Януш корчак книга: Лучшие книги Януша Корчака

Содержание

Лучшие книги Януша Корчака: список из 10 шт.

Начиная изучать творчество писателя — уделите внимание произведениям, которые находятся на вершине этого рейтинга. Смело нажимайте на стрелочки — вверх и вниз, если считаете, что какое-то произведение должно находиться выше или ниже в списке. В результате общих усилий, в том числе, на основании ваших оценок мы и получим самый адекватный рейтинг книг Януша Корчака.

  • 1.

    131

    поднять

    опустить

    Януш Корчак – величайший педагог-новатор, замечательный писатель, и, что крайне важно, его книги не имеют градуса актуальности, привязанного ко времени, к конкретной эпохе. Книги Корчака будут читать учителя и родители, дети и подростки во все времена, ибо книги эти – синтетика трагедии и света, души и ума, а в совокупности – служения.

    Служения детям, служения детскому счастью. В текстах Я. Корчака нет готовых педагогических вердиктов, он верит, что читатель сам примет правильное и верное решение в трудном деле воспитания подрастающей личности. Отдельные работы педагога публикуются в России впервые. … Далее

    Купить     Комментировать

  • 2.

    130

    поднять

    опустить

    Януш Корчак – величайший педагог-новатор, замечательный писатель, и что крайне важно, его книги не имеют градуса актуальности привязанного ко времени, к конкретной эпохе.

    Книги Корчака будут читать учителя и родители, дети и подростки во все времена, ибо книги эти – синтетика трагедии и света, души и ума, а в совокупности – служения. Служения детям, служения детскому счастью. «Дневник» Януша Корчака, написан в гетто весной – летом 1942 года. Документ страшного времени имеет особую силу и в полном объеме до сих пор не был переведен на русский язык. … Далее

    Купить     Комментировать

  • 3.

    126

    поднять

    опустить

    Януш Корчак (1878–1942) – выдающийся польский врач, педагог и писатель. Корчак был человеком необыкновенным, всю свою жизнь посвятивший чужим детям, к которым относился с огромной любовью и заботой. Он открыл в Варшаве Дом сирот, в котором жили, учились и воспитывались дети, потерявшие родителей. Прожив достойную уважения жизнь, Януш Корчак умер как герой. Когда во время Второй мировой войны фашисты заняли Варшаву, население города подверглось гонениям. Не миновала эта участь и Дом сирот. В один из дней всех его воспитанников арестовали. Корчаку же предложили свободу. Но разве мог он оставить своих детей?! Вместе с ними Януш Корчак вошёл в ворота лагеря и погиб в огне крематория. Одно из самых известных произведений писателя – повесть-сказка «Король Матиуш Первый». Это история юного Матиуша, который, рано потеряв родителей, вынужден был занять трон короля. Чувствуя ответственность перед своим народом, Матиуш, добрый и отзывчивый мальчик, всем сердцем хотел сделать жизнь людей в своём королевстве лучше. И прежде всего он думал о детях. Но сколько трудностей и разочарований ждало его на этом нелёгком, но благородном пути! .

    .. Далее

    Купить     Комментировать

  • 4.

    126

    поднять

    опустить

    Эта повесть – продолжение книги «Король Матиуш Первый», истории юного Матиуша, который, рано потеряв своих царственных родителей, был вынужден занять трон короля. Матиуш начал правление с реформ, направленных на улучшение жизни людей королевства, и в первую очередь – детей. Но, не имея опыта в управлении государством, Матиуш довольно скоро сталкивается с проблемами, решить которые он не в силах. В стране случается переворот, и юного короля лишают власти, более того – его предают суду и ссылают на необитаемый остров.

    Как сложится дальнейшая жизнь Матиуша – доброго, честного, благородного мальчика, сколько ещё тягот, лишений и бед предстоит вынести ему, кем вернётся он в свою страну – победителем или побеждённым, читайте в книге «Король Матиуш на необитаемом острове». … Далее

    Купить     Комментировать

  • 5.

    125

    поднять

    опустить

    Представьте, что страной будут управлять не король, важные министры и советники, а маленький принц Матиуш и его друзья – обычные мальчишки и девчонки. Вы думаете, у них ничего не получится? Что это будет несерьезно? А вот великий чешский педагог и писатель Януш Корчак думал по-другому. Он писал добрые, умные и веселые книги. Собственной жизнью и героической смертью он доказал вечную ценность Любви, Радости и Правды. Послушайте замечательный радиоспектакль по сказочной повести Януша Корчака. автор сценария: Владимир Шведов В ролях: Андреева Зинаида, Быков Александр, Веселкина Татьяна, Дуров Лев, Ильин Игорь, Киндинов Евгений, Любимцев Павел, Фролов Геннадий … Далее

    Купить     Комментировать

  • 6.

    124

    поднять

    опустить

    Трогательные, открытые, нежные и беззащитные книги Януша Корчака никого не оставляют равнодушными.

    Прочитанные всего один раз, они не забываются, а требуют возвращения к себе, обдумывания, заставляют сверять жизнь с теми истинами, которые великий педагог так просто и естественно рассказывал в своих небольших историях. Корчак – один из немногих, кто говорит о воспитании детей без патетики и назидания, так, как будто он ваш старый друг, знающий сокровенные тайны вашей семьи. Лучик добра, полученный из его книг, согреет вас и ваших детей на многие годы. В издание включены работы Я. Корчака «Право ребенка на уважение», «Правила жизни», педагогические статьи. … Далее

    Купить     Комментировать

  • 7.

    121

    поднять

    опустить

    Книги Януша Корчака давно стали классикой воспитания. О них не хочется много говорить, их хочется читать, читать и перечитывать тонкие и остроумные замечания, детали, внимательно подсмотренные умным взглядом великого мастера. Эти книги несут ту меру доброты и любви к детям, которая, медленно впитываясь, меняет каждого. В книгу включен полный текст книги «Как любить ребенка». … Далее

    Купить     Комментировать

  • 8.

    119

    поднять

    опустить

    Эта книга великого педагога и гуманиста Януша Корчака – подлинная энциклопедия воспитания человека, от грудного возраста до становления личности и самоуправления подростков. В ней – серьезность наблюдений ученого и мягкий лиризм художника слова. Текст Корчака напитан бесценными мыслями, яркими метафорами и четкими рекомендациями. В течение многих десятилетий эта книга служит вдохновляющим ориентиром для миллионов родителей. … Далее

    Купить     Комментировать

  • 9.

    119

    поднять

    опустить

    Кто в детстве не мечтал стать волшебником! Вот и Кайтусь, обыкновенный польский мальчишка, тоже хотел иметь шапку-невидимку, семимильные сапоги, ковёр-самолёт и много чего ещё чудесного. Но стать волшебником не так-то просто, оказывается, для этого надо долго и упорно тренироваться. А что удивительного? Волшебство – вещь трудная, особенно когда только начинаешь. И вот наконец у Кайтуся получилось первое волшебство… Но принесёт ли ему эта чудесная способность радость и счастье, если колдовать только для себя? В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн. … Далее

    Купить     Комментировать

  • 10.

    87

    поднять

    опустить

    «Как любить ребёнка» Януша Корчака – книга по воспитанию №1 в мире. Книга «Как любить ребёнка» стала основной для многих знаменитых трудов по воспитанию. Знаменитый педагог и гуманист Януш Корчак создал настоящую энциклопедию воспитания личности, наполненную великой любовью. Человек с трагической судьбой, до конца жизни он оставался примером и Наставником с большой буквы для своих маленьких воспитанников. Книга «Как любить ребёнка» будет полезна родителям детей разных возрастов. В ней вы найдёте полезные замечания специалиста, которые помогут ответить на самые разные вопросы о вашем ребёнке. При этом книга написана удивительно лиричным и красивым языком, что только повышает её практическую и художественную ценность. Прослушав эту аудиокнигу, вы узнаете: – Как научиться понимать своего ребёнка любого возраста; – Как быть, если малыш не хочет спать, есть, или капризничает; – Как преодолеть трудности переходного возраста; – И как в итоге воспитать самостоятельную взрослую личность. … Далее

    Купить     Комментировать

    Комментарии:


    Читать книгу «Как любить ребенка» онлайн полностью📖 — Януша Корчака — MyBook.

    Что выбрать

    Библиотека

    Подписка

    📖Книги

    🎧Аудиокниги

    👌Бесплатные книги

    🔥Новинки

    ❤️Топ книг

    🎙Топ аудиокниг

    🎙Загрузи свой подкаст

    📖Книги

    🎧Аудиокниги

    👌Бесплатные книги

    🔥Новинки

    ❤️Топ книг

    🎙Топ аудиокниг

    🎙Загрузи свой подкаст

    1. Главная
    2. Библиотека
    3. Януш Корчак
    4. «Как любить ребенка»
    5. Читать

    Януш Корчак


    Как любить ребенка

    Предисловие

    Жизнь Януша Корчака, этого удивительного человека, талантливого врача, воспитателя, защитника детей-сирот, добровольно принявшего мученическую смерть в газовой камере фашистского концлагеря, давно стала легендой.

    Его книгу справедливо называют Библией по воспитанию детей. Мысли Корчака о детях, их правах и потребностях, о необходимости чуткого отношения к ним, об уважении их достоинства, о принципиальном отношении к вопросам совести и морали вошли в фундамент гуманистической педагогики. Они продолжают переживаться и остаются остроактуальными в наши дни.

    Корчак призывает помнить, что ребенок отличается от нас, взрослых, лишь нехваткой жизненного опыта – и так же, как мы, имеет право на уважение, собственное мнение, на то, чтобы его выслушали и поняли. Как часто, забывая об этом, мы изматываем ребенка нотациями и наставлениями, тщательно скрывая не только от него, но и от себя свои собственные несовершенства. Говоря о бережном отношении к ребенку, Корчак подчеркивает невозможность равнять всех детей под одну гребенку, призывает учитывать уникальные свойства каждого.

    За мыслями и выводами Януша Корчака стоят истории сотен детей, прошедших через его руки и пережитых автором вместе с ними. Вся книга наполнена мудростью и теплом большого сердца этого замечательного человека. Несомненно, эта книга должна стать настольной у любого родителя, и того, кто готовится к этой миссии.

    В настоящем издании текст публикуется с небольшими сокращениями.

    Для легкости усвоения редактором выделены тематические разделы, а также вынесены на поля особенно важные мысли автора.

    Профессор Ю. Б. Гиппенрейтер

    Книга первая


    Право ребенка на уважение[1]

    Пренебрежение – недоверие

    Быть маленьким

    С ранних лет мы растем в сознании, что большое – важнее, чем малое.

    – Я большой, – радуется ребенок, когда его ставят на стол.

    – Я выше тебя, – отмечает он с чувством гордости, меряясь с ровесником.

    Неприятно вставать на цыпочки и не дотянуться, трудно мелкими шажками поспевать за взрослым, из крохотной ручонки выскальзывает стакан. Неловко и с трудом влезает ребенок на стул, в коляску, на лестницу; не может достать дверную ручку, посмотреть в окно, что-либо снять или повесить, потому что высоко. В толпе заслоняют его, не заметят и толкнут. Неудобно, неприятно быть маленьким.

    Уважение и восхищение вызывает большое, то, что занимает много места. Маленький же повседневен, неинтересен. Маленькие люди – маленькие и потребности, радости и печали.

    Производят впечатление – большой город, высокие горы, большие деревья. Мы говорим:

    – Великий подвиг, великий человек.

    А ребенок мал, легок, не чувствуешь его в руках. Мы должны наклониться к нему, нагнуться.

    А что еще хуже, ребенок слаб.

    Мы можем его поднять, подбросить вверх, усадить против воли, можем насильно остановить на бегу, свести на нет его усилия.

    Всякий раз, когда он не слушается, у меня про запас есть сила. Я говорю: «Не уходи, не тронь, подвинься, отдай». И он знает, что обязан уступить; а ведь сколько раз пытается ослушаться, прежде чем поймет, сдастся, покорится!

    Кто и когда, в каких исключительных условиях осмелится толкнуть, тряхнуть, ударить взрослого? А какими обычными и невинными кажутся нам наши шлепки, волочения ребенка за руку, грубые «ласковые» объятия!

    Чувство слабости вызывает почтение к силе; каждый, уже не только взрослый, но и ребенок постарше, посильнее, может выразить в грубой форме неудовольствие, подкрепить требование силой, заставить слушаться: может безнаказанно обидеть.

    Мы учим на собственном примере пренебрежительно относиться к тому, что слабее. Плохая наука, мрачное предзнаменование.

    Милость материальной зависимости

    Ребенок семенит беспомощно с учебником, мячом и куклой, смутно чувствуя, что без его участия где-то над ним совершается что-то важное и большое, что решает, есть ему доля или нет доли, карает и награждает и сокрушает.

    Цветок – предвестник будущего плода, цыпленок станет курицей-несушкой, телка будет давать молоко. А до тех пор – старания, траты и забота – убережешь ли, не подведет ли?

    Все растущее вызывает тревогу, долго ведь приходится ждать; может быть, и будет опорой старости, и воздаст сторицею. Но жизнь знает засухи, заморозки и град, которые побивают и губят жатву.

    Мала рыночная стоимость несозревшего. Лишь перед законом и Богом цвет яблони стоит столько же, что и плод, и зеленые всходы – сколько спелые нивы.

    Мы пестуем, заслоняем от бед, кормим и обучаем. Ребенок получает все без забот; чем он был бы без нас, которым всем обязан?

    Исключительно, единственно и все – мы.

    Зная путь к успеху, мы указываем и советуем. Развиваем достоинства, подавляем недостатки. Направляем, поправляем, приучаем. Он – ничто, мы – все.

    Мы распоряжаемся и требуем послушания.

    Морально и юридически ответственные, знающие и предвидящие, мы единственные судьи поступков, душевных движений, мыслей и намерений ребенка.

    Нищий распоряжается милостыней как заблагорассудится, а у ребенка нет ничего своего, он должен отчитываться за каждый даром полученный в личное пользование предмет.

    Нельзя порвать, сломать, запачкать, нельзя подарить, нельзя с пренебрежением отвергнуть. Ребенок должен принять и быть довольным. Все в назначенное время и в назначенном месте, благоразумно и согласно предназначению.

    Может быть, поэтому он так ценит ничего не стоящие пустячки, которые вызывают у нас удивление и жалость: разный хлам – единственная по-настоящему собственность и богатство – шнурок, коробок, бусинки.

    Взамен за эти блага ребенок должен уступать, заслуживать хорошим поведением – выпроси или вымани, но только не требуй! Ничто ему не причитается, мы даем добровольно. (Возникает печальная аналогия: подруга богача.)

    Из-за нищеты ребенка и милости материальной зависимости отношение взрослых к детям аморально.

    Мы пренебрегаем ребенком, ибо он не знает, не догадывается, не предчувствует. Не знает трудностей и сложности жизни взрослых, не знает, откуда наши подъемы и упадки и усталость, что нас лишает покоя и портит нам настроение; не знает зрелых поражений и банкротств. Легко отвлечь внимание наивного ребенка, обмануть, утаить от него.

    Он думает, что жизнь проста и легка. Есть папа, есть мама; отец зарабатывает, мама покупает. Ребенок не знает ни измены долгу, ни приемов борьбы взрослых за свое и не свое.

    Свободный от материальных забот, от соблазнов и от сильных потрясений, он не может о них и судить. Мы его разгадываем моментально, пронзаем насквозь небрежным взглядом, без предварительного следствия раскрываем неуклюжие хитрости.

    А быть может, мы обманываемся, видя в ребенке лишь то, что хотим видеть?

    Быть может, он прячется от нас, быть может, втайне страдает?

    Мы пренебрегаем ребенком, ведь впереди у него много часов жизни.

    Чувствуем тяжесть наших шагов, неповоротливость корыстных движений, скупость восприятий и переживаний.

    А ребенок бегает и прыгает, смотрит на что попало, удивляется и расспрашивает; легкомысленно льет слезы и щедро радуется.

    Ценен погожий осенний день, когда солнце редкость, а весной и так зелено. Хватит и кое-как, мало ему для счастья надо, стараться ни к чему. Мы поспешно и небрежно отделываемся от ребенка. Презираем многообразие его жизни и радость, которую ему легко дать.

    Это у нас убегают важные минуты и годы; у него время терпит, успеет еще, подождет.

    Ребенок не солдат, не обороняет родину, хотя вместе с ней и страдает.

    С его мнением нет нужды считаться, не избиратель: не заявляет, не требует, не грозит.

    Слабый, маленький, бедный, зависящий – ему еще только быть гражданином.

    Снисходительное ли, резкое ли, грубое ли, а все – пренебрежение.

    Сопляк, еще ребенок – будущий человек, не сегодняшний. По-настоящему он еще только будет.

    Строгий надзор

    Присматривать, ни на минуту не сводить глаз. Присматривать, не оставлять одного. Присматривать, не отходить ни на шаг.

    Упадет, ударится, порежется, испачкается, прольет, порвет, сломает, испортит, засунет куда-нибудь, потеряет, подожжет, впустит в дом вора. Повредит себе, нам, покалечит себя, нас, товарища по игре.

    Надзирать – никаких самостоятельных начинаний – полное право контроля и критики.

    Не знает, сколько и чего ему есть, сколько и когда ему пить, не знает границ своих сил. Стало быть, стоять на страже диеты, сна, отдыха.

    Как долго? С какого времени? Всегда.

    С возрастом недоверие к ребенку принимает иной характер, но не уменьшается, а даже возрастает.

    Ребенок не различает, что важно, а что не важно. Чужды ему порядок, систематический труд. Рассеянный, он забудет, пренебрежет, упустит. Не знает, что своим будущим за все ответит.

    Мы должны наставлять, направлять, приучать, подавлять, сдерживать, исправлять, предостерегать, предотвращать, прививать, преодолевать. Преодолевать капризы, прихоти, упрямство. Прививать осторожность, осмотрительность, опасения и беспокойство, умение предвидеть и даже предчувствовать.

    Мы, опытные, знаем, сколько вокруг опасностей, засад, ловушек, роковых случайностей и катастроф. Знаем, что и величайшая осторожность не дает полной гарантии – и тем более мы подозрительны: чтобы иметь чистую совесть, и случись беда, так хоть не в чем было себя упрекнуть.

    Мил ему азарт шалостей, удивительно, как он льнет именно к дурному. Охотно слушает дурные нашептывания, следует самым плохим примерам.

    Портится легко, а исправить трудно.

    Мы ему желаем добра, хотим облегчить; весь свой опыт отдаем без остатка: протяни только руку – готовое! Знаем, что вредно детям, помним, что повредило нам самим, пусть хоть он избежит этого, не узнает, не испытает. «Помни, знай, пойми». «Сам убедишься, сам увидишь». Не слушает! Словно нарочно, словно назло.

    Приходится следить, чтобы послушался, приходится следить, чтобы выполнил. Сам он явно стремится ко всему дурному, выбирает худший, опасный путь.

    Как же терпеть бессмысленные проказы, нелепые выходки, необъяснимые вспышки? Подозрительно выглядит первичное существо. Кажется покорным и невинным, а по существу хитро и коварно.

    Умеет ускользнуть от контроля, усыпить бдительность, обмануть. Всегда у него готова отговорка, увертка, утаит, а то и вовсе солжет. Ненадежный, вызывает разного рода сомнения.

    Презрение и недоверие, подозрения и желание обвинить.

    Печальная аналогия: дебошир, человек пьяный, взбунтовавшийся, сумасшедший. Как же – вместе, под одной крышей?

    Неприязнь

    Ребенок: ущерб и разочарование

    Это ничего. Мы любим детей. Несмотря ни на что, они наша услада, бодрость, надежда, радость, отдых, светоч жизни. Не спугиваем, не обременяем, не терзаем; дети свободны и счастливы… Но отчего они как бы бремя, помеха, неудобный привесок?

    Откуда неприязнь к любимому ребенку?

    Прежде чем он мог приветствовать этот негостеприимный мир, в жизнь семьи уже вкрались растерянность и ограничения. Канули безвозвратно краткие месяцы долгожданной законной радости.

    Длительный период неповоротливого недомогания завершают болезнь и боли, беспокойные ночи и дополнительные расходы. Утрачен покой, исчез порядок, нарушено равновесие бюджета. Вместе с кислым запахом пеленок и пронзительным криком новорожденного забряцала цепь супружеской неволи.

    Тяжело, когда нельзя договориться и надо додумывать и догадываться.

    Но мы ждем, быть может, даже и терпеливо. А когда наконец он начнет ходить и говорить, – путается под ногами, все хватает, лезет во все щели, основательно-таки мешает и вносит непорядок – маленький неряха и деспот.

    Причиняет ущерб, противопоставляет себя нашей разумной воле. Требует и понимает лишь то, что его душеньке угодно.

    Не следует пренебрегать мелочами: обида на детей складывается и из раннего вставания, и смятой газеты, пятен на платьях и обоях, обмоченного ковра, разбитых очков и сувенирной вазочки, пролитого молока и духов и гонорара врачу.

    Спит не тогда, когда нам желательно, ест не так, как нам хочется; мы-то думали – засмеется, а он испугался и плачет. А хрупок как! Любой недосмотр грозит болезнью, суля новые трудности.

    Если один из родителей прощает, другой – в пику тому – не спускает и придирается; кроме матери, имеют свое мнение о ребенке отец, няня, прислуга и соседка; и наперекор матери или тайком наказывают ребенка.

    Маленький интриган бывает причиной трений и неладов между взрослыми; всегда кто-нибудь недоволен и обижен. За поблажку одного ребенок отвечает перед другим.

    Премиум

    (318 оценок)

    Януш Корчак

    На этой странице вы можете прочитать онлайн книгу «Как любить ребенка», автора Януша Корчака. Данная книга имеет возрастное ограничение 12+, относится к жанрам: «Воспитание детей», «Детская психология». Произведение затрагивает такие темы, как «книги для родителей», «проблемы семьи». Книга «Как любить ребенка» была написана в 1920 и издана в 2014 году. Приятного чтения!

    О проекте

    Что такое MyBook

    Правовая информация

    Правообладателям

    Документация

    Помощь

    О подписке

    Купить подписку

    Бесплатные книги

    Подарить подписку

    Как оплатить

    Ввести подарочный код

    Библиотека для компаний

    Настройки

    Другие проекты

    Издать свою книгу

    MyBook: Истории

    Януш Корчак — лучшие книги, список всех книг по порядку (библиография), биография, отзывы читателей

    • Что почитать?
      • Что почитать в отпуске?
      • Что почитать чтобы не оторваться?
      • Что почитать интересного для души?
    • Авторы
    • Рейтинги
      • ТОП 100 лучших книг
      • 200 лучших книг по версии BBC
      • Лучшие книги в жанре «Фантастика»
      • Лучшие книги «Фэнтези»
      • Лучшие книги в жанре «Детектив»
      • Лучшие книги: ужасы
      • Лучшие книги о путешествиях
      • Лучшие книги про попаданцев
      • Лучшие детские книги
      • Лучшие книги по психологии
      • Лучшие книги, основанные на реальных событиях
      • Лучшие книги c отрицательными главными героями
    • Списки
      • Книги, поднимающие настроение
      • Книги, которые читаются на одном дыхании
      • Книги, которые заставляют задуматься
      • Книги, которые меняют жизнь
      • Книги, которые меняют мировоззрение
      • Книги для развития интеллекта и словарного запаса
      • Книги, которые стоит прочитать
      • Книги, которые должен прочитать каждый
      • Книги, в которых главные герои — дети
      • Книги, которые научат мыслить шире
      • Список запрещенных книг
    • Рецензии
    • Цитаты из книг
    • Новости
    • Буктрейлеры

    Быстрый поиск

    Жанр Все жанрыСказка/Притча

    Год Название Рейтинг
    1923 Король Матиуш Первый 7. 52(
    1935 Кайтусь-чародей 7.47(
    1958 Сенат безумцев 7.47(
    1923 Король Матиуш на необитаемом острове 7. 47(
    Король Матиуш 7.32(
    1925 Когда я снова стану маленьким 7.31(
    1920 Как любить ребёнка 7. 11(

    Жанры автора

    Сказка/Притча (100%)

    Цитаты из книг автора

    Ребенок словно весна. То солнце выглянет ‑ и тогда ясно и очень весело и красиво. То вдруг гроза ‑ блеснет молния и ударит гром. А взрослые словно всегда в тумане. Тоскливый туман их окружает. Ни больших радостей, ни больших печалей. Все как‑то серо и серьезно. Ведь я помню. Наша радость и тоска налетают как ураган, а их ‑ еле плетутся.

    Из книги «Когда я снова стану маленьким» — Все цитаты

    5 произведений Януша Корчака для родителей

    Януш Корчак — врач, писатель, педагог, основатель «Дома сирот», не бросил своих воспитанников даже в газовой камере. Он доказал, что его слова о любви к детям — не пустой звук. А еще подарил всем нам свои книги. Мудрые, философские, заставляющие задуматься. Мы выбрали пять «золотых» произведений Корчака, к которым наверняка захочется вернуться.

    Книга пронзительная, философская и сентиментальная. Ребенок у Корчака непонят, одинок, чужд миру взрослых. Сердце сжимается от величия и одиночества детской фигуры. Из тех книг, к которым возвращаешься и делаешь пометки на полях.

    Иной раз впечатлительный ребенок выдумывает, что он — подкидыш, чужой в родительском доме. Так и есть: тот, чей образ он повторил, век тому назад умер.


    Ребенок — папирус, убористо заполненный мелкими иероглифами, ты сумеешь прочесть лишь часть их, некоторые же тебе удастся стереть либо вычеркнуть и наполнить своим содержанием.


    Страшный закон. Нет, прекрасный. В каждом твоем ребенке он кует первое звено в бессмертной цепи поколений. Ищи спящей частицы себя в этом твоем чужом ребенке. Может, ты и найдешь ее, даже, может, сумеешь развить.

    Книга составлена из цикла одноименных бесед по польскому радио. В ней можно познакомиться с добрым и мудрым писателем. Он, ироничный и чуткий, будто бы оживает перед глазами, о серьезном Корчак говорит с мудрой и понимающей улыбкой. Содержит живые зарисовки и практические советы.

    [Корчак беседует с ребенком с трудностями в поведении] Давай, попробуй: программа исправления и лицом к вежливости. Я уже знаю тебя настолько, насколько человек человека способен понять. Намерения у тебя благие, но ты совершаешь тактические ошибки, так что — небольшие коррективы…

    Он брови нахмурил. Замечаю напряжение мысли. Сосредоточен. Слушает. Есть эффект. — Я продолжаю: — Ты уже большой и умный парень… А он вдруг перебивает: — Какой Вы хииитрый. Вы мне это гоните, чтоб я мамочку слушал. Ищите дураков. Тогда я говорю: «С возрастом рассосется. Советую оставить его в покое»…

    Манифест, в котором Корчак призывает уважать личность ребенка. Разбирая отдельные аспекты: уважение к его потребности в деньгах, незнанию, праву на познание.

    Уважайте неудачи и слезы! Не только порванный чулок, но и поцарапанное колено, не только разбитый стакан, но и порезанный палец, синяк, шишку — а значит, боль. Клякса в тетрадке — это несчастный случай, неприятность, неудача.


    «Когда папа прольет чай, мамочка говорит: „Ничего“, а мне всегда попадает».


    Непривычные к боли, обиде, несправедливости, дети глубоко страдают и потому чаще плачут, но даже слезы ребенка вызывают шутливые замечания, кажутся менее важными, сердят.

    Слезы упрямства и каприза — это слезы бессилия и бунта, отчаянная попытка протеста, призыв на помощь, жалоба на халатность опеки, свидетельство того, что детей неразумно стесняют и принуждают, проявление плохого самочувствия и всегда — страдание.

    Еврейских мальчишек из бедных кварталов отправляют на лето в деревню с воспитателями из «Общества летних колоний». О жизни лагеря и рассказывает Корчак. Потрясающие зарисовки о детях, впервые в жизни увидевших бабочек и жеребенка.

    В Михалувке был справедливый суд, хранилище для мальчишеских сокровищ, неравнодушные воспитатели и бесконечное уважение к детям. Бесценный практикум от вдумчивого и чуткого педагога.

    А одного из воспитателей, как я уже говорил, уму-разуму научили овцы. Дело было так. — Идемте, дети, я вам расскажу интересную историю, — сказал как-то ребятам этот воспитатель. И ребята целой толпой, человек сто, подбежали послушать этот рассказ.

    — Сядем здесь, — предлагает один. — Нет, пойдем подальше в лес, — говорит воспитатель, гордясь тем, что столько ребят идут за ним, чтобы его послушать.

    И так дошли они до самой опушки, и расселись тут большим полукругом.

    — Не толкайтесь, я буду говорить громко, всем слышно будет, говорит воспитатель, а сам доволен, что ребята толкаются и ссорятся, стараясь сесть как можно ближе, чтобы ничего не пропустить.

    — Ну, тише, начинаю. Однажды… Вдруг Бромберг, тот самый, у которого на блузе только петли, а пуговиц ни одной, повернулся, привстал на одно колено и, глядя вдаль, объявил тоном человека, который не может ошибиться: — Вон овцы идут.

    В самом деле, по дороге гнали стадо овец. Овцы шли в облаке пыли, беспорядочно толкаясь, смешные, пугливые. И ребята, все как один, сорвались с места, забыв про интересную историю, и помчались смотреть на овец.

    Воспитатель остался один. В эту минуту ему, правда, было не по себе, но зато с тех пор он меньше верит в свой талант рассказчика и потому стал скромнее, а значит, и умнее. Овцы научили его уму-разуму.

    В этой повести-фантазии Корчак снова оказывается мальчишкой, и, благодаря помощи доброго гнома, предлагает читателям посмотреть на детскую жизнь взрослыми глазами. Вы просыпаетесь и понимаете, что снова стали ребенком, не потеряв прежнего опыта и знаний. Но в жизни ребенка, оказывается, есть не только беззаботное счастье, но и переживания, страхи и тревоги. Осознав, как иногда трудно быть ребенком, легче понять своих детей.

    Боюсь. Неприятно бояться. Если бы я был взрослый, я бы не боялся. Никто бы примеров у меня не списывал. А раз я ученик и товарищ меня попросил, не мог же я ему отказать. Он бы сразу сказал, что я эгоист, только о себе и думаю. Сказал бы, что я хитрый — хочу, чтобы учительница только меня одного хвалила…

    А теперь мчусь так, что ветер в ушах свистит. Я вспотел, но это ничего. Хорошо, весело. Я даже подпрыгнул от радости и крикнул:

    — Как здорово быть маленьким!

    Два раза мне пришлось испытать страх: один раз, когда у меня Ковальский тетрадку взял, другой раз — с директором. А ведь с директором это еще не все, и я не знаю, как мне быть.

    Ну и натерпелся же я стыда, когда меня, как вора, за шиворот держали. Взрослого ведь никто не хватает и не трясет, когда он нечаянно кого-нибудь толкнет. Правда, взрослые осторожнее ходят, но все-таки иногда это с ними случается.

    Впервые текст опубликован 28 июля 2017 года.

    Януш Корчак — биография, лучшие книги, цитаты, рецензии и факты на Readly.ru

    Януш Корчак — выдающийся польский педагог, писатель, врач и общественный деятель.

    Родился в Царстве Польском (Российская империя), в Варшаве 22 июля 1878 года в интеллигентной ассимилированной еврейской семье. Дед Корчака, врач Хирш Гольдшмидт, сотрудничал в газете «Ха-Маггид», отец, Юзеф Гольдшмидт (1846—1896) — адвокат, автор монографии «Лекции о бракоразводном праве по положениям Закона Моисея и Талмуда» (1871). Корчак вспоминал: «Меня назвали в честь дедушки, а дедушку звали Герш (Гирш). Отец имел право назвать меня Генриком, ведь сам он получил имя Юзеф…». В ассимилированной еврейской семье, в которой он родился и вырос, его называли Генриком — на польский манер. У Генрика была младшая сестра Анна.

    Школьные годы прошли в Варшаве, в русской гимназии. Там царила жёсткая дисциплина, поход в театр или поездка домой в каникулы возможны были только после письменного разрешения дирекции. Преподавание велось на русском языке. Уже в первом классе (детям 10—11 лет) преподавалась латынь, во втором — французский и немецкий, в третьем — греческий.

    В 1889 году у отца Генрика обнаружились признаки душевной болезни. Теперь отца приходилось время от времени помещать в специальные клиники. Его содержание в клиниках стоило дорого, и со временем семья оказалась в тяжёлом материальном положении. С пятого класса (15—16 лет) Генрик начал подрабатывать репетиторством.

    В 1898 году Корчак поступил на медицинский факультет Варшавского университета, одновременно обучался на подпольных высших курсах. Летом 1899 года он ездил в Швейцарию, чтобы поближе познакомиться с педагогической деятельностью Песталоцци. В своей поездке Корчак особенно интересовался школами и детскими больницами.

    В 1903—11 гг. работал в еврейской детской больнице имени Берсонов и Бауманов и воспитателем в летних детских лагерях. Являлся членом еврейского благотворительного Общества помощи сиротам.

    23 марта 1905 года получил диплом врача. В качестве военного врача принимал участие в Русско-японской войне.

    В 1907 году Корчак на год едет в Берлин, где за свои деньги слушает лекции и проходит практику в детских клиниках, знакомится с различными воспитательными учреждениями. Он проходит стажировку также во Франции, посещает детский приют в Англии.

    В 1911 году Корчак оставляет профессию врача и основывает «Дом сирот» для еврейских детей в доме 92 на улице Крохмальной,которым руководил (с перерывом в 1914—18 гг.) до конца жизни. От филантропов, субсидировавших его начинание, Корчак потребовал полной независимости в своей административной и воспитательской деятельности.

    Во время Первой мировой войны 1914—18 гг. Корчак служил в дивизионном полевом госпитале российской армии. В Тарнополе он взял под свою опеку беспризорника Стефана Загородника, затем работал врачом в приютах для украинских детей в Киеве, где написал книгу «Как любить ребёнка».

    Корчак возвращается в Варшаву в 1918 году, где руководит детскими приютами, преподаёт, сотрудничает с журналами, выступает по радио, читает лекции в Свободном польском университете и на Высших еврейских педагогических курсах. Во время советско-польской войны 1919-20 годов Корчак в звании майора медицинской службы работал в военном госпитале в Лодзи.

    В 1919—36 гг. он принимал участие в работе интерната «Наш дом» (на Белянах) — детского дома для польских детей, — где также применял новаторские педагогические методики.

    В 1926—32 гг. Корчак редактировал еженедельник «Mały Przegląd» («Малое обозрение», приложение для детей к еврейской газете «Nasz Przegląd» «Наше обозрение»), в котором активно участвовали его воспитанники.

    Корчак говорил про свой Дом Сирот: «Другие приюты плодят преступников, наш же плодит коммунистов». Действительно, многие выпускники Дома Сирот стали членами Коммунистической партии Польши. Но сам Корчак был скептически настроен по отношению к коммунистическим идеям. Он сказал однажды: «Я уважаю эту идею, но это как чистая дождевая вода. Когда она проливается на землю, то загрязняется». Он говорил, что при революциях, как и всегда, выигрывают ловкие и хитрые, тогда как наивные и легковерные остаются ни с чем, а революционные программы — это комбинация безумия, насилия и дерзости, связанной с неуважением к человеческому достоинству.

    В 1899 году Корчак присутствовал в качестве гостя на Втором Сионистском конгрессе. Преклоняясь перед Теодором Герцлем, он, однако, не принял идей сионизма, считал себя поляком во всём, кроме религии, следование которой, по его убеждениям, было личным делом каждого. Он ждал, как великого чуда, независимости Польши и верил в полную ассимиляцию евреев. Кровавые еврейские погромы, устроенные польскими националистами в 1918—19 гг., посеяли в душе Корчака глубокое разочарование.

    С приходом Гитлера к власти в Германии и ростом антисемитизма в Польше в Корчаке пробудилось еврейское самосознание. Он стал польским несионистским представителем в Еврейском агентстве. В 1934 г. и 1936 г. он посетил подмандатную Палестину, где встретил многих бывших своих воспитанников. Педагогические и социальные принципы киббуцного движения произвели глубокое впечатление на Корчака. В письме 1937 г. он писал:

    «Приблизительно в мае еду в Эрец. И именно на год в Иерусалим. Я должен изучить язык, а там — поеду, куда позовут… Самое трудное было решение. Я хочу уже сегодня сидеть в маленькой тёмной комнате с Библией, учебником, словарем иврита… Там самый последний не плюнет в лицо самому лучшему только за то, что он еврей»

    Отъезду помешала лишь невозможность покинуть своих сирот. Корчак в эти годы собирался написать повесть о возрождении еврейской родины, о пионерах-халуцим.

    После оккупации Варшавы немцами в 1939 году Корчак ходил по Варшаве в своем мундире офицера польской армии и говорил: «Что касается меня, то нет никакой немецкой оккупации. Я горд быть польским офицером и буду ходить, как хочу».

    В 1940 году вместе с воспитанниками «Дома сирот» был перемещён в Варшавское гетто. В этот период Корчак был арестован, несколько месяцев провёл в тюрьме. Был освобождён по ходатайству провокатора А. Ганцвайха, который таким образом хотел заработать авторитет среди евреев.

    В гетто Корчак отдавал все силы заботе о детях, героически добывая для них пищу и медикаменты. Воспитанники Корчака изучали иврит и основы иудаизма. За несколько недель до Песаха в 1942 году Корчак провёл тайную церемонию на еврейском кладбище: держа Пятикнижие в руках, взял с детей клятву быть хорошими евреями и честными людьми.

    Он отклонил все предложения неевреев-почитателей его таланта вывести его из гетто и спрятать на «арийской» стороне. Соратник Корчака Игорь Неверли рассказывал:

    На Белянах сняли для него комнату, приготовили документы. Корчак мог выйти из гетто в любую минуту, хотя бы со мной, когда я пришёл к нему, имея пропуск на два лица — техника и слесаря водопроводно-канализационной сети. Корчак взглянул на меня так, что я съёжился. Видно было, что он не ждал от меня подобного предложения… Смысл ответа доктора был такой: не бросишь же своего ребёнка в несчастье, болезни, опасности. А тут двести детей. Как оставить их одних в газовой камере? И можно ли это всё пережить?

    Когда в августе 1942 года пришёл приказ о депортации Дома сирот, Корчак пошёл вместе со своей помощницей и другом Стефанией Вильчинской (1886—1942), другими воспитателями и примерно 200 детьми на станцию, откуда их в товарных вагонах отправили в Треблинку. Он отказался от предложенной в последнюю минуту свободы и предпочёл остаться с детьми, приняв с ними смерть в газовой камере. Эммануэль Рингельблюм, сам позже расстрелянный, оставил такое свидетельство:

    Нам сообщили, что ведут школу медсестёр, аптеки, детский приют Корчака. Стояла ужасная жара. Детей из интернатов я посадил в самом конце площади, у стены. Я надеялся, что сегодня их удастся спасти… Вдруг пришёл приказ вывести интернат. Нет, этого зрелища я никогда не забуду! Это был не обычный марш к вагонам, это был организованный немой протест против бандитизма! Началось шествие, какого никогда ещё до сих пор не было. Выстроенные четвёрками дети. Во главе — Корчак с глазами, устремлёнными вперед, державший двух детей за руки. Даже вспомогательная полиция встала смирно и отдала честь. Когда немцы увидели Корчака, они спросили: «Кто этот человек?» Я не мог больше выдержать — слезы хлынули из моих глаз, и я закрыл лицо руками.

    Каждый год 23 марта в Польше и Белоруссии в воздух запускается воздушный змей в память о Януше Корчаке и детях, убитых в гетто.

    Монумент «Януш Корчак и его дети» работы скульптора Бориса Сакциера был установлен на площади Януша Корчака в мемориальном музейном комплексе «Яд ва-Шем» в Иерусалиме в 1978 году.

    В Баку на здании Азербайджанского педагогического университета установлена сдвоенная мемориальная доска, посвящённая педагогам Мухаммеду Таги (Сидги) Сафарову (1854—1903) и Янушу Корчаку.

    В начале августа 2011 г. в иерусалимском мемориале Холокоста «Яд ва-Шем» отметили 69-летие трагической даты депортации Корчака и детей в лагерь смерти. В мемориальной церемонии принял участие и бывший воспитанник Дома сирот, ставший художником и посвятивший своё творчество памяти Корчака, 88-летний Ицхак Бельфер, поделившийся своими воспоминаниями.

    5 августа 2012 года в «Яд ва-Шем» прошла церемония памяти в связи 70-летием гибели воспитателей и детей Дома Сирот. На ней присутствовали трое бывших воспитанников Корчака.

    С 2004 года в России ежегодно проводится конкурс «Педагогические инновации», лауреатам которого вручаются медали имени Януша Корчака.

    Во многих городах Израиля есть улица, названная в честь Януша Корчака, в городе Холон есть школа, названная именем Януша Корчака.

    Корчаку принадлежит также свыше 20 книг о воспитании (главные из них — «Как любить ребёнка», 1914, и «Право ребёнка на уважение», 1929).

    Показать еще

    Детская республика Януша Корчака

    В 1942 году Януш Корчак, знаменитый педагог и писатель, вошел в газовую камеру вместе со своими учениками. Много лет спустя появилась книга, в которой его старшие воспитанники рассказали о Пане Докторе и его «Доме сирот» в Варшаве. Благодарим портал «Уроки истории» за возможность публикации.

    Януш Корчак — польский педагог и писатель, директор уникального приюта для еврейских детей в предвоенной Варшаве. Во время Второй мировой его подопечные оказались в гетто, а затем в концлагере. Сам он, известный и уважаемый человек, имел возможность бежать, но не воспользовался ею, предпочтя отправиться в газовую камеру вместе с детьми. Идеи Корчака, основанные на уважении к личности ребенка и доверии к нему, оказали огромное влияние на современную педагогику.

    Недавно в киевском издательстве «Дух і літера» вышел украинский перевод книги «Януш Корчак: скульптор детских душ», в которой бывшие воспитанники варшавского Дома сирот вспоминают Корчака и его Дом. Перевод был сделан киевскими подростками, ученикам Кловского лицея.

    У книги двенадцать авторов. Ее составитель Марша Талмедж Шнайдер записала воспоминания тех воспитанников и воспитателей варшавского Дома сирот, которые успели в 1930-е годы эмигрировать в Палестину и таким образом спаслись от нацистских преследований. Эти воспоминания рисуют счастливый и трагический мир детства, утраченного, а потом вновь обретенного в Доме сирот, директора которого Януша Корчака все в Варшаве знали как Старого Доктора.

    Каково это: быть еврейским мальчиком или девочкой из бедной семьи в предвоенной Варшаве? Дома ты живешь впроголодь, и тебе приходится красть продукты или тяжело работать, чтобы хотя бы иногда чувствовать себя сытым. Ты не знаешь, что такое спать в собственной кровати (спишь в одной постели с братьями и сестрами — какая детская, вы о чем?). Не знаешь, что такое мыться каждый день, носить чистую одежду, ходить в школу. Что такое уважительный разговор взрослого с тобой, пусть не на равных, но хотя бы без оскорблений, зачастую тоже не знаешь.

    Оркестр под управлением Януша Корчака. Варшава, Дом сирот, 1923 год. Источник: Книга Janusz Korczak: Sculptor of Children’s Souls

    Но зато ты знаешь, что такое порка (очень популярный в то время метод воспитания). Что такое, говоря современным языком, буллинг, когда соседские дети-поляки могут закидать тебя камнями просто так, для развлечения, и им за это ничего не будет, а ты не имеешь права пожаловаться, потому что это в порядке вещей. Как в порядке вещей и то, что студенты-евреи в университете во время лекций не сидят, как все остальные, а стоят, потому что для еврейских студентов существует «квота» — им выделяют лишь несколько мест в университете и еще меньше стульев.

    Если у тебя умер кто-то из родителей, это нельзя обсуждать, нельзя ни с кем говорить о своих чувствах: тема смерти — табу, особенно в разговорах с детьми. 

    Что такое отдых и развлечения, ты тоже не знаешь. Если тебе повезло оказаться в приюте Корчака и выпала такая небывалая удача, как поход в цирк или в кино, это воспринимается как событие столь невероятное, что у тебя от волнения начинается энурез. Конфета и видовая открытка с подписью учителя в награду за хорошее поведение — лучший подарок, который ты можешь себе представить.

    Януш Корчак перед Домом сирот на Крохмальной. Варшава, 1938-1939 гг. Источник: книга Janusz Korczak: Sculptor of Children’s Souls

    В стране, стремительно скатывающейся к крайнему национализму, возглавляемый Янушем Корчаком варшавский приют «Дом сирот» был похож на маленькое «государство в государстве». Оно было построено на особых принципах — самоуправления, равноправия и доверия к ребенку. Корчак как директор приюта получал деньги от благотворителей, но при этом следил, чтобы они не вмешивались в жизнь Дома. Сам в детстве много страдавший от несправедливости и жестокости, он мечтал построить в своем приюте общество куда более справедливое и гуманное, чем то, которое в реальности окружало Дом сирот. В нем действовала своя конституция и органы самоуправления.

    Дом сирот на улице Крохмальная, 92. В центре – Януш Корчак и Стефания Вильчинская

    По сути Корчак создал правовую детскую республику, в которой дети могли осмысленно делать собственный выбор, а законы надежно защищали их от деспотизма взрослых. В основе «конституции» этой республики были милосердие и прощение. Вот что было записано в «Кодексе товарищеского суда» Дома сирот:

    «Если кто-нибудь совершил проступок, лучше всего его простить. Если он совершил проступок потому, что не знал, теперь он уже знает. Если он совершил проступок потому, что ему трудно поступать по-другому, он постарается привыкнуть. Но суд обязан защищать тихих ребят, чтобы их не обижали сильные… защищать добросовестных и трудолюбивых, чтобы им не мешали разболтанные и лентяи… заботиться, чтобы был порядок, потому что от беспорядка больше всего страдают добрые, тихие и добросовестные люди…»

    В 1930-е годы автора этой необычной педагогической системы хорошо знали в Польше. Помимо того, что он был директором двух варшавских приютов, Януш Корчак был известен как врач, педагог и писатель, автор книг «Король Матиуш I» и «Как любить ребенка». Корчак также читал лекции в университете и педагогических училищах. На польском радио он вел еженедельную программу «Разговоры со Старым Доктором», где обсуждал с родителями сложные вопросы воспитания, а детям советовал, как лучше отстаивать свои права. Слушатели очень любили его передачу. К слову, Корчак был тогда единственным евреем, выступавшим на радио — все остальные еврейские программы в стране были запрещены.

    После смерти Пилсудского в 1935 году в Польше резко усилились антисемитские настроения. Выступления Корчака на радио были приостановлены, а вскоре ему запретили читать лекции в университете. Ситуация в Варшаве становилась сложнее с каждым месяцем. Росло количество бедных, родители не могли дать детям полноценное образование. По воспоминаниям одного из авторов книги, некоторые даже отправляли детей к железнодорожным поездам, чтобы те воровали картофель или уголь.

    Усиливались гонения на евреев. Однажды Корчак увидел в Варшаве надпись: «Еще один еврейский ребенок — на кусок хлеба меньше для поляков».

    Под надписью было изображение еврейского ребенка, бегущего от хлеба. Ультраправые полагали, что скоро нужно совсем перестать давать хлеб еврейским детям. В таких условиях добывание денег и провианта для Дома требовало от директора все больших усилий.

    Лишение возможности вести передачи на радио и права читать лекции в университете было для Корчака очень болезненным — он любил Польшу и ощущал себя полноправным ее гражданином. Наблюдая за ростом антисемитизма в стране и понимая, что ни к чему хорошему это не приведет, Корчак начал всерьез думать о том, чтобы переехать в Эрец-Исраэль (Палестину) и перевезти туда детей. В 1930-е он дважды побывал на Земле Обетованной, работал в кибуце, надеясь создать там базу для нового Дома сирот.

    Януш Корчак в кибуце Эйн-Харод. 1930-е годы

    Его ближайшая помощница Стефания Вильчинская (в приюте ее называли пани Стефа) тоже туда съездила и задумывалась об эмиграции. Но, проведя несколько месяцев в Эрец-Исраэль, Корчак почувствовал, что языковой и культурный барьеры слишком велики. Януш Корчак и Стефания Вильчинская вернулись в Польшу, к своим детям, и остались с ними до конца. До того дня 5 августа 1942 года, когда, по приказу командования нацистских оккупационных войск в Варшаве, Януш Корчак вместе с персоналом Дома сирот повел своих маленьких воспитанников к железнодорожной станции на Умшлагплац,современная улица Ставки в Варшавеоткуда отправлялись составы в лагерь уничтожения Треблинка.

    Воспоминания, собранные в книге, принадлежат предыдущему, выжившему поколению воспитанников и воспитателей Дома сирот. Приводим несколько фрагментов из них, дающих представление о том, как жила детская республика Януша Корчака. Некоторые фрагменты приводятся дословно, другие — в сокращенном пересказе.

    А вот отрывок из рассказа Сары Кремер, отца которой убили во время Первой мировой:

    Товарищеский суд был главным органом детского самоуправления в Доме сирот. Судьи выбирались раз в неделю из тех детей, на которых за всю неделю никто не пожаловался. Судьи были одновременно и обвинителями, и защитниками подсудимых. Дети имели право подать в суд также на воспитателей и директора, если считали их поступки противоправными.

    Дов Ницер вспоминает, как однажды вызвали в Суд самого Корчака. В приют попала девочка, у которой еще не было друзей, и она играла в одиночестве. Пан Доктор взял ее с собой в библиотеку и подсадил на шкаф. Девочка начала плакать, но он, сев сбоку, спокойно наблюдал за происходящим. Старшие дети, услышав плач, пришли посмотреть, что произошло, а увидев, попросили снять девочку со шкафа. Корчак молчал. Тогда воспитанники посоветовали испуганной девочке не волноваться и обратиться в Суд.

    «“Что? Обратиться в Суд?” — удивилась она. — “Конечно. Пан Доктор не имел права так поступать!” Корчак услышал это и понял, что теперь у нее появились друзья. К этому он и стремился. Он снял девочку со шкафа, и она вместе с новыми друзьями побежала к доске объявлений, чтобы написать на ней имя Корчака. Это означало, что его вызывают в Суд. Она выиграла дело, а Корчак получил наказание в 100 баллов».

    Помимо Корчака, его помощников и воспитателей в Доме сирот работали молодые люди — «наставники», которые были ненамного старше своих подопечных. Они следили за тем, чтобы дети могли встроиться в распорядок жизни дома, помогали им с учебой и обретением профессиональных навыков (прообраз сегодняшнего тьюторства).

    Однажды в приют привели мальчика Аронека: до этого он жил в подвале с больной матерью, а после ее смерти попал в Дом сирот. Ему дали наставника-сверстника, чтобы помочь адаптироваться. Поначалу мальчик воровал и врал, опаздывал на занятия, отказывался мыться. После трех месяцев нужно было голосовать за его принятие или исключение. По результатам голосования Аронеку дали еще один шанс — три дополнительных месяца. За это время он стал вести себя лучше, но не всегда. Тогда Пан Доктор поговорил с его наставником и попросил его работать лучше, чтобы помочь Аронеку остаться в приюте. Со временем Аронек начал вести себя так, как принято в Доме, и даже участвовал в спектаклях, став одним из самых талантливых актеров.

    Еще одной частью детского самоуправления была еженедельная газета Mały Prezgląd («Малый обзор»), которую издавали сами дети для детей. Корчак поощрял писать для газеты всех воспитанников Дома, но никого не принуждал.

    Еженедельная газета Mały Prezgląd, которую издавали дети для детей

    Шломо Надель рассказывает, что в начале Второй мировой в Варшаве было уже опасно оставаться. Мальчиков его возраста принуждали к труду в специализированных лагерях, где их жестоко били. Шломо решил бежать. Попросил совета у Корчака. Директор решение поддержал — видя серьезность положения в стране, он посоветовал юноше сделать это прямо сейчас. Дальше была долгая история бегства и скитаний, закончившаяся в 1950 году переездом в Израиль. У Шломо была семья и двухлетний сын. Вначале их поселили в палаточный лагерь. Ребенок часто болел, и родители его едва не потеряли. Но получить квартиру они не могли, потому что полноценное жилье предоставляли только семьям с двумя детьми. Можно было соврать и сказать, что жена Шломо беременна, но они сочли, что ложь — плохой путь. Поэтому остались в крохотной «избушке» на несколько семей.

    Первыми последователями дела Януша Корчака были выпускники Дома сирот, эмигрировавшие в Эрец-Исраэль в 1930-е годы. Они использовали учебную систему Корчака в основанных там приютах.

    Сегодня педагогическое и жизненное пространство, где ощутимо присутствие корчаковских идей, корчаковского отношения к ребенку, довольно велико. О Корчаке написаны, наверное, тысячи книг, во всем мире существуют Общества Януша Корчака. Учебные заведения в Израиле, Польше, Германии, США, Украине и других странах используют его педагогическую систему в своей работе. Вот несколько примеров.

    Уже больше 50 лет в Польше возле города Зелёна-Гура работает молодежный летний лагерь Корчаково, основанный учителем Ежи Згодзиньским. Жизнь в лагере базируется на принципах самоуправления, сотрудничества и права быть собой. Каждое лето в Корчаково приезжают молодые люди со всей Польши и из других стран.

    На фото слева: Арабский и еврейский юноша встретились благодаря YouthBridge – интеграционному проекту Европейской академии им. Януша Корчака, Германия. На фото справа:  Концерт под открытым небом, лето 2016 года. Корчаково, Польша. Источник: Книга Janusz Korczak: Sculptor of Children’s Souls

    В 1973–1975 годах в московской школе-интернате № 71 существовал товарищеский суд, созданный в соответствии с идеями Корчака. За время его деятельности было зарегистрировано 1125 дел. Суд рассматривал конфликтные ситуации, возникающие в жизни детей, и способствовал их разрешению.

    В 2009 году в Германии была создана Академия Януша Корчака, которая занимается проблемами интеграции детей-беженцев. Вот что рассказывает ее директор Станислав Скибинский: «Мы обогащались одной из важных идей Корчака: о том, что ребенок — это иностранец, “другой”. Идея уважительного взаимодействия “меня” и “другого” — основа межкультурных проектов, где представлены христианские, мусульманские, езидские, еврейские молодежные группы. Мы проводим мероприятия, которые готовятся ребятами для ребят, и в это время возникает культурный перевод: я, вступая во взаимодействие с “другим”, обогащаюсь, и он тоже. Именно там рождается опыт будущего».

    На фотографии в начале этой статьи изображен оркестр Дома сирот, еще одно увлечение Януша Корчака. В центре — Пан Доктор, который держит у лица рожок. Мы так и не знаем, умел ли Корчак играть на этом музыкальном инструменте. Один из его воспитанников вспоминает, что перед тем, как был сделан снимок, Корчак взял рожок, приставил его ко рту и сделал вид, что играет. «Он всегда был светлым человеком и часто шутил», — добавляет мемуарист.

    януш корчак: 65 доступных книг

    Мы нашли 65 результатов

    Ваш магазин:

    БЕСПЛАТНЫЙ ВОЗДЕЙСТВО TODAY

    Доступно в магазине

    Сортированные по: лучшие матчи

    Отфильтровано:

    1 — 12 из 65 Результатов

    Порядок:

    Top Matches

    King Matt First First First First First First First First First First First The Firm : Роман

    Януша Корчака

    Мягкая обложка

    |15 октября 2004 г.

    21,78 $

    В наличии на сайте

    Нет в наличии в магазинах

    Януш Корчак был польским врачом и педагогом, написавшим более двадцати книг. , а его научно-популярные работы содержали страстные сообщения о защите детей. Во время Второй мировой войны еврейским приютом, которым он руководил, был…

    Когда я снова стану маленьким и право ребенка на уважение

    Януш Корчак

    Мягкая обложка

    | 27 января 1992 г.

    96,29 $ онлайн

    99,99 $ прейскурантная цена

    В наличии онлайн

    Нет в наличии в магазинах

    Эти два произведения принадлежат к группе самых жестоких и преданных этому веку книг, написанных одной из самых преданных книг этого века. защитники детей. В первой Корчак с помощью художественной литературы раскрывает радости и печали десятилетнего ребенка, противопоставляя их чувствам…

    Как любить ребенка: и другие избранные произведения Том 1

    от Janusz Korczak

    в мягкой обложке

    | 1 ноября 2018 г.

    $ 40,61 онлайн

    $ 40,75 -летний обширное собрание произведений Корчака, переведенных на английский язык. Он содержит его наиболее важные педагогические труды, журнальные статьи, а также частные тексты. Том 1 состоит из трех…

    Мягкая обложка

    распродано

    Hardcover

    распродан

    Mister Doctor: Janusz Korczak и сироты Warsaw Ghetto

    от Ирэна Коэн-Джанка

    Книги с картинками

    | 12 октября 2016 г.

    $ 13.38 Online

    $ 14.95. сток онлайн

    Нет в наличии

    Ничто — даже шанс на жизнь — не заставляет доктора Корчака бросить детей варшавского гетто. Ноябрь 1940 года. По улицам Варшавы проходит цирковой парад, размахивающий флагом и поющий. Это 160 еврейских детей, которых нацисты заставили…

    Твердый переплет

    продано

    Книги с картинками

    продано

    Gloire (La)

    Януш Корчак

    Мягкая обложка | Французский

    |27 марта 2013 г.

    11,95 $

    Нет в наличии онлайн

    Нет в наличии в магазинах

    où, en face du cafe Experimenté par leur papa, s’installe un lounge de thé chic, «Le Dragon», concurrent redoutable qui va bientôt leur…

    Kaytek The Wizard

    от Janusz Korczak

    HardCover

    | 1 августа 2012 г.

    $ 17,95

    в складе онлайн

    Недоступно в магазине

    Kaytek, Ase Salkboy, чтобы стать удивленным. обнаружить, что он может творить магические заклинания и изменять реальность. Он начинает вести двойную жизнь: могущественный волшебник в одежде обычного мальчика. Это все очень весело…

    Дневник гетто

    Януш Корчак

    Мягкая обложка

    |11 мая 2003 г.

    24,95 $

    Нет в наличии онлайн

    Нет в наличии в магазинах

    Януш Корчак (1879-1942) – одна из легендарных фигур, переживших Холокост. Успешный педиатр и известный писатель в родной Варшаве, он отказался от блестящей медицинской карьеры, чтобы посвятить себя заботе о детях-сиротах. Как и многие другие евреи,…

    Воспитание детей в беседе с Янушем Корчаком: педагогика уважения и права…

    Гунда Шнайдер

    Твердый переплет

    |11 сентября 2018 г.

    31,35 $

    Доставка в течение 1-3 недель Хотя он не присоединился к религиозной общине, он был знаком с библейской традицией, как и автор, христианский богослов. Библейская традиция понимает жизнь как дар, который…

    Свет во тьме: Януш Корчак, его сироты и Холокост

    by Albert Marrin

    Paperback

    |September 21, 2021

    $17. 99

    In stock online

    Not available in stores

    Paperback

    $17.99

    Hardcover

    $25.99

    Kobo ebook

    $10.99

    Les enfants d’abord : Януш Корчак, работа в сфере образования и прав ребенка

    by Stéphane Tamaillon

    Мягкая обложка | Французский

    | 2 марта 2022 г.

    37,95 $

    Доставка в течение 1-3 недель

    Нет в наличии в магазинах

    Мягкая обложка

    37,95 $

    Электронная книга Kobo

    14,99 $

    Gloire -la

    by Janusz Korczak

    Мягкая обложка | Французский

    | 14 ноября 2019 г.

    $ 7,95

    Корабли в течение 1-2 недель

    Недоступно в магазинах

    в мягкой обложке

    $ 7,95

    Кобо Электронная книга

    $ 5,99

    Взлет, уход, уважение и доверие: преобразующий педагги.

    Корчак

    Татьяна Цирлина-спади

    в мягкой обложке

    | 20 января 2020 г.

    $ 61,50

    Out of Stoce Online

    Недоступно в магазинах

    в мягкой обложке

    продан

    Hardcover

    Sed Out

    Ebook

    $ 42,99

    Загрузка

    66666.

    Предыстория при чтении «Жена смотрителя зоопарка»

    Януш Корчак

    Эта статья относится к «Жена смотрителя зоопарка»0252 — столь же мифоподобный рассказ Януша Корчака (фото). Друг семьи Забинксис, Корчак был польским писателем и педиатром, основавшим в 1912 году в Варшаве прогрессивный приют для мальчиков и девочек. Король Матиуш Первый , известен также в Польша как Алиса и Страна чудес или Питер Пэн находится в Штатах. Корчак настаивал на важности уважения и прислушивания к детям. полагая, что родители, опекуны и преподаватели могли бы добиться наилучших результатов, изучив от них. Он настаивал на том, что роль родителя заключается не в том, чтобы навязывать набор поведения или ожиданий от ребенка, а скорее то, что ребенку следует дать уважительное, безопасное, любящее место, чтобы процветать и работать в своем собственном темпе по отношению к ней собственные цели. В приюте Корчака был собственный детский парламент, газета и судебная система, которая поощряла детей распри через прощение и рассуждения, а не кулаки.

    Когда детский дом был переведен в Варшавское гетто вместе с со всеми остальными евреями в 1939 году Корчак ушел с ними. Любимый многими за его книги и радиопостановку, и считается одним из величайших гуманистов в Польше, он неоднократно предлагали побег из гетто и убежище на «арийской стороне». «Вы не оставляете больного ребенка на ночь, и вы не оставляете детей в беде». такое время», — написал он и остался со своими 192 детьми в пансионе. последний поезд, доставивший их всех в лагеря смерти в Треблинке в 1942. Корчак шел с высоко поднятой головой, рука об руку со своими детьми, ведя их в спокойные, ровные ряды. Они несли флаг приюта с зелеными и белыми цветы с одной стороны, звезда Давида с другой.

    Дайан Акерман пишет:

    Поляки считают Корчака мучеником, а израильтяне почитают его. как один из Тридцати Шести Справедливых Людей*, чьи чистые души делают возможным мир спасение. Согласно еврейской легенде, эти немногие благодаря своим добрым сердцам и добрые дела, уберегите слишком злой мир от уничтожения. Ради них в одиночку, все человечество пощажено. Легенда гласит, что они обычные люди, не безупречные, или волшебные, и большинство из них остаются неузнанными на протяжении всего свою жизнь, в то время как они предпочитают увековечивать добро, даже посреди ад.

    В начале 2007 года издательство Algonquin Books опубликовало сборник Глубокие и прекрасные сочинения Корчака о детях под номером Любить каждого Ребенок . Краткие отрывки и цитаты из двух его более длинных книг на польском языке, 90 251. Как любить ребенка и Право ребенка на уважение раскрывают его непоколебимое уважение к психике ребенка, к его индивидуальности и вера в то, что каждый ребенок заслуживает безопасного, любящего места, где он может опробовать свои новые Мир.

    Интересные ссылки:

    • Прочитайте отрывки из Любить каждого ребенка и послушайте больше о Януше Корчаке на Сайт NPR.
    • Книжная биография Януша Корчака.
    • Краткая биография Януша Корчака на BookBrowse.

    * Согласно еврейскому мистицизму, в любой момент времени в мире существует не менее 36 святых евреев, известных как Ламед-Вав Цадиким, часто сокращенно Ламедвавник (ламед = 30, вав = 6, цадиким = праведник). Эти немногие праведники «сокрыты» в том смысле, что никто не знает, кто они такие, и они сами могут не знать, кто они такие, но именно ради них Бог хранит мир.

    Рубрика Люди, эпохи и события

    Статья Lucia Silva

    Эта «неофициальная статья» относится к Жене смотрителя зоопарка . Первоначально он работал в октябре 2007 года и был обновлен для Издание в мягкой обложке за сентябрь 2008 г. Перейти к журналу.

    Этот обзор доступен для нечленов в течение ограниченного времени. Чтобы получить полный доступ, станьте участником сегодня.

    Преимущества членства

    • Отзывы
    • Статьи «По ту сторону книги»
    • Бесплатные книги для чтения и рецензирования (только для США)
    • Поиск книг по периоду времени, обстановке и теме
    • Подсказки для чтения книг и авторов
    • Дискуссии книжного клуба
    • и многое другое!
    • Всего 45 долларов за 12 месяцев или 15 долларов на 3 месяца.
    • Подробнее о членстве!

    Страница не найдена ошибка, Audible.com

    «Это были лучшие времена, это были худшие времена»

    Повесть о двух городах , Чарльз Диккенс

    Упс — мы не можем найти страницу, которую вы ищете. Вернитесь на домашнюю страницу Audible и повторите попытку.

    Если вы пытались найти страницу несколько раз, но проблема не устранена, сообщите нам об этом.

    Готовы к отличному прослушиванию? Выберите из этого списка фаворитов слушателей.

    • Опасный человек

    • Роман Элвиса Коула и Джо Пайка, книга 18
    • По: Роберт Крейс
    • Рассказал: Люк Дэниэлс
    • Продолжительность: 7 часов 23 минуты
    • Полный

    Джо Пайк не ожидал в тот день спасти женщину. Он пошел в банк так же, как все ходят в банк, и вернулся к своему джипу. Поэтому, когда Изабель Роланд, одинокая молодая кассирша, которая помогала ему, выходит из банка по пути на обед, Джо оказывается рядом, когда двое мужчин похищают ее. Джо преследует их, и двое мужчин арестованы. Но вместо того, чтобы положить конец драме, аресты — это только начало проблем для Джо и Иззи.

    • Лето 69-го

    • По: Элин Хильдербранд
    • Рассказал: Эрин Беннетт
    • Продолжительность: 13 часов 34 минуты
    • Полный

    Добро пожаловать в самое бурное лето 20 века. На дворе 1969 год, и для семьи Левиных времена меняются. Каждый год дети с нетерпением ждут возможности провести лето в историческом доме своей бабушки в центре Нантакета. Но, как и многое другое в Америке, здесь все по-другому.

    • 3 из 5 звезд
    • отличная история

    • По Клиент Амазонки на 07-09-19
    • Внутренний

    • Роман
    • По: Теа Обрехт
    • Рассказал: Анна Кламски, Эдоардо Баллерини, Юан Мортон
    • Продолжительность: 13 часов 7 минут
    • Полный

    На беззаконных, засушливых землях Аризонской территории в 1893 году разворачиваются две необыкновенные жизни. Нора — непоколебимая пограничница, ожидающая возвращения мужчин в своей жизни — своего мужа, отправившегося на поиски воды для выжженного дома, и старших сыновей, исчезнувших после бурной ссоры. Нора ждет своего часа со своим младшим сыном, который убежден, что таинственный зверь бродит по земле вокруг их дома.

    • 2 из 5 звезд
    • Я старался,

    • По Джулианна на 10-09-19

    В сонном приморском городке штата Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «улюлюканьем»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

    • 5 из 5 звезд
    • Хоумран

    • По ДалласД на 30-06-19

    Кэсси Хэнвелл родилась для чрезвычайных ситуаций. Как одна из немногих женщин-пожарных в своей пожарной части в Техасе, она повидала их немало и отлично справляется с чужими трагедиями. Но когда ее отчужденная и больная мать просит ее разрушить свою жизнь и переехать в Бостон, это чрезвычайное положение, которого Кэсси никогда не ожидала. Жесткая бостонская пожарная часть старой школы настолько отличается от старой работы Кэсси, насколько это возможно. Дедовщина, нехватка финансирования и плохие условия означают, что пожарные не очень рады видеть в бригаде «женщину».

    • 2 из 5 звезд
    • Здесь нет пламени

    • По Дина на 09-07-19
    • Контрабанда

    • Стоун Баррингтон, Книга 50
    • По: Стюарт Вудс
    • Рассказал: Тони Робертс
    • Продолжительность: 7 часов 23 минуты
    • Полный

    Стоун Баррингтон получает столь необходимый отдых и расслабление под солнцем Флориды, когда с неба падает беда — буквально. Заинтригованный подозрительными обстоятельствами этого события, Стоун объединяет усилия с остроумным и привлекательным местным детективом для расследования. Но они сталкиваются с проблемой: улики продолжают исчезать.

    • Шансы есть…

    • Роман
    • По: Ричард Руссо
    • Рассказал: Фред Сандерс
    • Продолжительность: 11 часов 17 минут
    • Полный

    Одним прекрасным сентябрьским днем ​​трое мужчин собираются на Мартас-Винъярд, друзья с тех пор, как встретились в колледже примерно в 60-х годах. Они не могли быть более разными ни тогда, ни даже сегодня: Линкольн был брокером по коммерческой недвижимости, Тедди — издателем крошечной прессы, а Микки — музыкантом не по возрасту. Но у каждого человека есть свои секреты, в дополнение к монументальной тайне, над которой никто из них не переставал ломать голову со времен Дня поминовения на выходных прямо здесь, на Винограднике, в 1971: исчезновение женщины, которую любил каждый из них — Джейси Кэллоуэй.

    • Аутфокс

    • По: Сандра Браун
    • Рассказал: Виктор Слезак
    • Продолжительность: 13 часов 59 минут
    • Полный

    Агент ФБР Дрекс Истон неустанно преследует одну цель: перехитрить мошенника, когда-то известного как Уэстон Грэм. За последние 30 лет Уэстон сменил множество имен и бесчисленное количество маскировок, что позволило ему выманить восемь богатых женщин из своего состояния до того, как они бесследно исчезли, их семьи остались без ответов, а власти — без зацепок. Единственная общая черта среди жертв: новый человек в их жизни, который также исчез, не оставив после себя никаких свидетельств своего существования… кроме одного подписного обычая.

    • Новая девушка

    • Роман
    • По: Даниэль Сильва
    • Рассказал: Джордж Гидалл
    • Продолжительность: 10 часов 16 минут
    • Полный

    Она была с ног до головы покрыта дорогой шерстью и пледом, вроде того, что можно было увидеть в бутике Burberry в Harrods. У нее была кожаная сумка для книг, а не нейлоновый рюкзак. Ее лакированные балетки были блестящими и яркими. Она была приличной, новенькой, скромной. Но было в ней кое-что еще… В эксклюзивной частной школе в Швейцарии тайна окружает личность красивой темноволосой девушки, которая каждое утро прибывает в кортеже, достойном главы государства. Говорят, что она дочь богатого международного бизнесмена.

    • Опасный человек

    • Роман Элвиса Коула и Джо Пайка, книга 18
    • По: Роберт Крейс
    • Рассказал: Люк Дэниэлс
    • Продолжительность: 7 часов 23 минуты
    • Полный

    Джо Пайк не ожидал в тот день спасти женщину. Он пошел в банк так же, как все ходят в банк, и вернулся к своему джипу. Поэтому, когда Изабель Роланд, одинокая молодая кассирша, которая помогала ему, выходит из банка по пути на обед, Джо оказывается рядом, когда двое мужчин похищают ее. Джо преследует их, и двое мужчин арестованы. Но вместо того, чтобы положить конец драме, аресты — это только начало проблем для Джо и Иззи.

    • Лето 69-го

    • По: Элин Хильдербранд
    • Рассказал: Эрин Беннетт
    • Продолжительность: 13 часов 34 минуты
    • Полный

    Добро пожаловать в самое бурное лето 20 века. На дворе 1969 год, и для семьи Левиных времена меняются. Каждый год дети с нетерпением ждут возможности провести лето в историческом доме своей бабушки в центре Нантакета. Но, как и многое другое в Америке, здесь все по-другому.

    • 3 из 5 звезд
    • отличная история

    • По Клиент Амазонки на 07-09-19
    • Внутренний

    • Роман
    • По: Теа Обрехт
    • Рассказал: Анна Кламски, Эдоардо Баллерини, Юан Мортон
    • Продолжительность: 13 часов 7 минут
    • Полный

    На беззаконных, засушливых землях Аризонской территории в 1893 году разворачиваются две необыкновенные жизни. Нора — непоколебимая пограничница, ожидающая возвращения мужчин в своей жизни — своего мужа, отправившегося на поиски воды для выжженного дома, и старших сыновей, исчезнувших после бурной ссоры. Нора ждет своего часа со своим младшим сыном, который убежден, что таинственный зверь бродит по земле вокруг их дома.

    • 2 из 5 звезд
    • Я старался,

    • По Джулианна на 10-09-19

    В сонном приморском городке штата Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «улюлюканьем»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

    • 5 из 5 звезд
    • Хоумран

    • По ДалласД на 30-06-19

    Кэсси Хэнвелл родилась для чрезвычайных ситуаций. Как одна из немногих женщин-пожарных в своей пожарной части в Техасе, она повидала их немало и отлично справляется с чужими трагедиями. Но когда ее отчужденная и больная мать просит ее разрушить свою жизнь и переехать в Бостон, это чрезвычайное положение, которого Кэсси никогда не ожидала. Жесткая бостонская пожарная часть старой школы настолько отличается от старой работы Кэсси, насколько это возможно. Дедовщина, нехватка финансирования и плохие условия означают, что пожарные не очень рады видеть в бригаде «женщину».

    • 2 из 5 звезд
    • Здесь нет пламени

    • По Дина на 09-07-19
    • Контрабанда

    • Стоун Баррингтон, Книга 50
    • По: Стюарт Вудс
    • Рассказал: Тони Робертс
    • Продолжительность: 7 часов 23 минуты
    • Полный

    Стоун Баррингтон получает столь необходимый отдых и расслабление под солнцем Флориды, когда с неба падает беда — буквально. Заинтригованный подозрительными обстоятельствами этого события, Стоун объединяет усилия с остроумным и привлекательным местным детективом для расследования. Но они сталкиваются с проблемой: улики продолжают исчезать.

    • Шансы есть…

    • Роман
    • По: Ричард Руссо
    • Рассказал: Фред Сандерс
    • Продолжительность: 11 часов 17 минут
    • Полный

    Одним прекрасным сентябрьским днем ​​трое мужчин собираются на Мартас-Винъярд, друзья с тех пор, как встретились в колледже примерно в 60-х годах. Они не могли быть более разными ни тогда, ни даже сегодня: Линкольн был брокером по коммерческой недвижимости, Тедди — издателем крошечной прессы, а Микки — музыкантом не по возрасту. Но у каждого человека есть свои секреты, в дополнение к монументальной тайне, над которой никто из них не переставал ломать голову со времен Дня поминовения на выходных прямо здесь, на Винограднике, в 1971: исчезновение женщины, которую любил каждый из них — Джейси Кэллоуэй.

    • Аутфокс

    • По: Сандра Браун
    • Рассказал: Виктор Слезак
    • Продолжительность: 13 часов 59 минут
    • Полный

    Агент ФБР Дрекс Истон неустанно преследует одну цель: перехитрить мошенника, когда-то известного как Уэстон Грэм. За последние 30 лет Уэстон сменил множество имен и бесчисленное количество маскировок, что позволило ему выманить восемь богатых женщин из своего состояния до того, как они бесследно исчезли, их семьи остались без ответов, а власти — без зацепок. Единственная общая черта среди жертв: новый человек в их жизни, который также исчез, не оставив после себя никаких свидетельств своего существования… кроме одного подписного обычая.

    • Новая девушка

    • Роман
    • По: Даниэль Сильва
    • Рассказал: Джордж Гидалл
    • Продолжительность: 10 часов 16 минут
    • Полный

    Она была с ног до головы покрыта дорогой шерстью и пледом, вроде того, что можно было увидеть в бутике Burberry в Harrods. У нее была кожаная сумка для книг, а не нейлоновый рюкзак. Ее лакированные балетки были блестящими и яркими. Она была приличной, новенькой, скромной. Но было в ней кое-что еще… В эксклюзивной частной школе в Швейцарии тайна окружает личность красивой темноволосой девушки, которая каждое утро прибывает в кортеже, достойном главы государства. Говорят, что она дочь богатого международного бизнесмена.

    Когда Элвуда Кертиса, темнокожего мальчика, выросшего в 1960-х годах в Таллахасси, несправедливо приговаривают к исправительному учреждению для несовершеннолетних под названием Никелевая академия, он оказывается в ловушке в гротескной комнате ужасов. Единственное спасение Элвуда — его дружба с товарищем-правонарушителем Тернером, которая крепнет, несмотря на убежденность Тернера в том, что Элвуд безнадежно наивен, что мир извращен и что единственный способ выжить — это строить планы и избегать неприятностей.

    • Одно доброе дело

    • По: Дэвид Балдаччи
    • Рассказал: Эдоардо Баллерини
    • Продолжительность: 11 часов 41 минута
    • Полный

    На дворе 1949 год. Когда ветеран войны Алоизиус Арчер выходит из тюрьмы Кардерок, его отправляют в Пока-Сити на условно-досрочное освобождение с коротким списком разрешений и гораздо более длинным списком запретов: регулярно отчитываться перед офицером по условно-досрочному освобождению, не Не ходи в бары, уж точно не пей алкоголь, найди работу и никогда не общайся с распутными женщинами. Маленький городок быстро оказывается более сложным и опасным, чем годы службы Арчера на войне или его время в тюрьме.

    • Горькие корни

    • Роман Кэсси Дьюэлл
    • По: Си Джей Бокс
    • Рассказал: Кристина Делейн
    • Продолжительность: 9 часов 55 минут
    • Полный

    Бывший полицейский Кэсси Дьюэлл пытается начать все сначала со своей частной детективной фирмой. Виновная в том, что она не видела своего сына и измученная ночами в засаде, Кэсси, тем не менее, справляется… пока старый друг не просит об одолжении: она хочет, чтобы Кэсси помогла оправдать человека, обвиняемого в нападении на молодую девушку из влиятельной семьи. Вопреки собственному здравому смыслу, Кэсси соглашается. Но в стране Большого Неба в Монтане извращенная семейная верность так же глубока, как и связи с землей, и в этой истории всегда есть что-то большее.

    • Гостиница

    • По: Джеймс Паттерсон, Кэндис Фокс
    • Рассказал: Эдоардо Баллерини
    • Продолжительность: 7 часов 17 минут
    • Полный

    Гостиница в Глостере стоит в одиночестве на скалистом берегу. Его уединение подходит бывшему детективу бостонской полиции Биллу Робинсону, начинающему владельцу и трактирщику. Пока дюжина жильцов платит арендную плату, Робинсон не задает никаких вопросов. Как и шериф Клейтон Спирс, живущий на втором этаже. Затем появляется Митчелл Клайн с новым смертельно опасным способом ведения бизнеса. Его команда местных убийц нарушает законы, торгует наркотиками и совершает насилие у дверей гостиницы.

    • 5 из 5 звезд
    • Отличная Книга!!!!

    • По Шелли на 08-06-19
    • Поворот ключа

    • По: Рут Уэр
    • Рассказал: Имоджен Черч
    • Продолжительность: 12 часов 13 минут
    • Полный

     

    Когда она натыкается на объявление, она ищет что-то совершенно другое. Но это кажется слишком хорошей возможностью, чтобы ее упустить — должность няни с проживанием и ошеломляюще щедрой зарплатой. И когда Роуэн Кейн приезжает в Heatherbrae House, она поражена — роскошным «умным» домом, оснащенным всеми современными удобствами, красивым шотландским нагорьем и этой идеальной семьей. Чего она не знает, так это того, что она вступает в кошмар, который закончится смертью ребенка, а она сама окажется в тюрьме в ожидании суда за убийство.

    В течение многих лет слухи о «Болотной девочке» преследовали Баркли Коув, тихий городок на побережье Северной Каролины. Так в конце 1969 года, когда красавца Чейза Эндрюса находят мертвым, местные жители сразу подозревают Кию Кларк, так называемую Болотную девушку. Но Кия не то, что говорят. Чувствительная и умная, она годами выживала в одиночестве в болоте, которое называет своим домом, находя друзей среди чаек и уроки в песке.

    • Комар

    • Человеческая история нашего самого смертоносного хищника
    • По: Тимоти С. Винегард
    • Рассказал: Марк Дикинс
    • Продолжительность: 19 часов 7 минут
    • Полный

    Почему джин-тоник был любимым коктейлем британских колонистов в Индии и Африке? Чем Starbucks обязана своему мировому господству? Что защищало жизнь пап на протяжении тысячелетий? Почему Шотландия передала свой суверенитет Англии? Что было секретным оружием Джорджа Вашингтона во время американской революции? Ответом на все эти и многие другие вопросы является комар. Благодаря неожиданным открытиям и стремительному повествованию, The Mosquito  – это необыкновенная нерассказанная история о господстве комаров в истории человечества.

    Возможно, самая знаменитая и почитаемая писательница нашего времени дарит нам новую коллекцию документальной литературы — богатое собрание ее эссе, речей и размышлений об обществе, культуре и искусстве за четыре десятилетия.

    • 5 из 5 звезд
    • Освежающие мысли

    • По Клиент Амазонки на 04-02-19

    Однажды Лори Готтлиб становится терапевтом, который помогает пациентам в своей практике в Лос-Анджелесе. Следующий кризис заставляет ее мир рушиться. Входит Венделл, причудливый, но опытный терапевт, в чей кабинет она внезапно попадает. С его лысеющей головой, кардиганом и брюками цвета хаки он, кажется, пришел прямо из Центрального кастинга Терапевта. И все же он окажется совсем не таким.

    • Кохланд

    • Тайная история Koch Industries и корпоративной власти в Америке
    • По: Кристофер Леонард
    • Рассказал: Жак Рой
    • Продолжительность: 23 часа 15 минут
    • Полный

    Так же, как Стив Колл рассказал историю глобализации через ExxonMobil, а Эндрю Росс Соркин рассказал историю избытка Уолл-стрит до Too Big to Fail , Kochland Кристофера Леонарда использует необычный рассказ о том, как крупнейшая частная компания в мире стала такой большой, чтобы рассказать историю современной корпоративной Америки.

    Несвобода прессы — это не просто очередная книга о прессе. [Левин] показывает, как те, кому сегодня доверено сообщать новости, разрушают свободу прессы изнутри — не действиями государственных чиновников, а собственным отказом от репортерской честности и объективной журналистики. Обладая глубоким историческим фоном, которым славятся его книги, Левин приглашает вас в путешествие по ранней американской патриотической прессе, которая с гордостью продвигала принципы, изложенные в Декларации независимости и Конституции.

    • Диапазон

    • Почему универсалы побеждают в специализированном мире
    • По: Дэвид Эпштейн
    • Рассказал: Уилл Дэмрон
    • Продолжительность: 10 часов 17 минут
    • Полный

    Дэвид Эпштейн изучил самых успешных в мире спортсменов, художников, музыкантов, изобретателей, прогнозистов и ученых. Он обнаружил, что в большинстве областей — особенно в сложных и непредсказуемых — универсалы, а не специалисты, стремятся преуспеть. Универсалы часто поздно находят свой путь и жонглируют многими интересами, а не сосредотачиваются на одном. Они также более креативны, более гибки и способны устанавливать связи, которые их более специализированные сверстники не видят.

    • Трюковое зеркало

    • Размышления о самообмане
    • По: Джиа Толентино
    • Рассказал: Джиа Толентино
    • Продолжительность: 9 часов 46 минут
    • Полный

     

    Джиа Толентино — несравненный голос своего поколения, борющийся с конфликтами, противоречиями и коренными изменениями, которые определяют нас и наше время. Теперь, в этом ослепительном сборнике из девяти совершенно оригинальных эссе, написанных с редким сочетанием подачи и резкости, остроумия и бесстрашия, она углубляется в силы, искажающие наше видение, демонстрируя беспрецедентную стилистическую мощь и критическую ловкость.

    • Техасское наводнение

    • Внутренняя история Стиви Рэя Вона
    • По: Алан Пол, Энди Аледорт, Джимми Вон — эпилог
    • Рассказал: Алан Пол, Энди Аледорт, полный состав
    • Продолжительность: 11 часов 39 минут
    • Полный

    Texas Flood предоставляет чистую правду о Стиви Рэе Вогане от тех, кто знал его лучше всего: его брата Джимми, его товарищей по группе Double Trouble Томми Шеннона, Криса Лейтона и Риз Винанс, а также многих других близких друзей, членов семьи, подруг, коллеги-музыканты, менеджеры и члены экипажа.

    • Пионеры

    • Героическая история поселенцев, принесших американский идеал Запада
    • По: Дэвид Маккалоу
    • Рассказал: Джон Бедфорд Ллойд
    • Продолжительность: 10 часов 23 минуты
    • Полный

    Номер один New York Times Бестселлер лауреата Пулитцеровской премии историка Дэвида Маккалоу заново открывает важную главу в американской истории, которая «сегодня актуальна как никогда» ( The Wall Street Journal ) — заселение Северо-Западной территории отважными первопроходцами, преодолевшими невероятные трудности, чтобы построить сообщество, основанное на идеалах, которые определят нашу страну.

    • Три женщины

    • По: Лиза Таддео
    • Рассказал: Тара Линн Барр, Марин Айрлэнд, Мена Сувари и другие
    • Продолжительность: 11 часов 24 минуты
    • Полный

    В пригороде Индианы мы встречаем Лину, домохозяйку и мать двоих детей, чей брак спустя десять лет потерял свою страстность. Изголодавшись по привязанности, Лина ежедневно борется с приступами паники и, воссоединившись со старым увлечением через социальные сети, заводит роман, который быстро становится всепоглощающим. В Северной Дакоте мы встречаем Мэгги, 17-летнюю ученицу средней школы, у которой якобы есть тайные физические отношения с ее красивым женатым учителем английского языка; последующий уголовный процесс перевернет их тихое сообщество с ног на голову.

    • Становление

    • По: Мишель Обама
    • Рассказал: Мишель Обама
    • Продолжительность: 19 часов 3 минуты
    • Полный

    В своих мемуарах, содержащих глубокие размышления и завораживающее повествование, Мишель Обама приглашает слушателей в свой мир, рассказывая об опыте, сформировавшем ее — от детства в южной части Чикаго до лет в качестве руководителя, уравновешивающего требования материнство и работа в ее время, проведенное на самом известном в мире адресе. С безошибочной честностью и живым остроумием она описывает свои триумфы и разочарования, как публичные, так и личные, рассказывая полную историю своей жизни — своими словами и на своих условиях.

    В Как быть антирасистом Кенди проводит слушателей через расширяющийся круг антирасистских идей — от самых основных концепций до дальновидных возможностей — которые помогут слушателям ясно увидеть все формы расизма, понять их ядовитые последствия и бороться с ними. их в наших системах и в нас самих.

    gloriaspielman.com — Глория Спилман — автор книги «Дети Януша Корчака

    »

    О книге

    Януш Корчак посвятил свою жизнь детям. Книга Глории Спилман «Дети Януша Корчака» знакомит юных читателей с этим исключительно заботливым, щедрым и героическим доктором.

     

     

     

    Отзывы

    • Яд Вашем
    • Еще одна книга

    Учебные материалы

    Руководство для учителя

    О Януше Корчаке

    • Интервью с Романом Вроблевским
    • Международный блог Януша Корчака
    • В сумерках сирот, воспоминания об обреченной утопии (The New York Times, 2011)

    Сопутствующая информация

    Беседа с обзором детской книги

    Дети Януша Корчака

    Беседа с Ники Ричесин из «Обзора детской книги» о пантомиме, рассказах о Марселе Марсо, тишине и писательской жизни.

    Глория Спилман является автором двух иллюстрированных книг Дети Януша Корчака и Марсель Марсо: мастер пантомимы , которая была удостоена серебряной медали на церемонии вручения наград Moonbeam Children’s Book Awards 2011 в категории научно-популярных изображений. Книга. Бывшая учительница английского языка в средней школе, Глория также написала учебники по английскому языку и участвовала в мультимедийных курсах английского языка. У нее есть еще много замечательных книг в работе, которые мы с нетерпением ждем, чтобы прочитать в ближайшее время.

    Ники Ричезин: Поздравляем вас с прекрасным Марселем Марсо: Мастером пантомимы . Это красивая убедительная книга о его легендарной карьере и о том, как он привлек внимание мира к древнему искусству пантомимы, но это также история о том, как он пережил Вторую мировую войну. Что вдохновило вас на создание этой заслуженной дани уважения мистеру Марсо?

    Глория Спилман: Спасибо, Ники. Мне всегда нравится читать The Children’s Book Review; это такой потрясающий ресурс для всех, кто занимается детскими книгами, поэтому я был очень рад поговорить с вами.

    Я бы лучше рассказал вам, что вдохновило меня на написание моей первой книги, Дети Януша Корчака , это гораздо лучшая история. Моя третьеклассница должна была сделать проект о Корчаке ко Дню памяти жертв Холокоста, и это заставило меня читать и думать.

    По правде говоря, первоначальное вдохновение для Марселя Марсо исходило от моей подруги Мэнди. Она смотрела на Януш Корчак и сказала: «Знаешь, ты должна написать о Марселе Марсо. Он был действительно интересен». Она рассказала мне о его работе с сопротивлением, и когда она ушла, я немного почитал. Мэнди была права. Я начал представлять картинки. Я часто представляю иллюстрированную книгу не только словами, но и картинками. Мой редактор согласился. Издатель тоже. И я начал писать. Хотел бы я сказать, что в детстве видел чудесное представление пантомимы и влюбился в него, но это было бы ложью.

    Я был поражен, узнав, что Марсо был частью французского сопротивления. Он храбро переправлял еврейских детей через леса в безопасное место и развлекал войска союзников. Он вел такую ​​увлекательную жизнь. Вы обнаружили что-то, что вас удивило во время исследования?

    Все это было увлекательно. Но в 32-страничную книгу уместиться не так уж и много. Один анекдот, который мог бы стать отличной иллюстрацией к книжке с картинками, — это когда Марсо столкнулся лицом к лицу с человеком, которого он называл своим творческим отцом, Чарли Чаплином. Он рассказал Чаплину, как отдал ему дань уважения в своем американском исполнении и стал подражать ему посреди парижского аэропорта. Чаплин присоединился к ним, и двое мужчин изображали Чаплина прямо в аэропорту. Я поделился еще одним анекдотом на своем веб-сайте о Марсо, остановленном полицией, которая хотела увидеть его документы во время войны.

    Марсо сказал: «Люди думают, что когда мы молчим, вам нечего сказать. Но вы можете заставить людей смеяться и плакать через трагедию и комедию жизни. Во время войны я был во французском подполье. , и я выжил. Я очень часто думаю об этом: люди, которым было 20 лет, погибли на войне. Может быть, я выступаю, потому что я свидетель своего времени». В нашем современном мире, где жизнь очень стремительна и часто подавляющая, согласны ли вы с тем, что мы все еще можем общаться через тишину, как это делал Марсо?

    Чувство подавленности — это чувство, которое разделяют многие люди. Множество способов (Facebook, мобильный телефон, SMS и т. д.), с помощью которых мы можем общаться или с которыми можно общаться, могут вызвать ощущение перегрузки. На самом деле я коснулся этого в прошлом месяце, когда писал в The Forward . Так много людей говорили мне, что разделяют мое раздражение по поводу коварной фоновой музыки, слышимой повсюду в наши дни. А. П. Герберт, пишущий в году «Век жизни года», очень сильно чувствует влияние «современных неприятностей», когда он описывает новые коммуникационные технологии. Он говорит об изобретениях, которые являются «еще одним гвоздем в гроб уединения и тишины» и «концом цивилизации». Не знаю, зашел бы я так далеко, но интересно отметить, что Герберт писал в 1920. Этим гвоздем в гроб была просто беспроводная трансляция оперного концерта и угроза цивилизации, связанная с тогда еще новой беспроводной телефонией. Вы можете догадаться, что он сказал бы о Facebook, сотовых телефонах и Muzak.

    Молчание может быть неудобным или даже угрожающим. Подумайте, как мы пытаемся «заполнить пробелы», когда в разговоре наступает затишье. Мы впадаем в панику, когда не можем подобрать или даже не знаем нужных слов. Мы читаем негатив в тишине. Затишье в разговоре часто сопровождается нервной болтовней. Всем нам знакомо то грустное чувство, когда нам нужно утешить скорбящего. Мы ломаем голову, задаваясь вопросом: «Что, черт возьми, мне сказать ему/ей?» Еврейская традиция признает это прекрасно. Когда близкий член семьи (родители, брат, сестра, супруг) умирает, семья остается дома в течение семи дней, и ее навещают друзья и родственники. Обычай состоит в том, чтобы входить молча, сидеть рядом и ничего не говорить скорбящим, пока они не решат заговорить. Если они решат не говорить, это нормально. Ты пришел. Иногда этого достаточно. И посетители тоже часто с облегчением говорят: «Фу, так можно ничего не говорить?»

    Можем ли мы общаться через тишину? Мы склонны уделять гораздо больше внимания тому, что говорят люди, но так много можно передать без слов. В частности, лица демонстрируют множество нюансов. Подумайте об улыбке. Оно может быть ироничным, лукавым, одобрительным и прочее. «Он иронически улыбнулся» просто не имеет такого же эффекта, не так ли?

    Я разрабатываю школьные презентации, посвященные именно этой идее и множеству способов нашего общения.

    Говорят, что Марсо вдохновил Майкла Джексона на лунную походку своим номером «Walking Against the Wind». Кумиром его детства был Чарли Чаплин, но он привнес новый поворот в образ маленького бродяги Чаплина со своим персонажем Бипом. Как вы думаете, почему благодаря этому конкретному персонажу он смог вступить в контакт со своей аудиторией и выразить себя так беззащитно и глубоко?

    Он скромный персонаж, этот парень Бип с очень человеческими характеристиками, которые нам всем понятны. Неважно, кто вы, что вы делаете или где вы живете: кто не мечтал о приключениях, изо всех сил пытался найти свое место в мире, чувствовал себя бессильным перед силами более могущественными, чем они сами. Марсо сказал: «Бип — романтический и бурлескный герой нашего времени. Его взгляд обращен не только к небесам, но и к сердцам людей».

    Не могли бы вы рассказать нам немного о вашем сотрудничестве с Манон Готье над ее прекрасными иллюстрациями для Марсель Марсо Мастер пантомимы ?

    Иллюстрации просто великолепны, не так ли? Но я боюсь, что никакого сотрудничества между мной и Манон не было. Работала в художественном отделе издательства. Я увидела иллюстрации только тогда, когда получила свои авторские экземпляры, и они мне сразу понравились. Они отличались от того, что я себе представлял. Мне нравится союз писательского и художественного видения, который вы видите в книжках с картинками.

    Насколько я понимаю, у вас пятеро детей, и вы преподаете английский язык в старших классах. Как вы совмещаете свою занятую жизнь с писательской жизнью?

    Есть три ответа. Это зависит от дня.

    1) Практичность: когда дети были маленькими, я хватала время для письма после того, как отводила старших детей в дошкольные учреждения и детский сад, пока ребенок спал, или между 23:00 и часом ночи. Около 13 лет назад мы избавились от телевизора, а это означало, что мы сэкономили много времени. Мне также очень повезло, что у меня очень обнадеживающий муж, который является компетентной, эффективной домохозяйкой и мастером прачечной. Он помогает мне найти свободное время между работой, домом и детьми и не позволяет мне сдаться. У него нестандартный график работы; он работает по вечерам, поэтому днем ​​он может позаботиться об этих вещах. Я тоже сейчас очень мало преподаю; дети сейчас намного старше, они все подростки и очень уважительны и внимательны. Мне очень повезло.

    2) Философский. Баланс вашей жизни на самом деле заключается не в том, чтобы вставать рано, чтобы писать, или не ложиться спать до рассвета, или брать с собой блокнот, куда бы вы ни пошли, или даже иметь заботливую семью. Никакое время в мире не поможет, если вы действительно не хотите этого делать. Найти время — значит найти свою страсть, настоящую одержимость. Речь идет о том, чтобы найти то, что вы не можете сделать. То, к чему не терпится вернуться. Это может быть письмо или рисование, починка старых машин или бег. Это то, что манит вас, когда вы делаете что-то еще. Вместе со страстью приходит навязчивая идея найти хоть какое-то время. Если у вас есть страсть, время придет. Итак, я полагаю, вы могли бы сказать, что я нахожу баланс, потому что я нашел то, что я люблю делать.

    3) Ворчун. Я не. Не совсем. Так трудно найти время. Никогда нет ни минуты тишины и покоя. Всегда кто-то есть дома. Так много отвлекающих факторов. Моя повседневная работа по написанию материалов EFL должна стоять на первом месте. Если бы только у меня был звуконепроницаемый писательский сарай с кондиционером в саду и еще несколько часов в день.

    Не могли бы вы рассказать нам немного о ваших текущих проектах?

    У меня готовы три книжки с картинками, и я ищу дом. У меня есть две незавершенные работы: юмористическая книга для молодых взрослых, в которой рассказывается о мальчике-подростке, который считает, что кровь гуще воды, несогласная мать, новые семьи, гены, генеалогия и поиски одним мальчиком отца. Я также работаю над романом для взрослых, действие которого происходит в старой лондонской библиотеке моего детства. Речь идет о жизни на обочине общества.

    Оба этих романа уносят меня довольно далеко от моей писательской зоны комфорта. Это вызов, от которого я получаю огромное удовольствие. До сих пор я писал либо книжки с картинками, либо тексты для изучающих английский язык как иностранный. Оба жанра предполагают сведение сказки к ее голым костям, не теряя ее сути, но сохраняя при этом ее сущность. Это так отличается от написания иллюстрированных книг и материалов EFL. Иметь под рукой такой широкий набор слов и синтаксиса — это освобождающий опыт.

    Ники Ричезин — редактор четырех антологий: « Что я ей скажу: 28 преданных отцов о воспитании, заботе и отпускании своих дочерей»; Потому что я люблю ее: 34 писательницы размышляют о связи матери и дочери; Crush: 26 реальных историй о первой любви ; и Королева мая: женщины о жизни, работе и совмещении всего в тридцатые годы . Ее антологии были отмечены и высоко оценены в The New York Times, San Francisco Chronicle, The Boston Globe, Redbook, Parenting, Cosmopolitan, Bust, Salon, Daily Candy и Babble.

    Интервью с автором книги «Дети Януша Корчака»

    Дети Януша Корчака

    Писатели часто разговаривают либо сами с собой, либо с воображаемыми персонажами, которые существуют только в их голове (сумасшедшие). Учитывая большой опыт общения с самим собой, я решил взять интервью у самого себя.

    Я: Так откуда у вас возникла идея написать о Януше Корчаке?
    Я: Ну, я, все началось еще тогда, когда моя дочь Габриэлла училась в третьем классе. Пришла из школы и сказала. «Мы должны сделать проект о Януше Корчаке ко Дню Холокоста». (Перевод: Вы должны сделать проект…) Я подумал: «Ммм, Януш Корчак звучит знакомо. Я откопал глубоко запрятанное воспоминание об уроке истории в университете. Не был ли он тем польским типом (это британское имя, которое вы, американцы, называете «парнем»), который содержал приют и умер с детьми в концентрационном лагере?) Мы с Габриэллой сели за компьютер и начали искать информацию. Оказалось, что я был прав. Он был тем польским парнем из приюта, который умер вместе со своими сиротами, но в его истории было гораздо больше. Мы закончили проект Габриэллы, но я продолжал читать. Я читал, читал, читал и думал, что из этого получилась бы отличная детская сказка.

    Я: Почему?
    Я: детский врач, детский защитник, детский писатель. Его жизнь вращалась вокруг того, чтобы сделать мир лучше для детей. У него также, казалось, была довольно озорная, бунтарская жилка, которая, как я думала, понравится детям.

    Я: Ты пишешь в основном о его жизни, упоминая только Холокост в самом конце.
    Я: Для меня было очень важно не сосредотачиваться на Холокосте. Я хотел создать картину человека и его жизни, а не его смерти. Корчаку было 64 года, когда он умер. Он прожил богатую жизнь. Я хотел рассказать историю жизни, а не смерти. Критерием для меня было то, что его история должна быть рассказана, даже если бы он умер естественной смертью. Естественно, это часть его истории, но не единственная, как это часто бывает.

    Я: Какие были трудности?
    Я: Это была особенно богатая история. В нем было так много всего в одном лице: врач, писатель, директор приюта, адвокат, радиозвезда, издатель газеты. Было непросто уместить все это в книгу на 1500 слов. И вызов, чтобы знать, что пропустить.

    Я: Расскажите нам что-нибудь, чего вы не включили.
    Тот факт, что он на самом деле руководил двумя детскими домами одновременно. В книге я рассказываю о еврейском приюте, но он также руководил приютом для католических детей. Тот факт, что он вышел из детского дома

    Я: Что самое вдохновляющее вы узнали о докторе Корчаке?
    О себе: Было так много всего, но одной из моих любимых историй была та, которую я услышал в беседе с художником Ицхаком Белфером, выпускником приюта. Он рассказал, как в детстве всегда рисовал в классе. Вместо того чтобы сказать ему «перестань рисовать и сосредоточься», как это делают многие учителя, Корчак приготовил для него шкаф, полный художественных принадлежностей, где он мог спокойно сидеть и рисовать. Он дал ему ключ и сказал, что он может приходить туда, когда захочет рисовать. Мне нравилась идея поощрять творчество ребенка, а не подавлять его.

    Я: Какой лучший писательский совет вам когда-либо давали?
    Я: Опять же, их было так много, но если бы мне пришлось выбирать, это была бы цитата, приписываемая Э. Б. Уайту. «Писатель, который ждет идеальных условий для работы, умрет, не написав ни слова на бумаге». У меня это приколото над моим компьютером!

    Интервью с Романом Вроблевским

    Дети Януша Корчака

    Отец Романа Вроблевского Миша был воспитателем в приюте Корчака. Когда он начал работать в детском доме, Миша был студентом инженерного факультета. Миша был настолько впечатлен Корчаком, что бросил инженерное образование и вместо этого занялся психологией и педагогикой. Вместе с Корчаком в приюте гетто работало еще несколько учителей, но Миша Вроблевский был единственным, кто избежал депортации 5 августа в Треблинку. Его сын Роман говорил со мной по телефону из своего дома в Швеции.

    Как вашему отцу удалось избежать депортации?

    Корчак организовал строительные работы за пределами гетто для моего отца и нескольких выпускников приюта. Было трое мальчиков: Мониус Генаденхофер, Янкель Бойме и мальчик по имени Давид, фамилию которого мой отец не мог вспомнить. Мой отец всегда называл их «Мальчиками», хотя им было поздний подростковый возраст и чуть больше двадцати. Каждое утро нацисты выводили их из гетто и каждую ночь возвращали обратно. Работа была очень тяжелой физически, но позволяла им проносить еду в приют. Мой отец и Мальчики получали жалованье, которое делили с Корчаком, чтобы помогать ему присматривать за детьми в приюте.

    Утром 5 августа 1942 года мой отец и Мальчики, как обычно, ушли на работу. Когда он приехал, то обнаружил, что приют пуст. На столе еще стоял недопитый чай и кофе. Отец поднялся в комнату Корчака. Очки Корчака все еще лежали на его столе. Мой отец собрал бумаги Корчака и бросил их в чемодан вместе с очками. были сложнее; два гетто были соединены одним пешеходным мостом. 19 августа42 гитлеровцы пытались ликвидировать маленькое гетто, и мой отец знал, что оставаться там слишком опасно. Он пошел с Мальчиками и чемоданом в большое гетто. Оставаться в одной квартире слишком долго было опасно, поэтому они переходили из квартиры в квартиру, в основном останавливаясь у выпускников Корчаковского приюта. В какой-то момент они не смогли вернуться в одну из квартир, где он остановился, и оторвались от чемодана с бумагами Корчака.

    Как ваш отец пережил остаток войны?

    Мой отец пытался убедить Мальчиков попытаться сбежать, но они отказались. В конце концов он решил бежать один. На одном из рабочих маршей он снял повязку со звездой Давида и сумел уйти. Его заметил поляк, который пригрозил, что, если он не отдаст все свои деньги, он донесет на моего отца нацистам. Мой отец отдал ему все деньги, которые были у него при себе, а это были все деньги, которые у него были в мире. Мужчина пожелал ему удачи, и отец ушел.

    Корчак остался с моим отцом на всю оставшуюся жизнь. В детстве я думал, что он мой дедушка.

    Миша Вроблевский и дети из детского дома. Снято перед Крохмальным детским домом.
    Фото Романа Вроблевского

    Отец Миши Вроблевского перед памятником в Треблинке, изображающим последний марш Корчака из приюта на Умшлагсплац.
    Фото предоставлено Романом Вроблевским  

    Дети Януша Корчака: от идеи к окончательной рукописи

    Дети Януша Корчака

    «Насколько сложно написать детскую книгу? Короткие, простые слова — раз плюнуть.» Не так. Это может показаться простым, но создание истории требует времени и усилий — любой истории. Написание само по себе является процессом. Когда вы начинаете писать, важно помнить, что ваш первый черновик — это всего лишь первый черновик. Достаточно просто выплеснуть слова. Вот первые два абзаца книги Януша Корчака «Дети»:

    «Генрик Гольдшмидт из своего окна наблюдал, как сын дворника играет со своими друзьями. Их игры казались такими забавными. Как бы он хотел, чтобы он тоже мог играть. Но семья Генриха была богатой. , а мать не позволяла ему играть на улице с бедными, оборванными детьми.0006

    Хенрик не понимает взрослых. Они должны были присматривать за детьми, но так часто плохо с ними обращались. Как учителя могли бить своих учеников? Почему взрослые расталкивали детей в трамваях?»

    Но вначале первые три абзаца читались совсем по-другому. Вот они (скоро вы поймете, почему я включил и третий абзац):

    «Генрик Гольдшмидт был родился в Варшаве, Польша, 22 июля 1878 или 1879 года. Он никогда не узнает точно, сколько ему лет, потому что его отец забыл зарегистрировать его рождение. Юзеф Гольдшмидт был известным юристом, и его семья была богатой. Их дом был прекрасен, и слуги присматривали за ним.

    Но Хенрик часто был недоволен. Поведение отца иногда было странным. Юзеф любил своего сына, но у него был ужасный характер. Однажды он так сильно закрутил себе уши, что мать испугалась, что ее сын оглохнет.

    Детям из состоятельных семей запрещалось бегать на улице. Генри провел много часов у окна своей спальни, наблюдая за сыном уборщика и его оборванными друзьями. Он хотел поиграть с ними, но взрослые говорили о них такие плохие вещи. Они называли детей грязными, маленькими преступниками. Мать Хенрика сказала, что он не должен играть с такими детьми, как они».0006

    Что случилось? Давайте посмотрим на это еще раз:

    «Генрик Гольдшмидт родился в Варшаве, Польша, 22 июля 1878 или 1879 года.
    [Б-о-р-и-н-г! Ну и что, если он родился? Разве не все?] Он никогда не узнает точно, сколько ему лет потому что его отец не зарегистрировал его рождение. [Ну, это довольно интересно, но это не имеет отношения к истории и никогда больше не упоминается, так зачем упоминать об этом здесь? В конце концов, у меня есть только 1500 слов, чтобы рассказать сказка. ] Юзеф Гольдшмидт был известным адвокатом, и семья была богата. Их дом был красивым, и за ним ухаживали слуги. [Ну, это хорошо, но это просто пассивное описание. Ничего не произошло, и что-то должно произойти, если читатель будет заботиться о персонаже. Пока здесь нет ничего, что заставило бы читателя заботиться о персонаже.]

    Но Хенрик часто был недоволен. Поведение отца иногда было странным. Юзеф любил своего сына, но у него был ужасный характер. Однажды он так сильно закрутил себе уши, что мать испугалась, что ее сын оглохнет. [Ммм, ну, это немного интереснее, но читателю все равно нет причин интересоваться этими фактами.]

    Детям из богатых семей не полагалось бегать на улице. Генри провел много часов у окна своей спальни, наблюдая за сыном уборщика и его оборванными друзьями. Он хотел поиграть с ними, но взрослые говорили о них такие плохие вещи. Они называли детей грязными, маленькими преступниками. Мать Хенрика сказала, что он не должен играть с такими детьми, как они». [Поправляется. Это может заинтересовать ребенка. Ммм, может быть, было бы лучше сосредоточиться на Хенрике и на том, что он думал, наблюдая за теми бедными детьми, играющими на улице. …Да, выбросьте информацию о том, что он родился, и начните с того, что Хенрик смотрит в окно.]

    Вот что я придумал дальше. Второй черновик:

    «Генрик Гольдшмидт часто наблюдал из своего окна за сыном дворника и его грязными, оборванными друзьями. Как ему хотелось с ними поиграть. Их игры казались такими веселыми. Но мать Хенрика не разрешала ему играть в улица с бедными детьми». Хенрик не понимал взрослых. Они называли бедных детей «грязными маленькими преступниками». Учителя часто бьют учеников. Он даже слышал, как некоторые взрослые угрожали детям. «Я отдам тебя злому старику, или тебя посадят в мешок».

    «Генрик Гольдшмидт часто (Что добавляет сюда слово «часто»? Немного. Если убрать его, читатель может сразу перейти к опыту Хенрика) наблюдал из своего окна за сыном дворника и его грязными, оборванными друзьями. Как он Хотел бы он поиграть с ними. Их игры казались такими забавными. Но мать Хенрика не разрешала ему играть на улице с бедными детьми». Грязный? Рваный? Это отрицательные прилагательные, которые, вероятно, использовали его родители. Но Хенрик, вероятно, просто смотрел на детей, думая, что они весело проводят время. Возможно, было бы лучше, если бы вместо этого он просто мечтал поиграть с друзьями.

    Хенрик не понимает взрослых. Они называли бедных детей «грязными маленькими преступниками». Учителя часто бьют учеников. Он даже слышал, как некоторые взрослые угрожали детям. «Я отдам тебя злому старику, или тебя посадят в мешок».

    Более поздний вариант:

    «Генрик Гольдшмидт наблюдал за сыном дворника и его друзьями из своего окна. Их игры казались такими забавными. Как бы он хотел, чтобы он тоже мог играть. Но семья Хенрика была богатой, и его мать не позволяла ему играть на улице с бедными оборванными детьми [А, вот он, первый абзац окончательного варианта!]

    Разве это не более увлекательное начало, чем просто рассказать читателю, что Хенрик родился?

    Я надеюсь, что дал вам представление о том, как развивается текст.

    Latest Blogs

    Kids Talk Grief: Ella’s Story

    French Toast Sundays показывает неделю траура глазами ребенка. Kids Talk Grief — это серия интервью и гостевых постов в блогах от детей и молодых людей, которым пришлось столкнуться с потерей кого-то из близких. (Некоторые имена и личные данные изменены на…

    Читать далее

    Kids Talk Grief: История Дэвида

    French Toast Sundays показывает неделю скорби глазами ребенка. Kids Talk Grief — это серия интервью и гостевых постов в блогах от детей и молодых людей, которым пришлось столкнуться с потерей кого-то из близких. (Некоторые имена и личные данные были изменены на …

    Читать далее

    Интервью: Inbal Gigi Bousidan

    Мы просматривали портфолио с работами иллюстраторов, и как только я увидел работы Inbal, я подумал: «Вот оно». Это была любовь с первого взгляда. Позже, когда я увидел ее первые иллюстрации, я понял, что мы нашли подходящего иллюстратора для этой работы. Мне было любопытно, как Инбал иллюстрировал книгу. Это…

    Читать далее

    Latest Blogs

    Kids Talk Grief: Ella’s Story

    French Toast Sundays показывает неделю траура глазами ребенка. Kids Talk Grief — это серия интервью и гостевых постов в блогах от детей и молодых людей, которым пришлось столкнуться с потерей кого-то из близких. (Некоторые имена и личные данные изменены на…

    Читать далее

    Kids Talk Grief: История Дэвида

    French Toast Sundays показывает неделю траура глазами ребенка. Kids Talk Grief — это серия интервью и гостевых постов в блогах от детей и молодых людей, которым пришлось столкнуться с потерей кого-то из близких. (Некоторые имена и личные данные были изменены на …

    Читать далее

    Интервью: Inbal Gigi Bousidan

    Мы просматривали портфолио с работами иллюстраторов, и как только я увидела работы Inbal, я подумала: «Вот оно». Это была любовь с первого взгляда. Позже, когда я увидел ее первые иллюстрации, я понял, что мы нашли подходящего иллюстратора для этой работы. Мне было любопытно, как Инбал иллюстрировал книгу. Это…

    Читать далее

    Награды Марселя Марсо: мастера пантомимы

    Финалист Национальной еврейской книжной премии
    Серебряная медаль детской книжной премии «Лунный луч» за 2011 г.
    Известная книга Сидни Тейлор для юных читателей 2012 г.

    Живые сайты | Логин

    © 2022 Глория Спилман

    Кем был Януш Корчак?

    Послушайте это

    герои
    Бетти Джин Лифтон

    Януш Корчак однажды написал Жизни великих мужчины подобны легендам трудным, но красивым», и это было верно для его. Тем не менее, большинство американцев никогда не слышали о Корчаке, польско-еврейском детская писательница и педагог, известная в Европе не меньше Анны Откровенный. Как и она, он умер во время Холокоста и оставил после себя дневник; в отличие от нее, у него был шанс избежать этой участи шанс, который он не выбрал. брать.

    Его легенда началась 6 августа 1942, в начале этапы ликвидации нацистами Варшавского гетто, хотя его о посвящении обездоленным детям ходили легенды задолго до войны. Когда немцы приказали эвакуировать его знаменитый приют, Корчак был вынужден собрать вместе двести детей, находящихся на его попечении. Он привел их с тихим достоинством в этом последнем марше по улицам гетто к поезд, который отвезет их на переселение на Восток» эвфемизм для лагеря смерти Треблинка. Он должен был умереть как Хенрик Гольдсмит, имя, с которым он родился, но именно под своим псевдонимом его бы запомнили.

    Януш Корчак представил прогрессивный детские дома, созданные как просто общины в Польше, основали первые национальная детская газета, подготовленные учителя в том, что мы сейчас называем нравственное воспитание, работал в судах по делам несовершеннолетних, защищая интересы детей. права. Его книги «Как любить ребенка» и «Право ребенка». Уважать дал родителям и учителям новое понимание ребенка психология. На его книгах выросли поколения молодых людей, особенно классика Король Матиуш Первый, , в котором рассказывается о приключения и невзгоды мальчика-короля, стремящегося провести реформы своим подданным.

    В Польше он был так же любим, как Питер Пэн и Алиса в стране чудес были в англоязычном мире. В середине 1930-х годов у него была собственная радиопрограмма, в которой он, как Старый Доктор, «изливал домашнюю мудрость и язвительный юмор». слушая его обманчиво простые слова, слушатели чувствовали себя лучше людей.

    В конце концов Корчак, руководивший католиком как еврейский приют перед войной, отказались от всех предложений помощь для его собственной безопасности от его нееврейских коллег и друзей. Вы делаете не оставляй больного ребенка на ночь и не оставляй детей на ночь в такое время, — сказал он.

    Я впервые услышал о Януше Корчаке летом 1978 год, когда друзья, покинувшие Польшу во время войны, остановились у меня дома. на Кейп-Код с театральным режиссером, только что прибывшим из Варшавы. В качестве она описывала, каково было выступать ее труппе в Януша Корчака в приюте гетто, я прервал его, чтобы спросить, кто такой Корчак.

    Не знаю, была ли она больше потрясена моим невежества или из-за моего неправильного произношения его имени, но она провела несколько моментов, которые учат меня произносить Корчок перед тем, как ответить на мой вопрос.

    Когда мы говорили о нем в тот день на Кейп-Коде, Корчак предстал как утопическая и в то же время прагматичная фигура, озабоченная создание лучшего мира через образование детей. я мог бы также видеть его принадлежащим к той уникальной группе писателей, наряду с Льюисом Кэрролл и Джеймс Барри, которые чувствовали себя как дома в компании детей, для которых они создавали свои истории. С разницей. Дети Корчаков не резвились с нянями на ухоженных лужайки Кенсингтонских садов, но томились в темных трущобах Варшавы. Он создавал приюты и жил среди детей в реальной жизни, а не только в воображение, ибо он видел в массе спасение мира.

    Не Корчак прославлял детей, а Руссо, которого он считал наивным. Корчак чувствовал, что в каждом ребенке там горела моральная искра, которая могла победить тьму в сердцевине человеческой природы. Чтобы эта искра не погасла, нужно было любить и воспитывать молодых, дать им возможность поверить в правда и справедливость. Когда нацисты материализовались из этой тьмы с своими свастиками, начищенными ботинками и кожаными кнутами Корчак был готов оградить своих еврейских детей, как всегда, от несправедливости взрослый мир. Он пошел с ними в гетто, хотя был предложил убежище на арийской стороне оккупированной Варшавы и провел последние два с лишним года своей жизни, защищая их и других сирот от голодание и болезни.

    Директор театра рассказала, как она смотрела с другими из-за закрытых окон в варшавском гетто, как Корчак с гордо поднятой головой маршировал со своим небольшим отрядом в последний раз. день. Ей тогда казалось, что этот человек, который вел себя так, божественное призвание спасать детей потерпело неудачу, как и его вымышленный король Мэтт потерпел неудачу в своей попытке сделать мир лучше. А также тем не менее, оставаясь верным своим принципам и не бросая детей когда они нуждались в нем больше всего, он добился своего рода победы.

    Корчак писал о жизни как о странном сне, и иногда моя собственная жизнь казалась именно такой, когда я начинал узнавать о его. До 1978 года я не участвовал ни лично, ни профессионально с Холокостом, но осенью того же года мой тринадцатилетний мы с дочерью уехали жить в Мюнхен с моим мужем, который начинал его исследование психологии нацистских врачей. Это было незадолго до нашего маленькая квартирка была заполнена книгами о Третьем рейхе, и я рыться в этой мрачной библиотеке.

    Погружение в литературу о Холокосте, особенно в Германия, словно нырнула в пропасть. Я, казалось, жил в двух временные рамки одновременно, причем прошлое часто становится более реальным, чем подарок. Просыпаясь посреди ночи, я преобразовывал дымовые трубы соседней пивоварни в крематории; местный поезд станет вагоном для скота; и баварские мужчины, шествующие в красочных костюмы превращались в гусиных шагов эсэсовцев по улицы в полном облачении. Как ассимилированный американский еврей, который никогда не останавливался на своей еврейской идентичности, теперь я столкнулся с тем, что значит быть евреем во времена Третьего рейха в Европе и, если уж на то пошло, сквозь всю историю.

    Часто в томах, описывающих кровавые поведения нацистских врачей, я бы нашел упоминания о последнем марше Януша Корчака с детьми. Я хотел узнать больше об этом человеке хороший врач, который предпочел умереть, чем поставить под угрозу принципов, по которым он жил. Что давало ему силы поддерживать эти принципы в сошедшем с ума мире?

    Но к Янушу Корчаку меня привлекло другое. я отождествлялся с ним как с писателем, как с тем, кто писал фантазии для детей, и работая журналистом на Дальнем Востоке, сообщала о раненых, осиротевших и перемещенных детей в Хиросиме, Корея и Вьетнам. Многие из моих книг посвящены праву всех детей знать свое наследие и расти в мире, которому не угрожает война.

    Тем не менее, я мог бы не интересоваться Янушем Корчак больше не давал нам с мужем травм в автокатастрофе. в Париже и отправился на Синай, чтобы восстановить силы. На обратном пути по пути Иерусалима, я слышал, что некоторые из сирот, которых Корчак воспитал и учителя, которых он обучил, жили в Израиле. И в этом городе странные сны Я принял внезапное решение остаться на несколько месяцев с моя дочь, чтобы взять у них интервью.

    Я снял небольшой каменный дом с видом на стены Старого города и ходил с переводчиком брать интервью у корчаковцев, как они называют сами себя. Все они были в возрасте от пятидесяти до восьмидесяти лет. жил или преподавал в своем еврейском приюте в разные периоды после его основания в 1912 году. Многие остались живы, потому что, как сионисты, они эмигрировал в Палестину в 1930-х годах; некоторые выжили гетто и концентрационных лагерях или провел годы войны в отдаленных городов Сибири. Другие прибыли в Израиль после 1967 Шестидневный Война после антисионистской чистки», которая, по сути, захлестнула Польша своих оставшихся евреев.

    «Я не хочу говорить о мертвом Корчаке, но живой, начинали они, встревоженный тем, что его помнят за то, как он умер, а не за то, как он жил. Это не было мученик, которого они знали и почитали, но живой, ошибающийся отец и учитель. Слушая их, я представлял себе Корчака скромным, дисциплинированный человек, который с иронической остротой отмахивался от проблем, которые превзошли других. Путешествуя по кибуцам и городам, он посетил во время двух коротких поездок, которые он совершил в Палестину в середине тридцатых годов, я пытался понять его тогдашнее душевное состояние. Хотя нет сионист, Корчак был вынужден, как и многие аккультурированные евреи, писателей довоенной Европы, чтобы быть на шаг впереди злобных толчки истории. Когда подъем крайнего национализма в Польше заставило его отчаяться в будущем своей работы, он обратился к Палестине, но глубоко колебался в том, стоит ли заселять там. Полагая, что, чтобы не быть дезертиром, нужно оставаться на свой пост до самого последнего момента, он все еще находился в Варшаве 1 сентября, 1939, когда нацистское вторжение в Польшу решило проблему для него.

    Кем был Януш Корчак? у меня на столе его два самые известные фотографии: одна из его фотографий в детстве, которую он использовал как фронтиспис его книги «Король Матиуш Первый», чтобы его читатели могли видеть его таким, каким он был, когда он был маленьким и уязвимым, как они; в другой мужчина, чьи глаза напряжены и печальны, а лысая голова исчезает в белом пространстве, потому что импульсивный сирота разорвал фотография из проявителя до того, как он был готов.

    Это два Януша Корчака молодые король-утопист Матиуш, мечтавший сделать мир лучше для детей, и скептически настроенный Старый Доктор, который знал, что всегда не хватает достижения мечты.

    «Будет трудно описать Корчака американцам, — сказали мне корчаковцы в Израиле. от корчаковцев в Польше, но по разным причинам. Он был очень Поляк Игорь Неверли, бывший секретарь Корчака, а ныне видный писатель, сказал мне. Но в то же время, что он был частью польского интеллигенции своего времени, он был одинок. Человек со своим индивидуальный стиль и убеждения. Он был теплым и остроумным, но он был тоже одинокий и грустный. Он был всем, и вы должны запечатлеть это.

    Заснять все, как я вскоре понял, означало увидеть Корчак как поляк и еврей. Быть и тем, и другим, по словам романисту Тадеушу Конвицкому труднее, чем быть просто поляком или просто еврей». Проблема раскрывается в семантике вопроса: Поляк-католик называется поляком, а польский еврей называется евреем, а не евреем. поляк.

    Возможно, потому, что Корчак решил жить как поляком и евреем в довоенной Польше, он не выдержал критики в своей жизни: многие евреи видели в нем ренегата, писавшего скорее на польском, чем идиш или иврит, в то время как никакая аккультурация не могла сделать правые поляки забывают, что он был евреем. радикальные социалисты и коммунисты межвоенного периода считали его консерватором, потому что он не был политически активен, и консерваторы видели в нем радикален из-за своих социалистических симпатий. Были те, кто считали его чудаком, хотя воспевали его и поддерживали его причины: неженатый, асоциальный, он был так же нетерпим к напыщенности и самовосхваление взрослых, поскольку он был терпим и прощал озорных дети.

    Разговаривая с людьми в Варшаве, я размышлял, как написать эту книгу о Януше Корчаке. Те, кто не хочет своего написанные биографии сжигают свои бумаги; история сделала это для Корчак. Варшавское гетто, где он находился с конца 1940 г. середина 1942 г. , уничтожен немцами во время восстания там в год после его смерти. В огне сгорели тетради, в которых Корчак записал свои мысли микроскопическим почерком; его письма и памятные вещи; его наблюдения за детским сном, и таблицы веса и роста, собранные за тридцать лет, составить книгу о развитии ребенка; его библиотека литературных и научные книги на французском, немецком, русском и польском языках; и его черновики книг, которые он планировал написать. Родственники и детство друзей, которые могли бы дополнить сведения о корчаковской ранней жизни и дать некоторый портрет его родителей и сестры, умерших в лагеря.

    Отправиться на поиски Януша Корчака, как это сделал я, означало искать человека, которого уже не было, в месте, которого уже не было. Его многонационального мира больше не существует. Варшава, когда-то называвшаяся Парижем Востока, изобиловавшего кафе, изысканными ресторанами и кабаре, был сровняли с землей немцы во время восстания поляков в 1944 году. Восстановлен после войны (с дворцом культуры в стиле барокко, нежеланным подарком от русских, доминирующих на горизонте), город резонирует с экономическое и политическое недовольство.

    Во время моих четырех поездок в Польшу и двух поездок в Израиль между 1979 и 1986 годами, корчаковцы всегда были щедры достаточно, чтобы углубиться в их воспоминания, чтобы узнать еще одну деталь об их опыт общения с Корчаком. В скудных архивах Варшавы и Израиля I удалось найти несколько книг воспоминаний людей, знавших Корчак в том или ином качестве. Были и его копии. двадцать четыре опубликованных художественных и научно-популярных книги, многие из которых автобиографические, а также газетные и журнальные статьи, насчитывающих более тысячи, которые он писал на протяжении всей своей жизни. Другой чем шесть десятков писем, написанных в конце двадцатых и тридцатых которые были спасены их получателями в Палестине, все, что осталось от Личные бумаги Корчака — это дневник, который он вел в отчаянные месяцы своей жизни. Тайно вывезен из гетто после его смерти, оно было запечатано в стенах его католического приюта в Пригород Варшавы Беляны, возвращенный после окончания войны.

    Хотя Корчак умер за год до варшавского Восстание в гетто, многие из его выживших еврейских сирот и учителей вернулся в Польшу со всего мира, чтобы почтить его во время Празднование сорокалетия восстания в апреле 1983 года. Они пришли неохотно, некоторые из-за введения военного положения в 1981 и роспуском «Солидарности», но больше всего из-за боли вновь пережить прошлое и увидеть, как мало осталось от мира, в котором они знал.

    Это затерянный мир Януша Корчака и 350 000 евреев Варшавы, с которыми можно столкнуться, посетив бывшую место еврейского квартала. Нацисты обнесли его стеной, чтобы гетто, а затем сожжены ими, чтобы превратить бесплодную полосу щебня что долгие годы после войны поляки именовали Диким Запад». Новые здания постепенно возвышаются над пеплом и щебнем. Памятник борцам из гетто находится в центре этого неестественного ландшафта. напоминая об одной из неестественных жестокостей, совершавшихся там.

    Международная ассоциация Януша Корчака, основанная в Варшаве пригласил своих членов на открытие своего бюста, который сейчас командует передним двором бывшего еврейского приюта. Ирония Старый Доктор не упустил бы из виду, что четырехэтажный белый здание, выпотрошенное во время войны, было восстановлено в середине пятидесятых без мансарда, которая служила ему кабинетом. Натяжение крыши нет уже прерывается изящной дугой трехстворчатого окна, которого он смотрел на детей, играющих внизу, и кормил диких воробьи, которые составляли ему компанию. Когда церемония открытия завершилась, Корчаковцы бродили по приюту, что искали? Сами себя как дети или ученики учителей? Для Старого Доктора? Для Стефы Вильчинска, которая тридцать лет была его содиректором?

    Польские сироты, живущие там сейчас, двигались как призраки по залам, освобождая место для старых призраков, Вернись. Они пригласили нас посидеть в большой комнате отдыха, которая также служили для обедов и занятий во времена Корчака, чтобы наблюдать за ними поставить две короткие пьесы: одна юмористическая пародия на основе сцены из Кинга Мэтт; другой — реконструкция марша Корчака и еврейского сирот к поезду, который вез их в Треблинку. Польский дети стали злополучными евреями, о которых они так много слышали, медленно шли с Корчаком в неизвестном направлении, даже поднимались в воображаемый вагон для перевозки скота и собравшись вокруг него, покачиваясь с движением поезда, когда он рассказал им последнюю историю в котором добро побеждает зло.

    В чартерном автобусе, который вез нас обратно в наш квартире, я сидел рядом с Михаилом (Мишей) Вроблевским, учителем, который был последним из выживших, кто видел Корчака живым. он плохо работал по ту сторону стены на работе, которую Корчаку удалось найти для его и вернулся в приют гетто ближе к вечеру, чтобы найти все ушли.

    Миша некоторое время молчал, а потом наклонился ко мне: Вы знаете, все так придают значение последнему решению Корчака. идти с детьми к поезду. Но вся его жизнь состояла из моральные решения. Решение стать детским врачом. решение бросить медицину и писательскую карьеру, чтобы заботиться о бедных дети сироты. Решение отправиться с еврейскими сиротами в гетто. В качестве это последнее решение поехать с детьми в Треблинку было отчасти его природы. Это был тот, кем он был. Он бы не понял, почему мы делает так много из этого сегодня.

    Пока я работал над этой книгой в Нью-Йорке и Кейп-Код, я увидел Корчака как человека, который без страха ходил по то, что хасиды называют узким мостом жизни, делая на каждом этапе моральные решения, которые определят его действия.

    Эта функция представляет собой введение в Lifton, B.J. (1988) Король Дети: Биография Януша Корчака. Нью-Йорк: Фаррар, Штраус и Жиру. Это взято из http://korczak.com/Biography/kap-0.htm

    Дневник Януша Корчака из гетто (Книга в мягкой обложке) [Новое издание] (2003)

    Если обложка и название не совпадают, то название правильное

    Расскажите об этом товаре друзьям:

    Дневник гетто Новое издание

    Цена

    20,49

    Ожидается поставка 30 сент. — 7 окт.

    Наши клиенты говорят:

    14-дневная политика возврата в соответствии с европейским законом о защите прав потребителей

    Высший рейтинг в Trustpilot

    Новый список желаний…

    Януш Корчак посвятил себя заботе о детях-сиротах в Варшавском гетто после нацистской оккупации Польши. Этот том представляет собой его мрачный дневник из гетто и сопровождается новым предисловием Бетти Джин Лифтон, автора биографии Корчака.


    192 страницы, Иллюстрации, порты.

      Медиа Книги Книжка в мягкой обложке (Книга в мягкой обложке и склеенной корешкой)
      Освобожден США, 11 мая 2003 г.
      ISBN13 9780300097429
      Издатели Издательство Йельского университета
      Страниц 160
      Размеры 217 145 9мм · 192 г
      Язык Английский


      Показать все

      Еще от

      Януш Корчак

      • CD

        Wie man ein Kind lieben soll (2018)

        Януш Корчак

        24. 49 Купить

      • Книга в мягкой обложке

        Король Матиуш Первый (2015)

        Януш Корчак

        10,99 Купить

      • Книга в твердом переплете

        Кайтек Волшебник (2012)

        Януш Корчак

        23,99 Купить

      • Книга в твердом переплете

        Брифе / Tagebuch (2005)

        Януш Корчак

        71,99 Купить

      • Книга в мягкой обложке

        Тра версия

        Король Матиуш Первый (2004)

        Януш Корчак

        27. 49 Купить

      • Книга в твердом переплете

        Теория и практика Erziehung (2004)

        Януш Корчак

        84,99 Купить

      • Книга в твердом переплете

        Wie liebt man ein Kind. Эрзихун… (1999)

        Януш Корчак

        80,49 Купить

      • Книга в мягкой обложке

        Когда я снова стану маленьким и The C.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.