Автономия человека это: Автономия — Психологос

Содержание

Автономия как способность выхода человека за пределы институциональной культуры Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

УДК 141.32

Марченко Анна Николаевна

Ростовского государственного университета путей сообщения.

Кафедра иностранных языков

[email protected]

Marchenko Anna Nikolaevna

Rostov state university of means of communication,

foreign languages chair

[email protected]

АВТОНОМИЯ КАК СПОСОБНОСТЬ ВЫХОДА ЧЕЛОВЕКА ЗА ПРЕДЕЛЫ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ

AUTONOMY AS AN ABILITY OF PERSONAL GOING OUT BEYOND THE BOUNDS OF INSTITUTIONAL CULTURE

Аннотация: Статья посвящена философскому осмыслению автономии личности как способности реализации индивидуальности личности в институциональной реальности. Целью работы является на основе проведенного исследования обозначить новое качество автономии личности. Отталкиваясь от экзистенциалистского понимания неповторимости личности, автор говорит о необходимости рассмотрения его в контексте институциональной реальности и т.о. автор предлагает новую характеристику автономии личности как потенциальной суперинституциональности. Данное направление исследования феномена автономии раскрывает способность свободной самореализации личности в рамках институциональных форм культурной деятельности.

Ключевые слова: автономия личности, способность реализации индивидуальности, институциональная реальность, экзистенциалистское понимание неповторимости личности, потенциальная

суперинституциональность, свободная самореализация.

Annotation: The article is devoted to philosophic understanding of personal autonomy as an ability of realization of a personal individuality in institutional reality. Starting with an existential interpretation of personal singularity, the author speaks about the necessity of its consideration in the context of institutional reality and thus the author offers a new characteristic of personal autonomy as potential superinstitutionality. This trend of personal autonomy study reveals the ability of personal free self realization within the institutional forms of cultural activity.

Keywords: personal autonomy, individuality, institutional reality, existential interpretation of personal singularity, potential superinstitutionality.

Понятие автономии для обозначения существенной стороны природы человека, благодаря которой человек сохраняет свои человеческие качества вопреки природным влечениям, а свою сформированную в обществе индивидуальность вопреки воздействию на него обезличенных форм общественных отношений, появляется в античности. Мыслители Нового времени, опираясь на интерпретацию христианской идеи деятелями Реформации, развили понимание автономии как способа самоопределения человека в познании и морали, политической и экономической деятельности. Понятие автономии человека получило выражение в идеологии либерализма посредством представлений о естественных и политических правах человека. Своеобразие исторического развития России состоит в том, что господствующий коллективизм традиционных общественных отношений не позволил сформироваться представлениям, акцентирующим самостоятельность личности, как в дореволюционной России, так и в советской России. Для современного российского общества все еще характерны черты коллективистского традиционного общества, что нередко делает личность безынициативной и пассивной. Осуществляющаяся в конце 20 начале 21 столетия социальная трансформация призвана придать личности новое качество в системе общественных связей. Эта задача не может быть решена, пока представление человека о своей автономии не станет достоянием массового сознания. Но для этого само понятие автономии, на наш взгляд, должно быть переосмыслено и получить выражение не только в специализированных сферах человеческой жизни (будь то мораль, познание, право или хозяйственная деятельность), а понято как свойство целостного человека, осуществляющего свою индивидуальность в системе социальных взаимодействий.

Таким образом, рассмотрение проблемы автономии личности как формы проявления индивидуальности, обладающей экзистенциальной неповторимостью и способностью свободной самореализации в системе социальных взаимодействий, в аспекте задач трансформации современного российского общества является, как нам представляется, чрезвычайно актуальной проблемой.

В связи с этим мы формулируем нашу теоретическую задачу в рассмотрении феномена автономии личности как изучение процесса целостной объективации человеческой индивидуальности в обществе.

На наш взгляд, существует необходимость диалектического соединения экзистенциалистского понимания автономии личности с понятием институциональной реальности с целью выработки новой синтетической характеристики автономии личности, автономии как способности выхода человека за пределы институциональной культуры. Это качество личности мы обозначаем понятием потенциальной суперинституциональности. В связи с этим мы обращаемся к пониманию автономии человека, разработанному в экзистенциализме, который сосредотачивает свое внимание именно на индивидуальных особенностях личности. Но в отличие от экзистенциализма,

рассматривающего личность в отчужденном мире общественных отношений, мы рассматриваем личность в конкретной институциональной реальности, исходя из того, что подлинная самость человека реализуется именно в системе общественных отношений.

Взяв за основу всестороннее исследование человеческой единичности, самости, которая не описывается существующими формами культуры, предпринятое в философии экзистенциализма, мы можем сказать, что человек реализует свою индивидуальность, которая выходит за границы предписанных ему обществом нормативных действий и позволяет ему ощущать себя автономным, прежде всего, в своем самосознании.

Существуют особые свойства связей между конкретным человеком, как субъектом деятельности, обладающим индивидуальными чертами, и социальными условиями, в которых этот человек осуществляет свою повседневную деятельность. Конкретный человек обладает индивидуальными чертами, которые отличают его от другого человека и которые могут быть реализованы несмотря на окружающую привычную для человека повседневность. Об этом справедливо говорил Э. Гидденс, выдающийся современный социальный мыслитель, анализируя структуру общества и место человека в ней: «Если бы субъекта невозможно было постичь иначе, кроме как посредством рефлексивного построения ежедневной деятельности в рамках социальных практик, мы не смогли бы понять механизмы индивидуальности в отрыве от рутины повседневности, в которой существует и которую производит и воспроизводит человек» [4, с. 111].

Подлинная автономия личности в экзистенциалистском понимании заключается в индивидуальной самореализации и самоопределении, которыми обладает каждый человек. Экзистенциалисты доказывали присутствие в человеке этих способностей, отталкиваясь от положения: «Смысл жизни человека — в самореализации». Особенностью подхода экзистенциализма к проблеме человека заключался в том, что человек принимается как сам вырабатывающий свой смысл жизни и «делающий себя». Это подтверждают слова французского философа-экзистенциалиста Ж.-П. Сартра: «Свобода — это как раз то ничто, которое содержится в сердце человека и которое вынуждает человеческую реальность делать себя, вместо того, чтобы просто быть» [5, с. 136].

Хотя экзистенциализм достиг расцвета в середине ХХ в. в Западной Европе как «философия человеческого существования», его идеи продолжают влиять на самосознание современного общества. В основе экзистенциализма К. Ясперса, Ж.-П. Сартра, Н. Бердяева, и в частности М. Хайдеггера — онтология сознания. Эта философия говорит о реальном существовании сознания, о его собственном бытии. «Присутствие (т.е. духовное проявление человека — А.М.) понимает себя всегда из своей экзистенции, возможности его самого быть самим собой или не самим собой. Эти возможности присутствия или выбрало само или оно в них попало или в них как-то уже выросло… Экзистенция

определяет присутствие…» [6, с. 12]. Движущей силой, по Хайдеггеру является сам человек, его индивидуальность, так как «… зов идет от сущего, которое всегда.» сам человек [6, с. 273].

«Экзистенция, как считает Хайдеггер, — это подлинное «я» человека, в котором присутствует индивидуальность» [6]. А индивидуальность требует свободы самореализации человека. Собственно осознание человеком своей индивидуальности, которая «не вписывается» в институциональные формы социальности, а также, свобода самореализации и самоопределения человека и есть то, что мы понимаем под автономией.

Согласно Хайдеггеру, «человек — это Dasein, здесь-бытие, которое он раскрывает в некоторой «ситуации», т.е. в мире вокруг него, выражая собственную «аффективную тональность» в глубине себя самого». Философ наделяет человека «свойством незамкнутости, т.е. возможностью раскрыться в максимально широком пространстве связей (животных и человеческих) тому способу бытия, который делает для него лично осмысленными вещи и встречу с другими «я»» [6, с. 231], хотя эта возможность личности и не исследуется Хайдеггером в процессе ее осуществления.

Согласно экзистенциализму К. Ясперса, «человек свободен преодолеть чуждое человеку бытие мира в выборе самого себя и достигнуть трансценденции, т.е. выхода за пределы реальности. Человек, как существо сверхприродное, трансцендирующее, постоянно стремится переступить собственные границы: границы своих возможностей, своего знания, своей жизни, своего мира». К. Ясперс полагает, что лишь трансценденция человека позволяет ему осуществить свой индивидуализм и сохраняет его достоинство: «Свобода человеческого бытия становится ядром всех его возможностей при руководстве им трансценденцией» [7, с. 449]. М. Хайдеггер также замечает, «что в трансцендировании, удивленном и потрясенном стоянии перед «целым» мира заложена возможность внутреннего преображения, ощущения себя живым человеком и возможность творчества» [6, с. 26]. В самой сущности человека заложено стремление обладать экзистенцией, которая есть возможность самосозидания. В центре личности находится «самость», «духовное я» личности, источник воли и личностного развития. Человек, будучи втянут в вещный мир, обладает возможностью трансформировать его в процессе свободного индивидуального творчества, в результате которого осуществляется самоопределение и самореализация личности. Форма реализации индивидуальности в процессе самоопределения и есть автономия личности.

Экзистенциалисты исходили из того, что человек свободен, если он не умер как личность именно в духовном плане. Душа, т.е. жизненный центр человека, сила, которая будучи бессмертной, очерчивает срок телесного существования, представляет собой экзистенциальное начало, индивидуализирующее человека в обществе, проявляющееся в свободе воли и творчестве. В этом направлении развивал свою концепцию Н. Бердяев, который

вообще считал неприемлемым объединять на каких-либо основаниях свободу и необходимость (природную или социальную). Согласно его концепции подлинная свобода лишается всякого смысла, если есть связь свободы с природной или социальной необходимостью. Материальный мир находится во власти причинности, принудителен, тогда как подлинная свобода безосновна, а детерминированная свобода вовсе не является свободой. Личность в человеке, согласно Н. Бердяеву, «есть победа над детерминацией социальной группы» [1, с. 282].

Н. Бердяев рассматривал свободу личности как проявление ее духа, а не внешней природы. Не личность составляет часть общества, а общество и даже космос — часть и сторона личности. Философ чрезвычайно возвышал личность. Он считал ее более высокой ценностью, чем нация, общество и государство, которые стремятся подчинить себе личность, сделать ее своим орудием: «Личность есть не субстанция, а акт, творческий акт. Личность есть активность, сопротивление, победа над тяжестью мира, торжество свободы над рабством мира. Личность есть усилие и борьба, овладение собой и миром, победа над рабством, освобождение» [3, с. 14].

Н. Бердяев всю ответственность за нестроение мира возлагал на личность, т.к. именно «личность в человеке свидетельствует о том, что мир не самодостаточен, что он может быть преодолен и превзойден» [3, с. 12]. Н. Бердяев утверждал, что человек имеет не только право сопротивляться, но и обязан защищать свою духовную свободу. Он говорил, что в человеке присутствует сверхприродный дух, помогающий реализовать подлинное «я» и в трансцендировании проявить личную автономию: «Свобода и творчество говорят о том, что человек не только природное существо, но и сверхприродное. А это значит, что человек не только физиологическое существо, но и не только психическое существо, в природном смысле слова. Человек — свободный, сверхприродный дух, микрокосм… Свобода есть мощь творить не из природного мира, а из себя. Свобода в положительном своем выражении и утверждении и есть творчество» [2, с. 442].

Т.о. Н. Бердяев подчеркивает то качество человеческой личности, в которой человек предстает как индивидуальное неповторимое существо. Эта неповторимость личности и является, на наш взгляд, основанием его автономии. Без учета этого качества человек не может быть понят в его сущности.

Свобода человека, по Н. Бердяеву, не укоренена в бытии, она сама наряду с бытием выступает основой всего существующего. «Свобода находится вне причинных отношений», свобода есть творчество, созидание. В своем определении свободы он охарактеризовал ее как «внутреннюю творческую энергию человека», через которую «человек может творить новую жизнь общества и мира» [3, с. 325].

В трактовке теоретико-философских экзистенциалистских концепций человек представлен в отрыве от живого конкретного социального опыта

человеческого существования. Философы-экзистенциалисты отдают абсолютный приоритет «чистому субъекту», отрицая его причинные отношения. Реальность в экзистенциализме представляет собой лишь сопротивление или, по М. Хайдеггеру «сопротивляемость» [6, с. 207].

На наш взгляд, опираясь на экзистенциальные теоретико-философские концепции, утверждающие присутствие в человеке самозаконодательной сверхприродной сущности, являющейся основанием в человеке индивидуального, появляется возможность говорить о реализации индивидуальности и автономии личности в системе конкретной институциональной социальности, которая как бы впитывает в себя жизненный опыт отдельной личности. А затем посредством трансформации самой личности, «вписывающей» себя в наличную социальность, автономия личности проявляется как способность выхода за границы этой институциональной социальности.

Каждая личность является частью социальной реальности, выполняет нормативные функции, взаимодействуя с двумя людьми, хотя процесс достижения внутренней гармонии с окружающим миром, ощущение границ свободной самореализации, ощущение пределов автономии конкретной личности происходит у каждого человека индивидуально. Каждая личность индивидуальна, обладает индивидуальной степенью свободы, имеет индивидуальные границы автономии, несмотря на господствующие социальные нормы, которым она вынуждена подчиняться. Человек считает себя автономным, когда он имеет возможность осуществлять свою индивидуальность, когда он имеет возможность свободно самостоятельно выбирать ту линию жизни, которая отвечает его внутренним истинным желаниям.

Личностная автономия, как мы считаем, должна пониматься как момент абсолютно индивидуального в человеке, как внутренние основы конкретной личности, которые не только потенциально «вложены» в нее, но и реализуются в ее социокультурной реальности. Действительная автономия человека, автономия в собственном смысле этого слова, на наш взгляд, проявляется в его стремлении сохранить свою индивидуальность, своеобразие и сделать эти качества социально значимыми.

Человек наделен родовыми и наследственными характеристиками, которые являются материалом для творческой реализации личности. Рамки, возникающие в результате зависимости личности от природы и общества, истории, непрерывного развития цивилизации и требований прогресса создают трудности, преодолевая и сопротивляясь которым, человек осуществляет творческий поиск в себе единственно личного. Вследствие того, что единственно личное в человеке сугубо индивидуально, возникают критические ситуации, при которых происходит столкновение личных интересов с закрепленными институциональным обществом нормами. Человек уникален и индивидуален, в связи с чем не всегда возможна непосредственная гармония с

общественными институциональными нормами. Возникают различные формы протеста человека против устоявшихся институциональных форм социальности. Так, например, выходя на митинги и демонстрации, человек показывает нежелание находиться в рамках каких-то конкретных действующих социальных институтов. Возникающие «критические ситуации» являются результатом того, что конкретные индивиды, как отмечает Э. Гидденс, самостоятельно индивидуально «встраиваются» в размеренную систему социальной жизни на уровне особого характера взаимосвязи, существующей между жизненным процессом или течением жизнедеятельности индивида, с одной стороны, и спецификой традиционных общественных институтов, с другой [4, с. 111].

Конкретная индивидуальная личность «заброшена» в мир и находится внутри социальных институтов, но при этом благодаря присутствию «сверхприродного экзистенциального духа» обладает способностью быть индивидуальной независимой от этих институтов. Суперинституциональное качество личности обеспечивает свободную самореализацию личности в окружающей ее социальной реальности. В этой самозаконодательной независимости и заключается, как мы считаем, личная автономия каждого конкретного человека.

Итак, в данной статье мы, отталкиваясь от экзистенциалистского понимания неповторимости личности приходим к необходимости рассмотреть его в качестве институциональной реальности, в которой эта единичная субъективность осуществляется, и т.о. находим новую характеристику автономии личности, автономии как потенциальной

суперинституциональности, реализация которой предполагает одновременную трансформацию и самой личности и институциональной реальности, в которой она находится. Данное направление исследования феномена автономии позволяет раскрыть природу человека, обладающей способностью свободной самореализации личности в рамках институциональных форм культурной деятельности.

Изучение автономии личности, таким образом, синтезирует и обобщает исследования в различных сферах знания: философии, политологии, социологии и психологии. Современный этап развития российского общества делает настоятельно необходимым теоретическое решение проблемы способов осуществления индивидуальности личности и закрепления ею своей самозаконодательной сущности в рамках действующих социальных институтов. Поэтому разработка способов осуществления самоопределения человека в институциальной реальности является одной из наиболее важных проблем социальной антропологии. Данное направление изучения понятия автономии, а именно как формирования человеческой индивидуальности и субъективности в рамках институциональных форм культурной деятельности, является чрезвычайно актуальным и важным для современного российского общества. В рамках этого подхода, как нам представляется, должна быть

разработана теоретическая концепция, описывающая условия снижения уровня дисбаланса, вызванного расколом в современном российском обществе между общественными и частными интересами личности, между интересами, преследуемыми представителями разных классов и социальных групп, что на наш взгляд является одной из наиболее значимых проблем социально-гуманитарных наук.

Литература:

1. Бердяев Н. А. Судьба России. Самопознание. Ростов-н/Д: Феникс, 1997.

541с.

2. Бердяев Н. А. Философия свободы. Смысл творчества. М.: Правда, 1989. 607с.

3. Бердяев Н. А. Царство духа и царство кесаря. Опыт персоналистической философии. М.: Республика, 1995. 383с.

4. Гидденс Э. Устроение общества. Очерк теории структурации. 2-е изд. Москва: Академический проект, 2005. 528 с.

5. Сартр Ж.-П. Бытие и ничто. Опыт феноменологической онтологии. 4.II. Бытие-для-себя. Гл.1. Непосредственные структуры для-себя. М., Республика, 2000. 640с.

6. Хайдеггер М. Бытие и время. М., «AdMarginem», 1997. 452с.

7. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1994. 527 с.

Literature:

1 . Berdyaev N. A. Destiny of Russia. Self-knowledge. Rostov N / a: : Phoenix, 1997. 541с.

2 . Berdyaev N. A. Freedom philosophy. Sense of creativity. M: However, 1989. 607с.

3 . Berdyaev N. A. Kingdom of spirit and kingdom of the Caesar. Experience of personalistichesky philosophy. M: Republic, 1995. 383с.

4 . Giddens E. Ustroyeniye of society. Sketch of the theory of a strukturation. 2nd prod. Moscow: Academic project, 2005. 528 pages.

5 . Sartre Zh.-P. Life and anything. Experience of phenomenological ontology. Ch.II. Itself. Гл.1. Direct structures for-. M, Republic, 2000. 640с.

6. Heidegger M. Life and time. M, «AdMarginem «, 1997. 452с.

7. Jaspers K. Sense and purpose of history. M, 1994. 527 pages.

АВТОНОМИЯ — это… Что такое АВТОНОМИЯ?

  • Автономия — (autonomy) Самоуправление. Термин употребляется по отношению к отдельному человеку, к группе людей и к организации. Автономная личность – это человек способный сам управлять своими поступками, что является, по Канту (Kant), необходимым условием… …   Политология. Словарь.

  • АВТОНОМИЯ — (от греч. autos сам, и nomos закон). 1) право подчиненной области, страны, провинции управляться собственными законами. 2) у римлян, привилегии некоторых городов удерживать свои законы, самим избирать городские власти и чеканить свою монету. 3) в …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Автономия —  Автономия  ♦ Autonomie    Повиновение закону, предписанному себе (Руссо), а следовательно, свобода.    Употреблением в философском контексте термин «автономия» в основном обязан Канту. Автономия – это власть над собой (свобода), осуществляемая… …   Философский словарь Спонвиля

  • АВТОНОМИЯ — (гр. autonomia самоуправление, от autos сам и nomos закон) в широком смысле определенная степень самостоятельности каких либо органов, организаций, территориальных и иных общностей в вопросах их жизнедеятельности. В зависимости от субъекта,… …   Юридический словарь

  • АВТОНОМИЯ — (от греч. autos сам + nomos закон) (в возрастной психологии) стадия нравственного развития, характеризующаяся способностью личности самостоятельно создавать или выбирать моральные правила для своей жизни и поведения. Иногда А. рассматривается как …   Большая психологическая энциклопедия

  • АВТОНОМИЯ — (гр. autonomia от autos сам и nomos закон, т.е. самоуправление) в широком смысле определенная степень самостоятельности каких либо органов, организаций, территориальных и иных общностей в вопросах их жизнедеятельности. В зависимости от субъекта,… …   Юридическая энциклопедия

  • автономия — самоуправление, независимость, суверенность, суверенитет, обособленность, разрозненность, изолированность, изоляция, оторванность, разобщенность, автокефалия, замкнутость, отделение, обособление, локализация, гомруль. Ant. колониализм, колония,… …   Словарь синонимов

  • автономия — и, ж. autonomie f < , гр. 1596. Лексис.1. Право какой л. национально территориальной единицы самостоятельно решать дела внутреннего управления в соответствии с конституцией; самоуправление. БАС 2. Автономия с уплатой дани. Дело Востока… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Автономия — от греч. autonomia, англ. autonimy самоуправление,независимость, право самостоятельного управления, право решения вопросов управления частью территории государства, закрепленное в конституции страны. Автономия предполагает значительную… …   Словарь бизнес-терминов

  • АВТОНОМИЯ — (от авто… и греческого nomos закон), 1) собственно закономерность, определяемость какого либо явления его внутренними законами. Противоположность автономии гетерономия. 2) В праве самоуправление, самостоятельность. В конституционном праве право …   Современная энциклопедия

  • АВТОНОМИЯ — 1) в конституцинном праве право территории самостоятельно осуществлять государственную власть в пределах, предоставленных ей конституцией.2) Самостоятельность какого либо научного или учебного учреждения напр., университетская автономия …   Большой Энциклопедический словарь

  • Автономия — это… Что такое Автономия?

  • АВТОНОМИЯ — (от греч. autos сам, и nomos закон). 1) право подчиненной области, страны, провинции управляться собственными законами. 2) у римлян, привилегии некоторых городов удерживать свои законы, самим избирать городские власти и чеканить свою монету. 3) в …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Автономия —  Автономия  ♦ Autonomie    Повиновение закону, предписанному себе (Руссо), а следовательно, свобода.    Употреблением в философском контексте термин «автономия» в основном обязан Канту. Автономия – это власть над собой (свобода), осуществляемая… …   Философский словарь Спонвиля

  • АВТОНОМИЯ — (гр. autonomia самоуправление, от autos сам и nomos закон) в широком смысле определенная степень самостоятельности каких либо органов, организаций, территориальных и иных общностей в вопросах их жизнедеятельности. В зависимости от субъекта,… …   Юридический словарь

  • АВТОНОМИЯ — (от греч. autos сам + nomos закон) (в возрастной психологии) стадия нравственного развития, характеризующаяся способностью личности самостоятельно создавать или выбирать моральные правила для своей жизни и поведения. Иногда А. рассматривается как …   Большая психологическая энциклопедия

  • АВТОНОМИЯ — (гр. autonomia от autos сам и nomos закон, т.е. самоуправление) в широком смысле определенная степень самостоятельности каких либо органов, организаций, территориальных и иных общностей в вопросах их жизнедеятельности. В зависимости от субъекта,… …   Юридическая энциклопедия

  • автономия — самоуправление, независимость, суверенность, суверенитет, обособленность, разрозненность, изолированность, изоляция, оторванность, разобщенность, автокефалия, замкнутость, отделение, обособление, локализация, гомруль. Ant. колониализм, колония,… …   Словарь синонимов

  • автономия — и, ж. autonomie f < , гр. 1596. Лексис.1. Право какой л. национально территориальной единицы самостоятельно решать дела внутреннего управления в соответствии с конституцией; самоуправление. БАС 2. Автономия с уплатой дани. Дело Востока… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Автономия — от греч. autonomia, англ. autonimy самоуправление,независимость, право самостоятельного управления, право решения вопросов управления частью территории государства, закрепленное в конституции страны. Автономия предполагает значительную… …   Словарь бизнес-терминов

  • АВТОНОМИЯ — (от авто… и греческого nomos закон), 1) собственно закономерность, определяемость какого либо явления его внутренними законами. Противоположность автономии гетерономия. 2) В праве самоуправление, самостоятельность. В конституционном праве право …   Современная энциклопедия

  • АВТОНОМИЯ — 1) в конституцинном праве право территории самостоятельно осуществлять государственную власть в пределах, предоставленных ей конституцией.2) Самостоятельность какого либо научного или учебного учреждения напр., университетская автономия …   Большой Энциклопедический словарь

  • Автономия | Мир Психологии

    Автономия

    Автономия (от греч. autos — сам + nomos — закон) — (в возрастной психологии) стадия нравственного развития, характеризующаяся способностью личности самостоятельно создавать или выбирать моральные правила для своей жизни и поведения. Иногда Автономия рассматривается как третий этап морального развития личности после гетерономии (или конвенциональной морали) и аномии (доморального этапа).

    См. также И. Кант, Подростковый возраст.

    Словарь-справочник по психоанализу. Лейбин В.

    Автономия — независимое функционирование, способствующее саморегуляции психических процессов.

    В психоанализе Автономия соотносится, как правило, со способностью самостоятельного функционирования Я. Считается, что понятие автономии было введено в психоаналитическую литературу Х. Хартманном (1894–1970), который в работе «Психология Я и проблема адаптации» (1939) сформулировал теоретические положения, согласно которым некоторые состояния и функции Я могут быть автономными и независимыми от непосредственного влияния бессознательных влечений человека. Высказанная им точка зрения вызвала необходимость в переосмыслении представлений З. Фрейда о несчастном Я, находящемся в постоянной зависимости от притязаний со стороны внешнего мира, бессознательных влечений человека (Оно) и внутренней совести (Сверх-Я).

    Действительно, в работе «Я и Оно» (1923) З. Фрейд не только рассмотрел связи и отношения Я с внешним миром и внутренними силами, но и показал его незавидную участь. Вместе с тем он говорил как о слабостях, так и о силе Я, которому доверены важные функции устанавливать последовательность психических процессов и подвергать проверке их на реальность. Другое дело, что в «Я и Оно» основной акцент был сделан на раскрытии слабостей Я, что не могло не сказаться на последующих психоаналитических исследованиях. Однако в таких работах, как «Конечный и бесконечный анализ» (1937) и «Очерк о психоанализе» (1938, опубликован в 1940 г.), З. Фрейд писал об изменениях Я и его возможной автономии. Так, в «Очерках о психоанализе» он замечал, что «задача Я – встречать требования, выдвигаемые по трем его связям – с реальностью, с Оно и с Сверх-Я, и вместе с тем одновременно сохранять свою собственную организацию и автономию». При невротических заболеваниях Я человека ослаблено и лишено автономии. Задача психоаналитической терапии состоит в том, чтобы помочь пациенту восстановить душевный порядок, довести психические процессы в его Я до нормального уровня и обеспечить его автономное функционирование.

    Если З. Фрейд лишь обратил внимание на возможность автономного функционирования Я, то Х. Хартманн выделил первичную и вторичную автономию функций Я. Первичная Автономия функций Я связана с процессами физического и психического развития человека независимо от внешнего влияния. Вторичная Автономия – с защитными механизмами, возникающими и действующими в качестве реакции человека на внешнее воздействие.

    Исследование первичной и вторичной автономии функций Я осуществлялось Х. Хартманном с точки зрения раскрытия специфики дифференциации и интеграции самих функций и возможностей адаптации человека к существующим условиям жизни. Последующие психоаналитики сконцентрировали внимание на изучении адаптационных способностей человека, нарушении или снижении степени его адаптивности в случае психического расстройства и задачах аналитической терапии по восстановлению и усилению адаптационных возможностей Я. В рамках подобной ориентации возникло направление, получившее название психологии Я (эго-психологии).

    Словарь психиатрических терминов. В.М. Блейхер, И.В. Крук

    нет значения и толкования слова

    Неврология. Полный толковый словарь. Никифоров А.С.

    нет значения и толкования слова

    Оксфордский толковый словарь по психологии

    Автономия — независимость.

    предметная область термина

    АВТОНОМИЯ / АВТОНОМНОСТЬ (AUTONOMY)

    АВТОНОМИЯ И ГЕТЕРОНОМИЯ (autonomy and heteronomy) — сделанное Пиаже разграничение между гетерономией детей и автономией взрослых в психоанализе основывается на контрасте между ИНФАНТИЛЬНОЙ зависимостью детей и независимостью взрослых. Невротическая — зависимость — это состояние, при котором взрослый, который должен быть автономным, чувствует себя гетерономным. «Автономия против стыда и сомнения» — такой термин ввел Erikson (1963) для обозначения второй из своих восьми СТАДИЙ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА . Она приблизительно соответствует АНАЛЬНОЙ СТАДИИ КЛАССИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ , где контроль СФИНКТЕРА означает достижение автономии.

    Эмоциональная автономия — избавление от детской эмоциональной зависимости от родителей.

    АВТОНОМИЯ ЛИЧНОСТИ — обособленность личности, т.е. способность к самоопределению своих позиций.

    АВТОНОМИЯ, ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ Термин Гордона Оллпорта для обозначения обнаруживаемой мотивом или мотивирующей силой тенденции становиться независимыми от вызвавшего их первичного влечения.

    назад в раздел : словарь терминов  /  глоссарий  /  таблица

    Границы, смирение, автономия, Другие: итоги арт-лаборатории

    10-13 октября прошла арт-лаборатория Летучего университета “Homo[im]perfect: исследование границ, практики, права“, посвященная социальным и культурным последствиям технологических инноваций в медицине и биологии.

    На арт-лаборатории мы собрали представителей самых разных профессий и сфер деятельности: медиков, философов, социологов, юристов, общественных активистов, и, конечно, художников, арт-активистов, людей театра. Замысел состоял в том, чтобы погрузившись в актуальные вопросы био- медицинской этики, определить те из них, которые сегодня важно вынести в беларусское публичное дискуссионное пространство. Причем в отличие от традиционной сосредоточенности Летучего университета на интеллектуальной проработке обнаруженных проблем, в этот раз было решено поискать возможности развернуть разговор с помощью языка искусства.

    По теме: Курс “Открытые проблемы и парадоксы биоэтики” Татьяна Мишаткиной на дистанционной платформе Летучего университета

    Сложно описать ход творческого процесса и возникновение идей и образов в лаборатории. Мы исследовали разные ситуации, в которых чувствуются и понимаются противоречия или нарушения привычного хода вещей. Искали то, что задевает и включает рефлексию этических норм и границ, правовых ограничений и общественных установок.

    В ходе работы выкристаллизовалась несколько тем, которые выводят нас на проблематизацию общественных установлений и социальных отношений этического, культурного и правового характера.

    Во-первых, отмечалась подвижность границы между тем, что мы считаем «естественным» (природным, натуральным и даже сакральным, божественным замыслом) и «неестественным» (вторгающимся в природу, нарушающим). Исторически эта граница постоянно сдвигается каждым новым витком развития технологий. И каждый такой сдвиг переживается и осмысляется как граница между «человеческим» и «не(сверх)человеческим». В индивидуальном переживании и общественной коммуникации это звучит как вопрос – «не переходим ли мы грань человеческого?» или «где мы переходим грань?». Этот вопрос проявляется не столько осмысленным и рациональным образом, сколько чувствуется через страх, тревоги, неприятие, актуализацию стереотипов и т.д.. Это вопрос самопонимания, который отталкиваясь от интуитивного чувства нарушения этической и культурной нормы, может быть переведен как в область философской рефлексии, так и разумного переустановления границ.

    Вторая тема, сосредоточена на категории «автономии личности» и того, что с ней происходит, когда мы сталкиваемся с новыми технологиями. В ходе лаборатории стало понятно, что автономию следует рассматривать не как статичное свойство (которое можно нарушить или на которое можно посягнуть технологическими решениями), а как процесс. Автономия, как мера субъектности, ответственности и достоинства – это то, что устанавливается в отношениях между человеком и другим человеком, институтами, группами. Установление автономии затрагивает также осознание или переосмысление собственного тела, присвоенных ценностях, норм и представлений о себе и о мире. Отдельным вопросом в контексте «автономии» становится вопрос о том, нарушается ли автономия человека, когда мы вмешиваемся в его физические характеристики еще до его рождения.

    Третья тема связана с установлением и переустановлением отношений между людьми, когда кто-то принимает решение использовать новые медицинские возможности. Решение человека о том, что ему делать со своим телом и жизнью, не только ставят перед ним сложные вопросы сами по себе (цена вопроса, риски, последствия и т.д.). Они задевают и других людей – близких, родных. Здесь права и автономия одного человека сталкиваются с правами и автономией Другого или других людей. Автономия одного человека может входить в противоречие с правами и идентичностью (автономией) культурных, социальных групп, сообществ. Сегодня также расширяются не только возможности собственного усовершенствования, но и существенно увеличивается возможность знать о своем теле, прогнозировать его возможное развитие, формировать будущие изменения. Статус этих знаний остается не всегда однозначным, но они уже становятся основанием коллизий и сложно разрешимых вопросов в отношениях в семье, между близкими и т.д.. 

    По теме: Татьяна Щитцова “Моральная эвристика биотехнологического развития” 

    Еще одна значимая тема – это актуализация «нормы» в отношении как телесных, физиологических, так и психических и культурных характеристик. Во-первых, расширение медицинских возможностей как расширяет трактовку нормы, так и способствует тому, чтобы «приводить» наши особенности к медицинской норме. Потенциал в изменении внешних и психологических качеств человека может, с одной стороны, увеличить разнообразие в восприятии “нормальности”, а с другой, свернуть всё к достижимой и единственной норме. Во-вторых, актуализируется вопрос восприятия смерти как неотъемлемый части человеческой жизни. Ведь стремление к совершенству не только нацелено на улучшение качества жизни, но и “уводит” от неприятных размышлений об окончании жизни, предлагая новые и новые возможности ее продления.

    Власть, компетенция и ответственность – также составляют круг вопросов, которые требуют рефлексии и переосмысления в связи с интенсивным развитием технологий. С одной стороны, в нашей стране основные медицинские практики и поведение двух сторон (врач – пациент) по-прежнему чаще всего строится в патерналистских традициях. С другой стороны, развитие технологий предполагает перенос всё большей доли ответственности за решения на «пациента». Расширяется объем доступного знания и принцип «информированного согласия» требует от пациента вникнуть и разобраться в том, какие риски он может принять, а какие нет. Зачастую пациент не имеет возможности справиться с решением, как в силу своей компетенции, так и в силу привычки переноса ответственности и большего доверия врачу. И здесь актуальным становится вопрос о том, как происходит принятие решений, на чем оно основано. В первую очередь речь заходит о знаниях, которые, тем не менее, всегда будут недостаточны и здесь необходим элемент определенного смирения перед невозможностью всезнания. Однако, не менее значимую роль в решении играют воля, чувства и самоопределение –  не рациональные и знаньевые компоненты.

    Неожиданным стало обнаружение темы «цифрового измерения» человека – его современное существование в виде данных не только об различных физиологических и медицинских особенностях, но и данных, по которым возможно восстановить его социальный облик. Можно говорить, что это измерение становиться еще одним, рядом с традиционными – телесным и духовным. Новое измерение пока с трудом укладывается в наше сознание и в еще меньшей мере обеспечено правовыми и социальными процедурами.

    Отдельный акцент в обсуждениях был сделан на необходимом «этическом усилии», которое необходимо в проблемных ситуациях, связанных с био и медицинскими технологиями. Если в обычной ситуации мы прибегаем к моральным решениям, построенным на уже сформированных представлениях о добре, зле, пользе, норме и т.д.. Эти решения возникают без специальных раздумий и особых усилий, так как укоренены в установках. То в случае инноваций и проблематизации границ, норм, оценок, требуется специальное «этическое усилие». А именно переход в пространство рефлексии категорий и оценок, норм и границ, представлений о мире, человеке, субъектности. Усилие также связано и с диалогом, установлением в нем новых оснований (временных) для моральных оценок и решений, который осуществляются в актуальных ситуациях выбора.

    Поднятые вопросы вдохновили участников на несколько арт-проектов, которые будут создавать пространство для разговора о проблемах, которые существуют не где-то в лабораториях и кабинетах, а уже в нашей жизни и наших отношениях.

    Проекты уже запущены в работу, и мы скоро будем рассказывать о их развитии и представлении на публике.

     По теме: Андрэй Вітушка, Мікалай Галабародзька “Тэхналогіі ў медыцыне: выклік каштоўнасцям, стасункам і этыцы”

     

     

    Вынужденная автономия человека в природной среде







    Урок 19


    Вынужденная автономия человека в природной среде

    Может случиться так, что человек неожиданно, помимо своей воли, в силу стечения обстоятельств оказывается один на один с природой. Это вынужденная автономия человека в природной среде.

    Такая ситуация накладывает определённый отпечаток на состояние и поведение человека. Он попадает в условия, к которым не готовился, его жизнь и здоровье зависят только от него самого. Перед ним сразу встаёт задача, как выйти к людям. Для этого ему прежде необходимо поверить в себя и свои возможности, успокоиться, реально оценить обстановку, принять решение, как себя вести, чтобы сохранить жизнь и здоровье.

    Безопасность человека в этих условиях всецело зависит от его духовных и физических качеств, от его общей подготовки к пребыванию в природной среде и способности мобилизовать все свои знания и умения для достижения единой цели: выжить и выйти к людям. А знаний и умений потребуется немало. Ведь надо будет добывать питьевую воду, обеспечивать себя пищей, устраивать ночлег и укрытие от непогоды, ориентироваться на местности и двигаться в нужном направлении, подавать сигналы бедствия.

    Опыт свидетельствует, что люди, оказавшиеся в силу различных обстоятельств один на один с природой, могут в течение длительного времени сохранять свои силы и надёжно защищать себя от неблагоприятных природных факторов.

    Для этого прежде всего, попав в экстремальную ситуацию, заставьте себя успокоиться, оцените обстановку, определите наиболее опасные факторы и попытайтесь найти наиболее приемлемый путь выхода из создавшейся ситуации.

    Постарайтесь примерно определить место своего вынужденного нахождения, оцените свои возможности с учётом условий, в которых вы оказались, и примите решение: или двигаться к людям, или ждать помощи, оставаясь на месте.

    Приняв решение, приступайте к его выполнению. Рационально распределяйте свои силы, ставя себе посильные задачи на определённые промежутки времени.

    При встрече в пути с неожиданными препятствиями не спешите, а постарайтесь найти наименее рискованный способ их преодоления.

    Постоянно стремитесь не впадать в панику и побеждать в себе страх, контролировать свои эмоции и действия. Помните, что человек, умеющий сохранить самообладание, имеет больше шансов выйти из экстремальной ситуации.

    В подтверждение сказанному рассмотрим два реальных примера.

    В ночь на 17 января 1960 г. во время урагана сорвало с тросов и унесло в океан самоходную баржу, стоявшую на якоре у одного из островов Курильской гряды. На барже было четверо военнослужащих Советской армии: младший сержант Асхат Зи- ганшин и рядовые Филипп Поплавский, Анатолий Крючковский и Иван Федотов.

    На барже вышла из строя радиостанция, остановились двигатели. Из продовольствия был только аварийный пакет с продуктами на двое суток и два ведра картофеля.

    Солдаты знали и верили, что им придут на помощь, надо только продержаться. Они очень экономно расходовали продукты, а когда те кончились, начали варить кожаные ремни и подмётки ботинок, которые потом нарезали тонкими полосками и ели.

    Вынужденная автономия в океане длилась 49 дней. Только 7 марта 1960 г. они были обнаружены и подобраны экипажем американского авианосца.

    Это был уникальный по продолжительности и трудности условий дрейф в океане. Имея небольшой запас продовольствия, победив страх и панику, молодые солдаты продержались и выжили.

    Военный лётчик ВВС Российской Федерации полковник Дмитрий Петров, находясь в специальной командировке в Республике Конго (Центральная Африка), 4 июня 1993 г. выполнял плановый полёт на сверхзвуковом истребителе МиГ-21. В силу сложившихся обстоятельств ему пришлось произвести вынужденную посадку в африканских джунглях.

    В создавшейся обстановке лётчик проявил мужество и уверенность, нашёл в себе силы и в течение пяти дней через африканские джунгли пробирался к людям. Он выжил и дошёл до людей.
    (Его рассказ о том, как он в одиночку выбирался к людям)

    Проверьте себя

    ■ При каких обстоятельствах человек может попасть в условия вынужденной автономии в природной среде?
    ■ Какие качества помогают человеку преодолевать трудности? Как можно развить в себе эти качества? Ответы коротко запишите в дневник безопасности.
    ■ Внимательно прочитайте рассказ Дмитрия Петрова о том, как выжить в экстремальной ситуации (см. Приложение 2). Ответьте на вопросы: если бы вы попали в подобную ситуацию, сумели бы вы победить обстоятельства?

    После уроков

    1. Запишите в дневник безопасности последовательность действий человека, попавшего в условия вынужденной автономии в природной среде.

    2. Перечислите в дневнике безопасности качества, которыми должен обладать человек для успешного выхода из условий вынужденной автономии в природной среде.

    Приведите известные вам один-два примера поведения людей, попавших в экстремальные условия в природной среде. Дайте оценку их действий. При ответе можно использовать сеть Интернет и научно-популярную литературу. Подготовьте небольшое сообщение.


    6 класс. ОБЖ. Велосипедные походы и безопасность туристов. Автономия человека в природной среде — Добровольная автономия человека в природной среде

    Комментарии преподавателя

    Добровольная автономия — это запланированный и подготовленный человеком или группой людей выход в природные условия с определённой целью. Цели могут быть разными: активный отдых на природе, исследование человеческих возможностей самостоятельного пребывания в природе, спортивные достижения и др.

    Добровольной автономии человека в природе всегда предшествует серьёзная всесторонняя подготовка с учётом поставленной цели: изучение особенностей природной среды, подбор и подготовка необходимого снаряжения и, главное, физическая и психологическая подготовка к предстоящим трудностям.

    Наиболее доступным и распространённым видом добровольной автономии является активный туризм.

    Активный туризм характерен тем, что туристы передвигаются по маршруту за счёт собственных физических усилий и несут весь свой груз с собой, включая пищу и снаряжение. Основная цель активного туризма — активный отдых в природных условиях, восстановление и укрепление здоровья.

    Туристские маршруты пешеходных, горных, водных и лыжных походов подразделяются на шесть категорий сложности, которые отличаются друг от друга продолжительностью во времени, протяжённостью и технической сложностью. Этим обеспечиваются широкие возможности участия в походах людей с разной подготовкой.

    Так, например, пешеходный маршрут первой категории сложности характеризуется следующими показателями: продолжительность похода не менее 6 дней, протяжённость маршрута 130 км. Пешеходный маршрут шестой категории сложности продолжается не менее 20 дней, а его протяжённость не менее 300 км.

    Добровольное автономное существование в природных условиях может иметь и другие, более сложные цели: познавательные, исследовательские и спортивные.

    В октябре 1911 г. к Южному полюсу почти одновременно устремились две экспедиции — норвежская и британская. Цель экспедиций — впервые достичь Южного полюса.

    Норвежскую экспедицию возглавлял Руаль Амундсен, полярный путешественник и исследователь. Во главе британской экспедиции стоял Роберт Скотт — морской офицер, капитан первого ранга, имевший опыт руководителя зимовки на арктическом берегу.

    Руаль Амундсен исключительно умело организовал экспедицию и выбрал маршрут движения к Южному полюсу. Верный расчёт позволил отряду Амундсена избежать на своём пути сильных морозов и затяжных метелей. Норвежцы достигли Южного полюса 14 декабря 1911 г. и вернулись обратно. Поход был совершён в сжатые сроки, в соответствии с графиком движения, определённым Амундсеном, в пределах антарктического лета.

    Экспедиция Роберта Скотта достигла Южного полюса более чем на месяц позже — 17 января 1912 г. Маршрут движения к полюсу, выбранный Робертом Скоттом, был длиннее, чем у норвежской экспедиции, а погодные условия по маршруту — сложнее. На пути к полюсу и обратно отряду пришлось испытать сорокаградусные морозы и попасть в затяжную пургу. Основная группа Роберта Скотта, которая достигла Южного полюса, состояла из пяти человек. Все они погибли на обратном пути во время пурги, не дойдя до вспомогательного склада около 20 км.

    Так победа одних и трагическая гибель других увековечили покорение Южного полюса человеком. Стойкость и мужество людей, идущих к намеченной цели, навсегда останутся примером для подражания.

    Француз Ален Бомбар, будучи практикующим врачом в приморской больнице, был потрясён тем, что ежегодно десятки тысяч людей гибнут в море. При этом значительная часть их гибла не по причине утопления, холода или голода, а от страха, от того, что они поверили в неизбежность своей гибели.

    Ален Бомбар был уверен, что в море много пищи и нужно лишь уметь добывать её. Он рассуждал так: все спасательные средства на кораблях (шлюпки, плоты) имеют набор лесок и других орудий для рыбной ловли. В рыбе содержится почти всё, в чём нуждается организм человека, даже пресная вода. Пригодную для питья воду можно получить из сырой свежей рыбы, если пожевать её или просто выдавить из неё лимфатическую жидкость. Морская вода, употребляемая в небольшом количестве, может помочь человеку спасти организм от обезвоживания.

    Чтобы доказать правильность своих выводов, он в одиночку на надувной лодке, снабжённой парусом, провёл в Атлантическом океане 60 дней (с 24 августа по 23 октября 1952 г.), живя только за счёт того, что он добывал в море.

    Это была полная добровольная автономия человека в океане, проведённая с исследовательской целью. Ален Бомбар своим примером доказал, что человек может выжить в море, используя то, что оно может дать, что человек многое способен вынести, если не потеряет силы воли, что он должен бороться за свою жизнь до последней надежды.

    Ярким примером добровольной автономии человека в природной среде со спортивной целью может служить рекорд, который установил Фёдор Конюхов в 2002 г.: он пересёк Атлантический океан на одиночной гребной лодке за 46 сут. и 4 мин. Прежний мировой рекорд пересечения Атлантики, принадлежавший французскому спортсмену Эммануилу Куанду, был улучшен более чем на 11 сут.

    Гребной марафон Фёдор Конюхов начал 16 октября с острова Ла Гомера, входящего в группу Канарских островов, а 1 декабря финишировал на острове Барбадос, входящем в группу Малых Антильских островов.

    К этому плаванию Фёдор Конюхов готовился очень долго, накапливая опыт экстремальных путешествий. (На его счёту свыше сорока сухопутных, морских и океанских экспедиций и воехождений и 1000 сут. одиночного плавания. Он сумел покорить Северный и Южный географические полюсы, Эверест — полюс высоты, мыс Горн — полюс яхтсменов-парусников.) Путешествие Фёдора Конюхова — это первый в истории России успешный гребной марафон по Атлантическому океану.

    Любая добровольная автономия человека в природе помогает ему развить в себе духовные и физические качества, воспитывает волю в достижении поставленных целей, повышает его способности переносить различные жизненные невзгоды.

    Проверьте себя

    Какую цель преследовал Ален Бомбар, проведя 60 дней в автономном пребывании в океане? Добился ли он, на ваш взгляд, желаемых результатов? (При ответе можно использовать книгу французского писателя Ж. Блона «Великий час океанов» или книгу самого А. Бомбара «За бортом»)

    После уроков

    Прочитайте (например, в книгах Ж. Блона «Великий час океанов» или «География. Энциклопедия для детей») описание экспедиций Руаля Амундсена и Роберта Скотта к Южному полюсу. Ответьте на вопрос: почему экспедиция Амундсена прошла успешно, а Скотта закончилась трагически? Ответ запишите в виде сообщения в дневнике безопасности.

    Найдите с помощью Интернета (например, на сайте Фёдора Конюхова) или в библиотеке материалы об одном из последних рекордов Фёдора Конюхова и ответьте на вопрос: какие качества Фёдора Конюхова вы считаете наиболее привлекательными? Подготовьте небольшое сообщение на эту тему. 

    Источники

    http://xn—-7sbbfb7a7aej.xn--p1ai/obzh_06/obzh_materialy_zanytii_06.html

    границ | Системы искусственного интеллекта и уважение к автономии человека

    Введение

    Относительно ясно, что технология искусственного интеллекта может иметь значение для условий человеческой автономии, и было бы удивительно, если бы разница, которую она вносит, не могла быть отрицательной или положительной. Чем более распространенной становится технология искусственного интеллекта, тем важнее понимать ее этические последствия. И поскольку, действительно, «цифровые технологии сейчас опосредуют большую часть человеческого опыта» (Calvo et al., 2020), технология искусственного интеллекта уже широко распространена.От систем принятия решений и рекомендаций до технологий самопроверки и автономных транспортных средств, системы искусственного интеллекта могут иметь более или менее тонкие, но, тем не менее, далеко идущие последствия для того, как люди намерены и ведут себя.

    Неудивительно, что автономия человека была признана неотъемлемой частью дизайна, ориентированного на человека, и использования ИИ — центральной самостоятельной ценностью, гарантирующей защиту от возможных пагубных последствий технологий (Anderson and Rainie, 2018). В самом деле, защита автономии может рассматриваться как отдельная ценная цель в системах алгоритмических решений, концептуально отличная от других ценностей, таких как справедливость.В этом смысле человеческая автономия является этической ценностью сама по себе, обосновывая право на самоопределение и соответствующие обязанности других агентов (например, невмешательство и запрет подчинения). В то время как этика ИИ касается не только автономии, автономия актуальна во многих отношениях, не в последнюю очередь потому, что она тесно переплетается с другими ценностями, такими как конфиденциальность (Lanzing, 2016; Lanzing, 2019), прозрачность (Rubel et al., 2021) , и человеческое достоинство (Райли и Бос, 2021).

    Существующие исследования выявили несколько проблем, связанных с автономностью систем ИИ, в том числе способы, которыми различные системы могут подрывать или ограничивать автономию человека.Технологии искусственного интеллекта уже используются для динамической персонализации среды выбора человека, чтобы патерналистски подталкивать, обманывать и даже манипулировать поведением беспрецедентными способами (Yeung, 2017; Susser et al., 2019). Растущее уважение к алгоритмическим системам в различных процессах принятия решений поднимает вопрос о том, можно ли считать выбор пользователя достоверным и не приведет ли эта тенденция к обеднению нашей способности к самоопределению (см. Danaher, 2018). Кроме того, можно спросить, учитывая, что алгоритмические практики принятия решений основаны на прошлых данных и данных на уровне группы, могут ли они действительно быть чувствительными к способности человека создавать свою собственную жизнь (см. Камински, 2018)?

    В этой статье обсуждаются эти проблемы среди различных других эффектов, которые системы искусственного интеллекта могут иметь на человеческой автономии .Мы начнем с теоретического обсуждения человеческих аспектов автономии вне контекста ИИ, а затем обсудим, как ИИ может стать бременем для человеческой автономии. Естественно, хорошо охарактеризовать автономию, прежде чем оценивать потенциальное влияние на автономию, но, что более важно, разработка многомерной модели автономии дает список вопросов: как ИИ может или на основе литературы повлиять на то или иное измерение автономии ( включая такие косвенные эффекты, как роль культурных ресурсов в автономии)? Мы фокусируемся в основном на системах принятия решений и рекомендациях, хотя ожидаем, что наши выводы будут соответствующим образом обобщены и на другие технологии.Мы согласны с Rubel et al. (2020), которые утверждают, что «полная картина морального достоинства алгоритмических систем требует понимания алгоритмов в том смысле, в котором они связаны с агентством, автономией и уважением к людям». Наш метод — это философское размышление и построение моделей на основе существующей литературы по этике ИИ и философии автономии человека.

    В исследовании будет рассмотрено, что право на самоопределение подразумевает с точки зрения этики разработки и использования систем искусственного интеллекта. Мы подходим к этому вопросу двояко: во-первых, изучая, что уважение к автономии требует от других моральных агентов, и выдвигая гипотезу о том, что аналогичные нормативные требования применяются к системам ИИ, и, во-вторых, изучая другие предварительные условия автономии и наблюдая, как системы ИИ могут поддерживать или предотвратить эти предварительные условия.Появляется, как мы надеемся, детализированная и философски мотивированная картина нормативных требований, которые личная автономия предъявляет в контексте алгоритмических систем, от уровня пользователя до институциональных и социальных соображений. Насколько нам известно, столь же исчерпывающие описания личной автономии в отношении ИИ не были предложены в литературе.

    Более подробно статья структурирована следующим образом. В Аспекты автономии: способности, требования, уважение, самоуважение, упражнения и ресурсы мы обсуждаем различные аспекты автономии и предлагаем пересматриваемую многомерную модель составляющих аспектов и предпосылок автономии человека, которая будет структурировать обсуждение во всем.Рассматриваемые здесь измерения автономии включают 1) потенциальные и развитые способности к самоопределению, 2) нормативные требования или обязанности уважать и поддерживать человеческую автономию, 3) относительные аспекты автономии, в первую очередь признание и уважение со стороны других, 4) самоопределение. уважение и 5) осуществление своей автономии. Кроме того, 6) различные материальные, экономические, правовые, культурные и информационные ресурсы можно понимать как составляющие необходимые условия для автономии, хотя сами по себе они не являются составляющими автономии.В книге «Этика в отношении неагентов: обязательные нормы и квазиуважение» мы спрашиваем, можно ли сказать, что системы ИИ буквально уважают автономию. Согласно нашей оценке, хотя системы ИИ не являются моральными агентами (по крайней мере, в настоящее время) и, следовательно, не могут иметь обязанностей или буквально уважать или не уважать, они регулируются так называемыми «нормами, которые должны быть». В книге «Неуважение к межличностным отношениям и нарушения со стороны систем ИИ » мы увеличиваем масштабы нарушений автономии со стороны других людей и соответствующих нарушений со стороны систем ИИ.Мы перечисляем множество таких нарушений, но ограничиваем более подробное обсуждение тремя проблемами, которым уделялось особое внимание в литературе по системам принятия решений и рекомендаций: принуждение и манипулирование в контексте систем ИИ, когнитивная гетерономия и прямое непризнание автономии человека. В книге «Предпосылки и социотехнические основы автономии» мы обращаемся к материальным, экономическим, культурным и информационным предпосылкам, составляющим социотехническую основу автономии.Заканчиваем выводами ( Заключение ).

    Аспекты автономии:

    Возможности, требования, уважение, самоуважение, упражнения, и Ресурсы

    В этом разделе излагается многомерная модель автономии человека, предоставляющая множество линз, через которые можно анализировать влияние ИИ системы могут иметь автономию от человека. Мы делаем бесспорное предположение, что человеческая автономия, по крайней мере, возможна на ранних этапах истории без технологии ИИ, и что большая часть того, что мы знаем о человеческой автономии, относительно не зависит от ИИ.Некоторые теоретики предлагают относительно минимальную [или «легкую, вселенскую» (Rubel et al., 2021)] концепцию автономии, чтобы максимально совместить с конкурирующими взглядами. Мы надеемся предложить максимально информативное описание автономии, которое, будем надеяться, будет полезным даже для тех, кто при рассмотрении не принимает все аспекты, перечисленные здесь, как подлинные аспекты автономии. Это модель, которую можно пересматривать, чтобы сделать ее относительно всеобъемлющей.

    Описанная здесь модель содержит следующие параметры автономии: 1) потенциальные и развитые способности к самоопределению; 2) нормативные требования или обязанности других (и самого себя) уважать и поддерживать свою автономию; 3) признание или уважение со стороны других в ответ на такие требования и относительная автономия, которую это составляет; 4) самоуважение и другие формы позитивного отношения к себе; и 5) перформативный аспект реализации или фактического использования способностей.Более того, 6) различные материальные, экономические, правовые, культурные и информационные ресурсы можно понимать как составляющие необходимые предпосылки для автономии в этих измерениях (эти дополнительные условия и ресурсы будут более подробно обсуждены в Предпосылки и социотехнические основы автономии , первые пять аспектов в этом разделе). Все вышеупомянутые аспекты необходимы для полной автономии, и ни один из них сам по себе не дает полной картины, хотя иногда выдвигаются односторонние теории, подчеркивающие только один из них.Как мы увидим, ИИ может быть по-разному актуален в этих измерениях.

    Прежде чем мы продолжим, стоит отметить, что автономия человека здесь отличается от минимального «инженерного» смысла функциональной автономии , которая относится к способности системы работать независимо, без контроля внешних агентов. Функциональную автономию можно приписать животным, от пчел до буйволов, и некоторым машинам, например роботам-пылесосам. Человек Автономия, как мы ее понимаем, является более требовательным понятием автономии как самоопределения или самоуправления: она включает функциональную автономию наряду с адекватной степенью контроля над своими инстинктами и импульсами, чего не хватает большинству животных.Это форма личной автономии, которой люди пользуются, по крайней мере, потенциально и в разной степени, и одна из важнейших для концепции (моральной) ответственности (см., Например, Ripstein, 1999). Это связано с практической рациональностью, на которую способны люди: способность оценивать причины для действий и добиваться того, что считается ценным, и способность говорить «нет» иррациональным импульсам. Мы не занимаем здесь позицию между конкурирующими теориями практической рациональности, но отмечаем, что практическая рациональность тесно связана с личной автономией.Хотя многие животные и разумные машины могут использовать инструментальные рассуждения, они не способны взвесить ценность новых целей, а их фундаментальные цели обеспечиваются инстинктами или программистами. Кроме того, мы не сосредотачиваемся на коллективной, моральной или политической автономии или простом (подверженном ошибкам) ​​ смысле автономии (ср. Pirhonen et al., 2020), поскольку это свойство отличается от самой личной автономии, хотя и способствует развитию отдельных лиц. «Чувство автономии также является желанием для разработки и использования систем ИИ (и, как мы отмечаем ниже, самоуважение включает в себя ощущение себя как автономного существа и, возможно, является одним из основных аспектов полной автономии).Соответственно, мы не обсуждаем эмпирические исследования восприятий автономии в контексте ИИ. В центре нашего внимания находятся прежде всего философские, теоретические и концептуальные аспекты. Предлагаемая модель, однако, может служить концептуальной основой для будущих эмпирических исследований, в том числе опыта автономии людей.

    Возможности и требования

    Самоуправление, самоуправление или самоопределение ( autos, , «само», и nomos, , «правило») — это суть автономии: «Возможность самоуправления включает в себя способность развивать собственное представление о ценностях и понимание того, что имеет значение, [развивать] ценности, которые будут определять его действия и решения, и принимать важные решения о своей жизни в соответствии с теми ценностями, которые каждый считает нужным »(Rubel et al. al., 2020, 550). Под личной автономией у людей обычно понимают этот тип агентского самоуправления или самоопределения. В принципе, автономия — это подходящее наречие («автономно») для всего диапазона человеческих мыслей и действий. Объекты самоуправления включают убеждения, процессы обсуждения и другие руководящие принципы действий, такие как ценности и желания, а также конкретные действия, такие как выбор среди альтернатив или согласие на вмешательство или руководство со стороны других. Соответственно, автономия охватывает когнитивных и практических аспектов.

    Почему следует уважать или поощрять автономию? Короткий ответ таков: просто потому, что автономия как самоуправление является ценной вещью, и все ценные вещи следует уважать или продвигать, и автономия не является исключением из этого правила (Raz 2001). Можно добавить, что автономия важна не только сама по себе, но и как одна из важнейших составляющих благополучия, по крайней мере, согласно так называемой «теории самоопределения» или SDT (Ryan and Deci, 2017), и как важная, но не единственная составляющая человеческого достоинства (Райли и Бос, 2021).Автономию следует уважать, потому что автономия ценна сама по себе и ценна как составляющая благополучия и человеческого достоинства.

    Чья автономия достойна уважения? Может показаться, что это сбивающий с толку вопрос — ведь каждый автономен, верно? На первый взгляд, ответ «каждый, кто фактически автономен, имеет право на уважение и защиту его автономии» может показаться уместным, но оказывается, что в нем есть моральная лазейка: предположим, некоторые люди (из-за дискриминационного воспитания, скажем) не могут стать автономными и, по сути, не ведут автономную жизнь.Если только те, кто «фактически автономны» имеют право на уважение их автономии, тогда у нас нет моральных оснований критиковать такую ​​дискриминацию как нарушение автономии (нарушение заключается в том, что жертвам не разрешается быть или стать автономным). Выходом является обращение к мощностям и потенциалам , даже с ограниченными возможностями, как к основанию нормативных требований (Laitinen, 2007). Емкости — это первый аспект автономии в нашей модели.

    Итак, моральные требования уважения и признания автономии 1) основаны на способностях: человеческие способности к самоопределению позволяют создать качественно иную, ценную форму жизни, в которой человек формирует собственные оценки и действует соответственно.Эти способности обосновывают право на самоопределение и обязанности других уважать его (и, возможно, даже обязанность перед собой уважать себя как агента, способного к самоопределению). Социальное признание и взаимодействие являются важными посредниками, способствующими развитию и реализации человеческих способностей. Нормальные люди рождаются с потенциальной способностью , для самоопределения, в которой воспитание и упражнения превращаются в , развитую « полная » способность в какой-то момент между младенчеством и взрослой жизнью.«Полнота» способности определяется как «свойство диапазона» (Rawls, 1971), то есть достаточная способность для самоопределения. Агенты с развитыми способностями имеют (в отличие от детей) полное право на самоопределение и могут нести полную ответственность за свои поступки. Если у кого-то более низкие способности (из-за возраста или инвалидности), он имеет право принять участие в автономном управлении своей жизнью. Способности к самоопределению податливы в межличностном и контекстном отношении (см. Mackenzie and Stoljar, 2000).Этап развития автономности — это, безусловно, особый этап в жизни, когда влияние ИИ или оцифрованной среды вызывает особые опасения (Unicef, 2021).

    Неправильное развитие врожденных потенциалов, так что человек не развивает полную способность к полному самоопределению, может быть вызвано различными факторами. Например, кому-то может не хватать культурных моделей или социальной поддержки, можно активно препятствовать тому, чтобы он стал автономным (например, подумайте о репрессивных структурах и дискриминации по признаку пола, «расы» или касты) 1 , или кто-то может пострадать от внутреннего чувства неполноценности и отсутствия необходимого самоуважения.

    Какие нормативные требования порождают возможности автономии? Широко признано, что требования представляют собой строгие обязанности, а не просто необязательные причины для действий, которые можно или нельзя принимать. Только более строгие обязанности могут преобладать над обязанностью уважать независимость каждого: это весомые обязанности prima facie , которые могут быть отменены, но только по более веским соображениям. Итак, второй аспект нашей модели — это обязанности и соответствующие права. 2) Нормативные требования, порождаемые автономией, — это обязанности и соответствующие права.Неправильно относиться к кому-то как к неспособному к самоуправлению, если у него есть возможности; неправильно относиться к кому-то как к не имеющему потенциала для развития способностей, если они есть. Надлежащее уважение или признание автономии — это prima facie моральное обязательство , с которым все сталкиваются в отношении всех остальных: автономия является важным аспектом универсального человеческого достоинства и порождает универсальные требования. (В разделе «Этика в отношении неагентов: обязательные нормы и квазиуважение» ниже мы обсудим, в каком смысле системы ИИ, как можно сказать, сталкиваются с нормативными требованиями или «отвечают» на них, поскольку они не являются моральными агенты.)

    Уважение и самоуважение

    Следующие два аспекта нашей модели возникают из наблюдения, что автономия имеет аспект отношений. Уважение со стороны других отчасти составляет автономию, и то же самое касается самоотношений: оно также составляет еще один аспект автономии.

    Важность 3) межличностного уважения или признания тесно связана с тем фактом, что люди рождаются просто потенциально автономными людьми и нуждаются в признании и уважении для развития их способности к самоопределению.Совершенно неправильно и дискриминационно систематически блокировать некоторых людей (из-за их пола, «расы» или касты) от развития их способности к самоопределению жизни. Когда другие реагируют, признавая человека автономным и уважая его, формируется аспект автономии , относящийся к . Это может принимать форму простого «тонкого» уважения на расстоянии (не мешающего им жить автономно), или это может быть вопрос «более плотного» взаимодействия (которое поддерживает автономность развития).Согласно теориям относительной автономии, этот социальный аспект является прямым конститутивным элементом автономии, а не просто предпосылкой ее развития упражнений (Honneth, 1995; Mackenzie and Stoljar, 2000; Kauppinen, 2011). Обычно это рассматривается как один из аспектов автономии наряду со способностями и их реализацией — социальное признание — это еще не все, что связано с автономией. Соответствующие контрастные случаи — это непризнание и непризнание (неуважение).

    Одно различие в реляционном или социальном аспекте автономии состоит в различии между прямым уважением и косвенным продвижением автономии.В алгоритмических и цифровых контекстах уважение (или квазиуважение) человеческой автономии может быть вопросом внутреннего функционирования или специфических функций социотехнических систем, тогда как косвенное продвижение или препятствие связано с непредвиденными последствиями широкого использования технологий. Первые вопросы относятся, например, к значимости согласия, к альтернативам, доступным для отдельных лиц, к информации, предоставленной им, а также к контролю, который люди имеют в отношении своих данных, и способах их использования.К последним относятся способы, которыми алгоритмические технологии и социотехнические практики в более широком смысле влияют на (способности) людей к практической личной автономии, например, влияя на то, какие альтернативы жизнедеятельности человека доступны. Степень, в которой технологическое посредничество в более широких социальных, материальных и политических отношениях способствует или создает препятствия на пути к самоопределению индивидов, конечно же, является неотъемлемой частью того, как формируются коллективная, демократическая и моральная автономия, соответственно.(И, как уже упоминалось, мы обсудим ниже в Этика в отношении неагентов: обязательные нормы и квазиуважение , могут ли системы ИИ напрямую признавать или уважать человеческую автономию, или лучше говорить о квазиуважении .) Еще одно важное различие — это различие между межличностным (неформальным, горизонтальным) и институциональным (формальным, юридическим, вертикальным) признанием автономии. В принципе, все формы уважения могут принимать институциональную форму, в первую очередь юридического признания.

    В соответствии с социальным уважением автономия требует 4) самоуважения от агентов. Это форма отношения к себе, которая, возможно, является составляющей состояния автономии. Такие отношения с собой во многом поддерживаются признанием со стороны других (Honneth, 1995). Оперативная концепция других («вы не способны к самоопределению, потому что вы — х») может быть интернализована в уродливое представление о себе («Я не способен к самоопределению, потому что я — х») . Возможно, самоуважение, как и социальное уважение, является ответом на нормативные требования, основанные на наличии способностей.Агент, причиняющий вред самому себе, не выполняет свои обязанности перед собой, не относится к себе как к равному с другими людьми или не проявляет чувствительности к полной значимости способностей, которыми он обладает.

    Осуществление автономии и внешние ресурсы

    Последние два аспекта нашей модели связаны с тем, в каком смысле полная автономия реализуется в действиях, которые обеспечивают возможности и отношения. Но, кроме того, для этого нужны внешние ресурсы. Эффективное действие 6) упражнение автономии в соответствующих (конституирующих автономию) действиях считается его актуализацией или реализацией: автономная жизнь состоит из реальных действий, решений, человеческого поведения и мышления.В предлагаемой нами многомерной модели перформативный аспект автономии также является конститутивным: в автономии отсутствует конститутивный аспект, если человек обладает развитой способностью к самоопределению жизни, но не использует ее, даже если эта способность должным образом признана. другими. Это тот случай, когда человек живет гетерономно , что является контрастным случаем автономной жизни. Вместо того, чтобы определять взгляды и действия самостоятельно, им руководит нечто иное, нежели он сам.По мнению Иммануила Канта (1996a), способы быть гетерономными включают слепое подчинение традициям и авторитету, без формирования собственного независимого взгляда, и, конечно, прямое манипулирование и принуждение (которые являются одновременно случаями межличностного неуважения. ). Но что интересно, быть «рабом страстей» и действовать согласно своим желаниям, прихотям и наклонностям, не заботясь о том, следует ли им действовать, для Канта (Kant (1996b)) также является формой гетерономии. Так что это всего лишь произвольный выбор без учета причин своих действий или мыслей.Интересно, что настоящее «я» — это рациональная часть самого себя, тогда как слепая воля, неосведомленный экзистенциальный выбор, телесные или умственные побуждения не составляют настоящего «я».

    В любом из этих измерений может быть рассмотрен спектр случаев от очень серьезных до важных, и нарушения автономии являются очень серьезным вопросом, когда на карту поставлены серьезные вопросы, тогда как в более тривиальных случаях нарушения имеют меньшее значение. В примере Чарльза Тейлора (1985b) ущемление религиозных свобод является важным вопросом, тогда как необходимость останавливаться на красный свет вовсе не является нарушением чьей-либо автономии (хотя в некотором смысле мешает его деятельности).Есть степени важности: при оценке того, что поддерживает или нарушает автономию, мы неявно полагаемся на нормативное понимание важности автономии. Это этическая, оценочная, нормативная концепция, а не просто описательная или оценочно нейтральная или беспристрастная концепция. При оценке того, могут ли светофоры представлять собой нарушение автономии, мы опираемся на понимание того, что важно в жизни человека. Это говорит о том, что даже либеральные идеалы нейтралитета или беспристрастности, которые обычно требуют всеобщего уважения автономии и которые могут быть важными целями в различных обществах, также являются ценностными (и в этом смысле не нейтральными, или то, что философы называют «перфекционистскими»). ”) Принципы, основанные на определенных оценочных позициях и особым представлениях об автономии (Taylor 1985b; Raz 1986).Если это действительно так, требования о якобы нейтральном уважении автономии не могут не опираться на особое понимание автономии. Конкурирующие понимания автономии приводят к противоположным взглядам на то, что составляет всеобщее уважение к автономии. Чем более многогранна и многомерна концепция автономии, тем лучше она является оценочной отправной точкой и тем меньше вероятность упустить важные аспекты автономии.

    Итак, мы можем собрать эти аспекты в Таблице 1. Как могло случиться так, что человек не проявляет автономии, даже если у него есть возможность? Чтобы убедиться в этом, следует отметить, что подлинная автономия — это больше, чем негативная свобода.Препятствия на пути к негативной свободе являются препятствиями на пути к автономии: человеку может не хватать автономии и негативной свободы из-за отсутствия выбора между альтернативами или, особенно, из-за отсутствия значимых альтернатив или ресурсов для их реализации. Или у одного может быть выбор, сделанный другими. Для взрослых даже благонамеренный патернализм является нарушением самоопределения, потому что взрослые обладают развитой способностью к автономии. 2 Но в некоторых случаях человек может пользоваться своей негативной свободой, но не пользоваться своей автономией.Выбор между альтернативами произвольным образом, без причин, слепым уважением к авторитету или по прихоти, составляет такие случаи. Речь идет не об отсутствии (значимых) вариантов, а, скорее, об аутентичности или рациональности совещательных процессов. Эти случаи можно назвать «гетерономными», и они могут указывать на то, что самому агенту не хватает самоуважения, возможно, из-за интернализованного низшего представления о себе. Автономия в самом полном смысле означает, что люди выбирают (действовать) свободно на основе причин, которые они могут понять и одобрить, без (истории) манипуляций.В этом смысле мы говорим о , автономном режиме . Важно отметить, что этот тип автономии не требует полной согласованности во времени в обсуждениях или действиях; автономность не подразумевает полного соответствия своим прошлым выборам. Решения и суждения, хотя и остаются более стабильными, чем прихоти, до тех пор, пока не будут пересмотрены, могут быть пересмотрены (но автономные пересмотры следует отличать от произвольного выбора).

    ТАБЛИЦА 1 . Измерения автономии человека.

    Наконец, следует отметить, что осуществление автономии требует 5) различных внешних ресурсов, которые можно понимать как необходимые условия для аспектов автономии, рассмотренных выше.Такие ресурсы варьируются от материальных и экономических ресурсов до культурных и информационных предпосылок. Мы более подробно рассмотрим их в книге «Предпосылки и социотехнические основы автономии» , где мы кратко рассмотрим актуальность алгоритмических систем для существования и распределения таких ресурсов и предпосылок. Эти ресурсы являются внешними в том смысле, что сами по себе составляют автономию , но, возможно, являются его необходимыми предпосылками: людям нужен, например, кислород, чтобы жить, и им нужно жить, чтобы быть автономными, но доступ к кислороду пока не является таковым. любой аспект автономии, просто ее предварительное условие.Такие внешние предпосылки варьируются от материальных, экономических и юридических до культурных и информационных ресурсов.

    Этика в отношении неагентов: обязательные нормы и квазиуважение

    Мы видели, что человеческие способности к автономии основываются на обязанностях других: они должны уважать человеческую автономию. Что это означает для систем искусственного интеллекта? Перед более подробным обсуждением нормативных требований, которые защита или уважение автономии человека предъявляет к другим человеческим агентам и системам ИИ, мы должны решить проблему: имеет ли вообще смысл, чтобы системы ИИ уважали автономию человека, если они являются «простыми машинами» без совести?

    Физическая природа может быть препятствием на пути к автономии человека, но природа не предъявляет никаких нормативных требований.Агенты-люди могут создавать препятствия для автономии друг друга и сталкиваться с обязанностями и другими нормативными требованиями к действию. Принципы определяют то, что они должны делать, и, следовательно, являются нормами «того, что они должны делать». В этом разделе мы утверждаем, что системы ИИ, вместе с другими артефактами, принадлежат к интересной другой категории: они не являются моральными агентами и буквально не имеют обязанностей. Однако такие артефакты не полностью свободны от нормативности, как камни или реки, движение которых можно объяснить законами гравитации и природных сил.Наше предложение о том, как применить межчеловеческую норму «уважения к автономии» к отношениям между человеком и ИИ, выглядит следующим образом: даже если машины не способны к признанию или уважению — они не принадлежат к классу распознающих лиц — и, следовательно, не имеют на них не распространяются обязанности и нормы обязательного выполнения, к ним применяются так называемые нормы «должно быть». 3 Поясним.

    Только моральные агенты могут иметь обязанности действовать определенным образом. Это не a priori, невозможно, чтобы некоторые артефакты в будущем могли соответствовать условиям моральной свободы, даже если ни один из них, кажется, не соответствует им в данный момент.Эксперты расходятся во мнениях относительно того, являются ли какие-либо роботы или системы ИИ и должны ли они быть моральными агентами сейчас или в будущем (см. Gunkel 2018; Himma 2009; Coeckelbergh 2009). В той степени, в которой технологический артефакт действительно является моральным агентом, он обязан уважать человеческую автономию. Все могут согласиться с тем, что есть некоторые технологические системы, которые не являются моральными агентами, но, тем не менее, могут быть препятствиями на пути к автономии человека. Некоторые из них, возможно, имитируют моральной свободы воли, но здесь важно то, являются ли они моральными агентами или нет (Hakli and Seibt 2017).Интересный философский вопрос касается тех артефактов, которые не являются моральными агентами и не могут нести обязанности, но, тем не менее, могут нанести вред людям и ухудшить их перспективы автономной деятельности. Могут ли быть какие-то нормативные требования к таким системам?

    Такие артефакты, даже если они функционируют или даже «действуют» определенным образом (и можно сказать, что они «лечат» разные классы людей и животных определенным образом, например), которые не подходят для того, чтобы нести ответственность, и которые действительно не соответствуют условиям моральной свободы воли, не имеют обязанностей.В этой статье (оставляя пока в стороне возможные будущие искусственные моральные агенты) исследуется идея о том, что вместо буквальных обязанностей, тем не менее, могут существовать так называемые «нормы , которые должны быть» в отношении таких неморальных или безответственных артефактов. (О должных нормах см. Sellars, 1968; Wedgwood, 2007; Tuomela, 2013). Чтобы проиллюстрировать идею «должно быть», рассмотрим естественно возникшие органы, такие как сердца, или артефакты, такие как часы, а также феномен неработоспособности или разрушения: сердца должны быть такими, чтобы перекачивать кровь, но они не работают. есть дежурный перекачивать кровь.Это просто их функция, какими они должны быть, иначе они дисфункциональны, ослаблены, сломаны. Точно так же часы должны показывать время. Это звучит как норма, которую следует делать (если «показывать время» было чем-то, что они должны были делать для выполнения своего долга), но на самом деле это нормальная норма: часы должны быть такими, чтобы течение времени может быть прочитано по ним, под угрозой нарушения или дисфункции.

    Здесь мы предлагаем, чтобы системы искусственного интеллекта в этом отношении походили на сердца или часы, и в дополнение к тому, что они были разработаны для конкретных задач, чтобы они были этически приемлемыми; они должны быть , чтобы они (среди прочего) не препятствовали человеческой автономии.Еще одна идея состоит в том, что содержание этих норм, которые должны быть, могут быть получены с точки зрения жертв, исходя из того, как они влияют на затронутые стороны, как они «обращаются» с пациентами, жертвами или получателями. Как только мы поймем, какими должны быть обязанности моральных агентов, мы сможем понять, какими должны быть машины (с достаточно схожим диапазоном функциональных возможностей). Например, в то время как моральные агенты, руководствуясь нормами обязательных действий, несут отрицательные и положительные обязанности по продвижению и уважению автономии человека в отношении неморальных артефактов, существуют нормы, которые должны быть «продвигать» и «уважать» автономию человека. .Машины (особенно интеллектуальные машины) должны быть такими, чтобы они не препятствовали автономии человека. Нарушения автономии — это содержание, которое в случае агентов создает обязанностей , но в случае машин создает обязательных норм с таким же содержанием. 4

    Полезно иметь в виду, что моральные предикаты (допустимые, недопустимые) касаются всех альтернативных образов действий, открытых для морального агента. Точно так же у машины в ситуации есть альтернативные функции, и все они либо «в порядке», либо «не в порядке» в свете норм, которые должны быть в отношении этой машины.Репертуар функций обычно будет разным для машины (с разной формой, размером, количеством рычагов и т. Д.) И для агентов-людей, но, тем не менее, все доступные функции (все, что машина может «делать») нормативно являются оценивается как приемлемый или нет. Даже если репертуар действий машины, вызывающей риски для здоровья человека, отличается от репертуара действий человека, вызывающих риски, тем не менее, риск для здоровья человека может сделать эти действия или действия «некорректными».То же самое и с риском для человеческой автономии.

    Есть ли различия между тем, что разрешено делать людям, и тем, что разрешено делать системам ИИ? Если использовать изношенный пример по-новому, это то, что водителю троллейбуса или случайному прохожему морально разрешено делать в сценарии сбежавшего троллейбуса, точно так же, как автоматизированная троллейбус и стрелочная система должны функционировать в аналогичном сценарии. ? И это то, что не ответственная автоматизированная тележка и стрелочная система должны «делать» в сценарии, аналогичном тому, что ответственный (т.е. человек, отвечающий условиям ответственности), автоматизированная тележка и стрелочная система, должна ли когда-нибудь быть такая, должна действовать буквально по тому же сценарию? При прочих равных требованиях автономии, достоинства, и т. Д. потенциальных жертв применимы как к людям, так и к системам ИИ. Они оба должны, по-своему и по своему репертуару, откликаться на ценности человеческой автономии и достоинства. Тем не менее, другие вещи не должны быть равными: одно различие состоит в том, что у людей есть разумные причины, и им не нужно жертвовать собой ради других людей, но, по-видимому, машины не имеют таких прав на самосохранение.(Мы благодарим анонимного рефери за то, что он подчеркнул важность этого).

    Подход, принятый здесь, имеет две важные особенности: во-первых, это подход, основанный на жертвах (или на пациентах) к содержанию моральных обязанностей и норм, которые должны быть: влияние на человеческую автономию (и достоинство, ну -бытие, справедливость и т. д.) жертв являются отправной точкой для оценки моральных обязанностей агентов и того, какими должны быть машины. Конечно, существуют различные нормы, которые должны быть, вытекающие из функции или цели самой машины, поэтому подход, основанный на жертвах, касается (квазидеонтологических) побочных ограничений и (квазиморальных) ограничений их функционирования.Какой бы ни была их основная цель, ее не следует преследовать способами, наносящими ущерб автономии человека. Во-вторых, его можно назвать подходом моделирования, поскольку он сначала спрашивает, какие обязанности моральных агентов будут иметь в ситуации, а затем спрашивает, какими должны быть машины в том же отношении , как если бы машины были моральными агентами.

    Мы можем назвать нарушениями отрицательных обязанностей нарушениями автономии человека и назвать успешным исполнением отрицательных обязанностей уважением автономии человека.Более того, мы можем назвать нарушениями позитивных обязанностей пренебрежение человеческой автономией и назвать успешное выполнение позитивных обязанностей, обычно занимаясь правильными видами деятельности, позитивно поддерживающими человеческую автономию.

    Какое значение имеют эти различия для рассмотрения роли ИИ в обеспечении автономии человека в современных социотехнологических формах жизни? Чтобы ответить на этот вопрос, подход моделирования предполагает, что полезно начать с обязанностей, которые имеют моральные агенты .Если роботы или системы искусственного интеллекта являются моральными агентами, они буквально несут такие обязанности. Если они не являются моральными агентами, их, тем не менее, можно спроектировать так, чтобы они функционировали соответствующим образом; они должны быть , чтобы автономия моральных пациентов не нарушалась, а поддерживалась. Что касается любых артефактов, такие нормы могут существовать буквально (точно так же, как сердца и часы должны быть такими, чтобы качать кровь или показывать время), даже если у них не было бы должных обязанностей; часы должны быть такими, чтобы они достоверно показывали время, стулья должны быть такими, чтобы они не разрушались под действием человеческого веса и т. д.Из этого вытекают многие виды ответственности и норм, которые следует делать для агентов; часовщики должны делать часы, которые работают, продавцы должны предупреждать покупателей, если часы, которые они продают, не очень надежны, а люди, соглашающиеся встречаться друг с другом, должны предупреждать друг друга, если их часы ненадежны в отсчете времени. Что касается роботов и систем искусственного интеллекта, такие обязанности аналогичным образом распределены или должны быть распределены между инженерами, продавцами, пользователями, специалистами по обслуживанию и законодательными органами.

    Напомним, что только моральные агенты в буквальном смысле имеют обязанности.Тем не менее, роботы должны быть сконструированы так, чтобы они не причиняли вреда, но защищали уязвимых людей и помогали удовлетворять человеческие потребности. Они должны быть такими, чтобы они не блокировали автономную деятельность людей, рациональное мышление или равенство, а скорее помогали в содействии и поддержке этих целей. Таким образом, тот же список проблем может быть истолкован как список норм, которые должны быть основаны на автономии человека, применимых к роботам и системам искусственного интеллекта, даже если они сами не являются моральными агентами. Ответственные дизайнеры, пользователи и т. Д.систем ИИ, то должны иметь нормы, которые должны делать, которые соответствуют этим нормам, которые должны быть: они должны видеть, что системы ИИ относятся к соответствующему типу. Давайте теперь обратимся к более подробному рассмотрению содержания требований, которые человеческая автономия предъявляет к моральным агентам и системам ИИ, на примерах, взятых из литературы.

    Межличностное неуважение и нарушения со стороны систем искусственного интеллекта

    Существует несколько видов препятствий для человеческой автономии, которые подрывают или ограничивают развитие или реализацию способности людей к самоопределению (Таблица 2).Эти препятствия имеют отношение к ИИ и его последствиям, поскольку они влияют на способность людей к автономному самоопределению или его осуществление.

    ТАБЛИЦА 2 . Формы межличностного неуважения и соответствующие им нормы для систем ИИ.

    Теперь мы обсудим способы, с помощью которых ИИ может стать препятствием или поддержать человеческую автономию. Учитывая, что межличностное неуважение может принимать различные формы и что характер многих конкретных нарушений человеческой автономии, таких как манипуляции, может варьироваться в зависимости от контекста использования и задачи, выполняемой системой ИИ, следующий обзор не является исчерпывающим.Тем не менее, мы считаем, что он охватывает большинство этических дискуссий и дебатов, встречающихся в литературе по ИИ и автономии человека. Кроме того, цель этого раздела — прояснить эти дебаты, указав на некоторые неправильные представления о нормативных требованиях, которые человеческая автономия предъявляет к проектированию систем ИИ. Мы надеемся, что наша многомерная модель поможет анализировать системы ИИ с точки зрения их влияния на автономность на разных уровнях технологического опыта (аналогичный анализ см. В Calvo et al., 2020). 5

    Прямое вмешательство

    Системы искусственного интеллекта могут препятствовать практической деятельности человека, ограничивая его негативную свободу. Соответствующие примеры нетрудно найти или вообразить: системы ИИ все чаще интегрируются в оборудование и транспортные средства, которые могут представлять опасность физического вреда, роботы-доставщики могут препятствовать передвижению пешеходов, программное обеспечение для распознавания лиц, используемое для разблокировки смартфонов, может не распознавать своих пользователей ». лица и так далее. Соответствующие негативные свободы значительно различаются в зависимости от технологии и контекста использования.Технологии, которые могут оказывать соответствующее влияние на физическую среду, могут мешать физическим функциям и мобильности людей, в то время как другие, такие как программное обеспечение для идентификации лиц, могут препятствовать доступу к товарам и ресурсам и препятствовать человеческим связям. Объем возможных рисков здесь зависит от контекста использования данной системы, ее физической «встроенности» и ее способности влиять на физическую среду операций, а также от степени точности, надежности и согласованности, которые такие системы демонстрируют в своих операциях.Когда системы искусственного интеллекта хорошо работают в последнем отношении, они могут также предотвратить физический ущерб и даже поддерживать физическое функционирование и мобильность людей.

    Принуждение, манипулирование и обман

    Принуждение заключается в удалении значимых вариантов или предложении вариантов, от которых нельзя отказаться, без вмешательства в рассуждения об этих вариантах (см. Susser et al., 2019). Вероятно, большинство существующих приложений, таких как рекомендательные системы, не являются принудительными в этом смысле.Когда Spotify рекомендует песни своим пользователям, он не принуждает их проигрывать эти песни. По сравнению с заказами или случаями прямого принуждения такие рекомендации чувствительны к автономии пользователей. В целом рекомендации и индивидуальная архитектура выбора могут оказаться полезными и дать пищу для размышлений. Конечно, пользователям может не хватать значимых альтернатив в более широком смысле — скажем, любимый музыкальный жанр нише может не быть представлен в каталоге песен Spotify. Такие случаи можно рассматривать как связанные не с прямым неуважением к автономии, а, скорее, с недостатком разнообразия культурных ресурсов, что мы обсуждаем в Культурные ресурсы .

    Это неправдоподобное утверждение, что рекомендации машин по своей сути подорвали бы автономность. Однако конкретные случайные факторы , связанные с использованием систем искусственного интеллекта, по праву вызывают опасения по поводу манипуляций и обмана. Например, так называемое «гипер-толкование» на различных платформах и приложениях — динамическая, в высшей степени персонализированная и часто непрозрачная форма регулирования архитектур выбора отдельных лиц с помощью методов больших данных — похоже, справедливо вызывает такие опасения.То же самое, например, касается проблем с прозрачностью и конфиденциальностью (Yeung, 2017; Lanzing, 2019; о подталкивании; см. Thaler and Sunstein, 2008).

    Susser и его коллеги определили манипулятивных алгоритмических практик как «приложения информационных технологий, которые оказывают скрытое влияние на пользователей, нацеливаясь и используя уязвимости принятия решений» (2019, 29; курсив опущен). Как они объясняют, манипуляция отличается от простого убеждения; Хотя они оба работают для достижения схожей цели — заставить одного агента работать над достижением цели другого, убеждение использует рациональные аргументы и стимулы в качестве средств, в то время как манипуляция использует скрытое влияние.Точно так же манипуляция отличается от принуждения тем, что манипулятор вмешивается в рассуждения субъекта, а не в (просто) пространство вариантов. Обманчивые технологии могут быть манипулятивными, когда они внушают ложные убеждения и тем самым мешают человеческому разуму способствовать достижению целей манипулятора. Но не всякая манипуляция обманом, и всякая ложь не является манипуляцией. Например, по словам Сассера и его коллег, хорошо известный случай целевой политической рекламы Cambridge Analytica представляет собой манипуляцию без обмана (Susser et al., 2019). Некоторые существующие технологии самоконтроля здоровья также можно рассматривать как манипулятивные: хотя они призваны способствовать автономии пользователей, делая их прозрачными посредством количественной оценки их поведения, эти приложения используют неявные психологические стратегии, чтобы обойти автономную волю пользователей и стимулировать сравнение с другими с помощью механизмов «совместного наблюдения», что делает свой выбор, возможно, недостоверным (см. Lanzing, 2016). Существуют также обманчивые технологии искусственного интеллекта, такие как генераторы «дипфейков», которые можно использовать как для манипуляций, так и для простых развлечений.

    Что касается рекомендательных систем, то соответствующие опасения по поводу воздействия гиперподталкивания на когнитивную и практическую деятельность людей правдоподобно связаны с степенью и областью подталкивания, а не его модальностью или видом (см. Danaher, 2018). Тот факт, что подталкивания и рекомендации являются непрерывными, персонализированными (или целевыми) и динамическими, не меняет их характера как рекомендаций, хотя в результате могут усугубиться другие сопутствующие вреды и проблемы, связанные с системами рекомендаций (например,г., распространение дезинформации). Непредвиденные проблемы, такие как смежное отсутствие прозрачности и конфиденциальности (см. Lanzing, 2016; Lanzing, 2019; Susser et al., 2019), могут повлиять на приемлемость рекомендательных систем. Действительно, гиперподталкивание со стороны систем ИИ может повлиять на наше мышление посредством непрозрачных толчков; такие рекомендации и воздействия не отражают их собственное функционирование и, таким образом, могут подрывать автономию. Тем не менее, поскольку рекомендации носят характер рекомендаций на рукавах, они предоставляют варианты, а не игнорируют мысли и автономный выбор.

    Вывод состоит в том, что системы рекомендаций и персонализация могут поддерживать автономию, поскольку они прозрачно предоставляют значимые альтернативы. Системы искусственного интеллекта, которые рекомендуют, подталкивают и персонализируют, могут не уважать автономию человека из-за смежных, случайных факторов (например, непрозрачности) и могут быть вредными по другим причинам из-за своей сферы влияния.

    Подталкивание и патернализм

    Подталкивание, направленное только на дальнейшие интересы, которые подталкиваемый человек не может обоснованно поддерживать, вероятно, является проблематичным с моральной точки зрения.Однако менее ясно, оправдано ли и когда подталкивание, которое подпадает под так называемый «благожелательный патернализм». Когда (если вообще когда-либо) разрешается вмешиваться в автономию других способами, которые им выгодны? Скажем, когда рекомендательные системы должны «подталкивать» пользователей к принятию хороших решений — например, тех, которые соответствуют ценностям пользователей? Нет простого ответа, но, возможно, оправдание благожелательного патернализма требует, чтобы выполнялись по крайней мере следующие четыре условия (см. Предпосылки и социотехнические основы автономии в Бошампе, 2019):

    ( Условия вреда ) Были одним чтобы не вмешиваться, человеку будет нанесен существенный и предотвратимый ущерб (или потеря пользы).

    ( The Likelihood Condition ) Вмешательство с большой вероятностью предотвратит вред (или потерю пользы).

    ( The Weight Condition ) Вероятные выгоды от помех перевешивают связанные с ними риски или вред; и

    ( The Minimal Interference Condition ) Выбранная форма вмешательства является наименее ограничительной, необходимой для обеспечения ожидаемой пользы (или для уменьшения ожидаемого вреда).

    Это показывает, что оправдание патерналистских побуждений зависит от ожидаемой выгоды или вреда, о которых идет речь.Ставки явно выше, когда медицинские системы ИИ дают рекомендации по лечению, чем, например, когда пользователи получают рекомендации по продуктам в интернет-магазинах.

    Подталкивание и патернализм — это prima facie нарушений автономии, но когда доброжелательное патерналистское подталкивание оправдано, существует первостепенная причина (основанная на ожидаемых выгодах и вреде) влиять на действия человека через сигналы окружающей среды. Чтобы уважать автономный статус подталкиваемого человека, эти причины должны быть согласованы с их разумными интересами, но также, если их спросят, открыто заявить им.

    Уважение автономного статуса человека также требует признания этого человека как человека, способного творить свою собственную жизнь (см. Eidelson 2015). Это означает, что мы не должны относиться к пользователям как к неспособным судить о социотехнической практике. Это реже обсуждается в литературе. Как справедливо указывает Данахер в своем обсуждении гипер-натяжения и личной автономии, следует избегать некритического повествования о беспомощности перед лицом ИИ:

    «В нынешнем мире мы не рабы помощи ИИ; у нас есть некоторый остаточный контроль над тем, в какой степени мы используем эту технологию.У нас нет юридического или морального принуждения использовать его, и у нас есть собственное суждение о влиянии определенного выбора на наше счастье и самореализацию »(Danaher, 2018, 645).

    Другими словами, по крайней мере, когда дело доходит до помощников ИИ и рекомендательных систем, мы часто контролируем, принимаем ли мы (и продолжаем ли использовать) технологию, как мы ее используем и как мы ее регулируем 6 . Уважение к автономии требует, чтобы мы признали это (даже если мы понимаем автономию в реляционной или ситуативной манере, и когда мы справедливо критикуем технологии и платформы за то, что они препятствуют автономной деятельности, например, из-за преднамеренной непрозрачности).

    Короче говоря, хотя подталкивания могут представлять собой нарушение автономии отдельных лиц, они все же могут служить интересам отдельных лиц по ведению хорошей жизни в тех случаях, когда подталкивание работает для достижения долгосрочных целей и задач человека.

    Когнитивная гетерономия

    В Exercise of Autonomy and External Resources было отмечено, что случаи гетерономии часто предполагают отсутствие самоуважения, наличие манипуляций или другие препятствия для автономного поведения. Этот вопрос также обсуждался в литературе по системам искусственного интеллекта.Высказывалось опасение, что делегирование когнитивных задач вспомогательным технологиям, таким как помощники ИИ и медицинские приложения, приведет к дегенеративным последствиям, поскольку они приведут к обеднению когнитивных способностей людей, необходимых для автономной деятельности (см. Danaher, 2018). Здесь есть два вопроса, отражающих различие между способностями и упражнениями: 1) мы подчиняемся суждениям других неавтономным образом или 2) ограничиваем нашу способность творить свою жизнь?

    Данахер (2018) отмечает (правильно), что простого ответа не существует.Возможно, делегирование определенных задач ИИ не представляет серьезной угрозы для осуществления автономии, если оно осуществляется без принуждения и не является результатом манипуляции. Поскольку делегирование является преднамеренным, согласованным и открывает новые возможности для автономных действий (например, время для более значимых задач), оно не ставит под угрозу автономию как таковую. Решение о делегировании данной задачи может быть самостоятельным актом. Кроме того, вспоминая предположение Тейлора (1985b), есть также степени важности в том, что мы считаем важным для автономии (см. Exercise of Autonomy and External Resources выше).Некоторые практики важны для того, как мы воспринимаем себя как личности, другие — в меньшей степени. Кроме того, помощник AI может работать (более или менее) в соответствии с ценностями и интересами пользователя, давая пользователю (более или менее сильные) причины для поддержки рекомендаций.

    Второй вопрос заключается в том, не заходит ли технология ИИ слишком далеко в этом отношении, оказывая дегенеративное влияние на нашу способность жить автономно, например, может ли наша способность помнить о наших ценностях и целях (в отношении, например, e.g., благополучие) станет обедненным, или же привычка фактически выполнять данную задачу (в отличие от делегирования ее технологиям) важна для поддержания наших физических и когнитивных способностей. Как утверждает Данахер, определение того, будет ли данный тип использования помощника ИИ иметь разрушительные последствия, которые будут разрушительными и широко распространенными, будет зависеть от роли этой задачи в жизни человека и «возможной потребности в когнитивной устойчивости по отношению к этой задаче. ”(Данахер, 2018, 639).Необходимо оценить, является ли возможное дегенеративное воздействие на способности нелокализованным, усугубляющимся во многих сферах жизни, и является ли чистое воздействие на автономию в результате делегирования положительным. На такие вопросы можно ответить, оценивая влияние систем ИИ на разные уровни технологического опыта и рассматривая «конкретный экологический контекст, в котором используется ИИ, и влияние, которое он оказывает на когнитивные способности, свободу и ответственность в этих контекстах» (Danaher, 2018 , 646).

    Прямое непризнание

    Как указано в Уважение и самоуважение , одной из вопиющих форм неуважения к автономии является активное отрицание своего автономного положения или его непризнание (см. Хоннет, 1995; Эйдельсон, 2015). Есть по крайней мере два конкретных способа, которыми рекомендательные системы и автоматизированные системы принятия решений могут «по умолчанию» не учитывать автономию в этих смыслах.

    Во-первых, рекомендации и прогнозы, основанные на прошлом, на исторических данных отдельных людей останутся несовершенными, потому что ведение автономной жизни может включать изменения в привычках, предпочтениях и характере.Поскольку рекомендательные системы обычно отслеживают только первоочередные предпочтения или желания людей, наблюдая за их действиями на уровне данных (например, кликов), они могут оставаться нечувствительными к изменениям в предпочтениях пользователей в отношении их желаний и предпочтений (Франкфурт, 1971). Например, курильщик сигарет может захотеть выкурить сигарету, но может перестать хотеть сигареты. Люди могут захотеть изменить свои потребительские привычки или долгосрочные цели. То, что системы ИИ обычно обслуживают предпочтения людей первого порядка, может быть особенно пагубным для автономии, когда предпочтения первого порядка отражают пристрастия человека или акратическая воля — оба препятствия для когнитивной и практической деятельности.Подумайте, например, о наркомане, которому рекомендуют новейшие онлайн-игры (возможно, несмотря на его сознательные усилия по борьбе с зависимостью). В принципе, рекомендатели могут попытаться принять во внимание такие предпочтения второго порядка: могут быть варианты интерфейса для отказа от предыдущих шаблонов и другие виды постоянной адаптации рекомендаций (например, «не показывайте мне такой контент») . Наличие вариантов повысит чувствительность к изменениям в ценностях, предпочтениях и предпочтениях людей второго порядка.

    Во-вторых, некоторые высказывали опасения, что внутреннее функционирование систем, управляемых данными, не учитывает автономный статус людей. Учитывая, что рекомендатели и системы принятия решений «рассматривают» человека всегда со ссылкой на других, то есть они «рассматривают» их как простых членов группы, а не как индивидуумов, кажется, что они не будут уважать индивидуальность каждого человека. Например, рекомендации, которые получают люди, обычно фильтруются совместно и, таким образом, всегда включают (по крайней мере, неявные) ссылки на других.Этот вопрос касается любой системы, которая принимает решения на основе статистики на уровне группы. Действительно, некоторые утверждали, что «подчинение алгоритмическому процессу принятия решений угрожает индивидуальности людей, объективируя их» по умолчанию, и, следовательно, это может «подорвать [их] автономию» (Kaminski, 2018, 1541). Эмпирические исследования также подтверждают представление о том, что алгоритмические решения сопряжены с риском объективации, когда люди будут сведены к простым числам или процентам, так сказать (Binns et al., 2018).

    Если бы решения, основанные на групповом уровне и статистической вероятности, подорвали бы человеческую автономию, то системы искусственного интеллекта оказались бы в этом отношении вызывающими беспокойство. Однако это беспокойство кажется ошибочным. Обобщение не только неизбежно на практике, но и во многих случаях считается морально приемлемым, а в некоторых случаях, возможно, даже морально необходимым (Lippert-Rasmussen, 2011). Что еще более важно, обобщение и обращение с людьми как с личностями совместимы, пока информация, на которую полагаются лица, принимающие решения, фиксирует морально важные факты о людях с достаточной степенью детализации, независимо от того, является ли эта информация статистической, нестатистической или и тем, и другим (Lippert- Расмуссен, 2011).Другими словами, степень, в которой мы можем заставить систему искусственного интеллекта относиться к нам как к индивидуумам, зависит от того, достаточно ли информационные базы для лечения настроены на нормативные требования контекстов принятия решений — например, одобрят ли разумные люди использование определенной информации (независимо от ее «типа»). 7 Могут быть и другие моральные или политические причины воздерживаться от принятия решений на основе прошлых данных или вероятностей — например, в демократическом обществе каждому должно быть предоставлено право голоса, независимо от того, как они использовали свои проголосовать ранее или как они собираются использовать свой голос в будущем.

    В целом, различные технологии, такие как помощники ИИ и системы рекомендаций, могут способствовать автономии людей, предлагая им альтернативы, адаптированные в соответствии с их потребностями, и помогая им выполнять значимые задачи. Нарушения автономии в контексте ИИ часто зависят от различных факторов. Неисправности или плохая работа могут привести к неоправданному прямому вмешательству или нарушению негативных свобод; рекомендации могут превратиться в манипуляцию, если они не прозрачны; подталкивание может нарушать автономию, когда оно не соответствует ценностям подталкивания и мета-предпочтениям, даже если оно является благожелательным патерналистским, поскольку служит интересам людей.Флориди и др. (2018) справедливо полагают, что в большинстве случаев кажется особенно важным, чтобы люди «сохраняли право решать, какие решения принимать , используя свободу выбора там, где это необходимо». Такая «мета-автономия», как они ее называют, требует наличия необходимых механизмов согласия и прозрачности.

    Предпосылки и социально-технические основы автономии

    Системы искусственного интеллекта также могут влиять на обстоятельства и предпосылки автономии. Под предпосылками мы имеем в виду ресурсы, возможности и другие вещи, которые сами по себе не являются составными частями автономии, но способствуют ей или составляют ее необходимые условия.Вообще говоря, такие предпосылки (и соответствующие препятствия) варьируются от биологических, материальных и психологических до социальных, политических и экономических ресурсов и возможностей. Все эти аспекты становятся все более технологически опосредованными и частично взаимозависимыми социотехническими основами автономии (см. Также Hoffmann, 2020). Поскольку существуют более и менее подходящие способы организации социотехнических систем с точки зрения автономии человека, существование и распространение этих предпосылок может нормативно регулироваться с помощью норм, которые должны быть, которые проистекают из ценности человеческой автономии.Наши общества и их социотехнические устройства должны быть такими, чтобы они позволяли людям жить автономной жизнью.

    Материально-экономические ресурсы

    Предпосылки автономии включают материальные и экономические ресурсы. В дебатах о позитивной свободе часто указывается, что настоящая свобода, реальная возможность реализовать свою автономию потребуют материальных, а в финансово развитых обществах — экономических ресурсов. Проще говоря, человек не может решить, есть ли конкретную пищу или читать определенные книги, если он не может себе это позволить (Van Parijs, 1995).Такой взгляд на материальные предпосылки автономии требует сосредоточения внимания на том, как системы ИИ структурируют возможности, распределяют ресурсы и опосредуют практики в таких секторах, как образование, финансы, занятость, социальное обеспечение, здравоохранение, а также на том, есть ли доступ к соответствующим материальным и экономическим ресурсам. поощряется или затрудняется посредством такого посредничества. (О’Нил, 2016; Юбэнкс, 2018).

    Культурные ресурсы

    Культура и культурные ресурсы одинаково важны для реализации и развития способности к самоопределению: если «автономия» — относительно недавняя идея в истории человечества (всего несколько тысячелетий или столетий), то должна быть существовали человеческие формы жизни, члены которых не стремились к автономной жизни, потому что у них не было самой идеи, доступной для них (Taylor, 1985a).В дополнение к культурной идее автономии, являющейся предпосылкой для развития способности к самоопределению, наличие достаточного набора значимых культурных практик необходимо для осуществления автономии. Невозможно выбирать между, скажем, стремлением стать оперным певцом или футболистом, если таких практик не существует. Возможно, диапазон вариантов не обязательно должен быть максимальным, но достаточным для того, чтобы был возможен автономный выбор: возможно, более широкий диапазон, чем просто два варианта, обеспечивает лучшее условие для автономии, чем просто два варианта, но в какой-то момент существует достаточный диапазон. , и простое количественное добавление дополнительных альтернатив не добавляет к (уже «полной») возможности автономного выбора (Raz, 1986).

    Когда ИИ внедряется и развивается в культурах, где автономия широко признается и уважается, возникает вопрос, как ИИ может поддерживать или предотвращать культурные предпосылки автономии, например наличие значимых вариантов для самостоятельной жизни. Один из важных вопросов заключается в том, имеют ли люди, желающие жить без технологий (возможно, по экологическим причинам), реальную возможность сделать это. Помимо этого вопроса, похоже, что ИИ может иметь как положительные, так и отрицательные эффекты в отношении культурных практик.С одной стороны, приложения искусственного интеллекта в культурном и творческом секторах могут поддерживать культурные практики, улучшая их доступность (см. Caramiaux, 2020) и помогая создавать культурные продукты, такие как «искусство искусственного интеллекта». Цифровые платформы с алгоритмическим управлением, такие как те, которые в настоящее время принадлежат Facebook и Google, также предлагают новые средства, например, для «создания контента». С другой стороны, можно спросить, сузит ли централизация таких каналов круг значимых практик или отрицательно скажется на их качестве, например, из-за оперативной алгоритмической логики оптимизации и капиталистической логики монетизации контента.

    Психологические и информационные предпосылки

    Различные психологические предпосылки к автономии частично составляют соответствующие способности и отношения к себе. Они варьируются от достаточного уровня понимания (например, понимание соответствующих вариантов; см. Информационные ресурсы ниже) до достаточной независимости от побуждений и наклонностей и отсутствия компульсивности, зависимости или акраизма (например, отсутствие зависимости от цифровых гаджетов) до обладать достаточной смелостью, чтобы действовать в своей естественной и социальной среде (тесно связанной с позитивными отношениями к себе, такими как самоуважение).Мы можем рассматривать их как включенные в способность к самоопределению, с одной стороны, и в позитивное отношение к себе, с другой стороны, и мы можем просто указать, что они актуальны как непосредственные составляющие одного из аспектов автономия и в то же время предпосылки для осуществления автономии. И наоборот, недостатки и препятствия в этом отношении препятствуют эффективному осуществлению автономии.

    Искусственный интеллект и другие цифровые технологии могут создавать препятствия в этом отношении.Например, помимо социальных, экономических и политических структур, «самоуважение также во многом определяется разработкой, распространением и использованием технологий» (Hoffmann, 2020). Например, широко используемые поисковые системы могут (и действительно) укрепляют дискриминационные расовые стереотипы и тем самым активно влияют на восприятие пользователями других и самих себя (Noble, 2018). Точно так же технология «дипфейка», используемая, например, для создания «порно мести» (см. Harris, 2018), может привести к опыту унижения.При изучении того, как технологии ИИ qua социотехнические системы могут влиять на психологические предпосылки личной автономии (отрицательно и положительно), необходимо принимать во внимание различные области технологического опыта, начиная от соответствующих эффектов на уровне отдельных лиц, групп и общества. в целом (Peters et al., 2018). Более того, следует признать, что разные группы могут быть непропорционально обременены алгоритмическими системами, которые создают унизительный контент и наносят репрезентативный вред, который может формировать отношения (самоуважения).

    Особый интерес в контексте технологии искусственного интеллекта представляют так называемые « информационных предпосылок » автономии. В качестве таких предварительных условий обсуждались как прозрачность, так и конфиденциальность (Rubel et al., 2021; Lanzing, 2016; Lanzing, 2019). Грубо говоря, первое позволяет человеку получить доступ к информации, необходимой для реализации его познавательной и практической деятельности, в соответствии с его самими выбранными ценностями и обязательствами, а второе защищает человека от вмешательства.Например, что касается прозрачности, Rubel et al. (2021) утверждают, что, особенно в контексте принятия решений с высокими ставками, уважение к автономии людей требует ( prima facie ) предоставления им информации, которая позволяет им действовать в соответствии со своими ценностями и обязательствами (практическая свобода действий) и которая позволяет им оценить и понять свою ситуацию, чтобы обдумать, как действовать (когнитивная способность). Особое внимание они уделяют случаям, когда система препятствует автономии человека, но это препятствие может быть устранено или смягчено путем предоставления соответствующей информации, например, о работе системы пострадавшим людям.В таких случаях Rubel et al. утверждать, что люди имеют право на доступ к касающимся их данным, и в дальнейшем могут предъявлять (несостоятельные) претензии к прозрачности в отношении алгоритмических систем. Хотя для когнитивного и практического агентства актуален всевозможный объем информации, Rubel et al. думаю, что нормативные требования ясны, особенно в упомянутых случаях, когда некоторая система ограничила свободу действий, и получение информации смягчило бы влияние на ее свободу действий: можно рационально одобрить или возразить против функционирования системы только один раз, и каждый знает, как она работает .Неспособность гарантировать доступ к такой информации может пониматься как часть других форм, препятствующих осуществлению агентами автономии, таких как обман или манипуляции, и постольку, поскольку агент не может осмысленно оценивать свою ситуацию (см. Обсуждения в Susser et al. др., 2019; Рубель и др., 2020).

    Что касается обратного направления информационного потока, Ланцинг (2016), Ланцинг (2019) аргументировали важность информационной конфиденциальности (контроль над личной информацией) и конфиденциальности принятия решений (контроль над тем, чтобы и в какой степени другие могут комментировать, интерпретировать, изменять или иным образом влиять на то, как человек ведет свою жизнь) для автономии.Хотя ценность конфиденциальности, возможно, не может быть сведена к соображениям автономии, может случиться так, что «автономное принятие решений, саморазвитие или самопрезентация […] не могут быть разработаны или реализованы» без конфиденциальности, делая конфиденциальность важна отчасти из-за ее отношения к автономии (Lanzing, 2019, 558). В самом деле, когда за своими мыслями и действиями следят и вмешиваются в них способами, которые нельзя разумно ожидать или одобрять в свете их собственных ценностей и обязательств, это может препятствовать когнитивной и практической деятельности.Некоторая информация, в частности, является «частным знанием»; для других неуместно даже иметь мнение об этом, и это нарушение автономии «украсть» эту информацию у человека. Точно так же контекстные нормы конфиденциальности могут быть нарушены, если данные отдельных лиц начнут поступать в направлениях, которых они не могли бы разумно ожидать, например, когда платформы изменяют свои политики данных по прихоти.

    В самом деле, информационное самоуправление можно рассматривать как особую форму реализации своей автономии посредством управления своим цифровым представлением.Рассмотрим социальные категории, основанные на самоидентификации (по некоторым теориям, например, по полу). В таких случаях предполагается, что другие — это , чтобы отслеживать самоидентификацию человека, и они часто делают это, наблюдая, как люди проявляют свою идентичность в социальных контекстах, например, как они управляют своим представлением о себе. Если такая самоидентификация не получает должного признания, право людей на самоопределение фактически лишается. Практики и платформы, основанные на искусственном интеллекте, могут предоставить возможность людям самостоятельно управлять цифровыми представлениями и обеспечивать их цифровую идентичность.На техническом уровне эти возможности относятся, в частности, к используемым типам данных и структурам данных. Смит (2020) утверждал, что подлинное, автономное выражение идентичности и контроль над своей цифровой идентичностью в настоящее время несовместимы с возможностями репрезентативного самоуправления на платформах социальных сетей, которые создают «корпоративные идентичности» (см. Также Susser et al., 2019). Создание таких идентичностей в первую очередь служит финансовым интересам корпораций и, таким образом, представляет собой отношение к людям как к средствам, а не как к самоцелям.

    Соответственно, мы могли бы различать межличностное неуважение к информационному самоопределению индивидов и социотехнические предпосылки, необходимые для различных форм такого самоуправления. Первые могут принимать разные формы: во-первых, может происходить неконсенсусное присвоение идентичности и / или отсутствие возможности самоидентификации (например, пол человека «предсказывается» системой ИИ). Также обратите внимание, что введение в заблуждение личности является неверным prima facie , поскольку оно не соответствует действительности (например,g., используя неверные данные при принятии решений, касающихся их), независимо от того, является ли это нарушением автономии. Во-вторых, может отсутствовать значимая альтернатива самоидентификации (например, в системах ИИ могут отсутствовать категории данных для небинарных полов). Наконец, данные могут передаваться через агентов без согласия отдельных лиц, или отдельные лица могут иметь ограниченный контроль над этим потоком. Это может быть prima facie нарушений автономии даже при наличии социотехнических предпосылок для информационного самоуправления.Такие предпосылки могут включать законодательство, регулирующее доступ к данным, их сбор и управление, а также существенные предпосылки для эффективного осуществления информационного самоопределения, такие как доступ к технологиям.

    Заключение

    В этой статье исследуются социотехнические основы человеческой автономии (см. Hoffmann, 2020). Он обозначил различные способы, с помощью которых системы ИИ могут поддерживать человеческую автономию или препятствовать ей. Подведем итог: для каждого из составляющих аспектов автономии (потенциалы и их развитие, социальное признание, самоуважение, упражнения) существуют соответствующие контрастные случаи (от неправильного развития через непризнание до отсутствия самоуважения и гетерономной деятельности).Существуют также дополнительные препятствия, связанные с материальными, культурными, психологическими и информационными предпосылками автономии. Информационные соображения обычно не акцентируются в общих теориях автономии человека, но благодаря природе ИИ и озабоченности по поводу непрозрачности они заслуживают особого внимания при обсуждении воздействия ИИ на автономию человека, как это было впервые предложено Рубелем и др. (2019a), Rubel et al. (2019b), Рубель и др. (2020), Рубель и др. (2021 г.). Обычно социальное признание со стороны других и юридических институтов является прямым элементом реляционного аспекта автономии.Признание является в то же время предпосылкой для развития потенциала и здоровых отношений с собой, а также для эффективного осуществления автономии. Различные формы социальных манипуляций, принуждения, бесправия или политического угнетения, возможно, являются самыми серьезными препятствиями на пути к автономии: они являются прямыми случаями неуважения, но в то же время служат препятствиями для развития, осуществления или формирования позитивного отношения к себе.

    Таким образом, важным моментом является то, что соответствующие этические соображения относительно автономии могут быть расположены в различных конститутивных измерениях человеческой автономии.Эти соображения также охватывают различные «сферы технологического опыта» (Peters et al., 2018; Calvo et al., 2020), начиная от первоначального принятия данной технологии и заканчивая широкими культурными и социальными эффектами в результате широкомасштабного использования. Кроме того, некоторые проблемы, возможно, одинаково важны для разных приложений и контекстов, в то время как другие могут возникать в конкретных случаях использования. Значимое согласие, например, важно во всех случаях, но вопросы относительно уместности физического вмешательства в действия человека возникают только с приложениями, которые имеют такую ​​возможность (например,г., автономные автомобили). Соответственно, анализ воздействия систем ИИ на автономию человека требует признания множественности его составляющих, перехода через уровни абстракции и сфер технологического опыта и уделения пристального внимания социотехническому контексту, в том числе тому, как системы ИИ взаимодействуют с культурой и учреждениями. в целом.

    Далее мы предложили философское объяснение, согласно которому существуют нарушения норм, которые должны быть выполнены со стороны систем искусственного интеллекта, соответствующие нарушениям норм обязательных действий со стороны агентов-людей.Мы утверждали, что системы ИИ не являются моральными агентами и не могут иметь обязанности или буквально уважать или не уважать, но они регулируются так называемыми «нормами, которые должны быть». Они объясняют нормативность, поставленную на карту, с помощью систем искусственного интеллекта. Ответственные дизайнеры, пользователи и т. Д. Систем искусственного интеллекта имеют нормы, которые должны делать, которые соответствуют этим нормам, в духе требований этического дизайна. Идея обязательных норм может поддерживаться независимо от многомерной модели автономии, которую можно пересматривать на протяжении всего исследования.Кроме того, мы ожидаем, что этот подход к нормам, которые должны быть соблюдены, может быть расширен за пределы контекста автономии — эта идея в равной степени применима и к другим темам этики ИИ, таким как справедливость, прозрачность или конфиденциальность.

    Заявление о доступности данных

    Исходные материалы, представленные в исследовании, включены в статью / дополнительные материалы, а дальнейшие запросы можно направить соответствующему автору.

    Вклад авторов

    Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

    Финансирование

    Обзор литературы, лежащей в основе этого исследования, был выполнен при поддержке проекта KITE; Исследование частично финансировалось Университетом Тампере и частично ROSE / Академией Финляндии.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Примечание издателя

    Все претензии, выраженные в этой статье, принадлежат исключительно авторам и не обязательно относятся к их аффилированным организациям или заявлению издателя, редакторов и рецензентов.Любой продукт, который может быть оценен в этой статье, или заявление, которое может быть сделано его производителем, не подлежат гарантии или одобрению со стороны издателя.

    Footnotes

    1 Поскольку есть убедительные доказательства против биологической реальности человеческих рас, мы используем этот термин в пугающих кавычках. Некоторые виды человеческого неравенства коррелируют с расовым обращением, поэтому «раса» может быть социальной научной категорией с объяснительной силой, и это этически значимая категория в силу прошлых несправедливостей.

    2 Шиффрин (2000) анализирует патернализм как неуважение к свободе действий.

    3 Что касается ухода за роботами и человеческого достоинства, этот подход был представлен Laitinen et al. (2019).

    4 Содержание не должно ограничиваться нарушением автономии. Моральные агенты должны также уважать достоинство в более широком смысле, способствовать благополучию, реализовывать справедливость и т. Д., А машины должны быть такими, чтобы воздействие на затронутые стороны согласовывалось с автономией, благополучием, достоинством, справедливостью и т. Д. центральные, широко обсуждаемые принципы, см. Beauchamp and Childress, 2013.Соответствующее обсуждение в контексте ИИ см. В Mittelstadt et al., 2016).

    5 Обратите внимание, что различные формы нарушения автономии проявляются по-разному в зависимости от конкретной системы ИИ и контекста использования и могут действовать на разных уровнях технологического опыта. Различные «сферы технологического опыта» (Peters et al., 2018) могут функционировать как альтернативные уровни абстракции для рассмотрения и анализа автономии (Calvo et al., 2020). Во-первых, первоначальное принятие самой технологии искусственного интеллекта может быть основано на добровольном и значимом согласии; и наоборот, согласие может быть сфабриковано или усыновлено принудительно.Во-вторых, AI интерфейсы и задачи , которые они выполняют, могут быть оценены с точки зрения альтернатив, выбора и контроля, предоставляемых отдельным лицам, и их значимости, соответственно. Наконец, мы могли бы рассмотреть автономию на уровне индивидуального и коллективного поведения, , принимая во внимание, как системы ИИ влияют на возможности людей жить самостоятельно, жизней за пределами самой технологии, и как эти эффекты распространяются на социальный уровень .Прямое и обратное распространение технологического опыта на этих уровнях (если использовать метафору, подходящую для контекста) подчеркивает реляционное измерение автономии в технологическом опыте. Например, даже если общественное признание технологий, таких как беспилотные автомобили, можно частично понять, посмотрев на то, почему и когда люди добровольно их принимают, степень общественного признания аналогичным образом может создавать стимулы для принятия или отвращение к нему. технологий на индивидуальном уровне.Вместо того чтобы ограничивать наше обсуждение одним конкретным приложением или уровнем, мы рассматриваем широкий спектр проблем.

    6 Однако это может быть не так, когда речь идет об алгоритмических системах принятия решений, используемых государственными учреждениями (например, судами) или некоторыми частными организациями (например, компаниями, использующими программное обеспечение ИИ для найма).

    7 Неточность и предвзятость в обобщении, конечно, могут быть проблематичными по причинам, выходящим за рамки автономии (например, несправедливость). Более того, было бы хорошо признать, что уважение права людей на индивидуальное обращение может даже означать призыв к дальнейшему сбору данных, что может быть проблематичным, если мы осознаем существующие проблемы с навязчивым наблюдением и неконтролируемыми потоками данных между технологическими компаниями.

    Источники

    Бошам Т. и Чилдресс Дж. (2013). Принципы биомедицинской этики . 7-е издание. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Биннс, Р., Ван Клик, М., Вил, М., Лингс, У., Чжао, Дж., И Шадболт, Н. (2018). «Восприятие справедливости в алгоритмических решениях« Это сокращение человеческого существа до процента »», в материалах конференции CHI 2018 по человеческому фактору в вычислительных системах, Монреаль, Квебек, Канада, 21–26 апреля 2018 г., стр. 1–14.

    Google Scholar

    Кальво, Р. А., Петерс, Д., Волд, К., и Райан, Р. М. (2020). «Поддержка автономии человека в системах искусственного интеллекта: рамки для этического расследования», в Этика цифрового благополучия: междисциплинарный подход . Редакторы К. Берр и Л. Флориди (Cham: Springer), 31–54. doi: 10.1007 / 978-3-030-50585-1_2

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Coeckelbergh, M. (2009). Виртуальное моральное агентство, Виртуальная моральная ответственность: о моральной значимости появления, восприятия и производительности искусственных агентов. AI Soc. 24 (2), 181–189. doi: 10.1007 / s00146-009-0208-3

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Данахер, Дж. (2018). К этике помощников ИИ: начальная структура. Philos. Technol. 31 (4), 629–653. doi: 10.1007 / s13347-018-0317-3

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эйдельсон, Б. (2015). Дискриминация и неуважение . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Юбэнкс, В.(2018). Автоматизация неравенства: как инструменты высоких технологий профилируют, полицейские и наказывают бедных . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: St. Martin’s Press.

    Google Scholar

    Floridi, L., Cowls, J., Beltrametti, M., Chatila, R., Chazerand, P., Dignum, V., et al. (2018). AI4People — этические рамки для хорошего общества искусственного интеллекта: возможности, риски, принципы и рекомендации. Minds Machines 28 (4), 689–707. doi: 10.1007 / s11023-018-9482-5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гункель, Д.(2018). Права роботов . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Google Scholar

    Хакли Р. и Зейбт Дж. (2017). Социальность и нормативность для роботов: философские исследования взаимодействия человека и робота . Чам: Спрингер.

    Google Scholar

    Харрис, Д. (2018). Deepfakes: здесь ложная порнография, и закон не защитит вас. Duke L. Tech. Rev. 17, 99.

    Google Scholar

    Химма, К. Э. (2009). Искусственная деятельность, сознание и критерии моральной активности: какие свойства должен иметь искусственный агент, чтобы быть моральным агентом. Этика Инф. Technol. 11 (1), 19–29. doi: 10.1007 / s10676-008-9167-5

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Hoffmann, A. L. (2020). «Ролз, информационные технологии и социотехнические основы самоуважения», в Оксфордский справочник философии технологий . Редактор С. Валлор (Oxford: Oxford University Press). doi: 10.1093 / oxfordhb / 97801
    187.013.15

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хоннет А. (1995). Борьба за признание .Кембридж: Polity Press.

    Google Scholar

    Камински, М. Э. (2018). Бинарное управление: уроки подхода GDPR к алгоритмической подотчетности. Юг. Calif. L. Rev. 92, 1529–1616. doi: 10.2139 / ssrn.3351404

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Kant, I. (1996a). «Основы метафизики морали», в г. Кембриджское издание произведений Иммануила Канта: Практическая философия . Редактор М. Грегор (Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press).

    Google Scholar

    Кант, И. (1996b). «Метафизика морали», в г. Кембриджское издание произведений Иммануила Канта: Практическая философия . Редактор М. Грегор (Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press).

    Google Scholar

    Кауппинен А. (2011). «Социальное измерение автономии», в Axel Honneth: Critical Essays . Редактор Д. Петербридж (Лейден: Брилл), 255–302. doi: 10.1163 / ej.97808858.i-439.59

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лайтинен, А.(2007). Сортировка аспектов личности: способности, нормативность и признание. J. Сознание. Stud. 5-6, 248–270.

    Google Scholar

    Лайтинен, А., Ниемеля, М., и Пирхонен, Дж. (2019). Требования достоинства в уходе за роботами. Techne 23 (3), 366–401. doi: 10.5840 / techne201108

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Lanzing, M. (2019). «Настоятельно рекомендуется» пересмотреть конфиденциальность решений для вынесения суждения о гиперперелевании в технологиях самоконтроля. Philos. Technol. 32 (3), 549–568. doi: 10.1007 / s13347-018-0316-4

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Липперт-Расмуссен, К. (2011). «Мы все разные»: статистическая дискриминация и право на индивидуальное обращение. J. Этика 15 (1–2), 47–59. doi: 10.1007 / s10892-010-9095-6

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Mackenzie, C., and Stoljar, N. (2000). Относительная автономия: феминистские взгляды на автономию, свободу действий и социальную самость .Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Миттельштадт, Б. Д., Флориди, Л., Таддео, М., Вахтер, С., и Флориди, Л. (2016). Введение. Big Data Soc. 3 (2), 1–13. doi: 10.1007 / 978-3-319-33525-4_1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ноубл, С. У. (2018). Алгоритмы угнетения: как поисковые системы усиливают расизм . Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета.

    Google Scholar

    О’Нил, К. (2016). Оружие разрушения математики: как большие данные увеличивают неравенство и угрожают демократии . Нью-Йорк: Корона.

    Google Scholar

    Пирхонен, Дж., Мелкас, Х., Лайтинен, А., и Пеккаринен, С. (2020). Могут ли роботы усилить чувство автономии пожилых людей, проживающих в учреждениях для престарелых? Исследование, ориентированное на будущее. Этика Инф. Technol. 22, 151–162. doi: 10.1007 / s10676-019-09524-z

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Rawls, J.(1971). Теория справедливости . Кембридж, Массачусетс: Belknap Press of Harvard University Press.

    Google Scholar

    Раз, Дж. (1986). Мораль свободы . Оксфорд: Clarendon Press.

    Google Scholar

    Раз, Дж. (2001). Ценность, уважение и привязанность . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

    Рипштейн, А. (1999). Равенство, ответственность и закон . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

    Рубель А., Клинтон К. и Фам А. (2021 г.). Алгоритмы и автономия: этика автоматизированных систем принятия решений . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

    Рубель А., Кастро К. и Фам А. (2019a). Агентство отмывания денег и информационных технологий. Ethic Theor. Моральный опыт 22 (4), 1017–1041. doi: 10.1007 / s10677-019-10030-w

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рубель, А., Кастро, К., Фам, А. (2020). Алгоритмы, агентство и уважение к людям. Soc. Теор. Практик. 46 (3), 547–572. doi: 10.5840 / soctheorpract202062497

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рубель А., Фам А. и Кастро К. (2019b). «Агентство по отмыванию денег и алгоритмические системы принятия решений», в материалах iConference 2019, Информация в современном обществе (конспекты лекций по информатике) . Редакторы Н. Тейлор, К. Кристиан-Лэмб, М. Мартин, Б.Нарди (Вашингтон, округ Колумбия, США: Springer Nature), 590–598. doi: 10.1007 / 978-3-030-15742-5_56

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Райан, Р. М., Деси, Э. Л. (2017). Теория самоопределения: основные психологические потребности в мотивации, развитии и благополучии . Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

    Google Scholar

    Селларс, В. (1968). Язык как мысль и язык как общение. Philos. Феноменол. Res. 29, 506–527. doi: 10.2307 / 2105826

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шиффрин, С.В. (2000). Патернализм, доктрина бессовестности и приспособление. Philos. Public Aff. 29 (3), 205–250. doi: 10.1111 / j.1088-4963.2000.00205.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Смит, К. Х. (2020). «Корпоративные идентичности ≠ Цифровые идентичности: алгоритмическая фильтрация в социальных сетях и коммерциализация представлений о себе», в Этика цифрового благополучия: междисциплинарный подход . Редакторы К. Берр и Л. Флориди (Cham: Springer), 55–80.doi: 10.1007 / 978-3-030-50585-1_3

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Susser, D., Roessler, B., and Nissenbaum, H. (2019). Интернет-манипуляции: скрытые влияния в цифровом мире. Джорджтаун Л. Техн. Ред. 4 (1), 1–45. doi: 10.2139 / ssrn.3306006

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Taylor, C. (1985a). «Атомизм», в его философии и гуманитарных науках: философские статьи 2 . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

    Тейлор, К.(1985b). «Что не так с отрицательной свободой?» в его философии и гуманитарных науках: философские статьи 2 . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

    Талер Р. и Санштейн К. Р. (2008). Подталкивание: принятие решений в отношении здоровья, богатства и счастья . Нью-Хейвен: издательство Йельского университета.

    Google Scholar

    Туомела Р. (2013). Социальная онтология . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Van Parijs, P.(1995). Настоящая свобода для всех . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Веджвуд, Р. (2007). Природа нормативности . Оксфорд: Clarendon Press.

    Google Scholar

    Йунг, К. (2017). «Hypernudge»: большие данные как конструктивное регулирование. Инф. Commun. Soc. 20 (1), 118–136. doi: 10.1080 / 1369118x.2016.1186713

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Автономия и принцип уважения автономии

    .1985, 15 июня; 290 (6484): 1806-8. DOI: 10.1136 / bmj.290.6484.1806. Бесплатная статья PMC

    Элемент в буфере обмена

    Р. Гиллон. Br Med J (Clin Res Ed). .

    Бесплатная статья PMC Показать детали Показать варианты

    Показать варианты

    Формат АннотацияPubMedPMID

    . 1985, 15 июня; 290 (6484): 1806-8. DOI: 10.1136 / bmj.290.6484.1806.

    Элемент в буфере обмена

    Полнотекстовые ссылки Опции CiteDisplay

    Показать варианты

    Формат АннотацияPubMedPMID

    Абстрактный

    КИЕ: Автономия определяется как способность думать, принимать решения и действовать свободно и независимо на основе таких мыслей и решений.Различают три типа автономии: автономия мысли, охватывающая широкий спектр интеллектуальной деятельности человека, называемой «мышление для себя»; автономия воли или способность принимать решения на основе своих размышлений; и автономность действия, отсутствие которой иллюстрируется ситуацией пациента, чьи произвольные мышцы парализованы курариформными препаратами и который, таким образом, не может сказать хирургу, что анестезиолог забыл закись азота. Автономия рассматривается как предпосылка для всех добродетелей, а не как добродетель сама по себе.Аргументы Иммануила Канта и Джона Стюарта Милля относительно принципа уважения автономии суммируются как примеры соответственно деонтологического и утилитарного философских подходов.

    Похожие статьи

    • Философские основы уважения к автономии.

      Готье СС.Готье СС. Kennedy Inst Ethics J. 1993 Mar; 3 (1): 21-37. DOI: 10.1353 / ken.0.0103. Этика Института Кеннеди Дж. 1993. PMID: 10124848 Обзор.

    • Отличительные черты морали: ценность жизни и наши обязанности перед инвалидами.

      Рамзи Х. Рамзи Х. J Value Inq. 1998 декабрь; 32 (4): 507-17. DOI: 10.1023 / А: 10043860. J Value Inq. 1998 г. PMID: 15295853 Рефератов нет.

    • Деонтологические основы врачебной этики?

      Гиллон Р. Гиллон Р. Br Med J (Clin Res Ed). 1985 4 мая; 290 (6478): 1331-3. DOI: 10.1136 / bmj.290.6478.1331. Br Med J (Clin Res Ed). 1985 г. PMID: 3922480 Бесплатная статья PMC.

    • Либертарианская критика Х. Тристрама Энгельхардта-младшего.Основы биоэтики.

      Фрай-Ревер С. Фрай-Ревер С. J Clin этика. 1992 Весна; 3 (1): 46-52. J Clin этика. 1992 г. PMID: 11643055

    • Место заботы в этической теории.

      Veatch RM. Veatch RM. J Med Philos. 1998 Апрель; 23 (2): 210-24. DOI: 10.1076 / jmep.23.2.210.8925. J Med Philos. 1998 г. PMID: 9638570 Обзор.

    Процитировано

    7 артикулов
    • Традиционные ценности и верования Южной Африки в отношении информированного согласия и ограничений принципа уважения автономии в африканских сообществах: межкультурное качественное исследование.

      Акпа-Иньянг Ф, Чима СК.Акпа-Иньянг Ф. и др. BMC Med Ethics. 2021, 14 августа; 22 (1): 111. DOI: 10.1186 / s12910-021-00678-4. BMC Med Ethics. 2021 г. PMID: 34391415 Бесплатная статья PMC.

    • Ради любви и денег: необходимость переосмыслить преимущества исследований по лечению ВИЧ.

      Ларджент Э. Ларджент Э. J Med Ethics. 2017 Февраль; 43 (2): 96-99. DOI: 10.1136 / medethics-2015-103119. Epub 2016 18 мая. J Med Ethics.2017 г. PMID: 27193021 Бесплатная статья PMC.

    • Переосмысление автономии: принятие решений пациентом и хирургом при запущенных заболеваниях.

      Wancata LM, Hinshaw DB. Wancata LM, et al. Ann Transl Med. 2016 Февраль; 4 (4): 77. DOI: 10.3978 / j.issn.2305-5839.2016.01.36. Ann Transl Med. 2016 г. PMID: 27004224 Бесплатная статья PMC. Обзор.

    • Автономия и патернализм в медицинской электронной коммерции.

      Mendoza RL. Mendoza RL. Философия медицинского обслуживания. 2015 августа; 18 (3): 379-91. DOI: 10.1007 / s11019-014-9619-0. Философия медицинского обслуживания. 2015 г. PMID: 25547271

    • Иммануил Кант, его философия и медицина.

      Визинг У. Визинг У. Философия медицинского обслуживания. 2008 июн; 11 (2): 221-36. DOI: 10.1007 / s11019-007-9085-z. Epub 2007 22 августа.Философия медицинского обслуживания. 2008 г. PMID: 17712609

    использованная литература

      1. J Med Ethics. 1984 декабрь; 10 (4): 173-8 — PubMed

    Проигравший в этических и юридических дебатах об ИИ: человеческая автономия

    Ровена Родригес и Анаис Рессегье , Трехстороннее исследование

    Развитие искусственного интеллекта будет иметь серьезные и долговременные последствия для автономии человека.Обязательно ли растущая автономия машин означает уменьшение автономии человека?

    Человек и «система»

    В отчете исследовательского центра Pew Research Center «Искусственный интеллект и будущее людей» (2018 г.) Томас Шнайдер, глава Службы международных отношений и заместитель директора Федерального управления связи (OFCOM), Швейцария, отмечает: « Самая большая опасность, на мой взгляд, заключается в том, что на всех членов нашего общества будет оказываться большее давление, чтобы они жили в соответствии с тем, что «система» говорит нам «лучше всего для нас» делать, а не делать, т.е.е., что мы можем потерять автономию самим решать, как мы хотим прожить свою жизнь, выбирать различные способы ведения дел ». Это критический момент, который требует дальнейшего изучения, учитывая его глубокие последствия для людей и общества в целом. Это даже более важно, учитывая тот факт, что влияние на автономию часто незаметно, и о них и их последствиях мало что известно.

    Человек Автономия — это способность человека к самоопределению или самоуправлению.Он описывает способность человека устанавливать свои собственные правила в жизни и принимать решения независимо. Автономия — это фундаментальная человеческая ценность и этический принцип. В принципе, это означает, что люди должны иметь право определять свою жизнь. Уважение автономии также закреплено в законе различными способами, например, в статьях 2 (право на жизнь), 3 (запрет пыток, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения) и 8 (право на уважение частной жизни) Европейской конвенции. по правам человека.

    Каждая технология влияет на автономию человека.Искусственный интеллект и его приложения могут еще больше усугубить такое воздействие, будь то положительное или отрицательное. В рамках финансируемого ЕС проекта h3020 SIENNA была проведена оценка социально-экономического воздействия в рамках исследования современного состояния искусственного интеллекта и робототехники. Одним из выявленных ключевых моментов стала возможность уменьшения индивидуальной автономии из-за более широкого использования технологий искусственного интеллекта и зависимости от них.

    Влияние искусственного интеллекта на автономию человека

    Автономия человека может быть поставлена ​​под угрозу, когда он конкурирует с другими ценностями, которые приобретают все большее значение в современном обществе, такими как безопасность, защищенность, удобство и доступ к услугам и / или продуктам.Возникают компромиссы и серьезные последствия. Возьмем, к примеру, использование инструментов и методов оценки рисков ИИ, используемых в системе уголовного правосудия. В одном новостном сообщении со ссылкой на социолога Роберта Верта говорится, что это «может уменьшить расхождения в том, как оцениваются и обращаются с людьми», но «может также усугубить существующее неравенство, особенно на основе социально-экономического статуса или расы». Аналогичным образом, Отчет Партнерства по AI об инструментах алгоритмической оценки рисков в системе уголовного правосудия США подчеркивает проблемы, связанные с достоверностью, точностью и предвзятостью самих инструментов; проблемы с интерфейсом между инструментами и людьми, которые с ними взаимодействуют; и вопросы управления, прозрачности и подотчетности.

    Здесь человеческая автономия затрагивается двумя ключевыми способами. Первый связан с автономией судей и степенью их свободы, оставленной им в процессе принятия решений с учетом оценки, предоставляемой системой ИИ. Они действительно могут почувствовать сильное давление, чтобы заставить их выполнить решение, предложенное системой. Второй относится к индивидуальной автономии преступников: их будут судить не на строго индивидуальной основе, а на основе того, что сделали другие люди с таким же профилем, и что было принято в отношении них.

    Давайте также возьмем несколько вымышленных примеров. Робот-охранник говорит человеку, что заходить в парк небезопасно. Человек не ходит в парк, чтобы насладиться свежим воздухом, физическими упражнениями и общением. Человек не спрашивает робота, а полагается на его совет без двойной проверки, предполагая, что должна быть какая-то проблема с безопасностью. Здесь человек доверяет и передает принятие решений нечеловеческой сущности без проверки. Цифровой дворецкий поможет управлять нашими домашними задачами, но это может сопровождаться отказом от конфиденциальности и открытием доступа к конфиденциальной личной информации, что, в свою очередь, представляет угрозу для нашей автономии.Есть много примеров того, как мы это уже делаем и принимаем такие решения. Поскольку люди все больше полагаются на роботов, от какой части нашего принятия решений и способности думать за себя мы отказываемся?

    Конкретные группы, такие как пожилые люди и дети, очень уязвимы для неблагоприятного воздействия на их личную автономию из-за их потребностей и зависимости от технологий, отсутствия выбора или возможности дать согласие, а также их ограниченных ресурсов для смягчения негативных воздействий.У пожилых людей могут быть ограничены их автономия и конфиденциальность из-за определенных приложений искусственного интеллекта и робототехники, например, путем удаленного электронного наблюдения за их повседневными привычками, в том числе за купанием или переодеванием. Однако в то же время ИИ может помочь повысить их автономию, уменьшив их зависимость от человека, осуществляющего уход. Это могло бы помочь им продолжить самостоятельную жизнь в собственном доме, а не в доме престарелых. ИИ влияет на поведение детей, их ценности и отношения с другими людьми и их окружением.Какое будущее поколение родит ИИ?

    Обязательно ли растущая автономия машин означает уменьшение автономии человека?

    Могут ли люди в обществе искусственного интеллекта устанавливать свои собственные правила в отношении того, чего они хотят достичь и как они хотят жить? Поддерживает ли среда, в которой они живут, их потенциал в реализации происходящих изменений? Будет ли дальнейшее перетягивание каната по мере развития технологий? Будут ли люди сопротивляться? Или, возможно, это создаст более ограниченное значение человеческой автономии в том виде, в каком мы ее знали, или продвижение hu-механизированной автономии — т.е.е., человеческая автономия, которой в большей или меньшей степени способствуют машины.

    Риск потери мощности для осуществления автономии

    По мере того, как системы искусственного интеллекта становятся все более автономными и вытесняют людей и процесс принятия решений людьми все более растущим образом, существует риск того, что мы потеряем способность устанавливать свои собственные жизненные правила, решения или формировать свою жизнь в когорте с другими людьми, как это традиционно делалось. было дело.Например, мы можем все чаще консультироваться с медицинским консультантом по ИИ (например, см. Ада). Мы можем отказаться от нашей способности и желания знать и понимать свое тело и болезни. Мы можем позволить автоматизированной системе, которая заменяет нашего (недоступного или дорогостоящего) терапевта или других медицинских служб, управлять таким выбором и принимать важные решения. ИИ-диетолог может представлять аналогичную угрозу, диктуя людям, что им следует есть, а чего следует избегать. Кроме того, технологии искусственного интеллекта могут иметь возможность фактически заставить соблюдение этой диеты, например, с помощью умных холодильников.Люди могут передать управление своим питанием такой системе / приложению и потерять способность заботиться о себе или управлять своим собственным питанием из-за растущей зависимости от таких систем. Этот пример подразумевает глубокую трансформацию того, кто мы есть, что мы делаем и как мы относимся к себе.

    Помимо этих глубоких изменений, затрагивающих нашу автономию, существуют также большие риски с точки зрения растущей человеческой пассивности и невежества, которые, в свою очередь, еще больше поставят под угрозу нашу автономию. Это порочный круг, который начался задолго до того, как ИИ вошел в нашу жизнь, но этот ИИ, скорее всего, еще больше усугубляет ситуацию.

    Не без нас

    Мы всегда подчинялись социальным структурам и окружающей среде, которые определяли нас, то, что мы хотим, и то, как мы принимаем решения. Нам нужно обратить внимание на то, как ИИ дестабилизирует не только наши институционально-человеческие отношения и договоренности, но и формирует критическую часть нашей социальной среды (иногда очень возвышенно, иногда насильственно и повсеместно). Нам нужно сделать так, чтобы эти глубокие изменения не произошли без нас.

    Об авторах:

    Ровена Родригес — заместитель координатора проекта SIENNA Horizon 2020 и руководитель исследований в компании «Трехсторонние исследования», занимающаяся вопросами этики и управления новыми и появляющимися технологиями. Анаис Рессегье — исследователь-аналитик в Трехстороннем исследовании, работающий над этикой новых технологий с упором на этику искусственного интеллекта и взаимодействия человека с машиной.

    Благодарность:

    Проект SIENNA — Этика с учетом интересов заинтересованных сторон для новых технологий с высоким социально-экономическим воздействием и воздействием на права человека — получил финансирование в рамках исследовательской и инновационной программы Европейского Союза h3020 в соответствии с соглашением о гранте № 741716.

    Заявление об ограничении ответственности: Эта запись в блоге отражает только точку зрения авторов. Европейская комиссия не несет ответственности за любое использование содержащейся в ней информации.

    Перспективы психологии свободы воли и благополучия — selfdeterminationtheory.org

    Выпущенный в 2011 году под редакцией Валерия Чиркова, Ричарда Райана и Кеннона Шелдона, этот том представляет читателю увлекательный набор эссе, исследующих природу личной автономии, самоопределения и свободы воли, а также их роль в оптимальном функционировании человека. многоуровневый анализ от личного до социального и межкультурного.Отправной точкой для этих исследований является теория самоопределения, интегрированная теория человеческой мотивации и здорового развития, которая разрабатывалась более трех десятилетий (Deci & Ryan, 2000). Как будет ясно из представленных материалов, психологическая автономия — это концепция, которая образует мост между зависимостью человеческого поведения от биологических и социокультурных детерминант, с одной стороны, и способностью людей быть свободными, рефлексивными и преобразующими агентами, которые могут бросить им вызов. зависимости, с другой стороны.Авторы этого тома разделяют видение того, что человеческая автономия является фундаментальным предварительным условием для процветания как отдельных людей, так и групп, и что без понимания природы и механизмов автономной деятельности жизненно важные социальные и человеческие проблемы не могут быть удовлетворительно решены. Эта многопрофильная группа исследователей будет коллективно исследовать природу личной автономии, учитывая ее происхождение в процессе развития, ее выражение во взаимоотношениях, ее важность в группах и организационном функционировании, а также ее роль в содействии демократическому и экономическому развитию обществ.Книга адресована психологам в области развития, социальным, личностным и межкультурным психологам, исследователям и практикам в области образования, здравоохранения и медицины, социальной работы и экономики, а также всем, кто заинтересован в создании более устойчивой и справедливой мировое общество через продвижение личной свободы и свободы воли. В этом томе будет

      • теоретическое и концептуальное описание природы и психологических механизмов личной мотивационной автономии и человеческого действия;
      • богатые мультидисциплинарные эмпирические данные, подтверждающие утверждения и предположения о природе человеческой автономии и способности к саморегулированию;
      • объяснения того, как и почему различные психологические и социокультурные условия могут играть роль в поощрении или подрыве автономной мотивации и благополучия людей,
      • обсуждения того, как продвижение человеческой автономии может положительно повлиять на охрану окружающей среды, продвижение демократии и экономическое процветание.
    Эту книгу можно приобрести в Springer.

    Индекс автономного функционирования: развитие шкалы человеческой автономии

    Растущий объем работ предполагает, что степень, в которой поведение является автономным или волевым и регулируемым самим собой, а не внешними обстоятельствами, предсказывает множество различных факторов. положительно пережитые события и поведение (обзоры см. в Ryan and Deci, 2002, Ryan and Deci, 2004). Более автономное поведение ассоциируется с более творческим обучением и вовлечением (например,g., Roth, Assor, Kanat-Maymon, & Kaplan, 2007), большая энергия и жизнеспособность (Ryan & Frederick, 1997), более низкий уровень стресса и более высокое благополучие (Weinstein & Ryan, 2011), а также более полезная социализация и отношения. (Knee et al., 2005, Niemiec et al., 2006), среди других положительных результатов.

    Из-за его функциональной важности уже давно существует интерес к склонности действовать автономно во времени и в разных областях (например, Deci and Ryan, 1985b, Koestner and Losier, 2002).Целью текущей исследовательской программы было дальнейшее понимание и измерение индивидуальных различий в автономии путем разработки теоретически полученного и эмпирически обоснованного показателя индивидуальных различий в автономии, который является кратким и эффективным, который одновременно дополняет и улучшает некоторые существующие меры. и это позволяет провести некоторую дифференциацию аспектов внутри этой индивидуальной разностной конструкции. Сначала мы детализируем исторические и теоретические основы построения автономии, выделяя некоторые из его центральных характеристик или аспектов, а затем анализируем существующие меры и исследования, прежде чем приступить к нашим собственным систематическим усилиям по разработке полезной меры и ее валидации с помощью различных средств.

    Согласно теории самоопределения (SDT; Deci and Ryan, 1985a, Ryan and Deci, 2000), автономия определяется как регулирование самим. Будучи автономными, люди воспринимают свое поведение как самооценку и соответствующее их ценностям и интересам. Автономия может быть сопоставлена ​​с контролем, при котором поведение человека регулируется силами, воспринимаемыми как чуждые ему, такими как внешние обстоятельства, социальное давление или обстоятельства, основанные на самооценке и навязанные внутренне (см. Deci and Ryan, 2000, Ryan and Deci , 2000).Большая автономия на государственном уровне была связана с множеством положительных результатов от повышения производительности до более высокого благосостояния (Vansteenkiste, Ryan, & Deci, 2008). Автономия отличается от независимости (уверенности в себе) тем, что люди могут быть добровольно или автономно зависимыми, а иногда и вынужденными или контролируемыми полагаться или зависеть от других (Ryan, La Guardia, Solky-Butzel, Chirkov, & Kim, 2005).

    Хотя относительная автономность ситуативной мотивации человека часто напрямую зависит от конкретных факторов контекста (см. La Guardia & Ryan, 2007), с течением времени межличностный и внутриличностный опыт формирует траектории развития, стабилизируя индивидуальные различия в склонностях человека к большему. или менее автономным (Deci & Ryan, 1985b).Эти индивидуальные различия, в свою очередь, могут повсеместно влиять на поведение и благополучие в разных контекстах, как предполагают некоторые исследователи (Cicchetti, 1991, Deci and Ryan, 2000, Kuhl and Kazen, 1994, Ryan and Deci, 2001, Ryan et al. др., 2006, Шапиро, 1981).

    Диспозиционная автономия специально обсуждалась и изучалась в литературе SDT (Ryan & Deci, 2000). Согласно формулировке SDT, более автономные люди воспринимают свои действия как самоорганизованные или инициированные, то есть исходящие от них или одобряемые им самим.Когда поведение полностью автономно, человек всем сердцем желает действовать или «стоять за» тем, что он или она делает, и воспринимает поведение как самосогласованное и интегрированное (Deci and Ryan, 2000, Ryan, 1995). Автономный человек также открыт и заинтересован в самоисследовании и может использовать осознание своих ценностей, чувств и потребностей, чтобы действовать согласованным образом. Низкая автономия отражает распространенное ощущение того, что поведение регулируется контролирующими влияниями, и характеризуется приписыванием того, что поведение является результатом внешних обстоятельств, включая социальное давление (de Charms, 1968, Ryan and Connell, 1989).В общем, индивидуальные различия в автономии — это вопрос степени, и текущее регулирование поведения может варьироваться от обычно в высшей степени автономного или действительно саморегулируемого до, как правило, регулируемого контролирующими воздействиями (Deci & Ryan, 1985b).

    Существующие оценки диспозиционной автономии конкретно не сформулировали центральные атрибуты или аспекты этой конструкции. Соответственно, мы подробно остановимся на нескольких аспектах, которые являются центральными для определений автономии, используемых в рамках SDT, и которые имели отношение к нашему подходу к измерениям.Как мы утверждаем ниже, теоретики полагают, что эти атрибуты являются центральными для автономного функционирования, но на сегодняшний день ни одно исследование не показало их роль в формировании диспозиционной автономии или систематически протестировало корреляты этих важных лежащих в основе процессов.

    Центральная и давно признанная характеристика автономии (например, Pfander, 1911, Ricoeur, 1966) заключается в том, что в автономном режиме индивид воспринимает себя как автора поведения и полностью соглашается с действиями, которые он или она берется.Концепция авторства или самосогласования аналогична концепции аутентичности, описанной в экзистенциальной литературе (Ryan and Deci, 2004, Sartre, 1956, Wild, 1965). Когда человек автономен, его поведение основано на неизменных ценностях, потребностях и интересах (Deci and Ryan, 1985b, Koestner et al., 1992, Scherhorn and Grunert, 1988, Vallerand et al., 1987, Zuckerman et al., 1988). Было найдено эмпирическое подтверждение авторства как проявления автономии; а именно, прошлые исследования показали, что такие люди демонстрируют большую согласованность между поведением, установками и чертами характера (Koestner et al., 1992, Райан и Коннелл, 1989, Райан и Деси, 2006).

    Второй аспект автономии интерес . Интерес — это спонтанная тенденция открыто размышлять о внутренних и внешних событиях. Проявление интереса способствует осознанию и постоянному пониманию самого себя и своего опыта, что, в свою очередь, важно для высокого уровня самоуправления, связанного с автономией (Hmel and Pincus, 2002, Loevinger, 1976, Ryan and Deci, 2006, White, 1963). ). Проявление интереса включает в себя мотивированное внимание, при котором человек восприимчив как к положительному опыту, так и к тому, что может показаться угрожающим (Hodgins and Knee, 2002, Weinstein et al., 2011). Таким образом, автономный человек вовлечен в непрерывный процесс узнавания о себе больше (Mead, 1934, Ryan and Deci, 2006). Этот фактор интереса является центральным для измерения автономии шкалы общей причинно-следственной ориентации (GCOS) Деци и Райана (1985b), в которой большинство автономных ответов на виньетки шкалы сосредоточены на интересе к происходящему и принятии рефлексивных решений. .

    Если авторство и заинтересованность характеризуют положительные черты автономии, то чувство давления и контроля отмечают ее отсутствие.Таким образом, третий аспект автономии — это отсутствие внешнего и внутреннего давления как мотиваторов поведения (Deci, Eghrari, Patrick, & Leone, 1994). Лица с диспозиционально низкой автономией должны воспринимать меньшую степень личного выбора и инициативы в ситуациях, а вместо этого рассматривать поведение как реакцию на давление со стороны ожиданий других или на интроецированное давление и навязанные им «вынужденные обязанности» (Meissner, 1988, Перлз, 1973, Райан и Коннелл, 1989). Эмпирические исследования также подтверждают это утверждение на государственном уровне, показывая, что автономная саморегуляция связана с меньшим опытом давления и напряжения, а внешние и интроецированные формы регулирования связаны с высоким внутренним давлением (Ryan, 1982, Ryan and Connell, 1989, Валлеран, 1997).

    Хотя классические и современные теоретические традиции, рассмотренные выше, показывают, что все три характеристики (т. Е. Авторство / соответствие, заинтересованность и невосприимчивость к контролю) являются центральными для диспозиционной автономии, на сегодняшний день ни одна из оценок систематически не оценивала все три. компонентов и оценили их взаимосвязь как элементы одной лежащей в основе конструкции. Вместо этого существующие меры используют операционализацию автономии, которая явно затрагивает только некоторые компоненты.Например, ГСНК включает в себя подшкалу широкой автономии и отдельную подшкалу управления, причем обе они включают различные социальные и личные ситуации (Deci & Ryan, 1985b). Точно так же шкала самоопределения (Sheldon, 1995) имеет подшкалы выбора и самоконтакт, каждая с разнообразием пунктов, но не охватывает более широкую конструкцию. В этой статье мы стремимся использовать богатое теоретическое рассмотрение автономии SDT и объединить его с сильным подходом, основанным на данных, для разработки систематической операционализации автономии, состоящей из переживания себя как самосогласованного, рефлексивного и заинтересованного в собственном опыте. и устойчивы к социальному давлению.Начало процесса создания шкалы с явного обращения к этим трем аспектам отличает эту оценку от существующих показателей автономии. Другими словами, в данной статье повторно исследуется природа диспозиционной автономии путем определения и измерения характеристик, которые теоретически являются центральными для нее. Мы надеемся, что это может расширить базовое понимание исследователями автономии и предоставить руководство для будущих исследований психологических и поведенческих предшественников и последствий автономии.

    Основываясь на фундаменте, заложенном SDT, в настоящем исследовании мы стремились разработать диспозиционную шкалу автономии, отражающую ее основные компоненты.Мы стремились объединить сильный теоретический подход с систематической эмпирической стратегией для оптимизации согласованности, достоверности и краткости измерений. Для достижения этой цели было проведено семь исследований. Первые четыре были разработаны для создания надежной и действительной шкалы — Индекса автономного функционирования (IAF). Исследование 1 (состоящее из двух выборок: Исследование 1a и 1b) было направлено на выбор элементов и проверку шкалы в многоэтапном процессе, который включал экспертные оценки, а также исследовательский и подтверждающий факторный анализ.В исследованиях 2 и 3 мы проверили дивергентную и конвергентную валидность, чтобы изучить расположение шкалы в номологической сети. IAF также отличается от шкал, разработанных в рамках традиции SDT, а также от конструкций, полученных из других теоретических точек зрения (шкалы, которые также обладают уникальными характеристиками). Для обоих типов шкал инкрементная валидность была исследована для ожидаемых коррелятов автономии, таких как благополучие и личностный рост. Поскольку мы ожидаем, что IAF будет представлять собой шкалу уровня личности, в исследовании 4 мы оценили надежность повторного тестирования в течение 6 месяцев наряду с более консервативной оценкой возрастающей достоверности, которая включала в себя набор положительных и отрицательных результатов для благополучия.Затем в исследованиях 5 и 6 изучается повседневный опыт людей, уделяя особое внимание важным результатам, таким как повседневное и зависящее от контекста благополучие, мотивация и удовлетворение потребностей. Наконец, в исследовании 7 изучались межличностные эффекты диспозиционной автономии в лабораторных условиях.

    Центральным для нашей точки зрения является то, что три субшкалы вместе представляют диспозиционную автономию и составляют как эмпирическое, так и концептуальное единство. Таким образом, после установления релевантности подшкалы и общей согласованности подшкалы в исходном наборе данных, мы фокусируем нашу презентацию в тексте на общей шкале баллов.Мы считаем, что полная шкала должна быть подходящей мерой для большинства целей измерения автономии, обеспечивающих всестороннюю оценку. Однако иногда исследователи могут счесть более целесообразным для своих исследований использовать субшкалы; поэтому мы представляем результаты для них отдельно в таблицах, обобщающих данные по каждому исследованию.

    Автономия как самоцель?

    Страница из

    НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (oxford.universitypressscholarship.com).(c) Авторские права Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 24 декабря 2021 г.

    Глава:
    (стр.226) 11 Автономия как самоцель?
    Источник:
    Ценность человечества в моральной теории Канта
    Автор (ы):

    Ричард Дин (веб-страница автора)

    Издатель:
    Oxford University Press

    DOI: 10.1093 / 0199285721.003.0011

    Идея о том, что автономия является самоцелью, заслуживает более внимательного изучения, поскольку она отражает идею, которую многие читатели Канта находят интуитивно привлекательной относительно центральной важности свободы в общей философской системе Канта. Поль Гайер отстаивал идею о том, что ценность свободы на самом деле является основой моральной философии Канта, и другие комментаторы указали на тексты, в которых Кант, по-видимому, определяет более конкретно определенное свободное и автономное самоуправление моральных принципов как цель сам.Утверждается, что в большинстве случаев такое прочтение зависит либо от двусмысленных текстов, либо от явного неправильного понимания утверждений Канта.

    Ключевые слова: автономия, цель в себе, свобода, Поль Гайер, самозаконодательство

    Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для получения стипендии

    Oxford Online требуется подписка или покупка. Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

    Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

    Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому заголовку, обратитесь к своему библиотекарю.

    Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста связаться с нами .

    Автономия — Энциклопедия Нового Мира


    Автономия (греч. Auto-Nomos — nomos , что означает «закон: Тот, кто дает себе собственный закон») означает свободу от внешней власти.В моральной и политической философии автономия часто используется как основа для определения моральной ответственности за свои действия. Концепция автономии также встречается в образовании, медицине, психологии и т.д., к которым она применяется для выработки более точных критериев. В этих контекстах автономия относится к способности рационального человека принимать информированные решения без принуждения. В медицине уважение к автономии пациентов считается обязательным для врачей и других медицинских работников.

    Одна из самых известных философских теорий автономии была разработана Иммануилом Кантом (1724–1804), который определил ее как способность человека свободно оценивать и одобрять или отвергать моральные принципы в соответствии с его собственной волей. Последующие философы разработали более радикальную концепцию автономии как свободы выбора собственных моральных принципов.

    Это поднимает фундаментальный вопрос о происхождении автономии. Фактически, многие современные философы придумали понятие автономии, чтобы освободить людей и сделать их независимыми от Бога.Однако теисты приписывают автономию Богу, говоря, что люди, созданные по образу Бога, получили ее как божественный дар. Этот вид автономии понимается как такой, что чем автономнее человек, тем он ближе к Богу. Это также обычно побуждает заботиться не только о себе, но и о других, даже альтруистически выходя за рамки себя. Интересно, что это напоминает нам буддийское понятие «бескорыстной» автономии и дает новое понимание, когда мы переоцениваем традиционное понятие автономии.

    Политическое самоуправление

    Древние греки использовали слово «автономия» для обозначения независимого самоуправления городов-государств. В политическом контексте государство имеет автономию, если его правительство полностью контролирует его дела без вмешательства или контроля со стороны какой-либо другой силы. Политическая концепция автономии использовалась для противодействия авторитаризму более крупных и могущественных государств-завоевателей и считалась условием удовлетворения национальной гордости граждан конкретного города или нации.Автономия является важным аспектом национализма, который стремится установить независимость национальной группы на основе языка, политической истории и культурного наследия.

    Моральная автономия

    Иммануил Кант разработал взаимосвязанные концепции автономии и гетерономии в контексте морального закона. Автономия относится к способности морального агента свободно и рационально проводить моральную политику. Кант считал, что моральные принципы человека, внутренний авторитет, налагающий ограничения на его действия, берут начало в использовании разума.Людям предлагается выбор из множества возможных принципов, но они отвергают все принципы, которые «не могут согласовываться с собственными волевыми установками универсального закона». [1] Автономные моральные принципы — это законы, которые мы, как разумные существа, даем себе, сознательно отождествляя себя с ними.

    Гетерономные принципы — это все те принципы, которые навязываются или управляются извне, например, моральные предписания государства, общества, религии или божества. Гетерономия распространяется на принципы и действия, которые происходят из некоторого психологического влечения или эмоции, например, зависимости, и подразумевает, что агент пассивен под действием некоторой команды или принуждения, которую он не инициирует.Согласно Канту, моральная зрелость требует признания автономии. Самоуправление и самоопределение требуют определенного контроля над желаниями и побуждениями, побуждающими к действию, и этот контроль осуществляется через разум.

    Кантовское толкование автономии включало использование разума для распознавания, принятия и введения в действие общих моральных законов. Более крайние экзистенциалисты и философы-аналитики переработали концепцию автономии, обозначив полную суверенность рационального агента над своим выбором моральных ценностей.Эти концепции автономии поднимают ряд проблем, в том числе определение того, что составляет моральный принцип, степень, в которой моральный деятель действительно способен осуществлять свой выбор, и обоснованность самостоятельно сконструированной моральной системы, которая полностью соответствует требованиям. разногласия с обществом.

    Личная автономия

    Личная автономия в различных сферах

    Современные мыслители расширили понятие автономии в обсуждениях прикладной этики.

    • Политология — В политической этике концепция личной автономии используется в попытках определить некоторые неотъемлемые политические права, такие как личная свобода, свобода слова и собственность, которые должны быть гарантированы каждому гражданину.Личная автономия в этом контексте означает, что эти права защищены, если гражданин активно не утрачивает их, нарушая закон и применяя наказание, или сознательно отказываясь от части своей свободы в обмен на какое-либо другое преимущество. Идея людей как автономных агентов лежит в основе некоторых либеральных теорий справедливости. Автономия считается необходимым условием политического равенства. Автономия также является препятствием для патернализма как в политике, так и в личной жизни. Автономия подразумевает уважение к способности каждого человека принимать решения относительно своей собственной жизни и преодолевать последствия.
    • Образование — Развитие личной автономии было определено как одна из основных целей философии образования. Учащемуся должен быть предоставлен доступ к широкому спектру возможностей выбора и опыта, в то же время, когда ему или ей будут предоставлены рациональные инструменты для разумной оценки этого выбора. Поддержка личной автономии студента подразумевает, что студенту будет позволено испытать последствия своего выбора с минимальным вмешательством.Руководство и образование будут принимать форму расширения осведомленности учащегося и предоставления ему дополнительных возможностей выбора. Считается, что защита автономии ученика способствует активному размышлению и исследованию, а не простому принятию знаний и идей. Самостоятельный ученик чувствует больше свободы для экспериментов с новыми идеями, но также должен брать на себя ответственность за то, чтобы его вклад имел ценность.
    • Медицинская этика — В медицинской этике автономия пациента относится к полномочиям пациента принимать информированные решения относительно своего лечения.Идея «информированного согласия» важна для отношений между практикующими врачами и их пациентами. Из уважения к автономии пациента медицинский эксперт должен предоставить пациенту достаточно информации, чтобы оценить личные последствия и возможные результаты различных видов лечения. Лечение нельзя проводить без согласия пациента. Проблемы медицинской этики включают определение того, способен ли пациент, страдающий болезнью, принимать рациональные решения, и распространяется ли автономия на то, чтобы позволить пациенту отказаться от лечения, когда такой отказ ставит под угрозу жизнь пациента.
    • Психология — Быть автономным означает руководствоваться соображениями, желаниями, условиями и характеристиками, которые не навязываются извне, но являются частью того, что можно каким-то образом считать подлинным «я». Это подразумевает сознательное намерение действовать определенным образом и брать на себя ответственность за любые последствия этих действий. В психологии проблема состоит в том, чтобы определить, что такое «подлинное я». В рамках теории самоопределения в психологии автономия также относится к «поддержке автономии по сравнению с контролем», предполагая, что поддерживающая автономия социальная среда склонна способствовать самоопределенной мотивации, здоровому развитию и оптимальному функционированию.Некоторые расстройства личности, такие как синдром дефицита внимания у взрослых, проявляются в поведении, которое человек рационально поддерживает под влиянием расстройства. Если человек получает лечение от расстройства, он больше не поддерживает то же поведение. Попытки определить автономию в контексте личности привели к возникновению двух типов условий, необходимых для автономии: «Компетентность» и «подлинность». Определение компетентности включает в себя способность к различным типам рационального мышления, самоконтроля и отсутствие самообмана или патологических расстройств, влияющих на восприятие себя.Условия «подлинности» включают способность размышлять о своих желаниях и сознательно одобрять или отвергать их. Некоторые мыслители, такие как Гарри Франкфурт, различают желания «первого порядка» и «второго порядка». Желания первого порядка возникают из импульсов и эмоций, но автономный человек оценивает эти желания первого порядка, одобряя, отклоняя или изменяя их в соответствии со своей волей, а затем действует в соответствии с выбранными и измененными желаниями, которые составляют предпочтения второго порядка. [2]

    Степени личной автономии

    Личная автономия существует в степенях: базовая автономия и идеальная автономия.Базовая автономия — это статус ответственности, независимости и способности говорить за себя. Это подразумевает, что любой взрослый человек, который не подвергается политическим притеснениям или ограничениям и который не имеет физических недостатков, препятствующих его независимости, является автономным. Идеальное состояние автономии служит стандартом оценки, но это цель, которой достигают лишь немногие, если таковые имеются; это будет включать не только материальную независимость и полную физическую и политическую свободу, но и свободу от психологических влияний и полное интеллектуальное понимание истины.

    Автономность и свобода

    Есть различие между личной автономией и личной «свободой». Свобода подразумевает способность действовать без внешних или внутренних ограничений и, согласно некоторым определениям, включает в себя наличие достаточной силы и ресурсов для реализации своих желаний. Автономия означает независимость и подлинность желаний, побуждающих человека к действию. Некоторые мыслители настаивают на том, что свобода касается определенных действий, в то время как автономия относится к состоянию человека.

    Человеческая автономия и Бог

    Многие философы, такие как Фридрих Энгельс (1820-1895), Людвиг Фейербах (1829-1880), Фридрих Ницше (1844-1890) и Жан-Поль Сартр (1905-1980), утверждали, что человеческая автономия и Бог противоречат друг другу. Для них тот факт, что люди автономны, означает, что они не нуждаются в Боге, и что Бога даже не существует. Это так называемый «аргумент автономии» против существования Бога, и он получил широкое признание со времен Просвещения.

    Кант не пошел бы так далеко, чтобы согласиться с этими философами-атеистами, поскольку он верил в Бога. Но он не относил автономию к Богу и не приписывал ее Богу. Автономия воли довольно независима от всех ограничений, включая Бога. Даже «категорический императив» не имеет божественного происхождения. Согласно Канту, Бог как моральный постулат должен гарантировать только то, что нравственно праведные люди будут приведены к счастью за пределами земного мира.

    В иудео-христианской традиции автономия в основном понималась как дар Бога, поэтому она не противоречит Богу и не является независимой от него.Человеческие существа, созданные по образу Божьему, наделены автономией, благодаря которой они могут свободно принимать и реализовывать план Бога как его моральные и духовные соработники. Здесь нет человеческой автономии без Бога. Хотя эта автономия, поскольку она находится в сфере творения, может заменить только «вторичную причину» по отношению к Богу как «первичную причину», тем не менее, когда она полностью проявляется со стороны человечества, она даже нарушает ее конечность. присоединиться к присутствию бесконечного Бога. Чем более автономны люди, тем ближе они становятся к Богу.Это тот опыт, который пережили такие люди, как Николай Кузанский (1401-1464): «И пока я спокойно размышляю таким образом, Ты, о Господь, ответь мне в моем сердце словами:« Будь своим, и я » будет твоим. О Господь, Сладкая Приятность всякой сладости, Ты отдал в мою свободу то, что я принадлежу мне, если я хочу. Следовательно, если я не принадлежу мне, Ты не мой ». [3]

    Многие историки религии отмечают, что буддизм не имеет представления о Боге, потому что он освободился от Бога с самого начала 2500 лет назад.Поэтому для буддистов «я» уже является самостоятельным лицом, принимающим решения. Но затем буддисты осознали, что «я» доставляет много проблем. Итак, они обнаружили, что должны освободиться от себя. Отсюда возникло понятие «бескорыстной» автономии в буддизме. [4]

    Иудео-христианское представление об автономии как о божественном даре, если оно побуждает человека служить другим помимо себя, как это делает Бог, похоже, совместимо с буддийским представлением о бескорыстной автономии. Это сравнение, кажется, дает новое понимание, когда люди переоценивают все виды представлений об автономии, принятые и практиковавшиеся до сих пор во всех сферах жизни, особенно на Западе.

    Использование термина «автономия» в нечеловеческих сферах

    • В вычислительной технике автономное «периферийное устройство» — это функция, такая как принтер или привод, которую можно использовать при выключенном компьютере
    • В математическом анализе автономное обыкновенное дифференциальное уравнение не зависит от времени
    • В лингвистике автономный язык — это язык, который не зависит от других языков, например, есть стандарт, грамматика, словари, литература и т. Д.
    • В робототехнике под автономностью понимается способность робота принимать «решения», определять свое местоположение, получать новую информацию и действовать независимо от управления проектировщиком или оператором.

    Примечания

    1. ↑ Иммануил Кант, Основы метафизики морали, пер.и изд. Герберт Джеймс Патон (Нью-Йорк: Харпер и Роу, 1956).
    2. ↑ Гарри Франкфурт, «Свобода воли и понятие личности», Философский журнал 68 (1971): 5-20.
    3. ↑ Джаспер Хопкинс, Диалектический мистицизм Николая Кузанского: текст, перевод и интерпретация De Visione Dei, , 3-е изд., 16. Проверено 25 июля 2007 г.
    4. ↑ Сойо Танигучи, «Раннее буддийское понимание« автономии »: от« эгоцентричной автономии »к« самоотверженной автономии »», Журнал Японской ассоциации биоэтики 12, вып.1 (2002): 154-160.

    Ссылки

    Ссылки ISBN поддерживают NWE за счет реферальных сборов

    • Agoston, Vilmos et al. Автономия . Буффало-Торонто: Matthias Corvinus Pub., 1995. ISBN 188278507X.
    • Динштейн, Йорам. Модели автономии . Нью-Брансуик, штат Нью-Джерси: книги транзакций, 1981. ISBN 0878554351.
    • Файнман, Марта. Миф об автономии: теория зависимости . Нью-Йорк: New Press, 2004. ISBN 1565849760.
    • Франкфурт, Гарри. «Свобода воли и понятие личности». Философский журнал 68 (1971): 5-20.
    • Хопкинс, Джаспер. Диалектический мистицизм Николая Кузанского: текст, перевод и интерпретация De Visione Dei . 3-е издание. Миннеаполис: Артур Дж. Баннинг Пресс. Проверено 25 июля 2007 г.
    • Кант, Иммануил. Основы метафизики морали . Перевод и редакция Герберта Джеймса Патона. Нью-Йорк: Харпер и Роу, 1956.
    • Линдли, Ричард. Автономия . Атлантик-Хайлендс, Нью-Джерси: Humanities Press International, 1986. ISBN 03

      294.
    • Пол, Эллен Франкель и др. Автономия . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2003. ISBN 0521534992.
    • Танигучи, Шойо. «Раннее буддийское понимание« автономии »: от« эгоцентричной автономии »к« бескорыстной автономии ». Журнал Японской ассоциации биоэтики 12, вып. 1 (2002): 154-160.
    • Лебедка, Кристофер. Образование, автономия и критическое мышление . Нью-Йорк: Рутледж, 2006. ISBN 0415322375.

    Внешние ссылки

    Все ссылки получены 2 декабря 2021 г.

    Источники общей философии

    Кредиты

    Энциклопедия Нового Света писателей и редакторов переписали и завершили статью Википедия в соответствии со стандартами New World Encyclopedia . Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 Лицензия (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с указанием авторства. Кредит предоставляется в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на участников Энциклопедии Нового Света, участников, так и на самоотверженных добровольцев Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних публикаций википедистов доступна исследователям здесь:

    История этой статьи с момента ее импорта в Энциклопедия Нового Света :

    Примечание. Некоторые ограничения могут применяться к использованию отдельных изображений, на которые распространяется отдельная лицензия.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.