Берн рик – Берн, Эрик — Википедия

Разрешите себе жить по собственным правилам!

Судьба любого человека программируется в дошкольном возрасте. Это хорошо знали священники и учителя средневековья, говорившие: «Оставьте мне дитя до шести лет, а потом берите обратно»

Развивая идеи психоанализа Фрейда, общей теории и метода лечения нервных и психических заболеваний, знаменитый психолог Эрик Берн акцентировал внимание на «трансакциях» (единичных взаимодействиях), лежащих в основе межчеловеческих отношений.

Некоторые виды таких трансакций, имеющие в себе скрытую цель, он назвал играми. В данной статье мы представляем вам краткое изложение книги Эрика Берна «Люди, которые играют в игры» — одной из самых знаменитых книг по психологии XX века.

Транзактный анализ Эрика Берна

Сценарный анализ невозможен без понимания основной, базовой концепции Эрика Берна — транзактного анализа. Именно с него он начинает свою книгу «Люди, которые играют в игры».

Эрик Берн считает, что у каждого человека есть три состояния Я, или, как еще говорят, три Эго-состояния, определяющие, как он ведет себя с окружающими и что из этого в итоге получается. Эти состояния называются так:

  • Родитель
  • Взрослый
  • Ребенок

Изучению этих состояний и посвящен транзактный анализ. Берн считает, что мы в каждый момент своей жизни находимся в одном из этих трех состояний. Причем их смена может происходить сколь угодно часто и быстро: например, вот только что руководитель общался со своим подчиненным с позиции Взрослого, уже через секунду обиделся на него как Ребенок, а через минуту начал его поучать из состояния Родителя.

Одну единицу общения Берн называет транзакцией. Отсюда и название его подхода — транзактный анализ. Чтобы не было путаницы, Эго-состояния Берн пишет с большой буквы: Родитель (Р), Взрослый (В), Ребенок (Ре), а эти же слова в их обычном, относящемся к конкретным людям значении, — с маленькой.

Состояние «Родитель» ведет свое происхождение от родительских образцов поведения. В этом состоянии человек чувствует, думает, действует, говорит и реагирует точно так же, как это делали его родители, когда он был ребенком. Он копирует поведение своих родителей. И тут надо учитывать два Родительских компонента: один — ведущий происхождение от отца, другой — от матери. Состояние Я-Родитель может активизироваться при воспитании собственных детей. Даже тогда, когда это состояние Я не выглядит активным, оно чаще всего влияет на поведение человека, выполняя функции совести.

Вторая группа состояний Я заключается в том, что человек объективно оценивает то, что с ним происходит, рассчитывая возможности и вероятности на основе прошлого опыта. Это состояние Я Эрик Берн называет «Взрослый». Его можно сравнить с функционированием компьютера. Человек в позиции Я-Взрослый пребывает в состоянии «здесь и сейчас». Он адекватно оценивает свои действия и поступки, полностью отдает себе в них отчет и берет на себя ответственность за все, что он делает.

Каждый человек несет в себе черты маленького мальчика или маленькой девочки. Он порой чувствует, мыслит, действует, говорит и реагирует точно так же, как это делал в детстве. Это состояние Я называется «Ребенок». Его нельзя считать ребяческим или незрелым, это состояние только напоминает ребенка определенного возраста, в основном двух-пяти лет. Это мысли, чувства и переживания, которые проигрываются из детского возраста. Когда мы в позиции Эго-Ребенка, мы находимся в состоянии контролируемых, в состоянии объектов воспитания, объектов обожания, то есть в состоянии тех, кем мы являлись, когда были детьми.

Какое из трех состояний Я более конструктивное и почему?

Эрик Берн считает, что человек становится зрелой личностью, когда в его поведении доминирует состояние Взрослого. Если же преобладает Ребенок или Родитель, это приводит к неадекватному поведению и к искажению мироощущения. И поэтому задача каждого человека — добиться баланса трех Я-состояний с помощью усиления роли Взрослого.

Почему Эрик Берн считает состояния Ребенка и Родителя менее конструктивными? Потому что в состоянии Ребенка у человека наблюдается достаточно большой перекос в сторону манипулирования, спонтанности реакций, а также нежелания или неспособности взять на себя ответственность за свои поступки. А в состоянии Родителя в первую и главную очередь доминирует контролирующая функция и перфекционизм, что тоже бывает опасно. Рассмотрим это на конкретном примере.

Человек совершил какую-то оплошность. Если у него доминирует Эго-Родитель, то он начинает ругать, пилить, «грызть» себя. Он постоянно прокручивает в голове эту ситуацию и что он сделал не так, корит себя. И эта внутренняя «пилёжка» может продолжаться сколь угодно долго. В особо запущенных случаях люди пилят себя по одному и тому же вопросу десятилетиями. Естественно, что в какой-то момент это превращается в психосоматическое расстройство. Как вы понимаете, реальную ситуацию такое отношение к ней не изменит. И в этом смысле состояние Эго-Родителя не является конструктивным. Ситуация не меняется, а психическое напряжение возрастает.

А как в такой ситуации ведет себя Взрослый? Эго-Взрослый говорит: «Да, здесь я сделал ошибку. Я знаю, как ее исправить. В следующий раз, когда возникнет такая же ситуация, я вспомню этот опыт и попробую избежать такого исхода. Я всего лишь человек, я не святой, у меня могут быть ошибки». Так разговаривает с собой Эго-Взрослый. Он разрешает себе ошибку, берет на себя ответственность за нее, он ее не отрицает, но эта ответственность здравая, он понимает, что не все в жизни от него зависит. Он извлекает опыт из данной ситуации, и этот опыт становится для него полезным звеном в следующей подобной ситуации. Самое главное, что здесь исчезает излишняя драматизация и обрубается некий эмоциональный «хвост». Эго-Взрослый не тащит за собой этот «хвост» на веки вечные. И поэтому такая реакция конструктивна.

А что же в подобной ситуации делает человек, который находится в состоянии Эго-Ребенка? Он обижается. Почему так происходит? Если Эго-Родитель берет на себя гиперответственность за все, что происходит, и поэтому так сильно себя ругает, то Эго-Ребенок, наоборот, считает, что если что-то получилось не так, то это виноваты мама, начальник, друг или кто-то еще. А раз они виноваты и поступили не так, как он ожидал, то они его разочаровали. Он на них обиделся и решил, что отомстит, ну, или перестанет с ними разговаривать.

Такая реакция вроде бы какого-то серьезного эмоционально «хвоста» для человека не несет, ведь он переложил этот «хвост» на другого. Но что он имеет в результате? Испорченные отношения с тем человеком, на которого переложена вина за ситуацию, а также отсутствие опыта, который мог бы стать для него незаменимым, когда такая ситуация повторится. А повторится она обязательно, потому что у человека не изменится стиль поведения, который привел к ней. Кроме того, тут надо учитывать, что долгая, глубокая, злобная обида Эго-Ребенка часто становится причиной серьезнейших заболеваний.

Таким образом, Эрик Берн считает, что мы не должны допускать в своем поведении доминирования состояний Ребенка и Родителя. Но в какой-то момент жизни они могут и даже должны включаться. Без этих состояний жизнь человека будет как суп без соли и перца: вроде есть можно, но чего-то не хватает.

Иногда надо разрешать себе быть Ребенком: страдать ерундой, позволять спонтанный выход эмоций. Это нормально. Другой вопрос, когда и где мы позволяем себе это делать. Например, на деловом совещании это совсем неуместно. Всему свое время и место. Состояние Эго-Родителя может быть полезно, например, для преподавателей, лекторов, воспитателей, родителей, врачей на приеме и т. п. Из состояния Родителя человеку проще взять под контроль ситуацию и нести ответственность за других людей в рамках и объеме этой ситуации.

2. Сценарный анализ Эрика Берна

Теперь перейдем к сценарному анализу, которому посвящена книга «Люди, которые играют в игры». Эрик Берн пришел к выводу, что с

удьба любого человека программируется в дошкольном возрасте. Это хорошо знали священники и учителя средневековья, говорившие: «Оставьте мне дитя до шести лет, а потом берите обратно». Хороший дошкольный воспитатель может даже предвидеть, какая жизнь ожидает ребенка, будет ли он счастливым или несчастным, станет ли победителем или неудачником.

Сценарий по Берну — это подсознательный жизненный план, который формируется в раннем детстве в основном под влиянием родителей. «Этот психологический импульс с большой силой толкает человека вперед, — пишет Берн, — навстречу его судьбе, и очень часто независимо от его сопротивления или свободного выбора.

Что бы ни говорили люди, что бы они ни думали, какое-то внутреннее побуждение заставляет их добиваться того финала, который часто отличается от того, что они пишут в своих автобиографиях и заявлениях о приеме на работу. Многие утверждают, что хотят заработать много денег, но теряют их, тогда как окружающие богатеют. Другие утверждают, что ищут любви, а находят ненависть даже в тех, кто их любит».

В первые два года жизни поведение и мысли ребенка программируются в основном матерью. Эта программа и формирует первоначальный каркас, основу его сценария, «первичный протокол» относительно того, кем ему быть: «молотом» или «наковальней». Такой каркас Эрик Берн называет жизненной позицией человека.

Жизненные позиции как «первичный протокол» сценария

В первый год жизни у ребенка формируется так называемое базовое доверие или недоверие к миру, и складываются определенные убеждения относительно:

  • себя самого («Я хороший, со мной все в порядке» или «Я плохой, у меня не все в порядке») и

  • окружающих, прежде всего родителей («Ты хороший, с тобой все в порядке» или «Ты плохой, с тобой не все в порядке»).

Это простейшие двусторонние позиции — Ты и Я. Изобразим их сокращенно так: плюс (+) — это позиция «все в порядке», минус (–) — позиция «не все в порядке». Сочетание этих единиц может дать четыре двусторонние позиции, исходя из которых и формируется «первичный протокол», ядро жизненного сценария человека.

В таблице показаны 4 базовые жизненные позиции. Каждая позиция имеет свой сценарий и свой финал.

У каждого человека есть позиция, на основе которой формируется его сценарий и базируется его жизнь. Отказаться от нее ему так же сложно, как вынуть фундамент из-под собственного дома, не разрушив его. Но иногда позицию все-таки можно изменить с помощью профессионального психотерапевтического лечения. Или благодаря сильному чувству любви — этому важнейшему целителю. Эрик Берн приводит вот такой пример устойчивости жизненной позиции.

Человек, считающий себя бедным, а других богатыми (Я –, Ты +), не откажется от своего мнения, даже если неожиданно у него появится много денег. Это не сделает его богатым в собственной оценке. Он по-прежнему будет считать себя бедным, которому просто повезло. А человек, который считает важным быть богатым в отличие от бедняков (Я +, Ты –), не откажется от своей позиции, даже если лишится своего богатства. Он останется для всех окружающих тем же «богатым» человеком, только испытывающим временные финансовые затруднения.

Устойчивостью жизненной позиции объясняется также тот факт, что люди с первой позицией (Я +, Ты +) обычно становятся лидерами: 

даже в самых крайних и трудных обстоятельствах они сохраняют абсолютное уважение к себе и к своим подчиненным. 

Hо иногда встречаются люди, позиция которых неустойчива. Они колеблются и перескакивают с одной позиции на другую, например с «Я +, Ты +» на «Я –, Ты –» или с «Я +, Ты –» на «Я –, Ты +». В основном это нестабильные, тревожные личности. Стабильными Эрик Берн считает тех людей, чьи позиции (хорошие или плохие) трудно поколебать, и таких большинство.

Позиции не только определяют наш жизненный сценарий, они еще и очень важны в повседневных межличностных отношениях. Первое, что люди чувствуют друг в друге, — это их позиции. И тогда в большинстве случаев подобное тянется к подобному. Люди, хорошо думающие о себе и о мире, обычно предпочитают общаться с себе подобными, а не с теми, кто вечно недоволен. 

Люди, чувствующие собственное превосходство, любят объединяться в различных клубах и организациях. Бедность также любит компанию, поэтому бедные тоже предпочитают собираться вместе, чаще всего для того, чтобы выпить. Люди, чувствующие тщетность своих жизненных усилий, обычно толкутся около пивных или на улицах, наблюдая за ходом жизни.

Сюжет сценария: как ребенок его выбирает

Итак, ребенок уже знает, как он должен воспринимать людей, как будут относиться к нему другие люди и что означает «такие, как я». Следующий шаг в развитии сценария — это поиск сюжета, который отвечает на вопрос «Что случается с такими, как я?». Рано или поздно ребенок услышит историю о ком-нибудь «таком, как я». Это может быть сказка, прочитанная ему матерью или отцом, история, рассказанная бабушкой или дедушкой, или рассказ о каком-то мальчишке или девчонке, услышанный на улице. Но где бы ребенок ни услышал эту историю, она произведет на него такое сильное впечатление, что он сразу поймет и скажет: «Это я!».

Услышанная история может стать его сценарием, который он будет пытаться реализовывать всю жизнь. Она даст ему «скелет» сценария, который может состоять из следующих частей:

  • герой, на которого ребенок хочет быть похожим;

  • злодей, который может стать примером, если ребенок подыщет ему соответствующее оправдание;

  • тип человека, воплощающий в себе образец, которому он хочет следовать;

  • сюжет — модель события, дающая возможность переключения с одной фигуры на другую;

  • перечень персонажей, мотивирующих переключение;

  • набор этических стандартов, предписывающих, когда надо сердиться, когда обижаться, когда чувствовать себя виноватым, ощущать свою правоту или торжествовать.

Так на основе самого раннего опыта ребенок выбирает свои позиции. Затем из того, что он читает и слышит, он формирует дальнейший жизненный план. Это и есть первый вариант его сценария. Если помогут внешние обстоятельства, то жизненный путь человека будет соответствовать сюжету, сложившемуся на этой основе.

3. Виды и варианты сценариев

Жизненный сценарий формируется по трем основным направлениям. Вариантов внутри этих направлений множество. Итак, Эрик Берн делит все сценарии на:

На языке сценариев неудачник — это Лягушка, а победитель — Принц или Принцесса. Родители в основном желают своим детям счастливой судьбы, но желают им счастья в том сценарии, который для них избрали. Они чаще всего бывают против изменения избранной для своего ребенка роли. Мать, воспитывающая Лягушку, хочет, чтобы дочь была счастливой Лягушкой, но сопротивляется любой ее попытке стать Принцессой («Почему ты решила, что ты можешь…?»). Отец, воспитывающий Принца, конечно же, желает сыну счастья, но он предпочитает видеть его скорее несчастным, чем Лягушкой.

Победителем Эрик Берн называет человека, который решил в своей жизни достичь определенной цели и, в конечном счете, добился своего. И здесь очень важно то, какие цели сам человек для себя формулирует. И хотя в основе их Родительское программирование, но окончательное решение принимает его Взрослый. И тут надо учитывать следующее: человек, поставивший себе цель пробежать, например, стометровку за десять секунд, и сделавший это, — победитель, а тот, кто хотел добиться, например, результата 9,5, а пробежал за 9,6 секунды — этот непобедитель.

Кто же это такие — непобедители? Важно не путать с неудачниками. Им сценарием предназначено тяжко трудиться, но не для того, чтобы победить, а чтобы удержаться на имеющемся уровне. Hепобедители чаще всего прекрасные сограждане, сотрудники, потому что всегда лояльны и благодарны судьбе, что бы она им ни принесла. Проблем они никому не создают. Это люди, о которых говорят, что они приятны в общении. Победители же создают окружающим массу проблем, так как в жизни они борются, вовлекая в борьбу других людей.

Однако большинство неприятностей причиняют себе и окружающим неудачники. Они остаются неудачниками, даже добившись определенного успеха, но если попадают в беду, то пытаются увлечь за собой всех находящихся рядом.

Как понять, какому сценарию — победителя или неудачника — следует человек? Берн пишет, что это легко выяснить, ознакомившись с манерой человека говорить. Победитель обычно выражается так: «В другой раз не промахнусь» или «Теперь знаю, как это делать». Hеудачник же скажет: «Если бы только…», «Я бы, конечно…», «Да, но…». Непобедители говорят так: «Да, я поступил так, но по крайней мере я не…» или «Во всяком случае, спасибо и за это».

Сценарный аппарат

Чтобы понять, как действует сценарий и как найти «расколдовыватель», необходимо хорошо знать сценарный аппарат. Под сценарным аппаратом Эрик Берн понимает общие элементы любого сценария. И тут надо вспомнить три состояния Я, о которых мы говорили в самом начале.

Итак, элементы сценария по Эрику Берну:

1. Сценарный финал: благословение или проклятие

Один из родителей кричит в порыве гнева ребенку: «Пропади ты пропадом!» или «Чтоб ты провалился!» — это смертные приговоры и одновременно указания на способ смерти. То же самое: «Ты кончишь, как твой отец» (алкоголик) — приговор на всю жизнь. Это сценарный финал в форме проклятия. Формирует сценарий неудачников. Здесь надо иметь в виду, что ребенок все прощает и принимает решение только после десятков или даже сотен таких транзакций.

У победителей вместо проклятия звучит родительское благословение, например: «Будь великим!»

2. Сценарное предписание

Предписания — это то, что нужно делать (приказы), и то, чего делать нельзя (запреты). Предписание — самый важный элемент сценарного аппарата, который варьируется по степени интенсивности. Предписания первой степени (социально приемлемые и мягкие) — это прямые указания адаптивного характера, подкрепленные одобрением или мягким осуждением («Ты вела себя хорошо и спокойно», «Не будь слишком честолюбивым»). С такими предписаниями еще можно стать победителем.

Предписания второй степени (лживые и жесткие) не диктуются прямо, а внушаются окольным путем. Это лучший способ сформировать непобедителя («Не говори отцу», «Держи рот на замке»).

Предписания третьей степени формируют неудачников. Это предписания в форме несправедливых и негативных приказов, неоправданных запретов, внушаемых чувством страха. Такие предписания мешают ребенку избавиться от проклятия: «Не приставай ко мне!» или «Не умничай» (= «Пропади ты пропадом!») или «Перестань ныть!» (= «Чтоб ты провалился!»).

Чтобы предписание прочно укоренилось в сознании ребенка, его нужно часто повторять, а за отступления от него наказывать, хотя в отдельных крайних случаях (с жестоко избитыми детьми) достаточно одного раза, чтобы предписание запечатлелось на всю жизнь.

3. Сценарная провокация

Провокация порождает будущих пьяниц, преступников, а также другие типы пропащих сценариев. Например, родители поощряют поведение, ведущее к итогу — «Выпей!». Провокация исходит от Злого Ребенка или «демона» родителей, ее обычно сопровождает «ха-ха». В раннем возрасте поощрение быть неудачником может выглядеть так: «Он у нас дурачок, ха-ха» или «Она у нас грязнуля, ха-ха». Затем приходит время более конкретных поддразниваний: «Он когда стукается, то всегда головой, ха-ха».

4. Моральные догмы или заповеди 

Это наставления, как нужно жить, чем заполнить время в ожидании финала. Эти наставления обычно передаются из поколения в поколение. Например, «Экономь деньги», «Трудись усердно», «Будь хорошей девочкой».

Тут могут возникнуть противоречия. Отцовский Родитель вещает: «Экономь деньги» (заповедь), в то время как Ребенок отца подначивает: «Ставь все сразу в этой игре» (провокация). Это пример внутреннего противоречия. А когда один из родителей учит экономить, а другой советует тратить, то можно говорить о внешнем противоречии. «Береги каждую копейку» может означать: «Береги каждую копейку, чтобы потом пропить все сразу».

О ребенке, который оказался зажат между противоположными наставлениями, говорят «попал в мешок». Такой ребенок ведет себя так, как будто реагирует не на внешние обстоятельства, а отвечает на что-то в своей собственной голове. Если родители в «мешок» сунули какой-нибудь талант и подкрепили его благословением на победителя, это превратится в «мешок победителя». Но большинство людей в «мешках» — неудачники, поскольку не могут вести себя сообразно ситуации.

5. Родительские образцы 

Дополнительно родители делятся опытом, как в реальной жизни осуществлять их сценарные предписания. Это образец, или программа, формирующаяся по указанию родительского Взрослого. Например, девочка может стать леди, если мать научит ее всему, что должна знать настоящая леди. Очень рано, путем подражания, как большинство девочек, она может научиться улыбаться, ходить и сидеть, а позже ее научат одеваться, соглашаться с окружающими и вежливо говорить «нет».

В случае с мальчиком родительский образец скорее скажется в выборе профессии. Ребенок может сказать: «Когда вырасту, я хочу быть юристом (полицейским, вором), как отец». Но осуществится это или нет, зависит от материнского программирования, которое гласит: «Займись (или не займись) чем-нибудь рискованным, сложным, как (или не как) твой отец». Предписание начнет действовать, когда сын видит восхищенное внимание и гордую улыбку, с какими мать слушает рассказы отца о его делах.

6. Сценарный импульс 

У ребенка периодически появляются стремления, направленные против сценария, формируемого родителями, например: «Плюнь!», «Словчи!» (против «Работай на совесть!»), «Истрать все сразу!» (против «Береги копейку!»), «Сделай наоборот!». Это сценарный импульс, или «демон», который прячется в подсознании.

Сценарный импульс чаще всего проявляется в ответ на избыток предписаний и наставлений, то есть в ответ на сверхсценарий.

7. Антисценарий 

Предполагает возможность снятия заклятия, например, «Ты можешь преуспеть после сорока лет». Такое волшебное разрешение называется антисценарием, или внутренним освобождением. Но нередко в сценариях неудачников единственным антисценарием оказывается смерть: «Свою награду ты получишь на небесах».

Такова анатомия сценарного аппарата. Сценарный финал, предписания и провокации управляют сценарием. Они называются контролирующими механизмами и формируются до шести лет. Остальные четыре элемента могут быть использованы для борьбы со сценарием.

Варианты сценариев

Различные варианты сценариев Эрик Берн разбирает на примерах героев греческих мифов, сказок, а также на наиболее часто встречающихся в жизни персонажах. В основном это сценарии неудачников, поскольку именно с ними психотерапевты встречаются чаще всего. Фрейд, например, перечисляет бесчисленные истории неудачников, тогда как единственные победители в его работах — это Моисей, Леонардо да Винчи и он сам.

Итак, рассмотрим примеры сценариев победителей, непобедителей и неудачников, описанные Эриком Берном в его книге «Люди, которые играют в игры».

Варианты сценариев неудачников

Сценарий «Танталовы муки, или Hикогда»представлен судьбой мифического героя Тантала. Всем известна крылатая фраза «танталовы (то есть вечные) муки». Тантал был обречен страдать от голода и жажды, хотя вода и ветвь с плодами находились рядом, но все время миновали его губ. Тем, кому достался такой сценарий, родители запретили делать то, что им хотелось, поэтому их жизнь полна искушений и «танталовых мук». Они как бы живут под знаком Родительского проклятья. В них Ребенок (как состояние Я) боится того, чего они сильнее всего желают, поэтому они мучают себя сами. Директиву, лежащую в основании этого сценария, можно сформулировать так: «Я никогда не получу того, чего больше всего хочу».

Сценарий «Арахна, или Всегда» основан на мифе об Арахне. Арахна была великолепной ткачихой и позволила себе бросить вызов самой богине Афине и состязаться с ней в ткацком искусстве. В наказанье она была превращена в паука, вечно ткущего свою паутину.

В данном сценарии «всегда» — это ключ, который включает действие (причем негативное). Этот сценарий проявляется у тех, кому родители (учителя) постоянно со злорадством говорили: «Ты всегда будешь бомжом», «Ты всегда будешь таким ленивым», «Ты всегда не доводишь дело до конца», «Ты навсегда останешься толстой». Этот сценарий порождает цепь событий, которая обычно именуется «полосой неудач» или «полосой невезения».

Сценарий «Дамоклов меч». Дамоклу на один день было позволено блаженствовать в роли царя. Во время пира он увидел обнаженный меч, висящий на конском волосе над его головой, и понял призрачность своего благополучия. Девиз этого сценария: «Пока радуйся жизни, но знай, что потом начнутся несчастья».

Ключ этого жизненного сценария — это зависший меч над головой. Это программа на выполнение какой-то задачи (но задачи не своей, а родительской, причем негативной). «Вот выйдешь замуж, наплачешься» (в итоге: или неудачное замужество, или нежелание выходить замуж, или сложности в создании семьи и одиночество).

«Когда вырастишь ребенка, тогда ты почувствуешь себя на моем месте!» (в итоге: или повторение неудачной программы своей матери после того, как вырастет ребенок, или нежелание иметь ребенка, или вынужденная бездетность).

«Гуляй, пока молодой, потом наработаешься» (в итоге: или нежелание работать и тунеядство, или с возрастом — тяжелый труд). Как правило, люди с этим сценарием живут одним днем в постоянном ожидании несчастий в будущем. Это бабочки-однодневки, их жизнь бесперспективна, в результате они часто становятся алкоголиками или наркоманами.

«Снова и снова»— это сценарий Сизифа, мифического царя, который разгневал богов и за это вкатывал на гору камень в подземном мире. Когда камень достигал вершины, он срывался вниз, и все приходилось начинать снова. Это также классический пример сценария «Чуть-чуть не…», где одно «Если бы только…» следует за другим. «Сизиф» — сценарий неудачника, поскольку, приблизившись к вершине, он каждый раз скатывается вниз. В основе его лежит «Снова и снова»: «Старайся, пока можешь». Это программа на процесс, а не результат, на «бег по кругу», бестолковый, тяжелый «сизифов труд».

Сценарий «Розовая Шапочка, или Бесприданница». Розовая Шапочка — сирота или по каким-то причинам чувствует себя сиротой. Она сообразительна, всегда готова дать добрый совет и весело пошутить, но мыслить реалистически, планировать и реализовывать планы не умеет — это она оставляет другим. Она всегда готова прийти на помощь, в результате приобретает много друзей. Hо каким-то образом она в конце концов остается в одиночестве, начинает пить, принимать стимуляторы и снотворное и часто думает о самоубийстве.

Розовая Шапочка — сценарий неудачницы, поскольку, чего бы она ни добивалась, она все теряет. Этот сценарий организован по принципу «нельзя»: «Это тебе нельзя делать, пока не встретишь принца». В основе его лежит «никогда»: «Никогда не проси ничего для себя».

Варианты сценариев победителей

Сценарий «Золушка».

У Золушки было счастливое детство, пока была жива ее мать. Затем она страдала до событий на балу. После бала Золушка получает выигрыш, полагающийся ей по сценарию «победителя».

Как же разворачивается ее сценарий после свадьбы? Вскоре Золушка делает удивительное открытие: самыми интересными для нее людьми оказываются не придворные дамы, а посудомойки и служанки, занятые на кухне. Путешествуя в карете по маленькому «королевству», она часто останавливается, чтобы поговорить с ними. Со временем этими прогулками начинают интересоваться и другие придворные дамы. Однажды Золушке-Принцессе пришло в голову, что неплохо бы собрать вместе всех дам, ее помощниц, и обсудить их общие проблемы. После этого родилось «Дамское общество помощи бедным женщинам», избравшее ее своим президентом. Так «Золушка» нашла свое место в жизни и даже сделала вклад в благосостояние своего «королевства».

Сценарий «Зигмунд, или “Если не выходит так, попробуем иначе”». 

Зигмунд решил стать великим человеком. Он умел работать и поставил себе целью проникнуть в высшие слои общества, которые стали бы для него раем, но его туда не пускали. Тогда он решил заглянуть в ад. Там не было высших слоев, там всем было все равно. И он обрел авторитет в аду. Успех его был столь велик, что скоро высшие слои общества переместились в преисподнюю.

Это сценарий «победителя». Человек решает стать великим, но окружающие создают ему всяческие препятствия. Он не тратит время на их преодоление, он все обходит стороной, и становится великим в другом месте. Зигмунда ведет по жизни сценарий, организованный по принципу «можно»: «Если не получается так, можно попытаться иначе». Герой взял неудавшийся сценарий и превратил его в успешный, причем вопреки противодействию окружающих. Это удалось благодаря тому, что оставлялись открытые возможности, позволяющие обойти препятствия, не сталкиваясь с ними лоб в лоб. Такая гибкость не мешает достижению желаемого.

Как самостоятельно выявить свой сценарий

Эрик Берн не дает четких рекомендаций, как самостоятельно распознать свой сценарий. Для этого он предлагает обращаться к сценарным психоаналитикам. Он даже про себя пишет: «Что касается лично меня, то я не знаю, играю ли я по-прежнему по чужим нотам или нет». Но кое-что сделать все-таки можно.

Есть четыре вопроса, честные и продуманные ответы на которые помогут пролить свет на то, в какой сценарной клетке мы находимся. Вот эти вопросы:

1.Каков был любимый лозунг ваших родителей? (Он даст ключ к тому, как запустить антисценарий.)

2.Какую жизнь вели ваши родители? (Продуманный ответ на этот вопрос даст ключ к навязанным вам родительским образцам.)

3.Каков был родительский запрет? (Это наиболее важный вопрос для понимания поведения человека. Часто бывает так, что какие-то неприятные симптомы, с которыми человек обращается к психотерапевту, — это замена запрета родителей или протест против него. Как говорил еще Фрейд, освобождение от запрета избавит пациента и от симптомов.)

4.Какие ваши поступки заставляли родителей улыбаться или смеяться? (Ответ позволяет выяснить, какова альтернатива запрещенному действию.)

Берн приводит пример родительского запрета для сценария алкоголика: «Не думай!» Пьянство — это программа замены мышления.

«Расколдовыватель», или Как освободиться от власти сценария

Эрик Берн вводит такое понятие, как «расколдовыватель», или внутреннее освобождение. Это «устройство», отменяющее предписание и освобождающее человека из-под власти сценария. В рамках сценария это «устройство» для его саморазрушения. В одних сценариях оно сразу бросается в глаза, в других его надо искать и расшифровывать. Иногда «расколдовыватель» таит в себе иронию. Такое обычно бывает в сценариях неудачников: «Все наладится, но после твоей смерти».

Внутреннее освобождение может быть ориентировано либо на событие, либо на время. «Когда встретишь Принца», «Когда умрешь, сражаясь» или «Когда родишь троих» — это событийно ориентированные антисценарии. «Если переживешь возраст, в котором умер твой отец» или «Когда проработаешь в фирме тридцать лет» — это антисценарии, временно ориентированные.

Чтобы освободиться от сценария, человеку требуются не угрозы и не приказы (приказов у него в голове и так достаточно), а разрешение, которое освободило бы его от всех приказов. Разрешение — главное орудие в борьбе со сценарием, ибо оно в основном дает возможность освободить человека от предписания, наложенного родителями.

Нужно разрешить что-то своему Я-состоянию Ребенка со словами: «Все в порядке, это можно» или наоборот: «Ты не должен…» В обоих случаях звучит также обращение к Родителю (как своему состоянию Я): «Оставь его (Я-Ребенка) в покое». Такое разрешение работает лучше, если оно дано авторитетным для вас человеком, например психотерапевтом.

Эрик Берн выделяет позитивные и негативные разрешения. С помощью позитивного разрешения, или лицензии, нейтрализуется родительское предписание, а с помощью негативного — провокация. В первом случае «Оставь его в покое» означает «Пусть он это делает», а во втором — «Не принуждай его к этому». Некоторые разрешения совмещают в себе обе функции, что ясно видно в случае антисценария (когда Принц поцеловал Спящую Красавицу, он одновременно дал ей разрешение (лицензию) — проснуться — и освободил от проклятия злой колдуньи).

Если родитель не хочет внушать своим детям то же самое, что было когда-то внушено ему самому, он должен осмыслить Родительское состояние своего Я. Его долг и обязанность заключаются в контроле своего Отцовского поведения. Только поставив своего Родителя под надзор своего Взрослого, он может справиться со своей задачей.

Трудность заключается в том, что мы часто относимся к своим детям как к нашей копии, нашему продолжению, нашему бессмертию. Родители всегда довольны (хотя могут не показывать вида), когда дети им подражают, даже в дурном отношении. Именно это удовольствие и нужно поставить под Взрослый контроль, если мать и отец хотят, чтобы их ребенок чувствовал себя в этом громадном и сложном мире более уверенным и более счастливым человеком, чем они сами.

Негативные и несправедливые приказы и запреты должны быть заменены на разрешения, которые не имеют ничего общего с воспитанием вседозволенностью. Важнейшие разрешения — это разрешения любить, изменяться, успешно справляться со своими задачами, думать самому. Человека, обладающего подобным разрешением, видно сразу, так же как и того, кто связан всевозможными запретами («Ему, конечно, разрешили думать», «Ей разрешили быть красивой», «Им разрешено радоваться»).

Эрик Берн уверен: разрешения не приводят ребенка к беде, если не сопровождаются принуждением. Истинное разрешение — это простое «можно», как, например, лицензия на рыбную ловлю. Мальчишку никто не заставляет ловить рыбу. Хочет — ловит, хочет — нет.

Эрик Берн особенно подчеркивает: быть красивой (так же, как иметь успех) — это вопрос не анатомии, а родительского разрешения. Анатомия, конечно, влияет на миловидность лица, однако лишь в ответ на улыбку отца или матери может расцвести настоящей красотой лицо дочери. Если родители видели в своем сыне глупого, слабого и неуклюжего ребенка, а в дочери — уродливую и глупую девочку, то они такими и будут.

Заключение

Свой бестселлер «Люди, которые играют в игры» Эрик Берн начинает с описания своей главной концепции: транзактного анализа. Суть этой концепции заключается в том, что каждый человек в любой период времени находится в одном из трех Эго-состояний: Родителя, Ребенка или Взрослого. Задача каждого из нас — добиться доминирования в нашем поведении Эго-состояния Взрослого. Именно тогда можно говорить о зрелости личности.

После описания транзактного анализа Эрик Берн переходит к концепции сценариев, которой и посвящена эта книга. Основной вывод Берна таков: будущая жизнь ребенка программируется до шести лет, и дальше он живет по одному из трех жизненных сценариев: победителя, непобедителя или неудачника. Конкретных вариаций у этих сценариев очень много.

Сценарий по Берну — это постепенно развертывающийся жизненный план, который формируется в раннем детстве в основном под влиянием родителей. Часто сценарное программирование происходит в негативной форме. Родители забивают головы детей ограничениями, приказами и запретами, таким образом воспитывая неудачников. Но иногда дают и разрешения. Запреты затрудняют приспособление к обстоятельствам, тогда как разрешения предоставляют свободу выбора. Разрешения не имеют ничего общего с воспитанием вседозволенностью. Важнейшие разрешения — это разрешения любить, изменяться, успешно справляться со своими задачами, думать самому.

Чтобы освободиться от сценария, человеку требуются не угрозы и не приказы (приказов у него в голове и так достаточно), а все те же разрешения, которые освободили бы его от всех родительских приказов. Разрешите самому себе жить по собственным правилам. И, как советует Эрик Берн, отважьтесь наконец-то сказать: «Мама, лучше я сделаю по-своему». опубликовано econet.ru

econet.ru

Эрик Берн — Медицинская википедия

Эрик Берн (1910-1970) (настоящее имя Леонард Бернстайн) родился 10 мая 1910 года в канадском городе Монреаль в семье практикующего врача. Его отец умер от туберкулеза в возрасте 38 лет, и сын решил, подобно отцу, связать свою жизнь с медициной: в 1935 году он получает степень доктора медицины в Медицинской школе университета Макгилл.

Закончив интернатуру уже в США, Леонард Бернстайн в течение двух лет работал в больнице Инглвуд в Нью-Джерси. Затем он принимает американское гражданство и меняет имя на то, под которым он и вошел в историю психологии, — Эрик Берн. В 1940 году он открывает частную практику, а с 1941 году обучается психоанализу в Нью-Йоркском психоаналитическом институте. Некоторое время (1943-1946) Берн состоит армейским психиатром. После этого он в течение двух лет обучается психоанализу у Эрика Эриксона. Отойдя от традиционного психоанализа, Берн разрабатывает свой метод психотерапии, названный «трансакционный анализ».

Одним из наиболее известных трудов Эрика Берна является «Трансакционный анализ в психотерапии», работа, поистине заслуживающая звания основы и костяка его теории. В этой книге Берн изложил свое видение человеческих взаимоотношений и психической патологии, развивающейся на основе их проблематичности. Теория трансакции была предназначена автором в качестве метода анализа психопатологии и лечения больных различными психическими заболеваниями в основном пограничного статуса.

В основе учения Эрика Берна о трансакции лежит на первый взгляд очень простая и известная каждому человеку идея, состоящая в следующем: любой из нас ежедневно, практически ежеминутно находится в состоянии игры. Игры сопровождают нашу жизнь постоянно, не давая возможности освободиться. Более того, ни один человек и не желает освобождаться от них, бессознательно или даже сознательно генерируя все новые и новые игровые ситуации. На любое событие в своей жизни мы реагируем той или иной игрой, общение с окружающими нас людьми также происходит в виде игр. Даже стоя перед зеркалом или ведя с самими собой внутреннюю беззвучную беседу, мы играем, распределяем роли, придерживаемся того или иного сценария.

Что же в сущности своей представляет игра? Это некое взаимодействие, акт общения, единица соотношения одного человека с другим. Иными словами, игра представляет собой трансакцию. Действительно, способность к общению с себе подобными представляет собой едва ли не то преимущественно человеческое свойство, которым мы отличаемся от животных (нельзя сказать, что животные не общаются между собой, но способность к вербализации отношения к другому присуща исключительно человеку).

Берн отмечает, что наблюдения за маленькими детьми показали следующую закономерность в их поведении: лишенные возможности коммуникации дети значительно чаще страдали психическими заболеваниями, отличались общей нервозностью и в последующей жизни имели проблемы в общении. Часто такие дети заболевали и даже умирали. Отмечались случаи, когда внешне благополучный ребенок, тихий и спокойный, не вызывал родительской заинтересованности и, следовательно, лишенный достаточного количества заботы, оказывался в сенсорной изоляции и погибал от той или иной болезни. Родители пытались лечить ребенка от болезни, совершенно не догадываясь о том, что действительной причиной заболевания является трансакционная недостаточность.

Подобные же явления наблюдаются и у взрослых людей, лишенных достаточной степени внимания и общения. По причине указанной недостаточности становятся возможными различные психические расстройства и отклонения. Наиболее характерным примером здесь может служить судьба преступников, заключенных в одиночные камеры. При этом важно отметить, что недостаточность общения у взрослых, точно так же как и у детей, может вызывать не только сугубо психические, но также и соматические изменения, т.е. различные заболевания, иногда со смертельным исходом. Берн пишет о том, что сенсорное голодание представляет собой явление, во многом схожее с обычным голодом: «Такие термины, как «недоедание», «насыщение», «гурман», «разборчивый в еде», «аскет», «кулинарное искусство» и «хороший повар», легко можно перенести из сферы насыщения в сферу ощущения», совершенно справедливо отмечает он в своей книге «Игры, в которые играют люди».

С этой же аналогией связана также и проблема выбора игры. Понятно, что каждый человек выбирает из множества игр ту, которая чем-то ближе ему, которая предоставляет ему некие возможности, дает преимущества, позволяет добиться желаемого, получить определенный приз. Как пишет Берн, выбор игры в конечном счете определяется личным вкусом каждого человека. Совокупность всех игр представляет собой своего рода припасы, из которых изготавливаются блюда и составляется меню человеческого общения.

Для того чтобы разобраться в том, каковы механизмы трансакции, Берн предпринял подробный анализ всех форм человеческого общения, начиная от невербального их уровня и заканчивая уже упоминавшимися выше играми во всем их многообразии. После того как анализ был проведен, психолог систематизировал свои выводы в книге «Игры, в которые играют люди», ставшей всемирным бестселлером. В этом труде, помимо теоретических выкладок, Берн поместил подробный разбор основных видов игр, распределив их по определенным категориям (игры на всю жизнь, супружеские игры, игры на вечеринках, сексуальные игры, игры преступного мира, игры в кабинете психотерапевта, хорошие игры), охватив тем самым практически все возможные ситуации, в которых может пребывать каждый из людей.

Каждая игра анализировалась соответственно нескольким пунктам: название (характеризует сущность данного вида игры), тезис (сущность игры), цель (чего желает добиться человек, выбирающий в качестве основы поведения данный вид игры), роли (чью роль берет на себя каждый из участников игры, сколько всего участников), динамика (как развивается игра), примеры, парадигма (описание важнейших трансакций на социальном и психологическом уровнях), ходы (все возможные для данной игры действия), вознаграждения (все виды удовольствия, покоя, стимуляции и компенсации, получаемые в ходе данной игры), родственные игры.

Из чего же возникает потребность человека в игре? Как считает Берн, первоначальный младенческий сенсорный голод с возрастом трансформируется в «потребность в узнавании», т.е. стремление человека быть узнанным, обнаруженным среди множества других людей со всеми своими единственными в своем роде особенностями. Потребность в узнавании может проявляться с большей или меньшей силой, и в зависимости от этого человек будет более или менее настойчиво стремиться к тому, чтобы стать известным, обращать на себя внимание.

В предельном состоянии потребность в узнавании, выплескиваемая людьми во время общения друг с другом, превращается в ритуальное действо, повторяемое каждый раз при каждой новой встрече. Ритуалы, которые берут на себя нагрузку должных взаимоотношений, становятся соблюдением хорошего тона, т.е. манерами и этикетом, ритуалы же, не преследующие своей целью поддержание принятого и допустимого между двумя людьми, маргинализируются, превращаясь в девиантные игры (например, преступные, некоторые супружеские и сексуальные игры).

При этом необходимо отметить, что по мере узнавания людьми друг друга количество ритуалов первого вида уменьшается, второго вида — увеличивается. Сближение начинает сопровождаться выработкой каждым участником трансакции индивидуальной программы поведения, в которой каждый закрепляется в желанных ролях. Эти выбранные каждым программы и есть собственно игры. Следует заметить, что только игры как следствие близкого общения и узнавания могут удовлетворить отмечавшийся выше сенсорный голод, т.к. ритуализированное общение «на расстоянии» не дает человеку возможности быть понятым во всей разносторонности и неповторимости.

Как считает Берн, каждый из людей имеет свой собственный набор схем поведения, которые он вырабатывает, начиная с раннего детства, и которые применяет, разыгрывает в течение всей жизни. В этот набор могут входить совершенно не связанные между собой и даже на первый взгляд противоположные роли и игры, однако, как показывает анализ, на самом деле они прекрасно дополняют одна другую и служат для задействования в различных жизненных ситуациях и состояниях. Всего основных состояний насчитывается три: состояния «Я», представляющие собой преобразованные и систематизированные образы отца и матери; состояния «Я», стремящегося к объективности, и состояния «Я», представляющие собой задействование архетипов поведения, накопленных в раннем детстве.

Кратко Берн называет эти три состояния «Родитель», «Взрослый» и «Ребенок». Патологизация хотя бы одного из них ведет к психическим отклонениям и заболеваниям. Таким образом, в каждом из нас одновременно находятся как бы три человека:

1) мы как тот, кто стремится быть похожим на родителей; 2) мы как взрослый самостоятельный человек; 3) мы как ребенок.

Три указанных состояния могут быть по отдельности или одновременно задействованы в игре. Игра всегда имеет определенную цель, к которой стремятся играющие. Помимо этого, каждый игрок имеет свой мотив, который он скрывает. Желанность игры определяется тем, что по ее окончании каждого ждет выигрыш. Возможность выигрыша обусловливается намеренным пересечением играющими трансакционных векторов. Например, один из игроков, начав как ребенок, может продолжить игру как взрослый, совершенно изменив тем самым ее ход и итог. Пересечения могут быть самыми разнообразными, что определяет сложность игры и ее анализа, проводимого психологом.

Конечно же, игра, в которой каждый стремится к выгоде и получению приза, не может проходить честно. Она обязательно содержит подвох, который может приводить поистине к драматическим концовкам. Часто игры могут быть вовсе безрадостными, даже трагическими. Так, одной из самых мрачных и ужасных игр Берн называет войну.

Психолог считает, что наиболее подвержены играм люди с неуравновешенной психикой и повышенным уровнем тревожности. Он выделяет два основных типа людей, постоянно играющих в игры: это брюзга и ничтожество. Первого заставляет постоянно играть злоба на мать, которая не уделяла ему в детстве достаточного внимания. Ничтожество же — это человек, полностью подчиненный родителями их воле, уже с раннего возраста подавляемый и оттесняемый. Эти люди, несмотря на ожидание внимания со стороны окружающих, сами совершенно не способны на душевное тепло и настоящую близость, и по этой причине их игра никогда не может быть прекращена.

В заключение Берн говорит о том, что проявление внимания по отношению друг к другу часто становится для нас настоящей обузой, т.к., занятые исключительно эгоистическими интересами, мы забываем о ближних, о родных. И большинству людей лучше оставаться игроками, поскольку, попытавшись избавиться от пристрастия к игре, они могут ранить других своей бессердечностью.

В 1970 году Эрик Берн перенес два сердечных приступа, последний из которых, произошедший 15 июля, повлек за собой смерть ученого.

medviki.com

Берн, Эрик - это... Что такое Берн, Эрик?

Э́рик Ле́ннард Берн (англ. Eric Lennard Berne, наст. имя: Леонард Бернстайн, 10 мая 1910 — 15 июля 1970) — американский психолог и психиатр.

Родился в Монреале в семье выходцев из России, доктора Давида Гиллеля Бернстайна и литератора Сары Гордон [1]. Известен, прежде всего, как разработчик трансакционного анализа. Развивая идеи психоанализа, общей теории и метода лечения нервных и психических заболеваний, Берн сосредоточил внимание на межличностных отношениях, лежащих в основе человеческих «трансакций» (от англ. transaction — сделка, соглашение). Некоторые виды трансакций, имеющие в себе скрытую цель, он называет играми. Берн рассматривает 3 эго-состояния: Взрослый, Родитель и Ребёнок (которые не являются фрейдовскими Я, Сверх-Я и Оно). Вступая в контакт с окружающей средой, человек, по мнению Берна, всегда находится в одном из этих состояний.

Трансакционный анализ

Транзакционный анализ, Эрика Берна, представляет собой разработанную систему, в основание которой лежит представление о сознание человека как сублимация трех состояний «Я»:

  • Взрослый;
  • Родитель;
  • Ребенок.

Согласно Е.Берну, все эти три состояния личности формируются в процессе общения и человек приобретает их независимо от своего желания. Самый простейший процесс общения, это обмен одной транзакцией и происходит по подобной схеме: «Стимул» собеседника № 1 вызывает «реакцию» собеседника № 2, который в свою очередь, направляет «стимул» собеседнику № 1, тоесть почти всегда «стимул» одного, стает толчком, для «реакции» второго собеседника. Дальнейшее развитие разговора зависит от текущего состояние личности используемого в транзакциях, а также их комбинациях.

Научные публикации

Приведены оригинальные названия.

  • «Games People Play: the Psychology of Human Relations» (1964; перепечатано в 1978, изд. «Grove Press», ISBN 0-345-17046-6).
  • «What Do You Say After You Say Hello?» (1975, ISBN 0-552-09806-X).
  • «The Mind in Action» (1947, Нью-Йорк, изд. «Simon and Schuster»).
  • «Sex in Human Loving» (1963, Беверли Хиллз, Калифорния).
  • «The Structures and Dynamics of Organizations and Groups» (1961; перепечатано в 1984, ISBN 0-345-32025-5).
  • «Transactional Analysis in Psychotherapy» (1961; перепечатано в 1986, ISBN 0-345-33836-7).

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Берн Эрик - это... Что такое Берн Эрик?

Э́рик Ле́ннард Берн (англ. Eric Lennard Berne, наст. имя: Леонард Бернстайн, 10 мая 1910 — 15 июля 1970) — американский психолог и психиатр.

Родился в Монреале в семье выходцев из России, доктора Давида Гиллеля Бернстайна и литератора Сары Гордон [1]. Известен, прежде всего, как разработчик трансакционного анализа. Развивая идеи психоанализа, общей теории и метода лечения нервных и психических заболеваний, Берн сосредоточил внимание на межличностных отношениях, лежащих в основе человеческих «трансакций» (от англ. transaction — сделка, соглашение). Некоторые виды трансакций, имеющие в себе скрытую цель, он называет играми. Берн рассматривает 3 эго-состояния: Взрослый, Родитель и Ребёнок (которые не являются фрейдовскими Я, Сверх-Я и Оно). Вступая в контакт с окружающей средой, человек, по мнению Берна, всегда находится в одном из этих состояний.

Трансакционный анализ

Транзакционный анализ, Эрика Берна, представляет собой разработанную систему, в основание которой лежит представление о сознание человека как сублимация трех состояний «Я»:

  • Взрослый;
  • Родитель;
  • Ребенок.

Согласно Е.Берну, все эти три состояния личности формируются в процессе общения и человек приобретает их независимо от своего желания. Самый простейший процесс общения, это обмен одной транзакцией и происходит по подобной схеме: «Стимул» собеседника № 1 вызывает «реакцию» собеседника № 2, который в свою очередь, направляет «стимул» собеседнику № 1, тоесть почти всегда «стимул» одного, стает толчком, для «реакции» второго собеседника. Дальнейшее развитие разговора зависит от текущего состояние личности используемого в транзакциях, а также их комбинациях.

Научные публикации

Приведены оригинальные названия.

  • «Games People Play: the Psychology of Human Relations» (1964; перепечатано в 1978, изд. «Grove Press», ISBN 0-345-17046-6).
  • «What Do You Say After You Say Hello?» (1975, ISBN 0-552-09806-X).
  • «The Mind in Action» (1947, Нью-Йорк, изд. «Simon and Schuster»).
  • «Sex in Human Loving» (1963, Беверли Хиллз, Калифорния).
  • «The Structures and Dynamics of Organizations and Groups» (1961; перепечатано в 1984, ISBN 0-345-32025-5).
  • «Transactional Analysis in Psychotherapy» (1961; перепечатано в 1986, ISBN 0-345-33836-7).

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Эрик Берн - это... Что такое Эрик Берн?

Э́рик Ле́ннард Берн (англ. Eric Lennard Berne, наст. имя: Леонард Бернстайн, 10 мая 1910 — 15 июля 1970) — американский психолог и психиатр.

Родился в Монреале в семье выходцев из России, доктора Давида Гиллеля Бернстайна и литератора Сары Гордон [1]. Известен, прежде всего, как разработчик трансакционного анализа. Развивая идеи психоанализа, общей теории и метода лечения нервных и психических заболеваний, Берн сосредоточил внимание на межличностных отношениях, лежащих в основе человеческих «трансакций» (от англ. transaction — сделка, соглашение). Некоторые виды трансакций, имеющие в себе скрытую цель, он называет играми. Берн рассматривает 3 эго-состояния: Взрослый, Родитель и Ребёнок (которые не являются фрейдовскими Я, Сверх-Я и Оно). Вступая в контакт с окружающей средой, человек, по мнению Берна, всегда находится в одном из этих состояний.

Трансакционный анализ

Транзакционный анализ, Эрика Берна, представляет собой разработанную систему, в основание которой лежит представление о сознание человека как сублимация трех состояний «Я»:

  • Взрослый;
  • Родитель;
  • Ребенок.

Согласно Е.Берну, все эти три состояния личности формируются в процессе общения и человек приобретает их независимо от своего желания. Самый простейший процесс общения, это обмен одной транзакцией и происходит по подобной схеме: «Стимул» собеседника № 1 вызывает «реакцию» собеседника № 2, который в свою очередь, направляет «стимул» собеседнику № 1, тоесть почти всегда «стимул» одного, стает толчком, для «реакции» второго собеседника. Дальнейшее развитие разговора зависит от текущего состояние личности используемого в транзакциях, а также их комбинациях.

Научные публикации

Приведены оригинальные названия.

  • «Games People Play: the Psychology of Human Relations» (1964; перепечатано в 1978, изд. «Grove Press», ISBN 0-345-17046-6).
  • «What Do You Say After You Say Hello?» (1975, ISBN 0-552-09806-X).
  • «The Mind in Action» (1947, Нью-Йорк, изд. «Simon and Schuster»).
  • «Sex in Human Loving» (1963, Беверли Хиллз, Калифорния).
  • «The Structures and Dynamics of Organizations and Groups» (1961; перепечатано в 1984, ISBN 0-345-32025-5).
  • «Transactional Analysis in Psychotherapy» (1961; перепечатано в 1986, ISBN 0-345-33836-7).

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Эрик Берн | PSYERA

Эрик Берн (настоящее имя Леонард Бернстайн) родился 10 мая 1910 г. в канадском городе Монреаль в семье практикующего врача Его отец умер от туберкулеза в возрасте 38 лет, и сын решил, подобно отцу, связать свою жизнь с медициной в 1935 г. он получил степень доктора медицины в Медицинской школе университета Макгилл Закончив интернатуру уже в США, Леонард Бернстайн в течение двух лет работал в больнице Инглвуд в Нью-Джерси. Затем он принимает американское гражданство и меняет имя на то, под которым он и вошел в историю психологии, - Эрик Берн. В 1940 г. он открывает частную практику, а с 1941 г. обучается психоанализу в Нью-Йоркском психоаналитическом институте. Некоторое время (1943-1946) он состоит армейским психиатром. После этого он в течение двух лет обучается психоанализу у Эрика Эриксона. Отойдя от традиционного психоанализа, он разрабатывает свой метод психотерапии, названный «трансакционный анализ».

Трансакционный анализ - это анализ взаимодействия двух или более людей.

Созданный Берном метод делится на 4 этапа: структурный анализ-трансакционный анализ; анализ игр; анализ сценариев.

Эрик Берн выделил три состояния, личности:

  • Родитель (Р) - это комплекс убеждений, нравственных норм предрассудков, получаемых в наследство от предков, диктующая и повелевающая часть личности.
  • Взрослый (В) - не имеет отношения к возрасту человека. Это способность личности хранить, использовать и перерабатывать информацию на основе предыдущего опыта.
  • Ребенок (Ре) живет в человеке всю жизнь и проявляется даже у стариков, когда те мыслят, чувствуют, реагируют на окружающее точно так же, как делали это в детстве. Это очень ценная часть человеческой личности, наиболее импульсивная и искренняя.

Цель структурного анализа заключается главным образом в том чтобы дать ответы на вопросы: Кто я? Почему поступаю именно так?

Какая часть моего Я действует (или должна действовать) в данной ситуации, чтобы принести пользу, а не поражение?

Трансакция начинается с трансакционного стимула - того или иного знака, свидетельствующего о том, что присутствие (или действие) одного человека воспринято другим. Человек, к которому обращен стимул, отвечает каким-либо действием - трансакционной реакцией.

Все трансакции делятся на:

  • дополнительные, когда стимул, посланный человеком, встречает адекватную, естественную в данной ситуации реакцию. Являются самыми зрелыми и здоровыми
  • пересекающиеся, когда на определенный стимул следует неадекватная реакция.
  • скрытые - двухуровневые трансакции - угловые и двойные, при которых один уровень видимый — то, что произносится (социальный), а второй - скрытый, или психологический, - то, что имеется в виду (подтекст).

Психологические игры - наиболее частая форма общественных взаимодействий, состоящих из скрытых трансакций с предсказуемым исходом. Игры имеют три обязательных признака:

  1. скрытые мотивы, с помощью которых можно манипулировать партнером по игре;
  2. благовидность трансакций в социальном плане;
  3. выигрыш - «купоны», являющиеся целью игры.

Есть одна форма трансакций, которая не может быть названа игрой, - это искренность.

По представлению о себе, о жизни, по способам реализации своей жизни всех людей можно разделить на Выигрывающих (человек, способный быть аутентичным (достоверным)) и Проигрывающих (безвольные, вечно страдающие, измученные и мучающие других, вся их энергия уходит на сохранение ролей и масок, сохранение status quo (исходного положения вещей).

Сценарий - это жизненный план личности, драма, чаще всего неосознанная, но, как правило, имеющая четкие закономерности сценической драмы: завязку, действие, кульминацию и финал. Сценарий запускается в раннем детстве через трансакции между родителями и ребенком.

Предписание - это программа, по которой человек стремится к цели. Это ответы на вопросы: «Кто ты?»; «На что способен?»; «Каким должен быть?»; «Как этого достичь?». Предписания усваиваются от родителя противоположного пола, а способ исполнения, образ жизни - от родителя того же пола.

В детстве формируется еще одна очень важная часть мировосприятия - излюбленное чувство. Это доминирующая, основная, эмоция, которая, как условный рефлекс, может сохраниться на всю жизнь Свойство пользоваться излюбленной эмоцией Берн называет трансакционным рэкетом. Валюта трансакционного рэкета-психологические купоны - это архаические чувства, собираемые детским состоянием Я для манипулирования другими и получения выигрыша.

Получив «набор» информации (переживания), приняв решение и заняв определенные психологические позиции, личность готова к исполнению своего жизненного сценария. Для полноценной жизненной драмы необходимы другие участники, которыми личность могла бы манипулировать.

Главными задачами трансакционного анализа являются реконструкция и создание автономной личности, способной разбираться в компонентах своего Я и расстаться с деструктивными сценариями личности, имеющей мужество выйти из-под власти предрассудков и ложных авторитетов, отказаться от игр и манипулирования людьми. Цель трансакционного анализа - сформировать у пациента Взрослую этическую позицию, научить его стать Выигрывающим, ответственным за себя, за всех и за все.

psyera.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *