третьих, хотя многие пациенты имели симптомы тревоги и депрессии, факторный анализ подтверждает, что ГТР и депрессия являются отдельными измерениями.

    В этом исследовании сообщается о разработке и валидации меры для оценки наличия и тяжести GAD в клинической практике, GAD-7, одного из немногих показателей GAD, который также специально связан с DSM-IV (Text Revision) критерии. 19 , 26 Оценка 10 или выше по шкале GAD-7 представляет собой разумную точку отсечения для выявления случаев GAD. Точки отсечения 5, 10 и 15 могут быть интерпретированы как представляющие легкий, умеренный и тяжелый уровни тревоги по GAD-7, аналогичные уровням депрессии по PHQ-9. 10 GAD-7 может быть особенно полезен для оценки тяжести симптомов и мониторинга изменений во времени, хотя его реакцию на изменения еще предстоит проверить в исследованиях лечения.

    Валидность конструкции

    была продемонстрирована тем фактом, что увеличение баллов по шкале GAD-7 было тесно связано с множественными областями функционального нарушения. Кроме того, была сильная связь с днями нетрудоспособности, о которых сообщают сами, и умеренная связь с более частым обращением за медицинской помощью.

    Чтобы облегчить оценку изменения тяжести симптомов тревоги, GAD-7 спрашивает о недавних симптомах (например, за последние 2 недели). Однако у большинства пациентов с высокими показателями были хронические симптомы, поэтому рабочие характеристики оказались хорошими с использованием наших стандартных критериев интервью MHP, основанных на общепринятом критерии продолжительности GAD, равном 6 месяцам.Тем не менее, национальное обследование сопутствующих заболеваний показало, что пациенты с эпизодами от 1 до 5 месяцев не сильно отличаются от пациентов с эпизодами от 6 месяцев и более по началу, продолжительности, нарушениям, сопутствующей патологии, родительскому ГТР или социально-демографическим корреляциям. 5 Кесслер и др. 5 пришли к выводу, что оснований для исключения этих людей из диагноза мало. Примечательно, что 96% пациентов с оценкой GAD-7 10 или выше в нашей выборке первичной медико-санитарной помощи имели симптомы в течение месяца или более, тогда как 67% имели симптомы в течение 6 месяцев или дольше.Возможно, что в исследованиях лечения, в которых оценивается ответ на терапию, может быть желательной оценка изменения симптомов ГТР в течение более короткого периода времени (например, за последнюю неделю).

    Хорошо известна высокая коморбидность тревожных и депрессивных расстройств и высокая корреляция между депрессивными и тревожными показателями. 17 , 29 Неудивительно, что наш показатель депрессии PHQ-8 сильно коррелировал со шкалами тревожности GAD-7 и Контрольный список симптомов-90. Тем не менее, факторный анализ подтвердил ценность оценки тревожности и депрессии как двух отдельных измерений.Кроме того, у ряда пациентов с симптомами высокой тревожности в соответствии с GAD-7 не было высокой степени выраженности симптомов депрессии, а у пациентов с нарастающей тяжестью симптомов тревоги были соответствующие более выраженные нарушения во многих областях функционального статуса. В совокупности эти результаты показывают, что использование только показателя депрессии для выявления пациентов с депрессией, которым может помочь лечение, пропустит клинически важную часть популяции пациентов с инвалидизирующей тревогой, которым также будет полезно лечение.

    Следует отметить несколько ограничений нашего исследования. Во-первых, шкала GAD-7 фокусируется только на одном тревожном расстройстве, хотя есть много пациентов с другими тревожными расстройствами, такими как социофобия и посттравматическое стрессовое расстройство, которые нуждаются в клинической помощи. Однако ГТР — одно из наиболее распространенных психических расстройств, наблюдаемых в амбулаторной практике. Во-вторых, GAD-7 предоставляет только вероятные диагнозы, которые должны быть подтверждены дальнейшей оценкой. В-третьих, поскольку наше исследование было перекрестным, необходимы проспективные обсервационные и лечебные исследования, чтобы определить реакцию GAD-7 при оценке изменений во времени.Поскольку уже есть данные о чувствительности шкал депрессии PHQ-9 и PHQ-2, будущие исследования, вероятно, также продемонстрируют, что шкала GAD-7 полезна для оценки изменений степени тяжести тревожности. время.

    Это исследование имеет ряд сильных сторон, в том числе большой размер выборки, разнообразные клинические условия и его применимость к первичной медико-санитарной помощи, где лечат большинство пациентов с тревогой и депрессией. 2 Кроме того, GAD-7 эффективен в том смысле, что он краток и может быть полностью укомплектован пациентом.Последняя особенность особенно важна с учетом ограничений по времени и конкурирующих требований со стороны занятых врачей. 32 Хотя GAD-7 был разработан и апробирован в первичной медико-санитарной помощи, мы ожидаем, что, как и измеритель депрессии PHQ-9, GAD-7 будет иметь значительную полезность в интенсивных психиатрических учреждениях и клинических исследованиях, что особенно важно с учетом высокая распространенность и значительная инвалидность, связанная с ГТР.

    Для корреспонденции: Роберт Л.Спитцер, доктор медицины, отделение психиатрии, Психиатрический институт штата Нью-Йорк, блок 60, 1051 Riverside Dr, New York, NY 10032 ([email protected]).

    Принята к публикации: 2 января 2006 г.

    Финансирование / поддержка: Разработка шкалы GAD-7 была обеспечена неограниченным образовательным грантом от Pfizer Inc (Нью-Йорк, Нью-Йорк). Доктор Спитцер имел полный доступ к данным в исследовании и берет на себя ответственность за целостность данных и точность анализа данных.

    Благодарность: Марк Дэвис, MS, оказал помощь в статистическом анализе. Джеффри Дж. Джонсон, доктор философии, помогал в сборе данных и комментировал первые проекты. Дайан Энгель, MSW, также помогла в сборе данных.

    1.Olfson MFireman Б.Вайсман MMLeon ACSheehan DVKathol Р.Г. Психические расстройства и инвалидность у пациентов в группе первичной медико-санитарной помощи. Am J Psychiatry 1997; 1541734-1740PubMedGoogle Scholar2.Рой-Бирн П.П.Вагнер Перспективы первичной медико-санитарной помощи при генерализованном тревожном расстройстве. J Clin Psychiatry 2004; 65 ((дополнение 13)) 20-26PubMedGoogle Scholar3.Leon ACOlfson MBroadhead МЫ и другие. Распространенность психических расстройств в первичной медико-санитарной помощи: значение для скрининга. Arch Fam Med 1995; 4857-861PubMedGoogle ScholarCrossref 4.Wittchen HUZhao SKessler RCEaton WW DSM-III-R генерализованное тревожное расстройство в Национальном обследовании коморбидности. Arch Gen Psychiatry 1994; 51355-364PubMedGoogle ScholarCrossref 5. Кесслер RCBrandenburg NLane M и другие. Переосмысление требований к продолжительности генерализованного тревожного расстройства: данные репликации Национального исследования коморбидности. Psychol Med 2005; 351073-1082PubMedGoogle ScholarCrossref 6. Кесслер RCKeller MBWittchen HU Эпидемиология генерализованного тревожного расстройства. Psychiatr Clin North Am 2001; 2419-39PubMedGoogle ScholarCrossref 7.Уильямс JWPignone MRamirez GPerez SC Выявление депрессии в первичной медико-санитарной помощи: синтез литературы по инструментам выявления случаев. Gen Hosp Psychiatry 2002; 24225-237PubMedGoogle ScholarCrossref 8.Löwe BSpitzer RLGräfe K и другие. Сравнительная достоверность трех опросных листов для DSM-IV депрессивных расстройств и диагнозов врачей. J Affect Disord 2004; 78131-140PubMedGoogle ScholarCrossref 9.Спитцер Р.Л.Кроенке К.Уильямс JBPatient Health Questionnaire Primary Care Study Group, Проверка и полезность версии PRIME-MD с самоотчетом: исследование первичной медико-санитарной помощи PHQ. JAMA 1999; 2821737-1744PubMedGoogle ScholarCrossref 10.Kroenke KSpitzer Р.Л.Уильямс JB PHQ-9: достоверность краткого измерения степени тяжести депрессии. J Gen Intern Med 2001; 16606-613PubMedGoogle ScholarCrossref 11.Löwe BGräfe KZipfel SWitte SLoerch BHerzog W Диагностика МКБ-10 депрессивные эпизоды: достоверность основного критерия Опросника здоровья пациента. Psychother Psychosom 2004; 73386-390PubMedGoogle ScholarCrossref 13. Вестен DMorrison K Многомерный метаанализ методов лечения депрессии, паники и генерализованного тревожного расстройства: эмпирическое исследование статуса эмпирически подтвержденных методов лечения. J Consult Clin Psychol 2001; 69875-899PubMedGoogle ScholarCrossref 14.Beck А. Т. Эпштейн NBrown GSteer Р.А. Инвентарь для измерения клинической тревожности: психометрические свойства. J Consult Clin Psychol 1988; 56893-897PubMedGoogle ScholarCrossref 15. Циммерман MMattia JI Шкала самооценки, помогающая ставить психиатрические диагнозы: опросный лист для психиатрической диагностики. Arch Gen Psychiatry 2001; 58787-794PubMedGoogle ScholarCrossref 16.Derogatis LRLipman RSRickels KUhlenhuth EHCovi L Контрольный список симптомов Хопкинса (HSCL): мера основных размеров симптомов. Mod Probl Pharmacopsychiatry 1974; 779-110PubMedGoogle Scholar17.Бьелланд IDahl AAHaug TTNeckelmann D Достоверность Госпитальной шкалы тревожности и депрессии: обновленный обзор литературы. J Psychosom Res 2002; 5269-77PubMedGoogle ScholarCrossref 19.

    Antony MMedOrsillo SMedRoemer Led Практическое руководство по эмпирическим измерениям тревожности. Нью-Йорк, Нью-Йорк Kluwer Academic / Plenum Publishers2001;

    20. Стюарт ALHays RDWare JE Jr Краткий обзор общего состояния здоровья MOS: надежность и валидность в популяции пациентов. Med Care 1988; 26724-735PubMedGoogle ScholarCrossref 21.Ware JESherbourne Компакт-диск Краткий обзор состояния здоровья MOS из 36 пунктов (SF-36), I: концептуальная основа и выбор пунктов. Med Care 1992; 30473-483PubMedGoogle ScholarCrossref 22.Kroenke KSpitzer RL PHQ-9: новая диагностика депрессии и мера тяжести. Psychiatr Ann 2002; 91-7Google Scholar 23.

    Первая MBSpitzer Р.Л.Уильямс JBWGibbon M Структурированное клиническое интервью для DSM-IV (SCID). Вашингтон, округ Колумбия, Американская психиатрическая ассоциация, 1995;

    24.Пинто-Меза Асеррано-Бланко APenarrubia MTBlanco Эхаро JM Оценка депрессии в первичной медико-санитарной помощи с помощью PHQ-9: можно ли ее провести по телефону? J Gen Intern Med 2005; 20738-742PubMedGoogle ScholarCrossref 25.Deyo RADiehr П.Патрик DL Воспроизводимость и отзывчивость показателей состояния здоровья: статистика и стратегии оценки. Контрольные клинические испытания 1991; 12142S- 158SPubMedGoogle ScholarCrossref 26.

    Американская психиатрическая ассоциация, Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам DSM-IV-TR (редакция текста). 4-е изд. Вашингтон, округ Колумбия, Американская психиатрическая ассоциация, 2000;

    28. Картер RMWittchen HUPfister HKessler RC Годовая распространенность подпороговых и пороговых DSM-IV генерализованного тревожного расстройства в репрезентативной на национальном уровне выборке. Депрессия тревоги 2001; 1378-88PubMedGoogle ScholarCrossref 29.Clark DASteer РАБек AT Общие и специфические аспекты самооценки тревожности и депрессии: значение для когнитивных и трехсторонних моделей. J Abnorm Psychol 1994; 103645-654PubMedGoogle ScholarCrossref 30.Löwe BUnützer JCallahan CMPerkins А.Я.Кроенке K Мониторинг результатов лечения депрессии с помощью Анкеты здоровья пациента-9. Med Care 2004; 421194-1201PubMedGoogle ScholarCrossref 31.Löwe Б.Кроенке KGräfe K Выявление и мониторинг депрессии с помощью вопросника из 2 пунктов (PHQ-2). J Psychosom Res 2005; 58163-171PubMedGoogle ScholarCrossref 32.Klinkman РС Конкурирующие потребности в психосоциальной помощи: модель для выявления и лечения депрессивных расстройств в первичной медико-санитарной помощи. Gen Hosp Psychiatry 1997; 1998-1111PubMedGoogle ScholarCrossref

    Правый лобный анксиолитико-чувствительный «тета-ритм» ЭЭГ в задаче «стоп-сигнал» является теоретическим биомаркером тревожного расстройства

  • 1.

    Кесслер, Р. К., Чиу, В. Т., Демлер, О., Мерикангас, К. Р. и Уолтерс, Е. Е. Распространенность, тяжесть и коморбидность 12-месячных расстройств DSM-IV в повторении Национального исследования коморбидности. Arch. Общая психиатрия 62 , 617–627. https://doi.org/10.1001/archpsyc.62.6.617 (2005).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 2.

    Кесслер Р. К., Петухова М., Сампсон Н. А., Заславский, А. М. и Витчен, Х. У. Распространенность в течение двенадцати месяцев и в течение всей жизни, а также в течение всей жизни болезненный риск тревожных расстройств и расстройств настроения в Соединенных Штатах. Внутр. J. Methods Psychiatric Res. 21 , 169–184. https://doi.org/10.1002/mpr.1359 (2012).

    Артикул Google ученый

  • 3.

    Бакстер А. Дж., Вос Т., Скотт К. М., Феррари А. Дж. И Уайтфорд Х. А. Глобальное бремя тревожных расстройств в 2010 г. Psychol. Med. 44 , 2363–2374. https://doi.org/10.1017/S0033291713003243 (2014).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 4.

    Крайан, Дж. Ф. и Суини, Ф. Ф. Возраст тревоги: роль животных моделей анксиолитического действия в открытии лекарств. Br. J. Pharmacol. 164 , 1129–1161. https://doi.org/10.1111/bph.2011.164.issue-4 (2011).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 5.

    Марон Э. и Натт Д. Биологические маркеры генерализованного тревожного расстройства. Dialogues Clin. Neurosci. 19 , 147–157 (2017).

    Артикул Google ученый

  • 6.

    Мейер, А. Биомаркер тревоги у детей и подростков: обзор, посвященный негативности, связанной с ошибками (ERN), и тревоге в процессе развития. Dev. Cogn. Neurosci. 27 , 58–68. https://doi.org/10.1016/j.dcn.2017.08.001 (2017).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 7.

    Лейн, Р., Болдуин, Д. и Прескорн, С. СИОЗС: преимущества, недостатки и различия. J. Psychopharmacol. 9 , 163–178 (1995).

    CAS Статья Google ученый

  • 8.

    Рой-Бирн П. Тревога, рефрактерная к лечению; определение, факторы риска и проблемы лечения. Dialogues Clin. Neurosci. 17 , 191–206 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 9.

    Insel, T. Transforming Diagnosis . http://www.nimh.nih.gov/about/director/2013/transforming-diagnosis.shtml (2013 г.).

  • 10.

    Всемирная организация здравоохранения. http://apps.who.int/classifications/icd10/browse/2010/en (2010 г.).

  • 11.

    Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам 5-е изд.(Американская психиатрическая ассоциация, 2013 г.).

    Забронировать Google ученый

  • 12.

    Грибель Г. и Холмс А. 50 лет препятствий и надежд в открытии анксиолитических препаратов. Нац. Rev. Drug Discov. 12 , 667–687. https://doi.org/10.1038/nrd4075 (2013).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 13.

    McNaughton, N.И Корр, П. Дж. Механизмы коморбидности, непрерывности и прерывности тревожных расстройств. Dev. Psychopathol. 28 , 1053–1069. https://doi.org/10.1017/S0954579416000699 (2016).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 14.

    Insel, T. et al. Критерии области исследования (RDoC): На пути к новой структуре классификации для исследований психических расстройств. Am. J. Psychiatry 167 , 748–751 (2010).

    Артикул Google ученый

  • 15.

    МакНотон, Н. Что вы подразумеваете под «тревогой»? Разработка первого биомаркера тревожного синдрома. J. R. Soc. N. Z. 48 , 177–190. https://doi.org/10.1080/03036758.2017.1358184 (2018).

    Артикул Google ученый

  • 16.

    Грей, Дж. А. Психофизиологические основы интроверсии-экстраверсии. Behav.Res. Ther. 8 , 249–266. https://doi.org/10.1016/0005-7967(70)

    -0 (1970).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 17.

    Грей, Дж. А. Действие лекарств на страх и разочарование: возможный лимбический участок действия малых транквилизаторов. В Справочник по психофармакологии. Том 8: Наркотики, нейротрансмиттеры и поведение (ред. Иверсен, Л. Л., Иверсен, С. Д. и Снайдер, С. Х.) 433–529 (Plenum Press, 1977).

  • 18.

    МакНотон, Н. и Седжвик, Э. М. Ретикулярная стимуляция и тета-ритм гиппокампа у крыс: эффекты лекарств. Неврология 2 , 629–632 (1978).

    Артикул Google ученый

  • 19.

    Грей, Дж. А. Нейропсихология тревоги: исследование функций септо-гиппокампальной системы (Oxford University Press, 1982).

    Google ученый

  • 20.

    Грей, Дж. А. и Макнотон, Н. Нейропсихология тревоги: исследование функций септо-гиппокампальной системы 2-е изд. (Издательство Оксфордского университета, 2000).

    Google ученый

  • 21.

    МакНотон, Н. и Корр, П. Дж. Двумерная нейропсихология защиты: страх / тревога и дистанция защиты. Neurosci. Biobehav. Ред. 28 , 285–305. https://doi.org/10.1016/j.neubiorev.2004.03.005 (2004).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 22.

    Корр П. Дж. Теория чувствительности личности к подкреплению (Cambridge University Press, 2008).

  • 23.

    McNaughton, N. Аминергические передающие системы В Учебник биологической психиатрии (ред. D’Haenen, H., Den Boer, JA, Westenberg, H. & Willner, P.) 895–914 (Wiley, 2002).

  • 24.

    Митчелл Д.Дж., Макнотон, Н., Фланаган, Д. и Кирк, И. Дж. Фронтально-срединная тета с точки зрения гиппокампа «тета». Прог. Neurobiol. 86 , 156–185. https://doi.org/10.1016/j.pneurobio.2008.09.005 (2008).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 25.

    McNaughton, N., Kocsis, B. & Hajós, M. Вызванный тета-ритм гиппокампа: скрининг на анксиолитические и прокогнитивные препараты через изменения в функции гиппокампа ?. Behav. Pharmacol. 18 , 329–346 (2007).

    CAS Статья Google ученый

  • 26.

    Макнотон, Н., Руан, М. и Вуднорт, М. А. Восстановление тета-подобной ритмичности у крыс восстанавливает первоначальное обучение в водном лабиринте Морриса. Гиппокамп 16 , 1102–1110 (2006).

    Артикул Google ученый

  • 27.

    Вуднорт, М.A. & McNaughton, N. Схожие эффекты медиальных супрамамиллярных или системных инъекций хлордиазепоксида как на частоту тета, так и на реакцию с фиксированным интервалом. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci. 2 , 76–83 (2002).

    Артикул Google ученый

  • 28.

    Янг, К. и Макнотон, Н. Связь тета-колебаний между передней и задней срединной корой и с гиппокампом у свободно ведущих крыс. Cereb. Cortex 19 , 24–40. https://doi.org/10.1093/cercor/bhn055 (2009 г.).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 29.

    Арон А. Р. Представляем специальный выпуск о прекращении действия и познания. Neurosci. Biobehav. Ред. 33 , 611–612 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 30.

    Кристопулос, Г. И., Тоблер, П.Н., Босартс, П., Долан, Р. Дж. И Шульц, В. Нейронные корреляты ценности, риска и неприятия риска, способствующие принятию решений в условиях риска. J. Neurosci. 29 , 12574–12583. https://doi.org/10.1523/jneurosci.2614-09.2009 (2009 г.).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 31.

    Коан, Дж. А. и Аллен, Дж. Дж. Б. Фронтальная асимметрия ЭЭГ как модератор и посредник эмоций. Biol. Psychol. 67 , 7–50 (2004).

    Артикул Google ученый

  • 32.

    Fecteau, S. et al. Снижение рискованного поведения за счет модуляции активности в префронтальной коре: исследование стимуляции постоянным током. J. Neurosci. 27 , 12500–12505. https://doi.org/10.1523/jneurosci.3283-07.2007 (2007).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 33.

    Хармон-Джонс, Э., Гейбл, П. А. и Петерсон, К. К. Роль асимметричной фронтальной корковой активности в явлениях, связанных с эмоциями: обзор и обновление. Biol. Psychol. 84 , 451–462 (2010).

    Артикул Google ученый

  • 34.

    Роббинс, Т. У. Сдвиг и остановка: субстраты лобно-полосатого тела, нейрохимическая модуляция и клинические последствия. Philos. Пер. R. Soc. Лондон. Сер. B Biol. Sci. 362 , 917–932 (2007).

    CAS Статья Google ученый

  • 35.

    Нео, П. С. Х. и Макнотон, Н. Фронтальная тета-сила связана с невротизмом и избеганием. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci. 11 , 396–403. https://doi.org/10.3758/s13415-011-0038-x (2011).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 36.

    Арон, А.Р., Флетчер, П. С., Буллмор, Э. Т., Саакян, Б. Дж. И Роббинс, Т. В. Ингибирование стоп-сигнала, нарушаемое повреждением правой нижней лобной извилины у человека. Нац. Neurosci. 6 , 115–116 (2003).

    CAS Статья Google ученый

  • 37.

    Нео, П. С. Х., Терлоу, Дж. И Макнотон, Н. Остановка, конфликт целей, тревожность и фронтальная ритмическая сила в задаче стоп-сигнала. Cogn. Оказывать воздействие.Behav. Neurosci. 11 , 485–493. https://doi.org/10.3758/s13415-011-0046-x (2011).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 38.

    McNaughton, N., Swart, C., Neo, PS, Bates, V. & Glue, P. Противотревожные препараты снижают специфическую для конфликта «тета» — возможный биомаркер тревожности человека. . J. Affect. Disord. 148 , 104–111. https://doi.org/10.1016/j.jad.2012.11.057i (2013).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 39.

    Шадли, С. М., Клей, П., Макинтош, Дж. И Макнотон, Н. Улучшенный биомаркер процесса тревожности человека: характеристика полосы частот, личности и фармакологии. Пер. Психиатрия 5 , e699. https://doi.org/10.1038/tp.2015.188 (2015).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 40.

    Shadli, S. M. et al. Специфическая для человеческого беспокойства «тета» возникает при избирательной остановке и локализуется в правой нижней лобной извилине. Behav. Neurosci. 134 , 547–555. https://doi.org/10.1037/bne0000316 (2020).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 41.

    Goyal, A. et al. Функционально различные высокие и низкие колебания тета в гиппокампе человека. Нац. Commun. 11 , e02469. https://doi.org/10.1038/s41467-020-15670-6 (2020).

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 42.

    Спилбергер, К. Д., Горуш, Р. Л., Лушен, Р., Ваг, П. Р. и Джейкобс, Г. А. Руководство по ГОСУДАРСТВЕННОМУ ИНВЕНТАРИЗАЮ БЕЗОПАСНОСТИ (форма Y) (Consulting Psychologies Press, 1983).

    Google ученый

  • 43.

    McNaughton, N. & Glue, P. Кетамин и невротизм: двойная гипотеза интернализующих расстройств. Личный. Neurosci. 3 , e2. https://doi.org/10.1017/pen.2020.2 (2020).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 44.

    Эндрюс Г., Стюарт Г., Моррис-Йейтс А., Холт П. и Хендерсон С. Доказательства общего невротического синдрома. Br. J. Psychiatry 157 , 6–12. https://doi.org/10.1192/bjp.157.1.6 (1990).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 45.

    Glue, P. et al. Дозозависимые эффекты кетамина на симптомы тревоги у пациентов с рефрактерными к лечению тревожными расстройствами. Дж.Psychopharmacol. 31 , 1302–1305. https://doi.org/10.1177/0269881117705089 (2017).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 46.

    Glue, P. et al. Безопасность и эффективность поддерживающего лечения кетамином у пациентов с рефрактерными к лечению генерализованными тревожными и социальными тревожными расстройствами. J. Psychopharmacol. 32 , 663–667. https://doi.org/10.1177/0269881118762073 (2018).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 47.

    Shadli, S. M. et al. Влияние кетамина на ЭЭГ во время терапии резистентной к лечению генерализованной тревожности и социальной тревожности. Внутр. J. Neuropsychopharmacol. https://doi.org/10.1093/ijnp/pyy032 (2018).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 48.

    Моббс, Д. et al. Когда страх близок: неизбежность угрозы вызывает у людей смещение префронтально-периакведуктального серого цвета. Наука 317 , 1079–1083 (2007).

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 49.

    Mobbs, D. et al. От угрозы к страху: нейронная организация защитных систем страха у людей. J. Neurosci. 29 , 12236–12243. https://doi.org/10.1523/jneurosci.2378-09.2009 (2009).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 50.

    Wang, Y. et al. В 2019 Международная объединенная конференция по нейронным сетям (IJCNN ) 1–8 (IEEE, 2019).

  • 51.

    Фанг, Б. Дж., Ци, С., Хассабис, Д., Доу, Н. и Моббс, Д. На решения о медленном побеге влияет личная тревога. Нац. Гм. Behav. 3 , 702–708. https: // doi.org / 10.1038 / s41562-019-0595-5 (2019).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 52.

    Корн, К. В. и Бах, Д. Р. Минимизация угрозы с помощью эвристических и оптимальных политик задействует гиппокамп и медиальную префронтальную кору. Нац. Гм. Behav. 3 , 733–745. https://doi.org/10.1038/s41562-019-0603-9 (2019).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 53.

    Макнотон, Н. Мозговые карты страха и тревоги. Нац. Гм. Behav. https://doi.org/10.1038/s41562-019-0621-7 (2019).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 54.

    Perkins, A. M. et al. Влияние лоразепама и циталопрама на защитные реакции человека: этофармакологическая дифференциация страха и тревоги. J. Neurosci. 29 , 12617–12624. https://doi.org/10.1523/jneurosci.2696-09.2009 (2009).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 55.

    Perkins, A. M. et al. Продвижение защитного объяснения тревожных расстройств: влияние лоразепама на защиту человека систематически модулируется в зависимости от личности и типа угрозы. Пер. Психиатрия 3 , e246. https://doi.org/10.1038/tp.2013.20 (2013).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 56.

    Кавана, Дж. Ф. и Шакман, А. Дж. Фронтальная тета средней линии отражает тревогу и когнитивный контроль: метааналитические данные. J. Physiol. Париж 109 , 3–15. https://doi.org/10.1016/j.jphysparis.2014.04.003 (2015).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 57.

    de Bruijn, E. R. A., Hulstijn, W., Verkes, R. J., Ruigt, G. S. F. и Sabbe, B. G. C. Стимуляция, индуцированная лекарственными средствами, и мониторинг подавления действия у здоровых добровольцев. Психофармакология 177 , 151–160. https://doi.org/10.1007/s00213-004-1915-6 (2004).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 58.

    Исдон, К., Изенберг, А., Армилио, М. Л., Ю, Х. и Ален, К. Употребление алкоголя ухудшает обработку, связанную со стимулами и ошибками, во время выполнения задачи «Выполнить / не выполнить». Cogn. Brain Res. 25 , 873–883. https://doi.org/10.1016/j.cogbrainres.2005.09.009 (2005).

    CAS Статья Google ученый

  • 59.

    Ridderinkhof, K. R. et al. Употребление алкоголя затрудняет обнаружение ошибок производительности в медиофронтальной коре. Наука 298 , 2209–2211. https://doi.org/10.1126/science.1076929 (2002).

    ADS CAS Статья PubMed Google ученый

  • 60.

    Шмидт, Б., Канис, Х., Холройд, К. Б., Милтнер, У. Х. Р. и Хьюиг, Дж. Тревожная игра: тревога связана с более высокой лобной средней тэтой, предсказывающей менее рискованные решения. Психофизиология https://doi.org/10.1111/psyp.13210 (2018).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 61.

    Schmidt, B., Kessler, L., Holroyd, C.B. & Miltner, W.H.R. Ношение велосипедного шлема снижает когнитивный контроль, что проявляется в снижении тета-силы средней линии лобной части и безразличии к риску. Психофизиология 56 , e13458. https://doi.org/10.1111/psyp.13458 (2019).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 62.

    Фишер, П. Л. и Дарем, Р. С. Скорость выздоровления при генерализованном тревожном расстройстве после психологической терапии: анализ клинически значимых изменений STAI-T в исследованиях исходов с 1990 г. Psychol. Med. 29 , 1425–1434 (1999).

    CAS Статья Google ученый

  • 63.

    Шадли, С. М., Тевари, В., Холден, Дж. И Макнотон, Н. Латеральность биомаркера тревожного расстройства на ЭЭГ в значительной степени зависит от ручности.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *