Что такое милосердие и справедливость: Милосердие и справедливость. Этика

Содержание

Милосердие и справедливость. Этика

Читайте также

64. «Милосердие его – на всех созданиях» Еврейская этика и животные

64. «Милосердие его – на всех созданиях» Еврейская этика и животные Немногие обращают внимание, что в Десяти Заповедях утверждается гуманное отношение к животным: А день седьмой – суббота Господу, Богу твоему: не делай никакого дела, ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб

1. Милосердие (Karitas) и любовь.

1. Милосердие (Karitas) и любовь. — Поскольку человек живет не только в борьбе, но также и во взаимной помощи, этой помощи свойственна некоторая упорядоченная правильность, границы которой в обществе в силу его нравов и учреждений бывают во всякое время неопределенны. Помощь

Справедливость и милосердие

Справедливость и милосердие Смысловым центром этики Моисея является идея справедливости. Отсюда — ее суровость и беспощадность. Идея милосердия в ней выражена крайне слабо. Говоря точнее, милосердие в ветхозаветной этике не обрело самоценного значения, оно существует

§ 2. Справедливость

§ 2. Справедливость Справедливость в обществе понимается в различных аспектах. Это категория морально-политическая и правовая. В этике справедливость — категория, означающая такое положение вещей, которое рассматривается как должное, отвечающее представлениям о

2. Милосердие как основа гуманизма

2. Милосердие как основа гуманизма Милосердие было нужно людям всегда. Что же это такое? Чувство? Мысль? Слово? Действие? Или общественное событие, которое можно организовать и которым можно управлять?Попытаемся заглянуть за ширму внешней суеты вокруг явления, которое

8. Справедливость

8. Справедливость Разве это справедливо, что одни люди рождаются в богатстве, а другие — в бедности? А если несправедливо, то нужно ли с этим что-то делать?Мир исполнен неравенства — и внутри одной отдельно взятой страны, и между разными странами. Одни дети рождаются в

26 ЯНВАРЯ (Милосердие)

26 ЯНВАРЯ (Милосердие) Богатому нельзя не быть немилосердным. Дай он волю естественному чувству милосердия, он скоро перестанет быть богатым.1 Не крайняя ли несообразность в том, что мы сами сидим за трапезою в смехе и пресыщении, а между тем, слыша, как другие плачут,

11 ИЮЛЯ (Милосердие)

11 ИЮЛЯ (Милосердие) Истинное милосердие – только милосердие сильного, отдающего свои труды и усилия слабому.1 Подача милостыни только тогда доброе дело, когда то, что подается, есть произведение труда.Пословица говорит: сухая рука прижимиста, потная рука торовата. Так и в

24 НОЯБРЯ (Милосердие)

24 НОЯБРЯ (Милосердие) Милосердие состоит не столько в вещественной помощи, сколько в духовной поддержке ближнего. Духовная же поддержка прежде всего в неосуждении ближнего и уважении к его человеческому достоинству.1 Будьте сострадательны к тем бедным, которые

25 ДЕКАБРЯ (Милосердие)

25 ДЕКАБРЯ (Милосердие) Милосердие, чтобы быть истинным, должно быть совершенно независимо от одобрения людей и предполагаемой награды в загробной жизни.1 Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего

Тема 24 МИЛОСЕРДИЕ

Тема 24 МИЛОСЕРДИЕ Милосердие представляет сострадательное, доброжелательное, заботливое, любовное отношение к другому человеку. Как этическое понятие милосердие восходит к Пятикнижию, в котором древнееврейское слово «hesed», (т. е. «любящая доброта») выражало принцип

Милосердие и долг

Милосердие и долг В истории этики милосердная любовь как нравственный принцип в той или иной форме, естественно, признавалось большинством мыслителей. Однако высказывались и серьезные сомнения: во-первых, достаточно ли милосердие в качестве этического принципа и,

Милосердие и справедливость

Милосердие и справедливость Заповедь любви была выдвинута христианством в качестве универсального требования, содержащего в себе по смыслу и все требования Декалога. Но вместе с тем и в проповедях Иисуса, и в посланиях апостола Павла намечается различие между законом

Справедливость

Справедливость Рассмотрим последнюю из четырех главных христианских добродетелей. Тема эта настолько необъятна, что нам понадобятся и три другие. И разумеется, сама справедливость как таковая, поскольку она вызывает огромное количество споров и привлекает к себе

Милосердие

Милосердие Милосердие – в том смысле, какой я вкладываю в этот термин, – есть добродетель прощения.Что значит прощать? Если, следуя сложившейся традиции, подразумевать под прощением готовность зачеркнуть совершенную ошибку, считая, что ее никогда не было, то это не в

Милосердие (Charité)

Милосердие (Charit?) Бескорыстная любовь к ближнему. Милосердие – вещь весьма полезная, ибо далеко не всякий ближний способен вызвать в нас бескорыстный интерес.Поскольку к ближнему мы по определению относим любого человека без исключения, милосердие в принципе

сопряженность смыслов – тема научной статьи по философии, этике, религиоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Вестник Челябинского государственного университета. 2012. № 18 (272).

Философия. Социология. Культурология. Вып. 25. С. 108-113.

Е. М. Березина

МИЛОСЕРДИЕ И СПРАВЕДЛИВОСТЬ: СОПРЯЖЕННОСТЬ СМЫСЛОВ

В статье рассматриваются этика справедливости и этики милосердия через призму единого нормативно — аксиологического пространства морали. Социально-философский анализ справедливости и милосердия свидетельствует как о содержательно-концептуальных различиях категорий, так и о сопряженном характере их взаимодействия в условиях реальной общественной практики.

Ключевые слова: мораль, милосердие, справедливость, сострадание, ненасилие, социальная забота.

Последовательное различение милосердия и справедливости нашло отражение в понимании философской традицией золотого правила как этики справедливости и заповеди любви как этики милосердия. В данном контексте справедливость и милосердие воспринимаются в качестве двух фундаментальных добродетелей, соответствующих разным сферам нравственного опыта и, соответственно, основным уровням морали.

Многосоставность феномена морали проявляется в наличии в ней двух блоков представлений. С одной стороны, мораль — это комплекс представлений (императивных и ценностных), в основе которого лежат отвлеченные идеи о высшем благе и высших ценностях как пределе человеческого пред-назначения1. К таким представлениям относится идеал «милосердной любви» (или милосердия), являющийся одновременно: 1) ценностным представлением, поскольку им утверждается определенное, безусловное, положительное содержание поступков; 2) императивным представлением, поскольку это содержание определено в отношении воли человека и вменяется человеку в обязательное исполнение. Ценностная, т. е. смысловая или значимая, функция «заповеди любви» (или милосердия) тесно переплетена с императивной, т. е. повелительной функцией. Их трудно порой отделить друг от друга. «Заповедь любви» — безусловный императив. Стало быть, ему необходимо следовать всегда, а не при каких-то конкретных обстоятельствах. Им необходимо руководствоваться в отношениях ко всем людям. Милосердие же обращено к индивиду как автономной личности — субъекту свободного и ответственного, в конечном счете, экзистенциального выбора. Более того идея

милосердия представляет собой квинтэссенцию нормативной программы индивидуально-перфекционистской нравственности совершенствующегося индивида2, поскольку определяет общую нормативно-ценностную аксиоматику морального сознания, где любой человек обладает непреходящей ценностью в качестве объекта уважения и заботы. И в этой связи милосердие предстает в качестве «любви-дара», предназначенного для всех. Христианское учение возводит милосердие в ранг предельного нормативного основания. Здесь милосердие — универсальное требование, основанное на понимании общности людей в любви, и эта любовь ко всем и даже шире (в том числе, и к среде обитания) наделена ощущением ценности бытия. Сам термин ‘милосердие’ — морфологически сложный: ‘милый’ и ‘сердце’. Однако, объединяясь, понятия ‘милый’ и ‘сердце’ меняют свой изначальный смысл: из сферы сугубо индивидуального переживания понятия перемещаются в сферу «всеобщего». В этом случае любовь предстает как ценность сама по себе.

В состав морали входят и другие ценности и требования, которые определяют практическое поведение человека в соотнесении с идеальными представлениями. Это так называемая общественная мораль3. Здесь речь идет о требованиях социально-нравственных, то есть требованиях, обращенных к индивиду как агенту социального взаимодействия, члену сообщества, гражданину или к сообществу как таковому, обществу как коллективному субъекту, ответственному за собственное процветание и благополучие своих членов. Ядром и смыслом общественной морали становится справедливость. Справедливость в своем предельно общем

определении выражает идею равенства между людьми, пропущенную через систему представлений об устройстве мира и социума, о человеческом благе и предназначении и конкретизируемую в должном порядке взаимодействия между членами общества. Этот порядок задается распределением выгод и потерь, преимуществ и тягот совместной жизни на основе прав и обязанностей, определяющих характер участия конкретных индивидов и групп в общественной кооперации, а также качества деяний, которое создает дополнительный критерий дифференциации индивидуальных прав и обязанностей4. Однако функциональной особенностью понятия ‘справедливость’ является способ его функционирования в нравственном дискурсе: это означает, что данное понятие может употребляться только тогда, когда есть потребность в легитимизации общественных структур. А именно, сам термин ‘справедливость’ оказывается востребован, когда существуют слои, группы, индивиды, которые по тем или иным причинам чувствуют себя маргинализованными или отчужденными в рамках данного общественного порядка. Не случайно, следуя различными путями и опираясь на различное мировоззренческое содержание, концепции справедливости воспроизводят общую структурную модель рассуждения, которую, как отмечает А. В. Прокофьев, принято называть «презумпцией равенства». Презумпция равенства состоит в том, что именно общественное неравенство, а не равенство нуждается в оправдании перед лицом справедливости5. Общественная мораль, присоединяясь к индивидуально-перфекционистской нравственности (или морали совершенствующегося индивида), дополняет единое нормативно-аксиологическое пространство морали6. Два уровня морали, сосуществуя друг с другом, представляют собой единство — динамичное и противоречивое, что актуализирует постановку проблемы о сопряженности контекстов их воплощения (функционирования) в конкретных формах общественной жизни.

Источником ранних представлений о справедливости является дух примитивной уравнительности, определявшей всю жизнедеятельность человека и его функционирование в архаическом обществе. Исторически первой формой справедливости (причем как репрессивной по отношению к тем, кто не

желает принять и разделить принятые правила общего бытия) является талион (от лат.’ — такой же). В древних текстах талион существует в формулировках «реактивных», указывающих на необходимость конкретных действий в ответ на конкретные действия.

Отметим, что в эпоху античности начинают формироваться и получать концептуальное обоснование нравственные нормы не только реактивного действия (ответ на добро или зло), но и инициативного характера, ориентированные не только на взаимность, в частности, деятельность по оказанию реальной помощи, основанная на особых аф-фектных состояниях: любовь, сочувствие, сострадание. Например, идеи благоволения по отношению к друзьям (как у Сократа). В греческой литературе упоминается и особое чувство («eleos»), противоположное гневу: сочувствие, жалость, сострадание. Так, по Аристотелю, основанием для жалости и сочувствия становятся поступки «непроизвольные, т. е. совершенные по неведению обстоятельств, от которых зависит и с которыми соотносится поступок», иными словами, влекущие незаслуженные страда-ния7. Неудивительны поэтому специальные пояснения (или своеобразные «очищения») благодарности, в частности римского философа Сенеки, относительно того, что благодарность представляет собой добровольное дарение, проявление щедрости; что по-настоящему благодарным может быть лишь мудрец, для которого давать — это большая радость, чем для обычного человека получать. Сенека в рассуждениях о благодарности еще прибегает к благоразумно-предусмотрительным и вполне привычным для его современников доводам: от поддержания взаимности услуг зависит наша безопасность, в непременной благодарности — наше же благо (например, «благо, отдаваемое другому, возвращается затем к нам по закону справедливости» и т. д.). Все же главным для Сенеки было показать, что благодарность как добродетель прекрасна сама по себе, и «польза» добродетельного деяния состоит в том, что оно совершено («благодеяние оказано для благодеяния»)8. Уже в античной философии справедливость была включена в систему ключевых добродетелей и рассматривалась в качестве первой добродетели общественных интересов. Через за-

кон справедливость предписывает человеку то, в каких делах надлежит быть сдержанным, мужественным, благоразумным.

Платон обосновывает сверхчувственный характер справедливости, что подчеркивает объективный характер содержания справедливости, независимый от индивидуальных чувств человека.

Справедливость как этическую категорию исследовал и Аристотель в «Большой этике», различая справедливость по отношению к закону и по отношению к другим людям. Аристотель разрабатывает формальную структуру справедливости, указывая на два ее вида: воздаятельную и распределительную — справедливую плату за труд и справедливое распределение благ, хотя эти категории часто выступают как продолжение одна другой.

Анализ системы философских размышлений античных авторов свидетельствует, что сострадательное отношение находит свое место, но оно еще никак не сопрягается со справедливостью.

Христианской заповедью любви закрепляется принцип сопряженности сострадания (любви) со справедливостью. Сострадание, с одной стороны, становится одним из высших проявлений нравственного долга по отношению к тем, кто нуждается, кто беззащитен и бедствует, а с другой — овеществленным выражением благочестивых помыслов и всеобщей любви к ним, объединяющим тех, кто творит благодеяние и тех, кто принимает его.

В контексте социально-философского анализа проблема соотношения справедливости и милосердия получила развитие в новоевропейской философии. Так, по мнению Т. Гоббса, общество подразделяется на два вида: естественное и гражданское (или государственное). Естественному состоянию общества соответствуют естественные законы, которые являются результатом веления разума, а не человеческих соглашений, и отражают природное стремление человека к самосохранению. По существу все естественные законы сводятся к золотому правилу: поступай по отношению к другим так, как желал бы, чтобы другие поступали по отношению к тебе. Золотое правило истолковывалось Т. Гоббсом в качестве закона справедливости, поскольку он предписывал каждому признавать те же права, которые

он хочет для себя. Идеи равенства и эквивалентности действий в отношениях между людьми, заключенные в данном положении, указывают, по мнению мыслителя, на непосредственную связь с евангельским требованием «возлюби ближнего, как самого себя». Нравственная добродетель (т. е. осуществленная деятельность), рассматриваемая с точки зрения государственных законов, различных в разных странах, есть справедливость (справедливость есть только в гражданском обществе). Нравственная же добродетель, рассматриваемая с точки зрения естественных законов, — благосклонность (благосклонность строится на сострадании или представлении о том, что чужое несчастье может постигнуть и нас). По существу Т. Гоббс рассматривает заповедь любви в качестве высшего нравственного требования.

Понимание заповеди любви в качестве высшего нравственного требования, формирующегося на основе золотого правила, но отчасти и преодолевающим его, звучало в трудах не только Т. Гоббса, но и А. Шопенгауэра, П. Д. Юркевича, П. А. Кропоткина, М. Шелера, П. Рикёра.

Для А. Шопенгауера собственно «нравственное» начинается с чувства сострадания (а не соображений себялюбия или долга). При этом в чувстве сострадания отмечаются две стороны: что-то удерживает меня от того, чтобы причинять страдание другому, и влечет к защитному действию, когда другому причиняют страдания. В первом случае проявляется справедливость, во втором -любовь к ближнему9.

П. А. Кропоткин отмечал, что для осуществления нравственных норм явно недостаточным становится признание равноправия между людьми (справедливости). Есть то, что исполняется по логике избыточности, а именно — великодушие (милосердие).

В истории этико-философской мысли сложился и другой концептуальный подход, ключевой идеей которого стало понимание милосердия в качестве важнейшего условия справедливости. Э. Дюркгейм, косвенно полемизируя с Т. Гоббсом, считал, что справедливость, регулирующая отношения между людьми как собственниками и обладателями частных прав, предполагает в качестве своего условия милосердие: люди должны любить друг друга, чтобы вступать в отношения друг с другом; сама возмож-

ность установления границ между людьми базируется на их согласии ограничить свои права, что возможно лишь при взаимопонимании. В этом смысле, по Э. Дюркгейму, «справедливость полна милосердия»10.

В таком же теоретическом ключе размышлял Г. Спенсер, обозначая справедливость как «симпатическое признание прав других людей на свободную деятельность и ее продукты»11. Для русской религиознофилософской традиции также характерны идеи взаимоувязанности (связанности или неотчуждаемости) справедливости и милосердия. Так, И. А. Ильин полагает, что в основе справедливости лежит живая совесть и живая любовь к человеку. Справедливость не следует представлять себе по схемам «раз и навсегда», «для всех людей», «повсюду», ибо она «живой поток индивидуальных от-ступлений»12. Человек должен научиться видеть, «чувствовать» права людей и добиваться их осуществления в жизни. Эту способность души И. А. Ильин обозначил как первоначальное или естественное правосознание. В. В. Розанов различал деяния по долгу и обязанностям и деяния по зову сердца. Деяния помощи по зову сердца являются высшим проявлением милосердия, отражают внутренние потребности, когда «мне самому было сладко делать сладкое»13.

В этом общем контексте рассуждений ясна и теоретическая модель феномена социальной заботы как единства справедливости и сострадания — справедливой сострадательности, предлагаемая современным российским исследователем Е. А. Цыбулев-ской. По ее мнению, социальная забота — активность, разворачивающаяся между людьми по поводу решения проблем, возникающих в результате их совместной жизни; это деятельность по созиданию справедливого общественного порядка, неизменно пронизанного чувством сострадания к человеку14. Указанная трактовка социальной заботы, по мнению автора, не только не отменяет борьбы между этими ценностями, а, наоборот, предполагает поиск продуктивного совмещения творческого единения справедливости и сострадания в социальной реальности с учетом всей сложности, индивидуальности и многообразии человеческих судеб.

Поддерживая идею взаимосвязанности (сопряженности) справедливости и милосердия в условиях реальной нравственной прак-

тики, следует, однако, обратить внимание на их содержательно-концептуальные различия. Так, справедливость соизмеряет усилия с вознаграждением. Для милосердия требование равенства и взаимности считается несущественным. Более того, в нормативном плане милосердие непосредственно связано с требованием ненасилия (непротивления злу насилием и любви к врагам), в то время как принцип справедливости, напротив, требует, чтобы несправедливость была наказана. По мнению А. А. Гусейнова, ненасилие -это отказ от насилия как способа (средства) разрешения общественных конфликтов, борьбы за социальную справедливость15.

В работах Р. Г. Апресяна дается более «расширительное» толкование ненасилия (по существу «невреждения») как отношения к другому, при котором другому не причиняется вред, права другого не нарушаются и тем самым соблюдается минимальная справедливость16. В данном контексте ненасилие становится не только одним из первостепенных нравственных принципов, но и необходимым условием, в том числе и милосердия, своего рода гарантией того, что посредством милосердствования не будет нарушено достоинство и права того, по отношению к тому, на кого оно направлено17. В то же время ненасилие может ограничиваться справедливостью (условно обозначаемой как «реактивная справедливость»), которая предполагает возможность и необходимость последовательного противостояния злу (то есть не допускает несправедливость).

В этой связи интересно обратиться к работе И. А. Ильина «О сопротивлении злу силою», где (в противопоставлении взглядам Л. Н. Толстого) затронута тема возможного последовательного противостояния злу. Философские воззрения Л. Н. Толстого по вопросам морали — своеобразный водораздел, обозначивший на долгие годы дискуссии между сторонниками и противниками его учения в отечественной философии. И. А. Ильин, являясь противником отвлеченного морализаторства, поставил задачу доказать несостоятельность «толстовства» с точки зрения православия. Он пишет: «Вообще говоря, термины “насилия” и “зла” употребляются ими как равнозначные, настолько, что самая проблема непротивления “злу насилием” формулируется иногда как проблема непротивления “злу злом” или воздаяния

“злом за зло”; именно поэтому насилие иногда приравнивается “сатане”, а пользование им описывается как путь “диавола”. Понятно, что обращение к этому “сатанинскому злу” воспрещается раз и навсегда и без исключений; так что лучше умереть или быть убитым, чем пустить в ход насилие…»18. По мнению И. А. Ильина, зло не является абстрактным понятием, но существует реально в жизни каждого человека. «Придавая себе соблазнительную видимость единственноверного истолкования Христова откровения, это учение долгое время внушало и незаметно внушило слишком многим, что любовь есть гуманная жалостливость; что любовь исключает меч; что всякое сопротивление злодею силою есть озлобленное и преступное насилие; что любит не тот, кто бежит от борьбы; что жизненное и патриотическое дезертирство есть проявления святости; что можно и должно предавать дело Божие ради собственной моральной праведности.»19. По мнению И. А. Ильина, насилием нужно назвать только произвольное, безрассудное предупреждение, исходящее от злой воли или направленное ко злу. В целях предупреждения непоправимых последствий грубой ошибки или дурной страсти человек, стремящийся к добру, должен сначала искать психические и духовные средства для преодоления зла добром. Но если он не имеет в своем распоряжении таких средств, то обязан использовать психическое или физическое принуждение. Зло физического принуждения или предупреждения не превращается в добро от того, что оно употреблено как единственное средство, имеющееся в нашем распоряжении для достижения хорошей цели. Но в таких случаях, как говорит Ильин, путь силы и меча «как обязателен, так и справедлив»20.

Анализ традиции разделения милосердия и справедливости в истории философии приводит к следующим выводам. Милосердие чаще всего признается долгом, но не обязанностью человека; справедливость же вменяется человеку в обязанность. В отношениях между людьми как членами сообщества милосердие является лишь рекомендуемым требованием, справедливость же — непреложным долгом. Принцип справедливости утверждается обычным порядком (правопорядком) цивилизованного общества. Заповедь любви базируется на том особом типе

межчеловеческих отношений, в которых ценности взаимопонимания, соучастия, человечности утверждается людьми инициативно21. Следовательно, у каждого есть право требовать от всех других уважения человеческого достоинства в своей личности, но нет права требовать милосердного отношения к себе. По верному замечанию Э. Левинаса, разница между любовью к ближнему и правосудием состоит в том, что «любовь к ближнему предполагает предпочтение себе другого, а с точки зрения справедливости, никакого предпочтения быть не может»22. В действительной нравственно реализуемой деятельности справедливость и милосердие уравновешиваются — страдание другого побуждает личность к инициативной помощи страдающему.

Примечания

1 Общественная мораль : философские, нормативно-этические и прикладные проблемы : сб. ст. / РАН. Ин-т философии, Центр приклад. и проф. этики ; под ред. Р. Г. Апресяна. М. : Альфа-М, 2009. С. 20.

2 Прокофьев, А. В. Справедливость и ответственность : социально-этические проблемы в философии морали : монография. Тула : Изд-во Тул. гос. пед. ун-та им. Л. Н. Толстого, 2006. С. 16.

3 Общественная мораль. С. 20.

4 Там же. С. 203.

5 Прокофьев, А. В. Мораль индивидуального совершенствования и общественная мораль : исследование неоднородности нравственных феноменов / НовГУ им. Ярослава Мудрого. Великий Новгород, 2006. 284 с.

6 Прокофьев, А. В. Справедливость и ответственность. С. 23.

7 Аристотель. Никомахова этика // Аристотель. Сочинения : в 4 т. Т. 4. М. : Мысль, 1984. С. 98.

8 Римские стоики : Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий / вступ. ст., сост., подгот. текста

В. В. Сапова. М. : Республика, 1995. С. 16.

9 Шопенгауэр, А. Избранные произведения / сост., авт. вступ. ст. и прим. И. С. Нарский. Ростов н/Д : Феникс, 1997. 544 с.

10 Дюркгейм, Э. О разделении общественного труда. М. : Наука, 1991. С. 117-119.

11 Спенсер, Г. Синтетическая философия. М. : Ника-центр, 1997. С. 495.

12 Ильин, И. А. Собр. соч. : в 10 т. Т. 5. М., 1993-1998.

13 Розанов, В. В. Сочинения. Т. 1. М. : Республика, 1990. С. 365.

14 Цыбулевская, Е. А. Феномен социальной заботы : опыт философского анализа : авто-реф. дис. . канд. филол. наук / Тюмен. гос. ун-т. Тюмень, 1999. С. 17.

15 Гусейнов, А. А. Что такое этика ненасилия? // Идея ненасилия в XXI веке : сб. науч. докл. Пермь : Изд-во Перм. гос. тех. ун-та, 2006. С. 55.

16 Апресян, Р. Г. Небезусловность насилия // Идея ненасилия в XXI веке : сб. науч. докл. Пермь, 2006. С. 33.

17 Там же. С. 34.

18 Ильин, И. А. Собр. соч. : в 10 т. Т. 5. М., 1993-1998. С. 18.

19 Там же. С. 21.

20 Лосский, Н. О. История русской философии. М. : Высш. шк., 1991. С. 494.

21 Гусейнов, А. А. Этика : учебник / А. А. Гусейнов, Р. Г. Апресян. М. : Гардарика, 1998.

С.358-359.

22 Левинас, Э. Избранное: Трудная свобода : пер. с фр. М. : Рос. полит. энцикл. (РОС-СПЭН), 2004. С. 594.

Что такое справедливость и милосердие? 👍

В милосердии заключен глубокий смысл. Ожегов в толковом словаре трактует это понятие как готовность к помощи, прощении из сострадания, человеколюбия. Мне бы хотелось дополнить описание проявления милосердия фразой о несении добра людям и окружающему миру.

И такая возможность представляется каждому человеку.

Наш мир довольно жесток. Окружающим часто требуется элементарная поддержка или сочувствие, надо лишь оглянуться вокруг.

Не составит большого труда помочь старику перейти на другую сторону улицы через шумную магистраль, уступить

место инвалиду, пропустить вне очереди женщину с ребенком.

Порой наша рука требуется поскользнувшемуся в гололед прохожему, неравнодушие – избавит девушку от навязчивого хулигана, а доброе слово – подбодрит удрученного товарища. Не сложно сходить в аптеку за лекарством для соседа, разделить с кем-то его горе, подставить плечо в трудную минуту. Вокруг много нуждающихся в нашей помощи и защите, главное – не проходить мимо, потупив взгляд…

Только милосердных людей волнуют голодные дети, одинокие старики и обездоленные животные. Человек с добрым сердцем никогда не пройдет мимо просящего

подаяние калеки, попавшего в беду щенка или котенка, обиженного малыша. Неравнодушные люди смелые и решительные, они без раздумий вступаются в драке за слабого, бросаются в огонь и воду для спасения чужой жизни, делятся последним с нуждающимся.

Испокон веков милосердие толкало людей на решительные поступки и подвиги. Это неотъемлемая черта характера порядочного человека. Если бы каждый житель планеты обладал хотя бы толикой милосердия, в мире никогда не было бы войн и несправедливости, горя и боли.

Благодаря милосердным поступкам мы верим в торжество справедливости, знаем о победе добра над злом и ждем, что в трудную минуту непременно кто-то придет на помощь. Хотелось бы, чтобы день ото дня на Земле становилось все больше милосердных людей. И пусть неравнодушие и доброта станут не просто словами, а девизом каждого разумного человека.

Работа №1 (Надежда 11 класс)

Что важнее  справедливость или милосердие?

       Я  считаю, что на этот вопрос сложно ответить однозначно. Для  начала необходимо вспомнить понятия, что такое милосердие и справедливость. Милосердие — одна из важнейших христианских добродетелей, исполняемая посредством телесных и духовных дел милосердия (милости). Любовь к ближнему — неразрывно связана с заповедью любви к Богу. Справедливость — понятие о должном, содержащее в себе требование соответствия деяния и воздаяния, соответствия прав и обязанностей, труда и вознаграждения, заслуг и их признания, преступления и наказания, соответствия роли различных социальных слоев, групп и индивидов в жизни общества и их социального положения в нём, это потребность получать или назначать воздаяние не по пристрастию или неприязни, не по планам, а по очевидным делам и их результатам.

      В толковом словаре есть такое определение слова «милосердие»: хорошее, сочувственное отношение к кому-нибудь, проявление жалости, помилование. Милосердие достигает нравственной полноты, когда воплощается в действиях, не только направленных на удовлетворение интересов другого, но и основанных на стремлении к совершенству. В древнеиндийском афоризме говорится: «Сочувствие правит миром», то есть важно, чтобы сердца наши не зачерствели, и мы ощущали боль ближних, особенно если они от нас зависят. Милосердие,  я считаю, самое благородное чувство человека. Это чувство сыграло важную роль в нравственном развитии человечества. Оно является самым ярким и талантливым мазком на картинах великих художников, просто светом, озаряющим лица обыкновенных людей, самым выстраданным словом в произведениях писателей. Развитие милосердия начинается в семье с самого раннего детства. Маленький ребенок копирует модель поведения со своих родителей, если родители занимаются благотворительностью, помогают нуждающимся людям, то эти качества начинают проявляться и у малыша, только в более простой форме, а при дальнейшем развитии личности формируется желание помогать в беде, т.е. милосердие. Но если ребенок воспитан в злобе и невежестве, то к чужому горю, несчастью, он будет относиться равнодушно. Однако не каждый способен почувствовать чужое горе как свое собственное, пожертвовать чем-то для людей, а без этого не бывает   милосердия. Добрый человек притягивает к себе как магнит, он отдает частицу своего сердца, свое тепло окружающим людям. Милосердие-это действительно очень важная составляющая человечности, чтобы милосердие не утрачивалось из нашей жизни его необходимо тренировать. Сейчас, в начале двадцать первого века, века машин, новейших информационных технологий проблема милосердия остается актуальной. Мы нередко сталкиваемся с равнодушием, эгоизмом, озлобленностью, нежеланием помочь другим людям. Мы не умеем ставить себя на место людей, оказавшихся в трудной ситуации. И если так будет продолжаться дальше, то прожить без милосердия и сочувствия окажется трудно. Каждому из нас нужно не стесняться проявлять свое сочувствие, сопереживание окружающим. В нашей стране есть много людей, которым необходимо сострадание. В милосердии нуждаются не только пожилые, бедные и больные люди, а нередко и те, которые из-за ряда обстоятельств оказались в трудном положении: бомжи, бродяги, пьяницы, наркоманы. Без милосердия и сострадания невозможно прожить. Оно нужно всем: и тем, кому помогают, и тем, кто помогает. Милосердие должно сочетаться с мудростью. В проявлении милосердия необходимо опираться не только на чувства, но и на разум. То есть, прежде чем делать сознательные шаги милосердия, нужно серьезно продумать стратегию.

                                                                                Быть добрым совсем не трудно;

                                                                                Трудно быть справедливым.

                                                                                                               В.М.Гюго                     

   Справедливость относится к высшему разряду человеческого понимания – Мудрости Души. Предпосылкой формирования чувства справедливости и соответствующих индивидов является здоровое, разумно устроенное общество. Справедливость достигается через стремление к правде. Стремление к справедливости появляется у всех людей одновременно, но проявляется только у тех, кто к ней стремится. Чтобы восстановить  маленькую несправедливость, мы согласны понести ущерб во много раз больший возможных выгод этого деяния. Адам Смит говорил «Чтобы научить людей справедливости, надо показать им результаты несправедливости». Справедливость нужна нам сама по себе в независимости от ее невыгодности или выгодности. С другой стороны, наличие такого сильного чувства у человека как справедливость,  довольно странно. Больше всего человека, на мой взгляд, волнуют две вещи на свете: это несправедливость и любовь. Очень часто под понятием справедливость или словами «справедливость восторжествовала»  присутствуют совсем иные мысли, действия. Например, вас ударил человек с определенной силой, и вы получили от его удара сильную боль. Для восстановления «справедливости»  вы бьете в ответ. Своя боль всегда воспринимается реальнее и живее чем чужая, поэтому для получения субъективной справедливости  нужно ударить значительно сильнее. Этими действиями человек восстанавливает совсем не справедливость, это просто месть. Кто хочет поступать справедливо, тот корыстных целей не имеет. Так же чувство не справедливости частая причина злорадства. Cправедливость означает неравенство: беречь ребёнка, помогать слабому, снисходить к уставшему, ухаживать за больным, проявлять больше строгости к безвольному, больше доверия честному, герою оказывать почести. Справедливость, искусство неравенства, и она присуща лишь благородным людям. У неё обострённое чувство реальности, начиная от доброго сердца и живой наблюдательности, она отвергает механический подход к людям. Она хочет индивидуально подойти к каждому случаю, располагая человека к состраданию. Это чувство старается уловить в человеке его сущность и своеобразие и соответственно этому обходиться с ним. Справедливость с одной стороны связана с равенством. Она не может существовать в отношениях раб – хозяин, отец – дети. Но с другой стороны именно это равенство требует учёта достоинств, вступающих в отношения лиц, и поэтому обязательно оборачивается неравенством. Справедливость отражает интересы общества в целом, укрепляет его.

     Как говорил Люк де Клапье Вовенарг  « Милосердие предпочтительнее справедливости» и я полностью согласна с его высказыванием. Нельзя ответить точно, что важнее милосердие или справедливость, но, я считаю, что предпочтительнее милосердие. Это чувство  не преследует корыстных целей, а способность и желание помогать другим людям всегда высоко ценилось в любом обществе.

 

Прокомментировать

 

Справедливость и милосердие: kot_begemott — LiveJournal

Чаще всего утверждают, что понятие справедливости является размытым, мол, полностью формализовать его нельзя… Между тем, справедливость — так, как понимает её большинство русских — проста как правда.

Кавказец, совершивший преступление на нашей земле, ожидает, что диаспора соберёт деньги и подкупит следствие, дабы дело развалилось не доходя до суда. Или все вместе будут искать выходы на судью. И когда преступника отпустят, то все помогавшие будут считать, что поступили справедливо, уйдя от возмездия.

Почему? Потому что русские, в восприятии кавказцев — низший народ, более низкая нация. Это так, кстати, не только для кавказцев — это специфика любого узко-национального менталитета. В неё считается справедливым, что своего отпустили — ведь он ничего преступного по отношению к своим не совершил.

Если спросить кавказца, считает ли он, что диаспора поступила справедливо, его отмазав, он ответит — конечно, справедливо. По другому и поступить было нельзя. Если бы земляки оставили его в беде, не пошевелив пальцем, дабы вытащить его из застенок жестокой российской Фемиды, то он посчитал бы это несправедливым. Почему? Ведь принято помогать своим. Все всегда своим помогают, так издавна заведено, а ему вдруг не стали? Где справедливость?

В этом и состоит узко-национальное понимание справедливости: вылези из кожи вон, но своему помоги. При этом на чужого понятия справедливости не распространяются. Коротко: справедливо то, что выгодно своим.

Есть также западное понимание справедливости. Обычно это не проговаривается, но дело обстоит так: что законно, то и справедливо. Закон является высшей верой западного человека. Он занял место Бога. Выше вообще ничего нет. Именно поэтому на Западе принято стучать на всех и вся.

Знакомый, переселившийся в Германию более 20 лет назад, рассказывал. Они приехал домой на обед. На нагретом капоте его машины устроилась кошка. Когда он вернулся, то легонько (не ударяя) спихнул её на землю. Через несколько дней пришёл невообразимый счёт из общества защиты животных — «за жестокое обращение». Кто-то из соседей увидел, да стуканул.

Не следует думать, что подобное делается потому что характер дурной, так сказать, из личной подлости. Отнюдь нет. Сообщивший «куда надо» человек исполнял свой долг перед общество и законом. Он служил высшему (так, как его понимают на Западе). Подавляющее большинство соотечественников одобрили бы его действия.

По сути дела, Запад вернулся к ветхозаветному иудаизму, пусть и на новом уровне. Однако суть от того не поменялась. С таким подходом полемизировал Иисус Христос: иудейский истеблишмент осуждал (а впоследствии и распял) Его за несоблюдение сурового еврейского закона, обязательного отдыха в субботу — поскольку в этот день продолжал лечить людей: «Суббота для человека, а не человек для субботы» (Мк. 2:27). Собственно, этим была задана новая, более высокая планка понимания соотношения человека и закона. И горе тем, кто, подобно Западу, хочет вернуться во времена дремучего язычества! Для нашей цивилизации поставление закона выше человека будет не шагом вперёд, но откатом назад, фактом имплицитного отрицания христианских духовных ценностей.

Закон, как вы знаете, иногда можно обойти. Отсюда и специфическое гибкое понимание справедливости на Западе. Журналист Александр Гордон рассказывает о начале своей жизни в Америке:

«Ко мне приехал отец, и мы с ним пошли на рыбалку, наловили рыбки. Решили воблу сделать. Рыбку посолили, повесили на балкон сушиться, закрыли марлей от мух и уехали в Канаду. А когда через неделю вернулись, квартира была опечатана и висела большая повестка. Меня вызывали в местную санэпидемстанцию за то, что я подвергаю опасности жизнь и здоровье жителей этого маленького города. Зашел в квартиру, может, думаю, канализацию прорвало? Все вроде в порядке. Вдруг звонок от хозяина квартиры, он спрашивает: «Что у тебя там за история?» — «Какая история? В чем вообще дело?» — «Мне соседка сказала, что у тебя на балконе мертвая рыба! Она подает на вас в суд».

Я не долго думая иду к суперинтенданту здания (что-то типа домоуправа), говорю: «Давай координаты своего адвоката, и пусть эта стерва дает координаты своего адвоката. Я вас судить буду!» — «За что?» — «За нарушение первой статьи Конституции США». А первая статья гласит, что каждый человек имеет право исповедовать религию, право на свободу собраний и так далее… «Вы, — говорю, — нарушили мое религиозное право. У нас, у русских, есть обычай — в июле месяце мы вывешиваем на балконе сушеную рыбу. Рыба — это символ христианства, ты же должен знать… А вы заставили меня эту рыбу убрать. Я оскорблен в своем религиозном чувстве. Теперь — только через суд». В общем, они перепугались и свой иск отозвали.

Вторая история. Это уже в другом доме было. Поставил я на балкон три картонные коробки, которые не стал выкидывать, потому что хотел сложить в них какое-то барахло и увезти. Ко мне подошел суперинтендант и сказал, чтобы я немедленно убрал коробки с балкона, потому что нарушаю устав этого дома, согласно которому ничего, кроме мебели, на балконах стоять не должно. Я взял фломастер, на большой коробке написал «стол», на маленьких — «стул». После этого он не подошел ко мне больше ни разу! Потому что коробки приобрели статус мебели.»

Таким образом, неуклонное следование закону оборачивается полной противоположностью: когда закон все используют как угодно с целью личной выгоды.

Именно представления русского человека о справедливости являются наиболее универсальными. Если русский парень ограбит приезжего из Средней Азии, его посадят. И подавляющее большинство русских будет считать, что он наказан справедливо — несмотря на то, что мы, в общем, смотрим на азиатов несколько свысока. На самом деле, в глубине души мы считаем их точно таким же образом Божиим, как и мы сами.

Здесь мы выходим на самую суть понимания справедливости по-русски: справедливый поступок тот, который совершён с соответствии с Высшей Правдой.

Герой Булгакова утверждал, что осетрина бывает только одной свежести. Перефразируя, можно сказать, что правда бывает одна — высшая. И никакая другая. Более низший уровень был бы: раз потерпевший — чурка, то его как бы и не жалко.

Другой пример. Высокопоставленный чиновник, конечно же, отмажет своего отпрыска, совершившего преступление. Но при этом он — почти наверняка! — скажет ему: «а вообще-то справедливо было бы тебя посадить».

Почему чиновник сказал это? Зачем? Разве его сынишка, представитель «золотой молодёжи», не будет всю жизнь жить в соответствии с сословной вседозволенностью? Потому что отец хотел бы, чтобы ребёнок ориентировался на общепринятые нормы справедливости, имел их в виду.

Таким образом, наше понимание справедливости связано с самыми высокими идеалами.

Когда мы рассуждаем, или задаёмся вопросом, «что есть справедливость в данном случае», то тем самым — возможно, неосознанно — встаём на позиции Бога, Который эту ситуацию бы рассудил. Бог, как вы догадываетесь, выше закона. Другое дело, что у нас так не всегда может получиться — что ни говори, не очень удобно встать на сторону Бога)) Не всем это возможно)) Сказывается индивидуальная ограниченность.

Поскольку в слове справедливость корень «прав» — тот же самый, что и в слове «правда» — есть очень большой соблазн сказать, что справедливость — это поведение или оценка в соответствии с некоей Высшей Правдой. Прав не тот, у кого больше прав, или больше силы и прочих ресурсов — но прав тот, за кем больше истины. Это отнюдь не соответствует законности. Как минимум — не всегда соответствует. Закон находится на более низком уровне, чем правда.

В тексте «Главный принцип русской жизни» был приведён показательный пример. Путин, присоединяя к России Крым, действовал справедливо. Несмотря на то, что некоторые законы при этом были нарушены. По крайней мере, именно так восприняли его действия большинство россиян. В данном случае, справедливость была обусловлена исторически. То есть справедливость в ряде случаев может идти вразрез с законами, и мы это понимаем.

Русское понимание справедливости говорит: живи по совести. Сначала выясни, в чём дело, разберись, пойми истинный расклад. Включи свои мозги, соотнеси события с самыми Высшими Ценностями. А потом уже действуй.

Утверждение что русские — самый мудрый народ (в тексте «Итак, духовные скрепы»), вызвала сомнение у некоторых читателей. Между тем, сама постановка вопроса, сама необходимость соотносить некоторое событие с Высшими Ценностями уже порождает жизненную мудрость. Потому что, если это не мудрость — то что тогда мудрость?

Ведь такого, как у нас, русских, нигде больше нет. Мы всего лишь к этому привыкли, и потому не ценим. И даже восхищаемся народами, у которых понимание справедливости редуцировано до убогого юридического сознания.

Понимание справедливости кавказца ограничено узкими рамками его национальности. Справедливость по-западному ограничена законом. Русское понимание справедливости не ограничено ничем. По моему нескромному мнению, оно является наиболее универсальным. Потому что мы вообще самый универсальный народ.

Конечно, справедливость — это миф. Но если я руководствуюсь этим мифом в своей жизни, то чем он отличается от действительности? Не имеет значения, был Иисус Сыном Божиим, или нет. Достаточно того, что мы верим, что Бог-Троица посчитал нужным в определённый исторический момент нас простить и вочеловечить одну из Своих Ипостасей. Истины, которые Он принёс, уже работают, вне зависимости от того, кем именно был Иисус. Нам нужен этот «нас возвышающий обман».

Довелось слышать такое высказывание: «восточная религия — мистика живота, Католичество — мистика головы, Православие — мистика сердца». Подобным же образом различается и понимание справедливости. Только русская справедливость ассоциируется с самыми высшими ценностями, с Богом.

Самый сложный момент в этом тот, что у нас справедливость толкуют чаще всего однобоко. Как только говорят «справедливость», то тут же подразумевают «наказание» и «возмездие». Неоднократно встречались рассуждения, что кроме справедливости в русском характере есть также и милосердие. Таким образом, имеет место неявное противопоставление милосердия и справедливости. Их чаще всего рассматривают как совершенно разные категории.

Мне всегда казалось некоторая неубедительность в таком противопоставлении. Много-много лет назад я ехал на своей машине за «скорой помошью», в которой везли жену с тяжело больным ребёнком (ну, не жену, конечно. Жена — с которой вместе до гробовой доски. Штамп в паспорте ещё не делает женою — как борода не делает философом). Ехал с очень большим превышением скорости, иногда и по встречке, и почти всё время на красный свет (у меня тогда была машина со спортивными характеристиками, «Nissan Skyline»). Кроме всего прочего, не было ни техосмотра, ни прав (когда много денег, всё время пребываешь в своеобразном устроении духа — что всех и вся можешь купить. Одна из причин, почему пришлось завязать с бизнесом). Когда меня остановил милиционер на посту, я подбежал к нему и сказал, запыхавшись: «Ребят, у меня там, в скорой, больной ребёнок». Милиционер бегло взглянул в моё лицо, очевидно догадался, что не вру, и махнул палочкой в сторону машины.

Если говорить о справедливом возмездии, то гаишник должен был меня оштрафовать — и за всевозможные нарушения, и за отсутствие документов… Но он поступил справедливо в данной ситуации, и эта справедливость включала в себя милосердие.

Другой пример. Тонет корабль. Капитан отдаёт приказ первыми спасать женщин и детей. Спрашивается: почему? Разве не все равны перед смертью? Разве мужчины не менее достойны жить? Ведь часть детей станет потом точно такими же мужчинами! Но все считают такую команду справедливой. Однако в данном случае речь идёт не о справедливости, но милосердии. Милосердии к слабым. Поскольку у детей и женщин меньше физических ресурсов, чтобы побороться за свою жизнь. В этом случае также справедливость включает в себя милосердие.

Как представляется, в нашем русском понимании справедливости милосердие является необходимой составной частью. Когда речь идёт о справедливости в её наиболее универсальном, русском изводе, то рассмотрение её без милосердия является искусственным. Это означает выхолащивание справедливости, низведение справедливости до уровня законности.

Если бы милосердие и справедливость были жёстко разделены в нашем мировосприятии, то не могло бы существовать распространённое выражение «строг, но справедлив» — поскольку строгость как раз и предполагает адекватное взыскание и воздаяние, а справедливость означает не только наказание за дело, но и снисхождение к мелким человеческим слабостям, учёт их при наказании.

Русский менталитет признаёт как справедливое поведение (возмездие), но также включает в себя и милосердие. Если справедливость не включает в себя милосердие (то есть, по сути дела, равна адекватному воздаянию), то зачем тогда нам нужен корень «прав»? Зачем вообще нужно это понятие, если вполне можно было обойтись чем-то вроде «соответственного воздаяния»?

Итак, законченная формулировка справедливости по-русски: оценивать вещи с наиболее высокой, ничем не ограниченной позиции. Так, как смотрит на них Бог. Надеюсь, что такое Бог, не надо объяснять?

Потому что в Боге находится в единстве всё то, что искусственно разделяется познающим субъектом: пространство и время, необходимость и возможность, общее и частное, бытие и небытие…

Справедливость и милосердие также объединены. Милосердие всегда там, где есть Любовь. А ведь наш христианский Бог есть не только Слово.

РАЗНИЦА МЕЖДУ СПРАВЕДЛИВОСТЬЮ И МИЛОСЕРДИЕМ | СРАВНИТЕ РАЗНИЦУ МЕЖДУ ПОХОЖИМИ ТЕРМИНАМИ — ЖИЗНЬ

Справедливость против милосердия Справедливость и милосердие — две человеческие добродетели, о которых чаще всего говорят в юридических кругах. Милосердие — это добродетель, позволяющая прощать грешн

Справедливость против милосердия

Справедливость и милосердие — две человеческие добродетели, о которых чаще всего говорят в юридических кругах. Милосердие — это добродетель, позволяющая прощать грешников или виновных в преступлениях, тогда как справедливость — это принцип наказания преступников, соразмерного тяжести их преступлений. Таким образом, кажется, что эти две концепции конфликтуют между собой. Однако между милосердием и справедливостью есть как сходства, так и различия, и в этой статье делается попытка выделить различия между этими двумя добродетелями.

Правосудие

Справедливость — это концепция, основанная на принципе равенства и справедливости. Справедливость требует, чтобы люди получали по заслугам. Во всех обществах и культурах справедливость для всех и равенство перед законом — это стандарты, которые стремятся достичь. Короли и правительства стараются выглядеть беспристрастными, применяя принцип социальной справедливости. Считается, что справедливость восторжествовала, когда что-то правильно с моральной или этической точки зрения.

Однако в наше время справедливость основана на том, что правильно согласно закону. Существует карательное правосудие, которое требует око за око или жизнь на всю жизнь, как в уголовном процессе. Однако существует и восстановительное правосудие, которое стремится дать обидчику шанс покаяться и стать лучше. За социализмом, коммунизмом и другими социальными теориями, требующими равного распределения ресурсов между людьми, прослеживается справедливость распределения.

Милосердие

Милосердие — это добродетель, подобная прощению и милосердию. Доброго человека называют милосердным, а не жестокого. Милосердие проявляется в раздаче милостыни, уходе за больными и ранеными и предоставлении средств помощи людям, столкнувшимся со стихийными бедствиями. Сострадание и прощение — это эмоции, неотъемлемые от добродетели милосердия. Однако, когда преступник просит пощады, он фактически просит приговора, который меньше того, которого он на самом деле заслуживает. Концепция милосердного бога в христианстве рассматривается как способ требовать меньшего наказания, чем то, которого они заслуживают.

Справедливость против милосердия

• Кажется, что возникает конфликт между справедливостью и милосердием, когда преступник обращается с просьбой о помиловании к властям. Справедливость требует, чтобы он был наказан, а милосердие требует, чтобы он был освобожден или, по крайней мере, получил более мягкий приговор.

• Хотя Бог справедлив, он также считается милосердным.

• Справедливость — это получение того, что человек заслуживает, а милосердие — это просить о том, чего он хочет, а не о том, чего он заслуживает.

• Милосердие — это дар, а справедливость — право.

• Правосудие требует око за око, тогда как милосердие требует прощения и сострадания к преступнику или преступнику.

Милосердие и закон. Справедливость и правосудие. Совпадают ли они?

А. Петровская― 11 часов и 9 минут на часах в студии «Эха Москвы». У микрофона Александра Петровская. Со своим особым мнением член Московской Хельсинкской группы адвокат Каринна Москаленко. Сегодня, наверное, мы будем крутиться вокруг одной темы, будем подходить к ней с разных сторон. Этот вопрос я чаще всего задаю людям с юридическим образованием, адвокатам и юристам, и именно с него и начну. Милосердие и закон. Это вещи разного порядка? Насколько они могут быть в одной упряжке?

К. Москаленко― Конечно хорошо, когда они пересекаются и есть согласованность между этими понятиями, но это разные вещи, которые могут, но не всегда это случается. Вы заставили меня думать в этом направлении и это было для меня неожиданным. Мы, адвокаты, часто просим милосердия в отношении тех, кто находиться под полным контролем государства и государство обязано заботиться о них, но мы не всегда получаем результат. Иногда справедливость и правосудие – тоже разные понятия. А иногда они совпадают. Давайте ближе к конкретике!

А. Петровская― Священник Алексей Уминский в силу области, где он служит, апеллирует именно к милосердию, правда не называя известную нам фамилию Алексея Навального, и наверное это правильно и справедливо, потому что ситуация, в которой оказался Навальный – не индивидуальна именно для этого заключенного. К сожалению, в отдельных колониях и в сизо и милосердие, и справедливое отношение человека к человеку там не всегда присутствует.

К. Москаленко― Да, к сожалению положение в колониях и в сизо, и вообще в пенитенциарной системе России далеко не благополучно, ни в отношении отдельного конкретно взятого человека, а оно в целом не справедливо и не гуманно. Мы об этом часто говорим в наших жалобах в Европейский суд по правам человека, потому что российские судебные и правоохранительные органы нас очень плохо понимают. И только по многим, теперь уже по сотням, и даже тысячам дел, если бы не вмешательство Европейского суда по правам человека, и на правосудие, и на милосердие, и даже на элементарную гуманность рассчитывать не приходилось бы.

Не скажу, что ничего не делается за время, когда мы стали использовать механизм Европейского суда по правам человека, а это уже 20 лет, потому что кое-что серьезно меняется, и хотя мы все равно считаем это неправильным положением, системным явлением, именно системным, потому что защиты от жестоких и негуманных механизмов нет, ее не существует, она пока не создана. Но надо признать, что сегодняшний заключенный на порядок больше обеспечен правами. Это во многом из-за того, что Европейский суд по правам человека принимает эти жалобы, а Европейская конвенция по защите прав человека и основных свобод статью 3 о недопустимости бесчеловечного или пыточного обращение, а Конвенция считает это право абсолютным, то есть не подлежащим никакому сомнению и ограничению.

А. Троянская― Разница в том, что священник Алексей Уминский обращается к милосердию, а ЕСПЧ – к закону. Просьба в одном и том же направлении, но к разным способам апеллируют ЕСПЧ и Алексей Уминский. Вы говорите, что многое было бы хуже, если бы не ЕСПЧ, но при этом число жалоб от россиян в ЕСПЧ не снижается. Насколько ЕСПЧ работает в стратегическом плане, а не на тактику? Логично же, если подобные решения принимаются, то российская правоприменительная система должны исправляться, чтобы снова не наступать на те же грабли. Вроде это должно выглядеть так?

К. Москаленко― То, о чем вы сейчас говорите, называется «исполнением решений Европейского суда по правам человека в части общих мер». Смысл этого в том, что индивидуальные меры – это защитить конкретного человека, и если нужно предотвратить то, что в отношении него неправильно применяется, или защитить его от грядущих пыток и даже от смерти. Есть и такие случаи, тогда мы обращается в порядке теперь хорошо всем известного 39-го правила регламента суда, и мы просим о применении этого правила, чтобы предотвратить неизбежное. Но это меры индивидуального характера, также как и выплаты компенсаций, которые сейчас всё большим и большим грузом ложатся на российский бюджет.

Еще в 98-м году, когда Европейская конвенция стала распространятся на Российскую Федерацию, мы говорили о том, что в какой-то момент российским властям будет дешевле соблюдать права человека, нежели их нарушать, потому что размер компенсаций растет, и растет число жертв, которое эти компенсации получает. Но монетарный подход, это не то, зачем мы обращаемся в Европейский суд. Меры общего характера намного важнее. Они сводятся к тому, что государство должно позаботится о том, чтобы подобные нарушения не совершались в будущем и такими в идеале должны быть меры общего характера. Российская власть в этом смысле очень много не дорабатывает, выплачивая компенсации, или даже проводя расследования по фактам пыток и бесчеловечного обращения, российские власти не решают главной задачи.

Надо создать такую систему превентивных мер, чтобы нарушения права, гарантированные статьей 3 Европейской конвенции стали бы невозможными. Это и тренинг персонала пенитенциарных учреждений, и система мер отслеживания представителей власти в закрытых учреждениях, где люди наименее защищены. Понятно, когда священник выступает с просьбой о милосердии, он исходит из того, что он понимает под этим, а это и просьба к властям от любого человека, который нуждается в медицинской помощи, и не подвергать дополнительным страданиям, дополнительным к тому, что он и так изолирован общества, что оправдывается решениями суда и окончательными приговорами. А когда мы говорим о недопустимости бесчеловечного обращения, то мы апеллируем не абстрактными и нравственными категориями, а совершенно конкретными правовыми категориями. Если человек объективно страдает от ненадлежащего обращения или от формы наказания, и это доказано, то государство обязано такое нарушение прекратить немедленно. И мы об этом уже много лет говорим российским властям.

Сегодняшний российский заключенный более защищен, он знает, что может обратиться в суд, а российские суды теперь принимают жалобы заключенных и обязаны их рассматривать. У заключенного есть возможность обратиться и в Европейский суд по правам человека, и даже само существование этого механизма имеет защитительно-оборонительное качество. Но этого недостаточно.

А. Петровская― Но эта мера работает уже постфактум. Сначала создаются условия, которые нарушают права и законы, а потом только их можно обжаловать и получить компенсацию. Но явно механизм должен работать не так, он должен работать на упреждение. Это так?

К. Москаленко― Да, он должен работать на упреждение. Это называется «позитивные обязательства государства по предотвращению нарушения прав на борьбу с негуманным обращением», превентивные меры или позитивные обязательства каждого государства создать такую систему, при которой эти права не будут нарушаться.

А. Петровская― Но тогда это не работает в превентивном порядке, а работает постфактум. Можно сказать, что Европейский по правам человека для россиян, которые пытаются отстоять свои права, да и вообще, для россиян, которые могут оказаться на скамье подсудимых, он не эффективен, потому что он не работает на предупреждение.

К. Москаленко― Неправда, он очень эффективен. Он на предупреждение работает в том смысле, что власти хорошо знают, что если они нарушат эту группу прав, подчеркну – абсолютных прав, то они понесут серьезную ответственность. И это не только и не столько материальные компенсации, сколько имидж государства.

А. Петровская― И их это пугает? Есть примеры?

К. Москаленко― Сильно пугает! Наше обращение по делу ныне покойного Мохнаткина, нашего коллеги и правозащитника, которого, кстати, сейчас в Архангельске посмертно всё еще судят. И мои коллеги, наша команда сегодня в Архангельске продолжает защищать его права. Многие, кто следил за этим делом, хорошо знают, что если бы после того, как его пытали и мучили, и если бы его не поместили в лечебное учреждение, то он бы просто не выжил. А сделано это было именно потому, что мы обратились в Европейский суд и он принял экстренные меры. И не думайте, что ЕСПЧ с этим запоздал. Предотвратить перелом позвоночника было важнее всего, но когда это произошло, то ему довольно долго отказывались оказывать медицинскую помощь. И только наше обращение в Европейский суд фактически защитило его от дальнейших мучений.

Но вы правы, а основном это действует постфактум. Чтобы этого не было, знаете к какой мере мы прибегаем? Здесь в Страсбурге есть Комитет министров. Не многие знают функцию этого органа. Комитет министров в Совете Европы – это с одной стороны высший политический орган, в котором представлены все 47 государств, но это еще и орган, который отслеживает все исполнения всех решений Европейского суда. Эта норма в последнее время стала эффективно работать потому, что после ратификации всеми странами четырнадцатого протокола Европейской конвенции механизм отчета от государств стал точным, четким. Каждое государство должно приготовить по каждому решению или по группе дел план действий, который будет обсуждаться Комитетом министров, и если есть системные нарушения, то государство должно предусмотреть такие же системные меры к тому, чтобы этого не допустить. И потихонечку ситуация меняется.

В большинстве пенитенциарных учреждений уже действуют камеры отслеживания. И сегодня, защищая посмертно Сергея Мохнаткина в суде в Архангельске, мы используем эти записи, как ни пытались закрыть глазок или повернуть камеру не той стороной, очевидно, что с человеком обращались жестоко и умышленно бесчеловечно. И теперь попытки обвинить его в совершении преступления натыкаются на то, что у нас есть эти записи.

Другое дело, я приезжаю в Иркутск, и мне ребята в колонии говорят, что есть зоны, где избивают и там невозможно это отследить. В Омске мне нарисовали схему, где человека бьют, и почему эту область невозможно отследить камерой. Эту систему надо совершенствовать. Но говорить, что вообще ничего не делается, нельзя. Это было бы неправдой.

А. Петровская― Можно говорить о Ярославской колонии, которая «прогремела», и причем два раза подряд. Сергея Мохнаткина приходится защищать посмертно. Но сегодня есть Алексей Навальный, которому не оказывается медицинская помощь. Вернее, она наверное оказывается, неправильно было бы это утверждать, но врача, которому он доверяет и которого просит пригласить, его не допускают. И у нас есть решение Комитета министров, есть обращение и решение. И сейчас мы видим как эта система не работает. Можно апеллировать к тому, что где-то это сработало и помогло, как в истории с Сергеем Мохнаткиным, хотя этого человека с нами уже нет. А как эта история разворачивается с Навальным?

К. Москаленко― Российские власти сегодня проявляют совершенно непростительную непредусмотрительность. Они совершают громадную ошибку, не исполняя конкретные решения Европейского суда, потому что решение по основному делу еще впереди. Были меры предварительного характера, которые надлежало исполнить. Они обязательны к исполнению. Но впереди решения по основному делу, и Европейский суд, и Комитет министров и другие европейские структуры неплохо понимают, как работать с этим механизмом. После 14-го протокола только одна страна позволила себе не исполнить окончательное решение Европейского суда, не освободить человека, а закончилось это тем, что они его освободили! И дай бог здоровья Алексею, мы все за него переживаем, и верующие, и неверующие, и священники, и просто граждане, и юристы. Для меня, как для юриста, очень прискорбно, что до сих пор не исполняется решение Европейского суда, и даже двух его решений. На эту тему лучше всего скажет его адвокат Ольга Михайлова, которая многие годы ведет его дела и хорошо владеет этой ситуацией.

А. Петровская― Продолжим разговор про отношения России и ЕСПЧ. Я пытаюсь докопаться до сути. И ЕСПЧ не дает оценок по конкретным делам и не разбирается в деле «Ив Роше». ЕСПЧ занимается защитой прав, которые гарантированы человеку. И мы тоже не будем разбираться в конкретных политических и неполитических аспектах, а как дальше работает механизм? В России сейчас пока решения не исполняют, а что дальше? Какой следующий шаг? Ни у Комитета министров, ни у ЕСПЧ нет инструментов давления, и Россию никто не может заставить. Россия добровольно вступила, и добровольно исполняет.

К. Москаленко― Она добровольно может и выйти, если не хочет исполнять решений. Да и Совет Европы без России обойдется. Он существовал до России долгие десятилетия и сможет существовать и после. Только Российским властям не следует этого делать. Политика изоляционизма – это крайне неразумная политика.

А. Петровская― Сейчас прервемся на московские новости.

НОВОСТИ

К. Москаленко― Но это очень плохой выход. Это выход в никуда. В российской руководстве есть и разумные прагматичные люди, которые не хотели бы изолировать Россию от всего мира. А такие возможности у России были, и вопрос так жестко и стоял, и российской руководство все-таки выбрало – исполнять решения Европейского суда. А если бы это выбирали сами россияне, и они бы выбрали интеграцию в общеевропейскую жизнь. А дальше будет принятие определенных решений, которые поставят государство перед фактом, что надо либо исполнять, либо принимать непопулярное решение, в том смысл, что оно сделает из России очень несимпатичного партнера для всех стран по всем вопросам, и по экономическим, и по финансовым и по юридическим.

Я видела несколько решений различных юрисдикций о том, выдавать ли России тех людей, которых требуют экстрадировать или нет. Я видела испанские решения, где было написано, что поскольку это государство – член Совета Европы, то его запрос об экстрадиции можно и нужно исполнить, и потому, что там гарантируются права, обеспечивающие и защиту от несправедливого суда, и там нет пыточного или другого жестокого обращения.

И со всех сторон России оказаться в изоляции не выгодно. Но это еще и совершенно немыслимо в XXI веке. Как бы мы ни замещали всё своим собственным продуктом, не хлебом единым! Государства в XXI веке понимают свою зависимость друг от друга. И чтобы Россия заняла достойное нашей страны место в общемировом доме, и особенно в Европейском доме, нужно заботиться об имидже нашей страны в Европе, среди наший соседей. Чтобы это происходило нормально, так, как это происходит с другими странами, мы должны подчиняться тем же правилам, которым подчиняется вся Европа.

Европейская конвенция – это довольно маленький документ, более узкий, чем российская Конституция. Российская Конституция предусматривает гораздо больше прав, которые защищаются на национальном уровне, должны защищаться. А Европейская конвенция защищает только самые фундаментальные – основные права, в том числе и такие как свободу выйти на мирную акцию, продемонстрировать публично свое мнение, несогласие и протест. Сейчас мне приходится защищать лидеров ингушского протеста. В Ингушетии это дело наподобие нашего Болотного. И уже столько решений было вынесено Европейским судом по правам человека, объясняющим российским властям, что нельзя хватать людей, которые ничего не совершают, никаких нарушений не допускают, что нельзя произвольно ограничивать их право на свободу мирных акций.

А. Петровская― То, о чем вы говорите отзывается у абсолютного большинства российских граждан, но при этом есть ощущение диссонанса с реальностью и с новостями, которые мы читаем. Вне всякого сомнения, это больше похоже на то, что Европейский Союз – это такой «кроха сын к отцу пришел, и спросила кроха, что такое хорошо, и что такое плохо». Но всем и так понятно, что такое хорошо, а что плохо. Но по факту это выглядит, как не очень работающий механизм. А в силу чего? Наверное это политический вопрос. Почему здесь нет политической воли? И этот диссонанс заметен. А насколько дальше можно полагаться на работу европейских институтов?

К. Москаленко― А я пожалуй приведу доказательства от противного. Давайте представим, что для России больше нет Европейского суда. Давайте будем представлять, и лучше – только представлять, что Россия выходит из всех европейских соглашения, и в частности, из Европейской конвенции по правам человека, денонсирует все свои соглашения и мы остаемся лицом к лицу с нашими властями. Исходите из этого! Рано или поздно, политическая воля сегодня одна, а завтра – другая. Рано или поздно государство понимает, и граждане этого государства, и власти этого государства понимают, что постоянно быть нарушителем международных норм, и когда мы говорим об общепризнанных нормах, то это означает, что речь идет и об общепризнанных нормах тоже. Если это довести до состояния, что эти нормы не будут соблюдаться, то, давайте говорить прямо – в этом случае не будет соблюдаться и Конституция РФ и придется вернуться к лозунгу моих предшественников – Московской Хельсинкской группы, где мы сейчас очень горячо обсуждаем эти вопросы. Соблюдайте нашу Конституцию! При всех изменениях, которые были в нее включены, она все же защищает права россиян, а если этого не будет происходить, значит власти роют себе яму, правовую и политическую.

А. Петровская― Но Конституция, она же сама никого не защищает! Она используется как аргумент в суде, где по-настоящему происходит защита прав. Должна происходить. К сожалению, пропал звук и я не успела задать Каринне актуальный вопрос про журналистов. Вчера был очередной допрос Романа Анина и он не воспользовался 52-й статьей Конституции. В своем интервью «Фонтанке» он сказал, что он понимает, что есть риски, но будет продолжать работать. И факт того, что журналисты сегодня говорят о том, что в их работе есть риски, это звучит пугающе. Но, к сожалению, время у нас закончилось, Каринна не успела ответить, и поэтому мы не ставим точку, а в следующий раз продолжим об этом разговор. Спасибо!

Источник: Эхо Москвы, 13.04.2021

Справедливость и милосердие | Колледж Августана

Стивен С. Бальс, президент Колледжа Огастана

Проповедь, проведенная 21 октября 2003 г. в Вознесенской часовне, Колледж Августана

Сегодняшний отрывок из Священных Писаний очень много значит для меня. Это от пророка Михея, глава шестая, восьмой стих. «А что требует от тебя Господь? Действовать справедливо, любить милосердие и смиренно ходить пред Богом твоим». Я помню, как впервые подумал об этом, когда учился в средней школе в Де-Мойне, штат Айова.У меня был учитель церковной школы, который был юристом. Он сказал, что этот отрывок из Священных Писаний оказал на него определяющее влияние в его личной и профессиональной жизни.

Я много лет размышлял о Священных Писаниях, особенно о взаимосвязи между справедливостью и милосердием. Правосудие осуществляется, когда люди получают должное в соответствии с законом, будь то закон Бога или закон человека. Акт правосудия обычно является актом закона и может быть актом мести и насилия. С другой стороны, милосердие означает проявление терпения.Акт милосердия — это акт благодати и сострадания.

Взаимосвязь между справедливостью и милосердием — один из самых сложных вопросов правовой и государственной политики, с которым сталкивается наша страна. Когда просто казнить убийцу и какую роль должно сыграть милосердие? Должны ли все осужденные за преступления, связанные с наркотиками, отбывать суровые обязательные приговоры в рамках войны с наркотиками? Какова роль условно-досрочного освобождения, помилования и помилования для тех, кто совершил серьезные преступления? Должны ли мы наказывать несовершеннолетних и лиц с психическими заболеваниями так же, как мы наказываем здоровых взрослых? Должны ли мы проявить милосердие к тем, кто содержится в Гуантанамо-Бей, предоставив им те же конституционные права, что и У.С. граждане? Или предположим, что меня обидела халатность другого человека, и я считаю, что смогу добиться вынесения крупного судебного решения. Подавать в суд? Или подставить другую щеку?

За прошедшие годы несколько изображений помогли мне понять взаимосвязь между справедливостью и милосердием. Одно изображение — это изображение греческой богини Фемиды. Популярная культура называет Фемиду «леди правосудия». Она часто стоит на крышах домов сельских судов. Мой друг, профессор Джозайя Блэкмор из Столичного университета, провел небольшое исследование того, как Фемида изображалась на протяжении многих лет.Сегодня Фемида изображается в виде молодой спортивной женщины с завязанными глазами, держащей в одной руке меч, а в другой — весы правосудия. Повязка на глаза означает, что она вершит правосудие беспристрастно; меч означает, что она его усиливает. Ее часто можно увидеть наступающей на голову змеи. Это женщина, к которой нужно относиться серьезно. Вспоминается поговорка о том, что живущие мечом умирают от меча. Это не картина доброты и милосердия.

Однако самые старые изображения Фемиды были совершенно другими.Фемида была пожилой и мудрой женщиной, у которой не было повязки на глаза или меча. Она сидела и протягивала чашу для возлияния. Старые изображения ясно показали, что она приглашала тех, у кого есть споры, работать с ней, чтобы разрешить их совместным образом. Этот образ Фемиды напоминает нам, что справедливость в лучшем виде предназначена для восстановления отношений. Мне больше нравится старое изображение. Без повязки на глаза она может лучше умерить справедливость милосердием — потому что она может видеть влияние справедливости на человечество.

Еще одно изображение, которое заставило меня задуматься, — это рисунок Питера Брейгеля «Правосудие», сделанный в 1560 году. Хотя это старый рисунок, на нем можно найти новый стиль Фемиды — повязка на глаза, меч и все такое. Фемида стоит на насесте, гордая и могущественная, но не обращая внимания на свое окружение. Она не видит вокруг себя человеческих страданий и невзгод, большая часть которых вызвана во имя справедливости. Она равнодушна к окружающим, а окружающие равнодушны к справедливости.Если бы Фемида выглянула из-под повязки на глазах, разве она была бы такой самодовольной? Является ли справедливость, слепая к последствиям своих жестких правил, истинной справедливостью? Могла ли она согласиться с тем, что отправление правосудия и милосердия сделает картину более счастливой?

Последний снимок, который произвел на меня впечатление, — здание суда округа Лейк в Пейнсвилле, штат Огайо. Это здание суда в старинном стиле, построенное из известняка, с впечатляющими остроконечными крышами. Это единственное известное мне здание суда, в котором есть большие известняковые статуи Каина и Авеля, обрамляющие его парадные ступеньки.Почему в здании суда были изображены Каин и Авель? Потому что, конечно, суд над Каином был первым судебным процессом по делу об убийстве. Вы помните результат того испытания? Каин был осужден за убийство своего брата, поэтому справедливость восторжествовала. Вы помните фразу? Каин был изгнан из рая и приговорен к «беспокойному страннику по земле». Бытие 4:12. Вы помните, что сказал Каин? Он сказал Богу: «Мое наказание больше, чем я могу вынести … всякий, кто найдет меня, убьет меня». Бытие 4: 13-14. Бог ответил, поставив знак на Каина, чтобы никто не мог убить его.Каков был результат первого за все время судебного процесса по делу об убийстве? Бог соединил справедливость с милосердием.

Шекспир был прав в Венецианский купец IV , 1, когда заметил, что

«Качество милосердия не напряжено,
Оно упало, как нежный дождь с небес
На равнину внизу …
И тогда земная сила проявляется, как Божья
Когда милость приводит к справедливости».

Как я истолковал призыв Михея творить справедливость и любить милосердие? Для меня первый вопрос, который нужно задать, уравновешивая справедливость и милосердие, — что справедливо? Определив, что справедливо, нам нужно подумать о том, чтобы приправить справедливость милосердием.Когда мы спрашиваем, оказывать ли милость, мы должны напоминать себе, что, если бы не благодать Божья, мы могли бы оказаться в троне человека, которого будут судить.

В своей жизни я выступал против смертной казни из-за моего понимания взаимосвязи между справедливостью и милосердием. Правосудие требует сурового наказания для того, кто совершает убийство. Но я считаю, что милосердие требует, чтобы это не была смертная казнь. Я активно выступал за то, чтобы система правосудия воздерживалась от помещения людей с психическими заболеваниями в нашу окружную тюрьму.Вместо этого правительствам следует искать способы помочь людям с психическими заболеваниями стать продуктивными гражданами. Справедливость требует, чтобы все люди несли ответственность за свои проступки, но милосердие позволяет адаптировать последствия к ситуации.

Я защищал права детей, ставших жертвами жестокого обращения и отсутствия заботы. Наша система правосудия хороша в аспектах правосудия при наказании родителей, которые жестоко обращаются с детьми и не заботятся о них, но не так хороша в отношении милосердия — передачи этих детей в постоянные приемные дома.Я также твердо убежден, что верующие не должны автоматически обращаться в суд для разрешения споров. Судебный процесс может привести к некоторой степени справедливости, но зачастую он беспощаден к разрушению отношений. Я склонен согласиться с апостолом Павлом, когда он пишет, что «сам факт того, что между вами ведется судебный процесс, означает, что вы уже полностью побеждены». 1 Коринфянам 6: 7.

Не только адвокаты и судьи должны заботиться о том, чтобы умерить правосудие милосердием. Над этими вопросами должен задуматься каждый.Когда с вами поступают несправедливо — вы действуете, чтобы добиться справедливости для себя, или вы рассматриваете несправедливость как возможность простить и укрепить сообщество? Я верю, что милосердие может укрепить справедливость, если оно восстанавливает отношения и укрепляет ответственность, связанную с позитивными отношениями. Смиренное хождение с нашим Богом действительно помогает нам найти правильный баланс между справедливостью и милосердием таким образом, чтобы прославлять Бога.

Как Божья милость и справедливость работают вместе в спасении?

Ответить

Божья справедливость и милосердие кажутся несовместимыми.В конце концов, правосудие предполагает вынесение заслуженного наказания за проступки, а милосердие — это помилование и сострадание к обидчику. Однако эти два атрибута Бога на самом деле образуют единство в Его характере.

Библия содержит много упоминаний о милосердии Бога. Более 290 стихов Ветхого Завета и 70 стихов Нового Завета содержат прямые заявления о милости Бога к Своему народу.

Бог был милостив к ниневитянам, покаявшимся в проповеди Ионы, который описал Бога как «милостивого и милосердного Бога, медленного на гнев и преизобилующего любовью, Бога, смягчающего посыл бедствий» (Иона 4: 2).Давид сказал, что Бог «милостив и милосерден; Медленен до гнева и велик любящей добротой. Господь благ ко всем, и милосердие Его над всеми делами Его »(Псалом 145: 8–9, NASB).

Но Библия также говорит о Божьей справедливости и Его гневе над грехом. Фактически, совершенная справедливость Бога является определяющей характеристикой: «Нет Бога без меня, праведного [справедливого] ​​Бога и Спасителя; нет никого, кроме меня »(Исайя 45:21). «Он — Скала, его дела безупречны, и все его пути справедливы. Верный Бог, не делающий зла, праведный и праведный »(Второзаконие 32: 4).

В Новом Завете Павел подробно описывает, почему грядет суд Божий: «Итак, умертвите все, что принадлежит вашей земной природе: сексуальную безнравственность, нечистоту, похоть, злые желания и жадность, которая является идолопоклонством. Из-за них грядет гнев Божий »(Колоссянам 3: 5–6).

Итак, Библия демонстрирует тот факт, что Бог милосерден, но также показывает, что Он справедлив и однажды отправит правосудие над грехом мира.

В любой другой религии мира, которая придерживается идеи верховного божества, милосердие этого божества всегда осуществляется за счет правосудия.Например, в исламе Аллах может помиловать человека, но это делается путем отмены наказания за нарушение любого закона. Другими словами, должное наказание преступника отменяется, чтобы можно было проявить милосердие. Аллах ислама и все остальные божества нехристианских религий отвергают требования морального закона, чтобы проявить милосердие. Милосердие противоречит справедливости. В каком-то смысле в этих религиях преступление действительно платит.

Если бы любой человеческий судья действовал таким образом, большинство людей подало бы серьезную жалобу.Ответственность за соблюдение закона и правосудие возложена на судью. Судья, игнорирующий закон, изменяет своей должности.

Христианство уникально тем, что Божья милость проявляется с по Его справедливость. Невозможно отказаться от правосудия, чтобы уступить место милосердию. Христианское учение о замене наказаний гласит, что грех и несправедливость были наказаны на кресте Христа, и только потому, что наказание за грех было удовлетворено через жертву Христа, Бог проявляет Свою милость к недостойным грешникам, которые ждут от Него спасения.

Как Христос умер за грешников, Он также явил Божью праведность; Его смерть на кресте продемонстрировала Божью справедливость. Именно об этом говорит апостол Павел: «Все оправдываются даром по благодати Его через искупление, которое пришло через Христа Иисуса. Бог представил Христа как искупительную жертву через пролитие Его крови, чтобы быть принятым верой. Он сделал это , чтобы продемонстрировать свою праведность , потому что в своем терпении он оставил грехи, совершенные ранее, безнаказанными — он сделал это , чтобы продемонстрировать свою праведность в настоящее время, чтобы быть справедливым и оправдать тех, кто имеет вера в Иисуса (Римлянам 3: 24–26, курсив мой).

Другими словами, весь грех от Адама до времен Христа находился под снисходительностью и милостью Бога. Бог по Своей милости решил не наказывать грех, который потребовал бы вечности в аду для всех грешников, хотя Он поступил бы совершенно справедливо. Адам и Ева не были немедленно уничтожены, когда съели запретный плод. Вместо этого Бог задумал Искупителя (Бытие 3:15). В Своей любви Бог послал Своего Сына (Иоанна 3:16). Христос заплатил за каждый когда-либо совершенный грех; таким образом, Бог был справедливым в наказании за грех, и Он также может оправдать грешников, принимающих Христа верой (Римлянам 3:26).Божья справедливость и Его милость была продемонстрирована смертью Христа на кресте. На кресте Божья справедливость была полностью возложена (на Христа), и Божья милость была полностью пролита (на всех верующих). Итак, совершенная милость Бога проявлялась через Его совершенную справедливость.

Конечным результатом является то, что каждый, кто доверяет Господу Иисусу, спасается от гнева Божьего и вместо этого переживает Его благодать и милость (Римлянам 8: 1). Как говорит Павел: «Так как мы теперь оправданы его кровью, тем более мы будем спасены от гнева Божьего через него!» (Римлянам 5: 9).

Разница между справедливостью и милосердием

Справедливость и милосердие — это два разных понятия, которые часто выражаются в одном предложении или фразе. Их видят вместе, но очень разные настроения. Правосудие кажется суровым и педантичным, а также связано с судебной системой и праведными законами страны. С другой стороны, милосердие мягкое и сострадательное, добродетельное качество человеческой доброты. Авраам Линкольн сказал:

«Я всегда обнаруживал, что милосердие приносит более богатые плоды, чем строгое правосудие.” 1

Присмотревшись к основным элементам этих двух слов и их использованию, мы сможем понять, почему они так часто встречаются вместе, но при этом так различаются по своим ценностям и их вкладу в наше общество и социальную жизнь. Упомянутые известными людьми, обсуждаемые в Библии и включенные во многие президентские и реформистские речи, эти два слова во многом противоположны, но в то же время достойны того, чтобы рассказать о них на одной странице.

Определение Правосудие
  • Значение словаря : 2
    Отстаивание того, что справедливо, достойно и правильно; разгоняя то, что правильно.
  1. Правосудие — (существительное)
    Это качество справедливости и разумности.
    Система вознаграждения или наказания. Судебная система.
  • Фразы, использующие правосудие или справедливость. 3

Справедливое поведение
Забота о справедливости и мире.

Судья по своему делу
Качество справедливости и разумности, соблюдения закона.

Трагическая судебная ошибка
Плохое отправление закона и власти .

Привлечь кого-либо к ответственности
Арестовать кого-то и доставить в суд.

Справедливость по отношению к себе
Действуй так хорошо, как только можешь.

Сделай что-нибудь или кого-нибудь справедливо
В меню, например, не отдается должное еде.

Ради справедливости…
Говорить что-то о ком-то из справедливости.

г.(или миссис) Судья
Форма официального обращения к судье.

Грубое правосудие
Что-то считается несправедливым.

Поэтическое правосудие
Пагубное событие кажется правильным, когда тот, кто действительно имел зло, в ответ получает вред.
Например, в рассказе Чарльза Диккенса о Оливер Твист , мистер Бамбл, владеющий работным домом для сирот, оказывается настолько бедным, что вынужден жить в собственном работном доме.

  • Синонимы для справедливости включают добро, честность, справедливость и праведность.
  • Антонимы — несправедливость, несправедливость и нечестность.

Примеры и ссылки на правосудие

Образ правосудия:
Образ правосудия изображен на статуе Леди Справедливости, Юстисии, древней римской богини. Она держит повязку на глаза и весы.Картина изображает образ правды и справедливости. Суждение, основанное не на цвете кожи или вероисповедании, а на истинности материи. Это изображение отдает должное справедливости в процессе отправления правосудия и справедливых результатов, являющихся результатом справедливых процедур.

Справедливость — одна из главных добродетелей:
Перечисленные в Библии под заголовком Мудрость Соломона, есть четыре основных моральных добродетели: благоразумие, справедливость, сила духа и воздержание. 4
Соломон 8: 7 гласит: «Она (мудрость) учит воздержанию, благоразумию, справедливости и стойкости, которые являются такими вещами, которые у людей нет ничего более полезного в жизни.”

Платон также писал о четырех основных добродетелях, называемых благоразумием, справедливостью, воздержанием и отвагой.

«Fiat justicia ruat caelum» (латинское юридическое словосочетание): 4
«Да свершится правосудие, несмотря на падение небес».
Справедливость должна осуществляться независимо от последствий.

Истории правосудия

Жизнь известных людей и их принципы просветили других о необходимости справедливости для изменения жизни.
Некоторые формы правосудия радикальны и остроконечны; суровое правосудие.
Писо, и история, рассказанная о его решении в жизни трех солдат, вызывает тревогу при чтении. История из книги Сенеки стала известна как «Правосудие Писо». Сенека рассказывает о солдате, который возвращается домой с войны без своего товарища-солдата. Он приговорен к смертной казни за потерю сослуживца. Когда палач собирается убить оскорбившего солдата, пропавший солдат возвращается. Трое солдат идут к королю. Король немедленно приговаривает их всех к смерти.Он приказывает убить солдата, который уже был осужден за то, что потерял товарища по оружию. Он приказывает убить палача за невыполнение его приказа, а затем приказывает убить вернувшегося солдата за то, что он стал причиной смерти двух невиновных людей. Эта легенда стала известна как «Правосудие Писона». Необходимо сделать несколько выводов по поводу этой формы правосудия, прекрасного примера сурового правосудия!

Мартин Лютер Кинг-младший часто высказывался о справедливости. 5
«Истинный мир — это не просто отсутствие напряжения; это наличие справедливости.
«Отказ в правосудии везде умаляет справедливость». Мартин Лютер Кинг.

Платон великий философ описал справедливость следующим образом:
«Порядок и долг частей души; это для души, как здоровье для тела. Справедливость — это право не сильнейшего, а гармония целого ». 6

Альберт Эйнштейн, уважаемый изобретатель и философ, сказал
«В вопросах истины и справедливости нет разницы между большими и маленькими проблемами, поскольку вопросы, касающиеся обращения с людьми, все одинаковы.” 7

Нельсон Мандела, бывший президент Южной Африки и борец за свободу, сказал
«Да будет справедливость для всех, пусть будет мир для всех, Да будет работа, хлеб, вода и соль для всех». Пусть каждый знает, что тело, разум и душа получили свободу для самореализации ». 8

Все эти великие люди были поборниками справедливости и праведности. Они помогают нам понять значение и значение этого слова, а также то, чем оно отличается от милосердия.

Определение милосердия

  • Значение словаря : 9
    Милосердие (существительное)
    Милосердие означает проявление сострадания или прощение по отношению к тому, кого можно наказать. Он не терпит наказания, даже когда этого требует справедливость.

Милосердный (прилагательное)
Полон милосердия.
Синонимы для милосердия включают сострадание, благодать, милосердие и прощение.

  • Фразы о милосердии или милосердии:

Да помилует нас Бог:
Благословение, которое является проявлением божественной милости или сострадания.

Они нашли ее до того, как она замерзла, по милости:
Это удачное обстоятельство позволило ей выжить.

Милосердие среди бедных:
Сострадание к бедствующим

Во власти:
Полностью во власти кого-то другого.

Благодарен за маленькие милости:
Благодарен за небольшие добрые дела

Не проявлять милосердия:
Не проявлять милосердия к другому человеку.

Качество милосердия:
Шекспир писал о качестве милосердия,
«Качество милосердия не напрягается.
Оно падает, как нежный дождь.
Дважды благословен.
Он благословляет того, кто дает, и того, кто берет ».

Примеры милосердных людей

Ниже приведены примеры людей, проявивших милосердие в своей жизни.

Библия учит, что «милосердие — качество, присущее природе Бога. Милосердие — это качество Бога, которое Бог требует от своего народа ». 10 Божья милость привела Его к установлению отношений с Израилем. Его милосердие осуществляется через завет, который он заключает со Своим народом в Ветхом Завете.

Величайший пример «Служения милосердия» — это пример Матери Терезы и невероятная работа, которую она проделала, чтобы проявить милосердие к бедным и обездоленным в Индии.

Всегда есть удивительные примеры подвигов милосердия во время войн и конфликтов между людьми. Патрик Фергюсон отказался стрелять в своего врага, который не подозревал о его присутствии, в ситуации засады. Милосердно пощадив солдата, он сохранил жизнь Джорджу Вашингтону.

Нельсон Мандела после 27 лет заключения проявил милосердие и прощение к людям, которые держали его в плену. Г-н Мандела стал президентом ЮАР.

Замечательные истории, рассказанные Эзопом, помогают маленьким детям понять, что такое милосердие и доброта.«Лев и Мышь» — традиционный фаворит.

Сводка

Эти два слова, хотя и различаются по значению и жизненному применению, оба слова описывают аспекты наших социальных ценностей и упорядоченного образа жизни. Они появляются вместе во многих обстоятельствах, и философы проводят сравнения и наблюдения, основанные на их качествах.

К.С. Льюис оставил этот комментарий:

«Милость, отделенная от правосудия, становится немилосердной».

Возможно, справедливость — это критерий, позволяющий милосердию быть милосердным.Разница в этих двух словах заключается в противоречивой идеологии, которую они могут иметь в чужих руках. Справедливость должна быть справедливой. Милосердие должно быть добрым и прощающим. Уинстон Черчилль сказал, что все великие дела — это простые вещи, которые выражаются одним словом. Он говорит о «свободе, справедливости, чести, долге, милосердии, и надежде. Все качества величия. Справедливость и милосердие вместе в его списке.

Тогда какое качество важнее: справедливость или милосердие? Возможно, ответ кроется в этой трогательной цитате из пророка Халила Джебрана:

«Не будь милосердным, но будь справедливым, ибо милость дарована виновному преступнику, а справедливость — это все, что требует невиновный человек.” 8

Кристина, учительница начальной школы на пенсии, начала писать несколько лет назад и любит участвовать в « словесной игре ». Ее педагогическая поездка провела ее через несколько стран юга Африки, а преподавание английского как второго языка воспитало любовь к словам и их значениям. .Кристина пишет детские книги и блоги для родителей. Она гордится тем, что участвует в программе FundZamobi, направленной на популяризацию чтения среди детей и молодых людей в Южной Африке.Кристина живет на ферме в районе Натал-Мидлендс, любит гулять со своей собакой и писать, не выходя из дома, выходящего окнами на Драконовы горы.

Последние сообщения от Christina Wither (посмотреть все)

: Если вам понравилась эта статья или наш сайт. Пожалуйста, расскажите об этом. Поделитесь им с друзьями / семьей.

Cite
APA 7
Wither, C. (2017, 29 марта). Разница между справедливостью и милосердием. Разница между похожими терминами и объектами.http://www.differencebetween.net/language/the-difference-between-justice-and-mercy/.
MLA 8
Увядатель, Кристина. «Разница между справедливостью и милосердием». Разница между похожими терминами и объектами, 29 марта 2017 г., http://www.differencebetween.net/language/the-difference-between-justice-and-mercy/.

Разница между милосердием и справедливостью

Разница между милосердием и справедливостью — справедливость имеет значение Перейти к основному содержанию

В еврейской Библии мы видим другую форму действий, предпринятых Моисеем.В этом примере мы видим, что огромные трудности ложатся на целую нацию, а не только на отдельного человека. Мы узнаем, что фараон превратил израильтян в рабов и приказал повитухам убивать каждого младенца мужского пола при рождении. В ответ Бог призывает невероятного защитника, Моисея, чтобы привести израильтян в Землю Обетованную. Мы наблюдаем, как Моисей решительно противостоит фараону, требует свободы для своего народа, применяет силы Бога к фараону и в конечном итоге добивается справедливости для еврейского народа.

В этих историях есть контрастирующие элементы, которые помогают нам понять, как мы можем реагировать на потребности нашего сообщества.

  • Самаритянин не пытается исследовать причины разбоя на шоссе. Вместо этого он обеспечивает столь необходимое немедленное облегчение. Моисей, , с другой стороны, не имеет дела с отдельными жертвами правления фараона — он противостоит источнику несправедливости.
  • Самаритянин ограничивает свою работу избитым человеком и просто решает проблему добрыми делами, в то время как основная проблема бандитизма все еще остается. Моисей не просто помогает одному человеку вырваться из рабства, он скорее принимает публичные меры, чтобы положить конец институту рабства.

Короче говоря, действие самаритянина было актом милосердия, а действие Моисея было действием, направленным на обеспечение справедливости для многих.

На первый взгляд это различие может показаться элементарным, но в жизни общины на него часто не обращают внимания. Рассмотрим возможные ответы на проблему плохого образования в некоторых сообществах. Доказано, что базовая способность читать и писать напрямую связана с качеством жизни. Однако государственные школы по всей стране не могут обеспечить качественное образование для всех.

  • В духе самаритянина церковь может решить отреагировать на этот кризис, учредив программу наставничества благодаря щедрости своих членов. В результате двадцать пять детей показывают заметные улучшения в своих тестах. Между тем школьная система спотыкается, и сотни других детей не достигают базовых навыков чтения и письма.
  • Другая церковь может решить действовать в духе Моисея, признав несостоятельность школьной системы и вместе с другими общинами публично призвать к необходимым изменениям, которые сделают все школы более эффективными.

Выбор между справедливостью и милосердием можно увидеть снова и снова, глядя на различные меры реагирования на любое количество кризисов в обществе: жилье, здравоохранение, качество жизни, занятость, доступ к транспорту, преступность — проблемы во всех этих областях можно подойти с точки зрения милосердия или отправления правосудия.

Бог призывает нас и к милости, и к справедливости; для оказания помощи страдающим людям и для устранения неисправных систем. В то время как многие организации в нашем сообществе участвуют в хороших и необходимых министерствах юстиции, Justice Matters стремится подчеркнуть наши обязательства в отношении правосудия.Цель журнала «Вопросы справедливости» — создать средство для собраний собраний, чтобы исполнить Божье требование вершить правосудие.

Разница между милосердием и справедливостью

Разница между милосердием и справедливостью

Разница между справедливостью и милосердием: этика и религия Обсуждение

Справедливость-милосердие.jpg

(Представленная фотография)

Майкл Джи спрашивает: «В чем состоит разница между справедливостью и милосердием с теологической точки зрения? о мотивах и понимании Форда милосердия в Библии. В чем разница? »

Фред Вуден, старший пастор церкви на Фаунтин-стрит, отвечает:

«Справедливость изображена в виде весов, которые держит женщина с завязанными глазами, справедливость без предвзятости.Джон Ролз определил справедливость как честность, как общество, в котором никто не имеет автоматических и системных преимуществ или недостатков.

«Знаменитое библейское« око за око »- это древняя версия, в которой справедливость не может требовать большего, чем было взято. Но, как кто-то заметил,« око за око в конечном итоге ослепляет весь мир ».

«Мы все совершаем ошибки и без пощады будем должны больше, чем можем заплатить.

«Итак, милосердие — это мудрость и мужество, чтобы не добиваться справедливости, когда это могло бы причинить продолжительный или дополнительный вред.Мерси видит, что иногда прощение — это больше, чем просто справедливость ».

Тай Зильцер, бывший пастор пресвитерианской церкви в Америке, который посещает библейскую церковь Марс-Хилл, отвечает:

« Библия не уходит. множество определений; вы не можете открыть Иезекииль 12: 3-4 и найти «и один гомер будет немногим больше полгаллона». Слова, идеи и значения меняются со временем. Например, наше значение слова «мир» (антиконфликтность) сильно отличается от библейского (целостность).Итак, наши определения и понимания должны быть предварены этой линзой.

«Я дал мне следующие определения этих терминов, и, хотя я начинаю раскручиваться, кажется, что самые простые определения подходят лучше всего:

« Правосудие — это то, что мы заслуживаем.

«Милосердие — это не то, что мы заслуживаем.

» Грейс получает то, чего мы не заслуживаем.

«Возникает вопрос: кто решает, что мы делаем, а чего не заслуживаем? Проще говоря, Бог делает (многие стихи, от Иова 34:21 до Псалма 94: 8-10 и далее).Но поскольку он устанавливает множество правителей (Римлянам 13: 1), существует также множество различных и различных руководящих мнений о том, чего люди заслуживают.

«В Библии есть сотни правил и, кажется, противоречий этим правилам; много на выбор. В этих случаях я возвращаюсь к вопросу« Кто такой Бог? »

«В то время как Бог желает порядка (1 Коринфянам 14, Евреям 6:10), Он есть любовь (1 Иоанна 4). Отражая это, Библия неоднократно превозносит милосердие над законом (Притчи 10:12, Осия 6: 6, Михей 6: 8, Иуды 2 и другие).

«Наши правила, наши планы восстановления на тот случай, когда что-то пойдет не так, и наша справедливость будет выглядеть и казаться правильной, когда мы работаем, чтобы выглядеть как Бог и Его пути».

Отец Кевин Нихофф, OP, доминиканский священник, который служит адъютантом судебного викария епархии Гранд-Рапидс, отвечает:

«С католической точки зрения справедливость — это главная добродетель, из которой проистекает все остальное, причем справедливость существует». нравственная добродетель, заключающаяся в постоянном и твердом желании отдать должное Богу и ближнему »(Катехизис католической церкви,
, стр.444).

«Милосердие — это один из плодов милосердия, наряду с радостью и миром. Справедливость — это ценность, из которой проистекает милосердие и затем проявляется в действиях.

» Разница между ними заключается в следующем: справедливость является основополагающей в том смысле, что она это ценность, которую каждый держит и с которой живет своей жизнью, а милосердие — это благотворительная деятельность, проистекающая из внутренней ценности ».

Мой ответ:

« Майкл Г. задает богословский вопрос, Итак, вот мой богословский ответ.

«В каббале, еврейская мистическая традиция, сила или справедливость рассматривается как левая рука Бога, а любовь — это правая рука Бога. Строгая справедливость левой стороны требует не глаза за око, а виртуального. Смертная казнь за малейшее непослушание. Неуклонная любовь правой стороны простит любые и все нарушения против законов Бога. Каббала представляет, как правые и левые осуществляются через другие атрибуты, сочетающие в себе справедливость и любовь.

«Библейский принцип« глаза » ибо глаз », выраженный раввинскими терминами как« ценность глаза для глаза », является« мерой за меру », продукт справедливости, умеренной с любовью.Обратите внимание, что в обществе, в котором преобладала праворукость, а левая сторона была зловещей, в этой смеси есть немного больше любви, чем справедливости.

«С этой точки зрения, каждый раз, когда мы отправляем правосудие, мы стоим перед Богом и ищем правильное сочетание справедливости и милосердия.

» Никсон не избежал всех последствий своих действий. Ведь он с позором ушел с поста президента. Можно возразить, что Форд, помилуя Никсона, счел это достаточным наказанием для него и лучшим для страны в целом.»

— Группа экспертов по этике и религии ищет вопросы! На ваш вопрос должны быть даны ответы несколькими членами группы в 200–300 слов. Выраженные взгляды принадлежат участникам дискуссии и не обязательно отражают официальные точки зрения их конгрегаций или деноминаций.Пожалуйста, задавайте вопросы из ваших повседневных встреч по адресу [email protected]

Разница между справедливостью и милосердием

Автор: Admin

Справедливость против милосердия

Справедливость и милосердие — две человеческие добродетели, о которых чаще всего говорят в юридических кругах.Милосердие — это добродетель, позволяющая прощать грешников или виновных в преступлениях, тогда как справедливость — это принцип назначения преступников наказаний, соразмерных тяжести их преступлений. Таким образом, кажется, что эти две концепции расходятся во мнениях. Однако между милосердием и справедливостью есть как сходства, так и различия, и в этой статье делается попытка выделить различия между этими двумя добродетелями.

Правосудие

Справедливость — это концепция, основанная на принципе равенства и справедливости.Справедливость требует, чтобы люди получали по заслугам. Во всех обществах и культурах справедливость для всех и равенство перед законом — это стандарты, которых стремятся достичь. Короли и правительства пытаются выглядеть беспристрастными, применяя принцип социальной справедливости. Считается, что справедливость восторжествовала, когда что-то правильно с моральной или этической точки зрения.

Однако в наше время справедливость основана на том, что правильно согласно закону. Существует карательное правосудие, которое требует око за око или жизнь на всю жизнь, как в уголовном процессе.Однако существует и восстановительное правосудие, которое стремится дать обидчику шанс покаяться и стать лучше. За социализмом, коммунизмом и другими социальными теориями, требующими равного распределения ресурсов между людьми, прослеживается справедливость распределения.

Милосердие

Милосердие — добродетель, подобная прощению и милосердию. Доброго человека называют милосердным, а не жестокого. Милосердие проявляется в раздаче милостыни, уходе за больными и ранеными и предоставлении помощи людям, столкнувшимся со стихийными бедствиями.Сострадание и прощение — это эмоции, неотъемлемые от добродетели милосердия. Однако, когда преступник просит пощады, он фактически просит приговора, который меньше того, которого он на самом деле заслуживает. Концепция милосердного бога в христианстве рассматривается как способ требовать меньшего наказания, чем то, которого они заслуживают.

Справедливость против Милосердия

• Кажется, возникает конфликт между справедливостью и милосердием, когда преступник обращается с просьбой о помиловании к властям.Справедливость требует, чтобы он был наказан, а милосердие требует, чтобы он был освобожден или, по крайней мере, получил более мягкий приговор.

• Хотя Бог справедлив, он также считается милосердным.

• Справедливость — это получение того, что заслуживает, тогда как милосердие — это просить о том, чего человек хочет, а не о том, чего он заслуживает.

• Милосердие — это дар, а справедливость — право.

• Правосудие требует око за око, тогда как милосердие требует прощения и сострадания к преступнику или преступнику.

Божья справедливость — это милосердие — Орландо, Флорида,

Взаимосвязь между милосердием и справедливостью в свете Священного Писания была темой катехизации Папы Франциска на общей аудиенции в эту среду 3 февраля, которая прошла на площади Святого Петра и собрала более десяти тысяч человек. .

Взаимосвязь между милосердием и справедливостью в свете Священного Писания была темой катехизации Папы Франциска на общей аудиенции в среду 3 февраля, которая состоялась в Св.Петра и посетили более десяти тысяч человек.

«Священное Писание представляет Бога как безграничную милость, но также и как совершенную справедливость», — сказал он. «Как можно примирить эти два понятия? Они могут показаться противоречивыми, но это не так, поскольку именно милость Бога ведет нас к достижению истинной справедливости. При отправлении правосудия в рамках закона мы видим, что те, кто считает себя жертвами жестокого обращения, консультируются с судьей в суде и просят вершить правосудие.Это карательное правосудие, предусматривающее наказание виновных в соответствии с принципом, согласно которому каждый получает то, что заслуживает. … Но этот путь не ведет к истинной справедливости, так как на самом деле он не побеждает зло, а просто ограничивает его. Напротив, только отвечая добром, можно по-настоящему победить зло ».

Он объяснил, что Библия предлагает другую форму правосудия, при которой жертва предлагает виновному обратиться, помогая ему осознать причиненный вред и взывая к его совести.«Таким образом, осознавая свою вину, он может открыться прощению, которое предлагает потерпевшая сторона. … Это способ разрешения конфликтов внутри семьи, в отношениях между супругами и между родителями и детьми, при котором потерпевшая сторона любит виновных и не желает терять связь между ними. Это, безусловно, трудный путь: он требует, чтобы жертва была расположена к прощению, и желает спасения и блага виновнику нанесенного ущерба. Но только так справедливость может восторжествовать, как если бы виновная сторона признала причиненный им вред и перестала его делать, зла больше не существует, а несправедливое становится справедливым, поскольку он был прощен и помог найти путь добра. ».

«Так Бог обращается с нами, грешниками. Он постоянно предлагает нам Свое прощение, Он помогает нам приветствовать Его и осознавать наше зло, чтобы освободиться от него. Бог ищет не нашего осуждения, а нашего спасения. Бог не желает никого осуждать! … Владыка Милосердия желает всех спасти. … Проблема в том, чтобы позволить Ему войти в наше сердце. Все слова Пророков — это страстный и наполненный любовью призыв к нашему обращению ».

Сердце Бога — это «сердце Отца, Который любит всех Своих детей и хочет, чтобы они жили в добре и справедливости, а значит, жили в полноте и счастье.Сердце Отца, которое выходит за рамки нашего скудного представления о справедливости, чтобы открыть нам безмерные горизонты Его милости. Сердце Отца, которое не обращается с нами и не воздает нам за наши грехи, как сказано в Псалме ».

«Это именно сердце отца, с которым мы сталкиваемся, когда идем в исповедальню», — подчеркнул Фрэнсис. «Возможно, это что-то скажет нам, чтобы лучше понять наше зло, но на исповеди мы все отправляемся на поиски отца, который поможет нам изменить нашу жизнь; отец, который дает нам силы идти дальше; отец, прощающий нас во имя Бога.Поэтому быть духовником — это большая ответственность, потому что сын или дочь, которые приходят к вам, ищут только отца. И ты, священник в исповедальне, и есть место, где Отец милосердно творит правосудие », — заключил он.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.