Боль физическая боль душевная: Душевная боль действует на мозг подобно физической, считают ученые

Содержание

Наоми Эйзенбергер о том, почему нам физически больно быть отвергнутыми — T&P

Биолог и социальный психолог Наоми Эйзенбергер утверждает, что опыт социальной или душевной боли — вовсе не фантазия на пустом месте, а эволюционный механизм, сформировавшийся в результате необходимости социального объединения — которое в итоге ведет к выживанию.

Если вы внимательно вслушаетесь в то, как люди описывают свой опыт социального отчуждения, вы заметите интересную закономерность: мы используем слова, обозначающие физическую боль, чтобы описать психологически тяжелые события: например, «мое сердце разбито». На самом деле, в английском языке есть несколько способов выражения чувств, связанных с непринятием, не только те, которые обычно относятся к физической боли. Однако применение таких слов для обозначения отчуждения или изолированности типично и для других языков — не только для английского.

Почему мы описываем опыт социального отчуждения словами, связанными с физической болью? Правда ли чувство социальной изоляции сопоставимо с физической болью, или это просто фигура речи? В лабораторном исследовании мы предположили, что «боль» социальной отверженности (социальная боль) — это не просто лексическое выражение. С помощью серии исследований мы с коллегами показали, что социально болезненные опыты — такие, как разлука или изоляция, возбуждают процессы в тех же нервных участках, что и физическая боль. Здесь я привожу данные, на основании которых мы поняли, что процессы при физической и социальной боли частично совпадают, а также исследования, которые напрямую тестируют это наложение. Я покажу несколько, возможно, неожиданных последствий этого совпадения, а также расскажу, что означает эта общая нервная схема для нас и что она говорит о социальной боли.

Действительно ли отвержение причиняет боль? Хотя утверждение о том, что отказ «причиняет боль», может показаться натянутым, с точки зрения эволюции есть некий смысл в том, что страдания при физической и социальной боли частично совпадают. Как вид млекопитающих, люди рождаются достаточно незрелыми, неспособными обеспечить себя едой и защитой. Поэтому младенцам, чтобы выжить, нужно быть всегда рядом с тем, кто о них заботится. Позднее причастность к социальной группе становится критически важной для выживания; ее участники извлекают выгоду из общей ответственности за добычу еды, борьбу с хищниками и заботу о детях. На основании того, что социальная изоляция так губительна для человека, было выдвинуто предположение, что в течение нашей эволюционной истории система социальной привязанности сформировалась по принципу системы физической боли, заимствуя болевой сигнал как раздражитель при социальной отделенности. Вероятно, социальная связь была столь важна для выживания, что болезненные ощущения, связанные с физическим повреждением, были включены для обеспечения таких же страданий от социального разобщения — чтобы люди стремились избежать изолированности и сохранить близость с другими.

Последующие исследования подтвердили эти начальные данные. Субъекты, которые признались, что в повседневной жизни чаще чувствуют себя ненужными, продемонстрировали более значительную нервную активность в ответ на эпизод социального отторжения. В некоторых случаях простой просмотр картинок-раздражителей приводят в действие нервные участки, связанные с телесной болью.

Исследования на людях и животных показали, что при физической и социальной боли происходят похожие процессы. Они проистекают в двух участках мозга: в передней части поясной извилины коры головного мозга и в меньшей мере в передней доле мозга. Обе они задействованы, когда млекопитающие испытывают физическую боль или страдают из-за изолированности.

Что касается физической боли, передняя часть поясной извилины коры головного мозга и передняя доля мозга передают эмоциональный, неприятный, элемент болезненного опыта. Он может быть разделен на два компонента: сенсорный, который предоставляет информацию о том, где ощущается раздражитель боли, и эмоциональный, который запечатлевает неприятные ощущения от раздражителя — как это ни банально, так оно и есть. После нейрохирургии, во время которой удаляется элемент передней части поясной извилины, чтобы облегчить трудноизлечимую хроническую боль, пациенты отмечали, что они все еще могут определить место раздражителя, но их больше не беспокоят болезненные ощущения. Похожие симптомы наблюдались при повреждении передней доли. Повреждение соматосенсорной коры — участка, отвечающего за локализацию боли, — мешает пациентам определить, откуда идет боль, но оставляет чувственные страдания. Нейровизуализация также подтверждает это разделение. Субъекты, которым под гипнозом увеличили болезненность раздражителя без смены сенсорного компонента, показывали возросшую активность в передней части поясной извилины коры головного мозга, а не в первичной соматосенсорной коре, которая отвечает за чувствительный элемент боли.

Интересно, что некоторые из нервных участков, связанных с болью, также способствуют специфическому поведению при разлуке с нужным человеком, что проявляется в выражении страданий. Младенцы многих видов млекопитающих издают специальные страдальческие звуки (например, человеческие дети плачут) при отлучении от заботящегося субъекта. У этих звуков адаптивная цель (для взрослых — это сигнал отыскать младенца), то есть они препятствуют длительной разлуке. Спинное и вентральные подразделения играют важнейшую роль при производстве этих озвученных страданий. Повреждения в этих зонах у обезьян устраняет озвучивание страданий, тогда как электрическая стимуляция у макак приводит к спонтанным болезненным крикам.

На основе данных, обнаруживающих нервные участки, задействованные при физической боли людей и страданиях млекопитающих от разлуки, мы решили исследовать, будут ли эти участки играть роль при социально болезненном опыте человека. В одном таком исследовании каждому участнику говорили, что по интернету он будет присоединен к двум другим людям и вместе они будут играть в игру с передачей мяча. Участник эксперимента при этом был подключен к сканеру МРТ. Через специальные очки он видел виртуальные воплощения двух других игроков с их именами, а также свою руку. Нажатием кнопки участник решал, кому кинуть мяч.

В действительности не было других игроков; участники эксперимента играли с заранее установленной компьютерной программой. В первом раунде они были включены в игру все время, а во втором — социально исключены, так как два других игрока переставали кидать им мяч. В качестве реакции на это отторжение у субъектов наблюдалась сильная активация в передней части поясной извилины коры головного мозга и в передней доле мозга — двух участках, связанных с физической болью. Более того, субъекты, которые сильнее переживали из-за эпизода изоляции («я чувствовал себя отвергнутым», «я чувствовал себя ненужным») также показали более высокую активность в передней части поясной извилины, подтверждая предположение, что непринятие действительно «причиняет боль».

Наконец, разлука или отторжение — не единственные возбудители нервной активности, связанной с болью. Другие социально болезненные опыты — как, например, тяжелая утрата — также задействуют эти нервные участки.

Последующие исследования подтвердили эти начальные данные. Субъекты, которые признались, что в повседневной жизни чаще чувствуют себя ненужными, продемонстрировали более значительную нервную активность в ответ на эпизод социального отторжения. В некоторых случаях простой просмотр картинок-раздражителей приводят в действие нервные участки, связанные с телесной болью. К примеру, просмотр картин Эдварда Хоппера активировал переднюю часть поясной извилины и переднюю долю мозга. Кроме того, социально чувствительные люди при просмотре видео, на котором кто-то делал неодобрительное выражение лица (возможный знак социального отвержения), показывали более высокую активность в передней части поясной извилины.

Наконец, разлука или отторжение — не единственные возбудители нервной активности, связанной с болью. Другие социально болезненные опыты — как, например, тяжелая утрата — также задействуют эти нервные участки. В ответ на просмотр изображений недавно умершей матери или сестры (наравне с фотографиями незнакомых женщин) участники эксперимента продемонстрировали повышенную активность в передней части поясной извилины и передней доле. Более того, женщины, которые потеряли ребенка в результате вынужденного аборта, при просмотре фотографий улыбающихся младенцев продемонстрировали более высокую активность в передней части поясной извилины по сравнению с теми, кто родил здорового ребенка. Итак, различные виды социально болезненных событий — от отвержения до утраты — частично полагаются на те нервные участки, которые играют непосредственную роль при телесной боли.

В пределах пересечения физической и социальной боли можно ожидать интересные результаты — к примеру, что люди, более чувствительные к физической боли, острее ощущают и социальную боль, и наоборот. Это не выдуманная гипотеза, она была проверена в ходе нескольких исследований. Лучшее доказательство тому можно найти в сведениях о пациентах — люди с хронической болезнью гораздо больше, чем здоровые, заботятся об отношениях со своим партнером, а депрессивные люди с высокой социальной чувствительностью более восприимчивы к боли, чем те, кто себя контролирует.

Второй результат пересечения физической и социальной боли — то, что факторы возрастания или убывания одной влияют на другую в той же мере. Таким образом, факторы, которые, как считается, уменьшают социальную боль (как, например, чувство социальной поддержки), также должны уменьшить физическую боль, а те, что уменьшают телесную (к примеру, обезболивающее), также уменьшают социальную. Мы нашли доказательства обоих этих утверждений. Чтобы выяснить, уменьшает ли социальная поддержка физическую боль, мы попросили женщин оценить неприятность ощущений от горячего раздражителя, приложенного к их предплечью, в то время как они выполняли различные задания. Во время одного из заданий они получали социальную поддержку (а именно — держали за руку возлюбленного), во время других — нет (к примеру, они держали либо руку незнакомца, либо мягкий шарик). Мы обнаружили, что участницы чувствовали боль гораздо слабее, когда держали за руку своих партнеров, чем когда были с незнакомцами. Что еще интереснее, мы обнаружили, что участники чувствовали гораздо меньше боли, когда смотрели на изображения их любимых, чем при просмотре картинок с незнакомцами или предметами. Очевидно, что даже мысль о социальной поддержке может уменьшить как физическую, так и социальную боль.

Когда я рассказываю об этом эксперименте, люди часто спрашивают: «Если это действительно правда, значит, обезболивающие могут уменьшить страдания социальной боли?». Вопрос задается в шутку, ведь это кажется невероятным, но на самом деле, ответ на него — да, могут. Для проверки этой идеи мы исследовали, может ли лекарство тайленол уменьшить чувство социальной боли. В первом таком исследовании участники принимали нормальную дозу тайленола или плацебо в течение трех недель. Их попросили оценить ежедневный уровень болезненных ощущений. Те, кто принимал тайленол, отметили уменьшение болезненных ощущений с 9 дня и до 21, тогда как те, кто принимал плацебо, не заметили никаких изменений. В другом исследовании люди принимали тайленол или плацебо в течение трех недель и затем поиграли в виртуальную игру по передаче мяча (в которой они под конец подвергались социальному исключению). Как показал сканер МРТ, у тех, кто принимал тайленол, в ответ на социальную изоляцию нервная активность была меньше. Эти исследования доказывают, что, как бы это ни было удивительно, обезболивающее тайленол избавляет также от социальных страданий.

Хоть и болезненные, мучение и душевная боль из-за разрушенных социальных отношений выполняют ценную функцию, а именно обеспечивают поддержание тесных социальных связей. Так как отверженность причиняет боль, люди замотивированы избегать ситуаций, в которых возможно отторжение.

Некоторые другие последствия пересечения физической и социальной боли также были исследованы. Один феномен может быть лучше понят в свете этого пересечения — агрессия, вызванная отказом. Годами люди ломали голову над доказательством того, что социально отчужденные субъекты с большей вероятностью действуют агрессивно по отношению к другим. На самом деле это близко к правде — стоит только вспомнить частые новости о стрельбе в школе, которые устраивали ученики, которых впоследствии описывали как аутсайдеров. На самом деле в мысли о том, что отторжение провоцирует агрессию, есть некий смысл; хотя, казалось бы, учитывая важность поддержания социальных связей, почему в ситуации изоляции человек предрасположен к агрессии скорее, чем к просоциальному поведению? Ведь было бы более логично, если бы он пытался восстановить социальные связи? Тем не менее в свете пересечения физической и социальной боли агрессивная реакция на изоляцию более оправданна. Из исследований хорошо известно, что животные в качестве реакции на болевой раздражитель нападают на тех, кто рядом. Вероятно, это такая адаптивная функция: при угрозе физического повреждения они нападают. Если система социальной боли действительно включает части системы физической, агрессивный ответ на социальное отторжение может быть побочным продуктом реакции на телесную боль — такая неадекватная адаптивная функция в социальном контексте.

Другое возможное последствие этого пересечения — физиологический стресс, который происходит в ответ на социально опасные ситуации. Хорошо известно, что случаи физической угрозы вызывают физиологическую реакцию (например, повышение уровня кортизола) для мобилизации энергии и ресурсов. Однако также было показано, что социально опасные ситуации — как, например, выступление перед строгой или враждебной аудиторией — могут привести к таким же физиологическим реакциям, тоже к повышению уровня кортизола. В то время как кажется логичной мобилизация энергии при физически опасной ситуации, неясно, зачем она нужна организму при возможности негативной оценки или непринятия другими лицами. Тем не менее если угроза социального отвержения интерпретируется мозгом таким же образом, что и угроза физического повреждения, физиологический стресс может запускаться в обеих ситуациях.

Один из выводов описанных открытий: отлучение или расставание может так же подрывать организм, как и физическая боль. Даже если мы относимся к телесной боли серьезнее и считаем ее более обоснованным поводом для беспокойства, боль от социальной утраты может быть столь же тяжелой, что доказывает активация нервной системы.

Можно задаться вопросом, за что людям приходится нести эту тяжелую ношу — социально-физическую боль? Хоть и болезненные, мучение и душевная боль из-за разрушенных социальных отношений выполняют ценную функцию, а именно обеспечивают поддержание тесных социальных связей. Так как отверженность причиняет боль, люди замотивированы избегать ситуаций, в которых возможно отторжение. В течение эволюционной истории поддержание социальных связей увеличивало шансы человека на жизнь и репродуцирование. Опыт социальной боли, хотя временно болезненный, — это эволюционная адаптация, которая способствует социальному объединению и, следовательно, выживанию.

Причины и вред душевного беспокойства

15 апреля 2022

15.04

5 минут

5 мин.

27174

35

1

Душевная боль причиняет страдания. Она может привести к апатии, депрессии. Постоянные переживания изрядно портят качество жизни, истощая морально, психологически. Как следствие развиваются неочевидные последствия душевной боли.

Содержание статьи

  1. Причины
  2. Вред душевного расстройства
  3. Как проявляется душевная боль
  4. Как справиться с душевной болью
  5. В каких случаях душевная боль переходит в привычку
  6. Справляемся с душевным дискомфортом
  7. Частые вопросы
  8. Заключение эксперта

Причины

Одной из причин душевного беспокойства могут быть психические расстройства, заболевания. Сюда относятся фобии, страхи, депрессии, панические атаки. Чтобы избавиться от этого состояния понадобится работа с психологом, медикаментозная терапия.

Вторая причина — горе от потери, конфликт между действительностью и желаемым. С этим состоянием можно справиться самостоятельно, с психологом.

Выделить определенные причины душевного беспокойства сложно, так как это могут быть любые неудачи, низкая самооценка.

Вред душевного расстройства

Состояние “плохо на душе” может перейти в хроническую форму, привычную модель поведения. Иными словами человек опускает руки в сложных ситуация, если что-то не получается, занимается самокопанием, самобичеванием, начинает переживать по любым мелочам. Мозг привыкает к такой реакции. Затем он выстраивает нейронные связи, чтобы переживания проходили легче. Чем больше человек переживает, тем легче это ему дается со временем.

Важно! Сильные стрессы способны влиять на общее состояние здоровья. Так снижается иммунитет, человек начинает часто болеть, вырастает риск сердечно-сосудистых заболеваний. Что не добавляет оптимизма.

Как проявляется душевная боль

Когда говорят “мне тошно на душе” подразумевают следующие клинические проявления:

  • тоску, грусть;
  • тревогу, волнения;
  • подавленность, апатию;
  • отсутствие положительных эмоций.

Кроме душевных терзаний могут быть и физический дискомфорт, проявляющийся в головных болях, бессоннице, сердечных болях.

Все эти ощущения — реальность. В этом состоянии нужно найти хорошего психолога, который поможет выйти из этого состояния. Наши врачи на дистанционной консультации помогут разобраться в ситуации, окажут психологическую помощь, поддержку, будут на связи в любое время суток.

Как справиться с душевной болью

Душевную боль успокоить один раз и навсегда невозможно. Равно как и избежать ее. В жизни всегда случаются обстоятельства, приводящие к расстройствам, дискомфорту. Нужно понимать, что сдерживать эмоции нельзя. Неважно положительные это или отрицательные. Для эмоций должен быть выход.

Пример

Девушка обратилась за консультацией к психологу. У нее в жизни случились большие изменения. Она отметила, что ей было морально тяжело, тяжко на душе, паршиво внутри. девушка дала выход эмоциям — проплакала два дня. Затем отмечала легкость. она дала возможность себе пережить эмоции в полном объеме, выплеснуть их. Близкие, родные, друзья жалели ее, но к себе жалости она не чувствовала. Наоборот, появилась внутренняя сила, энергия.

Такое состояние называется посттравматическим ростом. Он проявляется:

  • повышенной уверенностью в себе;
  • становятся устойчивее, прочнее в психологическом смысле;
  • ценят то, что имеют здесь и сейчас;
  • замечают перспективы в будущем.

Однако, такой рост будет отсутствовать,если человек полностью застревает в своих переживаниях, разрушая себя изнутри. Тогда негативные эмоции, переживания становятся постоянным спутником, занимают всю жизнь. Важно не превращать боль в привычку.

В каких случаях душевная боль переходит в привычку

Специалисты выделяют пять признаков, которые дадут понять, что душевная боль переросла в привычку:

Описание

1

Сложно переключиться, отвлечься на что-то другое

2

Отсутствуют положительные эмоции

3

Ощущение, что это состояние никогда не закончится

4

Появляется ощущение, что с болью не справиться

5

Душевные переживания длятся очень долго

Пример

Молодой человек на приеме психолога рассказал, что он понимал — в течении длительного периода времени с ним было что-то не так. И так на протяжении года, каждый день. Сначала ему казалось, что он все придумывает, ну не может же быть плохо на душе каждый день. На прием к специалистам не ходил, пока не понял, что уже привык к этому состоянию. Он постоянно прокручивал в голове все неприятные ситуации, зацикливался на них. Стал плохо спать, по ночам мысли тоже не отпускали. На приеме у психолога выяснилось, что его душевная боль стала привычкой. Кроме психологической помощи, молодому человеку понадобилась медикаментозная терапия. Через три месяца работы с психологом, он стал отмечать, что оказывается жизнь прекрасна, много положительных моментов, которые он ранее не замечал.

Справляемся с душевным дискомфортом

Первым делом необходимо постараться изменить ситуацию. Существуют обстоятельства, которые изменить невозможно. В этом случае уделяют внимание своим переживаниям. Чтобы унять дискомфорт необходимо:

  • понимать, что человек сильнее обстоятельств. Если думать что все плохо и так будет всегда — это формирует привычку. В итоге события оцениваются только с негативной стороны. Если верить, что можно справиться с ситуацией, то это добавит сил, позитива;
  • искать плюсы даже в минусах. Это обязательное условие для посттравматического роста. В любой ситуации необходимо искать положительные моменты, делать акцент на то, что делает сильнее;
  • не закрываться в себе. Душевная боль проходит быстрее, если находиться в компании;
  • максимально уделять время действиям, не переживаниям. Если концентрировать внимание на переживаниях, разрушается психика;
  • обратиться за помощью к специалистам. Они помогут проработать ситуацию, эмоции, страхи.

Читайте также Стадии принятия неизбежного

Частые вопросы

Почему ощущается одиночество в душе?

+

Одиноко, пусто может быть, когда человек долгое время остается один. Либо возникает духовное пробуждение. В этот момент личность переосмысливает себя, свое бытие. Происходит отчуждение от привычного круга общения. не всегда это состояние вызывает дискомфорт.

Как выйти из депрессии?

+

Необходимо искать положительные эмоции. Можно составить список дел, занятий, хобби, которые приносят максимум удовольствия. Это и будет являться источником положительного ресурса.

Что такое ментальное истощение?

+

Под этим понятием подразумевается интеллектуальная, эмоциональная усталость. В результате человек не может нормально функционировать. Он может сообщать, что ему морально плохо, он истощен. При этом физическая активность будет сохранена.

Как преодолеть ментальное истощение самостоятельно?

+

Самое главное — отдых. Взять паузу в делах, отменить все встречи, часть дел делегировать, выспаться, сменить обстановку, отдых на природе. Максимально абстрагироваться от всего и искать положительные эмоции.

Заключение эксперта

Душевное беспокойство является негативным эмоциональным состоянием. Выражается бессонницей, паническими атаками, упадком сил, депрессией, апатией, постоянным волнением без причины. Иногда оно выражается беспричинным страхом к возможным ситуациям в будущем. Не всегда человеку удается справиться с ним самостоятельно. порой нужна консультация специалиста с медикаментозным лечением.

Публикуем только проверенную информацию

Автор статьи

Монахова Альбина Петровна клинический психолог

Стаж 17 лет

Консультаций 1439

Статей 219

Специалист в области клинической психологии. Помощь в поиске инструментов для самореализации, проработка убеждений, страхов и тревог. Работа с самоотношением, внутренними границами, понимание взаимодействия с социумом через осознанные личностные изменения.

  • 2007 — 2008 год МУЗ Детская поликлиника №4 — педагог психолог
  • 2008 — 2009 ООО Здоровая страна — клинический психолог
  • 2009 — 2021 год Республиканский наркологический диспансер — психолог
  • 2012 — 2013 год Профессиональная медицина — психолог
  • 2013 — 2015 год ООО Возрождение — психолог
  • 2019 по настоящее время ООО Теледоктор24 — психолог

Источники

  1. … Клиническая психология/ Карвасарский Б.Д. – 2004.
  2. . .. Михай Чиксентмихайя «Поток: Психология оптимального переживания» Альпина Диджитал 2011г;
  3. … Е. П. Ильина «Эмоции и чувства» 2-е издание, Питер, 2011г

Поделиться:

Категория: Психология

Про здоровье Беременность и роды Про детей ЗОЖ Психология Неврология Гастроэнтерология Уход за собой Лекарства и БАД

Предыдущая статья

Стадии принятия неизбежного

Следующая статья

Что делать, если хочешь умереть

Другие статьи по теме

Пружинин Марк Юльевич

20. 02

Когда начинает биться сердце у эмбриона

Про детей

Монахова Альбина Петровна

14.06

Компенсация в психологии

Психология

Агишев Дамир Адгемович

03.08

Невропатия локтевого нерва

Неврология

Какая Боль Больнее, Физическая Или Душевная? Новая Глава Новой Книги — Служение каждому

Мы начали работать над новой книгой Дагласа Джакоби «Когда Бог молчит». Вашему вниманию предлагаю первую главу «Два вида боли».

«Я плакал, потому что у меня не было обуви, пока не встретил человека без ног» ‒ старая персидская поговорка.

«Доктор, лечащий боли внушеньем, На иглу сев, сказал с сожаленьем: «Хоть мне мнится, что больно, Я всё ж недовольный Тем, что кажется мне воображеньем».

Боль ‒ неотъемлемая часть жизни, она сопровождает нас с рождения до смерти. Иногда она легко переносится, как, например, дискомфорт, который я испытал при перелёте на западное побережье: меня зажало между бортом самолёта и моим соседом, а моё плечо вторгалось в его личное пространство целых пять часов. А иногда боль весьма значительна: сломанные кости, камни в почках, мигрень, травма спины, роды…

Прежде, чем погрузиться в тему божественного молчания перед лицом человеческого страдания, будет полезным отступить и изучить боль, с которой все мы сталкиваемся. Грубо говоря, есть 2 вида боли: физическая и эмоциональная. Что хуже? Молодёжь чаще отвечает: физическая. Но чем старше мы становимся, тем чаще опыт говорит нам, что эмоциональная боль сильнее и длится дольше.

Даглас Джакоби с супругой

И хотя никто не хочет сломать руку, многие из нас в жизни что-нибудь ломали, и можно предположить, что эмоциональной боли нам тоже не избежать.

Представьте такие варианты:

Первый вариант

Вы спотыкаетесь, падаете и ломаете руку. В больнице вам вправляют кость, накладывают гипс и говорят придти через полтора месяца. Подвижность полностью восстановится.

Второй вариант

Лучший друг предаёт вас, супруг(а) от вас уходит, а один из детей попадает в ужасную аварию. И вы ничего не можете сделать ‒ мысли путаются ‒ эмоциональная боль невыносима.

Вам нужно подумать, чтобы ответить, что из этого больнее? Если взрослым людям предложить выбрать, большинство, я уверен, скажет: «Лучше руку сломать!» Потому что это правда: сердечная боль гораздо сильнее телесной и кажется, что ей нет конца. Господь прошёл через физическую боль за нас, но эмоциональная боль, которую Ему причиняли ежедневно ‒ не только после ареста ‒ непостижима.

Сломанный палец

Физическая боль может быть мучительной, но она и рядом не стоит с болью эмоциональной. Несколько лет назад я сломал палец на ноге. Я слишком быстро шёл по дому ‒ по крайней мере, так жена говорит ‒ и ударился о косяк. По-моему, двери в нашем доме слишком узкие. (У меня плечи еле проходят в проём ‒ так я оправдываю этот перелом). После этого мне пришлось ходить с палкой, но это было ничего.

Осенью того же года мы с Вики прошли пешком от побережья до побережья. Боль (мышцы, мозоли, порезы, кровотечение) была пустяковой, особенно в свете нашей цели. Мне и в голову не приходило думать: «О! Это похоже на перелом!» Совсем нет.

Ещё через месяц я сильно вывихнул лодыжку и два месяца ходил с палкой (это произошло во время занятий экстремальным спортом: ночной прогулки с собакой). Боль в ноге не напоминала мне обо всех травмах, что я когда-либо получал. Нет, физическую боль мы каждый раз испытываем как в первый, она не накапливается. Но с эмоциональной болью всё по-другому.

Разбитое сердце

Я понял это, когда прошёл через сильную эмоциональную боль. Мне пришлось уйти с работы на церковь (после двадцати лет служения). Через несколько месяцев от рака умер папа. После неудачной операции мы пристально следили за его состоянием и видели, как ему становилось всё хуже. Мы не были эмоционально близки, поэтому я решил, что я спокойно отнесусь к его смерти.
Вечером перед похоронами, во время разговора с одним из папиных друзей, я почувствовал подступающую тоску. На следующее утро мы с братом должны были произнести надгробное слово. Речь Стива прошла нормально, а я не смог договорить из-за слёз. Я вспомнил детство, счастливые времена, когда папа носил меня на плечах. Он был высоким, мне нравилось сидеть так высоко. Когда он нёс меня в кровать, я мог дотянуться до потолка. Ещё я вспомнил запах его лосьона и его бороду на моей щеке, когда он укладывал меня спать. Озвучив эти воспоминания, я разразился рыданиями (дети никогда не видели, чтобы я плакал). Я (как, возможно, и вы) убедил себя, что если мы с кем-то не близки, то нам не будет больно, если они умрут. Как же я ошибался!

Но это ещё не всё. Через два месяца сын человека, который помог мне стать христианином, наложил на себя руки. Мы с семьёй только переехали из Австралии в США, в город, где этот молодой человек покончил с собой. Мы были благодарны за возможность поддержать его отца, мать и брата. Так горько я себя ещё не чувствовал. Потеря работы была отрезвляющей, папина смерть болезненной, но это самоубийство огорчило меня больше всего. Позже я понял, что потери шли по нарастающей, результатом чего стала острая, аккумулированная боль.

  • Боль ‒ естественная часть жизни.
  • По сути, есть два вида боли: эмоциональная и физическая.
  • Эмоциональная боль обычно сильнее.
  • Боль часто накапливается (особенно эмоциональная).

Узнать больше о книгах Издательства «Ученик» и приобрести вы можете

по ссылке на интернет-магазин.

Понравилось это:

Нравится Загрузка…

Душевная боль сильнее физической. Душевная боль и ее влияние на личность. Причины душевной боли

Бывает, когда земля уходит из-под ног от потери близкого человека: расставание, болезнь, гибель. С этим человеком выстроен особый мир. Как жить, если мир не будет прежним? Как унять душевную боль, если дорогие сердцу отношения не возродить? Быть может, набраться терпения и ждать?

Непоправимое уже случилось. Несчастье произошло не в кино, а в реальной жизни. ?

Время лечит?

Бывает, когда земля уходит из-под ног от потери близкого человека: расставание, болезнь, гибель. С этим человеком выстроен особый мир. Сердце хранит переживания от совместного переезда на новую квартиру, рождения детей или прогулок по парку. Вы помните, с каким выражением он радуется, печалится или ворчит. Знаете, сколько кубиков сахара любит добавлять в чай. И вдруг привычный уклад перечеркнут.

Как жить, если мир не будет прежним? Как унять , если дорогие сердцу отношения не возродить? Быть может, набраться терпения и ждать? Тренинг Юрия Бурлана «Системно-векторная психология» предлагает другой путь — понять причины душевной боли и с помощью психоанализа.

Слово — первая помощь

Даже спустя годы после ухода любимого человека бывает больно перечитывать адресованные вам письма, в которых он делился сокровенными переживаниями. В лучшем случае душевная боль от расставания — или предательства, насилия — притупляется с годами. Но для освобождения от эмоционального страдания не нужно пассивно ждать. Как раз наоборот. Для лечения боли от душевной раны времени терять не стоит.

Первая помощь при сильном душевном потрясении — выговориться.

Есть мнение, что, когда человек пережил стресс, его нужно оставить наедине с чувствами и «не бередить рану». На самом деле, чтобы справиться с душевной болью, нужно сразу начать говорить с близким человеком о случившемся. Не закрывать эмоции в себе, не сдерживать слезы, не подавлять болезненные переживания. И не обходить вниманием ни одно тягостное воспоминание.

Если эмоциональные страдания связаны с тем, что человека уже не вернуть, желательно обсудить как можно больше связанных с ним счастливых моментов и чувств. Поговорить о его достижениях и достоинствах. Такие воспоминания сгладят горечь утраты, освободив место для светлой печали.

Важно выговориться как можно раньше после травмирующего события, иначе негативные переживания будут вытеснены в бессознательное. Если это произойдет, справиться с душевной болью впоследствии будет сложнее.

Важно соблюдать технику безопасности. Подходите с серьезностью к выбору человека для душевного разговора. Убедитесь, что он бережно отнесется к вашим эмоциям, душевной боли.

Такой способ можно расценивать как первую помощь, подобно искусственному дыханию. Когда это средство из психологической «аптечки» выполнило свою задачу, человеку нужен ресурс, чтобы жить дальше.

Как жить дальше?

Люди по-разному могут переживать тяжелую ситуацию, и последствия утрат проявляются различно в зависимости от особенностей психики человека.

Есть люди, для которых разрыв эмоциональной связи особенно болезненный. Системно-векторная психология определяет их как представителей .


Людям с таким типом психики важны эмоции. За один час они могут пережить всю гамму переживаний от страха до любви. Они стремятся выстроить эмоциональные связи с людьми, с которыми можно обменяться потаенными чувствами или подарить тепло души.

Утрата эмоциональных связей заставляет их душу болеть. Из-за нестерпимых страданий зрительные люди после пережитой травмы могут закрыться, избегать в дальнейшем проявлять чувства. Этим они загоняют себя в ловушку. Ведь тогда они не реализуют в полной мере способности, заложенные природой, а это значит — в большой степени утрачивают и способность испытывать радость от жизни.

Бывает наоборот, когда из-за душевной боли им сложно справиться с эмоциями. Сдерживать чувства выше сил. Накатывают рыдания, реальность с трудом осознается от эмоционального перевозбуждения. От таких всплесков руки трясутся, голова разбита. На смену приходят опустошенность и тоска.

Такие состояния могут быть следствием страха. Он служит отправной точкой развития у всех людей со зрительным вектором. В норме у взрослого эмоция страха перенаправлена в сопереживание, но в ситуациях сильного стресса случается, что привычные навыки реагирования смывает волной прорвавшейся плотины. Тогда может обнажиться корневой страх смерти. Он не всегда осознается и может выражаться на уровне психосоматики, в том числе паническими атаками.

    Чувство вины

Это состояние вызвано особенностями психики анального вектора. Дружба и семья для таких людей — свято. Если они уверены, что сделали близкому человеку больно, то сильно корят себя за это. Самокритика подпитывается врожденной цепкой памятью анального вектора. Она накрепко фиксирует детали прошлого, даже если помнить о них совсем не хочется. А если исправить прошлое никак нельзя? Человек может надолго застрять в состоянии вины и не знать, как ему строить свою жизнь дальше. Ситуация изменится, если найти способ загладить вину заботой о тех, кто в ней нуждается.

    Одиночество

Корректор: Наталья Коновалова

Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология »

Боль – одно из самых неприятных и не желаемых в жизни явлений и ощущений. Боль не любит никто, ну разве что мазохисты, хотя их трудно назвать адекватными людьми:). Боль, как таковая, как явление – не так проста, как это представляют себе многие, особенно материалисты. Мало кто понимает природу боли, особенно боли душевной. На самом деле боль бывает разная и данная статья как раз и направлено на то, чтобы пролить свет на это, не обходящее никого стороной, явление.

Боль бывает физическая, при повреждении и не здоровом состоянии какой-либо части тела. Здесь вроде бы всё понятно, реагирует нервная система, и человек ощущает боль как сигнал, что с тем или иным органом не всё в порядке.

Но ведь бывает и другая боль, боль душевная, когда болит сердце и человек неимоверно страдает, энергетическая боль (боль без физиологических отклонений) и даже фантомная боль (вид энергетической боль), например, когда человеку ампутировали ногу выше колена, а она до конца жизни продолжает болеть в том месте, которого вообще нет, (в лодыжке).

Любая боль ведёт к , и если их слишком много, человек не может быть счастлив по определению. Поэтому часть пути развития – это избавление от страданий и устранение боли, чтобы можно было испытывать радость и ощущение .

Так, что же такое Боль?

Общепринятые определения из Вики, которые касаются, в больше мере, физической боли:

Боль — неприятное сенсорное и эмоциональное переживание, связанное с истинным или потенциальным повреждением ткани или описываемое в терминах такого повреждения.

Вид чувства, своеобразное неприятное ощущение; реакция на это ощущение, которая характеризуется определённой эмоциональной окраской, рефлекторными изменениями функций внутренних органов, двигательными безусловными рефлексами, а также волевыми усилиями, направленными на избавление от болевого фактора.

Душевная боль — это специфическое психическое переживание, не связанное с органическими или функциональными расстройствами. Зачастую сопутствует депрессии, душевному расстройству. Чаще продолжительна и связана с потерей близкого человека.

Что такое душевная боль? Энергетическая природа боли

На самом деле, человек гораздо чаще испытывает боль, которая имеет именно энергетическую природу, а не физическую: боль, когда обижают, предают, оскорбляют, боль при энергетическом истощении, после эмоциональной перепалки (сильных оскорблений), боль при депрессии, боль при потере близкого человека, боль унижения и др. И если к физической боли можно привыкнуть – натренировать свою нервную систему и тело не реагировать на физические воздействия (как это обучены делают мастера боевых искусств и спецслужбы), то к душевной боли, если конечно человек не полностью окаменелый в душе, привыкнуть сложнее. Для этого нужна высокая степень духовной чистоты и духовной силы!

Душевная боль или когда болит душа (духовное сердце)? Душа болит тогда, когда разрушаются её светлые структуры, например её вера, чувства, идеалы и т.д.

Какова природа энергетической боли? Боль – возникает при столкновении тёмной и светлой энергии, на границе, при их взаимодействии и возникает боль. Тёмная энергия убивает светлую, а светлая – тёмную, при этом, если обе энергии примерно равные по силе, они начинают друг друга сжигать, вот здесь-то и возникают болевые ощущения.

Например, человек любит (в сердце его живёт чувство любви), а его любимый (любимая) начинает жестоко оскорблять и обижать. Негативная энергия от второго входит потоком в сердце человека и начинает разрушать его светлые чувства, а если первый ещё и обиделся, то в сердце, туда где живут , появляется ещё и обида. Обида начинает разрушительно воздействовать на чувство любви и человек испытывает душевную боль. Очень часто именно обиды разрушают любовь людей друг к другу. Но не обязательно, разрушить чувства, веру (когда человек разуверился), идеалы (разбивание надежд), преданность (когда близкий предаёт) – способно любая негативная эмоция или негативный поступок (обида, гнев, предательство, ложь и т.д.) и когда в человеке что-то светлое и ценное умирает (часть души), человек всегда испытывает сильную душевную боль.

Это ещё не всё! Очень часто энергетическая и физическая боль объединены в целое! Например, когда человек болен раком лёгких. Лёгкие разрушаются и человек испытывает физическую боль, но при этом лёгкие наполнены негативной энергией обид, которая и вызвала рак, и эта энергия обид, разрушает жизненную энергию человека и структуры души. Таким образом человек страдает вдвойне, одновременно и душевно (энергетически) и физически.

Для достойного человека должна стоять цель – научиться быть энергетически, духовно сильным и неуязвимым, чтобы не допускать разрушения своей души изнутри, тогда и боли, и по жизни будет не много (по минимуму), а силы и будет много.

С уважением, Василий

Как считаете, какая боль мучительнее – душевная или физическая? Как показывает практика, лучше страдать от физической боли, нежели от душевной. Причиной тому являются переживания, которые сопровождают тот и иной вид боли. Как справиться и избавиться от душевной боли, нередко становится проблемой, с которой люди обращаются за помощью психолога на сайте сайт.

Душевную боль можно ассоциировать со страданиями, мучениями, неприятием. Она проявляется не так, как физическая. Если физическая боль проходит сразу после того, как были устранены причины ее возникновения (к примеру, вытащили занозу ил раны), то душевную боль не так легко унять. Даже если ясны причины ее возникновения, не всегда удается их устранить. Задачка становится порой трудно или вообще неразрешимой.

Душевная боль считается более опасной, нежели физическая. Это объясняется тем, что душевная боль сказывается на работе всего организма. Могут потерять свою функциональность сразу несколько систем. Это в то время как физическая боль часто указывает на место локализации поражения, которое следует лечить. При этом остальные системы сохраняют свою функциональность.

Что такое душевная боль?

Если вы что-то не принимаете (болезнь, ситуацию, реальность, грубых людей и т. д.), это начинает вас преследовать. Вы своим непринятием просто бежите от чего-то, а оно вас догоняет своими повторениями. Этим можно ответить на вопрос, что такое душевная боль.

Боль – неотъемлемая составляющая человеческой жизни. Каждый человек испытывает и физическую, и душевную боль, которая возникает во время определенных стрессовых ситуаций. Большинство людей заведомо относятся к любой боли негативно. Неужели она действительно дана человеку, чтобы он страдал? Или все же боль – некий урок, пройдя через который человек становится мудрее, сильнее, опытнее и совершеннее?

Если бы вы не получали пользы от того состояния, в котором находитесь (отрицательное оно или позитивное), вы бы его не испытывали.

Смысл боли – дать человеку информацию о нарушении естественных процессов, привлечь его внимание к тому, что происходит, и стимулировать к восстановлению гармонии. После того как боль реализует свой смысл, она пройдет. Например, наступив на гвоздь (нарушение естества), вы ощущаете боль, убираете ногу и залечиваете рану (стимулирование и восстановление). После вы даете себе время на то, чтобы рана зажила, чем и позволяете боли уйти. Точно так же и с любой душевной болью. Перестаньте тревожить рану (физическую и душевную), — и боль уйдет. Позвольте боли выполнить свое предназначение, и вам станет легче.

В период острой боли принять взвешенное решение невозможно. Поэтому, пребывая на таком жизненном этапе, нужно просто дать своей боли волю. Можете плакать, можете страдать, можете чувствовать ноющую резь. Не бойтесь этого, поскольку это — естественный процесс первого этапа лечения. С каждым днем будет становиться все легче и легче. И это касается не только телесной, но и моральной боли.

Когда человек физически или душевно страдает, он зачастую ищет помощи извне. При этом сам человек не хочет ничего делать, желая переложить все свои проблемы и их решение на других людей. «Мертвого человека нельзя вылечить!». То есть пока человек сам не начнет решать свои проблемы, он будет возвращаться к ним снова и снова, сетуя на тех, кто его не вылечил. Вот почему одинокие люди становятся еще более одинокими, когда разрушаются отношения с теми, кто должен был «вылечить» их от одиночества. Вот почему люди становятся еще более несчастными после расставания с теми партнерами, которые должны были изначально сделать их счастливыми. Там, где человек возлагает на других собственное «выздоровление», он продолжает оставаться больным. Другой не может вас «вылечить».

Человек часто лечит боль, а не причину ее возникновения. Например, болит желудок – человек пьет таблетки, но не меняет режима своего питания. Человек ревнует и заставляет партнера не общаться с другими людьми, не разбираясь в собственной неуверенности и эгоистичности. Убирая причину, следствие исчезает само по себе!

Большинство болезней – материализованный характер. То, как вы относитесь к себе и окружающему миру, так вы и болеете (если негативно) или не болеете (если позитивно). Выходит, что боль и все, что с ней связано, — это некий урок, указатель или ориентир, который указывает, что человек делает неправильно, в чем ошибается и где противоречит сам себе. А стоит ли отказываться и обижаться на такого беспристрастного и прямолинейного учителя? Наверное, нет, потому что только боль скажет правду о вас самих.

Как справиться с душевной болью?

Особенностью душевного страдания является то, что человек порой отвергает его. Оно настолько болезненное и невыносимое, что вскоре уходит в подсознание. Психологи утверждают, что не пережитые и нерешенные душевные страдания вскоре становятся неосознанными. Так человек решает проблему того, как справиться с душевной болью.


Ошибочным становится представление о том, что путем избегания можно устранить боль психологического характера. На самом деле она сохраняется в человеке, просто углубляется в его подсознание и каждый раз всплывает, когда возникают травмирующие ситуации, вызывающие схожие переживания. Причем с каждым разом страдания становятся все сильнее и мучительнее.

Есть другая категория людей, которые не задавливают, а стараются освободиться от душевных переживаний. Это происходит путем того, что они выговариваются своим друзьям, родственникам, коллегам. Действительно можно немного успокоиться и разрядиться путем высказывания своей проблемы, что нередко используется в психоанализе.

Еще одним способом справиться с душевной болью может быть решение проблемы. Если проблема является эмоциональной или моральной, тогда устранение проблемы поможет в уходе от страданий и мучений. Например, помиритесь с родными, если вы с ними в ссоре.

Чтобы справиться с душевной болью, необходимо понять, что это является неприятием реальности такой, какая она есть. У человека есть желания, которые в конкретной ситуации не реализуются. Если он не примиряется с этим, не старается искать способы по выходу из ситуации, тогда он погружается в страдания. Здесь выход один из двух:

  1. Либо решать проблему, которая человека не устраивает.
  2. Либо смириться с ее наличием, изменить отношение к ней.

Как избавиться от душевной боли?

Справиться с моральными переживаниями намного легче, чем избавляться от душевной боли, которая уже долгие годы периодически всплывает у человека, мучает его. Здесь порой без помощи психолога не обойтись, поскольку с годами человек уже начинает забывать о том, что причинило ему такие переживания. Боль осталась, а причины ее забыты. Особенно ярко это происходит с детскими душевными травмами, о которых человек во взрослом возрасте может уже и не помнить.

Как избавиться самостоятельно от душевной боли? Необходимо принять то, что вам неприятно или раздражает, тогда вы переживете это на уровне эмоций, действий, ощущений, и оно само оставит вас в покое. Главное – просто принять (прочувствовать, ощутить эмоции, пережить или решить ситуацию; спокойно отнестись к тому, что с вами происходит). Именно принять («Это есть… Пусть будет… Ну и что?»), а не полюбить – услышьте разницу.

Не сопротивляйтесь. Вылечиться или решить проблему можно очень легко, просто приняв происходящее как факт, как его наличие, без сопротивления, без бегства, без агрессии. Примите ситуацию – и она разрешится очень быстро.

Люди часто испытывают психологическую боль, называя ее душевной. Но на самом деле их боль является результатом их неприятия. Боль – значит, вы что-то не принимаете. И как только вы примите то, что отвергаете (не нравится, раздражает, унижает и т. д.), ваша боль погаснет. Примите происходящую ситуацию: «Да, это есть». Не нужно ее любить, не нужно соглашаться. Просто осознайте, что она есть, примите ее наличие в вашей жизни. Дальше вы можете учиться как с ней жить, так и не реагировать на нее. Но не нужно бояться и убегать, потому что она вас догонит. Вам нужно именно научиться ее видеть, осознавать наличие и не реагировать.

Душевная боль после расставания

Люди нередко испытывают душевную боль после расставания, особенно если инициатором стали их партнеры, а новость о разрыве отношений была непредвиденной. Еще душевную боль оставляют случаи, когда человек, которого любили, изменял своему партнеру. Хоть инициатором разрыва может оказаться тот, кого предали, он все равно будет страдать и мучиться.


Душевная боль после разрыва отношений является такой же невыносимой, как и после смерти близкого. Здесь возникает ситуация, когда одного человека не становится в жизни другого. Бывший партнер живой, однако он уже не хочет проявлять любви, находиться рядом, отдавать свое время и силы.

После расставания человек проходит 3 этапа:

  1. Отрицание.
  2. Негодование. Здесь следует принять и пережить все те эмоции, которые чередуются внутри.
  3. Примирение (осознание).

Только на последнем этапе человек испытывает душевное успокоение, когда наконец-то он на всех уровнях смиряется с тем, что бывшего партнера уже не стоит ждать, любить и выискивать. Чтобы побыстрее наступил данный этап, психологи советуют избавиться от всего, что напоминает о бывшем партнере, а также не искать контактов с ним.

Если принято окончательное решение, то лучше смириться с ним. С каждым днем будет становиться все легче, что называется привыканием к новой жизни. Для ускорения данного процесса даются рекомендации по занятию саморазвитием. Пока вы отвлекаетесь на другие дела и заботы, душевная боль после расставания проходит.

Сильная душевная боль

Чем сильнее утрата или потеря, тем крепче переживается душевная боль. Она сопровождается гаммой различных ощущений:

  • Мучения.
  • Тоска.
  • Смятение.
  • Одиночество.
  • Чувство вины.
  • Стыд.
  • Унижение.
  • Горе.
  • Страхи.

Сильную душевную боль устраняет решение проблемы, которая ее спровоцировала, смирение с неприятной ситуацией или выжидание времени, когда все эмоции перегорят. Иногда нужно просто дать себе время пострадать, чтобы перейти на следующий этап – начало новой жизни.

Параллельно можно воспользоваться следующими советами:

  1. Помогайте людям, которым хуже, чем вам.
  2. Говорите другим людям приятные вещи, хвалите себя.
  3. Занимайтесь дыхательными упражнениями для релаксации.
  4. Отвлекайтесь на другие виды забот и занятий.
  5. Отдыхайте.

Итог

Душевная боль не является естественным состоянием человека, однако проявляется в качестве реакции на внешние ситуации и раздражители. С помощью релаксирующих упражнений и бесед с психологом можно достичь быстрых итогов по выходу из депрессивного состояния. Здесь важным является то, насколько сильно человек хочет избавиться от душевной боли и что для этого делает.

Душевная боль, как избавиться и справиться с душевной болью

Душевная боль — это эмоциональное страдание, неприятное и мучительное по своим ощущениям для человека. Душевную боль также относят к боли душевного тела и причисляют к потере потенциала выживания. Нередко она бывает гораздо опаснее телесных болезней, поскольку вызывает нарушения в работе всех внутренних органов и провоцирует сбои во всем организме.

Как справиться с душевной болью

Эмоциональное страдание развивается, когда индивид переживает за жизненное событие или сильно волнуется за близкого человека. Душевная боль зачастую присуща человеку, когда его личные представления не совпадают с тем, что происходит в реальности. Это происходит потому, что значительные переживания, ведущие к депрессии, происходят из-за шаблонов, сформировавшихся в человеческом мозге, и реальность выступает не таковой, какой индивид ее ожидает. Все эти разочарования ведут к эмоциональным страданиям.

Душевная боль человеком может переживаться как явно, так и скрыто, когда человек страдает, но не признается себе в этом.

Как справиться с душевной болью? Человек справляется с душевной болью несколькими способами. В одном из случаев душевная боль перемещается из сознательного ощущения в подсознательное и индивид ошибочно считает, что он больше не страдает. На самом деле происходит то, что человек просто избегает боли, и переносит ее в подсознание.

Если индивид склонен демонстрировать свои поступки и чувства, то это означает, что он дает выход своей душевной боли. Человек в таких случаях начинает советоваться с друзьями, знакомыми, ищет спасение в устранении корня проблемы.

Например, если душевную боль вызывают отношения с родителями – тогда человек ищет все возможные способы в нахождении с ними общего языка.

Если человек выбрал способ избегания, то этот способ выражается в не признании проблемы, зачастую индивид говорит, что у него все замечательно и даже себе не признается в личных переживаниях. В этом случае душевная боль сохраняется, переходя в неявную, подсознательную форму. С этим состоянием очень сложно справиться, оно мучительно для человека, гораздо переживательнее, чем открытое признание, а также проговаривание проблемы вслух.

Как избавиться от душевной боли

От скрытой боли избавиться очень сложно, для нее свойственно затяжное (годами!) течение. При этом у человека меняется характер, отношения с окружающими. Человек с душевной болью начинает привлекать к себе негативных людей, меняя постепенно уровень знакомств, или совсем отказывается от них, навсегда исключив общение с людьми.

Зачастую эмоциональное страдание не дает индивиду творить, работать, оно терзает его, и человек часто не понимает, что с ним происходит. Отдельные ситуации способны напомнить человеку те моменты, которые вызывали много лет назад в его душе боль. Это объясняется тем, что эмоции были загнаны в подсознание много лет назад, поэтому человек плачет и переживает, не понимая до конца, что с ним происходит, например, после просмотра душевной сцены из фильма. В тех случаях, когда самостоятельно справиться с душевной болью не выходит, необходима помощь специалиста или близкого человека, готового вас выслушать.

Душевная боль после расставания

Психологические реакции на разрыв отношений с любимым имеют много общего с реакцией на физическую потерю, а именно, смерть близкого человека. Душевная боль после расставания с любимым человеком может затянуться на многие месяцы и годы. В этот период человек остро переживает. Переживания включают в себя этапы негодования, отрицания и боли.

Изначально, возникает этап отрицания, который проявляется в подсознательном отказе человека объективно отнестись к разрыву и отдать себе отчет о завершении отношений.

Душевная боль после расставания усиливается от понимания того, что любимого человека больше нет, и никогда больше не будет рядом. В тот момент, когда человек осознает и примет действительность, он перестанет страдать. Это понимание в одночасье не приходит. Длительность данного периода зависит от продолжения контактов с бывшим возлюбленным. Чтобы легче и быстрее пройти этот этап душевных страданий психологи советуют отказаться от всех контактов, а также избавиться от всех предметов, напоминающих о прошлых отношениях.

Период отрицания сменяется периодом ненависти и негодования, для которого присущи обвинения бывшего возлюбленного во всех грехах и стремление обиженного отомстить, особенно если причиной разрыва послужила измена.

Психологически это объяснимо: обвинить другого человека гораздо легче, чем самому признать часть своей вины в подобной ситуации. Этот этап отмечается возникновением эмоционального блока: происходит зацикливание на негативных переживаниях, что значительно затягивает период психологического выздоровления. На следующем этапе жизненного кризиса развиваются переживания об упущенном времени в отношениях, которые были зря. Такие переживания сопровождаются страхом одиночества, а также неопределенностью будущего, боязнью того, что не удастся построить новые отношения.

Большинство психологов склоняются к мнению, что слезы, страдания и размышления в одиночестве выступают обязательной, а также необходимой частью в преодолении этого жизненного кризиса. Ничего страшного нет в том, что вам хочется плакать. Позвольте себе страдать и плакать – это принесет облегчение и приведет к выздоровлению.

Если все же было принято решение о разрыве, то не следует восстанавливать потерянные отношения, и по этой причине отдаваться грустным воспоминаниям, звонить, а также встречаться. Это только замедлит и затруднит преодоление эмоционального страдания.

Женщинам зачастую необходимо больше времени, чем мужчинам для того, чтобы забыть о бывшем партнере, поскольку для женщин любовь к мужчине выступает самой важной частью жизни. Для мужчины же приоритетом в жизни зачастую является работа, а также карьера. Кроме этого, мужчинам обычно легче найти себе новую партнершу.

Психологи советуют, оставшись в одиночестве, заняться личностным развитием. Если все же в течение двух лет душевная боль после расставания беспокоит, то необходимо проконсультироваться с психологом или психотерапевтом, которые помогут в решении этой проблемы.

Сильная душевная боль

Эдвин Шнейдман американский психолог дал следующее уникальное определение душевной боли. Она не похожа на боль физическую или телесную. Душевная боль проявляется в переживаниях, которые зачастую вызывает сам горюющий.

Душевная боль, наполненная страданиями, выступает выражением утраты смысла жизни. Она отмечается мучениями, тоской, смятением. Данное состояние порождают одиночество, горе, чувство вины, унижения, стыда, страх перед неизбежностью – старением, смертью, физической болезнью.

Избавиться от сильной душевной боли помогает устранение причины страданий. Если причиной эмоционального страдания выступает негативное поведение человека относительно вас, то в этом случае необходимо устранить эти причины, а не гасить свои эмоции относительно этого человека. Например, если у вас возникли неприятности с начальником, которые спровоцировали душевную боль, то следует работать над отношениями с ним, а не над своими эмоциями и как вы к этому относитесь. Следует найти общий язык или уволиться.

Если эмоциональное страдание вызвано неисправимой ситуацией (болезнь или смерть), то следует работать над восприятием действительности и своими эмоциями.

Душевная боль длится от полугода до года при потере любимого человека. Только спустя этот промежуток времени психологи советуют строить новые отношения, для того чтобы не повторять прежних ошибок.

Как унять душевную боль? Необходимо признаться себе, что неприятная ситуация уже произошла. Это способно облегчить ваше состояние.

Второе, переживите период боли и придите в себя. Далее строим новое будущее, но уже без этих обстоятельств или этого человека. Например, без любимой работы или любимого человека. Мысленно выстраивайте все в деталях, как вы будете жить дальше. Зачастую реальный мир становится у человека таким, каким он его сам видит у себя в воображении.

Нередко сильная душевная боль прячется под другими масками и ее путают с гневом, разочарованием, обидой.

Как пережить сильную душевную боль? Найдите людей, которым гораздо хуже, чем вам. Проявите к ним заботу. Таким образом, вы переключитесь со своей проблемы.

Освойте систему правильного дыхания: с длинным вдохом и коротким выдохом. Правильное дыхание может помочь клеткам вашего организма быстро восстановиться, укрепить нервную систему.

Каждый день говорите что-то приятное людям, позитивные эмоции также передадутся и вам.

Соблюдайте режим дня, высыпайтесь, это поможет восстановить нервные клетки.

Отвлекайтесь от переживаний танцами, пробежками, ходьбой, отжиманиями, физическими упражнениями. Запишитесь на массаж.

Избегайте возвращения сильных душевных страданий. Ученые склоняются к мнению, что в состоянии депрессии человек пребывает четверть часа, а остальное время он сам создает себе душевные страдания, продлевая и усугубляя их. Поэтому большое значение имеет умение не возвращать душевную боль снова, которой способствуют ситуации из прошлого, спровоцировавшие переживания.

Автор: Психоневролог Гартман Н.Н.

Врач Медико-психологического центра «ПсихоМедоМед»

Мозг одинаково реагирует на душевную и физическую боль: 29 марта 2011, 12:08

  1. Главная
  2. Узнай
  3. Технологии
  4. Наука
В исследованиях американских ученых приняли участие специально отобранные 40 человек, отвергнутые или разорвавшие свои отношения в течение последних шести месяцев.

  • АВТОР
  • Алдияр Косенов
  • ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Vkontakte
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники
  • Telegram

Новостью поделились: человек

  • Подписаться на канал новостей TengriNews:
  • Google News
  • Яндекс Новости
  • Email рассылка
  • Новости
  • Новости Казахстана
  • Новости мира
  • Нашли ошибку?
  • Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Фото с сайта nnm. kz

Исследование ученых показывает, что душевные переживания и физические болевые ощущения одинаково действуют на мозг, активизируя одни и те же его области, передает Русская служба новостей. В исследованиях американских ученых приняли участие специально отобранные 40 человек, которые были отвергнуты или разорвали свои романтические отношения в течение последних шести месяцев. Первая часть эксперимента была связана с душевной болью, вторая — с физической. Участники должны были вспомнить лучшие моменты прошлых отношений, рассматривая фотографии любимых. Болевые ощущения проверялись на подопытных с помощью приложенных к отдельным участкам тела нагревательных приборов, в результате чего одни ощущали тепло, а другие участники эксперимента температуру прибора сравнивали с температурой закипевшей воды. Чистота эксперимента зависела от показателей функциональной магнитно-резонансной томографии, которая контролировала активность мозга. Экспериментаторы изучали как мозг в целом, так и фокусируясь на отдельных его участках, которые, по данным ранних исследований, связаны с физической болью. Благодаря подобным экспериментам ученые США в дальнейшем могут объяснить причины возникновения физических болезней и психических расстройств, которые вызывают душевные переживания.
  • США
  • Наука

Что съесть после тренировки, чтобы закрепить результат

Привет, нулевые: 4 сериала из прошлого, которые хочется пересматривать

Криштиану Роналду раскритиковали за отказ от фото с фанаткой

Стали известны новые подробности драки старшеклассников в Талгаре

Когда официально переименуют столицу Казахстана

Следующий Президент не сможет изменить срок своего правления — министр

1200 километров верхом: в Казахстане стартует масштабная байга «Ұлы Дала Жорығы»

В Китае за 20 минут сгорел небоскреб

Корейские инвесторы намерены выпускать лифты в Алматинской области

Аграрии отказываются сеять сахарную свеклу в Жетысуской области

QazaqGaz поддержит казахстанских машиностроителей

Президент Токаев завершил визит в Узбекистан

Вкладчики захватили отделения банков в Ливане

Марсоход обнаружил потенциальный источник жизни на Красной планете

Токаев встретился с президентом Ирана

Что приготовил для зрителей «Қазақконцерт» в новом сезоне

Миллионы рискуют умереть от голода из-за войны в Украине — ООН

Премьер Армении поговорил с Путиным и госсекретарем США

Привет, нулевые: 4 сериала из прошлого, которые хочется пересматривать

Какие перспективы развития у пристоличных регионов

«Акорда Live»: Как встречали Папу Римского и Си Цзиньпина

Пожар произошел в районе рынка «Бакорда» в Алматы

Премьер Пакистана поблагодарил Токаева за помощь

Шнобелевскую премию за необычные научные исследования вручили в США

Смаилов проверил строительство жилья для пострадавших от лесных пожаров

Нацбанк установил официальные курсы доллара и рубля на выходные

Ертеде ерлер қандай әшекей бұйым таққан?

Компания RAMS Qazaqstan вновь радует клиентов сдачей ЖК La Verde

Банк России снизил ключевую ставку до 7,5 процента

Криштиану Роналду раскритиковали за отказ от фото с фанаткой

Почему казахстанцы не хотят в армию, разузнали СМИ

Первая казахстанка, которая выиграла грант на MBA в бизнес-школу «Сколково»

Курс доллара вырос еще на 2,5 тенге

Хабиб Нурмагомедов обратился к Головкину перед боем с Канело

Танымал түрік сериалдарындағы актерлер қазір қайда жүр?

Конфликт на кыргызско-таджикской границе: кыргызстанцы идут в военкомат 

Как интересно провести время с семьей в выходные: топ-5 идей

Стартовал образовательный марафон для женщин-предпринимателей

Как изменится Конституция Казахстана после принятия поправок

Нового акима назначили в Мангистауском районе после резонансной истории

Всемирный банк предупредил о риске глобальной рецессии в 2023 году

ҚТЖ и Huawei подписали соглашение о стратегическом сотрудничестве

Что может рассказать о характере человека его любимый цвет

Дело об обыске на вилле Трампа: суд США вынес решение в пользу экс-президента

Мост в центре Нур-Султана будут ремонтировать до конца октября

Президент Токаев принял участие в заседании Совета глав государств — членов ШОС

Половина Караганды осталась без питьевой воды из-за аварии на новом водоводе

Казахстан перешел к новой демократической модели — Карин о принятом пакете реформ

Стали известны новые подробности драки старшеклассников в Талгаре

На сколько вырастут пенсии к 2025 году в Казахстане

В Парламенте Казахстана создали совместную комиссию

Алматинские почтальоны не вышли на работу из-за низких зарплат

Когда официально переименуют столицу Казахстана

Существует ли такая вещь, как психологическая боль? и почему это важно

  • Список журналов
  • Открытый выбор Спрингера
  • PMC2952112

Культура, медицина и психиатрия

Культовая медицинская психиатрия. 2010 г.; 34(4): 658–667.

Опубликовано в Интернете 13 сентября 2010 г. doi: 10.1007/s11013-010-9190-y

Информация об авторе Информация об авторских правах и лицензии Отказ от ответственности связи и несмотря на исключение огромного числа больных, которые испытывают психологическую боль. Расширив наше понятие боли и сделав его более всеобъемлющим, мы не только лучше приспособим фундаментальные научные сведения о боли, но и признаем то, что уже хорошо известно неспециалистам, — боль из различных источников, физическую.0024 и психологические, имеют общую структуру войлока.

Ключевые слова: Физическая боль, Психологическая боль, Эмоциональная боль, Ноцицептор, Аффективный центр боли, Горе, Депрессия

Всякая боль — это одна болезнь со многими именами.

— Антифан, ок. 400 г. до н.э.

«Говорят, что выход камня из почки — это самая сильная боль, которую вы можете испытать. Они ошибаются. Конечно, это было плохо. Я помню, как хныкал, как ребенок в отделении неотложной помощи. Но это была шутка по сравнению с этой болью, которая никогда не проходит. Это просто продолжается и съедает меня изнутри. Я все еще чувствую это сейчас, как никогда сильно, спустя 10 лет». Дэн Венто рассказывает о случае, когда у его дочери случился рецидив редкой формы рака, называемой остеосаркомой. Дженнифер было девять лет, она была младшей из трех его дочерей. Дэн и его жена Мэри думали, что пережили бурю. Первоначальный курс химиотерапии, похоже, сработал. Но через год у Дженнифер снова начало опухать и болеть левое колено, потом бедро, потом спина. Рак не только вернулся, но теперь был по всему телу Дженнифер, и это произошло так быстро, что даже врачи были застигнуты врасплох.

Вентос перепробовали все, даже пересадку костного мозга. Но остановить рак не удалось. Метастатические опухоли проникли в кости Дженнифер, заблокировали ее дыхательные пути и лишили ее зрения. В одночасье их маленькая девочка стала неузнаваемой из-за рака и агрессивных методов лечения — опухшая комковатая масса с трубками и капельницами, подключенными к пищащим аппаратам. Хуже всего было то, что они ничем не могли помочь. Они стояли рядом, чувствуя, как рак пронзает и их кости.

Менее чем через 2 месяца после рецидива Дженнифер умерла. Сначала это было почти облегчением; Венто не могли смотреть, как страдает их дочь еще один день. Но когда они увидели Дженнифер в маленьком гробу, когда они увидели гроб, опущенный в землю, когда они увидели землю, покрывающую гроб, — ​​с этого дня их боль никогда не кончится.

«Я старался быть сильным ради жены и детей, — объяснил Дэн Венто. «Если бы они увидели, как я рухнул, как они смогли бы продолжать?» Но, несмотря на крепкий фасад, Vento превратилось в . «Я все время чувствовал слабость и головокружение, как будто я мог потерять сознание, и мне нужно было ухватиться за что-нибудь — за стул, за стену, за что угодно, — чтобы не упасть».

Венто всегда была жесткой. Хотя физически он не был внушительным — он был невысоким и коренастым, — он был самодостаточным мужчиной из Бронкса, который владел успешной сетью продуктовых магазинов и всегда получал все, что хотел, на работе и дома. Однако когда Дженнифер умерла, он, похоже, больше не хотел многого, и ему становилось все труднее сосредоточиться. Его жизнь начала рушиться. Была только боль.

Что испытал Дэн Венто — когда он смотрел, как страдает его дочь, когда он хоронил ее, и теперь, 10 лет спустя, все еще опутанный горем, — боль? Он определенно так думает и использует это слово точно так же, как когда провел мучительную ночь в отделении неотложной помощи с камнями в почках. Как и многие другие люди, перенесшие подобную травму, а также те, кто страдает от «боли» при психических заболеваниях, таких как депрессия и шизофрения.

Однако большинство профессионалов с этим не согласятся. Ученые, изучающие боль, и врачи, занимающиеся лечением боли, считают это переживание чисто физическим явлением в том смысле, что оно может быть вызвано только повреждением тела. Боль возникает, когда рецепторы на нервных клетках кожи и внутренних органов обнаруживают потенциально повреждающие раздражители, например, пинрик или высокие температуры (Melzack and Wall 19). 83, стр. 81–108). Затем ноцицепторы (от латинского nocere — ранить) подают сигнал в мозг, который оценивает угрозу и координирует ряд защитных реакций. Отводим руку от пламени; мы отдыхаем сломанной ногой. Без этой высокоэффективной биологической системы предупреждения, которая предотвращает дальнейшие повреждения и способствует заживлению, мы не можем жить хорошо. Только подумайте о пациентах, которые не могут чувствовать боль, о людях с генетическими дефектами и о людях с заболеваниями, нарушающими передачу нервных импульсов, такими как диабет и проказа; преимущества жизни без боли легко перевешиваются негативными последствиями прогрессирующего повреждения тела и преждевременной смерти (см. Brand and Yancey 19).97).

Дэн Венто не пострадал. Так же как и пациенты, которые испытывают душевную боль, сопровождающую острую депрессию. Так же как и больные раком (и их родители), которые испытывают непреодолимый страх, тревогу и изоляцию, сопровождающие физические симптомы их болезней. Их ноцицепторы, по крайней мере, в отношении этих конкретных ощущений, молчат, не посылая в мозг сигнала бедствия. Поэтому их чувства на самом деле не боль, а нечто категорически иное, то, что профессионалы предпочитают называть страданием или тоской (Касселл 19).91, стр. 30–46). И поэтому в медицинских классификационных схемах боли вы не найдете упоминания о горе или депрессии.

Даже психиатры опасаются говорить о боли у своих пациентов, приберегая ее только для тех редких и странных случаев психогенной боли или соматоформного болевого расстройства, то есть физической боли, локализованной в неповрежденной части тела , современный эквивалент того, что Фрейд называл истерией или конверсионной реакцией (DSM 3, rev.; American Psychiatric Association 19).87). Суть в том, что психологическая боль, которую испытывает Дэн Венто и миллионы пациентов с острой депрессией, — это оксюморон или, в лучшем случае, метафора. Его просто не существует. 1

Как может быть такая пропасть между неспециалистом и экспертом, особенно в отношении такой общей части жизни? И если эксперты правы, как могли обычные люди, такие как Дэн Венто, а также наши лингвисты — например, знаменитые писатели, такие как Уильям Стайрон и Джоан Дидион, которые так красноречиво писали о боли при депрессии (9). 0024 Видимая Тьма ) и горе ( Год Волшебного Мышления ) — неужели все так неправильно?

Если конечно нет. Если только не обыватель, а эксперт запутался. Возможно, инстинктивная склонность человека смотреть на боль более широко, как на категорию, включающую в себя как физические, так и психологические разновидности, может быть более просвещенной, чем более узкая концепция эксперта. Возможно, есть веские причины говорить о боли в обстановке горя, депрессии, шизофрении, развода или нефизических страданий, сопровождающих болезнь.

Давайте рассмотрим улики. Во-первых, существует множество субъективных свидетельств — того, что люди чувствуют и думают, а затем передают другим через язык. Когда мы спрашиваем людей об определенных неприятных эмоциональных переживаниях и слушаем их слова, мы обнаруживаем, что они не только используют общее слово «боль» для обозначения этих переживаний, но и описывают их так же, как описывают физическую боль. Как известно, боль любого рода трудно выразить. Существуют проблемы с концептуализацией переживания, потому что оно перцептивно недоступно (мы не можем увидеть боль или потрогать ее) и потому, что, в отличие от других внутренних состояний, оно не всегда связано с внешними объектами, которые мы можем увидеть или потрогать (например, человек, который заставляет нас чувствовать боль). злая или собака, которая нас пугает) (Scarry 1985, стр. 161–162; Биро 2010, стр. 11–47). В результате человек вынужден думать о боли косвенно, через метафору: мы представляем себе более познаваемый объект, связанный с болью, а затем говорим об опыте в терминах этого объекта.

Наиболее распространенной метафорой, используемой для описания физической боли, является оружие (Scarry 1985, стр. 15–19). Мы говорим, что боль стреляющая или колющая. Длинные списки похожих прилагательных можно найти в опроснике McGill Pain Questionnaire, созданном в 1970-х годах, чтобы помочь пациентам сообщить врачам о своих чувствах. Боль можно охарактеризовать как пронзающую, сверлящую, жгучую, скрежещущую, пульсирующую, жалящую, сдавливающую и так далее. Каждый из дескрипторов подразумевает наличие оружия или предмета, похожего на оружие, способного нанести телесные повреждения, — сверла, которое сверлит , огонь сжигает . И поскольку большинство пациентов никогда не подвергались ножевому ранению или выстрелу или не получают ножевого ранения или выстрела в момент боли, они используют эти термины образно, чтобы объективировать то, что в противном случае было бы трудно определить и представить; теперь они могли видеть боль и описывать свои ощущения, говоря о ножах и ружьях и о вреде, который они могут причинить телу.

Люди с психологической болью используют одни и те же метафоры для описания своих переживаний. Дэн Венто, которого так долго заставили замолчать из-за невыносимой боли утраты, в конце концов откроется психиатру. Он объяснил, что это было похоже на бомбу, которая взорвалась внутри него, уничтожив все в его теле. В других случаях он чувствовал, что повреждение происходит медленнее и методичнее, как будто рой паразитов пожирает его органы. Но в любом случае результат для Венто был одинаковым: его опустошали изнутри — он использовал слово «выпотрошил» — до тех пор, пока не осталась только большая сырая зияющая рана.

Когда ее муж умер и ее охватило горе, Джоан Дидион увидела гигантские волны. В своих мемуарах она пишет, что чувствовала себя так, как будто на нее накатывают «разрушительные волны, пароксизмы, внезапные опасения, которые ослабляют колени, ослепляют глаза и стирают повседневность жизни» (Дидион 2005, стр. 27–28). Для Кей Редфилд Джеймисон, психиатра, страдающего маниакальной депрессией, оружием является гигантская центрифуга, содержащая пробирки с ее кровью. Он вращается вокруг ее разума все быстрее и быстрее, выходит из-под контроля, пока не взорвется, разбрызгивая повсюду кровь (Джеймисон 19).96, с. 80).

Слушая язык боли всех видов, мы обнаруживаем общую структуру ощущений, которую эффективно передает метафора оружия (Biro 2010, стр. 79–96). Независимо от того, вызвана ли она горем и депрессией, камнями в почках или травмой позвоночника, боль читается как рассказ, состоящий из трех частей:

При боли мы чувствуем, что должен быть какой-то объект, похожий на оружие (бомба, рой паразитов, гигантская волна, центрифуга). что движется к нам и угрожает нам; что когда он ударит, он ранит нас, возможно, даже уничтожит; и что мы должны уйти от него или защитить себя любой ценой. Даже когда на нас ничего не надвигается, когда нет травмы, когда мы остаемся неподвижными, мы чувствуем движение, травму и желание бежать.

Что бы ни случилось, что заставляет нас чувствовать эти вещи — потеря любимого человека или физическое уничтожение рака — мы испытываем боль.

Субъективные доказательства существования эмоциональной боли убедительны, тем более что нет объективного способа проверить и охарактеризовать чужую боль. Хотя мы можем подключить человека к аппарату функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ), наблюдать за притоком крови к болевым центрам в мозгу и затем сделать вывод о его наличии, единственным окончательным тестом является слово человека: я чувствую боль или я не чувствую. .

На самом деле, большинство экспертов неохотно признают неизбежно субъективный характер боли. В дополнении к своему общепринятому определению боли — «неприятное сенсорное и эмоциональное переживание, связанное с фактическим или потенциальным повреждением тканей» — Международная ассоциация по изучению боли (IASP 2007) признает, что люди сообщают о боли по чисто психологическим причинам и что, поскольку такие сообщения нельзя отличить от случаев, когда есть физическая причина, их следует принимать за чистую монету: «Если люди расценивают свои переживания как боль и если они сообщают о них так же, как о боли, вызванной повреждением тканей , это следует принять как боль».

Но, несмотря на уступку, IASP не учитывает боль, которую испытывали Дэн Венто, Джоан Дидион или Кей Редфилд Джеймисон, в своих обширных схемах классификации болевых расстройств. В то время как комплексная регионарная боль, которая затрагивает от 6 до 26 человек из 100 000 (de Mos et al., 2007), фигурирует в списке, гораздо более распространенная боль, возникающая при горе или депрессии, отсутствует.

Для врачей и ученых, которые лишь на словах признают субъективные аргументы, тем не менее, в настоящее время появляется все больше объективных данных, расширяющих наше представление о боли. С момента появления теории управления воротами в 19 в.60-х годов связь между повреждением тканей и болью постепенно ослабевает. Теперь мы лучше понимаем, почему могут быть тяжелые травмы и не быть боли (раненые солдаты в бою) и, наоборот, не быть травм и сильные боли (мигрень, фибромиалгия). Это происходит, как объяснили выдающиеся исследователи боли Рональд Мелзак и Патрик Уолл, потому что существуют психологические факторы — культура и прошлый опыт, наши эмоциональные и когнитивные состояния, контекст боли — которые могут усилить или ослабить ноцицепторный сигнал до того, как он зарегистрируется. высшие мозговые центры (Мельзак и Уолл 1983, стр. 15–33). Более того, во многих случаях хроническая боль возникает вообще без какой-либо прямой стимуляции ноцицепторов. Нейропатическая боль возникает, когда дисфункциональная нервная система спонтанно возбуждается или ошибочно интерпретирует обычные сенсорные стимулы как вредные (Woolf and Mannion, 1998). В tic dolouroux , например, движение пера по лицу может вызвать спазмы сильной боли.

Второе направление доказательств связано с нашим растущим пониманием того, как мозг обрабатывает боль. Оказывается, боль — невероятно сложная система восприятия с множеством подсистем. Наиболее важным для этого обсуждения является то, что в мозге есть отдельные области, которые обрабатывают ощущение боли (ее качество, местонахождение, интенсивность) и наши чувства по поводу ощущения (повествование о его отвращении) (Прайс, 2000). Далее, сенсорный центр (в соматосенсорной коре) и аффективный центр (в передней поясной коре и островковой коре) не только пространственно разнесены, но и диссоциированы: то есть человек может иметь ощущение боли, но не чувствовать ее (Грахек 2007, стр. 29–50). Мы можем наблюдать это у пациентов, перенесших небольшую операцию с помощью лекарств, которые делают их безразличными к разрезанию скальпелем. Еще более драматична редкая группа пациентов, у которых аффективные болевые центры (или связи с этими центрами) разрушены. В случае асимволия боли , пациенты все еще могут ощущать укол иглой (поскольку ноцицепторный сигнал регистрируется в соматосенсорной коре), но будут смеяться над его незначительностью (поскольку сигнал не обрабатывается передней поясной корой).

Эти случаи несоответствия между ощущением и чувством боли говорят нам о том, что, несмотря на сложность боли, которая включает в себя ощущения и поведение, чувство, познание и память, критическим компонентом является чувство. Если у нас не будет чувства, которое было у Дэна Венто, когда камень в почке проходил через его мочеточник, — что с ним происходит что-то плохое, что что-то повреждает его тело, и что он должен сделать все возможное, чтобы избежать дальнейшего повреждения. — тогда боль теряет свою биологическую ценность. Потому что они смеются над болью, а не бегут от нее, асимволия боли пациентов, скорее всего, будут чувствовать себя не лучше, чем пациенты с врожденной или приобретенной нечувствительностью к боли. На самом деле, я бы сказал, что если мы не чувствуем боли, то вообще нет смысла использовать этот термин. Больные проказой, солдаты на поле боя, пациенты под наркозом во время операции, больных с асимволией боли пациентов — они могут испытывать неприятные ощущения, но не чувствуют боли и не принимают защитных мер. Все зависит от ощущения боли.

Если для ощущения боли не обязательно повреждение ткани и если в мозгу есть специальный аффективный центр, отвечающий за такое чувство, почему этот центр нельзя активировать другими средствами, кроме ноцицепторного пути? Почему не может быть, чтобы вредные психологические раздражители — раздражители, которые угрожают эмоциональному благополучию человека, такие как потеря ребенка, боль депрессии или страдания больных раком, — попадают в переднюю поясную извилину? заставляет нас чувствовать то же самое, что и мы, когда испытываем физическую боль?

Это именно то, что открыли ученые. Наоми Айзенбергер и ее коллеги из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе недавно разработали умную модель психологической боли, которую можно изучать объективно (Eisenberger et al., 2003). Нормальные испытуемые играли в видеоигру с подбрасыванием мяча, пока их мозг контролировался с помощью фМРТ. Когда испытуемых исключали из виртуальной игры, они испытывали дистресс, который коррелировал с увеличением притока крови к передней цингулярной и островковой коре, точно так же, как если бы они были уколоты иглой. Чем больше возникал социальный дистресс, тем активнее становились эти аффективные болевые центры. Исследования, проведенные на опечаленных и горюющих людях, дали аналогичные результаты (Гундел и др., 2003).

Похоже, интуиция непрофессионала о боли подтверждается наукой; кажется, что психологическая боль проходит по тем же нервным путям, что и физическая боль. А почему бы и нет? Как физические раздражители, которые могут повредить нашему телу, вызывают определенные чувства и реакции, так и психологические стимулы, которые могут повредить нашей психике, такие как потеря ребенка или внутренние симптомы депрессии. Точно так же, как нам нужно давать отдых телу, чтобы защитить себя от дальнейшего вреда, мы также должны защищать ум. Эта более полная и всесторонняя система предупреждения, безусловно, имеет смысл с биологической точки зрения.

Имеет ли значение, назовем ли мы чувства Дэна Венто болью или страданием? Является ли это просто семантической проблемой, разногласием между двумя группами пользователей языка, которое, в конце концов, не имеет каких-либо неблагоприятных последствий?

Да, это имеет значение, и да, это имеет неблагоприятные последствия. Это имеет значение, потому что разногласия отражают гораздо более важную проблему: негибкое мышление научного сообщества, которое видит мир определенным образом и не допускает отклонений даже от несогласных в своих рядах. Наука сосредотачивает свое внимание исключительно на объективном мире, который можно изучить, измерить и объяснить. Из-за того, что субъективная сфера кажется сопротивляющейся такому исследованию, она традиционно была закрыта, что-то, что может быть оценено только в гораздо более общих терминах гуманитарными и более «мягкими» науками (например, психологией).

Такое мышление формирует ценности, и не только ценности ученых. Из-за их положения в интеллектуальной иерархии существует эффект просачивания, который распространяется на практическую науку медицины и на культуру в целом. В случае боли существует только один вид, реальный или физический, который можно объективно проверить, наблюдая за активностью ноцицепторов или обнаруживая повреждения на компьютерной томографии. Другие переживания, которые могут ощущаться как боль, но не могут быть связаны с повреждением тканей, — это не боль. Гораздо более субъективные и менее прозрачно материальные, поэтому они являются производными, менее важными и лучше обозначаются чем-то другим (страданием или тоской).

Хотя психологическая боль может быть неприятной, факт остается фактом: она «в наших головах», а не в нашем теле. По мере того как мы продолжаем развертывать логику объективистской (и дуалистической) парадигмы, которая теперь полностью проникла в наше культурное сознание, те, кто страдает без какого-либо физического подтверждения, неизбежно начинают вызывать подозрения. Они либо сумасшедшие (душевнобольные), либо лживые (потому что настоящей боли нет), либо слабые (таким людям все больно). Им нужны не врачи от боли или обезболивающие, а психиатры и священники.

Не принимая во внимание на мгновение, что вся боль возникает «в голове» — даже боль от камней в почках Дэна Венто, которую он локализовал в правой части таза, — правда в том, что психологическая боль часто более интенсивна и опасна, чем « настоящая вещь.» Для Дэна Венто его борьба с камнями в почках, одно из самых болезненных заболеваний, не шла ни в какое сравнение с болью горя. Точно так же Люси Грили говорит нам в своих мемуарах Autobiography of a Face (1995), что она скорее столкнется с болью от рака и его лечением, чем с гораздо более сильной болью от чувства уродства и одиночества (стр. 7, 170, 186). На самом деле, многие такие больные приветствуют, даже суд, физическую боль, чувствуя, что она на самом деле в какой-то степени облегчает их эмоциональную боль. И когда неутолимая боль становится невыносимой, некоторые предпочтут покончить с ней, покончив с собой. Уровень самоубийств значительно выше в условиях горя и депрессии, чем в условиях физической боли (Schneidman 19).98).

Преобладающее объективистское мышление не только относит психически больных к второсортному статусу, но и наносит ущерб другой большой группе людей. Страдающие хроническими болевыми состояниями, такими как мигрень, боль в пояснице и фибромиалгия, оказываются где-то в подвешенном состоянии между настоящей болью и производной, психической. С одной стороны, их боль кажется физической (поскольку она локализована в какой-то части тела), а с другой, она имеет больше общего с психологическим дистрессом (поскольку нет прощупываемой травмы). Долгое время медицина не знала, что делать с такими пациентами, и поэтому они переходили от врача к врачу, не находя облегчения. Хотя их жизнь улучшилась с появлением специалистов по боли и клиник по лечению боли, пациентов с хронической болью по-прежнему часто мучает коварная логика объективистской точки зрения (см. Heshusius 2009). , стр. 1–19). Некоторые, на самом деле, прибегают к членовредительству, чтобы узаконить свою боль перед лицом продолжающегося скептицизма со стороны членов семьи и врачей: « Теперь вы видите », — скажут они, указывая на свои изрезанные руки, — Боль не в моей голове это настоящее число (см. Padfield 2003, стр. 41–43).

Я подчеркиваю серьезность психологической боли и подобную неопределенности ситуацию с хроническими болевыми состояниями, потому что, как и работа растущего числа ученых, она идет вразрез с господствующим мышлением. Возможно, тогда нам следует изменить это мышление и расширить свой кругозор. Вместо того, чтобы отдавать предпочтение одному типу боли над другим, давайте подходим к ним в более инклюзивном, демократическом духе, в котором все боли созданы равными. Или, что еще лучше, давайте рассмотрим боль как возникающую в континууме или спектре, который простирается от одного идеала (боль, связанная исключительно с физической травмой) к другому (боль, связанная исключительно с психологической травмой).

Спектр боли, безусловно, более точно соответствует нашему опыту, чем общепринятая парадигма. Это соответствует нашему убеждению, что чувство боли может возникать из-за травмы тела, а также из-за травмы ума. Это также соответствует нашему опыту значительного совпадения этих двух разновидностей, что никогда не бывает чисто физической или чисто психологической боли, но всегда есть их комбинации. У страдающих от горя и психических заболеваний часто возникают соматические жалобы: Дэн Венто нутром чувствовал потерю дочери; Погружение Уильяма Стайрона в депрессию сопровождалось проблемами со сном и дыханием (Стирон 1992, стр. 18, 42–43). В то же время пациенты, испытывающие физическую боль, неизбежно страдают эмоционально; больные раком обычно чувствуют себя напуганными, беспомощными и одинокими (Cherney et al., 1994).

Кроме того, преимущества принятия более широкой точки зрения выходят за рамки проверки и оценки нашего жизненного опыта. Есть практические выводы. Для науки это означало бы большую поддержку преобразовательной работы таких исследователей, как Джозеф Леду и Антонио Дамасио, в субъективную сферу чувств и эмоций (LeDoux 19). 96; Дамасио 1999). В конце концов, эти переживания так же материальны, как биение сердца и молекула ДНК, хотя на данный момент мы точно не знаем, как перевести нейронную активность (язык мозга) в ментальные состояния (язык разума). Так же и психологическая боль. Теперь, когда мы знаем, что она имеет общие неврологические субстраты с физической болью, ученые, несомненно, попытаются расширить работу Эйзенбергера, найдя «ноцицепторные пути» психологической травмы: как чувства горя или депрессии обнаруживаются и передаются в переднюю цингулярную кору? и Как можно изменить сигналы? Это новое мышление может также привести к пониманию патологических состояний боли. Длительное горе Дэна Венто, которое психиатры классифицируют как сложное горе, имеет много общего с некоторыми состояниями хронической боли. В обоих случаях травма давно миновала, а реверберирующая цепь боли, больше не служащая никакой биологической цели, продолжается. Работают ли здесь подобные механизмы, и можно ли ими манипулировать, чтобы помочь Венто вырваться из своей саморазрушительной колеи?

В клинической сфере также произойдут изменения, улучшающие методы лечения боли врачами. Некоторым пациентам может потребоваться больше внимания к телу; другие, для ума; большинство, обоим. Здесь также есть место для новаторского мышления. Возьмем, к примеру, эффект плацебо в клинических испытаниях, в ходе которых было показано, что фальшивая таблетка облегчает боль примерно в 15–30% случаев. Большинство исследователей рассматривают это явление как загрязнитель, который необходимо устранить, чтобы оценить эффективность «настоящего» лекарства. Но почему бы не переключить кадры, как Бенедетти (2009 г.) и так же усердно сосредоточить внимание на реальности психологических факторов, которые столь же эффективны, а в некоторых случаях даже более (стр. 6, 30)? Почему бы не попытаться использовать и усилить эти факторы, чтобы помочь пациентам? Тот же самый новый способ мышления привел DeWall et al. (2010) давать лекарство от физической боли (ацетаминофен) людям, страдающим от психологической травмы, и неудивительно, что это сработало.

Один из величайших мыслителей двадцатого века Людвиг Витгенштейн показал, что внимание к обычному языку может способствовать развитию философии. Возможно, то же самое относится и к науке. Он также показал, что догматическое цепляние за определенный образ может привести к концептуальной болезни (Витгенштейн 19).58, разд. 115). Если мы сможем полностью порвать с нашим нездоровым (и неверным) дуалистическим наследием и по-настоящему увидеть, что разум и тело неразрывно связаны, тогда мы должны согласиться с Дэном Венто, Джоан Дидион и многими другими страдающими в том, что психологическая боль существует и столь же важна и важна. достойного нашего внимания, как физическая боль. Это две стороны одной медали, и о них следует говорить и относиться к ним соответственно.

Эта статья распространяется в соответствии с условиями некоммерческой лицензии Creative Commons Attribution, которая разрешает любое некоммерческое использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора(ов) и источника.

1 Здесь я не утверждаю ни то, что психический дистресс не менее реален, чем физическая боль, ни то, что соматические жалобы могут сопровождать психическое заболевание — фактически, 50% пациентов с депрессией сообщают о симптомах физической боли (Katona et al. 2005) — но что психическое расстройство само по себе может быть болезненным в осмысленном смысле, что оно может быть феноменологически родственным физической боли и, следовательно, должно быть отнесено к той же категории.

  • Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и Статистическое Руководство по Психическим Расстройствам. 3 обр. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация; 1987. [Google Scholar]
  • Бенеддетти Ф. Эффекты плацебо: понимание механизмов здоровья и болезней. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета; 2009. [Google Scholar]
  • Биро Д. Язык боли: поиск слов, сострадание и облегчение. Нью-Йорк: В. В. Нортон; 2010. [Google Scholar]
  • Брэнд П., Янси Ю. Дар боли. Гранд-Рапидс, Мичиган: Зондерван; 1997. [Google Scholar]
  • Cassell E.J. Природа страдания и цели медицины. Нью-Йорк: Оксфорд; 1991. [Google Scholar]
  • Черней Н.И., Койл Н., Фоли К.П. Страдания у больных раком на поздних стадиях: определение и таксономия. Журнал паллиативной медицины. 1994; 10:51–70. [PubMed] [Google Scholar]
  • Дамасио А. Ощущение того, что происходит. Нью-Йорк: Харкорт; 1999. [Google Scholar]
  • de Mos M., de Bruijn A.J., Huygen F.J., et al. Случаи комплексного регионального болевого синдрома: популяционное исследование. Боль. 2007; 129:12–20. doi: 10.1016/j.pain.2006.09.008. [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • DeWall, N.C., MacDonald, G., Webster, G.D., et al. 2010 Ацетаминофин уменьшает социальную боль. Психологическая наука 21 (7): 931–937. [PubMed]
  • Дидион Дж. Год магического мышления. Нью-Йорк: Кнопф; 2005. [Google Scholar]
  • Айзенбергер Н.И., Либерман М.Д., Уильямс К.Д. Больно ли отказывать? ФМРТ-исследование социальной изоляции. Наука. 2003; 302: 209–292. doi: 10.1126/science.1089134. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Грахек Н. Чувство боли и переживание боли. Кембридж, Массачусетс: MIT Press; 2007. [Google Академия]
  • Грили Л. Автобиография лица. Нью-Йорк: HarperPerennial; 1995. [Google Scholar]
  • Gundel H., O’Connor M.F., Littrell L. et al. Функциональная нейроанатомия горя: исследование фМРТ. Американский журнал психиатрии. 2003; 160:1946–1953. doi: 10.1176/appi.ajp.160.11.1946. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хешузиус Л. Внутри хронической боли: интимный и критический отчет. Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета; 2009. [Google Scholar]
  • Международная ассоциация по изучению боли, 2007 г. Терминология боли. Доступно на: www.iasp-pain.org.
  • Джеймисон К.Р. Беспокойный разум: воспоминания о настроениях и безумии. Нью-Йорк: Винтаж; 1996. [Google Scholar]
  • Katona C., Peveler R., Dowrick C., et al. Болевые симптомы при депрессии: определение и клиническое значение. Клиническая медицина. 2005; 5: 390–395. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Леду Л. Эмоциональный мозг. Нью-Йорк: Саймон и Шустер; 1996. [Google Scholar]
  • Мелзак Р. , Уолл П. Вызов боли. Нью-Йорк: базовый; 1983. [Google Академия]
  • Падфилд Д. Восприятие боли. Стокпорт, Великобритания: Деви Льюис; 2003. [Google Scholar]
  • Прайс Д.Д. Психологические и нейронные механизмы аффективного измерения боли. Наука. 2000; 288:1969–1972. doi: 10.1126/science.288.5472.1769. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Scarry E. Тело в боли: создание и разрушение мира. Нью-Йорк: Оксфорд; 1985. [Google Scholar]
  • Шнейдман Э.С. Перспективы суицидологии: дальнейшие размышления о самоубийстве и психике. Самоубийство и опасное для жизни поведение. 1998;28:245–250. [PubMed] [Google Scholar]
  • Стайрон В. Видимая тьма: Мемуары безумия. Нью-Йорк: Винтаж; 1992. [Google Scholar]
  • Витгенштейн Л. Философские исследования. Оксфорд, Великобритания: Блэквелл; 1958. [Google Scholar]
  • Woolf C.J., Mannion R.J. Нейропатическая боль: этиология, симптомы, механизмы и лечение. Ланцет. 1998; 353:1959–1964. doi: 10.1016/S0140-6736(99)01307-0. [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]

Боль и эмоции: биопсихосоциальный обзор последних исследований

  • Список журналов
  • Рукописи авторов HHS
  • PMC3152687

J Clin Psychol. Авторская рукопись; доступно в PMC 2012 1 сентября. 2011 сен; 67(9): 942–968.

Published online 2011 Jun 6. doi: 10.1002/jclp.20816

PMCID: PMC3152687

NIHMSID: NIHMS295222

PMID: 21647882

, 1 , 1 , 1 , 1 , 1 , 2 , 3 и 2

Информация об авторе Информация об авторских правах и лицензии Отказ от ответственности

Объектив и метод

Исследования эмоций и боли получили широкое развитие. Мы рассматриваем литературу последнего десятилетия, уделяя особое внимание связям между эмоциональными процессами и постоянной болью.

Результаты

Нейробиологические исследования документируют нейронные процессы, которые отличают аффективную боль от сенсорной, связывают эмоции и боль и вызывают болевую сенсибилизацию центральной нервной системы. Психологические исследования показывают, что более сильная боль связана с эмоциональным стрессом и ограниченным эмоциональным осознанием, выражением и обработкой. Социальные исследования показывают потенциальную важность эмоционального общения, сопереживания, привязанности и отторжения.

Выводы

Эмоции являются неотъемлемой частью концептуализации, оценки и лечения постоянной боли. Исследования должны прояснить, когда устранять или ослаблять негативные эмоции, а когда получать к ним доступ, испытывать и выражать их. Теория и практика должны интегрировать эмоции в когнитивно-поведенческие модели постоянной боли.

Ключевые слова: Постоянная боль, хроническая боль, эмоция, биопсихосоциальная модель

Боль является наиболее распространенным симптомом, о котором сообщают поставщикам медицинских услуг, является движущей силой обращения за медицинской помощью и снижения производительности труда, а также наносит значительный ущерб страдающим , их близких и общества в целом. Боль является распространенным симптомом не только в учреждениях первичной медико-санитарной помощи и специализированных клиниках по лечению боли, но и в учреждениях, занимающихся лечением психических заболеваний и наркозависимости. Таким образом, жизненно важно, чтобы психологи оставались в курсе последних теорий и исследований, которые информируют и направляют концептуализацию, оценку и вмешательство пациентов, испытывающих боль.

Международная ассоциация по изучению боли определяет боль как «неприятное сенсорное и эмоциональное переживание, связанное с фактическим или потенциальным повреждением или описываемое в терминах такого повреждения» (Mersky & Bogduk, 1994). Таким образом, боль частично является эмоциональным переживанием, и соответствие между болью и телесными повреждениями вариативно. Хотя эти два аспекта широко признаются экспертами в области исследований и практики боли, они до сих пор не полностью оценены в условиях более общей практики, где боль часто рассматривается как чисто сенсорное ощущение, отражающее повреждение лежащих в основе тканей. В результате остаются большие пробелы между нашим пониманием персистирующей боли и способами оценки и лечения многих пациентов. В этом разделе мы рассмотрим несколько спорных вопросов и очертим границы нашего обзора.

Типы боли

Боль традиционно подразделяют на острую и хроническую. В качестве индикатора потенциального повреждения тканей острая боль может рассматриваться как адаптивный сигнал тревоги, предупреждающий человека о необходимости обратить внимание на причину боли и мотивирующий действия для предотвращения повреждения тканей, защиты пораженной части тела и предотвращения подобных встреч в будущем. Хотя это представляет интерес для некоторых психологов, например, тех, кто работает с болезненными медицинскими процедурами, острая боль обычно концептуализируется, оценивается и лечится биомедицинскими методами.

Хроническая боль или постоянная боль, которая определяется как продолжающаяся не менее 3 месяцев, является более сложной, чем острая боль. В частности, происходит обучение — нейробиологические, психологические и социальные изменения, которые могут поддерживать боль. Адаптивная тревога при острой боли теряет некоторую эффективность, поскольку боль больше не является надежным индикатором повреждения тканей, а поведенческие изменения, направленные на уменьшение боли, могут быть неадекватными (Nesse & Ellsworth, 2009). Следовательно, люди с постоянной болью гораздо чаще, чем люди с острой болью, попадают в поле зрения психологов либо в клинике боли для лечения самой боли, либо с помощью традиционной терапии для устранения неадаптивных коррелятов боли, таких как проблемы с настроением, злоупотребление психоактивными веществами или трудности в отношениях.

Нозология персистирующей боли противоречива и развивается. Некоторые виды боли связаны с патологическими процессами в определенных тканях, включая дегенерацию суставов (остеоартрит), воспаление (например, ревматоидный артрит, воспалительное заболевание кишечника), рост опухоли (раковая боль), повреждение нервов (нейропатическая боль) или тканевую аноксию. серповидно-клеточная анемия). Существует также неоднородная группа болей, которые традиционно классифицируются в зависимости от локализации, например, в нижней части спины, шее, голове, животе, тазу и грудной клетке. Последний включает болевые проявления, которые являются частью более широких мультисимптомных синдромов, таких как фибромиалгия или синдром раздраженного кишечника.

Эти последние синдромы и типы боли особенно неприятны, поскольку клинические и лабораторные исследования не позволяют достоверно выявить аномалии в участках периферических тканей, где пациенты испытывают боль. Более того, многие из этих, по-видимому, непохожих друг на друга болевых состояний возникают одновременно; например, довольно часто пациенты жалуются на головные боли, боли в животе и фибромиалгию. Недавно разработанная концептуальная основа существенно продвинула наше понимание этих проблем. Понятие «синдром центральной чувствительности» описывает «перекрывающуюся и сходную группу синдромов без структурной патологии и связанных общим механизмом центральной сенсибилизации (ЦС), который включает гипервозбуждение центральных нейронов посредством различной синаптической и нейромедиаторной/нейрохимической активности» ( Юнус, 2007. С. 339.). Центральная сенсибилизация подразумевает, что головной и спинной мозг играют более важную роль в возникновении стойких болевых ощущений, чем периферические ткани. Однако центральная или периферическая боль не является простой дихотомией, поскольку в боли участвуют как центральные, так и периферические механизмы. Например, центральная сенсибилизация развивается после периферических повреждений, таких как остеоартрит (Arendt-Nielsen et al., 2010) или травмы шеи (Banic et al., 2004).

Дуализм разума и тела и соматизация

Две взаимосвязанные и противоречивые концепции — это дуализм разума и тела и соматизация. Дуализм рассматривает боль как причину либо биологических, либо психологических факторов, и эти процессы различны. Такое дуалистическое мышление по-прежнему распространено как среди непрофессионалов, так и среди профессионалов, и наблюдается, например, когда пациенты ищут органического подтверждения того, что их боль «реальна», чтобы их не сочли имеющими психологические или «функциональные» проблемы и не обвинили в том, что боль «все в головах». К счастью, дуализму все чаще бросают вызов более сложные модели боли, которые признают, что психосоциальные и биологические процессы тесно интегрированы, если не изоморфны, — мозг является основой психических процессов. С нашей точки зрения, боль, несомненно, реальна — независимо от того, обнаружены ли периферические или центральные аномалии — отчасти потому, что мозг является органом, где боль ощущается и модулируется, а отчасти просто потому, что люди испытывают боль и сообщают о ней.

Согласно первоначальному определению Lipowski (1988), соматизация — это склонность испытывать, общаться и обращаться за помощью в связи с соматическими симптомами, которые непропорциональны патологическим проявлениям. Ключевой принцип заключается в том, что пациенты, которые соматизируются, не хотят или не могут признать психологические или эмоциональные проблемы, и их соматизация представляет собой альтернативный путь к сообщению о своих трудностях. Соматизация — это концепция, используемая как неспециалистами, так и профессионалами для объяснения симптомов, которые кажутся непропорциональными или чрезмерными. Однако эта концепция весьма противоречива, и некоторые считают, что ее следует исключить (Merskey, 2009).), особенно потому, что мало надежных исследований подтверждают эту конструкцию, и большинство исследований, направленных на демонстрацию соматизации, измеряют только симптомы, но не проверяют предполагаемые механизмы (Crombez, Beirens, Van Damme, Eccleston, & Fontaine, 2009). Мы считаем, однако, что отсутствие хороших исследований не делает концепцию полностью недействительной. Скорее, необходимы как концептуальная доработка, так и тщательное эмпирическое тестирование, чтобы определить, влияют ли эмоции на боль и каким образом, чтобы можно было разработать более мощные подходы к оценке и вмешательству.

Эмоциональные состояния и эмоциональные процессы

Бурно развивающиеся исследования боли и эмоций были вызваны сдвигом в теории. Традиционно эмоции часто рассматривались как менее зрелые, чем разум, а отрицательные эмоции как патологические и требующие рационального контроля. Совсем недавно аффективная наука поддержала функциональную или эволюционную модель, которая рассматривает эмоции как потенциально способные облегчить осознание, а также направлять и мотивировать адаптивное поведение (Nesse & Ellsworth, 2009).). Такой взгляд лежит в основе нашего обзора литературы.

Мы сформулировали взгляд на эмоции как на два различимых типа — эмоциональные состояния и эмоциональные процессы (Lumley, 2010). Эмоциональные состояния включают преходящее настроение, длительные аффекты и различные эмоциональные расстройства (например, аффективные или тревожные расстройства). Эмоциональные процессы, напротив, относятся к механизмам, с помощью которых эмоции и порождаются, переживаются и используются; и включают эмоциональное осознание, маркировку, выражение, обработку и интеграцию. Эмоциональные процессы сильно влияют на эмоциональное состояние, а также на психическое, поведенческое и физическое здоровье в целом. Исследования таких эмоциональных процессов более поздние, чем исследования эмоциональных состояний, и их применение к боли еще новее.

Наша концептуализация эмоциональных процессов шире, чем «регуляция эмоций» — ярлык, который обычно относится только к ослаблению или уменьшению эмоционального опыта или выражения (Gross, 2002), а не к более полному спектру процессов, включая усиление осознания, переживание , и выражение. Эмоциональные процессы также шире, чем совладание, ориентированное на эмоции, которое относится к волевым стратегиям или действиям, направленным на эмоции. Исследования обычно показывают, что стратегии выживания, ориентированные на эмоции, неадекватны; тем не менее, пункты в большинстве этих шкал совладания загрязнены дистрессом или негативным аффектом, что приводит к необъективной связи между совладанием, сфокусированным на эмоциях, и болью или дисфункцией (Stanton, Danoff-Burg, Cameron, & Ellis, 19). 94).

Границы и цели этого обзора

Литература, посвященная как эмоциям, так и боли, обширна, поэтому мы должны установить границы, чтобы сфокусировать этот обзор. Что касается боли, нас интересует постоянная боль из-за ее большей значимости для психологов, чем острая боль. Тем не менее, мы включаем исследования экспериментально вызванной острой боли, когда такие исследования информативны. Что касается эмоций, мы признаем важность эмоциональных состояний, особенно депрессии, беспокойства и гнева, как реакции на боль. Но литература по этим состояниям и расстройствам довольно обширна, и они обсуждались в недавнем всестороннем обзоре персистирующей боли (Gatchel, Peng, Peters, Fuchs, & Turk, 2007). Напротив, нам не хватает обзоров боли и эмоциональных процессов, эмоциональной модуляции боли и роли эмоциональных состояний в нейробиологических и социальных исследованиях боли.

Постоянная боль — это комплексное явление, и эмоции — лишь один из факторов, влияющих на нее. Мы признаем, что важны и другие факторы, но они не могут быть рассмотрены в этом обзоре. К ним относятся генетические факторы, непредвиденные обстоятельства и модели окружающей среды, открытое поведение (например, физические упражнения, декондиционирование), эффект плацебо и познание. Мы признаем, что различие между познанием и эмоциями невелико; большинство эмоциональных переживаний связаны с познаниями, такими как основные убеждения, предположения, восприятие и ожидания. Кроме того, конструкты, обычно считающиеся когнитивными, такие как самоэффективность и управляемость, имеют большое значение для боли, но были рассмотрены в другом месте (Gatchel et al., 2007). Есть также много тем, которые имеют отношение к эмоциям и связаны с болью, например, психопатология или черты личности; однако мы сосредоточимся в первую очередь на изучении эмоций или тесно связанных с ними процессов.

Десять лет назад некоторые из нас опубликовали обзор доступной литературы по боли и эмоциям (Keefe et al. , 2001), и с тех пор исследования ускорились. В этой статье мы рассматриваем исследования боли и эмоций, опубликованные за последнее десятилетие. Следуя биопсихосоциальной модели, мы начинаем с исследования нейробиологии боли и эмоций, потому что это подчеркивает нашу точку зрения о том, что мозг генерирует и организует психологический и социальный опыт и является органом, в наибольшей степени связанным с постоянной болью. Далее мы рассмотрим исследования психоэмоциональных процессов и боли, за которыми следуют социально-эмоциональные процессы и боль. В каждой области мы рассматриваем несколько тем и представляем иллюстративные исследования. Из-за объема исследований этот обзор не является исчерпывающим; скорее, мы предоставляем репрезентативную выборку литературы. В конце статьи мы выделяем несколько ограничений и направлений будущих исследований, а затем подводим итоги и предлагаем клинические последствия.

В этом десятилетии наблюдается значительный рост нейробиологических исследований боли и эмоций. Продолжалось развитие более ранних парадигм, таких как повреждение, стимуляция и фармакологическое вмешательство в центральную нервную систему (ЦНС) животных, а также новых подходов с использованием визуализации мозга. В этом разделе мы рассмотрим результаты процессов, лежащих в основе сенсорных и аффективных компонентов боли, центральной сенсибилизации болевых путей, мозговых процессов, связывающих боль и эмоции, а также исследования изображений, которые проясняют нейронную основу эмоций и боли.

Сенсорные и аффективные измерения боли

Утверждается, что ощущение боли человеком состоит из трех измерений (Melzack & Casey, 1968). Сенсорно-дискриминационный аспект определяет местоположение, время и физические характеристики (например, механические, химические, тепловые) вредного раздражителя и вызывает рефлексы отдергивания для предотвращения или ограничения повреждения тканей. Аффективно-мотивационное измерение, которое наиболее тесно связано с эмоциями, лежит в основе неприятностей, связанных с воздействием вредного стимула, и активирует защитное поведение, такое как бегство и восстановление сил, которые позволяют человеку справиться с вредным раздражителем. Наконец, когнитивно-оценочное измерение влияет на оценку значений и последствий травмы или боли.

Первые два измерения поддерживаются отдельными, но параллельными нейронными системами. Латеральная болевая система, которая поддерживает сенсорно-дискриминационное измерение боли, имеет аксоны, которые восходят латерально в спиноталамическом тракте спинного мозга, синапсы в латеральных ядрах таламуса и, в конечном итоге, проецируются в первичную соматосенсорную кору. Медиальная болевая система, которая поддерживает аффективно-мотивационный аспект боли, возникает из нейронов, чьи аксоны проецируются медиально в пределах спиноталамического тракта в спинном мозге и стволе мозга и синапсов в ядрах медиального таламуса, прежде чем проецироваться в ряд областей, включая поясную кору и лимбическая система. Эта медиальная болевая система лежит в основе болевого аффекта (Vogt & Sikes, 2000) и обеспечивает «эмоциональную окраску» болевых стимулов (Rome & Rome, 2000).

Как экспериментальные, так и клинические исследования подтверждают различие между медиальной и латеральной болевыми системами. Например, Кулкарни и др. (2005) обнаружили, что привлечение внимания людей к местонахождению вредного раздражителя активировало первичную соматосенсорную кору, тогда как внимание к неприятности вредного раздражителя активировало медиальную болевую систему. Повреждение латеральной болевой системы затрудняет локализацию или описание физических характеристик боли; однако неприятный опыт сохраняется (Ploner, Freund, & Schnitzler, 1999). Люди, у которых боль лечится путем разрушения части медиальной болевой системы (например, поясной коры или медиального таламуса), сообщают об ослаблении аффективного компонента боли, но не о потере сенсорной дискриминации. Такие наблюдения повлияли на клиническую практику. Например, разрушение корковых и таламических компонентов медиальной болевой системы в качестве лечения непреодолимой боли вновь обрело популярность (Romanelli, Eposito, & Adler, 2004).

Центральная сенсибилизация и болевой эффект

Постоянная боль, по-видимому, опосредована нервной пластичностью или сенсибилизацией, особенно в медиальной системе боли. Медиальный таламус является основным ретранслятором ноцицептивного входа в переднюю поясную кору, и постоянная стимуляция этого пути болью в периферических тканях изменяет нейроны в поясной коре (Shyu & Vogt, 2009; Zhuo, 2007). Таким образом, постоянная боль, особенно когда она инициируется периферическим повреждением или стимуляцией, связана с долговременными изменениями в морфологии, нейрохимии и экспрессии генов в передней части поясной извилины, которые способствуют сохранению и усилению боли (Cao et al. , 2009 г.). Такая центральная сенсибилизация характеризуется усиленным болевым ответом на обычно болезненные раздражители (гипералгезия), снижением болевого порога на обычно неболевые раздражители (аллония) и повышением спонтанной активности (спонтанная боль).

Медиальная болевая система также проецируется на ряд подкорковых участков, которые являются ключевыми для эмоций, включая миндалевидное тело, гипоталамус и периакведуктальный серый цвет. Например, миндалевидное тело активируется во время персистирующей артритной боли, но не при острой экспериментальной боли (Kulkarni et al. , 2007). У крыс индуцированная болью сенсибилизация нейронов миндалевидного тела способствует стойкому болевому аффекту, связанному с артритом (Neugebauer, Galhardo, Maione, & Mackey, 2009).). Как и ожидалось, повреждение или введение морфина в миндалину подавляет эмоциональные реакции крыс на болевой раздражитель (Nandigama & Borszcz, 2003).

Периферическая боль также вызывает изменения в нейронах, проецирующихся из базолатеральной миндалины в медиальную префронтальную кору. Эти проекции вовлечены в когнитивные и эмоциональные процессы, такие как принятие решений на основе ценностей; например, избегание рискованного выбора в пользу адаптивного, целенаправленного поведения (Kouneiher, Charron, & Koechlin, 2009).). Сенсибилизация этих проекций в крысиной модели артрита деактивировала медиальную префронтальную кору и нарушила процесс принятия решений (Ji et al., 2010). Исследования людей со сложным регионарным болевым синдромом или болями в спине выявили нарушения в выполнении эмоциональных задач по принятию решений, которые напоминают таковые у пациентов с поражениями префронтальной коры (Apkarian et al. , 2004).

Изменения в нейронах, проецирующихся от базолатеральной миндалины к вентромедиальному гипоталамусу, также способствуют длительному усилению боли. Дорсомедиальный отдел вентромедиального гипоталамуса организует врожденное защитное поведение при угрозах, включая боль (Braz, Nassar, Wood, & Basbaum, 2005). Стимуляция этой структуры у крыс вызывает болезненное эмоциональное поведение, а манипулирование тормозными нейротрансмиттерами внутри этой структуры изменяет эмоциональную реакцию крыс на болевой шок (Borszcz, 2006). Кроме того, частичное возбуждение базолатеральной миндалины у крыс вызывает долговременную сенсибилизацию нейронов этой структуры, что коррелирует с усилением их аффективного ответа на болевой шок (Borszcz & Spuz, 2009).). Эта форма центральной сенсибилизации может способствовать, например, стойкой боли при фибромиалгии, поскольку у людей с этим заболеванием усиливаются защитные реакции на угрожающие раздражители (Bartley, Rhudy, & Williams, 2009).

Нейробиологические связи между болью и эмоциональными состояниями

Мозг поддерживает сложное циклическое взаимодействие между болью и определенными эмоциональными состояниями. Существует подкорковый контур, который управляет защитными реакциями, и этот контур включает бессознательную обработку стимулов, лежащих в основе эмоциональных состояний, связанных с постоянной болью. При нарушении регуляции эта подкорковая защитная цепь взаимодействует с корой головного мозга и вызывает сознательное переживание страха и тревоги, а также оценку и размышления о последствиях боли или травмы, включая страх перед болью (Johnson, Nolen-Hoeksema, Mitchell, & Levin). , 2009 г.). Таким образом, устойчивая активация этих участков коры с помощью нерегулируемого подкоркового защитного контура может способствовать вторичным эмоциональным реакциям, связанным с болью, которые затем могут способствовать дальнейшему страданию и инвалидности (Ericsson et al., 2002). Кроме того, реципрокные проекции коры на подкорковый защитный контур могут либо усугублять, либо подавлять нарушение регуляции, предполагая, что сознательные процессы модулируют страх, страдание и инвалидность (Shin & Liberzon, 2010).

И страх, и тревога влияют на боль, но эти два эмоциональных состояния действуют совершенно по-разному. Страх вызывается настоящей или неминуемой угрозой и мотивирует защитные реакции, такие как бегство. Напротив, тревога связана с ожиданием угрозы и характеризуется повышенной бдительностью и пассивными защитными реакциями. Исследования показывают, что страх перед внешним раздражителем может подавлять боль как у людей, так и у животных за счет активации эндогенных опиоидов, тогда как тревога усиливает боль (Rhudy & Meagher, 2000). Тем не менее, повторяющиеся переживания страха могут вызывать упреждающую тревогу, тем самым способствуя стойкой боли. Например, крысы, подвергшиеся стрессу, связанному с плаванием, социальным поражением, новой окружающей средой, холодом, громким шумом или ограничениями, проявляют долгосрочное повышение болевой чувствительности (Andre et al., 2005; Khasar, Green, & Levine, 2005; Suarez). -Roca, Leal, Silva, Pinerua-Shuhaibar, & Quintero, 2008), но предварительное лечение этих животных диазепамом для снижения тревожности предотвращает усиление боли, вызванное стрессом (Andre et al. , 2005). У людей наблюдается повышенная болевая чувствительность, когда люди ожидают боли, и это сопровождается повышенной нервной активностью в передней части поясной извилины (Benedetti, Lanotte, Lopiano, & Colloca, 2007). Как и в случае с животными, прием диазепама у людей снижает как предвосхищающую тревогу, так и болевую сенсибилизацию (Benedetti, Amanzio, Vighetti & Asteggiano, 2006).

В отличие от эффектов тревоги, усиливающих боль, положительные эмоциональные состояния обычно уменьшают боль. Нервные субстраты, лежащие в основе подкрепления, способствуют подавлению боли, по-видимому, за счет уменьшения дистресса, сопровождающего боль, — явление, известное как «аффективная анальгезия» (Franklin, 1998). Активация определенных дофаминовых нейронов лежит в основе подкрепления, производимого едой, водой, половым актом и наркотиками. Активация этой системы подавляет эмоциональные реакции на боль (Kender, Harte, Munn, & Borszcz, 2008) и положительно коррелирует с индукцией обезболивания плацебо и положительными оценками настроения во время приема плацебо (Zubieta & Stohler, 2009). ). Кроме того, активация схемы вознаграждения мозга способствует положительному эмоциональному состоянию, создаваемому приятной музыкой, которая уменьшает боль с помощью механизмов, которые могут включать торможение в миндалевидном теле (Blood & Zatorre, 2001). Уменьшение боли, связанное с просмотром изображений романтического партнера или с оргазмом, также связано с активацией цепи вознаграждения за боль (Bianchi-Demicheli & Ortigue, 2007; Younger, Aron, Parke, Chatterjee, & Mackey, 2010). Филдс (2007) предположил, что вознаграждение или положительные эмоции связаны с обезболиванием боли, частично, за счет опиоидов, действующих на дофаминергическую мезостриарную цепь. Опиоиды подавляют реакцию на различные вредные раздражители, включая боль, при наличии противоречивой мотивации, такой как голод или секс. Исследования подтверждают эту модель, демонстрируя, что степень облегчения, испытываемого при прекращении острого болезненного стимула, положительно коррелирует со степенью активации этой цепи вознаграждения мозга (Baliki, Geha, Fields, & Apkarian, 2010).

Визуализация мозга, эмоциональные процессы и боль

Последняя категория нейробиологических исследований боли и эмоций использует визуализирующие исследования для демонстрации мозговых путей, которые связывают боль и процессы, связанные с эмоциями. У пациентов с синдромом раздраженного кишечника вызывание боли растяжением прямой кишки активирует переднюю поясную кору, а степень активации положительно коррелирует с тревогой, стрессовыми жизненными событиями и жестоким обращением в анамнезе, что указывает на важность ранних эмоциональных переживаний при реагировании на боль. Рингел и др., 2008). Как будет показано ниже, социальное неприятие (исключение из виртуальной игры с бросанием мяча) приводит к активации передней поясной коры, что похоже на то, что происходит, когда человека подвергают болезненной стимуляции (Eisenberger, Lieberman, & Williams, 2003). Переживание боли и наблюдение за чужими болезненными травмами активирует переднюю поясную кору и переднюю часть островка (Ochsner et al. , 2008), и эти эмпатические реакции коррелируют с интенсивностью боли (Saarela et al., 2007; Singer et al., 2004). . Катастрофизация боли (обсуждается ниже) связана с аномальной обработкой мозгом болевых стимулов (Seminowicz & Davis, 2006), и существует перекрытие нейронных цепей, которые способствуют как боли, так и регуляции гнева (Bruehl, Burns, Chung, & Chont). , 2009 г.).

Начались исследования эмоциональных процессов, которые ослабляют активность болевых цепей мозга. Например, люди, длительное время практикующие трансцендентальную медитацию, показали на 40–50 % меньшую активность таламуса и всего мозга в ответ на экспериментальную боль, чем люди из контрольной группы (Orme-Johnson, Schneider, Son, Nidich, & Cho, 2006). У пациентов с синдромом раздраженного кишечника, получавших психологическую терапию, не только уменьшались боль и беспокойство, но также снижалась активность поясной коры и парагиппокампальной извилины (Lackner et al., 2006). Таким образом, в целом растущее число исследований изображений проливает свет на нейробиологию, которая поддерживает роль психологических и социальных эмоциональных факторов в боли, к которым мы обратимся далее.

Исследования по психологии эмоций и боли распространились по многим направлениям, и мы предлагаем следующую структуру, чтобы помочь систематизировать эти темы. Эмоции, особенно негативные, возникают из многих источников, включая стрессовые жизненные события и само переживание боли. Мы концептуализируем четыре психологических процесса, которые, хотя и перекрываются и не связаны линейно, особенно важны для этих эмоций. Они включают эмоциональное осознание (внимание, дифференциация и обозначение эмоций), выражение (избегание или подавление в сравнении с выражением эмоций) и переживание (доступ, переживание и отражение своих эмоций для улучшения адаптации). Кроме того, эмоции модулируют переживание боли, влияя на познание и поведение. В этом разделе мы сначала представляем исследования стресса и боли, а затем даем обзор связанных с болью исследований этих четырех эмоциональных процессов.

Жизненные стрессы, травмы и боль

Появляется все больше доказательств того, что психологический стресс или травма связаны с постоянной болью и, вероятно, предрасполагают к ней. Сообщения о невзгодах в детстве (например, о разводе, семейном конфликте, сексуальном насилии, физическом насилии) и конфликтах и ​​виктимизации во взрослом возрасте чаще встречаются у людей с различными болевым синдромом, включая мигрень (Sumanen, Rantala, Sillanmäki, & Mattila, 2007), интерстициальный цистит или болезненный мочевой пузырь (Latthe, Mignini, Gray, Hills, & Khan, 2006), тазовая боль (Meltzer-Brody et al., 2007), синдром раздраженного кишечника (Mayer, Naliboff, Chang, & Coutinho, 2001) и фибромиалгия ( Имбирович и Эгле, 2003). Однако эти исследования не подтверждают, что стресс или психологическая травма вызывают или даже предрасполагают к боли. Постоянная боль может увеличить подверженность стрессовым событиям, таким как потеря работы, расторжение брака, медицинские процедуры и операции. Кроме того, большинство исследований стрессовых жизненных событий страдают не только предвзятостью ретроспективных воспоминаний, но и отбором пациентов; пациенты, обращающиеся за лечением, имеют более высокий уровень стресса, чем люди, не обращающиеся за лечением с болью. Однако один метаанализ показал, что жестокое обращение и пренебрежение в детстве надежно предсказывают боль во взрослом возрасте, и эта взаимосвязь сохранялась, когда пациентов с болью сравнивали как со здоровыми людьми из контрольной группы, так и с непациентами из сообщества с постоянной болью, и даже когда непациенты с болью сравнивали с пациентами без боли (Davis, Luecken, & Zautra, 2005). Проспективное исследование выявило 4-кратное увеличение числа новых случаев фибромиалгии среди работников, подвергавшихся издевательствам на рабочем месте, и 2-кратное увеличение числа случаев среди тех, кто предъявлял высокие требования к работе и имел низкую свободу принятия решений (Kivimaki et al., 2004). Таким образом, оказывается, что стрессоры, предшествующие боли, могут спровоцировать или усугубить боль.

Другой подход к выяснению направления связи между стрессом и болью заключался в изучении боли при посттравматическом стрессовом расстройстве. Было обнаружено, что постоянная боль довольно часто встречается у людей с посттравматическим стрессовым расстройством, таких как ветераны боевых действий и гражданские лица, попавшие в автомобильные аварии (Asmundson, Coons, Taylor, & Katz, 2002). Однако многие из этих исследований проблематичны, поскольку они не контролируют ранее существовавшую боль и не изучают временную динамику посттравматического стрессового расстройства и боли. Эти ограничения были устранены в ходе недавнего исследования взрослых людей среднего возраста, которые в детстве подвергались жестокому обращению или пренебрежению, как это задокументировано судебными протоколами, и контрольной группе, не подвергавшейся жестокому обращению. Наличие только текущего посттравматического стрессового расстройства или жестокого обращения/пренебрежительного отношения в детстве приводило лишь к небольшому увеличению риска боли 30 лет спустя, но сочетание жестокого обращения в детстве и текущего посттравматического стрессового расстройства существенно увеличивало риск более поздних болей (Raphael & Widom, 2011). Это говорит о том, что серия неразрешенных стрессоров на протяжении жизни может быть наиболее значимой для постоянной боли.

Эмоциональное осознание и боль

Фундаментальный эмоциональный процесс включает в себя осознание, дифференциацию и обозначение своих чувств. Двумя областями исследований эмоционального сознания и боли являются корреляты алекситимии и связи между негативным аффектом, позитивным аффектом и болью.

Алекситимия, что буквально означает «нет слов для чувств», относится к дефициту способности идентифицировать чувства, различать их, обозначать или описывать их, а также отдавать предпочтение внешне ориентированному мышлению, а не самоанализу. Алекситимия повышается при ряде расстройств, особенно при состояниях центральной сенсибилизации, таких как боль в пояснице, фибромиалгия и височно-нижнечелюстное расстройство (Ak, Sayar, & Yontem, 2004; Celikel & Saatcioglu, 2006; Sayar, Gulec, & Topbas, 2004). . Кроме того, алекситимия часто положительно коррелирует с интенсивностью боли (Lumley et al., 2005; van Middendorp et al., 2008) не только при ретроспективном сообщении о боли, но и проспективно с использованием выборки опыта (Glaros & Lumley, 2005).

Какие механизмы связывают плохую эмоциональную осведомленность, дифференциацию и навешивание ярлыков на боль? Имеются некоторые данные о том, что алекситимия связана с физиологическим повышенным возбуждением, которое может привести к изменениям, вызывающим боль, например к длительному мышечному напряжению. Дефицит эмоционального сознания также связан с соматосенсорной амплификации — повышенным вниманием и заботой о своем теле, — что может вызвать усиление физических ощущений, включая боль. Клинические наблюдения показывают, что люди с ограниченным эмоциональным осознанием и способностью к вербализации могут описывать физиологические аспекты эмоций в соматических терминах, таких как «мои мышцы напряжены» или «у меня болит живот» (Lumley, Neely, & Burger, 2007). Лейн и др. (2009 г.) предложили нейробиологическую модель алекситимии, которая предполагает, что трудности с дифференциацией эмоций и физических ощущений и обработкой эмоций на сознательном уровне (т.

Однако у конструкции алекситимии есть критики. Некоторые рассматривают алекситимию как уничижительный термин, который унижает людей, в том числе выходцев из более низкого социально-экономического положения или других культур, которые не общаются в той же, ориентированной на понимание манере, что и специалисты в области психического здоровья. Алекситимия обычно оценивается по самоотчету, что вызывает вопросы о достоверности для людей, плохо разбирающихся в самоанализе. Кроме того, наиболее часто используемая шкала алекситимии в значительной степени коррелирует с негативным аффектом, что может объяснить ее связь с болью.

Хотя большинство исследователей рассматривают алекситимию как фактор риска возникновения боли, может иметь место и противоположное направление — переживание стрессоров, включая боль, может снижать способность идентифицировать и дифференцировать эмоции. На это указывает динамическая модель аффекта (Davis, Zautra, & Smith, 2004). Эта модель предлагает основу для понимания того, как боль влияет на взаимосвязь между отрицательным аффектом (NA) и положительным аффектом (PA) — двумя конструкциями, которые теоретически независимы, но взаимокорреляция которых может варьироваться от ортогональной до полностью отличной (r = 0). обратно пропорционально — противоположные полюса одного измерения (r = −1,0). Модель предсказывает, что в условиях низкого уровня стресса или угрозы, включая слабую боль, люди могут дифференцировать аффекты, и ПА будет относительно независима от НС. Тем не менее, при повышенном стрессе или боли эмоциональная сложность и дифференциация снижаются, что приводит к обратной корреляции NA и PA. Zautra и его коллеги провели проспективные исследования дневников людей с ревматоидным артритом, остеоартритом или фибромиалгией, чтобы понять взаимосвязь между NA, PA и болью. Они обнаружили, что, когда люди испытывают усиление боли, они менее способны отличить ПА от НА, а когда они испытывают усиление ПА, их НА меньше связано с их болью (Strand et al., 2006; Zautra, Smith, Affleck & Tennen). , 2001). Другие исследователи, использующие методы ежедневного ведения дневника, также обнаружили, что усиление позитивного аффекта и снижение негативного аффекта предсказывают уменьшение боли (Connelly et al., 2007; Paquet, Kergoat, & Dubé, 2005).

Теория и исследования алекситимии и динамической модели аффекта предполагают, что способность дифференцировать и точно обозначать свои чувства является адаптивной. Эти проспективные исследования предполагают наличие причинно-следственной связи, но, тем не менее, результаты корреляционны, и необходима экспериментальная проверка. Кроме того, будет интересно посмотреть, верна ли модель не только для общих размеров NA и PA, но и для конкретных эмоций, таких как гнев, страх, печаль и так далее. Тем не менее, интерес исследователей к ПА является долгожданным сдвигом от обычного внимания к негативным эмоциям, потому что ПА рассматривается как мотиватор для участия в поиске вознаграждения, росте, межличностных связях и творчестве, что может привести к новым взглядам на саморегуляцию. и мотивация у людей с постоянной болью (Frederickson, 2004; Hamilton, Karoly, & Kitzman, 2004).

Выражение эмоций в сравнении с подавлением и болью

Люди различаются по степени вербального и невербального подавления или подавления, а не выражения эмоций. Два примера недавних исследований этого процесса касаются амбивалентности эмоционального выражения и подавления гнева.

Конструкция амбивалентности по отношению к эмоциональному выражению относится к желанию выразить свои эмоции, но страху перед последствиями этого. Несколько исследований показывают, что такая амбивалентность связана с большей болью и дезадаптацией. Porter, Keefe, Lipkus и Hurwitz (2005) обнаружили, что пациенты с раком желудочно-кишечного тракта с высокой амбивалентностью сообщали о более выраженном поведении при боли и более низком качестве жизни, чем пациенты с низкой амбивалентностью. Карсон и др. (2007) обнаружили, что большая амбивалентность эмоционального выражения была связана с более высокой оценочной и аффективной болью у пациентов с постоянной болью в пояснице. Другие конструкции, связанные с подавлением, также были исследованы. Ван Миддендорп и его коллеги (2010) обнаружили, что подавление гнева предсказывало более высокие оценки боли в конце дня, тогда как выражение гнева предсказывало более низкие оценки боли у женщин с фибромиалгией.

Такие корреляционные исследования не проясняют причинно-следственную связь, в отличие от контролируемых экспериментальных исследований, в которых манипулируют эмоциональными процессами и оценивают последствия боли. Элегантная серия экспериментов, проведенная Бернсом и его коллегами, проверила влияние подавления гнева на боль. В этих исследованиях гнев вызывается в лаборатории, как правило, притесняющими действиями сообщника. Участников рандомизируют либо для подавления своего гнева — их инструктируют воздерживаться от вербального или невербального выражения гнева во время домогательств, — либо для контрольного состояния, при котором нет ограничений на выражение гнева. В исследованиях здоровых молодых людей подавление гнева приводило к снижению переносимости боли и повышению оценки боли во время холодового прессорного теста (Burns, Quartana, & Bruehl, 2007; Quartana, Yoon, & Burns, 2007). Среди людей с болями в пояснице подавление гнева приводило к усилению болевого поведения во время функциональной задачи. Кроме того, подавление гнева увеличивает мышечную активность в области боли (нижние параспинальные мышцы), но не мышцы, удаленные от боли (трапеции), что позволяет предположить, что подавление гнева вызывает характерные для симптомов физиологические изменения, которые усиливают боль. Более того, эффекты подавления гнева на параспинальные мышцы были наиболее выражены у пациентов с выраженным гневом-аутом — у тех, кто обычно выражает свой гнев; и др., 2008; Бернс, Куартана и др., 2008).

Эти экспериментальные исследования по подавлению гнева убедительно свидетельствуют о том, что неспособность адаптивно выражать гнев усиливает боль. Тем не менее, мы не знаем отношения этих лабораторных данных к возникновению и течению боли в повседневной жизни. Мы также не знаем, уменьшит ли боль реверсивное подавление путем поощрения выражения гнева, и это жизненно важно, потому что выражение гнева может иметь неадекватные межличностные последствия, например, когда гнев, выраженный неквалифицированным образом, отчуждает членов семьи или здоровье. поставщиков медицинских услуг, которые в противном случае могли бы оказать помощь. Наконец, интересно рассмотреть, в какой степени подавление эмоций на самом деле связано с негативной реакцией пациентов, когда они выражали свои эмоции медицинским работникам, которые предпочли бы сосредоточиться на биомедицинских проблемах.

Эмоциональные переживания и боль

Третий процесс — это эмоциональные переживания, которые мы рассматриваем как сознательный доступ к своим эмоциям, их переживание и использование с целью улучшения здоровья и функционирования. Различные вмешательства, связанные с эмоциональным переживанием, были протестированы на предмет их влияния на боль, включая терапию осознанности и принятия, эмоциональное раскрытие и вмешательства, основанные на эмоциональном воздействии.

Растет интерес к вмешательствам, которые улучшают осознание, принятие и осознанность внутренних переживаний, таких как эмоции, мысли и физические ощущения. Осознанность является одним из наиболее широко изученных вмешательств, связанных с эмоциональным переживанием, и включает в себя непредвзятое осознание мыслей, эмоций и ощущений по мере их возникновения.

Тренировка навыков внимательности приводит к большей переносимости экспериментальной боли, чем обучение управляемым образам (Kingston, Chadwick, Meron, & Skinner, 2007). Клинически осознанность часто преподается в рамках программы снижения стресса на основе осознанности (MBSR), но результаты этого вмешательства при проблемах с хронической болью неоднозначны. Было показано, что среди взрослых с болями в пояснице MBSR приносит пользу (Morone, Greco, & Weiner, 2007), как и программа медитации любящей доброты, форма медитации, используемая в буддийской традиции для развития любви и преобразования гнева в сострадание (Carson et al. 2005). Результаты исследований MBSR при фибромиалгии были более негативными: первоначальное исследование предполагало улучшение качества жизни, но не уменьшение боли (Grossman, Tiefenthaler-Gilmer, Raysz, & Kesper, 2007), а более крупное и лучше контролируемое исследование, проведенное та же исследовательская группа не обнаружила преимуществ (Schmidt et al., 2011), как и другое исследование MBSR при фибромиалгии (Astin et al., 2003).

Внимательность является ключевым компонентом терапии принятия и приверженности (ACT), которая была проверена в нескольких недавних исследованиях. Преимущества АКТ для подростков с мышечно-скелетной болью были показаны в неконтролируемом исследовании (Wicksell, Melin, & Olsson, 2007), а затем в контролируемом исследовании по сравнению с междисциплинарным лечением (Wicksell, Melin, Lekander, & Olsson, 2009). . Эффективность АКТ была подтверждена в двух неконтролируемых исследованиях с участием взрослых с болью, в которых также было обнаружено, что повышение приемлемости коррелирует с улучшением (McCracken, Vowles, & Eccleston, 2005; Vowles & McCracken, 2008). Рандомизированное клиническое исследование показало, что АКТ была более эффективной, чем контрольное состояние из списка ожидания, у взрослых с хронической болью и расстройствами, связанными с хлыстовой травмой (Wicksell, Ahlqvist, Bring, Melin, & Ollsson, 2008).

Количество исследований вмешательств, направленных на улучшение осознанности, быстро растет, и эта техника обещает помочь людям с постоянной болью, хотя необходимы дополнительные и более контролируемые исследования. Следует отметить, что в большинстве исследований, в которых сообщается о положительных результатах, они обнаруживаются только в отношении нескольких показателей результатов, а иногда и не в отношении боли. Кроме того, механизмы действия терапии осознанности все еще изучаются, и неясно, улучшает ли такое обучение эмоциональное осознание в качестве посредника. АКТ, по-видимому, эффективна при хронической боли, но это сложное вмешательство со многими компонентами, включая поведенческие упражнения и более широкое изучение ценностей. Таким образом, эффективность отдельных компонентов, включая эмоциональные переживания, неизвестна.

Вторым эмпирическим вмешательством является эмоциональное раскрытие, которое включает в себя частное письмо или разговор о стрессовых переживаниях и эмоциях в течение нескольких сеансов. Ранние исследования проводились на здоровых людях, но недавние исследования были проведены на клинических популяциях, включая людей с постоянной болью. Два контролируемых исследования показали, что письменное эмоциональное раскрытие через несколько месяцев привело к уменьшению боли и других симптомов у людей с фибромиалгией (Broderick, Junghaenel, & Schwartz, 2005; Gillis, Lumley, Mosley-Williams, & Roehrs, 2006). Однако исследования раскрытия эмоций при ревматоидном артрите показывают менее последовательные преимущества. Хотя Смит, Стоун, Гуревиц и Каэлл (1999) обнаружили, что письмо о стрессе привело к более высокой оценке болезни врачом, чем контрольное письмо, другие исследования с использованием письменного или устного раскрытия эмоций показали ограниченную пользу или нулевые результаты (Broderick, Stone, Smyth, & Kaell, 2004; Danoff-Burg, Agee , Romanoff, Kremer, & Strosberg, 2006; Keefe et al., 2008; Lumley et al., 2011; van Middendorp, Gennen, Sorbi, van Doornen, & Bijlsma, 2009; Wetherell et al., 2005). Письменное раскрытие информации о стрессовых аспектах тазовой боли привело к положительному эффекту только по одному незначительному показателю, но ни по одному из основных результатов (Norman, Lumley, Dooley, & Diamond, 2004), и раскрытие информации не повлияло на мигрень или головную боль напряжения (D’Souza). , Ламли, Крафт и Дули, 2008 г.).

Мета-анализ показывает, что эффекты раскрытия эмоций невелики и, вероятно, зависят от других факторов (Frattaroli, 2006; Frisina, Borod, & Lepore, 2004). Например, раскрытие информации, вероятно, принесет наибольшую пользу тем, кто испытывает нерешенный эмоциональный стресс. Таким образом, это может быть более полезным для людей с фибромиалгией, чем с РА, поскольку жизненный стресс выше при фибромиалгии, чем при РА (Walker et al., 1997). Индивидуальные различия в эмоциональных процессах также могут иметь значение. Норман и др. (2004) обнаружили, что преимущества раскрытия информации проявляются у женщин с тазовой болью, которые амбивалентны в выражении своих чувств, вовлечены в катастрофизацию и имеют более высокий исходный негативный аффект. Kraft, Lumley, D’Souza и Dooley (2008) обнаружили преимущества для людей, которые предпочитали понимать и обрабатывать эмоции, но при этом имели низкую самоэффективность при лечении мигренозных головных болей. Однако следует отметить, что исследования модерирующих переменных являются относительно новыми и, как правило, исследовательскими.

К сожалению, исследователи обычно набирают пациентов для исследований по раскрытию информации, основываясь на наличии боли и готовности пациентов участвовать в исследовании, а не на наличии неразрешенного стресса и мотивации пациентов участвовать в эмоциональном раскрытии. Многие пациенты не участвуют в исследованиях по раскрытию информации, а раскрытие информации теми, кто участвует, часто неоптимально, в них отсутствует личное раскрытие и обработка неразрешенных стрессоров и эмоций (Lumley et al., 2011). Таким образом, один из вариантов может заключаться в том, чтобы нацелить эмоциональное раскрытие на пациентов, которые имеют неразрешенный стрессовый опыт и мотивированы на участие в иногда сложной работе по раскрытию информации (Lumley, 2004). Исследования могут выяснить, можно ли повысить интерес и вовлеченность большего числа пациентов, используя такие методы, как мотивационное интервью или, по крайней мере, предоставив более четкое обоснование перед эмоциональным раскрытием. Исследования могут также изучить способы изменения инструкций или дать рекомендации, которые помогут людям раскрыть, обработать и разрешить эмоциональную борьбу. Может оказаться полезным более интенсивное вмешательство в области эмоционального осознания. Недавнее рандомизированное исследование показало, что программа осознания аффекта, включающая интенсивные письменные упражнения, упражнения на внимательность и изучение связи между стрессом и болью, была очень полезной для пациентов с фибромиалгией по сравнению с контрольной группой из списка ожидания (Hsu et al. , 2010).

Пациентам с непрекращающейся болью и психосоциальными травмами в анамнезе могут быть полезны предложенные клиницистами методы эмоционального воздействия и обработки, которые доказали свою эффективность при посттравматическом стрессовом расстройстве (Leserman, 2005). Хотя это не было проверено в контролируемых исследованиях, Lumley et al. (2008) провели неконтролируемое исследование эмоциональной экспозиционной терапии для женщин с фибромиалгией и неразрешенной травмой (чаще всего жестоким обращением в детстве). Терапия определила стимулы и переживания, которых избегал каждый пациент, и использовала методы, основанные на воздействии (например, письменное раскрытие информации, воображаемую десенсибилизацию, методы пустого стула, обучение уверенности в себе, воздействие in vivo), чтобы помочь пациентам противостоять эмоциональным переживаниям, которых они избегали, и обрабатывать их. Были небольшие или умеренные улучшения в отношении боли и инвалидности, а также умеренные или значительные улучшения в стрессовых и эмоциональных симптомах. Эти результаты показывают, что модель лечения посттравматического стрессового расстройства может быть полезной для пациентов с постоянной болью и психологической травмой, но необходимы более масштабные контролируемые исследования.

Эмоциональная модуляция боли

Исследования также изучали, как эмоции могут модулировать ощущения и продолжительность боли. В этом разделе мы рассмотрим исследования модели взаимодействия валентности и возбуждения, катастрофизации, тревоги, связанной с болью, и страха перед активностью, связанной с болью.

Эмоциональная валентность относится к положительно-отрицательному качеству эмоции или ее приятности-неприятности. Возбуждение описывает интенсивность или активацию эмоции. Хотя обычно считается, что отрицательные эмоции в целом усиливают боль, а положительные подавляют боль, лабораторные исследования показывают, что валентность эмоции взаимодействует с уровнем ее возбуждения, определяя болевые эффекты. Только при относительно высоких уровнях возбуждения неприятное эмоциональное состояние усугубляет боль, а приятное эмоциональное состояние подавляет боль; низкое возбуждение, отрицательные или положительные эмоции, не влияют на болевую чувствительность (Rhudy, Bartley, & Williams, 2010). Например, Руди, Уильямс, Маккейб, Рассел и Мейнард (2008) обнаружили, что экспериментальная боль усиливалась возбуждающими, неприятными картинами угрожающих сцен и подавлялась возбуждающими приятными картинами эротики, но картины с низким уровнем возбуждения, такие как еда (положительные ) или горе (отрицательный) не модулирует боль. Эти интересные результаты экспериментальной боли необходимо проверить на клинической боли.

Катастрофизация боли относится к тенденции размышлять о болевых ощущениях и чувствовать себя беспомощным по отношению к боли, и ее важность была продемонстрирована в многочисленных исследованиях (Quartana, Campbell, & Edwards, 2009). Катастрофизация боли связана с усилением боли и дезадаптацией при острой боли, такой как хирургическое вмешательство и роды (Pavlin, Sullivan, Freund, & Roesen, 2005; van den Bussche, Crombez, Eccleston, & Sullivan, 2007), а также с постоянными болевыми состояниями. такие как височно-нижнечелюстное расстройство, головная боль, ревматические заболевания, хронический простатит и тазовая боль (Drahovzal, Stewart, & Sullivan, 2006; Edwards, Bingham, Bathon, & Haythornthwaite, 2006; Tripp et al. , 2006). Доказательства его причинной роли получены из демонстрации того, что уменьшение катастрофизации опосредует преимущества поведенческих вмешательств при постоянной боли (Smeets, Vlaeyen, Kester, & Knottnerus, 2006). Катастрофизация, вероятно, оказывает свое негативное воздействие несколькими путями, включая создание возбужденного, негативного эмоционального состояния, которое усугубляет боль, создание беспомощности, снижающей адаптивную реакцию на боль, и прямое изменение нервных процессов, связанных с вниманием и реакцией на боль. Люди с историей травм более склонны к катастрофизации (Casey, Greenberg, Nicassio, Harpin, & Hubbard, 2008), предполагая, что катастрофизация может опосредовать влияние предшествующего психологического стресса на боль.

Тревога, связанная с болью, шире, чем катастрофизация боли, и концептуализируется как состоящая из четырех компонентов: пугающие мысли о боли или ее последствиях, симптомы когнитивной тревоги, симптомы соматической тревоги и бегство/избегание боли. Кинезиофобия, чрезмерный и иррациональный страх перед движением и травмой или повторной травмой, является одним из аспектов болевой тревожности (Vlaeyen & Linton, 2000). Эти конструкции изучались в нескольких исследованиях. Пациенты, сообщившие о высокой тревожности, связанной с болью, показали более низкую физическую работоспособность при выполнении поведенческих задач, таких как дотягивание до предметов (Thomas & France, 2007). Пациенты с острой болью в нижней части спины, которые набрали высокие баллы по шкале кинезиофобии, имели повышенную боль и физическую инвалидность (Swinkels-Meewisse, Roelofs, Verbeek, Oostendorp, & Vlaeyen, 2003), а исходные показатели кинезиофобии были самым сильным предиктором будущей функциональной инвалидности — даже сильнее, чем базовая тяжесть боли (Swinkels-Meewisse et al., 2006). Активация страха, связанного с болью, неявно приводила к усилению восприятия боли, предполагая, что достоверность этой конструкции не зависит от самоотчета (Kirwilliam & Derbyshire, 2008). Следует, однако, отметить, что пациенты редко описывают себя как страдающих страхом или фобией, и ведутся споры о факторной структуре некоторых шкал, используемых для измерения этих конструктов.

Похоже, что люди с повышенной тревогой и страхом, связанными с болью, избегают действий, которые могут быть важны для восстановления после острой боли (George, Fritz, & McNeil, 2006; Thomas & France, 2007). Такое избегание связано с неиспользованием и инвалидностью, а также увеличивает риск постоянной боли (Vlaeyen & Linton, 2000). Интересно, что эти показатели не обязательно предсказывают физическую форму или декондиционирование, по крайней мере, у пациентов с болью в спине (Bousema, Verbunt, Seelen, Vlaeyen, & Knottnerus, 2007), и вполне вероятно, что неблагоприятные поведенческие последствия сильного страха, связанного с болью, имеют место. только для некоторых людей, например, для тех, кто слишком предсказывает последствия движения (Huijnen, Verbunt, Peters, & Seelen, 2010). Страх и тревога, связанные с болью, могут также оказывать вызывающее боль воздействие других неповеденческих механизмов, таких как усиление соматосенсорной амплификации.

Ранние модели постоянной боли были сосредоточены на роли, которую другие играют в подкреплении или наказании болезненного поведения. Недавние исследования перешли от этой оперантной модели к более широкой перспективе, признающей эмоциональные процессы в социальном контексте (Cano & Williams, 2010). В этом разделе мы рассмотрим исследования боли, включающие эмоциональное общение между пациентами и их опекунами, роль межличностной эмпатии, а также привязанность и социальное неприятие.

Эмоциональное общение между пациентами с болью и лицами, ухаживающими за ними

Связь между пациентами и лицами, осуществляющими за ними уход, включая членов семьи, таких как супруги, а также медицинские работники, связанные с болью, затруднена. Пациенты могут рассматривать свою боль как простое сенсорное событие, но их эмоции, связанные с болью, могут привести к поведению, о котором они могут не осознавать, что они передаются другим. Такое межличностное общение не только влияет на отношения, но и может влиять на боль. Социокоммуникационная модель боли (Hadjistavropoulos & Craig, 2002) предполагает важность внимания как к отправителю информации (т. е. к пациенту), так и к получателю (т. е. к лицам, осуществляющим уход). Хотя эта модель фокусируется на передаче боли, она признает, что эмоция часто смешивается с сообщаемой болью.

Пациенты с постоянной болью (отправители информации) могут выражать свои эмоции различными способами, включая поведение, отражающее катастрофизацию боли. Коммунальная копинг-модель катастрофизации (Thorn, Ward, Sullivan, & Boothby, 2003) постулирует, что катастрофизация боли может привести к поведению, которое сообщает о потребности пациента в поддержке как при преодолении боли, так и при эмоциональном дистрессе, который сопровождает боль. Салливан и его коллеги показали, что участники, которые демонстрировали большую катастрофизацию во время холодовой прессорной задачи, также демонстрировали более болезненное поведение (например, выражение боли на лице), особенно в присутствии другого человека (Sullivan, Adams, & Sullivan, 2004; Sullivan, Мартель, Трипп, Савар и Кромбез, 2006 г. ). Эффект катастрофизации боли в усилении поведения, связанного с болью (т. е. мимики и вербализации), также был продемонстрирован у подростков с постоянной болью (Vervoort et al., 2009).). К сожалению, в долгосрочной перспективе катастрофизация может подорвать потребности пациентов в поддержке. Исследователи обнаружили, что катастрофизация со временем связана с потерей поддержки у женатых пациентов (Buenaver, Edwards, & Haythornthwaite, 2007), а пациенты с высокой степенью катастрофизации могут выражать свою потребность в поддержке в аверсивных формах, которые затем встречают негативную реакцию со стороны членов семьи. (Кано, Леонг, Хеллер и Лутц, 2009 г.). В целом, модель коллективного преодоления помогает объяснить диадические паттерны эмоций и поведения у людей, страдающих от боли, но она остается несколько спекулятивной, и необходимы дополнительные исследования того, как катастрофизация влияет на различные виды поведения, которые служат для передачи боли.

Получатели информации или наблюдатели, включая членов семьи, осуществляющих уход, сталкиваются со многими проблемами, связанными с сообщением о боли. Во-первых, они могут испытывать стресс, видя, как их близкие страдают от боли, и эти лица, осуществляющие уход, должны отличать свое ощущение боли пациента от своей личной аффективной реакции на этот дистресс (Goubert et al., 2005). Во-вторых, наблюдатели часто испытывают трудности с оценкой боли у пациентов и могут ее переоценивать или недооценивать (Cano, Johansen, & Franz, 2005), что приводит либо к неподдерживающей реакции и дистрессу (Martire et al., 2006), либо к психологическому дистрессу у пациентов ( Креминз-Смит и др., 2003). Однако собственные негативные мысли и убеждения наблюдателей о боли пациентов влияют на то, как наблюдатели оценивают эту боль и реагируют на нее (Leonard & Cano, 2006). Несколько исследований показали, что наблюдатели, в том числе незнакомцы и родители, более точно оценивают боль, когда сами сообщают о более высоком уровне катастрофизации (Goubert, Vervoort, Cano, & Crombez, 2009).; Мартель, Тибо, Рой, Кэтчлов и Салливан, 2008 г.). Goubert, Vervoort, Sullivan, Verhoeven и Crombez (2008) предполагают, что катастрофизация родителей может влиять на то, насколько опасной они воспринимают боль своих детей, что приводит к более высоким рейтингам боли. Вполне возможно, что эти более высокие оценки боли приводят к поведению родителей, направленному на облегчение боли или страданий пациента.

Наконец, несмотря на свои лучшие намерения, лица, осуществляющие уход, могут реагировать на сообщения о боли так, что пациенты считают бесполезными. Когда члены семьи или поставщики медицинских услуг чрезмерно защищают (чрезмерно заботятся) или чрезмерно критичны и наказывают, пациенты испытывают усиление боли и стресса и сообщают о более высоких уровнях физической инвалидности (Romano, Jensen, Turner, Good, & Hops, 2000).

Страх, что выражение боли расстроит или обременит членов семьи, может привести к усилению чувства вины или беспокойства у пациентов, а также к попыткам скрыть боль от других (Druley, Stephens, Martire, Ennis, & Wojno, 2003). Тем не менее, попытки скрыть боль редко бывают полностью успешными, потому что невербальные выражения боли менее подвержены произвольному контролю, чем вербальные, и имеют тенденцию передавать боль другим, независимо от того, что пациенты говорят о своей боли (Hadjistavropoulos & Craig, 2002). Кроме того, пациенты могут быть обеспокоены тем, что их выражение боли приведет к бесполезной реакции окружающих (Druley et al., 2003). Пациенты могут беспокоиться о том, можно ли рассчитывать на то, что их опекуны обеспечат внимание и одобрение, когда пациенты расстроены из-за беспокойства, связанного с болью (Reich, Olmsted, & van Puymbroeck, 2006).

Кроме того, исследования показали, что пары, которые не уверены в своих способностях рассказать о боли и воздерживаются от обсуждения боли и связанных с ней проблем, скорее всего, будут испытывать проблемы с адаптацией. В исследовании коммуникации боли среди пациентов с остеоартритом и их партнеров (Porter, Keefe, Wellington, & Williams, 2008) пациенты с низкой самоэффективностью в коммуникации боли сообщали о более высоких уровнях боли, физических недостатках и психологическом дистрессе. Кроме того, пациенты, которые воздерживались от обсуждения боли и беспокойства, связанного с артритом, сообщали о более высоких рейтингах психологической инвалидности и боли. Супруги, которые воздерживались от раскрытия своих опасений, сообщали о более высоком напряжении со стороны опекунов и более негативном влиянии. Таким образом, самоэффективность в общении и склонность воздерживаться от разговоров о боли и связанных с ней проблемах являются факторами, требующими изучения, если мы хотим понять, как диады взаимно управляют эмоциями у людей, испытывающих постоянную боль.

Сопереживание и боль

Наблюдается повышенный интерес к сопереживанию боли как к процессу, посредством которого лица, осуществляющие уход, и другие лица пытаются понять и отреагировать на эмоции человека, испытывающего боль. Грин, Трипп, Салливан и Дэвидсон (2009) обнаружили, что наблюдатели с более высокой самооценкой эмпатии оценивали людей, которым вводили экспериментальную боль, как испытывающих гораздо более высокий уровень боли. Эмпатией также манипулировали экспериментально. Лоджиа, Могил и Бушнелл (2008) вызывали эмпатию, заставляя здоровых участников смотреть интервью с актером с высоким или низким уровнем эмпатии, а затем измеряли чувствительность к теплу, в то время как участники смотрели, как актер получает аналогичную стимуляцию. Участники с высоким уровнем эмпатии оценили причиняемую им боль как более интенсивную и неприятную, чем люди из группы с низким уровнем эмпатии. Другое исследование показало, что наблюдатели испытывали эмпатический дистресс — что проявляется в напряжении мышц вокруг глаз, что является частью прототипического выражения боли на лице — только тогда, когда их просили представить, что они переживают процедуру, но не когда воображали чувства пациента (Lamm, Поргес, Качиоппо и Десити, 2008 г.). Существует также животная модель эмпатического переживания боли. Грызуны распознают и имеют свои собственные эмоциональные реакции на боль других грызунов (Callahan, Gil, Levesque, & Mogil, 2008; Mogil, 2009).). Например, Лэнгфорд и др. (2006) обнаружили, что мыши, подвергшиеся воздействию болевых ощущений со стороны товарищей по клетке, также сами демонстрировали поведение, связанное с болью, но эта реакция не возникала при воздействии боли на других животных.

Эмпатия была исследована в контексте брака. Например, Готье, Тибо и Салливан (2008) провели исследование, в котором супруги оценивали боль своего партнера по видеозаписи, на которой партнер выполнял задание. Интересно, что «эмпатическая точность» супруга (меньшее расхождение между оценками боли супруга и пациента) была связана с большей болью пациента, катастрофизацией, страхом боли и инвалидностью. Мартире и др. (2006) использовали аналогичный подход, но обнаружили, что супруги с более высокой эмпатической точностью реагировали менее негативно и оказывали более эмоциональную поддержку, которая больше удовлетворяла пациентов. Супруги, которые были более точными, сообщали о меньшем стрессе от ухода за ними. Эмпатическая точность оценки боли может быть лишь одним из проявлений эмпатии в отношениях. Исследования показывают, что эмпатическое понимание может быть столь же важным, как и реагирование на эмоциональный дистресс при адаптации пациента (Cano, Barterian, & Heller, 2008).

Эмпатия также изучалась у поставщиков медицинских услуг. Tait, Chibnall, Luebbert и Sutter (2005) обнаружили, что хирурги с высоким уровнем эмпатии, о которой они сообщают, реже, чем неэмпатичные хирурги, обвиняют пациентов в неудачной операции на спине. Используя экспериментальную парадигму, Финсет и его коллеги проверили влияние различных форм общения врачей на пациентов с фибромиалгией. Они обнаружили, что медицинское интервью, включающее вопросы о психосоциальных проблемах и эмпатическом общении, вызывало негативный эффект и повышение уровня гормона стресса (кортизола), но только у пациентов с алекситимией (Finset, Graugaard, & Holgerson, 2006). Однако в другом исследовании эта команда обнаружила, что пациенты с алекситимией положительно — с большим удовлетворением — реагировали на эмпатическое общение врача (Graugaard, Holgersen, & Finset, 2004). Linton, McCracken и Vlaeyen (2008) сообщили, что поставщики медицинских услуг часто выражают уверенность пациентам в их состоянии, но это может уменьшить беспокойство пациентов только в краткосрочной, но не в долгосрочной перспективе. Эти авторы советуют поставщикам медицинских услуг проявлять сочувствие, чтобы улучшить участие пациента в лечении, но остается неясным, как сделать это таким образом, чтобы это было надежно полезным.

Исследование эмпатии в контексте боли началось относительно недавно. Одно из ограничений этого исследования заключается в том, что термин «эмпатия» по-разному используется для объяснения понимания чужой боли, точной оценки чужой боли, собственного беспокойства или сочувствия или реакций, которые генерируются этими когнитивными и эмоциональными процессами. . Таким образом, для исследователей важно точно определить, что они подразумевают под эмпатией, основывать свою работу на установленных моделях эмпатии и использовать методы, соответствующие их конструкциям и моделям.

Привязанность, социальное неприятие и боль

Еще одна социальная или межличностная конструкция, которая изучалась в связи с болью, — это привязанность (Porter, Davis, & Keefe, 2007). Значительный объем исследований показывает, что ненадежная привязанность к родителям или воспитателям, например боязливая, избегающая или неорганизованная привязанность, является фактором риска неадекватных результатов, и недавние исследования показывают, что это включает боль. Например, было обнаружено, что реакции детей на разлуку с опекунами отражают их реакцию на боль, что свидетельствует об общем диатезе, лежащем в основе реакций как на разлуку, так и на боль (Walsh, Symons, & McGrath, 2004). Мередит и его коллеги изучали привязанность у взрослых и предложили модель хронической боли «диатез привязанности», в которой боль рассматривается как стрессор, запускающий связанные с привязанностью когнитивные, поведенческие и эмоциональные процессы, которые впоследствии влияют на боль (Meredith, Ownsworth, & Strong, 2008). Например, менее надежная привязанность предсказывала более катастрофическую реакцию в ответ на экспериментальную боль (Meredith, Strong, & Feeney, 2006), в то время как пациенты с постоянной болью, которые были надежно привязаны, сообщали о меньшей боли и катастрофичности и рассматривали боль как вызов, а не угрозу. Мередит, Стронг и Фини, 2005 г.).

Айзенбергер и Либерман (2004) утверждали, что разговорное использование языка боли для описания социального отчуждения, разлуки или потери (например, «разбитое сердце» или что-то «больное») имеет нейронную основу. То есть нейронная система социальной привязанности млекопитающих «позаимствовала» или перекрывается с филогенетически более старой нервной системой боли, которая теперь выполняет роль минимизации опасностей, связанных с социальным разделением, а также избегания физически болезненных раздражителей. Эти авторы экспериментально манипулировали социальным отвержением или исключением, используя виртуальную игру с бросанием мяча, предположительно с другими людьми, которые либо включали, либо исключали участника. В выборке здоровых добровольцев авторы обнаружили, что более выраженный дистресс в ответ на индуцированное социальное отторжение предсказывался большей исходной чувствительностью к боли, а отторжение впоследствии предсказывало большее количество сообщений о неприятности боли при применении тепловой боли (Eisenberger, Jarcho, Lieberman, & Naliboff). , 2006). Такие новаторские исследования показывают, что социальное отчуждение увеличивает как страдания, так и боль.

Мы ожидаем увидеть больше исследований социально-межличностного контекста боли и роли эмоций в этом контексте. Мы также ожидаем, что будет проведено больше исследований по межличностному обращению, в том числе работа, которая может улучшить раскрытие информации, общение или эмпатию. Например, Porter, Keefe, Baucom, Hurwitz и Moser (2009) обнаружили, что новый протокол эмоционального раскрытия с помощью партнера для пациентов с раком желудочно-кишечного тракта и их партнеров облегчил раскрытие пациентом информации о раке партнеру. Вмешательство привело к большему улучшению качества отношений и близости для пар, которые обычно препятствовали обсуждению проблем, связанных с раком, по сравнению со случайно назначенным контрольным состоянием (группа обучения/поддержки пары по раку). Этот тип вмешательства может быть адаптирован для пар, в которых один человек испытывает постоянную боль.

Теоретические и эмпирические исследования эмоций и боли являются довольно новыми, и существует множество ограничений доступной литературы и выводов, которые можно сделать на их основе. Здесь мы подчеркиваем ограничения, касающиеся интерпретации причинно-следственных связей, индивидуальных и популяционных различий в боли и эмоциях, а также оценки стресса и эмоциональных процессов. Эти ограничения также указывают на многие направления для будущих исследований.

Большинство исследований, упомянутых в этом обзоре, выявили только корреляции или ассоциации между эмоциями и болью, и подавляющее большинство из них являются поперечными. Такие ассоциации имеют множество интерпретаций, а временные и причинно-следственные связи остаются неясными. Помимо исследований подавления гнева и поражений или стимуляции головного мозга, в нескольких исследованиях используются хорошо контролируемые экспериментальные планы, в которых можно указать причинную роль эмоций. Даже рандомизированные испытания вмешательств осознанности или эмоционального раскрытия обычно включают многогранные вмешательства и относительно слабые условия контроля, что затрудняет выводы о конкретной роли эмоциональных процессов. Многие исследования в области неврологии убедительно демонстрируют, что мозг связывает психосоциальные процессы и боль, но следует помнить, что мозг также является зависимой переменной, реагирующей на более ранний опыт и обучение. Будет очень интересно увидеть, как эмоциональные переживания способствуют центральной сенсибилизации, возможно, путем изучения людей с высоким риском как психологической травмы, так и боли (например, солдат) как до, так и после травмы и развития боли. Исследования также должны изучить, способны ли корректирующие эмоциональные переживания, такие как терапия, основанная на воздействии, обратить вспять или устранить такую ​​сенсибилизацию и боль.

Еще одним ограничением исследования является то, что изучаемые популяции сильно различались. В одних исследованиях участвовали здоровые люди, испытывающие экспериментальную боль, а в других — пациенты с постоянной болью. Значение боли, особенно ее контролируемость и степень повреждения тканей, совершенно различны в этих популяциях, и следует с осторожностью относиться к обобщению результатов от одной группы к другой. Кроме того, существуют различия среди многих состояний, синдромов и заболеваний, вызывающих постоянную боль, и степень вклада эмоциональных факторов и центральной сенсибилизации в каждое из них может различаться. Участники доступных исследований также различаются. Многие исследования были проведены с пациентами в специализированных центрах лечения боли, и пациенты в этих условиях обычно имеют длительную историю боли и множественные неудачи в ответ на традиционные методы лечения. Они также сообщают о повышенном жизненном стрессе и эмоциональных проблемах, что усиливает ассоциации между эмоциями и болью. Необходимы дополнительные исследования у людей с болью, которые наблюдаются в учреждениях первичной медико-санитарной помощи или по месту жительства и которые, вероятно, будут меньше вмешиваться в жизнь из-за своей боли и меньше испытывать жизненных стрессов или эмоциональных трудностей. Кроме того, эмоции играют различную роль в боли любого конкретного пациента, и будет важно нацеливать эмоциональное вмешательство только на тех, кто в этом нуждается. Например, только те пациенты с неразрешенной травмой, эмоциональным торможением и достаточной мотивацией могут получить пользу от вмешательства по выражению эмоций. Другие могут получить больше пользы от поведенческих техник или психотропных препаратов. Исследования должны проводить различие между пациентами и проверять, оптимизирует ли лечение, подобранное для пациентов, результаты.

Что касается методов оценки, почти исключительно опора на самооценку эмоций и боли имеет ограничения. Многие меры самоотчета, в том числе те, которые используются для оценки амбивалентности по отношению к эмоциональному выражению, гневному выражению или подавлению, алекситимии, катастрофизации боли, болевой тревоге и страху, касаются не только интересующего конструкта, но также дистресса, психопатологии или самоконтроля респондента. критический стиль ответа. Это смешение раздувает их ассоциации с мерами боли. К счастью, исследователи становятся все более чувствительными к этой проблеме и могут статистически совмещать отрицательный эффект при тестировании взаимосвязи между эмоциями и болью. После катастрофизации и алекситимии уникальная взаимосвязь между эмоциями и показателями боли обычно ослабевает, но остается. Более новые конструкты, такие как амбивалентность по отношению к эмоциональному осознанию и тревога, связанная с болью, также должны продемонстрировать свой уникальный вклад в боль. Еще одна проблема заключается в том, что показатели катастрофизации боли, страха и беспокойства могут предсказывать результаты, отчасти потому, что они содержат элементы, которые перекрываются с показателями боли. Когда боль оценивается способами, отличными от ретроспективных самоотчетов, например, в повседневной жизни с использованием выборки опыта (Friedberg & Quick, 2007) или поведенчески, как в новых заявлениях об инвалидности (Mehling & Krause, 2007), отношения между эмоциями и болью часто ослаблены или отсутствуют. Наконец, вполне вероятно, что самоотчеты об эмоциональных состояниях и процессах неадекватны для пациентов с ограниченными способностями к самоанализу, например, для тех, у кого подавлена ​​алекситимия. Исследования должны определить уникальные, несмешанные отношения с использованием ряда методов оценки боли и эмоций.

Оценка эмоциональных процессов, связанных со стрессом, особенно сложна. Исследования были сосредоточены на внешних или наблюдаемых стрессовых событиях, но этот подход не учитывает стресс, возникающий в результате внутренних когнитивных и аффективных конфликтов. Например, распространенным стрессором для людей с постоянной болью является конфликт между независимостью и зависимостью от других, который может проявляться в цикле демонстрации своей независимости и чрезмерной активности, за которой затем следует усиление боли и зависимость от окружающих. за помощью (Синьяк, 1998). Также могут быть конфликты между эмоциями с различными тенденциями действия. Например, о «стрессе» часто сообщают, когда человек одновременно испытывает гнев и страх, сексуальное желание и вину или чувство привязанности и стыд. Мы заметили, что некоторые люди с постоянной болью не сообщают о внешних стрессах или травмах, но, тем не менее, их беспокоят такие эмоциональные конфликты. Такие люди часто испытывают трудности с распознаванием или сообщением об этих конфликтах. Хотя это может оказаться сложной задачей, необходимо разработать методы надежной и достоверной оценки таких важных эмоциональных процессов.

В течение нескольких десятилетий исследования показали, что негативные эмоциональные состояния и сосредоточенное на эмоциях преодоление боли связаны с усилением боли. Это привело к широко распространенному мнению, что негативные эмоции у людей с постоянной болью неадекватны и их необходимо подавлять или устранять. Однако наш обзор недавних исследований эмоций и боли лишь частично поддерживает эту точку зрения.

С одной стороны, катастрофизация боли, тревога, связанная с болью, страх, связанный с болью, социальное неприятие, ненадежность привязанности и сильное возбуждение, негативные эмоции связаны с усилением боли и ухудшением адаптации, и эти эмоциональные факторы возникают не только в ответ на боль, но и также вызывают, поддерживают или усиливают боль. Исследования в области неврологии подтверждают мнение о том, что негативные эмоции способствуют переживанию болевого аффекта или придают эмоциональную окраску боли, особенно через медиальную систему боли и ее проекции на переднюю поясную кору, миндалевидное тело и медиальную префронтальную кору. Таким образом, клинические вмешательства должны уменьшить эти негативные эмоциональные состояния или модуляторы боли и усилить положительные эмоции. С другой стороны, наш обзор также поддерживает кажущуюся противоречивой точку зрения о том, что отсутствие осознания, выражения и переживания отрицательных эмоций связано с большей болью и дисфункцией и, вероятно, способствует этому. Этот альтернативный взгляд подкрепляется функциональной или адаптивной моделью эмоций, которая утверждает, что люди должны осознавать свои эмоции, получать информацию и мотивироваться к адаптивным действиям.

Как мы можем примирить эти две разные точки зрения? Должны ли пациенты с постоянной болью избегать, уменьшать или сводить к минимуму переживание негативных эмоций, таких как страх, печаль и гнев? Или они должны попытаться выявить, испытать и руководствоваться ими? Современная теория эмоций дает некоторые рекомендации, различая первичные и вторичные эмоции и определяя, как эмоциональные процессы влияют на эмоциональные состояния (Greenberg & Paivio, 19). 97). Первичные адаптивные эмоции имеют фундаментальное значение для нашего эволюционного развития, вызываются прототипическими ситуациями и мотивируют прототипическое поведение, а также имеют ценность для выживания. Например, первичный гнев возникает, когда что-то ценное отнимают или угрожают отобрать, и мотивирует либо защиту, либо нападение. Эмоциональные трудности возникают, когда люди не распознают, не понимают и не выражают эти первичные эмоции, а вместо этого игнорируют или подавляют их, что обычно является результатом социализации (например, культурных правил, гендерных ролей, карательной социальной среды). Подавление первичного гнева, по-видимому, является обычным явлением, и исследования показывают, что это способствует возникновению боли, хотя первичная печаль, страх или даже радость игнорируются или подавляются некоторыми людьми или в определенное время. В результате отсутствия осознания, выражения и обработки люди обычно испытывают «вторичные эмоции», такие как депрессия, тревога, вина и раздражительность, которые не имеют эволюционно обоснованной адаптивной ценности, но о которых часто сообщают люди с устойчивыми эмоциями. боль. Кроме того, возникают неадекватные эмоциональные ассоциации или обучение, особенно ассоциация страха с постоянной, а не острой болью. Первичный страх в ответ на острую боль носит адаптивный характер, мотивируя бегство от потенциально опасного источника боли; однако боязнь постоянной боли, как правило, неадекватна, потому что реальной угрозы для организма больше нет (хотя это не совсем верно для некоторых состояний, таких как ревматоидный артрит или серповидно-клеточная анемия).

Эта современная модель эмоций помогает примирить очевидный парадокс роли и значения эмоций для людей с постоянной болью. Эмоциональное осознание помогает отличить те вторичные эмоции, которые следует уменьшить, от тех первичных эмоций, которые следует вызывать и использовать для мотивации и направления действия. Переживание и выражение вторичных эмоций принципиально не полезно и может просто усугубить боль, поэтому показаны методы уменьшения таких эмоций. Напротив, следует осознавать те эмоции, которые связаны с первичными, биологически обусловленными ситуациями в жизни пациентов, такими как нарушения (гнев), утрата (печаль), истинные угрозы (страх) и даже достижения или победы (радость) и т. д. они должны быть доступны и испытаны из-за их информативных и мотивационных свойств. Примечательно, что облегчение часто наступает, когда происходит осознание, и эти первичные эмоции доступны и выражены, и это облегчение может сопровождаться уменьшением боли. В этом отношении могут быть полезны вмешательства на осознанность, письменные или устные упражнения по раскрытию информации и, возможно, методы эмоционального воздействия и обработки, заимствованные из эмпирической терапии или лечения посттравматического стрессового расстройства. Методы поощрения «воздействия» поведения или активности, включая физические упражнения, среди людей с постоянной болью, несмотря на их страх или тревогу по поводу боли или ее последствий, также представляются ценными (Boersma et al., 2004; de Jong et al. , 2005).

В целом, концептуализация, оценка и лечение постоянной боли должны включать глубокое понимание эмоциональных состояний и эмоциональных процессов. Развивающиеся исследования в области неврологии показывают, что болевые пути в ЦНС тесно связаны с эмоциями и находятся под их влиянием, и такие пути сенсибилизированы как ранними болевыми или травматическими переживаниями (Goldenberg, 2010), так и более поздней болезненной стимуляцией периферических тканей. Психологические исследования показывают, что ключевую роль в переживании боли играют эмоциональное осознание, выражение и переживания, а также модуляция эмоций, связанных с болью. Социальные исследования показывают, что межличностные факторы способствуют модуляции негативных эмоций посредством таких процессов, как межличностное раскрытие информации и сочувствие, и эти процессы также влияют на боль. Эти сходящиеся направления исследований должны вооружить клиницистов для обучения пациентов важным способам, которыми эмоции, проистекающие из отношений и жизненных переживаний и модулируемые психологическими факторами, влияют и находятся под влиянием нервных процессов, которые формируют переживание боли.

Клиницисты могут руководствоваться растущим числом моделей, пытающихся объяснить постоянную боль путем интеграции таких переменных, как жизненный стресс, нейробиология, познание, эмоции и поведение. Эти модели отказываются от простого причинно-следственного мышления в пользу более сложных интерактивных или рекурсивных процессов. Например, модель взаимного поддержания Sharp and Harvey (2001) утверждает, что эмоциональный стресс и различные факторы (например, соматическая предвзятость внимания, чувствительность к тревоге, эмоциональное избегание и ограниченный когнитивный резерв) усугубляют дистресс и инвалидность, тем самым поддерживая или продлевая первоначальную боль. Asmundson и Hadjistavropolous (2006) предложили модель общей уязвимости, в которой индивидуальные различия (например, генетические факторы, личность) предрасполагают людей к чувствительности к тревоге, делая их более склонными реагировать на физическую травму интенсивными эмоциональными реакциями, такими как страх. Такие эмоциональные реакции могут привести к избеганию боли и инвалидности после травмы. Van Houdenhove, Egle и Luyten (2005) предположили, что «синдромы непереносимости стресса и гиперчувствительности к боли» возникают в результате хронически перегруженной системы реагирования на стресс, которая переключается с гиперактивности на гипоактивность, вызывая снижение толерантности к усилиям, изменение воспалительной активности и повышенную сенсибилизацию. Наконец, McLean, Clauw, Abelson и Liberzon (2005) предположили, что боль, развивающаяся после травм, таких как хлыстовая травма, связана с взаимодействием таких факторов, как прошлый опыт, острая стрессовая реакция на травму, поведение после травмы и когнитивные/психосоциальные процессы. Эти взаимодействия, в свою очередь, изменяют активность областей мозга, которые обрабатывают боль.

Мы рекомендуем клиницистам, работающим с пациентами с непрекращающейся болью, как минимум выяснить, если не подробно, ряд вопросов. К ним относятся эмоциональное развитие пациентов, включая стрессовые жизненные события, несчастные случаи, травмы и жестокое обращение как в детстве, так и во взрослом возрасте; пережитые в данный момент эмоции; как значимые другие реагируют на боль и эмоции пациента; и насколько пациенты испытывают или избегают различных эмоций, действий и отношений. Клиницисты и пациенты должны работать совместно, чтобы определить, как эти факторы связаны с возникновением, обострением и ослаблением текущей проблемы с болью. Клиницисты должны четко заявить, что исследование эмоциональных состояний и процессов не означает, что боль каким-либо образом не является реальной или что она представляет собой моральную или психологическую несостоятельность пациента. Скорее, они должны подчеркивать реальность и законность боли и подчеркивать, что эмоции и эмоциональные процессы, наряду с убеждениями и действиями, являются жизненно важными частями человеческого переживания боли.

В заключение, мы приветствуем повышенное внимание в последнее десятилетие к эмоциональным состояниям и процессам как основным факторам переживания боли. Непрерывное теоретическое развитие и эмпирическое изучение биологических, психологических и социальных аспектов эмоций обещают улучшить не только наше понимание боли, но и сместить дух времени в сторону признания потенциальной ценности эмоциональных процессов и первичных эмоций, что, как мы полагаем, приведет к в более широком диапазоне подходов к оценке и вмешательству, чтобы помочь миллионам людей, страдающих от боли. Мы ожидаем дальнейшего развития подлинной биопсихосоциальной модели, в которой три области более тесно интегрированы, чем мы их представили. Мы также с нетерпением ожидаем разработки комплексной когнитивно-аффективно-поведенческой модели, которая признает, что, хотя эти три области можно обсуждать отдельно, они тесно связаны и взаимно влияют друг на друга.

Подготовка этой статьи была поддержана грантами Национального института здравоохранения AR049059, AR054626, AR057047, AR057808, AR50245 (Проект 3), CA100771, CA122704, CA131148, NR010777, NS053759 и NS045720; Американский колледж ревматологии: Грант «В пределах нашей досягаемости»; и грант Министерства обороны W81XWH-07-1-0091.

  • Ак И, Саяр К, Йонтем Т. Алекситимия, соматосенсорная амплификация и контрзависимость у пациентов с хронической болью. Клиника боли. 2004; 16:43–51. [Академия Google]
  • Andre J, Zeau B, Pohl M, Cesselin F, Benoliel JJ, Becker C. Участие холецистокининергических систем в вызванной тревогой гипералгезии у самцов крыс: поведенческие и биохимические исследования. Журнал Неврология. 2005; 25:7896–7904. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Апкарян А.В., Соса И., Краусс Б.Р., Томас П.С., Фредриксон Б.Е., Леви Р.Е., …Чьялво Д.Р. У пациентов с хронической болью нарушена эмоциональная задача принятия решений. Боль. 2004; 108: 129–136. [PubMed] [Академия Google]
  • Арендт-Нильсен Л., Ни Х., Лаурсен М.Б., Лаурсен Б.С., Мадлен П., Симонсен О.Х., Гравен-Нильсен Т. Сенсибилизация у пациентов с болезненным остеоартритом коленного сустава. Боль. 2010; 149: 573–581. [PubMed] [Google Scholar]
  • Asmundson GJG, Coons MJ, Taylor S, Katz J. Посттравматическое стрессовое расстройство и переживание боли: исследование и клинические последствия общей уязвимости и моделей взаимного обслуживания. Канадский журнал психиатрии. 2002; 47: 930–937. [PubMed] [Google Scholar]
  • Asmundson GJG, Hadjistavropolous HD. Устранение общей уязвимости при сопутствующих посттравматическом стрессовом расстройстве и хронической боли: когнитивно-поведенческая перспектива. Когнитивно-поведенческая практика. 2006; 13:8–16. [Академия Google]
  • Астин Дж. А., Берман Б. М., Бауселл Б., Ли В. Л., Хохберг М., Форис К. Л. Эффективность медитации осознанности в сочетании с двигательной терапией цигун при лечении фибромиалгии: рандомизированное контролируемое исследование. Журнал ревматологии. 2003;30:2257–2262. [PubMed] [Google Scholar]
  • Балики М.Н., Геха П.Ю., Филдс Х.Л., Апкарян А.В. Прогнозирование значения боли и обезболивания: реакция прилежащего ядра на вредные раздражители изменяется при наличии хронической боли. Нейрон. 2010;66:149–160. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Баник Б., Петерсен-Феликс С., Андерсен О.К., Раданов Б.П., Виллигер П.М., Арендт-Нильсен Л., Куратоло М. Доказательства гиперчувствительности спинного мозга при хронической боли после хлыстовой травмы и при фибромиалгии. Боль. 2004; 107:7–15. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бартли Э.Дж., Руди Дж.Л., Уильямс А.Е. Экспериментальная оценка аффективной обработки при фибромиалгии. Журнал боли. 2009;10:1151–1160. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бенедетти Ф., Аманцио М., Вигетти С., Астеджано Г. Биохимические и нейроэндокринные основы гипералгетического ноцебо-эффекта. Журнал Неврология. 2006; 26:12014–12022. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Бенедетти Ф., Ланотте М., Лопиано Л., Коллока Л. Когда слова болезненны: раскрытие механизмов эффекта ноцебо. Неврология. 2007; 147: 260–271. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бьянки-Демичели Ф., Ортиг С. К пониманию мозговых субстратов женского оргазма. Нейропсихология. 2007; 45: 2645–2659. [PubMed] [Google Scholar]
  • Blood AJ, Zatorre RJ. Интенсивно приятные реакции на музыку коррелируют с активностью в областях мозга, связанных с вознаграждением и эмоциями. Труды Национальной академии наук США. 2001;98:11818–11823. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Boersma K, Linton S, Overmeer T, Jansson M, Vlaeyen J, de Jong J. Снижение избегания страха и улучшение функций посредством воздействия in vivo. Многократное базовое исследование шести пациентов с болью в спине. Боль. 2004; 108:8–16. [PubMed] [Google Scholar]
  • Borszcz GS. Вклад вентромедиального гипоталамуса в формирование аффективного измерения боли. Боль. 2006; 123:155–168. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Борщ Г.С., Спуз СА. Гипоталамический контроль вокализации боли и аффективный аспект передачи болевых сигналов. В: Брудзинский С.М., редактор. Справочник по вокализации млекопитающих. Оксфорд: Академическая пресса; 2009. стр. 281–292. [Google Scholar]
  • Bousema EJ, Verbunt JA, Seelen HAM, Vlaeyen JWS, Knottnerus JA. Дисфункция и физическое ухудшение состояния в первый год после появления болей в спине. Боль. 2007; 130: 279–286. [PubMed] [Google Scholar]
  • Браз Дж. М., Нассар М. А., Вуд Дж. Н., Басбаум А. И. Параллельные «болевые» пути возникают из субпопуляций первичных афферентных ноцицепторов. Нейрон. 2005; 47: 787–79.3. [PubMed] [Google Scholar]
  • Broderick JE, Junghaenel DU, Schwartz JE. Письменное эмоциональное выражение приносит пользу для здоровья пациентов с фибромиалгией. Психосоматическая медицина. 2005; 67: 326–334. [PubMed] [Google Scholar]
  • Broderick JE, Stone AA, Smyth JM, Kaell AT. Осуществимость и эффективность выразительного письменного вмешательства при ревматоидном артрите с помощью домашних видеозаписей инструкций. Анналы поведенческой медицины. 2004; 27: 50–59. [PubMed] [Академия Google]
  • Брюль С., Бернс Дж.В., Чанг О.Ю., Чонт М. Связанные с болью эффекты выражения гнева: нейронные субстраты и роль эндогенных опиоидных механизмов. Неврологический биоповеденческий обзор. 2009; 33: 475–491. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Buenaver LF, Edwards RR, Haythornthwaite JA. Связанные с болью катастрофические и воспринимаемые социальные реакции: взаимоотношения в контексте хронической боли. Боль. 2007; 127: 234–242. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Бернс Дж. В., Холли А., Куартана П., Вольф Б. , Грей Э., Брюль С. Стиль управления гневом, основанный на чертах характера, смягчает влияние фактического («состояния») регулирования гнева на симптомоспецифическую реактивность и восстановление у пациентов с хронической болью в пояснице. Психосоматическая медицина. 2008; 70: 898–905. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Burns JW, Quartana PJ, Bruehl S. Стиль управления гневом смягчает влияние подавления эмоций во время начального стресса на боль и сердечно-сосудистые реакции во время последующего индукции боли. Анналы поведенческой медицины. 2007; 34: 154–165. [PubMed] [Академия Google]
  • Бернс Дж. В., Куартана П., Гиллиам В., Грей Э., Мацуура Дж., Наппи С., … Лофланд К. Влияние подавления гнева на тяжесть боли и поведение при боли у пациентов с хронической болью: оценка иронической модели процесса. Психология здоровья. 2008; 27: 645–52. [PubMed] [Google Scholar]
  • Callahan BL, Gil ASC, Levesque A, Mogil JS. Модуляция механической и термической ноцицептивной чувствительности у лабораторных мышей в зависимости от поведенческого состояния. Журнал боли. 2008; 9: 174–184. [PubMed] [Академия Google]
  • Кано А., Бартерян Дж. А., Хеллер Дж. Б. Эмпатическое и неэмпатическое взаимодействие в парах с хронической болью. Клинический журнал боли. 2008; 24: 678–84. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Кано А., Йохансен А.Б., Франц А. Многоуровневый анализ супружеской конгруэнтности в отношении боли, вмешательства и инвалидности. Боль. 2005; 118: 369–379. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Cano A, Leong LE, Heller JB, Lutz JR. Воспринимаемое право на поддержку, связанную с болью, и катастрофизация боли: ассоциации с воспринимаемой и наблюдаемой поддержкой. Боль. 2009 г.;147:249–254. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Cano A, Williams ACdC. Социальное взаимодействие при боли: усиление болевого поведения или построение близости? Боль. 2010; 149:9–11. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Cao H, Gao YJ, Ren WH, Li TT, Duan KZ, Cui YH, Cao XH, Zhao ZQ, Ji RR, Zhang YQ. Активация киназы, регулируемой внеклеточными сигналами, в передней части поясной извилины способствует индукции и выражению аффективной боли. Журнал неврологии. 2009 г.;29:3307–3321. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Carson JW, Keefe FJ, Lynch TR, Carson KM, Goli V, Fras AM, Thorp SR. Медитация любящей доброты при хронической боли в пояснице: результаты пилотного испытания. Журнал целостного ухода. 2005; 23: 287–304. [PubMed] [Google Scholar]
  • Карсон Дж.В., Киф Ф.Дж., Лоури К.П., Портер Л.С., Голи В., Фрас А.М. Конфликт по поводу выражения эмоций и хроническая боль в пояснице: ассоциации с болью и гневом. Журнал боли. 2007; 8: 405–411. [PubMed] [Академия Google]
  • Кейси С.И., Гринберг М.А., Никассио П.М., Харпин Р.Е., Хаббард Д. Переход от острой боли к хронической и инвалидности: модель, включающая когнитивные, аффективные и травматические факторы. Боль. 2008; 134: 69–79. [PubMed] [Google Scholar]
  • Celikel FC, Saatcioglu O. Алекситимия и тревога у женщин с хронической болью. Анналы общей психиатрии. 2006; 5:13. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Cignac M. Концептуальная модель независимости и зависимости для взрослых с хроническими физическими заболеваниями и инвалидностью. Социальные науки и медицина. 1998;47:739–753. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коннелли М., Киф Ф.Дж., Аффлек Г., Ламли М., Андерсон Т., Уотерс С. Влияние повседневного воздействия на регуляцию боли у пациентов с ревматоидным артритом. Боль. 2007; 131:162–170. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Cremeans-Smith JK, Stephens MA, Franks MM, Martire LM, Druley JA, Wojno WC. Восприятие супругами и врачами тяжести боли у пожилых женщин с остеоартритом: диадическое согласие и самочувствие пациентов. Боль. 2003; 106: 27–34. [PubMed] [Академия Google]
  • Кромбез Г., Бейренс К., Ван Дамм С., Экклстон С., Фонтейн Дж. Невыносимая легкость соматизации: систематический обзор концепции соматизации в эмпирических исследованиях боли. Боль. 2009; 145:35–39. [PubMed] [Google Scholar]
  • Danoff-Burg S, Agee JD, Romanoff NR, Kremer JM, Strosberg JM. Пособие по нахождению и выразительному письму у взрослых с волчанкой или ревматоидным артритом. Психология и здоровье. 2006; 21: 651–665. [Google Scholar]
  • Дэвис Д.А., Люкен Л.Дж., Заутра А.Дж. Связаны ли сообщения о жестоком обращении в детстве с переживанием хронической боли во взрослом возрасте? Метааналитический обзор литературы. Клинический журнал боли. 2005;21:398–405. [PubMed] [Google Scholar]
  • Дэвис М.С., Заутра А.Дж., Смит Б.В. Хроническая боль, стресс и динамика аффективной дифференцировки. Журнал Личности. 2004; 72:1133–1160. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • de Jong JR, Vlaeyen JWS, Onghena P, Cuypers C, den Hollander M, Ruijgrok J. Уменьшение страха, связанного с болью, при комплексном региональном болевом синдроме I типа: Приложение дозированного воздействия in vivo. Боль. 2005; 116: 264–275. [PubMed] [Google Scholar]
  • Драховзал Д. Н., Стюарт С.Х., Салливан М.Дж. Склонность к катастрофизации соматических ощущений: катастрофизация боли и чувствительность к тревоге в прогнозировании головной боли. Когнитивно-поведенческая терапия. 2006; 35: 226–35. [PubMed] [Академия Google]
  • Друли Дж. А., Стивенс М.П., ​​Мартайр Л.М., Эннис Н., Войно В.К. Эмоциональная конгруэнтность в пожилых парах, справляющихся с остеоартритом жены: влияние на болевое поведение. Психология и старение. 2003; 18: 406–414. [PubMed] [Google Scholar]
  • D’Souza PJ, Lumley MA, Kraft C, Dooley J. Обучение релаксации и письменное раскрытие эмоций при головной боли от напряжения или мигрени: рандомизированное контролируемое исследование. Анналы поведенческой медицины. 2008; 36: 21–32. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Эдвардс Р.Р., Бингхэм СО, Батон Дж., Хейторнтуэйт Дж.А. Катастрофические и болевые ощущения при артрите, фибромиалгии и других ревматических заболеваниях. Артрит и ревматизм. 2006; 55: 325–332. [PubMed] [Google Scholar]
  • Айзенбергер Н. И., Либерман М.Д., Уильямс К.Д. Больно ли отказывать? ФМРТ-исследование социальной изоляции. Наука. 2003; 302: 290–292. [PubMed] [Google Scholar]
  • Eisenberger NI, Lieberman MD. Почему отказ причиняет боль: общая нервная система сигнализации физической и социальной боли. Тенденции в когнитивной науке. 2004;8:294–300. [PubMed] [Google Scholar]
  • Айзенбергер Н.И., Ярчо Дж.М., Либерман М.Д., Налибофф Б.Д. Экспериментальное исследование общей чувствительности к физической боли и социальному отвержению. Боль. 2006; 126: 132–138. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ericsson M, Poston WS, Linder J, Taylor JE, Haddock CK, Foreyt JP. Депрессия предсказывает инвалидность у пациентов с длительной хронической болью. Реабилитация инвалидности. 2002; 24: 334–340. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fields HL. Понимание того, как опиоиды способствуют вознаграждению и обезболиванию. Регионарная анестезия и медицина боли. 2007; 32: 242–246. [PubMed] [Академия Google]
  • Финсет А. , Граугард П.К., Хольгерсен К. Реакция кортизола в слюне после медицинского интервью: влияние коммуникативного поведения врача, депрессивного аффекта и алекситимии. Обучение пациентов и консультирование. 2006; 60: 115–124. [PubMed] [Google Scholar]
  • Франклин KBJ. Анальгезия и возможность злоупотребления: случайная ассоциация или общий субстрат? Фармакология, биохимия и поведение. 1998; 59: 993–1002. [PubMed] [Google Scholar]
  • Frattaroli J. Экспериментальное раскрытие информации и его модераторы: метаанализ. Психологический вестник. 2006; 132: 823–865. [PubMed] [Академия Google]
  • Фредериксон БЛ. Теория расширения и построения положительных эмоций. Философские труды Лондонского королевского общества: B Биологические науки. 2004;359(1449):1367–1378. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Фридберг Ф., Квик Дж. Алекситимия при синдроме хронической усталости: ассоциации с мгновенными, отзывными и ретроспективными показателями соматических жалоб и эмоций. Психосоматическая медицина. 2007; 69: 54–60. [PubMed] [Google Scholar]
  • Frisina PG, Borod JC, Lepore SJ. Мета-анализ влияния раскрытия эмоций в письменной форме на результаты лечения клинических групп населения. Журнал нервных и психических заболеваний. 2004;192: 629–634. [PubMed] [Google Scholar]
  • Gatchel RJ, Peng YB, Peters ML, Fuchs PN, Turk DC. Биопсихосоциальный подход к хронической боли: Научные достижения и будущие направления. Психологический вестник. 2007; 133: 581–624. [PubMed] [Google Scholar]
  • Готье Н., Тибо П., Салливан М.Дж. Индивидуальные и реляционные корреляты эмпатической точности, связанной с болью, у супругов пациентов с хронической болью. Клинический журнал боли. 2008; 24: 669–77. [PubMed] [Google Scholar]
  • Джордж С.З., Фриц Дж.М., Макнейл Д.В. Убеждения в избегании страха, измеренные с помощью вопросника убеждений в избегании страха: изменение опросника убеждений в избегании страха является прогностическим фактором изменения самооценки инвалидности и интенсивности боли у пациентов с острой болью в пояснице. Клинический журнал боли. 2006;22:197–203. [PubMed] [Google Scholar]
  • Gillis ME, Lumley MA, Mosley-Williams A, Leisen JC, Roehrs TA. Влияние на здоровье домашнего письменного раскрытия эмоций при фибромиалгии. Анналы поведенческой медицины. 2006; 32: 135–146. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Glaros AG, Lumley MA. Алекситимия и боль при височно-нижнечелюстном расстройстве. Журнал психосоматических исследований. 2005; 59: 85–88. [PubMed] [Google Scholar]
  • Goldenberg DL. Интерфейс боли и нарушений настроения при ревматических заболеваниях. Семинары по артриту и ревматизму. 2010;40:15–31. [PubMed] [Академия Google]
  • Goubert L, Craig KD, Vervoort T, Morley S, Sullivan MJL, Williams AC, et al. Столкновение с болью других: эффекты сопереживания. Боль. 2005; 118: 285–288. [PubMed] [Google Scholar]
  • Goubert L, Vervoort T, Cano A, Crombez G. Катастрофизация боли своих детей связана с более высокой конгруэнтностью родителей и детей в оценках боли: экспериментальное исследование. Европейский журнал боли. 2009; 13:196–201. [PubMed] [Google Scholar]
  • Goubert L, Vervoort T, Sullivan M, Verhoeven K, Crombez G. Эмоциональные реакции родителей на боль своего ребенка: роль диспозиционной эмпатии и катастрофизации боли своего ребенка. Журнал боли. 2008;9: 272–279. [PubMed] [Google Scholar]
  • Граугард П.К., Хольгерсен К., Финсет А. Общение с алекситимичными и неалекситимическими пациентами: экспериментальное исследование влияния психосоциального общения и сопереживания на удовлетворенность пациентов. Психотерапия и психосоматика. 2004;73(2):92–100. [PubMed] [Google Scholar]
  • Грин А., Трипп Д., Салливан М., Дэвидсон М. Связь между эмпатией и оценками наблюдаемой боли. Медицина боли. 2009; 10: 381–392. [PubMed] [Академия Google]
  • Гринберг Л.С., Пайвио Ю.С. Работа с эмоциями в психотерапии. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 1997. [Google Scholar]
  • Gross JJ. Регулирование эмоций: аффективные, когнитивные и социальные последствия. Психофизиология. 2002; 39: 281–291. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гроссман П., Тифенталер-Гилмер У., Райс А., Кеспер У. Тренировка осознанности как вмешательство при фибромиалгии: доказательства улучшения самочувствия после вмешательства и последующее 3-летнее наблюдение. Психотерапия и психосоматика. 2007; 76: 226–233. [PubMed] [Академия Google]
  • Хаджиставропулос Т., Крейг К.Д. Теоретическая основа для понимания самоотчета и наблюдения за болью: модель коммуникации. Поведенческие исследования и терапия. 2002; 40: 551–570. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гамильтон Н.А., Кароли П., Китцман Х. Саморегуляция и хроническая боль: роль эмоций. Когнитивная терапия и исследования. 2004; 28: 559–576. [Google Scholar]
  • Хсу М., Шубинер Х., Ламли М.А., Стрэкс Дж., Клау Д.Дж., Уильямс Д. Устойчивое уменьшение боли с помощью аффективного самосознания при фибромиалгии: рандомизированное контролируемое исследование. Журнал общей внутренней медицины. 2010;25:1064–1070. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Huijnen IPJ, Verbunt JA, Peters ML, Seelen HAM. Влияет ли на физическое функционирование предсказание боли, связанной с активностью, и боязнь движения у пациентов с подострой болью в пояснице? Европейский журнал боли. 2010;14:661–666. [PubMed] [Google Scholar]
  • Imbierowicz K, Egle UT. Неблагоприятные условия детства у больных фибромиалгией и соматоформным болевым расстройством. Европейский журнал боли. 2003; 7: 113–119. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ji G, Sun H, Fu Y, Li Z, Pais-Vieira M, Galhardo V, Neugebauer V. Когнитивные нарушения при боли из-за дезактивации префронтальной коры, управляемой миндалевидным телом. Журнал неврологии. 2010;30:5451–5464. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Джонсон М.К., Нолен-Хоксема С., Митчелл К.Дж., Левин Ю. Активность медиальной коры, саморефлексия и депрессия. Социально-когнитивная аффективная неврология. 2009; 4: 313–327. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Keefe FJ, Lumley MA, Anderson T, Lynch T, Studts J, Carson KL. Боль и эмоции: новые направления исследований. Журнал клинической психологии. 2001; 57: 587–607. [PubMed] [Google Scholar]
  • Киф Ф.Дж., Андерсон Т., Ламли М., Колдуэлл Д., Стейнбрук Д., Макки Д., Улин Б.Д. Рандомизированное контролируемое исследование раскрытия эмоций при ревматоидном артрите: может ли помощь врача усилить эффект? Боль. 2008; 137: 164–172. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Кендер Р.Г., Харте С.Е., Мунн Э.М., Борщ Г.С. Аффективная анальгезия после мускариновой активации вентральной области покрышки у крыс. Журнал боли. 2008; 9: 597–605. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Khasar SG, Green PG, Levine JD. Повторяющийся звуковой стресс усиливает воспалительную боль у крыс. Боль. 2005; 116: 79–86. [PubMed] [Google Scholar]
  • Kirwilliam SS, Derbyshire SW. Повышенная склонность сообщать о жаре или боли после эмоциональной подготовки страха, связанного с болью. Боль. 2008; 137:60–65. [PubMed] [Академия Google]
  • Кингстон Дж., Чедвик П., Мерон Д. , Скиннер Т.С. Пилотное рандомизированное контрольное исследование, изучающее влияние практики осознанности на переносимость боли, психологическое благополучие и физиологическую активность. Журнал психосоматических исследований. 2007; 62: 297–300. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кивимаки М., Лейно-Арджас П., Виртанен М., Эловайнио М., Келтикангас-Ярвинен Л., Путтонен С., Вахтера Дж. Стресс на работе и заболеваемость недавно диагностированной фибромиалгией проспективное когортное исследование. Журнал психосоматических исследований. 2004; 57: 417–422. [PubMed] [Академия Google]
  • Kouneiher F, Charron S, Koechlin E. Мотивация и когнитивный контроль в префронтальной коре человека. Неврология природы. 2009; 12: 939–945. [PubMed] [Google Scholar]
  • Kraft CA, Lumley MA, D’Souza PJ, Dooley JA. Эмоциональный подход, совладание и самоэффективность смягчают последствия письменного эмоционального раскрытия и обучения релаксации для людей с мигренью. Британский журнал психологии здоровья. 2008; 13:67–71. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Кулкарни Б., Бентли Д.Э., Эллиотт Р., Джулиан П.Дж., Богер Э., Уотсон А., Джонс ПСР. Артритическая боль обрабатывается в областях мозга, связанных с эмоциями и страхом. Артрит и ревматизм. 2007; 56: 1345–1354. [PubMed] [Академия Google]
  • Кулкарни Б., Бентли Д.Э., Эллиотт Р., Юэлл П., Уотсон А., Дербишир С.В., Джонс ПСР. Внимание к локализации боли и неприятности различает функции медиальной и латеральной болевых систем. Европейский журнал неврологии. 2005;21:3133–3142. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лакнер Дж. М., Коад М. Л., Мерц Х. Р., Вак Д. С., Кац Л. А., Ферт Р., Локвуд А. Х. Когнитивная терапия синдрома раздраженного кишечника связана со снижением лимбической активности, желудочно-кишечными симптомами и тревогой. Поведенческие исследования и терапия. 2006; 44: 621–638. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Lamm C, Porges EC, Cacioppo JT, Decety J. Принятие перспективы связано со специфическими реакциями лица во время эмпатии к боли. Исследования мозга. 2008;1227:153–61. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lane RD, Waldstein SR, Critchley HD, Derbyshire SWG, Drossman DA, Wager TD, Cameron OG. Возрождение нейронауки в психосоматической медицине, часть II: клиническое применение и последствия для исследований. Психосоматическая медицина. 2009; 71: 135–151. [PubMed] [Google Scholar]
  • Langford DJ, Crager SE, Shehzad Z, Smith SB, Sotocinal SG, Levenstadt JS, Jogil JS. Социальная модуляция боли как свидетельство эмпатии у мышей. Наука. 2006;312:1967–1970. [PubMed] [Google Scholar]
  • Latthe P, Mignini L, Gray R, Hills R, Khan K. Факторы, предрасполагающие женщин к хронической тазовой боли: систематический обзор. Британский медицинский журнал. 2006; 332: 749–755. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Леонард М.Т., Кано А. Боль влияет и на супругов: личный опыт боли и катастрофизации как коррелятов страданий супругов. Боль. 2006; 126: 139–146. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Лезерман Дж. История сексуального насилия: распространенность, последствия для здоровья, посредники и психологическое лечение. Психосоматическая медицина. 2005;67:906–915. [PubMed] [Google Scholar]
  • Linton S, McCracken L, Vlaeyen J. Успокоение: помощь или препятствие в лечении боли. Боль. 2008; 134:5–8. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lipowski ZJ. Соматизация: концепция и ее клиническое применение. Американский журнал психиатрии. 1988; 145: 1358–1368. [PubMed] [Google Scholar]
  • Loggia ML, Mogil JS, Bushnell MC. Сочувствие причиняет боль: сострадание к другому усиливает как сенсорные, так и аффективные компоненты восприятия боли. Боль. 2008; 136: 168–76. [PubMed] [Академия Google]
  • Ламли Массачусетс. Алекситимия, эмоциональное раскрытие и здоровье: программа исследований. Журнал Личности. 2004; 72: 1271–1300. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ламли, Массачусетс. Два взгляда на эмоции в психосоматических исследованиях. Журнал психосоматических исследований. 2010;68:219–221. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ламли М.А., Коэн Дж.Л., Стаут Р.А., Нили Л.С., Сандер Л.М., Бургер А.Дж. Лечение травматического стресса у людей с хронической болью на основе эмоционального воздействия: предварительные результаты для синдрома фибромиалгии. Психотерапия: теория, исследования, практика, обучение. 2008; 45: 165–172. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Lumley MA, Leisen JCC, Partridge RT, Meyer TM, Radcliffe AM, Macklem DJ, Naoum L, Cohen JL, Lasichak LM, Lubetsky MR, Mosley-Williams AD, Granda JL. Улучшает ли эмоциональное раскрытие информации о стрессе здоровье при ревматоидном артрите? Рандомизированные контролируемые испытания письменного и устного раскрытия информации. Боль. 2011; 152: 866–877. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Lumley MA, Neely LC, Burger AJ. Оценка алекситимии в медицинских учреждениях: значение для понимания и лечения проблем со здоровьем. Журнал оценки личности. 2007;89: 230–246. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Lumley MA, Radcliffe AM, Macklem D, Mosley-Williams A, Leisen JCC, Huffman J, … Rapport LJ. Алекситимия и боль в трех образцах хронической боли: сравнение кавказцев и афроамериканцев. Медицина боли. 2005; 6: 251–261. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мартель М., Тибо П., Рой С., Кэтчлов Р., Салливан М. Контекстные детерминанты суждений о боли. Боль. 2008; 139: 562–568. [PubMed] [Google Scholar]
  • Martire LM, Keefe FJ, Schulz R, Ready R, Beach SR, Rudy TE, Starz TW. Восприятие пожилыми супругами боли партнеров при хроническом артрите: последствия для супружеских ответов, предоставления поддержки и опыта ухода. Психология и старение. 2006; 21: 222–230. [PubMed] [Академия Google]
  • Mayer E, Naliboff B, Chang L, Coutinho S. Стресс и желудочно-кишечный тракт V: Стресс и синдром раздраженного кишечника. Американский журнал физиологии: физиология желудочно-кишечного тракта и печени. 2001; 280: 519–524. [PubMed] [Google Scholar]
  • McCracken LM, Vowles KE, Eccleston C. Лечение на основе принятия для лиц со сложной, длительной хронической болью: предварительный анализ результатов лечения по сравнению с фазой ожидания. Поведенческие исследования и терапия. 2005;43:1335–1346. [PubMed] [Академия Google]
  • McLean SA, Clauw DJ, Abelson JL, Liberzon I. Развитие стойкой боли и психологической заболеваемости после автомобильного столкновения: интеграция потенциальной роли систем реагирования на стресс в биопсихосоциальную модель. Психосоматическая медицина. 2005; 67: 783–790. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mehling WE, Krause N. Alexithymia и 7,5-летняя заболеваемость компенсированной болью в пояснице у 1207 операторов городского общественного транспорта. Журнал психосоматических исследований. 2007; 62: 667–674. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Мелзак Р., Кейси К.Л. Сенсорные, мотивационные и центральные детерминанты боли. В: Кеншало Д.Р., редактор. Чувства кожи. Спрингфилд, штат Иллинойс: Томас; 1968. стр. 423–443. [Google Scholar]
  • Мельцер-Броди С., Лезерман Дж., Золнун Д., Стидж Дж.С., Грин Э., Тейч А. Травма и посттравматическое стрессовое расстройство у женщин с хронической тазовой болью. Акушерство и гинекология. 2007; 109: 902–908. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мередит П.Дж., Стронг Дж., Фини Дж.А. Доказательства взаимосвязи между переменными привязанности взрослых и оценкой хронической боли. Исследования и управление болью. 2005;10:191–200. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мередит П.Дж., Стронг Дж., Фини Дж.А. Связь взрослой привязанности к эмоциям, катастрофизации, контролю, порогу и терпимости при экспериментально вызванной боли. Боль. 2006; 120:44–52. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мередит П., Оунсворт Т., Стронг Дж. Обзор доказательств, связывающих теорию привязанности взрослых и хроническую боль: представление концептуальной модели. Обзор клинической психологии. 2008; 28: 407–429. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мерски Х. Соматизация: или еще один Бог, который потерпел неудачу. Боль. 2009 г.;145:4. [PubMed] [Google Scholar]
  • Могил JS. Животные модели боли: прогресс и проблемы. Неврология. 2009; 10: 283–294. [PubMed] [Google Scholar]
  • Morone NE, Greco CM, Weiner DK. Медитация осознанности для лечения хронической боли в пояснице у пожилых людей: рандомизированное контролируемое пилотное исследование. Боль. 2007; 134:310–319. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Nandigama P, Borszcz GS. Аффективная анальгезия после введения морфина в миндалевидное тело крыс. Исследования мозга. 2003;959:343–354. [PubMed] [Google Scholar]
  • Nesse RM, Ellsworth PC. Эволюция, эмоции и эмоциональные расстройства. Американский психолог. 2009; 64: 129–139. [PubMed] [Google Scholar]
  • Neugebauer V, Galhardo V, Maione S, Mackey SC. Механизмы боли в переднем мозге. Обзор исследований мозга. 2009; 60: 226–242. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Norman SA, Lumley MA, Dooley JA, Diamond MP. Для кого это работает? Модераторы последствий письменного раскрытия эмоций в рандомизированном исследовании среди женщин с хронической тазовой болью. Психосоматическая медицина. 2004; 66: 174–183. [PubMed] [Академия Google]
  • Окснер К. Н., Заки Дж., Ханелин Дж., Ладлоу Д.Х., Книрим К., Рамачандран Т., Макки СК. Твоя боль или моя? Общие и различные нейронные системы, поддерживающие восприятие боли у себя и других. Социальная когнитивная и аффективная неврология. 2008;3:144–60. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Orme-Johnson DW, Schneider RH, Son YD, Nidich S, Cho ZH. Нейровизуализация влияния медитации на реакцию мозга на боль. Нейроотчеты. 2006; 21:1359–63. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Paquet C, Kergoat MJ, Dubé L. Роль регуляции повседневных эмоций в отношении боли у госпитализированных пожилых людей: результаты проспективной оценки в течение дня. Боль. 2005; 115: 355–363. [PubMed] [Google Scholar]
  • Павлин Д.Дж., Салливан М.Дж.Л., Фройнд П.Р., Розен К. Катастрофизация: фактор риска послеоперационной боли. Клинический журнал боли. 2005; 21:83–90. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ploner M, Freund HJ, Schnitzler A. Болевой аффект без болевой чувствительности у пациента с постцентральным поражением. Боль. 1999;81:211–214. [PubMed] [Google Scholar]
  • Портер Л.С., Дэвис Д., Киф Ф.Дж. Привязанность и боль: недавние открытия и будущие направления. Боль. 2007; 128:195–198. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Porter LS, Keefe FJ, Baucom DH, Hurwitz H, Moser B. Эмоциональное раскрытие информации о раке желудочно-кишечного тракта с помощью партнера: результаты рандомизированного клинического исследования. Рак. 2009;115(S18):4326–4338. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Porter LS, Keefe FJ, Lipkus I, Hurwitz H. Амбивалентность эмоционального выражения у пациентов с раком желудочно-кишечного тракта и лиц, ухаживающих за ними: ассоциации с болью пациента и качеством жизни. Боль. 2005; 117: 340–348. [PubMed] [Академия Google]
  • Портер Л.С., Киф Ф.Дж., Веллингтон С., Уильямс А. Сообщения о боли в контексте остеоартрита: самоэффективность пациента и партнера при общении с болью и воздержание от обсуждения боли и проблем, связанных с артритом. Клинический журнал боли. 2008; 24: 662–668. [PubMed] [Google Scholar]
  • Quartana PJ, Campbell CM, Edwards RR. Катастрофизация боли: критический обзор. Экспертный обзор нейротерапии. 2009; 9: 745–758. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Куартана П.Дж., Юн К.Л., Бернс Д.В. Подавление гнева, иронические процессы и боль. Журнал поведенческой медицины. 2007; 30: 455–469. [PubMed] [Google Scholar]
  • Raphael KG, Widom CS. Посттравматическое стрессовое расстройство смягчает связь между задокументированной виктимизацией в детстве и болью 30 лет спустя. Боль. 2011; 152:163–169. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Reich JW, Olmsted ME, van Puymbroeck CM. Неопределенность в отношении болезни, бремя и поддержка партнера, осуществляющего уход, и удовлетворенность отношениями у пациентов с фибромиалгией и остеоартритом. Артрит и ревматизм. 2006; 55: 86–93. [PubMed] [Google Scholar]
  • Rhudy JL, Meagher MW. Страх и тревога: разные эффекты болевого порога человека. Боль. 2000; 84: 65–75. [PubMed] [Google Scholar]
  • Руди Дж. Л., Уильямс А. Е., Маккейб К. М., Рассел Дж. Л., Мейнард Л. Дж. Эмоциональный контроль ноцицептивных реакций (ECON): играют ли роль аффективная валентность и возбуждение? Боль. 2008; 136: 250–261. [PubMed] [Google Scholar]
  • Rhudy JL, Bartley EJ, Williams AE. Привыкание, сенсибилизация и модуляция эмоциональной валентности болевых реакций. Боль. 2010; 148:320–327. [PubMed] [Академия Google]
  • Рингель Ю., Дроссман Д.А., Лезерман Д.Л., Суенобу Б.Я., Уилбер К., Лин В., Майер Э.А. Влияние истории жестокого обращения на отчеты о боли и реакцию мозга на аверсивную висцеральную стимуляцию: исследование FMRI. Гастроэнтерология. 2008; 134: 396–404. [PubMed] [Google Scholar]
  • Романелли П., Эпозито В., Адлер Дж. Абляционные процедуры при хронической боли. Нейрохирургические клиники Северной Америки. 2004; 15: 335–342. [PubMed] [Google Scholar]
  • Romano JM, Jensen MP, Turner JA, Good AB, Hops H. Взаимодействие пациента и партнера при хронической боли: дальнейшая поддержка поведенческой модели хронической боли. Поведенческая терапия. 2000; 31: 415–440. [Академия Google]
  • Рим HP, Рим JD. Лимбически усиленный болевой синдром (LAPS): разжигание, кортиколимбическая сенсибилизация и конвергенция аффективных и сенсорных симптомов при хронических болевых расстройствах. Медицина боли. 2000; 1:7–23. [PubMed] [Google Scholar]
  • Саарела М.В., Глущук Ю., Уильямс А., Шурманн М., Калсо Э., Хари Р. Сострадательный мозг: люди определяют интенсивность боли по лицу другого человека. Кора головного мозга. 2007; 17: 230–237. [PubMed] [Google Scholar]
  • Саяр К., Гулек Х., Топбас М. Алекситимия и гнев у пациентов с фибромиалгией. Клиническая ревматология. 2004; 23:441–448. [PubMed] [Академия Google]
  • Шмидт С., Гроссман П., Шварцер Б., Йена С., Науманн Дж., Валах Х. Лечение фибромиалгии с помощью снижения стресса на основе осознанности: результаты рандомизированного контролируемого исследования с 3 группами. Боль. 2011; 152:361–369. [PubMed] [Google Scholar]
  • Seminowicz DA, Davis KD. Корковые реакции на боль у здоровых людей зависят от катастрофизации боли. Боль. 2006; 120: 297–306. [PubMed] [Google Scholar]
  • Sharp TJ, Harvey AG. Хроническая боль и посттравматическое стрессовое расстройство: взаимопомощь? Обзор клинической психологии. 2001; 21: 857–877. [PubMed] [Академия Google]
  • Шин Л.М., Либерзон И. Нейросхемы страха, стресса и тревожных расстройств. Нейропсихофармакология. 2010; 35: 169–191. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Shyu BC, Vogt BA. Кратковременная синаптическая пластичность в ноцицептивном таламо-переднем поясном пути. Молекулярная боль. 2009; 5:51. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Singer T, Seymour B, O’Doherty J, Kaube H, Dolan RJ, Frith CD. Эмпатия к боли включает аффективные, но не сенсорные компоненты боли. Наука. 2004; 303:1157–1161. [PubMed] [Академия Google]
  • Смитс Р.Дж., Влайен Дж. В., Кестер А.Д., Ноттнерус Дж.А. Уменьшение катастрофизации боли опосредует результат как физического, так и когнитивно-поведенческого лечения хронической боли в пояснице. Журнал боли. 2006; 7: 261–71. [PubMed] [Google Scholar]
  • Smyth JM, Stone AA, Hurewitz A, Kaell A. Влияние написания статей о стрессовых ситуациях на уменьшение симптомов у пациентов с астмой или ревматоидным артритом: рандомизированное исследование. Журнал Американской медицинской ассоциации. 1999; 281:1304–1309.. [PubMed] [Google Scholar]
  • Stanton AL, Danoff-Burg S, Cameron CL, Ellis AP. Преодоление через эмоциональный подход: проблемы концептуализации и путаницы. Журнал личности и социальной психологии. 1994; 66: 350–362. [PubMed] [Google Scholar]
  • Strand EB, Zautra AJ, Thoreson M, Ødegard S, Uhlig T, Finset A. Положительный аффект как фактор устойчивости в отношениях боли и негативного аффекта у пациентов с ревматоидным артритом. Журнал психосоматических исследований. 2006; 60: 477–484. [PubMed] [Академия Google]
  • Suarez-Roca H, Leal L, Silva JA, Pinerua-Shuhaibar L, Quintero L. Снижение нейротрансмиссии ГАМК лежит в основе гипералгезии, вызванной повторяющимся стрессом от вынужденного плавания. Поведенческие исследования мозга. 2008; 189: 159–169. [PubMed] [Google Scholar]
  • Sullivan MJL, Adams H, Sullivan ME. Коммуникативные аспекты катастрофизации боли: влияние социальных сигналов на поведение и преодоление боли. Боль. 2004; 107: 220–226. [PubMed] [Google Scholar]
  • Салливан М.Дж.Л., Мартель М.О., Трипп Д., Савард А., Кромбез Г. Связь между катастрофизацией и передачей опыта боли. Боль. 2006; 122: 282–288. [PubMed] [Академия Google]
  • Суманен М., Рантала А., Силланмяки Л.Х., Маттила К.Дж. Невзгоды детства, пережитые больными мигренью трудоспособного возраста. Журнал психосоматических исследований. 2007; 62: 139–143. [PubMed] [Google Scholar]
  • Swinkels-Meewisse IE, Roelofs J, Schouten EG, Verbeek AL, Oostendorp RA, Vlaeyen JW. Страх движения/(повторной) травмы, предсказывающий хроническую инвалидизирующую боль в пояснице: проспективное начальное когортное исследование. Позвоночник. 2006; 31: 658–664. [PubMed] [Google Scholar]
  • Swinkels-Meewisse IE, Roelofs J, Verbeek AL, Oostendorp RA, Vlaeyen JW. Страх движения/(повторной) травмы, инвалидности и участия в острой боли в пояснице. Боль. 2003; 105: 371–379.. [PubMed] [Google Scholar]
  • Tait R, Chibnall J, Luebbert A, Sutter C. Влияние успеха лечения и эмпатии на атрибуцию хирургов в отношении результатов операций на спине. Журнал поведенческой медицины. 2005; 28: 301–312. [PubMed] [Google Scholar]
  • Thomas JS, France CR. Страх, связанный с болью, связан с избеганием движений позвоночника во время восстановления после боли в пояснице. Позвоночник. 2007; 32: E460–466. [PubMed] [Google Scholar]
  • Thorn BE, Ward LC, Sullivan MJL, Boothby JL. Коммунальная модель преодоления катастрофизации: построение концептуальной модели. Боль. 2003; 106:1–2. [PubMed] [Академия Google]
  • Tripp DA, Nickel JC, Wang Y, Litwin MS, McNaughton-Collins M, Landis JR, … Pontari M. Катастрофизация и отдых, зависящий от боли, предсказывают адаптацию пациента у мужчин с хроническим простатитом/синдромом хронической тазовой боли. Журнал боли. 2006; 7: 697–708. [PubMed] [Google Scholar]
  • ван ден Буше Э., Кромбез Г., Экклстон С., Салливан М.Дж.Л. Почему женщины предпочитают эпидуральную анальгезию во время родов: Роль представлений об эпидуральной анальгезии и катастрофизации боли. Европейский журнал боли. 2007; 11: 275–82. [PubMed] [Академия Google]
  • van Houdenhove B, Egle U, Luyten P. Роль жизненного стресса в развитии фибромиалгии. Текущие отчеты по ревматологии. 2005; 7: 365–370. [PubMed] [Google Scholar]
  • van Middendorp H, Geenen R, Sorbi MJ, van Doornen LJP, Bijlsma JWJ. Здоровье и физиологические эффекты вмешательства эмоционального раскрытия, адаптированного для применения дома: рандомизированное клиническое испытание при ревматоидном артрите. Психотерапия и психосоматика. 2009; 78: 145–151. [PubMed] [Google Scholar]
  • van Middendorp H, Lumley MA, Jacobs JWG, van Doornen LJP, Bijlsma JWJ, Geenen R. Эмоции и эмоциональный подход и стратегии избегания при фибромиалгии. Журнал психосоматических исследований. 2008;64:159–167. [PubMed] [Google Scholar]
  • ван Миддендорп Х., Ламли М.А., Моербик Дж., Джейкобс Дж.В., Бийлсма Дж.В., Гинен Р. Влияние гнева и стилей регуляции гнева на боль в повседневной жизни женщин с фибромиалгией: дневниковое исследование. Европейский журнал боли. 2010; 14:176–182. [PubMed] [Google Scholar]
  • Vervoort T, Goubert L, Eccleston C, Vandenhende M, Clayes O, Clarke J, Crombez G. Выразительные параметры катастрофизации боли: обсервационное исследование подростков с хронической болью. Боль. 2009 г.;146:170–176. [PubMed] [Google Scholar]
  • Vlaeyen JW, Linton SJ. Избегание страха и его последствия при хронической скелетно-мышечной боли: современное состояние. Боль. 2000; 85: 317–332. [PubMed] [Google Scholar]
  • Vogt BA, Sikes RW. Медиальная болевая система, поясная кора и параллельная обработка ноцицептивной информации. Прогресс в исследованиях мозга. 2000; 122: 223–235. [PubMed] [Google Scholar]
  • Vowles KE, McCracken LM. Принятие и основанные на ценностях действия при хронической боли: исследование эффективности и процесса лечения. Журнал клинической и консультационной психологии. 2008;76:397–407. [PubMed] [Google Scholar]
  • Уокер Э.А., Киган Д., Гарднер Г., Салливан М., Бернштейн Д., Катон В.Дж. Психосоциальные факторы при фибромиалгии по сравнению с ревматоидным артритом II: сексуальное, физическое и эмоциональное насилие и пренебрежение. Психосоматическая медицина. 1997; 59: 572–577. [PubMed] [Google Scholar]
  • Walsh TM, Symons DK, McGrath PJ. Взаимосвязь между реакциями маленьких детей на изображение разлуки и переживания боли. Привязанность и развитие человека. 2004; 6: 53–71. [PubMed] [Академия Google]
  • Wetherell MA, Byrne-Davis L, Dieppe P, Donovan J, Brookes S, Byron M, …Myles J. Влияние раскрытия эмоций на психологические и физиологические исходы у пациентов с ревматоидным артритом: исследовательское домашнее исследование. Журнал психологии здоровья. 2005; 10: 277–285. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wicksell RK, Ahlqvist J, Bring A, Melin L, Olsson GL. Могут ли стратегии воздействия и принятия улучшить функционирование и качество жизни людей с хроническими болями и расстройствами, связанными с хлыстовой травмой (WAD)? Рандомизированное контролируемое исследование. Когнитивно-поведенческая терапия. 2008; 37:1–14. [PubMed] [Академия Google]
  • Викселл Р.К., Мелин Л., Лекандер М., Олссон Г.Л. Оценка эффективности стратегий воздействия и принятия для улучшения функционирования и качества жизни при давней педиатрической боли — рандомизированное контролируемое исследование. Боль. 2009; 141: 248–257. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wicksell RK, Melin L, Olsson GL. Воздействие и принятие в реабилитации подростков с идиопатической хронической болью — пилотное исследование. Европейский журнал боли. 2007; 11: 267–274. [PubMed] [Академия Google]
  • Янгер Дж., Арон А., Парк С., Чаттерджи Н., Макки С. Просмотр фотографий романтического партнера уменьшает экспериментальную боль: вовлечение нервной системы вознаграждения. ПЛОС Один. 2010;5(10):e13309. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Юнус МБ. Фибромиалгия и перекрывающиеся расстройства: объединяющая концепция синдромов центральной чувствительности. Семинары по артриту и ревматизму. 2007; 36: 336–356. [PubMed] [Google Scholar]
  • Заутра А., Смит Б., Аффлек Г., Теннен Х. Исследования хронической боли и отношений аффекта: применение динамической модели аффекта. Журнал консалтинга и клинической психологии. 2001;69: 786–795. [PubMed] [Google Scholar]
  • Zhuo M. Синаптическая модель боли: долговременная потенциация в передней поясной коре. Молекулы и клетки. 2007; 23: 259–271. [PubMed] [Google Scholar]
  • Zubieta JK, Stohler CS. Нейробиологический механизм плацебо-ответов. Анналы Нью-Йоркской академии наук. 2009;1156:198–210. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Что это такое, симптомы и лечение

Обзор

Что такое психогенная боль?

«Психогенная боль» — это устаревший термин для обозначения боли, которая не возникает непосредственно из-за травмы или болезни, затрагивающей ваше тело. Вместо этого эта форма боли возникает в вашем мозгу и возникает из-за сочетания факторов, включая психическое здоровье, личную историю и обстоятельства, другие состояния здоровья и многое другое.

«Психогенный» происходит от двух греческих слов, которые в сочетании означают «произведенный в уме». В прошлые годы люди часто считали, что этот термин означает, что другие рассматривают боль как воображаемую или что она существует только в чьей-то голове. Из-за этого многие люди чувствовали себя неполноценными, игнорируемыми, покровительствуемыми или еще хуже.

Поставщики медицинских услуг больше не используют этот термин из-за этой негативной истории. Они также избегают этого, потому что этот термин легко неправильно понять или использовать неправильно, что может вызвать путаницу и подорвать отношения между людьми и их поставщиками медицинских услуг.

Хотя психогенная боль может не иметь прямой физической причины, эта боль все же реальна. Люди, у которых есть это, не притворяются, не лгут и не ищут внимания. Эта боль ощущается так же — и включает часть тех же процессов — что и боль от травмы или болезни.

Что такое боль?

Понимание боли и того, как она работает, является ключевой частью того, как медицинские работники диагностируют заболевания. Это также может помочь людям лучше описать свою боль медицинскому работнику при обращении за помощью по поводу проблемы со здоровьем. Чтобы понять, как работает боль, сначала нужно узнать, как функционирует ваша нервная система.

Ваш мозг не имеет собственных нервных окончаний и не имеет прямых знаний об окружающем вас мире. Вот почему у вас есть такие чувства, как зрение, слух, обоняние, вкус и осязание. Стимул (произносится как «stim-you-luss», а более чем один стимул — «stimuli») — это все, что могут обнаружить ваши органы чувств, включая зрение, слух, обоняние, вкус и осязание.

У вашего тела есть особый процесс обнаружения вреда и реагирования на него. Этот процесс работает следующим образом:

  1. Болезненные раздражители (от латинского слова «noxa», что означает «боль» или «повреждение») вызывают повреждение клеток вашего тела. Это повреждение вызывает выброс специальных химических веществ в окружающие ткани.
  2. В вашей нервной системе есть специализированные рецепторы, называемые «ноцицепторами». Они работают как пожарная сигнализация в вашем доме, обнаруживая признаки проблемы и немедленно издавая предупреждающий сигнал. Когда ноцицепторы обнаруживают химические вещества, высвобождаемые из поврежденных или разрушенных клеток, они немедленно посылают высокоприоритетные сигналы в ваш мозг, предупреждая его о проблеме. Сигналы, которые они посылают, не являются самой болью.
  3. Ваш мозг получает эти высокоприоритетные сигналы и переводит их в чувство боли. Ваш мозг также сопоставляет это чувство с областью, которая первой посылает сигналы, поэтому вы знаете, в чем проблема.
  4. Ощущение боли вызывает немедленную реакцию в вашем мозгу и теле. Эти реакции обычно носят защитный характер, например, рефлекторные движения мышц, направленные на то, чтобы отдалить вас от вредных раздражителей. Ноцицепторы также запускают иммунные процессы и процессы восстановления в вашем организме, чтобы защитить вас от инфекций и восстановиться после травм, которые вы можете получить.

Однако вы можете чувствовать боль даже без ноцицепторных сигналов. Это потому, что ваш мозг все еще может создавать ощущение боли без этих сигналов. Ноцицепторы также могут активироваться сами по себе, создавая ощущение боли, даже если нет реальной причины. В любом из этих двух обстоятельств боль реальна. Это просто происходит из-за сбоев в вашем мозгу или нервной системе.

Восприятие боли

Боль субъективна, то есть то, как вы ее испытываете, уникально, и никто другой не испытывает ее так, как вы. Один человек может найти опыт невыносимо болезненным, в то время как другой человек может найти тот же опыт лишь слегка неприятным. Многие факторы, в том числе генетические мутации, заболевания и многое другое, могут влиять на то, как человек чувствует боль. Даже душевное состояние человека может облегчить или усилить боль.

По мере того, как люди стареют и сталкиваются с травмами, болезнями и различными причинами боли, меняется и их восприятие боли. Примером этого может служить реакция ребенка на укол по сравнению с реакцией взрослых в этой ситуации. Однако хроническая боль также может изменить то, как человек чувствует боль, делая боль более частой или более интенсивной.

Почему боль важна

Боль обычно является защитным процессом, особенно когда она говорит вам о травме или о том, что с частью вашего тела происходит что-то, что может ее вызвать. Это также ключевой симптом, который говорит вам, когда вы больны, помогая вам действовать, чтобы позаботиться о себе или обратиться за медицинской помощью.

Однако боль сама по себе может вызвать проблемы, если она очень сильная или длится в течение длительного периода времени. Со временем хроническая боль меняет то, как ваша нервная система создает и обрабатывает болевые сигналы. Это может привести к слишком легкому срабатыванию ноцицепторов, что сделает боль более частой или более интенсивной, что может привести к таким расстройствам, как:

  • Аллодиния.
  • Центральный болевой синдром.
  • Гипералгезия.
Боль и психическое здоровье

Ваше физическое и психическое здоровье неразрывно связаны способами, которые эксперты и исследователи до сих пор не до конца понимают. Однако они знают, что они связаны, и связь идет в обе стороны. Вот почему чувство беспокойства также может вызвать у вас тошноту или тошноту, а чувство страха может вызвать ощущение тяжести в животе. Боль не является исключением, поскольку она может негативно повлиять на ваше психическое здоровье, а ваше психическое здоровье может повлиять на то, как вы испытываете боль.

Возможные причины

Каковы наиболее частые причины психогенной боли?

Термин «психогенная боль» когда-то описывал боль, возникающую в мозгу из-за проблем с психическим здоровьем. Этот термин вышел из употребления, потому что исследователи и эксперты поняли, что у боли нет единой причины или фактора, влияющего на нее. Наоборот, это происходит из-за сочетания факторов.

Этими факторами могут быть вещи, которые происходят прямо сейчас, или вещи, которые произошли годы или даже десятилетия в прошлом. Вот почему боль может так сильно различаться, и почему каждый испытывает боль по-своему.

Также важно помнить, что то, как вы испытываете боль, меняется в течение жизни. Примером может служить вакцинация в детстве по сравнению с прививкой во взрослом возрасте. В детстве укол может быть намного страшнее, но взрослые могут (обычно) подавить это и справиться с болью от укола.

Следующие факторы могут играть роль в том, почему вы чувствуете боль и как она на вас влияет:

  • Физическая структура и статус вашего тела : Сюда входят все факторы, влияющие на способность вашего тела чувствовать боль. Это также включает в себя то, получили ли вы травму — недавно или в далеком прошлом — которая влияет на то, как вы чувствуете боль сегодня.
  • Ваше окружение : То, где вы находитесь и что происходит вокруг вас, может играть большую роль в том, как вы чувствуете боль. Если вы находитесь в месте или в ситуации, где вы ожидаете почувствовать боль, ваш мозг на самом деле усиливает уровень боли, которую вы чувствуете.
  • Ваши воспоминания и переживания : В вашем мозгу есть встроенные процессы, облегчающие обучение. Вот почему награды (которые люди связывают с хорошими чувствами) и наказания (которые люди связывают с плохими чувствами) так полезны в обучении и обучении. Один из способов, которым ваш мозг учится избегать боли, — напрямую связывать ее с негативными чувствами.
  • Ваше психическое состояние : То, как вы регулируете свои эмоции, играет важную роль в том, как вы чувствуете боль. Как уже упоминалось выше, отрицательные эмоции и боль зависят от одних и тех же частей мозга (или, по крайней мере, областей с сильными связями). Когда вы грустите, встревожены или подавлены, эти области вашего мозга уже более активны. Это означает, что легче чувствовать боль, и боль также может быть более интенсивной. Боль также легче игнорировать, когда вы отвлекаетесь.
  • Социальные факторы : Ваше социальное происхождение, воспитание, наличие детских травм и другие факторы могут влиять на то, как вы чувствуете боль. Это потому, что они могут положительно или отрицательно повлиять на каждый из других факторов, перечисленных выше.
Как складываются боль и другие факторы

Факторы, которые могут способствовать или вызывать боль, включая перечисленные выше, суммируются. Это означает, что они накапливаются со временем. Чем больше факторов накапливается, тем выше риск того, что болевые процессы человека изменятся, что сделает его более восприимчивым к хронической боли или к проблемам психического здоровья и факторам, которые сделают его боль более серьезной.

Например, человек, выросший в бедности, не имевший надежной системы поддержки или перенесший детскую травму, имеет более высокий риск возникновения хронической боли. Стресс — физический, умственный и любой другой — сказывается. У этих людей боль может возникать легче и ощущаться сильнее. Также более вероятно, что проблемы и факторы психического здоровья могут повлиять на их боль и сделать ее хуже.

Уход и лечение

Как лечить психогенную боль?

Точно так же, как эксперты и поставщики медицинских услуг больше не используют термин «психогенная боль», они также больше не лечат боль так, как раньше. Сегодня лечение боли включает лечение человека в целом, включая эмоциональные, поведенческие и социальные компоненты боли. Иногда, когда люди испытывают хроническую боль, у них также может быть основное психическое заболевание, которое также требует лечения.

Психологическое лечение боли может включать следующее:

  • Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) : Это наиболее распространенный рекомендуемый тип психотерапии (психической терапии). Эксперты также считают, что это, скорее всего, сработает.
  • Групповая терапия : Общий терапевтический опыт может помочь людям с хронической болью. Групповая терапия может помочь людям с этим заболеванием общаться с другими людьми, которые испытывают аналогичные трудности, и обмениваться идеями, ресурсами и знаниями.
  • Другие формы терапии : Примеры включают терапию принятия и приверженности, терапию осознанности или даже гипнотерапию.

Другие методы лечения, которые могут помочь, включают:

  • Физиотерапия : Психогенная боль может вызывать физические эффекты. Физиотерапия может помочь людям с этой проблемой вылечиться или адаптироваться к физическим симптомам.
  • Лекарство : Когда психогенная боль возникает наряду с другими состояниями, такими как депрессия или тревога, лекарства для этих состояний также могут облегчить симптомы боли. Из-за этого многие антидепрессанты часто могут положительно влиять на уровень боли.
  • Другие методы лечения и лечения : Примеры включают широкий спектр подходов и методов. Лишь некоторые из них включают медитацию, осознанность, акупунктуру, физическую активность и т. д.

Вам также могут помочь многие другие виды лечения и варианты лечения. Ваш лечащий врач — лучший человек, который расскажет вам, какие варианты доступны и что вы можете сделать, чтобы помочь себе.

Что я могу сделать дома, чтобы снять боль?

Даже когда боль не возникает из-за ноцицепции, она все равно является частью того же болевого процесса. Это означает, что эта боль реальна и ощущается точно так же, как боль, которая начинается с ноцицепции, поэтому невозможно сказать, что ее вызывает или какие факторы ей способствуют. По этой причине вам следует обратиться к врачу, если у вас умеренная или сильная боль, которая не поддается домашнему лечению или длится в течение длительного времени.

Можно ли предотвратить эту боль и можно ли снизить риск ее развития?

Боль возникает непредсказуемо и по-разному у разных людей. Из-за этого невозможно полностью избежать изменений в том, как вы чувствуете боль из-за факторов психического здоровья, вашей личной истории и обстоятельств и т. д.

Когда звонить врачу

Когда боль следует лечить у врача или поставщика медицинских услуг?

Если у вас хроническая боль или вы подозреваете, что боль усиливается из-за проблем с психическим здоровьем и других факторов, вам следует обратиться к врачу для диагностики или лечения. Причины включают в себя:

  • Попытки самостоятельно вылечить это состояние часто безуспешны, потому что оно не включает в себя те же процессы, что и боль, вызванная заболеванием или травмой. Это означает, что он не реагирует на боль, как это обычно бывает при заболеваниях или травмах.
  • Попытка заниматься самолечением безрецептурными препаратами вряд ли сработает. Самолечение алкоголем, отпускаемыми по рецепту лекарствами или рекреационными наркотиками еще более рискованно и может привести к расстройствам, связанным с употреблением психоактивных веществ, зависимостям и другим серьезным последствиям. Из-за всех этих факторов лечащий врач всегда должен направлять лечение психогенной боли.
  • Хроническая боль может изменить то, как ваше тело чувствует и обрабатывает боль, особенно на умеренном и сильном уровне. Это также может усугубить существующие проблемы, такие как тревога или депрессия.

Часто задаваемые вопросы

На что похожа психогенная боль и как определить, является ли боль психогенной?

Боль может принимать разные формы. Даже когда боль возникает без ноцицепции, ваш мозг все равно обрабатывает ее таким же образом. Это означает, что она может ощущаться точно так же, как любая боль, которую вы можете чувствовать, будь то боль в спине, боль в животе, боль в груди и т. д.

Единственный способ заметить разницу — обратиться к обученному квалифицированному медицинскому работнику для оценки и диагностики этой проблемы. Этот диагноз также включает в себя комбинацию методов, в том числе диагностические тесты, сканирование изображений, лабораторные анализы, неврологическое обследование и многое другое.

Является ли психогенная боль серьезной?

Даже если боль не сильная, она все равно может быть серьезной проблемой. Со временем хроническая боль может серьезно повлиять на ваше здоровье и самочувствие. В дополнение к тому, как боль изменяет работу вашей нервной системы, она может сказаться на вашем психическом здоровье и другими способами. Тревога и депрессия являются частыми осложнениями хронической боли. Сочетание всех этих факторов означает, что хроническая боль со временем становится серьезной и требует диагностики и лечения.

Справка из Кливлендской клиники

«Психогенная боль» — это устаревший термин, который больше не используется медицинскими работниками. Этот термин когда-то описывал боль, которая возникает, когда болевые процессы вашего тела работают неправильно, активируясь из-за состояния психического здоровья, которое нарушает работу вашей нервной системы. Сегодня специалисты знают, что боль включает в себя множество процессов и факторов. Хотя это может не произойти по определенной физической причине, боль реальна и ничем не отличается от боли от травмы или болезни.

Этот термин вышел из употребления из-за неправильного понимания его значения и того, что люди могут чувствовать себя проигнорированными или обесцененными. Сегодня медицинские работники называют это одним из симптомов расстройства функциональной неврологической симптоматики. С помощью диагностики и лечения можно управлять и уменьшать последствия многих форм боли, независимо от сопутствующих факторов.

Эмоциональное воздействие переживания боли

Переживание боли

На восприятие боли влияет множество факторов, которые могут различаться у всех. Переживание боли может быть очень личным, но на него также могут влиять более крупные социальные факторы. Вот некоторые из факторов, которые могут повлиять на этот опыт:

  • возраст
  • пол
  • культура
  • этническая принадлежность
  • духовные убеждения
  • жизнь до появления боли
  • эмоциональный отклик
  • медицинский опыт
  • системы поддержки
  • доступ к медицинской помощи
  • социальные детерминанты здоровья
  • различия в состоянии здоровья

Другим фактором может быть усвоенная реакция, связанная с конкретными предыдущими ответами членов вашей семьи. Родители, например, могут определенным образом реагировать на боль ребенка. Это может установить базовую реакцию ребенка на боль, которая может повлиять на его реакцию на боль в будущем. Кроме того, на ощущение боли могут влиять социальные и медицинские системы. Например, у вас может не быть доступа к помощи врача, который является экспертом в лечении боли.

Кроме того, хронической боли могут способствовать изменения в функционировании, роли (социальной, социальной или семейной), распорядке дня, статусе работы и нарушении сна. Эти факторы могут вызвать дистресс, который также может усилить боль.

Люди, которые испытывают хроническую боль, могут испытывать депрессию или тревогу. Они также будут подвержены риску злоупотребления психоактивными веществами и других психических расстройств. Другие распространенные эмоциональные реакции на боль могут включать грусть, разочарование, гнев или чувство непонятости и деморализации.

Важно распознавать и контролировать эмоциональные реакции, которые часто возникают в вашей жизни в результате хронической боли. Если вы обнаружите, что эти реакции постоянно влияют на ваше настроение или способность функционировать, вам следует поговорить со своим лечащим врачом или попросить направление к специалисту по боли. Также может быть полезно обратиться за помощью к специалисту в области психического здоровья, например, к социальному работнику. Другим доступным вариантом является горячая линия по психическому здоровью, с которой можно связаться по телефону 1-800-662-HELP, конфиденциальная и многоязычная служба кризисного вмешательства, доступная круглосуточно и без выходных. Кроме того, вы можете связаться с Национальной горячей линией по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-TALK.

Эмоции и цикл хронической боли


На боль влияют эмоции, и цикл боли и эмоций взаимосвязан. Эмоции могут напрямую влиять и на физические изменения. Например, когда вы беспокоитесь или злитесь, ваши мышцы могут напрячься, и это физическое изменение может способствовать усилению боли. Другая проблема может заключаться в том, что пациенты могут чувствовать себя стигматизированными, когда они демонстрируют сильные эмоции, подобные этим, в контексте их лечения.

Вера в то, что вы контролируете свою жизнь и можете продолжать функционировать, несмотря на боль или последующие жизненные изменения, — это то, что многие люди находят способным улучшить свое настроение.

Влияние боли на личность

То, как вы идентифицируете себя с другими, является важным элементом вашей индивидуальности. Наличие хронической боли и незнание того, может ли она уйти и когда, может повлиять на такие части вашей личности, как ваша самоэффективность и самооценка.

Если вы испытываете хроническую боль, вы не сможете выполнять определенные задачи. Кроме того, вам может быть сложно выполнять определенные роли, которые были важной частью вашей личности и которые могут лишать вас сил.

Где и как люди извлекают ценность из своей идентичности, культурно определяется группами социальной идентичности, включая пол, этническую принадлежность и социально-экономический статус. В зависимости от того, какие роли или качества вы больше всего цените в себе, у вас может быть более интенсивная эмоциональная реакция на проблемы в одних областях, чем в других.

Например, кто-то, кто считает, что физическая сила и способности высоко ценятся в культуре, может сильнее ощущать воздействие боли, если она ухудшает эту способность, и они больше не могут выполнять те же физические задачи.

Точно так же «невидимость» хронической боли может быть изолирующей, особенно в тех случаях, когда внешний вид человека остается прежним.

Воздействие боли на семью

Если вы испытываете болевые симптомы, острые или хронические, это может изменить семейную динамику. Например, родитель может быть не в состоянии выполнять определенные роли, которые он когда-то мог выполнять, и общение между членами семьи может измениться из-за того, что один член не хочет «беспокоить» пострадавшего члена.

Другими факторами, которые могут повлиять на семейную систему, являются повышенный стресс, финансовое бремя, влияние на сексуальность и другие интимные отношения, а также потенциальное недовольство в отношениях. Для членов семей людей, страдающих от хронической боли, цель состоит в том, чтобы найти баланс между подтверждением боли и опытом человека, а также помочь им ориентироваться в жизни с этой новой проблемой.

Влияние лечения боли на ощущения пациента

Когда боль у пациентов не реагирует на определенные виды лечения или вмешательства, они могут выглядеть как усилители симптомов и жалобщики. В результате пациенты могут чувствовать себя деморализованными или чувствовать, что их не слышат или не воспринимают всерьез, что, в свою очередь, может усилить дистресс пациента.

Исследование пациентов с хронической болью показало, что они негативно воспринимали поддержку со стороны своего лечащего врача. Они также сообщили о негативном восприятии того, что их поставщики услуг открыты для обсуждения их симптомов хронической боли. Меньшинства, которые испытывают хроническую боль и обращаются за лечением, часто сталкиваются с неявной предвзятостью и негативными стереотипами. Например, существует стереотип, что чернокожие пациенты могут терпеть больше физической боли, чем белые пациенты. Исследования показали, что по сравнению с их белыми сверстниками чернокожие пациенты получают недостаточное лечение, а их боль недооценивается.2

Эмоции, которые испытывают чернокожие пациенты, испытывающие хроническую боль, могут быть вызваны прошлым опытом бессознательной предвзятости и наличием системного недостаточного лечения. Исследование чернокожих пациентов с низким доходом показало, что при лечении чернокожих пациентов в амбулаторной клинике врачи и пациенты выражали разочарование. Это разочарование часто приводит к плохим отношениям между пациентом и врачом и плохому лечению хронической боли у пациентов.3

Общение с врачом

Многим поставщикам трудно понять вашу боль, поэтому важно защищать себя и быть максимально описательным. Ваше описание может включать такие вещи, как его частота, триггеры и интенсивность, а также то, что делает его лучше или хуже. Ведение домашнего журнала может помочь вам быть более описательным, точным и улучшить память, поскольку болевые ощущения могут различаться каждый день.

Во многих ситуациях людям может быть полезно получить второе мнение от другого поставщика услуг. Если вы не чувствуете, что получаете адекватную поддержку, чтобы помочь с вашей хронической болью, есть поставщики, которые специализируются на лечении боли.

Важно активно искать:

  • ресурсов у своего врача или других медицинских работников
  • Поддержка
  • , которая поможет вам справиться с болью
  • эффективных способа признать свои чувства и сообщить о них другим

Чтобы помочь вашему врачу лучше понять вашу боль, ознакомьтесь с распространенными шкалами боли. Знакомство с этими шкалами и знание того, как боль измеряется с медицинской точки зрения, может помочь передать этот очень личный опыт наиболее объективным образом.

Общие инструменты оценки боли

Краткий опросник боли (BPI)

BPI измеряет как интенсивность боли, так и влияние боли на жизнь пациента. Он также спрашивает пациента об облегчении боли, качестве боли и восприятии пациентом причины боли. BPI основан на шкалах:

  • «0» означает «нет боли», а «10» означает «боль настолько сильна, насколько вы можете себе представить»
  • «0» означает «не мешает», а «10» означает «полностью мешает»
Шкала боли лица Вонга-Бейкера

Эта шкала, которая имеет уровень от 0 до 10, предлагает человеку, страдающему от боли, выбрать из ряда лиц, которые лучше всего отражают уровень боли, которую он или она испытывает.

Уровень 0 — счастливое лицо, обозначенное как «Без боли», и шкала поднимается до уровня 10, то есть грустное/страдальческое лицо со слезами, обозначенное как «Сильнее всего болит». Узнайте больше и посмотрите наглядный пример в 
Wong-Baker Faces Foundation.

Числовые вербальные шкалы боли для лиц

В этой шкале также используются изображения лиц и шкала оценок от 0 до 10. Уровень «0» означает «Боли нет», а уровень «10» — «Боль настолько сильная, насколько это возможно».

Описание переживания боли

Что такое боль? Другие часто используемые термины: боли, болезненность, дискомфорт.

Будьте описательными: укажите место, время и интенсивность. Использование описательных слов поможет медицинской бригаде получить больше информации о типе боли, ее корнях и т. д. Примеры: жжение, ноющая боль, колющая, пронзающая, пульсирующая боль.

Бесполезные представления о боли и способы борьбы с ними

Согласно исследованиям, то, как человек справляется с болью, влияет на то, как он адаптируется к ней. Необходимость испытывать хроническую боль заставляет человека развивать механизмы преодоления, чтобы помочь справиться с болью или уменьшить ее. Другими словами, некоторые механизмы преодоления и адаптации, используемые людьми с хронической болью, могут быть не самыми полезными с физической или психологической точки зрения. На самом деле, некоторые механизмы выживания могут вызывать усиление боли.4 Поэтому важно осознавать свою реакцию на боль и то, как вы с ней справляетесь.

Примеры бесполезных убеждений, связанных с болью:

  • Катастрофизация: негативные реакции на фактические или ожидаемые переживания боли, которые могут включать преувеличение, размышления и беспомощность. Пациенты с хронической болью часто с трудом адаптируются к своей боли, и у них часто нарастает стресс, тревога, депрессия и иногда мысли о самоубийстве.4
  • Боль является признаком повреждения. (В случаях острой травмы это может быть. Однако при хроническом заболевании это неприятный, но не повреждающий симптом.) 
  • Боль означает, что следует избегать активности.
  • Боль приводит к инвалидности.
  • Боль не поддается контролю.
  • Боль постоянная.
  • Думать все или ничего.

Сохранение чувства контроля над своей жизнью и вера в то, что вы можете продолжать функционировать, несмотря на боль, может оказать положительное влияние на качество вашей жизни. Поиск дополнительных ресурсов, чтобы узнать больше о хронической боли и стратегиях преодоления, которые могут вам помочь, может помочь вам почувствовать себя более уверенным. Они могут включать в себя обучение пациента тому, как жить с болью, общение с врачом о своих проблемах и проблемах, обсуждение того, является ли боль признаком повреждения или можно ли продолжать деятельность на основе терпимости.

Духовность и преодоление боли

Многие люди считают, что аспекты их духовности помогают им справляться с болью. Исследования показали, что духовная вера может уменьшить воздействие стрессоров, связанных с болью, улучшить переносимость боли и снизить ее интенсивность5. Медицинским работникам важно понимать, как вы справляетесь с болью в целом. Поэтому может быть полезно поделиться, помогают ли компоненты вашей духовности справиться с болью.

В одном исследовании духовность была определена как степень, в которой человек имеет или ищет цель или смысл жизни, как чувство связи с высшей силой и источник надежды перед лицом невзгод. Было показано, что использование молитвы повышает переносимость боли и помогает пациентам думать о боли по-другому.5,

Психически-телесные техники и другие вмешательства

Психически-телесные терапии — это методы, направленные на изменение психического или эмоционального состояния человека, или вмешательства, в которых используется физическая активность, чтобы помочь вам расслабиться. Он включает в себя когнитивно-поведенческую терапию (КПТ), стратегии релаксации, медитацию, управляемые образы и упражнения, такие как йога или тай-чи.6

Техники релаксации и медитация

Техники релаксации имеют ряд преимуществ, которые помогают справиться с болью. Некоторые из этих преимуществ включают уменьшение воспаления, расслабление мышц и улучшение настроения человека. Примерами техник релаксации являются дыхательные упражнения, массаж, художественная и музыкальная терапия.6

Внимательная медитация, помогающая уменьшить стресс и боль, включает сосредоточение ума на повышении осознания настоящего момента. Этот метод, помогающий справиться с болью, можно легко делать где угодно, даже в автобусе.

Примером осознанной медитации может быть сесть прямо, закрыть глаза и отбросить все мысли о будущем и прошлом. Оставаясь присутствующим, фокус сознания остается на вашем дыхании.

Это упражнение можно выполнять всего пару минут, позволяя мыслям приходить и уходить, осознавая свое текущее состояние. Это может быть наиболее полезным в стрессовые времена, такие как праздники или во время трудных жизненных событий. Просмотрите наш PDF-файл «Сила дыхания: советы по соединению разума и тела для преодоления боли и стресса», чтобы узнать, как осознанное дыхание может помочь вам справиться с болью и стрессом.

Выделение нескольких минут в день для практики осознанной медитации может быть полезным. Выполняя такого рода упражнения, вы можете создать чувство контроля, которое имеет решающее значение для того, чтобы сделать вашу боль более управляемой.

Еще одна полезная техника — управляемые образы. Эта техника отвлекает внимание от вашей боли и вместо этого фокусируется на терапевтическом ментальном образе, существующем в отсутствие вашей боли. В обзоре девяти клинических испытаний восемь показали, что управляемые образы помогают значительно уменьшить скелетно-мышечную боль. 6 Узнайте больше о том, как управляемые образы могут использоваться для лечения тела:

Некоторые исследования показали, что определенные упражнения, такие как йога и тай-чи, также могут быть полезными. Положительное влияние упражнений, таких как йога, на хроническую боль можно объяснить тем, что они делают упор на принятие, медитацию и расслабление.

Когнитивно-поведенческая терапия

КПТ — это основанная на доказательствах модель терапии, направленная на изменение ваших негативных моделей мышления, что может привести к изменению вашего поведения, что, в свою очередь, повлияет на ваши чувства или эмоции.

Программа лечения боли, включающая людей, живущих с хронической болью, обнаружила, что депрессия уменьшилась у участников, которые участвовали в программе лечения когнитивно-поведенческой терапии. Люди, которые испытывают хроническую боль, могут научиться методам, которые помогут справиться с болью.

Ресурсы для пациентов

Ниже приведены некоторые полезные книги и веб-сайты, которые могут расширить знания и понимание того, как справиться с болью. Эти ресурсы постоянно меняются и предназначены для общеобразовательных целей. Для получения конкретных рекомендаций обратитесь к своему провайдеру.

Книги
  • Каталано, Э. М., и Таппер, С. П. (1996). Рабочая тетрадь по контролю над хронической болью: пошаговое руководство по преодолению боли и преодолению ее (новые рабочие тетради Harbinger) (2-е изд.). New Harbinger Pubns Inc.
  • Дэвис, М. (2019). Рабочая тетрадь по расслаблению и снижению стресса (новая рабочая тетрадь по самопомощи Harbinger) (7-е изд. ). Публикации Нового Предвестника.
Веб-сайты
  • Американская ассоциация хронической боли
  • PainEDU.org
  • Обучение пациентов лечению боли из HSS
  • Фонд боли США

Ссылки

  1. Йонсдоттир, Т., Гуннарсдоттир, С., Оскарссон, Г.К., и Йонсдоттир, Х. (2016). Восприятие пациентами связи между пациентом и поставщиком медицинских услуг, связанной с хронической болью, в связи с социально-демографическими и связанными с болью переменными: перекрестное общенациональное исследование. Уход за болью, 17 (5), 322–332. https://doi.org/10.1016/j.pmn.2016.07.001
  2. Хоффман, К. М., Травалтер, С., Экст, Дж. Р., и Оливер, М. Н. (2016). Расовая предвзятость в оценке боли и рекомендациях по лечению, а также ложные представления о биологических различиях между черными и белыми. Труды Национальной академии наук, 113(16), 429.6–4301. https://doi.org/10.1073/pnas.1516047113
  3. Генри, С.Г., и Эггли, С. (2013). Влияние обсуждения боли на общение между пациентом и врачом среди чернокожих пациентов с низким доходом, получающих первичную медицинскую помощь. Журнал боли, 14 (7), 759–766. https://doi.org/10.1016/j.jpain.2013.02.004
  4. Нойман-Векслер Г., Лерман С. Ф., Джойнер Т. Е., Брилл С., Рудич З., Шалев Х. и Шахар Г. (2017). Роль основанной на боли катастрофизации боли, инвалидности, дистресса и суицидальных мыслей. Психиатрия, 80 (2), 155–170. https://doi.org/10.1080/00332747.2016.1230984
  5. Феррейра-Валенте, А., Дамиан, К., Паис-Рибейро, Дж., и Дженсен, член парламента (2019). Роль духовности в боли, функционировании и преодолении у людей с хронической болью. Медицина боли, 21(3), 448–457. https://doi.org/10.1093/pm/pnz092
  6. Хассед, К. (2013). Терапия разума и тела. Австралийский семейный врач, 42 (1/2), 112–117.
  7. Оласон, М., Андрасон, Р. Х., Йонсдоттир, И. Х., Кристбергсдоттир, Х., и Дженсен, член парламента (2017). Когнитивно-поведенческая терапия депрессии и тревоги в междисциплинарной программе реабилитации при хронической боли: рандомизированное контролируемое исследование с 3-летним наблюдением. Международный журнал поведенческой медицины, 25(1), 55–66. https://doi.org/10.1007/s12529-017-9690-z
     

Обновлено: 19.04.2022


Авторы

Maris Pasquale, LMSW
Ортопедический социальный работник, Центр амбулаторной помощи,
Департамент социальных программ

Nadia Murphy, LCSW
Управляющий Voices 6011096666666. Статьи по теме

Психологические последствия хронической боли

Хроническая боль может быть одним из самых изнурительных состояний в повседневной жизни. Поскольку прямые медицинские расходы на хроническую боль составляют примерно 560 миллиардов долларов в год, становится ясно, что необходимы новые вмешательства.

Хроническая боль выходит за рамки самой боли. Психический стресс и биологические психологические последствия боли могут быть такими же сильными, как и сама боль.

Фактически, у людей с хронической болью в три раза больше шансов развить депрессию.

Если вы страдаете от хронической боли и заметили повышенную раздражительность, перепады настроения и другие психологические проблемы, вы не сошли с ума.

Чтобы узнать больше о том, как боль влияет на ваше настроение на молекулярном уровне, продолжайте читать.

Психологическое воздействие боли на мозг

Психологическое воздействие боли сильное. В состоянии хронической боли сознание изменяется.

Боль и реакция на стресс

Боль действует как сигнал выживания для мозга: она сигнализирует мозгу о необходимости подготовиться к борьбе или бегству. В ответ мозг меняется физически и химически. Это связано с изменениями в организме, такими как учащение пульса, приоритет притока крови к мышцам и другие реакции на стресс. В то время как тело обычно устраняет эти изменения и возвращается к нормальному состоянию после временной боли, хроническая боль представляет собой другую проблему.

Хроническая, постоянная боль продлевает эти системные и химические изменения мозга, что приводит к реальным психологическим изменениям. Со временем это может повлиять на работу мозга, что приведет к изменению поведения.

Более того, этот хронический стресс не ограничивается психологическими последствиями. Хроническая боль и, как следствие, длительная реакция на стресс могут привести к проблемам с сердцем, желудочно-кишечным изменениям и многому другому.

Хроническая боль и психическое здоровье

Реагирующие химические и физические изменения мозга могут иметь серьезные последствия для определенных функций мозга. Это глубоко влияет на психическое здоровье пациентов с хронической болью.

Боль и эмоции

Боль неразрывно связана с эмоциями. На самом деле, физическая боль и эмоциональная боль существуют почти в одном и том же контуре нервной системы с участием общих систем мозга.

По этой причине неудивительно, что наличие хронической боли часто связано с эмоциональными изменениями.

Хроническая боль и тревога

Тревога, связанная с хронической болью, реальна.

В качестве стрессора естественной реакцией является бегство от боли. Однако при хронической боли это часто невозможно.

Даже когда боли нет, люди, страдающие хроническими болями, могут испытывать беспокойство по поводу возвращения боли. Эта тревога может быть парализующей и пагубной для качества жизни.

Хроническая боль и депрессия

Связь между хронической болью и депрессией сильна, но психологи не совсем понимают ее.

Некоторые исследователи считают, что эта депрессия, вызванная болью, может быть запрограммирована в наших проводках эволюционно. В контексте это имеет смысл. Уход от общества обеспечивает телу спокойную среду, необходимую для исцеления. Это также создает «безопасное место» вдали от стрессоров и возможных угроз.

Однако хроническая боль затрудняет это, поскольку угроза является внутренней, а не внешней. Результатом может быть хроническая, ноющая депрессия, которая, казалось бы, не имеет конца.

Депрессивные симптомы могут также развиваться как ощущение потери контроля. Это называется расстройством адаптации и возникает, когда человек не может адаптироваться или справиться с предполагаемым стрессором, таким как хроническая боль.

Однако депрессия не обязательно является гарантированным прогрессированием хронической боли. На это влияет ряд факторов, в том числе генетика.

Хроническая боль и осознанность тела

Активация сложных систем мозга в результате хронической боли может повышать осознание боли и снижать переносимость боли. Кроме того, поскольку боль сигнализирует системе «бей или беги», может возникнуть повышенная чувствительность к другим сигналам «угрозы».

Это имеет смысл в контексте выживания, когда постоянные воспринимаемые «угрозы» повышают осознание из-за самозащиты.

Хроническая боль и познание

Познание — это сложная функция мозга, которая включает в себя приобретение понимания посредством сенсорного ввода, мышления и опыта. Это также помогает регулировать эмоции. Познание — одна из чрезвычайно важных функций, на которые может влиять боль.

Научные данные подтверждают мнение о том, что боль негативно влияет на когнитивные способности. В то время как временная боль не сильно влияет на когнитивные функции, постоянная боль может вызвать изменения в системах мозга, которые контролируют когнитивные функции.

Избавление от последствий хронической боли

К счастью, существуют лекарства от хронической боли и ее психологических последствий. Используя комбинированный подход, люди, страдающие хронической болью, могут найти истинное облегчение как физически, так и морально.

Научно обоснованные методы лечения психологических последствий хронической боли

Мозг нейропластичен, то есть его можно изменить. Это обнадеживающая перспектива для пациентов с хронической болью, которые перенесли физические и химические изменения в головном мозге.

Существуют определенные методы лечения, которые воздействуют на определенные структуры мозга. Поскольку хроническая боль может воздействовать на многие структуры мозга, может потребоваться комбинация методов лечения.

Некоторые из этих методов лечения, основанных на доказательствах, включают йогу, постановку целей, тренировку внимательности, гигиену сна и распорядок дня, а также поведенческую терапию.

Многим выздоравливающим пациентам с хронической болью потребуется поведенческая терапия в сочетании с физиотерапией.

Выход есть

Если вы страдаете от хронической боли и ее психологических последствий, может показаться, что вашей боли нет конца.

И нет, ты не сойдешь с ума. Депрессия, колебания настроения, беспокойство, измененное восприятие и познание, а также эмоциональная нестабильность обычно связаны с хронической болью. Это результат воспринимаемого стресса, который влияет на организм на физическом и химическом уровне.

С этой врожденной реакцией происходят явные изменения в физиологии и химическом балансе мозга. Это означает, что последствия хронической боли выходят далеко за рамки самой боли и могут серьезно повлиять на социальную, экологическую и личную адаптацию.

К счастью, существуют методы лечения, эффективность которых доказана. Эти методы лечения направлены на изменение структур мозга, которые могли быть физически затронуты хронической болью. Устранив первопричину с помощью консервативного лечения и интервенционных процедур обезболивания, вы, наконец, сможете избавиться от хронической боли и ее последствий.

Если вы проживаете в Огасте, штат Джорджия, Центр боли Огасты может помочь вам в лечении. Мы сочетаем физическое лечение с поведенческой терапией для полного избавления от хронической боли. Свяжитесь с нами , чтобы записаться на прием.

Дело о чувстве обиды

Марк Лири, доктор философии, Университет Дьюка

Боль состоит из двух компонентов: физического и психологического. Каждый компонент поступает из определенной области мозга. Это дает физическую основу боли в теле, на которую можно воздействовать и контролировать с помощью лекарств. Означает ли это, что мы можем уменьшить горе с помощью болеутоляющих?

Многие языки выражают эмоциональный дискомфорт коннотацией физической боли. (Изображение: fizkes/Shutterstock)

Рассмотрим все фразы, которые люди используют после эмоционального события, такого как отказ: это «больно», «разбило им сердце» или «раздавило их». Эти выражения включают в себя метафоры физической боли, особенно «обиженных чувств». Это относится не только к английскому языку; на самом деле, многие другие языки выражают этот эмоциональный дискомфорт коннотацией физической боли.

Это стенограмма из серии видео Понимание тайн человеческого поведения . Смотрите прямо сейчас на Wondrium.

События, вызывающие психологическую боль

Различные события в жизни могут ранить наши чувства, неприятие быть одним из многих. С середины 1990-х годов исследователи эмоций сосредоточились на психологическая боль. Теперь мы знаем, что ранит чьи-то чувства.

В одном конкретном исследовании более 160 человек попросили описать ситуацию, когда их чувства были задеты, и что произошло после этого. Большинство участников поделились одним и тем же опытом, когда их не выбрали в качестве члена желаемой группы или команды, их бросил романтический партнер и уволили с работы. Затем исследователи сгруппировали эти ситуации в шесть основных категорий:

  1. Явное неприятие
  2. Неявное неприятие
  3. Критика
  4. Предательство
  5. Высмеивание
  6. Само собой разумеющееся

Явное неприятие включает в себя переживания, когда человеку прямо говорят, что его принимают: я не хочу больше жить с тобой. Ты не приглашен на мою вечеринку. Ты уволен. я не хочу быть твоим другом. Убирайся из моего класса. Я никогда не хочу тебя видеть опять таки. Неявное неприятие, с другой стороны, относится к ситуациям, когда человек чувствует, что другие отвергают или игнорируют его; например, когда человек делает не перезванивают, или когда группа друзей не выглядит счастливой, когда они прибыть.

Неявное неприятие относится к ситуациям, когда человек чувствует, что другие отвергают или игнорируют его. (Изображение: pathdoc/Shutterstock)

Несмотря на эти выводы, один важный вопрос остается без ответа: почему мы используем метафоры физической боли, чтобы описать этот эмоциональный опыт?

Узнайте больше о том, почему мы так заботимся о том, что о нас думают другие.

Физическая и психологическая боль

Боль имеет два компонента: сенсорный компонент (физический) и эмоциональный или аффективный компонент (психологический). первый сообщает вашему телу, откуда исходит боль, а второй вызывает психологический стресс после перенесенной боли. На протяжении всей истории человечества, как наши биологические системы эволюционировали, как и наши системы боли.

Изначально боль была физической тревогой для выживания. На протяжении всего процесса эволюции человеческие тела также начали использовать свою существующую систему боли для социального выживания. Исследователи 1970-х годов обнаружили, что нейротрансмиттеры в мозге, участвующие в обработке физической боли, также играют роль в реакциях на социальную изоляцию. Таким образом, те же нейротрансмиттеры, которые связаны с болью, активируются, когда ребенок плачет, потому что его забирают у матери.

Два компонента боли – сенсорный и эмоциональный — показать, что задействованы две отдельные области мозга в восприятии боли. Вот почему люди с хронической болью могут подвергаться хирургическому вмешательству. чтобы уменьшить боль. На самом деле, физически боль остается прежней, но они не нахожу это таким же беспокоящим, как и до операции, поскольку психологический стресс ушел. Точно так же, если сенсорная часть повреждена, человек не может определить местонахождение боли, но они чувствуют психологический дискомфорт, который это вызывает. Но что такое боль и ее компоненты имеют отношение к обиженным чувствам?

Узнайте больше о том, почему отношения успешны или нет.

Боль от задетых чувств

Когда у человека задеты чувства, активируется область мозга, отвечающая за аффективный компонент боли. То есть они испытывают психологическое расстройство боли.

Один из самых распространенных переживания, которые задевают чьи-то чувства, — это отвержение. Нейровизуализационные исследования, где исследователи сканируют мозг людей, сосредоточившись на том, как человек реагирует на неприятный опыт отказа. Результаты показали, что та же площадь участвует в аффективном компоненте физической боли, также активируется при кому-то отказывают.

Одним из наиболее распространенных переживаний, которые задевают наши чувства, является отвержение. (Изображение: MaLija/Shutterstock)

нейробиологов использовали фМРТ сканер – функциональный магнитно-резонансный томограф – для исследования головного мозга активность после отказа. Участник должен был лежать в сканере фМРТ и играть в простую компьютерную игру с контроллером в руке. в игре участник бросил мяч двум другим игрокам, находившимся в другой номер. Через некоторое время другие игроки перестали передавать мяч в участника и просто бросили его друг другу. Здесь произошло волшебство: дорсальная передняя поясная кора и передняя островковая доля были активированы. Это области, на которые воздействует психологический компонент физической боли.

Те же две области также активируются, когда люди смотрят фотографии, отражающие социальное неприятие, когда смотрят видео с неодобрительными лицами и когда думают или видят фотографии умерших близких. Это показывает, почему горе также является «болезненным» опытом.

Узнайте больше о том, почему люди делают из мухи слона.

Лечение боли и ее последствий

Обезболивающие являются наиболее распространенный способ борьбы с физической болью, но они имеют побочные эффекты. Стоит ли побочные эффекты для лечения боли? Правильно ли это вообще?

Исследования показывают, что люди, более чувствительны к физической боли. В одной исследования исследователи прикладывали горячие зонды к руке каждого участника и спрашивали их чтобы оценить, насколько это неприятно. Люди, которые оценили жару как более неприятную также были больше огорчены отказом от броска мяча.

Интересно, люди сообщают меньше боли в присутствии любимого человека. Вот почему многие хотят, чтобы любимый человек был на их стороне, когда они проходят болезненные медицинские процедуры. Это заставляет их чувствовать ценится и принимается, и это снижает активность в болевых зонах мозг.

Оба компонента боли возникают в головном мозге, и на головной мозг могут воздействовать лекарства. А трехнедельное исследование, направленное на то, чтобы выяснить, уменьшают ли лекарства от физической боли боль чувства. Было две группы участников: одна принимала ацетаминофен, другая обычное болеутоляющее, а другой принимает таблетку плацебо каждый день эксперимент. Согласно результатам, те, кто принимал суточную дозу ацетаминофена показали снижение чувства обиды в течение трех недель, но другие группа не показала изменений.

Очевидно, мы можем положиться на меры, которые уменьшают физическую боль, чтобы справиться с психологическим дискомфортом. Это потому что наш мозг интерпретирует боль как с точки зрения того, откуда она возникает, так и с точки зрения того, как Ощущается. Итак, в следующий раз, когда кто-то заденет ваши чувства или разобьет вам сердце, попробуйте принять обезболивающее, чтобы уменьшить боль. Но будьте осторожны, чтобы не переусердствовать.

Общие вопросы о физической и психологической боли

В: Как вы лечите психологическую боль?

Психологическая боль возникает из эмоционального компонента боли. В мозгу есть две отдельные области, обрабатывающие психологическую и физическую боль, и на обе могут воздействовать обезболивающие. Таким образом, эмоциональную боль можно в некоторой степени лечить с помощью лекарств.

В: Боль — это эмоция или ощущение?

Боль состоит из двух компонентов: физического и психологического. Это означает, что боль имеет как эмоциональную, так и физическую сторону, поэтому ее нельзя рассматривать только как эмоцию.

В: В чем разница между эмоциональной и физической болью?

Физическая и психологическая боль — два компонента одного понятия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.