Адлер психология: Альфред Адлер, психолог, психиатр

Содержание

Альфред Адлер, психолог, психиатр

Годы жизни: 1870-1937

Альфреда Адлера многие считают учеником Зигмунда Фрейда. Даже Юнг в одном из своих писем называл его именно так. В реальности же Адлер еще до знакомства с «отцом психоанализа» сформировал собственные идеи, которые со временем стали основой системы индивидуальной психологии и пошли вразрез с идеями Фрейда.

Альфред Адлер родился в Вене, в большой и небогатой еврейской семье. У мальчика было слабое здоровье, и ему было трудно учиться в школе. Но известно, что он упорно старался преодолеть свои слабости, как физические, так и трудности в обучении. Он много времени проводил, играя на улице с другими детьми, которые поддерживали его и помогали. Возможно, этот детский опыт отчасти повлиял на его психологические теории о важности социального компонента в развитии личности. Врачом же Адлер решил стать, когда в возрасте 5 лет едва не умер от тяжелой пневмонии. Семейный врач сообщил родителям, что не сможет спасти мальчика, но, к счастью, нашелся другой врач, который смог победить болезнь.

Получив медицинское образование в Венском университете, Адлер не забывал о саморазвитии в других областях. Он изучал литературу и философию, читал труды по психологии. После окончания университета он какое-то время работал офтальмологом, затем врачом общего направления. Все это время он продолжал интересоваться психологией и функциями нервной системы. Неудивительно, что в итоге он стал все больше и больше внимания уделять направлениям психиатрии и неврологии.

Интерес к этим областям позволил Адлеру познакомиться с Зигмундом Фрейдом, у которого в 1901 году вышла книга «Толкование сновидений». Сам Фрейд считал это главным трудом своей жизни. Книга не вызвала бурного энтузиазма у психологического сообщества, но сторонники у теории Фрейда все же нашлись.

Адлер выступал в защиту этой работы, и Фрейд, тронутый его активным участием, пригласил Адлера в дискуссионную группу по психоанализу. Фрейд писал Юнгу, что считает Адлера «вполне приличным и очень умным человеком», хотя и не разделял новаторских идей молодого врача. Сам Адлер тоже не был согласен с теорией Фрейда о том, что все психологические проблемы вызваны подавленной сексуальностью.

Он развивал свою теорию, согласно которой характер человека формируется под влиянием социальных факторов, а сам человек стремится реализовать потребность в самоутверждении и превосходстве над другими, компенсируя так называемый комплекс неполноценности. Этот термин, который в современном мире используется на каждом шагу, ввел в обращение именно Альфред Адлер.

В 1907 году вышла книга Адлера «Исследование неполноценности органов». Описанные в ней теории формирования психики Фрейд воспринял в штыки. После этого отношения между двумя врачами продолжали накаляться. В 1910 году Адлер стал президентом Венского психоаналитического сообщества, а через год после этого Фрейд публично раскритиковал его подход. Адлер добровольно покинул свою должность и вместе со сторонниками сформировал «Общество свободных психоаналитических исследований», которое затем переименовали в «Ассоциацию индивидуальной психологии».

Раскол в психоаналитическом сообществе был неизбежен, но многие из участников этого процесса воспринимали его тяжело. Фрейд был крайне расстроен ссорой с Адлером, о чем свидетельствуют его письма Юнгу. При этом он называл новое общество психоаналитиков не иначе как «бандой Адлера» и запрещал членам Венского психоаналитического сообщества общаться с ними.

После «разрыва» с Фрейдом Адлер продолжал вести активную профессиональную жизнь. Он изложил основные концепции индивидуальной психологии в работе «О нервном характере» (1912 г.), начал выпускать «Журнал индивидуальной психологии», работал военным врачом во время Первой мировой войны.

После войны, в 1919 году, он создал первую детскую реабилитационную клинику. В течение нескольких лет он развивал это направление, и через несколько лет в Вене работало уже несколько десятков подобных учреждений. В каждом из них был врач, психолог и социальный работник. Это был не просто успех. Это был огромный вклад в развитие медицины. Примеру Адлера последовали в Германии, Голландии и США.

В конце 1920-х годов Адлер принял приглашение читать лекции в США, стал сотрудником Колумбийского университета. С 1932 года постоянно проживал в США, много преподавал в разных учебных заведениях. В 1937 году его пригласили прочитать лекции в Шотландии. 67-летний Адлер приехал в шотландский Абердин, но 28 мая скоропостижно скончался от сердечного приступа. Его могила находится в Абердине.

Поэтика адлеровской терапии | Журнал Практической Психологии и Психоанализа

Комментарий: Глава из книги Джеймса Хиллмана «Архетипическая психология» (2006), вышедшей в свет в издательстве Когито-Центр.

«Каждый, кто интересуется «психоанализом» и стремится получить адекватное представление о всей области современной психиатрии, непременно должен ознакомиться с работами (Альфреда) Адлера. Он найдет в них источник вдохновения…»

(К. Г. Юнг)

Современный человек, изучающий глубинную психологию, знает, что Альфред Адлер входит в триумвират создателей данной области исследований, и на этом его знакомство с Адлером, как правило, заканчивается. Нет ни архива Адлера, ни тома его переписки. Известны лишь несколько фотографий Адлера. В кругу энтузиастов популярной психологии его имя упоминается редко. Родом Адлер из Бургенланда в Австро-Венгрии (родина Листа и Гайдна). Он был врачом общей практики со специальной подготовкой в области офтальмологии. Еврей, обращенный в протестантскую веру, Адлер выглядел пухлым, приземистым человеком с бледным лицом. Во время Первой Мировой войны он служил на русском фронте. Большую часть своей жизни он прожил в Вене. Был моложе Фрейда на четырнадцать лет и на пять лет старше Юнга. Адлеру было 32 года, когда в 1902 г. Фрейд предложил ему войти в состав группы из пяти человек, которые составили первоначальное психоаналитическое общество. Несколько лет спустя, в 1907 г., когда была издана классическая работа Юнга «Психология раннего слабоумия» (Jung, CW, 3) 1), Адлер опубликовал свою классическую работу «Ueber Minderwertigkeit von Organen», которая была издана через десять лет на английском языке под названием «Исследование неполноценности органов и ее психическая компенсация».

Адлер сам отчасти был виновен в недостаточном внимании научной общественности к его открытию. Свое остроумие и проницательный ум он тратил на рассказывание анекдотов и беседы в кафе либо скрывал в стиле изложения, который слишком упрощал и искажал мысль. Его психическая восприимчивость была направлена на оценку достоинств музыкальных и вокальных произведений и на работу с портными, учителями и работниками социальной сферы, составлявших его клиентуру, которая существенно отличалась от клиентуры Фрейда и Юнга. Причем, если Фрейд в своей долгой жизни при столкновении со страданиями проявлял стоическое патриархальное величие, а внешние атрибуты жизни Юнга имели вид варварской пышности, то дальнейшая жизнь Адлера характеризуется уединенностью. Он вел жизнь изгнанника в нью-йоркской квартире в период депрессии, проводя вечера в кинотеатрах, а не за письменным столом в кабинете. Умер он в возрасте 67 лет на улице далекого шотландского городка. Как и его великие соратники, Адлер также воплотил в своей жизни и смерти свои основные идеи: человеческую неполноценность и чувство сострадания.

После издания переписки между Фрейдом и Юнгом они как члены первоначального триумвирата основателей психоанализа выдвинулись на передний план. Последователи в основном оставляли без внимания взаимосвязь идей Адлера и Юнга. В своем капитальном исследовании начальных форм глубинной психологии Генри Элленбергер, например, лишь дважды, причем вскользь, упоминает о Юнге в главе, посвященной Адлеру. Сам Юнг был достаточно хорошо знаком с ранними основными работами Адлера и кратко изложил их содержание в своих публикациях. Он многократно высказывал свое уважение к Адлеру. Во время борьбы Адлера с Фрейдом Юнг вначале поддерживал Фрейда, но затем в одном из важных писем (FJL, Dec. 1912, J 335) Юнг допускает оговорку, указывающую на его отождествление с Адлером и независимостью.

Но кроме совместной борьбы с Фрейдом Юнга и Адлера объединяло нечто большее. Они оба испытали на себе влияние Канта и Ницше и оба опирались (разрабатывая по-разному) на такие общие основные понятия, как смысл, индивидуальность, коллективное сознание и чувство близости, противоположности и компенсация, а также психическая бисексуальность. Если говорить о наличии у Юнга фрейдовских параллелей, то даже в большей степени существуют и параллели адлерианские.

В своих исследованиях Адлер затрагивает практические аспекты анализа человеческой судьбы, которые представлены в данной главе и составляют одну из основных тем этой книги: что мы делаем с сознанием несовершенства? Как нам жить с этим сознанием? Если каждый из нас одновременно испытывает ощущения изначальной неполноценности и базовое человеческое стремление к совершенству, тогда как мы можем распознать наши низины и возвыситься до наших вершин? Разве не здесь заключено исцеление, которого мы ищем: освобождение от двойного проклятия нашего западного мифа — видения совершенства духа и фундаментальной ограниченности материи, двух архетипических вымыслов, которые определили два значения слова «потребность» как влечение и как полное отсутствие чего-либо. Далее: какая связь существует между местом вымысла в исцелении, к которому мы стремимся, и местом пребывания психики, между совершенством духа и ограниченностью материи? Адлер был глубинным психологом, который взял эти темы — двойственность человеческой природы, неполноценность, совершенство, вымысел — в качестве основных концепций для своей метафоры человеческой природы.

Если точно следовать идеям Адлера, то эти концепции, вероятно, лучше представить как вымыслы. Ибо, несмотря на характерную для него мрачность стиля, он не так уж педантичен и лишен воображения, как кажется. Все основные концепции Адлера можно рассматривать как поэтику жизни в той мере, в какой фрейдовская теория сновидений и юнговская теория архетипических образов рассматривается в качестве поэтики, как результат деятельности воображения.

а. Неполноценность органов и неполноценность органического

Уже в египетских медицинских обрядах фиксировалась взаимосвязь между определенными органами тела и изображениями определенных божеств. При подготовке мумии к бальзамированию легкие помещали в сосуд в форме обезьяны, кишки — в сосуд с крышкой в форме сокола, желудок — в сосуд, увенчанный головой шакала, а печень — в сосуд с головой человека. Изъятые органы размещались под «рубриками» изображений божеств или архетипических структур, которым, как считалось, они должны были соответствовать или принадлежать. В средневековой медицине отчасти благодаря Галену и исламу различные виды душ — животные, растительные, генеративные, духовные, родовые — ставились в соответствие с различными областями и системами человеческого организма. Позднее Платнер (1744-1818) считал, что каждый основной орган обладает своей жизненной силой. В середине XIX в. Домрих подчеркивал взаимосвязь между определенными эмоциями и определенными органами. В конце XIX в. Вернике считал, что основные органы имеют свои символические изображения. Юнг (Jung, CW, 15, par. 166; рус. пер. — Юнг. Т. 15. С. 158; Jung, CW, 12, par 140) ссылается на точку зрения Вернике и в своих тавистокских лекциях (Jung, CW, 18, par. 135, 299) приводит несколько замечательных диагностических соображений, сопоставляя психические образы с органами тела. Аналогичные рассуждения лежат в основе фрейдовской теории особенностей характера, которые соотносятся с различными физиологически эрогенными зонами.

Адлеровская теория характеризуется большей всеобщностью и в то же время большей детализацией. Адлер утверждает, что у каждого из нас существует точка наименьшего сопротивления, органическая ахиллесова пята, которая определяет основные направления нашей психической жизни. Адлер приводит множество примеров, среди которых он упоминает «дефектное строение уха Моцарта, отосклероз Бетховена, меченое ухо Брукнера», галлюцинаторные явления у Шумана и предполагаемую детскую глухоту Клары Шуман (OI, par.60). В одном из примеров он ссылается на исследование, в котором показано, что более 70% учащихся художественных училищ имеют дефекты зрения (OI,par.61).

Адлер устанавливает взаимно-однозначное соответствие между аномалией органа и психической деятельностью: уши — музыка. На чрезмерную упрощенность и «ненаучность» такого подхода ему указали в учебной комиссии, которая единогласно отказала ему в приеме в докторантуру венского университета (EII, 586). Его теорию неполноценности органов не сочли достаточно научной на основании существовавших в то время критериев, во-первых, потому что в соответствии с этой теорией органы рассматриваются как целостные функциональные системы, связанные с конституцией (что не тождественно наследственности) и, во-вторых, потому что она не учитывает микроуровень органов и их взаимосвязи. Таким образом, наше внимание привлекает отнюдь не физиологически буквальное представление о неполноценных органах. Напротив, наше внимание привлекает психологически образное представление о том, что вся наша психологическая жизнь проистекает из ощущения органической слабости (т. е. не столько из ощущения неполноценного органа, сколько из ощущения органической неполноценности), что мы как физические существа слабы по природе и что именно неполноценность претворяет нашу психическую жизнь в действие (par.161). По словам Адлера, «осознание индивидом соматической неполноценности превращается в постоянную движущую силу развития его психики» (NC, par.1). «Неполноценный орган постоянно требует к себе особого интереса и внимания» (NC, par.11). Та или иная из наших органических систем — горло и опухоль, колени и их подвижность, кожа и ее экспрессивная/защитная чувствительность — становится комплексом или образом, на котором сосредоточивается наше психическое внимание, аналогично тому, как крошечное пятнышко крови на платке Ганса Касторпа становится импульсом появления образа волшебной горы.

Неполноценный орган способен передавать информацию, поскольку существует то, что Адлер называет «диалектом органа», «жаргоном органа», с помощью которого этот орган расскажет нам о нас самих, когда мы изучим его язык. В качестве доминирующего образа, пораженный орган постоянно требует нашего внимания и служит «неиссякающим источником данных» (NC, par.7) для наших психических фантазий и проявлений. Таким образом, «благодаря интроспекции и сосредоточению внимания на этих неполноценных точках» (NC, par.8) они служат местами сосредоточения огромных потенциальных возможностей. «Вся наша человеческая культура основана на ощущениях неполноценности» (L, par.45).

Мы не должны слишком узко и буквально понимать местоположение органа и ощущение неполноценности. В этом случае Адлер имел в виду также и крайние проявления своеобразия любого рода, включая необыкновенную красоту (ОС’67, par.473). Тем не менее жизнь души проистекает из ощущения своеобразной неполноценности, сосредоточенного на одном существенном органическом образе, причем это место сосредоточения становится pars pro toto (часть вместо целого) для неполноценности всех живых существ вообще и каждого живого существа в частности, т. е. это место превращается в образ во плоти, который, подобно даймону, направляет и оберегает действительное развитие психической жизни индивида. Наше развитие осуществляется в области наших слабых точек, которые служат источником нашей жизни. Поэтому, погружаясь в глубины адлеровской интуиции, мы обнаруживаем, что любая фантазия об исцелении, которая утрачивает это ощущение органической неполноценности, определенное местоположение в телесном образе, также утрачивает ощущение самой души. В письме к Лу Саломэ (Lou, par.161) Адлер подчеркивает следующую мысль: «Психическое — это название для обозначения потенциальных возможностей жизни неполноценного существа». Вообще говоря, ощущение души означает ощущение неполноценности. В настоящее время благодаря Адлеру древнее стремление определить местоположение души в теле получило иной смысл: наша душа есть наше место наименьшего сопротивления.

Место наименьшего сопротивления, безусловно, служит тем местом, в котором сопротивление концентрирует оборонительные силы. В местах нашей наибольшей уязвимости и незащищенности мы проявляем наибольшее упрямство и прилагаем максимальные усилия, чтобы скрыть такие места. С точки зрения психотерапии адлеровская теория неполноценности органов представляет такую формулу: наиболее близко мы приближаемся к душе, когда самым внимательным образом рассматриваем ее защитные механизмы. Терапевтическая задача состоит не столько в том, чтобы разрушить защитные механизмы и преодолеть сопротивление, сколько в том, чтобы вновь открыть необходимость этих механизмов и проявлений, которые служат реакциями психики на свои слабости. Душа состоит из своих защитных механизмов и проявлений.

В плане исцеления адлеровская теория неполноценности органов позволяет сделать несколько интуитивных открытий. Во-первых, она позволяет переместить «бессознательное» из ментальной сферы в сферу переживания неполноценности. Бессознательное обеспечивает непосредственное переживание неадекватности, и поэтому мы постоянно создаем бессознательное, защищаясь от ощущения неполноценности. Во-вторых, Адлер придает особое значение телесным симптомам. Они позволяют нам сохранить связь с душой, поскольку напоминают о неполноценности. В качестве девиза можно было бы взять слова «Ваша душа — в вашем симптоме». В-третьих, Адлер дает новую формулировку старой проблеме конфликта между душой и духом и прослеживает его существование в жизни человека начиная с детского возраста. Устремленная ввысь часть нашего существа, которая исторически считается духовной, подавляет другую часть, считающую себя совершенной, а свою соседку — неполноценной и женственной. Иерархическая перспектива духа помещает душу в сферы, которые считает более периферическими и низкими, т. е. в органическое тело, в котором душа сообщает о своем существовании с помощью симптомов.

б. Невротическое мышление и гермафродит

Неполноценность проявляется в стиле нашего мышления. Из-за ощущений неполноценности и неуверенности мы создаем умственные концепции для установления над ними контроля. Эти концепции выполняют функцию путеводных вымыслов, руководящих фантазий, с помощью которых мы объясняем мир. Самую существенную из этих форм невротической защиты, к которой, вероятно, можно свести все другие формы, Адлер называет «антитетическим мышлением», «которое реализуется в соответствии с принципом противоположностей» (NC, 2, 33). Ум создает противоположные полюса: сильный/слабый, верхний/нижний, мужское/женское — и эти путеводные вымыслы формируют наш жизненный опыт. Антитезы разделяют мир на две ясно очерченные части, позволяют применять силу в волевых действиях и спасают нас от ощущения слабости и бессилия. Более важным, чем эти пары, представляется то, что антитетическое мышление служит утешительной мерой защиты от истинной реальности мира, которая, по мнению Адлера, характеризуется скрытыми дифференциациями, а не противоположностями (L, par.74). С точки зрения Адлера, представление о том, что абстрактные противоположности отражают реальность, опирается на невротическое мышление, поскольку все антитезы в конечном счете относятся к силовой концепции соотношения между высшим и низшим, воплощенных в обществе в форме мужского и женского начал.

Таким образом, вместо следования логике реальности, антитетическое мышление создает иллюзию власти над ней. Кроме того, антитетическое мышление характеризует примитивное сознание (как это было «открыто» Леви-Строссом в его бинарной структуре мифа). Как говорит Адлер, в «мифологии», в легендах, космогонии, теогонии, в примитивной эстетике и произведениях психотиков осуществляется резкое разграничение основ философии и явлений с помощью абстрагирующего вымысла. Стремление к такому разделению … берет начало в защитной тенденции» (A&A,par.248). Эта «антитеза, сформулированная в аристотелевских категориях, и противоположности, приведенные в таблице Пифагора, проистекают из ощущения неуверенности… Не следует впадать в широко распространенное заблуждение, усматривая в этом сущность вещей» (NC, par. 25’PLS A&A,par.229).

Конечную основу антитетического мышления составляет пара мужское/женское, «единственная реальная антитеза» (NC, par. 99), которая в свою очередь сводится к переживанию в раннем детстве «психического гермафродитизма» (такое название имела научная статья, опубликованная Адлером в 1910 г.). «Психика имеет как женские, так и мужские особенности (IP, 21), поэтому начиная с детского возраста мы отождествляем с женским не только слабость и неполноценность, но и амбивалентность, обусловленную слабостью. Более того, гермафродитическая амбивалентность указывает на неполноценность и «воспринимается в определенно антитетической форме», которая защищает нас от ощущения неполноценности (NC, par.353). Общество убеждает нас в том, что возможны только две половые роли» (U, par. 135), и поэтому происходит «рассечение» (NC, par. 345). Неуверенности соответствует необходимость выбора либо/либо или альтернативное мышление, которое Юнг связывал с сознанием Эго 2) (Jung, CW 8, par. 557) и с односторонностью невроза 3).

Мы можем отметить здесь, что «открытие» бессознательного произошло одновременно с «открытием» бисексуальности. С тех пор глубинная психология начиная с Флисса, Вейнингера, Эллиса и Ломброзо и кончая Фрейдом, Адлером, Юнгом и Ньюманном двуполушарностью мозга и причуд андрогинности продолжает соединять эти два вида двойственной природы. Бисексальность становится неотличимой от биментальности, поэтому два вида ментальной деятельности наделяются признаками пола, а двойственность ума также выражается в терминах мужского или женского рода (IP, par. 21).

В этом вымысле, как мне кажется, скрывается архетипическая личность, та фигура, которую Адлер назвал Гермафродитом, фигура, которая соединяет в себе не только два рода, но и две основные мысли глубинной психологии: алхимические тайны и герменевтику с эротическим воображением, которое приписывает тот или иной пол своим предметам. Гермафродит — дитя Гермеса и Афродиты. Он предвещает появление мифологической темы, которая одновременно характеризуется бесчестием, либидинозностью, неестественностью, невероятной причудливостью и тем не менее увлекает нас в область мистерии, вызывая ненасытное любопытство.

Эта фигура одновременно проявляется в виде антитетических противоположностей, которые составляют ее суть и тем не менее не могут восприниматься буквально. Мы сталкиваемся с замечательными амбивалентностями, со снедаемым любопытством субъектом познания (сексуальный компонент герменевтического стремления) и с непостижимым объектом познания (сопротивление алхимической тайны). Сколь бы отталкивающей ни была эта фигура, она в то же время является порождением Афродиты, неизменно соблазнительным и привлекательным. Глубинная психология, подобно гермафродиту, требует дальнейшего раскрытия загадок, она способна придавать объектам форму либидо без их эротизации и переносить фантазию в сферу неправдоподобной любви, которая не предназначена для производства потомства. Глубинная психология попыталась свести эти явления к различным рациональным объяснениям, но мифологическую основу лучше искать в той фигуре, о существовании которой напомнил Адлер.

Не только Адлер, но и Фрейд с Юнгом опирались на фигуру гермафродита в своих представлениях о цели психоанализа. С точки зрения Фрейда эта цель состоит в преодолении страха перед кастрацией у мужчин и стремления к обладанию пенисом у женщин. С точки зрения Юнга эта цель выражается в откровенно сексуальных представлениях об инцесте, небесном браке и гермафродитической конъюнкции. Только гротескный образ Гермафродита позволяет в определенной мере понять то, что эти научные, объективные и серьезные идеи выражаются с помощью столь странного, почти порнографического языка органов.

Если восстановление в той или иной форме психического гермафродитизма имеет существенное значение для понятия исцеления во всех трех глубинных терапиях, тогда любую дизъюнктивную операцию следует считать противопоказанной. Мы не можем рассчитывать на то, что Эго, созданное по образу и подобию героя с мечом (символом принятия решения) в руках, приведет нас к исцелению. В нем воплощена лишь одна из очевидных форм мужского протеста против ощущения неполноценности, а его ахиллесова пята и геркулесово одеяние служат признаками его врожденного гермафродитизма. Психический гермафродитизм заключает в себе рядоположенности, не воспринимая их в качестве противоположностей. Противоположности между сознательным и бессознательным, мужским и женским, позитивным и негативным, индивидуальной душой и обществом расчленяют естественную для гермафродита амбивалентность. Гермафродит являет собой образ, в котором естественное является неестественным,- изначальный образ противоестественного (contra naturam — против природы). Физический подход к проблемам естественных тел и биологического пола подвергается пересмотру на основе особенностей неестественной фантазии. Природа трансформируется с помощью деформирующей ее имагинации, физическое (physis) преображается поэтическим (poiеsis).

На основании вышеизложенного мы можем составить представление о том, какие вымыслы исцеляют: абсурдные, неосуществимые, вымыслы неточные, которым органически чужда однозначность. Разве это само по себе не есть вымысел? Не поэтому ли после нескольких веков просвещения психотерапия в отчаянии обратилась к мифам за поддержкой для своей терапии, ибо без мифа гермафродит превращается в грустного, странного транссексуала, в обычного пациента, лишенного вымышленной истории. Если Асклепий являет собой архетипическую фигуру целителя, то Гермафродит воплощает в себе архетипическую фигуру исцеления, психическое исцеление воображения, исцеляющий вымысел, вымышленного целителя, для обозначения которого не подходит ни одно личное местоимение. Этот персонаж не может существовать в жизни, но необходим для воображения.

Эта фигура также помогает нам произвести переоценку антитетического способа мышления. Сам способ мышления становится сиамским близнецом инсайта. Идея никогда не существует в одиночестве, она всегда нераздельно включена в сизигию 4) и интуитивно постигается другим членом пары. В пределах этих пар мы можем созерцать саму интуицию, рассматривать свое собственное отношение. Любая интуиция предполагает наличие точки зрения, с которой она рассматривается: то, что представляется мне как неполноценное и слабое рассматривается с точки зрения другого элемента пары как превосходство и сила. Ничто не существует как таковое. Я не могу видеть пылинку, не замечая в то же время луча света.

Таким образом, когда мы сталкиваемся с антитетическим мышлением, нас перестает интересовать, как реализовать конъюнкцию, выйти за пределы опыта, найти синтетическое третье, или произвести андрогина. Ибо при таких операциях антитезы понимаются буквально, не позволяют сознанию отойти от своих невротических построений и перейти от фрейдовских фактов к адлеровским вымыслам (Lou, par. 52, par. 127). Вместо этого нас интересует, что мы уже сделали, дабы избавиться от нашего двойника, который был нам дан вместе с душой, от амбивалентного, неполноценного, даже постыдного сознания нашего психического гермафродита. Эта фигура не только скрывается в «противоположностях» (которые используются в качестве защиты от нее), но и реализуется в качестве цели терапевтической деятельности, странной, в высшей степени неестественной и фантастической, а в некотором отношении даже постыдной.

в. Вымышленные цели

Критический отказ от представлений о двойственной природе души Адлер называет «мужским протестом», потребностью победить, занять господствующее положение. Он также называл этот отход «стремлением к совершенству» или «превосходству». Вначале он полагал в качестве оснований этого стремления социалдарвинизм и борьбу за выживание, неполноценность биологических органов и потребность преодолеть слабость, а также ницшеанскую волю к власти. (В то же время Юнг рассматривал переход от неоднозначности к направленному гелиосознанию на основе героического мифа [Jung, CW 5]). По мере развития своих воззрений Адлер стал рассматривать индивида как единственную основу стремления к совершенству. Оно составляет своеобразие человеческой природы, «стремление, побуждение, нечто такое, без чего жизнь стала бы немыслимой» (A&A, par. 104). В своих последних работах он меняет местами передний и задний планы: ощущение неполноценности не вызывает у нас стремления к превосходству, а проистекает из «врожденного» стремления к превосходству. Возвышенный дух теперь не вознаграждает преисполненную благоговения душу и не компенсирует ее слабость, а требует от нее больше, чем она способна реализовать.

Не следует слушать Адлера ушами Юнга, полагая, что «великое стремление ввысь», как называет его Адлер, и есть самость как реальность в буквальном смысле этого слова.

Это очень важный и деликатный момент. Адлер говорит: «Стремление к совершенству является врожденным. Это высказывание не следует понимать буквально, как будто стремление способно все привести к совершенству и нуждается лишь в саморазвитии» (A&A, par. 104). Я полагаю, что он проводит различие между врожденным духовным финализмом, который характеризует всю психическую деятельность, и вымышленными целями, с помощью которых душа представляет себе идеальные цели. Он предостерегает против понимания «врожденного» стремления как конкретного влечения (в понимании Фрейда) или как эмпирического факта, для доказательства которого мы собираем данные (в понимании Юнга). Мы стремимся к совершенству, но совершенство не имеет конкретной эмпирической цели. Адлер мог бы первым ответить на наш вопрос о стремлении души следующим образом: душа стремится, поскольку конечная причина стремления (его telos) должна оставаться нереализованной. Каждое ее движение характеризуется внутренней целенаправленностью, и тем не менее она не способна воплотить свою целенаправленность в виде какой-либо конкретной цели.

Здесь мы имеем дело с проницательностью адлеровской мысли, ибо его «стремление к совершенству» составляет концепцию духа, который невозможно зафиксировать ни в одном из его откровений даже в тех случаях, когда он насыщает смыслом все стремление. В данном случае позиция Адлера скорее сближается с позицией того Юнга, который рассматривает конечное как точку зрения на все психические события (психические события как целенаправленные), чем с позицией того Юнга, который стремился конкретизировать цель, включая ее в состав доказуемого процесса индивидуации самости.

В отличие от Фрейда и Юнга Адлеру удалось устранить конкретизацию потому, что он пользовался иным источником, «Философией условности» Ганса Вайгингера, которому он неоднократно высказывал свою признательность (IP, par.224, 230, NC, EI, par.606-608, 630-631, A&A, par. 76-89). Хотя Адлер и не всегда был способен разглядеть условности в своих конкретизациях, тем не менее наиболее характерная или ценная для нас особенность его психологии состоит в его понимании абсолютно вымышленного аспекта нашей сознательной психики. Как сказал Вайгингер, «субъективное есть вымышленное» (V, par.108). Психика создает концепции и образы, а ум использует их в качестве проводников или, по словам Адлера, «путеводных вымыслов».

Таким образом, совершенство является необходимым вымыслом, который в прагматическом отношении так же необходим, как и то, что истина «является лишь самым целесообразным заблуждением» (V, par.108). Когда мы осознаем цель совершенства, к которой мы стремимся, как нечто невозможное в объективном и буквальном смысле, тогда мы также можем осознать, сколь необходимо это вымышленное совершенство. Психика подбрасывает нам цели в качестве наживки, чтобы поймать живую рыбу, и создает вымыслы, чтобы подтолкнуть нас к действию и направить наши действия в нужное русло. Как сказал Юнг, «духовная цель, указывающая на нечто запредельное, абсолютно необходима для здоровья души» (Jung, CW 17, par. 291). И в этом случае мы имеем не определенную цель, не сформулированную задачу, а ощущение цели (у Адлера и Юнга), которое характеризуется перспективностью. Это — телеологический подход, ибо, как говорит Юнг, «бесцельных психических процессов не существует» (Jung, CW 5, par.90). Все имеет значение, все значимо. Мы сознаем целенаправленность: существует путь и мы движемся по этому пути, находимся в процессе движения вперед, который Адлер назвал стремлением к совершенству, а Юнг — индивидуацией.

Для обозначения пути в греческом языке употребляется слово methodos, метод. Понимание того, а чем говорят Адлер и Юнг, соответствует пути или методу психотерапии, чья основная задача состоит в сохранении ощущения пути с помощью ее метода. Мы можем идти этим путем, только защищая целенаправленность от конкретизации, от определенных целей. Действие целей, особенно возвышенных и прекрасных целей, можно сравнить с действием идей, получивших слишком высокую оценку, или с действием корней заблуждений, питающих огромные кроны деревьев, под которыми укрывается паранойя, или с распространением идеалов огромной значимости, характеризующих позитивные цели огромного числа современных направлений терапии. Мы достаточно часто наблюдаем пагубное воздействие целей в повседневной жизни, когда вера в доминирующую идею нашей жизненной задачи, в то, что мы должны сделать, в смысл нашего существования (raison d’etre) оказывается именно той целью, которая преграждает путь. Поэтому психотерапия включает в свою сферу неполноценную личность, малые орбиты путей как целей. Психотерапию, быть может, можно было бы определить как метод малых величин, которые и составляют сам путь.

Поскольку цель служит путеводным вымыслом, она является вымыслом исцеляющим. Исцеление составляет ту цель, которая приводит нас в сферу терапии, и мы исцеляемся от этой цели, когда сознаем ее как вымысел. Теперь цель превратилась в психическую реальность, стала самой психической реальностью, и поэтому путь действительно превратился в цель. Этот лишенный конкретизации метод исцеления, столь ироничный, неопределенный и парадоксальный, одновременно способствует и препятствует реализации нашего стремления (как будто два значения слова «стремление» неожиданно объединяются) и свидетельствует о наличии меркурианского сознания Гермеса, проводника душ, путеводителя, наставника на жизненном пути.

Таким образом, самое лучшее, что психотерапия может сделать,- это обеспечить гармонизацию вымышленного ощущения. Тогда цели, к которым стремится терапия,- полнота развития, завершенность, целостность, актуализация — можно рассматривать как путеводные вымыслы. В этом случае они не блокируют путь. Терапия становится не столько опорой «великого стремления ввысь», сколько задачей устранения конкретизаций вымыслов, в которых определяется цель, и мы фактически защищаемся от врожденной «устремленности» души с помощью наших целей. В этом заключается терапия «перспектив» (U, par.14). При этом цели духа не становятся иллюзиями, к которым относятся с известной долей цинизма, поскольку являются «всего лишь» вымыслами. Мы просто не воспринимаем их в пределах их конкретики как цели и истины. В качестве вымышленных перспектив или фантазий они плодотворны и целесообразны, поскольку значение вымысла состоит в том, что он составляет «более сознательное, практичное и плодотворное заблуждение» (U,par.94).

Ощущение вымысла как бы становится целью психотерапии и должно составить путь нашего совершенствования. Отсюда следует, что единственное возможное совершенствование, к которому может стремиться душа,- это совершенствование своего вымышленного понимания, самореализация в своих образах, когда она сама становится вымыслом в ряду других вымыслов. Терапия подвергает душу процессу разложения ее самопроявлений (EI,par.608) на ряд перспектив. Этот метод условностей сохраняет открытым путь и занимает положение, аналогичное методу Адлера в тех случаях, когда он максимально сближается с религиозным представлением о том, что конечная цель составляет сам путь, в данном случае путь вымысла.

г. Социальное чувство

Четвертым основным компонентом адлеровской теории является социальное чувство (Gemeinschaftsgefuhl), или социальный интерес. «Мы отказываемся признавать ценность и рассматривать отдельного человека» (A&A, par. 127), поскольку невозможно отделаться от «ироничной логики общественной жизни» (A&A,par.127). Несмотря на доктринерский педантизм, у Адлера все еще сохраняется субъективистский «вывих», ибо социальный интерес является не социальным фактом, а социальным чувством, «сокровенным чувством принадлежности ко всему человечеству» (ОС, par.472), sub specie aeternitatis (с точки зрения вечности)(A&A, par.142). Железная логика социальной включенности рассматривается не с социологической, а с психологической точки зрения. Дело не в том, что на первое место ставится общество, а в том, что психическое в своей основе mitmenschlich (человечно).

С точки зрения Адлера для индивида составляют проблему, в том числе и социальную, не только обстоятельства, но и их значение (L, par.9). Следует учитывать, что адлеровский социальный интерес, начиная с его раннего марксистского социализма и кончая поздним альтруистическим идеализмом, был психосоциальным аналогично тому, как фрейдовское рассмотрение сексуальности было психосексуальным. Те, кто обладал менее изощренным умом, чем Адлер и Фрейд, впоследствии истолковали их идеи в узком, буквальном смысле. Так, возникло ошибочное представление о том, что интересы Фрейда ограничиваются сексуальностью как таковой, а интересы Адлера ограничиваются обществом (интересы Юнга ограничиваются религией). В своей психологии Адлер формулирует присущий психике альтруизм аналогично тому, как Фрейд разрабатывает концепцию сексуальности психики, а Юнг — концепцию ее религиозности.

Таким образом, общественное бытие составляет неотъемлемую часть человеческого существования вообще. Чем более полную и зрелую форму приобретает это существование, тем в большей мере социальный интерес определяет поведение и цели человека. В качестве существ, наделенных душой, мы ощущаем свою глубоко внутреннюю связь со всем человечеством, прошлым, настоящим и будущим. В тех случаях, когда Юнг приводит объективные доказательства существования этой всеобщей связи на основе архетипических моделей, проявляющихся с помощью истории, культуры и инстинкта, Адлера интересуют ощущение всеобщей взаимосвязанности, ее реализация в том виде, как она действует на практике. Каким образом поведение людей соотносится с их альтруистическим ощущением принадлежности к мировому сообществу? В данном случае философской основой служит этика Канта, императив человеческих отношений.

На вопрос «где происходит соединение кантовского этического идеала с ницшеанской волей к власти?», следует ответить, что такое соединение происходит в обществе. Кажущееся противоречие между «двумя великими стремлениями»- врожденным социальным чувством (Gemeinschaftsgefuhl) и врожденным стремлением к превосходству (UHN,par.120) — разрешается в теории Адлера с помощью идеи разума, которая также была заимствована у Канта. Для того чтобы путеводный вымысел был полезным с точки зрения эвристики и не имел признаков невротизма, он должен быть разумным и отражать здравый смысл и общезначимые умозаключения о существующем обществе. Мы достигаем превосходства только тогда, когда становимся разумными, а это предполагает признание значимости социального интереса, в результате чего наши поступки рассматриваются как превосходные с точки зрения общества и становятся полезными для других людей.

Поэтому гениальная личность, с точки зрения Адлера,- это не отдельный человек, определивший свое время или изгнанный из общества. «Гениальная личность — это преимущественно в высшей степени полезная личность». «Человечество называет гениями только тех индивидумов, которые внесли ощутимую лепту в развитие общего благосостояния. Мы не можем представить себе гения, который не принес бы человечеству никакой пользы» (A&A, par.153). В своем высшем развитии конечное представление о превосходстве,- фантазия гения,- также содействует формированию социального чувства. Действительно, гений представляет собой личность, обладающую максимальной способностью постигать железную логику общественной жизни и выражать «общую взаимозависимость космоса, который живет в нас, от которого мы не можем полностью абстрагироваться и который наделяет нас способностью ощущать себя в других людях» (EI,par.609).

Когда мы еще раз задаем Адлеру вопрос «Что нужно душе? Какова ее врожденная интенция?», он отвечает нам, что она нуждается в обществе. Душа стремится разумно жить в обществе, отражающем прошлый, настоящий и вечный космический смысл, когда душа как потенциальная возможность такого порядка, стремится к определенной цели и придает смысл каждому акту, как будто каждый акт «содействует развитию» жизни, направляя ее в русло общественного и космического совершенствования. «Содействие развитию — вот истинный смысл жизни» (L, par.14).

Но — и это «но» имеет весьма существенное значение — «область значений», говорит Адлер, «является областью ошибок» (L, par.9), так что какое-либо значение мы приписываем тому предмету, к которому стремится душа, и существует столько значений, сколько существует людей, «имеющих право на ошибку». Следовательно, то, чего хочет душа, должно быть мнимым ошибочным пониманием любого, предлагаемого душой значения. В этом состоит единственный путь совершенствования общества в том смысле, в каком Адлер понимал совершенствование.

Мы не можем дать ответ на вопрос о предмете стремления души в форме какого-либо несомненного факта или цели, не сознавая в то же время, что данная цель является вымыслом и что конкретизация этой цели является ошибкой, даже если такая ошибка неизбежна. Несомненность заключается в идентификации с единственным значением, когда мы утверждаем свое личное понимание как «окончательное положение» (L, par. 146), которое лишь способствует нашему обособлению, оказывая разрушительное воздействие на наш врожденный альтруизм и отчуждая нас от общества. Такая форма обособленности также является безумием. («Высшая степень обособленности представлена безумием» — L, par. 184). Поэтому при буквальном понимании адлеровская цель общества способствует нашему обособлению, как, например, мы можем наблюдать в случае реформаторов, благодетелей человечества и террористов. Чем увереннее они идентифицировали себя со своим социальным чувством, тем обособленнее и безумнее они становились. (Тем не менее в моменты поражения и бессилия они прилагают все усилия, чтобы соединиться с обществом, над которым они старались установить свое господство.) Таким образом, социальное чувство не может дать ответ на вопрос «Что нужно душе?» и сформулировать свою цель, оно может служить лишь в качестве средства отображения всех наших целей. Способствуют ли они развитию сочувствия к другим людям? Воплощается ли в них сочувствие к другим людям? Таким образом, социальное чувство позволяет нам обнаружить наши обособляющие вымыслы и наши ошибки. При дружеском общении социальное чувство выражается в эмпатии к нашим ошибкам и юмористической терпимости, определяемой ощущением вымысла. Мы человечны не столько благодаря добродетели наших идеальных целей, сколько благодаря пороку нашей неполноценности. Поэтому ощущение несовершенства, юнговская тень, составляет единственное возможное основание адлеровской цели социального чувства. Эту мысль Юнг выразил следующим образом (Jung, CW, 10, par.579): «Взаимоотношения не основаны на… совершенстве… напротив, в их основе лежит несовершенство, чувство слабости, беспомощности… причина и мотив зависимости».

Закончить этот раздел цитатой из Юнга — значит упустить из вида особенность адлеровского подхода. Тень слабости не только моральна, но еще и смешна. К несовершенству лучше всего относиться с чувством юмора, самоиронии, используя смеховую разрядку и допустимое самоуничижение, которое не нуждается в последующем компенсаторном стремлении к высоким идеалам. Ощущение несовершенства нередко служит одним из способов формирования общественного чувства; другим, более надежным способом служит слишком человеческое чувство юмора.

Примечания

 

1) Рус. пер. — Юнг К.Г. Работы по психиатрии. Спб., 2000.

2) Юнг К.Г. Символы трансформации. М. 2000, пар. 4-20,; Юнг К.Г. Структура психики и процесс индивидуации. М. 1996. С. 194.

3) К.Г. Практика психотерапии. СПб. 1998, пар. 257, пар. 456.

4) Сизигия — любая комплементарная пара противоположностей как в состоянии объединения, так и в оппозиции. Например, анима/анимус, пуэр/сенекс и т.д.

Индивидуальная психология по Альфреду Адлеру — Блог Викиум

    • Ксения Петровская

      Автор Викиум

Альфред Адлер, австрийский офтальмолог, невролог и психиатр, изначально был одним из последователей Зигмунда Фрейда. Их сотрудничество началось в 1902 году, после того как Адлер познакомился с книгой «Толкование сновидений», написанной Фрейдом. Однако уже в 1911 году научные пути Адлера и Фрейда разошлись. Причиной профессионального разрыва оказалось несовпадение во взглядах на некоторые явления. В частности, Адлер выдвинул теории, противоречащие концепциям, которые предлагал Фрейд.


Вскоре Адлер и его сторонники организовали собственный научный кружок, впоследствии названный «Ассоциация индивидуальной психологии». Результатом деятельности сообщества стала работа руководителя «О нервном характере». В ней учёный изложил ключевые концепции индивидуальной психологии. Исследователь выдвинул ряд идей, которые позднее стали фундаментом гуманистического подхода в психологии.

Целостность личности

В отличие от Фрейда, который настаивал на расщеплении личности и борьбе внутренних начал, Адлер утверждал, что сознательное и подсознательное друг другу не противостоят. Цели, желания, чувства, на первый взгляд разрозненные, — воплощение единства, которым и является личность.

Влияние осознанного творческого начала

Именно оно, по мнению Адлера, способно менять направление, в котором развивается индивид. Творческое Я формирует так называемый жизненный стиль, который включает:

  • вкусы;
  • привычки;
  • особенности постановки целей;
  • методы их достижения;
  • манеру поведения.

Согласно данной теории, человек сам отвечает за собственную жизнь. Ему предоставляется много возможностей, но и обязательства накладываются серьёзные.

Мотивация

Фрейд утверждал, что главная цель индивида в жизни — поиск удовольствия. Однако и по этому пункту Адлер не согласен. По мнению учёного, движущей силой оказывается стремление к совершенству.

Три базовых фактора теории Адлера

Между параметрами, которые будут описаны ниже, наблюдается взаимосвязь и взаимозависимость. При этом каждый фактор можно проанализировать в отрыве от других.

Чувство общности

Чувство общности позволяет корректно выстраивать межличностные связи, оказывается стимулом для генерации новых культурных ценностей.

Оценить развитость чувства общности можно по тому, как человек относится к интимно-романтическим взаимодействиям, окружающим, труду.

Чувство собственной значимости

Руководствуясь стремлением к самоутверждению, заложенном в структуре личности, человек гонится за определёнными достижениями в творчестве, труде. Если представления и ценности искажены, жажда самоутверждения может спровоцировать комплекс превосходства.

На формирование данного комплекса влияют различные негативные факторы — ошибки, допущенные в воспитании, принадлежность к угнетаемым меньшинствам, неблагоприятные условия проживания, патологии развития.

Чувство неполноценности

Оно негативно отражается на всех сферах жизни — самоощущении, межличностных взаимодействиях, постановке целей и задач.

Творческое Я как доминирующий конструкт

Именно от Творческого Я зависит, как реализуются другие конструкты личности, описанные Адлером. Творческое Я — базис, обуславливающий сформированный человеком стиль жизни, характер личных целей. Индивид, наделённый конкретными творческими способностями, отвечает за то, кем становится и как в дальнейшем себя ведёт.

Адлер не отрицал, что на формирование личности влияет среда и наследственность. Однако этими факторами условия её развития не ограничиваются.

Наследственность и среду, по мнению исследователя, индивид использует как фундамент. Но стиль жизни — вопрос исключительно творческой силы.

Стремление к превосходству

Человек жаждет преодолевать себя, развивать свои способности и возможности. Воля к власти и агрессия, согласно концепции Адлера, отражают стремление к превосходству. Данное чувство носит врождённый характер, поэтому освободиться от него человек не может в принципе. Степень выраженности оценивается критерием социального интереса. Если он высокий, речь идёт о конструктивном превосходстве. Уровень социального интереса также указывает на состояние психического здоровья.

Индивидуальная психология Адлера стала толчком к развитию социально-психологического подхода. Исследователь практически отошёл от классического психоанализа, предложенного Фрейдом, и своей теорией положил начало гуманистической психологии, которая господствует и по сей день.

Таким образом, психология сосредоточилась на исследовании здоровой творческой личности с собственными целями, желанием роста и самоактуализации.

В стремлении к превосходству человек рано или поздно понимает, что нужно уметь управлять своими эмоциями. Этому можно научиться с помощью курса Викиум «Эмоциональный интеллект».

Читайте нас в Telegram — wikium

АДЛЕР • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 1. Москва, 2005, стр. 230-231

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: Д. А. Леонтьев

А́ДЛЕР (Adler) Альф­ред (7.2.1870, Ве­на – 28.5.1937, Абер­дин, Шот­лан­дия), австр. пси­хи­атр и пси­хо­лог, ос­но­ва­тель «ин­ди­ви­ду­аль­ной пси­хо­ло­гии» (од­но­го из на­прав­ле­ний глу­бин­ной пси­хо­ло­гии). По­сле окон­ча­ния Вен­ско­го ун-та (1895) ра­бо­тал вра­чом в Ве­не, в 1902 при­гла­шён З. Фрей­дом в его пси­хо­ана­ли­тич. кру­жок, впо­след­ст­вии Вен­ское пси­хо­ана­ли­тич. об-во, в 1910–11 пре­зи­дент это­го об­ще­ст­ва. В 1911 А. по­рвал с Фрей­дом и ос­но­вал соб­ст­вен­ную школу.

Ра­бо­ты А. это­го пе­рио­да по­свя­ще­ны в основном про­бле­мам нев­ро­зов, в ча­ст­но­сти изу­че­нию влия­ния ор­га­ни­че­ских де­фек­тов на раз­ви­тие лич­но­сти. Опи­ра­ясь на дан­ные пси­хо­па­то­ло­гии, А. соз­дал своё уче­ние о ком­пен­са­ции. Уни­вер­саль­ным ис­точ­ни­ком раз­ви­тия лич­но­сти вы­сту­па­ет, по А., пер­вич­ное чув­ст­во не­пол­но­цен­но­сти, пе­ре­жи­вае­мое че­ло­ве­ком (см. Ком­плекс не­пол­но­цен­но­сти) и по­ро­ж­даю­щее стрем­ле­ние к са­мо­ут­вер­жде­нию, по­зи­тив­но­му раз­ви­тию, ко­то­рое А. обо­зна­ча­ет за­им­ст­во­ван­ным у Ф. Ниц­ше тер­ми­ном «Wille zur Macht» – «во­ля к вла­сти». Под влия­ни­ем это­го стрем­ле­ния не­пол­но­цен­ность ком­пен­си­ру­ет­ся или да­же сверх­ком­пен­си­ру­ет­ся.

А. от­ри­ца­ет на­ли­чие жё­ст­кой гра­ни­цы ме­ж­ду соз­на­ни­ем и бес­соз­на­тель­ным, кри­ти­куя уче­ние З. Фрей­да о кон­флик­те ме­ж­ду ни­ми. А. впер­вые в пси­хо­ло­гии про­ти­во­пос­та­вил кау­заль­но­му объ­яс­не­нию прин­цип фи­на­лиз­ма и ак­тив­но­сти: че­ло­век не при­ко­ван к сво­ему про­шло­му, а сам тво­рит свою жизнь в со­от­вет­ст­вии с це­ля­ми, ко­то­рые ле­жат в бу­ду­щем. Ста­вя во­прос «для че­го?», а не «от­че­го?», А. рас­смат­ри­ва­ет, напр., сим­пто­мы нев­ро­зов как сред­ст­во дос­тиже­ния оп­ре­де­лён­ной це­ли. Под­чёр­ки­вая це­ло­ст­ность и ак­тив­ность лич­но­сти, А. вво­дит по­ня­тие жиз­нен­но­го сти­ля лич­но­сти – ин­те­граль­но­го об­ра­зо­ва­ния, оп­ре­де­ляю­ще­го еди­ную на­прав­лен­ность и не­по­вто­ри­мость всех про­яв­ле­ний ин­ди­ви­дуу­ма.

По­сле 1-й ми­ро­вой вой­ны уче­ние А. при­об­ре­ло боль­шую по­пу­ляр­ность. Во мно­гих стра­нах воз­ник­ли об­ще­ст­ва ин­ди­ви­ду­аль­ной пси­хо­ло­гии, со­зы­ва­лись ме­ж­ду­нар. кон­грес­сы, из­да­вал­ся «Меж­ду­на­род­ный жур­нал ин­ди­ви­ду­аль­ной пси­хо­ло­гии» (1912–35). А. вы­сту­пал с се­рия­ми пуб­лич­ных лек­ций, ос­но­вал ме­ди­ко-пе­да­го­гич. кон­суль­та­тив­ную служ­бу в Ве­не и др. го­ро­дах.

В 1920–30-е гг. А. во мно­гом пе­ре­смот­рел свои воз­зре­ния, соз­да­вая «нау­ку жить». Чув­ст­во не­пол­но­цен­но­сти пе­ре­ста­ёт быть пер­вич­ным и уни­вер­саль­ным ис­точ­ни­ком раз­ви­тия. В ка­че­ст­ве ис­ход­но­го мо­мен­та те­перь вме­сто «стрем­ле­ния к вла­сти» рас­смат­ри­ва­ет­ся «стрем­ле­ние к пре­одо­ле­нию, к ус­пе­ху», позд­нее – «стрем­ле­ние к со­вер­шен­ст­ву». А. вво­дит по­ня­тие «чув­ст­во общ­но­сти» (Gemeinschaftsgefühl), или «со­ци­аль­ный ин­те­рес» (social interest), оз­на­чаю­щее стрем­ле­ние к коо­пе­ра­ции с др. людь­ми для дос­ти­же­ния об­щих це­лей. В чув­ст­ве общ­но­сти вы­ра­жа­ет­ся из­на­чаль­ная со­ци­аль­ность че­ло­ве­ка, со­при­ча­ст­ность ин­те­ре­сам че­ло­ве­че­ст­ва в це­лом. Чув­ст­во это не­об­хо­ди­мо соз­на­тель­но раз­ви­вать, хо­тя су­ще­ст­ву­ют вро­ж­дён­ные его пред­по­сыл­ки. Оно яв­ля­ет­ся кри­те­ри­ем пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья; для нев­ро­ти­ков, пси­хо­па­тов, пре­ступ­ни­ков, нар­ко­ма­нов ха­рак­тер­но не­до­раз­ви­тое чув­ст­во общ­но­сти. В позд­них ра­бо­тах А. важ­ное место за­ни­ма­ет по­ня­тие смыс­ла, в ча­ст­но­сти смыс­ла жиз­ни. «Нау­ка жить» по­зво­ля­ет го­во­рить об А. как о пред­те­че гу­ма­ни­сти­че­ской пси­хо­ло­гии, влия­ние его ис­пы­та­ли К. Род­жерс, Р. Мэй, В. Франкл и др.

С 1932 А. жил гл. обр. в США, окон­ча­тель­но пе­ре­се­лив­шись ту­да по­сле за­пре­та ин­ди­ви­ду­аль­ной пси­хо­ло­гии на­ци­ст­ским пра­ви­тель­ст­вом Ав­ст­рии в 1934.

Классический психоанализ Альфреда Адлера Психотерапевтические направления Мои статьи Отдельные статьи Михаила Литвака

« Назад

04.04.2017 14:10

Австрийский психолог и психиатр Альфред Адлер создал систему индивидуальной психологии. Жизненная история Адлера, его тяжелое детство, наполненное множеством болезней, подтолкнули его на путь медицины. К психотерапии он пришел не сразу. В начале он пробовал себя в разных направлениях, искал свою специализацию и психиатрия в итоге стала его самым главным делом.

Адлер состоял в кружке Фрейда. Вскоре из этой организации выросла другая – психоаналитическое общество, президентом которого был выбран Адлер. Но отношения с Фрейдом по теоретическим вопросам через некоторое время ухудшились, Адлер отделился и создал свою Ассоциацию индивидуальной психологии. Примерно в 20-х годах, после войны, Альфред начал, дополнительно к психологии, изучать педагогику, затем он переехал в США и продолжал свою работу там.

Адлер считал, что одно из основных составляющих нашей жизни – это стремление быть лучшим, и даже физическая неполноценность может оказаться дополнительным стимулом к развитию и достижению целей. Он говорил, что для общества более важную роль играет объединение и кооперация, а вовсе не борьба между конкурентами. Его индивидуальная психология стала одним из ответвлений классического психоанализа.

Адлер говорил, что основное направление индивидуальной психологии – поиск новых решений душевных и физических проблем. Исследования показали, что при развитии и взрослении ребенок, ощущая и исследуя свой организм, узнает о своих возможностях и понимает свои недостатки. Возможности организма у каждого человека развиваются по-разному, и если какая-то характеристика задерживается в развитии по сравнению со сверстниками, ребенок начинает переживать и чувствовать себя неполноценным. Такой ребенок будет стараться победить свой недостаток, наверстать проблемы в общении и ощутить себя целостным. Таким образом, в человеке в противовес чувству слабости возникает чувство стремления стать сильным и победить все недуги. Индивид хочет собрать все силы и направить их на реализацию ещё не осознаваемой цели – совершенству.

На пути личного развития творческие способности ребенка могут сталкиваться с разными сложностями. Поэтому с тех пор, как ребенок начинает осознавать своё «я» и стремиться достичь совершенства этого «я», все душевные процессы будут представлять творческие установки. Именно поэтому значение тела и разных органов у детей индивидуально, так как у каждого своя цель, то и соответственно творческим установкам в большей степени значим необходимый в творчестве орган.

Каждый человек, как целостное существо, определяет самостоятельно свою цель и движется по направлению к ней, предпринимая различные действия. Если узнать цель личности и степень ее отличия от общих социальных норм, то тогда можно понять причины душевных особенностей, отклонений от нормального развития и их степень. Если бы можно было по совокупности поступков и реакций индивида узнать его изначальную цель, тогда можно было с невероятной точностью определить его будущие реакции в определенных условиях. Именно на это была нацелена индивидуальная психология, на то, чтобы в каждом проявлении и поступке личности видеть его цель, его прошлые, настоящие и будущие действия.

Конечная цель человека выстраивает все действия в один ряд, всё систематизируется, каждый совершаемый поступок связан с будущим движением. Каждое действие будет стремиться к завершенности.

В человеческих отношениях очень важную роль играет чувство собственной ценности, именно оно подталкивает к борьбе и поиску решений разных жизненных вопросов. У каждого человека с определением цели формируется свой жизненный стиль, который определяет его поведение, реакции на события. Поэтому на одни и те же ситуации каждый человек реагирует по-своему, соответственно своему стилю.

По мнению Адлера, помимо стремления к совершенству, стиль поведения индивида также зависит от общего социального чувства, которое присутствует в каждом и развивается с детства. Если же это чувство имеет особенности и сложности в развитии, то человек будет иметь много трудностей в общении и существовании в социуме. Развивая социальное чувство, мы становимся успешнее и добиваемся своих целей. Все созданные людьми социальные институты, религия и право, предназначены помочь людям сохранить мирную и продуктивную совместную жизнь. Эту же цель преследует и индивидуальная психология, ее методы пробуют устранить преграды в развитии социального чувства.

Все хорошее и светлое, что есть у человека, связано с социальным чувством, кроме лишь чувства неполноценности, которое рождается у ребенка вместе с развитием сознания. В те моменты, когда ребенок ощущает, что не может сделать для общества ничего значительного, чувствует свою ненужность и бесполезность – чувство неполноценности увеличивается. И это становится толчком к личному развитию индивида. Ребенок старается делать больше полезных дел, и чувство неполноценности начинает угасать.

В человеке часто происходит борьба между жаждой власти и социальным долгом. Если в детстве ребенку потакают, исполняют все его желания и делают всё ради него, то вырастая, человек стремится только к власти, он умеет только брать, но не умеет давать что-то в ответ. Но счастливым возможно быть только тогда, когда стремление к власти находится в равновесии с социальным чувством. Лишь оно способно подарить ощущение своей целостности и нужности. Общественное чувство развивается в трех плоскостях – в отношениях «Я» к «ты», в результативной деятельности и в любви.

Когда индивида поглощает чувство власти, то он становится зависим от мнения окружающих людей, часть из них он определяет как врагов. Боясь неудач и поражений, человек постоянно испытывает чувство неполноценности, что мешает появлению и развитию общественного чувства.

Индивидуальная психология помогает обнаружить недочеты в воспитании. Последствия этих ошибок человек должен понять и осознать, иначе чувство неполноценности, подталкивающее к развитию, может стать комплексом, который наоборот очень замедляет развитие и приводит к психическим расстройствам.

Чтобы такого не случилось, организм вырабатывает ответную защитную реакцию.

Адлер выявил два вида защитных реакций: компенсация и гиперкомпенсация.

При компенсации ребенок начинает интенсивно работать и развивать то качество, которое у него наиболее развито, вместо того, чтобы работать над недостающими признаками. Таким образом, он старается компенсировать недостатки. Самый яркий пример, когда слабый подросток начинает серьезно заниматься точными науками, например, математикой, вместо того, чтобы развивать физическую форму. Он может стать хорошим ученым, но физически слабым и больным неврозами.

При гиперкомпенсации ребенок направляет свое внимание на те проблемные качества, которые у него плохо развиваются. В этом случае слабый подросток станет развивать себя физически, пойдет в спортивную секцию, и будет стараться стать сильнее тех, кто его обижает. Вполне возможно, что у него получится, но вряд ли он станет от этого счастливее.

Чтобы решить данную проблему в рамках индивидуальной психологии исследователи выявили те трудности, которые в первые годы жизни влияют на развитие ребенка и несут за собой искажение чувства неполноценности. Благодаря этому появилась возможность предотвращать негативные последствия, проводить профилактику неврозов и отклонений от нормы, а также различных видов педагогической запущенности. Поэтому индивидуальная психология очень важная наука для педагогов, она говорит нам о том, что нет неполноценных людей, есть предрассудки, которые сложно опровергнуть, а также есть множество ещё плохо изученных вопросов по этому поводу.

Адлер определил 3 основных причины, при которых в раннем детстве может развиться чувство неполноценности:

1. Врожденные физические недостатки. Если такого ребенка воспитывают некорректно, то он всю жизнь будет воспринимать свои отличительные от других черты как непреодолимые препятствия. Даже если жизнь сложится благополучно, человек навсегда будет пессимистически настроен относительно любых проблем.

2. Вторая причина – избалованность и изнеженность. Когда жизнь меняется, внимания становится меньше, ребенок воспринимает это как ужасный конец прекрасной эпохи, можно сказать – как катастрофу. Вырастая, такой человек будет всё время искать теплоту и внимание и ему всегда будет мало, поэтому взаимоотношения с людьми будут строиться очень тяжело.

3. Третья причина – суровое воспитание, которое может привести к бесчувственности и хладнокровию. У такого человека практически нет друзей, он враждебно настроен ко всем и сложно находит общий язык.

Адлер считал, что самое важное в воспитании детей – это учить их терпению в сложных ситуациях, развивать в них самостоятельность и настойчивость в достижении цели, при этом никогда не высмеивать их и не унижать, не устраивать бессмысленных принуждений и ругани. Каждый ребенок должен искренне верить в свое светлое будущее.

Несмотря на то, что индивидуальная психология Адлера не была широко признана, чего она по достоинству заслуживает, это наука внесла большой вклад в развитие психологии, психотерапии и педагогики.

Читайте также:

Классический психоанализ Карла Юнга

Стили воспитания и явление переноса

Книги по теме:

Из Ада в Рай

Профессия — психолог

Индивидуальная психология А. Адлера | Psylist.net

Представление о человеке. А. Адлер разделял, пожалуй, одну из позиций З. Фрейда, что личность в основном складывается в первые шесть лет жизни. Во многих других отношениях он занимал противоположные позиции, не говоря уже о многочисленных новшествах, введенных им в теорию и практику психологии и психотерапии.

Согласно А. Адлеру, человек – это прежде всего сознательное существо, которое само себя определяет в жизни посредством свободы выбора, смысла жизни и стремления к самореализации. Главное препятствие на пути самореализации человека – базисное чувство неполноценности, в преодолении которого состоит личностное развитие. Таким образом, А. Адлер выступил как предтеча субъективного (феноменологического) подхода в психологии, введя значимость внутренних переменных и экзистенциальных ценностей. Концепция А. Адлера с ее принципами целостности, социальности, целевой ориентированности и гуманизма стала отправным пунктом гуманистического направления в психологии и оказала влияние на целое поколение психологов.

Основные понятия адлерианской концепции. Основательность и влиятельность основных понятий адлерианской концепции столь значительны, что как бы требуют постоянной оглядки на собственные источники. Дело в том, что, получив первоначальное образование врача-офтальмолога, А. Адлер во многом сохранил естественнонаучный, точнее даже, медико-физиологический подход к человеку и его поведению.

Исследователи отмечают большое влияние медиков и в целом представителей естественно-натуралистической школы (Гиппократ, Ф. Наль, Ч. Дарвин, Э. Кречмер, Э. Креппелин, У. Шелдон) на А. Адлера, в то время как среди философов называются имена Ф. Ницше, Г. Вайгингера (последователя Ф. Ницше неокантианского направления). Основная идея Г. Вайгингера состояла в том, что, приняв этическое требование Э. Канта «вести себя так, как будто Бог существует», он разработал концепцию «сценария вымысла», использованную затем впервые А. Адлером. Разительна аналогия концепции с соответствующим положением теории К. С. Станиславского.

Субъективное восприятие действительности. В адлерианской концепции отстаивается необходимость восприятия мира с позиций «системы отсчета» клиента, т.е., в сущности, феноменологическая ориентация.

Иными словами, А. Адлер сформулировал позицию, которая в будущем легла в основу нескольких психотерапевтических концепций. А. Адлер не отказывался от объективного обусловливания поведения, но считал его менее значимым, чем влияющие как на сознание, так и на подсознание ценности, цели, представления и выводы, которыми руководствуется человек.

Отсюда важное для психотерапии понятие «частная логика» – система представления и способов рассуждений, свойственная данному клиенту.

Целостность и целесообразность. Основной предпосылкой концепции А. Адлера, давшей ей наименование («индивидуальная психология»), выступает постулирование личности как неделимой целостности, являющейся интегральной частью социума. Вот почему значительное внимание обращается на внутриличностные, а не на межличностные проблемы. Отсюда же и телеологическое положение, что все человеческое поведение носит целенаправленный характер. Причем сами цели создаются путем построения картины мира (в восприятии) и соответствующими умозаключениями, принимающими форму заключительного решения. В адлерианской психотерапии существен вопрос: «Камо грядеши?». В отличие от классического психоанализа и аналитической психотерапии, важно учитывать сразу три момента: прошлый опыт, настоящую ситуацию и направление движения.

Комплекс неполноценности и компенсация. Сформулированная еще в 1907 г. идея о неполноценности, прежде всего неполноценности того или иного органа как существенного обстоятельства, оказывающего влияние на поведение, в совокупности с понятием «компенсация» стали фундаментальными положениями в концепции А. Адлера. Согласно Адлеру, неполноценность, ее компенсация и социальная среда – вот три переменные, результирующая сила воздействия которых приводит к формированию стремления к значимости и превосходству. Именно тот неповторимый путь, каким вырабатывается способ самоутверждения, и составляет, по А. Адлеру, индивидуальность. Характерно, что от медико-соматического содержания Адлер в развитии понятия «неполноценности» приводит к психологическому, формулируя те базисные противопоставления («Я – слаб и беспомощен. Жизнь – опасна»), которые и вызывают переживание неполноценности. С рассмотренным понятием тесно связаны еще два, также ставшие знаменитыми.

Стиль жизни. Утверждая, что «поведение личности целенаправленно и направляется «телеологической апперцепцией» (Аnsbaher Н, р. 94), А. Адлер в своих ранних работах говорит о прототипе как «первичной форме адаптации индивида к жизни» (там же, с. 189). Этот прототип, который А. Адлер назвал позже «планом», формируется в течение первых пяти лет жизни (точнее – от трех до пяти). План этот — вовсе не принадлежность сознания, большинство прототипов — неосознаваемы. Важно другое: как только прототип адаптации (план) возник, он становится костяком, обрастающим смыслами, почерпнутыми из жизненного опыта и обладающими направляющей силой. С 1914 года А. Адлер предпочитает термин «линия Эго», затем – «линия жизни» и, наконец, с середины двадцатых – «стиль жизни». Для А. Адлера личность – это «Эго». Но поскольку Эго не замкнуто на себя, а ориентировано на мир, важность приобретает еще одно знаменитое понятие – «самость» (Self). У А. Адлера самость входит в понятие «стиль жизни» как один из его компонентов, а именно — как «концепция самости» (в современной формулировке «Я-концепция»). Согласно А. Адлеру, «Я-концепция» – это система представлений о том, «кто я есть» (Ansbаcher, р. 48). Кроме того, А. Адлеру принадлежат понятия «Я-идеальное» (сформулированное в 1912 г.) и «образ мира» (Welt-bild), эвристическая ценность которых не нуждается в комментариях. В заключение отметим, что, согласно А. Адлеру, цели поведения человека не меняются в течение жизни, изменяются только аттитюды (отношения). Одна из целей психотерапии — их коррекция.

«Телеология вымысла» – еще один базисный термин в словнике адлерианской психотерапии. Заимствованная А. Адлером у Г. Вейгингера философия «как если бы» (т.е. «желаемых обстоятельств») предполагает, что люди живут вымыслом и представлением о должном и что на поведение гораздо больше влияют ожидания, связанные с будущим, чем события прошлого. А. Адлер исходил из того, что люди, создавая с помощью вымысла свои личные цели, тем самым посредством этих целей определяют свое поведение и стиль жизни.

Социальный интерес. Адлерианская психотерапия исходит из убеждения, что удовлетворенность жизнью во многом зависит от «социального интереса как основы человеческого существования» (Ansbacher, p. 133). По А. Адлеру, здоровая личность – это личность, способная к продуктивной социальной активности, которая, в свою очередь, предпочитает социальные личностные чувства, поведение и когнитивные допущения.

Социальные личностные чувства: принадлежность дому, общности, вера в других, мужество быть несовершенным, человечность, оптимизм.

Социально-ориентированное поведение: помощь, участие, кооперация, эмпатия, ободрение, улучшение (реформация), уважительность.

Когнитивные социально-ориентированные допущения: «мои права и обязанности равны правам и обязанностям других»; «мои личные цели могут быть достигнуты во благо общности»; «выживание общества зависит от желания и способности граждан учиться жить вместе, в гармонии»; «я полагаю, что к другим стоит обращаться так же, как я бы хотел, чтобы другие обращались ко мне»; «решающая мера моего характера — то, какова степень, до которой я продвинул благополучие моего сообщества».

Идея социального интереса основана на предположении, что человек – не самодостаточное существо и поэтому должен учиться взаимозависимости.

Бондаренко А.Ф. Психологическая помощь: теория и практика. – Изд. 3-е, испр. и доп. – М.: Независимая фирма «Класс», 2001. – 336 с.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

Похожие материалы в разделе Психотерапия:

Вклад Альфреда Адлера. Комплекс неполноценности и его взаимосвязь с психосоматической медициной

Альфред Адлер сын еврейского торговца, родился в Вене 7 февраля 1870 года. Мать Альфреда была замечательной пианисткой, а сам Адлер обладал необыкновенно красивым голосом и ему часто советовали попробовать себя в роли оперного певца. Альфред Адлер перенёс в детстве много болезней, но больше его тяготило постоянное соперничество со старшим братом. Дома он не чувствовал равенства и не мог насладится самоуважением. Полученный опыт борьбы он отразил потом в своих трудах, где он подчеркивал важность сопереживания и общих ценностей, называя это социальным интересом, благодаря которому, личность может реализовать свой потенциал и стать полезным членом общества [7, 118]. В 18 лет Альфред поступает в Венский университет на отделение медицины. На одном из политических собраний в университете он встретил свою будущую супругу Раису, русскую студентку, которая также училась в университете.

Адлер получил медицинскую степень в 1895 году и начал практику как офтальмолог, но по причине его растущей заинтересованности функциями нервной системы и адаптацией Альфред переквалифицировался в сторону неврологии и психиатрии.

В 1901 году, защищая в печати книгу Фрейда, получил от З.Фрейда благодарственное письмо и был приглашен в дискуссионную группу по психоанализу.

В 1910 году став президентом Психоаналитического общества и соредактором одного из психологических журналов. Всего через год расхождение во взглядах с Фрейдом неприемлемыми для многих членов Общества и самого Фрейда и Адлер покинул пост президента и ушел из Общества вместе с девятью единомышленниками. В дальнейшем Адлер создал собственную организацию «Ассоциацию индивидуальной психологии», и это направление распространилось по всей Европе.

Альфред Адлер опубликовал множество статей и монографий, а также посвятил огромную часть своего времени лекционным турам по Европе и США, занимался преподавательской деятельностью. В 1932 году он навсегда покинул Вену и обосновался в Соединенных штатах, возглавив кафедру медицинской психологии Лонг-Айлендского медицинского колледжа.Умер Адлер в Шотландии в 1937 году, в возрасте 67 лет, во время лекционного тура по Европе[7, 118].

Основные понятия индивидуальной психологии Адлера

Теория Адлера основана на нескольких источниках. Особенно значимыми стали теория эволюции Ч.Дарвина, психоаналитическая теория З.Фрейда, воля к власти Ницше, вымышленные цели Вайхингера и теория холизма.Адлер концентрировал своё внимание на отношении личности и окружающего мира. Главный биологический факт для Адлера – это не инстинктивное сексуальное поведение ребенка, а то что ребёнок чувствует себя маленьким и беспомощным в мире взрослых. Согласно Адлеру, ранние попытки детей адаптироваться к окружающей среде приводят к тому, что они вырабатывают превосходство над другими в качестве способа обрести самоутверждение и достигнуть успеха.

Основные принципы теории А. Адлера следующие:

  1. Все действия человека происходят в социальном контексте, нельзя изучать людей изолировано.
  2. Упор делается на межличностной психологии. Самым важным для индивидуума является развитие у него чувства включенности его в некое более крупное социальное целое в качестве неотъемлемой его части.

Неполноценность (органическая неполноценность) – органическая слабость. У каждого индивидуума существуют определенные слабые места – органы, особенно подверженные болезням. Органическая слабость может быть преодолена с помощью усердной тренировки. Фактически слабый орган можно развить до такой степени, что он станет самой главной силой человека. «Важно не то с чем человек родился, а то, как он этим распоряжается»

Комплекс неполноценности. Согласно Адлеру, на детей глубоко воздействует сознание ими собственной неполноценности, которое является неизбежным следствием размеров ребёнка и отсутствия у него власти. Дети относительно малы и беспомощны во взрослом мире. Для ребёнка контролировать собственное поведение и вырваться на свободу из-под власти взрослых — наиважнейшая задача. Борьба за достижение власти – это ранняя детская компенсация чувства неполноценности. «Чувство неполноценности само по себе не является ненормальным. Оно – причина всех улучшений в положении человечества.» Умеренное чувство неполноценности может подтолкнуть личность к конструктивным достижениям.

Для Адлера практически весь прогресс, есть результат наших стараний компенсировать чувство неполноценности. Это чувство подталкивает нас к более значительным достижениям.

Осознание своей слабости, несостоятельность и фрустрация в совокупности формируют комплекс неполноценности.

Агрессия и борьба за превосходство. Понятие агрессии Адлер отождествлял с инициативностью и способностью преодолевать препятствия, также агрессия может проявляться как воля к власти. В дальнейшем он рассматривал агрессию и волю к власти как обобщенный мотив «стремление к превосходству». Стремление к превосходству может принимать как позитивное, так и негативное направление. Так если стремление связано с социальным интересом и заботой о благополучии окружающих, то развитие будет благоприятным здоровым, конструктивным, и наоборот, если стремление направленно на личное превосходство, стараясь подчинить себе других, вместо того чтобы становиться более полезным для окружающих может привести к невротическому синдрому, личное превосходство обычно не приносит признания и личного удовлетворения, которое ищет человек.

Жизненный стиль и жизненные цели. Жизненные цели – ориентир, который вырабатывается человеком. На жизненную цель человека влияют его жизненный опыт, его ценности, склонности и личные свойства. Жизненная цель не есть ясная и осознанная. Формирование жизненной цели начинается в детстве, как компенсация чувства неполноценности. Жизненные цели обычно служат защитой от чувства бессилия, мостом в будущую жизнь.

Жизненные цели – всегда нечто нереалистичное, часто могут быть невротически преувеличены. Для невротика обычно существует огромная пропасть между сознательно поставленными реальными целями и саморазрушительными жизненными целями, поставленными бессознательно. Фантазиям о личном превосходстве и самоуважении уделяется больше внимания, чем целям, приводящим к реальным достижениям.

Жизненный стиль – это уникальный способ достижения своих целей, избираемый личностью. Это комплекс средств, позволяющих приспособиться к окружающей действительности. Составляющие жизненного стиля:

  • Я-концепция;
  • Идеал себя – мнение о том, каким он должен быть;
  • Образ мира – представление о мире, людях, а также о том, что требует мир от человека.
  • Этические убеждения – личный этический кодекс.

Отдельные привычки и черты поведения приобретают значение как элементы индивидуального жизненного стиля и целей, поэтому при лечении следует обращаться к целостному стилю жизни, так как данный симптом или черта поведения – всего лишь выражение единого жизненного стиля. [7, 125]

Схема апперцепции – по Адлеру – это личная концепция мира, определяющая поведение человека. Адлер напоминал «наши чувства получают не реальные факты, а лишь их субъективный образ, отражение внешнего мира». Схема апперцепции имеет свойство усиливать сама себя. Например, если мы боимся, мы более склонны замечать угрозы в окружающем мире и тем самым усиливаем нашу изначальную веру в то, что окружающий мир угрожает нам.

Социальный интерес. В некотором смысле все поведение человека социально, потому что мы развиваемся в социальном окружении, и наши личностные характеристики формируются обществом. Социальный интерес — в широком смысле включает в себя чувство родства со всем человечеством и привязанности к жизни в целом.

Сотрудничество. Адлер считал, что только взаимодействуя друг с другом, принося пользу обществу, мы можем преодолеть нашу реальную неполноценность. «Если человек взаимодействует с другими, — писал Адлер, — он никогда не станет невротиком»

Идея комплекса неполноценности, его взаимосвязь с психосоматической медициной

Само по себе чувство неполноценности — не болезнь или недостаток. Человек в отличие от животных рождается слабым, беззащитным и беспомощным, то есть с момента рождения постоянно испытывает недостаточность своих сил и ограниченность возможностей. Тяготясь этим, он делает все, чтобы стать более совершенным. В такой ситуации чувство неполноценности — не тормоз, а стимул.Болезненное переживание собственной неполноценности может породить у человека неуверенность в своих силах, что создает ему многочисленные проблемы. Если переживания своей неполноценности начинают доминировать в душевной жизни человека, окрашивая ее в негативные эмоциональные тона, он утрачивает способность к развитию своих творческих сил и дарований. Не чувствуя возможностей для подлинной компенсации неполноценности, человек избирает извращенные пути.

Оборотной стороной комплекса неполноценности часто выступает так называемый комплекс превосходства — человек всеми способами стремится возвыситься над другими людьми, чтобы тем самым компенсировать свою ущербность. Верх в нем берут надменность, высокомерие и самодовольство. Средствами достижения превосходства обычно выступают всевозможные социальные символы — материальныеи статусные.Для компенсации этого комплекса человек может стремиться к обогащению, всячески подчеркивая значение денег как мерила жизненного успеха, либо к обретению всевозможных званий и высоких должностей, позволяющих ему вопреки скромным способностям утвердить свое превосходство над другими. Так что безудержный карьеризм, погоня за инструментами и символами власти (одним из которых, совершенно очевидно, в человеческом обществе выступают деньги) — во многих случаях не столько проявление силы, сколько симптом слабости.«Любой невроз, — пишет Адлер, — может пониматься как ошибочная с позиций культуры попытка избавиться от чувства неполноценности, чтобы обрести чувство превосходства».

Адлер обратил внимание на факты физиологической неполноценности отдельных органов: ведь ни у одного человека все органы не бывают хорошо сформированы и развиты. У одного – выносливое сердце, но больной желудок, у другого – хорошее зрение, но неважный слух, у третьего – сильный интеллект, но вялые чувства и т. д. органы и функции способны в какой-то мере заменять, компенсировать друг друга. Сердце с больным клапаном работает так, что развивает сильную сердечную мышцу. Слабовидящий человек склонен чаще прислушиваться. Но Адлера больше всего интересует компенсация в рамках одной функции: ребенок со слабым зрением тренирует себя в искусстве рассматривания предметов, человек со слабым слухом напрягает слуховой орган и постепенно учится различать самые тонкие различия звуков.

Кроме физических дефектов существуют социально – культурныеформы неполноценности. Адлер легко обнаруживает их в возрастных, половых, экономических. Политических и моральных отношениях. Возраст – главный и универсальный источник неполноценности.

Адлер заявлял, что «комплекс неполноценности» — лишь идея, объяснительный принцип, элемент общей схемы поведения, который должен рассматриваться в совокупности с другими элементами: «жизненным стилем», «компенсацией» и «социальным чувством». Он подчеркивал, особенно в последних своих работах, что дело не в фактической полноценности, поскольку критерии полноценности и совершенства относительны, зависят от культуры. Дело в «генерализированном чувстве» неполноценности, которое вызывает приток сил и служит импульсом к действию. [6,115]

А. Адлер выделялтак же причины, “три вида страданий”, которые способствуют возникновению комплекса неполноценности: неполноценность органов, чрезмерная опека и отвержение со стороны родителей. Рассмотрим виды этих причин, лежащих в основе возникновения комплекса неполноценности, согласно их вкладу в формирование личностных границ ребенка. Чрезмерная опека, например, может приводить к слиянию с родителями, к поглощению ребенка или к размыванию его границ и подмене их границами другого. Отвержение со стороны родителей, полное пренебрежение ребенком или отсутствие полноценного взаимодействия создает вокруг него некое подобие психологического вакуума, в котором он не может найти опору для выстраивания своих границ с социальным миром. Неполноценность какого-либо органа позволяет ребенку довольно рано устанавливать его отличие от других, т.е. фактически проводить границу между собой и другими людьми, но и одновременно максимально ограничивает возможность последнего в установлении широкого плодотворного контакта с миром.[5, 87]

Психологи называют комплексом совокупность бессознательных представлений, эмоционально окрашенных воспоминаний, ассоциаций, которые возникают у человека в самом начале его жизненного пути и затем влияют на его мироощущение и поведение.Закомплексованность может выражаться в преувеличении, акцентировании своей немощи, вплоть до «бегства в болезнь». Отчаявшись добиться признания со стороны окружающих, не имея возможности подкрепить собственную самооценку реальными успехами и достижениями, человек порой начинает, сколь это ни парадоксально, упиваться неудачами, поражениями и даже болезнями. Более того, он может безотчетно провоцировать возникновение разных болезненных симптомов, чтобы хоть так привлечь к себе внимание и вызвать сострадание близких.

Говоря о невротических проявлениях у людей А. Адлер писал «Основанное на реальных впечатлениях, впоследствии тенденциозно закрепленное и углубившееся чувство неполноценности уже в детском возрасте постоянно побуждает пациента направлять свое стремление на цель, значительно превышающую всякую человеческую меру». Конечно, из этого не следует, что все талантливые невротики, применив механизм гиперкомпенсации, становятся великими художниками, философами, политиками и полководцами. Для обычного невротика, как пишет Адлер, «психотерапевтическое лечение должно быть направлено на то, чтобы показать ему, как он привычным для себя способом постоянно пытается оказаться в идеальной для осуществления своей руководящей жизненной линии ситуации, пока он, поначалу из негативизма, а затем по собственной воле не изменит свой жизненный план и не присоединится к человеческому сообществу и его логическим требованиям».

Вернемся немного к истории появления индивидуальной психологии А.Адлера и психосоматической медицины вообще.Издавна людям было известно, что состояние психики влияет на физическое здоровье. Примеры такого влияния приводились еще Гиппократом. Тем не менее, в 19 в., когда зарождалась современная научная медицина, представление о важности этой связи было утрачено. Основное внимание уделялось изучению доступных глазу структурных аномалий (патоанатомии). Лишь в 20 в. пришло понимание, что болезни, прежде всего, связаны с функциональными нарушениями (патофизиологией). Одной из основ психосоматической медицины стала научная психология, также появившаяся лишь в 20 в., так в 1907 году А.Адлер в своих работах пытался объяснить, почему болезни по разному воздействуют на разных людей, он писал как врач преимущественно с физиологической точки зрения, а также обращал внимание, что у каждого индивидуума существуют определённые слабые места, особенно подверженные болезням. В дальнейшем развитии психосоматической медицины были сделаны выводы о том, что нет ни одной болезни, в развитие которой так или иначе не вовлекались бы наряду с физическими и психологические факторы. Такие факторы, как плохое питание, алкоголь, курение, злоупотребление лекарствами, кажутся биологическими, но в их основе лежит психологически мотивированное поведение. Аналогичным образом жизненные «стрессы», как известно, связаны со множеством различных болезней.[3, 187] Учитывая основные понятия связанные с комплексом неполноценности и способом избавления человека от чувства неполноценности, дискомфорта, слабости и беспомощности Адлер предположил появление множества симптомов, связанных с психологическим состоянием человека, и способов комплексного лечения с помощью психотерапии.

Новейшие достижения Альфреда Адлера

Многие из новаторских идей Адлера сейчас применяются столь широко, что воспринимаются как нечто само собой разумеющееся. Его работа над взаимодействием психологических и физических элементов   в случаях органической неполноценности (см. выше) стала инструментом для создания психосоматической медицины. Почти в каждой психологической работе касающейся воспитания используются положения из теории Адлера, касающиеся детского поведения, хотя и без ссылок на него. Адлеровская психология оказала влияниена ведущихпсихологов, таких как Маслоу, Роджерс, документально доказано (Ansbacher, 1990)[7, 141]. Как неоднократно было доказано, теория Адлера сталапредпосылкой образования когнитивной психологии. Значительным вкладом Адлера вразвитие современной психологии является исследование комплекса неполноценности, роли власти и агрессии в поведении человека, концепция единства личности и утверждение важности несексуальных факторов в развитии.

Идеи Адлера имели огромное значение для развития современной психологии, психиатрии, особенно детской, а также оказали существенное влияние напроцессы воспитания и обучения.

Список литературы:
  1. Акимова М.К.Психология. Учебное пособие. – Москва: «Педагогика», 2003. – 489с.
  2. Асмолов А.С. Психология личности. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003.
  3. Васильев В. Стресс и здоровье. — М., 1991.-369с.
  4. Грановская Р. Элементы практической психологии. Л. 1988.-215с.
  5. Запашный А.М. Комплексы в подростковом возрасте. Монография. Новосибирск, 1985.- 446с.
  6. Козлова В.Т. Психология и культура. Учебное пособие. – Москва: «Наука», 2001. – 612с.
  7. Фрейджер Р., Фейдимен Д. Личность: теории, эксперименты, упражнения. – СПб.:прайм-ЕВРОЗНАК, 2002. – 864с.

Автор: Попова Юлия, практикующий военный психолог.

Публикуется в авторской редакции


Купить книгу в Литрес Купить книгу на ОЗОН Купить книгу в Лабиринте

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Что такое адлерианская психология?

Психология Адлера — это психотерапевтический подход, основанный на работе пионера Альфреда Адлера. Адлера часто считают одним из трех больших основоположников психотерапии наряду с Зигмундом Фрейдом и Карлом Юнгом. Его подход к индивидуальной психологии был принят во многих областях консультирования, образования и общественной работы. Хотя Адлер не так известен, как Юнг или Фрейд, его вклад в психологию и терапию неоценим.

Альфред Адлер

Альфред Адлер был офтальмологом в 1895 году, когда он начал изучать работы Зигмунда Фрейда и углубляться в психологию.К началу 1900-х годов Адлер приобрел такую ​​известность как психиатр, что его пригласили стать членом эксклюзивной дискуссионной группы Зигмунда Фрейда. Эта группа еженедельно встречалась в Вене для обсуждения выдающихся психологических и психиатрических теорий, и эти беседы стали самой основой будущего психоаналитического движения. Со временем Фрейд и Адлер обнаружили непримиримые разногласия во мнениях. Адлер вышел из группы и создал собственную теорию индивидуальной психологии. Его подход позже был институционализирован как Общество свободной психологической мысли.

Значения не определяются ситуациями, но мы определяем себя значениями, которые мы придаем ситуациям.

–Альфред Адлер

Адлерианская индивидуальная психология

Подход Адлера был сосредоточен на важности воспитания чувства принадлежности у человека в контексте его сообщества. Он считал, что чувства, эмоции, мышление и поведение человека можно понять только в контексте его жизненного опыта.

Адлер сосредоточился на влиянии чувства неполноценности и неадекватности на психическое здоровье человека. Эти чувства, как считал Адлер, обычно являются результатом девальвации в раннем возрасте, физических ограничений или отсутствия эмпатии. Хотя чувство неполноценности может вызывать невротическое поведение, оно также может быть источником мотивации.

Сегодняшняя адлерианская терапия предназначена для краткосрочного вмешательства с целью решения конкретной психологической проблемы. Терапия используется при многих типах расстройств и в возрастных группах, включая детей и пожилых людей.Он состоит из четырех этапов: вовлечение, оценка, понимание и переориентация (GoodTherapy.org).

Термин «вовлеченность» — это еще один способ сказать, что клиент развивает доверительные отношения с терапевтом и готов принять его участие. На этапе оценки терапевт пытается понять историю человека, включая его или ее порядок рождения. Это важно, потому что то, как человек вписывается в семью, может повлиять на то, как он воспринимает себя. Например, среднего ребенка часто игнорируют, и он может чувствовать себя невидимым.Убеждения, опыт, чувства и эмоции клиента также раскрывают общие модели образа жизни человека.

Инсайт относится к наблюдениям, которые терапевт сообщает клиенту. Используя отношения, которые он или она установили с клиентом, он убеждает человека взглянуть на его историю и то, как она могла повлиять на его нынешние обстоятельства. На заключительном этапе терапевт переосмысливает деструктивные мысли и негативные идеи в позитивном ключе, что может помочь человеку развить новые способы мышления о своих ситуациях и побуждает его укреплять новое понимание.Это может помочь изменить реакцию и поведение человека на обстоятельства, с которыми он сталкивается.

Преимущества и недостатки

Как и любой терапевтический метод, метод Адлера имеет свои преимущества и недостатки. Терапия может быть использована с клиентами разных культур. Например, акцент на поощрении со стороны терапевта применим к латиноамериканским и азиатским клиентам, культура которых ценит сотрудничество, а концепция значения порядка рождения — это то, что европейцы и североамериканцы понимают из-за того, что они используют соперничество и соревнование между братьями и сестрами для мотивации успеха.Терапия также полезна практически при любом психологическом расстройстве и может использоваться в сочетании с игровой терапией, арт-терапией и другими вмешательствами.

Однако

Адлерианскую терапию критикуют за расплывчатость. Согласно статье в Johns Hopkins Muse , у него нет определенной терапевтической стратегии, которой должны следовать практикующие врачи. Кроме того, одно из его главных преимуществ, а именно универсальность культурной связи, также является одним из его недостатков. Некоторые критики отмечают, что такие вещи, как порядок рождения, имеют разное значение в разных культурах.Адлерианскую терапию также порицали за то, что она не подтверждается доказательствами ее успеха в лечении клиентов: самый большой недостаток адлерианской терапии заключается в том, что существует не так много эмпирических доказательств того, что она работает.

При этом растет число терапевтов, исследующих терапевтические техники и пытающихся построить такую ​​доказательную платформу. Кроме того, терапия находит применение в таких областях, как групповое консультирование.

Адлер был одним из первых психологов, проводивших групповые консультации.Кроме того, он использовал общественное образование и семейное консультирование, чтобы познакомить широкую публику с психологией. Он надеялся, что этим учением сможет улучшить условия жизни людей. Цель индивидуальной психологической терапии Адлера состояла в том, чтобы помочь клиенту отказаться от своих деструктивных и дисфункциональных убеждений, направленных на себя, и заменить это поведение новыми, социальными инструментами.

Современные адлерианцы

Адлерианец — это любой человек, который применяет принципы Адлера в своей работе.Это может быть консультант, врач, медсестра, политик или рабочий, хотя терапевт должен быть лицензированным психологом. Адлерианцы считают, что психическое здоровье связано с чувством принадлежности человека и его вклада в общество, и эти практикующие твердо верят в силу поощрения. Тех, кто поддерживает теории Адлера, можно найти работающими в школах, клиниках, больницах, частной практике и даже в корпоративной среде, где они воспитывают чувство сопричастности, сотрудничества и уважения.Сегодня существует несколько учреждений, изданий и обществ, занимающихся расширением теорий Адлера, в том числе Североамериканское общество адлерианской психологии и Адлерианское общество в Великобритании.

Подход Альфреда Адлера к психологии и консультированию во многих аспектах более современный и современный, чем более известные теории Фрейда и Карла Юнга. Терапевтические методы Адлера решительно выступают за человека, который, будучи образованным и наделённым позитивом, должен иметь возможность брать на себя ответственность за свои собственные действия.Именно это отношение к ответственному выбору должно быть каким-то образом измерено и задокументировано, чтобы терапия получила полное признание. Психология Адлера имеет некоторые ограничения, но этот подход пользуется большим уважением и становится все более популярным среди психологов нового поколения.

Адлер был одним из первых психологов, которые проводили групповые консультации, общественное обучение и семейное консультирование, чтобы помочь научить широкую публику психологии. Он надеялся, что, обучая публику психологии, он сможет улучшить условия жизни людей.Цель индивидуальной психологической терапии Адлера состоит в том, чтобы отказаться от деструктивных и дисфункциональных убеждений, направленных на себя, и заменить это поведение новыми социальными инструментами.

Связанные ресурсы:

10 самых доступных онлайн-программ по психологии развития

30 лучших доступных онлайн-программ по психологии

50 лучших онлайн-программ магистратуры по психологии

6 самых доступных онлайн-программ PhD / PsyD в области клинической психологии

Альфред Адлер — Психология перемен

Люди обладают уникальной способностью размышлять над своими мыслями и действиями.«Познай самого себя», — сказал Сократ, хотя он не был первым, кто озвучил эту мысль. Ему просто посчастливилось процитировать уже популярное изречение в присутствии Платона, который записал его для потомков и таким образом гарантировал, что оба их имени будут связаны с ним, когда последующие поколения займутся исследованием.

Стремление познать себя, размышлять и стремиться понять человеческие мысли и поведение было известно как психология в течение примерно 500 лет, хотя происхождение этого термина столь же туманно, как и дельфийская цитата, заимствованная Сократом и Платоном. .В любом случае Вильгельм Вундт и Уильям Джеймс, которых часто считают отцами психологии, просто вновь разожгли ее пламя в конце 19 века, а другие вскоре подлили масла в огонь.

Некоторые из наиболее значимых других включают трех психиатров, которые объединили свои усилия вскоре после рубежа -го -го века в Вене, Австрия. Зигмунда Фрейда, Альфреда Адлера и Карла Юнга объединили глубоко укоренившиеся общие интересы, но менее чем через десять лет их разделили не менее глубокие теоретические разногласия.И Юнга, и Адлера раздражало настойчивое стремление Фрейда видеть сексуальные мотивы за каждым человеческим поведением. И хотя разногласий Юнга с Фрейдом было много, Адлер достиг более фундаментальных уровней в более широком спектре направлений.

Юнг и Адлер основали свои собственные школы психологической мысли. Идеи Юнга стали более известны в популярных кругах, но не потому, что идеи Адлера были отвергнуты; на самом деле их все еще можно найти в современных психологических подходах. Многие из его концепций совместимы не только с сегодняшними наиболее широко практикуемыми методами лечения, но и с некоторыми из наиболее устойчивых древних работ о человеческой природе и поведении.

Психология смысла

Адлер назвал свой подход индивидуальной психологией из-за его акцента на целостном рассмотрении личности. Далеко не подчеркивая индивидуальность в смысле обособленности или одиночества, она настаивает на том, что человек в целом включает в себя биологические проблемы, психологические установки, а также семейные, социальные и общественные связи. Для Адлера, который понимал идею неделимости, присущую латинским корням человека, ни один практикующий врач не мог надеяться понять проблемы любого человека вне всех этих контекстов.

В самом деле, современные подходы как к психологии, так и к медицине все больше смещаются в сторону биопсихосоциальной модели в оценке и лечении, и адлерианцам не составило труда приспособиться к этой точке зрения. Психолог Абрахам Маслоу писал в 1970 году о своем растущем уважении к Адлеру по мере накопления доказательств, подтверждающих его подход, отмечая, что целостный взгляд Адлера на человека особенно опережал свое время.

«Резюме индивидуальной психологии» найти нетрудно, но многие из них низводят теории Адлера до уровня, который лишает их большей части того смысла, который он им придавал.Это особенно иронично, потому что для Адлера смысл был самым важным.

«Ни один опыт сам по себе не является причиной успеха или неудачи», — писал он в своей книге 1931 года « Что жизнь может значить для вас». «Мы не определяемся нашими переживаниями, но самоопределяемы тем значением, которое мы им придаем; и когда мы принимаем конкретный опыт за основу нашей будущей жизни, мы почти наверняка в какой-то степени ошибаемся. Значения не определяются ситуациями.Мы определяем себя значениями, которые мы приписываем ситуациям».

Адлер соответственно направил свою психологию на открытие значения в областях, общих для человеческого опыта. Сам он не исповедовал какую-то конкретную религию или политическое кредо, но глубоко ценил потенциал религии в том, что касается придания позитивного значения его пациентам, что резко контрастировало с взглядом Фрейда на религию как на групповой невроз. «Самая лучшая концепция для возвышения человечества — это идея Бога», — писал Адлер.«Не может быть сомнения в том, что идея Бога действительно включает в себя как цель движение к совершенству и что как конкретная цель она лучше всего соответствует смутным стремлениям людей достичь совершенства».

Адлер отказался как от возможности, так и от ответственности определять «абсолютный» смысл жизни, предпочитая предоставить это своим пациентам. Он «всегда был очень внимателен, чтобы никогда не нарушать религию пациента или его философское кредо, — пишет биограф Филлис Боттом, — и очень тщательно говорил своим ученикам, чтобы их лечение никоим образом не мешало убеждениям пациента.Вместо этого Адлер считал, что людям можно показать, где их личный подход к жизни, который он называл их «стилем жизни» или «стилем жизни», мешает им в полной мере жить своими убеждениями.

Концепция образа жизни важна для индивидуальной психологии. В использовании Адлера это относится к стилям подхода к жизни, основанным на наших ожиданиях от других и мира. Мы выбираем эти ожидания из наших интерпретаций жизненного опыта и влияний.Они могут включать в себя такие убеждения, как «тяжелая работа окупается», или «жизнь несправедлива», или, возможно, в случае кого-то, у кого было жестокое детство, «мир — жестокое и опасное место». Эти стили или подходы имеют далеко идущее влияние на нашу способность сотрудничать с другими. Они обеспечивают основу для смыслов, которые люди создают, и они влияют на их отношение и поведение, поскольку они стремятся либо выполнить, либо избежать жизненных задач, которые Адлер считал общими для всех.

В Что жизнь может значить для вас, он сформулировал эти задачи в контексте трех ограничений, с которыми должен столкнуться каждый.Во-первых, сказал он, поскольку мы живем на маленькой планете с небольшими и ценными ресурсами, каждый из нас обязан последовательно работать над улучшением своей жизни и жизни всех людей на Земле. Во-вторых, никто из нас не является единственным жителем земли, и наши слабости делают невозможным выживание без помощи и товарищества других людей. И в-третьих, сохранение человечества также зависит от успешного продолжения рода.

«Единственные люди, которые действительно могут справиться с проблемами жизни.. . это те, кто проявляет в своем стремлении стремление обогатить всех остальных».

Согласно Адлеру, мы постоянно сталкиваемся с этими ограничениями, когда ищем смысл в сферах работы, общества и близких отношений. Проблемы возникают, когда люди применяют ошибочные значения к этим областям. Он определил ошибочные смыслы жизни как те, которые противоречат самому фундаментальному и неоспоримому принципу психического здоровья — что каждый человек должен развивать интерес к благополучию других.«Есть закон, — заметил он, — что человек должен любить своего ближнего». По мере развития своих теорий Адлер предполагал, что вся его психология должна основываться на этом фоне.

Это намекает на пропасть между теоретическими установками Фрейда и Адлера. Это также дает контекст явно острой дискуссии Фрейда в Civilization and its Discontents, , где он, по сути, спрашивал: «Почему я должен любить своего ближнего, как самого себя?» Он осудил это как неразумное навязывание, «грандиозную заповедь», против которой он сильно возражал.

Сосредоточение Адлера на этом принципе как на основе всех «истинных» смыслов жизни сделало невозможным для него разделять взгляд Фрейда на человечество как на совокупность индивидуальных влечений, где либидо — сексуальное влечение — составляет основу всех неврозов. Скорее, по Адлеру, неврозы являются результатом нездоровой сосредоточенности на воспринимаемой неполноценности и ошибочных представлениях о превосходстве. Эти ошибочные значения возникают из-за интерпретации человеком своих биологических и социальных ограничений. Люди могли освободиться из созданных ими же самими тюрем только благодаря хорошо отработанному интересу к благополучию других.Любовь к ближнему была не просто частью психологии Адлера; Сам Адлер описал это как конечную цель . Таким образом, он рассматривал попытку Фрейда освободить либидо без обращения к врожденному эгоцентризму людей как «наиболее опасную и антиобщественную теорию». Адлер был полностью за то, чтобы дать людям возможность полностью выразить свою личность, пока их побуждения были сосредоточены в направлении того, что он называл Gemeinschaftsgefühl .

Социальный интерес и любовь

Термин Адлера Gemeinschaftsgefühl часто переводится как «социальный интерес» или «социальное чувство» в английских переводах его работ.Но Пол Степански, историк психоанализа, утверждает, что если бы это полностью выражало смысл Адлера, он, вероятно, использовал бы более распространенное sozial Gefühl . Действительно, обе английские фразы далеки от того, чтобы передать то значение, которое Адлер придавал этому термину. Предпочитаемый Степанским перевод «чувство общности» может быть лишь незначительно более полезным.

В Что жизнь может значить для вас, Адлер объяснил это так: «Всегда были люди. .. кто знал, что смысл жизни заключается в том, чтобы интересоваться всем человечеством, и кто пытался развивать общественный интерес [Gemeinschaftsgefühl] и любовь. Во всех религиях мы находим эту заботу о спасении человечества. Во всех великих движениях мира люди стремились повысить общественный интерес, и религия является одним из величайших стремлений в этом направлении. Религии, однако, часто неправильно истолковывались» — проблема, которую можно было бы решить, писал он, «более тесным применением к этой общей задаче.

«Чтобы узнать, как человек думает, мы должны изучить его отношение к своим собратьям».

Контекст этого отрывка предполагает, что «общественный интерес» на самом деле является синонимом того, что Адлер называл законом «возлюби ближнего своего», и трудно спорить с его выводом о том, что религия часто неверно истолковывалась из-за ее неспособности применять этот закон. .

Точно так же многие психологические концепции Адлера были неверно истолкованы из-за непонимания их на фоне Gemeinschaftsgefühl .Например, характеризуя венские школы психологии, бывший ученик Адлера Виктор Франкл предположил, что взгляд Фрейда на человеческую мотивацию можно охарактеризовать как «волю к удовольствию», а взгляд Адлера — как «волю к власти». Тем не менее, как отмечают некоторые аналитики, взгляд Адлера на мотивы власти вряд ли можно описать так просто. Лучше было бы объяснить это как «волю к изменению к лучшему», «волю к преодолению проблем» или даже «волю к совершенству». Соратник Адлера Александр Мюллер называл это «творческой силой», или силой, которая позволяет нам избавиться от ошибочных целей и перенаправить наши усилия.

Адлер определенно видел в людях стремление к господству, желание меняться, расти, преодолевать. На фоне Gemeinschaftsgefühl это далеко от ницшеанской «воли к власти» — стремления к господству над другими.

Адлер разъяснил свою версию в своих обсуждениях превосходства и неполноценности, двух дополнительных терминов, которые, как и сила, , в сегодняшнем просторечии не означают совсем то же самое, что и для него.С его точки зрения, именно индивидуальная интерпретация превосходства (достижение мастерства или превосходства) или неполноценности (осознание слабостей или недостатков) определяла ее значение в мотивации поведения. Он предположил, что людям удобнее не только едва достигать положительного уровня вклада, но, по крайней мере, несколько его превышать. Таким образом, в психически здоровом мировоззрении осознание своих недостатков или неполноценности будет положительной силой для конструктивных изменений в направлении определенного уровня совершенства или превосходства.На самом деле Адлер считал, что человеческий прогресс всегда зависел от этой силы.

С другой стороны, если у человека есть ошибочное представление о достижении положительного состояния — представление, не связанное с Gemeinschaftsgefühl — тогда осознание своих недостатков может вызвать «комплекс неполноценности», который заставляет его либо полностью уйти в себя, от общественной ответственности или, наоборот, стремиться к господству над другими. Такой человек не будет действовать истинным смыслом жизни, по Адлеру; его или ее образ жизни будет основан на том, что психолог назвал «личным разумом», которым нельзя поделиться с другими или принести пользу другим, потому что он не связан с сотрудничеством или внешней заботой.

В то время как Адлер предостерег своих студентов «быть осторожными, чтобы не делать слишком поспешных оценок» чужих глубинных мотивов, он отметил, что «во всех целях мы можем найти один общий фактор — стремление быть подобными Богу. . . . В старых религиозных дисциплинах видна та же цель: ученики должны воспитывать себя так, чтобы стать богоподобными». Но некоторые люди, признавал Адлер, делают «неправильный поворот» в своем толковании богоподобия: «Безумцы часто совершенно открыто выражают свою цель богоподобного превосходства.Они будут утверждать: «Я Наполеон» или «Я император Китая». Они хотят быть в центре внимания всего мира, постоянно быть на виду». Такие люди интерпретируют цель богоподобия как получение власти для себя, а не как служение, помощь и доставление удовольствия другим.

Адлер видел, что воля людей превращать слабости в сильные стороны, независимо от того, проявляется она положительно или нет, напрямую связана с врожденным желанием быть подобным Богу. «В какой-то степени мы все захвачены этим значением — Бог и Богоподобие», — заметил он.«Даже атеист хочет победить Бога, быть выше Бога».

Это стремление к богоподобию, применительно к трем основным адлеровским сферам смысла жизни (работа, социальные связи и любовь), может привести к любому количеству целей. Совместимость этих целей с Gemeinschaftsgefühl определяет, можно ли охарактеризовать поведение человека как здоровое или невротическое. Но пока это поведение помогает ему или ей достичь выбранных целей, оно будет продолжаться.Только когда человек может быть убежден, что цель «была выбрана неудачно», настаивал Адлер, поведение может измениться.

Все старое снова новое

Этот акцент на том, чтобы помочь пациентам изменить свои убеждения и способы мышления, чтобы изменить поведение и преодолеть трудности, — это только одна концепция, которая заслужила признание Адлера как «самого раннего из когнитивных терапевтов».

Среди наиболее широко используемых современных терапевтических подходов — когнитивно-поведенческая терапия (КПТ).Сходства между теорией Адлера и современными подходами когнитивно-поведенческой терапии можно увидеть в таких понятиях, как «основные схемы» пациента («образ жизни» Адлера) и в акценте на установлении кооперативных и совместных терапевтических отношений, в которых поощряются изменения. Основатели некоторых моделей когнитивно-поведенческой терапии, включая Аарона Бека и Альберта Эллиса, признали влияние Адлера, и хотя полная оценка его охвата затруднена, многие из принципов, лежащих в основе его подхода, также можно найти в теории привязанности, движении позитивной психологии. , а также изучение травмы и устойчивости.

В 1987 году Карл Роджерс, чей личностно-ориентированный подход к терапии во многом связан с влиянием Адлера, написал коллеге-психологу Хайнцу Ансбахеру о своем контакте с Адлером во время стажировки в Нью-Йорке. «Меня потрясла очень прямолинейная и обманчиво простая манера доктора Адлера сразу обращаться к ребенку и родителю», — писал Роджерс. «Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять, как многому я научился у него». Франкл также признавал значительное влияние Адлера, как и Ролло Мэй, который, как и Франкл, учился у Адлера в Вене.

По словам его биографа, признание его влияния не было целью Адлера. Боттоме записывает разговор, имевший место незадолго до его безвременной кончины. Друг с сожалением отметил отсутствие доверия к Адлеру со стороны многих его бывших коллег. «Мои враги всегда благословляли меня», — мягко возразил Адлер. «Правда, когда они не обижаются на мои идеи, они очень часто убегают с ними и называют их своими; но тем охотнее они будут их распространять! Я считаю, что сделал некоторые открытия, а называются ли они «адлеровскими» или нет, меня это не касается.Я верю, однако, что эти открытия верны и что, следовательно, они будут иметь долгосрочную пользу для человечества; и это делает меня счастливым».

На самом деле, некоторые из его открытий можно было бы лучше назвать «повторными открытиями», и поэтому их вообще не следует называть Адлеровскими. Как он указал в «Социальный интерес: вызов человечеству», глубокие исследования человеческой природы и личности существуют в древних писаниях, которые, по его словам, указывают на понимание того, что с людьми нельзя обращаться как с островами вне их межличностных связей.Учитывая иудео-христианские корни Адлера, неудивительно, что он цитирует Библию как один из примеров этих древних писаний, особенно в свете его акцента на любви к ближнему как на законе для человечества. Основа иудео-христианской веры состоит в том, что весь закон для человечества можно свести к двум принципам: любви к Богу и любви к ближнему.

Адлер сосредоточил свое внимание в основном на втором пункте, но в его трудах есть явные указания на то, что он также придавал большое значение первому, не только в своих ссылках на человеческие стремления быть подобными Богу, но и в своем сожалении о том, что Бог становится богоподобным. понятие «более скудное», рассматриваемое просто как «силы природы».Он настаивал на том, что индивидуальная психология может рассматривать такое бесцельное механистическое понимание только как «иллюзию», уподобляя его психологиям, сводящим человечество к набору влечений.

Тем не менее Адлер не упускал из виду те трудности, которые религия представляет для научного метода. «В то время как у материалистического воззрения отсутствует цель, которая, в конце концов, является сущностью жизни, — говорил он, — религиозное воззрение, далеко впереди в этом отношении, с другой стороны, лишено причинного основания, ибо Бог не может быть доказан научно; Он дар веры.Чем конкретнее эта вера, теоретизировал Адлер, тем существеннее успехи людей в стремлении преодолеть и обогатить жизнь других.

Кажется примечательным, что Адлер проявлял такую ​​склонность отдавать должное религиозным принципам, особенно учитывая тот факт, что его взрослые дети впоследствии описывали свою семью как атеистическую. Но его наблюдение заключалось в том, что сопротивление религии проистекало из «нередкого» злоупотребления ею, а не из самой природы религии, и поэтому он не намеревался своей психологией вытеснить религию.«[Индивидуальная психология] будет удовлетворена практическим применением своей науки для защиты и продвижения священного блага братской любви там, где религии утратили свое влияние», — писал он в книге Religion and Individual Psychology, , изданной в 1933 году в соавторстве с лютеранами. министр Эрнст Ян; «Я считаю немалой похвалой, когда подчеркивается, что индивидуальная психология заново открыла многие утраченные позиции христианского руководства. Я всегда стремился показать, что индивидуальная психология является наследницей всех великих движений, целью которых является благополучие человечества.

Несмотря на эту высокую цель, теория Адлера не избежала своих проблем и критических замечаний. Например, некоторые выразили обеспокоенность по поводу отсутствия четкой основы для определения уровня Gemeinschaftsgefühl , который будет представлять собой психическое здоровье. Другие видели зловещий подтекст во влиянии «конформистских ценностей» Адлера на его психологию, например, его вывод о том, что моногамия является наиболее социально ответственным подходом к браку и что секс не должен предшествовать заключению брака.Хотя теория Адлера, безусловно, развивалась на протяжении десятилетий, некоторые утверждают, что в текущей практике она все еще нуждается в обновлении.

Сторонники теории Адлера, тем не менее, ссылаются на ее неявные ценности как на причину своего влечения к ней как к подходу к изменению человеческого поведения. Эти ценности — что каждый из нас обязан поощрять, помогать и способствовать другим по закону «возлюби ближнего своего» и что каждый из нас способен внести необходимые изменения в свою жизнь, чтобы выполнить эту ответственность, — не новы. .Они были частью иудео-христианской этики на протяжении тысячелетий. Но их еще нужно практиковать достаточно широко, чтобы вызвать изменения в обществе, которые предвидел Адлер.

Психология Альфреда Адлера: превосходство, неполноценность и мужество

Получите БЕСПЛАТНОЕ членское видео ! Подписывайтесь на нашу новостную рассылку.

Посмотреть арт в видео

Ниже приводится стенограмма этого видео.

«Было бы нелегко найти другого автора, — писал Анри Элленбергер в «Открытии бессознательного», — у которого так много было заимствовано со всех сторон без подтверждения, чем Альфред Адлер.(«Открытие бессознательного», Анри Элленбергер)

Хотя Альфред Адлер был одним из самых влиятельных психологов двадцатого века, его сильно затмили два его современника – Карл Юнг и Зигмунд Фрейд. Однако подход Адлера к пониманию человеческого поведения имеет привлекательный аспект, которого иногда не хватает этим двум другим мужчинам, — он чрезвычайно практичен. Он полагался на здравый смысл, чтобы объяснить, почему люди ведут себя так, а не иначе и как лучше всего изменить свое поведение, чтобы жить более процветающей жизнью.Одна из основных тем его работы заключается в том, что часто источник наших страданий заключается не в том, как жизнь бросает нам вызов, а в решениях, которые мы принимаем перед лицом таких вызовов, и в этом видео мы предоставим обзор психологии Адлера, чтобы конкретизировать эту идею.

Согласно Адлеру, если мы хотим понять, почему человек ведет себя так, а не иначе, мы должны сначала признать, что люди склонны стремиться к достижению целей, созданных ими самими:

«…первое, что мы обнаруживаем в психических тенденциях, это то, что движения направлены к цели.. .Эта телеология, это стремление к цели заложено в концепции приспособления». (Альфред Адлер, Понимание человеческой природы)

У каждого из нас есть множество целей в отношении различных аспектов нашей жизни. Наш выбор этих целей, согласно Адлеру, структурирован целью более высокого порядка, называемой нашим самоидеалом. Наш Я-идеал представляет собой идеальный тип человека, которым мы хотели бы стать, и его формирование начинается в раннем детстве. «Как нам лучше всего найти свое место в этом мире?» — задаемся вопросом мы, и то, как мы отвечаем на этот вопрос, формирует наш идеал себя.Иными словами, наш идеал «Я» формирует ход нашей жизни в том смысле, что он

.

«указывает на будущее и «тянет» нас к тому, что могло бы быть, что могло бы быть». (Основы адлерианской психологии)

Наше представление о себе играет решающую роль в нашем развитии, поскольку оно влияет на наше стремление к превосходству, которое, согласно Адлеру, является фундаментальной движущей силой человеческого поведения. Другими словами, мы естественным образом стремимся улучшить нашу видимую долю в жизни, чтобы занять более выгодное положение.Или, как выразился Адлер, «материал жизни постоянно стремился достичь плюса из минусовой ситуации» (Альфред Адлер, «Социальный интерес: вызов человечеству»). Если стремление к превосходству является врожденным, то конкретные проявления этого стремления определяются содержанием нашего Я-идеала. Другими словами, мы стремимся к превосходству, стремясь актуализировать наш я-идеал.

По мере того, как мы идем по жизни, мы узнаем, какие типы поведения и модели мышления приближают нас к нашему идеалу себя, а какие мешают нам.В процессе мы вырабатываем то, что Адлер назвал стилем жизни, который «представляет собой субъективный, не сформулированный набор руководящих принципов, которые люди разрабатывают и используют для продвижения по жизни и достижения своих целей». (Азбука адлерианской психологии) Адлер настаивал на том, что мы не можем априорно судить об образе жизни как о здоровом или нездоровом, нормальном или ненормальном. Скорее мы можем только наблюдать за ним в действии и видеть, какой успех он приносит.

«Для Адлера не было «нормального» образа жизни. Каждый образ жизни был адекватным, пока жизнь не поставила перед ним задачу, к которой он не был готов; именно тогда и проявились его «слабые места».(Гарольд Мосак и Майкл Маниаччи, Учебник по адлерианской психологии)

«Слабые стороны» нашего образа жизни подрывают наше стремление к превосходству и вызывают чувство неполноценности. Чувство неполноценности основано на субъективных оценках, которые мы делаем о себе, или на выводах, которые мы делаем относительно нашей способности достигать наших целей. Чувство неполноценности часто вызывается тем, что называется объективной неполноценностью, то есть неполноценностью, основанной на некоторых измеримых критериях по сравнению с другими.Например, мы можем быть объективно хуже с точки зрения нашей силы или роста, суммы денег, которую мы зарабатываем, или нашего уровня навыков в определенной деятельности. Однако объективная неполноценность вызывает чувство неполноценности только в том случае, если это как-то важно для нашего стремления к превосходству. Если, например, кто-то беден, но деньги не являются важной частью его я-идеала, его недостаток богатства не вызовет чувства неполноценности. С другой стороны, чувство неполноценности может возникнуть при отсутствии объективной неполноценности.Очень часто люди считают себя неполноценными способами, которые не имеют под собой реальной основы.

То, как мы реагируем и адаптируемся к нашей неполноценности, сильно влияет на наше психологическое здоровье и общее качество нашей жизни. Адлер предположил, что есть два основных способа справиться с чувством неполноценности. Либо мы рассматриваем обстоятельства, которые их порождают, как проблемы, с которыми нужно столкнуться, и поэтому используем копинг-поведение, либо мы рассматриваем их как проблемы, которых нужно избегать, и прибегаем к защитному поведению.

Копинг-поведение можно разделить на два типа: непосредственное решение проблем и компенсация. Когда мы верим, что можем напрямую устранить причину нашего чувства неполноценности, мы применяем подход к решению проблем. Если мы теряем работу, мы ищем другую, если наши навыки недостаточны для какого-то дела, мы тратим время на их совершенствование. Если, с другой стороны, прямое решение проблемы невозможно, мы можем прибегнуть к копинг-поведению, называемому компенсацией. Мы ищем способы компенсировать нашу неполноценность, совершенствуясь таким образом, чтобы компенсировать наш недостаток.Например, тот, кто потерял слух, может компенсировать это, развивая способность читать по губам.

Однако многие люди не желают решать свои проблемы таким образом и поэтому обращаются к защитному поведению. Защитное поведение используется в попытке убедить себя и других в том, что причина, по которой они не смогли справиться со своей неполноценностью и приблизиться к своим целям, заключается в том, что определенные препятствия, которые, как они утверждают, находятся вне их контроля, мешают их прогрессу.Адлер сравнил защитное поведение с представлениями в цирке, поскольку они используются для того, чтобы отвлечь внимание от самых насущных проблем жизни и вместо этого направить его на проблемы, которые относительно тривиальны.

Защитное поведение принимает различные формы. У некоторых людей возникают физические проблемы, такие как головные боли или хроническая усталость, которые затем используются в качестве оправдания того, почему они не могут справиться со своими проблемами. У других развиваются тревожные расстройства, которые используются аналогичным образом; они используют свои страхи как оправдание того, почему они не могут предпринять действия, необходимые для того, чтобы приблизиться к своим целям.В других случаях, вместо того, чтобы полагаться на оправдания и симптомы, люди обращаются к защитному поведению, которое Адлер назвал поиском на расстоянии. Это влечет за собой прокрастинацию или только самые маленькие шаги вперед, прежде чем вернуться в свою зону комфорта.

Хотя все мы в той или иной степени используем защитное поведение, проблемы возникают, когда оно продолжается слишком долго. Ибо, как заметил Элленбергер в «Открытии бессознательного», Адлер считал тех, кто полагается на защитное поведение, «жалкими людьми, которые использовали прозрачные уловки, чтобы избежать… жизненных обязанностей».(«Открытие бессознательного», Анри Элленбергер) Защитное поведение со временем теряет свою эффективность. Мы можем полагаться только на определенные оправдания до тех пор, пока другие их не увидят. Когда это происходит, у нас есть два варианта: мы можем начать решать свои проблемы прямо или полностью отказаться от проблемы, развив тем самым то, что Адлер назвал комплексом неполноценности.

Чтобы избежать этой участи, мы должны перестать полагаться на защитное поведение и научиться прямо сталкиваться с проблемами.Адлер считал, что иногда причина, по которой люди изо всех сил пытаются это сделать, заключается в том, что они приняли идеал себя, который не способствует здоровому существованию. Возможно, наш я-идеал чрезмерно перфекционист или слишком зависит от погони за такими вещами, как богатство, статус, власть, слава или красота. Другими словами, наш идеал «я» настолько нереалистичен, что мы навсегда теряемся в своих попытках достичь наших целей, и поэтому мы прибегаем к защитному поведению, не зная, что еще делать. Следовательно, лучше осознать, к чему мы стремимся, и при необходимости скорректировать свой идеал «Я» — это важный шаг на пути к самосовершенствованию.

Однако, в конце концов, даже с более реалистичным идеалом себя, мы изменимся, только если научимся быть более смелыми. Адлер считал, что основная задача психотерапии должна заключаться просто в том, чтобы помочь людям выработать более смелое отношение к жизни.

«Мужество, — писал Адлер, — это не способность, которой либо обладают, либо которой недостает. Мужество — это готовность к рискованному поведению, независимо от того, неизвестны ли последствия или могут быть неблагоприятными.Мы способны на мужественное поведение, если мы готовы участвовать в этом». (Альфред Адлер)

Учитывая, что мы не можем ожидать, что жизнь перестанет бросать нам вызов, у нас есть выбор: либо мы развиваем мужество и учимся сосуществовать с неуверенностью и дискомфортом, которые это вызовет в нашей жизни, либо мы обрекаем себя на расточительство. дни уходят все дальше и дальше в страдание нашей зоны комфорта.

Дополнительная литература

Искусство, использованное в этом видео

Связанные

Альфред Адлер и Адлериан Индивидуальная психология


Альфред Адлер
АЛЬФРЕД АДЛЕР И АДЛЕРИАНСКАЯ ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Грегори Митчелл

Альфред Адлер родился в пригороде Вены 7 февраля 1870 года, был третьим ребенком, вторым сыном, в семье еврейского торговца зерном и его жены.В детстве у Альфреда развился рахит, из-за которого он не мог ходить до четырех лет. В пять лет он чуть не умер от пневмонии. Именно в этом возрасте он решил стать врачом. Он начал свою медицинскую карьеру в качестве офтальмолога, но вскоре обратился к психиатрии, и в 1907 году его пригласили присоединиться к дискуссионной группе Фрейда. После написания нескольких статей, которые вполне соответствовали взглядам Фрейда, он написал статью об инстинкте агрессии, который Фрейд не одобрял, а затем статью о детском чувстве неполноценности, в которой предлагалось воспринимать сексуальные представления Фрейда скорее метафорически, чем буквально.

Хотя Фрейд назначил Адлера президентом Венского аналитического общества и соредактором информационного бюллетеня организации, Адлер не прекратил свою критику. Были организованы дебаты между сторонниками Адлера и Фрейда, но в результате Адлер вместе с девятью другими членами организации ушел в отставку, чтобы сформировать Общество свободного психоанализа в 1911 году. В следующем году эта организация стала Обществом индивидуальной психологии.

Во время Первой мировой войны Адлер служил врачом в австрийской армии, сначала на русском фронте, а затем в детском госпитале.Он своими глазами видел ущерб, который наносит война, и его работа все больше обращалась к концепции общественного интереса. Он чувствовал, что если человечество хочет выжить, оно должно изменить свой образ жизни.

Работа Адлера была в значительной степени поглощена психотерапевтической практикой и современной мыслью, не сохранив при этом отдельной идентичности. Некоторые из его терминов, такие как «компенсация» и «комплекс неполноценности», используются в повседневном языке. Индивидуальная психология все еще имеет свои центры, школы и рабочие группы, но влияние Адлера проникло и в другие психологии.Его «драйв к агрессии» вновь появился в психологии Эго ортодоксального психоанализа; другие отголоски Адлера можно найти в работах Карен Хорни, Гарри Стэка Салливана, Франца Александра и Яна Сатти. Те, кто пытается увидеть отсталого ребенка, правонарушителя, психопата или психиатрического пациента как целостную личность, разделяют точку зрения Адлера.

Адлер был дедушкой гуманистической психологии. В своих более поздних работах Адлер сделал сдвиг, никогда не удавшийся Фрейду, но позднее повторенный Маслоу : он писал меньше о патологии и больше о здоровье, а ницшеанское стремление к превосходству и компенсации мутировало в объединяющую направленную тенденцию к самообладанию и самопреодоление в служении общественным интересам ( Gemeinschaftsgef hle ), противоположное самоограничению ( Ichgebundenheit ).Здоровый человек не теряется в своих фантазиях об идеальном «я» и не живет за счет других — двух лиц, омраченных невротическим эгоизмом; здоровый человек осознает свои глубочайшие цели, интегрируя их в деятельность, улучшающую семью и общество. Здесь Адлер предвосхищает изречение Фромма о том, что любовь к себе и любовь к другим возникают вместе и поддерживают друг друга.

Теория Альфреда Адлера является одновременно и моделью личности, и теорией психопатологии, и во многих случаях основой метода развития разума и личностного роста.Адлер писал: «Каждый человек представляет собой единство личности, и затем человек формирует это единство. Таким образом, человек является и картиной, и художником. Следовательно, если кто-то может изменить свое представление о себе, он может изменить нарисованную картину». Его индивидуальная психология основана на гуманистической модели человека. Среди основных понятий:

  1. Холизм . Адлерианец рассматривает человека как единицу, самосознающее целое, функционирующее как открытая система (см. Общая теория систем ), а не как набор влечений и инстинктов.
  2. Теория поля . Предпосылка состоит в том, что человека можно изучать только по его движениям, действиям и отношениям в пределах его социального поля. В контексте развития разума это, по сути, изучение рабочих задач и чувства принадлежности человека к группе.
  3. Телеология («сила воли» или вера в то, что люди руководствуются не только механическими силами, но и движутся к определенным целям самореализации).Хотя имя Адлера чаще всего связывают с термином «комплекс неполноценности», к концу своей карьеры он стал больше интересоваться борьбой индивидуума за значимость или компетентность (позже другие обсуждали это как самореализацию или самоактуализацию). и т.д.). Он считал, что, стоя перед неизведанным, каждый человек стремится стать более совершенным, а в здоровье движим одной динамической силой — восходящим стремлением к завершению, — и все остальное подчинено этому одному главному мотиву.Поведение понимается как целенаправленное движение, хотя человек может не до конца осознавать эту мотивацию.
  4. Творческое Я . Концепция творческого Я возлагает ответственность за личность индивида на его собственные руки. Адлерианский практик считает человека ответственным за самого себя, он пытается показать человеку, что он не может обвинять других или неконтролируемые силы в своем нынешнем состоянии.
  5. Стиль жизни . Стремление человека к значимости и принадлежности можно наблюдать как закономерность.Этот паттерн проявляется рано в жизни и может наблюдаться как тема на протяжении всей его жизни. Это пронизывает все аспекты восприятия и действия. Если человек понимает образ жизни человека, его поведение имеет смысл.
  6. Частная разведка — это рассуждения, придуманные человеком для стимулирования и оправдания корыстного образа жизни. Напротив, здравый смысл представляет собой кумулятивное, согласованное рассуждение общества, которое признает мудрость взаимной выгоды.
«Индивидуальный психолог» работает с человеком как с равным, чтобы раскрыть его ценности и предположения.Поскольку человек не осознает, что действует в соответствии с неверными представлениями, задачей практикующего становится не только привести человека к проницательному разоблачению его ошибок, но и переориентировать его на более полезный образ жизни.

Практик стремится создать климат, в котором может проходить обучение. Воодушевление и оптимизм — его главные заботы. Адлерианская терапия позволяет использовать широкий спектр техник, например, драматическую терапию и арт-терапию. Несмотря на используемые методы, техники используются, во-первых, для облегчения страданий, а во-вторых, для продвижения позитивных изменений и расширения возможностей.С точки зрения развития разума наиболее важным постоянным фактором является акцент на социальные взаимодействия и социальный вклад; чем больше исходящий социальный интерес, тем меньше у человека чувства неполноценности.

Техника, уникальная для адлерианцев, которую мы сохранили в «Развитии разума», — это формулирование образа жизни и постоянное использование собранной информации для демонстрации индивидуума самому себе. Это особая интерпретация поведения человека и учение об определенной жизненной философии, подталкивающая человека к действию, которая одновременно является уникальной по Адлеру и в то же время имеет широкое применение в развитии разума.Это краткое введение в принципы Адлера и желаемый образ жизни.

Человек как существо общественное
Человек существо общественное. Природа свирепа, а он относительно слаб и нуждается в поддержке общественной жизни; конечно, ему нужно интересоваться окружающим его обществом. Его возможности и формы выражения неразрывно связаны с существованием других. С социологической точки зрения нормальный человек — это индивидуум, живущий в обществе и чей образ жизни настолько адаптирован, что общество извлекает из его образа жизни определенную пользу.С психологической точки зрения у него достаточно энергии и мужества, чтобы встречать проблемы и трудности жизни по мере их поступления.

Общественный интерес есть неизбежная компенсация всех естественных слабостей человека. Социальный интерес — это образ жизни; это оптимистическое чувство уверенности в себе и неподдельный интерес к благополучию и благополучию других. Человек — явно социальное существо, которому требуется гораздо более длительный период зависимости от других, прежде чем он созреет, чем любому животному.Пока чувство неполноценности не слишком велико, человек всегда будет стремиться быть достойным и полезным в жизни, потому что это дает ему чувство собственной ценности, которое возникает из вклада в общее благо.

Адлер пишет: «Поскольку истинное счастье неотделимо от чувства даяния, то ясно, что социальный человек гораздо ближе к счастью, чем изолированный человек, стремящийся к превосходству. невротики и одинокие люди происходят из тех, кто в молодости был лишен способности развивать чувство общности, мужество, оптимизм и уверенность в себе, которые исходят непосредственно из чувства принадлежности.Это чувство сопричастности, в котором никому нельзя отказать, против которого нет аргументов, можно завоевать, только участвуя, сотрудничая, переживая и принося пользу другим. Из этого возникает стойкое, подлинное чувство собственного достоинства» (из «Индивидуальной психологии», 1926 г.).

Ребенок скоро узнает, что его цели и задачи в жизни не достигаются без движения, стремления и усилия. Таким образом, чтобы достичь удовлетворения, ребенок принимает стратегию. Чувство неполноценности влияет на принятие ошибочных и ограничивающих безопасных решений в качестве стратегий выживания.Отношение ребенка к жизненным проблемам регулируется этим ранним «жизненным сценарием». предварительных социальных проблем, с которыми столкнулись в детстве (дружба, учеба в школе и отношения с другим полом), служат тестом подготовки человека к социальной жизни, и они могут усиливать жизненный сценарий или вызывать его корректировку в положительном или отрицательном направлении.

В недавнем исследовании среди учащихся-подростков оценивалась взаимосвязь между удовлетворенностью жизнью, социальным интересом и участием во внеклассных мероприятиях.Их попросили перечислить количество внеклассных мероприятий, в которых они участвовали с момента поступления в среднюю школу. Более высокий социальный интерес был значительно связан с более высоким уровнем общей удовлетворенности, а также удовлетворенности друзьями и семьей.

социальных проблем взрослой жизни — это реалии дружбы, товарищества и социальных контактов; род занятий или профессии; и любви и брака. Неспособность встретиться с ними лицом к лицу и встретиться с ними напрямую приводит к неврозу и, возможно, к психическому заболеванию (которое определяется простыми словами как безумие, злость и печаль).Хорошо сказано, что невротик наполовину отворачивается от жизни, тогда как сумасшедший поворачивается к ней спиной; можно добавить, что перед ней стоят те, кто обладает достаточным общественным мужеством!

Счастье в жизни в значительной степени зависит от степени социального интереса и способности к сотрудничеству, которые ребенок развил с помощью и поощрением своих родителей и учителей. Успешные мужчины и женщины — это те, кто научился искусству сотрудничества и подходит к жизни с таким отношением — отношением, рожденным мужеством и уверенностью в себе.Такой человек встречает трудности лицом к лицу, но не погружается в уныние и отчаяние от поражения или неудачи. Его образ жизни характеризуется легким отношением к жизни, отсутствием излишней тревожности и доброжелательной терпимостью к ближним. Потребность сбежать в невроз очень мала.

У человека есть только одна причина уклониться в бесполезную сторону: боязнь поражения в полезную сторону — его бегство от решения одной из социальных проблем жизни. Если человек не готов к социальной жизни, он не будет продолжать свой путь самореализации с общественно полезной стороны; вместо того, чтобы противостоять своим проблемам, он попытается отдалиться от них.Те, кто терпит неудачу в жизни, не готовы к сотрудничеству; они слишком эгоцентричны — они всегда думают о себе, и делают это потому, что им не хватает уверенности и мужества — другими словами, они боятся жизни. Такие люди не чувствуют себя способными или готовыми решать свои проблемы. Из-за чувства неадекватности и неполноценности они ведут несчастливую, неполную, разочарованную и неудовлетворительную жизнь. Страх, таким образом, лежит в основе всех подобных несчастий в жизни.

Стремление дистанцироваться от проблем (посредством колебаний, остановок и объездов) на различных этапах жизни и перед лицом социальных проблем приводит к стремлению, направленному на преувеличенные частные цели личного превосходства, компенсировать ощущаемую неполноценность.Художники выполняют компенсаторную функцию для общества, показывая нам в своих произведениях, как видеть, чувствовать и думать перед лицом жизненных проблем и как повернуться от отрицания к новым вызовам, чтобы в конечном итоге добиться успеха. Невротик стремится к личному превосходству, не справляясь с расстройствами на работе, в домашней жизни и в различных личных отношениях. Такой невроз поддерживается непониманием, приобретенным в результате ассимиляции, особенно в течение первых пяти лет, а также благодаря множеству способов, с которыми ошибочные идеи могут быть идентифицированы на протяжении всего развития.Неподвижность таких идей может привести к отказу объективно наблюдать за настоящим временем, что является единственным способом непредвзято решать жизненные проблемы и добиваться успеха в социально полезном плане.

Адлерианское бессознательное
«Похоже, нет никакого противоречия между сознательным и бессознательным, которые оба взаимодействуют для достижения более высокой цели, что наши мысли и чувства становятся сознательными, как только мы сталкиваемся с трудностью, и бессознательными, как только мы сталкиваемся с трудностями. наша личность требует этого.(Из «Индивидуальной психологии», 1930 г.)

Отношение бессознательного к сознательному подобно «фото-к-негативу»: всего лишь одной ложью самому себе бессознательное может поддерживать и реализовывать идеал или цель, определенные сознанием, т.е. «Я жертва в этой ситуации», «Я заслуживаю лучшего», «Мое насилие было вполне оправданным». Как только такая простая перерисовка обычного опыта сделана, он продолжает бессознательно завладевать одним аффектом и поведением, независимо от того, бодрствует человек или спит. Во сне адлерианское бессознательное иногда может быть застигнуто за работой по решению той же проблемы, что и в повседневной жизни, но без ограничений реальности.Таким образом, сны становятся продолжением дневных спекуляций и тревог и реорганизацией конфликтов между ценностями, идеалами и реальным опытом.

Fictional Finalism
Адлер находился под влиянием философа Ганса Файхингера, который предположил, что люди живут многими выдуманными идеалами, которые не имеют никакого отношения к реальности и поэтому не могут быть проверены и подтверждены. Например, что все люди созданы равными; женщины всегда должны подчиняться воле мужа; и цель оправдывает средства.Эти выдумки могут помочь человеку почувствовать себя сильным и оправдать правильность своего эгоистичного выбора, но в то же время причинить другим вред и несправедливость и разрушить отношения. Адлер воспользовался этой идеей и пришел к выводу, что люди больше мотивированы своими ожиданиями в отношении будущего, чем прошлым. Если человек верит, что есть рай для хороших и ад для плохих, это, вероятно, повлияет на его жизнь. Идеал или абсолют — фикция.

Вымышленный финализм предполагает, что люди действуют исходя из общепринятых идеалов не меньше, чем из наблюдаемой реальности.Что бы подсознание ни принимало за истину, оно действует так, как если бы это было правдой, независимо от того, так это или нет, — у него нет возможности сознательного разума наблюдать независимо и проверять на реальном опыте. С точки зрения человека, такая фикция может быть взята за основу его ориентации в мире и как один из аспектов компенсации ощущаемой неполноценности.

Адлерианское эго
Ганс Файхингер описал, как каждая дисциплина — психология, социология, философия, право и даже естественные науки — создают вымыслы, пытаясь описать реальность.И через некоторое время мы начинаем думать, что эти выдумки реальны, поэтому, когда мы говорим о какой-то части разума, такой как Эго, Либидо или Высшее Я, мы в основном пытаемся отточить область сознания. функционирование, которое на самом деле не существует как отдельная сущность. Адлер не соглашался с Фрейдом по ряду вопросов, в частности, относительно деления личности на Эго, Ид и Суперэго — он предпочитал рассматривать человека в целом, как они функционируют.

Фрейд выдвинул гипотезу о разделении личности на эти так называемые сегменты или динамические части, но Адлер говорил, что деления нет, что личность представляет собой полное единство.Адлер считал, что нельзя точно смотреть на личность как на составную часть, что на нее надо смотреть только как на целое, как на организованное целое без противоречий. Даже проводя различие между сознательным и бессознательным, Адлер чувствовал, что в этом есть своего рода текучесть, потому что то, что кажется бессознательным, может очень быстро стать сознательным при определенных обстоятельствах. Фрейд указывал на конфликт или войну между частями личности, между Ид, Эго и Супер-Эго.Но Адлер сказал, что это ошибочное предположение. Он чувствовал, что нет внутренней войны или конфликта и что личность движется только в одном направлении… Адлер считал, что личность организуется вокруг единой «фиктивной конечной цели».

Генри Штейн в интервью журналу What is Enlightenment описывает вымышленную конечную цель… «Она уникальна для каждого человека и в значительной степени направляет и диктует большинство действий человека. себя.Адлер говорил, что все внутри личности, будь то мышление, чувство, память, фантазия, сновидение, поза, жесты, почерк, — всякое выражение личности — по существу подчинено этой цели, которая формулируется еще без слов в раннем детстве и становится то, что Адлер назвал «детским прототипом». Ребенок представляет себе какое-то время в будущем, когда он вырастет, станет сильным, когда преодолеет неуверенность или что-то еще, что его беспокоит.Поэтому, если они чувствуют, что они уродливы, они будут красивы. Если они почувствуют, что они глупы, они будут блестящими. Если они почувствуют себя слабыми, они станут сильными. Если они внизу, то и вверху. Все это воспринимается без слов как способ жить в неуверенности в настоящем, которое может быть неудобным или невыносимым. Было бы невыносимо сказать, что эти чувства незащищенности или неполноценности являются для вас постоянным состоянием. Итак, что делает ребенок и, в конце концов, что делает взрослый, так это то, что они воображают, что будущее принесет искупление, принесет облегчение от чувства неполноценности.Будущее принесет успех, значимость, исправление — обращение всего неправильного. Это очень целенаправленно. Эта вымышленная конечная цель — воплощение их видения будущего».

Хайнц Ансбахер в Индивидуальной психологии Альфреда Адлера рассказывает о многих различиях между Фрейдом и Адлером. «Защиты Фрейда обеспечивают защиту Эго от инстинктивных требований. В то время как защитные механизмы Адлера защищают самооценку от угроз со стороны внешних требований и жизненных проблем.«Дело не в том, что люди должны защищать себя от инстинктивных требований, а в том, что их самооценка страдает, потому что у них есть ощущение, что они не могут удовлетворить требования жизни, которые приходят извне.

«Мы видим, как для сохранения своей картины мира и для защиты своего тщеславия больной возвел стену против требований реальной общественной жизни. В трудной ситуации он чувствовал себя слишком слабым, чтобы прийти к высокой цели, которую он в своем тщеславии поставил перед собой, когда он чувствовал себя слишком слабым, чтобы играть выдающуюся роль, соизмеримую с той, которая должна была принадлежать ему по его картине мира.Таким образом, ему удавалось избежать шока от надвигающихся проблем и отодвигать эти проблемы на второй план». Такая процедура исключения, естественно, представлялась ему меньшим из двух зол». (Адлер в «Картине мира невротика», в «Международном журнале индивидуальной психологии», т. 1, № 3, стр. 3–13).

«В действительности невротик не так убежден в своей бесполезности или никчемности, как это обычно предполагается. Он не чувствует себя неполноценным, но боится, что его разоблачат как неполноценного, неспособного соответствовать требованиям жизни.Некоторые из его черт, такие как нерешительность, избегание, уклонение от выполнения сложных задач и его боязнь проиграть, имеют смысл только тогда, когда понимаются как средства защиты, сохраняющие его самооценку. Какое значение имело бы для него его поражение, если бы он уже сдался или уже смирился с этим? Только пока у него есть амбиции, безопасность от поражения имеет смысл. Сам Адлер всегда подчеркивал, что ни отсутствие мужества, ни амбиции сами по себе не являются отличительной чертой невротика; невротик идентифицируется по совпадению и взаимному усугублению этих двух черт.(Адлер в «Принципах индивидуальной психологии», неопубликованной рукописи в архивах AAISF/ATP).

Я чувствую, что и Фрейд, и Адлер правы. Защиты используются как для обеспечения защиты Эго от инстинктивных требований (фрейдистская идея состоит в том, что Оно не хочет чувствовать боль, поэтому побуждает Эго использовать защитные механизмы для защиты от беспокойства), так и в качестве защиты для защиты. самооценка от угроз со стороны внешних требований и многих жизненных проблем. Защитные механизмы — это способы, которыми Эго справляется с конфликтами в душе.Фрейд и Адлер рассматривают только часть картины.

Адлер считал, что чувство неполноценности, в основном подсознательное, в сочетании с компенсаторными защитными механизмами играют наибольшую роль в детерминации поведения, особенно поведения патологического толка. Теория индивидуальной психологии Адлера подчеркивала необходимость обнаружить первопричину чувства неполноценности, чтобы помочь развитию сильного Эго и тем самым помочь человеку устранить невротические защитные механизмы.

Комплекс неполноценности
Психология Адлера предполагает центральную личностную динамику, отражающую рост и движение жизни вперед. Это ориентированное на будущее стремление к идеальной цели значимости, мастерства, успеха или завершения. Дети начинают свою жизнь меньшими, более слабыми и менее социально и интеллектуально компетентными, чем окружающие их взрослые. У них есть желание вырасти, стать способными взрослыми, и по мере того, как они постепенно приобретают навыки и демонстрируют свою компетентность, они обретают уверенность и самоуважение.Однако это естественное стремление к совершенству может быть подавлено, если их представление о себе ухудшается из-за неудач в физическом, интеллектуальном и социальном развитии или если они страдают от критики со стороны родителей, учителей и сверстников.

Если мы идем вперед, преуспевая, чувствуя себя компетентными, мы можем позволить себе думать о других. Если это не так, если жизнь берет верх над нами, тогда наше внимание все больше сосредотачивается на нас самих; мы можем развить комплекс неполноценности : стать застенчивыми и робкими, неуверенными в себе, нерешительными, трусливыми, покорными, уступчивыми и так далее.

Комплекс неполноценности — это форма невроза, и поэтому он может стать всепоглощающим. Человеку с комплексом неполноценности свойственно отсутствие социального интереса; вместо этого они эгоистичны: сосредоточены на себе и на том, что они считают своими недостатками. Они могут компенсировать это, усердно работая над улучшением навыков, которых им не хватает, или они могут попытаться стать компетентными в чем-то другом, но в остальном сохраняя чувство неполноценности. Поскольку самооценка основана на компетентности, тем, кому не удалось вылечиться от этого невроза, может быть трудно вообще развить какую-либо самооценку, и у них останется чувство, что другие люди всегда будут лучше, чем они.

Выдуманная цель во многом является способом индивидуума подтянуть себя, так сказать, за шнурки. Помимо того, что он служит полезной цели ориентации человека в мире, он является компенсаторной защитой: он создает положительные чувства в настоящем, которые смягчают чувство неполноценности.

В качестве дополнительной компенсации мы можем также развить комплекс превосходства , который включает в себя прикрытие нашей неполноценности, притворяясь превосходным.Если мы чувствуем себя маленькими, один из способов почувствовать себя большими — заставить всех остальных чувствовать себя еще меньше! Хулиганы, большеголовые и мелкие диктаторы повсюду являются ярким примером. Более тонкими примерами являются люди, которые любят привлекать внимание, те, кто чувствует себя сильным, когда совершает преступления, и те, кто унижает других из-за их пола, расы, этнического происхождения, религиозных убеждений, сексуальной ориентации, веса, роста. и т. д. Некоторые прибегают к тому, чтобы скрывать свое чувство никчемности за манией власти, которую дают алкоголь и наркотики.

Частный интеллект
В случае невротического неудачника в жизни его рассуждения могут быть «разумными» в его собственной системе отсчета, но, тем не менее, социально безумными. Например, вор сказал: «У молодого человека было много денег, а у меня их не было, поэтому я взял их». Так как этот преступник не считает себя способным добывать деньги нормальным, общественно-полезным способом, то ему фактически не остается ничего, кроме грабежа. Таким образом, преступник приближается к своей цели с помощью того, что ему кажется «разумным» аргументом; однако его причина основана на частной разведывательной информации , которая не включает социальные интересы или ответственность.Рассуждение, имеющее общезначимое значение, — это интеллект, связанный с общественным интересом. В то время как изолированный частный интеллект может показаться заинтересованному лицу «умным», но если он противоречит общественным потребностям, он не имеет большой ценности. Адлер говорит, что все дело в комплексе неполноценности.

Невротики, психотики, преступники, алкоголики, вандалы, проститутки, наркоманы, извращенцы и т. д. лишены социального интереса. Они подходят к проблемам занятости, дружбы и секса без уверенности, что их можно решить путем сотрудничества.Их интерес останавливается на собственной персоне — их представление об успехе в жизни эгоцентрично, а их триумфы имеют значение только для них самих.

Из Собрание сочинений Лидии Сичер: взгляд Адлера … «Люди учатся мыслить в рамках своей собственной логики и говорят: «Я отличаюсь от других». Все люди разные, потому что в мире нет двух одинаковых людей. Но разница, которую они имеют в виду, — это разница, которая требует оправдания: «Я отличаюсь от других, и поэтому вы не можете ожидать, что я буду выполнять незначительную работу.Или: «Я не могу закончить то, что начал, потому что, если я закончу, вы можете обнаружить, что то, что я сделал, не было чудесным». Таким образом, люди своим личным разумом или логикой создают свои формулы, по которым они живут. Они ожидают, что окажутся далеко за пределами своего нынешнего уровня развития. Они ожидают, что другие увидят, что они уже достигли конечной точки своих возможностей. Затем они идут по жизни, выпрашивая оправдания, потому что они не достигли этой конечной точки эволюции, совершенства.»

Раннее детское чувство неполноценности, которое человек стремится компенсировать, приводит к созданию вымышленной конечной цели, которая субъективно кажется обещающей полное избавление от чувства неполноценности, безопасность в будущем и успех. Глубина чувства неполноценности обычно определяет высоту ложной цели — «руководящей фикции», — которая затем становится «конечной причиной» моделей поведения.

Как писал Адлер, «каждая психологическая деятельность показывает, что ее направление определяется заранее определенной целью.Однако вскоре после начала психологического развития ребенка все эти ориентировочные, индивидуально распознаваемые цели попадают под власть фиктивной цели, финала, считающегося твердо установленным. Другими словами, подобно персонажу, нарисованному хорошим драматургом, внутренняя жизнь индивидуума направляется тем, что происходит в пятом акте пьесы. Это понимание любой личности, которое может быть получено из индивидуальной психологии, приводит нас к важной концепции: если мы хотим понять природу человека, то каждое психологическое проявление должно восприниматься и пониматься только как подготовка к определенной цели.Каждый вырабатывает конечную цель, сознательно или бессознательно, но не подозревая о ее значении».

Частный интеллект — это форма негативного интеллекта , негативного интеллекта, который включает в себя все возможные искажения аналитического мышления, такие как оправдания, оправдания, рационализации, обобщения — все способы быть «правильным», чтобы обеспечить безопасное решение. В каждом случае есть несоблюдение, отказ заметить.Цель стремления к самовыражению была ошибочно направлена ​​на достижение личного превосходства. Они могут быть правильно увязаны в системе отсчета с бесполезной стороны жизни, но у человека отсутствует мужество и заинтересованность, необходимые для общественно полезного решения жизненных проблем.

Истинный интеллект — это IQ, умноженный на степень социальной вовлеченности в жизнь (через секс, семью, работу, игру, образование и все виды местных, национальных и международных группировок и вовлечений), которая, в свою очередь, требует личной стабильности и социальных навыков, аспекты эмоционального интеллекта.Когда интересы индивидуума слишком эгоцентричны, он чувствует себя социально бессильным или никем; он чувствует себя отчужденным от своего ближнего. Социально интегрированный человек чувствует себя в этом мире как дома, и это придает ему смелости и оптимистического взгляда. Он не считает жизненные невзгоды личной несправедливостью; он не один.

Лев Выготский говорит: «Всякая функция в… культурном развитии проявляется дважды: сначала на социальном уровне, а затем на индивидуальном уровне; сначала между людьми (интерпсихологический), а затем внутри (интрапсихологический).Это в равной степени относится и к произвольному вниманию, и к логической памяти, и к образованию понятий. Все высшие функции возникают как действительные отношения между индивидами».

Не весь интеллект человека возникает в его собственной голове; его необходимо сочетать с внешними ресурсами знаний и понимания. Этот последний, внешний и распределенный тип познания называется Extelligence . Сообразительность контрастирует с интеллектом (использование знаний посредством когнитивных процессов в мозгу).Кроме того, сочетание Превосходства и Интеллекта имеет фундаментальное значение для развития сознания как в эволюционном плане для вида, так и для индивидуума. Наше Совершенство постоянно растет и взрослеет, это то, как растет общество, учат детей и развивается культура. Это то, что позволяет людям мыслить нестандартно, развивать воображение, преодолевать свои страхи и развивать как интеллект, так и сознание. Человек, у которого есть только частная разведка, вероятно, не очень умный и неэффективный член общества, потому что он отдалился от жизни и более широкой картины.Вся Великолепие в мире бесполезно, если вам не хватает ума, чтобы использовать его.

Заключение
Замаскированный под другую терминологию, Фрейд в действительности принял многие основные постулаты Адлера. Психология Адлера оказала огромное влияние на идеи Фрейда в том виде, в каком они используются сейчас, потому что неофрейдисты очень близки к неоадлерианцам. Включение социальных сил в личность неофрейдистами, кажется, исходит больше от Адлера, чем от Фрейда. Было время, когда взгляды Адлера соответствовали взглядам Фрейда, но Фрейд не одобрял инстинкт агрессии, когда Адлер представил его в 1908 году.Позже, в 1923 году, спустя много времени после того, как Адлер отказался от теории инстинктов, Фрейд включил инстинкт агрессии в психоанализ.

Вместо того, чтобы углубляться в бессознательное, Адлер придерживается «поверхностных явлений»; он не находит противоречия между этими идеями и теорией Фрейда. Однако там, где Фрейд, возможно, искал и идентифицировал определенные факторы как определяющие дезадаптацию человека, Адлер считал, что такие факторы не были причинными, а скорее влияли на самоощущение человека через выводы, которые он из них делал.Популярность Адлера была связана со сравнительным оптимизмом и понятностью его идей по сравнению с идеями Фрейда или Юнга. И вокруг Адлера никогда не было «культа личности», как это было вокруг Фрейда и Юнга (а совсем недавно Перлза и Берна). Наряду с Фрейдом и Юнгом Адлер был одним из гигантов-основателей в области идей. Адлер, Фрейд и Юнг были ключевыми фигурами в развитии психологии, какой мы ее знаем.

▶︎ Все курсы теперь можно бесплатно скачать в формате PDF ◀︎

КУРСЫ РАЗВИТИЯ УМА 1-8
Суперстудент — Курс развития разума 1

Многие люди имеют плохой опыт в школе и возможно, позже в жизни, при попытке изучить новый предмет.Это легко быстро увязнуть в новой терминологии, а часто и в новых понятиях и процедуры кажутся непонятными. Эта ситуация может быстро выйти из-под контроля, поскольку студент остается позади, и предмет либо становится постоянной борьбой, либо он заброшен. Но ничего из этого не нужно; можно добиться успеха с изучение любого предмета.

С помощью этого курса вы научитесь изучать предмет с максимальным пониманием, с отличной памятью и способностью применять то, что вы эффективно учились.

Вы также научитесь делать заметки в быстром темпе из книг или книг. живые лекции и как лучше всего представить эту информацию с помощью ключевых слов, ум карты и блок-схемы, которые помогают памяти и пониманию.

Эти способности пригодятся вам для домашних занятий, в колледже или работы, а также для изучения дальнейших курсов развития разума. Вы действительно будете быть в состоянии преуспеть в эффективном изучении тех предметов, которые вас интересуют в, даже те, которые раньше были трудными. Курс доступен бесплатно онлайн…

Нажмите здесь, чтобы начать курс Super Student…


Super Vision — Курс развития разума 2
Первое курс в системе развития разума « Super Vision «, домашнее обучение курс на улучшение способности ума к визуализации и интеграции между левое и правое полушарие, улучшение памяти, творческих способностей, естественного зрения и рисования способность. Это новый способ видеть — и быть.

Предлагаемые в этом курсе практические упражнения помогают развивать зрительное восприятие, которое является одной из ветвей невербальной коммуникации, и обратиться к теме дыхания и релаксации.Адекватная оксигенация мозга и расслабленное состояние необходимо для дальнейшего развития разум.

Глаза и уши являются основными каналами, через которые человек получает информацию об окружающем мире. Как и в случае с навыками слушания, обучение визуализация и взгляд делают вас более осознанными. Когда вы более осознанны, подсознание имеет меньшее влияние. Это означает, что вы более расслаблены, менее беспокойный, менее легко расстраивающийся, лучше запоминающий — и ваше зрение улучшается.

Нажмите здесь, чтобы узнать больше о курсе Super Vision


Эффективное общение — Курс развития ума 3
Этот курс обучает мощным коммуникативным навыкам, которые позволяют вам быть более эффективен на работе и в тех ситуациях повседневной жизни, где лучше общение может решить все.

Курс «Эффективное общение » предлагает серия практических упражнений, развивающих навыки общения и помочь учащемуся применить плоды своего обучения здесь и сейчас — как на своем личностного роста и к практическим вопросам личных отношений и бизнес.

Улучшение нашего способность к внешнему общению отражается аналогичным усилением в общении между отделами головного мозга. Практические упражнения позволяют развивать все области мозга , даже те, которые долгое время использовались недостаточно.Они затрагивают, в частности, интеграция правого и левого полушарий головного мозга. Каждое полушарие управляет другим способом мышления и видения мира. Делая упражнениями, ученик может привести обе половины мозга во взаимную коммуникацию , так что он или она свободнее мыслить целостно и воспринимать мир с расширенной точка зрения.

Коммуникация средство для всех дальнейших методов, поэтому коммуникативные навыки являются жизненно важным аспектом развития разума. Эффективный Курс «Общение » включает в себя практические упражнения для повышения умение внимательно слушать и понимать. После этого допрос отрабатываются навыки, имеющие отношение к общению, памяти и понимание. Это поможет студенту поддерживать контроль над общением в практической, социальной и деловой сферах. ситуации. Вы также узнаете о практическом решении проблем и о том, как достичь своих целей в жизни.

Нажмите здесь, чтобы узнать больше о курсе «Эффективное общение»


Воспитание воли — Курс развития разума 4
Этот курс учит навыкам концентрации как средство воспитания воли.Часто, когда мы думаем о чем-то, мы думать о чем-то другом, а это, в свою очередь, напоминает нам о чем-то другом. То ум блуждает от одной вещи к другой посредством ассоциаций, пока первоначальный вещь забыта. «Концентрация» означает сосредоточение всего внимания на что-то, и держать это там так долго, как хочется. Итак, если вы сосредоточьтесь на книге, вы осознаете книгу и не думаете, смотреть или слушать что-нибудь еще. Если вы концентрируетесь, вы бодрствуете и в курсе.Большую часть повседневной жизни большинство людей фактически мечтают — в худшем случае они являются лунатиками-автоматами. Их умы механически перескакивают с одного на другое, никогда ни на чем не останавливаясь очень долго или намеренно. Этот процесс может продолжаться на протяжении всего их жизни, и они никогда не учатся и не достигают ничего важного.

Если мы не сможем пробудиться от этой механичности и сна, мы не можем начать работу над собой и не можем добиться цели в жизни. Мы должен научиться настроению сосредоточения — действительно БЫТЬ в Здесь-и-Сейчас, замечая и наблюдая, и сосредоточены на наших действиях.

Концентрация — это средство для развития воли, чтобы жизнь могла быть жил целенаправленно и творчески, а не как реакция на поток ощущения. Потому что ты не будешь прыгать с одного на другое, как бабочка, вы сможете сосредоточиться на вещах, например, на учебе или работу, и повысит ваши навыки и знания в этих областях. Большинство главное, вы сможете более четко сосредоточиться на своем видении того, что вы хотите достичь.

Короче говоря, ваша ментальная жизнь одновременно усиливается и расширяется.То Поэтому способность концентрироваться является ценным навыком, который повысит все остальные навыки. Почти все упражнения и упражнения Разума Развитие поможет развить вашу способность концентрироваться. Но есть ли способы улучшить вашу концентрацию напрямую? Да, и этот курс учит лучший из них.

Щелкните здесь, чтобы узнать больше о концентрации: воспитание воли


Силовое чтение — Курс развития ума 5
Этот курс домашнего обучения может удвоить вашу скорость чтения и повысить способность вашего мозга переваривать, запоминать и использовать огромные объемы информации… основные составляющие успеха в профессиональной и личной жизни.

Мы все учимся читать в школе, так или иначе. Но для большинства из нас это не оптимальное использование мощности нашего мозга. В этом курсе вы научитесь лучше использовать сфокусированное внимание левого полушария в сочетании с периферийным вниманием правого полушария в тесной гармонии. Хорошая связь между полушариями мозга является предпосылкой для творческого мышления, а также для хорошего самочувствия, когда мысли и чувства объединены.

Чтение может быть определено как полная взаимосвязь человека с символической информацией. Чтение — это процесс общения, требующий ряда навыков. Таким образом, чтение — это процесс мышления, а не упражнение в движении глаз. Эффективное чтение требует логической последовательности мыслительных паттернов, а эти паттерны требуют практики, чтобы закрепить их в уме. Методы, используемые в настоящее время в школах, не затрагивают вопросов скорости, понимания и критического анализа, да и вообще всех тех навыков, которые можно охарактеризовать как продвинутые техники чтения.Короче говоря, большинство ваших проблем с чтением не были решены во время вашего начального образования. Используя соответствующие методы, можно преодолеть ограничения раннего образования и улучшить способность к чтению на 500% и более.

Курс обучает методам углубленного чтения, которые значительно улучшают литературный интеллект, так что вы можете ясно воспринимать идеи и ценности, которые выражает писатель, и соотносить их с идеями других авторов, и, таким образом, быть в состоянии делать объективные выводы.

Нажмите здесь, чтобы узнать больше о курсе Power Reading


Творческая память — Курс развития ума 6
В большинстве цивилизованных обществ развитие языковых центров в левом полушарии мозга приведет к доминированию этой стороны, в то время как пространственные, зрительные и интуитивные навыки решения проблем, основанные на реляционных процессах правого полушария, будут недоразвиты.

Хотя высокоразвитая память и интуиция не являются необходимыми для жизни в современном обществе, они были важными навыками выживания для первобытного человека, у которого не было справочников, чтобы искать, когда он что-то забыл, не было карт, чтобы ориентироваться в дальних путешествиях, и был часто в опасных ситуациях, когда интуитивное озарение имело значение между жизнью и смертью.Для дальнейшего развития нам необходимо восстановить это наследие, которое зависит от восстановления и интеграции наших процессов в правом полушарии.

Без памяти нет знания, без знания нет уверенности, без уверенности нет воли. Нам нужна хорошая память, чтобы уметь ориентироваться в богатой сети всего, что мы знаем и понимаем, понимать это и двигаться вперед к достижению целей, основанных на реальности и истинных для нас самих.

В курсе «Творческая память» вы изучите продвинутые методы запоминания, которые используют удивительные способности правого полушария, которые позволяют вам «откладывать» любую новую информацию, чтобы она была легкодоступна для немедленного доступа в будущем.

По мере того, как вы продолжаете использовать методы кумулятивного восприятия, изучаемые в этом курсе, этот вид оперативной памяти становится вашей второй натурой. Многие эксперты по памяти называют это «мягким прорывом», потому что поначалу это происходит почти незаметно, а не поражает вас, как ментальная молния. Все, что вы считаете важным, получает свой уникальный ментальный файл. Подобно руководителю, чей стол годами был завален бумагами, который внезапно обнаруживает, что его компьютер может гораздо лучше справляться с хранением и упорядочением информации, организованный мозг внезапно начинает выполнять впечатляющие задачи на запоминание по требованию.

Щелкните здесь, чтобы узнать больше о курсе творческой памяти


Дзен и искусство бега — Курс развития ума 7
Этот курс Грегори Митчелла находится на периферии развития разума, но, тем не менее, иллюстрирует, насколько тесно согласованно функционируют разум и тело.

Используя эти методы, Грегори смог пробежать 100 метров за время, которое почти соответствовало тогдашнему британскому чемпиону, с относительно небольшой физической подготовкой (60% или меньше по сравнению с обычным спортсменом).Возможно, вы лично не хотите увеличивать свою скорость бега, но описанные здесь принципы имеют множество применений как для физического, так и для умственного развития.

Нажмите здесь, чтобы узнать больше о дзен и искусстве бега


Дзен и искусство расчета — Курс развития ума 8
Цель дзэн — это состояние «не-ума». Это интуитивный способ взаимодействия с миром. Цель этого курса состоит в том, чтобы позволить студенту включить особую форму сознания «не-ума», которую можно применить к практической задаче — арифметическому вычислению.Устанавливаются привычные реакции, противоположные линейности. Несколько частей расчета должны выполняться одновременно; результат будет получен примерно в пять раз быстрее, поэтому он кажется мгновенным.

Нажмите здесь, чтобы узнать больше о дзен и искусстве расчета

4 этапа терапии Адлера

Индивидуальная терапия, или адлерианская терапия, — это подход, при котором терапевт работает с клиентом, чтобы выявить препятствия и создать эффективные стратегии для достижения его целей.Адлерианцы считают, что, понимая проблемы, люди могут преодолеть чувство неполноценности . Более того, адлерианцы считают, что люди достигают наибольшего удовлетворения, когда работают на благо общественных интересов ; то есть, когда они делают то, что полезно для общества в целом.

Основные выводы: Адлерианская терапия

  • Терапия Адлера, также известная как индивидуальная терапия, делает упор на способности человека добиться позитивных изменений в своей жизни.
  • Адлерианская терапия состоит из четырех этапов: вовлечение, оценка, понимание и переориентация.
  • Согласно теории Адлера, люди работают над преодолением чувства неполноценности и действуют таким образом, чтобы приносить пользу общественным интересам.

Четыре этапа терапии Адлера

В подходе Адлера к терапии, называемом индивидуальной психологией или адлерианской психологией , терапия проходит через серию из четырех стадий:

  1. Помолвка. Клиент и терапевт начинают устанавливать терапевтические отношения. Отношения должны состоять из сотрудничества в решении проблем клиента. Терапевт должен предлагать поддержку и ободрение.
  2. Оценка. Терапевт работает над тем, чтобы узнать больше о прошлом клиента, включая его ранние воспоминания и семейную динамику. В этой части терапии терапевт пытается понять, как у клиента могли развиться определенные стили мышления, которые больше не являются для него полезными или адаптивными.
  3. Проницательность. Терапевт предлагает интерпретацию ситуации клиента. Терапевт предлагает теории о том, как прошлый опыт мог способствовать проблемам, которые клиент испытывает в настоящее время; важно то, что терапевт оставляет за клиентом право решать, являются ли эти теории точными и полезными.
  4. Переориентация. Терапевт помогает клиенту разработать новые стратегии, которые клиент может использовать в повседневной жизни.

Чувство неполноценности

Одна из самых известных идей Адлера состоит в том, что каждый испытывает чувств неполноценности (т.е. беспокоится о том, что человек недостаточно достигает). У психологически здоровых людей это чувство неполноценности побуждает к достижению целей, обеспечивая мотивацию к стремлению к самосовершенствованию. Другими словами, развивая позитивные способы совладания с чувством неполноценности, люди могут в конечном итоге добиться больших успехов и внести положительный вклад в общество в целом.

Однако некоторым людям трудно совладать с чувством неполноценности, из-за чего они впадают в уныние.Другие люди могут справляться с чувством неполноценности непродуктивными способами, например вести себя эгоистично, чтобы чувствовать превосходство над другими. В терапии Адлера терапевт работает над тем, чтобы предоставить клиенту поддержку и ободрение, в которых он нуждается, чтобы более эффективно справляться с чувством неполноценности и разрабатывать здоровые способы преодоления этих чувств.

Социальный интерес

Одной из других ключевых идей Адлера была концепция социального интереса . Согласно этой идее, люди лучше всего проявляют себя — психологически наиболее здоровы и наиболее удовлетворены — когда они действуют так, чтобы приносить пользу обществу.Например, человек с высоким социальным интересом может изо всех сил помогать другим, в то время как человек с более низким уровнем социального интереса может запугивать других или действовать антиобщественным образом. Важно отметить, что уровни социального интереса могут меняться со временем. Терапевт может помочь своему клиенту повысить его или ее уровень социального интереса.

Жизнь и наследие Альфреда Адлера

Альфред Адлер родился в пригороде Вены, Австрия, в 1870 году. Он изучал медицину в Венском университете, который окончил в 1895 году.После окончания медицинского вуза Адлер сначала работал офтальмологом, но позже решил изучать психиатрию. Первоначально он был коллегой Зигмунда Фрейда, вместе с которым он основал Венское психоаналитическое общество. Однако позже он расстался с Фрейдом и продолжил развивать свои собственные идеи о психиатрии. Адлер разработал подход к терапии, известный как индивидуальная психология , а в 1912 году он основал Общество индивидуальной психологии.

Сегодня влияние Адлера можно найти во многих областях психологии.Многие его идеи нашли поддержку в растущей области позитивной психологии, а его акцент на социальном контексте человека (например, семейная обстановка и большая культура) поддерживается во многих областях современной психологии.

Источники

Альфред Адлер и основание индивидуальной психологии: Хоффман, Эдвард: 9780201632804: Amazon.com: Books

Самый ранний из приверженцев Фрейда, который откололся и сформировал свою собственную систему психологической теории, Адлер отвечает за такие общие понятия, как неполноценность комплекс, важность порядка рождения и «избалованный» ребенок.Несмотря на то, что его центральное представление о том, что мы, люди, развиваемся из врожденного желания взаимодействовать с другими, гораздо важнее для современной психологии, чем идея Фрейда о либидинозных влечениях, крупная биография Адлера не была написана, возможно, потому, что он этого не делал. создать сплоченную школу последователей. К сожалению, данная книга не восполняет полностью этот пробел. Возможно, из-за того, что Адлер был оратором, а не писателем, исследование Хоффмана не передает особого смысла этого человека и не описывает систематически его теории.«Альфред Адлер» Йозефа Раттнера (LJ 5/1/83) и «Маски одиночества: Альфред Адлер в перспективе» Манеса Сорбера (Macmillan, 1974) предлагают более полное изложение «индивидуальной психологии» Адлера, сопровождаемое некоторой биографической информацией. Не самая необходимая покупка.
Мэри Энн Хьюз, Нил П.Л., Пуллман, Вашингтон
Copyright 1994 Reed Business Information, Inc.

Хотя имя Альфреда Адлера не так широко известно, как Зигмунд Фрейд, человек, на которого он оказал влияние, его работы и идеи сформировался взгляд западного общества на разум.Порядок рождения, комплекс неполноценности, образ жизни, избалованный или избалованный ребенок занимают видное место в основных постулатах Адлера. Адлер стал тесно связан с Фрейдом, но непримиримые разногласия в конце концов привели к расставанию. Адлер считал теории Фрейда слишком негативными и безнадежными и полагал, что люди обладают врожденной способностью к социальным чувствам, к тому, чтобы делиться друг с другом и с другими. Хоффман ( Visions of Innocence , 1992) предлагает подробную биографию этой важной фигуры в психологии. Брайан МакКомби

Из обзоров Киркуса

Хоффман («Право быть человеком», 1988, и т. д.) проливает постоянный, хотя и едва искрящийся свет на карьеру Фрейда. Способность придумывать меткие и запоминающиеся названия для своих основных психологических концепций — «комплекс неполноценности», «соперничество между братьями и сестрами» — привела к тому, что идеи Альфреда Адлера в настоящее время пользуются большей известностью, чем он сам. Но при жизни доступный подход Адлера к детской психологии, образованию и социальной адаптации нашел восприимчивую аудиторию, особенно в США, где его оптимизм («Каждый может стать кем угодно», — провозгласил он) задел больше аккордов, чем более мрачные мысли Фрейда. зрение.К его собственному разочарованию, Адлер был широко связан с фрейдистской идеей, от которой он фактически порвал задолго до Первой мировой войны. Как и Фрейд, Адлер был в значительной степени ассимилированным венским евреем, который умер за границей в изгнании из-за враждебного политического климата. Его движение «Индивидуальная психология» подчеркивало индивидуальный опыт (а не бессознательные влечения, постулируемые ортодоксальным фрейдизмом) и отрицало фундаментальное значение либидо. Кроме того, в то время как для Фрейда наша трагическая дилемма заключалась в том, что цивилизация может процветать только за счет отрицания и подавления наших самых основных побуждений, Адлер считал, что люди инстинктивно социализированы.По его мнению, то, что подавляло социальную энергию или направляло ее на неадекватность или агрессию, было «ошибками» в раннем детстве, которые приводили к невротической гиперкомпенсации жгучего чувства неполноценности, ошибками, которые могли быть исправлены терпеливым вниманием родителей, терапевтов, и воспитатели. Убеждения Адлера также основывались на социал-демократических принципах, которые рассматривали индивидуальные патологии в контексте социального и экономического целого. Хоффман добросовестно ведет хронику жизни и идей Адлера, резюмируя знакомый культурный ландшафт Вены конца века и межвоенной Америки в полезном, но довольно заурядном стиле, иногда омраченном неловкостью.Стоящее усилие, грамотно освещающее важную тему. — Copyright © 1994, Kirkus Associates, LP. Все права защищены.

Адлерская высшая профессиональная школа — магистр психологии

Степень магистра психологии ADLER * готовит студентов к регистрации в качестве психолога в Колледже психологов Онтарио в области клинической и консультационной практики. Степень MPsy предоставляет студентам знания, навыки и отношения, необходимые для подготовки их к оказанию психологических услуг в различных диагностических, терапевтических и оценочных условиях.

Уникально для степени магистра психологии ADLER, соискатели, чья степень бакалавра не является четырехлетней с отличием в области психологии, могут использовать нашу переходную эквивалентную программу, чтобы претендовать на полное допуск к программе степени MPsy.

Гибкость графика является ключевым отличием степени магистра психологии, предлагаемой ADLER. В отличие от других аспирантур, наши курсы предлагаются по выходным (полный день по субботам и воскресеньям в течение всего года), а начиная с осени 2020 года также будет доступен вариант буднего дня, в котором могут участвовать традиционные студенты и работающие специалисты, ищущие ученую степень в области психологии.У студентов ADLER есть возможность получить степень MPsy от двух до пяти лет, посещая курсы полный или неполный рабочий день.

Карта курсов MPsy

Все абитуриенты должны бесплатно пройти курс GP-100 «Процветание в аспирантуре».

Прием в аспирантуру, особенно для студентов, которые не получали высшего образования в течение ряда лет, сопряжен с уникальными проблемами. От восстановления основных академических навыков и навигации по базам данных онлайн-журналов до написания научных работ для выпускников, связывающих психологическую теорию, исследования и приложения, возвращение в аспирантуру может оказаться сложной задачей.Нелегко также принять точку зрения и практику действительно вдумчивого взрослого ученика (и, в конечном счете, практикующего), а также сбалансировать бесчисленное множество требований повседневной жизни. Программа Thriving in Graduate School направлена ​​на то, чтобы познакомить новых студентов с различными стратегиями, навыками и ресурсами, которые облегчат их переход и успех в аспирантуре в ADLER и за ее пределами.

GP-100 — это некредитный курс, обязательный для всех абитуриентов, желающих поступить на любую программу получения степени магистра или последипломного образования ADLER, и необязательный для любого студента, зарегистрированного в любой программе без получения степени или последипломного образования.

*Эта программа предлагается с письменного согласия министра колледжей и университетов Онтарио на период с 8 августа 2017 г. по 7 августа 2022 г. Потенциальные студенты несут ответственность за то, чтобы убедиться, что программа и степень будут соответствовать их их потребности (например, приемлемые для потенциальных работодателей, профессиональных лицензирующих органов или других учебных заведений).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.