Что значит стокгольмский синдром: Стокгольмский синдром: что это, зарождение, примеры

Содержание

Стокгольмский синдром: что это, зарождение, примеры

Как справиться со стокгольмским синдромом: Pixabay

Может ли жертва влюбиться в похитителя, боготворить своего насильника, оправдывать и защищать его? Такое происходит при психическом расстройстве — стокгольмском синдроме. Его особенности и способы искоренения раскрывают опытные психологи.

Описание стокгольмского синдрома

Что такое стокгольмский синдром? Доктор психологических наук, профессор Людмила Почебут объясняет, что это патологическое состояние, когда жертва насилия испытывает к мучителю симпатию, а не страх и ненависть. Более того, пострадавшие оправдывают, защищают преступников и даже присоединяются к ним.

Как зародился стокгольмский синдром?

С подобной парадоксальной ситуацией столкнулись в Стокгольме в 1973 году:

  • Утром 23 августа в местный «Кредитбанк» зашел человек с автоматом, на нем были очки и парик. В отделении находились сотрудники банка Бригитта Лундблад, Кристин Энмарк, Элизабет Ольдгрен и Свен Сефстрем.
  • Захватчик Ян-Эрик Улссон заперся со служащими банка внутри денежного хранилища и потребовал освободить из тюрьмы своего приятеля Кларка Олофссона, а также предоставить три миллиона крон, пистолеты, бронежилеты, шлемы и автомобиль.
  • За несколько часов полиция выполнила все требования, кроме возможности безопасного отхода преступников. Власти хотели вначале освободить заложников. Переговоры длились пять дней.
  • За 131 час в плену у заложников развилось психическое расстройство — стокгольмский синдром. Девушки начали поддерживать и жалеть преступников, боялись не насилия, а гибели в случае штурма здания.
  • Полиция применила слезоточивый газ, освободила заложников и задержала захватчиков. Жертвы наняли преступникам адвокатов и поддерживали с ними отношения, несмотря на те ужасы, которые пережили в статусе заложников.

Специалисты исследовали и описали эту реакцию психики. Оказалось, что такой синдром — распространенное явление. Таким образом мозг жертв адаптируется к экстремальным ситуациям, насилию, ища способ сохранить жизнь.

Что такое стокгольмский синдром: Pixabay

Признаки и примеры

Какие признаки стокгольмского синдрома? Доктор психологических наук, профессор, ректор Университета практической психологии Николай Козлов описывает такие проявления синдрома:

  • отождествление себя с захватчиком, желание получить его покровительство;
  • вера в то, что агрессор на самом деле добрый и хороший человек, принятие его позиции и стремление его понять;
  • жалость и оправдание действий мучителя;
  • обвинение себя в сложившейся ситуации и стремление исправить ее поведением, которое преступник сочтет хорошим;
  • самоуничижение, признание и принятие власти агрессора, желание быть рядом с ним;
  • эмоциональное дистанцирование от ситуации с дальнейшим отказом от сотрудничества с полицией для привлечения захватчика к ответственности.

После первого описанного случая стокгольмский синдром наблюдался в разных городах и странах. Были и самые резонансные проявления такого психического расстройства:

  • США, Калифорния (1974). Участники леворадикальной организации «Симбионистская армия освобождения» (SLA) захватили 19-летнюю Патрицию Херст. Преступники хотели обменять ее на своих единомышленников, которые отбывали наказание в тюрьме. Два месяца девушка находилась взаперти, над ней издевались. В результате Патриция стала на сторону преступников и даже вошла в состав SLA, под именем Таня грабила банки и магазины и была арестована.
Примеры стокгольмского синдрома: Pixabay
  • Перу, Лима (1996). Члены «Революционного движения имени Тупака Амару» (MRTA), переодевшись в официантов, во время приема захватили более 600 гостей посла Японии. Через две недели 220 заложников вернулись домой, а через время и оставшихся освободили из плена. Всего освободили 549 человек. Все они позже начали поддерживать террористов.
  • США, Солт-Лейк-Сити (2002). Элизабет Смарт было 14 лет, когда ее похитили из дому. Через 9 месяцев ее нашли в доме уличного проповедника Брайана Митчелла. Он хотел сделать девочку своей женой. Элизабет не пыталась убежать и скрывала свое происхождение.

Чем опасен стокгольмский синдром и можно ли от него избавиться

Какие есть виды стокгольмского синдрома? Человек может стать жертвой не только террористов, существует бытовой стокгольмский синдром. Он может развиться на фоне таких ситуаций, как:

  1. Психологическая травма, связанная с угрозой жизни.
  2. Близкие отношения с большой разницей в возможностях и силе сторон (например, такой синдром наблюдается у женщины, которая живет с мужчиной-агрессором и зависит от него финансово).
  3. Сложности, которые не позволяют выйти из деструктивных отношений.

Когда и кто может столкнуться с развитием стокгольмского синдрома? Есть ряд жизненных ситуаций, когда у жертвы формируется психическая зависимость от насильника.

Типы стокгольмского синдрома: Pixabay

Дети и жестокие родители

Мать или отец оскорбляют ребенка, пренебрежительно к нему относятся, допускают физическое насилие, но когда они в хорошем настроении, то дарят конфеты и улыбаются.

Дети запоминают приятные моменты и начинают относиться к родителям как к богам. От окружающих они скрывают насилие в семье, лгут и стараются защитить взрослых от разбирательств.

Мужчины и женщины

Насилие в паре часто сопровождается зависимостью одного партнера от другого, рассказывает психоаналитик Светлана Дутта. Например, женщина не работает, ее обеспечивает мужчина, и она терпит его агрессивное поведение, так как не видит выхода.

Затем агрессор резко меняет поведение: раскаивается, дарит подарки, признается в любви. Насилие продолжается, но жертва проявляет сочувствие к агрессору, верит в то, что он хороший и в будущем исправится.

В травмирующей ситуации оказываются жены мужчин и матери детей, страдающих зависимостью (алкоголизм, наркомания, игромания). Они чувствуют свою вину за сложившуюся ситуацию и верят, что могут все исправить.

Подчиненные и жестокие начальники

Психотерапевт Шери Хеллер описывает корпоративный стокгольмский синдром. Вначале руководитель обещает повышение в должности или выплаты премии за дополнительные объемы работы, а затем унижает или угрожает увольнением из-за невыполненных обязанностей.

Жесткость и требовательность начальника при этом может переходить все границы. В результате жертва начинает сомневаться в своей компетентности.

Крайние случаи такого расстройства наблюдаются у участников различных сект, в первую очередь экстремистских, построенных на подчинении любым приказам свыше.

Чем опасен стокгольмский синдром? Главная проблема в том, что жертва не осознает опасности ситуации, в которой находится и не способна адекватно ее оценить. Переубедить человека, добиться осознания травматичности его положения практически невозможно.

Как избавиться от стокгольмского синдрома? Лучшее решение — обращение к психотерапевту, который разложит происходящее по полочкам, поможет человеку осознать ненормальность ситуации.

Если возможности для визита к профессионалу нет, важно:

  1. Подтолкнуть жертву к размышлениям, предложить почитать специальную литературу.
  2. Задавать наводящие вопросы, искренне интересоваться тем, как сама жертва видит ситуацию и что чувствует.
  3. Выслушать человека, но не судить его. Это поможет жертве избавиться от эмоций и включить рациональное мышление.
  4. Не давать советов и не давить. Для жертвы насилия важно учиться принимать решения самостоятельно, чтобы преодолеть беспомощность.
  5. Не пытаться убедить жертву в том, что агрессор — злодей. Это может привести к обратному эффекту.
  6. Помочь жертве определить, почему она остается в таких болезненных отношениях, что держит рядом с насильником.

Стокгольмский синдром столь широко распространился из-за того, что не все о нем знают. Грань между нормой и патологией очень тонкая, и жертва не осознает, когда переступает черту, продолжает держаться за деструктивного партнера. Берегите себя и сохраняйте здоровые отношения.

Оригинал статьи: https://www. nur.kz/family/relationship/1859974-stokgolmskij-sindrom-cto-eto-zarozdenie-primery/

Stockholm syndrome — это… Что такое Stockholm syndrome?

Стокгольмский синдром — психологическое состояние, возникающее при захвате заложников, когда заложники начинают симпатизировать и даже сочувствовать своим захватчикам или отождествлять себя с ними. Если террористов удаётся схватить, то бывшие заложники, подверженные стокгольмскому синдрому, могут активно интересоваться их дальнейшей судьбой, просить о смягчении приговора, посещать в местах заключения и т. д.

Авторство термина приписывают криминалисту Нильсу Бейероту (Nils Bejerot), который ввёл его во время анализа ситуации, возникшей в Стокгольме во время захвата заложников в августе 1973 года. Но желание заложника защитить своего захватчика или вообще «объединиться с ним» в общем было известно задолго до стокгольмских событий, давших название «синдрому заложника». В быту не так уж редко возникают ситуации, когда женщины, перенёсшие насилие и остававшиеся некоторое время под прессингом своего насильника, потом влюбляются в него.

Стокгольмский синдром может возникнуть даже при:

  • захвате с целью получения выкупа;
  • похищении невесты;
  • политических терактах (проявляется наиболее ярко, особенно если в обществе существуют различные точки зрения на решение проблемы, из-за которой возникла конфликтная ситуация).

Стокгольмский синдром усиливается в случае разделения группы заложников на отдельные подгруппы, не имеющие возможности общаться друг с другом.

Опасность синдрома

Опасность стокгольмского синдрома заключается в действиях заложника против собственных интересов, как, например, воспрепятствование своему освобождению.

Известны случаи, когда во время антитеррористической операции заложники предупреждали террористов о появлении спецназовца, и даже заслоняли террориста своим телом. В других случаях террорист прятался среди заложников и никто его не разоблачал.

Как правило, стокгольмский синдром проходит после того, как террористы убивают первого заложника.

Детали состояния и его причины

Психологический механизм серьёзного шокового состояния изменения сознания человека состоит в том, что сначала действует защитный механизм, зачастую основанный на неосознанной идее, что преступник не будет вредить жертве, если действия будут совместными и положительно восприниматься. Пленник практически искренне старается заполучить покровительство захватчика. Позднее в условиях полной физической зависимости от агрессивно настроенного террориста заложники боятся штурма здания и насильственной операции властей по их освобождению больше, чем угроз террористов.

Стараясь исключить когнитивный диссонанс между знанием о том, что террористы — опасные преступники, действия которых грозят им смертью, и знанием о том, что единственным способом сохранить свою жизнь является проявление солидарности с террористами, заложники выбирают ситуационную каузальную атрибуцию: оправдывают свою привязанность к террористам желанием сохранить свою жизнь в данной экстремальной ситуации.

Антитеррористическая акция по освобождению заложников представляет для них более серьёзную опасность, чем даже для террористов, которые имеют возможность обороняться.

Зная, что террористы хорошо понимают, что до тех пор, пока живы заложники, живы и сами террористы, заложники занимают пассивную позицию, у них нет никаких средств самозащиты ни против террористов, ни в случае штурма. Единственной защитой для них может быть терпимое отношение со стороны террористов. Человек начинает толковать любые его действия в свою пользу. Поэтому заложники психологически привязываются к террористам. Известны случаи, когда жертва и захватчики месяцами находились вместе, ожидая выполнения требований террориста.

  • Заложники отождествляют себя с захватчиками в силу действия защитного психологического механизма «не вреди своим» — если захватчики «принимают», хотя бы отчасти, заложника за своего, если действия заложника будут восприниматься как совместные или положительные, то ему не будет причиняться вред и даже напротив, его будут защищать от штурмующих.
  • Заложник понимает, что при попытке штурма он может пострадать. Вместо неприятной, но терпимой ситуации, не предполагающей непосредственной опасности, он может оказаться в более напряжённой ситуации, когда одно неверное действие с любой стороны приведёт к смерти или ущербу для здоровья или имущества заложника. Заложник может пострадать не только от захватчика, приводящего угрозу в исполнение, но и от пуль штурмующих или токсического действия нейтрализующего газа.
  • При долгом пребывании в плену заложник общается с захватчиком, узнаёт его как человека, начинает понимать его. Заложник понимает причины захвата, понимает, чего захватчик хочет добиться и каким способом; особенно это проявляется при захватах, имеющих политическую подоплёку — заложник узнаёт претензии захватчика к власти, проникается ими и может прийти к выводу, что позиция захватчика — единственно правильная.
  • Заложник психологически дистанцируется от ситуации; считает, что с ним такое произойти не могло. Он пытается забыть о ситуации, занимаясь конкретной деятельностью.
  • Если никакого вреда жертве не причиняется, некоторые люди, будучи менее подвержены синдрому в процессе адаптации к данной ситуации и почувствовав потенциальную неспособность захватчиков причинить им вред, начинают их провоцировать.

Захват заложников в Стокгольме в 1973 году

23 августа 1973 года в 10:15 Ян Эрик Улссон (Jan Erik Olsson), бежавший из тюрьмы не особо опасный преступник, вошёл в здание банка «Sveriges Kreditbank», достал автомат, выстрелил в воздух и, крикнув что-то вроде «Вечеринка начинается!», взял в заложники четверых работников банка — трёх женщин (Биргитту Лундблад (Birgitta Lundblad), Кристин Энмарк (Kristin Enmark), Элизабет Олдгрен (Elisabet Oldgren)) и мужчину Свена Сафстрома (Sven Safstrom). По требованию Улссона, полиция доставила в банк его сокамерника — Кларка Улофссона (Clark Olofsson).

26 августа полицейские просверлили отверстие в потолке и сфотографировали заложников и Улофссона, однако Улссон заметил приготовления, начал стрелять и пообещал всех перебить в случае газовой атаки.

Однако, 28 августа газовая атака всё-таки состоялась. Через полчаса после её начала захватчики сдались, а заложников вывели целыми и невредимыми.

Бывшие заложники заявили, что боялись не захватчиков, которые ничего плохого им не сделали, а полиции. По некоторым данным, они за свои деньги наняли адвокатов Улссону и Улофссону.

В ходе судебного разбирательства Улофссону удалось доказать, что он не помогал Улссону, а, напротив, пытался спасти заложников. С него сняли все обвинения и отпустили. На свободе он встретился с Кристин Энмарк и они стали дружить семьями.

Улссон был приговорён к 10 годам тюремного заключения, где получал много восхищённых писем от женщин.

Случай с Пэтти Хёрст

Патриция Хёрст (Patricia Hearst) была похищена 4 февраля 1974 группой «Симбионийская освободительная армия» (Symbionese Liberation Army — SLA). Похитители получили от семьи Хёрст 6 млн долларов, но девушка возвращена не была. Позже выяснилось, что она вступила в ряды SLA.

В сентябре 1975 она была задержана вместе с другими членами SLA.

Захват резиденции японского посла в Лиме, столице Перу, 17 декабря 1996

Это самый крупный за всю историю захват такого большого числа высокопоставленных заложников из разных стран мира, неприкосновенность которых установлена международными актами.

Террористы (члены перуанской экстремистской группировки «Революционное движение имени Тупак Амару»), появившиеся в виде официантов с подносами в руках, захватили резиденцию посла вместе с 500 гостями во время приема по случаю дня рождения императора Японии Акихито и потребовали, чтобы власти освободили около 500 их сторонников, находящихся в тюрьмах.

Сразу после захвата президента Перу Альберто Фухимори стали обвинять в бездействии и в том, что он не обеспечил надежной охраны посольства, лидеры западных стран, чьи граждане оказались в числе заложников, оказывали на него давление и требовали, чтобы безопасность заложников была приоритетной целью при их освобождении. В таких условиях ни о каком штурме посольства, ни о каких других силовых мерах освобождения заложников речи не шло.

Через две недели террористы освободили 220 заложников, сократив число своих пленников, чтобы их легче было контролировать. Освобожденные заложники своим поведением озадачили перуанские власти. Они выступали с неожиданными заявлениями о правоте и справедливости борьбы террористов. Находясь долгое время в плену, они стали испытывать одновременно и симпатию к своим захватчикам, и ненависть и страх по отношению к тем, кто попытается насильственным способом их освободить.

По мнению перуанских властей, главарь террористов Нестор Картолини, бывший текстильный рабочий, был исключительно жестоким и хладнокровным фанатиком. С именем Картолини была связана целая серия похищений крупных перуанских предпринимателей, от которых революционер требовал денег и других ценностей под угрозой смерти. Однако на заложников он произвел совершенно иное впечатление. Крупный канадский бизнесмен Кьеран Мэткелф сказал после своего освобождения, что Нестор Картолини — вежливый и образованный человек, преданный своему делу.

Примеры в искусстве

Своеобразная ситуация притягивает писателей, многократно описана в литературе, отражена в художественных фильмах.

  • В фильме Погоня (1994), главный герой похищает дочь своего босса. В течении фильма, они, по законам жанра и стокгольмского синдрома, естественно, по уши влюбляются друг в друга.
  • Психологическая привязанность заложника к своему сторожу представлена в кинофильме по повести Лавренева «Сорок первый».
  • «Беглецы» — французский фильм с участием Жерара Депардье и Пьера Ришара о возникновении нежной дружбы между неудавшимся террористом (герой Ришара) и бывшим бандитом, ставшим его заложником (герой Депардье).
  • «Заложница» — сбежавший из тюрьмы преступник крадет вместе с автомобилем ученицу автошколы.
  • «Ночной портье» — фильм Лилианы Кавани (1974). Бывший нацист и бывшая заключенная концлагеря случайно встречаются после войны в венском отеле. Общие, но такие разные воспоминания и… Тяжёлое кино и очень жёсткое по тем временам. Характерно то, что фильм вышел через год после того, как был зафиксирован сам феномен стокгольмского синдрома и появилось его название.
  • «Стармания» — французский мюзикл Мишеля Берже и Люка Пламондона (1979). В мюзикле террористическая банда «Чёрные звёзды» захватывает в заложницы Кристаль, популярную ведущую телепрограммы «Стармания», которая влюбляется в главаря банды Джонни Рокфора и присоединятся к «Чёрным звёздам». Сюжет мюзикла пришёл к Мишелю Берже после того, как он узнал об истории с Патрицией Хёрст (Patricia Hearst).
  • Название «Хельсинкский синдром» было ошибочно использовано в фильме «Крепкий Орешек» (Die Hard), откуда получило большое распространение.
  • В фильме «Мексиканец» героиня Джулии Робертс выговаривается о своих личных проблемах своему «сторожу». Между ними возникает нежная дружба и откровенность. Ситуация показывается как комичная.
  • Одна из песен альбома «Absolution» британской группы
  • В «Приключениях Тома Сойера» Том предлагает создать шайку разбойников по правилам, вычитанным им в разных книжках:

— Слушай, а женщин мы тоже будем убивать?
— Ну, Бен Роджерс, если бы я был такой неуч, я бы больше молчал. Убивать женщин! С какой стати, если в книжках ничего подобного нет? Приводишь их в пещеру и обращаешься с ними как можно вежливее, а там они в тебя мало-помалу влюбляются, и уж сами больше не хотят домой.

— Марк Твен, «Приключения Тома Сойера»

Источники

Wikimedia Foundation. 2010.

Как появился термин «стокгольмский синдром» » BigPicture.ru

Термин «стокгольмский синдром» означает психическое состояние, которое позволяет человеку, подвергшемуся похищению или насилию, чувствовать симпатию и сочувствие к агрессору вместо страха и ненависти. В основе этого лежит механизм психологической защиты. Сам термин был впервые использован криминалистом и психиатром Нильсом Бейерутом, когда он анализировал необычную ситуацию во время захвата заложников и ограбления банка Kred­it­banken, которая поразила весь мир.

23 августа 1973 года сбежавший из тюрьмы преступник Ян-Эрик Олссон зашел в здание банка на площади Норрмальмсторг в центре Стокгольма, намереваясь ограбить его, и закричал: «Вечеринка только начинается».

Грабитель взял в заложники трех женщин — Биргитту Лундблад, Кристин Энмарк, Элисабет Ольдгрен — и мужчину Свена Сефстрема и удерживал их 131 час. Заложников он увесил взрывными устройствами и отправил в хранилище банка. Преступник потребовал, чтобы доставили его друга и сокамерника Кларка Улофссона. Еще он просил три миллиона шведских крон, два ружья, пуленепробиваемые жилеты, шлемы и быстрый автомобиль. Олссон был не новичком в криминальном мире. Его уже обвиняли в насильственных действиях, а свое первое ограбление он совершил в возрасте 16 лет.Фотография была сделана полицией 26 августа 1973 года, на 4‑й день удержания заложников. Полицейские прячутся за машинами во время ограбления.

Сокамерника Кларка Улофссона привезли на следующий день после предъявления условий. Олссон потребовал машину, чтобы скрыться, но ему было отказано. В полдень того же дня преступника связали с действующим премьер-министром Улофом Пальме. Одна из заложниц, Кристин Энмарк, сказала во время телефонного разговора: «Вы меня расстраиваете, я не боюсь этих двух мужчин, они защищают нас». Более того, она умоляла разрешить ей присоединиться к преступникам. Вся Швеция была смущена и сбита с толку из-за поведения девушки.

Снайперы напротив банка, где преступники удерживали заложников.

На третий день похищения по радиоканалам передали, что полиция планирует просверлить дыру в стене, чтобы осуществить газовую атаку. Конечно, похитители и их жертвы тоже слушали радио. 28 августа Ян-Эрик Олссон стал терять терпение и вышел из себя, расстреляв потолок и ранив полицейского.

Полицейские во время 4‑дневной осады банка.

В то же время заложники полностью подчинялись похитителям, выполняли все их приказы, даже симпатизируя им. Позже Олссон заявил в суде, что «они сделали так, что мы просто не могли убить их». В своих воспоминаниях Олссон также писал, что «несколько раз заложники вставали живым щитом так, чтобы полицейские не могли застрелить нас».

Полицейские у банка.

В 9 часов газовая атака все-таки состоялась, агенты смогли ворваться в здание банка и обезвредить преступников. Во время операции по освобождению Кристин Энмарк прокричала: «Не трогайте их, они нам ничего не сделали». А уже на выходе из банка перед сотнями направленных на них камер прессы она кинула Кларку Улофссону: «До скорой встречи».

Арест Яна-Эрика Олссона.

Поведение Энмарк и остальных жертв похищения ввергло страну в противоречия. «Я больше их не боюсь, но я опасаюсь полицейских», — заявила Энмарк. Элисабет Ольдгрен позднее призналась, что считала Олссона «очень добрым», так как он позволил ей двигаться, когда она лежала на полу банка. Сефстрем рассказал, что был даже признателен похитителями. «Когда Олссон хорошо с нами обращался, мы считали его чуть ли не богом».

Ян-Эрик Олссон (на фото) попал под амнистию после 8 лет в тюрьме и, после того как взялся за старое и находился в национальном и международном розыске, переехал в Таиланд с семьей. К слову, в тюрьме Олссон получал множество писем от поклонниц, на одной из которых впоследствии женился. Полицейские в противогазах выводят Олссона в наручниках.

«Нас допрашивали много дней после освобождения, но никому не было дела до наших нужд и желаний, они лишь спрашивали о стокгольмском синдроме», — вспоминала Энмарк.

Позже девушка уволилась из банка, изучала социологию и стала психотерапевтом для наркозависимых, написала и опубликовала книгу «У меня был стокгольмский синдром» (I Had Stock­holm Syndrome).

Кристин Энмарк.

Энмарк призналась, что испытывала особые чувства к одному из преступников, Кларку Улофссону. Даже спустя несколько месяцев после похищения она продолжала регулярно навещать его в тюрьме, обмениваться письмами.

Смотрите также:
Ранее не опубликованные воспоминания заложника «Норд-Оста»,
Фотографии заключенных израильской женской тюрьмы «Неве-Тирца»,
Бешеная Патти: почему девушка из высшего общества примкнула к террористам

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Стокгольмский синдром и его особенности

Наверное, каждому из нас доводилось ставить себя на место заложников, которые случайным образом оказались в угрожающей жизни ситуации. Страх и желание скорее выйти с нее — это первые и основные чувства, которые испытывает любой заложник.

Откуда возникло понятие стокгольмского синдрома

В августе 1973 года в Стокгольме произошел захват банка Kredibanken, заложниками которого стали четыре сотрудника. На протяжении трех дней грабители выдвигали свои требования к властям с заверением того, что при положительном решении их просьбы, заложники будут освобождены. Через три дня после захвата, полицейские просверлили в крыше банка отверстие и провели газовую атаку. Заложники были освобождены, а преступники арестованы. Самое интересное случилось позже. Заложники нанимали адвокатов для грабителей, чтобы избавить их от агрессивного вердикта правосудия. Вопрос зачем, волновал всех. Но как оказалось, в ходе захвата заложники прониклись преступниками и обстоятельствами, которые вынудили их к таким действиям и полностью оправдывали их поведение. Для всех жителей города стало диковинкой подобное поведение. Грабители были освобождены, более того, одна из заложниц стала дружить с семьей одного из грабителей. Данная ситуация получила название Стокгольмский синдром.

Данный синдром проявляется довольно часто в наше время, и многие исследователи пытаются понять, в чем проблема подобного явления. 

Механизм работы Стокгольмского синдрома

Синдром Стокгольма имеет географический смысл с пониманием здравого смысла и инстинкта выживания. Этому явлению посвятили свои исследования многие криминалисты, что позволяет прочесть много интересных историй и сделать выводы. Некоторые ученые пришли к тому, что в истоках такого поведения скрываются отношения на эмоциональном уровне между агрессором и заложником. Таким образом, оказываясь во власти агрессора, заложник позволяет ему покрыть его физиологические потребности и удовлетворить жизненно важные запросы.

Если рассмотреть данную ситуацию со стороны жертвы, стоит отметить, что в первую очередь заложник чувствует страх, у него возникает паника и тревога за свою жизнь. В момент воздействия определенного давления возникает чувство жалости и сочувствия к агрессору, что в итоге развивает Стокгольмский синдром. Также синдром получил яркое определение – защитно-бессознательная реакция, которая проявляется в форме односторонней симпатии. Как правило, к этому склонны слабые натуры, которые в процессе жизни ощущают неуверенность в себе. Зачастую в процессе заключения происходит сравнение себя с агрессором, даже проявление грубой физической силы с его стороны не вызывает негативной реакции заключенного.

Анализируя сказанное выше, можно отметить, что Стокгольмский синдром – это нестандартная реакция заложника на агрессора. Идентификация себя с ним, сопереживания ему и поддержка его идей.

Где встречается Стокгольмский синдром

Стокгольмский синдром можно наблюдать в таких сферах человеческой деятельности:

— семейные отношения и быт,

— политические отношения,

— ученик-учитель.

Первый пример, наверное, наиболее широко распространен. Особенно стандартный вариант, когда муж избивает жену, а она все ему прощает и при этом оправдывает его. Насилие по отношению к женщине – это уже болезнь, излечить человека, от которой практически невозможно. Этому нет объяснения, а тем более жалости. Здесь важна детальная и продолжительная работа психотерапевта, причем с обеими сторонами.

Политическое проявление синдрома можно описать простой и очень распространенной ситуацией, когда в стране царит коррупция, отсутствует правосудие и при этом народ поклоняется своему лидеру. Это ни что иное, как подавление мнений и потребностей общества.

Моральное насилие в школе в наше время имеет место быть, более того это происходит в скрытой форме, так как ученики просто оказываются заложниками определенных обстоятельств и вынуждены терпеть подобное отношение.

Кроме указанных сфер, где проявляется синдром, его можно еще проследить в религии, определенных обрядах и даже терроризме.  

В мире очень много жестокости, насилия и несправедливости. В этих условиях очень важно оставаться в состоянии здравого рассудка, не терять себя и способности анализировать ситуацию и обстоятельства, которые, так или иначе, приводят к этому.

Стокгольмский синдром очень часто оправдывает поведение заложников в стрессовой ситуации. Но здесь стоит отметить, что не только обстоятельства играют существенную роль на восприятие, а и неустойчивая психика пострадавшего.

Стокгольмский синдром — что это в психологии?

К числу аномальных явлений в психологии относится стокгольмский синдром, суть которого состоит в следующем: жертва похищения начинает необъяснимо симпатизировать своему мучителю. Простейшим проявлением является помощь бандитам, которую начинают добровольно оказывать захваченные ими заложники. Нередко столь уникальное явление приводит к тому, что похищенные сами препятствуют собственному освобождению. Рассмотрим, в чем причины и каковы проявления стокгольмского синдрома, и приведем несколько примеров из реальной жизни.

Причины

Основная причина, которая вызывает алогичное стремление помогать собственному похитителю, проста. Находясь в заложниках, жертва вынуждена длительное время тесно общаться со своим захватчиком, отчего начинает понимать его. Постепенно их беседы становятся все более личностными, люди начинают выходить из тесных рамок отношений «похититель – жертва», воспринимают друг друга именно как личности, которые могут нравиться друг другу.

Простейшая аналогия – захватчик и заложник видят друг в друге родственные души. Жертва постепенно начинает понимать мотивы преступника, сочувствовать ему, возможно – соглашаться с его убеждениями и идеями, политической позицией.

Еще одна возможная причина – жертва пытается помочь преступнику из опасения за собственную жизнь, поскольку действия сотрудников полиции и штурмовых бригад так же опасны для заложников, как и для захватчиков.

Суть

Рассмотрим, что такое стокгольмский синдром простыми словами. Для этого психологического явления необходимо несколько условий:

  • Наличие похитителя и жертвы.
  • Доброжелательное отношение захватчика к своему пленнику.
  • Появление у заложника особого отношения к своему агрессору – понимание его действий, оправдание их. Страх у жертвы постепенно замещается симпатией и сочувствием.
  • Эти ощущения еще более усиливаются в атмосфере риска, когда и преступник, и его жертва не могут ощущать себя в безопасности. Совместное переживание опасности по-своему роднит их.

Подобное психологическое явление относится к разряду очень редких.

История термина

Мы познакомились с сущностью понятия «стокгольмский синдром». Что это в психологии, мы также узнали. Теперь рассмотрим, как именно появился сам термин. История его ведется с 1973 года, когда произошел захват заложников в крупном банке шведского города Стокгольма. Суть ситуации, с одной стороны, стандартна:

  • Преступник-рецидивист взял в заложники четырех банковских служащих, угрожая убить их, если власти откажутся выполнять его требования.
  • К числу пожеланий захватчика относилось освобождение из камеры его друга, крупная сумма денег и гарантия безопасности и свободы.

Интересно, что среди захваченных служащих были люди обоих полов – мужчина и три женщины. Полицейские, которым приходилось вести переговоры с рецидивистом, оказались в непростой ситуации – до этого случая захвата и удерживания людей в городе не было никогда, возможно поэтому одно из требований было выполнено – из тюрьмы был освобожден очень опасный преступник.

Преступники удерживали людей в течение 5 дней, за которые они из обычных жертв превратились в нестандартных: начали проявлять симпатию к захватчикам, а когда были освобождены, даже наняли адвокатов для своих недавних мучителей. Это был первый случай, получивший официальное наименование «стокгольмский синдром». Создателем термина является криминалист Нильс Бейерт, который принимал непосредственное участие в спасении заложников.

Бытовая вариация

Конечно, данное психологическое явление относится к числу редких, поскольку само явление захвата и удерживания заложников террористами не относится к повседневным. Однако выделяют и так называемый бытовой стокгольмский синдром, суть которого в следующем:

  • Женщина испытывает к собственному супругу-тирану чувство искренней привязанности и прощает ему все проявления домашнего насилия и унижение.
  • Нередко подобная картина наблюдается при патологической привязанности к родителям-деспотам – ребенок обожествляет мать или отца, которые сознательно лишают его воли, не дают возможности нормального полноценного развития.

Иное название отклонения, которое можно встретить в специализированной литературе, – синдром заложника. Жертвы воспринимают свои мучения как нечто само собой разумеющееся, готовы терпеть насилие, поскольку полагают, что ничего лучшего они не заслужили.

Конкретный случай

Рассмотрим классический пример бытового стокгольмского синдрома. Это поведение некоторых жертв изнасилования, которые начинают искренне оправдывать своего мучителя, обвинять в случившемся себя. Именно так находит проявление полученная травма.

Реальные случаи из жизни

Приведем примеры стокгольмского синдрома, многие из этих историй в свое время наделали немало шума:

  • Внучка миллионера Патрисия (Патти Херст) была похищена группой террористов с целью получения выкупа. Нельзя сказать, что с девушкой обращались хорошо: практически 2 месяца она провела в небольшом шкафу, была подвержена эмоциональному и сексуальному насилию. Однако после освобождения девушка домой не вернулась, а вступила в ряды той самой организации, что издевалась над ней, и даже совершила в ее составе несколько вооруженных ограблений.
  • Случай в японском посольстве в 1998 году. Во время приема, на котором присутствовало более 500 гостей из высших слоев общества, произошел террористический захват, все эти люди, включая посла, оказались заложниками. Требование захватчиков было абсурдным и невыполнимым – освобождение из тюрем всех их сторонников. Через 14 дней часть заложников была освобождена, при этом спасшиеся люди с большой теплотой отзывались о своих мучителях. Опасение же у них вызывали власти, которые могли решиться на штурм.
  • Наташа Кампуш. История этой девочки шокировала все мировое сообщество – очаровательная школьница была похищена, все попытки ее найти не увенчались успехом. Спустя 8 лет девушке удалось бежать, она рассказала, что похититель удерживал ее в комнате под землей, морил голодом и жестоко избивал. Несмотря на это, Наташа расстроилась из-за его самоубийства. Сама девушка отрицала, что имеет какое-либо отношение к стокгольмскому синдрому, и в интервью прямо говорила о своем мучителе как о преступнике.

Это всего лишь несколько примеров, иллюстрирующих странные отношения похитителя и жертвы.

Интересные факты

Познакомимся с подборкой интересных фактов о стокгольмском синдроме и его жертвах:

  • Патрисия Херст, о которое речь шла ранее, после ареста пыталась убедить суд, что над ней были совершены насильственные действия, что преступное поведение – не что иное, как ответ на тот ужас, который ей пришлось пережить. Судебная экспертиза доказала, что у Патти расстроена психика. Однако девушка все равно была осуждена на 7 лет, но из-за агитационной деятельности комитета по ее освобождению приговор вскоре был отменен.
  • Чаще всего такой синдром возникает у тех пленников, которые находились в контакте с захватчиками не менее 72 часов, когда жертва имеет время на то, чтобы получше узнать личность преступника.
  • Избавиться от синдрома довольно сложно, его проявления будут наблюдаться у бывшего заложника длительное время.
  • Знания о данном синдроме используется при ведении переговоров с террористами: считается, что если заложники будут испытывать сочувствие к захватчикам, те начнут лучше относиться к своим жертвам.

Согласно позиции психологов, стокгольмский синдром не относится к числу личностных расстройств, а скорее представляет собой реакцию человека на нестандартные жизненные обстоятельства, вследствие которых происходит травма психики. Некоторые считают его даже механизмом самозащиты.

Блог Светланы Дутты — Стокгольмский синдром: отношения агрессора и жертвы

По роду деятельности, время от времени мне доводится наблюдать за развитием отношений, основу которых составляет садо-мазохистический компонент в широком смысле этого слова. Подобные отношения всегда мучительны для обоих сторон, но особенно для той стороны, которая в данный момент времени находится в позиции жертвы. Предлагаю сегодня поговорить о парадоксальном функционировании психики жертвы, которая всегда находится в созависимых отношениях. И разобраться с тем, как не стать жертвой, как предотвратить попадание детей в ситуации насилия и злоупотребления. В психоаналитическом ключе мы называем такие отношения симбиотическими, так как при всех мучениях и страданиях ни одна из сторон не чувствует в состоянии эти отношения прервать или закончить. Чувства при этом очень амбивалентны, то есть противоречивы. Наверняка Вам известны истории про пьющих и бьющих мужей, которых жена сдает в полицию (раньше – милицию) или в случае «белой горячки», то есть алкогольного психоза вызывает специализированную бригаду, а потом места себе не находит от чувства вины, сопровождающего мысли о том, как плохо с ним там обращаются «эти люди», невкусно кормят, держат в холоде, ну и т. д.

Вспоминается стокгольмский синдром. Авторство термина «стокгольмский синдром» по некоторым данным принадлежит криминалисту Нильсу Биджероту, который анализировал ситуацию в Стокгольме во время захвата заложников в августе 1973 года. Она характеризовалась тем, что заложники начали симпатизировать захватчикам. Сегодня это понятие используется в психологии для описания ситуации, когда человек, подвергающийся какой-либо агрессии, проявляет симпатию и сострадание к своему обидчику. В подобной ситуации жертву насилия не обуревает гнев или протест, а, наоборот, она начинает чувствовать психологическую связь с агрессором, пытается оправдать его действия, а в некоторых случаях даже перенимает его идеи или начинает обвинять себя.

В описанных выше ситуациях речь идет об отношениях между взрослыми людьми, а в случае со стокгольмским синдромом и вовсе о чрезвычайной ситуации захвата, которую можно отнести к экстремальным.

Однако так ли редко этот синдром встречается в обычной жизни? Пожалуй, повсеместно и чаще, чем мы предполагаем. Ведь «обидчиком» в некоторые моменты времени, может быть, любой человек, даже самый близкий. Давайте попробуем обратиться к истокам этого явления и понять, когда и каким образом формируется синдром жертвы, почему некоторые люди бессознательно встают на этот путь. Как и многое другое в человеке, склонность к чрезмерной жертвенности (впрочем, как и к чрезмерной агрессивности) формируется в раннем детстве и закрепляется вплоть до подросткового возраста. Например, ребенок приносит тройку, его наказывают, второй раз приносит тройку – его ударяют, третий раз принес двойку, а у родителей – хорошее настроение, ребенка не наказали. Что будет чувствовать ребенок? Он запретит себе злиться на родителей за первые два наказания, но преисполнится чувства благодарности за отсутствие его в третий раз. А спустя несколько лет наказание и вовсе забудется, останется только история о снисхождении родителей, когда за двойки – не наказывают. Это просто пример. Но таких примеров очень много.

У психоаналитиков есть определённое понимание, что, когда клиент приходит в психологическую работу и рассказывает о родителях истории, в которых они выступают обычными людьми, со своими достоинствами и недостатками – это хороший признак. Если же клиент говорит о матери как об идеальном объекте, которая никогда не злилась и пальцем не трогала, ему позволено было все и даже больше, повода к конфликтам никогда не возникало – здесь надо быть внимательным! Почему? Есть такое понятие как психологические защиты. Когда нам больно, страшно, мы злимся, завидуем – мы вынуждены защищаться. Но защищаемся мы от своих собственных чувств. Не купили игрушку, которую хотелось, психика говорит «да не очень-то и хотелось, будет лучше». Ударил сверстник больно, а малышу стыдно свою уязвимость показать, он говорит: «Не больно мне совсем». Так и с родителями. Если мама позволяет ребенку на себя злиться, обижаться, гневаться, да даже просто расстраиваться по своему детскому поводу, то ребенку не надо защищаться, он, вспоминая, говорит, уже будучи взрослым: «Ох как же я тогда разозлился на маму, когда она меня наказала» …. А вот если на чувства запрет, то тут уж психике приходится придумывать и изыскивать любые способы, чтобы защититься. Знаете ли Вы, у каких детей «идеальные» родители? У детей из детдома, у детей, у которых нет реальных родителей, которые не успели их разочаровать. Малыши придумывают тысячи сюжетов про жизненные трудности мамы и папы, желая их оправдать и веря, что «мама найдется». Знаете ли Вы, как отчаянно защищают дети алкоголиков своих родителей. Получается, что психология жертвы предполагает защиту своего обидчика. Если с ребенком обращаться жестоко, используя его, избивая, унижая, в бессознательном у него формируется устойчивое представление о себе как о плохом, а значит, виноватом. Следовательно, другая сторона – должна быть оправдана. Сильно наказывают и бьют – значит, сильно виноватым. И в будущем такой человек обязательно будет повторять этот же сценарий в уже взрослых отношениях.

Что ж до обидчиков… Есть тип взрослых людей, страдающих нарциссическими расстройствами, которым очень нужен кто-то другой для опоры, но только лишь для того, чтобы причинять ему боль и пытаться его разрушить. Это люди, грубо обращающиеся со своими близкими, страдают частыми перепадами настроения, их может вывести из себя лишняя ложка сахара в чае, при этом на более серьезный «промах» со стороны партнера они могут «снисходительно» закрыть глаза. Чаще всего так поступают мужчины со своими женщинами, а вот женщины чаще так поступают со своими детьми нежели с мужьями. Но суть не меняется: отыгрываются на более слабых и зависимых. Таким образом их непредсказуемость расшатывает психику, создавая ситуацию неопределенности. Они часто держат партнера или всю семью в страхе и напряжении, говорят противоречивую информацию, отвергают и унижают, но часто делают это так, что окружающим это незаметно, либо со стороны в это вообще трудно поверить. При этом жертва таких отношений не может их прекратить, потому что самое сильное чувство из испытываемых ею — это чувство вины и надежда на то, что если она все будет делать правильно, то он изменится. Ей постоянно жалко садирующую сторону.

Какова же профилактика здоровых отношений?

Например, ребенок потерялся, его нашли живым и здоровым и наказали. За что? За то, что с ним все в порядке? Родители любят его, это понятно, испугались сильно, нервы сдали! Но разве лучше было бы, если бы с ним что-то случилось. Радоваться ведь надо, что все благополучно разрешилось. Обнять бы его и сказать: «Милый, как я испугалась за тебя!» Психика так устроена, что, если бьют или наказывают от «любви», ребенок

начинает считать это нормой, в голове у него происходит подмена понятий, путаница, становится почти невозможно отличить, любовь от жестокости, силу от насилия.

В это трудно поверить, но агрессор и жертва – две стороны одного и того же явления. Каждый садист в прошлом – жертва. У подавляющего большинства преступников было тяжелое детство, и чем тяжелее преступления ими свершенные, тем больше их детская часть подвергалась страданиям и беспомощности в детстве. Другое дело, что не столь важно, что с нами сделали в детстве, важно, что мы с этим сможем сделать, когда вырастем.

Что можем мы сделать для себя и для своих детей, чтобы они были более счастливыми в гармоничных отношениях? Детей надо любить таким образом, чтобы они не считали жестокость нормой, чтобы несправедливое отношение к ребенку вызывало у него возмущение и несогласие, чтобы он чувствовал жестокость на расстоянии и не считал грубое обращение с собой своей историей.

На фото Патрисия Хёрст — жертва террористов, перешедшая впоследствии на их сторону. Яркий пример проявления «стокгольмского синдрома».

Стокгольмский синдром: что это? Стокгольмский синдром в семье

Это словосочетание довольно часто оказывается на слуху. Но не все знают, что оно означает. Что такое стокгольмский синдром? Это психологическое состояние, когда жертва влюбляется в своего похитителя. Этот синдром еще называется шведским, мюнхенским, скандинавским, брюссельским и копенгагенским. Главным показателям, указывающим на человека с этим синдромом, является его заинтересованность в судьбе похитителя. На судебных заседаниях жертва дает оправдательные показания, требует смягчения приговора. Нередко сама нанимает адвоката, навещает в тюрьме и совершает другие подобные действия. Когда заложники защищают террориста – это синдром Стокгольма.

Основные признаки стокгольмского синдрома

Во время захвата у жертвы включается своеобразный защитный психологический механизм. Она желает понравиться преступнику и совершает действия, которые совместимы с преступными. Это позволит террористу воспринять жертву в положительном спектре и не навредить ей.

Освобождение для жертвы становится потенциально опасным мероприятием, допустить которое ни в коем случае нельзя. Вероятность получить пулю в лоб возрастает вдвое: либо при проведении освободительных мероприятий полицией, либо от самого преступника, в момент, когда ему уже нечего терять.
Со временем нахождения с преступником рядом, жертва больше узнает о нём: о его проблемах, надеждах и стремлениях. Появляются сомнения, мысли, что преступник на самом деле прав, и его действия верны
Пленник на подсознательном уровне погружается словно в игру, сон. Он принимает правила этой игры. В них захватчики – это люди, которые желают добиться справедливости, а те, кто спасает заложников полностью оказываются виноватыми в ситуации и в том, что происходит с террористами и жертвой.

Кто подвержен стокгольмскому синдрому?

Стокгольмский синдром идет из детства. Эта проблема чаще всего касается людей, недолюбленных мамой и папой. С таким ребенком не считались, постоянно огрызались, не воспринимали, как полноценного члена семьи, избивали и морально угнетали.

Жертва старается лишний раз не говорить слово поперек своему обидчику, считая, что таким образом агрессии с его стороны будет меньше. Одновременно насилие в ее сторону воспринимается как действие, которое должно быть, и без него не обойтись в сложившейся ситуации. Испытывая муки как физические, так и психологические, жертва все же оправдывает обидчика.

Кадр из фильма «Красавица и чудовище», 2017 г. Многие считают, что Белль проявила стокгольмский синдром к Чудовищу

Одной из причин, почему человек бывает подвержен стокгольмскому синдрому, является пережитое ранее физическое или психологическое издевательство. Психика нарушена, поэтому подсознание перестраивает информацию таким образом, что насилие – это необходимое наказание за какие-то прегрешения.

Развитие стокгольмского синдрома

Этот синдром не может развиться спонтанно на пустом месте, для его «активации» требуется ряд причин:

Нахождение в замкнутом пространстве с преступником бок о бок и один на один.
Сильный страх перед обидчиком.
Жертве кажется, что в этой ситуации отсутствуют пути спасения, и она смиряется с таким положением дел.
Спустя время заложнику начинает нравиться террорист, а в итоге может произойти так, что жертва влюбляется в маньяка. Потерпевший перестает осознавать себя как личность. Он в полной мере растворяется в агрессоре, ощущая его потребности, нужды и проблемы своими. Таким образом организм человека подстраивается под проблему, чтобы суметь выжить в самой сложной и невыносимой ситуации.

Стокгольмский синдром в семье

Вы видите на улице улыбающуюся пару: молодые мужчина и женщина, они выглядят счастливыми и довольными жизнью. Однако не всегда первое впечатление правдиво. Часто под маской подобного благополучия скрывается физическое или психологическое насилие внутри семьи. Бытовой стокгольмский синдром в семейных отношениях – не редкость.

При этом заболевании жертва вовсе не ощущает себя жертвой, наоборот, она остается верна своему обидчику, всячески защищает его и оправдывает его действия своими прошлыми ошибками. Для лечения потребуется помощь психиатра, самостоятельно с этой проблемой не справиться. Подобные вещи случаются не только между мужем и женой, но и между родителями и их детьми.

Многие женщины, которых избивает муж, подвержены Стокгольмскому синдрому

Бытовой стокгольмский синдром: супруги

Что такое стокгольмский синдром в семье, знают, конечно, не все. Это явление не настолько распространено повсеместно. Бытовое насилие вредит не только самой жертве, но и всему ее окружению. Близкие люди знают о происходящем, но по факту сделать ничего не могут. Жертва впадает в глубокую депрессию, ее воля подавляется, человек теряет свое «я».

Самый популярный и наглядный пример стокгольмского синдрома – это избиение жены мужем. Окружающим не ясна позиция женщины, что она остается рядом с мужем, продолжает жить с ним, словно ничего не происходит. Почему так? Почему она после первого же такого инцидента не уходит?

Многие из них оправдываются тем, что с мужем они не знали безбедной жизни, дети должны воспитываться в полной семье, а что скажут окружающие и другие подобные отговорки?

На самом деле – это стокгольмский синдром во всем его красочном проявлении влияет подобным образом на разум. Помочь сможет только врач или личная достаточно сильная мотивация.

Дети, вырастая в таких семьях, становятся жертвами априори. Они во всем видят негативный подтекст, даже когда отношение к ним направлено положительное. Вырастают такие люди депрессивными, ищущими постоянную несправедливость, которая обязательно направлена в их сторону.

Стокгольмский синдром может проявиться у детей одного из родителя, который терпел побои

Бытовой стокгольмский синдром: отцы и дети

В семейных отношениях стокгольмскому синдрому часто подвержены и дети. Те дети, которые не единственные и имеют других братьев и сестер, считают, что их любят меньше остальных; дети, которых бьют и действительно не любят и всячески унижают. Ситуация осложнена тем, что ребенок – это маленький человек, он никак не может влиять на ситуацию и на события, происходящие с ним. Поэтому это заболевание остается с ним до конца жизни. Такой ребенок доказывает родителям, что он достоин их внимания, достоин любви и ласки, но если его попытки потерпят фиаско, он начнет думать, что он не такой как все, хуже, некрасивый, глупый и т. д.

Лечение стокгольмского синдрома

Страдающему стокгольмским синдромом излечиться самостоятельно практически невозможно. Поэтому на помощь должны прийти психиатры или сторонние люди, которые могут оказать такое же влияние, сопоставимое с силой воздействия того самого маньяка.
Главная проблема больных людей этим недугом в том, что их сложно или даже практически невозможно убедить в том, что ситуация действительно вышла из-под контроля, и они подвергаются жестокости
Они продолжают искать причину в себе, копаясь целыми днями в собственной голове, еще глубже уходя в себя. Стокгольмский синдром у женщин – более частое явление, чем у мужчин. Связано это с эмоциональным состоянием и ранимой душой у слабой половины человечества.

Есть единственный выход – жертва должна быть уверена в завтрашнем дне, она должна видеть, что жизнь продолжается, что в ней еще остались какие-то иные положительные моменты, ради которых стоит отвлечься. Это поможет встать на ноги, ощутить прилив свежих сил.

Часто лечение не заканчивается через пару месяцев беседы с психотерапевтом, обычно это годы усердных аутотреннингов и медикаментозного лечения. Но останавливаться не стоит, каждый человек – это отдельная независимая личность, которая не должна быть ведома кем-то другим.

Кадр из фильма ««V» значит Вендетта», 2006 г. Героиня Натали Портман в какой-то момент начала сочувствовать похитителю «V»

Из истории понятия

Нильс Биджерот – создатель самого понятия «стокгольмский синдром». Сущность и история термина «стокгольмский синдром» идет из 1973 года. Тогда террористы захватили заложников в банке и держали под дулом пистолета почти неделю. Поначалу все шло по стандартному сценарию. Но позже во время захвата полиция была повергнута в шок, когда поняла, что заложники всячески защищали своих обидчиков, мешая при этом выполнять свою работу. Дальше последовало совсем странное. После заключения под стражу террористов, заложники потребовали амнистии, а одна развелась с мужем и поклялась, что будет верна одному из захватчиков, который совсем недавно грозился убить ее. Через некоторое время две женщины «жертвы» обручились со своими обидчиками. С тех пор синдром, когда жертва влюбляется в своего мучителя, называется стокгольмским.

Стокгольмский синдром: правдивая история заложников, верных своему похитителю

Утром 23 августа 1973 года сбежавший преступник пересек улицы столицы Швеции и вошел в шумный банк Sveriges Kreditbanken на престижной Стокгольмской площади Норрмальмсторг. Из-под сложенного пиджака, который он нес на руках, Ян-Эрик Олссон вытащил заряженный пистолет-пулемет, выстрелил в потолок и, замаскировав свой голос, чтобы он звучал как американский, крикнул по-английски: «Вечеринка только началась!»

После ранения полицейского, среагировавшего на беззвучную тревогу, грабитель взял в заложники четырех сотрудников банка.Олссон, взломщик сейфов, который не смог вернуться в тюрьму после трехлетнего тюремного заключения за кражу в особо крупных размерах, потребовал более 700000 долларов в шведской и иностранной валюте, машину для бегства и освобождение Кларка Олофссона, который отбывал срок в вооруженное ограбление и соучастие в убийстве полицейского в 1966 году. В течение нескольких часов полиция доставила сокамерника Ольссона, выкуп и даже синий Ford Mustang с полным баком бензина. Однако власти отклонили требование грабителя уехать с заложниками на буксире, чтобы обеспечить безопасный проезд.

Разворачивающаяся драма захватила заголовки во всем мире и разыгралась на телеэкранах Швеции. Общественность заполнила штаб полиции предложениями по прекращению противостояния, которое варьировалось от концерта религиозных мелодий оркестра Армии спасения до отправки роя разъяренных пчел, чтобы укусить преступников и заставить их подчиниться.

Фоторепортеры и полицейские снайперы лежат бок о бок на крыше напротив банка, где 24 августа 1973 года удерживались заложники.

Запертый в тесном банковском хранилище , пленники быстро установили странную связь со своими похитителями.Олссон накинул шерстяную куртку на плечи заложницы Кристин Энмарк, когда она начала дрожать, успокоил ее, когда ей приснился дурной сон, и дал ей на память пулю из своего пистолета. Бандит утешил пленную Биргитту Лундблад, когда она не смогла связаться с семьей по телефону, и сказал ей: «Попробуй еще раз; не сдавайся. »

Когда заложница Элизабет Олдгрен пожаловалась на клаустрофобию, он позволил ей выйти из хранилища, привязанной к 30-футовой веревке, и год спустя Олдгрен сказал The New Yorker , что, хотя и был на привязи: «Я помню, как думал, что он был очень хорош. любезно разрешите мне покинуть хранилище.Доброжелательные действия Ольссона вызвали сочувствие его заложников. «Когда он хорошо с нами обращался, — сказал одинокий заложник-мужчина Свен Сафстром, — мы могли думать о нем как о боге на случай чрезвычайной ситуации».

ПРОЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ: Оглядываясь назад на кризис с заложниками в Иране

На второй день заложники назывались по именам со своими похитителями, и они начали бояться полиции больше, чем своих похитителей. Когда комиссару полиции разрешили войти внутрь для проверки состояния здоровья заложников, он заметил, что пленники настроены враждебно к нему, но расслаблены и веселятся с боевиками.Начальник полиции заявил прессе, что сомневается, что боевики причинят вред заложникам, поскольку у них сложились «довольно спокойные отношения».

Энмарк даже позвонил премьер-министру Швеции Улофу Пальме, уже озабоченному приближающимися общенациональными выборами и предсмертным бдением в честь уважаемого 90-летнего короля Густава VI Адольфа, и умолял его позволить грабителям взять ее с собой во время побега. автомобиль. «Я полностью доверяю Кларку и грабителю», — заверила она Пальме. «Я не в отчаянии. Они нам ничего не сделали.Напротив, они были очень хорошими. Но ты знаешь, Олоф, чего я боюсь, так это того, что полиция нападет и заставит нас умереть.

Даже при угрозах физической расправы заложники все равно видели в похитителях сострадание. После того, как Олссон угрожал выстрелить Сафстрому в ногу, чтобы встряхнуть полицию, заложник рассказал The New Yorker : «Как я подумал, что он был добр, сказав, что он выстрелит только в мою ногу». Энмарк пыталась убедить своего товарища-заложника взять пулю: «Но, Свен, она просто в ногу.”

Полицейские в противогазах выводят из банка 32-летнего беглеца из тюрьмы Яна-Эрика Олссона.

В конечном итоге осужденные не причинили никакого физического вреда заложникам, и в ночь на 28 августа, спустя более 130 часов, полиция закачала слезоточивый газ в хранилище. и преступники быстро сдались. Полиция призвала заложников выйти первыми, но четверо пленников, до самого конца защищая своих похитителей, отказались.Энмарк крикнул: «Нет, Джен и Кларк идут первыми — вы застрелите их, если мы это сделаем!»

В дверях склепа осужденные и заложники обнимались, целовались и пожали друг другу руки. Когда полиция схватила боевиков, две заложницы закричали: «Не трогайте их — они не причинили нам вреда». Пока Энмарк увозили на носилках, она крикнула Олофссону в наручниках: «Кларк, я увижу тебя снова».

На первый взгляд иррациональная привязанность заложников к похитителям озадачила общественность и полицию, которые даже расследовали, планировал ли Энмарк ограбление вместе с Олофссоном.Пленные тоже растерялись. На следующий день после ее освобождения Олдгрен спросил психиатра: «Со мной что-то не так? Почему я их не ненавижу? »

Психиатры сравнили поведение солдат с контузией во время войны и объяснили, что заложники были эмоционально обязаны своим похитителям, а не полиции, за то, что они спаслись от смерти. Через несколько месяцев после осады психиатры окрестили странное явление «Стокгольмским синдромом», который стал частью популярного лексикона в 1974 году, когда он использовался в качестве защиты для похищенной наследницы газеты Пэтти Херст, которая помогла похитителям ее радикальной Симбионской Освободительной Армии в убийстве. серия ограблений банков.

Даже после того, как Олофссон и Олссон вернулись в тюрьму, заложники навещали своих бывших похитителей. Апелляционный суд отменил приговор Олофссону, но Олссон провел годы за решеткой, прежде чем был освобожден в 1980 году. Освободившись, он женился на одной из многих женщин, которые отправляли ему восхищенные письма во время заключения, переехал в Таиланд и в 2009 году выпустил свою автобиографию под названием Stockholm. Синдром .

ПОДРОБНЕЕ: ПТСР и Shell Shock

Что такое синдром Хельсинки?

Так что же такое Хельсинкский синдром? Если вы видели фильм « Крепкий орешек », он может показаться вам знакомым.

Хельсинкский синдром — неправильное название; его не существует! Это отличная новость для мирового населения в целом, поскольку это означает, что в мире на один синдром меньше, с которым нам придется бороться, но плохие новости для тех, кто черпает все свои знания из фильмов Брюса Уиллиса.


Что такое Стокгольмский синдром?

Если кто-то упоминает вам синдром Хельсинки, скорее всего, они имеют в виду синдром Стокса.Стокгольмский синдром — это психологическое состояние, при котором заложники связываются со своими похитителями и, таким образом, отказываются свидетельствовать против них или сотрудничать с полицией.

В настоящее время он часто используется для описания оскорбительных отношений, в которых сторона, подвергшаяся насилию, продолжает возвращаться и защищать своего обидчика, но это не первоначальное значение термина.

Термин «стокгольмский синдром» возник в 1973 году. Ян-Эрик Олссон и Кларк Олофссон взяли четырех заложников в ходе ограбления банка в Швеции и держали их в хранилище в течение шести дней.Когда заложников освободили, они не стали сотрудничать с правоохранительными органами — фактически, они собрали деньги для защиты грабителей.

Первоначально названный синдромом Нормальмсторга шведским криминалистом Нильсом Бейеротом, он быстро стал известен за пределами Швеции как Стокгольмский синдром.

Что противоположно Стокгольмскому синдрому?

Противоположность Стокгольмского синдрома называется Лондонским синдромом. В нем описывается ситуация, когда заложники отказываются сотрудничать со своими похитителями.

Синдром назван в честь захвата посольства Ирана в Лондоне в 1980 году иранскими сепаратистами, требующими обнародования списка заключенных. Тогдашний премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер отказалась.

Из 26 заложников один заложник, в частности, выразил разочарование, гнев и политическое несогласие с боевиками: пресс-атташе Аббас Лавасани. На шестой день захвата похитители убили Лавасани и выбросили его из окна посольства.

Что обратное стокгольмскому синдрому?

Оборотная сторона Стокгольмского синдрома, при которой похитители развивают чувство сочувствия к своим заложникам, называется синдромом Лимы.

Название происходит от захвата заложников в посольстве Японии в Лиме, ​​Перу, в 1996 году. 14 молодых членов Революционного движения Тупак Амару (MRTA) взяли в заложники сотни дипломатов, правительственных чиновников и бизнесменов.

Все заложницы были освобождены после первой ночи, а еще 225 были освобождены в течение нескольких дней. Спустя 126 дней все оставшиеся заложники были освобождены после рейда правительства.

Во время рейда был убит один заложник, а впоследствии некоторые члены MRTA были казнены властями во внесудебном порядке, что вызвало общественный резонанс.Рассказывая о случившемся, заложники отметили, что они вели длительные переговоры с боевиками, а похитители, которым было поручено убить заложников, не смогли заставить себя это сделать.

Какие известные случаи Стокгольмского синдрома?

→ Пэтти Херст и Симбионистская освободительная армия

Херст была похищена партизанской группой, но в конечном итоге стала одной из них, помогая им грабить банки и, в конце концов, была арестована за свою роль в их деятельности.



→ Наташа Кампуш и похититель Вольфганг Пршиклопил

Кампуш восемь лет содержался в подвале дома Пршиклопила, претерпев различные издевательства. Когда она ушла, Пржиклопил покончил с собой. Позже Кампуш пожалела, что уехала, и купила дом, в котором была заключена, где живет сейчас.


→ Мэри МакЭлрой и четверо ее похитителей

В 1933 году МакЭлрой под прицелом была схвачена четырьмя мужчинами, которые держали ее прикованной к стене.Когда мужчин в конце концов осудили, она заявила, что они хорошо с ней обращались и навещали их в тюрьме. Организатор похищения был приговорен к смертной казни, но она была заменена пожизненным заключением, когда Мэри написала губернатору с просьбой о помиловании.

После многих лет проблем с психическим здоровьем и подозрений на наркоманию, она покончила с собой в 1940 году, оставив записку, в которой говорилось: «Мои четыре похитителя, вероятно, четыре человека на земле, которые не считают меня полным дураком. Теперь у вас есть смертная казнь — так что — пожалуйста, дайте им шанс.Мэри.»

Кредит: Историческое общество округа Джексон

Что такое стокгольмский синдром? Это реально?

Если вы готовитесь к экзамену AP по психологии, вы, вероятно, наткнулись на термин «Стокгольмский синдром». Но что такое Стокгольмский синдром? Как оказалось, Стокгольмский синдром — сложный диагноз, который до сих пор вызывает много споров.

В этом руководстве w расскажет вам все, что вам нужно знать о Стокгольмском синдроме, и мы ответим на следующие часто задаваемые вопросы:

  • Что такое Стокгольмский синдром?
  • Откуда это?
  • Что вызывает Стокгольмский синдром и каковы его симптомы?
  • Стокгольмский синдром — настоящий диагноз?

В конце этой статьи мы подробно рассмотрим два реальных случая Стокгольмского синдрома.(Вы хотите остаться до конца … эти дела действительно интересны.)

Готовы? Тогда приступим!

Что такое Стокгольмский синдром?

Стокгольмский синдром, который также иногда называют «привязкой к травме» или «привязкой к ужасу», определяется как «психологическая тенденция заложника связываться, идентифицировать себя или сочувствовать своему похитителю». Другими словами, Стокгольмский синдром возникает, когда кто-то, кого удерживают против своей воли, начинает испытывать положительные чувства по отношению к человеку (или группе), который держит его в плену.

Кроме того, несмотря на то, что Стокгольмский синдром является психологическим явлением, он не является психическим расстройством. Вместо этого i классифицируется как синдром , который представляет собой состояние, характеризующееся набором симптомов, которые часто возникают вместе. Чтобы получить диагноз синдрома, подобного Стокгольмскому синдрому, человек должен проявить большую часть — но не все! — основных симптомов, связанных с самим синдромом.

Здание Кредитбанкен в Норрмальмсторге, Швеция


История Стокгольмского синдрома

В отличие от большинства синдромов, которые обнаруживаются с течением времени, когда врачи выявляют тенденции у своих пациентов, происхождение Стокгольмского синдрома можно проследить до одного конкретного события.

Утром 23 августа 1973 года Ян-Эрик Олссон, который уже был условно-досрочно освобожден за ограбление, вошел в Kreditbanken, банк в Стокгольме, Швеция. Он открыл огонь по двум шведским полицейским и взял в заложники четырех сотрудников банка. В рамках списка требований, которые он предъявил властям, Олссон просил привести к нему Кларка Олофссона, одного из его друзей из тюрьмы. (Олофссон стал сообщником Ольссона в ситуации с заложниками в Kreditbanken, а два года спустя он грабил другой банк.)

Ситуация с заложниками продлится шесть дней , прежде чем полиция применит слезоточивый газ, чтобы подчинить Ольссона и спасти заложников.

Разворачивающаяся драма привлекла внимание всего мира. Однако в течение этих 130 часов произошла еще одна странная вещь: заложники Ольссона начали испытывать симпатию к своему похитителю.

Одна заложница, Кристин Энмарк, сказала репортерам после испытания, что она и ее товарищи по заложникам больше боялись полиции, чем Ольссон.Позже она и ее товарищи по заложникам рассказали властям, что Ольссон хорошо с ними обращался, хотя и держал их в плену. Например, Олссон отдал свою куртку Кристин, когда она начала дрожать, и когда Элизабет Олдгрен, еще одна заложница, заболела клаустрофобией, Олссон позволил ей выйти из хранилища, где он держал всех в заложниках. даже после того, как их испытание закончилось, а некоторые из них даже пошли навестить Олссона в тюрьме!

Психиатры, лечившие пострадавших, сравнивали их поведение с посттравматическим стрессовым расстройством или посттравматическим стрессовым расстройством, которое они наблюдали у солдат, возвращающихся с войны.Но этот диагноз не совсем подходил, тем более что жертвы заложников Kreditbanken чувствовали себя эмоционально в долгу перед Ольссоном. Они чувствовали, что Олссон, а не полиция, спас их от смерти, и были благодарны Олссону за его доброту к ним. Этот уникальный набор симптомов привел к тому, что психиатры назвали это явление «Стокгольмским синдромом», как мы его называем до сих пор.

Ник Янгсон / Alpha Stock Images

Что вызывает Стокгольмский синдром?

Стокгольмский синдром возникает у людей, которые были похищены или взяты в заложники и удерживались против их воли. Люди часто думают, что кто-то должен находиться в заложниках в течение длительного периода времени, чтобы развить Стокгольмский синдром, но новые исследования показывают, что это неправда. Эксперты считают, что именно интенсивность опыта, а не его продолжительность, является одним из основных факторов, влияющих на то, будет ли кто-то испытывать Стокгольмский синдром.

Кроме того, некоторые психологи считают, что Стокгольмский синдром более вероятен в ситуациях, когда похитители не подвергают своих заложников физическому насилию. Вместо этого похитители полагаются на угрозу насилия. Это может быть направлено на жертву, семьи жертвы или даже других заложников. Если жертвы верят, что похитители продолжат свои угрозы, это делает их более сговорчивыми. Кроме того, отсутствие насилия становится признаком доброты. Другими словами, поскольку похититель может — но не может — действовать в соответствии с их угрозами, жертвы начинают видеть в этом знак того, что похитители заботятся о них.

Это напряжение создает определяющую характеристику Стокгольмского синдрома, когда жертвы начинают сочувствовать своим похитителям и / или заботиться о них.

Мы определенно видим это в случае ограбления Кредитбанкен. Ольссен угрожал заложникам физической расправой, но так и не довел до конца. Заложники заявили прессе, что не считают Олссена плохим человеком, тем более что он физически не обращался с ними во время кризиса с заложниками. Подобные обстоятельства могут заставить жертв думать о похитителях как о хороших, а иногда и хороших людях, которые о них заботятся.

Случаи Стокгольмского синдрома , однако, могут указывать на свидетельства эмоционального манипулирования или насилия.В этих случаях похитители используют эмоциональную тактику, чтобы убедить жертв посочувствовать им и выполнить их требования. Это может включать в себя убеждать жертв в том, что внешний мир более опасен, чем оставаться со своими похитителями, или убеждать жертв в том, что похититель тоже является жертвой. Это заставляет жертв чувствовать, что они не могут сбежать из своей ситуации. Вот почему люди со Стокгольмским синдромом остаются со своими похитителями.

С психологической точки зрения большинство психологов и психиатров считают, что Стокгольмский синдром, по сути, связан с инстинктом выживания.

Когда люди попадают в чрезвычайно опасные или травматические ситуации, они часто действуют инстинктивно, чтобы выжить. Вы, наверное, слышали об этом феномене, выраженном как инстинкт «бей или беги», когда вы бежите, замираете или нападаете, когда вам страшно. (Для справки, мы бегуны.)

Но инстинкт выживания на самом деле намного сложнее, особенно когда речь идет о сложной травме. В случае Стокгольмского синдрома жертвы привязываются к своим похитителям как способ справиться со своей ситуацией.Это также способ для жертв попытаться заставить своих похитителей посочувствовать им, и, таким образом, снизить вероятность того, что похитители причинят им вред или убьют их. Другими словами, создание эмоциональной связи становится для жертвы способом как справиться со своей новой реальностью, так и, надеюсь, выжить.

Сказав все это, есть еще одна, но важная вещь, которую необходимо понять в отношении Стокгольмского синдрома: он не предполагает какого-либо сознательного выбора со стороны жертвы.

Вот что мы имеем в виду. Допустим, вас похитили и удерживают против вашей воли. Вы можете решить быть милым со своими похитителями, пытаясь остаться в живых и, надеюсь, сбежать. В этом сценарии вы, , выбираете , чтобы действовать определенным образом. С другой стороны, Стокгольмский синдром возникает только тогда, когда жертва начинает подсознательно и невольно сочувствовать своему похитителю. В этих случаях жертвы не имеют никакого сознательного представления о том, что они делают, и их чувства к похитителям сохраняются еще долго после того, как они были освобождены.

Каковы симптомы Стокгольмского синдрома?

На этом этапе становится ясно, что Стокгольмский синдром носит ситуационный характер, а это означает, что он развивается у человека в определенных очень травмирующих обстоятельствах. (А именно, потерпевший взят в заложники незнакомцем и удерживается в плену.)

Теперь давайте взглянем на четыре основных симптома человека, пережившего Стокгольмский синдром.

Симптом 1: Жертва положительно относится к похитителю

Как мы уже упоминали ранее, это отличительная черта Стокгольмского синдрома. Несмотря на ужасающую ситуацию, омеон , у которого развивается Стокгольмский синдром, начинает сочувствовать, заботиться или положительно относиться к человеку (или людям), которые держат их в заложниках. Эти положительные чувства заставляют жертву с большей вероятностью подчиняться требованиям похитителей и чувствовать себя виноватыми, когда они этого не делают.Это, безусловно, относилось к заложникам при ограблении Кредитбанкена. После освобождения Кристин Энмарк — одна из заложниц — рассказывала журналистам, что «чувствовала себя предательницей», когда сообщала полиции информацию за спиной Олссона.

Кроме того, эти чувства возникают из-за ощущения , что похитители относятся к ним доброжелательно. Еще одна жертва Kreditbanken, Свен Сафстрём, вспоминает свою реакцию на угрозы Олссона. «Все, что возвращается ко мне [сейчас], — рассказывал он позже репортерам, — это то, как я подумал, что [Олссон] был добр, сказав, что он выстрелит только в мою ногу.Эти воспринимаемые акты доброты заставляют жертв чувствовать, что их похитители заботятся о них или защищают их, даже в плохой ситуации. Это может заставить жертв думать о похитителях как о хороших людях в плохой ситуации, а не как о преступниках, нарушающих закон.

И помните: для жертвы, эти положительные чувства развиваются подсознательно и полностью находятся вне их контроля. Эта реакция — их инстинктивная реакция на опасную и травмирующую ситуацию, и это тактика выживания.

Симптом 2: Жертва испытывает негативные чувства к семье, друзьям или властям

Поскольку жертва совпадает со своим похитителем, жертва также начинает перенимать их образ мышления. Поскольку похитители боятся быть пойманными и привлеченными к ответственности, жертвы часто испытывают то же беспокойство.

Кроме того, некоторые похитители также убеждают своих жертв, что они защищают их от опасного мира, а не наоборот.Так было в случае с Kreditbanken, когда заложники испугались, что реальную угрозу представляет полиция, а не Ольссон. В телефонном разговоре с премьер-министром Швеции Кристин Энмарк объяснила, что, хотя с ней обращались хорошо, она боялась, что «вместо этого полиция нападет и убьет нас».

Эксперты объясняют, что феномен сочувствия похитителю является разновидностью сверхбдительности , когда жертвы считают, что счастье похитителей имеет решающее значение для их собственного благополучия и безопасности.Другими словами, когда похититель чувствует себя счастливым и в безопасности, жертвы тоже. Вот почему жертвы, проявляющие симптомы Стокгольмского синдрома, обращаются к людям, которые угрожают отношениям между похитителем и пленником, в том числе властям.

Симптом 3: Похититель положительно относится к жертве

Это работает двумя способами. С одной стороны, жертва понимает, что похититель действительно заботится о ней. Это во многом связано с «добротой», о которой мы упоминали ранее.Когда похитители не реагируют на их угрозы — или когда они делают небольшие, казалось бы, приятные вещи для своих жертв — может показаться, что они действительно заботятся о людях, которых они держат в плену.

Например, когда Элизабет Олдгрен была заложницей при ограблении Kreditbanken, Олссон использовал ее в качестве живого щита. Но он также подарил ей свою куртку, когда она простудилась, что Элизабет сочла признаком доброты Олссона. Позже она рассказывала журналистам, что, хотя она «знала его в тот день, когда я чувствовала его пальто вокруг себя», она также была «уверена, что [Олссон] всегда был таким.Несмотря на угрозы и позерство Олссона, единственный его акт сострадания заставил Элизабет думать, что он тоже заботится о ее благополучии.

Второй способ, которым это работает, — это когда власти, такие как ФБР или полицейские переговорщики, используют тактику, чтобы заставить похитителей видеть в своих жертвах людей. Например, прося похитителей называть заложников по именам, власти стараются очеловечить жертв. Это снижает вероятность того, что похитители убьют своих жертв, потому что они боятся, что их поймают, и ФБР обучает своих сотрудников использовать эту тактику для «спасения жизни».”

Симптом 4: Жертва поддерживает или помогает похитителю

Последний симптом Стокгольмского синдрома проявляется, когда жертва вместо попытки убежать, пытается помочь своему похитителю, а не властям. В этом случае жертва ставит потребности похитителя выше собственной свободы, чтобы выжить.

К этому моменту кто-то с симптомами Стокгольмского синдрома уже считает, что похититель может причинить вред им или близким им людям, если они не выполнят их требования.Но что еще более важно, жертва начала видеть мир с точки зрения похитителя. Помощь своему похитителю — это не то, что они вынуждены делать — люди со Стокгольмским синдромом делают это по собственной воле и инстинкту выживания.

Этот последний симптом может сбивать с толку авторитетных специалистов , особенно когда они не осознают, что у жертвы Стокгольмский синдром. Во время инцидента с Kreditbanken Кристин Энмарк разрешили поговорить с тогдашним премьер-министром Улофом Пальме по телефону.Она не только выразила недоверие к полиции, она также потребовала, чтобы жертвам было разрешено сбежать с с помощью Олссона, а не от него!

Чтобы усложнить ситуацию, этот симптом может также проявляться в желании помочь похитителям даже после того, как жертва была освобождена . Фактически, Кристен и другие жертвы ограбления Kreditbanken навещали Олссона в тюрьме в течение многих лет после инцидента.

Стокгольмский синдром — это то же самое, что и жестокое обращение?

Краткий ответ? Нет.

Несмотря на то, что многие причины и симптомы Стокгольмского синдрома кажутся отличительными чертами жестоких отношений, есть одно существенное различие: Стокгольмский синдром возникает только в ситуациях, когда жертва не знает своего похитителя. Другими словами, , чтобы развить Стокгольмский синдром, жертва должна никогда не встречать своего похитителя до года. С другой стороны, домашнее насилие требует определенного предварительного контакта. В случаях домашнего насилия жертва и преступник каким-то образом знают друг друга — они связаны, имеют романтические отношения или находятся в каких-то других близких отношениях.

Таким образом, хотя жестокие отношения и Стокгольмский синдром могут иметь некоторые общие характеристики, это не одно и то же.

Стокгольмский синдром — настоящий диагноз?

Хотя Стокгольмский синдром захватил общественное воображение, в медицинском сообществе ведутся споры о том, следует ли классифицировать его как собственное заболевание.

Психологи и психиатры используют Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам , или DSM-5, как святой Грааль психологических диагнозов.Это стандартный диагностический инструмент для любых психических заболеваний и расстройств … и Стокгольмский синдром не фигурируют в DSM-5.

На это есть несколько причин. Во-первых, симптомы Стокгольмского синдрома очень похожи на симптомы связанного с травмой или посттравматического стрессового расстройства, оба из которых появляются в DSM-5. Однако психиатры и психологи не пришли к единому мнению о том, к какой классификации подпадает Стокгольмский синдром.Поскольку нет обширных исследований или консенсуса, которые помогли бы разрешить спор, Стокгольмский синдром полностью исключен из DSM-5.

Во-вторых, Стокгольмский синдром невероятно сложно изучить , потому что он очень редок. (Подробнее об этом через секунду.) Это означает, что трудно придумать общепринятую метрику для диагностики Стокгольмского синдрома, поскольку каждый случай уникален. Это делает практически невозможным разработку диагностической рубрики Стокгольмского синдрома, который является основной целью DSM-5.

Наконец, Стокгольмский синдром — это синдром, а не психическое расстройство или психическое заболевание. Это означает, что это набор ассоциированных симптомов, не имеющих коренной биологической или психической причины. Хотя Стокгольмский синдром имеет разветвления, похожие на посттравматическое стрессовое расстройство, возникновение Стокгольмского синдрома носит ситуационный, а не патологический характер.

Итак, это возвращает нас к нашему первому вопросу: действительно ли Стокгольмский синдром является диагнозом? Да и нет. Хотя Стокгольмский синдром не является признанным психологическим диагнозом психического заболевания или расстройства в DSM-5, он — это клинический способ объяснить уникальные симптомы, которые проявляются у некоторых жертв похищения людей и заложников.

Ник Янгсон / Alpha Stock Images

Есть ли известные примеры Стокгольмского синдрома?

Несмотря на то, что Стокгольмский синдром является довольно известным психологическим заболеванием, в реальной жизни он встречается очень редко. Согласно Бюллетеню правоохранительных органов ФБР за 2007 год, 73 процента всех жертв похищений не имеют никаких доказательств Стокгольмского синдрома. Из оставшихся жертв у менее пяти процентов разовьется стокгольмский синдром вообще. (Напротив, оскорбительные домашние отношения, которые имеют многие характеристики Стокгольмского синдрома, к сожалению, гораздо более распространены.)

Так почему же людей так интересует синдром, который возникает так редко?

Стокгольмский синдром не только является увлекательной психологической темой, но и продолжает захватывать воображение публики в фильмах, телешоу и даже в музыке.На самом деле, это настолько распространенная тема в поп-культуре, что о синдроме даже есть отдельная статья на TVTropes.com!

Эта озабоченность стокгольмским синдромом означает, что когда случается редкий случай, он вызывает безумие в средствах массовой информации. Давайте рассмотрим два случая Стокгольмского синдрома, которые привлекли внимание всего мира.


Пэтти Херст после ареста в 1975 году

Пэтти Херст

Один из самых известных случаев Стокгольмского синдрома — похищение Пэтти Херст.

В феврале 1974 года 19-летняя Пэтти Херст была похищена из своей квартиры в Беркли, Калифорния, группой, называющей себя Симбионистской освободительной армией (SLA). SLA была радикальной группой активистов, которая использовала такие приемы, как ограбление банков, убийство и похищение людей, чтобы вести войну — как идеологическую, так и буквальную — против правительства США, которое они рассматривали как деспотическое «капиталистическое государство». SLA решила похитить Пэтти Херст, потому что она была внучкой газетного магната-миллиардера Уильяма Рэндольфа Херста и наследницей его состояния.

У SLA было три цели по похищению Пэтти Херст. Во-первых, они хотели привлечь внимание СМИ к своей антикапиталистической платформе (что они определенно получили). Во-вторых, они хотели вымогать деньги у семьи Пэтти, чтобы подпитывать свое дело. И, наконец, SLA планировало «промыть мозги» Пэтти, чтобы она стала не только членом SLA, но и образцом их движения. К сожалению, хотя семья Херстов выполнила большинство требований SLA, включая пожертвование 8 миллионов долларов на кормление бедных, SLA не передала Патти ее семье.

Пэтти не будет видно в течение двух месяцев, и когда она действительно появилась, это было шоком.

В апреле 1974 года SLA ограбила банк Hibernia в Сан-Франциско … и Пэтти Херст была одной из грабителей. На кадрах видеонаблюдения Пэтти была вооружена пулеметом и помогала в ограблении, что весьма непохоже на кого-то, кого держали против ее воли. После ограбления SLA выпустила записанное на пленку сообщение от самой Патти. В записи Пэтти назвала себя «Таней» и заявила, что теперь она добровольно присоединилась к движению SLA.

Видео вызвало широкую общественную дискуссию. Неужели Пэтти промыло мозги SLA? Или она организовала план похищения, чтобы присоединиться к организации и вымогать деньги у своей семьи?

Эти дебаты в конечном итоге разыграются в суде. Пэтти и другие члены ОАС были задержаны ФБР в сентябре 1975 года, через восемь месяцев после похищения Патти. Ей было предъявлено обвинение в вооруженном ограблении, а также в нескольких других преступлениях, и ее группа защиты утверждала, что у нее был Стокгольмский синдром.Но это было непросто: ограбление Kreditbanken произошло всего двумя годами ранее, а Стокгольмский синдром все еще был новой идеей в общественном сознании. В конечном итоге защита не убедила присяжных, и Пэтти Херст по-прежнему приговорили к семи годам тюремного заключения . Она отбыла два года в тюрьме, прежде чем ее приговор был смягчен президентом Джимми Картером.

Несмотря на то, что вокруг дела Пэтти Херст до сих пор ведутся споры, ее ситуация сейчас рассматривается как один из лучших примеров Стокгольмского синдрома вне ситуации с заложниками Kreditbanken.


Джейси Дугард в 1991 году ( Family Photo / CNN)

Джейси Дугард

Похищение Джейси Дугард — еще один известный случай Стокгольмского синдрома, ставший сенсацией в СМИ.

10 июня 1991 года 11-летняя Джейси Дугард была похищена, когда шла домой после выхода из школьного автобуса. Ее мать переехала с семьей в Мейерс, штат Калифорния, годом ранее, потому что она думала, что это более безопасное место для воспитания ее детей, но теперь ее худшие опасения оправдались.

Как только люди поняли, что Джейси пропал, сообщество начало действовать. Несмотря на широкомасштабные поисковые работы и широкое освещение в СМИ, в том числе упоминание о самых разыскиваемых лицах в Америке, казалось, что Джейси Дугард бесследно исчез. Многие думали, что Джейси мертва, но ее мать надеялась, что она все еще жива. А она была жива, но ее держали против ее воли в Антиохии, Калифорния … всего в трех часах езды от дома ее детства.

Джейси держали в плену до 2009 года, но даже тогда ее спасли только потому, что ее похититель допустил несколько критических ошибок.

Филип Грег Гарридо, который был условно-досрочно освобожден за похищение и зарегистрированный сексуальный преступник, посетил кампус Калифорнийского университета в Беркли в поисках места для проведения специального мероприятия в рамках своей программы «Божье желание». Гарридо считал, что с ним общаются ангелы и наделили его сверхъестественными способностями, и он хотел проповедовать в кампусе.

Офис мероприятий Калифорнийского университета в Беркли и полиция кампуса сообщили о нем его офицеру по условно-досрочному освобождению, который попросил Гарридо прийти на встречу. Он сделал это и привез с собой двух дочерей своей жены, Нэнси, Джейси и Джейси. (Гарридо неоднократно подвергал Джейси сексуальному насилию, у которого в результате родилось двое детей.) Полиция отделила Джейси от Гарридо и начала допросить ее. Джейси настаивала на том, что ее зовут Аллисса, и она признала свою настоящую личность только после того, как Гарридо признался в своих преступлениях. К этому моменту Джейси жила с Гарридо как «Аллисса» дольше, чем она жила со своими биологическими родителями.

Во время допроса в полицейском участке сотрудники сразу же заметили, что у Джейси проявляются симптомы Стокгольмского синдрома . Это стало еще более очевидным по мере того, как стала известна большая часть истории Джейси. Например, когда Джейси стал старше, Гарридо и его жена выводили ее на публику, включая местные фестивали и ярмарки. Дугард даже помог Гарридо управлять типографией вне дома. Она работала его графическим дизайнером, отвечала на телефонные звонки и электронные письма и даже встречалась с клиентами.Несмотря на это, она никогда не предпринимала попыток сбежать или раскрыть свою настоящую личность.

Во время интервью с Дайан Сойер для ABC News, Джейси объяснила, почему она никогда не пыталась сбежать, и свой опыт со Стокгольмским синдромом. Когда Сойер спрашивает Джейси, почему она не сбежала, она отвечает: «В данной ситуации… это был не вариант». Далее она говорит, что Гарридо убедил ее, что внешний мир опасен, и что оставаться с ним — единственный способ обезопасить себя и своих детей.Затем Сойер спрашивает Джейси, поймет ли она когда-нибудь, почему она не пыталась уйти, и Джейси отвечает: «Нет. Я так не думаю.

Подобно жертвам Kreditbanken, Стокгольмский синдром убедил Джейси, что ей безопаснее оставаться со своим похитителем, чем пытаться уйти. Сегодня Джейси использует свой опыт в качестве жертвы похищения и пережившей травму, чтобы помочь другим, кто сталкивался с подобными ситуациями. Через свою некоммерческую организацию JAYC Foundation Джейси работает над повышением осведомленности и поддержкой семей, которые пережили похищение любимого человека.

Что теперь?

Если вы или кто-то из ваших знакомых оказались в ситуации, подобной описанной выше, обратитесь за помощью. Вы всегда можете связаться с Национальной горячей линией по борьбе с домашним насилием по телефону, в текстовом сообщении или в веб-чате за помощью.

Ищете дополнительные ресурсы по темам тестирования AP ? У нас есть много, например, краткое описание различных способов убеждения и огромный список руководств по изучению биологии AP!

Если термин «AP Test» вам не подходит, не волнуйтесь! Вот учебник по экзаменам AP и разбивка среднего балла по каждому из них .

Стокгольмский синдром: определение, случаи и лечение

Рождение Стокгольмского синдрома

Термин «Стокгольмский синдром» появился в 1973 году, когда Ян-Эрик Олссон вошел в банк с пистолетом и взял в заложники 4 банковских служащих в Стокгольме, Швеция. Испытание длилось 6 дней. Олссон и сотрудники остались в хранилище банка, и между жертвами и их похитителем завязались странные отношения. Было обнаружено, что Олссон накинул куртку на плечи одной замерзшей жертвы, успокоил ее, когда ей приснился кошмар, и дал ей пулю на память.Он позволил одной жертве позвонить своей семье и призвал ее продолжать попытки, когда она не могла связаться с ними. Он также позволил другой пленнице покинуть хранилище, привязанной к веревке, когда у нее возникла клаустрофобия.

Ко второму дню испытания Ольссон и жертвы назывались по именам. Когда полиции разрешили войти в банк для проверки жертв, они описали жертв как расслабленных с Олссоном, но враждебно настроенных по отношению к ним. Одна жертва во время телефонного разговора с премьер-министром страны даже охарактеризовала Ольссона как доброго, но, похоже, очень обеспокоена тем, что полиция убьет их всех в результате нападения.Кроме того, когда суровые испытания подошли к концу, заложники отказались сначала покинуть хранилище банка, опасаясь, что полиция застрелит Олссона.

В этом случае присутствуют все три характеристики Стокгольмского синдрома. Жертвы положительно относились к Ольссону — они беспокоились за его безопасность, когда он сдавался, и назвали его «милым» премьер-министру. Они выказывали страх и недоверие к полиции и даже были откровенно враждебны, когда полиция приезжала проверить их здоровье. Кроме того, Олссон проявлял положительные чувства к своим жертвам, поскольку он начал рассматривать их как людей — он позволял им пользоваться телефоном, дарил подарки и успокаивал нервы жертв.

Похищение Патрисии Херст

В 1974 году в возрасте 19 лет Патриция Херст была похищена Симбионистской освободительной армией (SLA). Патрицию держали в чулане, насиловали, лишали еды и сна и угрожали смертью. SLA записала, как Патрисия излагает свои политические убеждения и критикует своих родителей. Побывав в плену какое-то время, Патриция была поймана камерой, ограбившей банк, вместе с членами SLA.

Патриция провела больше года, скрываясь с SLA, и заявила о своей любви к одному из ее членов; описывая его как нежного и красивого.Еще она назвала себя «городским партизаном». В 1975 году Патрисию и других членов SLA поймали, и она предстала перед судом за вооруженное ограбление банка. Ее родители утверждали, что у нее стокгольмский синдром, и совершили эти действия только потому, что ее заставили ее похитители. Однако жюри не согласилось. Ее признали виновной и приговорили к 7 годам лишения свободы. Ее приговор был смягчен президентом Джимми Картером через два года, и она была освобождена из тюрьмы.

В этом случае присутствуют все три характеристики Стокгольмского синдрома.Даже после того, как Патрисия ужасно оскорблена, она признается в любви одному из ее участников. Она проявила страх, недоверие и гнев по отношению к властям. Также выяснилось, что по крайней мере один из членов SLA видел в Патриции человека и проявлял к ней положительные чувства.

Лечение Стокгольмского синдрома

Психиатры считают, что Стокгольмский синдром вызван стрессом и страхом, а также тем, что жертва оказывается в эмоциональном долгу перед похитителем за то, что она не умерла. Лечение Стокгольмского синдрома — это консультация психиатра.Продолжительность консультирования зависит от конкретного случая. Поскольку человек мог испытать психическое, эмоциональное и физическое насилие, жертве могут потребоваться годы терапии, чтобы увидеть улучшение.

Краткое содержание урока

Стокгольмский синдром — это психологическое состояние, при котором существует положительная связь между похитителем и заложником. Эта связь развивается, несмотря на пугающие испытания, через которые прошла жертва. Как правило, есть три характеристики Стокгольмского синдрома: заложники положительно относятся к своим похитителям, жертвы проявляют страх, недоверие и гнев по отношению к властям, а преступники проявляют положительные чувства к пленникам.Поскольку Стокгольмский синдром — это психологическое состояние, лечение проводится под консультацией психиатра.

Что такое Стокгольмский синдром? — Routes North

Вы, наверное, слышали о Стокгольмском синдроме, но знаете, что это такое? Даже если вы это сделаете, у вас возникнет множество вопросов! Так откуда же появился термин стокгольмский синдром? И почему живописная столица Швеции ассоциируется с этим синдромом?

brightfreak (CC)

Мы покопались и выяснили факты, стоящие за этим удивительным явлением.Читайте дальше, чтобы узнать, что стоит за Стокгольмским синдромом.

Какое определение стокгольмского синдрома?

Прежде всего, давайте посмотрим, что же такое Стокгольмский синдром на самом деле. Словарное определение описывает это как психологическую реакцию, при которой пленник начинает тесно отождествлять себя со своими пленниками, а также со своими целями и требованиями.

Проще говоря, это когда заложник испытывает симпатию, а иногда даже любовь к человеку, который держит его в заложниках.

Как Стокгольмский синдром получил свое название?

Итак, почему это называется стокгольмским синдромом? Что ж, неудивительно, что это впервые было идентифицировано как официальный синдром в Стокгольме, хотя очевидно, что он существовал как психологический феномен задолго до этого.

Kreditbank на Norrmalmstorg в Стокгольме / Holger.Ellgaard (CC)

Термин возник в результате неудачного ограбления банка Sveriges Kreditbank в районе Норрмальм в Стокгольме в августе 1973 года. Четверо сотрудников банка были заперты в хранилище банка сбежавшим осужденным Яном- Эрика Олссона и продержали там в плену шесть дней.

Олссон потребовал выкуп и освобождение из тюрьмы одного из своих бывших сокамерников в обмен на свободу заложников. Полиция позволила коллеге Олссона присоединиться к нему в банке, но отказалась платить выкуп. После шестидневного противостояния полиция ворвалась в банк, освободила заложников и схватила Ольссона.

Что удивило полицию, так это то, насколько сочувственно заложники относились к своим похитителям. Во время осады шведский премьер-министр Улоф Пальме позвонил заложникам, и один из них сказал, что похитители были очень милы с ними и что она им доверяет.

Заложник больше боялся быть убитым полицией при попытке его освобождения, чем самих похитителей.

eGuide (CC)

После освобождения заложники были подробно опрошены об их испытаниях, а термин Стокгольмский синдром был придуман шведским криминалистом и психиатром Нильсом Бежеро для описания этого явления.

Стоит ли покупать Stockholm Pass?

Прочтите это руководство, чтобы узнать, сколько вы можете сэкономить во время поездки!

Реален ли Стокгольмский синдром?

Это, безусловно, стало широко признанным психологическим феноменом.После первоначальной идентификации Нильса Бежеро психиатр доктор Франк Охберг провел дальнейшее исследование и определил синдром для ФБР и Скотланд-Ярда в 1970-х годах.

Когда возникает Стокгольмский синдром?

Итак, что заставляет людей испытывать Стокгольмский синдром и почему? Исследования показывают, что это эмоциональный механизм выживания для людей, которые находятся в положении, когда у них нет власти.

Стокгольмский Гамла Стан, или старый город / Бенгт Найман (CC)

Это происходит, когда похитители проявляют доброту или внимание к своим заключенным, так что заложники хорошо думают о своих похитителях, даже если именно похитители лишили их свободы в тюрьме. первое место.

Стокгольмский синдром — это плохо?

Стокгольмский синдром как краткосрочная стратегия эмоционального выживания может помочь пленным пережить невероятно стрессовую ситуацию, заставляя их казаться более человечными. А в некоторых случаях переговорщики о заложниках могут поощрять это явление, чтобы те, кто захватывает заложников, испытывали сочувствие к своим пленникам.

Итак, как Стокгольмский синдром влияет на мозг? Хотя синдром может помочь заложникам справиться с ситуацией, пока они находятся в неволе, долгосрочные последствия означают, что пленники часто страдают от посттравматического стресса, вины и беспокойства, включая кошмары, бессонницу, воспоминания и неспособность доверять людям.

Стокгольм с воздуха / nextvoyage (CC)

Можно ли вылечить Стокгольмский синдром?

Поскольку Стокгольмский синдром не является официально признанным психическим заболеванием, точного лечения не существует. Тем не менее, терапия, консультации и лекарства могут помочь справиться с депрессией и тревогой.

Насколько распространен Стокгольмский синдром?

Очевидно, что содержание в плену не является обычным явлением в большинстве частей мира, но там, где это случается, нередко один или несколько пленников испытывают Стокгольмский синдром.Наиболее распространены случаи домашнего насилия и современного рабства.

Однако есть также несколько хорошо задокументированных примеров Стокгольмского синдрома, которые попали в заголовки газет. В их числе наследница Пэтти Херст, которая была похищена Симбионской освободительной армией в 1974 году, а затем присоединилась к революционной группе и помогла им ограбить банк.

mcaven (CC)

Австрийка Наташа Кампуш также испытала Стокгольмский синдром после того, как провела восемь лет в подвале, но после освобождения все еще чувствовала сочувствие и даже горе к своему похитителю Вольфгангу Приклопилу.

Другие заложники выразили сочувствие целям своих похитителей, например, пассажиры рейса TWA, рейс 847, которые более двух недель удерживались в заложниках группой ливанских шиитов в 1985 году.

Терри Уэйт, Терри Андерсон и Томас Сазерленд были заложниками в Ливане в течение шести лет и утверждали, что с ними хорошо обращались, несмотря на то, что они месяцами содержались в одиночной камере и скованы цепями.

В чем разница между Хельсинкским синдромом и Стокгольмским синдромом?

Ответ прост: Стокгольмский синдром реален, а Хельсинкский — нет! Хельсинкский синдром впервые привлек внимание публики в оригинальном фильме « Крепкий орешек» , чтобы описать явление, подобное Стокгольмскому синдрому.

Собор в Хельсинки / Tapio Haaja (CC)

Почему сценаристы назвали это так, на самом деле никто не знает, но тот факт, что эта фраза все еще присутствует в популярной культуре, показывает непреходящую привлекательность фильмов Крепкий орешек !

Что является противоположностью Стокгольмского синдрома?

Противоположностью Стокгольмского синдрома является синдром Лимы, когда похитители начинают сочувствовать своим заложникам, а затем им становится трудно осуществить свои первоначальные планы.

Этот термин происходит от осады японского посольства в Лиме, ​​Перу, где сотрудники и гости были заложниками Революционного движения Тупака Амару (MTRA).В течение четырехмесячной осады несколько членов MTRA начали испытывать симпатию к своим заложникам и развивать к ним привязанность.

Цветение вишни в Стокгольме / Ульф Бодин (CC)

Многие из заложников были дипломатами и высокообразованными людьми, которые могли использовать чувства в основном молодых, малообразованных похитителей, чтобы повернуть их против своего дела — до такой степени, что некоторые из них похитители даже хотели, чтобы заложники помогли им добраться до университета в Японии после осады.

Стокгольмский синдром в массовой культуре

Стокгольмский синдром, хотя и весьма проблематичный с феминистской точки зрения, является очень распространенной темой в фильмах и литературе.

Хорошо известные примеры — от Красавица и Чудовище , где Белль заточена в тюрьму Чудовищем и со временем начинает влюбляться в него, до классического мюзикла Семь невест для семи братьев , где семь сестер похищены семью братья. Сюрприз, сюрприз, они все влюбляются в братьев и женятся на них!

Music тоже черпает вдохновение в этой теме: и One Direction, и Muse выпустили песни под названием Стокгольмский синдром.

См. Также:
Стокгольмский архипелаг: шесть лучших островов для посещения
110 дешевых и бесплатных развлечений в Стокгольме
Посещение Стокгольма зимой

Понравилось то, что вы читали? Получите наши лучшие советы по электронной почте!

Стокгольмский синдром

«Они были неплохими людьми. Они позволили мне поесть, они позволили мне спать, они дали мне мою жизнь »

— Заложник рейса 847

Один из способов описания этого сайта — «странные верования. у людей есть и как они их получили.»Любопытная сноска, не подходит ни к одному из другие страницы это явление, известное как Стокгольмский синдром.

Летом 1973 года четыре заложника были взяты в неудачное ограбление банка в Kreditbanken в Стокгольме, Швеция. По окончании плена шесть через несколько дней они активно сопротивлялись спасению. Они отказались свидетельствовать против похитители собирали деньги на свою юридическую защиту и, по мнению некоторых сообщает, что один из заложников в конечном итоге стал нанят одному из ее заключенные в тюрьму похитители.

Некоторым это показалось странным, и как способ справиться с этим беспокойство, поскольку они стали видеть больше примеров, они назвали этот класс странное поведение — «Стокгольмский синдром».

В США печально известен случай Пэтти Херст, которая после был похищен и подвергнут пыткам Симбионской Освободительной Армией, оружия и присоединились к их делу, взяв на себя nom de guerre из «Таня» и помогая SLA грабят банки.

В Стокгольмский синдром вступает в игру, когда пленник не может сбежать, он изолирован и находится под угрозой со смертью, но похититель показывает ему символические добрые дела. Это Обычно психологический сдвиг в придержи.

Стратегия, направленная на то, чтобы сделать похитителя счастливым, чтобы остаться в живых. становится навязчивой идентификацией с симпатиями и антипатиями захватчик, который в результате искажает вашу собственную психику таким образом, что вы пришли посочувствовать своему мучителю!

Синдром объясняет, что происходит в ситуациях захвата заложников, но также может использоваться для понимания поведения избитые супруги, члены религиозных культов, жертвы Холокоста, домашние животные, и возможно даже пользователи Internet Explorer.Я думаю, что это также может помочь объяснить популярность правительства и массовая институционализация молодежи.


Читатель отвечает …

При рассмотрении реальных событий кажется, что большая часть путаницы сосредотачивается вокруг причастности Кларка Олафссона. Что на самом деле произошло? А психически неуравновешенный человек (Олссон) пытается ограбить банк, терпит неудачу, и в итоге берет четырех заложников. Затем Олссон сообщает полиции, что он хочет, чтобы его друг (Олафссон) присоединился к нему, и поэтому в интересах мирное решение, Кларк соглашается стать вторым «Похититель.”

Первоначальная предполагаемая жертва «Стокгольма. Синдром »- это Кристин Энемарк, которая, похоже, держала ее возглавить, управляя с помощью Олафссона, чтобы удержать Олссона и армию счастливой полиции от тотальной перестрелки.

В этом источник «синдрома». Первоначально Олафссон был арестован и осужден. Говорят, что Энемарк был психически расстроен из-за попытки защитить его. Мысль о том, что двое спокойных, безоружные люди были более эффективны, чем хорошо обученные и смертельно опасные. оснащенная полиция была невыносима для чувств 1970-х годов.

Многих до сих пор безнадежно путают событие с террористическим. похищения людей на Олимпийских играх 1972 года в Мюнхене (источник неправильного названия, «Синдром Хельсинки»). В неудачное ограбление банка просто слишком обыденно, чтобы быть источником такой экзотической объяснение, которое на самом деле, похоже, было больше атакой на идею тактики мирного урегулирования, особенно применительно к мысленным обеспокоенных преступников (как если бы убийцы, насильники и вооруженные грабители не были сильно дисфункциональный).

Относительно того, распространяется ли Стокгольмский синдром на клиентов оскорбительных услуг провайдеры (Microsoft, AOL , Blockbuster Видео, и тд. ), мне кажется это намного более родное поведению избитого супруга. Чтобы оправдать плохой выбор, люди часто оправдывают и защищают своих мучителей, даже степень проецирования тех же аспектов на супругов других людей и поставщики: «Ее муж действительно злит ее, и она Mac вылетает так же часто, как и мой ПК .”

Я заметил, что люди обычно любят свои новые машины как минимум год, независимо от того, какой лимон они купили: «Да, мой Сатурн был в магазине несколько раз, но я все еще верю в эту концепцию. Между прочим, вы видели мой новый шлюз? PC ? »

— MC

Нам придется развить коллективный Стокгольмский синдром, чтобы бороться с бедствием короны, — говорит Сумит Пол.

Можно задаться вопросом, какое отношение Стокгольмский синдром имеет к преодолению хандры, вызванной короной во всем мире? Прежде чем описывать, как этот синдром может помочь, лучше понять, что означает этот термин.

Стокгольмский синдром — это психологическая реакция. Это происходит, когда заложники или жертвы жестокого обращения связываются со своими похитителями или обидчиками. Эта психологическая связь развивается в течение дней, недель, месяцев или даже лет плена или жестокого обращения.

При этом синдроме заложники или жертвы жестокого обращения могут сочувствовать своим похитителям. Это противоположно страху, ужасу и презрению, которых можно ожидать от жертв в таких ситуациях.

Со временем некоторые жертвы действительно начинают испытывать положительные чувства по отношению к своим похитителям.Они могут даже начать чувствовать, что разделяют общие цели и дела. Жертва может начать испытывать негативные чувства по отношению к полиции или властям. Они могут обидеться на любого, кто пытается помочь им вырваться из опасной ситуации, в которой они находятся.

Названо в 1973 году

Эпизоды того, что известно как Стокгольмский синдром, вероятно, происходили на протяжении многих десятилетий, а то и столетий. Но только в 1973 году этот ответ на провокацию или насилие получил свое название.

Это когда двое мужчин держали в заложниках четырех человек в течение шести дней после ограбления банка в Стокгольме, Швеция.После освобождения заложников они отказались давать показания против похитителей и даже начали собирать деньги для своей защиты.

После этого психологи и эксперты в области психического здоровья назвали термин «стокгольмский синдром» состоянию, которое возникает, когда заложники развивают эмоциональную или психологическую связь с людьми, которые держали их в плену (любезно предоставлено, ‘ Healthline ).

Жизнь с этим

Сейчас психологи и врачи, занимающиеся коллективной депрессией, вызванной продолжающейся пандемией, серьезно думают о внедрении и внедрении жидкой и разбавленной формы Стокгольмского синдрома среди людей.Это не значит, что осажденное человечество должно полюбить корону! Это дурацкое буквальное толкование термина, имеющего много оттенков и гораздо более широкий охват. Психологи имеют в виду следующее: мы должны развить чувство и мировоззрение, что нам придется жить с этой пандемией годами, если не вечностью.

Когда в человечестве придет и нарастет признание, а не чувство фаталистической смирения, решить эту глобальную проблему здравоохранения станет намного легче. Пока мы сопротивляемся и возмущаемся, проблема кажется гигантской во всем ее гигантском размахе.Это очень психологически. Человеческий разум стремится смириться с непростой ситуацией для выживания. Это основной инстинкт выживания. Как только он примиряется с такой, казалось бы, непреодолимой проблемой, как Covid-19, он (разум) начинает функционировать естественным и нормальным образом. Это похоже на пессимизм. Когда к этому привыкаешь, это так же приятно, как и оптимизм.

Другими словами, нам придется изменить способ восприятия короны. Примите это как неотъемлемую часть человеческого существования и продолжайте жить.Прямо сейчас короне уделяется ненужное негативное внимание. К нему нужно привыкнуть как обычно, чтобы он потерял жало.

Стоицизм и безразличие

Цитата Мирзы Асадуллаха Хана Галиба: Рандж ке хоогар хуа инсан то гхат джата хай рандж / Мушкилейн итни падин мудж пе ке аасаан хо гайин стихает / Так много бед, с которыми я столкнулся, постепенно становились терпимыми). Это тот дух, который мы все должны развить, чтобы противостоять короне и ее язвам.Немного стоический подход и чувство изученного безразличия, несомненно, помогут рассеять страх и опасения по поводу Covid-19. Это не значит, что мы должны относиться к этому легкомысленно, вплоть до смеха. Наш подход к пандемии должен быть осторожным.

Это не первый раз, когда человечество сталкивается с чем-то подобным. Многие пандемии и эндемики, а также первая и вторая мировые войны наносили ущерб человечеству в прошлом. Но люди отскочили назад и устремились вперед.Великобритания неоднократно сталкивалась с бедствием бубонной чумы (известной как «Черная вдова»). Но жизнь не остановилась. Поэты и драматурги, такие как Джон Драйден и Бард из Эйвона, оставались невозмутимыми и призывали людей сохранять спокойствие.

Непрошеный гость

Нельзя допустить, чтобы временная депрессия переросла в универсальное психологическое расстройство из-за короны. Мы должны принять тот факт, что этот нежеланный гость приехал в отель на неопределенный срок.Есть китайская пословица: чтобы изгнать нежеланного гостя или врага, нельзя разрушить свой дом!

Мы не можем потерять рассудок и чувство равновесия, уравновешенности и невозмутимости перед лицом короны. Нам нужно придерживаться нашего внутреннего и врожденного хладнокровия, чтобы преодолеть его.

Помните, нет судьбы, которую нельзя преодолеть презрением. Просто ждите своего часа, живите с потенциальным врагом осторожно, сообразительно и позитивно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.