Виды бессознательных процессов: Виды бессознательного — Психологос

Содержание

Виды бессознательного - Психологос

Бессознательное - то, что не видится сознанием, неосознаваемая область психического.

Словом "бессознательное" в сложившейся практике называют самые разные вещи, часть которых присутствует у всех, часть характеризует только определенный контингент. Одного бессознательного, общего для всех людей - нет. Когда говорят о бессознательном, необходимо всегда уточнять, о чем идет речь, о каком из "бессознательных" идет речь. В этой статье назовем лишь некоторые виды бессознательного, наиболее часто упоминаемые в работах психологов-практиков.

Природная база

Естественное бессознательное - банк врожденных или приобретенных в младенчестве ассоциативных связей и эмоциональных реакций. Это все психические процессы, которые протекают без сознательного контроля, но естественным образом взаимодействуют и определяют как наше поведение, так и работу его сервисных механизмов, грубых и тонких настроек. Это, в частности, работа предсознания, механизмы и процессы подпорогового восприятия объектов. Чтобы в пятнах увидеть лица людей - нужна работа естественного бессознательного. Похожих на нас людей воспринимаем как скорее хороших, похвала нам нравится, критика вызывает протест, бессознательное не воспринимает частицу "не", низкий голос кажется более статусным - тысячи таких известных и мало известных нам законов и закономерностей являются продуктом работы этого естественного бессознательного. Сон, гипноз, транс, аффект, наркотическое и алкогольное опьянение и т.д. убирают сознательный контроль и проявляют самые разнообразные бессознательные процессы, которые обычно не видны. Похоже, что все остальные виды бессознательного базируются на существовании этого, естественного бессознательного. См.→

Бессознательное как приобретенный опыт

Память об успехах и неудачах, правильных и ошибочных решениях, радостных и грустных событиях и переживаниях, разнообразные жизненные решения, которые мы когда-то приняли (не обязательно осознанно) и в любом случае то ли забыли, то ли не вспоминаем. Опыт достижения, обучения, преодоления и побед, который начинается с нашего детства и продолжает накапливаться в течение всей жизни. Знакомой всем разновидностью этого бессознательного являются наши привычки и автоматизмы, в частности механизм фиксированной установки. Все, что входит в привычку и выполняется автоматически, постепенно уходит из поля нашего сознания. Другой важной и интересной разновидностью такого бессознательного является действие эмоциональных якорей. То, что в какой-то ситуации было нами запечатлено на фоне позитивного либо эмоционального всплеска, связывается с разнообразными деталями (якорями) той ситуации, после чего радостное состояние или страхи всплывают автоматически, стоит только нам вновь увидеть или услышать то, с чем мы встретились когда-то давно. К этому же виду бессознательного, видимо, относятся и механизмы творческих процессов, результаты которых осознаются как художественные образы, научные открытия, проявления интуиции, вдохновения, творческого озарения и др. См.→

Бессознательное как продукт вытеснения

Бессознательное как продукт вытеснения - содержание поля сознания, какими-то силами (силовыми центрами) по тем или иным причинам из области осознавания жестко или мягко вытесненное. По Фрейду, эти силы имеют один источник - Сверх-Я, представитель социума в сознании. А вытесняются первичные детские влечения, нежелательные для Сверх-Я. В результате, содержание бессознательного по Фрейду - это первичные детские влечения, которые в нас живут, но не осознаются из-за их социальной неприемлемости или рассогласования с другими потребностями, мотивами и установками личности. В некоторых случаях вытеснение происходит не по Фрейду, а в другую сторону: не Сверх-я, как представитель социума, вытесняет антисоциальные влечения, а "Оно", как область антисоциального, вытесняет то социальное, которое вспоминать ему не хочется и неприятно. См.→

Бессознательное как продукт веры

Кто во что верит - тем эта вера без его осознавания, ведома и контроля и руководит. Если женщина верит, что приснившийся петух - к тому, что пора действовать, она скорее всего так и поступит. Также, всегда можно предположить, что нашим поведением заведуем не мы, а кто-то в нас, какие-то внутренние персонажи нашей души, нашей личности. Для детей это живущая в душе Каприза, для взрослых - голоса Родитель-Взрослый-Ребенок, субличность Критик, Саботажник и так далее список всегда открыт... См.→

Общественное бессознательное

Структуры общественного бессознательного — неосознаваемые языковые, культурные, идеологические и иные схематизмы, мифы и социальные нормы, определяющие мировосприятие людей, принадлежащих к данной культуре. Коллективное бессознательное по К. Юнгу - только одна из возможных разновидностей общественного бессознательного. См.→

Наверное, есть и другие виды бессознательного. В частности, смотри Типы бессознательного из книги Кена Уилбера "Проект Атман".

72. Виды бессознательных процессов.

С вопросами биологического и социального, сущности и существования тесно связана и проблема бессознательного и сознательного в философской антропологии, отражающая важную сторону существования человека.

Длительное время в философии доминировал принцип антропологического рационализма, человек, его мотивы поведения и само бытие рассматривалось только как проявление сознательной жизни. Человек в этом плане выступал лишь как «человек разумный». Но, начиная с Нового времени, в философской антропологии все большее место занимает проблема бессознательного. Лейбниц, кант, Шопенгауэр, Ницше с разных сторон и позиций начинают анализировать роль и значение психических процессов, не осознающихся человеком.

З.Фрейд открыл целое направление в философской антропологии и утвердил бессознательное как важнейший фактор человеч-ого измерения и существования. Он представил бессознательное как могущественную силу, к-ая противостоит сознанию. Согласно его концепции, психика человека состоит из трех пластов:

– самый нижний и самый мощный слой – «Оно» (Id) за пределами сознания. В нем сосредоточены различные биологические влечения и страсти, пр.всего сексуального характера, и вытесненные из сознания идеи.

– затем следует сравнительно небольшой слой сознательного – это «Я» (Ego) человека.

–верхний пласт человеч-ого духа – «Сверх-Я» (Super Ego) – это идеалы и нормы общества, сфера долженствования и моральная цензура.

Человек – это пр.всего существо, управляемое и движимое сексуальными устремлениями и сексуальной энергией (либидо).

80. Мотивы, определяющие человеч-ое поведение по Фрейду.

Драматизм человеч-ого существования у Фрейда усиливается тем, что среди бессознательных влечений имеется и врожденная склонность к разрушению и агрессии, к-ая находит свое предельное выражение в «инстинкте смерти», противостоящем «инстинкту жизни». Внутренний мир человека оказался, следовательно, еще и ареной борьбы м/д двумя этими влечениями. В конце концов, Эрос и Танатос рассматриваются им как две наиболее могущественные силы, определяющие поведение человека.

Т.о., фрейдовский человек оказался сотканным из целого ряда противоречий м/д биологическими влечениями и сознательными социальными нормами, сознательным и бессознательным, инстинктом жизни и инстинктом смерти. Но в итоге биологическое бессознательное начало оказывается у него определяющим. Человек, по Фрейду, - это пр.всего эротическое существо, управляемое бессознательными инстинктами.

50. Сущность гедонизма как философского учения.

Гедонизм (от греч. — удовольствие) – направление в этике, утверждающее наслаждение, удовольствие как высшую цель и основной мотив человеческого поведения.

В период развития Эллинистической философии, философские школы сделали второстепенным все вопросы объективного миропорядка и стали обращаться к проблемам личной жизни человека: эпикуреизм, стоицизм, скептицизм.

Этим трем философским школам эллинизма предшествовала философия кинизма (основоположники – Антисфен и Диоген). По их мнению философия д/заниматься не отвлеченным умозрением, а показывать человеку путь к добродетельной жизни. Этика киников основывалась на силе духа, на незаурядной способности к независимому существованию.

Эпикуреизм. Эпикур развивал взгляд на философию как на практическое учение, обеспечивающее человеку счастливую безмятежную жизнь, свободную от человеческих страданий.

Одна из самых существенных задач философии – практическая помощь человеку в преодолении страха перед смертью. Цель Эпикура

– помочь разобраться человеку в том, как следует жить. Счастье человека – в наслаждении. Цель счастливой жизни – в душевном спокойствии, в «безмятежности души» (атараксии).

Стоицизм (основатель - Зенон). Высшей целью человека стоики, как и эпикурейцы, считали достижение счастливой жизни, но путь к счастью трактовали по-другому. Высшее человеческое счастье – это жизнь, согласная с природой человека как существа духовного, разумного, способного осуществлять свой выбор. Стремясь жить согласно с природой, стоики искали нравственную свободу, освобождение от страстей, аффектов, к-ые являются главным источником пороков и бедствий человека. Стоики учили с одинаковым спокойствием переносить как радости, так и невзгоды жизни – болезни, страдания, бедность, унижение.

Сознание и бессознательное (Немов Р.С. Психология)

Немов Р.С. Психология: В 3 кн. Кн.1. – М.: Владос, 1999
 
Сознание и бессознательное. Понятие бессознательного. Проявления бессознательного начала в психических процессах, свойствах и состояниях человека. Бессознательное в личности человека. Сновидения как проявление бессознательного. Соотношение между сознательной и бессознательной регуляцией поведения человека. Виды бессознательных психических явлений.


СОЗНАНИЕ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ

Сознание не является единственным уровнем, на котором представлены психические процессы, свойства и состояния человека, и далеко не все, что воспринимается и управляет поведением человека, актуально осознается им. Кроме сознания, у человека есть и бессознательное. Это – те явления, процессы, свойства и состояния, которые по своему действию на поведение похожи на осознаваемые психические, но актуально человеком не рефлексируются, т.е. не осознаются. Их по традиции, связанной с сознательными процессами, также называют психическими.

Бессознательное начало так или иначе представлено практически во всех психических процессах, свойствах и состояниях человека. Есть бессознательные ощущения, к которым относятся ощущения равновесия, проприоцептивные (мышечные) ощущения. Есть неосознаваемые зрительные и слуховые ощущения, которые вызывают непроизвольные рефлексивные реакции в зрительной и слуховой центральных системах.

Неосознаваемые образы восприятия существуют и проявляются в феноменах, связанных с узнаванием ранее виденного, в чувстве знакомости, которое иногда возникает у человека при восприятии какого-либо объекта, предмета, ситуации.

Бессознательная память – это та память, которая связана с долговременной и генетической памятью. Это та память, которая управляет мышлением, воображением, вниманием, определяя содержание мыслей человека в данный момент времени, его образы, объекты, на которые направлено внимание. Бессознательное мышление особенно отчетливо выступает в процессе решения человеком творческих задач, а бессознательная речь – это внутренняя речь.

Есть и бессознательная мотивация, влияющая на направленность и характер поступков, многое другое, не осознаваемое человеком в психических процессах, свойствах и состояниях. Но главный интерес для психологии представляют так называемые личностные проявления бессознательного, в которых, помимо желания, сознания и воли человека, он проявляется в своих наиболее глубоких чертах. Большой вклад в разработку проблематики личностного бессознательного внес З.Фрейд.

Бессознательное в личности человека – это те качества, интересы, потребности и т.п., которые человек не осознает у себя, но которые ему присущи и проявляются в разнообразных непроизвольных реакциях, действиях, психических явлениях. Одна из групп таких явлений – ошибочные действия: оговорки, описки, ошибки при написании или слушании слов. В основе второй группы бессознательных явлений лежит непроизвольное забывание имен, обещаний, намерений, предметов, событий и другого, что прямо или косвенно связано для человека с неприятными переживаниями. Третья группа бессознательных явлений личностного характера относится к разряду представлений и связана с восприятием, памятью и воображением: сновидения, грезы, мечты.

Оговорки представляют собой бессознательно детерминированные артикуляционные речевые действия, связанные с искажением звуковой основы и смысла произносимых слов. Такие искажения, особенно их смысловой характер, неслучайны. З.Фрейд утверждал, что в них проявляются скрытые от сознания личности мотивы, мысли, переживания. Оговорки возникают из столкновения бессознательных намерений человека, других его побуждений с сознательно поставленной целью поведения, которая находится в противоречии со скрытым мотивом. Когда подсознательное побеждает сознательное, то возникает оговорка. Таков психологический механизм, лежащий в основе всех ошибочных действий: они «возникают благодаря взаимодействию, а лучше сказать, противодействию двух различных намерений»1. 1Фрейд 3. Введение в психоанализ. Лекции. – М, 1991. – С. 25.

Забывание имен представляет собой другой пример бессознательного. Оно связано с какими-то неприятными чувствами забывающего по отношению к человеку, который носит забытое имя, или к событиям, ассоциируемым с этим именем. Такое забывание обычно происходит против воли говорящего, и данная ситуация характерна для большинства случаев забывания имен.

Особую категорию бессознательного составляют сновидения. Содержание сновидений, по Фрейду, связано с бессознательными желаниями, чувствами, намерениями человека, его неудовлетворенными или не вполне удовлетворенными важными жизненными потребностями.

Явное, осознаваемое содержание сновидения не всегда, за исключением двух случаев, соответствует скрытым, бессознательным намерениям и целям того человека, кому это сновидение принадлежит. Эти два случая – детские сновидения дошкольников и инфантильные сновидения взрослых людей, возникшие под влиянием непосредственно предшествующих сну эмоциогенных событий прошедшего дня.

В своем сюжетно-тематическом содержании сновидения почти всегда связаны с неудовлетворенными желаниями и являются символическим способом устранения нарушающих нормальный сон импульсов, порождаемых этими желаниями. Во сне неудовлетворенные потребности получают галлюцинаторную реализацию. Если соответствующие мотивы поведения неприемлемы для человека, то их явное проявление даже во сне блокируется усвоенными нормами морали, так называемой цензурой. Действие цензуры искажает, запутывает содержание сновидений, делая их алогичными, непонятными и странными. Благодаря бессознательному смещению акцентов, замене и перегруппировке элементов явное содержание сновидения под действием цензуры становится совершенно непохожим на скрытые мысли сновидения. Для их расшифровки требуется специальная интерпретация, называемая психоанализом.

Сама цензура является бессознательным психическим механизмом и проявляется в пропусках, модификациях, перегруппировке материала памяти, сновидений, представлений. Подсознательные мысли, по Фрейду, превращаются в сновидениях в зрительные образы, так что в них мы имеем дело с примером бессознательного образного мышления.

Бессознательные явления вместе с предсознательными управляют поведением, хотя функциональная роль их различна. Сознание управляет самыми сложными формами поведения, требующими постоянного внимания и сознательного контроля, и включается в действие в следующих случаях: (а) когда перед человеком возникают неожиданные, интеллектуально сложные проблемы, не имеющие очевидного решения, (б) когда человеку требуется преодолеть физическое или психологическое сопротивление на пути движения мысли или телесного органа, (в) когда необходимо осознать и найти выход из какой-либо конфликтной ситуации, которая сама собой разрешиться без волевого решения не может, (г) когда человек неожиданно оказывается в ситуации, содержащей в себе потенциальную угрозу для него в случае непринятия немедленных действий.

Подобного рода ситуации возникают перед людьми практически беспрерывно, поэтому сознание как высший уровень психической регуляции поведения постоянно присутствует и функционирует. Наряду с ним многие поведенческие акты осуществляются на уровне пред- и бессознательной регуляции, так что в реальной действительности одновременно в управлении поведением участвуют многие различные уровни его психической регуляции.

Вместе с тем следует признать, что в свете имеющихся научных данных вопрос об отношениях между сознательными и другими уровнями психической регуляции поведения, в частности бессознательным, остается сложным и не решается вполне однозначно. Основной причиной этого является тот факт, что существуют разные типы бессознательных психических явлений, которые по-разному соотносятся с сознанием. Есть бессознательные психические явления, находящиеся в области предсознания, т.е. представляющие собой факты, связанные с более низким уровнем психической регуляции поведения, чем сознание. Таковы бессознательные ощущения, восприятие, память, мышление, установки.

Другие бессознательные явления представляют собой такие, которые раньше осознавались человеком, но со временем ушли в сферу бессознательного. К ним относятся, например, двигательные умения и навыки, которые в начале своего формирования представляли собой сознательно контролируемые действия (ходьба, речь, умение писать, пользоваться различными инструментами).

Третий тип бессознательных явлений – те, о которых говорит З.Фрейд в приведенных выше суждениях, касающихся личностного бессознательного. Это – желания, мысли, намерения, потребности, вытесненные из сферы человеческого сознания под влиянием цензуры.

Каждый из типов бессознательных явлений по-разному связан с поведением человека и его сознательной регуляцией. Первый тип бессознательного есть просто нормальное звено в общей системе психической поведенческой регуляции и возникает на пути продвижения информации от органов чувств или из хранилищ памяти к сознанию (коре головного мозга). Второй тип бессознательного также можно рассматривать как определенный этап на этом пути, но при движении как бы в обратном направлении по нему: от сознания к бессознательному, в частности к памяти. Третий тип бессознательного относится к мотивационным процессам и возникает при столкновении разнонаправленных, конфликтных с точки зрения морали мотивационных тенденций.


СТАТЬИ | Сайт «Net-stressu.ru»

Обучающий тренинг по НЛП и АТ в Воронеже — с 8 по 22 ноября 2018 г.

«Базовые техники нейролингвистического программирования (НЛП) и аутогенной тренировки (АТ)»   (1 ступень)

   Программа 1-й ступени включает в себя  базовые навыки практикующего психолога:  установление быстрого контакта с клиентом, выявление его проблем и запросов и калибровку его невербальных реакций, а также  эффективные методы саморегуляции  как психолога, так и его клиента (технику якорения ресурсных состояний), а также  работа с негативными состояниями прошлого.

Продолжительность обучения на первой ступени НЛП+АТ:  три аудиторных занятия (12 академических часов) + 12 часов самостоятельной работы + 2 часа дистанционных консультаций. Общая продолжительность — 26 часов.

Программа занятий тренинга «Базовые техники нейро-лингвистического программирования и аутогенной тренировки»

Тема 1 — Выстраивание стратегии успешной жизни. Правила постановки жизненных целей, с помощью которых вы сможете быстрее достигать того, чего захотели. Определение жизненных целей и ресурсов, необходимых для достижения успеха. Выявление подсознательных программ и внутренних принципов. Основные принципы психотерапии. Генератор нового поведения. Базовые постулаты НЛП.  Основы аутогенной тренировки.

Тема 2 — Умение управлять своим эмоциональным состоянием – становиться уверенным при разговоре с важным человеком, спокойным на экзамене, и пр. Ресурсы подсознания. Получение доступа к внутренним ресурсам. Метод «якорения» для изменения функционального состояния. «Калибровка» – как способ распознать эмоции других людей. Техника прокачки жизненной энергии. «Аутогенное состояние». Работа с дыхательными техниками в рамках аутотренинга.

Тема 3 — Умение наладить психологический контакт с людьми и понимать механизмы их мышления (в том числе то, что люди обычно скрывают). Системы восприятия: визуальная, аудиальная и кинестетическая. Совершенствование калибровки.  Основы «подстройки» под собеседника.  Подстройка под дыхание. Переход от «подстройки» к «ведению». Методы вербальной и невербальной подстройки. Раппорт. Работа с неприятными воспоминаниями – как изменить отношение к негативным событиям прошлого. Аутогенная тренировка – приемы мышечной релаксации.

______________

Дополнительно: Раздаточный материал (описание техник) и кофе-брейк включены в базовый вариант. После завершения тренинга участники в течение 2 недель получают бесплатную консультацию по электронной почте по вопросам применения методик.

Ведущий: профессор психологии ВФ  МГЭУ Юрий Щербатых, автор книг «Психология страха», «Психология успеха», «Стресс и счастье на одну букву», «Психология любви и секса» и др.

Заявку на участие в тренинге (бронирование места в группе)  присылайте на почту [email protected]   Чтобы узнать подробности, звоните по тел.  8-920-214-1096

Посмотрите короткое видео: «Чем вам могут быть полезно освоение техник НЛП»

Е.Е. Соколова. Возможные классификации бессознательных явлений в психологии: Psychology OnLine.Net

Е.Е. Соколова. Возможные классификации бессознательных явлений в психологии
Добавлено Psychology OnLine.Net
03.04.2009

В школе А.Н.Леонтьева предлагались возможные классификации бессознательных процессов и явлений в психологии. Наиболее строгим критериям соответствует классификация, разработанная А. Г. Асмоловым, которая опирается на учение о структуре деятельности. Разные группы бессознательных явлений занимают различное место в этой структуре. Как уже говорилось, сознание человека имеет множество разных свойств и признаков, однако одним из главных признаков, отличающих сознательное явление от бессознательного, является то, что субъект отдает себе отчет в его наличии во внутреннем мире. Значит, бессознательное может быть определено негативно, как то содержание человеческой психики, которое субъект не осознает, в котором он не отдает себе отчета, но которое тем не менее оказывает влияние на его поведение1.

Что касается позитивных определений бессознательного, то их, вероятно, может быть столько, сколько видов этого бессознательного выделяет исследователь. Новички в психологии обычно не представляют, насколько многообразен мир бессознательного и какие функции выполняют различные виды неосознаваемых процессов (о некоторых из них см. главу 4 и § 6 главы 8). Тем не менее А. Г. Асмолов находит возможным увидеть во всех этих явлениях и процессах нечто общее, что отличает любое бессознательное явление от сознательного: это отсутствие противопоставленности субъекта и отражаемого им мира, т.е. слияние субъекта и объекта, в то время как для сознательной формы отражения мира характерно различение субъектом мира как такового и своего субъективного образа этого мира.

Конкретизацией этой общей характеристики бессознательного могут быть такие его черты, как нечувствительность к противоречиям (в целом не свойственная сознанию), отсутствие критичности, слияние прошлого, настоящего и будущего в одном психическом акте, иррациональность, странность смысловых связей, возможность любого, самого фантастического и оригинального (иногда кажущегося сознанию безумным) решения проблемы и т. п. В целом для бессознательного характерно не отсутствие логики, как иногда кажется, а, напротив, наличие особой логики (точнее — особых «логик», поскольку бессознательное разнолико). Именно потому, что бессознательное не знает логики сознания, оно «открыто бесконечному количеству «иных логик» действительности, которые еще пока не стали достоянием цивилизации» [4].

Эти характеристики бессознательного станут более понятными, когда мы обратимся к предложенной А. Г. Асмоловым классификации бессознательных (неосознаваемых) процессов по их месту в структуре деятельности.

1. В первую группу попадают надындивидуальные подсознательные явления, которые описывались разными авторами как «врожденные идеи» (Р.Декарт), «архетипы коллективного бессознательного» (К.Г.Юнг)2, «коллективные представления» (Э.Дюркгейм) и т.п. С точки зрения школы А.Н.Леонтьева, эти явления представляют собой прижизненно усвоенные индивидом (как членом той или иной социальной общности) образцы поведения и способы познания, характерные для этой общности. Таким образом, надындивидуальные надсознательные явления, присутствуя в психике субъекта, имеют социокультурное происхождение. Несмотря на то что их влияние на деятельность субъекта не осознается и не контролируется последним, они играют огромную роль в упорядочивании сознательных явлений и организации опыта субъекта. Формой, в которой эти образцы существуют объективно, выступает, по мнению А. Г. Асмолова, «система значений» (как мы помним, они могут быть словесными, предметными, операциональными, ролевыми).

Усваивая в онтогенезе эти «образцы», ребенок создает свою индивидуальную систему значений, которая характеризует его как члена данного общества. На наш взгляд, образцы поведения предстают в форме не только объективированной системы значений как обобщенного опыта человечества, но и системы столь же объективно представленных смыслов, которые также выступают как заданные ребенку в культуре «программы развития». Эти идеи плодотворно развивались и продолжают развиваться в школе Д. Б. Эльконина, разрабатывавшего идеи деятельностного подхода в основном применительно к онтогенетическому развитию человека, а также в работах Д.А.Леонтьева.

С точки зрения Д. Б.Эльконина, идеи о «заданности» в культуре «аффективно-смысловых» образцов поведения человека (в виде произведений искусства или других каких-либо произведений материальной и духовной культуры) разрабатывались еще Л. С. Выготским, который использовал для обозначения подобного рода образцов словосочетание «идеальные формы». Эти объективно-заданные «идеальные формы», которые каждый конкретный человек застает при рождении, могут быть усвоены им (сначала в детстве в совместной деятельности со взрослыми людьми), и тогда идеальные формы становятся собственными «реальными формами» данного человека и он, войдя в культуру, может, в свою очередь, создавать уже новые «идеальные формы» [139]. Согласно Д.А.Леонтьеву, подобного рода «образцы», существующие как смысловые модели, смысловые перспективы мировосприятия личности (носителем которых может выступать не только живой человек, но и произведения искусства), могут вступать в конфликт с имеющейся у человека смысловой перспективой. В случае оценки им чужой смысловой системы как более адекватной возможна качественная перестройка системы его смысловых образований [67]. Усвоенные образцы, став достоянием психики субъекта, не осознаются им актуально, хотя и выступают мощным регулятором его поведения и осознанного отражения мира.

2. Неосознаваемые побудители деятельности (неосознаваемые мотивы и смысловые установки личности). Данные бессознательные явления побуждают человека к деятельности, придают ей смысл, при отсутствии условий для немедленного осуществления деятельности обеспечивают постоянную готовность к совершению соответствующих действий, придают личностный смысл важным событиям в жизни человека, меняют пространственные и временные характеристики образов того или иного объекта или ситуации и др.

3. Неосознаваемые регуляторы способов выполнения деятельности (операциональные установки и стереотипы). Возникают, развиваются и стабилизируются в процессе решения различных задач (перцептивных, мнемических и др.) и выполняют функции обеспечения успешного достижения целей при повторяющихся условиях действия, аккумулируют прошлый опыт поведения субъекта в подобных ситуациях, переработку информации на разных уровнях и одновременное выполнение множества мелких действий и движений без обязательного контроля сознания. Эти бессознательные регуляторы, обеспечивающие автоматическое выполнение осуществляемых действий (операций), часто называются автоматизмами.

Принято выделять два класса автоматизмов, называемых первичными и вторичными. Первичные автоматизмы не осознавались с самого начала их возникновения. К таковым, например, относится ходьба, формирующаяся у детей, как правило, к возрасту около года, когда у них еще нет сознания3. Вторичные автоматизмы происходят из вполне сознательных действий, которые для своего построения и осуществления требуют вначале сознательного контроля, однако по мере «отработки» данного действия оно преобразуется в навык, контроль за которым осуществляется уже на бессознательном уровне. При затруднении в процессе выполнения навыка может происходить осознание осуществляемого действия. В отечественной психологии и физиологии проблему формирования навыка решали не столь примитивным образом, как в бихевиоризме, где навык считался формируемым весьма механистически путем «проб и ошибок». Проблемами формирования двигательных навыков занимался Н. А. Бернштейн (см. главу 9). Он любил повторять, что при формировании сложного двигательного навыка «повторение происходит без повторения», т.е. на самом деле каждый раз отрабатываемое движение имеет свой «рисунок» (оно «живое») и рано или поздно достигается оптимальная для решения той или иной задачи «двигательная формула».

Надо отметить, что подобного рода автоматизмы могут существовать и быть сформированными не только в двигательной сфере, но и в области перцептивных процессов (в области восприятия). Знаменитый немецкий физиолог Герман Гельмгольц (Helmholtz, 1821 — 1894), учитель В. Вундта, выступил в свое время с концепцией «бессознательных умозаключений» в восприятии. Он ~ придерживался мнения, что каждый раз, когда мы совершаем акт. восприятия, в нем используется не только актуальная, здесь и теперь имеющаяся информация о происходящем — в нем используется накопившийся опыт восприятия субъектом подобных ситуаций. Например, когда мы практически в полной темноте перемещаемся по знакомой нам комнате, прошлый опыт помогает нам увидеть книгу на полке шкафа (мы много раз брали ее с полки ранее). Здесь непосредственное чувственное впечатление комнаты сливается с образами той же комнаты, хранящимися в памяти. Без этого прошлого опыта увидеть книгу на полке было бы просто невозможно. Или, предположим, накопившийся опыт восприятия пространства может привести к иллюзорному восприятию плоского изображения как объемного (что бывает, например, при рассматривании написанной в реалистическом духе картины, на которой изображены уходящие вдаль железнодорожные рельсы). Наше восприятие как будто бы решает следующий силлогизм:

Уходящие вдаль рельсы видятся все более и более сходящимися по мере увеличения расстояния от наблюдателя.

На данной картине рельсы постепенно сходятся.

Значит, вон та точка железнодорожного полотна на картине находится дальше от меня, чем эта.

При этом подобные умозаключения происходят бессознательно, так что человек, как правило, не в состоянии воспрепятствовать работе этого механизма.

Столь же бессознательной является умственная работа человека, когда, например, он решает в уме сложную задачу, пользуясь знанием формул сокращенного умножения и т. п., — человек просто хорошо «отработал» эти умственные навыки, которые когда-то были вполне сознательными и развернутыми действиями.

4. Неосознаваемые резервы органов чувств. Речь идет о восприятии человеком не осознаваемых им в обычных условиях подпороговых (слабых) раздражителей, которые тем не менее влияют на его ориентировочную деятельность в мире, обеспечивая «преднастройку» на лучшее восприятие ситуации. Физиолог Г. В. Гершуни предложил называть совокупность подобного рода раздражителей «субсенсорным диапазоном (субсенсорной областью)». То, что субъект, не осознавая подобный раздражитель, реагирует на него, можно установить по объективно наблюдаемой реакции (например, по расширению или сужению зрачка). При приобретении данным раздражителем сигнального значения (пример этого процесса приведен нами в описании рассмотренных выше экспериментов по формированию светочувствительности кожи) он способен стать осознаваемым.

Подобного рода бессознательные процессы (к ним относится, вероятно, и экстрасенсорное восприятие) еще довольно мало изучены. На наш взгляд, этот класс процессов следует расширить за счет включения в него других физиологических по внешнему виду процессов, смысл которых тем не менее определяется психологическими задачами, решаемыми субъектом. Это, например, идеомоторные движения, о которых говорил еще В.Джемс, — непроизвольное выполнение субъектом движения, о котором он лишь подумал. Имеются и иные формы неосознаваемых психофизиологических процессов, выступающих индикаторами тех или иных значимых для человека переживаний (вегетативные реакции организма, мимические движения и др.). Поэтому данный класс бессознательных процессов, имеющих психофизиологический характер, следует назвать неосознаваемыми психофизиологическими механизмами реализации движений и действий.

Почти так же этот последний класс бессознательных процессов называется в работах Ю. Б. Гиппенрейтер, автора другой классификации бессознательных процессов, которая пересекается с вышеупомянутой, но не тождественна ей. Приведем эту классификацию без обсуждения входящих в нее составляющих. Все неосознаваемые процессы могут быть разделены на три больших класса: 1) неосознаваемые механизмы сознательных действий, 2) неосознаваемые побудители сознательных действий, 3) «надсознательные» процессы. В первом классе, в свою очередь, выделяются а) неосознаваемые автоматизмы, б) явления неосознаваемой установки, в) неосознаваемые сопровождения сознательных действий.

Специального комментария в данной классификации заслуживает термин «надсознательные процессы». А. Г.Асмолов «надсознательным» называет прежде всего объективно-заданные в культуре «образцы» значений и смыслов, выступающих предметом усвоения для человека, входящего в данную культуру. У Ю. Б. Гиппенрейтер к «надсознательному» относятся прежде всего процессы творчества (в том числе творческого вдохновения, озарения и т.п.), процессы потери и обретения веры, возникновения и развития глубокого чувства, которые часто протекают незаметно, неосознанно [22]. Приставка «над» здесь выбрана неслучайно. С ее точки зрения, надсознательные процессы — результат выхода психического за пределы напряженной и длительной сознательной деятельности, поскольку последняя не может «вместить» все богатство психических содержаний. Подобное мы можем наблюдать, например, в творчестве ученого, когда он «вдруг» приходит к решению проблемы, которая постоянно «мучила» его и никак не решалась. Ученый отправлялся на отдых, отказавшись решать проблему, — и решение «вдруг» всплывало перед ним (именно так, например, известный французский математик Анри Пуанкаре решил важную математическую задачу) или снилось ему в виде готового результата (так случилось с Д. И. Менделеевым, которому приснилась окончательная форма его «периодической системы элементов»).

За этим «вдруг» лежит на самом деле колоссальная работа ученого, которая в ряде моментов протекает для него бессознательно. Приставка «над» означает еще и то, что данные процессы следует отграничивать от тех, которые в основном изучались в психоанализе. Благодаря стараниям психоаналитиков слово «бессознательное» приобрело специфический оттенок «глубинного» и «низменного», тогда как бессознательным для человека может быть и нечто высшее в его психике. Неслучайно З.Фрейд использовал для характеристики высшей инстанции в личности термин «Сверх-Я». Термин «надсознательное», таким образом, подчеркивает «вершинность» рассматриваемых неосознаваемых процессов.

Мы затронули проблему сознания в довольно абстрактном плане, представив сознание как особую форму отражения мира человеком (носителем сознания) вообще. Между тем в онтогенезе мы имеем дело с разными стадиями развития человека как субъекта деятельности и сознания, которые в школе А.Н.Леонтьева даже по-разному называются. Сам А.Н.Леонтьев, например, говорил об индивиде и личности, его последователи и ученики — об индивиде, социальном индивиде и личности как стадиях развития человеческого субъекта в онтогенезе. Именно это и будет предметом особого внимания в следующей главе. Однако перед тем, как приступить к рассмотрению этой темы, очень кратко коснемся еще одной важной проблемы в области изучения сознания.

В последние два десятилетия возник и становится все более популярным термин «измененные состояния сознания» (ИСС). Несмотря на обилие литературы, посвященной изучению различных феноменов ИСС, до сих пор отсутствует общепринятое определение данного понятия, что связано с недостаточной теоретической рефлексией исследований ИСС, проводимых с целью решения, как правило, практических задач. ИСС возникают в особых условиях, таких, например, как длительное пребывание в одиночной тюремной камере, в подземных пещерах, в замкнутом пространстве космического корабля, при приеме некоторых лекарств и наркотиков (в частности, ЛСД), в состоянии гипноза, медитации и пр. Признаками ИСС для многих исследователей являются изменения в протекании различных психических процессов (например, восприятия и мышления), нарушения переживания времени, искажения образа собственного тела, разного рода галлюцинации и пр. Мы не можем в нашем вводном курсе дать сколько-нибудь определенное и структурированное представление об ИСС в силу отсутствия специальной теоретической работы по соотнесению ИСС и связанных с ними понятий «сознание» и «бессознательное», чрезвычайного богатства конкретных эмпирических и практических разработок проблем ИСС при неоднозначных выводах из них. Изучение этих явлений в той или иной форме предусмотрено в других курсах по учебному плану, действующему на факультетах психологии.




  1. Поэтому в качестве синонима термина «бессознательное» подчас используется слово «неосознаваемое», хотя (как мы говорили в § 1) неосознаваемыми можно назвать и те процессы вполне сознательного-отражения, о которых человек не отдает себе отчета в данный момент. Впрочем, на наш взгляд, адекватный теоретический анализ этих понятий до сих пор не осуществлен.
  2. В силу ограниченности объема курса мы не могли представить сложную систему взглядов К. Г. Юнга. Скажем здесь лишь о том, что — в отличие от З.Фрейда — К. Г. Юнг видел в бессознательном каждого человека кроме его личного еще и «коллективное бессознательное». Это последнее не приобретается в течение жизни человека, а унаследовано от предков человека в форме так называемых архетипов — доопытных образований архаического характера, включающих как по форме, так и по содержанию мифологические мотивы. В чистом виде эти последние проявляются в сказках, легендах, фольклоре и т.п. Каждый конкретный человек, наследуя мозговые структуры от своих предков, приобретает вместе с ними архетипические образы (подробнее см. [142]).
  3. Возникновение и развитие сознания в онтогенезе подробно рассматриваются в курсе возрастной психологии.

Возможные классификации бессознательных явлений — Мегаобучалка

В психологии

В школе А.Н.Леонтьева предлагались возможные классификации бессознательных процессов и явлений в психологии. Наиболее строгим критериям соответствует классификация, разработанная А. Г. Асмоловым, которая опирается на учение о структуре деятельности. Разные группы бессознательных явлений занимают различ-

ное место в этой структуре. Как уже говорилось, сознание человека имеет множество разных свойств и признаков, однако одним из главных признаков, отличающих сознательное явление от бессознательного, является то, что субъект отдает себе отчет в его наличии во внутреннем мире. Значит, бессознательное может быть определено негативно, как то содержание человеческой психики, которое субъект не осознает, в котором он не отдает себе отчета, но которое тем не менее оказывает влияние на его поведение1.

Что касается позитивных определений бессознательного, то их, вероятно, может быть столько, сколько видов этого бессознательного выделяет исследователь. Новички в психологии обычно не представляют, насколько многообразен мир бессознательного и какие функции выполняют различные виды неосознаваемых процессов (о некоторых из них см. главу 4 и § 6 главы 8). Тем не менее А. Г. Асмолов находит возможным увидеть во всех этих явлениях и процессах нечто общее, что отличает любое бессознательное явление от сознательного: это отсутствие противопоставленности субъекта и отражаемого им мира, т.е. слияние субъекта и объекта, в то время как для сознательной формы отражения мира характерно различение субъектом мира как такового и своего субъективного образа этого мира.

Конкретизацией этой общей характеристики бессознательного могут быть такие его черты, как нечувствительность к противоречиям (в целом не свойственная сознанию), отсутствие критичности, слияние прошлого, настоящего и будущего в одном психическом акте, иррациональность, странность смысловых связей, возможность любого, самого фантастического и оригинального (иногда кажущегося сознанию безумным) решения проблемы и т.п. В целом для бессознательного характерно не отсутствие логики, как иногда кажется, а, напротив, наличие особой логики (точнее — особых «логик», поскольку бессознательное разнолико). Именно потому, что бессознательное не знает логики сознания, оно «открыто бесконечному количеству «иных логик» действительности, которые еще пока не стали достоянием цивилизации» [4].



Эти характеристики бессознательного станут более понятными, когда мы обратимся к предложенной А. Г. Асмоловым классификации бессознательных (неосознаваемых) процессов по их месту в структуре деятельности.

1. В первую группу попадают надындивидуальные подсознательные явления, которые описывались разными авторами как «врожденные идеи» (Р.Декарт), «архетипы коллективного бессознатель-

1 Поэтому в качестве синонима термина «бессознательное» подчас используется слово «неосознаваемое», хотя (как мы говорили в § 1) неосознаваемыми можно назвать и те процессы вполне сознательного отражения, о которых человек не отдает себе отчета в данный момент. Впрочем, на наш взгляд, адекватный теоретический анализ этих понятий до сих пор не осуществлен.

ного» (К. Г. Юнг)1, «коллективные представления» (Э.Дюркгейм) и т.п. С точки зрения школы А.Н.Леонтьева, эти явления представляют собой прижизненно усвоенные индивидом (как членом той или иной социальной общности) образцы поведения и способы познания, характерные для этой общности. Таким образом, надындивидуальные надсознательные явления, присутствуя в психике субъекта, имеют социокультурное происхождение. Несмотря на то что их влияние на деятельность субъекта не осознается и не контролируется последним, они играют огромную роль в упорядочивании сознательных явлений и организации опыта субъекта. Формой, в которой эти образцы существуют объективно, выступает, по мнению А. Г.Асмолова, «система значений» (как мы помним, они могут быть словесными, предметными, операциональными, ролевыми).

Усваивая в онтогенезе эти «образцы», ребенок создает свою индивидуальную систему значений, которая характеризует его как члена данного общества. На наш взгляд, образцы поведения предстают в форме не только объективированной системы значений как обобщенного опыта человечества, но и системы столь же объективно представленных смыслов, которые также выступают как заданные ребенку в культуре «программы развития». Эти идеи плодотворно развивались и продолжают развиваться в школе Д. Б. Эль-конина, разрабатывавшего идеи деятельностного подхода в основном применительно к онтогенетическому развитию человека, а также в работах Д.А.Леонтьева.

С точки зрения Д. Б. Эльконина, идеи о «заданности» в культуре «аффективно-смысловых» образцов поведения человека (в виде произведений искусства или других каких-либо произведений материальной и духовной культуры) разрабатывались еще Л. С. Выготским, который использовал для обозначения подобного рода образцов словосочетание «идеальные формы». Эти объективно-заданные «идеальные формы», которые каждый конкретный человек застает при рождении, могут быть усвоены им (сначала в детстве в совместной деятельности со взрослыми людьми), и тогда идеальные формы становятся собственными «реальными формами» данного человека и он, войдя в культуру, может, в свою оче-

1 В силу ограниченности объема курса мы не могли представить сложную систему взглядов К. Г. Юнга. Скажем здесь лишь о том, что — в отличие от З.Фрейда — К. Г. Юнг видел в бессознательном каждого человека кроме его личного еще и «коллективное бессознательное». Это последнее не приобретается в течение жизни человека, а унаследовано от предков человека в форме так называемых архетипов — доопытных образований архаического характера, включающих как по форме, так и по содержанию мифологические мотивы. В чистом виде эти последние проявляются в сказках, легендах, фольклоре и т.п. Каждый конкретный человек, наследуя мозговые структуры от своих предков, приобретает вместе с ними архетипические образы (подробнее см. [142]).

редь, создавать уже новые «идеальные формы» [139]. Согласно Д.А.Леонтьеву, подобного рода «образцы», существующие как смысловые модели, смысловые перспективы мировосприятия личности (носителем которых может выступать не только живой человек, но и произведения искусства), могут вступать в конфликт с имеющейся у человека смысловой перспективой. В случае оценки им чужой смысловой системы как более адекватной возможна качественная перестройка системы его смысловых образований [67]. Усвоенные образцы, став достоянием психики субъекта, не осознаются им актуально, хотя и выступают мощным регулятором его поведения и осознанного отражения мира.

2. Неосознаваемые побудители деятельности (неосознаваемые мотивы и смысловые установки личности). Данные бессознательные явления побуждают человека к деятельности, придают ей смысл, при отсутствии условий для немедленного осуществления деятельности обеспечивают постоянную готовность к совершению соответствующих действий, придают личностный смысл важным событиям в жизни человека, меняют пространственные и временные характеристики образов того или иного объекта или ситуации и др.

3. Неосознаваемые регуляторы способов выполнения деятельности (операциональные установки и стереотипы). Возникают, развиваются и стабилизируются в процессе решения различных задач (перцептивных, мнемических и др.) и выполняют функции обеспечения успешного достижения целей при повторяющихся условиях действия, аккумулируют прошлый опыт поведения субъекта в подобных ситуациях, переработку информации на разных уровнях и одновременное выполнение множества мелких действий и движений без обязательного контроля сознания. Эти бессознательные регуляторы, обеспечивающие автоматическое выполнение осуществляемых действий (операций), часто называются автоматизмами.

Принято выделять два класса автоматизмов, называемых первичными и вторичными. Первичные автоматизмы не осознавались с самого начала их возникновения. К таковым, например, относится ходьба, формирующаяся у детей, как правило, к возрасту около года, когда у них еще нет сознания1. Вторичные автоматизмы происходят из вполне сознательных действий, которые для своего построения и осуществления требуют вначале сознательного контроля, однако по мере «отработки» данного действия оно преобразуется в навык, контроль за которым осуществляется уже на бессознательном уровне. При затруднении в процессе выполнения навыка может происходить осознание осуществляемого дей-

1 Возникновение и развитие сознания в онтогенезе подробно рассматриваются в курсе возрастной психологии.

ствия. В отечественной психологии и физиологии проблему формирования навыка решали не столь примитивным образом, как в бихевиоризме, где навык считался формируемым весьма механистически путем «проб и ошибок». Проблемами формирования двигательных навыков занимался Н.А. Бернштейн (см. главу 9). Он любил повторять, что при формировании сложного двигательного навыка «повторение происходит без повторения», т. е. на самом деле каждый раз отрабатываемое движение имеет свой «рисунок» (оно «живое») и рано или поздно достигается оптимальная для решения той или иной задачи «двигательная формула».

Надо отметить, что подобного рода автоматизмы могут существовать и быть сформированными не только в двигательной сфере, но и в области перцептивных процессов (в области восприятия). Знаменитый немецкий физиолог Герман Гельмгольц(Helm-holtz, 1821 — 1894), учитель В. Вундта, выступил в свое время с концепцией «бессознательных умозаключений» в восприятии. Он придерживался мнения, что каждый раз, когда мы совершаем акт восприятия, в нем используется не только актуальная, здесь и теперь имеющаяся информация о происходящем — в нем используется накопившийся опыт восприятия субъектом подобных ситуаций. Например, когда мы практически в полной темноте перемещаемся по знакомой нам комнате, прошлый опыт помогает нам увидеть книгу на полке шкафа (мы много раз брали ее с полки ранее). Здесь непосредственное чувственное впечатление комнаты сливается с образами той же комнаты, хранящимися в памяти. Без этого прошлого опыта увидеть книгу на полке было бы просто невозможно. Или, предположим, накопившийся опыт восприятия пространства может привести к иллюзорному восприятию плоского изображения как объемного (что бывает, например, при рассматривании написанной в реалистическом духе картины, на которой изображены уходящие вдаль железнодорожные рельсы). Наше восприятие как будто бы решает следующий силлогизм:

Уходящие вдаль рельсы видятся все более и более сходящимися по мере увеличения расстояния от наблюдателя.

На данной картине рельсы постепенно сходятся.

Значит, вон та точка железнодорожного полотна на картине находится дальше от меня, чем эта.

 

При этом подобные умозаключения происходят бессознательно, так что человек, как правило, не в состоянии воспрепятствовать работе этого механизма.

Столь же бессознательной является умственная работа человека, когда, например, он решает в уме сложную задачу, пользуясь знанием формул сокращенного умножения и т.п., — человек просто хорошо «отработал» эти умственные навыки, которые когда-то были вполне сознательными и развернутыми действиями.

4. Неосознаваемые резервы органов чувств. Речь идет о восприятии человеком не осознаваемых им в обычных условиях подпоро-говых (слабых) раздражителей, которые тем не менее влияют на его ориентировочную деятельность в мире, обеспечивая «предна-стройку» на лучшее восприятие ситуации. Физиолог Г. В. Гершуни предложил называть совокупность подобного рода раздражителей «субсенсорным диапазоном (субсенсорной областью)». То, что субъект, не осознавая подобный раздражитель, реагирует на него, можно установить по объективно наблюдаемой реакции (например, по расширению или сужению зрачка). При приобретении данным раздражителем сигнального значения (пример этого процесса приведен нами в описании рассмотренных выше экспериментов по формированию светочувствительности кожи) он способен стать осознаваемым.

Подобного рода бессознательные процессы (к ним относится, вероятно, и экстрасенсорное восприятие) еще довольно мало изучены. На наш взгляд, этот класс процессов следует расширить за счет включения в него других физиологических по внешнему виду процессов, смысл которых тем не менее определяется психологическими задачами, решаемыми субъектом. Это, например, идеомоторные движения, о которых говорил еще В.Джемс, — непроизвольное выполнение субъектом движения, о котором он лишь подумал. Имеются и иные формы неосознаваемых психофизиологических процессов, выступающих индикаторами тех или иных значимых для человека переживаний (вегетативные реакции организма, мимические движения и др.). Поэтому данный класс бессознательных процессов, имеющих психофизиологический характер, следует назвать неосознаваемыми психофизиологическими механизмами реализации движений и действий.

Почти так же этот последний класс бессознательных процессов называется в работах Ю. Б. Гиппенрейтер, автора другой классификации бессознательных процессов, которая пересекается с вышеупомянутой, но не тождественна ей. Приведем эту классификацию без обсуждения входящих в нее составляющих. Все неосознаваемые процессы могут быть разделены на три больших класса: 1) неосознаваемые механизмы сознательных действий, 2) неосознаваемые побудители сознательных действий, 3) «надсознательные» процессы. В первом классе, в свою очередь, выделяются а) неосознаваемые автоматизмы, б) явления неосознаваемой установки, в) неосознаваемые сопровождения сознательных действий.

Специального комментария в данной классификации заслуживает термин «надсознательные процессы». А. Г.Асмолов «надсо-знательным» называет прежде всего объективно-заданные в культуре «образцы» значений и смыслов, выступающих предметом усвоения для человека, входящего в данную культуру. У Ю. Б. Гиппенрейтер к «надсознательному» относятся прежде всего процес-

сы творчества (в том числе творческого вдохновения, озарения и т.п.), процессы потери и обретения веры, возникновения и развития глубокого чувства, которые часто протекают незаметно, неосознанно [22]. Приставка «над» здесь выбрана неслучайно. С ее точки зрения, надсознательные процессы — результат выхода психического за пределы напряженной и длительной сознательной деятельности, поскольку последняя не может «вместить» все богатство психических содержаний. Подобное мы можем наблюдать, например, в творчестве ученого, когда он «вдруг» приходит к решению проблемы, которая постоянно «мучила» его и никак не решалась. Ученый отправлялся на отдых, отказавшись решать проблему, — и решение «вдруг» всплывало перед ним (именно так, например, известный французский математик Анри Пуанкаре решил важную математическую задачу) или снилось ему в виде готового результата (так случилось с Д.И.Менделеевым, которому приснилась окончательная форма его «периодической системы элементов»).

За этим «вдруг» лежит на самом деле колоссальная работа ученого, которая в ряде моментов протекает для него бессознательно. Приставка «над» означает еще и то, что данные процессы следует отграничивать от тех, которые в основном изучались в психоанализе. Благодаря стараниям психоаналитиков слово «бессознательное» приобрело специфический оттенок «глубинного» и «низменного», тогда как бессознательным для человека может быть и нечто высшее в его психике. Неслучайно З.Фрейд использовал для характеристики высшей инстанции в личности термин «Сверх-Я». Термин «надсознательное», таким образом, подчеркивает «вер-шинность» рассматриваемых неосознаваемых процессов.

Мы затронули проблему сознания в довольно абстрактном плане, представив сознание как особую форму отражения мира человеком (носителем сознания) вообще. Между тем в онтогенезе мы имеем дело с разными стадиями развития человека как субъекта деятельности и сознания, которые в школе А.Н.Леонтьева даже по-разному называются. Сам А.Н.Леонтьев, например, говорил об индивиде и личности, его последователи и ученики — об индивиде, социальном индивиде и личности как стадиях развития человеческого субъекта в онтогенезе. Именно это и будет предметом особого внимания в следующей главе. Однако перед тем, как приступить к рассмотрению этой темы, очень кратко коснемся еще одной важной проблемы в области изучения сознания.

В последние два десятилетия возник и становится все более популярным термин «измененные состояния сознания» (ИСС). Несмотря на обилие литературы, посвященной изучению различных феноменов ИСС, до сих пор отсутствует общепринятое определение данного понятия, что связано с недостаточной теоретической рефлексией исследований ИСС, проводимых с целью ре-

шения, как правило, практических задач. ИСС возникают в особых условиях, таких, например, как длительное пребывание в одиночной тюремной камере, в подземных пещерах, в замкнутом пространстве космического корабля, при приеме некоторых лекарств и наркотиков (в частности, ЛСД), в состоянии гипноза, медитации и пр. Признаками ИСС для многих исследователей являются изменения в протекании различных психических процессов (например, восприятия и мышления), нарушения переживания времени, искажения образа собственного тела, разного рода галлюцинации и пр. Мы не можем в нашем вводном курсе дать сколько-нибудь определенное и структурированное представление об ИСС в силу отсутствия специальной теоретической работы по соотнесению ИСС и связанных с ними понятий «сознание» и «бессознательное», чрезвычайного богатства конкретных эмпирических и практических разработок проблем ИСС при неоднозначных выводах из них. Изучение этих явлений в той или иной форме предусмотрено в других курсах по учебному плану, действующему на факультетах психологии.

Контрольные вопросы и задания

1.Дайте описательную характеристику сознания как реальности. Каковы, на ваш взгляд, самые существенные черты сознания, отличающие его от иных форм психического отражения мира субъектом?

2. В чем специфика деятельности человека, обусловившая необходимость возникновения сознания как ее функционального органа? Приведите конкретные примеры.

3. Чем отличается орудийная деятельность человека от использования животными предметов как «средств»? Раскройте значимость языка как важнейшего «психологического орудия» в жизни человека.

4. Кратко охарактеризуйте этапы превращения ископаемых гоминид в человека современного типа. Как, по данным современных антропологов, развивалась орудийная деятельность, происходило становление культурных форм жизни и развивалась речь в процессе антропогенеза?

5. Дайте общую характеристику составляющих сознания как образа. Приведите конкретные примеры, показывающие возможность разведения чувственной ткани и значений.

6. Опишите типы значений. Каковы представления современных психологов об отношениях между значениями и смыслами в структуре сознания?

7. Дайте определение понятия «установка» и приведите примеры экспериментальных исследований фиксированной установки в школе Д.Н.Узнадзе.

8. Как соотносятся понятия «деятельность» и «установка»? Какие уровни установок выделяет в своей классификации установок А. Г. Асмолов?

9. Какие классификации бессознательных явлений и процессов в психологии вы знаете? Какие функции выполняют разные виды неосознаваемых процессов в деятельности человека?

Рекомендуемая литература

Асмолов А. Г. На перекрестке путей к изучению психики человека: бессознательное, установка, деятельность // Хрестоматия по курсу «Введение в психологию» / Ред.-сост. Е. Е.Соколова. — М., 1999. — С. 181 — 193; или по изданию: Асмолов А. Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. — М., 1996. — С. 373 — 395.

Гиппенрейтер Ю. Б. Введение в общую психологию: Курс лекций. — М., 1988 (или более поздние издания). — Лекции 5 — 6.

Зинченко В. П. Посох Мандельштама и трубка Мамардашвили. — М., 1997. -С. 318-325.

Леонтьев А. Н. Возникновение сознания человека // Хрестоматия по курсу «Введение в психологию» / Ред.-сост. Е. Е.Соколова. — М., 1999. — С. 368 — 378; или по изданию: Леонтьев А. Н. Избр. психол. произв.: В 2 т. — М, 1983. - Т. 1. - С. 222-237.

Леонтьев А. Н. Деятельность и сознание // Хрестоматия по курсу «Введение в психологию» / Ред.-сост. Е.Е.Соколова. — М., 1999. — С. 386 — 398; или по изданию: Леонтьев А. Н. Избр. психол. произв.: В 2 т. — М., 1983.-Т. 2.-С. 166-186.

Лурия А. Р. Лекции по общей психологии. — СПб., 2004. — С. 62—72.

Узнадзе Д. Н. Общее учение об установке // Хрестоматия по курсу «Введение в психологию» / Ред.-сост. Е.Е.Соколова. — М., 1999. — С. 167 — 180; или по изданию: Узнадзе Д. Н. Психологические исследования. — М., 1966. - С. 140-152, 164-169, 180-183.

Эльконин Д. Б. К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте // Хрестоматия по курсу «Введение в психологию» / Ред.-сост. Е.Е.Соколова. — М., 1999. — С. 405 — 416; или по изданию: Эльконин Д. Б. Избр. психол. произв. — М., 1995. — С. 23 — 43.

ГЛАВА 8

Проявления бессознательного в психических состояниях, процессах, свойствах диплом по психологии

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ СОЧИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТУРИЗМА И КУРОРТНОГО ДЕЛА ИНСТИТУТ ТУРИСТСКОГО БИЗНЕСА КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА По дисциплине: « Психология » Тема: «Проявление бессознательного в психических состояниях, процессах, свойствах.» ВЫПОЛНИЛА СТУДЕНТКА ГРУППЫ 06-ЗСТ-732 ДЕМИШЕВА СВЕТЛАНА АЛЕКСАНДРОВНА ПРОВЕРИЛА к.п.н О.А Михайленко . СОЧИ 2007 Содержание 1.Введение………………………………………………..3 2.Что такое бессознательное?.........................................4 3.Бессознательное в структуре личности…………….5 4.Теоретическое обоснование проблемы бессознательного в психологии……………………...10 5.Бессознательное и архетипы………………………….17 6.Заключение………………………………………………21 7.Список литературы…………………………………….22 Бессознательное - те формы душевной жизни, которые, обладая всеми свойствами психического, в то же время не являются достоянием сознания. Бессознательное в структуре личности. Наряду с сознанием важную роль в жизни человека играют бессознательные процессы. Точного определения этим процессам в науке не существует. Чтобы дать некое объяснение им скажем, что “бессознательное - это то, что человек не может соотнести с определенным объектом или явлением и выразить в связной, логической формуле”. Под бессознательным можно понимать две разные вещи: во-первых, - это действие, совершаемое автоматически, рефлекторно, когда причина его не успела дойти до сознания, а также при естественном отключении сознания (во сне, при гипнозе, в состоянии сильного опьянения, при лунатизме и пр.), во-вторых, - это активные психические процессы, непосредственно не участвующие в сознательном отношении субъекта к действительности, а поэтому и сами в данный момент не осознаваемые. Далее мы укажем некоторые признаки, характеризующие бессознательные процессы: • Они неподвластны контролю человека, изолированы от ядра личности. Воспринимаются как непроизвольное, автоматическое течение психических актов; • Бессознательное почти всегда содержит в себе информацию, которая противоречит сознанию и расценивается индивидом как нечто совершенно чуждое и непонятное личности; • Бессознательные процессы имеют свой язык. Этим языком являются образы, действия, речевые структуры, лишенные логической последовательности. В мире бессознательного действует своя логика, диктуемая эмоциями и называемая, поэтому аффективной; • На уровне бессознательного не существует разграничения на внутренний и внешний миры. Например, сны всегда воспринимаются человеком как события внешнего мира; • Человек, находящийся в бессознательном состоянии, не разграничивает объективное и субъективное в содержании переживаний; • Динамика психических актов и действий в сфере бессознательного лишена временных и пространственных ограничений, которые свойственны сознанию. Например, во сне человек может видеть прошлые события в будущем и наоборот, разные города в одном месте и другие несовместимые в реальности вещи. Бессознательное начало представлено практически во всех психических процессах, свойствах и состояниях человека. Существуют бессознательные ощущения, к которым относятся ощущения равновесия, мышечные ощущения. Суда же относятся неосознаваемые зрительные и слуховые ощущения, которые вызывают непроизвольные рефлексивные реакции в зрительной и слуховой центральных системах. Здесь же находится умение ходить, читать, писать, говорить. Все эти поступки выполняются автоматически, без раздумий. Указанные виды автоматизмов вначале формируются под контролем сознания, а потом переходят в бессознательную область психики, давая тем самым сознанию возможность контролировать более сложные операции. Доказать факт автоматизмов можно, когда на пути к реализации какой-либо цели появляются неожиданные препятствия. Если поставить под контроль сознания осуществление упрочившихся программ, то можно нарушить течение автоматических действий. Например, если больной из-за страха не научиться заново ходить пытается с помощью сознательно управлять этими функциями, то, скорее всего, он будет меньше успеха в этом, чем, если бы не обращал на это столь пристального внимания. Если человек, который заикается, будет постоянно испытывать страх перед речью и думать об этом, то его произношение действительно будет с большими дефектами. Неосознаваемые образы восприятия существуют и проявляются в феноменах, связанных с узнаванием ранее виденного, в чувстве знакомости, которое иногда возникает у человека при восприятии какого-либо объекта, предмета ситуации. Бессознательная память – это та память, которая связана с долговременной и генетической памятью. Такая память управляет мышлением, вниманием, определяя содержание мыслей человека в данный момент времени, его образы и объекты, на которое направлено внимание. Бессознательное мышление особенно отчетливо выступает в процессе решения человеком творческих задач. Это объясняет, каким образом творческим людям приходит озарение, и почему он полностью не осознает своих идей. Бессознательное мышление может вторгаться в сознание не только в бодрствующем состоянии, но и во сне и опьянении, причем в аллегорической форме, образах. В качестве примера приведем историю великого химика И. Менделеева. Его периодическая таблица химических элементов просто приснилась ночью. Это объясняется тем, что бессознательное пришло на помощь сознанию, когда было не силах справиться с поставленной задачей. Существует также и бессознательная мотивация, влияющая на направленность и характер поступков человека. Проявляется это тогда, когда человек стремится совершить поступок, не понимая причины своего желания. Это явление было открыто в результате исследований с помощью гипноза. Человеку, находящемуся под гипнозом, внушалось в сознательном состоянии подойти к одному из присутствующих и перевязать галстук. И действительно, придя в сознание, человек перевязал галстук у одного из присутствующих. Но объяснить свои неординарные действия он не смог. Вернее он объяснял их так, как было угодно цензуре сознанию, т. е. галстук был плохо завязан и т. п. Разгадать истинную причину своей мотивации человек не сумел. Бессознательное в личности человека – это те чувства, интересы и желания, которые человек не осознает у себя, но которые ему присущи. Они Теоретическое обоснование проблемы бессознательного в психологии. З. Фрейд - центральная фигура, вокруг которой группируются почти все теории бессознательного, после того как им была предложена тотальная система анализа человеческой психики вплоть до анализа ее подспудных образований - бессознательной психики, причем это касается не только теорий, одна за другой потянувшихся вслед за ним, но и теорий, также одна за другой потянувшихся против него. Поэтому за З. Фрейдом остается роль одного из основателей этой психологии как науки не только о человеческой психике - сознании и бессознательном психическом, но и о личности, их носителе. Для З. Фрейда бессознательное – это, главным образом, нечто психическое, подлежащее осмыслению лишь в связи с человеком. В отличие от других, З. Фрейд сделал анатомию сознания и бессознательного психического научным фактом. Но объяснил он этот факт на основе лишь отрицательного понятия - неосознаваемой психики, понимаемой только путем отрицания за ней атрибута сознания. Известно, что главным регулятором человеческого поведения служит сознание. З. Фрейд открыл, что за покровом сознания скрыт глубинный, кипящий пласт не осознаваемых личностью могущественных стремлений, влечений, желаний. Будучи лечащим врачом, он столкнулся с тем, что эти неосознаваемые переживания и мотивы могут серьезно отягощать жизнь и даже становиться причиной нервно-психических заболеваний. Это направило его на поиски средств избавления своих пациентов от конфликтов между тем, что говорит их сознание, и потаенными, слепыми, бессознательными побуждениями. Так родился фрейдовский метод исцеления души, названный психоанализом. Учение о бессознательном является тем фундаментом, на котором основывается вся теория психоанализа. Психоанализ (от греч. psyche-душа и analysis-решение) - часть психотерапии, врачебный метод исследования, развитый З. Фрейдом для диагностики и излечения истерии. Затем он был переработан З. Фрейдом в психологическую доктрину, направленную на изучение скрытых связей и основ душевной жизни человека. З. Фрейд исходит из того, что допущение бессознательного необходимо в силу существования таких актов, для объяснения которых необходимо признание наличия других актов, не являющихся сознательными, ибо у данных сознания имеется множество пробелов. Только в этом случае, как считает он, не нарушается психическая непрерывность и становится понятным существо познавательного процесса с его сознательными актами. В общем плане психика человека представляется З. Фрейду расщепленной на две противостоящие друг другу сферы сознательного и бессознательного, которые представляют собой существенные характеристики личности. Сознательным З. Фрейд называет “то представление, которое существует в нашем сознании, и которое мы воспринимаем как таковое, и утверждаем, что именно в этом заключается единственный смысл термина “сознательный”. Во Фрейдовской структуре личности обе эти сферы представлены следующим образом: бессознательное он считал центральным компонентом, составляющим суть человеческой психики, а сознательное - лишь особой инстанцией, надстраивающейся над бессознательным. Своим происхождением сознательное, по З. Фрейду, обязано бессознательному и выкристаллизовывается из него в процессе развития психики. Поэтому, согласно З. Фрейду, сознательное не есть суть психики, а лишь такое ее качество, которое может присоединяться или не присоединяться к другим его качествам. Подробно рассмотреть структуру личности З. Фрейда позволяет его работа “По ту строну удовольствий” (1920), “Я и Оно” (1923). Созданная З. Фрейдом модель личности предстает как комбинация трех элементов: "Оно" (Id) - глубинный слой бессознательных влечений, психическая "самость", основа деятельного индивида, которая руководствуется только "принципом удовольствия" безотносительно к социальной реальности, а порой и вопреки ей; "Я" (Ego) - сфера сознательного, посредник между "Оно" и внешним миром, в том числе природными и социальными институтами, соизмеряющий деятельность "Оно" с "принципом реальности", целесообразностью и внешнеполагаемой необходимостью; - "Сверх - Я" (Super - Ego) - внутриличностная совесть, своего рода цензура, критическая инстанция, которая возникает как посредник между "Оно" и "Я" в силу неразрешимости конфликта между ними, неспособности "Я" обуздать бессознательные порывы и подчинить их требованиям "принципа реальности". В отличие от З. Фрейда, который рассматривал бессознательное как основной элемент психики отдельного человека, К. Юнг провел четкую дифференциацию между индивидуальным и коллективным бессознательным. Индивидуальное бессознательное отражает личностный опыт отдельного человека и состоит из переживаний, которые когда-то были сознательными, но утратили свой сознательный характер в силу забвения или подавления. Коллективное бессознательное - это разум наших древних предков, способ, которым они думали и чувствовали, способ, которым они постигали жизнь и мир, богов и человеческие существа. Коллективное бессознательное представляет скрытые следы памяти человеческого прошлого: расовую и национальную историю, а также дочеловеческое животное существование. Это - общечеловеческий опыт, характерный для всех рас и народностей. Именно коллективное бессознательное является тем резервуаром, где сконцентрированы все архетипы. Одним из элементов аналитической психологии К. Юнга является теория комплексов, то есть психических сил индивида, которые, находясь в бессознательной форме, постоянно дают знать о себе. В бессознательном, по мнению К. Юнга, всегда находятся наготове комплексы воспоминаний индивидуального прошлого, прежде всего родительские, детские комплексы, промежуточный слой - антисоциальный слой (фрейдовское бессознательное) - представляет сумму вторичных импульсов - грубые, садистские, сладострастные порывы; глубинный слой, или биологическое ядро, состоит из природно- социальных импульсов, излучая которые, человек предстает честным, трудолюбивым существом, способным на искреннюю любовь. Но, проходя вторичный, промежуточный слой, природно-социальные импульсы преломляются и искажаются. Основной проблемой выявления и лечения неврозов становится, по В. Райху, раскрытие феномена оргазма, который является "центральной точкой проблем, возникающих как в области психологии, так и в области физиологии, биологии и социологии". Таким образом, В. Райх, пытаясь выявить внутренние механизмы деятельности человека, придерживается натуралистической ориентации, сводящей все психические процессы к физическим и биологическим закономерностям развития человеческого организма. К. Хорни (1885-1953), она придавала важное значение бессознательным процессам и психической жизни личности. Своеобразие К. Хорни проявилось в том, что основным побудительным мотивом она считала стремление к безопасности, постоянно рождающееся из состояния боязни и страха индивида. Чувство тревоги и беспокойства, которые К. Хорни считала базовыми для поведения индивидов, по ее мнению, сопровождают человека на протяжении всей жизни. Оно может быть вызвано недостатком уважения, враждебной атмосферой и насильственным подавлением желаний посредством власти или авторитета. Хорни доказывает, что все конфликты, возникающие в детстве, порождаются отношениями ребенка с родителями. Именно из-за характера этих отношений у него возникает базальное чувство тревоги, отражающее базальное чувство тревоги в потенциально враждебном мире. Невроз есть не что иное, как реакция на тревожность, описанные же З. Фрейдом извращения и агрессивные тенденции являются не причиной невроза, а его результатом. В книге "Наши внутренние конфликты" (1945) К. Хорни формирует три типа направленности поведения личности по отношению к окружающим ее людям: 1. к людям, как потребность в любви 2. от людей, как потребность в независимости 3. против людей, как потребность во власти. При стойком доминировании в поведении индивида одного из этих векторов складываются три типа невротической личности: 1. услужливая, ищущая любви, одобрения любой ценой 2. пытающаяся отрешиться от общества 3. агрессивная, жаждущая престижа и власти. Поскольку все эти формы реакций являются неадекватными, создается порочный круг: тревожность не устраняется, а наоборот, нарастает, порождая все новые и новые конфликты. Как мы выяснили, в истории психологии было очень много теорий бессознательного. Все они схожи и в то же время сильно различаются. Одни психологи дорабатывали и дополняли идеи других. Психоанализ, однажды родившись в результате лечения больных истерией З. Фрейдом, стал главной темой в работах многих ученых. Бессознательное и архетипы. Главные черты аналитической психологии: разделение психики на индивидуальное и коллективное бессознательное; архетипы как бессознательные образы мифологического содержания, передающиеся по наследству; интроверсия и экстраверсия как психологические типы личности; чувство, мышление, интуиция, ощущение – 4 важные функции сознания, влияющие на образ жизни и поведения человека. К. Юнг разделял на два класса. Первый класс включает в себя индивидуальное бессознательное, второй – коллективное бессознательное. Под индивидуальным бессознательным К. Юнг понимал бессознательный узнаваемый материал, имеющий явно индивидуальное происхождение. Содержания данного типа бессознательного являются индивидуальным достоянием или продуктами инстинктивных процессов, конституирующих личность в целом. Также индивидуальное бессознательное включает в себя, кроме забытых и вытесненных содержаний, еще и содержания творческого характера. Коллективное бессознательное – самый глубокий уровень личности, который содержит в себе воспоминания и образы, передаваемые по наследству от наших предков. Коллективное бессознательное - это такая психическая система, которая имеет коллективную универсальность и безличную природу, идентичную всем индивидуумам. Своим существованием коллективное бессознательное обязано наследственности; оно не основано на личном опыте и не развивается индивидуально. Содержанием коллективного образования К. Юнг обозначил универсальные психические образы, которые получили название архетипы. Слово “архетип” происходит от латинского типос (печать, отпечаток) и означает определенное образование архаического характера, которое содержит мифологический мотив. Архетипы принадлежат также не отдельной личности, а всему человечеству. Каждая страна имеет свой круг коллективного бессознательного в виде изначальных “психических структур” (архетипов), которые идут из глубины веков, а, необходимо мягко и постепенно. Существует еще и так называемая коллективная тень. Она выражается в устойчивой ситуации межнациональных конфликтов. Однако К. Юнг не считал тень исключительно отрицательным архетипом. Напротив, он даже выделял тень положительную. В такой тени заложены положенные бессознательные потенции личности, которые не смогли по некоторым причинам реализоваться в действительности. К. Юнг рассматривал тень как источник жизненной силы, творческого начала. Символ – Сатана, Гитлер и т.д. Также нужно отметить, что К. Юнг верил в существование так называемые вещие, предупреждающие сновидения. В этом случае бессознательное на своем образном языке информирует человека о его будущем или о ближайшей смертельной опасности. Здесь также можно привести яркий пример из богатой практики К. Юнга. Речь пойдет об одном его приятеле, который являлся очень рискованным альпинистом-любителем. Однажды этот человек рассказал К. Юнгу свой сон, который сильно встревожил великого психиатра. Он рассказал, что видел, что восходит на очень крутую гору, сначала этот подъем дается очень трудно, а потом легко, он словно взлетал на эту вершину, впадая при этом в сильный экстаз. Однако, добравшись до вершины, он внезапно теряет равновесие, перешагивает через вершину горы и падает в пустоту. На этом его сон обрывается. К. Юнг понял, что бессознательное предупреждало о близкой смерти этого человека в горах. Когда К. Юнг поделился этими мыслями со своим знакомым, что горы будут являться причиной его смерти, то тот не воспринял это всерьез и продолжил свои опасные восхождения. Однако предсказание сновидения сбылось с потрясающей точностью. Полгода спустя, спускаясь с одной очень опасной горы, он в буквальном смысле упал в пустоту, при этом столкнул стоящего под ним горного проводника, потащил его за собой вниз, и оба они разбились насмерть. Тема бессознательного в аналитической психологии К. Юнга является центральной, но далеко не единственной. К. Юнга также занимал вопрос о различии типов поведения человека. Почему одни пользуются по большей части своим разумом, а другие – чувствами? Почему некоторые люди любят быть на виду и общаться со многими людьми, а другие живут в своей скорлупке, не идут первыми на контакт, любят предаваться мечтам, грезам, несколько отрываясь от реальности? На все эти вопросы отвечает аналитическая психология К. Г. Юнга. Заключение Проблема бессознательного в психологии занимает огромное место. Только через изучение бессознательного можно познать себя, решить многие свои проблемы. Весь психоанализ построен на внедрении в бессознательное больного. З. Фрейд дал мощный толчок к изучению этой темы. Его сексуальная теория и теория М. Клейн актуальны и в наше время. Сейчас уже никто не сомневается в достоверности того факта, что именно бессознательное выражается в наших сновидениях, оговорках и т. д. Однако так было не всегда. И З. Фрейд, и К. Юнг прошли сквозь глухую стену непонимания. Сознание не хотело терять лидерство в психике человека. Но как мы выяснили, сознание, отнюдь, не является главенствующим звеном, наоборот, это лишь часть многогранной человеческой психики, контролирующее многие процессы, но далеко не все без исключения. В данной работе мы постарались дать доступное определение бессознательных процессов человеческой психики, показать, как родилось понятие “бессознательное”, кто был основателем психоанализа и рассмотреть различные взгляды на данную проблему. Список литературы 1. Бассин Ф. В. Проблема бессознательного. - М.: Канон, 1968. 2. Леонтьев А. Н. Деятельность, сознание, личность. – М.: Просвещение, 1975. 3. Рубенштейн С. Л. Принципы и пути развития психологии. – М.: Просвещение, 1959 4. Политцер Ж. Избранные философские и психологические труды. – М.: Прогресс, 1980. 5. Фрейд З. Психология бессознательного. – М.: Просвещение, 1990. 6. Юнг К. Г. Архетип и символ. М.: - Ренессанс, 1991.

Бессознательный процесс - обзор

Заключение

Межкультурная адаптация - это, по сути, в значительной степени бессознательный процесс культурного обучения и личных изменений, происходящих с течением времени. Это динамическое развитие естественной человеческой тенденции бороться за внутреннее равновесие перед лицом враждебных условий окружающей среды. Это процесс, при котором в течение длительного периода новичок потенциально может стать полноценным инсайдером. Процесс разворачивается в меняющемся опыте стресса, адаптации и роста, процесса, в котором новичок продвигается к достижению более высокого уровня личной и социальной эффективности по отношению к окружающей среде, которая когда-то была новой и незнакомой.Стремление к межкультурной адаптации открывает путь личного развития, на котором люди выходят за рамки привычного и достигают более глубокого и всеобъемлющего понимания человеческих условий, включая их собственные.

Центральное место в этом процессе занимает способность человека общаться в соответствии с нормами и практикой культуры хозяина и его активное участие в процессах социальной коммуникации. Множественные силы одновременно действуют, окружающие коммуникативный интерфейс между индивидом и окружающей средой, от условий окружающей среды и этнических и личных предрасположенностей индивида.Подобно локомотивному двигателю, каждая единица, работающая в этом процессе, влияет на работу всех других единиц. Некоторые факторы могут быть более уместными, чем другие, в конкретных случаях межкультурной адаптации. В некоторых случаях адаптивные успехи могут быть почти полностью обусловлены открытостью, силой и позитивностью личности незнакомца, что позволяет незнакомцу преодолевать даже самое невосприимчивое окружение хозяина. В других случаях очень незначительные адаптивные изменения могут происходить у незнакомцев, этническая общность которых обеспечивает почти полную изоляцию от необходимости сталкиваться с культурными проблемами хозяина.

Если незнакомцы решат успешно адаптироваться, они выиграют, если будут подготовлены и готовы столкнуться со стрессовыми переживаниями, которые являются неотъемлемой частью процесса адаптации. Им нужно будет сосредоточиться на освоении новых культурных практик общения и быть готовыми отказаться от некоторых из старых, признавая критическую важность коммуникативной компетенции хозяина как фундаментального механизма, который стимулирует их собственную адаптацию. Им также необходимо будет активно участвовать в межличностных процессах и процессах массовой коммуникации принимающей среды.Кроме того, развивая адаптивную личность открытости, силы и позитивности, они, вероятно, будут более успешными в преодолении временных неудач и достижении большего успеха в достижении своих личных и социальных целей.

С приходом глобализации нам больше не нужно покидать дом, чтобы испытать новые культурные знания и кросс-культурную адаптацию. Для многих людей в мире физическое расстояние больше не определяет степень воздействия изображений и звуков некогда далеких культур.Многие городские центры представляют свои собственные контексты межкультурной адаптации, коренные жители обычно вступают в непосредственные контакты с чужаками. Такие встречи часто вынуждают всех участников отложить в сторону и даже забыть хотя бы некоторые из изначальных культурных моделей. Быстро меняющаяся реальность может угрожать многим людям, провоцируя острое чувство тревожной прерывности, недомогания и ностальгии по эпохе уверенности, постоянства и фиксированной и единой культурной идентичности.

В конце концов, межкультурная адаптация - это путешествие, которое заставляет людей делать выбор и нести ответственность за результаты.Те, кто успешно пересек культурные и субкультурные границы, скорее всего, будут теми, кто решил адаптироваться и измениться в результате этого выбора. Хотя их невзгоды могут быть ошеломляющими, они преодолели неудачи и вышли победителями с возросшей способностью видеть других, себя и ситуации в новом свете. Именно они свидетельствуют об обещании процесса межкультурной адаптации. Их личные достижения - это дань вездесущей способности людей к адаптации - способности противостоять вызовам, учиться на них и развиваться в большую самоинтеграцию, которая бросает вызов упрощенным и традиционным категориям людей и открывает новый, межкультурный путь. быть в мире.

Бессознательные процессы - Психология - Oxford Bibliographies

Введение

Сознание связано с двумя аспектами психической жизни: мониторинг самих себя, чтобы наши переживания, мысли и действия были доступны феноменальному осознанию; и контролировать себя, участвуя в произвольном поведении, выходящем за рамки рефлексов, инстинктов и условных реакций. Подсознание - существует ли оно вообще, и если да, то каковы его масштабы и пределы - было важным теоретическим вопросом с самого начала научной психологии.Конечно, существует множество физических и биологических процессов, которые в некотором смысле протекают бессознательно: два примера - вращение планет вокруг Солнца и фотосинтез. Изменения артериального давления недоступны феноменальному осознанию; а деятельность мозга, которая порождает само сознание, происходит бессознательно (нейрохирурги уверяют нас, что в мозгу нет афферентности). Но бессмысленно говорить о том, что что-то является бессознательным, , если то же самое не может быть сознательным в том смысле, что оно доступно для феноменального осознания и произвольного контроля.Следовательно, прилагательное бессознательное имеет смысл только в применении к ментальным состояниям и умственной деятельности, как прилагательное, контрастирующее с сознательным . Эти психические состояния бывают разных форм, а именно: познание (восприятия, воспоминания, мысли и знания, полученные в процессе обучения), эмоции (положительные и отрицательные чувства) и мотивация (желания и цели сближения и избегания). Обычно эти психические состояния доступны сознанию, поскольку люди обычно осознают, о чем они думают, что они хотят и чувствуют, и что они делают.«Бессознательное» - это сокращение для ментальных состояний и процессов, недоступных интроспективному феноменальному осознанию и произвольному контролю. Вопрос в том, могут ли и в какой степени существовать ментальные состояния (и проявляться ментальная деятельность) за пределами феноменального осознания и произвольного контроля. Возражение : Если эти психические состояния и действия бессознательны, как нам их узнать? Ответ : Мы знаем их косвенно в силу их воздействия на наш постоянный сознательный опыт, мысли и действия.Вопрос: Если есть два типа психических состояний и процессов, сознательные и бессознательные, как они сравниваются и противопоставляются? Ответ: В принципе, бессознательные процессы отличаются от сознательных, потому что они действуют вне феноменального осознания. И поскольку сознательное осознание является логической предпосылкой для сознательного контроля; бессознательные процессы не подвержены произвольной саморегуляции. Другие различия между сознательными и бессознательными процессами являются эмпирическими вопросами.

Учебники

Нет учебников, специально посвященных бессознательной психической жизни, но есть несколько, в которых обсуждаются различные аспекты бессознательного в контексте более общей философской, психологической и нейробиологической литературы о сознании.Blackmore 2012 фокусируется в основном на проблеме разума и тела. Лучший из этих текстов - «Фартинг 1992 года» - сейчас не издается, но его стоит найти на рынке подержанных книг. Revonsuo 2018; Уоллес и др. 2011; и Zeman 2002 предоставляют более современное освещение. Хотя ни один из них не является таким всеобъемлющим, как Фартинг, они являются хорошей альтернативой для использования в классе. Было опубликовано множество философских монографий, посвященных проблеме разума и тела и другим аспектам сознания, в некоторых из которых также обсуждается проблема бессознательного.Пока еще нет исчерпывающего учебника, описывающего эти философские дебаты, но некоторый оттенок текущей сцены можно почерпнуть из Searle 1997 и Seager 2016. Существует также Blackmore 2005, который является вкладом в серию Oxford Very Short Introduction, и даже графическая обработка темы, Папино и Селина 2000.

  • Блэкмор, С. 2005. Сознание: очень краткое введение . Оксфорд: Oxford Univ. Нажимать.

    DOI: 10.1093 / actrade / 9780192805850.001.0001

    Слишком коротко, чтобы служить отдельным текстом для курса по сознанию, но отличным вспомогательным текстом для курсов по философии разума, когнитивной психологии и когнитивной нейробиологии - и, как задумано, в качестве введения для широкой публики.

  • Блэкмор, С. 2012. Сознание: введение . 2-е изд. Оксфорд: Oxford Univ. Нажимать.

    Задуманный специально как учебник для студентов, как и большинство книг по сознанию, он фокусируется в основном на проблеме разума и тела, но также охватывает эволюцию сознания, сознание в искусственном интеллекте и измененные состояния сознания.

  • Фартинг Г. У. 1992. Психология сознания . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

    Спустя двадцать пять лет после его первоначальной публикации, это остается лучшим и наиболее полным учебником для курса по сознанию: моделью для всех, кто стремится заменить его. Охватывает, иногда в нескольких главах, самоанализ, проблему разума и тела, явные-неявные диссоциации, мечтания, гипноз, сон и сны, медитацию и психоделические препараты.

  • Папино Д. и Х. Селина. 2000. Знакомство с сознанием: графическое руководство . Лондон: Icon Books.

    Всестороннее иллюстрированное исследование проблемы разума и тела, «последнего рубежа науки»; не только для молодежи и других упорных читателей.

  • Ревонсуо А. 2018. Основы сознания . Оксфорд: Рутледж.

    В отсутствие нового издания Фартинга они могут служить основным учебником в курсе по сознанию для студентов бакалавриата.Отличное освещение нейронных коррелятов сознания и других аспектов проблемы разума и тела. По сравнению с Фартингом 1992 года, здесь менее широко освещаются измененные состояния сознания.

  • Seager, W. 2016. Теории сознания; Введение и оценка . 2-е изд. Нью-Йорк: Рутледж.

    DOI: 10.4324 / 9780203485583

    Комплексное освещение современного философского анализа сознания.

  • Серл, Дж.Р. 1997. Тайна сознания . 1-е изд. Нью-Йорк: Нью-Йоркский обзор книг.

    Перепечатывает обзоры Сирлом основных монографий Дэниела Деннета, Дэвида Чалмерса и других о сознании, а также ответы авторов и ответы на них.

  • Уоллес, Б., Б. Б. Освальд и Л. Э. Фишер. 2011. Сознание и поведение . 5-е изд. Дубьюк, ИА: КендаллХант.

    Также хороший выбор в качестве текста для курса бакалавриата, с тем же охватом, что и Фартинг 1992 года, и с добавлением глав по парапсихологии и сенсорной депривации.

  • Земан А. 2002. Сознание: руководство пользователя . Нью-Хейвен, Коннектикут: Йельский университет. Нажимать.

    Написано практикующим неврологом, это также отличный выбор для основного текста. Содержит много материала о нейронных основах сознания, но меньше об измененных состояниях и бессознательных процессах.

Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница. Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

7.6 Бессознательное - Введение в психологию

Ap Dijksterhuis

Бессознательные психологические процессы очень давно интересовали людей. Идея о том, что у людей должно быть бессознательное, основана на идее, что (а) в нашем мозгу происходит так много всего, а емкость сознания настолько мала, что должно быть гораздо больше, чем просто сознание; и что (б) если вы не верите, что сознание причинно отсоединено от других телесных и ментальных процессов, сознательные переживания должны быть подготовлены другими процессами в мозгу, которые мы не осознаем.Не только логика подсказывает, что действие начинается бессознательно, но и исследования убедительно подтверждают это. Более того, бессознательные процессы очень часто очень важны для функционирования человека, и многие явления, такие как формирование отношения, стремление к цели, стереотипы, творчество и принятие решений, невозможно полностью понять без включения роли бессознательных процессов.

Цели обучения

  1. Поймите логику, лежащую в основе предположения о важности бессознательных процессов.
  2. Получить общее представление о некоторых важных исторических мыслях о бессознательных процессах.
  3. Узнайте о некоторых важных психологических экспериментах над бессознательным.
  4. Оцените различие между сознанием и вниманием.

Вы когда-нибудь брали шоколадный батончик, жевательную резинку или журнал, когда покупали продукты? Эти хорошо известные «импульсивные покупки» поднимают интригующий вопрос: что на самом деле определяет ваши решения? Хотя, с одной стороны, вы можете возразить, что именно ваше сознание решает, что вы покупаете, что едите и что читаете.С другой стороны, вам, вероятно, придется признать, что этих журналов о знаменитостях и соленых шоколадных конфет на самом деле не было в вашем списке покупок с яйцами и хлебом. Так откуда же появилось желание их приобрести? Как мы увидим в этом модуле, на ваше мышление и решения влияет ряд сил, о которых вы, возможно, даже не подозреваете; все они обрабатываются бессознательным.

Хотя термин « бессознательное » был введен сравнительно недавно (в 18 веке немецким философом Платнером, немецкий термин был «Unbewusstsein»), относительная «бессознательность» человеческой природы вызвала как изумление, так и разочарование. более двух тысячелетий.Сократ (490–399 до н.э.) утверждал, что свобода воли ограничена, или, по крайней мере, так кажется, после того, как он заметил, что люди часто делают то, чего они действительно не хотят делать. Он назвал это akrasia , что лучше всего можно перевести как «отсутствие контроля над собой». Несколько столетий спустя римский мыслитель Плотин (205–270 гг. Н. Э.), По-видимому, первым сослался на возможность бессознательных психологических процессов в письменной форме: «Отсутствие сознательного восприятия не является доказательством отсутствия умственной деятельности.”

Эти две идеи, впервые сформулированные Сократом и Плотином соответственно, были и до сих пор горячо обсуждаются в психологии, философии и нейробиологии. То есть ученые по-прежнему исследуют, в какой степени человеческое поведение (и / или кажется) является (и / или кажется) добровольным или непроизвольным, и ученые по-прежнему исследуют относительную важность бессознательных психологических процессов по сравнению с сознательными или психической деятельности в целом. И, что неудивительно, оба вопроса до сих пор остаются спорными.

Рисунок 7.31 Еще в древние греки люди интересовались загадкой кажущегося отсутствия контроля, который мы проявляем при принятии решений. Что бы подумал Сократ, если бы увидел, как современные люди ориентируются в типичном супермаркете?

Во время научной революции в Европе наше бессознательное, так сказать, отнял у нас французский философ Декарт (1596–1650). Дуализм Декарта влечет за собой строгое различие между телом и разумом. Согласно Декарту, разум производит психологические процессы, и все, что происходит в нашем сознании, по определению является сознательным.Некоторые психологи назвали эту идею, в которой психические процессы, происходящие вне сознательного осознания, были невозможны, декартовой катастрофой . Науке потребовалось более двух столетий, чтобы полностью оправиться от обнищания, продиктованного Декартом.

Это не означает, что все современники Декарта и более поздние мыслители соглашались с дуализмом Декарта. Фактически, многие из них не соглашались и продолжали теоретизировать о бессознательных психологических процессах.Например, британский философ Джон Норрис (1657–1711) сказал: «У нас могут быть идеи, которые мы не осознаем. . . . В нашем сознании запечатлевается бесконечно больше идей, чем мы можем уделить внимание или воспринять ». Иммануил Кант (1724–1804) согласился: «Область наших чувственных восприятий и ощущений, которую мы не осознаем. . неизмеримо ». Норрис и Кант использовали логический аргумент, на который до сих пор любят указывать многие сторонники важности бессознательных психологических процессов: В нашем мозгу происходит так много всего, а емкость сознания настолько мала, что должно быть гораздо больше. чем просто сознание.

Самый известный защитник важности бессознательных процессов выступил на сцене в конце 19 века: австрийский невролог Зигмунд Фрейд. Большинство людей связывают Фрейда с психоанализом, с его теорией ид, эго и суперэго, а также с его идеями о вытеснении, скрытых желаниях и мечтах. Такие ассоциации полностью оправданы, но Фрейд также опубликовал менее известные общетеоретические работы (например, Freud, 1915/1963). Эта теоретическая работа звучит, в отличие от его психоаналитических работ, очень свежо и современно.Например, Фрейд уже утверждал, что человеческое поведение никогда не начинается с сознательного процесса (сравните это с экспериментом Либета, обсуждаемым ниже).

Фрейд, а также Вильгельм Вундт указали на еще один логический аргумент в пользу необходимости бессознательных психологических процессов. Вундт выразился так: «Наш ум настолько хорошо оборудован, что дает нам наиболее важные основы для наших мыслей, при этом мы не имеем ни малейшего знания об этой работе по разработке. Осознаются только его результаты.Этот бессознательный разум для нас подобен неизвестному существу, которое создает и производит для нас, и, наконец, бросает спелые плоды нам на колени ». Другими словами, мы можем осознанно осознавать множество разных вещей - вкус бокала бургундского, красоту Тадж-Махала или острую боль в пальце ноги после столкновения с кроватью, - но эти переживания не меняются. воздух, прежде чем они достигнут нас. Они как-то и где-то подготовлены. Если вы не верите, что сознание причинно отделено от других телесных и ментальных процессов (например, если предположить, что им руководят боги), сознательные переживания должны быть подготовлены другими процессами в мозгу, которые мы не осознаем.

Немецкий психолог Ватт (1905) в увлекательном эксперименте показал, что мы осознаем только результаты психических процессов. Его участникам неоднократно предлагали существительные (например, «дуб»), и они должны были отвечать связанным словом как можно быстрее. В некоторых случаях участников просили назвать главное слово («дуб» - «дерево»), в то время как в других случаях их просили придумать часть («дуб» - «желудь») или подчиненное («дуб» - «луч») слово.Таким образом, мышление участников было разделено на четыре этапа: инструкции (например, вышестоящие), представление существительного (например, «дуб»), поиск подходящей ассоциации и вербализация ответа (например, «дерево»). »). Участников попросили тщательно проанализировать все четыре этапа, чтобы пролить свет на роль сознания на каждом этапе. Третий этап (поиск ассоциации) - это этап, на котором происходит собственное мышление, и поэтому он считался наиболее интересным этапом.Однако, в отличие от других этапов, этот этап был, как его называют психологи, интроспективно пустым: участники не могли ничего сообщить. Само мышление было бессознательным, и участники осознавали только всплывший на поверхность ответ.

Рис. 7.32 Используя ЭЭГ в психологической лаборатории, экспериментаторы смогли показать, что неосознанная подготовка предшествует сознательному принятию решения.

Идея о том, что мы подсознательно подготавливаем действие до того, как осознаем это действие, была проверена в одном из самых известных экспериментов психологии.Некоторое время назад Корнхубер и Дик (1965) провели эксперименты, в которых они просили своих участников выполнить простое действие, в данном случае согнув палец. Они также измерили ЭЭГ , чтобы выяснить, когда мозг начинает готовиться к действию. Их результаты показали, что первый признак бессознательной подготовки предшествовал действию примерно на 800 миллисекунд. Это серьезный промежуток времени, и это заставило Бенджамина Либета задаться вопросом, появляется ли сознательное осознание решения действовать так же давно или даже дольше.Либет (1985) повторил эксперименты Корнхубера и Дикке, добавив еще одну меру: осознанное осознание решения действовать. Он показал, что сознательные решения следуют за неосознанной подготовкой и предшествуют фактическому выполнению действия примерно на 200 миллисекунд. Другими словами, бессознательное решает действовать, затем мы осознаем желание выполнить действие и, наконец, действуем.

Эксперимент Либета вызвал настоящий переполох, и некоторые люди пытались спасти решающую роль сознания, критикуя эксперимент.Некоторые из этих критических замечаний имели смысл, например, идея о том, что последовательность действий в экспериментах Либета начинается не с сигналов ЭЭГ в мозгу, а с момента, когда экспериментатор дает указание согнуть палец. И эта инструкция воспринимается осознанно. Пыль, окружающая точное значение этого эксперимента, до сих пор полностью не улеглась, и недавно Соун и его коллеги (Soon, Brass, Heinze, & Haynes, 2008) сообщили об интригующем эксперименте, в котором они обошли важное ограничение эксперимента Либета.Участникам приходилось неоднократно делать дихотомический выбор (нажимать одну из двух кнопок), и они могли свободно выбирать, какую из них. Экспериментаторы измерили мозговую активность участников. После того, как участники сделали свой простой выбор много раз, экспериментаторы могли, глядя на разницу в активности мозга для двух разных вариантов выбора в более ранних испытаниях, предсказать, какую кнопку участник собирался нажать дальше, за десять секунд до этого - действительно, задолго до того, как участник сознательно «решил», какую кнопку нажать дальше.

В наши дни большинство научных исследований бессознательных процессов направлено на то, чтобы показать, что людям не нужно сознание для определенных психологических процессов или поведения. Один из таких примеров - формирование отношения. Самый основной процесс формирования отношения - это простое разоблачение (Zajonc, 1968). Простое повторное восприятие стимула, например, бренда на рекламном щите, который вы проезжаете каждый день, или песни, которая часто звучит по радио, делает его более позитивным. Интересно, что простое разоблачение не требует сознательного осознания объекта установки.Фактически, эффектов простого воздействия возникают даже тогда, когда новые стимулы предъявляются подсознательно в течение чрезвычайно коротких промежутков времени (например, Kunst-Wilson & Zajonc, 1980). Интересно то, что в таких подсознательных экспериментах с простым воздействием участники указывают на предпочтение или положительное отношение к стимулам, которым они не помнят сознательно, подвергались воздействию.

Рис. 7.33. Исследования на основе прайминга показывают, что воздействие определенных слов или идей может активировать бессознательные ассоциации, которые напрямую влияют на наше поведение.Может ли один лишь вид слова «лото» заставить вас замедлить темп ходьбы?

Еще один пример современного исследования бессознательных процессов - это исследование прайминга . В хорошо известном эксперименте, проведенном исследовательской группой под руководством американского психолога Джона Барга (Bargh, Chen, & Burrows, 1996), половина участников была нацелена на стереотип пожилых людей, выполняя языковое задание (им приходилось составлять предложения). на основе списков слов). Эти списки содержали слова, которые обычно ассоциируются с пожилыми людьми (например,g., «старый», «лото», «трость», «Флорида»). Остальные участники получили языковое задание, в котором критические слова были заменены словами, не относящимися к пожилым людям. После того, как участники закончили, им сказали, что эксперимент окончен, но за ними тайно наблюдали, чтобы узнать, сколько времени им потребуется, чтобы дойти до ближайшего лифта. Подготовленные участники заняли значительно больше времени. То есть после того, как они услышали слова, которые обычно ассоциируются со старостью, они вели себя в соответствии со стереотипом стариков: медлительность.

Такие эффекты прайминга были продемонстрированы во многих различных областях. Например, Dijksterhuis и van Knippenberg (1998) продемонстрировали, что прайминг может улучшить интеллектуальные способности. Они попросили своих участников ответить на 42 общих вопроса, взятых из игры Trivial Pursuit. В нормальных условиях участники правильно ответили примерно на 50% вопросов. Однако участникам, воспевающим стереотип профессоров, которых большинство считает умными, удалось правильно ответить на 60% вопросов.Напротив, результативность участников, пропагандирующих «тупой» стереотип хулиганов, упала до 40%.

Holland, Hendriks и Aarts (2005) исследовали, способно ли простое грунтование запахом изменить поведение. Они подвергли некоторых участников воздействию запаха универсального очистителя, но участники не осознавали присутствие этого запаха (в лаборатории было спрятано ведро). Поскольку предполагалось, что запах очистителя определяет концепцию уборки, исследователи предположили, что участники, подвергшиеся воздействию аромата, спонтанно начнут уделять больше внимания чистоте.Участников попросили съесть очень рассыпчатое печенье в лаборатории, и действительно, участники, подвергшиеся воздействию запаха, приложили больше усилий, чтобы их окружение было чистым и не было крошек.

Методы прайминга также применяются для изменения поведения людей в реальном мире. Латам и Пикколо (2012) случайным образом распределили сотрудников колл-центра в условиях, когда сотрудники просматривали фотографию людей, звонящих по телефону в колл-центре, или фотографию женщины, выигравшей гонку. Обе фотографии привели к значительному повышению производительности труда по сравнению с сотрудниками в контрольном состоянии, которые не видели фотографии.Фактически, люди, которые видели фотографии людей, звонящих по телефону, собрали на 85% больше денег, чем люди из контрольной группы.

Исследование бессознательных процессов также значительно улучшило наше понимание предрассудков. Люди автоматически классифицируют других людей в соответствии с их расой, и Патрисия Девайн (1989) продемонстрировала, что категоризация бессознательно приводит к активации связанных культурных стереотипов. Важно отметить, что Дивайн также показал, что активация стереотипов не зависит от уровня явных предубеждений людей.Вывод этой работы был мрачным: мы бессознательно активируем культурные стереотипы, и это верно для всех нас, даже для людей, которые не имеют явных предубеждений, или, другими словами, для людей, которые не хотят стереотипов.

Рисунок 7.34 «Опыт Эврики» - это момент, когда идея входит в сознательное осознание.

Понимание бессознательных процессов также внесло свой вклад в наши представления о творчестве. Творчество обычно рассматривается как результат трехэтапного процесса. Все начинается с осознанного решения проблемы.Вы думаете и читаете о проблеме и обсуждаете ее с другими. Этот этап позволяет собрать и систематизировать необходимую информацию, но на этом этапе редко возникает действительно творческая идея. Вторая стадия - бессознательная; это инкубационная стадия, во время которой люди думают бессознательно. Проблема на время откладывается, и сознательное внимание направляется в другое место. Процесс бессознательного мышления иногда приводит к «опыту Эврика, », в результате чего творческий продукт входит в сознание.На этой третьей стадии снова играет роль сознательное внимание. Творческий продукт необходимо выразить словами и передать. Например, научное открытие требует подробных доказательств, прежде чем его можно будет сообщить другим.

Идея о том, что люди думают бессознательно, также применялась при принятии решений (Dijksterhuis & Nordgren, 2006). В недавней серии экспериментов (Bos, Dijksterhuis, & van Baaren, 2008) участникам была представлена ​​информация о различных альтернативах (например, автомобилях или соседях по комнате), различающихся по привлекательности.Впоследствии участники выполняли задачу отвлекающих факторов, прежде чем они приняли решение. То есть они сознательно думали о другом; в этом случае они решали анаграммы. Однако одной группе перед выполнением задачи отвлекающего воздействия сказали, что позже им зададут вопросы о проблеме принятия решения. Второй группе вместо этого сказали, что с проблемой принятия решения они покончили, и что они больше ни о чем не будут спрашивать. Другими словами, у первой группы была цель дальнейшей обработки информации, тогда как у второй группы такой цели не было.Результаты показали, что первая группа принимала лучшие решения, чем вторая. Хотя они делали то же самое сознательно - опять же, решая анаграммы, - первая группа принимала лучшие решения, чем вторая группа, потому что первая думала бессознательно. Недавно исследователи сообщили о нейробиологических доказательствах таких бессознательных мыслительных процессов, действительно показывающих, что недавно закодированная информация дополнительно обрабатывается бессознательно, когда у людей есть такая цель (Creswell, Bursley, & Satpute, в печати).

Иногда люди удивляются, узнав, что мы можем сделать так много и так много сложных вещей бессознательно. Однако важно понимать, что между вниманием и сознанием нет однозначной связи (см., Например, Dijksterhuis & Aarts, 2010). Наше поведение во многом определяется целями и мотивами, и эти цели определяют, на что мы обращаем внимание, то есть сколько ресурсов наш мозг тратит на что-то, но не обязательно то, что мы осознаем. Мы можем осознавать то, на что почти не обращаем внимания (например, мимолетные мечты), и мы можем уделять много внимания тому, о чем мы временно не осознаем (например, проблеме, которую мы хотим решить, или важному решению, которое мы принимаем. облицовка).Отчасти путаница возникает из-за того, что внимание и сознание взаимосвязаны. Когда человек уделяет больше внимания входящему стимулу, вероятность того, что он осознает его, увеличивается. Однако внимание и сознание различны. И чтобы понять, почему мы можем делать так много вещей бессознательно, внимание - это ключ. Нам нужно внимание, но для целого ряда вещей нам не нужна сознательная осведомленность.

В наши дни большинство исследователей согласны с тем, что наиболее разумный подход к изучению бессознательных и сознательных процессов - это рассматривать (высшие) когнитивные операции как бессознательные и проверять, что (если что-то) добавляет сознание (Dijksterhuis & Aarts 2010; van Gaal, Lamme, Fahrenfort, & Ridderinkhof, 2011; за исключением см. Newell & Shanks, в печати).Однако исследователи по-прежнему расходятся во мнениях относительно относительной важности или вклада сознательных и бессознательных процессов. Некоторые теоретики утверждают, что причинная роль сознания ограничена или практически отсутствует; другие до сих пор верят, что сознание играет решающую роль почти во всем человеческом поведении любых последствий.

Примечание: Исторический обзор того, как люди думали о бессознательном, в значительной степени основан на Кестлере (1964).

Внешние ресурсы

Книга: Замечательная книга о том, как мало мы знаем о себе: Уилсон, Т.Д. (2002). Незнакомцы для себя. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Книга: Еще одна замечательная книга о свободе воли - или ее отсутствии ?: Вегнер, Д. М. (2002). Иллюзия сознательной воли. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Видео: Интересное видео на внимание http://www.dansimons.com/videos.html

Web: Хороший обзор прайминга http://en.wikipedia.org/wiki/Priming_(psychology)

Вопросы для обсуждения

  1. Оцените как сильные, так и слабые стороны знаменитого исследования Либета.
  2. Предполагая, что внимание и сознание ортогональны, можете ли вы назвать примеры сознательных процессов, которые почти не требуют внимания, или бессознательных процессов, требующих большого внимания?
  3. Как вы думаете, некоторые из экспериментов по праймингу также можно объяснить чисто сознательными процессами?
  4. Как вы думаете, в чем может заключаться основная функция сознания?
  5. Некоторые люди, в том числе ученые, сильно отвращаются к идее о том, что человеческое поведение во многом определяется бессознательными процессами.Ты знаешь почему?

Авторство изображения

Рисунок 7.31: Mtaylor848, https://goo.gl/GhuC6L, CC BY-SA 3.0, https://goo.gl/eLCn2O

Рисунок 7.32: SMI Eye Tracking, https://goo.gl/xFMw5I, CC BY 2.0, https://goo.gl/BRvSA7

Рисунок 7.33: Эдвин Торрес, https://goo.gl/QvbdGx, CC BY 2.0, https://goo.gl/BRvSA7

Рисунок 7.34: Барт, https://goo.gl/ZMnGFr, CC BY-NC 2.0, https://goo.gl/VnKlK8

Список литературы

Барг, Дж.А., Чен, М., и Берроуз, Л. (1996). Автоматичность социального поведения: прямое влияние построения черты и активации стереотипа на действие. Журнал личности и социальной психологии , 71, 230–244.

Бос, М. В., Дейкстерхейс, А., Ван Баарен, Р. Б. (2008). О зависимости бессознательного мышления от цели. Журнал экспериментальной психологии , 44, 1114–20.

Creswell, D., Bursley, J. & Satpute, A. (в печати). Реактивация нейронов связывает бессознательное мышление с эффективностью принятия решений. Социальная когнитивная и аффективная нейробиология .

Дивайн, П. Г. (1989). Стереотипы и предрассудки: их автоматические и контролируемые компоненты. Журнал личности и социальной психологии , 56, 5–18.

Dijksterhuis, A., & Aarts, H. (2010). Цели, внимание и (не) сознание. Ежегодный обзор психологии , 61, 467–490.

Dijksterhuis, A., & Nordgren, L. F. (2006). Теория бессознательного мышления. Перспективы психологической науки , 1, 95–109.

Dijksterhuis, A., & van Knippenberg, A. (1998). Связь между восприятием и поведением, или как выиграть в игре Trivial Pursuit. Журнал личности и социальной психологии , 74, 865–877.

Фрейд, С. (1963). Общая психологическая теория . Нью-Йорк: Саймон и Шустер. (Оригинальная работа опубликована в 1915 г.)

Холланд, Р. У., Хендрикс, М., & Аартс, Х. (2005). Пахнет чистым спиртом: бессознательное влияние запаха на познание и поведение. Психологические науки , 16, 689–693.

Кестлер А. (1964). Акт создания . Лондон: Пингвин.

Корнхубер, Х. Х., & Дик, Л. (1965). Hirnpotentialanderungen bei Wilkurbewegungen und passiv Bewegungen des Menschen: Berietschaftpotential und reafferente Potentiale. Pflugers Archiv fur Gesamte Psychologie , 284, 1–17.

Kunst-Wilson, W., & Zajonc, R. (1980). Аффективное различение стимулов, которые невозможно распознать. Science , 207, 557–558.

Латам, Г. П., и Пикколо, Р. Ф. (2012). Влияние контекстно-зависимых и неспецифических подсознательных целей на производительность сотрудников. Управление человеческими ресурсами , 51, 535–548.

Либет Б., (1985). Бессознательная церебральная инициатива и роль сознательной воли в произвольных действиях. Поведенческие и мозговые науки , 8, 529–39.

Ньюэлл, Б. Р., & Шанкс, Д. Р. (в печати). Бессознательное влияние на принятие решений: критический обзор. Поведенческие и мозговые науки .

Сун, К. С., Брасс, М., Хайнце, Х. Дж. И Хейнс, Дж. Д. (2008). Бессознательные детерминанты свободных решений в человеческом мозгу. Nature Neuroscience 11, 543–45.

Ватт, Х. Дж. (1905). Experimentelle Beitrage zur einer Theorie des Denkens. Archiv für die Geschichte der Psychologie , 4, 289–436.

Зайонц, Р. Б. (1968). Установочные эффекты простого воздействия. Журнал личности и социальной психологии , 9, 1–27.

ван Гал, С., Ламме, В. А. Ф., Фаренфорт, Дж. Дж., И Риддеринхоф, К. Р. (2011). Диссоциативные механизмы мозга, лежащие в основе сознательного и бессознательного контроля над поведением. Журнал когнитивной неврологии 23 (1) , 91–105.

Microsoft Word - 003_1-10j.docx

% PDF-1.4 % 1 0 объект > эндобдж 5 0 obj > эндобдж 2 0 obj > ручей Acrobat Distiller 7.0 (Windows) PScript5.dll Версия 5.2.22015-11-20T03: 09: 36 + 01: 002015-11-20T03: 09: 36 + 01: 00application / pdf

  • Microsoft Word - 003_1-10j.docx
  • Rendszergazda
  • uuid: 818530b1-b60c-4970-89d8-b3d1f9b0cbafuid: f687e980-685b-490b-82fe-6217faf06b6c конечный поток эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 obj > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > эндобдж 14 0 объект > эндобдж 15 0 объект > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 17 0 объект > ручей x +

    Бессознательная обработка невидимых визуальных стимулов

    Мы провели трехфакторный дисперсионный анализ (ANOVA) с видимостью стимула, яркостью стимула и сложностью стимула в качестве трех представляющих интерес факторов.Мы обнаружили, что точность распознавания тестового стимула варьировалась в зависимости от видимости стимула (F (2, 42) = 351,8, p <10 −13 ), яркости стимула (F (4, 40) = 75,9, p <10 −9 ), и сложность стимула (F (2, 42) = 15,7, p <10 −3 ). Более того, анализ выявил значительную взаимосвязь между видимостью стимула и его яркостью (F (8, 36) = 23,13, p <10 −6 ), а также значительную взаимосвязь между видимостью стимула и его сложностью ( F (4, 40) = 4.65, p <0,05), но нет взаимодействия между яркостью стимула и сложностью стимула (F (8, 36) = 1,15, p = 0,39). Эти результаты свидетельствуют о том, что как яркость, так и сложность тестового стимула влияют на точность распознавания, тогда как точный образец влияния может отличаться в разных условиях видимости стимула.

    Таким образом, мы исследовали точную зависимость точности распознавания от яркости и сложности тестового стимула и выяснили, изменяется ли этот образец зависимости в зависимости от видимости тестового стимула.Сначала мы исследовали, как общая точность различения изменяется с видимостью тестового стимула. Мы обнаружили, что, не зная о существовании стимула, участники, тем не менее, могли достичь высокой точности (> 50%) в различении тестового стимула, независимо от его яркости или сложности (t-тест; эксперимент 1: t (11) = 44,2, p <10 −13 ; второй эксперимент: t (11) = 35,1, p <10 −11 ; третий эксперимент: t (11) = 57,1, p <10 −14 ).Эта точность распознавания невидимого тестового стимула, однако, была значительно ниже, чем точность распознавания, когда тот же тестовый стимул был частично видимым (t-тест; первый эксперимент: t (11) = 10,7, p <10 −6 ; второй эксперимент. : t (11) = 6,7, p <10 −4 ; третий эксперимент: t (11) = 8.1, p <10 −5 ) или полностью видимый (t-тест; первый эксперимент: t (11) = 18,6, p <10 −8 ; второй эксперимент: t (11) = 18,1, p <10 −8 ; третий эксперимент: t (11) = 33.1, p <10 −11 ). Более того, точность распознавания частично видимого стимула была ниже, чем точность распознавания полностью видимого стимула (t-тест; первый эксперимент: t (11) = 3,1, p <0,01; второй эксперимент: t (11) = 3,3, p < 0,01; эксперимент третий: t (11) = 5,1, p <10 -3 ). Эти результаты показали, что участники могли формировать бессознательное знание о подсознательной визуальной информации, хотя и не столь точно, как сознательное знание надпределенной визуальной информации.

    Затем мы построили график точности различения тестового стимула в зависимости от его яркости и сложности стимула, отдельно для различных условий видимости стимула. В испытаниях, в которых тестируемый стимул был частично или полностью виден, мы не наблюдали значительной зависимости точности различения (усредненной по стимулам разной сложности) от яркости стимула (рис. 2A; односторонний дисперсионный анализ с поправкой FDR для множественных значений). сравнение; частично видно, F (2, 33) = 4.1, р = 0,08; полностью видимый, F (2, 33) = 1,1, p = 0,81). Более того, точность различения (усредненная по стимулам с разной яркостью) существенно не изменилась от решетки, ориентированной влево / вправо, к лицу / дому (рис. 2B; t-тест с коррекцией FDR для множественного сравнения; частично виден, T (11) = 0,9, p = 0,36; полностью видно, T (11) = 0,6, p = 0,81), или от решетки, ориентированной влево / вправо, до счастливого / грустного мультяшного лица (рис. 2B; t-тест с коррекцией FDR для множественного сравнения ; частично видно, T (11) = 2.1, p = 0,09; полностью видимый, T (11) = 0,1, p = 0,91).

    Рисунок 2

    Точность распознавания видимого тестового стимула.

    Точность различения тестового стимула была нанесена на график в зависимости от яркости стимула ( A ) и сложности стимула ( B ) для испытаний, в которых тестовый стимул был видимым (включая как частично видимый, так и полностью видимый). Были выполнены тест ANOVA и t-тест с поправкой FDR для множественного сравнения. Анализ не выявил значительного изменения точности различения с яркостью стимула и значительного изменения точности различения от решетки, ориентированной влево / вправо, к лицу / дому или к счастливому / грустному мультяшному лицу.Планки погрешностей представляют один SEM (N = 12).

    Напротив, в испытаниях, в которых тестовый стимул был невидимым, точность распознавания (усредненная по стимулам разной сложности) увеличивалась с увеличением яркости стимула, даже когда яркость стимула слегка изменялась с уровня один на уровень три (рис. 3A; один двухфакторный дисперсионный анализ с коррекцией FDR для множественного сравнения; F (2, 33) = 17,8, p <10 −4 ). Более того, точность распознавания (усредненная по стимулам с разной яркостью) снижалась от решетки, ориентированной влево / вправо, к лицу / дому (рис.3B; t-тест с поправкой FDR для множественного сравнения; T (11) = 4.8, p <10 −3 ) или счастливое / грустное мультяшное лицо (рис. 3B; t-тест с поправкой FDR для множественного сравнения; T (11) = 5.8, p <10 −3 ). Эти результаты предполагают, что степень бессознательной обработки зависит от силы и сложности сигнала, несущего подсознательную визуальную информацию.

    Рисунок 3

    Точность распознавания невидимого тестового стимула.

    Точность распознавания тестового стимула была нанесена на график в зависимости от яркости стимула ( A ) и сложности стимула ( B ) для испытаний, в которых тестовый стимул был невидимым.Были выполнены тест ANOVA и t-тест с поправкой FDR для множественного сравнения. Анализ показал значительное повышение точности распознавания с помощью яркости стимула и значительное снижение точности распознавания от решетки, ориентированной влево / вправо, к лицу / дому или к счастливому / грустному мультяшному лицу. Планки погрешностей представляют один SEM (N = 12).

    Механизм автопилота мозга управляет сознанием

    В 1909 году пять человек собрались в Университете Кларка в Массачусетсе, чтобы завоевать Новый Свет с помощью идеи.Во главе этой небольшой труппы был психоаналитик Зигмунд Фрейд. Десятью годами ранее Фрейд представил новый метод лечения так называемой «истерии» в своей книге Толкование снов . Эта работа также представила скандальный взгляд на человеческую психику: под поверхностью сознания кипит в значительной степени недоступный котел глубоко укоренившихся влечений, особенно сексуальной энергии (либидо). Эти побуждения, сдерживаемые социально внушенной моралью, изливаются оговорками, мечтами и неврозами.Бланки, в свою очередь, свидетельствуют о бессознательном.

    По приглашению психолога Г. Стэнли Холла Фрейд прочитал в Кларке пять лекций. В аудитории был философ Уильям Джеймс, который приехал из Гарвардского университета, чтобы встретиться с Фрейдом. Говорят, что, уезжая, Джеймс сказал Фрейду: «Будущее психологии принадлежит вашей работе». И он был прав.

    Мнение о том, что человеческими существами движут темные эмоциональные силы, над которыми они почти или совсем не властны, остается широко распространенным.В этой концепции побуждения сознательного ума постоянно борются с тайными желаниями бессознательного. Насколько укоренилась идея темного бессознательного в массовой культуре, можно увидеть в фильме Pixar 2015 года « наизнанку ». Здесь подсознание девушки по имени Райли наполнено смутьянами и страхами и находится в замкнутом пространстве. Людям нравится думать о бессознательном как о месте, куда мы можем выталкивать неприятные мысли и импульсы, потому что мы хотим верить, что сознательная мысль направляет наши действия; если бы этого не произошло, казалось бы, мы не сможем контролировать свою жизнь.

    Однако это изображение вряд ли может быть менее точным. Недавние исследования показывают, что сознательные и бессознательные процессы обычно не противоречат друг другу. Они не соперники, борющиеся за гегемонию над нашей психикой. Это даже не отдельные сферы, как следует из более поздней классификации Фрейда на эго, ид и суперэго. Скорее всего, существует только один ум, в котором сознательные и бессознательные нити переплетаются. Фактически, даже самые разумные мысли и действия в основном являются результатом автоматических бессознательных процессов.

    Предсказывающий разум

    Революционная и теперь широко принятая контрмодель схеме Фрейда носит название «предсказывающий разум». Теория бывает разной, но в целом она утверждает, что автоматические процессы играют центральную роль в сознании, позволяя нам предсказывать события быстро и точно по мере их возникновения. Обучение, опыт и сознание постоянно улучшают наши неявные или бессознательные предсказания, и мы обращаем внимание на события только тогда, когда предсказания терпят неудачу.То есть мы начинаем осознавать обстоятельства, когда они заслуживают нашего внимания. Эта автоматичность позволяет нам беспрепятственно функционировать в мире, а осознание того, когда прогнозы не оправдываются, позволяет нам избегать ошибок автоматической обработки и приспосабливаться к изменениям в нашей среде. В упрощенном примере бессознательные процессы предсказывают траекторию брошенного нам мяча и соответствующим образом корректируют движения наших конечностей. Однако сознательная обработка будет задействована, если мяч внезапно повернется под прямым углом.

    Подобно популярной концепции разума, основанного на боевых действиях, перспектива прогнозирующего разума уходит корнями в предшественников XIX века. Физик и физиолог Герман фон Гельмгольц был первым, кто выдвинул гипотезу о том, что выводы, к которым мы автоматически приходим, основаны на восприятии. Наша зрительная система, например, легко создает воображаемый треугольник из трех стратегически расположенных кругов с вырезанными срезами ( иллюстрация ). По словам Гельмгольца, такие полезные иллюзии доказали, что запрограммированные механизмы формируют наш образ мира, а мы вообще ничего не делаем.Модель прогнозирующего разума теперь предполагает, что эта автоматичность формирует не только наше восприятие, но и все психические процессы, включая наши суждения, решения и действия.

    Иллюзия треугольника Канижи свидетельствует о том, что наше восприятие основано на неявных выводах. Наша зрительная система строит воображаемый треугольник, чтобы «объяснить» расположение кругов. Кредит: Scientific American

    Чтобы физически нормально функционировать в мире, вам нужен мозг, чтобы быстро и автоматически различать собственные действия тела и внешние воздействия.Он выполняет этот подвиг, создавая так называемую efference-копию каждой команды, которую он отправляет мышцам. Например, когда вы качаете головой вперед и назад, вы знаете, что внешний мир не раскачивается взад и вперед, хотя визуальные сигналы, достигающие мозга, могут создать такое впечатление, потому что копия эффекта указывает, что мозг сам давал команды движения. . Копия эффекта также является причиной того, что вы не можете создать такое же ощущение щекотки на своей стопе, которое могут вызвать другие: когда ощущение щекотки в подошве вашей стопы обрабатывается, области мозга, ответственные за восприятие прикосновения, уже хорошо проинформированы. что ваши собственные пальцы делают работу.

    Работа бессознательных процессов также очевидна в большом количестве других явлений, таких как автоматические движения, спонтанные ассоциации, поспешные выводы (пример того, что ученые называют «неявными выводами») и восприятие подсознательных стимулов (тех, которые не осознаны. признал). Лабораторные эксперименты показали, что испытуемые распознают правило, лежащее в основе конкретной задачи, прежде чем они смогут выразить это правило словами. Например, в одном дизайне исследования добровольцев просят взять карты из двух стопок, одна из которых может принести огромную гипотетическую прибыль, но также может принести огромные убытки, а другая - менее рискованная; волонтерам не сообщают о разнице между стопками.Признаки стресса, такие как повышенное потоотделение, покажут, что испытуемые ощущают закономерность - разницу между стопками - задолго до того, как они смогут сформулировать, что одна из стопок рискованна. Как недавно продемонстрировал нейробиолог Николас Шук из Института развития человека Макса Планка в Берлине, такие неявные выводы влияют на активность в определенных частях лобной доли, где, как часто говорят, принимаются решения, даже до того, как испытуемые примут свое решение.

    Сила подсознательных стимулов

    Исследования с использованием подсознательного вмешательства, называемого праймингом, предоставляют дополнительные примеры того, как бессознательная обработка информации влияет на поведение.Экспериментаторы представляют образы, слова или даже физические ощущения таким образом, что испытуемые либо не замечают стимулы (поскольку воздействие слишком короткое), либо игнорируют их (поскольку они, предположительно, не имеют никакого отношения к тому, на чем фокусируется). В примере второй стратегии психологи могут попросить испытуемых прочитать тексты, в которых определенные слова встречаются несколько раз без выделения слов, и попросить испытуемых прочитать нейтральный текст. Если испытуемые демонстрируют измеримые различия в мышлении, чувствах или действиях после прочтения текста с несколькими вхождениями этого слова, исследователи могут предположить, что текст имел бессознательный эффект.

    Многочисленные исследования показали, что подсознательная стимуляция, включающая такие понятия, как старение или смерть, имеет измеримые последствия для поведения. Например, испытуемые двигаются медленнее или становятся более восприимчивыми к духовным идеям. Явление знакомо в повседневной жизни. Проходя мимо булочной, люди могут внезапно вспомнить, что забыли достать ингредиенты для праздничного торта. Наше бессознательное прокладывает путь нашим действиям.

    Такие примеры подтверждают, что мозг функционирует по нескольким направлениям.По сравнению с компьютером, наше серое вещество движется очень медленно, но на многих параллельных уровнях. Однако исследователи часто различают два основных направления. Нобелевский лауреат по экономике Даниэль Канеман называет их Системой 1 и Системой 2. Другие говорят о неявной и явной или горячей обработке по сравнению с холодной. Первая цепочка (Система 1, неявная, горячая) относится к быстрой, автоматической и неконтролируемой работе бессознательного; другая часть (Система 2, явная, холодная) описывает медленные, более гибкие сознательные процессы, которые подчиняются волеизъявлению.Но что является ключевым в концепции интеллектуального функционирования с точки зрения предсказательного разума, так это то, что эти две нити всегда работают в тандеме; другими словами, наш разум действует как бессознательно, так и сознательно.

    Следующие предложения иллюстрируют истинность этого утверждения: Veery nmoral sopern acn dpeciher eseth drows. Talhoguh het telters rae ramscledged, ouy houlsd vahe, на непостижимой непоколебимой оттепели si geibn dias. Ouy anc od hist ecabuse for het sursingpri mautoaticity for het brian! Большинству людей требуется всего лишь доля секунды, чтобы понять, каким должно быть следующее слово.Автопилот в нашем мозгу предугадывает слова и быстро сортирует зашифрованные буквы.

    Большая загадка - это то, что именно отличает сознательные процессы от бессознательных на нейрофизиологическом уровне и как именно они взаимодействуют. По словам философа Питера Каррутерса из Университета Мэриленда в Колледж-Парке, мы знаем только о материале в нашей рабочей памяти: «пользовательский интерфейс», так сказать. Но рабочая память содержит лишь исчезающе малую часть данных, которые мы принимаем.Мы по-прежнему не осознаем большую часть входных данных, которые наводняют мозг и питают Систему 1, которая обрабатывает их автоматически и быстро.

    Что мозг делает с этими данными? Он постоянно вглядывается в будущее, размышляя, что будет дальше? Какие стимулы могут появиться? Что-нибудь опасное на горизонте? Что замышляют другие? Такие прогнозы относятся не только к внешнему миру, но и к внутренней среде нашего тела. В этом свете наше желание есть не что иное, как бессознательное ожидание надвигающейся потери энергии.Наше бессознательное стремится поддерживать гомеостаз, поддерживать наше тело (включая баланс потребления и использования энергии) в устойчивом состоянии.

    Прогнозирующая нейробиология

    Марк Солмс из Кейптаунского университета в Южной Африке, который является ярым сторонником теории предсказательного разума, добавил другие идеи к нейробиологической основе бессознательного и сознательного функционирования. В отличие от Фрейда, он утверждает, что наш разум не ищет большего сознания, а скорее наоборот - чтобы свести сознание к минимуму.Как он объясняет: «Вы знаете песню Talking Heads, где« рай - это место, где ничего, ничего никогда не происходит »? Что ж, это предпочтительное состояние мозга, потому что оно эффективно с точки зрения энергии и времени. Это механизм выживания ".

    В 1909 году делегация психоаналитиков, включая Зигмунда Фрейда ( нижний ряд, слева ) и Карла Густава Юнга ( нижний ряд, справа ), посетила конференцию в Университете Кларка в Вустере, штат Массачусетс, организованную Стэнли Холлом ( нижний ряд). ряд, центр ).Фрейд прочитал пять лекций. Предоставлено: Getty Images.

    Солмс описал эту идею в статье 2018 года, написанной в соавторстве с Карлом Фристоном из Университетского колледжа Лондона, ключевой фигурой в разработке методов визуализации, которые произвели революцию в исследованиях мозга. Около 10 лет назад Фристон представил принцип свободной энергии, математически формализованную версию теории прогнозирующего мозга. По его определению, свободная энергия в мозге описывает состояние нейронов, которое возникает в результате неспособности мозга делать правильные прогнозы; мозг делает все возможное, чтобы избежать свободной энергии.В конечном итоге, как утверждают Солмс и Фристон, ошибки предсказания равны неожиданности, равны сознательности; когда что-то работает не так, как ожидалось, мы обретаем сознание - состояние, которое мозг пытается ограничить.

    Эта точка зрения не только ставит теорию Фрейда с ног на голову, но также противоречит классической точке зрения, согласно которой кора (внешний слой головного мозга) является источником сознания. Согласно Солмсу, эти высшие области не являются носителями сознания, а вместо этого им «говорят», на что обращать внимание более глубокие структуры в стволе мозга и среднем мозге.Солмс находит источник сознания в тех областях мозга, которые регулируют бдительность, эмоциональную стимуляцию и побуждения - именно в тех областях, где Фрейд обнаружил бессознательное (, иллюстрация мозга, ). «Механизмы обнаружения паттернов коры головного мозга наиболее эффективно работают без сознательного внимания. Это более глубокие эмоциональные части мозга, лимбические структуры, из которых возникает сознание », - говорит он.

    Эту гипотезу можно подтвердить эмпирически. Например, дети, родившиеся в результате нарушения развития без коры головного мозга, способны к формам сознания.Такие младенцы, если они доживают до детства, не только бдительны, но и проявляют эмоциональные реакции. В обзоре 2007 года нейробиолог Бьерн Меркер пришел к выводу, что многочисленные явления сознания происходят даже без коры головного мозга. Хотя более сложные умственные операции, такие как логическое мышление или саморефлексия, невозможны, могут возникать такие эмоции, как радость, раздражение или печаль.

    Внешняя оболочка мозга - кора головного мозга - является местом высших психических функций в традиционных представлениях о мозге.Но в модели, предложенной Марком Солмсом из Кейптаунского университета в Южной Африке, сознание возникает в результате активности в нижних областях, таких как ретикулярная активирующая система, вентральная покрышка и таламус. Например, сенсорная информация - вся она проходит через таламус - становится осознанной только тогда, когда она является эмоционально или мотивационно релевантной, и в этом случае префронтальная и поясная кора направляют наше внимание на нее. Между тем полосатое тело и предклинье играют роль в автоматическом контроле движений и ориентации, что позволяет нам взаимодействовать с окружающей средой, не задумываясь об этом.Предоставлено: Falconieri Visuals.

    Настоящий вдохновитель

    Многие люди упорно цепляются за старое различие между инстинктивным бессознательным и рациональным сознанием, отдавая предпочтение последнему. Но, как я показал, эта точка зрения несостоятельна. Бессознательные процессы сильно контролируют наше сознание. На что вы направите свое внимание, что вы помните и какие идеи у вас есть, что вы отфильтровываете из потока бомбардирующих вас стимулов, как вы их интерпретируете и какие цели вы преследуете - все это является результатом автоматических процессов.Тимоти Уилсон из Университета Вирджинии считает эту опору на бессознательное ценой, которую мы платим за выживание как вид. Если бы мы были вынуждены всегда рассматривать каждый аспект ситуации вокруг нас и взвешивать все наши варианты того, что делать, человечество давно бы вымерло. Автопилот в нашем мозгу, а не сознание, делает нас такими, какие мы есть.

    Таким образом, настоящим вдохновителем, решающим проблемы и обеспечивающим наше выживание, является бессознательное. Понятно, что люди склонны не доверять бессознательному, поскольку оно кажется неконтролируемым.Как мы должны контролировать что-то, когда мы даже не знаем, когда и как это влияет на нас? Тем не менее аранжировка работает.

    Джон Барг из Йельского университета, изучающий грунтовку, сравнивает человеческий разум с умом моряка: чтобы направить лодку из пункта А в пункт Б, моряк должен знать пункт назначения и уметь корректировать курс. Однако таких способностей недостаточно, потому что, как и в случае с бессознательными, в игру вступают неконтролируемые факторы, такие как океанские течения и ветер.Но опытные моряки принимают их во внимание, чтобы прибыть в пункт назначения.

    Нам хорошо поступать, если мы относимся к нашему бессознательному аналогичным образом - не мешая ему. И это действительно то, чем мы занимаемся изо дня в день. Когда я кладу на свой стол фотографию своих близких, чтобы стимулировать мою мотивацию к работе, или когда я поднимаюсь по лестнице вместо лифта, я управляю своим подсознанием, осознавая, что его желания досуга и отдыха не служат моим лучшим интересам. сейчас. И тот факт, что я могу это делать, показывает, что сознательное и бессознательное - партнеры, а не противники.

    Эта статья впервые появилась в Gehirn & Geist и воспроизводится с разрешения.

    Что бессознательные процессы человека говорят нам о чувствительности? - Переосмысление приоритетов

    Краткое содержание

    Rethink Priorities собирает и анализирует соответствующие научные данные о сознании беспозвоночных. Как объяснялось в предыдущем посте, мы выбрали 53 характеристики, потенциально указывающие на способность к валентному опыту, в качестве критериев для определения того, являются ли беспозвоночные 12 биологических таксонов сознательными или нет (см. Базу данных).Однако, если конкретная особенность может эффективно действовать бессознательно у людей, эта функция сама по себе может не служить доказательством того, что человек находится в сознании. Таким образом, мы исследовали, какие из этих 53 особенностей могут неосознанно проявляться у людей. Мы наблюдаем, что различные реакции на вредные раздражители и некоторые простые формы обучения чаще всего возникают у людей бессознательно. Эти и другие результаты представлены и обсуждаются в данном отчете.

    Содержание

    1. Введение
    2. Понимание роли бессознательных процессов
    3. Могут ли некоторые функции, связанные с сознанием, действовать у человека бессознательно?
    4. Какие функции действуют у человека сознательно?
      1. Некоторые особенности кажутся необходимыми
      2. Некоторые особенности часто описываются как сознательные процессы
      3. Некоторые функции чаще возникают неосознанно
    5. Существуют ли функции, которые, скорее всего, будут действовать бессознательно у человека?
    6. Выводы
    7. Кредиты
    8. Сноски

    Введение

    Допустим, вы случайно коснулись горячей плиты.Вы сразу же уберете руку с плиты и почувствуете боль. Простая цепь нейронов спасла вашу руку от ожога: возбужденный афферентный нейрон, который стимулирует возбуждающие интернейроны, которые, в свою очередь, стимулируют эфферентные двигательные нейроны, снабжающие двуглавую мышцу вашей руки. Благодаря им и даже не задумываясь, ваши бицепсы автоматически сокращаются, отрывая руку от горячей плиты.

    Хотя вы чувствуете боль почти одновременно, ваш болезненный опыт более сложен и выходит за рамки рефлекса отмены.Когда афферентный нейрон стимулирует еще другие интернейроны, они передают сигнал по спинному мозгу в ваш мозг (см. Waterhouse & Campbell, 2008). Только когда этот импульс достигает сенсорной области коры головного мозга, вы осознаете боль, ее местонахождение и тип стимула. Только когда импульс достигнет мозга, вы сможете задаться вопросом, как это произошло, и начать думать о переносе плиты в более безопасное место.

    Учитывая, что отрывать руку от плиты - это, само по себе , чистый рефлекс, который возникает у людей без сопутствующей феноменологии.Фактически, у людей, находящихся в коме, ядовитая стимуляция нижней конечности (например, вызванная защемлением кожи) может бесполезно вызывать местный рефлекс отмены (Gelb, 2010). Следовательно, само по себе отстранение руки или любой части тела от ядовитого раздражителя вряд ли может быть хорошим индикатором сознательной боли. По этой причине при оценке боли у животных, кроме человека, считается, что рефлекторные реакции на вредные стимулы предоставляют информацию о ноцицептивной обработке, но не о боли.В связи с этим необходимы тесты на более сложное поведение (Национальный исследовательский совет, 2010 г.).

    Главный вывод из всего вышесказанного состоит в том, что, несмотря на то, что некоторые особенности потенциально значимы для сознания, они сами по себе не могут служить доказательством того, что человек находится в сознании. Другими словами, если определенные функции могут эффективно проявляться бессознательно у людей, это может быть хорошим побежденным для этих функций при оценке сознания у других нечеловеческих индивидуумов (для дальнейшего обсуждения см. Этот предыдущий пост).

    Как объяснялось в предыдущем посте, мы выбрали 53 характеристики, потенциально указывающие на способность к валентному опыту, в качестве критериев для определения того, являются ли беспозвоночные 12 биологических таксонов сознательными или нет. Кроме того, мы исследовали, какие из этих особенностей могут неосознанно проявляться у людей. Эти результаты были собраны и отображены в этой базе данных. Здесь мы представляем описательный отчет, в котором резюмируются наши основные результаты. Он состоит из пяти разделов: во-первых, мы в общих чертах описываем роль бессознательных процессов в психологии человека.Это позволяет нам оценить во втором разделе вопрос о том, могут ли функции, связанные с сознанием, действовать у людей бессознательно. В-третьих, мы рассматриваем, какие признаки, потенциально указывающие на сознание, по-видимому, действуют сознательно, у людей. В-четвертых, мы исследуем, какие функции, связанные с сознанием, с наибольшей вероятностью действуют бессознательно у людей. И, наконец, в-пятых, мы сделаем несколько заключительных замечаний по изученным характеристикам.

    Понимание роли бессознательных процессов

    Научному изучению сознания уделяется значительное внимание только в последние десятилетия (Zeman, 2001; Pereira et al., 2010). Эти усилия привели к распространению различных теорий сознания, но ни одна из них не получила широкого признания в научном сообществе (Earl, 2014; Pereira et al., 2010). Следовательно, обращаясь к бессознательным процессам, мы сталкиваемся с двумя основными проблемами:

    • Отсутствие консенсуса и двусмысленные определения того, что такое сознание, и, как следствие, нечеткие концепции бессознательных процессов и их роли (Earl, 2014; Pereira et al., 2010). Например, некоторые авторы (например, Hassin, 2013) считают, что простые автоматические действия - даже те, которые усвоены на практике - могут быть бессознательными, в то время как другие исследователи полагают, что автоматизма недостаточно, а бессознательные процессы скорее определяются с точки зрения их непреднамеренной природы (например, Bargh & Morsella, 2008). Аналогичным образом, исследования поведенческого прайминга перешли от определения бессознательного как «без осознания стимулов» к «без осознания влияния стимулов» (Hesselmann & Moors, 2015).Кроме того, в некоторых случаях основное понимание того, что такое «бессознательное», не является явным, и необходимо дать определение. В других случаях лежащие в основе теории для понимания сознательных процессов не определены в достаточной степени. Следовательно, результаты из разных источников могут быть несопоставимы. Более того, когда они сопоставимы, мы можем столкнуться с противоречивыми доказательствами.

    Эти несоответствия могут привести к различным критериям того, можно ли считать одну и ту же функцию или поведение бессознательным или нет.Если концепция не определена должным образом, то, что считается доказательством или нет, и на что указывают доказательства, будет предметом интерпретации исследователем.

    • Методологические ограничения : большинство открытий в области человеческого сознания основано на субъективных отчетах о внутренних состояниях людей, таких как образы, чувства и внутренняя речь. Однако этот подход сталкивается с двумя методологическими ограничениями: во-первых, эти внутренние состояния нельзя наблюдать извне.Во-вторых, наша способность к самоанализу ограничена (Hassin, 2013; см. Также McGovern & Baars, 2007). Кроме того, необходимо учитывать, что использование других методов, основанных на активности мозга, не обязательно дает однозначные ответы, поскольку нейронная активность сама по себе не является индикатором сознания (Baars & Gage, 2010). Кроме того, как подчеркивают Хессельманн и Моорс (2015), в этой области исследований не исключаются неудачные репликации; а что касается новых исследований, то они еще не были воспроизведены.

    Хотя это обсуждается, в основном считается, что сознательные процессы включают возбуждение и осознание воспринимаемого стимула (Zeman, 2001). Таким образом, и для строгих целей этой работы мы понимаем сознательные процессы как феноменологические субъективные переживания, в которых индивид осознает внешний объект или внутреннее состояние (на основе van Gulick, 2004). Со своей стороны, бессознательные процессы - это те процессы, которые происходят вне сознательного осознания и все же влияют на переживания человека (Kihlstrom, 1997).Земан (2001) добавляет, что эти «невоспринимаемые» стимулы влияют на нейронные события и последующие действия (см., Например, Frith et al., 1999). В нейрофизиологии одним из наиболее часто цитируемых примеров бессознательного восприятия является слепое зрение.

    Эти рабочие определения не требуют приверженности конкретным теориям (не) сознания, по крайней мере, для строгих целей этого проекта. В этом смысле обратите внимание, что мы ссылаемся на сознательные / бессознательные процессы (а не на «бессознательное» как существительное), поскольку мы не обязательно подразумеваем, что существует сознательная и бессознательная система или ментальная сущность как таковая - как в топографическая модель, предложенная Зигмундом Фрейдом или Карлом Юнгом.

    В настоящее время существование бессознательных процессов, которые часто можно противопоставить сознательным механизмам, признано когнитивной наукой и нейробиологией (McGovern & Baars, 2007). В целом считается, что существует диссоциация между сознательным осознанием и стимуляцией и / или поведением. Иными словами, есть убедительные доказательства того, что стимулы могут восприниматься и обрабатываться в отсутствие сознательного осознания, что влияет на поведение человека (Cleeremans, 2001).

    Как это? Например, мы знаем, что наши ментальные парадигмы - то, как мы классифицируем вещи вокруг нас - любят объединять похожие темы и мысли. Поэтому, если мы покажем испытуемому слово «кошка» (основной стимул), даже на очень короткое время, а затем одно из двух новых слов, «собака» или «машина», она быстрее распознает «собаку», потому что активация мозга распространяется. быстрее среди связанных идей. При определенных обстоятельствах основной стимул может непреднамеренно повлиять и на последующее поведение. Например, в эксперименте с азартными играми было замечено, что, когда люди слышали слова, связанные со ставками, они значительно чаще делали ставки (Payne et al., 2016). Автоматически и без намерения или осознания воздействие одного стимула может повлиять на то, как мы реагируем на другой стимул или на последующую ситуацию (Ortells et al., 2006; Payne et al., 2016).

    Различные из этих прайминговых эффектов были продемонстрированы даже тогда, когда первый стимул (в нашем примере слово «кошка») оставался без внимания и предъявлялся за пределами «пространственного фокуса» внимания (например, Ortells et al., 2001) или отображался для короткое время воздействия, а затем замаскированы таким образом, что люди утверждают, что не осознают идентичность стимулов (например,г. Дрэйн и Гринвальд, 1998; Forster et al., 1990 в Kihlstrom, 1989; Марсель, 1983). Несмотря на это свидетельство, необходимо отметить, что несколько конкретных экспериментов, посвященных прайминговым эффектам (например, заставляя людей думать о старости, заставляет вас ходить медленнее; Bargh et al., 1996), не удалось надежно воспроизвести. Хотя до сих пор ведутся активные дебаты по поводу этих результатов, кажется, что некоторые модели поведения и когнитивные процессы могут иметь сознательные и бессознательные аспекты, а также могут варьироваться от полностью бессознательного до полностью осознанного, с сознательными и бессознательными атрибутами или эффектами (McGovern & Baars, 2007).

    В общем, бессознательные особенности (поведения и познания) могут принимать форму автоматизма (или «автоматического поведения»), неявной памяти, неявного восприятия, неявного мышления и языка, а также неявного обучения (Kihlstrom, 1989; Zeman, 2001). Хорошим примером вышесказанного является то, как мы изучаем наш родной язык. Мы выявляем, изучаем и запоминаем его сложные и тонкие закономерности, даже не осознавая этого. Для детей такое неявное изучение языка происходит спонтанно в первые несколько лет жизни.Тем не менее, когда взрослые, изучение второго языка, как правило, дается далеко не легко. Кроме того, другие авторы включают формы бессознательной оценки и мотивации (например, Bargh & Morsella, 2008) и даже бессознательные процессы принятия решений (например, Soon et al., 2008).

    Вышеупомянутые процессы в основном считаются «бессознательными» из-за двух характеристик: их непреднамеренной природы и автоматизма (например, Bargh & Morsella, 2008; Lieberman, 2007; Morsella & Poehlman, 2013).Однако не каждое автоматическое непреднамеренное действие или является бессознательным как таковым . Например, езда на велосипеде или вождение автомобиля могут быть автоматическими действиями для кого-то, кто знаком с этими задачами, но это , а не правильный бессознательный процесс, поскольку они подразумевают намерение (см. McGovern & Baars, 2007). Следовательно, если кто-то каждый день ездит на работу на машине, он, вероятно, помнит, как уезжал из дома и приезжал на работу. Но она, вероятно, может не вспомнить подробностей о поездке между ними, когда она включала или выключала свет или сколько раз она останавливалась.Она водила столько лет, что после непрерывной практики вождение стало для нее автоматическим. Точно так же, если мы учимся играть на гитаре, во время наших первых проб мы должны тщательно продумать, что делает каждый палец. Однако после практики игра на гитаре в конечном итоге станет автоматической - по крайней мере, если мы играем известную пьесу. Фактически, автоматические навыки этого типа, которые могут даже требовать быстрого и высокоорганизованного мышечного контроля, начинаются под корковым контролем, но после достаточной практики они, как правило, переходят под подкорковый контроль (Haier et al., 1992; Chein & Schneider, 2005 в Baars & Gage, 2010).

    Следовательно, когда мы автоматически обнаруживаем, что играем на гитаре, водим машину, едем на велосипеде или идем пешком, это не означает, что эти действия являются бессознательными. Это может быть автоматическое поведение, но мы не зомби за рулем. Мы знаем, почему и где едем на машине. Мы можем изменить наш маршрут или пункт назначения. Это преднамеренное поведение, и его автоматичность является результатом чрезмерного обучения - приобретенного навыка, который становится автоматическим после непрерывного обучения (см. Shibata et al., 2017). Таким образом, после постоянной практики мы можем выполнять эти задачи, не уделяя им особого внимания. Следовательно, не всякое автоматическое поведение обязательно является бессознательным.

    Чем объясняются бессознательные процессы, помимо чрезмерного обучения автоматическому поведению? Почему они остаются вне сознания? Во-первых, необходимо учитывать, что сознание имеет очень ограниченные возможности обработки (Baddeley, 2007; Kahneman, 1973). Это означает, что человек не может сознательно ощущать все стимулы и информацию, доступную одновременно.Следовательно, эта информация может быть отправлена ​​на бессознательную обработку. Взятые вместе, бессознательные процессы могут действовать одновременно, обладают большей способностью к обработке и участвуют во всех когнитивных функциях (McGovern & Baars, 2007; Baars & Gage, 2010).

    Во-вторых, хотя люди обладают способностью обрабатывать информацию сознательно, это часто происходит бессознательно, что предполагает, что сознательная и бессознательная обработка информации - это разные стратегии, которые могут быть более или менее эффективными для разных задач (Keller, 2014).Хассин (2013) утверждает, что, поскольку сознательное осознание в том виде, в каком его испытывают сегодня люди, могло быть относительно недавним развитием (например, Dennett, 1991), и с учетом того, как работает эволюция, «когнитивные функции, вероятно, будут происходить вне сознательного осознания» (195). . Отсюда возникает новый вопрос: какие стимулы или задачи более эффективно обрабатываются с помощью бессознательных механизмов?

    Ответ на этот сложный вопрос выходит за рамки этого документа. Тем не менее, оценка того, могут ли многочисленные поведенческие и нейробиологические / архитектурные особенности, связанные с сознанием, происходить бессознательно, может пролить некоторый свет на эту тему.Что еще более важно, если определенные функции могут проявляться неосознанно у людей, это может указывать на то, какие функции сами по себе недостаточны при оценке сознания у других нечеловеческих индивидуумов, что и является актуальной проблемой.

    Краткий ответ: да, могут (что отличается от «да, могут»). Некоторые функции могут выполняться неосознанно, но не всегда, возможно, не все и не полностью. Вот обзор наших выводов:

    • Некоторые сложные функции обработки информации могут выполняться бессознательно: «Сложные» или высокоуровневые функции относятся к когнитивным процессам, которые возникают после восприятия и требуют того, что обычно считается сложными вычислениями и когнитивным контролем (Diamond, 2013).Некоторые примеры: торможение, принятие решений, решение проблем, самоконтроль, планирование, исполнительные функции и рабочая память. Почему? Рассмотрим случай принятия решений. Обычно для принятия решения необходимо рассмотреть различные варианты, взвесить их преимущества и затраты и справиться с их последствиями: есть гамбургер или салат? Уволиться с работы или нет? Нужно сформировать мнение и обдумать. Следовательно, принятие решения, как и другие исполнительные функции, требует определенных усилий или, по крайней мере, сознательного внимания.Но всегда ли так?

    В исследовании участники, испытывающие жажду и не испытывающие жажды, получали холодный чай или нейтральное слово. Слова и клеймо промелькнули перед ними на несколько тысячных секунды, слишком быстро, чтобы их можно было осознать. Однако нескольких тысячных долей секунды было достаточно для того, чтобы прочесть слова и повлиять на поведение участников: выбирая напиток, те жаждущие люди, которые были знакомы с маркой холодного чая, предпочитали эту марку (Karremans et al., 2006).

    В последние годы новые исследования бросили вызов общепринятому мнению о том, что принятие решений и достижение цели обязательно должны происходить сознательно. Согласно Chartrand и Bargh (1996 in Chartrand et al., 2008), «цели могут быть активированы ситуативными сигналами и могут влиять на поведение вне пределов осведомленности, пока не будет достигнут желаемый результат». Однако этого не произойдет ни при каких обстоятельствах. Например, обратите внимание, что в эксперименте с холодным чаем эффект бессознательно воспринимаемого бренда затронул только человек, испытывающих жажду, человек.Как Karremans et al. (2006) подчеркивают, что подсознательные стимулы могут влиять на поведение только тогда, когда у человека есть потенциал для выполнения определенного действия и он находится в правильном контексте для его выполнения (см. Также Bargh et al., 1996). Несмотря на вышесказанное, похоже, что по этому поводу нет научного консенсуса. Chartrand et al. (2008) поясняют, что в этой области все еще необходимы дальнейшие исследования.

    Обработка языка, в свою очередь, также является сложным когнитивным процессом. Но если вас попросят не читать следующее предложение, вы, вероятно, проиграете: «Не читайте это» .Вы это читали? Предположительно да. Для отдельных слов или коротких предложений чтение - это автоматическое и непреднамеренное явление, которое происходит без каких-либо добровольных усилий - если вы, конечно, грамотный человек - и даже вне нашего сознательного осознания, как показывают эксперимент с холодным чаем и другие исследования. (см., например, Forster et al., 1990 в Kihlstrom, 1989; Karremans et al., 2006; Marcel, 1983). Этот простой пример показывает, что у нас нет полного контроля даже над сложным когнитивным процессом, таким как чтение, или над тем, как его автоматические процессы активируются нашим разумом, даже в тех случаях, когда они противоречат нашему желаемому намеренному поведению.

    • Если функция может происходить бессознательно, это не означает, что она всегда или часто бывает бессознательной. действует сознательно некоторое время или большую часть времени.

    Вышесказанное может стать более очевидным при изучении определенных функций у определенных людей.Например, рассмотрите возможность навигации и использования инструментов сомнамбулами. Во время эпизодов сомнамбулизма люди могут ориентироваться и демонстрировать сложное двигательное поведение, такое как получение и употребление пищи. Popat & Winslade (2015) сообщают о более необычном, но хорошо задокументированном случае, когда мужчина управлял своей машиной, вынимал из нее металлическую шину и бил свою тещу.

    Во время эпизодов парасомнии физиологически одни части мозга находятся в состоянии сна, а другие - в состоянии бодрствования. Однако субъекты «абсолютно не взаимодействуют мысленно с внешним миром», а их «сенсорное восприятие практически отключено» (Popat & Winslade, 2015), что доказывает, что эти люди не осведомлены.Лунатики не могут намеренно инициировать свои действия и не могут контролировать их. Если сомнамбулизм считается бессознательным состоянием, люди могут перемещаться - по крайней мере, через известные области - и бессознательно использовать инструменты. Тем не менее, необходимо подчеркнуть, что сомнамбулизм не является обычным заболеванием, и здесь представлены редкие случаи.

    Некоторые ученые также предостерегают от преувеличения значения некоторых функций, выполняемых бессознательно. Рой Баумейстер (2007 в Carey, 2007), профессор психологии в Университете штата Флорида, объясняет, что эти открытия о бессознательных процессах «похожи на демонстрацию того, что вы можете включить зажигание в автомобиле без ключей».Это важная и потенциально полезная информация, но она не доказывает, что ключей не существует или что ключи бесполезны ».

    • Если определенное поведение может происходить бессознательно, этого недостаточно для обобщения: Если определенная функция может выполняться бессознательно, это не означает, что другие выражения этой функции могут действовать бессознательно. Или если функция имеет бессознательные компоненты, из которых не следует, что та же функция не указывает на сознание.

    Как такое может быть? Наши результаты показывают, что даже когда человек полностью бодрствует и бдит, бессознательная обработка информации происходит во многих ситуациях. Фактически, бессознательные процессы, кажется, происходят как побочный эффект сознательного воздействия. Баарс и Гейдж (2010) заявляют, что «в настоящее время имеется большое количество свидетельств того, что наше восприятие мира вокруг нас частично бессознательно, хотя результат процесса восприятия является сознательным» (26). Авторы добавляют, что почти все познавательные задачи (например,зрение, слух, память, эмоции, исполнительный контроль, социальное познание), которые имеют место во время бодрствования, имеют как сознательные (подлежащие отчету), так и бессознательные (не подлежащие отчету) компоненты. «Насколько нам известно, полностью осознанных познавательных задач не существует, а может и не быть полностью бессознательных» (242–243).

    Учитывайте способность языковой обработки. Как уже упоминалось, навыки обработки грамматики обычно тренируются бессознательно, и, возможно, значения слов часто выводятся бессознательно, т.е. с использованием неявного обучения (Baars & Gage, 2010). Однако это не означает, что мы можем бессознательно разработать сложный дискурс или что все формы языковой обработки могут выполняться бессознательно. В этом случае было бы важно получить доказательства того, что бессознательная обработка речи может также выполнять сложные функции, такие как чтение длинного философского текста.

    Точно так же поведение избегания вкуса из-за отвращения к вкусу является еще одним плодотворным примером. В этом случае, как следствие условного отвращения к вкусу (CTA), вкус становится неприятным (ядовитый раздражитель), и его можно будет избегать в последующих презентациях.CTA может действовать бессознательно (см. Gallo, 2008), и кажется, что он устойчив к старению. У людей КТА «обычно устойчивый и длительный» (Clasen et al., 2017). Несмотря на вышесказанное, это не означает, что призыв к действию всегда или часто бывает бессознательным, и даже не то, что другие формы долгосрочного изменения поведения во избежание вредного стимула бессознательны.

    Таким образом, чтобы узнать больше об этой проблеме и о других бессознательных процессах в целом, нам необходимо выяснить возможные закономерности бессознательных процессов, то есть определить, когда мы можем ожидать, что определенные функции будут выполняться бессознательно, а не сознательно.

    • Если функция может возникать «бессознательно» («вызывается автоматически»), это не обязательно означает, что человек не может сообщить об этом: Ноцицептивный рефлекс сгибания (или рефлекс отдергивания сгибателей или рефлекс отдергивания) обычно представляется как бессознательная реакция . Как описано ранее, этот рефлекс активируется автоматически и не требует сознательного решения.

    Хотя спинномозговые центры могут выполнять команды из высших центров с помощью сенсомоторных рефлексов, они также возвращают в мозг сигналы обратной связи (Baars & Gage, 2010).Следовательно, субъект может осознавать свою рефлекторную реакцию - хотя она не может ее контролировать - и может сообщить о ней (см. Feinberg & Mallatt, 2016).

    Какие функции

    сознательно работают у человека?

    Как указывалось ранее, мы понимаем сознательные процессы как феноменологические субъективные переживания, в которых индивид осознает внешний объект или внутреннее состояние. Следуя рассмотренной литературе (см. McGovern & Baars, 2007), мы можем оперативно конкретизировать «сознательные процессы» как те, которые удовлетворяют следующим условиям:

    (i) Физическое лицо может заявить, что они были преднамеренными,

    (ii) О них можно сообщать и действовать в соответствии с…

    (iii)… с проверяемой точностью.

    Чтобы ответить на наш главный вопрос ( «, какие особенности действуют сознательно у людей?»), Каждый показатель оценивается в каждом из этих трех состояний сознательных процессов. Эта категоризация не предназначена для налогообложения или исключения бессознательных аспектов сознательных задач. Фактически, различные типы хорошо известных сознательно опосредованных явлений (таких как сенсомоторные навыки, решение проблем, сенсорно-пространственная интеграция) связаны с бессознательными процессами, и как сознательные, так и бессознательные компоненты, вероятно, будут иметь решающее значение для нормального, гибкого и адаптируемого познания ( Баарс и Гейдж, 2010).

    Некоторые особенности кажутся обязательно осознанными:

    Для следующих функций мы не нашли доказательств того, что они могут действовать бессознательно. Тем не менее, это не означает, что эмпирически доказано, что эти функции всегда выполняются сознательно. Мы только констатируем, что, учитывая текущее состояние дел:

    • В литературе предполагается, что эти функции выполняются сознательно, а
    • Не было обнаружено эмпирических доказательств того, что эти функции будут происходить бессознательно, хотя это не исключает бессознательные компоненты.

    Для следующих случаев, как правило, были обнаружены менее явные ссылки на природу сознания. Следовательно, по этим функциям у нас немного меньше уверенности. В некоторых других случаях имеются неубедительные доказательства того, что та же функция может выполняться бессознательно, или есть частичные доказательства того, что функция может действовать бессознательно при очень специфических обстоятельствах (см. «Наблюдения»). Тем не менее, эти особенности часто рассматриваются как преднамеренное поведение, требующее определенной гибкости, что заставляет нас предполагать, что они в основном являются сознательными процессами в человеческих существах:

    Обратите внимание, что для «поведенческих состояний настроения» указано, что они могут быть подробно описаны индивидуумом («Да (сообщается)»), хотя индивидуум может не иметь контроля над этими внутренними состояниями.

    С меньшей уверенностью, « Защитное поведение / сопротивление » можно было бы вывести как сознательную реакцию и, следовательно, включить в предыдущую таблицу. Обычно защитное поведение у людей описывается как действие в целях самозащиты, действие, которое может повлечь за собой физические усилия и другие нефизические механизмы (см. Downs et al., 2007). Однако можно утверждать, что при определенных эмоциональных состояниях защитные реакции могут возникать непроизвольно. Что касается « Пространственная память» , есть противоречивые свидетельства для этого индикатора: его обычно описывают как сознательный процесс, но другие авторы также предлагают неявную (бессознательную) форму пространственной памяти.В общем, многие аспекты памяти бессознательны, тогда как эпизодическая память, например, подразумевает запись сознательных событий в прошлом (Baars & Gage, 2010). Однако, если пространственная память относится к разработке когнитивных карт (форма декларативного сознания), она может не происходить бессознательно, хотя может потребовать в некоторой степени бессознательных процессов, которые часто неявны и трудно сформулировать (например, контекстуальные явления, такие как предположения, которые мы делаем о визуальном пространстве, о направлении падающего света в визуальной сцене.См. Baars, 1988).

    В общем, для различных предполагаемых случаев необходимы дополнительные исследования. Аргументы могут сделать функцию обязательно (или правдоподобно) осознанной, но эти гипотезы должны подтверждаться эмпирическими данными.

    Некоторые функции часто называют сознательными процессами:

    Для этой категории мы рассматриваем некоторые функции, которые в литературе обычно описываются как сознательные процессы. Однако мы также нашли убедительные доказательства того, что одни и те же функции могут иногда отображаться бессознательно.Эти исключения указаны в столбце «Наблюдения»:

    .

    Со своей стороны, « Контекстное обучение » также может быть включено в предыдущую таблицу. Хотя это кажется осознанной особенностью, эффект контекстной подсказки обычно упоминается как бессознательная форма контекстного обучения у людей, и для этого могут потребоваться до некоторой степени бессознательные процессы (например, контекстные явления, см. Baars, 1988). Однако недавние исследования обсуждают, действительно ли этот тип обучения происходит бессознательно.

    Некоторые функции чаще возникают неосознанно

    В этом разделе мы рассматриваем особенности, наличие которых можно проверить, но (i) человек не может утверждать, что они были преднамеренными, и (ii) человек может не знать о них (не сообщает о них). С практической точки зрения и для целей данной работы функции, отвечающие критериям (i) и (ii), были квалифицированы как «бессознательные». Кроме того, хотя о функции можно сообщить, ее нельзя использовать или избежать.

    Как показано в предыдущей таблице, эти функции могут выполняться неосознанно, но это не значит, что они всегда или большую часть времени выполняются. Кроме того, подсознательное восприятие и обучение, которые могут быть задействованы в некоторых из этих бессознательных функций, могут иметь место для очень значимых и стереотипных стимулов (см. Baars & Gage, 2010).

    С другой стороны, мы обнаружили другие функции, которые чаще описываются в литературе как (i) не инициируются намеренно и (ii) человек может не знать о них (не сообщает о них).Это подробно рассматривается в следующем разделе.

    Существуют ли функции, которые с особой вероятностью будут работать неосознанно

    у человека?

    В следующей таблице мы рассматриваем особенности, наличие которых можно проверить, но (i) человек не может утверждать, что они были преднамеренными, и (ii) человек может не знать о них (не сообщает о них). Все включенные здесь случаи соответствуют критерию (i). Критерий (ii) может или не может быть соблюден с неопределенной точностью. Кроме того, хотя о функции можно сообщить, ее нельзя использовать или избежать.

    Мы предполагаем, что при оптимальных условиях отчетности о предыдущих функциях может сообщать человек - см. «Бережливое производство» в пятом столбце таблицы.

    Выводы

    • У людей сознание имеет очень ограниченные возможности обработки. Кроме того, сознательная и бессознательная обработка информации - это разные стратегии, которые могут быть более или менее эффективными для разных функций.
    • Некоторые функции, связанные с сознанием, могут действовать у человека бессознательно.В самом деле, некоторые сложные функции обработки информации могут выполняться бессознательно, а сознательные и бессознательные процессы обычно идут рука об руку. Тем не менее, если функция может происходить бессознательно, это не означает, что она всегда или часто бывает бессознательной. Более того, если определенное поведение может происходить бессознательно, этого недостаточно для обобщения данной особенности. Наконец, если реакция может происходить «бессознательно» (вызывается автоматически), это не обязательно означает, что человек не может сообщить об этом.
    • Согласно нашим выводам, следующие особенности с наибольшей вероятностью возникают у людей бессознательно: почти все реакции на вредные стимулы (за исключением «защитного поведения / сопротивления») и некоторые формы обучения (например, классическая обусловленность, сенсибилизация, привыкание). и вкусовое отвращение). Как было замечено, в целом все эти особенности относятся к базовым видам обучения или к автоматизированным жестким реакциям, которые позволяют чрезвычайно быстро реагировать на потенциально опасные стимулы.В качестве аварийных стратегий эти реакции, вероятно, были выбраны из-за экстремальной скорости и, следовательно, обходят или заменяют систему агентства. Таким образом, можно утверждать, что это наименее надежные функции для вывода сознательных состояний у других нечеловеческих индивидуумов.
    • Несмотря на вышесказанное, следует отметить, что если функция может выполняться бессознательно у людей, это не означает, что она выполняется бессознательно у других нечеловеческих индивидуумов. То, что является функциональным и адаптируемым для людей, может не быть функциональным и адаптивным для других, не относящихся к человеку людей; и, в свою очередь, то, что имеет решающее значение для выживания некоторых нечеловеческих существ, может быть несравнимо актуально для людей (например,г. антихищнические реакции, см. Barrett, 2005).
    • Наши результаты являются предварительными и должны рассматриваться с осторожностью, учитывая текущее состояние дел, отсутствие консенсуса по основополагающим определениям и текущие и живые методологические дискуссии о том, как надлежащим образом изучать сознательную и бессознательную обработку у людей.
    • Следовательно, остается много нерешенных вопросов. Баарс и Гейдж (2010) утверждают, что мы до сих пор не знаем, что люди могут делать совершенно бессознательно.Кроме того, поскольку «сознание» является конструктом, выведенным из поведенческих наблюдений, его изучение должно основываться не только на субъективных отчетах, но и на эмпирических методах наблюдения - методах записи мозга. В этом смысле разрабатывается ряд надежных методов изучения как сознательных, так и бессознательных мозговых событий (Baars & Gage, 2010), и растущая интеграция поведенческих и нейронных данных мозга может способствовать повышению надежности исследовательских проектов и поощрению повторения. исследования.В этом отношении некоторые ключевые задачи для будущих исследований включают (i) введение в действие общих основополагающих определений, (ii) понимание эмпирических различий между сознательными и бессознательными процессами, (iii) выявление шаблонов - если они есть - для определения того, когда мы можем ожидать определенных функций. происходить бессознательно, а не сознательно, и (iv) определение конкретных адаптивных целей этих явлений, чтобы понять, в какой степени наши признаки, указывающие на сознание, актуальны для оценки сознания у нечеловеческих индивидуумов.

    Кредиты

    Это эссе - проект Rethink Priorities.

    Он был написан Даниэлой Р. Уолдхорн при участии Джейсона Шукрафта, Питера Херфорда и Маркуса А. Дэвиса. Джейсон Шукрафт и Дэвид Мосс предоставили полезные комментарии к этому эссе.

    Если вам нравится наша работа, рассмотрите возможность подписки на нашу рассылку новостей. Здесь вы можете увидеть всю нашу работу на сегодняшний день.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *