Человеческие чувства: Недопустимое название — Викицитатник

Содержание

Человеческие чувства. Я и мой внутренний мир. Психология для старшеклассников

Читайте также

Мужские «человеческие» проблемы

Мужские «человеческие» проблемы Два письма о простых человеческих проблемах. У мужчин тоже бывают «простые» или «человеческие» проблемы, даже если женщины не всегда готовы их увидеть и понять. Но для психолога и мужчины, и женщины — в первую очередь люди.Когда я начинаю

6.1. Человеческие страсти

6.1. Человеческие страсти В 1978 г. П. Куттер опубликовал книгу «Человеческие страсти», в которой центральными темами были любовь и ненависть, ревность и зависть, а также жадность и месть, любопытство и воодушевление. Наша социализация направлена на то, чтобы сделать из нас

Человеческие отношения

Человеческие отношения Вернемся к вопросу, которого коснулись ранее.

Высокий уровень наших технических достижений резко контрастирует с явным недостатком прогресса в межчеловеческих отношениях. Мы в состоянии общаться одновременно с миллиардами людей посредством

Наука и человеческие ценности

Наука и человеческие ценности Наука основана на человеческих ценностях и сама является системой ценностей(Bronowski, 1956). Человеческие эмоциональные, когнитивные, экспрессивные и эстетические потребности служат источником науки, ставят перед ней цели. Удовлетворение этих

Мимолетность и человеческие отношения

Мимолетность и человеческие отношения Думаю, что именно близкие отношения с людьми помогли мне преодолеть страх смерти. Я очень ценю свои отношения с семьей — с женой и четырьмя детьми, с внуками, с сестрой и с моими близкими друзьями, многих из которых я знаю десятки лет.

В центре внимания— человеческие взаимоотношения

В центре внимания— человеческие взаимоотношения Естественно, я не буду пытаться охватить все аспекты жизни коммун. У них есть, например, чисто экономическая проблема — как выжить. Есть идеологические нюансы, мистические, поведенческие: уход от цивилизации, движение за

Глава 1. О чем говорят человеческие жесты?

Глава 1. О чем говорят человеческие жесты? Правило № 1 Как распознать жесты из категории «Я задумался» Человек, находящийся в раздумье, отсутствует в реальной действительности, он не слышит и не видит то, что творится вокруг, поскольку находится в мире собственных мыслей и

Часть 1.

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Часть 1. ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ Использование принципа дифференцирования в консультировании и психотерапии В процессе многолетней практики психологического консультирования мною был выработан и успешно использован принцип, на котором строится терапия отношений. Он

День 54. Анализирую свои чувства. Позитивные чувства

День 54. Анализирую свои чувства. Позитивные чувства Утренние страницы.Обратитесь к девятой главе курса для того, чтобы начать исследовать свое эмоциональное состояние и ответьте на вопросы:– Какие чувства в целом я испытываю в течение дня?– Сколько времени длятся

День 55. Анализирую свои чувства. Негативные чувства

День 55. Анализирую свои чувства. Негативные чувства Утренние страницы.Обратитесь к девятой главе курса для того, чтобы начать исследовать свое эмоциональное состояние и ответьте на вопросы:– Как часто я испытываю негативные чувства? В каких ситуациях?– Сколько времени

Музыкальные произведения и человеческие чувства

В контексте истории развитие музыки сложно отделить от развития мироощущений и чувств. Она поэтапно проходила все стадии своего развития наряду с человеком, открывая новые грани восприятия мира и выражая чувства людей. Сегодня ученые активно занялись изучение влияние мелодичных композиций на человека. И опыты продолжают вестись в следующих направлениях:

  1. воздействие определенных инструментов на живые организмы;
  2. воздействие песен гениев, а также индивидуальное влияние отдельных композиций;
  3. как человек воспринимает народные песни.

Нужно сказать о том, что в нашей стране музыка официально в 2003 году была утверждена Минздравом как один из способов лечения. В настоящее время врачи рекомендуют скачать музыку, если она необходима для психотерапии. Это обусловлено тем, что треки оказывают серьезное воздействие на психосоматику, поэтому именно она считается действенным немедицинским препаратом от многочисленных эмоциональных расстройств.

Вероятнее всего, каждый из нас замечал, как те или иные записи помогают справиться со сложными житейскими ситуациями. К тому же она может формировать и поддерживать определенное настроение, помочь расслабиться, а может, напротив, зарядить бодростью.

Если Вы планируете начать свой день с музыки утром, желательно слушать новинки песни веселого плана. В таком случае бодрость Вам обеспечена. Воздействуя на психику человека, музыка сменяет гнев на милость, грусть на радость. Плавные и мелодичные песни расслабляют и успокаивают, отвлекают от бытовых проблем, уменьшают число негативных мыслей в голове.

Как снотворное могут быть медленные мотивы.

Благодаря стремительному развитию современных технологий каждый может скачать песню бесплатно. Это достигается благодаря интернету и возможностей, которые открывают перед аудиторией специализированные порталы:

  1. услуги такого плана являются бесплатными и не требуют регистрации;
  2. достигается полная защита информации тех, кто качает музыку;
  3. возможность скачивать треки на разные устройства, при условии, что есть интернет и соответствующее приложение;
  4. оперативность скачивания.

Перед тем как скачивать ту или иную запись, желательно ее прослушать. Неплохо, если Вы вы пишите любимые треки на лист бумаги и будете знать, что именно нужно закинуть в свой плей-лист. Такого плана площадки все время обновляются, поэтому позволят слушать и скачивать хиты. Ассортимент представлен песнями, которые вышли в пору молодости пользователи. Их также можно скачать.

Сегодня сложно увидеть человека, который не слушал бы музыку. Причем наушники выбирают не только представители молодого поколения, но и старшего. Вот она сила музыки!

Армейская реформа прекрасно придумана. Всевозможные отсрочки, которые, разумеется, были не что иное… — Газета.Ru

Армейская реформа прекрасно придумана. Всевозможные отсрочки, которые, разумеется, были не что иное, как способ уклониться от службы Родине – отменены, и правильно. Действительно, почему бы не призвать молодого человека в армию, когда у него беременная жена? Женщине ведь нужен муж, чтобы зачать ребенка. А чтобы родить ребенка, женщине муж не нужен. И мужчине не нужно видеть, как рождается его ребенок, и на руки не стоит брать новорожденного младенца, а уж такие глупости, как собственноручное перерезание пуповины оставим голливудским звездам на страницах таблоидов.

Государство не принимает во внимание человеческих чувств, когда речь идет о службе в армии. Мужчина, видевший, как рождается его ребенок, того и гляди проникнется идеями гуманизма и, чего доброго, откажется стрелять в людей на том основании, что все они были детьми.

Армейская реформа придумана очень грамотно. Если бы нам надо было иметь постоянный контингент эффективных защитников страны, мы бы наняли немного профессиональных солдат на всю жизнь. Но нам надо другое. Нам надо как можно больше людей пропустить через унижения первого года службы, чтобы не имели чувства собственного достоинства. Нам надо как можно больше мужчин оторвать от стариков-родителей, беременных жен и новорожденных детей, чтобы не имели жалости. Нам надо как можно больше студентов оторвать от книжек, чтобы не имели мозгов.

Армейская реформа придумана со знанием дела. Второй год службы, когда солдат перестает чистить гальюны собственной зубной щеткой и научается хотя бы стрелять – отменен. Обязательным остается первый год службы – превращение в ползучую тварь, гоняющую носом спичечный коробок по казарменному коридору.

Толковая реформа. Молодой человек не должен теперь так уж бояться службы в армии. Это ведь не два года, выкинутые из жизни, а всего год. Год можно перетерпеть. Всего-то несколько раз получаешь по голове табуреткой, привыкаешь беспрекословно подчиняться глупым приказам, ломаешь пальцы ног, если балетный танцовщик, натираешь мозоли на руках, если скрипач, забываешь формулы, если математик – и свободен.

Хорошая реформа. Беда только в том, что большинство армейских несчастий, которых так боятся призывники, их родители и, в случае огласки, даже министр обороны, случаются с солдатом именно в первый год службы, именно в тот человеколомный год, до которого сокращена в России всеобщая воинская повинность.

Со мною в военном госпитале лежали сплошь солдаты-первогодки. Один отпилил себе руку циркулярной пилой, потому что неумение работать с пилой сочеталось в его случае с непривычно ранними подъемами и непреходящей усталостью первых месяцев службы.

Другой был размозжен грузовиком о стену. Его ради забавы старшие товарищи ставили к стене и таранили «Уралом». По условиям игры салага должен был отскочить. Не успел.

А этот солдатик из Краснодарского края, про которого третьего дня сообщил «Комитет солдатских матерей», что парня везли к месту службы в Хабаровск, по дороге избили и выбросили на ходу из поезда – он ведь тоже не был старослужащим, его только призвали.

Достойная реформа. Из двух лет армейского срока мы оставили самый ужасный год. Первый год в армии всегда ужасен, даже для профессиональных солдат. Но если профессиональный солдат служит двадцать лет, то ужасной оказывается двадцатая часть его службы. А если служить год, то ужасной оказывается вся служба у каждого солдата.

Знаете, как могло случиться, что офицер, сопровождавший призывников из Краснодара в Хабаровск, не заметил, что из вагона у него выбросили человека на насыпь? Армия так устроена, чтобы отбить у человека человеческие чувства.

Не ухаживал за стариками родителями. Не исполнял гастрономические капризы беременной жены. Не держал на руках младенцев. Не заметил потерю бойца.

Логическая картина деградации.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ А.Л. КОНОНОВА

Право издавна считалось искусством добра и справедливости. Представляется, что моральные основания и этические принципы являются главным и неопровержимым критерием правомерности всякого закона. В данном деле они были безнадежно нарушены.

Оспариваемые нормы, запрещающие выдачу родственникам тел погибших и устанавливающие анонимность их захоронения, являются, по нашему мнению, абсолютно аморальными, отражающими самые дикие, варварские и низменные представления прошлого.

Об этом ярко свидетельствуют те весьма откровенные мотивы, которые приводились в защиту закона в Государственной Думе, СМИ и даже нашли отражение в настоящем процессе: об оправданности отказа от гуманности и принятых стандартов в обращении с личностью, о необходимости адекватной террору жестокости и бесчеловечности, о пользе демонстративного устрашения с помощью трупов врагов, об обоснованности расплаты семей погибших за родство с ними и требования «оставить их без памяти и всего остального», отсылки к «традициям» сталинских репрессий или восточному опыту зашивания трупов в свиные шкуры и т. п.

Едва ли требует особого обоснования или даже письменного закрепления в законе право каждого человека быть похороненным достойным образом в соответствии с традициями и обычаями его рода. Это право, очевидно, и вытекает из человеческой природы как, может быть, никакое другое из естественных прав. Столь же естественно и бесспорно право каждого осуществить погребение родного и близкого ему человека, иметь возможность проявить свой моральный долг и человеческие чувства, проститься, скорбеть, оплакивать и поминать умершего, каким бы он ни был для общества и государства, иметь право на могилу, которая во всех цивилизациях представляет сакральную ценность и символ памяти.

Надругательство над телами умерших и осквернение мест захоронения недаром признается преступлением против общественной нравственности и преследуется в уголовном порядке (статья 244 УК Российской Федерации).

Эти права слишком чувствительны, слишком деликатны, слишком приватны, что принципиально не позволяет вмешательство в них государства, их правовую регламентацию и тем более ограничения их в публичных интересах. Законодатель может устанавливать лишь санитарные и экологические требования к местам погребения, что вполне объяснимо, но не может затрагивать эмоциональную или моральную сторону самого обряда, который представляется сугубо личным делом каждого.

В Постановлении Конституционного Суда есть рассуждения, с которыми нельзя не согласиться. Очень хочется даже полностью воспроизвести их в особом мнении, поскольку они и составляют конституционную основу тех прав, которые призван и должен был бы защитить Конституционный Суд.

Это, прежде всего, — высшая ценность прав и свобод человека, которая определяет смысл, содержание и применение законов (статья 2 Конституции Российской Федерации).

Это — неотъемлемое право на свободу мысли, совести и религии (статья 28), из которого, во взаимосвязи с принципами и нормами международного права, вытекает, по мнению Конституционного Суда, право каждого человека в соответствии с его волеизъявлением быть погребенным после смерти в соответствии с традициями и обычаями, религиозными и культовыми обрядами. Добавим, что Всеобщая исламская декларация прав человека 1981 года, провозглашая право на жизнь, устанавливает, что после смерти, как и при жизни, неприкосновенным остается священный статус тела человека. Верующие должны следить за тем, чтобы с телом умершего обходились с должной торжественностью. Аналогично отношение к умершему христианской и других религий.

Это — право каждого на свободу и личную неприкосновенность (статья 22, часть 1), которое, равно как и право на свободу убеждений (статья 29, части 1 и 3), в том числе убеждений, касающихся религиозных и культовых обрядов погребения, исключает незаконное воздействие на человека как в физическом, так и в психическом смысле, причем понятием «физическая неприкосновенность» охватывается не только прижизненный период существования человеческого организма, но и создаются необходимые предпосылки правовой охраны тела умершего человека, необходимых гарантий достойного отношения к умершему, в частности, в обрядовых действиях по погребению. Этот вывод, кстати, напрямую вытекает из позиции Конституционного Суда Российской Федерации в Определении от 4 декабря 2003 года N 459-О, касающемся Федерального закона «О трансплантации органов и тканей человека».

Добавим также, что международные принципы и нормы, так же как и статья 23 (часть 1) Конституции Российской Федерации, требуют от государства уважения к частной жизни человека, невмешательства в его личные чувства, переживания, в его нравственную автономию.

Ссылаясь на гарантированное и охраняемое государством достоинство личности (статья 21) как общее условие осуществления всех иных прав и свобод независимо от фактического социального положения человека, Конституционный Суд воспроизводит и соответствующий конституционный запрет на бесчеловечное или унижающее достоинство личности обращение или наказание. Это положение представляется ключевым для оценки оспариваемых норм, поскольку уважение достоинства личности является базисным принципом в сфере личных прав и свобод.

Охраняя достоинство личности, утверждает далее Конституционный Суд, государство обязано не только воздерживаться от контроля над личной жизнью и от вмешательства в нее, но и создавать в рамках установленного правопорядка такой режим, который позволил бы каждому следовать национальным традициям и обычаям. Оно должно гарантировать достойное отношение к памяти человека, то есть обеспечивать человеку возможность рассчитывать на то, что и после его смерти соответствующие личные права будут охраняться, а государственные органы, официальные и частные лица — воздерживаться от посягательства на них.

Ну и где это все? Зачем об этом говорит Конституционный Суд, как будто он забыл про фабулу дела и не подозревает о собственной итоговой резолюции? В свете конечного вывода все провозглашенные ценности приобретают пафосно-декларативный, если не сказать издевательский тон, поскольку оправдание запрета на выдачу тел и анонимность их захоронения не оставляет родным и близким умершего никаких личных прав и никакой надежды. Это даже не ограничение или умаление их прав, это полное их отрицание.

Вряд ли их может утешить обязательность сообщения о причинах смерти или гарантированный законом перечень услуг по погребению. Сама анонимность захоронения не предполагает никакого контроля и не гарантирует ни достойного погребения, ни соблюдения каких-либо обычаев и традиций, как это видно из настоящего дела.

Достоинство личности, как оно интерпретируется в европейской правовой традиции, означает, прежде всего, что человек не может быть бесправным объектом государственной деятельности. Это касается не только и не столько уже умершего, но прежде всего его родных и близких. О каком достоинстве может идти речь, если тело умершего становится даже не объектом, а предметом, вещью, присвоенной государством, позволяющим себе установить на него монополию и распоряжаться им по своему усмотрению? Родственникам погибших при этом предлагается ни много ни мало как вступать с государством в судебный спор по поводу тел их близких, а Конституционный Суд видит свою задачу в том, чтобы защитить это право на судебный иск, который не имеет уже никакого смысла. Конечно, это абсурдно, унизительно и бесчеловечно, тем более учитывая конкретные трагические обстоятельства данного дела, когда тела погибших были тайно кремированы задолго до обращения в Конституционный Суд. Между прочим, ни Конституция Российской Федерации, ни международные нормы по правам человека категорически не допускают никаких оснований для умаления достоинства личности.

Женевские конвенции по гуманитарному праву 1949 года закрепляют, в частности, положения об умерших, в основе которых, главным образом, уважение, проявляемое к ним в различных цивилизациях и правовых системах. Конвенции требуют поиска, защиты от осквернения и захоронения погибших во время военных действий в соответствии с ритуалами, предписанными их религией. Стороны должны следить, чтобы могилы лиц, захороненных вследствие вооруженного конфликта, были окружены уважением и за ними производился уход, принимать все меры для облегчения доступа семей к местам захоронений и возвращения в страну их происхождения останков и личных вещей, оставшихся у покойных.

Конституционный Суд вообще не упоминает и игнорирует эти важнейшие международно-правовые нормы, касающиеся рассматриваемой проблемы и дающие однозначный ответ на нее. Вместо этого суд цитирует документ Парламентской Ассамблеи Совета Европы «Борьба с терроризмом посредством культуры», видя в нем «логическую связь» с законом о погребении. Хотя какая тут может быть логическая связь — запрет на выдачу тел для погребения вряд ли можно отнести к средствам культуры.

Отсылая к указанной рекомендации, в которой признается, что апокалипсис или священная война могут использоваться для оправдания террористических актов, Конституционный Суд сам создает апокалиптическую картину катастрофических последствий, к которым якобы может привести выдача родственникам тел погибших и их последующее погребение — создание угрозы общественному порядку и спокойствию, разжигание ненависти, межнациональной и религиозной розни, провоцирование актов вандализма, насильственных действий, массовых беспорядков и столкновений, в том числе на почве кровной мести (хотя мстят, очевидно, за убийство, а не за похороны).

Слабо сказать, что это преувеличение, скорее — чудовищная подмена смысла. Процесс погребения здесь прямо отождествляется с самим террористическим актом, исполнение похоронного обряда — с пропагандой терроризма, а проявление родственной скорби — с террористической идеологией.

Помилуйте, это всего лишь похороны. В чем виноваты отец или мать, когда они просят выдать им тело сына для погребения? Какое бы тяжкое и ужасное преступление он ни совершил, упрек государства к нему заканчивается с его смертью. Современные цивилизованные доктрины уголовного права не допускают ответственности умершего лица, применение наказания к его телу после смерти или перенесения упрека на родных и близких без какого-либо доказательства их реальной вины и намерений. Иное не укладывается в правовое сознание и вообще не предполагает существования презумпции невиновности.

Конституционный Суд признает отказ в выдаче тел и применение особого порядка захоронения специальной мерой принуждения, ограничивающей конституционные права граждан, а представитель Государственной Думы за неимением подобных образцов в законодательстве видит в них аналогию с мерами принудительного характера в отношении невменяемых и несовершеннолетних, что только усугубляет их оскорбительный смысл.

Конституционность ограничения прав и свобод определяется не только целями защиты, но и соразмерностью. Эта мера необходимости ограничения, как она понимается в Конституции Российской Федерации (статья 55, часть 3), международных пактах о правах человека, предполагает правомерность введения ограничения прав и свобод только тогда, когда существует реальная, а не гипотетическая угроза охраняемым благам, когда отсутствует иная возможность регулирования и не может быть обнаружен иной механизм правовой защиты конституционно значимых ценностей. Между тем, никаких доказательств грядущего апокалипсиса нет, а есть лишь слабое предположение, что выдача тел не гарантирует от неблагоприятных последствий.

Заведомо наивно считать запрет на выдачу тел превентивной мерой по предотвращению терроризма, если лиц, решившихся на террористический акт, не останавливает даже угроза их неминуемой гибели. С преступными посягательствами, очевидно, более эффективно бороться средствами уголовного права, а с пропагандой — посредством культуры, как и рекомендует Совет Европы.

Что же касается возможного создания культа погибших, то единственный пример подобного рода из доклада МВД о попытке почитания места гибели Дудаева доказывает только то, что культ можно создавать и без всякой могилы. Это скорее сфера политических спекуляций, а не права. При этом государство продолжает сохранять в центре своей столицы, как считается, в целях общественного согласия, захоронения и памятники виновникам массового геноцида, террора и репрессий в отношении собственных граждан.

Представителем Государственной Думы в процессе было пояснено, что принятие оспариваемых норм было вызвано стремлением избежать в конкретной ситуации выдачи большого количества трупов погибших участников совершения террористического акта и не допустить массового проявления скорби их родных и близких. Вот, очевидно, истинные мотивы законодателя. Кроме того, была признана возможность и иных «более цивилизованных» способов регулирования и отсутствие каких бы то ни было критериев, способных подтвердить эффективность принятых мер.

В свете этого весьма вероятным выглядит утверждение, что невыдача тел для захоронения по своему замыслу представляется посмертной местью или карой за совершение актов террора, а за требованием анонимности погребения скрывается ведомственный интерес правоохранительных органов в нежелательности контроля за их деятельностью и сохранении тайны расследования таких дел.

Таким образом, оспариваемые нормы нельзя признать справедливыми и обоснованными ни с моральной, ни с правовой точки зрения.

Сильва – Самарский театр оперы и балета

Имре Кальман (1882-1953).
Либретто Лео Штайна (1861-1921) и Белы Йенбаха (1871-1943), русский текст Виктора Михайлова (1898-1973).
Мировая премьера: 17 ноября 1915, театр Иоганна Штрауса, Вена

Оперетта, известная в России как «Сильва», носила рабочее название «Да здравствует любовь!», а к моменту премьеры стала зваться «Княгиня чардаша». Ставилась она и под другими названиями: «Королева чардаша», «Дитя шантана». Сюжет ее – «театр о театре», рассказ о судьбе артистки варьете Сильвы Вареску.
Окружение Сильвы – князья, графы. Ее талантом восхищаются, но влюбленный в Сильву Эдвин, сын князя Воляпюк, из-за сословных предрассудков не может на ней жениться. Переплетаются судьбы героев, и постепенно становится ясно, как обманчиво многое в их жизни… «Сильва» – была, есть и всегда будет опереттой номер один, ее вдохновенные мелодии рассказывают о всепобеждающей силе любви, которой не страшны никакие преграды.


В Самаре «Сильва» впервые была поставлена во время Великой отечественной войны, в 1942 году, когда наш театр назывался Куйбышевским театром оперы, балета и музыкальной комедии, при этом опер и балетов имел в репертуаре совсем мало, а оперетт – много. В 1944 году была сделана новая постановка, которая развлекала зрителей несколько лет после войны. В 1992 году о «Сильве» вспомнил главный режиссер Борис Рябикин; в 2007 году под названием «Королева чардаша» ее поставил Борис Кричмар.

Режиссер-постановщик нынешнего спектакля – заслуженная артистка России Евгения Тенякова – стремилась отойти от обычных для этого жанра штампов: «Я хочу, чтобы зрители увидели в оперетте не просто развлечение, не набор остроумных реплик и комических трюков. В знаменитой оперетте Имре Кальмана, кроме череды обычных ситуаций, есть и глубокие человеческие чувства. Меня интересовала яркость чувств и переживаний героев, хотелось увидеть в веселом сюжете человечность, воплощение мечты о любви и верности. Вечная тема большинства оперетт – тема любви, а в «Сильве» показано, как эта тема преломляется в каждой судьбе по-своему. Рядом с темой любви через всю оперетту проходит тема театра, театральной «изнанки», закулисья. Шекспир сказал: «Мир – театр». Оперетта утверждает: «и любовь – тоже своего рода театр»».

Художник по свету – Сергей Мартынов 

Краткое содержание 

Первое действие 

Переполненный зал знаменитого Будапештского мюзик-холла «Орфеум». Перед отъездом в длительные гастроли здесь в последний раз выступает любимица публики Сильва Вареску. 

В антракте за кулисами появляется группа завсегдатаев вместе с Бони и Ферри. Бони видит входящего Эдвина. У него для Эдвина телеграмма от родителей, которые требуют порвать с Сильвой. Но Эдвин думает только о Сильве. Он умоляет ее не уезжать. Сильва тверда: они должны расстаться, ведь брак их невозможен. Бони окружен веселыми девушками кордебалета. Он предлагает себя в помощники балетмейстера. Ферри и Бони хотят утешить Сильву. Появляется еще один посетитель — кузен Эдвина Ронс, ротмистр. Он пришел за Эдвином: его требуют в полк. Ронс напоминает: Эдвин обручен с графиней Стасси, скоро помолвка. Он дает Бони пригласительный билет. Бони уходит помочь Сильве уложить вещи. Эдвин решается объявить всем, что женится на Сильве тут же, сейчас. Зовут нотариуса. Эдвин пишет обязательство: через восемь недель скрепить брак. Ферри призывает Сильву и Эдвина проверить свои чувства и благословляет влюбленных. Они подписывают контракт. 

Снова появляется Ронс. Сильва уговаривает Эдвина идти, выполнить свой воинский долг. Он уезжает. Вбегает Бони: все уложено, можно ехать. На рассказ Сильвы о происшедшем, Бони показывает приглашение на помолвку Эдвина и графини Анастасии. Он не имел права заключать новый контракт. Сильва в отчаянии.

Второе действие 

Первая картина Бал в особняке князя Воляпюка в Вене. Эдвин, не зная о том, что Ронс рассказал о его помолвке со Стасси, к которой он никогда серьезно не относился, удивлен и обеспокоен молчанием Сильвы. На его многочисленные телеграммы нет ответа. Эдвин танцует со Стасси. Она знает о Сильве, но не против брака с кузеном. Эдвин хочет забыть обо всем. А ведь прошло ровно восемь недель со дня отъезда Эдвина из Будапешта — кончается срок контракта. На бал приехали Сильва, Бони и Ферри. Бони представляет Сильву князю Воляпюку как свою жену. Эдвин растерян и ничего не понимает. Пока старый князь танцует с Сильвой, которой он очарован, Эдвин пытается выяснить у Бони, что произошло. Сильва возвращается, а Бони ускользает. Бони с первого взгляда влюблен в Стасси. Эдвин снова подле Сильвы. Он наблюдал за ней и видит, что она несчастна. Значит, Сильва любит его. Бони нарушает их уединение и… благословляет любящих. Считая, что Сильва — законная жена Бони и, следовательно, носит титул графини Кониславу, Эдвин хочет вести ее к родителям: на разведенной графине ему позволят жениться! Эдвин убегает, а Сильва снова предается отчаянию: значит, на актрисе Сильве Вареску Эдвин жениться не может! 

Князь Воляпюк пытается во всеуслышание объявить о помолвке Эдвина со Стасси, но Эдвин перебивает отца и говорит о том, что у него есть другое обязательство, другая любовь — вот она, графиня Кониславу. Но Сильва отказывается от не принадлежащего ей титула. Она не графиня, а княгиня -княгиня Воляпюк. Вот ее контракт! Эдвин готов выполнить свое обязательство, но Сильва разрывает контракт и покидает княжеский дворец. За ней следуют Бони и Ферри. 

Вторая картина 

Гостиница, где остановились Сильва, Бони и Ферри. Ферри уговаривает Сильву вернуться на сцену: искусство залечит сердечные раны. Сюда приехал Эдвин: он не может без Сильвы. А следом появляется его отец. Эдвин не хочет сейчас с ним встречаться. Князь Воляпюк говорит Бони о том, что Стасси опозорена, но Бони тут же просит ее руки. Для подтверждения он звонит по телефону, и Стасси дает согласие. Бони убегает за ней, а появившийся Ферри раскрывает тайное прошлое Юлианы, жены князя, которая тоже когда-то пела в «Орфеуме». Она была знаменитой шансонеткой Соловей. Эдвин и Сильва примиряются. Оперетта заканчивается победой любви.

«Сильва» возвращается в Самару
Маргарита Прасковьина
«Самарская газета», 03. 12.2013

В Самаре состоится премьера оперетты Имре Кальмана «Сильва»
«niasam.ru», 06.12.2013

На самарской сцене пройдет премьера оперетты «Сильва»
«afisha.63.ru», 09.12.2013

Возвращение королевы
Александр Владимиров
«parkgagarina.info», 12.12.2013

Оперетта «Сильва»
Телеканал «Смара-ГИС», 13.12.2013

На оперной сцене зазвучала кальмановская «Сильва»
Татьяна Богомолова
«Волжская коммуна», 16.12.2013

Премьера «Сильвы»
ТРК «Терра», 16.12.2013

«Без женщин жить нельзя на свете…»
Татьяна Гриднева
«Самарская газета», 17.12.2013

«Место встречи»
Телеканал «Губерния», 20.12.2013

«Комсомольская правда — Картина дня»
Олег Ракшин, оператор: Галина Щерба.
21.12.2013

Сильва Вареску,
Эдвин,
Бони,
Стасси,
Ферри,
Юлиана Воляпюк,
Князь Воляпюк, отец Эдвина,
Помощник режиссёра,
Молодой Ронс,
Старый Ронс,
Камеристки Сильвы,
Пожарный,
Тенор,
Нотариус,
Лакей, дворецкий,
Артисты кордебалета «Орфеума».

что они значат и как с ними жить


Мне кажется, если бы с детства знали, что значат наши основные эмоции, как они себя проявляют, и о чем именно они говорят — жить бы стало значительно проще! И сейчас мы с вами наверстаем упущенное, ведь понимание эмоций способно значительно упростить жизнь и сделать вас мудрее! Давайте проверим!

Увы, в детстве нашему эмоциональному образованию фактически не уделяли должного внимания. И это сказалось на нашем психологическом здоровье.

Были времена, когда мое тело, ум и сердце пытались сказать мне очень важные вещи в течение нескольких месяцев, но я была не в состоянии понять это. И самое важное, что эмоции очень важны для логического мышления, мы должны уметь понимать, чему они пытаются научить нас.

Итак, независимо от того, хотите ли вы самостоятельно руководить значительными изменениями в своей жизни, или вы не уверенны в своих любовных отношениях, или вам просто нужна помощь в понимании того, что ваши основные эмоции пытаются сказать вам, описание этих пяти главных человеческих эмоций и их подтекста поможет вам разобраться в себе.


Наконец, хотелось бы отметить, что я сузила свой список до пяти основных эмоций, потому что я считаю, что они лежат в основе наших других эмоций. То есть существуют сотни эмоциональных проявлений, которые можно было бы рассмотреть, так называемые «вторичные» эмоции, но все они возникают из этих пяти основных.

Итак, начнем.

1. Счастье

По умолчанию это наша эмоциональная реальность. Мы чувствуем его, когда удовлетворяются наши базовые человеческие потребности. Мы счастливы, когда мы чувствуем себя в безопасности, вовлеченными в жизнь и любимыми.

С одной стороны, пробуждение состояния счастья может проявляться в ощущении спокойствия и расслабленной удовлетворенности, а, с другой стороны, может проявляться в качестве чувства радости, блаженства, экстаза или чувства влюбленности.

Поэтому отсутствие счастья указывает на то, что не удовлетворяются элементарные человеческие потребности.


2. Печаль

Печаль охватывает наше тело и разум, когда мы испытываем некоторые формы потери в своей жизни. Она может быть незначительной, как, например, от упавшего на землю мороженого, или разрушительной, как при разрыве отношений или потере работы или любимого человека, которого мы обожали.

Люди идут на многое, чтобы избежать чувства печали. Но мне нравится думать о грусти, как о своего рода процессе почитания. Только задумайтесь, мы просто чтим и отмечаем, как много что-то значит для нас, когда мы позволяем ряби печали протекать через наше тело… печаль может овладевать нами от нескольких дней или недель до полного погружения в безостановочное рыдание на протяжении месяцев, когда мы испытываем значительные потери в наши жизни.

И правда в том, что от печали никуда не деться, но вы тоже можете относиться к ней как процессу почитания, чтобы исцелить себя. Кроме этого, позволяя себе полностью испытать печаль, вы только сделаете себя более сильным и мудрым человеком.

Физические симптомы грусти часто включают в себя чувство тяжести в груди, напряженность в области челюсти и мышц горла, слезы в глазах.


3. Сексуальное возбуждение


Из всех пяти эмоций в этом списке, я бы сказала, что это одна из самых часто пренебрегаемых. Так происходит потому, что многие считают, что сексуальные чувства тесно связаны с состоянием счастья, но мне кажется, что они достаточно различны, и о сексуальности нужно говорить отдельно.

Сексуальное возбуждение у всех людей переживается по-разному, но общие физические ощущения часто представляют собой комбинацию чувства жара в груди и паховой области, видимое покраснение лица и верхней части грудной клетки, замедления дыхания и распространения чувства возбуждения, которое в конечном итоге распространяется по всему телу.

Наша сексуальное желание является одной из самых сильных движущих сил в нашей жизни (в конце концов, именно оно несет ответственность за продолжение рода). Когда вы поймете, как правильно использовать свою сексуальную энергию, вы сможете добиваться большего. Наша сексуальная энергия может быть преобразована в творческую, и это сила не похожа на любую другую.

Важно также помнить, что сексуальная энергия (как и любая другая эмоция, которую вы испытываете) создается вами и живет только в вашем организме. Таким образом, даже если вам кажется более логичным думать: «Я увидел(-а) очень привлекательного человека, и это он разбудил во мне эти чувства», на самом деле это вы пробудили их в себе. Люди не в силах «сделать» вас грустным, разгневанным или счастливым. Вы должны научиться брать на себя ответственность за ваши собственные эмоции. И с нашими сексуальными чувствами это работает даже сильнее, чем с другими.


4. Гнев

Одной из самых крутых вещей, которые я когда-либо узнала, изучая развитие ребенка, является то, что мы не можем научиться ползать, пока не научимся испытывать гнев (или вторичной эмоцией в этом конкретном примере может выступать разочарование). Мы не можем сразу же научиться ползать, потому что мы должны быть достаточно злыми на нашу нынешнюю ситуацию, мы должны прежде разозлиться на то, что мы не в состоянии перемещаться. Когда мы захотим двигаться, тогда и возникнет возмущение на неподвижность.

Испытайте гнев, а потом используйте его силу для обучения.

Гнев – это чувство, которое возникает, когда мы заблокированы каким-то образом (т.е. есть препятствие между нами и желаемым результатом) или когда получается то, чего мы не хотим. 

Когда вы злитесь, ваши мышцы напрягаются (челюсть, кулаки, большие группы мышц испытывают напряжение и т.д.), и вы чувствуете, как энергия пытается заставить это напряжение покинуть ваше тело. Гнев заставляет вас топать ногами по земле, кричать или даже ударить кого-то.


5. Страх

Страх предназначен для поддержания безопасности. Но иногда он слишком уж тормозит нас (например, страх, что подумают другие люди может помешать вам строить карьеру своей мечты). На нижнем конце спектра этой эмоции, вы можете испытывать страх в виде нервозности, например, перед первым свиданием или публичным выступлением.

Мы все слышали о принципе «борись или беги». Он необходим на более высоком конце спектра страха, когда мы считаем, что угроза может нанести нам реальный ущерб (физический или эмоциональный).

Ваша главная задача – это научиться отличать надуманные поводы для волнения от реальных угроз. 



Надеемся, что эта статья поможет вам разбираться в своих чувствах немного лучше. Если вы будете понимать, что лежит в основе вашей печали, несчастья, гнева или страха, вы сможете легче преодолевать их и направлять свои эмоции в нужное русло, в чем мы и желаем вам успехов!


«Танцтеатр Пины Бауш»: 10 цитат о современной хореографии

В октябре издательство Individuum и команда фестиваля современной хореографии Context. Diana Vishneva выпустили книгу «Танцтеатр Пины Бауш: искусство перевода». Работа стала первым опубликованным трудом в рамках издательской программы фестиваля, ее написала теоретик танца, профессор Гамбургского университета Габриэле Кляйн, а перевела на русский язык Наталия Бакши. Сейчас книга также доступна в приложении Bookmate.

Хореографа Пину Бауш называли легендой танцевального театра. При помощи пластики своих артистов она воплощала на сцене человеческие чувства: радость, боль, отчаяние, любовь, сомнение. Бауш говорила о своей работе: «Меня интересует не то, как люди двигаются, а то, что ими движет». В немецком городе Вуппертале она основала собственную труппу — Танцевальный театр, который возглавляла 40 лет.

Редакция портала «Культура.РФ» прочла книгу Габриэле Кляйн и собрала несколько цитат из нее. Читайте о том, почему Пина Бауш отбирала артистов из разных стран, восстанавливала старые постановки и превращала подготовку декораций к спектаклю в еще один вызов для танцовщиков.

Танцовщица Пина Бауш. 1993 год. Фотография: Микляев Сергей / ТАСС

Пина Бауш намеренно собрала артистов из двадцати разных стран, которые привносили разные языки, опыт, художественные приемы и свои переживания и могли в соответствии со своим бэкграундом по-разному воплотить то, что узнали во время путешествий. В работах, редких интервью и речах Пины Бауш раскрывается художник, убежденный в существовании некоего сonditio humana (с латыни — «человеческая ситуация». — Прим. ред.), общего для всех людей, независимо от цвета кожи, пола, возраста или социального класса. Ее постановки находят и раскрывают не то, что отделяет людей друг от друга, а то, что связывает — в том числе с природой, растениями и животными.


Пина Бауш также неоднократно подчеркивала в интервью, что для зрителей не важно, чтó она как хореограф думает о своей пьесе и что в нее закладывала. Аудитория должна быть открыта для собственного восприятия, прочтения и видения. «Я сама зритель, когда создаю пьесу. Но я не могу говорить за всех. Пьесы так сделаны, чтобы каждый зритель мог искать что-то свое и, возможно, находил. В этом состоянии, движении и настроении, в такой момент зритель сам становится сотворцом».


Хореограф, которая давала танцовщицам все разнообразие женской чувственности, сама всю жизнь предпочитала неприметную одежду. Черные длинные и широкие брюки, свободные куртки, удобная обувь, собранные волосы и отсутствие макияжа (иногда только помада) — ее фирменный стиль. «Мне очень нравятся платья. Просто в них я чувствую себя ужасно смешной, как разукрашенная елка».

Читайте также:

Пина Бауш в публичных беседах и выступлениях характеризует своих танцовщиков как людей, «которые хотят многое дать» и любят других, хотят выразить себя; у них есть свои желания, они любопытны и нерешительны, знают свои ограничения и не хотят легко выдать себя, но все же достаточно мужественны, чтобы проверить пределы своих возможностей. Потому что в пьесах ей важно, чтобы танцовщик выходил из зоны комфорта, а не красиво исполнял заученное. Важно, чтобы каждый не терял индивидуальности и уникальности, показывал себя и был настоящим. Она хочет, чтобы во время спектакля зрители узнали человека, прониклись к нему и ощутили, что это по-настоящему.


Иногда Пина Бауш нанимает танцовщиков, на раскрытие которых уходят годы. И здесь хореографу тоже нужно терпение, а коллегам — понимание. «Ну, иногда труппа не понимала, зачем я кого-то взяла и что я вижу в этом человеке. И… через два года они понимали», — говорила она.

Сцена из немецкого спектакля в постановке Пины Бауш «Мазурка Фого». Театр им. Моссовета, Москва. Фотография: Юрий Машков / ТАСС

Сцена из спектакля в постановке Пины Бауш «Семь смертных грехов», представленного немецким театром танца «Вупперталь» в Театре им. Моссовета. Фотография: Александр Куров / ТАСС

Актриса Регина Адвенто в сцене из немецкого спектакля в постановке Пины Бауш «Мазурка Фого». Театр им. Моссовета, Москва. Фотография: Юрий Машков / ТАСС

Пина Бауш и коллеги одинаково относились к работе: все они придерживались своего материала — будь то костюм, сцена или музыка, — ценили качество и мастерство и не отвлекались на другую работу. Их взаимоотношения строились на настойчивости, лояльности, доверии, верности, смелости и субординации.


Один из центральных аспектов разработки пьесы у Пины Бауш — поиск баланса на репетициях. С одной стороны, уверенность и доверие, с другой — сомнения и готовность рискнуть, что-то показывая. Эти действия и эмоции уравновешивают друг друга, хотя и выбивают почву из-под ног танцовщиков.


Труппа не видела сценографии вплоть до основных репетиций: Пина Бауш очень поздно принимала решение и мастерские изготавливали декорации в кратчайшие сроки. Танцовщики реагировали по ситуации, ведь сцена обычно являлась пространством действий и тем самым бросала новые вызовы.


Пина Бауш отличалась от других хореографов тем, что восстанавливала старые пьесы и делала из них новые постановки, стремясь превратить быстротечное искусство танца в постоянное. «Новое» — центральное понятие в авангарде, нападение на традицию — иначе трактовалось в Танцтеатре Вупперталя. Там культивировалась идея, что пьесы благодаря различным танцовщикам, историческому, политическому, культурному и ситуативному контексту всегда будут отличаться от постановки к постановке и встречаться с разной аудиторией. Они остаются теми же, хотя их по-разному воспримут.


Пина Бауш помещала выбранные движения в хореографический контекст, который постепенно разрабатывала, меняя его и подбирая фрагменты. Она сама говорила о процедуре, похожей на технику монтажа: «…в конечном счете это и есть композиция. То, что ты делаешь с вещами. Поначалу ничего нет. Просто ответы: предложения и мелочи, которые кто-то исполняет. Поначалу все раздельно. Затем наступает момент, когда я соединяю что-то, как мне кажется, правильное с чем-то еще. Одно с другим, с чем-то еще, с разными вещами. Когда я найду что-то верное, у меня уже будет кусок побольше. Тогда я снова иду в совершенно другом направлении. Все начинается с малого и постепенно становится больше».


Автор: Ирина Кирилина

Да, собаки могут «ловить» эмоции своих хозяев.

Владельцы собак часто чувствуют, что их собаки хорошо улавливают их эмоции. Это не плод их воображения. Новые исследования показывают, как поведенческие и химические сигналы от людей могут влиять на собак таким образом, что они позволяют им не только различать страх, возбуждение или гнев своих владельцев, но и «улавливать» эти чувства у своих товарищей-людей.

Подобно тому, как дети ясельного возраста обращаются к своим родителям за подсказками о том, как реагировать на людей и окружающий их мир, собаки часто обращаются к людям за похожими признаками.Когда их люди излучают чувство спокойствия и уверенности, собаки склонны рассматривать свое окружение как безопасное и безопасное.

«Эмоциональная связь между людьми и собаками — это суть взаимоотношений», — говорит Клайв Винн, профессор психологии и директор Собаководческой лаборатории в Университете штата Аризона. «Собаки — удивительно социальные существа, поэтому они легко заражаются нашим теплом и радостью». Но верно и обратное, что означает, что стресс и беспокойство хозяина также могут стать стрессом и беспокойством собаки.

Это межвидовое эмоциональное заражение, как его называют психологи, имеет психологическую, физиологическую и поведенческую основу. За последние несколько лет многочисленные исследования показали, что передача эмоций зависит от высвобождения определенных гормонов (таких как окситоцин), изменения запаха тела у людей, активации ключевых нейронов у собак и их людей и других физиологических факторов. .

Недавние исследования также показывают, что степень, в которой люди и их щенки улавливают эмоции своего хозяина, зависит от продолжительности их отношений.Это особенно примечательное явление сейчас, когда люди и их собачьи товарищи продолжают проводить больше времени вместе во время пандемии.

Примитивная форма сочувствия

Существует целый спектр эмоциональных связей между людьми и их собаками, от способности обнаруживать и понимать чувства друг друга до фактического разделения одних и тех же эмоций.

Исследования показали, что собаки могут улавливать наш зевок, испытывать повышение уровня кортизола, когда они слышат плач ребенка — точно так же, как это делают люди — и реагировать на эмоциональный тон наших голосов.Во время взаимодействия друг с другом или даже просто глядя друг другу в глаза, исследования показали, что люди и их собаки испытывают выброс окситоцина, который часто называют «гормоном любви» или «гормоном объятий», хотя эффекты гормона более сложны, чем это, учитывая, что это может способствовать развитию доверия и щедрости в одних ситуациях и зависти в других.

Когда дело доходит до связи, «высвобождение окситоцина стимулируется зрительным контактом или социальным прикосновением, таким как ласки, и он действует в обоих направлениях — от собаки к человеку и от человека к собаке; это похоже на петлю обратной связи », — объясняет Ларри Янг, профессор психиатрии и директор Silvio O.Центр окситоцина и социального познания Conte в Университете Эмори. «Чтобы вызвать эмоциональное заражение, собаки должны уметь распознавать эмоции своего хозяина, а это требует внимания, которому способствует окситоцин. Это заставляет мозг сосредотачиваться на социальных сигналах ».

Собаки также обладают «аффективным сочувствием», которое определяется как способность понимать чужие чувства к людям, которые для них важны. Эмоциональное заражение — это примитивная форма аффективного сочувствия, которая отражает способность на самом деле разделять эти чувства.Например, в исследовании 2020 года, опубликованном в канадском журнале экспериментальной психологии , исследователи изучали, как собаки реагируют, когда их хозяин или незнакомец в их доме притворяется, что смеется или плачет. Собака уделяла больше внимания человеку, который, казалось, плакал, как посредством визуального, так и физического контакта. А когда незнакомец плакал, собаки проявляли более высокую реакцию на стресс, объясняет соавтор исследования Джулия Мейерс-Мэнор, доцент кафедры психологии в Рипон-колледже в Рипоне, штат Висконсин.

«Всякая эмпатия имеет некоторый компонент заразительных эмоций», — объясняет Мейерс-Мэнор. «В некотором смысле, распознать эмоцию другого [существа] сложнее с когнитивной точки зрения, тогда как почувствовать то, что чувствует другое животное, проще».

Когда кто-то в конечном итоге разделяет чувства другого человека, это часто происходит потому, что во время разговора люди естественным образом склонны имитировать выражение лица, позу и язык тела своего собеседника, не осознавая этого.Постепенные движения мышц, которые участвуют в этом явлении, вызывают настоящие ощущения в мозгу, заставляя зеркальные нейроны — клетки мозга, которые реагируют как при выполнении определенного действия, например, при улыбке, так и при его наблюдении, — срабатывают, вызывая эмоции. как если бы вы переживали это естественно. Оказывается, эта быстрая мимикрия также возникает у собак, когда они взаимодействуют или играют друг с другом, и она может активироваться, когда собаки также взаимодействуют с людьми.

В конце концов, когда собаки и люди злятся, отмечает Мейерс-Мэнор, их лицевые мышцы часто напрягаются, зубы могут стиснуты, а тело напрягается.Это означает, что когда вы находитесь в присутствии рассерженной собаки или когда вы в ярости, каждый из вас может подсознательно отражать выражения лица или язык тела другого и в конечном итоге чувствовать то же самое. «Из-за нашей тесной связи с собаками мы вместе эволюционировали, чтобы улавливать [эмоциональные] сигналы друг друга способами, отличными от других видов», — говорит Мейерс-Мэнор.

В течение многих лет исследователи полагали, что, когда собаки стали прирученными, возможность эмоционального заражения служила механизмом выживания — если бы собаки могли читать и делиться эмоциями своего хозяина, о них бы лучше заботились. Совсем недавно это мышление изменилось. Недавнее исследование, проведенное в журнале Scientific Reports , показало, что именно связь и жизненный опыт между собаками и их владельцами являются причиной высвобождения окситоцина во время взаимодействий. Кроме того, исследование, опубликованное в выпуске журнала Frontiers in Psychology за 2019 год, показало, что степень эмоционального заражения людей и их собачьих компаньонов увеличивается вместе с временем, проведенным в одной и той же среде.

Выражение лица и запах тела

Сенсорные факторы также могут влиять на эмоциональное заражение между людьми и их собачьими товарищами.Во-первых, по словам экспертов, собаки обладают замечательной способностью распознавать выражения лиц и телесные сигналы человека. В то время как некоторые исследования показали, что собаки больше сосредотачиваются на телесных выражениях эмоций, чем на мимиках как у людей, так и у других собак, другие исследования показали, что собаки обрабатывают выражения человеческого лица так же, как и люди. Исследование, опубликованное в журнале Learning & Behavior за 2018 год, показало, что собаки реагируют на человеческие лица, которые выражают шесть основных эмоций — гнев, страх, счастье, печаль, удивление и отвращение — изменениями во взгляде и частоте сердечных сокращений.

«Мы знаем, что собаки и люди синхронизируют свое поведение — собаки часто соответствуют естественным движениям своих владельцев — поэтому тот факт, что они синхронизируют свои эмоции, неудивителен», — говорит Моник Уделл, специалист по поведению животных и доцент наук о животных в Государственном университете Орегона в Корваллисе. «Собаки наблюдают за нами очень внимательно — некоторые из них основаны на нашем взгляде и языке тела, но также на звуках, которые мы издаем, и на запахах, которые мы издаем».

Что касается слухового восприятия, то исследование показало, что, когда собаки слышат выражения дистресса, такие как плач, или положительные звуки, такие как смех, они реагируют иначе, чем на другие вокализации или нечеловеческие звуки. Когда они слышат эти человеческие звуки, собаки с большей вероятностью будут смотреть на своего хозяина или на источник звука или приближаться к нему.

Когда дело доходит до обоняния, «собаки очень чувствительны к запаху тела — именно так они могут обнаружить диабет и, возможно, эпилепсию [у людей]», — говорит Винн. В исследовании, опубликованном в выпуске журнала Animal Cognition за 2018 год, исследователи поставили эксперимент, в котором лабрадоры и золотистые ретриверы подвергались воздействию трех запахов человеческого тела, представляющих страх, счастье и нейтральную эмоцию: исследователи вызвали эти запахи. Определенные эмоции у мужчин-участников затем брали пробы запаха из их подмышек.Затем эти запахи распылялись через специальный дозатор в пространстве, где собаки могли свободно перемещаться в присутствии своих владельцев или незнакомцев: когда собаки подвергались запаху страха, они проявляли более стрессовое поведение и более высокую частоту сердечных сокращений, чем они при наличии «счастливых» запахов; собаки также больше интересовались незнакомцами, когда присутствовали счастливые запахи.

Когда они улавливают человеческие эмоции, «часто собаки используют составные сигналы, которые включают информацию, поступающую из смеси их чувств, включая зрение, слух, обоняние и, возможно, через прикосновение, если кто-то нервничает», — говорит Марк Бекофф, почетный профессор экологии и эволюционной биологии Университета Колорадо в Боулдере и автор книги «Собачий мир: воображая жизнь собак в мире без людей». «

Но важно помнить, — добавляет он, — что не все собаки абсолютно одинаковы в психологическом, физиологическом или социальном отношении. «Собаки — это индивидуальности, и вам нужно знать, кто они, — говорит Бекофф. «Я всегда говорю людям: вы должны бегло говорить на dog ». Bekoff говорит, что владельцы собак должны настроиться на то, что их собаки пытаются сказать им своим лаем, другими вокализациями, мимикой и языком тела.

Двунаправленный эффект?

В общем, диапазон эмоций, которые испытывают собаки, вероятно, более ограничен, чем то, что испытывает большинство людей. «Я не думаю, что эмоции собак очень сложные, — говорит Винн. «Они испытывают первобытные эмоции, в том числе теплые, такие как счастье и волнение, и холодные, такие как страх и беспокойство». Помимо этого, есть много неизвестных, и одна из проблем, связанных с проведением такого рода исследований, заключается в том, что собаки не могут точно сказать, что они чувствуют в данный момент.

Также неясно, могут ли люди улавливать эмоции своих собак, потому что исследования не рассматривали этот вопрос, хотя некоторые эксперты считают, что это вполне возможно.«Я определенно чувствую, что счастье моей собаки может поднять мне настроение», — говорит Винн, автор книги Dog Is Love: Why and How Your Dog Loves You. Бекофф соглашается: «Думаю, мы тоже улавливаем их эмоции. Иногда легче справиться со страхом и стрессом. Однако счастливых собак также легко прочитать, если они подбегают к вам, виляя хвостом, а уши выставлены вперед, а не заправлены назад ».

Вне зависимости от того, являются ли они владельцами собак, люди хорошо умеют определять как положительные, так и отрицательные эмоции в выражениях лиц собак, отчасти потому, что изменения в выражениях лиц, которые выражают определенные эмоциональные состояния, характерны для обоих видов, как показали исследования.

Один из примеров, который предполагает, что стресс и напряжение могут быть заразными в обоих направлениях, связан с реактивностью поводка: если ваша собака лает, рычит или бросается на других собак, людей или автомобили, когда вы выгуливаете ее или ее на поводке, вы можете чувствовать смущение или стресс, что может вызвать у вас напряжение и усугубить страх и беспокойство вашей собаки. Это, в свою очередь, «может быть спусковым крючком для собаки, которая сделает это снова», — говорит Уделл, что может привести к неудачному циклу.

Тем не менее, разделение эмоциональных взлетов и падений друг друга обычно приносит большую пользу, потому что помогает нам общаться на более глубоком уровне, а также имеет ценность для выживания.«Если вы вспомните наших предков, то, что ваша собака могла предупредить вас о чем-то, чтобы вы могли действовать быстро, это было опасным для жизни и смерти предположением, — говорит Винн. «Улица с двусторонним движением на стороне тревоги взаимовыгодна для обоих [видов]».

Совместное использование дома, жизни, семьи и занятий способствует повышению качества связи между человеком и собакой. Разделение чувств друг друга «помогает нам лучше понять друг друга, способствует укреплению связи и ее сохранению с течением времени», — говорит Бекофф.«Когда собаки и люди разделяют эмоции, это похоже на социальный клей». Он действует как прочный клей, который связывает нас вместе — часто на всю жизнь.

Маленькие веточки | 5 естественных человеческих эмоций


Есть 5 естественных эмоций, которые все люди испытывают и должны выражать.
Любовь, горе, страх, зависть и гнев.

К сожалению, большинству из нас не разрешили полностью выразить эти чувства в детстве и бороться сейчас, когда мы взрослые.

Проблема в том, что когда 5 естественных человеческих эмоций не допускаются к здоровому выражению, они превращаются в неестественные эмоции, с которыми становится очень трудно работать.

Невыраженная любовь становится одержимостью.
От горя до депрессии.
Страх перед паникой.
Зависть к ревности.
Гнев к ярости.

Давайте на минутку возьмем горе.

Многие люди думают о Горе как о потере любимого человека.
Но есть много других вещей в жизни, о которых мы можем горевать.

А у детей горе бывает совсем другое.
Они могут испытать горе, потеряв любимую игрушку или одеяло.

Родителям может быть трудно это понять.
«Мы говорим, что это просто одеяло… Я куплю тебе новое».

Но это не то же самое.

Нам нужно найти время, чтобы увидеть наших детей, ощутить их чувства и помочь им пройти через них, не отвлекаясь и не отмахиваясь.

Это непростая задача. Это ежедневная практика.

Это требует, чтобы мы осознавали, что воспитание касается нас, а не ребенка.

Даже когда наш трехлетний ребенок бросается в продуктовый магазин и начинает кричать и плакать.

На мгновение представьте себе родителя, стоящего над своим ребенком, требующего, чтобы они перестали плакать, угрожающего ему, возбужденного и злого на него…

Что выглядит хуже: плачущий ребенок или паникующий взрослый?

Но почему мы паникуем?

У нас есть свои «мысли» о том, что значит, когда наши дети отпускают, но мы также боимся осуждения со стороны окружающих нас людей.

Можем ли мы сделать здесь паузу и согласиться как сообщество поддерживать друг друга, принося любовь, принятие, поддержку и не осуждение, поскольку взрослые на этой планете позволяют нашим детям выражать свои чувства без стыда?

Когда вы видите, что это происходит, смотрите на ребенка с любовью.

Поддержите родителя или даже скажите: «Вы делаете отличную работу».

Наше невербальное общение настолько мощно.

Мы способны невербально выразить все 5 естественных человеческих эмоций.

Лучшее, что мы можем сделать, когда наши дети сильно реагируют, — это молчать. Наблюдать. Знайте. Позвольте ребенку полностью ощутить эмоции в своем теле и понять, что это его естественная часть.

Повышение уровня липазы 3 или 4 степени произошло у 4 пациентов.В настоящее время нет доказательств того, что это лекарство вызывает проблемы со здоровьем костей. Приложение Johns Hopkins Guide для iOS, iPhone, iPad и Android включено на сайт www.farmaciasinreceta. org. Алискирен 150–300 мг в день или рамиприл 5–10 мг в день в течение 12 недель с дополнительной терапией гидрохлоротиазидом (12,

).

Такому количеству взрослых не разрешалось выражать свое горе в детстве, что способствует высокому количеству людей с клинической депрессией сегодня.

Если вам не разрешили выражать любовь, возможно, вы стали собственником по отношению к своим детям или супругу.

Если вам не позволяли испытывать страх, вы можете паниковать по поводу всего, как взрослый. Или вы не хотите демонстрировать свою панику, поэтому просто пытаетесь контролировать все…

Сейчас как никогда нам нужно быть духовными партнерами для наших детей.

Обладая способностью общаться, доверять и делиться со всей планетой, станем ли мы теми, к кому приходят наши дети, когда они борются?

Что происходит, когда мы реагируем на наших детей осуждением, страхом, упреками, критикой и т. Д.?

Они берут свои самые сокровенные чувства и мысли куда-нибудь.

Они действительно хотят, чтобы им доверяли и слышали.

Можем ли мы действительно быть там для них, не вставляя наши собственные планы?

Это сложно. У нас самих так много невыраженных эмоций, которые нужно высвободить. Но после многих лет удержания за них, как нам начать их отпускать?

Подтверждение — это первый шаг.

Признание того, что вы можете быть частью проблемы, и принятие на себя ответственности за свою часть отключения.

Наши дети не намеренно «бросают вызов» нам, не пытаются «спровоцировать» нас или хотят быть «плохими».

Им нужно, чтобы мы понимали, что любое поведение проистекает из попытки удовлетворить основную потребность. Так что давай займемся любопытством.

Что им может быть нужно?

Что нам может понадобиться?

Это не наша работа — контролировать их. Мы должны признать свои чувства по поводу того, что делают наши дети.

Мы все заслуживаем того, чтобы в нашем путешествии были 5 естественных человеческих эмоций.

Чувства не могут быть неправильными, они просто есть.

Как родители мы должны быть осторожны, чтобы не переливать эмоции на детей и не возлагать на них ответственность за то, как мы себя чувствуем.

Когда мы можем позволить нашим детям выражать свои естественные эмоции, не чувствуя ответственности за них, может начаться настоящее партнерство в жизни.

Место доверия, понимания и любви.

Это подходит для любого возраста и любых отношений.

Мы должны занять место любопытства, а не осуждения.

В большинстве случаев мы боремся не за то, чтобы быть правыми, а за то, чтобы быть услышанными.

Когда мы можем позволить себе и тем, кого любим, полностью испытать наши естественные эмоции, динамика наших отношений резко изменится.

Еще один полезный совет, который предлагает Лори, — стереть 2 слова из своего словаря: Success и Failure .

Это иллюзии.

Дети понятия не имеют, что означают эти слова, пока мы не введем их в их жизнь.

Спросите себя, что действительно важно для вашего ребенка в школе.

Дело в том, что им поставили пятерку или они развивают хорошие социальные навыки, развивают свой эмоциональный интеллект, сочувствуют другим, находят любовь и действительно, по-настоящему счастливы?

Можем ли мы вдохнуть в нашу жизнь и позволить им вдохнуть в свою жизнь, оставаясь верными их собственным путям?

Есть красота в признании того, что наши дети приходят через нас, а не к нам.Это освобождает всех.

Некоторые родители могут застрять в идее жертвоприношения. Режим «Я должен пожертвовать всем, что хочу и в чем нуждаюсь, для своих детей».

Это неправда и вредно.

Наши дети хотят, чтобы мы процветали так же сильно, как мы хотим, чтобы они процветали.

Когда мы моделируем для них, как оставаться верными нашему пути, уважать свое сердце и любить нашу повседневную жизнь, это дает им разрешение поступать так же.

Наши дети делают нам один из величайших подарков, которые мы можем получить.
они стоят там как «зеркала», показывая нам все места, где нам нужно расти.

В этом интервью мы также касаемся того, как естественная эмоция зависти является источником соперничества между братьями и сестрами, и как не позволить этому превратиться в ревность, подавив эту эмоцию.

Позволить нашим детям полностью выразить свои естественные эмоции, даже в дикой истерике, означает, что они не накапливают этот стресс в своем теле.

В ходе этого разговора мы ускоряем обсуждение множества идей и концепций.

Если вы обнаружите, что это подняло что-то для вас, у вас есть более глубокие вопросы или вы нуждаетесь в разъяснении, не стесняйтесь спрашивать!

Вы можете связаться со мной по адресу christina @ littlesprigs.com

Или прокомментируйте под этой серией.

Способы связи с Лори Ланкинс Фарли:

https://www.facebook.com/School-of-the-New-Spirituality-364781222499/

https://www.facebook.com/thepureintuitive/

Вот ссылка на ее книгу «Беседы с Богом для родителей: обмен сообщениями с детьми (беседы с человечеством)»

В соавторстве с Эмили А. Филмор и Нилом Дональдом Уолшем

Человеческих чувств: исследование развития аффектов и их значения

« Человеческие чувства — это важная книга для всех работ по психическому здоровью, которые хотят освободиться от тех архаичных концепций 19-го века, которые все еще преследуют психоанализ.Здесь наконец обсуждаются гендерные различия в проявлении и выражении эмоций. Мы знакомимся с различными подходами и акцентами: эмоции с физиологической точки зрения, эмоции в отношении измененных состояний сознания, эмоции по мере их развития после подросткового возраста и в пожилом возрасте. Мы видим эмоции в контексте медитации, музыки и плохо понимаемых состояний личности. Короче говоря, эта книга должна расширять, а не ограничивать кругозор читателя.«

— Генри Кристал, доктор медицины, автор, Интеграция и самоисцеление: аффект, травма и алекситимия (Analytic Press, 1993)

«Мне жаль, что Human Feelings не было опубликовано до того, как я завершил свою серию PBS, Healing and the Mind , поскольку это праздник изобилия для голодного искателя. На этих страницах распространяется множество идей, дар смелое и оригинальное исследование новаторскими исследователями сути человеческого опыта.Мы можем быть благодарны этим мужчинам и женщинам, которые не стояли отдельно от своего предмета, удовлетворяясь простым наблюдением и анализом чувств других.Вместо этого в течение пяти лет сотрудничества они позволили своим собственным эмоциям — по поводу смерти коллег, личных обид и ран, своих личных и общих радостей, жизненного цикла, с которым каждый сталкивался, — научить свою строгую научную мысль меняющимся реалиям личной жизни. опыт. Здесь есть многое, что стимулирует разум, в том числе некоторые свежие взгляды на гендерные различия в чувствах, но здесь также есть многое, что влияет на сердце ».

— Билл Мойерс, Телевидение по связям с общественностью, Inc.

«С безупречной преданностью делу Human Feelings , Стивен Аблон и его сотрудники исследуют территорию аффекта из Паутина Шарлотты через трансцендентные состояния. В центре внимания всегда находится внутренний опыт человека,« чувство », и поэтому он по сути своей актуальны как в клиническом, так и в переносном смысле «.

— Джеймс Майкл Херцог, доктор медицины, Бостонское психоаналитическое общество

«Этот междисциплинарный диалог членов Гарвардской исследовательской группы по аффекту эклектичен, но замечательно интегрирован, всеобъемлющ и увлекателен.Аффект, как и искусство, способствует подлинному контакту и взаимодействию — клей взаимосвязи, взаимности и общности. В свете нынешней мировой ситуации, которой угрожают такие деструктивные силы, как псевдоспецификация, необходимо энергично продвигать каждый толчок к взаимозависимости и интеграции. Это исследование представляет собой такой своевременный вклад ».

— Джоан М. Эриксон, автор, Наследие

От человеческих чувств к цифровым эмоциям

Сделать мощные машины уже недостаточно.Они также должны общаться с людьми социально и эмоционально. Этот императив повышения эффективности взаимодействия человека с компьютером создал новую область исследований: социальные вычисления. Эта область направлена ​​на понимание, моделирование и воспроизведение человеческих эмоций. Но как можно извлечь эмоцию, а затем воспроизвести, основываясь только на вокальной дорожке, видео или тексте? В этом заключается сложность исследования, над которым Хлоя Клавель работает в Télécom ParisTech.

« Все эти моменты будут потеряны во времени, как слезы под дождем. «Мы находимся в Лос-Анджелесе в 2019 году, и Рой Бэтти произносит эти слова, зная, что ему осталось жить всего несколько секунд. Меланхолия, грусть, сожаление… Множество разных чувств наполняет эту знаменитую сцену из культового фильма Ридли Скотта 1982 года «Бегущий по лезвию». В этих словах не было бы ничего удивительного, если бы не тот факт, что Рой Бэтти является репликантом : антропоморфной машиной.

На самом деле, в 2018 году у нас мало шансов увидеть гуманоидного робота, гуляющего по улицам в следующем году, способного развивать такие сложные эмоции.Тем не менее, существует тенденция к оснащению наших машин для создания эмоциональных и социальных связей с людьми. В 1995 году это привело к созданию новой области исследований под названием аффективные вычисления. Сегодня это привело к появлению таких дисциплин, как социальные вычисления.

« Эти области исследований включают два аспекта, », — объясняет Хлоя Клавель, исследователь в этой области из Télécom ParisTech. « Первый — это автоматический анализ нашего социального поведения, взаимодействий и эмоций.Во-вторых, наша работа по моделированию этого поведения, моделированию его и интеграции в машины. ”Цель: продвигать точки соприкосновения и создавать сходства для вовлечения пользователя. Тогда взаимодействие человека с компьютером стало бы более естественным и менее разочаровывающим для пользователей, которые иногда сожалеют о том, что у них нет другого человека, с которым можно было бы взаимодействовать, которые лучше понимали бы их положение и желания.

Чтобы достичь этого результата, необходимо прежде всего понять, как мы передаем свои эмоции другим.Исследователи аффективных вычислений работают над достижением этого, анализируя различные способы человеческого выражения. Их интересует, как мы делимся своими впечатлениями, когда пишем в Интернете, будь то в блогах, в обзорах на веб-сайтах или в социальных сетях. Они также изучают акустическое содержание эмоций, которые мы передаем через речь, такие как высота, скорость и мелодия голоса, а также принимаемую нами физическую позу, выражения лица и жесты.

Переход от сигналов к поведению

Все эти данные передаются посредством сигналов, таких как последовательность слов, частота голоса и движение точек на видео.« Трудность, с которой мы сталкиваемся, заключается в переходе от этой низкоуровневой информации к богатой информации, связанной с социальным и эмоциональным поведением », — объясняет Хлоя Клавель. Другими словами, какая вариация тона голоса характерна для страха? Или какой семантический выбор используется в речи для отражения удовлетворения? Этот переход сложен, потому что он субъективен.

Исследователь Télécom ParisTech использует пример анализа голоса, чтобы объяснить этот критерий субъективности. « У каждого человека свой способ выразить свое социальное отношение с помощью речи, поэтому для разработки моделей, интегрирующих это разнообразие, необходимо использовать большие объемы данных. »Например, доминирующие люди обычно выражают себя более глубоким голосом. Чтобы проверить и смоделировать эту тенденцию, требуется несколько записей, и несколько третьих лиц должны подтвердить различные звуковые отрывки. « Концепция доминирующего отношения варьируется от человека к человеку . Следовательно, для записи требуется несколько аннотаций, чтобы избежать предвзятости в интерпретации, », — поясняет Хлоя Клавель.

То же самое и при анализе комментариев на онлайн-площадках.Исследователи используют корпус текстов, аннотированных внешними лицами. « Мы собираем несколько аннотаций для одного фрагмента текстовых данных, », — объясняет исследователь. Ученые создают основу для этих аннотаций, используя руководства, основанные на литературе по социологии и психологии. « Это помогает нам гарантировать, что аннотации сосредоточены на эмоциональных аспектах, и упрощает достижение консенсуса на основе нескольких аннотаций. ”Затем используются методы машинного обучения без предварительного введения каких-либо лингвистических знаний в алгоритмы.Это обеспечивает максимально объективные классификации эмоциональных сигналов, которые можно использовать для определения семантических структур, характеризующих недовольство или удовлетворение.

Эмоции для медиации

Помимо бинарной категоризации мнения — на положительное или отрицательное — одна из важнейших задач исследователей состоит в том, чтобы определить цель и детальный характер этого мнения. Хлоя Клавель вела проект по взаимодействию пользователей с чат-ботом. Цель состояла в том, чтобы определить источник негативной критики со стороны пользователя, вызван ли она тем, что сам чат-бот не может правильно ответить пользователю, взаимодействием, например, неподходящим форматом интерфейса, или пользователем, который может просто в плохом настроении.Для этого проекта, в котором использовалась виртуальная помощь EDF, необходимо было изучить семантические детали в сообщениях, отправляемых чат-боту. «. Например, слово« власть »не имеет такого же коннотации, когда кто-то обращается к власти по контракту с EDF, как когда оно используется для обозначения графической мощности видеоигры, », — объясняет Хлоя Клавель. « Чтобы глубже понять мнения, мы должны устранять неоднозначность каждого слова в зависимости от контекста.

Подробнее об I’MTech Скоро: новые способы взаимодействия с машинами

Пример чат-бота не только иллюстрирует трудности, связанные с пониманием природы и контекста мнения, но также предлагает хороший пример ценности этого типа исследования для конечного пользователя.Если машина сможет понять причины разочарования человека, с которым она взаимодействует, у нее будет больше шансов адаптироваться для предоставления своих услуг в наилучших условиях. Если причиной является плохое настроение пользователя, чат-бот может ответить юмористическим или успокаивающим тоном. Если проблема вызвана взаимодействием, чат-бот может определить, когда лучше всего направить пользователя к оператору.

Распознавание эмоций и способность машины реагировать социально, следовательно, позволяет ей играть примирительную роль.Этот аспект аффективных вычислений был использован в проекте h3020 Animatas, в котором Télécom ParisTech участвует с 2018 года и продлится четыре года. « Цель состоит в том, чтобы внедрить роботов в школы, чтобы помочь учителям и управлять социальным взаимодействием с учениками, », — объясняет Хлоя Клавель. Идея состоит в том, чтобы научить роботов социальным навыкам, чтобы способствовать обучению детей. Таким образом, робот может предложить каждому ученику индивидуальную помощь во время урока, чтобы поддержать уроки учителя.В отличие от воображаемого робота-гуманоида, спрятанного среди людей, образовательный посредник может улучшить обучение детей.

Какие эмоции на самом деле испытывают собаки?

Есть ли у собак чувства? Большинство людей довольно легко могут прочитать эмоции своей собаки. Например, вы приходите домой, и ваша собака танцует, виляя хвостом, и вы думаете про себя: «Леди рада меня видеть» или «Леди действительно меня любит». Или, может быть, вы гуляете, и при приближении другой собаки ваша собака замирает на месте, у нее вздернуты локоны, и она издает низкий хриплый рык.Мы интерпретируем это как «Рекс не любит эту собаку. Рекс злится, увидев его ». В таких ситуациях эмоциональное состояние наших собак кажется вполне очевидным. По этой причине многим людям трудно понять, что существование эмоций у собак было — а в некоторых местах до сих пор остается — предметом научных споров.

История собачьих эмоций: душа или машина?

В смутном далеком прошлом считалось, что у собак очень богатая умственная жизнь, с чувствами, очень похожими на человеческие, и даже способностью понимать человеческий язык почти так же, как и люди.Однако с развитием науки все стало меняться. Человечество начало достаточно хорошо понимать принципы физики и механики, чтобы создавать сложные машины. Кроме того, мы узнали, что живые существа также управляются системами, которые следовали механическим правилам и химическим процессам.

Перед лицом таких открытий религии вмешались, чтобы предположить, что в человеческих существах должно быть нечто большее, чем просто механические и химические явления. Церковные ученые настаивали на том, что у людей есть душа, и свидетельство, которое они дали в пользу этого, заключалось в том, что у людей есть сознание и чувства; Они утверждали, что животные могут иметь одни и те же механические системы, но они не обладают божественной искрой и, следовательно, не обладают способностью испытывать «истинные» чувства.

Исследования чувств собак в прошлом

Поскольку большая часть науки того времени спонсировалась церковными школами и университетами, неудивительно, что исследователи не стали утверждать существование более высоких уровней психического функционирования, таких как эмоции у животных. Это могло заставить церковные власти почувствовать, что ученые предполагают, что такое животное, как собака, может иметь душу и сознание, а полет вопреки церковной доктрине может привести к множеству проблем.

Самым выдающимся человеком, придерживавшимся этой линии, был французский философ и ученый Рене Декарт. В ходе весьма влиятельных анализов Декарт предположил, что животные, подобные собакам, были просто своего рода машиной. Таким образом, он описал бы моего «Бигля», Дарби, просто как шасси в форме собаки, наполненное биологическим эквивалентом шестерен и шкивов.

Эта машина не думает, но ее можно запрограммировать на определенные действия. Николас де Мальбранш, который расширил идеи Декарта, резюмировал эту идею, заявив, что животные «едят без удовольствия, плачут без боли, действуют, не зная об этом: они ничего не желают, ничего не боятся, ничего не знают.”

Вы можете возразить против этого, заметив, что если вы бросите вызов собаке, она явно рассердится, и это подтверждается тем фактом, что она рычит или щелкает. Или он может испугаться, и это подтверждается тем фактом, что он скулит и убегает. Эти классические ученые и их последователи сказали бы, что собака просто действует, а не чувствует. Он запрограммирован на то, чтобы хвататься за то, что ему угрожает, или, если угроза слишком велика, он запрограммирован на то, чтобы убежать. Вы можете указать на то, что, если вы пнете собаку, она будет визжать от боли и страха.Эти исследователи могут ответить, что если пнуть тостер, он издаст звук. Означает ли этот крик боли, что тостер боится? Их аргумент будет заключаться в том, что собаки просто действуют, а не чувствуют.

Что мы знаем об эмоциях собак сейчас

Наука явно продвинулась далеко вперед, превзойдя мысли Декарта и Мальбранша. Теперь мы пришли к пониманию того, что собаки обладают всеми теми же структурами мозга, которые вызывают эмоции у людей. У собак те же гормоны, и они претерпевают те же химические изменения, что и люди во время эмоциональных состояний.У собак даже есть гормон окситоцин, который у людей связан с чувством любви и привязанности к другим.

Имея ту же неврологию и химию, что и у людей, кажется разумным предположить, что у собак также есть эмоции, похожие на наши. Однако важно не переусердствовать и сразу предположить, что эмоциональный диапазон собак и людей одинаков.

Текущие исследования эмоций собак

Чтобы понять, что чувствуют собаки, мы должны обратиться к исследованиям, посвященным эмоциям людей.Дело в том, что не все люди обладают полным набором всех возможных эмоций, и, фактически, в некоторые моменты вашей жизни у вас не было полного набора эмоций, которые вы чувствуете и выражаете сегодня. Существует множество исследований, демонстрирующих, что младенцы и очень маленькие дети обладают более ограниченным спектром эмоций. Со временем эмоции младенца начинают дифференцироваться и развиваться, и к тому времени, когда они достигают совершеннолетия, диапазон их эмоциональных переживаний становится довольно широким.

Почему такие данные важны для понимания эмоциональной жизни наших собак? Исследователи пришли к выводу, что разум собаки примерно эквивалентен разуму человека от двух до двух с половиной лет.Этот вывод справедлив как для большинства умственных способностей, так и для эмоций. Таким образом, мы можем обратиться к исследованиям на людях, чтобы увидеть, чего мы можем ожидать от наших собак. Как и у двухлетнего ребенка, у наших собак явно есть эмоции, но их гораздо меньше, чем у взрослых людей.

При рождении человеческий младенец испытывает только эмоции, которые мы можем назвать возбуждением. Это указывает на то, насколько он возбужден — от очень спокойного до состояния безумия. В течение первых недель жизни состояние возбуждения приобретает различный положительный или отрицательный оттенок, поэтому теперь мы можем определять общие эмоции удовлетворенности и страдания.В следующие пару месяцев в младенце начинают обнаруживаться отвращение, страх и гнев. Часто радость не появляется до тех пор, пока младенцу не исполнится почти шесть месяцев, после чего появляется застенчивость или подозрительность. Истинная привязанность, для которой имеет смысл использовать ярлык «любовь», полностью проявляется не раньше, чем в возрасте девяти или десяти месяцев.

Сложные социальные эмоции — те, в которых есть элементы, которые необходимо усвоить, — появляются гораздо позже. Стыд и гордость проявляются почти через три года, а вина появляется примерно через шесть месяцев после этого.Ребенку почти четыре года, прежде чем он почувствует презрение.

Эмоции, которые действительно испытывают собаки

Эта последовательность развития — золотой ключ к пониманию эмоций собак. Собаки проходят этапы своего развития намного быстрее, чем люди, и обладают всем эмоциональным диапазоном, которого они когда-либо достигнут к тому времени, когда им исполнится четыре-шесть месяцев (в зависимости от скорости созревания их породы).

Важным фактом является то, что мы знаем, что набор эмоций, доступных собаке, не превышает того, что доступно человеку в возрасте от двух до двух с половиной лет.Это означает, что собака будет испытывать все основные эмоции: радость, страх, гнев, отвращение и, да, любовь, но собака не испытывает более сложных эмоций, таких как вина, гордость и стыд.

Многие будут утверждать, что они видели доказательства того, что их собака способна испытывать чувство вины. Обычно описывается ситуация, когда вы приходите домой, ваша собака начинает красться, показывая дискомфорт, а затем вы обнаруживаете, что она оставила вонючий коричневый осадок на полу вашей кухни.Естественно сделать вывод, что собака вела себя таким образом, чтобы показать, что она чувствует себя виноватой из-за своего проступка.

Несмотря на внешность, это не чувство вины, а просто проявление более базовой эмоции страха. Ваша собака научилась тому, что когда вы появляетесь и его помет виден на полу, с ней случаются неприятности. Вы видите его страх наказания; он никогда не почувствует вину, потому что не способен ее испытать.

Узнайте больше о признаках тревоги разлуки у собак и другие полезные советы по дрессировке.

Важные выводы

Так что это значит для тех из нас, кто живет с собаками и общается с ними? Хорошая новость в том, что вы можете смело одевать свою собаку в этот глупый костюм на вечеринку. Он не будет стыдиться, как бы нелепо ни выглядел. Он также не будет гордиться тем, что заберет домой главный приз на выставке собак или соревнованиях по послушанию. Но ваша собака, бесспорно, может испытывать к вам любовь и получать удовольствие от вашей компании, и это действительно суть дела, не так ли? Как пели «Битлз», «все, что тебе нужно, — это любовь.«Слава богу, наши собаки дают это в избытке.

Заботятся ли европейцы об изменении климата? Иллюстрация важности данных о человеческих чувствах | IZA

Необходимый

Эти необходимые файлы cookie необходимы для активации основных функций веб-сайта.Отказ от этих технологий недоступен.

cb-enable

Dieses Cookie с подробным описанием Status der Cookie-Einwilligung des Benutzers für die aktuelle Domain. Срок действия: 1 год

laravel_session

Идентификатор сеанса um den Nutzer beim Neuladen wiederzuerkennen und seinen Login Status wiederherzustellen.Срок годности 2 часа

XSRF-ТОКЕН

CSRF-Schutz für Formulare. Срок действия: 2 часа


Аналитика

В целях дальнейшего улучшения нашего предложения и нашего веб-сайта мы собираем анонимные данные для статистики и анализа.С помощью этих файлов cookie мы можем, например, определять количество посетителей и влияние определенных страниц на нашем веб-сайте, а также оптимизировать наш контент.

Остерегайтесь эмоциональных роботов: исследование показывает, что передача чувств искусственным существам может иметь неприятные последствия | Наука

В недавнем фильме « Изгой-1: Звездные войны. История » лицо гранд-моффа Таркина было создано в цифровом виде, так как актер, который первоначально играл его, умер.Некоторые, кто знал о компьютерных махинациях, считали его внешность несколько неестественной, вызывая чувство беспокойства. Их дискомфорт демонстрирует то, что японский робототехник Масахиро Мори назвал в 1970 году «сверхъестественной долиной»: наша близость к роботам и анимациям возрастает по мере того, как они физически кажутся более похожими на людей, за исключением большого провала, где они почти, но не совсем там.

Но что происходит, когда внешний вид персонажа остается прежним, но наблюдатели думают, что его разум стал более человечным? Новое исследование показывает, что это тоже нервирует людей — открытие, которое может иметь возможные последствия для ряда взаимодействий человека с компьютером.

Исследование «продвигает вперед работу над сверхъестественной долиной», показывая, что «дело не только в том, как [что-то] движется и как выглядит, но и в том, что, по вашему мнению, оно представляет», — говорит Джонатан Грэтч, ученый-компьютерщик из Университета Южная Калифорния в Лос-Анджелесе, который не принимал участия в работе. «Будет намного больше человеко-машинных взаимодействий, человек-машинных команд, машин будет вашим боссом, машин, пишущих газетные статьи. Так что это очень актуальный вопрос и проблема.

Предыдущая работа показала дискомфорт в отношении человекоподобных роботов, когда люди приписывали им больше эмоций. В исследовании, опубликованном психологами Куртом Греем из Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл и Дэниелом Вегнером (ныне покойным) в 2012 году, участники посмотрели короткое видео с головой робота спереди, где они могли видеть его «человеческое» лицо, или сзади, где они видели электрические компоненты. Те, кто смотрел на его лицо, оценили его как более способного чувствовать боль и страх, и в результате они чувствовали себя более «испуганными».«

Но что происходит, когда внешний вид искусственного интеллекта остается прежним, а его эмоции становятся более человеческими? Чтобы выяснить это, психологи из Технологического университета Хемница в Германии Ян-Филипп Штайн и Петер Олер подарили гарнитуры виртуальной реальности 92 участникам и попросили их понаблюдать за коротким разговором между виртуальным мужчиной и женщиной на общественной площади. Персонажи обсуждают свое истощение от жаркой погоды, женщина выражает разочарование по поводу нехватки свободного времени, а мужчина выражает сочувствие к раздражению женщины. в ожидании друга.

Все смотрели одну и ту же сцену, но участники получили одно из четырех описаний. Половине сказали, что аватары управляются людьми, а половине сказали, что ими управляют компьютеры. В каждой группе половине сказали, что разговор ведется по сценарию, а половине сказали, что он спонтанный.

Те, кто думали, что они наблюдали, как два компьютера взаимодействуют автономно, увидели сцену более жуткой, чем другие три группы. То есть естественное кажущееся социальное поведение было нормальным, если исходило от человека или от компьютера по сценарию.Но когда казалось, что компьютер испытывает искреннее разочарование и сочувствие, это заставляет людей нервничать, сообщает в этом месяце команда в Cognition .

Штейн и Олер называют это явление «сверхъестественной долиной разума». Но в то время как сверхъестественная долина обычно используется для описания внешнего вида робота или виртуального персонажа, это исследование показало, что с учетом конкретного внешнего вида одно только эмоциональное поведение может показаться сверхъестественным. «Это довольно здорово, потому что они использовали все те же аватары и просто изменили их концепцию», — говорит Грей.

Некоторые работы показывают, что людям удобнее пользоваться компьютерами, которые демонстрируют социальные навыки, но это исследование предполагает ограничения. Например, раздражение от ожидания друга может показаться слишком человечным. С социальными навыками это может быть не жуткая долина, а жуткий утес. Грей предлагает при разработке виртуальных агентов «поддерживать социальный и эмоциональный разговор, но не глубокий».

Открытый вопрос: почему добровольцы, которые думали, что видят два спонтанных компьютера, чувствовали себя огорченными.Стейн предполагает, что они, возможно, чувствовали, что человеческая уникальность находится под угрозой. В свою очередь, люди могут потерять превосходство и контроль над нашими технологиями. В своей будущей работе Стейн планирует посмотреть, чувствуют ли люди себя более комфортно с человекоподобными виртуальными агентами, когда они чувствуют, что контролируют их поведение.

Грей и Грэтч говорят, что следующие шаги должны включать в себя измерение не только явных оценок людей жуткости, но и их поведения по отношению к социальным ботам. «Многие неприятности могут возникать больше из-за того, что вы размышляете над этим, чем из-за взаимодействия», — говорит Грэтч.«У вас может быть приятное общение с привлекательной виртуальной женщиной, а затем вы сядете поудобнее и скажете:« Ух ты »».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.