Я ненавижу своего сына подростка что делать: Вопрос эксперту: «Я ненавижу своего сына-подростка…»

Содержание

я ненавижу своего ребенка подростка что делать — 25 рекомендаций на Babyblog.ru

Луковникова М.В.

детский, медицинский психолог.

» только вы маме не говорите, что

я папу тоже люблю, очень…»

(на приеме)

На приеме: (мальчик 6 лет, тяжелое невротическое расстройство)

— С кем ты живешь?

— С мамой.

— А папа?

— А мы его выгнали.

— Как это?

— Мы с ним развелись … он нас унижает… он не мужик … испортил нам лучшие годы…

На приеме: (подросток 14 лет, тяжелые мигрени, обмороки, противоправное поведение)

— А почему ты не нарисовал папу, ведь вы же одна семья?

— Лучше бы его вообще не было, такого папы…

— Что ты имеешь ввиду?

— Он матери всю жизнь испоганил, вел себя как свинья…сейчас не работает…

— А лично к тебе папа как относится?

— Ну, за двойки не ругает…

— … все?

— И все, …чего от него? …я даже деньги сам зарабатываю себе на развлечения…

— А чем зарабатываешь?

— Корзины плету…

— А кто научил?

— Отец…он меня вообще многому научил, я еще рыбу ловить могу…машину водить могу… по дереву немного… вот к весне лодку смолили, на рыбалку с отцом поедем.

— Как же ты в одной лодке сидишь с человеком, которого бы лучше вообще на свете не было?

— … ну, вообще у нас с ним так-то… отношения интересные … когда мать уезжает, у нас хорошо…это она с ним не ладит, а я то и с мамкой и с отцом могу, когда не вместе…

На приеме: (девочка 6 лет, проблемы с общением, не внимательная, ночные кошмары, заикание, грызет ногти …)

— Почему ты нарисовала только маму с братом, а где же папа и ты?

— Ну, мы в другом месте, чтобы у мамы было хорошее настроение…

— А если вы будете все вместе?

— То плохо…

— Как это плохо?

— … … (девочка плачет)

Через некоторое время:

— Только вы маме не говорите, что я папу тоже люблю, очень…

За время работы с детьми, в своей практике, мне пришлось столкнуться со следующими фактами:

Дети любят своих родителей одинаково сильно, вне зависимости от демонстрируемого ими поведения.Ребенок воспринимает маму и папу как целое и как важнейшую часть самого себя. Отношение ребенка к отцу и отца к ребенку всегда формирует мать. (Женщина выступает посредником между отцом и ребёнком, именно она транслирует ребёнку: кто его отец, какой он и как к нему следует относиться).

Мать имеет абсолютную власть над ребёнком, она делает с ним всё что захочет, сознательно или бессознательно. Такая сила дана женщине природой для того, чтобы потомство смогло выжить без лишних сомнений. Сначала сама мама является миром ребенка, а позднее она выводит ребенка в мир через себя. Ребенок познает мир через маму, видит мир ее глазами, акцентирует внимание на том, что значимо для мамы. Осознанно и неосознанно мама активно формирует восприятие ребенка. С отцом ребенка тоже знакомит мама, она транслирует степень значимости отца. Если мама не доверяет мужу, то ребенок будет избегать отца.

На приеме:

— Моей дочке 1год 7месяцев. Она с криком убегает от отца, а когда он берет ее на руки — плачет и вырывается. А последнее время стала говорить отцу: «Уходи, я тебя не люблю. Ты плохой».

— А что вы действительно чувствуете к своему мужу?

— Я сильно обижена на него…до слез.

Отношение отца к ребенку тоже формирует мать. Например, если женщина не уважает отца ребенка, то мужчина может отказать ребенку во внимании. Достаточно часто повторяется одна и та же ситуация: стоит только женщине изменить внутреннее отношение к отцу ребенка, как он неожиданно изъявляет желание видеть ребенка и участвовать в его воспитании. И это даже в тех случаях, когда отец до этого долгие годы игнорировал ребенка.

Если нарушено внимание, память, неадекватна самооценка, а поведение оставляет желать лучшего — то в душе ребенка катастрофически не хватает отца.Отвержение отца в семье часто ведет к появлению интеллектуальной и психической задержке развития ребенка.Если нарушена коммуникативная сфера, высокая тревожность, страхи, а приспосабливаться к жизни ребенок так и не научился, и везде чувствует себя чужим — значит он никак не может отыскать маму в своем сердце.

Детям легче справляться с проблемами взросления, если они чувствуют, что мама и папа принимают их целиком, такими, какие они есть.Ребенок растет здоровым эмоционально и физически, когда он находится вне зоны проблем своих родителей — каждого индивидуально и/или их как пары. То есть он занимает свое детское место в системе семьи.Ребёнок всегда «держит флаг» за отвергнутого родителя. Поэтому он будет соединяться с ним в своей душе любыми способами. Например, он может повторять тяжёлые особенности судьбы, характера, поведения и т.п. Причём, чем сильнее мать не принимает эти особенности, тем ярче у ребёнка они проявляются. Но как только мама искренне разрешит ребёнку быть похожим на своего отца, любить его открыто, у ребёнка появится выбор: соединяться с отцом через тяжелое или же любить его напрямую — сердцем.

Когда мама не любит, не доверяет, не уважает или просто обижена на отца ребенка, то глядя на ребенка и видя в нем многие проявления отца, осознанно или неосознанно дает малышу понять, что его «мужская часть» плохая. Она как бы говорит: «Это мне не нравится. Ты не мой ребенок, если ты похож на своего отца». И из любви к матери, а точнее из-за глубокого стремления выжить в данной семейной системе, ребёнок всё-таки отказывается от отца, а следовательно и от мужского в себе.

За подобный отказ ребенок платит слишком дорогую цену. В душе этого предательства он себе никогда не простит. И обязательно накажет себя за это сломанной судьбой, плохим здоровьем, неудачливостью в жизни. Ведь жить с этой виной невыносимо, даже если она не всегда осознаётся. Но это цена его выживания.

Чтобы примерно почувствовать, что же происходит в душе ребёнка, попробуйте закрыть глаза и представить двух самых близких для вас людей, за которых вы можете, не задумываясь, отдать жизнь. А теперь вы все трое, крепко держась за руки, оказались в горах. Но гора, на которой вы стояли, неожиданно рухнула. И оказалось, что вы чудом удержались на скале, а два ваших самых дорогих человека повисли над пропастью, держась за ваши руки. Силы кончаются и вы понимаете, что двоих не вытащить. Спасти можно только кого-то одного. Кого вы выберете? В этот момент мамы, как правило, говорят: «Нет, лучше уж умереть всем вместе. Это ужасно!» Действительно, так было бы легче, но условия жизни таковы, что ребенку приходится сделать невозможный выбор. И он его делает. Чаще в сторону мамы. «Представьте, что вы все-таки отпустили одного человека и вытащили другого.

-Что вы будете чувствовать по отношению к тому, кого вы не смогли спасти?

-Огромную, испепеляющую вину.

— А к тому, ради кого вы это сделали?

— Ненависть».

Но природа мудра — тема злости на мать в детстве табулирована жестко. Это оправдано, ведь мама не только дарит жизнь, она её ещё и поддерживает. После отказа от папы, мама остается единственным человеком, который может поддержать в жизни. Поэтому, выражая свой гнев, можно спилить сук, на котором сидишь. И тогда этот гнев обращается на самого себя (аутоагрессия). «Это я плохо справился, я предал папу, я сделал недостаточно для того, чтобы…и только я один.

Мама не виновата — она слабая женщина». И тогда начинаются проблемы с поведением, психическим и физическим здоровьем.

Мужское гораздо больше, чем похожесть на собственного отца. Принцип мужского — это закон. Духовность. Честь и достоинство. Чувство меры (внутреннее ощущение уместности и своевременности). Социальная самореализация (работа по душе, хороший материальный доход, карьера) возможна, только если в душе человека есть позитивный образ отца.

Какой бы замечательной ни была мать, но только отец может инициировать взрослую часть внутри ребёнка. (Даже если отцу самому не удалось выстроить отношения с собственным отцом. Для процесса инициации это не столь важно). Вы, наверное, встречали взрослых людей, которые инфантильны и беспомощны как дети? Начинают одновременно кучу дел, имеют множество проектов, но ни один так и не доводят до конца. Или те, кто боятся начать дело, проявить активность в социальной самореализации. Или те, кто не могут сказать «нет». Или не держат данного слова, на них сложно в чём либо положиться.

Или те, кто постоянно лгут. Или те, кто боятся иметь собственную точку зрения, соглашаются со многим против собственной воли, «прогибаясь» под обстоятельства. Или наоборот, те, кто ведут себя вызывающе, воюют с окружающим миром, противопоставляя себя другим людям, многое делая в пику, или даже ведут себя противоправно. Или те, кому жизнь в социуме даётся с огромным трудом, «втридорога» и т.п. — всё это те люди, у которых не было доступа к своему отцу.

Только рядом с отцом маленький ребёнок впервые познаёт границы. Собственные границы и границы других людей. Грани дозволенного и не дозволенного. Свои возможности и способности. Радом с отцом ребёнок чувствует, как действует закон. Его силу. (С мамой отношения строятся по другому принципу: без границ — полное слияние). Как пример, можно вспомнить поведение европейцев (в Европе ярко выражены принципы мужского) и русских (в России ярко выражены принципы женского), когда они вместе оказываются на одной территории. Европейцы, на какой бы маленькой территории не оказались в пространстве, интуитивно размещаются таким образом, что никому никто не мешает, никто не нарушает ничьих границ, и даже если это переполненное людьми пространство, то всё равно каждому остаётся место для своих интересов.

Если же появляются русские, то они заполняют собой всё. Уже никому нет места рядом. Своим поведением разрушая чужое пространство, потому что не имеют своих собственных границ. Начинается хаос. А это именно то, чем и является женское без мужского.

Именно в мужском потоке формируются достоинство, честь, воля, целеустремлённость, ответственность — во все временна высоко ценимые человеческие качества.

Другими словами, дети, которых мама не допустила к отцовскому потоку (сознательно или бессознательно) не смогут легко и естественно пробудить в себе уравновешенного, взрослого, ответственного, логичного, целеустремлённого человека — теперь придётся прилагать огромные усилия. Потому что психологически они остались мальчиками и девочками, так и не став мужчинами и женщинами.

Теперь за мамино решение: оградить ребёнка от отца, человек всю жизнь будет платить невероятно высокую цену. Словно он потерял благословение на жизнь.

Отец играет разные, но значимые роли для сына и дочери. Для мальчика отец — это его самоидентификация по полу (т.е. ощущение себя мужчиной не только физически, но и психологически). Отец — это родина для сына, его «стая».

Мальчик с самого начала рождается у человека другого пола. Всё с чем соприкасается мальчик в матери — иное по сути, иное, чем он сам. Женщина переживает то же чувство. Поэтому замечательно, когда мама может одарить сына своей любовью, наполнив женским потоком, инициировав женские принципы, с любовью отпустив его на родину — к отцу. (Кстати, только в этом случае сын может уважать свою мать и быть ей искренне благодарен). С момента рождения и, примерно, до трёх лет мальчик находится в поле влияния матери. Т.е. он напитывается женским: чувствительностью и нежностью. Способностью к близким, доверительным и долговременным эмоциональным отношениям. Именно с матерью ребёнок учится эмпатии (вчувствование в душевное состояние другого человека). В общении с ней пробуждается интерес к другим людям. Активно инициируется развитие эмоциональной сферы, а так же интуиции и творческих способностей — они тоже в зоне женского. Если мать была открыта в своей любви к малышу, то в последствии, став взрослым, такой мужчина будет заботливым мужем, ласковым любовником и любящим отцом.

В норме, примерно, после трёх лет, мама отпускает сына к отцу. Важно подчеркнуть, что она отпускает его навсегда. Отпускает, значит, разрешает мальчику напитываться мужским и быть мужчиной. И для этого процесса не столь важно жив отец, или умер, может быть у него другая семья, или он далеко, или у него тяжелая судьба.

Бывает и так, что биологического отца нет и не может быть рядом с ребёнком. Тогда здесь имеет значение, что мать чувствует в душе к отцу ребёнка. Если женщина не может согласиться ни с его судьбой, ни с ним, как правильным отцом для её ребёнка, то малыш получает пожизненный запрет на мужское. И даже правильная среда, в которой он вращается, не сможет скомпенсировать ему эту утрату. Он может занимается мужскими видами спорта, второй муж мамы может быть замечательным человеком и мужественным мужчиной, возможно даже есть дедушка, или дядя, готовые общаться с ребенком, но всё это останется на поверхности, как форма поведения. В душе ребёнок никогда не осмелится нарушить материнского запрета. Но если женщине всё таки удаётся принять отца ребёнка в своё сердце, то ребёнок бессознательно будет чувствовать, что мужское это хорошо. Сама мама дала своё благословение. Теперь встречая в своей жизни мужчин: дедушка, друзья, учителя, или новый мамин муж, ребёнок сможет через них напитываться мужским потоком. Который, он будет брать у своего отца.

Единственное, что имеет значение, это какой образ в душе у матери об отце ребёнка. Допустить ребёнка к отцовскому потоку мама может только при условии, что в душе она уважает отца ребёнка, или как минимум, хорошо к нему относится. Если этого не происходит, то бесполезно говорить мужу: «Иди, поиграй с ребёнком. Сходите вместе погулять» и т.п., отец этих слов не услышит, так же, как и ребёнок. Воздействие имеет только то, что принято душой. Благословляет ли мама отца и ребёнка на взаимную любовь друг к другу? Наполняется ли мамино сердце теплом, когда она видит, как ребёнок похож на своего отца? Если отец признан, то теперь малыш начнёт активно наполнятся мужским. Теперь развитие пойдёт по мужскому типу, со всеми мужскими особенностями, повадками, предпочтениями, и нюансами. Т.е. теперь мальчик сильно начнёт отличаться от маминого женского и всё больше станет походить на папино мужское. Так вырастают мужчины с выраженным мужским.

Обычно после подобного открытия мамы чувствуют себя растерянными и полными противоречий. Все они задают примерно одни и те же вопросы:

«Как же быть, если отца своего ребенка я не только не люблю, я его просто ненавижу?! Его даже уважать не за что — опустившийся человек! Я что, ребенку врать буду, что его отец хороший человек? Да я ребенку только и говорю: «Посмотри на своего отца… . Умоляю, только не будь как он!» Или: «Когда я вижу, что моя дочь хмурит брови, как ее отец, я хочу убить их обоих!».

Если смотреть на это так, то появятся злость и отчаяние. Но сейчас речь идет о ребенке, а не о парных отношениях женщины. А для ребёнка оба родителя равно значимые и одинаково любимые. Женщина очень часто смешивает свои парные отношения с родительскими. Для ребёнка это невыносимо. Женщина как бы говорит своему малышу: «Он плохой партнёр для меня, значит он плохой отец для тебя». Это разные вещи. Ребёнок не должен быть включён в особенности отношений пары. Образно говоря, дверь в родительскую спальню должна остаться для него закрытой навсегда. А вот как родители, эти два человека остаются в его полном распоряжении. Т.е. мужчина как партнёр и как отец ребёнка это два разных человека. Ребёнок ничего не знает об отце как о партнёре. А женщина не знает его как отца. Поэтому для женщины он только партнёр, а для ребёнка только отец. Мать, которая не может принять отца своего ребёнка, не может полностью принять и ребёнка. Поэтому она не может любить его безусловной любовью. А в этом случае ребёнок теряет доступ к обоим родителям. Теперь отношения с мамой внутренне, душевно будут тяжелы. Ребёнок либо будет подстраиваться и угождать матери, при этом частенько болея (так «пережигается» агрессия на мать), либо ребёнок активно будет протестовать. Но ни в первом, ни во втором случае открытой любви между матерью и ребёнком не будет.

Кстати, люди, которые не любят себя, считают себя некрасивыми, не принимают свою индивидуальность, а так же те, кто склонны к чрезмерному самоосуждению и осуждению всех и вся, это те бывшие дети, мать которых осуждала и отвергала в них их отца. Теперь отношения с самим собой и жизнью строятся по усвоенному в детстве принципу.

Но если женщине все-таки хватит мужества и любви к ребёнку, чтобы не вываливать тяжесть парных отношений на своё чадо, отделить в своей душе парные отношения от родительских, то у ребёнка наступит огромное душевное и физическое облегчение. (Многие дети перестают болеть после проделанной душевной работы их матерью). Тогда, не смотря на то, что родители разошлись, или не ладят, у ребёнка хватит в дальнейшем сил, чтобы жить и продолжать жизнь.

Наши предки знали такую закономерность, что если женщина умеет уважать своего мужа, своих и его родителей, то дети в таких семьях не болеют, а их судьбы складываются удачно.

Практика работы с детьми, подростками и взрослыми людьми показала, что самая сильная человеческая боль, имеющая долговременные последствия, это боль от потери родителей в свое душе. Кстати, именно эта потеря является, зачастую, причиной депрессии.

Поэтому для облегчения жизни ребенка и его полного выздоровления важно не столько само физическое присутствие родителей в повседневной жизни ребенка, сколько доброе и уважительное отношение к ним в его собственной душе. Словно родители никогда не покидали ребенка, а стоят за его спиной. Стоят, как ангелы — хранители. И так с первого и до последнего дня жизни. Неслучайно, что из десяти заповедей объяснением и мотивировкой сопровождается только пятая: «Чти отца и матерь твою, чтобы ты жил на земле долго и счастливо». Именно это знание позволяет выжить человечеству, оставаясь духовно и физически здоровым.

Ведь только тогда, когда сердце наполнено почтением и благодарностью своим родителям, хотя бы за бесценный дар жизни, можно смело идти вперёд.

Хочется рассказать об одном случае, ярко иллюстрирующем выше сказанное. Ко мне обратились мама и бабушка одного семилетнего мальчика. У ребенка было очень тяжелое состояние: кроме невероятной неуправляемой агрессии, истерик, постоянной тревоги, проблем в школе, ночных кошмаров, страхов, были еще сильнейшие головные боли и мучительное ощущение мурашек по всему телу. Мама с папой у этого мальчика развелись очень давно. Ребенок помнил отца больше по фотографиям. Всю свою сознательную жизнь он жил с мамой и бабашкой. Ребенок был полной копией своего отца. Как внешне, так и в характере все чаще обнаруживалось сходство. Единственное, что слышал мальчик о своем отце, это то, что его родитель — невероятное чудовище (мама с бабушкой не скупились на эпитеты), и еще то, что он к их большому горю как раз на это чудовище очень похож. И теперь перед ребенком ставилась задача перебороть «злые» качества и стать хорошим человеком. А на приеме передо мной сидел совершенно замечательный ребенок, к тому же с большими творческими способностями, но рассуждал он о жизни так, как будто ему лет семьдесят, не меньше. Мы взялись за работу все вместе: мама, бабушка, мальчик и я. Первое, что сделали женщины, это решительно изменили политику семьи.

Мама начала рассказывать сыну о том, какими хорошими качествами обладает его отец. О том хорошем, что было у них в отношениях. О том, что ей нравится, что сын похож на своего отца. Что он может быть абсолютно таким же, как папа. Самое главное, что сын не несет ответственности за их партнерские отношения. И не зависимо от того, что они разведены как пара — как родители они останутся для него навсегда вместе. А сын может любить папу ничуть не меньше, чем маму. Некоторое время спустя мальчик написал папе письмо. У сына появилась папина фотография на письменном столе, а другую, маленькую, он стал носить с собой в школу. Потом в семье появились дополнительные праздники: день рождение папы; день, когда папа сделал маме предложение; когда папа выиграл матч. А самое главное, теперь, когда мама смотрела на сына, она с гордостью произносила: «Как же ты похож на своего отца!» Когда состоялась наша очередная встреча, мама поделилась, что врать вообще не пришлось — бывший муж действительно многогранная личность. А вот с сыном стали происходить просто фантастические изменения: сначала пропала агрессия, потом — страхи, боли; появились успехи в школе, исчезли злополучные мурашки, ребенок стал управляемым. И снова вернулся к жизни. «Я не могу в это поверить, неужели отец играет такую роль?!».

Да, каждый из нас — продолжение и итог слияния двух потоков жизни: материнского (и ее рода) и отцовского (и его рода). Соглашаясь с этим в ребенке, принимая его судьбу такой, какая она ему дана, — мы даем ему шанс расти. Это и есть родительское благословение на Жизнь.

Я ненавижу своего ребенка… Что делать? | Психологические тренинги и курсы он-лайн. Системно-векторная психология

Родители изо всех сил стараются дать ребенку все, воспитать из него нормального человека. А результата не просто нет. Результат ужасен: из прекрасного розовощекого большеглазого младенца вырастает монстр, готовый пожрать собственных родителей…

4 27262 17 Декабря 2015 в 23:16

Автор публикации: Татьяна Сосновская, преподаватель

Если набрать в поисковике подобный запрос, то выпадает огромное количество сайтов, с которых буквально слышен стон родительских душ, измученных и просящих о помощи.

Вот так, например: «Я ненавижу своего сына, я его не просто ненавижу, а ненавижу всем сердцем. Ему 14 лет, он учится плохо с первого класса; постоянно плохо себя ведет, огрызается с учителями, срывает уроки, посылает всех на три буквы (учителей). Ворует, не только дома, но и в школе, сказал, что не будет учиться… Нас постоянно просят посидеть дома, потому что уроки делать невозможно. И это началось еще в детском саду, сначала он плохо себя вел, а в школе стало гораздо хуже…»

Или вот так: «Вырастила дочь. Та ушла, вышла замуж, ненавидит меня. Пыталась дать все лучшее, в итоге — «тебя никто не просил». Сын вырос, ушел в наркотики. Та же песня — «тебя никто не просил». Ненавидит меня, как и я его сейчас».

Эти письма невозможно читать без слез. Мы все хотим гордиться своими детьми. Если не гордиться, то хотя бы не стыдиться, испытывать удовлетворение — знать, что из них выросли нормальные люди.

Родители изо всех сил стараются дать ребенку все, воспитать из него нормального человека. А результата не просто нет. Результат ужасен: из прекрасного розовощекого большеглазого младенца вырастает монстр, готовый пожрать собственных родителей.

Что они чувствуют, когда не видят в ребенке результата от вложенных трудов, а наоборот, понимают, что усилия, связанные с выращиванием и воспитанием, ушли в никуда, как вода в сухой песок.

«Что я сделал не так?», «Чего этому ребенку не хватало?», «За что мне такое наказание?», «Почему у всех людей дети как дети, а у меня такое несчастье?» — вопросы, которые терзают родительское сердце.

«Принять ребенка таким, какой он есть, не пытаясь исправить его под свой идеал…»

Примерно так звучат советы психологов. Они утверждают, что все проблемы в том, что родители не могут принять непохожесть собственного ребенка, потому что сами испытали подобный опыт в детстве, их самих не принимали такими, какие они есть. Психологи рекомендуют родителям вспомнить свое детство, те ситуации, когда их не принимали и пытались переделать их собственные родители, и, наконец, внутренне разрешить себе не соответствовать ничьим идеалам и ожиданиям. Это позволит принять ребенка таким, какой он есть. И это принятие мистическим образом должно решить все проблемы.

Решит ли? Допустим, я принимаю, что мой ребенок ворует, хамит, лжет, днями напролет играет на компьютере или ночами пропадает неизвестно где. Я принимаю, что на мне лежит за это ответственность. Что дальше?! Кто объяснит, что мне делать?!

К сожалению, подобные советы после того, как ребенку исполнится 6 лет, уже не работают.

Бесполезно принимать. Надо понимать!

Невозможно принять то, что не понятно. Разве можно, например, принять то, что твой ребенок ворует у одноклассников? Ему что, не хватает? Дом — почти полная чаша!

Не надо принимать. Надо понимать, что лежит в основе его неприемлемого поведения. Что им движет и что управляет. Грамотно ответить на этот вопрос может только тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана. Согласно СВП, каждый человек рождается с уже заданным набором свойств и желаний (они называются векторами), которые требуют своего развития и реализации. Векторы родителей не всегда совпадают с векторами детей. И то, что маме кажется нормальным или даже хорошим и приятным, может оказаться совсем не таким для ребенка.

Родители из ребенка хотят вырастить улучшенную копию себя. Но часто случается, что в семье рождается человек с совершенно другими свойствами. Родители из лучших побуждений стараются дать детям все самое-самое, сделать так, чтобы они были счастливы. Но исходят при этом из своих пониманий хорошего и плохого, правильного и неправильного, счастья и несчастья. Но так устроено, что психика одного человека (читай «желания и возможности») может отличаться от психики другого, как свойства рыбы отличаются от свойств птицы.

Если рыбу лишить воды и учить летать, что она будет делать? Правильно, начнет сопротивляться и искать любую возможность улизнуть в воду. Что будет чувствовать птица, которая не может научить рыбу летать? А рыба, которая летать не хочет, а плавать ей не дают? Верно, они будут чувствовать бессилие и ненависть друг к другу. Именно эти чувства появляются у родителей, когда они не могут понять причин поведения своих детей.

«Ну почему ты такой?!»

Как это работает, лучше объяснить на примерах. На тренинге «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана мы узнаем, что каждый ребенок рождается с уже какой-то определенной задачей в обществе, и от рождения он обеспечен желаниями и свойствами для решения этой задачи.

***

Например, ребенок с кожным вектором рожден с задачей добычи материального ресурса. Он шустрый, подвижный, сообразительный. Мама с анальным вектором его живость будет воспринимать как непослушность. Она будет стараться его усадить, успокоить, естественно, безуспешно. Если на такого ребенка кричать, а тем более бить, то развитие его векторальных свойств останавливается. Он, вместо того чтобы стать изобретателем, инженером, юристом, бизнесменом, становится вором, так как воровство есть самый первый архетипичный способ добычи материального ресурса. То есть, как бы мы ни хотели его изменить, ребенок все равно будет реализовывать свойства своего вектора: приемлемым способом, полезным для него и для общества, или неприемлемым.

***

Если ребенок с анальным вектором, а мама с кожным, то ситуация может быть не легче. Его задача в обществе — сбор и сохранение информации для передачи следующему поколению, сохранение устоев и традиций. Для кожной мамы он слишком медлительный, занудный, упрямый, обидчивый, несамостоятельный, слишком «тормоз»! И он все время этим ее слишком раздражает!

И для него любимая мама становится источником постоянного стресса! Он хочет ей угодить из последних сил, но не может. Накапливает обиды. Становится упрямым. Начинает мстить… А мама-то хотела самого лучшего!

***

Ребенок со звуковым вектором с малолетства кажется странным. Ему бывает неинтересно, как всем «нормальным» детям, играть в мячик или даже смотреть любимые всеми мультики. Иногда он вообще «зависает» во времени и пространстве и, кажется, даже не слышит обращенные к нему слова. И как тут на него не прикрикнуть?

Дело в том, что его врожденная задача — познание нематериального мира. Если его правильно развивать, он мог бы стать Моцартом или Эйнштейном, Кантом или Циолковским. Но крик для звуковика — это как бульдозер для клумбы с цветами: он уничтожает нейронные связи в мозгу, отвечающие за развитие. Но желание-то неосознанное остается, а возможности уничтожаются. Кем? Родителями, которые хотят для ребенка самого лучшего. Результат ― ненависть и уход в наркотики.

Они не такие, они другие…

Ребенком с уретральным вектором нельзя командовать. Его нельзя хвалить, а только восхищаться и возлагать ответственность…

Ребенку со зрительным вектором нельзя покупать хомячков, а также читать сказки про Колобка и Красную Шапочку. Его нужно научить читать и выражать свои эмоции через сопереживание к таким литературным героям, как «Девочка со спичками» Г. Х. Андерсена и Реми из романа Г. Мало «Без семьи»…

Ребенка с оральным вектором нужно слушать и нельзя бить по губам…

А ребенка с мышечным вектором нельзя отдавать в спортивные секциии надо с детства приучать к труду…

Понять не только какой он, а еще и почему он такой; что ему нужно для полноценного развития, а чего ни в коем случае нельзя; как с ним общаться и обращаться; как поощрять и как наказывать; как не кричать, не обижаться и не раздражаться на собственного ребенка; и самое главное: как вырастить его счастливым и реализованным человеком. На все эти вопросы вы сможете найти ответы на тренинге «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана.

Вот некоторые из более, чем 10 000 отзывов людей, прошедших тренинг:

«Мы столько лет жили в напряжении, в отчаянии и безысходности: сын катится в пропасть, а мы ничем не можем помочь. А сейчас у нас появились силы не унывать, не сидеть в ступоре (у мужа по А.), не метаться по комнатам (у меня по К.), легче выходим из стресса, делаем дела, стали опять в гости ходить и планы на будущее строим… Вчера сам сходил к психологу. В его состоянии это просто необходимо — задержаться на краю, найти точку опоры, почувствовать свои силы. А уже потом потихоньку отодвигаться от края и возвращаться в эту прекрасную, многогранную и бесконечную искру света в темноте по имени ЖИЗНЬ…» Наталья
г. Самара «Мне и в голову даже не могло прийти, НАСКОЛЬКО хрупкая психика в наших детях. Мы — другие. Мы меньше и крепче. Наши дети особые. Это особое поколение. И от их развития и состояния зависит слишком многое. Как бы не получилось, что уже поздно. Ведь всегда в голове есть крамольная мысль: я-то знаю, как правильно воспитывать детей, я-то как-то вырос и никого не убил. И сам не убился. Это ошибка! Нельзя всех мерять по себе… Я очень надеюсь, что придет время и мой сын сам напишет здесь о собственном результате…» Татьяна, дизайнер
г. Владивосток «Моя старшая дочка со звуком оказывается. Все время норовит спрятаться у себя в комнате, удрать от меня, не поговорить с ней, ничего, все ее раздражает. А оказывается, достаточно всего лишь говорить с ней тихо, плавно, спокойно и она начинает тебя слушать и никуда не бежит и с удовольствием идет на контакт и подолгу может разговаривать со мной по душам. Всего-то и нужно, что убавить громкость своего «громкоговорителя». Спасибо, Юрий! Я уж думала, что так никогда и не смогу общаться со своей дочкой. Думала, что с ней не все в порядке, а оказалось, что дело не в ней! Естественно прошло раздражение на нее, на ее поведение…» Ирина, главный бухгалтер
г. Усолье

Самое главное — помнить, что никогда не поздно начать учиться понимать себя и своих детей. Результат будет в любом случае. Но лучше раньше, чем позже.

Зарегистрироваться на бесплатные вводные онлайн-лекции можно по ссылке https://www.yburlan.ru/training

Корректор: Галина Ржанникова

Автор публикации: Татьяна Сосновская, преподаватель

Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»

Ненавижу сына ((((( (длинно)

Ему 12 лет. Врет, крупно и больно…
Всегда ему говорила: если скажешь правду, ругать не буду ни за что. За вранье будет плохо.
Учился всегда не очень прилежно. Лентяй, хотя и далеко не глупый. Недели две назад начал часто говорить: «А сегодня большей половине класса за диктант поставили 2! А у меня 4! Я, конечно, понимаю, что ты скажешь, чтобы я не старался выехать на фоне остальных, но это правда. Я так переживал, когда оценки оглашали! В дневник потом поставят. » И так не один раз, по разным предметам, по разным поводам. Я нарадоваться не могла, верила.
А три дня назад зашла в электронный журнал (к слову, оценки там часто появляются спустя несколько дней, а то и вообще не появляются), а там по русскому 2, 3\2 (диктант) и 2. Сын объясняет: «Мам, ты что, она перепутала меня с … ! У него 2, а у меня 4! Я завтра подойду к Марьванне, она все исправит!»
Назавтра мне звонит: «Не переживай, она сегодня все исправит, она правда ошиблась, я к ней подходил».
Я чуяла, что все не так просто… И несколько раз говорила ему: «Если все-таки это твои двойки, скажи мне, я не буду ругать. Но если ты мне врешь, у тебя будут серьезные проблемы». — «Мам, ты что, зачем мне тебе врать! Потом же все равно правду узнаешь».
Ну я и верила. С училкой по русскому (она же и классная) у нас нет контакта, она как-то очень отстраненно себя всегда ведет. Постоянно говорит, какой у нас сложный класс и как она от них устала ((
Вчера я все-таки ей позвонила и выяснила, что двойки эти наши Получил он их не за тупость, а за лень. Просто не сделал задание до конца, а сидел в носу ковырял.
Девочки, повела я себя как мегера. Я его ремнем отхлестала. Сказала, что ненавижу его. Что он фашист и предатель. И еще всяких слов наговорила. Забрала до нового года смартфон и ноутбук. Мы собирались в Египет на каникулах, я ему отказала в этой поездке, едем без него. Отказалась возить и забирать из школы (своим ходом это минут 40, пешком и на маршрутке). Учится во вторую смену.
Я действительно не хочу его видеть. Совсем. Я устала от его вранья, притворства, лени. Разгильдяй. Чтобы он что-то сделал, даже домашку, его надо изо всех сил пнуть.
И в том году была такая же история, один в один. Я верила на слово, что у него хорошие оценки. Что ему лучше, когда я ему доверяю и не контролирую. Радовалась. А потом он принес дневник, в четверти три трояка по основным предметам (( Сказал, что не хотел меня расстраивать правдой о двойках. Я тогда только на успокоительных вылезла. Очень больно было. Он обещал, что больше так не сделает и я поверила.
И вот опять.
Утром у меня ничего не перегорело. Я по-прежнему ничего хорошего к нему не чувствую.
Пожалуйста, не переносите в Психологию родителей. Там совсем пусто.
И мне надо разобраться, что мне делать с таким поведением ребенка. И как-то научиться радоваться его присутствию в моей жизни.
СпрОсите: а что папа?
А папа у нас только деньги умеет зарабатывать. Семья и дети для него темный лес… Папы всякие важны, папы разные нужны ((

способы избавиться от этого тягостного чувства

Еще до момента зачатия ребенка женщина, как правило, фантазирует о своем будущем ребенке и всем, что с этим будет связано: как и с кем произойдет этот «исторический момент», какого пола будет ребенок, чьи у него будут глаза, какого цвета будут волосы, какую одежду, игрушки предстоит купить и так далее.

На деле же все может произойти не так, как в фантазиях, а новость о беременности может вызвать как положительные, так и отрицательные эмоции.

Если на этапе беременности женщины зачастую наслаждаются сопутствующей суетой, словно летают на розовом облаке, то после рождения ребенка это самое облако может частично или полностью рассеяться.

Новоиспеченная мать чувствует не только радость и любовь по отношению к ребенку, но и негативные эмоции и мысли. Последние могут пугать молодую маму, заставляя ее думать о себе как о никчемной родительнице, способной только навредить малышу. Это вызывает тревогу, которая передается ребенку и влияет на его психическое развитие.

Стоит ли матери тревожиться и винить себя, когда она чувствует периодическую злобу в адрес «невинного существа»? Давайте разбираться.

За основу данной статьи я беру исследования британского педиатра и детского психоаналитика, Д. Винникотта, труды которого уважаю. Являясь одним из важнейших представителей теории объектных отношений, он считал, что мать может ненавидеть своего ребенка совершенно естественным образом .

Опрошенные мною матери подтвердили, что регулярно испытывали негативные эмоции в отношении своего ребенка, однако слово «ненависть» настойчиво заменяли словом «раздраженность». Но вернусь к Винникотту. Он полагал, что «мать ненавидит своего ребенка еще до того, как он начинает ненавидеть ее, и до того как он узнает о ее ненависти к нему».

Ненависть ребенка к матери

Возможно, некоторым читающим это будет «колоть глаза», но в действительности ребенок ситуативно ненавидит, чувствует злобу на своих родителей за их «неидеальность», что зачастую находит выражение в действиях или словах.

До определенного возраста ребенок регулярно выражает свое недовольство посредством кусания, щипания матери и бросания в нее всяких предметов, причем он это делает с исключительной любовью без ненависти. Такое состояние ребенка Винникотт называет «безжалостная любовь».

Также и у матери найдется достаточно причин, чтобы усомниться в «идеальности» ребенка даже если она утверждает, что любит ребенка любым.

Такие чувства, испытываемые как детьми так и родителями, Винникотт считал важным компонентом психического развития ребенка.

Ненависть матери к ребенку

Если Фрейд считал, что мать при некоторых условиях может испытывать только любовь к своему ребенку, то Винникотт, несмотря на известную ему реальную силу материнской любви, ставил гипотезу Фрейда под сомнение, предлагая список из 18-ти причин по которым «мать ненавидит своего ребенка, даже если это мальчик »:

1. Ребенок — не ее собственная (психическая) концепция.

2. Ребенок — не единственно из ее детской игры, он — и папин ребенок, и ребенок брата и т.п.

3. Ребенок появился на свет не по волшебству.

4. Ребенок — угроза материнскому телу при беременности и родах.

5. Ребенок — вмешательство в личную жизнь матери и вызов ей.

6. В большей или меньшей степени мать чувствует, что ее собственная мать испытывала потребность в ребенке и что этот ее ребенок отражает требование ее матери.

7. Ребенок повреждает соски матери даже при сосании, которое является проявлением жевательной активности.

8. Он безжалостен, обращается с ней, как тиран, она — его бесправная прислуга, рабыня.

9. Она полюбила его, его выделения и все, связанное с ним, пока он не начинает возражать ей по поводу себя самого.

10. Он пытается навредить ей, периодически бьет ее.

11. Он показывает свое разочарование ею.

12. Его возбужденная любовь — корыстная любовь; так что получив то, что он хочет; он желает вышвырнуть ее, как корку апельсина.

13. Ребенок поначалу должен доминировать, должен быть защищен от любых случайностей, жизнь должна подчиняться его желаниям, и все это требует от матери постоянного и детального приобретения знаний. Например, она не должна быть тревожной, когда держит его на руках.

14. Ребенку не следует знать всего, что ей приходится делать ради него или чем она для него жертвует. И прежде всего он не должен вызывать ее ненависти.

15. Он подозрителен, отказывается от ее хорошей пищи, заставляя ее не доверять себе самой, но хорошо ест, когда его кормит тетка.

16. После ужасного утра, проведенного с ним, она отстраняется от него, а он улыбается чужому человеку, который говорит: «Ну разве он не мил?».

17. Если она когда-либо забывает о нем, то знает, что он всегда будет отплачивать ей тем же.

18. Он возбуждает ее, но и фрустрирует: она не может съесть его или использовать для занятия сексом.

Лично мне неизвестно почему Винникотт предлагает именно 18 причин. В своей практике я сталкивался также и с другими причинами «раздражения» матерей, направленного на ребенка:

  • ребенок может быть нежеланным, незапланированная беременность;
  • ребенок может не соответствовать идеализированным ожиданиям матери, родиться больным, родиться «не того пола»;
  • ребенок может родиться «не от того мужчины»;
  • ребенок может много плакать, не давать выспаться;
  • быть суетливым, что требует постоянной концентрации внимания только лишь на нем.
И так далее и тому подобное. Список при желании можно продолжить.

Однако если маленькому ребенку в определенной степени дозволено открыто выражать свою «безжалостную любовь» и ненависть, то как вести себя взрослой женщине, испытывающей на себе все эти «прелести жизни»?

Как справляться с раздражением на своего ребенка?

Винникотт уверен, что «мать в состоянии ненавидеть своего ребенка, никак не проявляя этого внешне ».

При этом он считает, что «она не может продемонстрировать ему свою ненависть, опасаясь сделать что-то не то, она не может естественно не ненавидеть, когда ребенок делает ей больно, она отступает к мазохизму

Наиболее замечательная особенность матери — ее готовность нести определенный ущерб от своего ребенка, быть в достаточной мере ненавидимой им, будучи не вправе отплатить тем же, и ее способность ждать наград, которые могут и не прийти ».

Некоторые матери и бабушки имеют привычку настойчиво запрещать ребенку ненавидеть «святых» маму и бабушку и даже запугивают всякими волками и медведями, уверяя ребенка, что страшные звери несомненно съедят его в случае непослушания. Такое запугивание может приводить к тому, что ребенок под страхом быть съеденным станет избыточно направлять свою агрессию внутрь — то есть на самого себя.

Однако необходимо отметить объяснение Винникотта, почему ребенку важно периодически чувствовать ненависть родителей.

Психиатр уверен, что безграничная сентиментальность родителей губительна для психики ребенка ибо она отрицает ненависть, а «сентиментальность матери — это, с точки зрения ребенка, совсем нехорошо ».
Почему?

«Я сомневаюсь, что ребенок в процессе развития способен полностью выдержать свою ненависть, находясь в сентиментальном окружении. Ему нужна ненависть в ответ на свою ненависть », пишет Винникотт.

Посредством ненависти матери или отца ребенок может оправдать собственную злобу, которую он испытывает в адрес родителей (защитный механизм).

Ссылаясь все на того же Винникотта, хочу попробовать немного успокоить тех матерей, которые излишне тревожатся из-за того, будто у них не получается быть «идеальными мамами».

Винникотт утверждает, что в глазах ребенка ни у одной матери нет шансов стать «идеальной матерью», однако всегда есть возможность быть «достаточно хорошей матерью».

Чем отличается «идеальная мать» от «достаточно хорошей матери»?

«Идеальной матери» не существует, а «достаточно хорошая мать» делает все, что в ее силах, понимая, что иногда может совершить ошибку, но чаще будет поступать правильно.

«Достаточно хорошая мать» учится доверять своим собственным суждениям. В конце концов, она лучше знает своего ребенка, чем кто-либо другой, включая специалистов.

«Достаточно хорошая мать» верит в свои способности, даже в ситуациях, когда другие не разделяют ее подход к воспитанию. Она понимает, что в действительности не существует идеального способа растить детей, потому что не существует свода правил.

«Достаточно хорошая мать» отдает себе отчет, что будет делать ошибки. Она исходит из той связи, которая имеется между ней и ребенком, из того, что она знает о себе и о своем малыше. Она дорожит своими отношениями с ребенком больше, чем чьим-либо мнением.

Воспитывая ребенка, родители часто «спотыкаются» о собственные сомнения на тему «можно ли наказывать или ругать ребенка за провинности? Запрещать ему что-то?»

Александр Нилл — новатор в области образования, автор книг о воспитании детей и известный защитник личной свободы ребёнка, утверждал что с «точки зрения ребенка наказание никогда не бывает справедливым ». Однако наказывать ребенка временами приходится. Как же быть?

Обратимся к опыту Хорни, которая писала, что:

«Ребенок может выдержать очень многое из того, что часто относится к травматическим факторам: внезапное отнятие от груди, периодические побои, переживания на сексуальной почве, — но все это до тех пор, пока в душе он чувствует, что является желанным и любимым».

Ребенку важны «эмоционально полноценные» родители, способные любить и ненавидеть его (сердиться на него), давая возможность ребенку психически развиваться во всех эмоциональных диапазонах. Не стоит только лишь «залюбливать» или ненавидеть ребенка, а наказывая его желательно отказаться от демонстрации собственного наслаждения от процесса.

Воспитание ребенка долгий, трудоемкий и ответственный процесс. Первый год жизни ребенку нужна материнская спонтанность, а не четкий план действий, вычитанный в энциклопедии.

Далее, по мере взросления ребенка, можно воспользоваться дополнительной информацией полученной от специалистов напрямую или посредством книг.

11 июля 2012, 13:31

Вот и это письмо: Здравствуйте! У меня ребенку 3 месяца. Уход за ним для меня просто невыносим, постоянный недосып, невозможность ни на секунду расслабиться и отдохнуть, даже, когда он спит я не могу расслабиться, нахожусь в постоянном напряжении, ожидании, что во-вот он проснется, навязчивые представления о его смерти, думаю, вот если бы накрыть его сверху подушкой и придавить, то он бы задохнулся и весь бы этот кошмар кончился! Нежелание дальше жить, кажется, что теперь вечно будет длиться такая жизнь. Я понимаю, как все это ужасно звучит, но поделать с собой ничего не могу. Я ухаживаю за ребенком одна, помочь мне некому, муж на работе уходит рано и приходит поздно. Повторение одного и того же изо дня в день сводит с ума, иногда возникаю состояния, что я на какие-то моменты не понимаю где я и что со мной происходит, плач ребенка отходит на второй план и уже совсем не трогаем меня, воспринимается как общий фон. Ребенка я не хотела, но побоялась сделать аборт, думала, что материнские чувства придут после родов, но увы! ничего подобного, в лучшем случае я его терплю, а в худшем испытываю жуткую ненависть! хочется схватить и бить его об стенку, чтобы он заткнулся и уже никогда не орал! от таких мыслей не могу избавиться. Как преодолеть это, не представляю. До его рождения была нормальным человеком, а теперь такая злость, ненависть в душе, не знаю откуда это взялось и что с этим делать. Посоветуйте, пожалуйста что-нибудь. И ей отвечают в поддержку: Я должна скоро родить и всё время беременности я ненавидела этого ОЧЕНЬ НЕЖЕЛАННОГО ребенка! аборт сделать побоялась из-за отрицательного резуса, типа могу больше не родить, но теперь понимаю, что лучше бы так оно и случилось, напрасно надеялась, что в голову ударит вдруг матер. инстинкт (кто вообще его выдумал?..) ибо детей маленьких я не переношу как психологически, так и физиологически (ненавижу эти маленькие, морщинистые части тела, эти мелкие пальцы-ногти, эту огромную голову, выпуклый живот, кожу… а прикладывание к груди у меня вызывает такущее отвращение, что не знаю, придет ли у меня молоко вообще от этого). С детства, как ни странно у меня такое отношение к детям, когда я играла только одна, не любила свое тело, ненавидела орущие детские рыла, эти пухлые щечки, ужас:((Буду «сбрасывать» этого ребенка его бабушкам-дедушкам при малейшей возможности, а еще лучше, чтобы он был мертворожденным, и уж больше я б такой ошибки (забеременнеть) не допущу! или это уже буду другая я. Сейчас ношу его, как он меня достал своим толканием, так и хочется врезать как следует в ответ. Скажу мужу: хотел сына — НА! БЕРИ! Тока от меня отстань, я выносила 9 месяцев, дальше — не моя забота, это ты его мне «заделал» якобы случайно, на самом деле наверняка специально, т.к. очень хотел ребенка. Ох, меня даже от самого слово «ребенок» тошнит, ну почему одним, кто действительно хочет Бог не дает его, а кому-то вроде меня просто всучивает без моего согласия?! :(((Как это всё отвратительно.. нет, я не мать, я даже не хочу, чтоб он меня так звал. Хожу сейчас с животом, а на него рука так и тянется повесить табличку: не думайте, что я люблю и жду его! как вообще к этому можно положительно относиться? почему это считается счастьем?! это — течение жизни, согласна, мы так устроены, что залетаем периодически, но чему радоваться то???? минус упругий живот, минус твоя личная жизнь, плюс доп. рот, грязная вонючая жопа круглые сутки, поликлиники, ухудшение жилищных условий (в нашей однушке, например, ставить еще одну кровать некуда!), в общем — всё только в минус пойдет теперь! Такое впечатление, что мамашки, светящиеся счастьем в ожидании ребенка просто свалились с другой планеты или у них с головой не всё окей. И еще одна: Какой кошмар! Я Вам очень-очень сочувствую. У меня сейчас такая ситуация…в общем, тесты положительные, а УЗИ пока не определяет беременность. По «феерическому» своему состоянию я понимаю, что залетела…..сейчас вот жду когда же можно будет ситуацию данную разрешить. Как только представлю этот огромный живот, растяжки, то, как этот сраный уродец будет толкаться, доставляя мне массу «звездных» ощущений, хочется….убить кого-нибудь. О ГВ вообще думать блевотно. Мечтаю о том моменте, когда уже избавлюсь от зародыша. А Вы держитесь….. Может быть потом станет полегче….. Я Вас очень понимаю…
И еще: Очень Вас поддерживаю. Держитесь и ищите (совместно с мужем, раз уж это его ответственность!) варианты, куда его пристроить…если есть проблема — надо ее решать, злостью и ситуации не поможешь и здоровье себе окончательно испортишь… И другая: Бедняжка! Очень вам сочувствую! Сама возненавидела бы, если бы родила. Немедленно разводитесь и оставляйте ребёнка мужу. Лучше 18 лет алименты платить, чем терпеть эту мерзость в доме. И многие другие: это щастье для дур,умные девушка выбирают позицию чайлдфри) и уж поверьте-не жалею,что сделала 3 аборта,не дай Бог еще залететь-опять сделаю. зато могу отдыхать когда и сколько захочу,и уйти от мужа в любой момент,если вдруг что И еще: сначала я нарадоваться не могла на долгожданного и такого желанного ребенка. нашла мамочек с детьми-ровесниками, и сейчас я дочку готова убить. я её видеть не могу. хочется врезать ей от злости. смотришь на чужих деток и слушаешь рассказы о них — слезы появляюся на глазах. Тут занимаешься с этой маленькой тв***ю, учишь, а она во всем отстает в развитии, в то время как те научились САМИ строить пирамидки, САМИ пошли(а твоя только ползает), у всех давно полный рот зубов,а у этой — хрен:(мамочки с 8-9 месяцев счастливы тем, что их детки бегаю, сами встают и у них вылез 12 зубик, а я зарываюсь в подушку, чтоб не сорваться и не прибить ту мерзость, которую породила! И от себя лично: девочки, что порисходит в современном мире? или такое было всегда? Да, ребенок может вывести из себя! Да, может взбесить своим поведением! Но чтобы его ненавидеть ВОТ ТАК!! Могут ли такие женщины считать себя женщинами вообще? Ребенок — это огромное счастье, но очень трудное и требует и самопожертвования и времени и заботы, но почему же кто-то способен, а кто-то нет? В общем, меня это всё привело в шок. Любите своих деток!

Ребенок — самое ценное что есть в жизни каждого родителя. Все мамы и папы любят своих детей, и эта любовь является безусловной .

Конечно, в некоторых ситуациях родители могут испытывать злость или другие негативные эмоции по отношению к собственному чаду.

Это естественно, ведь все мы люди со своими эмоциями, как положительными, так и отрицательными. Однако, если эта ситуация становится постоянной, необходимо разобраться в себе , понять, почему так происходит.

Это поможет вовремя принять необходимые меры и восстановить хорошие отношения в семье. Иногда это можно сделать и самостоятельно, но некоторым родителям без помощи специалиста — психолога никак не обойтись .

Как полюбить своего ребенка, если он раздражает? помогут вам!

Ненависть к детям в психиатрии

Ненависть — одна из самых сильных эмоций, которую может испытывать человек.

Она характеризуется своей негативной окраской, выражает открытую и сильную неприязнь к кому-либо.

Для ненависти характерны такие проявления как непринятие, отрицание, враждебное отношение . Как правило, данное отношение развивается постепенно, а не в один момент.

Для появления ненависти необходим раздражающий фактор, нарушающий комфорт и спокойствие человека на протяжении долгого периода времени.

К сожалению, иногда объектом ненависти становятся дети. Малыш, в силу своего возраста, нуждается в постоянном внимании и помощи родителей . При этом он не всегда может контролировать свое поведение, особенно, если речь идет о .

Постоянные шалости, либо просто требование внимания со стороны родителей, является своеобразным раздражителем, нарушает комфорт мамы или папы.

Это приводит к появлению негативных эмоций, и многие родители не могут скрывать их, позволяя ненависти открыто проявляться . Это особенно характерно для впечатлительных, экспрессивных людей, которые не могут удерживать собственные чувства в себе.

Важно не путать ненависть к детям с усталостью .

Маленький человек всегда подвижен, активен, взрослые же, после тяжелого трудового дня хотят покоя.

Но, если в семье есть маленький член семьи, насладиться тишиной и спокойствием вряд ли получится .

Малыш постоянно требует родительского внимания, ему необходимы совместные игры или занятия. Это приводит к появлению негатива, который связан именно с усталостью.

Отличительная черта такой эмоции — ее кратковременность , когда уставшая мама немного отдохнет, от раздражения и злости на собственное чадо не останется и следа.

В последнее время все более распространенным становится такое явление как чайлдфри (свобода от детей). Молодые люди детородного возраста сознательно отказываются от , мотивируя это тем, что потомство станет помехой для полноценной жизни.

Такие люди не имеют материнского инстинкта, хотя они совершенно здоровы в психологическом плане. Часто они достигают определенных высот в карьере, они эрудированы, самодостаточны.

Несмотря на свое негативное отношение к детям, такие люди не проявляют к ним агрессии , стараясь просто избегать контактов с ними.

Причины

Если негативные эмоции по отношению к крохе возникают на постоянной основе, необходимо разобраться, выяснить причины, которые привели к возникновению данной ситуации.

Почему раздражает маленький ребенок?

Когда в семье появляется новорожденный, весь привычный уклад жизни меняется , ведь малышу требуется большое количество родительского внимания и заботы, порой родители посвящают крохе все свое время.

Это оборачивается хронической усталостью, стрессом . Основной причиной раздражительности по отношению к новому члену семьи является — состояние, которое характерно для многих молодых мам.

В течении этого периода женщина часто находится в , ее раздражает не только собственное дите, но и все окружающие.

Другими причинами раздражительности являются:

  1. Отсутствие полноценного сна, нарушение режима, когда маме приходится по нескольку раз просыпаться ночью, чтобы покормить малыша.
  2. Частый плач крохи (например, когда у него что-то болит, либо он просто требует материнского внимания).
  3. Отсутствие свободного времени, которое раньше женщина посвящала своим любимым занятиям.
  4. Возможные проблемы в семье, напряженные отношения с мужем.
  5. Отсутствие социальной жизни (молодые мамы редко встречаются с подругами, посещают общественные места).

Если речь идет о детях первого года жизни, которые понемногу осваивают навык передвижения, причиной раздражительности родителей становится повышенная активность юного исследователя, необходимость все время следить за ним, ни на что не отвлекаясь.

При этом женщина должна еще заниматься и домашними делами. Это приводит к хронической усталости, плохому настроению , развитию раздражительности.

Почему бесят чужие дети?

Чаще всего объектом раздражения становится не собственный, а чужой ребенок. Для этого имеется целый ряд причин:

Как справиться с проблемой?

Прежде всего, необходимо принять проблему, осознать, что она действительно существует. После этого необходимо выяснить причину такого эмоционального состояния.

Часто ненависть к детям развивается в результате проблем со здоровьем. Необходимо пройти комплексное обследование (проконсультироваться с психологом, невропатологом, сдать анализы на уровень гормонов).

После этого необходимо выстроить дружеские отношения с крохой . На первых этапах, возможно, придется себя принуждать к общению с ним. Нужно уделять малышу внимание, для начала, просто подойти и обнять поцеловать кроху.

Конечно, на первых порах будет сложно, но потом, по мере привыкания, ситуация уже не будет казаться такой безысходной.

Вы поймете, что общаться с собственным чадом — приятное занятие .

Возможно, ненависть возникла как следствие собственных обид на своих родителей , и родительского тепла в детстве.

В этом случае необходимо вспомнить и заново пережить эту ситуацию, а после этого мысленно простить своих родителей .

Прощение в этом случае принесет эмоциональное спокойствие и облегчение, и общение с собственным малышом станет более легким и приятным.

Ненавижу своего отпрыска: что делать?

Почему раздражает собственный ребенок? Причин для появления негативных эмоций к собственному чаду довольно много, и для каждого возраста характерны свои факторы.

Так, если речь идет о детях первого года жизни, раздражение развивается в результате повышенной активности детей, которые нарушают спокойствие родителей, отнимают все их свободное время .

У детей школьного возраста могут возникать определенные проблемы с успеваемостью в учебном заведении.

Каждый родитель хочет гордиться успехами своего чада, и, если он не соответствует ожиданиям, это также может провоцировать неприязнь.

Если речь идет о , причинами ненависти часто становятся такие факторы как неуважение к родителям, несоблюдение их требований.

В некоторых случаях это асоциальное, либо преступное поведение ( , драки, употребление алкоголя или наркотиков).

Терпение родителей не безгранично, и неприемлемое поведение подростка приводит к утрате доверия, формированию негатива со стороны родителей.

Если раздражает собственный ребенок, ни в коем случае нельзя отрицать существование проблемы. Необходимо принять данную ситуацию.

Важно сказать себе, что это ваш самый дорогой человек, и вы хотите любить его, и получать ответную любовь.

Старайтесь как можно больше общаться, не забывая уделять время и собственным увлечениям.

Нельзя все свое время посвящать крохе, это лишь усугубит ситуацию, приведет к хронической усталости и еще большей неприязни. Обязательно выделяйте время для общения с друзьями, посещения каких-либо мероприятий, или просто для отдыха.

Новорожденному свойственно плакать . При помощи плача он выражает свое состояние (ведь по-другому он это делать пока еще не умеет). Многих родителей раздражает постоянный плач.

Единственный выход в этой ситуации — набраться терпения и постараться успокоить малыша. Возможно, он голоден, либо испытывает боль. Или же просто требует материнского внимания.

Существует такая ситуация, когда после появления новорожденного в семье, старшие дети начинают вызывать неприязнь.

Чаще всего, это случается по причине изменения поведения старшего ребенка .

Ведь он думает, что после появления младшего, родители начнут меньше его любить, и своим плохим поведением он старается привлечь внимание мамы.

В этом случае необходимо поговорить с чадом, объяснить ему, что рождение брата или сестры никак не повлияет на отношение к нему , просто малыш требует больше родительского внимания, ведь он еще не умеет самостоятельно заботиться о себе.

При этом важно хотя бы незначительное количество времени в день уделять только старшему, проводить совместные занятия, игры, смотреть любимые фильмы.

Ненависть к детям — разрушительное чувство , которое может принести серьезный разлад в семью. Поэтому с ним необходимо бороться. Справиться с ситуацией можно, для этого необходимо:

  • принять проблему;
  • озвучить желание справиться с ситуацией;
  • обратиться к специалистам, соблюдать их рекомендации;
  • общаться с малышом, проводить с ним время;
  • отдыхать, заниматься собственными увлечениями.

Как преодолеть раздражение к детям мужа или жены?

Принять чужого дитя непросто, однако, возникают ситуации, когда это необходимо.

Часто ребенок супруга от первого брака вызывает лишь неприятные эмоции . Тем более в том случае, если он находится с вами постоянно.

Причинами ненависти могут выступать следующие факторы:

  • ревность к бывшей второй половине вашего мужа или жены;
  • непослушание чужого малыша;
  • нарушения поведения.

Для малыша такая ситуация также является стрессом, ведь в его семье появляется новый человек, к которому он должен привыкнуть. А он этого не хочет. В результате этого формируется протест.

Что делать в такой ситуации? Прежде всего, дайте крохе время привыкнуть к вам. После этого постарайтесь выстроить с ним если не дружеские, то хотя бы приемлемые и взаимовыгодные отношения .

С течением времени он осознает ситуацию, поймет, что мир и спокойствие в его новой семье — гораздо лучше, чем постоянные ссоры и упреки.

Старайтесь общаться с крохой, давайте ему ненавязчивые советы, помогайте разобраться с его проблемами. Тогда малыш начнет доверять вам , относиться более дружелюбно, и вы ответите ему тем же.

Справиться с ненавистью не всегда просто, особенно, если эта негативная эмоция возникает по отношению к близким людям. Но все же, проблему необходимо решать.

При появлении негатива к собственному крохе важно осознать проблему, приложить все усилия, чтобы избавиться от деструктивных чувств. Нужно настроиться на позитивный лад , принять его таким, какой он есть, со всеми его недостатками.

И только после этого вы сможете выстроить с ним теплые взаимоотношения, избавиться от раздражительности и гнева. Это принесет облегчение не только вашему малышу, но и вам лично.

Почему вас раздражает собственный ребенок? Мнение психолога:

Родители изо всех сил стараются дать ребенку всё, воспитать из него нормального человека. А результата не просто нет. Результат ужасен: из прекрасного розовощекого большеглазого младенца вырастает ужасный монстр, готовый пожрать собственных родителей…

Если набрать в поисковике подобный запрос, то выпадает огромное количество сайтов, с которых, буквально, слышен стон родительских душ, измученных и просящих о помощи.

Что происходит? Как можно ненавидеть собственного ребенка?

Вот так, например: «Я ненавижу своего сына, я его не просто ненавижу, а ненавижу всем сердцем. Ему 14 лет, он учится плохо с первого класса; постоянно плохо себя ведет, огрызается с учителями, срывает уроки, посылает всех на три буквы (учителей). Ворует, не только дома, но и в школе, сказал, что не будет учиться… Нас постоянно просят посидеть дома, потому что уроки делать невозможно. И это началось еще в детском саду, сначала он плохо себя вел, а в школе стало гораздо хуже…».

Или вот так: «Вырастила дочь. Та ушла, вышла замуж, ненавидит меня. Пыталась дать все лучшее, в итоге — «тебя никто не просил». Сын вырос, ушел в наркотики. Та же песня — «тебя никто не просил». Ненавидит меня, как и я его сейчас.»

Родители изо всех сил стараются дать ребенку всё, воспитать из него нормального человека. А результата не просто нет. Результат ужасен: из прекрасного розовощекого большеглазого младенца вырастает ужасный монстр, готовый пожрать собственных родителей.

Что они чувствуют, когда не видят в ребенке результата от вложенных трудов, а, наоборот, понимают, что усилия, связанные с выращиванием и воспитанием, ушли в никуда, как вода в сухой песок.

«Что я сделал не так?», «Чего этому ребенку не хватало?», «За что мне такое наказание?», «Почему у всех людей дети как дети, а у меня такое несчастье?», — вопросы, которые терзают родительское сердце.

«Принять ребенка таким, какой он есть, не пытаясь исправить его под свой идеал…»

Примерно так звучат советы психологов. Они утверждают, что все проблемы в том, что родители не могут принять непохожесть собственного ребенка, потому что сами испытали подобный опыт в детстве, их самих не принимали такими, какие они есть. Психологи рекомендуют родителям вспомнить свое детство, те ситуации, когда их не принимали и пытались переделать их собственные родители, и, наконец, внутренне разрешить себе не соответствовать ничьим идеалам и ожиданиям. Это позволит принять ребенка таким, какой он есть. И это принятие мистическим образом должно решить все проблемы.

Решит ли? Допустим, я принимаю, что мой ребенок ворует, хамит, лжет, днями напролет играет на компьютере или ночами пропадает неизвестно где. Я принимаю, что на мне лежит за это ответственность. Что дальше?! Кто объяснит, что мне делать?!

К сожалению, подобные советы после того, как ребенку исполнится 6 лет, уже не работают.


Бесполезно принимать. Надо понимать!

Невозможно принять то, что не понятно. Разве можно, например, принять то, что твой ребенок ворует у одноклассников? Ему что, не хватает? Дом – почти полная чаша!

Не надо принимать. Надо понимать, что лежит в основе его неприемлемого поведения. Что им движет и что управляет. Грамотно ответить на этот вопрос может только Системно-векторная психология Юрия Бурлана. Согласно СВП, каждый человек рождается с уже заданным набором свойств и желаний (они называются векторами), которые требуют своего развития и реализации. Вектора родителей не всегда совпадают с векторами детей. И то, что маме кажется нормальным или даже хорошим и приятным может оказаться совсем не таким для ребенка.

Родители из ребенка хотят вырастить улучшенную копию себя. Но часто случается, что в семье рождается человек с совершенно другими свойствами. Родители из лучших побуждений стараются дать детям самое лучшее, сделать, чтобы они были счастливы. Но исходят из своих пониманий хорошего и плохого, правильного и неправильного, счастья и несчастья. Но так устроено, что психика одного человека (читай «желания и возможности») может отличаться от психики другого как свойства рыбы отличаются от свойств птицы.

Если рыбу лишить воды и учить летать, что она будет делать? Правильно, начнет сопротивляться и искать любую возможность улизнуть в воду. Что будет чувствовать птица, которая не может научить рыбу летать? А рыба, которая летать не хочет, а плавать ей не дают? Верно, они будут чувствовать бессилие и ненависть друг к другу. Именно эти чувства появляются у родителей, когда они не могут понять причин поведения своих детей.

«Ну почему ты такой?!!»

Как это работает, лучше объяснить на примерах. Дело в том, что согласно Системно-векторной психологии Юрия Бурлана, каждый ребенок рождается с уже какой-то определенной задачей в обществе, и от рождения он обеспечен желаниями и свойствами для решения этой задачи.

***

Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология »

Знала, что бывают такие случаи. Но не знала, что и меня коснется это напрямую.

И это началось уже с родов. Роды были сложными. Я перенесла многое очень. Вспоминать так страшно об этом! Роды первыми были. Я, возможно, не очень готова была к боли такой. Я чуть – чуть не умерла! Болевой шок…. Без сознания…. Снова в сознании…. Короче – жуть! Когда закончилось все, и мне принесли ребенка…. (см. фото) — Мне даже брать его не хотелось. Кормить – тем более. Показалось, что это простая депрессия послеродовая. Но она же не может продолжаться постоянно! Сыну и имя придумала не я. Мама решила назвать его Артемом. Я не возражала. Мне все-равно было, как и кто его назовет.

Три с половиной года прошло. Изменения не достигли прогрессирующей какой-то фазы. То есть, сказать хочу, что относиться, продолжала я к ребенку так же. Играла ли я с ним? Нет! Я только срывалась на нем, на него кричала, как умалишенная….. Но старалась, с каждым днем, все больше контролировать себя. Все время «впихивала» в мысли то, что это ж ребенок мой, кровь моя родная…. Да и жалела…. Папаша его бросил меня беременной еще.

Сейчас ребенку восемь лет, а я отношусь к нему так, как и относилась. Радует, что не хуже. Неужели ненависть годами длиться будет, понимаю, что, скорее, ненавижу не его, а парня (мужчину, если так назвать его можно). Эгоистка! Ребенок не виноват, что сложилось образом таким. Сама выбирала его, сама спала с ним….. Да, люблю его очень. Люблю очень! Дико звучит, сейчас, это. Но от чувств я не сбегу никуда…. Неоднократными были попытки, которые не привели ни к чему меня. Во вредные привычки я не «окуналась», потому как понимала, что затянет, как очень слабого человека. А я всегда слабой и была. Морально, а не в смысле физическом. Если брать физический смысл, то я тащу огромные сумки из магазинов, и делаю это, совершенно не напрягаясь.

Как полюбить своего ребенка?

Меня вопрос другой волнует: как «влюбиться» в ребенка? Ведь я его ненавижу! Как сделать так, чтобы любовь была к нему (настоящая, материнская, такая, какой быть она должна)? Тренинг пройти какой, литературу прочесть? Это такие…. Не слишком методы действующие.

Сидела, и думала…. Наверное, депрессия, все-таки, затяжная такая. Ее лечить и нужно!

И еще подумала кое о чем…. Если бы у меня не было совершенно никаких чувств, то не посещала бы я вообще собрания родительские, не устраивалась бы уборщицей на работу, чтобы быть ближе к дому…. Не покупала бы вообще игрушек ему, в конце – концов!

Сама оправдываю себя. Наверное, не нагулялась, и мешает ребенок личную жизнь устраивать? Путаю ненависть с каким-то чувством, потому что я не бросила его, не оставила у дверей роддома, в кустики не выбросила…. Просто такая я странная человечина. Простите, что выразилась так, но хочу себя понять. Мамы нормальные не поступают! А статус мамочки ненормальной меня устраивать не может.

Ненавижу своего ребенка….. И звучит устрашающе! Надо, таких как я, прав лишать родительских. Но я не хочу, чтобы лишали. Захочу – сама отдам ребенка в детский дом. Но я к нему привыкла очень! И не стану делать такого.

Мне – двадцать три. Сестра не общается со мной, родители в автокатастрофе погибли…. Бабушка и дедушка давно на том свете…. У подруг – заботы свои. Получается, что кроме сына нет никого роднее.

Осуждайте меня, давайте, раскритиковывайте! А я выдержу, что угодно. Важно, чтобы было взаимопонимание в таком моем вопросе. Жду любых комментариев и возгласов! Мне поможет все. Слово любое! И за каждое из них я скажу «огромное вам спасибо»!

Пойду, пельмешек сварю, чтобы покормить чадо свое. Ну, я ж не змеюка какая – нибудь. А вы – пишите, пишите!

Не буду выходить из Интернета, поскольку прочесть не терпится все. Еще раз повторяюсь….. Любое слово важно для меня. Только цензуру соблюдать постарайтесь, чтобы строгих выговоров не заполучить.

Отзывы девушек, которые не остались равнодушными:

От Светланы:

О, да! Интересная такая вы дамочка, что я не могу! Ненавидеть ребенка…. Это – ого! А бывают мамы такие? Вы открыли мне на мир глаза другие….

От Алики:

Ненавидите не ребенка вы, а того «человека», который бросил вас, оставил, несправедливо поступая!

От Ольги:

О…. Ненависть к ребенку – это не кинематограф? Я тоже иначе на жизнь начала смотреть вам благодаря.

От Евгении:

Здравствуйте! Душа в комочек превратилась, когда это прочитала все. Виноват папа ребенка вашего, а не сам ребенок. Пересмотрите отношение свое к нему, пожалуйста. Ненавидеть никого не нужно, потому как ненависть не сможет помочь вам чем-то. Ребеночек чувствует ваше к нему отношение, этого скрыть нельзя! Представляете, как будете себя чувствовать вы, когда чадо ваше так же к вам отнесется.

От Дарьи:

На меня, вот, мама кричит тоже, срываясь. Папа ее «доводит» капризами своими, поручениями своими, своим характером «несладким»…. Вот и приходится «проходиться по страданиям». Но я терплю. Образование выручает меня. Я – психолог. Другие «профессионалы» такого не выдержали бы. Но я не считаю, что ненавидит мама меня. Мама ребенка родного ненавидеть не может! Как бы ни доводил он ее.

Значит, эгоистка ты серьезная. А это уже не вылечивается, если в человеке присутствует и открывается! Ты грешишь! Хорошо, что Бог не наказывает серьезно тебя. Мужчина бросил? Такие встречаются. А ребенок один у тебя. Его любить надо, жалеть, и сочувствовать ему надо, потому что тяжело без папочки ему.

От Полины:

Давайте я найду мужчину этого, и переговорю с ним? Я знаю, как сделать это, чтобы вас не затронуть. Людей нужно на место ставить таких!

От Ларисы:

Прикольная вы, Полина! Дали бы мне посмотреть, как проходить беседа будет ваша. Я бы на видео, на память, такое сняла. Мне, правда, интересно! Такие «кадры» не попадались мне еще.

И грешно, но и смешно! Такого тут начитаться успела! Не знаю, что после меня напишут, но скажу лишь то, что мысли мои «подсказали» сказать. Неправы вы, что ненависть распыляете» на ребенка родного! Ему плохо, как и от зависти, от этого будет. Вы, как я считаю, мать неплохая. Просто обиженная на прошлое свое. Убивайте и обиду, и прошлое плохое!

Я не люблю своего ребенка

Говорить о том, что материнство может не приносить радость, не принято, при этом многие женщины сталкиваются с послеродовой депрессией и эмоциональным выгоранием, воспитывают детей в одиночку и ощущают оторванность от внешнего мира. Мы поговорили с героинями, не чувствующими себя счастливыми в роли матери и не испытывающими любви к своим детям.

«Я ненавижу материнство за необходимость постоянно жертвовать собой ради других»

История Марии

36 лет, живет в Петербурге, трое детей: старшему пять лет, средней три года, младшему один год

В шестнадцать лет Мария уехала от родителей в Москву. Поступив в университет, стала заниматься походами и активным отдыхом. В летнее время водила экскурсии по Соловкам. В остальное — путешествовала по разным странам. Так продлилось пятнадцать лет. И все это время о детях Мария вообще не думала. Но семь лет назад она решила остаться в Соловках на зиму — одна женщина предложила бесплатно пожить в ее доме, и Мария согласилась. Там же она познакомилась со своим будущим мужем, через четыре месяца они поженились, и Мария почти сразу забеременела. В то время она глубоко погрузилась в православие, поэтому у нее были мысли о семье и детях. Но при этом и брак, и первый ребенок, как сейчас понимает героиня, были необдуманными, стихийными событиями.

За два года до беременности у Марии была очень активная жизнь, она занималась йогой, спортом, плавала в проруби, каталась на лыжах. «Я была в отличной физической форме. Видимо, Господь мне дал эти два года отдушины. Сейчас я в ужасной форме, практически разваливаюсь», — рассказывает она.

После родов у Марии не было времени ни эйфорировать, ни депрессировать — она сразу вернулась к работе, начала заниматься переездом и другими делами. Депрессия накрыла ее позже — через полгода, когда она стала оставаться с ребенком одна: «Муж был с 7 утра до 8 вечера на работе, с одним выходным. Я сидела с ребенком целыми днями. Все мои бездетные подруги про меня благополучно забыли, будто я перестала существовать. И это было самое тяжелое: бесконечная рутина, колики у сына и плохой сон».

Муж по возможности всегда помогал — он, как говорит Мария, из помогающих мужей. Но все равно семья жила по традиционному распределению ролей: мужчина уходит на работу, женщина остается с детьми. «Всем кажется, что это норма, — говорит Мария. — Мне постоянно говорили: «Да что ты жалуешься, сидишь дома с одним ребенком». На самом деле, это тяжело, потому что меня в моей жизни нет, есть только ребенок. Только я отвернусь, он начинает пищать. Только начну заниматься своими делами, он сразу требует внимания».

По словам психолога, доулы и автора проекта «Бережно к себе» Дарьи Уткиной, стандарты и ожидания от мам в современном мире гораздо выше по сравнению с теми, что были в XX веке. Теперь им надо не только много стараться, но еще и ни в коем случае не переборщить в своем стремлении быть хорошей матерью в потоке интенсивного материнства. И быть только домохозяйкой уже недостаточно. При этом традиционных практик поддержки все меньше: во многих странах сады и няни стоят дорого, декреты короткие, а нормальный семейный доход должен складываться из двух зарплат. Часто еще происходит так, что бабушки и дедушки далеко, помощи нет, плюс город не предназначен для детей. «На фоне этого женщинам в XXI веке сложно не замечать, насколько драматически не совпадают ожидания от них и реальность. Либо им приходится прикладывать слишком много сил, чтобы этим ожиданиям соответствовать», — объясняет Дарья.

Подробности по теме

Интенсивное родительство: как стремление к успеху может навредить ребенку и его маме

Интенсивное родительство: как стремление к успеху может навредить ребенку и его маме

«Современное материнство становится все более разнообразным, — говорит социолог Ольга Савинская. — С одной стороны, есть один тренд на модернизацию — стремление к равноправию, изменению сложившихся ролей в семье, ощущению трендов будущего. Но параллельно с этим продвигается консервативная идеология на сохранение традиций и устоев, успешно существовавших в прошлом. Люди, разделяющие консервативные устои, считают их проверенными временем и потому верными». Видя вокруг себя разные практики и ценности родительства, молодое поколение становится более рефлексивным: они все больше размышляют и делают выбор, как же выстраивать отношения с супругом и с ребенком. Поэтому вместо следования традициям они начинают идти по своему индивидуальному пути. Именно эта рефлексия подталкивает на публичные разговоры о том, что материнство — это не легко и просто, это адский труд. Женщины все больше говорят о том, что это физически тяжело: терпеть, не спать, быть начеку, оставаться всегда позитивно настроенной к маленькому человеку, который пока еще не умеет учитывать потребности матери и отца

Мысли о том, что Мария устала от материнства, окончательно пришли вместе с третьим ребенком. За три дня до того, как узнать о беременности, она продала свою туристическую фирму. Оставшись без опоры и будучи физически истощенной, Мария стала задумываться об аборте, несмотря на свои религиозные убеждения. «Мы все бросили и улетели с семьей в Таиланд, потому что мне хотелось сбежать. Там уже у меня начался токсикоз, и я физически ощутила, что во мне ребенок. И, конечно, уже ни о каком аборте не могло быть и мысли». Мария вспоминает, что тогда чувствовала только растерянность и страх за будущее: «Думала, что я буду делать с тремя детьми?! Только на горизонте появился выход в люди, а тут опять эти тряпки и подгузники».

Свои эмоции Мария никогда не держит в себе. Она может отправить детей в другую комнату, если ей нужно заняться своими делами, может прикрикнуть. Муж осуждает ее: ему не нравится, что она может сидеть в телефоне, вместо того чтобы играть с детьми, он не приемлет, когда на детей поднимают голос. «Если я устала или мне нужно побыть одной, я могу это сказать даже в грубой форме. В отличие от моего мужа — он терпит до последнего. Считает, что все для детей. А я нет: сначала сама поем, а потом их покормлю. Это мой клапан предохранения от выгорания. Я всех пошлю, если я хочу спать. Не буду с ними играть. Я не знаю, хорошо это или плохо. Но я довольно открыта в своих проявлениях, даже если этот вариант поведения в обществе не принят».

«Чаще всего с выгоранием сталкиваются мамы в западных странах, где есть индивидуализм, где женщины более независимы: США, Канада, европейские страны. В США больше всего матерей с выгоранием, — рассказывает психолог Алена Прихидько. — Конечно, когда женщина уставшая, в частности, от того что старается стремиться соответствовать стандартам хорошей матери и постоянно испытывает тревогу за своего ребенка, это ведет к тому, что мама оказывается на грани истощения. А когда ты истощена, очень сложно испытывать чувство любви».

Статистики по материнскому выгоранию в России нет. Но Дарья Уткина объясняет, что из 1,5 млн родов, которые происходят в стране ежегодно, примерно 300 тыс. женщин сталкиваются с послеродовой депрессией. Еще примерно столько же, судя по первым исследованиям, испытывают симптомы посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) после родов. Еще часть из них экстремально устали и выгорели. Это не отдельные группы, многие сталкиваются со всем сразу, а кому‑то достается что‑то одно.

Марии сложно быть матерью, потому что дети не дают ей жить жизнью, к которой она привыкла и которая приносила ей удовольствие. Но при этом детей она в этом старается не винить. «Я люблю своих детей, но материнство ненавижу, — говорит Мария. — Дети умиляют меня своими мордашками, глупыми поступками и смешными шутками. Я ненавижу материнство как таковое — за необходимость постоянно жертвовать собой ради других».

«Мне ужасно надоело сидеть с ними дома, играть в эти дурацкие игры, убирать за ними. Быт тоже играет в этом большую роль, потому что бесконечная уборка, которая не имеет никакой благодарности или обратной связи, утомляет.

Ты все делаешь на автомате, как обслуживающий персонал своих детей. Мне тяжело эмоционально включаться в них. Старший хочет мне что‑то рассказать, средняя хочет послушать, какая она красивая, младшему просто нужен физический контакт. И получается, что я задолбанная и затроганная ими постоянно».

Мария уверена, что легче ей не будет никогда. Возможно, станет проще, когда дети вырастут, но там появятся другие проблемы, например, финансовые. Все близкие говорили ей, что тяжело только до года, а потом постепенно становится легче. Но она этого не чувствует.

«Когда я говорю маме, что я ненавижу своих детей, она отвечает: «Маш, это твои дети. Все это пройдет, не думай об этом». Почему‑то к чувствам матерей у нас вот такое отношение. Все, ты родила — терпи. С тобой сидели, а теперь ты сиди».

Среди разного спектра эмоций, которые испытывают матери, ненависть заметнее всего. «У любой мамы есть установка, что она обязана постоянно чувствовать к детям любовь, — говорит Алена Прихидько. — И в первый раз, когда она испытывает чувство нелюбви, это событие становится для нее очень ярким и пугающим. Она начинает долго его анализировать и в итоге может прийти к самым разным выводам. Например, думать, что она плохая мать».

«Сейчас я пытаюсь принять материнство, — говорит Мария. Осознать, что еще минимум пятнадцать лет они будут детьми. Я пытаюсь не запрещать себе чувствовать все эмоции, которые у меня возникают. Возможно, это поможет мне стать полноценной матерью, и я перестану убегать от своего материнства».

Подробности по теме

«Я ужасная мать, и я не люблю своего ребенка»: что такое послеродовая депрессия

«Я ужасная мать, и я не люблю своего ребенка»: что такое послеродовая депрессия

«Не нужно говорить мне, что это пройдет. У меня не проходит»

История Ольги

37 лет, живет в США, старшему сыну три года, младшему — один

«Когда женщины говорят, что им тяжело, это значит, что им тяжело. Не нужно говорить, что так у всех», — рассказывает Ольга, мама двоих мальчиков. Она родила первого сына в 34 года. У мальчика подозрение на синдром Аспергера (СА), который выражается в проблемах коммуникации и социального поведения, с сопутствующей дисфункцией сенсорной интеграции (это состояние, при котором сигналы, поступающие от разных органов чувств, не организуются в адекватную поведенческую реакцию. — Прим. ред.). Он не чувствует голода до тех пор, пока у него не появятся боли в животе. Не понимает, когда хочет в туалет, боится громких звуков. Несмотря на то что он может разговаривать, свои желания и негативные чувства он выражает через истерику, агрессию или аутоагрессию (причинение психологического или физического вреда самому себе. — Прим. ред.).

До появления сына Ольга работала с детьми и знала, что это тяжело, что родительство — это определенные усилия и жертвы. Она понимала, что за воспитанием ребенка стоит титанический труд, но при этом дети ей нравились.

Сразу после родов Ольга не почувствовала эйфории, о которой рассказывают многие женщины: «У меня было только чувство облегчения, что это наконец-то закончилось. Не сказать, что роды были очень тяжелые. Я рожала дома с акушеркой. Но сам процесс был ужасен. И когда он родился, я выдохнула». В первые две недели у Ольги начались проблемы с грудным вскармливанием. Ребенок постоянно плакал и очень мало спал. До семи месяцев она помнит только постоянный крик сына, других воспоминаний практически нет. Потом, когда малыш научился ползать, стало немного легче.

Одно из проявлений СА — отсутствие привязанности. «Тяжело воспитывать ребенка, который к тебе не привязан. Это очень большая проблема. Мой сын может убежать в любой момент, он может быть холоден и отстранен при общении со мной — не смотрит в глаза, не улыбается, не обнимает. До трех лет он очень много кричал. Все его эмоции выражались через ор. Представьте, что рядом с вами все время находится орущий человек. Он по-другому с вами не общается, только через ор. У нас в доме звенит стекло от его криков. С ним — как ни с какими другими — верна пословица: что посеешь, то и пожнешь. И сеять туда нужно много».

Были и светлые моменты, когда сын вел себя менее тревожно. Иногда это длилось по две-три недели. Тогда у Ольги и ее мужа просыпалась надежда, что все может наладиться. Но каждый раз все начиналось заново: «Это нахождение в постоянном рабстве. Твоих потребностей вообще нет: ни поесть, ни в туалет сходить, ни поспать — все игнорируется в любое время дня и ночи».

Помощи у Ольги не было: до года она целыми днями сидела с сыном одна. Муж был днем на работе, бабушки и дедушки не помогали: «Вечерами, после работы муж подключался к заботе о сыне. Он сильно уставал, у него тоже началось выгорание. В результате у нас накапливалось раздражение друг на друга». Ольга старалась всячески успокаивать сына, но наступал момент, когда силы были на исходе. Тогда она просто уходила в другую комнату, чтобы выдохнуть самой, потом возвращалась и снова часами утешала младенца. Когда малыш научился ходить, Ольга стала закрываться в ванной с наушниками. Почти никто из близких не мог просто выслушать и поддержать ее, все пытались дать совет, настаивая на том, что «все скоро пройдет». Ольгу всегда это очень раздражало: «Не нужно говорить мне, что это пройдет. У меня не проходит. Да, становится в чем‑то легче, но в чем‑то тяжелее. В моем случае, чтобы что‑то изменилось к лучшему, нужен постоянный титанический труд. Мне просто хочется, чтобы меня выслушали: без комментариев, оценки, советов».

Матери часто сталкиваются с обесцениванием своих переживаний. При этом от источника переживаний — ребенка, добиться эмпатии трудно. «Мамам необходимо научиться сочувствовать себе самостоятельно, — говорит Алена Прихидько. — Ждать сочувствия от детей нет смысла — они находятся совершенно на другом уровне развития и до определенного возраста не способны на это.

Важно давать себе понимание и поддержку. Можно заботиться о себе, разговаривая с собой так, как вы бы говорили с человеком, которого любите.

А может быть, даже подумать о том, что вместе с вами еще сотни тысяч мам также переживают такие же чувства и устают. В таких случаях нужны люди, которые могут выслушать, дать тепло и поддержку. Люди, которые помогут создать пространство, куда вы сможете вылить свою боль, и не будут осуждать».

Ольга вспоминает, что она была полна сил перед родами и в роль матери входила с хорошим психологическим ресурсом. Но через несколько месяцев началось выгорание, а за ним послеродовая депрессия: «Я все держу в себе, пыталась работать с психологом, но, к сожалению, неудачно. И у меня злость выливается в аутоагрессию. Если я испытываю сильный стресс, то я начинаю вредить себе — могу расковырять пальцы до крови, например: это меня успокаивает. Руки резать не буду, конечно. Но какие‑то навязчивые движения меня успокаивают».

Когда малышу было два месяца, Ольга целовала его в щечку, а он начинал плакать из‑за этого. Со временем она поняла, что сына нельзя лишний раз обнять, потому что ему это неприятно. «Он нам не улыбался. Представьте, что в нашей жизни появился агрессор, как можно его полюбить

Все время Ольга внутренне боролась с собой, переживая постоянные эмоциональные качели — от жалости до ненависти: «Кажется, что вот-вот немножко себя дожму и точно его полюблю. Вроде держишься-держишься — и снова сваливаешься. Ругаешь себя за то, что ничего не получается». При этом Ольга ответственно относится к материнскими обязанностями: много времени тратит на занятия с сыном и воспитание, обходится без криков и наказаний.

Когда в семье Ольги родился младший сын, у старшего появилась ревность. Она боялась оставлять детей одних в комнате даже на пару минут, потому что знала, что старший сын может навредить младшему. Он мог подбежать и ударить малыша своей головой об его голову. «Мне сносило башню в такие моменты, я была готова просто сразу его придушить и выкинуть в окно», — рассказывает Ольга.

Практически у всех матерей есть установка, что детей нужно любить, объясняет Алена Прихидько. Мы живые люди, и у нас могут возникать самые разные эмоции по отношению к детям. Когда мамы начинают себя бичевать за негативные эмоции, они вступают в замкнутый круг: рассердилась на ребенка, отругала его, а потом себя за то, что плохая мать. «Любовь — это эмоция, все эмоции носят кратковременный характер, то есть они не могут длиться долго. Они длятся десятки секунд, а потом сменяют друг друга, — говорит Прихидько. — Любовь — такая же эмоция, как и стыд, радость, страх. И любить ребенка 100% времени невозможно. Уставшей маме сложно испытывать чувство любви, потому что на фоне выгорания у нее возникают другие чувства. Когда ребенок — основная причина усталости, то по отношению к нему мама может испытывать совершенно разные эмоции, в том числе негативные». Например, как объясняет психолог, злость — это абсолютно нормальная негативная реакция матери в ситуации, когда ребенок не слушается, потому что его поведение создает препятствие для нее. Злость возникает тогда, когда мы хотим изменить то, как думает другой человек, и мы хотим, чтобы он начал думать по-другому. Если нас кто‑то не уважает, у нас возникает злость, потому что мы хотим изменить это. Вторая частая причина — несправедливость. И родители чувствуют несправедливость постоянно: они очень много делают для детей, а те не ценят этого и не отвечают взаимностью, потому что пока не способны на это.

Сейчас, спустя три года, Ольга признается, что смогла принять сына: «Мне очень помогла теория привязанности. У него даже поведение стало налаживаться понемногу. От мужа можно уйти, с родителями можно не общаться, а от ребенка никуда не деться. Он уже родился, уже есть, даже если ты от него куда‑то ушла и отказалась (что я вообще себе не могу представить), то он все равно где‑то существует, и ты несешь эту ответственность. С мужем можно развестись и через пару лет уже не знать, где он и что он. С ребенком так не получится».

С теорией привязанности работают многие психологи, которые специализируются на проблемах материнства. Она сводится к тому, что взрослый полностью заботится о ребенке до тех пор, пока тот сам не сможет позаботиться о себе. Когда у взрослого возникает привязанность, он чувствует ответственность за ребенка — это помогает родителю не только ухаживать за ребенком и помогать ему, но и получать от этого процесса удовольствие. При этом привязанность не обязательно должна быть связана с любовью. Согласно этой теории, ребенок, получающий достаточное количество заботы от взрослого, быстрее становится самостоятельным.

На вопрос, любит ли Ольга сына, она честно отвечает: «В течение первых трех лет я искренне признавалась себе, что не любила сына. Но я всегда хотела его любить.

Общалась с друзьями, спрашивала совет. Я поняла, что многие плывут в той же лодке, только не признаются в этом себе. В обществе не принято говорить о нелюбви родителей, особенно матери, к детям».

«Мне бы хотелось, чтобы общество, особенно в России, пересмотрело отношение к матерям и материнству, — говорит Ольга. — Это отношение «родила — сиди дома» чувствуется во всем. Не везде есть пеленальные столики, не везде есть места для ребенка, не везде тебе с детьми рады вообще. И фраза «у всех так» раздражает. Я помню, что мои подруги мне постоянно говорили: «Ну ты чего, дети — это же такая радость». А я думала, что со мной что‑то не так, что я такая ущербная. И получается, что общество порой забивает последний гвоздь в гробик. Я думаю, что смогла бы намного раньше принять сына, если бы в моем окружении было больше неравнодушных людей».

Подробности по теме

«А зачем ты его рожала?»: как общество стыдит мам и почему нельзя этого делать

«А зачем ты его рожала?»: как общество стыдит мам и почему нельзя этого делать

«В какие‑то моменты я просто хочу, чтобы ее не было»

История Анны (имя изменено по просьбе героини)

41 год, живет в Москве, двое детей: старшей дочери — пятнадцать лет, младшему сыну — два года

«Проблемы есть в любом материнстве, но когда ты выращиваешь ребенка без любви к нему — это тюрьма», — говорит Анна. Она родила первую дочь в 26 лет — из‑за проблем с репродуктивным циклом женщина была уверена, что не сможет зачать ребенка без соответствующего лечения. Поэтому новость о беременности стала для нее неожиданностью.

«У меня сильно болел живот, я не могла носить сдавливающую одежду. И думала, что у меня опухоль или рак. В таком состоянии ужасного ужаса я пришла к врачу, и мне сказали, что у меня девятая неделя», — рассказывает женщина. Анна к тому моменту уже задумывалась о родительстве, хоть и не планировала стать матерью в ближайшее время. Но мыслей об аборте у нее не возникало — она знала, что в таком случае у нее слишком высок шанс остаться вовсе без детей.

С отцом ребенка на тот момент Анна рассталась. Он был младше, она не испытывала к нему серьезных чувств. Но после новости о беременности они сошлись, стали жить вместе и вскоре поженились. В то время Анна училась на вечерке в МГУ и бросать учебу ей не хотелось. На помощь пришла мама мужа — все основные обязанности по уходу за ребенком и по дому она взяла на себя.

Почти всю беременность Анна с мужем ждали мальчика — это показывали несколько УЗИ, сделанных в разных клиниках. Но на седьмом месяце они внезапно узнали, что будет девочка: «Кажется, я тогда неделю плакала. То есть да, я поняла, что у меня в животе живая здоровая девочка. Но я оплакивала своего мальчика. Это может казаться смешным, но в тот момент это была трагедия для моего сознания».

«Роды были очень непростые, — вспоминает Анна. — Врач хотела делать мне кесарево, хотя показаний для него не было. А я хотела родить сама. В итоге процесс все равно пошел не самым естественным путем. Я была одна, испугана, мне было больно: я лежала ночью под капельницей, а врач ушла спать. И когда она проснулась, у ребенка уже была гипоксия. Все сразу побежали, повезли меня в операционную, и врач по дороге приговаривала: «Ну вот, я же тебе говорила».

Подробности по теме

«Тяжело одновременно защищаться и рожать»: истории женщин, переживших насилие в родах

«Тяжело одновременно защищаться и рожать»: истории женщин, переживших насилие в родах

Из‑за осложнений Анна смогла увидеть дочь только через три дня после родов. На фоне всех остальных детей София (имя изменено) для Анны была самой красивой — у малышки были гладкая кожа и длинные ресницы. Но ощущения близости женщина не почувствовала: «Казалось, что мне ее просто выдали. Очень хорошенького, симпатичного младенца. Но причем тут я, было непонятно. Между нами не было никакой связи и никакого ощущения, что я как‑то причастна к ее появлению».

После приезда домой чувство отчужденности к дочке только усилилось. По словам Анны, бабушка всю жизнь хотела дочку, и поэтому была безумно рада внучке. В какой‑то момент Анна почувствовала себя проводником, через которого София пришла в мир для бабушки и отца. Поскольку бабушка практически взяла на себя роль мамы, Анна смогла быстро вернуться в свою обычную жизнь — на учебу и работу, — не тратя много времени на уход за ребенком.

По словам Дарьи Уткиной, чувство отчужденности к ребенку у мамы может возникнуть по разным причинам. Самые частые из них: нежеланный ребенок или неожиданная беременность, беременность вследствие насилия, длительная разлука с ребенком, когда основным взрослым для него становится кто‑то другой, эмоциональное выгорание, сильная усталость, депрессия (не обязательно послеродовая). Иногда чувство отчужденности к ребенку может быть проявлением чувства отчужденности по отношению вообще к любым близким. Чаще всего на формирование такого отношения влияют сразу несколько факторов, связанных как с эмоциональным состоянием мамы и ее опытом, так и с обстоятельствами, в которых она оказывается.

София росла очень высокочувствительной. Анна вспоминает, что когда дочь была ребенком, любая трудность сразу же вызывала у нее истерику. «Меня это раздражало до трясучки, до ненависти. Когда она без остановки истерически орала из‑за какой‑то мелочи, я кричала: «Уберите это от меня».

Когда София подросла, Анна начала понимать, что их с дочерью чувства взаимны: дочка тоже не давала ей столько тепла, сколько бабушке. Наблюдая за тем, как мама мужа относится к ребенку — с безусловной любовью и принятием, — и сравнивая это со своим отношением, Анна стала думать, что она плохая мать: «Я все время думала, что я мать-говно — и ребенок у меня поэтому такой истеричный. У меня постоянно возникали мысли, что я должна ее куда‑то отдать. Думала, пускай бабушка ее удочерит, потому что я очень плохо с ней справляюсь. Я в ужасе, когда меня оставляют одну с ребенком».

«Я ее не люблю, мне с ней тяжело, неинтересно. В какие‑то моменты я просто хочу, чтобы ее не было. Она не приносит мне ничего хорошего, но при этом много чего у меня забирает», — говорит Анна.

Она признается, что бывали случаи, когда она хотела навредить дочери — накричать или отшлепать, при этом хорошо понимая, что это неприемлемые методы воспитания.

С ранних лет бабушка стала брать ребенка на каникулы в Молдавию, где у нее была дача. Анна любила это время и не страдала в разлуке с дочерью. Когда Софии исполнилось десять лет, родители развелись. «После развода у меня случилась настоящая депрессия, но к психиатрии было очень предвзятое отношение. Я думала, что справлюсь сама, но справлялась очень плохо», — рассказывает героиня. Бабушка тогда переехала в Крым, построила там дом и предложила забрать внучку на лето. Анна сразу согласилась, потому что была уверена, что бабушка в Крыму гораздо лучше мамы, которая борется с депрессией, и папы, который не может определиться, как ему жить дальше.

София уехала. Сначала на лето, а потом бабушка предложила ей остаться еще на пару месяцев теплой осени. В итоге наступила зима, София пошла в школу, потом записалась в художественную школу. Каждый раз, когда Анна спрашивала дочку, не хочет ли она вернуться домой, девочка отвечала, что еще немного побудет у бабушки. В итоге совместными обсуждениями было принято решение, что дочь будет приезжать в гости к Анне несколько раз в год.

«Это чувство отчуждения не проходит, и я не уверена, что когда‑нибудь пройдет. Моя дочь — неласковый, неэмпатичный ребенок. С возрастом все становится легче, просто потому что она становится более самостоятельной. С ней можно договориться, можно переключиться на какие‑то другие дела. Уже нет такой тотальной зависимости. Но любовь внезапно не возникнет», — говорит Анна. Она помнит и светлые моменты, проведенные с дочерью, когда ей казалось, что они становятся ближе. И моменты, когда Анна чувствовала любовь по отношению к дочери. Но, по ее словам, это чувство очень хрупкое. И когда случается очередной конфликт, эмоциональные откаты происходят очень быстро.

В последний приезд дочери все так и произошло. Когда София приезжает в Москву, то живет с Анной, ее мужем и младшим братом, к которому она, по словам героини, ревнует. Однажды София захотела встретиться с папой, они с Анной договорились, что днем дочка делает дела по дому, а вечером поедет к папе. Но получилось так, что дома остались только одни ключи. Как только Анна сказала об этом дочери, та сразу заплакала, позвонила отцу и в истерике сказала, что мама запирает ее дома. Бывший муж позвонил Анне и пригрозил полицией, если та немедленно не выпустит ребенка из дома. «Меня всю трясло и колотило, я отпустила ее к папе. А через пару дней через бабушку я узнаю, что дочь собирается жить у отца», — рассказывает женщина.

После этой ситуации Анна написала пост в группе для матерей в фейсбуке с просьбой дать совет: что делать, когда отец ребенка угрожает полицией. Она подробно описала свою историю, и за 15 минут под постом появилось полсотни гневных комментариев о том, что Анна — отвратительная мать, а дочке очень не повезло.

Анна признается, что не чувствуют вины, хотя у нее есть ощущение, будто она должна была ее чувствовать: «Маму, которая отклоняется и не соответствует каким‑то традициям и нормам, будут осуждать. То, что я отдала дочь бабушке, автоматически делает меня монстром, а ее несчастным и бедным ребенком. Но если бы я выращивала ее самостоятельно, убивая свою и ее психику, это было бы правильно?»

«Женщины сожалеют о материнстве по-разному, — объясняет Дарья Уткина. — Довольно мало тех, кто испытывает только это чувство. Чаще это амбивалентные переживания: и сожаление, и любовь, и гнев, и радость. И именно с этим бывает тяжелее всего. Потому что многие считают, что материнство — это только счастье, а все остальные чувства испытывать странно и плохо».

Современным матерям очень важно знать, что злиться на ребенка или жалеть о том, что с появлением ребенка в жизни стало меньше свободы и больше обязанностей, — это нормально.

К младшему сыну у Анны совсем другие чувства. При том что роды были гораздо сложнее, Анна потеряла много крови и попала в реанимацию. Но когда она увидела сына, то сразу почувствовала связь, которой не чувствовала со старшей дочерью: «Были совсем другие ощущения. Сразу появилась включенность: я знала, это мой ребенок, я его родила».

Сейчас Анна сожалеет, что не может испытывать к дочери тех же чувств. Переживает, что дочь не может быть с ней близка так же, как с бабушкой. Но она уверена, что выбрала лучший расклад для себя и для нее.

Анна считает, что включенность в ребенка — это залог счастливого материнства: «Когда она есть, даже если тебе тяжело, ты понимаешь, ради чего ты все это терпишь. А если включенности нет, то это каторга — тебе остается просто ждать, пока ребенок повзрослеет, уйдет во взрослую жизнь, и ты станешь свободна. И нет никаких гарантий, что эта включенность возникнет у каждой мамы. Это нарушение химии может появиться когда угодно. И непонятно, что делать мамам в таких ситуациях. Мне очень помогло знание теории привязанности и понимание, что ребенок таким будет не всегда, она повзрослеет и изменится. И вообще понимание психологии детства и воспитания может помочь снизить уровень неблагоприятного взаимодействия с ребенком. Сейчас я знаю, как сделать наши отношения менее травмирующими и более приемлемыми, и я таким образом сама могу посеять почву для здорового развития своего ребенка».

Блог мамы особенного ребенка. «Истерики стали моими буднями» — как научиться принимать своего ребенка

  • Людмила Шамрай
  • для BBC News Украина

Автор фото, Unsplash

Я верю, что не мы выбираем детей, — это они выбирают нас. Наши дети знают: мы все преодолеем и со всем справимся. Наши дети делают нас мудрее, сильнее, учат любить по-настоящему. Без условий и сомнений. Я верю, что дети приходят, чтобы сказать нам — любите!

Я помню ребенка из своих мечтаний. Вот я легко и непринужденно иду по улице, держа сына за руку. Богдан постоянно что-то щебечет, находит для себя что-то интересное, тычет пальчиком и спрашивает у меня: «Почему-почему-почему?» А прохожие провожают нас взглядом: как же повезло этой маме, такой милый, умный, спокойный мальчик.

Однако судьба решила дать мне урок переосмысления и принятия. Моя жизнь стала напоминать падение Алисы в кроличью нору. Я будто падала в глубокий колодец, пытаясь разглядеть, что ждет меня внизу, но там было темно и страшно.

Понимание, что с твоим ребенком что-то не так, становится для родителей серьезной травмой и испытанием. Когда рядом есть человек, который помогает, берет на себя часть ответственности, это всегда легче. Но, к сожалению, мамы особенных детей часто остаются одинокими.

И каждый выбирается по-своему. Кто-то впадает в депрессию, кто загоняет свои чувства внутрь, кто-то берет себя в руки и находит силы идти дальше.

Автор фото, Людмила Шамрай

Підпис до фото,

«Богдан не оправдывал моих ожиданий. Я злилась на весь мир, в первую очередь на себя и, конечно, на малыша»

Как не сорваться, как сохранить себя и своего ребенка, когда живешь в состоянии постоянного стресса?

Часто на форумах встречаю: как принять особенного ребенка, я устала и тому подобное. Я тоже устала, я тоже периодически падаю духом. Время для меня будто остановилось.

Иногда кажется, что мы топчемся на месте, хотя вроде и прогрессируем. Но так медленно, так тяжело дается каждый шаг. Еще многое следует подтянуть, работы много, времени и сил не всегда хватает.

Иногда родители, у которых появляется особенный ребенок, воспринимают это как наказание. Первое, что я почувствовала, был шок: «За что?! Почему?! Зачем?!». Потом протест. Это нормальная реакция после шока.

«Этого не может быть! Только не со мной, не с моим ребенком. Не верю! Это — ошибка! Это виноват врач, который поставил диагноз, он просто не компетентен. У меня не может быть больного ребенка! Нет, нет, нет!»

Когда жизнь разделяется на «до» и «после», приходят отчаяние, боль и растерянность.

Чем закончится фаза стенаний зависит оттого, во что веришь. Я, например, уверена: высшие силы послали мне такое испытание, и от моей выдержки, сил, терпения зависит многое.

Кто-то считает, что это — опыт. Кто-то воспринимает это как карму. А кто-то — как работу, которую важно выполнить. В любом случае появление особенного ребенка — не наказание.

Автор фото, Unsplash

После того, как мой страх подтвердился, я не могла себя сдержать. Самым сложным для меня было сжиться с мыслью, что мой сын вдруг стал особенным, ведь я вроде рожала здорового малыша.

Богдан не оправдывал моих ожиданий. Я злилась на весь мир, в первую очередь на себя и, конечно, на малыша. Эти чувства можно понять. Эмоции должны выходить наружу. Запертые эмоции — как бомба замедленного действия.

Потом я штурмовала интернет в поисках какого-то нетрадиционного способа лечения, ходила в церковь, выпрашивала у бога другое развитие событий. Я надеялась: а вдруг все изменится.

Не стоит тратить силы, время и деньги на сомнительные методы. Активная помощь ребенку начинается только тогда, когда мама находится в состоянии принятия.

Автор фото, Unsplash

Я долго настраивалась на жизнь в новой реальности. Впоследствии ко мне пришло осознание, что нужно проживать каждый день по максимуму, что нужно помогать Богдану развиваться и реализовывать себя в соответствии с его возможностями.

Я отпустила то, чего не могло быть, посмотрела на мир глазами не затуманенными призраком утраченных надежд и увидела новые возможности создания счастливой, полноценной жизни.

Это очень тяжелая внутренняя работа — переосмысление ориентиров: от отрицания — к принятию, от безнадежности — к надежде, от страха — к доверию, от бессмысленности — к пониманию.

Богдан (как ребенок с неврологическими расстройствами) эмоционально нестабилен и импульсивен, привлечь его внимание невероятно сложно. Когда он чего-то хочет, но не может сказать, просто устраивает истерику.

Истерики стали моими буднями. Крики, визги, слезы, валяния по полу по любому поводу. Помню свое бессилие от того, что сын не позволяет себя утешить, вырывается, не понимает объяснений.

Помню осуждающие взгляды окружающих — дескать, пора бы уже заняться воспитанием своего ребенка. Появиться с таким ребенком на улице — поступок не для слабонервных: выдержать повышенное внимание прохожих, упреки и постоянные замечания сможет не каждый.

Не сравнивайте своего ребенка с другими детьми. Сравнивать ребенка можно только с ним самим — сегодняшнего с вчерашним.

Не жалейте себя, не думайте, что вы единственная, у кого есть такая проблема. Ищите группы единомышленников, читайте форумы и тематические сайты, общайтесь с родителями, которые прошли этот путь, обращайтесь в фонды, которые помогают детям в похожей ситуации.

Таким образом вы можете получить необходимую достоверную информацию. Впоследствии вы увидите, как много возможностей вокруг вас, и что вы можете изменить свою ситуацию к лучшему.

Автор фото, Unsplash

Я мама все того же малыша, о котором мечтала, но уже с ярлыком, уже с диагнозом. А где тот мой сын, который должен задавать мне миллион вопросов и смешно коверкать слова? Вот он. Рядом со мной. Богдан не знает алфавит, не выводит аккуратные буквы, не декламирует с выражением стихи.

Я люблю его за то, что он есть, что он меняется, что меняюсь я и мое отношение к малышу и к себе. Я радуюсь каждому нашему достижению. Сейчас для меня я и мой сын — победители, потому что мы столько преодолеваем, чтобы двигаться вперед.

Автор фото, Людмила Шамрай

Підпис до фото,

Я знаю, что нужна Богдану, что никто кроме меня не сделает все возможное, чтобы приблизить его к «нормальности»

Да, мой сын — другой, непоседливый, неудержимый. Это он громко вокализует на всю улицу, машет руками в аптеке, прячется под прилавком или носится с детской коляской в ​​магазине.

Это он кричит, бегает, устраивает истерики, падает на пол. Это мой Богдан берет книгу, водит пальчиком по рисункам и спрашивает: «Мама, что это?» Это мой сын считает до 10 и пытается рисовать ладонями.

Любить и принимать особенного ребенка — это каждый день радоваться маленьким достижением, как олимпийским медалям. Все навыки, которые появляются у моего ребенка, приводят меня в восторг, потому что они долгожданны.

Я знаю, что нужна Богдану, что никто кроме меня не сделает все возможное, чтобы приблизить его к «нормальности». Я стараюсь не тратить время на деструктивные вопросы наподобие «Почему он такой?» и «За что мне это?»

Я не первая и не последняя, кому пришлось пройти этот путь. Я делюсь своим опытом, надеясь хоть немного облегчить жизнь тем, кто находится в самом начале этого пути.

Почему я ненавижу своего ребенка

Ненавижу своего ребёнка

Получила сегодня письмо:
«Я ненавижу своего сына, я его не просто ненавижу, а ненавижу всем сердцем.
Ему 14 лет, он учится плохо с первого класса; постоянно плохо себя ведет, огрызается с учителями, срывает уроки, посылает все на три буквы (учителей).

Ворует, не только дома, но и в школе, сказал что не будет учиться…
Нас постоянно просят посидеть дома, потому что уроки делать невозможно.
И это началось еще в детском саду, сначала он плохо себя вел, а в школе стало гораздо хуже.»

Запрос «я ненавижу своего ребенка» популярен в поисковиках, это не редкость.
Многие матери единично или же в системе сталкиваются с неспособностью…. принять непохожесть другого человека, в данном случае — собственного сына.

Все это происходит от того, что сама мать в свое время испытала на себе этот опыт — когда уже ее родители не могли принять ее такой, какая она есть.

Очень вероятно то, что они от нее требовали быть послушной, трудолюбивой; хотели, чтоб она была честной, бесшумной, воспитанной… В общем, хотели ангела, а не живого ребенка.

И вообще ждали, чтоб она своим примерным отзывчивым поведением продемонстрировала миру: мы — хорошие родители, раз воспитали такого приятного для всех человека.

Однако живой ребенок так или иначе отклоняется от заданного образа — хотя бы своей слабостью, неспособностью что-то достичь, уж не говоря про то, что он может пребывать в дурном настроении и чего-то не хотеть.

Все эти нежелательные явления можно отрезать, пригрозив ребенку отлучением от любви.

И чем в более авторитарной системе растет ребенок, чем больше нетерпимости по отношению к нему, тем больше вероятности, что ребенок вынужден будет подстроиться.
А разве у него есть выход?

«ЛИШИТЬСЯ РОДИТЕЛЬСКОЙ ЛЮБВИ РАВНОСИЛЬНО СМЕРТИ,ПОЭТОМУ ЛУЧШИМ ВЫХОДОМ КАЖЕТСЯ ПОДАВИТЬ СЕБЯ, СВОИ ЖЕЛАНИЯ И ПОТРЕБНОСТИ, ПОЛУЧИВ ЗА ЭТО ПРАВО ОТНОСИТЕЛЬНО БЕЗОПАСНО ЖИТЬ В СЕМЬЕ».

Безопасность эта и впрямь относительная, потому что новые ситуации несут новые испытания, и нужно чутко держать нос по ветру — т.е. постоянно смотреть на родителей, на их реакцию, чтоб уяснить для себя: «А правильно ли я поступаю?»

Только опыт нетерпимости, пережитый в детстве, заставляет так же оголтело выстраивать живое, родное существо под неосуществимые ожидания…

И только опыт собственного страдания от ежечасного подавления себя — настоящего, естественного — заставляет ненавидеть собственного ребенка за то, что он всеми правдами и неправдами пытается сохранить свою личность от переделки…

На войне как на войне…

И все же стоит признать, что если ребенок не становится невротиком, т.е. не встраивает себя в предлагаемую картинку в угоду значимым людям, то это значит, что у него уже есть ресурс выдерживать свою «плохость».

И это… заслуга матери, возможно — отца, или другого человека, который вхож во внутренний мир ребенка.

«У НЕВРОТИЧНОГО РЕБЁНКА НЕТ НИКАКИХ ШАНСОВ ПОБЫТЬ «ПЛОХИМ», ИБО ЭТО ЧРЕВАТО НЕПЕРЕНОСИМЫМИ ДЛЯ НЕГО ПОСЛЕДСТВИЯМИ; «ПЛОХИШ» УЖЕ СПОСОБЕН ВЫДЕРЖИВАТЬ НЕДОВОЛЬСТВО МАТЕРИ, ПУСТЬ И С ТЯЖЕЛЕЙШИМИ ДЛЯ СЕБЯ ПОТЕРЯМИ. А ЭТО ЗНАЧИТ, ЧТО В КАКОМ-ТО ВИДЕ ОН БЫВАЛ ПРИНЯТЫМ В СВОЕЙ НЕИДЕАЛЬНОСТИ «

Какие потери несет ребенок?
Если он уже в детском саду чувствовал недовольство матери, то внутренне он считает себя негодяем, мерзавцем, причиняющим только несчастья…

ЧЕЛОВЕК, ПОЛУЧИВШИЙ ТРАВМУ НЕЛЮБВИ, НЕ МОЖЕТ ОТДАВАТЬ В ОТВЕТ ЛЮБОВЬ.
Он может притвориться, что любит, он может сыграть, имитировать, но любить ему трудно, ибо он не любит себя.

Одновременно он усваивает послание от мира (а мать в раннем детстве для ребенка — это Мир), что он опасен, недоволен им, и хочет кого-то другого — хорошего — вместо него, плохого. Он — изгой, персона нон грата.

И тогда такому человеку кажется, что все на него нападают, и отчаянно защищается.
Именно это и происходит сейчас с ним в школе.

Такой человек в любых близких отношениях будет чувствовать угрозу, будет их избегать, или напротив, будет подавлять партнера, чтоб лучше контролировать свою тревогу — ведь в его картине мира партнер рано или поздно причинит ему боль…

В общем, все повторится снова.

А у матери, помимо «наследства» — подстройка-себя-под ангела, которое она получила и невольно воспроизвела с собственным ребенком, есть еще и неосознанный гнев на него — ей-то когда-то пришлось подчиниться, а он, негодяй такой, упирается, не хочет…

Принять ребенка таким, какой он есть, не пытаясь исправить его под свой идеал можно только одним путем.

…Вспомнить трагедию собственного детства и, по отношению к калечившим ее фигурам из прошлого сделать то же самое, что делает ее сын сейчас — послать их куда подальше с их неосуществимыми фантазиями относительно себя…

Вспомнить о том, чего хотелось ей самой, а не этим большим дядям и тетям…

И, наконец, позволить себе то, о чем невозможно было и помыслить — не соответствовать чьим-то идеалам (тем более что по факту это все равно так и есть).

Это требует мужественного признания своей ответственности за происходящее с сыном, и признание ответственности других людей за то, что они сотворили с нею когда-то.

Это потребует мучительного пересмотра своих взглядов и переживания прошлых страданий, но по-другому она не сможет «встретиться» со своим ребенком.

«Невозможна никакая свобода… где недостает сознания.
Парадоксально, но сознательность приходит обычно с опытом страдания; ну а бегство от страдания и есть та причина, почему мы нередко предпочитаем оставаться в тесных, но таких привычных старых башмаках….
Но…страдание — первая из подсказок, говорящая о том, что нечто в глубине нас взывает к нашему вниманию, ища исцеления.» (Дж.Холлис)

Ненавижу своих родителей: способы преодоления негативных чувств

Отношения отцов и детей часто становятся вдохновением для создания литературных и кинематографических произведений. Порой кажется, что чувства по отношению к членам семьи могут быть сугубо нежными, но это не так. Зачастую повзрослевший ребенок не может даже видеть маму и папу, обвиняя их в своих многочисленных бедах. Почему же взрослые дети ненавидят своих родителей, и есть ли способ справиться с такой проблемой?

Все беды из детства

Психологи не устают отмечать, что многие из проблем, беспокоящих человека во взрослом возрасте, зарождаются именно в детстве. Внезапная критика способностей может стать источником комплексов, а давняя обида на маму в будущем породит ненависть или пренебрежение.

Итак, какие же проблемы в воспитании ребенка могут в будущем сказаться на его отношении к родителям?

  1. Недостаточное внимание со стороны взрослых.

Часто мама и папа так много работают, что практически не видят собственное чадо. В результате, малыш чувствует себя брошенным, нарастает обида, которая в будущем выливается либо в клокочущую ненависть, либо в равнодушие. Будучи подростком, ребенок учится самостоятельно решать свои проблемы. Когда же в его взрослую жизнь внезапно начинают вмешиваться мама и папа, это вызывает отторжение и даже ненависть.

  1. Вредные привычки родителей порождают конфликты в семье.

Ребенку довольно сложно любить маму и папу, которые чаще бывают пьяными, чем трезвыми. Вредные привычки или зависимость порождают конфликты в семье, которые медленно, но верно разобщают ячейку общества. Как результат, повзрослевшее чадо не хочет видеть и слышать своих проблемных родственников.

  1. Грубость и агрессия со стороны родителей порождает ненависть в душе ребенка.

Как часто взрослые поднимают руку на малышей? Если это происходит систематически и без видимой на то причины, конфликтов точно не избежать. В будущем человек обязательно припомнит все тумаки и взыщет с родителей должок за обиду.

  1. Равнодушие порой разжигает больший огонь, чем открытая агрессия.

Зачастую ребенок бывает не желанным или стремления родителей наладить личную жизнь заботит их куда больше, чем потребности собственного чада. Родители не выражают любовь по отношению к малышу, не проводят с ним свободное время, игнорируют его успехи. Это оборачивается тем, что родственники становятся бесконечно далекими друг для друга людьми. Как итог, в будущем избежать негативных эмоций ребенка по отношению ко взрослым будет очень сложно.

Это лишь краткий список причин, способных еще в детстве зародить источник конфликта между родителями и их чадом. Психологи подчеркивают, что справиться с таким источником ненависти поразительно сложно. Вражда оказывается настолько застарелой, что ребенок просто не способен простить маму и папу, продолжая их ненавидеть в течении всей жизни.

Взрослые проблемы, как источник негативных чувств

Зачастую отношения родителей с ребенком начинают портиться внезапно, причем, на первый взгляд, без видимой на то причины. Произойти подобное может из-за следующих нюансов в общении поколений:

  • мама и папа недовольны успехами ребенка в карьере или личной жизни;
  • родители продолжают воспринимать повзрослевшего человека как неопытное чадо;
  • родители слишком активно насаждают свое мнение, стараются вмешиваться во всей дела человека;
  • мама и папа мешают ребенку строить личную жизнь;
  • старшее поколение требует чрезмерной финансовой поддержки или слишком большого внимания от повзрослевшего ребенка.

«Я ненавижу своих родителей из-за их чрезмерной опеки» — с такой проблемой к семейным психологам обращаются постоянно. Мама и папа никак не могут смириться с тем, что их ребенок вырос. Они продолжают звонить ему по несколько раз на дню, диктовать, с кем человек должен общаться, и как обязан одеваться. Подобные ограничения скапливаются и порождают масштабный конфликт.

Именно поэтому родителям нужно всегда помнить о возрасте своего ребенка, его жизненных потребностях и праве на независимость.

Очень часто конфликт в семье возникает с появлением нового человека. Сын приводит в дом возлюбленную, которая абсолютно не устраивает родителей. Дочь пытается строить отношения с мужчиной, но мама и папа вмешиваются в этот процесс со своими советами. Как результат, в семейном гнездышке нарастает напряжение.

[1]

Способы преодоления негативных чувств

Как перестать ненавидеть родителей? Игнорировать столь темные чувства ни в коем случае не стоит. Первый совет психологов касается личной беседы с родственниками. Следует сесть за стол переговоров и вместе обсудить сложившуюся ситуацию. Почему возникают конфликты? С чем связана ненависть по отношению к родителям? Это будет очень тяжелая и долгая беседа, но в итоге она обернется улучшением семейного климата.

Какие же еще способы преодоления конфликтов существуют?

  1. Нужно стараться побольше времени проводить с родителями, но при этом не допускать их до решения всех своих вопросов. Идеальный баланс между близостью и дистанцией выльется в здоровые и гармоничные отношения.
  2. Рекомендуется сдерживать негативные порывы, так как с помощью криков и агрессии решить проблему точно не получится.
  3. Если существуют острые темы, всегда порождающие конфликты в семье, их нужно всеми способами избегать.
  4. Психологи советуют каждый раз, когда по отношению к родителям возникает ненависть, вспоминать все то доброе и хорошее, что они сделали для ребенка за эти годы.

Чтобы устранить негатив полностью, понадобится длительная работа с обеих сторон. Причем неправильно взваливать разрешение конфликта только на себя. Психологи подчеркивают, что проблему должны решать обе стороны, и только тогда ненависть удастся победить.

Очень важно не копить в себе негатив в течении долгих месяцев. Нужно аккуратно и деликатно обсуждать проблему с мамой и папой сразу же, как только она возникнет. Тогда риск внезапного извержения взаимных претензий будет минимальным.

Если члены семьи регулярно ссорятся из-за обсуждения конкретных тем, их просто нужно избегать. В таком случае, общение начнет доставлять удовольствие, а негатив постепенно сойдет на нет.

Последствия семейной ненависти

Часто люди даже не задумываются о том, как сильно негативные чувства влияют на их жизнь. Так, повзрослевший ребенок, ненавидящий собственных родителей, может прийти к неправильной концепции воспитания собственных наследников. Он будет пытаться делать все абсолютно по-другому, при этом ограничивая общение малыша с бабушкой и дедушкой. Как результат, конфликт только укоренится, окончательно поссорив всех членов семьи.

Часто ссоры с самыми близкими людьми оборачиваются для человека депрессией или комплексами. Он чувствует себя неполноценным, и поэтому не может добиться успехов как в личной жизни, так и в карьерной сфере.

Психологи отмечают, что существует еще и скрытая ненависть. Ребенок втайне испытывает негатив из-за чрезмерной опеки старшего поколения. Однако он оказывается слишком замкнут или скромен, чтобы выразить подобные эмоции. Как результат, духовная чернота копится в нем и выливается в неадекватные поступки. Такая ненависть может обернуться открытыми актами насилия.

Бороться со столь отрицательными эмоциями нужно всегда. Психологи советуют не забывать, что родители все-таки являются самыми близкими людьми для собственного ребенка. Именно поэтому за счастливые и крепкие отношения с ними нужно бороться до победного конца.

Комментарий психолога:

(Комментарий психолога к этой статье пока отсутствует.)

Перед ненавистью все равны, или Я ненавижу своего ребенка

Ненависть к ребенку – таких случаев больше, чем кажется на первый взгляд. Нередко, испытывая неприязнь к малышу, мать боится признаться в этом даже самой себе, но отрицание проблемы не является ее решением.

Можно ли возненавидеть ребенка… собственного, родного, маленького, иногда единственного, совершенно не виновного ни в чем?

Многим из нас подобные чувства покажутся каким-то кощунственным бредом, порождением больной фантазии, не имеющим ничего общего с реальностью. Но таких случаев масса. Легко отмахнуться от статьи по психологии, но закрывать глаза на такую упрямую вещь, как статистика, просто невозможно.

Тысячи поисковых запросов по теме ненависти, неприязни к собственному ребенку и о том, как с этим справиться, говорят о высокой актуальности данной темы.

Если неприязнь к соседу, начальнику или бывшему мужу не вызывает особой озабоченности, то негативные чувства к собственному ребенку многих заставляют задуматься и искать причину подобного положения вещей.

Монстры, живущие внутри

Ненависть к ребенку – таких случаев больше, чем кажется на первый взгляд. Нередко, испытывая неприязнь к малышу, мать боится признаться в этом даже самой себе, но отрицание проблемы не является ее решением.

Когда ребенок становится объектом неприязни, ненавистным становится все, что с ним связано. Как ни страшно это звучит, но раздражение вызывают даже его вещи, игрушки, его схожесть с отцом или матерью, его голос, внешний вид, речь, желания и поступки. Само его присутствие вызывает негативные эмоции, не говоря уже о капризах или проделках. Любое общение или совместное времяпрепровождение сводится к минимуму, между ребенком и родителем выстраивается непреодолимая стена, которая вполне способна сделать существующую неприязнь взаимной.

Разрушение отношений мать-ребенок оказывает негативное влияние на самоощущение женщины, чувство вины, раздражительность, усталость и безысходность значительно снижают качество жизни. Возникает мысль о том, что я плохая мать, и что рождение этого ребенка вообще было ошибкой, растет неудовлетворенность собственной судьбой.

Кроме того, особенно пагубно такая ситуация сказывается на ребенке. Потеря эмоциональной связи с матерью, а значит и отсутствие ощущения защищенности и безопасности ставят под большой вопрос нормальное развитие психологических свойств малыша. Ребенок чувствует себя ненужным, нелюбимым, чужим.

Зри в корень ненависти

Суть проблемы возникновения неприязни к собственному ребенку становится отчетливо понятной в свете категорий системно-векторной психологии Юрия Бурлана. А понимание причин дает возможность разрешения создавшейся ситуации.

Неприязнь к ближнему является частью человеческой природы. Только человек вообще способен ощутить ближнего и неприязнь становится тем самым первым, а значит примитивным способом ощущения другого человека. Все мы живем в обществе, никто не может выжить в одиночку, поэтому весь путь развития человека связан с его взаимодействием с людьми. За тысячи лет мы научились превращать свою неприязнь в другие, более сложные формы взаимодействия с ближними посредством реализации своих врожденных психологических свойств.

Реализуя себя в обществе, удовлетворяя имеющиеся потребности психики, мы приводим в сбалансированное состояние все биохимические процессы в центральной нервной системе, что ощущается, как наслаждение. Другими словами, наполняя свои нехватки, мы чувствуем себя счастливыми, радуемся, наслаждаемся жизнью. И чем выше уровень, на котором идет реализация психологических свойств, тем полнее удовольствие, а чем ниже, примитивнее способ удовлетворения, тем слабее, меньше и более кратковременное получается наслаждение.

Неприязнь сама по себе есть дефицит реализации врожденных свойств психики. Это самый простой, первично познанный нами и примитивный способ взаимодействия людей между собой. Неприязнь не бывает узконаправленной – сначала появляется неприязнь, а потом уже находится для нее объект. И зачастую этим объектом становится тот, кто чаще всего бывает рядом – ребенок. Или помогают наши рационализации в стиле «меня бесит его сходство с бывшим мужем», «она все делает мне на зло», «из-за него я вынуждена сидеть дома» и так далее.

Нехватки реализации становятся причиной негативного состояния, в котором становится возможным проявление неприязни, только в пустоте может возникнуть ненависть, только на фоне страданий появляется их виновник, неприязнь сама находит себе объект, а мы придумываем себе причины и объяснения.

Реализованный полноценно и ежедневно человек просто не оставляет места в своей психике для неприязни. Он удовлетворен и наполнен ощущением наслаждения от своей деятельности, у него нет желания к наполнению примитивным путем, когда он делает это на более высоком уровне – уровне современного человека.

Грани неприязни

Когда дефицит реализации дает о себе знать возникновением ненависти к хрупкому и беспомощному малышу, это положение вещей мы воспринимаем согласно тем векторам, которые мы несем в себе. Наше мировоззрение формируют наши вектора, а значит и наши рационализации. Мы объясняем себе свои чувства согласно собственным ценностям.

Чувством вины по поводу неприязни к собственному ребенку и переживаниями, мол, я плохая мать, терзаются женщины с анальным вектором. Они же особенно остро воспринимают непослушание ребенка, его нежелание или неудачи в учебе, за что склонны наказывать, в том числе и физически.

Кожные мамы могут воспринимать ребенка, как причину материальных потерь, больших расходов, вынужденной потери времени. Особенное раздражение у такой женщины вызывают медлительные, нерасторопные дети с анальным вектором, которые в корне отличаются психологически от своей мамы.

Ненависть к ребенку может возникнуть под давлением нехваток в звуковом векторе. Малыш, особенно маленький, является источником шума, криков, плача, что болезненно влияет на звуковую маму в ненаполненном состоянии. Необходимость неотлучно находиться рядом с ребенком исключает возможность уединения и тишины, что также негативно воспринимается звуковиками.

Понимая суть собственной психологической природы, свои потребности, желания и те нехватки, которые являются причиной негативного состояния и вызывают неприязнь, ненависть к ребенку просто потому, что он есть, каждый человек способен изменить ситуацию к лучшему.

Вскрывая истинные причины негатива к ближнему, мы влияем на качество собственной жизни, позволяя тем самым раскрыться своему потенциалу. Реализуя все психологические свойства своей личности, мы впервые ощущаем себя удовлетворенными настолько, что отношение к ребенку меняется само по себе.

Отношения мама-ребенок в позитивном ключе значительно влияют на развитие маленького человека, формируя тем самым уровень его будущей взрослой жизни.

Ненависть к кому бы то ни было является деструктивным состоянием, а ненависть к ребенку портит жизнь не только тому, кто ее ощущает, но и влияет на будущее малыша. Не позволяйте негативу так глубоко проникать в вашу судьбу, теперь это в ваших руках! Разобраться и понять причины собственной неудовлетворенности можно уже на бесплатных вводных онлайн лекциях по системно-векторной психологии.

Ненавижу детей: почему у взрослых возникает такое чувство

«Ненавижу детей! Ненавижу! Маленькие, сопливые засранцы, которые только и могут, что кричать да испражняться! Они отнимают свободу женщины, ее красоту и молодость!». На самом деле такие мысли посещают каждую третью женщину. Однако в обществе высказывать подобное мнение не принято, лишь в интернете молодые и не очень девушки могут анонимно излить душу. Это и неудивительно. Конвенция о правах ребенка обязывает защищать и заботиться о детях, ставить их интересы и благополучие превыше всего. Но обязаны ли взрослые любить своих и чужих отпрысков?

Ненавижу своего ребенка

«Моей дочери уже 5 лет, но я так и не смогла полюбить ее. Через силу играю с ней, гуляю, совместное времяпровождение вызывает у меня раздражение. С нетерпением жду вечера, когда она заснет. Только тогда я могу расслабиться и заняться наконец-то собой»

«Когда сын плачет, хочется подойти и ударить его. Ненавижу, когда он закатывает истерики, что-то требует, куда-то лезет, постоянно портит мои вещи. Он высосал из меня все хорошее, я стала похожа на зомби. Держусь из последних сил, чтобы не придушить»

Видео удалено.

Видео (кликните для воспроизведения).

Услышав такое из уст женщины, большинство подумает, что она асоциальна или вынуждена воспитывать совершенно чужого ребенка, эдакая злая мачеха. Но не спешите с выводами. Многие женщины периодически испытывают раздражение от своих детей, а некоторые и вовсе не любят их. Почему они их ненавидят? Причин может быть несколько:
  1. Плохие отношения с отцом ребенка, беременность после изнасилования. В этом случае женщина волей-неволей видит черты обидчика в лице своего чада.
  2. Психологическая незрелость, не готовность к материнству. Такое часто происходит после «залета», особенно в юношеском возрасте. Маме самой еще нужно встать на ноги, погулять, а ей вместо свободы приходиться день и ночь нянчить, кормить, пеленать ребенка.
  3. Материальное неблагополучие. Если женщине приходится выживать, считая каждую копейку, то до высоких чувств ей будет мало дела.
  4. Усталость, отсутствие помощников. Уход за младенцем – тяжелый труд. А если одновременно с этим женщине приходится убирать, стирать, делать покупки, готовить и т.д., то хронической усталости и раздражительности не избежать.

Ненавижу чужих детей

«При виде детей меня бросает в дрожь! Зачем их рожать? Не понимаю! Недалекие существа, которые только и делают, что едят, срут да орут! Ненавижу, когда они подходят ко мне! Меня тошнит от заспанных клуш с колясками!»

«Бесят некоторые детишки! Вонючие, с размазанными соплями, едва говорить научились, уже изрыгают мат. То кошек за хвост тягают, то землю сидят жрут. Прибить хочется. Хотя своих детей просто обожаю»

В первом случае классическая неготовность к материнству, наверняка девушка еще не пожила вдоволь для себя. Инстинкт продолжения рода не включился, и она рассуждает о детях, как о помехе собственному комфорту. Ближе к 30 годам эта установка, как правило, меняется.

Второй случай сложнее. Женщина, у которой нет претензий к своим детям, может испытывать неприязнь к чужим по нескольким причинам:

  • чужой ребенок обижает собственное чадо;
  • маме неприятны его родители;
  • сорванец ведет себя откровенно невоспитанно;
  • чужой ребенок более успешен, развит, чем свой собственный.

Что говорят психологи?

С точки зрения психологии чувство ненависти к детям является ненормальным, противоречащим природе человека. Такое отклонение чаще всего возникает от нелюбви к себе. Чувствуя свою никчемность и нереализованность, женщина (или мужчина) начинает ненавидеть себя и окружающих.

В большинстве случаев эти люди сами в детстве недополучили любовь, тепло и ласку и, повзрослев, они повторяют модель поведения своих родителей.

Иногда ненависть к детям вытекает из собственного чрезмерного эгоизма, когда кажется, что весь мир должен крутиться только вокруг тебя. В этом случае необходимость продолжения рода воспринимается как лишение всевозможных благ. Женщина не видит смысла терпеть мучительные роды, заботиться о малыше, растить и воспитывать его. Ей хочется прожить жизнь только «для себя».

В переводе с английского «чайлдфри» означает «свободный от детей». В зарубежных странах это довольно популярная субкультура, которая с каждым годом увеличивает свою численность. Например, в США насчитывается более 40 организаций, объединяющих чайлдфри. Основная идея этого движения – добровольный отказ от родительства. То есть, это не бесплодные мужчины и женщины, которые вынужденно лишены детей. Нет, это исключительно их выбор.

Многие чайлдфри вполне добровольно проходят процедуру стерилизации. Некоторые из них люто ненавидят детей, но основная масса агрессивными высказываниями лишь защищает свой выбор от нападок «несогласных». Отдельные приверженцы этой идеи берут опеку над чужими детьми, но своих не заводят.

[3]

Стоит отметить, что по статистике среди чайлдфри преобладают белые женщины и мужчины, с высшим образованием и достаточно высоким уровнем дохода. Большинство таких людей востребовано в своей профессии, не склонно к соблюдению традиционных гендерных ролей, не религиозно, предпочитает жить в городах.

Любопытный эксперимент

Именно по причине высокого уровня образованности и достатка чайлдфри, многих они наводят на мысли об экспериментах Дж. Кэлхуна, которые были проведены в 1960—70 гг. Их суть заключалась в создании идеальных условий жизни для мышей. Они не нуждались в еде, питье, исключалась возможность болезней.

Сначала был отмечен взрыв рождаемости, но постепенно самцы перестали проявлять интерес к самкам, стали пассивными. У самок же наоборот, заметно увеличилась агрессия, которую они частенько проявляли к своим детенышам. Некоторые отказывались от деторождения. Подросшие дети, в свою очередь, отвергались мышиным обществом, им не было места в иерархии, потому как старики стали жить дольше.

Дальше появились так называемые «красивые мыши». Из-за отсутствия ран от драк они хорошо выглядели, но были способны лишь на примитивное поведение. Они целыми днями лишь чистили свою шерсть, ели, пили и спали. «Красивые» не вступали в конфликты, не проявляли стремления к деторождению. Со временем количество беременностей сократилось до нуля, и популяция мышей вымерла.

От себя хотелось бы добавить, что любить и хотеть детей не обязательно. Можно оставаться равнодушным, избегать контакта, делать аборт. Но если ребенок уже родился или же вы испытываете чувство ненависти, глядя на детей, то тут скорее нужна работа психолога.

Питать агрессию и злобу, прежде всего, вредно для самого себя. В конце-концов, вы можете дойти до точки кипения и покалечить дитя. Согласитесь, куда лучше сразу же проработать свои негативные установки со специалистом и жить «налегке», в согласии с собой и миром.

Наталья, г. Москва

Комментарий психолога:

(Комментарий психолога к этой статье пока отсутствует.)

Исповедь мамы: я не люблю своего ребенка

Читательница Wday.ru написала в редакцию откровенное письмо. Женщина уверена, что многие мамы разделяют ее точку зрения и живут точно так же, просто не говорят об этом открыто.

Мария Томская · 14 мая 2018

«Про своих детей принято рассказывать с трепетом, придыханием и бесконечной любовью. А что делать, если ребенка ты не любишь? Нет. Ты от него не устал, и это не „временное состояние“. Ты просто не любишь его, и точка. К сожалению, лично я смогла откровенно признаться в этом лишь через 10 лет после рождения дочери. Сначала думала, что негативные эмоции вызваны тяжелой беременностью, затем – сложными родами, а потом бессонными ночами и бесконечными болезнями ребенка, но позже поняла, что все дело в отсутствии любви к нему. Возможно, кому-то будет интересен и полезен мой опыт, поэтому расскажу обо всем честно», – написала нам Наталья.

Все плохое в ней от отца

«С биологическим папашей (уж простите за это слово) дочери мы жили недолго. Банально не сошлись характерами. Была яркая влюбленность и, как следствие, беременность, а затем – горькое разочарование и расставание. В гражданском муже меня раздражало все: как он ест и как чистит зубы, как от него пахнет и какими словами он выражается, как чистит уши ватными палочками и как разбрасывает носки по дому… Когда мы расстались, я вздохнула с облегчением, а потом начала все это видеть в дочке. Она делала точно так же! И даже в носу постоянно ковыряла как он! И каждый раз, когда я это видела, то не могла удержаться, говоря: «Вылитый папаша!» или «Всю гадость от отца взяла». Причем, конечно, делала это со злостью. А как иначе, если судьба будто в насмешку заложила все плохие качества моего несостоявшегося мужа в моего новорожденного ребенка?!

Бесконечные какашки и дикие крики по ночам хоть кого доведут до ручки

После рождения дочери я не помню светлых и радостных моментов. Наверное, они были только тогда, когда родственники отпускали меня из дома, чтобы дать возможность погулять и побыть одной. Все думали, что у меня послеродовая депрессия, и старались как-то помочь. Однажды я даже уехала на неделю на море. БЕЗ ДОЧЕРИ. Но, когда вернулась, легче не стало. Бесконечные какашки и дикие крики по ночам хоть кого доведут до ручки, а плакала дочь часто. То живот болит, то зубы режутся, то мокрая лежит. Говорят, так у всех, но лично мне казалось, что мой ребенок недоволен постоянно. Позже врач сказал, что у дочери действительно наблюдаются некоторые проблемы с нервной системой, из-за чего она плохо спит, нервная и мало улыбается.

Мне не хотелось брать своего ребенка на руки, проводить с ней много времени и даже просто прикасаться. Чтобы вы понимали, я не являюсь асоциальным элементом или «матерью-кукушкой», и в бытовом плане у дочки было все, что нужно. Не было только любви с моей стороны. Впрочем, я это тщательно скрывала…

А потом она разрушила мои отношения

Когда Еве исполнилось четыре года, у меня появился мужчина. Он был ласковым, добрым и заботливым, и я понимала, что за такими мужчинами сейчас выстраивается настоящая очередь из незамужних и разведенных, поэтому старалась как можно сильнее очаровать его и окружить заботой. Про дочь я ему не говорила, думая сказать позднее. Все шло хорошо, пока мой мужчина не предложил поехать с ним в длительный отпуск. И надо же такому случиться, что именно в это время дочь упала с большой горки и получила сразу два перелома. Требовалось не просто лечение, а госпитализация. Бабушка ложиться в больницу отказалась, и мне пришлось все рассказать моему мужчине. По его словам, он был в шоке от того, что я как мать скрывала своего ребенка и хотела надолго уехать от него с «чужим дядей». После этого мужчина заблокировал мой номер и улетел один. Кто-то скажет, что Ева в этом не виновата, но иногда мне кажется, что она каким-то шестым чувством ощущает, когда я могу уйти от нее в другую жизнь (замуж, уехать в командировку и прочее) и специально заболевает, травмируется или начинает устраивать истерики, чтобы меня позлить!

Подросток с дурным характером

Сейчас Ева – подросток. Она учится в школе, и у нее есть все, о чем мечтают дети такого возраста. Несколько раз мы даже вместе с дочкой ездили на море (морской воздух ей рекомендовали врачи). Любви у меня не появилось. Ответственность – да. Интерес к ее делам – возможно. Но точно не любовь. Тем более что с годами проблем с дочерью стало больше. Только теперь к нелюдимому характеру добавилось бесконечные трудности с учебой и безумная тяга к интернету (может сидеть там часами). Я пыталась с ней разговаривать – бесполезно. Замыкается и молчит. Ходила к психологу (одна и с дочкой) – не помогло. Поэтому просто решила оставить все как есть.

А теперь – главное. Чтобы расставить все точки на i и не слышать от читателей, что я просто не могу никого любить. Недавно я узнала, что снова беременна. И это было настоящее счастье. Теперь я поняла, что по-настоящему готова и ничего не боюсь. И это осознанное материнство, и у меня действительно будет очень желанный ребенок, которого я втайне просила у высших сил. И они услышали. И снова послали мне девочку, и я не скрываю, что уже бесконечно ее люблю. Второе материнство даже с первого дня кардинально отличается от первого. И даже жуткий токсикоз расстраивает только одним – не повредит ли он будущей доченьке? Да. Уже известно, что у меня снова будет девочка. Случится это только через пять месяцев, но я уже выбираю крохотные наряды, красивые игрушки и самые дорогие и удобные коляски и кроватки. А еще часто вижу свою малышку во сне. Кажется, она будет белокурая и светловолосая. Опережая вопросы, скажу, что с отцом своего второго ребенка я также не стала жить вместе, но какое это имеет значение, если он уже оставил мне самое главное, что может быть в жизни. Любимого малыша!»

Ужасы материнства, или Почему я ненавижу своего ребенка

Любая мать устает и раздражается. Но почему у некоторых это быстро и без последствий проходит, а у других превращается в стойкое «ненавижу своего ребенка»? Мнение Екатерины и Михаила Бурмистровых

В чем главная проблема материнства?

В 2017 году в сети появилась статья: Счастье материнства или «Хочется уйти в окно».

Очень быстро она стала темой сетевых дебатов. Статья не статья, скорее журналистская подборка в ЖЖ реальных и страшных историй молодых мамочек, которые делятся с «друзьями по несчастью» болью жизни и мыслями обо всем этом в одной из групп в «Контакте».

Эти истории, как одна, шокируют и содержанием, и формой, в большинстве случаев доходящей до нецензурщины. Излияния травмированных материнством женщин заставляют задуматься:

почему такой болью отзывается рождение ребенка? почему утрачиваются и рушатся связи с супругом? как быть, чтобы материнство не обернулось ужасом?

Психолог Екатерина Бурмистрова:

— Истории об ужасе перед орущим ребенком, о бездействующем муже, о тотальной усталости – это абсолютно правдивые истории. Я с ними работаю уже двадцать один год. Общих рецептов здесь нет, каждый случай – особый. А вывод есть: современная женщина оказывается абсолютно не готовой к материнству. И об этом надо очень много думать.

Какая самая главная проблема материнства? Изоляция, в которой оказывается человек.

В каждом посте, в каждом обращении мы видим и слышим тему одиночества и упрек, что никто не помогает, никто не поддерживает. Раньше женщину на стадии освоения материнства поддерживала большая семья. Сейчас по-другому. Либо родственники далеко, либо отношения с ними ужасные, либо просто нет доверия.

Это наша современная реальность: близкие – они неблизкие. К ним нельзя обратиться за поддержкой ни физической, ни эмоциональной.

Когда женщина рожает ребенка, ее старые социальные связи рвутся, она выпадает из контекста, а к связям семейным прибегнуть часто не может. При этом нет никакого информационного вакуума. Все сидят в социальных сетях. Зачем? Чтобы получить суррогат общения.

— Есть ли какие-то факторы в жизни женщины, которые могут спрогнозировать тяжелое проживание материнства?

— Здесь множество факторов: то, какая у женщины чувствительность, была ли она любима / нелюбима в детстве, желанный /нежеланный у нее ребенок, каковы отношения в браке, как проходила беременность и даже какова история родов, не говоря о послеродовом периоде восстановления.

То есть каждый раз здесь – своя история. И для каждой женщины — индивидуальные способы помощи. Одной не справиться, надо говорить о своем отношении к ребенку с теми, кто может помочь, со специалистами. Ведь крик в соцсетях — просто выплеск эмоций.

Но то, что больше половины женщин переживают материнство, как описано в этой статье, — это факт. Если женщина ярко переживает жизненные кризисы, она и появление ребенка будет кризисно переживать.

Ведь на самом деле эти ужасные истории – не про «материнство», не про женщин, а про одиночество, неподдержку, когда нет никого рядом или тебя не слышат, не видят.

Или у женщины не получается сформировать такие отношения, чтобы тебя видели и слышали.

Это история даже не про детей, она – про отношения людей.

Но говорить мне как психологу в формате интервью о том, как помочь некой маме, которая «ненавидит своего ребенка» — будет непрофессионально. Здесь маме нужна не лекция, не исправление ее «ошибок», даже не советы. Нужна глубокая работа с человеком не только на уровне слов, рацио, но на уровне самых запрятанных чувств.

И важно, чтобы мама была готова, сама хотела бы этого. Отважилась не просто крикнуть в сети о своем ужасе материнства (и потом, может быть, забыть об этом), но и решилась на серьезное исследование: почему у меня так? Не решаются такие проблемы «таблеткой» — принял и прошло, а человек каким был, таким остался. И если сам человек не готов меняться, его отношение к ребенку также может не меняться.

Женщин обманули – женщины негодуют

К разговору подключается Михаил Бурмистров, преподаватель философии, глава семейства с одиннадцатью детьми.

— Интрига ситуации, которую мы наблюдаем в соцсетях, где и появилась эта статья про ужасы материнства, незамысловата: она возникает при столкновении установки, что материнство – это непрекращающийся поток счастья и happy parents – с реальной жизнью.

Все эти бесконечные обложечные и рекламные картинки, на которых мама кормит кашкой, ухаживает за нежной кожей младенца, где счастливые родители склоняются над колыбелькой с посапывающим карапузом – это образы, сформированные масс-медиа, живут в сознании людей своей самостоятельной жизнью.

Но когда люди вступают в настоящий брак, у них рождается их собственный ребенок, то начинается другая жизнь, и быстро становится понятно, как сильно она отличается от рекламной картинки.

Несовместимость образа реальной жизни и того образа, который сформирован, порождает сильные переживания, иногда трагического характера. Люди, выливая в своих текстах в соцсети свои переживания, испытывают своего рода наслаждение от разрушения прежнего шаблона.

Выкрикивая свою боль, они как будто предъявляют счет этому образу счастливого материнства, этому маркетинговому продукту. Казалось бы, что тут такого, ну, родился ребенок? Не вы первые, не вы последние. Но для целого пласта современных молодых людей рождение ребенка оказывается совершенно оглушающим опытом.

Когда ничто человека к материнству не готовило, когда в голове есть лишь счастливая картинка, не удивительно, что, оказавшись внезапно ввергнутыми в опыт, воображаемое придет в жесткое столкновение с действительностью.

Дело даже не в том, что мы живем в эпоху общества потребления. Дело здесь еще и в переживаниях. Люди, которым рекламируют продукт, привыкли к оправданию ожиданий. Привыкли, что шампунь действительно окажется особо хорош, и волосы будут шелковистыми, а йогурт божественным на вкус. Поэтому продукт «happy parents» в сознании женщины – это счастье, нежность и восторг навсегда. Но выходит наоборот.

Люди негодуют, потому что их просто обманули «продавцы». Им всучили товар, который на деле оказался совершенно не таким, как было заявлено.

Они хотели купить картинку из журнала, а в результате им подсунули реальную жизнь. Вполне естественно, что это вызывает резкие отрицательные эмоции.

Человек уверен – счастье «обязано быть»

— Поговорим о роли мужа. Екатерина сказала про главную глубинную причину «ужасов материнства» – одиночество женщины в неожидаемых трудностях. Но разве не муж – первый помощник? Разве не от него женщина ждет поддержки, и даже не в том, чтобы он с ребенком помог, а чтобы вник в ее страдания, посочувствовал.

— Мне кажется, что тема плохих мужей здесь достаточно второстепенная.

Обманутой, уставшей, раздраженной женщине хочется предъявить счет всему миру, человечеству, Богу, но из всего человечества рядом часто оказывается один муж.

И потому он получает по полной программе, в его лице сама жизнь получает такой счет.

Естественно, отношения супругов — важнейшая тема. Естественно, от участия или неучастия отца зависит очень многое, особенно в такой важный период как появление детей. Но в данном контексте мне кажется важнее другое – неготовность многих современных людей, и мужчин, и женщин — к материнству, отцовству, семейным отношениям.

И тут можно отметить два важных момента. Первый – отсутствие опыта, примера.

Большинство из переживающих такого рода проблемы с материнством — не имеют никакого примера, никогда не держали в руках младенцев, не видели, как их собственные родители ухаживали за маленькими детьми.

Второй момент – влияние системы образования. Все закладывается с детского сада и школы. Все воспитание направлено на то, чтобы дети хорошо учились, получали хорошие отметки, проявляли лидерские качества, соревновательность, получали как можно больше бонусов и призов. Эта линия мощно формирует жизнь и девочки, девушки, юной женщины.

И эта же линия подрезается под корень, когда рождается ребенок и женщина вынуждена сидеть дома, выпасть из профессии, выпасть из команды ровесников, которые в это время тусуются в офисах, клубах, путешествуют, вкушают все радости молодой жизни. Она оказывается один на один с маленьким, непонятным, вечно орущим и чего-то требующим существом.

Естественно, это вызывает огромный стресс. А с другой стороны, помимо этого выпадения из жизни, довольно скоро обнаруживается фиктивность представлений о семейной жизни.

Когда покупаешь какой-то товар, то рассчитываешь на то, что это, например, масло, а не что-то другое. А если выходишь замуж и рождаешь ребенка, то ты бесплатным пакетом должна получить и счастье.

Здесь главная проблема и сосредоточена: человек уверен, что имеет право на счастье, оно обязано у него быть.

Но то, что счастье — это вещь другого рода, что оно приобретается на других путях и другим образом, этого многие молодые люди не понимают. Ведь семейное счастье ­– это не продукт, его не купишь в магазине, не закажешь по Интернету.

[2]

Повод всем задуматься

— Что же такое — семейное счастье?

— Наверное общей формулы нет. Но в любом случае — это большой путь и большие труды.

Семейное счастье создается во многом самими супругами, в течение многих лет, оно требует глубоких внутренних изменений, но не «приобретается» как товар.

Тексты, послужившие отправной точки для ваших вопросов – сигналы глубоких перемен в области семьи, семейной жизни, о чем мы много лет говорим и пишем с Екатериной. Весь институт семьи находится в очень серьезной ситуации трансформации.

Семья и семейные отношения, даже отношения матери и ребенка сегодня перестают быть очевидной данностью.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Из области само собой разумеющихся вещей материнство вышло в другие пространства. Люди теперь прилагают огромные усилия (читают литературу, ходят к специалистам), пытаясь как-то наладить, исправить, сделать хоть что-то с тем, что, казалось бы, должно само собой включаться у каждого человека, в каждой семье. И атрофия таких естественных навыков, как материнство для женщины – очень тревожный симптом и повод задуматься о самих себе, о наших семьях, о нашей жизни.

Источники


  1. Солодников, В. Социология социально-дезадаптированной семьи (+ CD-ROM) / В. Солодников. — М.: Питер, 2007. — 738 c.

  2. Я и моя семья. — М.: Феникс, 2014. — 320 c.

  3. Дружинин, В. Н. Психология семьи / В.Н. Дружинин. — М.: Питер, 2005. — 176 c.
  4. Клауд, Г. Как спасти свою семейную лодку / Г. Клауд. — М.: Триада, 2010. — 596 c.
  5. Холмогорова, А. Б. Клиническая психология. В 4 томах. Том 1. Общая патопсихология / А.Б. Холмогорова. — М.: Академия, 2010. — 464 c.

Почему я ненавижу своего ребенка

Оценка 5 проголосовавших: 1

Приветствую Вас на нашем ресурсе. Я Ирина Самойлова. Вот уже более 6 лет занимаюсь психологией. В настоящее время являюсь специалистом и хочу подсказать всем посетителям сайта как решать их проблемы.
Все материалы для сайта тщательно переработаны для того чтобы донести как можно доступнее всю нужную информацию. Однако чтобы применить все, описанное на сайте — всегда необходима обязательная консультация у специалистов.

«Ненавижу воспитывать подростков, вот, я сказал это»

Послушайте, я собираюсь быть здесь совершенно прямолинейным, и вы, вероятно, будете ненавидеть меня почти так же, как я, но я ненавижу воспитывать детей подростка, а у меня их двое. Я сказал это. Я ненавижу своих детей, правда. Ну, я не ненавижу их, но ненавижу быть их мамой. Ненавижу отвечать за то, как они складываются. Я ненавижу побуждать их делать что-то другое, кроме бездельничанья, уткнувшись головой в телефон. Я ненавижу это! НЕНАВИЖУ ЭТО!

Написано анонимной мамой, которой действительно нужно снять это с груди!

В одном абзаце много «ненависти», но у меня есть свои причины.Моим девочкам 14 и почти 17 лет, и я почти закончил воспитывать их обоих. По отдельности они раздражают, жадны, тщеславны, эгоцентричны. Вместе они невыносимы. Они постоянно ссорятся. Почему они думают, что имеет значение то, что другой делает в любой момент времени, мне непонятно. Никто больше не заботится, так почему они должны продолжать оценивать друг друга? Хуже того, почему они все время рассказывают мне об этом. Мама, она делает это, и мама, она делает то, и Муууум, она украла меня, бла, бла, бла, бла.


Прочтите и это: 40 вещей, которые взрослые хотели бы, чтобы их родители делали иначе


Нет, правда, серьезно , как можно пережить подростковые годы, не желая выбросить их из дома. Как приятно иметь в жизни этих пиявок? Когда они моложе, вы прикладываете так много усилий, пытаясь научить их правильному, а не неправильному, помогать по дому и быть дружелюбными и добрыми с другими.Тогда бах! Им исполнится 13, и все ваши старания НЕ ВОЗНАГРАЖДЕНЫ.

Мы для них мертвы

Просто, когда вы думаете, что не можете продолжать, потому что младенцы, малыши, дошкольники, дошкольники, а затем и подростки так требовательны, приходят подростки. До подросткового возраста они, по крайней мере, любят тебя. Вы не можете сделать ничего плохого. Они сделают все для вашего внимания и просто полюбят вас до мелочей.

Когда они достигают подросткового возраста, ты для них мертв. Если им что-то не нужно. Затем они всасывают достаточно, чтобы получить его, прежде чем снова бросить вас.Они не уходят, когда должны быть внутри. Они делают ужасный выбор парня, но ты ничего не можешь сказать. Они экспериментируют с вещами, о которых вы даже не слышали, и это, вероятно, делает их еще более изменчивыми, чем когда-либо могли бы сделать гормоны. Тогда это хныканье, хныканье, я хочу этого, хныканье, хныканье, я так устал, сука, сука, почему все так ужасны для меня?

Когда они достигают подросткового возраста, ты для них мертв. Если им что-то не нужно.

Ты? Тебе ужасно? Вы в последнее время пробовали жить с подростком? Ааааагх.Я терпеть не могу: я просто ненавижу воспитывать ребенка. Я хочу, чтобы это закончилось. Я буквально хочу выгонять их из дома каждый день, но я слишком заинтересован в этом. Сдаться будет означать, что все годы, которые я потратил, пытаясь воспитать достойных людей, будут напрасными. Если бы я приказал им уйти, это означало бы признание поражения, а я еще не совсем там.

Разве мы не можем пропустить десятилетие или около того?

Но, Боже мой, как бы я хотел. Я так ненавижу воспитывать подростка, что, если бы я мог завернуть его, положить на полку и снять через 10 лет, я бы стал.Они могли просто продолжать готовить там на полке, пока не были готовы быть хорошими. Тогда они могли спуститься. Я считаю, что мне должно быть около 25 лет.

Я один? Кто-нибудь еще ненавидит воспитание подростков? Я имею в виду, люди говорят о том, что это «сложно», «беспощадно» и все такое, но никто из моих знакомых на самом деле не выходит и не говорит, что они это ненавидят. Вот почему я остаюсь анонимным, поскольку уверен, что меня осудят за ненависть к собственным детям.

♦ Связанный: 10 причин, по которым мамы перестают говорить об этом ♦

Послушайте, мне нравится думать, что я ненавижу возраст, а не ребенка.Боже, помоги мне, а не ребенку. Представьте, если это так. Представьте, что я не подросток, а вырастил двух бесполезных психопатов, и все. Дело всей моей жизни.

Представьте, что я не подросток, а вырастил двух бесполезных психопатов, и все. Дело всей моей жизни.

Не будь SAHM

FFS, дамы, если есть случай остаться на работе, то он. Когда вы являетесь SAHM, ваша работа всей жизни может закончиться тем, что вы пожизненно будете подростками.И тогда вы в основном облажались. ОСТАВАТЬСЯ. В. РАБОТА, так что, по крайней мере, тебе есть что показать за последние полтора десятилетия своей жизни.

Продолжайте, ненавидьте меня за то, что я ненавижу своих детей, но, пожалуйста, попытайтесь понять меня. Я в своем уме, а ты куда? Советники? Психологи? Поверьте, я был там, и все, что я знаю, это то, что они не приходят с вами домой и не присматривают за детьми. В конце концов, все зависит от вас.

Не волнуйтесь, я сплачусь. Я всегда делаю. Я надела свое милое мамаше лицо и продолжаю продолжать.Я даже не орал в реальной жизни. Я просто впитываю это и держу в себе негодование. Но я думал, что выскажу эти уродливые мысли на бумаге, пока буду в окопах. Мы должны делиться этими историями больше! Итак, вот и все: я ненавижу воспитывать детей-подростков, и, возможно, вы тоже.

Мама, вых.


Если вы хотите поговорить с кем-нибудь о воспитании детей, здесь есть отличный список ресурсов. Список составлен для подростков, которым нужна помощь, но их родители тоже могут позвонить.


Художественное изображение Джона-Марка Смита; белокурая женщина Кристиана Фрегнана; фальшивая улыбка от Sydney Sims

Признание Жаклин Митчард, которое вызовет ужас у большинства матерей: Я НЕНАВИЖУ своего сына

Это признание вызовет ужас у большинства матерей, но с шокирующей честностью признается один из самых продаваемых романистов … как я вырос и НЕНАВИЖУ своего сына


Жаклин Mitchard
Обновлено:

Некоторые родители считают своих детей героями, потому что они мужественно переносят опасные для жизни болезни.Некоторые люди видят в своих детях героев, потому что они преодолевают издевательства, критику или жестокость и по-прежнему придерживаются того, во что верят.

Но что, если ваш ребенок не сделал ничего из этого? Что, если вы родите сына, противоположного герою; ребенок, который разрушает все, к чему прикасается, и упускает любую возможность, показывает только злобу и бросает все, что вы ему даете, в ответ с необузданным гневом и негодованием? Могли бы вы тогда по-прежнему восхищаться и любить своего ребенка?

Более десяти лет это было моей ужасной дилеммой, поскольку постепенно становилось ясно, что мой сын был эгоистичным неудачником; такой ребенок, которого другие люди будут переходить улицу, чтобы избежать.И в один душный летний день 2008 года я наконец решил, что с меня хватит.

Проблемы: Джеки со своим сыном Робом, 10 лет, в 1995 году. Она вспоминает, что он был злым и злобным мальчиком.

Робу было 23 года, когда я отвернулся от него, выгнав его из нашего дома навсегда, думая, что я может больше никогда его не увидеть. Я знаю, что это было решение, которое многим будет трудно понять. Конечно, я и представить себе не мог, что способен на такое.

В тот день, три года назад, я помню, как Роб захлопнул за собой дверь и не оглянулся.Я бегал от окна к окну, пытаясь в последний раз увидеть его мускулистую фигуру и характерную мрачную походку. Но я ему не перезвонил. Проще говоря, я не мог больше терпеть.

Как до этого дошло? Как я вырастил такого токсичного ребенка? Корни уходили глубоко.

Роб был моим первенцем, и мы были так близки, что, когда у меня родился еще один сын, Дэнни, три года спустя, а затем еще один, Мартин, через три года после этого, Роб был ужасно ревнив, склонен к угрюмости и мрачному настроению.Он постоянно был неприятен своим младшим братьям и постоянно мерзко ко мне.

Потом мой муж, Дэн, умер в 44 года, рак забрал его со скоростью и свирепостью лесного пожара, оставив меня с тремя маленькими мальчиками и еще кое-чем. Робу было всего девять.

Младшие мальчики цеплялись за меня, но Роб скрылся в постоянно темнеющем облаке самовосприятия.

Я была молодой вдовой, целый день работала спичрайтером в университете. В то же время у меня была острая необходимость попробовать что-то невозможное, изнуряющее, чтобы отвлечься.Итак, ночью я пытался написать свой первый роман.

«К 11 годам было невозможно игнорировать тот факт, что он стал из тех парней, которые насмехались и унижали людей»

Признаюсь, я не была той матерью, которой должна была быть или хотела быть. Слишком часто я был резок или забывчив, истощен работой и беспокойством.

Казалось, Роб все чаще обвинял меня во всем — от смерти своего отца до потери своего лучшего друга Эрика, который внезапно перестал приходить играть больше.

На самом деле произошло следующее: мать Эрика позвонила мне и сказала: «Мне неприятно говорить об этом Джеки, но я не хочу, чтобы Эрик больше играл с Робом. Роб просто не очень милый. Он бросает камни в машины и других детей ».

Возможно, мне следовало сказать ему правду и резко осудить его поведение. Но вместо того, чтобы противостоять Робу, я пытался защитить его. В конце концов, разве он не достаточно пережил?

Вместо этого проблемы усугубились. Как надвигающаяся буря, Роб стал мрачнее и грознее.К 11 годам было невозможно игнорировать тот факт, что он стал из тех парней, которые насмехаются и унижают людей.

Он украл карандаши из школьного магазина и монеты из копилок своего брата. На футбольном поле он любил нарушать правила и заставлял младших мальчиков плакать.

Поскольку его отец умер, и я постоянно чувствовал себя виноватым за то, что не смог компенсировать его потерю, я колебался между попытками навязать ему дисциплину и попытками просто быть рядом с ним.

Соперничество братьев и сестер: Жаклин с Робом (слева) и его младшим братом Мартином и другом в 1997 году. Роб ревновал, когда родился его брат

Ставя ему ультиматумы, я часто сдавался и прибегал к тому, чтобы дать ему любовь взамен ни за что, даже не за признание. Но враждебность и апатия Роба росли прямо пропорционально его росту и силе воли.

Как ни странно, его учеба не пострадала, хотя он делал очень мало. Фактически, учителя считали его одаренным ребенком.

Через четыре года после смерти Дэна я снова вышла замуж. Крис был отцом, который ждал своего часа, и, хотя он никогда не был женат, его не пугала перспектива стать полноценной семьей. Младшие мальчики обратились к нежности Криса, как цветы после мороза. Но не Роб.

К тому времени уродливое поведение моего старшего сына было не случайным, а ежедневным. Он вообще перестал делать уроки — даже в дорогой школе для одаренных, куда я его отправил, когда, несмотря ни на что, этот первый роман стал бестселлером.

Я объяснил полное отсутствие у Роба желания попробовать что-либо, что он не мог мгновенно освоить, как скуку (в конце концов, его IQ поставил его на уровень гения), а я объяснил его недоброжелательность побочным эффектом его горя. Я был виртуальным тикером объяснений злого умысла моего старшего сына.

В глубине души меня тошнило от страха, что с моим мальчиком что-то действительно не так. Но всякий раз, когда он делал что-то ужасное — например, когда он разжигал костер у железнодорожного полотна или издевался над другими мальчиками в школе, — я бросался его спасать.

Я всегда делал. Потому что этот ужасный подросток когда-то был моим красивым и милым мальчиком. А ночью, сквозь стену, отделяющую его комнату от моей, я слышал, как он плачет.

Не желая отказываться от него, я повел его на парад психологов. Он сказал им, что ненавидит меня, что у него нет друзей, потому что я их всех оттолкнул.

Вихревой эпицентр его ярости заключался в том, что, когда их отец приближался к смерти, я все равно заставлял мальчиков ходить в школу, даже в последний день семестра, искренне веря, что ничего не случится за те полчаса, которые потребовались детям. чтобы забрать свои результаты экзаменов.

Ужасно, но я ошибался, и Дэн скончался, пока они были там.

Несмотря на то, что в этом мало смысла, Роб никогда бы не поверил, что отказ ему в возможности попрощаться не был преднамеренным.

Мучение: Жаклин обнаружила, что с гневом сына трудно справиться, когда он был подростком, и в конце концов попросила его уйти (в позе моделей)

Самый жесткий и лучший психолог сказал, что этот грех был лишь оправданием.

Роб и я были заблокированы в разрушительном танце нарушенных обещаний и новых начинаний — и я должен был освободиться.Она не верила, что Роб был склонным к суициду или начинающим психопатом.

«Речь идет о вашей вине, ваших нуждах и его власти», — сказала она. Другой сказал мне, что лучший подарок, который я мог бы сделать Робу, — это позволить ему проиграть и повторить год в школе. Это казалось слишком недобрым. Плюс, если он потерпел неудачу, проиграл и я.

Итак, мы продвинулись в подростковом возрасте. Всякий раз, когда на ледяном фронте появлялась трещина, когда у Роба дрожала губа, я врывался.

«Что болит?» Я спрашивал, надеясь, что однажды, хотя бы раз, он выдаст другую эмоцию, кроме жалости к себе.

Он неизменно отвечал: «Ты. Вон из моего жизни.’

Но он не позволил мне уйти из его жизни. Каждый раз, когда мир разочаровывал его, когда первая девушка, которую он любил, бросала его через месяц, или он не мог создать команду, когда отказывался от попытки, Роб нападал на меня с местью, которая начинала пугать меня.

Попробуйте вообразить любящего человека, который активно, безжалостно нелюбопытен, который возвышается над вами, выкрикивает гнусные имена и описывает вашу жизнь как мошенничество.

Знаете ли вы, какая изощренная агония — иметь возможность вспомнить, как вы ласкали ножки этого человека и слышать, как он булькает от чистой радости? Можете ли вы даже представить себе, насколько болезненно тосковать по одному прикосновению от несчастного, хмурого, обиженного, ненавистного громилы, которым превратился ваш хихикающий белокурый ребенок?

«Представьте, что вы пытаетесь полюбить ребенка, который активно, безжалостно нелюбопытен, кричит вам гнусными именами и называет вашу жизнь мошенничеством»

За два класса до экзаменов Роб бросил среднюю школу и обзавелся собственной квартирой.Он устроился техническим специалистом в крупную музыкальную онлайн-компанию.
Я пытался протолкнуть его, но он сказал, что об университете не может быть и речи.

«Сосредоточьтесь на своих других детях, — усмехнулся он, — на тех, кому вы действительно нужны. У меня никогда не было и не будет ».

Я должен был закалиться после многих лет унижений. Но от этих слов у меня все равно перехватило дыхание. Да, наша жизнь долгое время была тяжелой, даже суровой. Но как бы тяжело ни было, Роб всегда знал, что его любят.И другие мои дети, выросшие в той же среде, были идеальными джентльменами.

Конечно, они были моложе, когда умер их отец, так что их потеря не была такой сокрушительной. Но это не все объясняло. Они проявили доброту и умеренность, амбиции и милосердие, хотя Дэнни пришлось преодолевать трудности в обучении, а Марти боролся с хронической астмой. Дети, раздающие гораздо худшие карты, каким-то образом процветали.

Вместо этого Роб, казалось, был полон решимости построить будущее, в котором он стремился быть неприятным, надменным и лживым.

Все наконец достигло апогея в один невероятно жаркий летний день 2008 года, когда мы устраивали семейное барбекю. Марти, которому тогда было 18, хотел уйти.

«Твой брат только что приехал», — мягко сказал ему мой муж. — Тем более, — пробормотал Марти.

Затем Роб толкнул Марти, который прыгнул на него, как терьер. — Ты, маленький *****, — сказал Роб, бросившись в бой и схватив Марти. «Я разобью тебе лицо».

Наконец-то стена отрицания, которую я так тщательно строила за десять лет, рухнула.Вечеринка с Робом была похожа на пикник с городским хулиганом. Мы принесли еду; он привнес воинственность.

«Стой», — сказал я, проходя между ними. «Прекрати, Роб. Пожалуйста, оставьте. Иди куда угодно, просто уходи ».

«Если я уйду, — сказал Роб, — это значит, что я больше никогда не буду иметь ничего общего с этой семьей».

Младшие вздохнули. Они привыкли к всплескам Роба, но не к этому. Чтобы не слышать, как их старший брат говорит, что он не заботится ни о ком из нас.«Я просто не испытываю к вам никаких чувств», — пожал он плечами. «Это облегчение — перестать притворяться».

Редкие улыбки: Мать и сын выглядят счастливыми вместе в 1997 году — и остаются такими же сегодня после примирения.

Ужасно то, что я тоже почувствовал это облегчение. Но когда пыль осела, после всех лет оскорблений, нытья и ругани, после всего того кислорода, который Роб поглотил в нашей жизни, я наконец смог увидеть правду: Роб на самом деле не ненавидел нас, он ненавидел себя за свои ужасные поступки. поведение.Если я не перестану прощать такое поведение, он никогда не сможет измениться.

Я не ненавидел Роба. Я все еще любил его. Но эта любовь превратилась в старый рефрен.

Свобода уделять все свое внимание остальным членам моей семьи было чем-то, чем нужно дорожить. Но были времена, когда я думал, что потеряю рассудок. В следующие четыре месяца я думал, что мое сердце разобьется. Я не знала, работал ли Роб или не работал, жив или мертв. Я, должно быть, 200 раз поднимал трубку, чтобы позвонить на его мобильный.Записывал 200 раз.

Крис никогда бы не остановил меня, позвонив Робу, но однажды ночью он сказал: «Знаешь, Роб чуть не стоил нам нашего брака». Я знал, что он прав. Чем дольше Роб отсутствовал, тем дальше падали уровни конфликтов и стресса — сладкий дождь после засухи.

Затем, в сентябре того же года, Марти уезжал в университет, и я готовил спагетти, когда через открытое окно кухни я услышал звук машины, мчащейся вверх по склону. Это был Роб.

У меня перехватило дыхание.Что ему нужно? Конечно, он пришел не попрощаться с Марти — братом и сестрой, с которым он оскорблял больше всего.

Марти открыл дверь, и Роб извинился перед ним и прижал к себе. Сначала Марти вздрогнул, но затем принял объятия брата. Я недоверчиво смотрел, как Роб вошел в дом. Я не мог сказать, ох, как мои глаза жаждали только увидеть тебя, а он не мог сказать, что я был так неправ. Вместо этого я сказал: «Вы попробуете это?», Нервно протягивая ложку своей лазаньи.«Я думаю, ему нужен сахар».

Попробовав его, Роб сказал: «Это прекрасно».

Пробыл полгода.

КТО ЗНАЛ?

Недавнее исследование показало, что 71 процент детей признались в издевательствах.

Спав в свободной комнате, он закончил среднюю школу и, испугавшись, поступил в университет. Два года спустя он получил степень в области компьютерной инженерии.

Итак, что изменилось?

Поворотным моментом стал день, когда его бесцельный неудачник из соседа по квартире поднял палки, оставив Роба с неоплаченными счетами и заставив его спать на полу.

Наконец, ему пришлось оценить то, что осталось. Имея тупиковую работу и негде жить, благодаря поведению своего соседа по квартире он узнал, каково это — быть привлеченным к ответственности за чужие неудачи, как и я в течение многих лет с его.

Наконец, Роб признал свою роль в своем падении. По сути, у него была зависимость, зависимость от гнева. Уйти в гневное нытье было намного проще, чем взять на себя ответственность. Осознание того, что это было первым большим препятствием; следующий проглотил свою гордость и пошел обратно в наш дом.

Три года спустя у Роба все еще есть запал. Как будто в нем сейчас столько любви, что он не совсем понимает, как с этим справиться, и должен выпустить ее, как пар. Он признает, что забота кажется странной и пугающей.
Но теперь гнев длится день, а не месяц. Он оттолкнул так много людей; он не хочет больше рисковать.

Он еженедельно звонит своим братьям и заботится о том, чтобы помнить их дни рождения и достижения, а также часто навещает нас.

Почти каждый день он звонит или пишет. Он подписывает свои записки для меня «Люби Роба» и — в припеве, который узнают матери во всем мире — он говорит мне, что однажды, когда он разбогатеет, он сделает меня богатым.

Но я уже есть: люди, встречающие Роба, считают его одним из самых очаровательных молодых людей, которых они когда-либо встречали. И он.

Более двух десятилетий у меня не было возможности похвастаться своим мальчиком — я мог только шутить, чтобы скрыть свою тревогу и стыд.Теперь, как будто сжатый мускул в моей груди наконец расслабился. Возможно, это мое сердце.

Я потерпел неудачу как родитель; Я ненавижу своего ребенка. : Parenting

Мне действительно больно печатать это, я плачу, когда пишу это, зная, что как только я нажимаю «Отправить», я действительно не могу забрать это обратно.

Немного предыстории; мы с женой были школьными возлюбленными и в октябре этого года поженимся 20 лет. Мы начали с детей рано, что усложняло жизнь, но это было управляемо, у нас 6 детей; 3 мальчика и 3 девочки в возрасте от 19 до 4 лет.У нас все получилось не так уж плохо; мой 19-летний учится у Джулиарда, мой 17-летний только что закончил выпускной экзамен и получил стипендию для поездок в Стэнфорд, мой 14-летний отлично справляется с водным поло и бегом, мои 7 лет — жемчужина моих глаз, она самый милый ребенок и настоящая папина девочка, моя 4-летняя является «младенцем» и, вероятно, будет называться младенцем навсегда.

Остается мой 10-летний, здесь мы назовем его Мэтью. Я довольно рано понял, что Мэтью был другим; Я был в комнате для рождения всех моих детей, когда родился Мэтью, он вообще не плакал, он никогда не плакал.Моя жена кормила грудью всех наших детей, но Мэтью никогда не вставал, что вызвало совершенно другую проблему: моя жена чувствовала себя отвергнутой, и она пережила некоторую депрессию. Мы провели тестирование, и нам сказали, что с ним все в порядке, что он просто идет в своем ритме. Мэтью начал ходить в 10 месяцев, намного раньше, чем любой из моих других детей. Он начал говорить примерно в то же время, что и другие, но говорил очень редко; Он говорил только «баба» вместо бутылки или «нет», когда он чего-то не хотел, иначе он был очень тихим, никогда не говорил «мама» или «дада» и просто кивал в знак признательности.Мы снова проверили его, и результаты показали отличные результаты, и нам фактически сказали, что он немного выше всех остальных, например, в мотоспорте.

К 4 годам стало очень очевидно, что у Мэтью были некоторые проблемы с самоконтролем и импульсивность; моя жена присматривала за другими детьми в нашем доме, и Мэтью был в стороне, играя один, как он всегда, а у меня наш 9-месячный ребенок сидел на полу в одной из этих подушек. Мэтью идет туда, где играют другие дети, и берет у одного из них игрушку, я подхожу к нему, чтобы поправить и перенаправить, он подходит к малышке и бьет ее по голове, и тут же хлестает кровь.

Сейчас очень быстро; мы с женой никогда не шлепаем наших детей. Мой отец был морским пехотинцем на пенсии и алкоголиком, и я в значительной степени подвергался телесным наказаниям в виде дисциплины, пограничного насилия, взросления. Я поклялся никогда не наказывать своих детей таким образом, и до того дня у меня никогда не было собственных детей.

— отрезал я. Я дернул его за руку, сорвал с него бюстгальтер и трижды хлопнул открытой рукой по голой заднице. Он даже не вздрогнул, он посмотрел мне прямо в глаза и сказал: «Глупый папа.«Он провел остаток дня, сидя на своей кровати в своей комнате. Позже, когда моя жена заговорила с ним, чтобы попытаться найти его доводы, почему можно причинять ребенку такую ​​боль, он сказал, что она ему просто не нравится.

Теперь мы поговорили с несколькими терапевтами и близкими членами семьи, но всякий раз, когда кто-то был рядом с Мэтью, он действовал как маленький ангел, он только когда-либо действовал вокруг нас. Это было только после того, как моя свекровь переехала к нам после того, как ее муж скончался, мы наконец нашли кого-то, кто засвидетельствовал его поведение и согласился, что с Мэтью что-то не так, потому что абсолютно никто не поверил нам, что он так себя вел.

Когда Мэтью чего-то хочет, он готов на все, чтобы это получить. Раздавая закуски, он немедленно съест свою, а затем потребует еще, когда он поймет, что мы больше не дадим ему, он начнет преследовать других детей, как животное, браконьерское добычу, шагая и подпрыгивая в тот момент, когда они кладут свою или даже Попытайтесь отвлечь их, чтобы он смог получить их, такой коварный и хитрый в своих действиях.

Как и его старший брат, мы вовлекли Мэтью в скауты и бейсбол; он никогда не будет участвовать, никогда.Я даже стал ассистентом, но он всегда сидел там. Однажды летом его отряд устроил свой первый ночевой лагерь прямо в общественном парке, я пошел и все еще пытался убедить его поучаствовать. Мы жили в одной палатке, и, к ужасу родителей, я проснулся и обнаружил, что Мэтью нет в палатке; он использовал карманный нож, который я даже не знаю, где он взял, чтобы вырезать дыру в палатке и уйти, чтобы «не разбудить меня с застежкой-молнией», как он сказал позже. Я испугался, прогуливался по парку и не нашел его, поэтому я вызвал наших и других командиров отряда в 5 утра, и мы обыскали, а в итоге позвонили в полицию.В 8 утра у меня звонит телефон, это моя жена, я боялся сказать ей, что потерял сына. Я отвечаю, и она спрашивает, почему Мэтью был дома и где я был, он прошел почти 3 мили и сидел на качелях, установленных на нашем заднем дворе. После этого отряд попросил нас не возвращаться.

У нас была собака, и она начала писать в доме. У нас есть собачья дверь, и после стадии щенка это больше никогда не было проблемой. Я втирал ей нос, чтобы дисциплинировать ее, даже отвел ее к ветеринару, чтобы убедиться, что у нее нет какого-либо заболевания.Однажды я прихожу домой и плюхаюсь на диван прямо в огромную лужу мочи, я бил собаку, и ей больше не разрешали свободно входить в дом. Примерно через неделю я спустился в гостиную, и там Мэтью стоит на кресле и писает на него. Я был в шоке, он просто стоял и смотрел на меня, продолжая писать, пока он не закончил. Я постоял еще немного, просто глядя на него, думая, как он писает на весь дом, и зная, что я толкаю собаку. — огрызнулся я снова. Я схватил его, уткнулся в него лицом и снова с распростертыми руками отшлепал его голую задницу, довольно тяжело, в ретроспективе, но снова он не пролил ни единой слезы.

Ничего не работает с этим ребенком. Он любит лего и ставит домино на падение. Мы можем их убрать, и это никогда не заставит его задуматься. Он будет сидеть часами без отдачи, как будто полностью доволен. Он отказывается выполнять какую-либо школьную работу, но при индивидуальном тестировании результаты возвращаются на грани гениальности. Я установил в доме систему камер, чтобы наблюдать за Мэтью, и он больше не агрессивен физически и никому не причиняет вреда, он просто любит, просто Мэтью. Награда / наказание значения не имеет.

Мэтью сейчас 10 лет. Моя мама работала в общежитии мальчиков для проблемных детей. Мы решили, что он проведет с ней лето. Он вернулся домой в прошлую пятницу, и я чувствую себя ужасно, сказав, но остальная часть нашей семьи прекрасно отдохнула от Мэтью. Когда его не было, возник уровень напряжения, к которому мы только что привыкли, когда он был рядом, который полностью исчез, и, зная, что он скоро будет дома, я почувствовал, как облако снова начало опускаться. Моя мама сказала, что Мэтью вел себя очень хорошо, делал все, что от него требовалось, без всяких возражений и часто делал что-то для нее, не прося, чтобы его просили вырывать сорняки из ее цветников или кормить и поить ее домашних животных.Одно из занятий, которыми он занимался, пока там были, было создание коллажей из журналов, которые у нее были; Я даже показал тогда пастору вчера, и он даже согласился, что на них не нужно ничего анализировать, они выглядят так, как сделал бы любой хорошо приспособленный ребенок. Когда я забрал его из аэропорта и спросил, как его отпуск был, он ответил только «хорошо», мы больше ничего от него получить не могли.

Мы говорим Мэтью, что любим его, как всех наших детей. Не думаю, что когда-либо слышал, чтобы он отвечал взаимностью, и он никогда не обнимает и не целует в ответ.Я в частном порядке шучу со своей женой, что 5 из 6 — это неплохо, но, честно говоря, я чувствую себя полным неудачником как родитель с Мэтью. Семья вернулась к «нормальному» состоянию с напряжением и постоянным облаком над нами. Теперь я могу признаться себе, по крайней мере, в том, что я не имею никакого отношения к моему сыну. Он просто живущий здесь человек, которого я обеспечиваю. Мне не доставляет радости быть его родителем. Я ненавижу Мэтью. Я ненавижу себя.

РЕДАКТИРОВАТЬ: Я просто хотел бы добавить, что то, что я поделился выше, является крайними примерами в очень широком спектре за 10-летний период и никоим образом не отражает повседневную жизнь наших семей.Собака была физически дисциплинирована один раз (избиение было плохой формулировкой) в ответ на эскалацию поведения, которое было признано не заболеванием и не очевидной первопричиной, собака является частью нашей семьи и испорчена так же сильно, как и сама собака. Дети.

Мне очень не понравился мой сын | Родители и воспитание

«Зайди в дом!» — говорю я низким рычанием, которое, надеюсь, не слышат соседи.

«Нет», — отвечает Джордж.

«Слушай, сопляк» — вспыльчивый характер — «Я знаю, что обещал поездку в магазин мороженого, но тетя умерла два дня назад, и мы слишком расстроены, слишком заняты.Пойдем в другой раз ».

В игре с манипуляциями эмоциями я разыграл свой козырь. Теперь Джордж играет своим:« Мне плевать, что тетя умерла ».

I смотрю на моего старшего ребенка, который встречает мой апоплексический взгляд с пустым вызовом, и эта мысль бьет меня, как кастрюлю по голове: «Ты мне не нравишься».

Как мы до этого дошли?

Джордж 10 и напоминает мне Двуликого в Бэтмене. Он обладает способностью к мягкости, добрым, щедрым и чутким сердцем.И все же его врожденная добродетель — эта мягкая, драгоценная сторона — в наши дни по большей части скрыта за высокомерным кремневым внешним видом. Его учительнице нравятся его ум и остроумие, но она признается, что ее помощница находит его дерзким и грубым.

Согласен. Я чувствую резкую боль отчаяния, хотя знаю, что, если я его расспрашиваю, он возмущается и восклицает, что помощник всегда несправедливо обвиняет его, когда виноваты девочки. И сразу же я ненавижу помощника за то, что он не понимает его, за ее неосведомленный сексизм (когда он неохотно читал, она закрепила проблему, заставив его через Еву, Фею Зачарованного Бала).Но больше всего я ненавижу ее, потому что ее отношение к моему дорогому сыну неприятно напоминает мое собственное.

Очень часто Джордж кипит от скрытой ярости, и малейшее несовершенство вызывает извержение — прошлой ночью, слишком мягкая сатсума. Он яростно соперничает и часто небрежно жесток со своим младшим братом — толкает его локтем на лестнице, так что бедный ребенок вздрагивает каждый раз, когда проходит мимо своего мучителя. Он достигает крайностей эмоций за секунды, кричит, плачет, швыряет книги или мячи через комнату.Это пугает, потому что он такой же сильный, как я.

Недавно он назвал своего отца ублюдком за то, что тот запретил ему смотреть Южный парк. Если бы я так разговаривал с родителями, сказал я Джорджу, меня бы ударили через всю комнату. «И это было бы правильно?» спросил мой сын холодно.

Я недостаточно дзен, чтобы всегда оставаться бесстрастным, когда меня провоцируют. Я не хочу быть родителем, который бьет, но я грубо схватил Джорджа, почесав ему руку, чтобы он не напал на своего брата.Я извинился, сделав оговорку: «Послушай меня, тогда мне не придется тебя физически сдерживать».

Мой сын не дурак. Он чувствует мою мимолетную неприязнь, и это отравляет наши отношения. Я колеблюсь между тщетным прощением и осуждением. Если мы запретим ему заниматься его любимым видом спорта в качестве наказания, мы подогреем его гнев. Пенитенциарная система не является сдерживающим фактором. Но если мы говорим о себе хрипло, он почти не слушает. Или он может плакать, раскаиваться, поддаваться объятиям, а затем вернуться к яду и насилию в момент испытания.

После 10 лет инстинктивного, глупого, самоаналитического материнства мне кажется, что я понятия не имею, что делать.

Не помогает то, что на каком-то жалком уровне я подстрекаю себя, что это было неизбежно; дисфункция, жалко грохочущая из поколения в поколение. Я был ребенком, который покорно слушался автократических родителей: я никогда, никогда не отвечал. Моя собственная мать кричала и била. Она постоянно была кислой и пылала яростью при малейшем посягательстве. Неужели я втайне обижаюсь на своего сына, за его неблагодарность, за тот счастливый, но досадный факт, что он не боится своей матери?

Конечно, моему сыну небезразлична тетя, но я сознательно решаю поверить ему на его глупое слово и поссориться из-за этого.Тем временем Джордж испытывает мрачное удовлетворение, наблюдая, как я теряю его. Он испорчен — не материально — но часто добивается своего. Я не знаю, с чем мне иметь дело: с наглостью или ее причиной — почему он такой?

В основном, боюсь, я знаю. Стресс и горе означают, что мы с отцом кипим от напряжения. Вся моя необработанная злость по отношению к другим людям собралась в один ощетинившийся шар. Только дома я даю волю. Мой 10-летний ребенок видел, как я топаю ногами и кричу. Он поглотил этот гнев и отбросил его на меня.

И все же я не такая, как моя мать: я обнимаю, утешаю, хвалю своих детей и не очень переживаю, когда в светильник попадает теннисный мяч. Но ее тень остается, и мои рефлекторные реакции иногда принадлежат ей. Я говорю ее голосом: «Давай! Поднимай ноги!» Эта резкость во мне.

Споря с сыном на улице, я задаюсь вопросом, достаточно ли у меня душевных сил, чтобы быть родителем. Возможно, из-за моего воспитания моя уверенность испарилась, когда персонал больницы позволил мне забрать этого ребенка домой.Я была рада, что у меня есть няня, работающая неполный рабочий день, и с облегчением передала сына профессионалу. Я боялся его; его потребность во мне была настолько велика, что я боялся его подвести. Я справился с практическими делами: приготовил на пару его органическую морковь, одел его, прочитал ему Элмера. Но подключился осторожно.

В конце концов, вы должны перестать оправдывать свои неудачи и взять на себя ответственность за свое отношение и действия. Мое одобрение, конечно, условно, но когда это перерастает в отказ от любви? Мы много времени проводим с сыном — что-то качественное, что-то чистилище.Мне часто жаль, что я не работал в офисе: несмотря на домашнюю еду, поездки на такси, совместное чтение, знакомство порождает презрение.

Я настроен критически, 10 раз поправлял его манеры за столом за один присест. Я дисциплинирую его якобы для его блага, но также и для себя. Он часто и случайно теряет пальто, что меня бесит. Я не всегда принимаю ребенка, который у меня есть.

Когда я начинаю писать это, выражая свое разочарование, каждое слово кажется предательством маленького мальчика, который должен мне доверять.Моя невестка говорит: «Он так старается доставить вам удовольствие — он всегда смотрит на вас за одобрением».

То, что она говорит, находит отклик. Я так отчаянно пытаюсь изменить ситуацию, что в последующие месяцы я заставляю себя быть теплым, терпимым, минимизировать вину, улыбаться — даже когда мне хочется орать, например, когда он методично выбирает начинку из обеда. -комнатный стул.

Я также консультируюсь с Гейнором Сбуттони, педагогом-психологом, специализирующимся на эмоциональных проблемах. Она говорит, что как родитель я должен видеть, что я на втором месте.Я должен позволить ему злиться, искать решение, но ограничивать поведение. Скажите ему: «Ты не можешь никому причинить вред, ты не можешь причинить вред себе, и ты не можешь сломать вещи. Но ты можешь топать и кричать, и выплеснуть свой гнев, и когда все закончится, мы продолжим, и мы сделаем это». правильная вещь.»

Сбуттони добавляет: «У большинства детей гнев скрывает их беспокойство. Если он чувствовал, что он вам не нравится — насколько это страшно? Если ваша мама не может любить вас безоговорочно, никто не может».

Наконец-то я понимаю, что происходит.Я также вижу, что я не жертва его поведения; У меня есть сила остановить это.

Я комментирую каждое его доброе дело: «Это было любезно с вашей стороны прочитать своему брату». Я стараюсь способствовать близости. У меня глупая сдержанность, как будто, прижимаясь к себе, я вмешиваюсь. В глубине души я боюсь его отказа. Но когда я присоединяюсь к нему в саду поиграть, он так рад и удивлен, что мне стыдно за то, что я сдерживаюсь. Он краснеет от восторга, когда я пытаюсь быстро забить мяч.

Я отдаю ему должное.Я понимаю, что мы многого ожидаем от него и работаем над распознаванием его уязвимых мест.

Сбуттони объясняет: «Мальчик, эмоционально развивающийся, сопряжен с болью. Снаружи он должен быть большим, сильным и стойким — внутри у него настоящие чувства, и они пытаются скрыть их, понять их — и многие люди не признают этого с мальчиками. Мальчику все еще трудно говорить о чувствах, и когда у него есть взрослый, который позволяет ему это, внутри возникают трения: «Я могу все это говорить, но когда я получаю с бандой, Я должен быть злым, оскорбительным и агрессивным, чтобы мужское сообщество приняло меня как мужчину.’

«Все дети борются с таким большим количеством проблем одновременно, и мама — та, на которой они все это проверяют», — говорит она.

Моя способность творить добро или зло резко выражается в ее словах, а вместе с ними и моей огромной ответственности. Я также с гораздо большей ясностью и состраданием вижу его позицию. Когда Джордж действительно взрывается от разочарования, вместо того, чтобы огрызнуться, я очаровываю его дурной характер. Я считаю это в высшей степени трудным. Когда он ругается, я говорю: «Пожалуйста, не говори так». Я не опускаюсь до ссор.Я даже — как советует Сбуттони «стой там, как будто вы над ним горилла» — чтобы указать по важным вопросам, что, хотя он так же могущественен, как и я, я отвечаю за него. Но в основном я стараюсь отбросить свое эго и смотреть на все по-его. Когда я помогаю ему с эссе, он спрашивает: «Вы были самым умным человеком в английском за год в университете?»

«Боже, нет!» Я говорю. «Там было много блестящих людей от природы. Я просто очень старался».

Он говорит: «Я думаю, что гораздо лучше стараться и преуспевать, чем быть умным и не пытаться.«

« Ты прав, Джордж », — говорю я.« Спасибо », и он сияет.

Я чувствую сильный прилив любви. Поскольку он так красноречив, его легко принять за взрослый ум. рев: «О, вырасти!», когда он притворяется дураком или дразнит меня. Я трудный родитель: неорганизованный, сварливый, саркастичный и несправедливый. И все же он любит меня, как и я его, с болезненной, первобытной жестокостью. Мне просто нужно было научиться усерднее стараться.

Имена были изменены

Мнение эксперта


Часто ли не любить своего ребенка? признайся в этом.Мы должны любить своих детей с момента их рождения, как по волшебству, и если этого не произойдет, вы сразу почувствуете, что спотыкаетесь.

Хотя совершенно нормально видеть, что ваш ребенок время от времени раздражает или не любит его или ее какие-то аспекты, длительная неприязнь к ним обычно может быть связана с одной, а иногда и с несколькими причинами. Возможно, в процессе склеивания произошел разрыв. Иногда дети напоминают родителям о том, что им не нравится. Или им трудно справиться с крайней уязвимостью ребенка.

То, как вы были воспитаны, также может иметь влияние: если у вас были действительно сложные отношения с матерью (или отцом, если вы мужчина), может быть действительно сложно понять, как быть хорошей версией матери / отца. сам.

Что вредно для детей, так это то, что они не могут вернуться в то место, где, как они знают, родитель действительно их любит, — другими словами, если у ребенка никогда не будет надежной базы. Со стороны ребенка должно быть вера в то, что под всем этим он или она любимы.

Семейная терапия действительно может помочь, если ситуация носит циклический характер, потому что, если кто-то не вмешается, чтобы изменить стереотипы — то, как родитель относится к ребенку и наоборот, — она ​​просто увековечивает. Чем раньше вы получите помощь, тем лучше: младшие дети смогут лучше адаптироваться к изменениям в своих родителях. Райан Лоу

Райан Лоу — консультант по детской, подростковой и семейной психотерапии, childpsychotherapy.org.uk

5 вещей, которые родители делают, чтобы разозлить подростков

Да, подростки капризны.(См. «Негативные голоса в голове вашего подростка». ) Но прежде чем вы навешиваете на своего ребенка ярлык «гнев», задайте себе вопрос: Могу ли я быть причиной вспышек гнева моего ребенка?

Так часто в моем кабинете психотерапевта я наблюдаю, как любящие родители из лучших побуждений делают сокрушительные комментарии своим подросткам. Я сижу в шоке, в то время как родители стыдят, критикуют или обвиняют своих детей, сваливают на них разочарование и говорят то, что они никогда бы не сказали другому взрослому.

Итак, прежде чем нанять терапевта, спросите себя, виновны ли вы в следующих преступлениях:

  1. Критика . Никто не выживает в критической среде. Постоянная критика детей заставляет их чувствовать себя неудачниками. Слова родителей сильны и влияют на формирование личности подростка. Подростки могут вести себя жестко, но за ними скрывается очень хрупкое самоощущение. Золотое правило: никогда не говорите своему ребенку того, что вам не хотелось бы, чтобы кто-то сказал вам.
  2. Незапрошенная консультация .Незапрошенный совет почти всегда имеет неприятные последствия для подростков. Особенно, когда совет даётся с помощью встроенной директивы, такой как «Тебе нужно сделать это… » Подростки проводят большую часть своей жизни, когда им приказывают взрослые. Незапрошенный совет может усилить неповиновение и подорвать доверие.
  3. Сравнение . Кому-нибудь действительно нравится, когда его отрицательно сравнивают с другими? Если вы начнете предложение со слов « Почему ты не можешь быть похожим на… », поверьте мне, вы только что причинили вред своему ребенку.Такая обида часто лежит в основе гнева подростков на своих родителей. Многие подростки чувствуют, что подвергаются нападкам, когда родители сравнивают их со сверстниками или братьями и сестрами. Это также подрывает их отношения со сверстниками / братьями и сестрами и увеличивает эмоциональное напряжение.
  4. Жертвовать . Никто не сказал, что воспитание детей будет легким. Тем не менее, многие родители считают хобби жаловаться на своих детей. Они ноют, причитают, мученически убивают себя перед друзьями или родственниками — дома и в общественных местах. Такой негатив ослабляет лидерство родителей и порождает токсичную среду.Это еще и ужасный пример для подражания. Если вы будете жаловаться на своего ребенка, он будет жаловаться на вас — а это тупиковый путь для всех.
  5. Самовосхваление . Звучит знакомо: «Когда я был в твоем возрасте… бла, бла, бла». Если хвастаться собой перед ребенком, это вызывает досаду: «Ты должен быть таким, как я». Помните, подростки работают над разделением и индивидуализацией, они не хотят быть такими, как вы; им нужна собственная уникальная идентичность.Более того, самовозвеличивание передает высокомерие и незащищенность, делая вас утомительным для любого подростка.

Эти три мощных инструмента воспитания никогда вас не подведут:

  1. Слушайте больше, чем говорите. Слушание лечит; это основа всех терапевтических разговоров. Подростки, которые чувствуют, что родители прислушиваются к их мнению и ценят их мнение, более склонны к сотрудничеству и менее дерзки. Попробуйте это простое предложение: слушайте своего ребенка без осуждения, без ссылок на себя, без советов и внимательно следите за реакциями ребенка.Скорее всего, он или она поделится чем-то большим и будет чувствовать себя более комфортно, обращаясь к вам за поддержкой.
  2. Отмечайте, кто они, а не те, кем вы хотите, чтобы они были. Дети требуют внимания. Какими бы отчужденными они ни казались, они отчаянно хотят одобрения родителей. Найдите способ подчеркнуть сильные стороны вашего ребенка. А если они потерпят неудачу, не говорите «Я же вам сказал». Подростки достаточно плохо себя чувствуют, когда проигрывают; они не нуждаются в неодобрении родителей, чтобы усугубить их бремя. Сделайте все возможное, чтобы похвалить усилия вашего ребенка, независимо от результата.Это снизит уровень стресса и повысит их самооценку.
  3. Образец осознанного поведения: будь тем изменением, которое вы хотите увидеть. Подавать пример. Дети усваивают способ общения своих родителей и их привычки. Я был свидетелем того, как родители обвиняли своих детей в поведении, которое они сами моделируют. Другими словами, если вы нетерпеливы, ваш ребенок, скорее всего, будет импульсивным. Если вы издеваетесь над своим ребенком, ваш ребенок в конечном итоге станет хулиганом. Не вините зеркало за свое отражение.Приведите себя в порядок, и ваш ребенок тоже. В конце концов, внимательные родители воспитывают внимательных детей.

Чтобы узнать больше, посетите мой веб-сайт.

Что делать, если подросток отталкивает вас

Что делать, когда подросток отталкивает вас

8 способов ответить, когда ваш подросток хочет свободного пространства

Все родители достигают этого момента, когда опускают голову на руки и сетуют: «Мой ребенок меня ненавидит». Для большинства родителей этот момент либо случается впервые, либо намного чаще, когда их ребенок достигает подросткового возраста.Подростки и подростки имеют естественную тенденцию разлучаться со своими родителями и стремиться к психологической автономии. Каким бы хорошим родителем вы ни были, в какой-то момент ваш подросток отдалится от вас. Хорошая новость в том, что это совершенно естественно.

Разлука с родителями — это часть процесса самореализации, который помогает детям определить, кем и как они будут, как индивидуумам, так и взрослым. На этом этапе друзья и сверстники становятся более важными, а родители — менее важными.Родителям трудно проглотить эту пилюлю, но мы обнаружим, что, как и многие другие аспекты отцовства, речь идет НЕ о нас; это о наших детях.

То, как мы обращаемся с подростками и подростками, больше связано с нами, чем с ними. Мы видим себя в наших детях, и они вызывают много старой боли, которую мы давно отложили в нашей памяти. Мы проецируем свою историю на их будущее и предполагаем, что они повторят наши ошибки. Мы даже склонны рассматривать своих детей как отражение самих себя и оказывать на них дополнительное давление, чтобы они показали себя лучше, чем мы, или не ошиблись.Как родители, мы оказываем нашим детям медвежью услугу, не отделяя свой опыт от их опыта. Чем больше мы можем видеть их и уважать их как автономных личностей, тем больше мы можем быть доступны для них уникальными способами, которые соответствуют их потребностям, а не нашим.

Хотя это настоящая проблема, когда наши дети, которые все еще во многом зависят от нас, эмоционально отталкиваются от нас, лучшее, что мы можем сделать, чтобы сбалансировать этот переход, — это поставить себя на их место. Мы всегда должны стремиться уважать их мнения, идеи и границы, чтобы понимать, через что они проходят, и быть чуткими к их новым меняющимся потребностям.Вот некоторые из наиболее важных способов, которыми мы можем продолжать поддерживать наших детей на этом трудном этапе наших отношений:

1. Признайте, что дело не в вас — Подростки могут сказать довольно трудные для слуха вещи. Хотя эти утверждения могут быть крайними, часто в них есть доля правды, которая может сделать их еще более болезненными. Наши дети всю жизнь были нашими зрителями. Все это время мы думали, что они не обращают внимания, игнорируют или забывают, на самом деле они замечают, наблюдают и поглощают.Ответ, когда они начинают высказывать свое мнение о нас или даже набрасываться на нас, заключается не в том, чтобы ненавидеть их или ненавидеть самих себя. Хотя мы определенно должны вмешиваться в любое обидное поведение, давая им понять, что оскорблять кого-либо недопустимо, но если мы хотим, чтобы наши дети справлялись со своими чувствами более здоровыми способами, мы должны быть открыты для их отзывов. Это может означать, что мы слышим о себе некоторые неприятные вещи. Это может означать серьезное отношение к ним, когда они говорят, что больше не хотят, чтобы мы писали им сообщения 10 раз в день или входили и выходили из их комнаты без стука.В ответ мы должны постараться не защищаться и принять то, как мы можем причинить вред нашим детям, даже если это далеко от нашего намерения.

Когда наш ребенок достигает подросткового возраста, легко чувствовать, что мы поменялись ролями, и у него есть сила. Мы можем чувствовать, что с нами плохо обращаются или нами правит волевой, самоуверенный человек, который когда-то был беспомощным младенцем на наших руках. Мы можем даже завидовать нашим детям и их свежей искре в жизни. В этот момент мы можем чувствовать себя жертвами и допускать мысли вроде: «Неужели мы действительно так плохи?» «Разве она не может меня простить?» «Почему он не понимает всего, что я для него сделал?» Однако заботиться о нас и заставлять нас чувствовать себя лучше — не задача наших детей.Это наша работа.

Конечно, все мы хотим, чтобы наши дети были сострадательными и заботливыми людьми, но мы учим их этому, проявляя сострадание и заботу о себе, а не отрицая их естественные, возникающие гневные чувства. Есть много способов помочь детям понять, что все их чувства в порядке, а плохое поведение — нет. Мы можем предложить им пространство, в котором они нуждаются, чтобы прочувствовать то, что они чувствуют, и пережить свои чувства с силой и стойкостью. Многие из этих инструментов преподаются в книге доктора Даниэля Сигеля «Мозговой штурм: сила и цель подросткового мозга », предназначенной как для родителей, так и для подростков.

2. Не переходите границы и не превышайте контроль — Разумно беспокоиться о том, какими взрослыми вырастут наши дети, особенно в тот глубокий период, когда ребенок переходит во взрослую жизнь. Еще больше мы беспокоимся об их будущем, о том, какая у них будет работа, партнер или степень, потому что это будущее стремительно приближается. В результате мы можем создать кучу нереалистичных правил, из-за которых наши дети будут чувствовать, что им не доверяют или им мешают, и мы не позволяем им учиться самостоятельно.Многие из этих правил и реакций могут иметь больше отношения к тому, что заставляет нас чувствовать себя комфортно, чем к тому, чтобы наши дети чувствовали себя по-настоящему видимыми и безопасными. Желание подростка бунтовать часто может воспламенить наше желание контролировать. Однако чрезмерные попытки контролировать, как правило, имеют серьезные неприятные последствия.

Когда мы начинаем предполагать, что наши дети будут делать неправильный выбор, мы можем ввести ограничения, которые заставят их чувствовать себя наказанными просто за то, что они вступят во взрослую жизнь. Когда мы называем многие из их естественного поведения, связанного с развитием, плохим или неприемлемым, мы учим наших детей красться и прятаться от нас.Как писал д-р Сигель: «Подростки, которые впитывают негативные сообщения о том, кто они есть и чего от них ждут, могут опуститься до этого уровня вместо того, чтобы реализовать свой истинный потенциал».

Это тяжелый совет для многих родителей, но иногда мы должны оставить детей в покое. Мы по-прежнему можем обезопасить их, отслеживая их настроение и знакомясь с их занятиями, друзьями и их успеваемостью в школе. Хотя нам не следует устанавливать слишком много правил, мы должны придерживаться тех, которые мы устанавливаем.Создавая естественные, реалистичные границы, мы можем держать их в безопасности, предлагая им пространство и уважение, которые им необходимы для развития.

3. Будьте рядом, когда они обращаются к вам — Предоставление нашим детям места не означает их полного отказа. Подростки и подростки по-прежнему нуждаются в большом руководстве и поддержке, и они всегда должны знать, что мы готовы поговорить с ними и помочь им работать, преодолевая множество возникающих препятствий. Это означает быть открытыми для всего, что они хотят обсудить.Мы никогда не должны наказывать наших детей за то, что они отвергают нашу помощь, и всегда должны отвечать, когда они подходят к нам. Мы можем спокойно и последовательно присутствовать для них, чтобы они знали, что мы на 100 процентов, если они когда-нибудь попадут в беду, захотят нашего вклада или нашей помощи. Возможно, они не нуждаются в нас так сильно, как раньше, или по тем же причинам, но это не уменьшает нашу преданность или любовь.

4. Убедитесь, что у них есть другие заботливые и заслуживающие доверия взрослые, к которым они могут обратиться — Как родители, мы часто хотим быть «единственными», к которым наши дети обращаются по любой проблеме или проблеме.Мы склонны воспринимать отказ наших детей как личное оскорбление или нападение на нашу способность воспитывать детей. Но опять же, это не о нас. Когда наши дети чувствуют себя неловко, амбивалентно или сопротивляются по отношению к нам, мы обязаны убедиться, что в их жизни есть другие поддерживающие личности, к которым они могут обратиться. Присутствие наставника — будь то учитель, консультант, тетя, дядя, дедушка или бабушка, приемный родитель или друг семьи — не следует рассматривать как угрозу для нас как родителей, а как подарок в жизни наших детей.Думайте об этом как о еще одной силе, помогающей им ориентироваться в сложных и бурных водах, которые ведут их во взрослую жизнь. Позволить им установить такие отношения — это пример того, как мы выполняем свою работу как заботливые, настроенные родители.

5. Помогите им развить чувство смысла и цели — Если мы когда-либо беспокоимся о выборе наших детей, лучшее, что мы можем сделать, — это создать среду, в которой они могут сосредоточиться и процветать. Например, мы можем помочь им реализовать проект или совместное предприятие со своими коллегами.Мы можем поддерживать страсть, которая зажигает их, будь то гитара, танцы, цифровое искусство, парусный спорт или скейтбординг. Наше участие в качестве родителей может быть просто вспомогательной фигурой, предоставляя нашему ребенку время и ресурсы, чтобы отправиться в это новое приключение, поставить свои собственные цели и насладиться собственными достижениями. Важно позволить нашим детям самим владеть этим опытом и не слишком вовлекать себя в жизнь, которая может заставить их чувствовать себя отталкиваемыми, упускаемыми из виду или оказывающимися на давление.

6. Будьте тем изменением, которое вы хотите видеть в своем ребенке — Я не могу достаточно подчеркнуть, насколько наше собственное поведение влияет на поведение наших детей.Недавние исследования показали, что счастье родителей (особенно матери) тесно связано со счастьем их детей, даже когда ребенок вырос, переехал и завязал отношения. Если мы беспокоимся, что наши дети не будут нести ответственность, не получат работу или не найдут хороших отношений, самое большое, что мы можем сделать, — это продемонстрировать ответственность в наших собственных действиях, вести себя уважительно и сосредоточиться на наших собственных здоровых отношениях. Если наш ребенок отвергает нас, мы все равно должны быть теплыми, добрыми, терпеливыми и внимательными, что дает им возможность проявить к нам доброту и со временем поддерживать более здоровые и зрелые отношения.

7. Будьте непредубежденными — Возможно, нам не очень нравится идея, что наш подросток говорит о свиданиях и влюбленностях. Мы можем съеживаться от одежды, которую они хотят носить, или от вечеринок, на которые они сейчас умоляют присутствовать. Однако мы должны признать, что эти интересы являются частью взросления. Установление набора правил, которые они обязательно нарушат или что они полностью восстанут против того, как только они уедут, — это, вероятно, не ответ. Ни один из них не отрицает и не игнорирует весь бизнес и не желает, чтобы все это просто исчезло.Лучше открыто рассказывать детям об их опыте, а также о нашем собственном. Мы должны найти способ избавиться от собственного дискомфорта и оставить пути общения открытыми для обсуждаемых тем. Мы можем проинформировать их о том, что им нужно знать, и помочь им почувствовать ценность и уважение, которые они должны испытывать к себе, вступая во взрослый мир. Мы делаем это, ценим и уважая их как личностей в их нынешней жизни.

Чем больше наши дети чувствуют, что то, что они думают и чувствуют, будет принято нами, тем лучше.Даже если мы просим их следовать определенным правилам, наших детей никогда не следует заставлять чувствовать себя плохо, разочаровывать или грязно из-за их естественных любопытств и развивающихся интересов. Чем больше они смогут принять в себе чувства, тем более комфортно и уверенно они будут чувствовать себя, делая ответственный и самостоятельный выбор.

8. Создавайте совместный опыт — В идеале, с момента рождения наших детей их воспитание становится серией заботливых переживаний, в которых мы чутко помогаем им превратиться в сильных, самодостаточных взрослых.Через эти неизбежные стадии развития мы можем ожидать, что наши отношения с детьми изменятся, и определенные фазы придут и уйдут. Один из лучших способов способствовать развитию более равноправных взрослых отношений с нашими детьми по мере их взросления — это найти общий интерес, который мы оба хотим реализовать или спроектировать, который мы можем реализовать вместе. Эти занятия могут позволить нам узнать друг друга по-новому и, возможно, научиться ценить друг друга как людей.

По мере взросления всем детям требуется все больше и больше независимости.В лучшем случае эта эволюция может стать еще одним полезным уроком того, что значит любить растущего человека с течением времени. В худшем случае может казаться, что мы постоянно что-то теряем или вынуждены заново пережить все большие и маленькие травмы нашего собственного детства. Вот почему мы всегда должны стремиться помнить, что самое лучшее, что мы можем сделать для наших детей, — это работать над собой, отделить их потребности и опыт от наших собственных и принять их такими, какие они есть, как отдельные и уникальные личности.

Как вырастить эмоционально здоровых детей

Продолжительность: 60 минут

Цена: $ 10

Вебинары по запросу

В этом вебинаре: Как родители, мы уделяем внимание физическому здоровью наших детей, не упуская ни одного симптома или осмотр. Однако как настроен…

Об авторе

Лиза Файерстоун, доктор философии. Д-р Лиза Файерстоун — директор по исследованиям и образованию в Ассоциации Глендона. Опытный и востребованный лектор, д-р.Файерстоун выступает на национальных и международных конференциях по вопросам супружеских отношений, воспитания детей, предотвращения самоубийств и насилия. Доктор Файерстоун опубликовал множество профессиональных статей, и совсем недавно был соавтором Секс и любовь в интимных отношениях (APA Books, 2006), Conquer Your Critical Inner Voice (New Harbinger, 2002), Creating a Жизнь смысла и сострадания: мудрость психотерапии (APA Books, 2003) и «Я в осаде» (Routledge, 2012).Следите за сообщениями доктора Файерстоуна в Twitter или Google. Теги: развитие ребенка, дети, общение с родителями и детьми, воспитание, советы по воспитанию, навыки воспитания, советы по воспитанию, подростки, подростки

Почему некоторые подростки ненавидят своих родителей

В одну минуту ваш подросток умоляет вас отвести ее в Макдональдс на обед. В следующую минуту она оскорбляет твой интеллект и называет тебя сукой.

Если вы присмотритесь, то заметите, что вы уже проходили через это раньше: когда ей было 2 года, вы ей понадобились в одну минуту, а в следующую она закатывала истерику.Тогда она стремилась к независимости — и продолжает это делать сейчас.

Часть подростковой жизни — это разделение и индивидуализация, и многие подростки чувствуют, что им нужно отвергнуть своих маму и папу, чтобы найти свою собственную идентичность. Подростки больше обращают внимание на своих сверстников, чем на своих родителей, братьев и сестер, что тоже нормально.

Потому что они находятся на сложной стадии «перехода» (о, кстати, они на самом деле не ненавидят вас, а просто пытаются отделиться от вас и пока не нашли тактичного способа сделать это) .

Вот более пристальный взгляд на то, что на самом деле происходит со строкой «Я ненавижу тебя»:

  • Подросток может наброситься в этом возрасте, чтобы проверить «страховочную сетку». Здоровый подросток чувствует себя надежно закутанным в удобную сеть родительской защиты и любви. По иронии судьбы, иногда даже самые здоровые подростки испытывают это чувство дистресса, когда они чувствуют этот «чистый» подъем. Чем больше они рискуют выйти в мир, тем меньше они чувствуют комфорт этой «сети». Таким образом, они могут начать делать какие-то странные вещи, чтобы проверить и убедиться, что это все еще существует.Они могут стать непокорными, подсознательно надеясь, что их мать или отец скажут им: «Нет, вы не можете этого сделать, потому что это небезопасно». Или они могут сказать матери или отцу резкие вещи, чтобы «проверить» и посмотреть, достаточно ли сильна родительская любовь, чтобы выдержать трудности. Подростки могут давать родителям любое количество тестов. Они делают это не специально или с осознанием того, что они они «испытывают». Все, что они чувствуют, — это подсознательное тягу к этому.
  • Родитель может препятствовать переходу подростка во взрослую жизнь, что заставляет подростка прилагать дополнительные усилия, чтобы «оттолкнуться».«Подростки часто обладают большими способностями к взрослым, а у зрелых подростков даже есть много мыслительных процессов взрослых. Тем не менее, со многими по-прежнему обращаются как с маленькими детьми, с ними разговаривают снисходительно или им не дают достаточно ответственности и доверия. Подростки этого возраста нуждаются в много мест, где можно убедиться, что они могут действовать самостоятельно и что окружающие верят в их возможности.
  • Они переходят в период времени, когда они принимают все большее участие в окружающем их мире, и они учатся все больше и больше функционировать в «реальном мире».«Это может быть пугающее время для некоторых подростков, и они могут пережить версию того, что произошло, когда они переживали аналогичный переходный период в раннем детстве.

==> Мой неконтролируемый подросток: помощь родителям

Итак, что могут сделать родители?

1. Родитель может помочь своему подростку в этот переходный период, позволив ему взять на себя больше ответственности.

2. Родитель может помочь своему ребенку в этот переходный период, дав ему понять, что он доверяет ему в принятии правильных решений.

3. То, что ваш подросток устно швыряет в вас что-то обидное, не означает, что вы должны отступить. Вы должны быть последовательными и твердыми, как если бы вы обращались с малышом в приступе истерики. Это сложно, но вы являетесь родителем, и вы можете сказать, что подходит вашему подростку, независимо от того, 3 ему или 17 лет.

4. Дайте своему ребенку понять, что вы любите его, несмотря ни на что, и убедитесь, что вы настроили разумно и разумно. мягкие ограничения для нее — и что у нее будут последствия, когда эти ограничения будут превышены.Например, если у нее комендантский час, убедитесь, что у нее есть последствия, если она вернется домой после своего комендантского часа. Она БУДЕТ расстроена и может называть вас по именам за соблюдение комендантского часа, но внутри она чувствует сильное чувство счастья и безопасности, зная, что ее мать и отец действительно достаточно заботятся, чтобы все же каким-то образом присматривать за ней и заботиться о ней. Конечно, в то время ни один подросток никогда бы в этом не признался. Она пытается доказать, что является молодым человеком и может действовать без мамы или папы.Но ей по-прежнему нужны опекуны.

5. Мамы и папы могут помочь своему подростку в этот переходный период, давая ей понять, что они готовы помочь ей с безусловной любовью, и что даже если она говорит им гадости, они все равно ее любят.

6. Вспомните, как ваш ребенок пережил этот первый переходный период в своей жизни. Были ли у нее трудности с этим? Вероятно, она сейчас испытывает те же трудности.

7. Регулярные дела по дому (те, которые помогают подростку почувствовать, что он является важной частью домашнего хозяйства и на самом деле помогает ему в его ведении) могут помочь, так же как могут дать ему более сложные задания или попросить его помощи с задачами взрослых (e .г., замена покрышки, сборка мебели, починка вещей по дому и т. д.).

8. Иногда мамы и папы чувствуют себя настолько обиженными из-за обращения со своими подростками, что в ответ отвечают отказом. Подростки знают, что им по-прежнему нужны мама и папа, даже если они не могут в этом признаться. Американские горки, на которые они вас ставят, — это то, что они чувствуют внутренне. Родители должны сохранять спокойствие и пытаться выдержать это подростковое восстание, которое обычно проходит к тому времени, когда ему исполняется 16 или 17 лет. Но вашему подростку НЕ следует позволять вести себя по-настоящему противно или ругать вас.Если это произойдет, вы должны обеспечить соблюдение основных стандартов поведения. Давая подростку знать, что вы здесь для него, несмотря ни на что, вы повышаете вероятность того, что он время от времени ослабит бдительность и доверится вам.

9. Родитель может помочь своему подростку пройти этот переходный период, давая ему возможность показать и испытать свои способности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.