Белой вороной – «Белая ворона» — значение и происхождение фразеологизма

Белая ворона — Википедия. Что такое Белая ворона

Бе́лая воро́на — метафора, используемая в русском языке идиоматическим образом для обозначения лица, имеющего поведение или систему ценностей, отличные от других лиц своей общности. Воро́ны с белым оперением в природе очень редки, так как их цвет обусловлен довольно редкой мутацией — альбинизмом и они более уязвимы для хищников из-за своей заметности. Белая ворона — противоречивый символ необычности, инаковости, часто сопряжённой со страданием, непониманием и отчуждением со стороны окружающих, и в то же время некой избранности, чистоты, беззащитности.

Выражение, как обозначение редкого, исключительного человека, впервые зафиксировано в 7-й сатире римского поэта Ювенала (I—II вв. н. э.):

Рок дает царства рабам, доставляет пленным триумфы.
Впрочем, счастливец такой же реже белой вороны бывает.

Чёрная овца

Чёрная овца среди «нормальных» белых

Во многих европейских языках частичным аналогом русского выражения «белая ворона» является идиома «чёрная овца». Например, англ. black sheep («чёрная овечка», «чёрный барашек»).

Выражение присутствует также во французском, армянском, сербском, болгарском, португальском, боснийском, греческом, турецком, голландском, испанском, чешском, словацком, румынском, польском,финском языках и в иврите.

Выражение, как правило, имеет более сильную отрицательную коннотацию, чем идиома «белая ворона» в русском языке, часто символизируя своенравие[1]. Выражение «чёрная овца» происходит от противоречия между (нормальными) белыми овцами и отличными от них чёрными. Типичный белый цвет овечьей шерсти обусловлен не альбинизмом, а доминантным геном. Для того, чтобы у белой овцы от белого барана родился чёрный ягнёнок, необходимо, чтобы оба родителя были гетерозиготны по рецессивному гену «черноты». Но и в этом случае вероятность рождения чёрного ягнёнка составляет лишь 25 %. Держать чёрных овец было коммерчески невыгодно, так как их шерсть низко ценилась, её невозможно было выкрасить в желаемый цвет[1]. Поэтому чёрных овец отбраковывали, не допуская к размножению, и все вновь появляющиеся в стаде чёрные ягнята рождались от белых родителей. Кроме того, из-за непонимания причин этого явления, в Англии XVIII—XIX веков чёрного ягнёнка считали «помеченным дьяволом»[2]

.

Иноходец

Я скачу, но я скачу иначе,
По полям, по лужам, по росе...
Бег мой назван иноходью, значит —
По-другому, то есть не как все.

Таким образом, появление в стаде чёрных овец оставалось событием стабильно редким, неожиданным и нежелательным, что и отразилось в выражении «чёрная овца». Со временем резко отрицательный смысл выражения несколько смягчился, но и сейчас обиходное выражение «чёрная овца» несёт двоякую смысловую нагрузку: исключительность члена сообщества и нежелательность его нахождения в сообществе.[3] Если первая часть сближает это выражение с русским «белая ворона», то вторая — с выражением «паршивая овца».

Использование выражения

  • В социальной психологии эффект «белой вороны» (эффект «чёрной овцы») заключается в том, что члены ингруппы воспринимаются в группе более поляризовано, чем члены аутгруппы. Это выражается, например, в том, что выполняющий нормы член ингруппы воспринимается позитивнее, чем выполняющий те же нормы член аутгруппы, а невыполняющий нормы член ингруппы — негативнее, чем невыполняющий нормы член аутгруппы.
  • Джессика Митфорд, английская писательница, журналист и политический активист, происходившая из аристократической семьи фашистов, говоря о своих коммунистических убеждениях, называла себя «красной овцой в семье».
    [4]
  • Песни с названием «Белая ворона» есть в репертуаре Валерия Леонтьева (ария из рок-оперы «Белая ворона. Жанна д’Арк», 1989) и группы «Чайф» (альбом Дерьмонтин, 1987).
  • В песне «Наша семья» группы Nautilus Pompilius (альбом «Разлука», 1986) есть строки:

Есть белая овца среди черных овец,
Есть белая галка среди серых ворон.
Она не лучше других, она просто даёт
Представление о том, что нас ждёт за углом.

  • В газете «Советский спорт» в конце 1980-х — начале 1990-х гг. была рубрика «Клуб белых ворон», где печатались материалы для любителей бега и здорового образа жизни.
  • В 1990 году в Санкт-Петербурге появилась новая театральная группа, которая впоследствии получила название «Театр Дождей». Символом театра является «белая ворона». Труппа театра представляет себя и всех своих зрителей белыми воронами, которые не похожи на всех остальных и именно в этой отличности, ни видят своё главное достоинство. «Постоянные зрители театра — это врачи, учителя, инженеры, а также современная молодежь: студенты и старшие школьники. Люди, уставшие от озлобленности, бесчувствия, и непонимания, от жестокости нашего времени приходят в этот театр много лет… „Белые вороны“, которые слетаются в одну стаю под крышу „Театра Дождей“.» Театр существует по сей день.
    [5]
  • В серии романов Джорджа Мартина «Песнь Льда и Огня» (и сериале «Игра престолов») среди персонажей присутствует сир Бринден из дома Талли, по прозванию "Чёрная Рыба". Прозвище дал себе сам после разговора со своим старшим братом Хостером, в котором тот назвал брата «чёрной овцой стада Талли». Бринден рассмеялся и заметил, что так как герб их дома — это прыгающая форель, то он скорее "чёрная рыба", чем "чёрная овца" — и с этого дня сделал чёрную форель своим личным гербом.
    • Там же мейстеры Цитадели используют белых воронов для уведомления о наступлении Зимы.

См. также

Примечания

wiki.sc

Белая ворона Википедия

Бе́лая воро́на — метафора, используемая в русском языке идиоматическим образом для обозначения лица, имеющего поведение или систему ценностей, отличные от других лиц своей общности. Воро́ны с белым оперением в природе очень редки, так как их цвет обусловлен довольно редкой мутацией — альбинизмом и они более уязвимы для хищников из-за своей заметности. Белая ворона — противоречивый символ необычности, инаковости, часто сопряжённой со страданием, непониманием и отчуждением со стороны окружающих, и в то же время некой избранности, чистоты, беззащитности.

Выражение, как обозначение редкого, исключительного человека, впервые зафиксировано в 7-й сатире римского поэта Ювенала (I—II вв. н. э.):

Рок дает царства рабам, доставляет пленным триумфы.
Впрочем, счастливец такой реже белой вороны бывает[1].

Оригинальный текст (лат.)

Seruis regna dabunt, captiuis fata triumphos:
Felix ille tamen, coruo quoque rarior albo[2].

Чёрная овца[ | ]

Чёрная овца среди «нормальных» белых

Во многих европейских языках частичным аналогом русского выражения «белая ворона» является идиома «чёрная овца». Например, англ. black sheep («чёрная овечка», «чёрный барашек»).

Выражение присутствует также во французском, армянском, сербском, болгарском, португальском, боснийском, греческом, турецком, голландском, испанском, чешском, словацком, румынском, польском, ингушском ,финском языках и в иврите.

Выражение, как правило, имеет более сильную отрицательную коннотацию, чем идиома «белая ворона» в русском языке, часто символизируя

ru-wiki.ru

Белая ворона Википедия

Бе́лая воро́на — метафора, используемая в русском языке идиоматическим образом для обозначения лица, имеющего поведение или систему ценностей, отличные от других лиц своей общности. Воро́ны с белым оперением в природе очень редки, так как их цвет обусловлен довольно редкой мутацией — альбинизмом и они более уязвимы для хищников из-за своей заметности. Белая ворона — противоречивый символ необычности, инаковости, часто сопряжённой со страданием, непониманием и отчуждением со стороны окружающих, и в то же время некой избранности, чистоты, беззащитности.

Выражение, как обозначение редкого, исключительного человека, впервые зафиксировано в 7-й сатире римского поэта Ювенала (I—II вв. н. э.):

Рок дает царства рабам, доставляет пленным триумфы.
Впрочем, счастливец такой реже белой вороны бывает[1].

Оригинальный текст (лат.)

Seruis regna dabunt, captiuis fata triumphos:
Felix ille tamen, coruo quoque rarior albo[2].

Чёрная овца

Чёрная овца среди «нормальных» белых

Во многих европейских языках частичным аналогом русского выражения «белая ворона» является идиома «чёрная овца». Например, англ. black sheep («чёрная овечка», «чёрный барашек»).

Выражение присутствует также во французском, армянском, сербском, болгарском, португальском, боснийском, греческом, турецком, голландском, испанском, чешском, словацком, румынском, польском, ингушском ,финском языках и в иврите.

Выражение, как правило, имеет более сильную отрицательную коннотацию, чем идиома «белая ворона» в русском языке, часто символизируя своенравие[3]. Выражение «чёрная овца» происходит от противоречия между (нормальными) белыми овцами и отличными от них чёрными. Типичный белый цвет овечьей шерсти обусловлен не альбинизмом, а доминантным геном. Для того, чтобы у белой овцы от белого барана родился чёрный ягнёнок, необходимо, чтобы оба родителя были гетерозиготны по рецессивному гену «черноты». Но и в этом случае вероятность рождения чёрного ягнёнка составляет лишь 25 %. Держать чёрных овец было коммерчески невыгодно, так как их шерсть низко ценилась, её невозможно было выкрасить в желаемый цвет

[3]. Поэтому чёрных овец отбраковывали, не допуская к размножению, и все вновь появляющиеся в стаде чёрные ягнята рождались от белых родителей. Кроме того, из-за непонимания причин этого явления, в Англии XVIII—XIX веков чёрного ягнёнка считали «помеченным дьяволом»[4].

Иноходец

Я скачу, но я скачу иначе,
По полям, по лужам, по росе...
Бег мой назван иноходью, значит —
По-другому, то есть не как все.

Таким образом, появление в стаде чёрных овец оставалось событием стабильно редким, неожиданным и нежелательным, что и отразилось в выражении «чёрная овца». Со временем резко отрицательный смысл выражения несколько смягчился, но и сейчас обиходное выражение «чёрная овца» несёт двоякую смысловую нагрузку: исключительность члена сообщества и нежелательность его нахождения в сообществе.

[5] Если первая часть сближает это выражение с русским «белая ворона», то вторая — с выражением «паршивая овца».

Использование выражения

  • В социальной психологии эффект «белой вороны» (эффект «чёрной овцы») заключается в том, что члены ингруппы воспринимаются в группе более поляризовано, чем члены аутгруппы. Это выражается, например, в том, что выполняющий нормы член ингруппы воспринимается позитивнее, чем выполняющий те же нормы член аутгруппы, а невыполняющий нормы член ингруппы — негативнее, чем невыполняющий нормы член аутгруппы.

Белую ворону даже в животном мире стараются избегать, в человеческом сообществе похожая ситуация. Почти в каждом коллективе найдется подобный человек, который резко отличается от остальных. Общие черты «белой вороны» – это знак абсолютной необычности, то есть человек со странностями, изгой (изгнанный из общности). Благодаря сплетням и слухам на «чудака» навешивают различные ярлыки, иногда в преувеличении даже делают где-то сумасшедшим.[6] В психологии подобное явление обозначается специальным термином моббинг. Социальные психологи отмечают, что с первых дней существования любое сообщество (коллектив) стремится стратифицироваться в соответствии с социально-психологическими архетипами. Группа несознательно распределяет и избирает наиболее подходящие кандидатуры для той или иной социальной роли и фактически насильно загоняет избранные объекты в их соответствующие ниши.

[6] Роль аутсайдера достаётся людям с определёнными особенностями («белые вороны»), которые не находят поддержки и одобрения у других членов группы. С первых промахов и неудач на человека ложится несмываемое клеймо, с которым он обречён жить последующие годы, выступая объектом насмешек и откровенной травли.[6]

Есть белая овца среди черных овец,
Есть белая галка среди серых ворон.
Она не лучше других, она просто даёт
Представление о том, что нас ждёт за углом.

  • В газете «Советский спорт» в конце 1980-х — начале 1990-х гг. была рубрика «Клуб белых ворон», где печатались материалы для любителей бега и здорового образа жизни.
  • В 1990 году в Санкт-Петербурге появилась новая театральная группа, которая впоследствии получила название «Театр Дождей». Символом театра является «белая ворона». Труппа театра представляет себя и всех своих зрителей белыми воронами, которые не похожи на всех остальных и именно в этой отличности, ни видят своё главное достоинство. «Постоянные зрители театра — это врачи, учителя, инженеры, а также современная молодежь: студенты и старшие школьники. Люди, уставшие от озлобленности, бесчувствия, и непонимания, от жестокости нашего времени приходят в этот театр много лет… „Белые вороны“, которые слетаются в одну стаю под крышу „Театра Дождей“.» Театр существует по сей день.
    [8]
  • В серии романов Джорджа Мартина «Песнь Льда и Огня» (и сериале «Игра престолов») среди персонажей присутствует сир Бринден из дома Талли, по прозванию "Чёрная Рыба". Прозвище дал себе сам после разговора со своим старшим братом Хостером, в котором тот назвал брата «чёрной овцой стада Талли». Бринден рассмеялся и заметил, что так как герб их дома — это прыгающая форель, то он скорее "чёрная рыба", чем "чёрная овца" — и с этого дня сделал чёрную форель своим личным гербом.
    • Там же мейстеры Цитадели используют белых воронов для уведомления о наступлении Зимы.

См. также

Примечания

  1. ↑ Ювенал. Сатиры (в переводе Д. Недовича, Ф. Петровского) // Римская сатира. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1957. — С. 224. — 25 000 экз.
  2. ↑ Ivnii Ivvenalis, et A. Persii satyrae, Adnotatiunculis, quæ breuis commentarij vice esse possint, illustratæ. — Lvgdvni: Apud Ioannem Frellonium, 1564. — P. 56.
  3. 1 2 American Heritage Dictionary of Idioms. — Houghton Mifflin Harcourt, 1997. — ISBN 9780395727744.
  4. Sykes, Christopher Simon. Black Sheep. — New York : Viking Press, 1983. — P. 11. — ISBN 0670172766.
  5. ↑ The American Heritage Dictionary of Idioms. — Houghton Mifflin Company, 1992.
  6. 1 2 3 Одинцова М.А. Многоликость «жертвы», или Немного о великой манипуляции (система работы, диагностика, тренинги) [Электронный ресурс] : учебное пособие. — М . – ФЛИНТА, 2016. — С. 86 – 87. — 253 с. — ISBN 978 – 5 – 9765 – 0855 - 2.
  7. ↑ «Red Sheep: How Jessica Mitford found her voice» by Thomas Mallon 16 Oct 2007 New Yorker
  8. ↑ «Театр Дождей» (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 25 августа 2013. Архивировано 30 апреля 2013 года.

Литература

  • Одинцова М.А. Многоликость «жертвы», или Немного о великой манипуляции (система работы, диагностика, тренинги) [Электронный ресурс] : учебное пособие. — М . – ФЛИНТА, 2016. — 253 с. — ISBN 978 – 5 – 9765 – 0855 - 2.

wikiredia.ru

Белая ворона — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Бе́лая воро́на — метафора, используемая в русском языке идиоматическим образом для обозначения лица, имеющего поведение или систему ценностей, отличные от других лиц своей общности. Воро́ны с белым оперением в природе очень редки, так как их цвет обусловлен довольно редкой мутацией — альбинизмом и они более уязвимы для хищников из-за своей заметности. Белая ворона — противоречивый символ необычности, инаковости, часто сопряжённой со страданием, непониманием и отчуждением со стороны окружающих, и в то же время некой избранности, чистоты, беззащитности.

Выражение, как обозначение редкого, исключительного человека, впервые зафиксировано в 7-й сатире римского поэта Ювенала (I—II вв. н. э.):

Рок дает царства рабам, доставляет пленным триумфы.
Впрочем, счастливец такой же реже белой вороны бывает.

Чёрная овца

Во многих европейских языках частичным аналогом русского выражения «белая ворона» является идиома «чёрная овца». Например, англ. black sheep («чёрная овечка», «чёрный барашек»).

Выражение присутствует также во французском, армянском, сербском, болгарском, португальском, боснийском, греческом, турецком, голландском, испанском, чешском, словацком, румынском, польском языках и в иврите.

Выражение, как правило, имеет более сильную отрицательную коннотацию, чем идиома «белая ворона» в русском языке, часто символизируя своенравие[1]. Выражение «чёрная овца» происходит от противоречия между (нормальными) белыми овцами и отличными от них чёрными. Типичный белый цвет овечьей шерсти обусловлен не альбинизмом, а доминантным геном. Для того, чтобы у белой овцы от белого барана родился чёрный ягнёнок, необходимо, чтобы оба родителя были гетерозиготны по рецессивному гену «черноты». Но и в этом случае вероятность рождения чёрного ягнёнка составляет лишь 25 %. Держать чёрных овец было коммерчески невыгодно, так как их шерсть низко ценилась, её невозможно было выкрасить в желаемый цвет[1]. Поэтому чёрных овец отбраковывали, не допуская к размножению, и все вновь появляющиеся в стаде чёрные ягнята рождались от белых родителей. Кроме того, из-за непонимания причин этого явления, в Англии XVIII—XIX веков чёрного ягнёнка считали «помеченным дьяволом»[2].

Иноходец

Я скачу, но я скачу иначе,
По полям, по лужам, по росе...
Бег мой назван иноходью, значит —
По-другому, то есть не как все.

Таким образом, появление в стаде чёрных овец оставалось событием стабильно редким, неожиданным и нежелательным, что и отразилось в выражении «чёрная овца». Со временем резко отрицательный смысл выражения несколько смягчился, но и сейчас обиходное выражение «чёрная овца» несёт двоякую смысловую нагрузку: исключительность члена сообщества и нежелательность его нахождения в сообществе.[3] Если первая часть сближает это выражение с русским «белая ворона», то вторая — с выражением «паршивая овца».

Использование выражения

  • В социальной психологии эффект «белой вороны» (эффект «чёрной овцы») заключается в том, что члены ингруппы воспринимаются в группе более поляризовано, чем члены аутгруппы. Это выражается, например, в том, что выполняющий нормы член ингруппы воспринимается позитивнее, чем выполняющий те же нормы член аутгруппы, а невыполняющий нормы член ингруппы — негативнее, чем невыполняющий нормы член аутгруппы.
  • Джессика Милфорд, английская писательница, журналист и политический активист, происходившая из аристократической семьи фашистов, говоря о своих коммунистических убеждениях, называла себя «красной овцой в семье».[4]
  • Песни с названием «Белая ворона» есть в репертуаре Валерия Леонтьева (ария из рок-оперы «Белая ворона. Жанна д’Арк», 1989) и группы «Чайф» (альбом Дерьмонтин, 1987).
  • В песне «Наша семья» группы Nautilus Pompilius (альбом «Разлука», 1986) есть строки:

Есть белая овца среди черных овец,
Есть белая галка среди серых ворон.
Она не лучше других, она просто даёт
Представление о том, что нас ждёт за углом.

Илья Кормильцев

  • В газете «Советский спорт» в конце 1980-х — начале 1990-х гг. была рубрика «Клуб белых ворон», где печатались материалы для любителей бега и здорового образа жизни.
  • В 1990 году в Санкт-Петербурге появилась новая театральная группа, которая впоследствии получила название «Театр Дождей». Символом театра является «белая ворона». Труппа театра представляет себя и всех своих зрителей белыми воронами, которые не похожи на всех остальных и именно в этой отличности, ни видят своё главное достоинство. «Постоянные зрители театра — это врачи, учителя, инженеры, а также современная молодежь: студенты и старшие школьники. Люди, уставшие от озлобленности, бесчувствия, и непонимания, от жестокости нашего времени приходят в этот театр много лет… „Белые вороны“, которые слетаются в одну стаю под крышу „Театра Дождей“.» Театр существует по сей день.[5]

См. также

Напишите отзыв о статье "Белая ворона"

Примечания

  1. 1 2 [books.google.com/?id=9re1vfFh04sC&pg=PA64&lpg=PA64&dq=american+heritage+dictionary+%22black+sheep%22 American Heritage Dictionary of Idioms]. — Houghton Mifflin Harcourt, 1997. — ISBN 9780395727744.
  2. Sykes Christopher Simon. Black Sheep. — New York: Viking Press, 1983. — P. 11. — ISBN 0670172766.
  3. [www.answers.com/topic/black-sheep The American Heritage Dictionary of Idioms]. — Houghton Mifflin Company, 1992.
  4. [www.newyorker.com/archive/2006/10/16/061016crbo_books1?currentPage=all «Red Sheep: How Jessica Mitford found her voice» by Thomas Mallon 16 Oct 2007 New Yorker]
  5. [rains.spb.ru/frmbout.htm «Театр Дождей»]

Отрывок, характеризующий Белая ворона

– Я полагаю, что прежде чем обсуждать эти вопросы, – продолжал Пьер, – мы должны спросить у государя, почтительнейше просить его величество коммюникировать нам, сколько у нас войска, в каком положении находятся наши войска и армии, и тогда…
Но Пьер не успел договорить этих слов, как с трех сторон вдруг напали на него. Сильнее всех напал на него давно знакомый ему, всегда хорошо расположенный к нему игрок в бостон, Степан Степанович Апраксин. Степан Степанович был в мундире, и, от мундира ли, или от других причин, Пьер увидал перед собой совсем другого человека. Степан Степанович, с вдруг проявившейся старческой злобой на лице, закричал на Пьера:
– Во первых, доложу вам, что мы не имеем права спрашивать об этом государя, а во вторых, ежели было бы такое право у российского дворянства, то государь не может нам ответить. Войска движутся сообразно с движениями неприятеля – войска убывают и прибывают…
Другой голос человека, среднего роста, лет сорока, которого Пьер в прежние времена видал у цыган и знал за нехорошего игрока в карты и который, тоже измененный в мундире, придвинулся к Пьеру, перебил Апраксина.
– Да и не время рассуждать, – говорил голос этого дворянина, – а нужно действовать: война в России. Враг наш идет, чтобы погубить Россию, чтобы поругать могилы наших отцов, чтоб увезти жен, детей. – Дворянин ударил себя в грудь. – Мы все встанем, все поголовно пойдем, все за царя батюшку! – кричал он, выкатывая кровью налившиеся глаза. Несколько одобряющих голосов послышалось из толпы. – Мы русские и не пожалеем крови своей для защиты веры, престола и отечества. А бредни надо оставить, ежели мы сыны отечества. Мы покажем Европе, как Россия восстает за Россию, – кричал дворянин.
Пьер хотел возражать, но не мог сказать ни слова. Он чувствовал, что звук его слов, независимо от того, какую они заключали мысль, был менее слышен, чем звук слов оживленного дворянина.
Илья Андреич одобривал сзади кружка; некоторые бойко поворачивались плечом к оратору при конце фразы и говорили:
– Вот так, так! Это так!
Пьер хотел сказать, что он не прочь ни от пожертвований ни деньгами, ни мужиками, ни собой, но что надо бы знать состояние дел, чтобы помогать ему, но он не мог говорить. Много голосов кричало и говорило вместе, так что Илья Андреич не успевал кивать всем; и группа увеличивалась, распадалась, опять сходилась и двинулась вся, гудя говором, в большую залу, к большому столу. Пьеру не только не удавалось говорить, но его грубо перебивали, отталкивали, отворачивались от него, как от общего врага. Это не оттого происходило, что недовольны были смыслом его речи, – ее и забыли после большого количества речей, последовавших за ней, – но для одушевления толпы нужно было иметь ощутительный предмет любви и ощутительный предмет ненависти. Пьер сделался последним. Много ораторов говорило после оживленного дворянина, и все говорили в том же тоне. Многие говорили прекрасно и оригинально.
Издатель Русского вестника Глинка, которого узнали («писатель, писатель! – послышалось в толпе), сказал, что ад должно отражать адом, что он видел ребенка, улыбающегося при блеске молнии и при раскатах грома, но что мы не будем этим ребенком.
– Да, да, при раскатах грома! – повторяли одобрительно в задних рядах.
Толпа подошла к большому столу, у которого, в мундирах, в лентах, седые, плешивые, сидели семидесятилетние вельможи старики, которых почти всех, по домам с шутами и в клубах за бостоном, видал Пьер. Толпа подошла к столу, не переставая гудеть. Один за другим, и иногда два вместе, прижатые сзади к высоким спинкам стульев налегающею толпой, говорили ораторы. Стоявшие сзади замечали, чего не досказал говоривший оратор, и торопились сказать это пропущенное. Другие, в этой жаре и тесноте, шарили в своей голове, не найдется ли какая мысль, и торопились говорить ее. Знакомые Пьеру старички вельможи сидели и оглядывались то на того, то на другого, и выражение большей части из них говорило только, что им очень жарко. Пьер, однако, чувствовал себя взволнованным, и общее чувство желания показать, что нам всё нипочем, выражавшееся больше в звуках и выражениях лиц, чем в смысле речей, сообщалось и ему. Он не отрекся от своих мыслей, но чувствовал себя в чем то виноватым и желал оправдаться.
– Я сказал только, что нам удобнее было бы делать пожертвования, когда мы будем знать, в чем нужда, – стараясь перекричать другие голоса, проговорил он.
Один ближайший старичок оглянулся на него, но тотчас был отвлечен криком, начавшимся на другой стороне стола.
– Да, Москва будет сдана! Она будет искупительницей! – кричал один.
– Он враг человечества! – кричал другой. – Позвольте мне говорить… Господа, вы меня давите…

В это время быстрыми шагами перед расступившейся толпой дворян, в генеральском мундире, с лентой через плечо, с своим высунутым подбородком и быстрыми глазами, вошел граф Растопчин.
– Государь император сейчас будет, – сказал Растопчин, – я только что оттуда. Я полагаю, что в том положении, в котором мы находимся, судить много нечего. Государь удостоил собрать нас и купечество, – сказал граф Растопчин. – Оттуда польются миллионы (он указал на залу купцов), а наше дело выставить ополчение и не щадить себя… Это меньшее, что мы можем сделать!
Начались совещания между одними вельможами, сидевшими за столом. Все совещание прошло больше чем тихо. Оно даже казалось грустно, когда, после всего прежнего шума, поодиночке были слышны старые голоса, говорившие один: «согласен», другой для разнообразия: «и я того же мнения», и т. д.
Было велено секретарю писать постановление московского дворянства о том, что москвичи, подобно смолянам, жертвуют по десять человек с тысячи и полное обмундирование. Господа заседавшие встали, как бы облегченные, загремели стульями и пошли по зале разминать ноги, забирая кое кого под руку и разговаривая.
– Государь! Государь! – вдруг разнеслось по залам, и вся толпа бросилась к выходу.
По широкому ходу, между стеной дворян, государь прошел в залу. На всех лицах выражалось почтительное и испуганное любопытство. Пьер стоял довольно далеко и не мог вполне расслышать речи государя. Он понял только, по тому, что он слышал, что государь говорил об опасности, в которой находилось государство, и о надеждах, которые он возлагал на московское дворянство. Государю отвечал другой голос, сообщавший о только что состоявшемся постановлении дворянства.

wiki-org.ru

белая ворона-это кто? и почему некоторых людей называют *белая ворона*

БЕЛАЯ ВОРОНА* Личность в семье или группе, воспринимаемая всеми как личность неприятная и нежелательная. Держится более или менее обособленно, всеми отвергнутая. Обычно решение о том, чтобы считать данную личность белой вороной, принимается другими членами семьи. Главной проблемой становится ее неприкаянность и слишком большие различия со всеми остальными. Она отрицает нормы, которые ей стараются навязать другие. Уже в детстве этот человек стремился быть только самим собой и отказывался принимать другую, отличную от своей личностную форму —хотя бы ради того, чтобы нравиться или быть как все. Обычно такая личность соответствует типу НОВЫХ детей. Она бунтует против любой системы. Если тебя считают белой вороной, принимай это как комплимент. Общество нуждается в белых воронах, без них эволюция планеты шла бы куда медленнее. Тебе необходимо только научиться НАСТРАИВАТЬСЯ на других людей, и тогда ты еще больше поможешь всеобщему развитию. В противном случае, если ты и дальше будешь чрезмерно реагировать на других и всем оказывать сопротивление, ты рискуешь забыть, кто ты есть на самом деле, и твои РЕАКЦИИ могут завести тебя слишком далеко. НАСТРАИВАЙСЯ на других людей, и тогда ты еще больше поможешь всеобщему развитию.

Я хочу остаться сумасшедшей и жить так, как хочется мне, а не так, как хочется другим.

Аллегория попросите, кого нибудь, плюнуть в ведро с водой, а потом попробуйте ответить, сами себе - будете вы из этого ведра пить или нет, и при каких обстаятельствах.

Белая ворона- это белая ворона. Альбинос. Поэтому резко выделяется среди обычных. Так и человек- даже неальбинос, но в чём-то сильно отличается от средней группы.

Это яркая индивидуальность, невсегда понятная другим людям, так как имеет свое мнение и не идет за толпой)))

Та- в кого камни кидают

touch.otvet.mail.ru

значение фразеологизма. Кого можно назвать белой вороной?

Как назвать человека, который не похож на большинство? Один из вариантов – «белая ворона». Значение фразеологизма будет рассмотрено на понятных примерах.

Определение

Начнем с очевидного. Вороны обычно черные, иногда черные с серым, но ни в коем случае не белые. Альбиносы – это вообще редко встречающееся явление.

Отсюда белая ворона (значение фразеологизма см. далее) – это объект, сильно выделяющийся из общего ряда. Это не просто количественное отличие, а природная внутренняя черта чего-то, что создает совершенно иное представление о положении вещей. Туманная формулировка. Примеры помогут нам ее прояснить.

Примеры

Представьте себе обычную школьную среду. С привычным разделением на «хулиганов» и «ботаников». Хулиганы не учатся, любят скандалить в самом широком смысле этого слова. Ботаники же, наоборот, – прилежные ученики, не употребляют спиртных напитков, читают книги. Читатель знает наверняка и тех, и тех. Так вот, белая ворона (значение фразеологизма исследуется со всей тщательностью) – это хулиган, до дрожи в руках любящий книги, причем совершенно любые: исторические, художественные, научные.

Его считают человеком «не от мира сего» как коллеги-хулиганы, так и ботаники. Люди склонны к максимализму, поэтому надо быть хулиганом или ботаником, но до самого конца, «до донца», как говорил В. В. Маяковский. Человек же, воспринимающий реальность как мозаику, в которой можно свободно тасовать элементы, производит на окружающих впечатление странное и чудное. Они говорят о таком: «О! Вон белая ворона». Значение фразеологизма теперь не вызывает затруднений.

Это не приговор

На самом деле сильно отличаться от своего окружения не так уж и плохо, ведь оно может быть так себе. Но надо понимать, что эта характеристика ничего не значит. Среди хулиганов человек, читающий книги, – белая ворона. Потом в силу разных причин компания может смениться, и человек попадет в среду, где стыдно не читать, не интересоваться чем-то, не развиваться.

Есть замечательная литературная аналогия человека, которому подойдет определение «белая ворона» (значение фразеологизма, пример с ним были чуть раньше, но мы все-таки решили конкретизировать наши рассуждения). Речь, конечно, об Алексе из произведения Берджесса «Заводной апельсин». Главный герой произведения, без сомнения, человек ужасный, но при этом у него есть развитое (или врожденное) чувство прекрасного и какой-никакой ум. Это и выделяет его из общего ряда.

fb.ru

Белая ворона — WiKi

Бе́лая воро́на — метафора, используемая в русском языке идиоматическим образом для обозначения лица, имеющего поведение или систему ценностей, отличные от других лиц своей общности. Воро́ны с белым оперением в природе очень редки, так как их цвет обусловлен довольно редкой мутацией — альбинизмом и они более уязвимы для хищников из-за своей заметности. Белая ворона — противоречивый символ необычности, инаковости, часто сопряжённой со страданием, непониманием и отчуждением со стороны окружающих, и в то же время некой избранности, чистоты, беззащитности.

Выражение, как обозначение редкого, исключительного человека, впервые зафиксировано в 7-й сатире римского поэта Ювенала (I—II вв. н. э.):

Рок дает царства рабам, доставляет пленным триумфы.
Впрочем, счастливец такой реже белой вороны бывает[1].

Оригинальный текст (лат.)

Seruis regna dabunt, captiuis fata triumphos:
Felix ille tamen, coruo quoque rarior albo[2].
  Чёрная овца среди «нормальных» белых

Во многих европейских языках частичным аналогом русского выражения «белая ворона» является идиома «чёрная овца». Например, англ. black sheep («чёрная овечка», «чёрный барашек»).

Выражение присутствует также во французском, армянском, сербском, болгарском, португальском, боснийском, греческом, турецком, голландском, испанском, чешском, словацком, румынском, польском, ингушском ,финском языках и в иврите.

Выражение, как правило, имеет более сильную отрицательную коннотацию, чем идиома «белая ворона» в русском языке, часто символизируя своенравие[3]. Выражение «чёрная овца» происходит от противоречия между (нормальными) белыми овцами и отличными от них чёрными. Типичный белый цвет овечьей шерсти обусловлен не альбинизмом, а доминантным геном. Для того, чтобы у белой овцы от белого барана родился чёрный ягнёнок, необходимо, чтобы оба родителя были гетерозиготны по рецессивному гену «черноты». Но и в этом случае вероятность рождения чёрного ягнёнка составляет лишь 25 %. Держать чёрных овец было коммерчески невыгодно, так как их шерсть низко ценилась, её невозможно было выкрасить в желаемый цвет[3]. Поэтому чёрных овец отбраковывали, не допуская к размножению, и все вновь появляющиеся в стаде чёрные ягнята рождались от белых родителей. Кроме того, из-за непонимания причин этого явления, в Англии XVIII—XIX веков чёрного ягнёнка считали «помеченным дьяволом»[4].

Иноходец

Я скачу, но я скачу иначе,
По полям, по лужам, по росе...
Бег мой назван иноходью, значит —
По-другому, то есть не как все.

Таким образом, появление в стаде чёрных овец оставалось событием стабильно редким, неожиданным и нежелательным, что и отразилось в выражении «чёрная овца». Со временем резко отрицательный смысл выражения несколько смягчился, но и сейчас обиходное выражение «чёрная овца» несёт двоякую смысловую нагрузку: исключительность члена сообщества и нежелательность его нахождения в сообществе.[5] Если первая часть сближает это выражение с русским «белая ворона», то вторая — с выражением «паршивая овца».

  • В социальной психологии эффект «белой вороны» (эффект «чёрной овцы») заключается в том, что члены ингруппы воспринимаются в группе более поляризовано, чем члены аутгруппы. Это выражается, например, в том, что выполняющий нормы член ингруппы воспринимается позитивнее, чем выполняющий те же нормы член аутгруппы, а невыполняющий нормы член ингруппы — негативнее, чем невыполняющий нормы член аутгруппы.

Белую ворону даже в животном мире стараются избегать, в человеческом сообществе похожая ситуация. Почти в каждом коллективе найдется подобный человек, который резко отличается от остальных. Общие черты «белой вороны» – это знак абсолютной необычности, то есть человек со странностями, изгой (изгнанный из общности). Благодаря сплетням и слухам на «чудака» навешивают различные ярлыки, иногда в преувеличении даже делают где-то сумасшедшим.[6] В психологии подобное явление обозначается специальным термином моббинг. Социальные психологи отмечают, что с первых дней существования любое сообщество (коллектив) стремится стратифицироваться в соответствии с социально-психологическими архетипами. Группа несознательно распределяет и избирает наиболее подходящие кандидатуры для той или иной социальной роли и фактически насильно загоняет избранные объекты в их соответствующие ниши. [6] Роль аутсайдера достаётся людям с определёнными особенностями («белые вороны»), которые не находят поддержки и одобрения у других членов группы. С первых промахов и неудач на человека ложится несмываемое клеймо, с которым он обречён жить последующие годы, выступая объектом насмешек и откровенной травли.[6]

Есть белая овца среди черных овец,
Есть белая галка среди серых ворон.
Она не лучше других, она просто даёт
Представление о том, что нас ждёт за углом.

  • В газете «Советский спорт» в конце 1980-х — начале 1990-х гг. была рубрика «Клуб белых ворон», где печатались материалы для любителей бега и здорового образа жизни.
  • В 1990 году в Санкт-Петербурге появилась новая театральная группа, которая впоследствии получила название «Театр Дождей». Символом театра является «белая ворона». Труппа театра представляет себя и всех своих зрителей белыми воронами, которые не похожи на всех остальных и именно в этой отличности, ни видят своё главное достоинство. «Постоянные зрители театра — это врачи, учителя, инженеры, а также современная молодежь: студенты и старшие школьники. Люди, уставшие от озлобленности, бесчувствия, и непонимания, от жестокости нашего времени приходят в этот театр много лет… „Белые вороны“, которые слетаются в одну стаю под крышу „Театра Дождей“.» Театр существует по сей день.[8]
  • В серии романов Джорджа Мартина «Песнь Льда и Огня» (и сериале «Игра престолов») среди персонажей присутствует сир Бринден из дома Талли, по прозванию "Чёрная Рыба". Прозвище дал себе сам после разговора со своим старшим братом Хостером, в котором тот назвал брата «чёрной овцой стада Талли». Бринден рассмеялся и заметил, что так как герб их дома — это прыгающая форель, то он скорее "чёрная рыба", чем "чёрная овца" — и с этого дня сделал чёрную форель своим личным гербом.
    • Там же мейстеры Цитадели используют белых воронов для уведомления о наступлении Зимы.

ru-wiki.org

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *