Ценность жизни: Ценность человеческой жизни — Психологос

Содержание

Ценность человеческой жизни - Психологос

Фильм "Доктор Хаус"

​​​​​​​​​​​​​​Ценность человеческой жизни - человеческая жизнь - это невосполнимый ресурс и имеет действительно огромную потенциальную ценность. Но ценность ресурса сама по себе еще ничего не значит.

В качестве метафоры, возьмем, например алмаз - ценный, дорогой камень, но сам по себе он не сильно привлекателен: это просто кусочек скалы, прекрасный, но пока бессмысленный. Это позже, когда алмаз будет огранен руками мастера, он засияет, играя и переливаясь своими сверкающими гранями, отражая солнечные лучи юного дня и будет приковывать своей красотой взоры и дарить радость.

Так же и жизнь человека: если он, внимательный мастер, добротно и красиво возводит свою жизнь, заботясь о том, чтобы и рядом с ним возводили такие же сильные жизни - его жизнь становится шедевром, его главным и великим творением. Если же человек вкривь и вкось складывает кирпичи абы как, использует все, что попало под руку, не заботится о крепком фундаменте и надежных стенах, с одной стороны строит, с другой рушит, да еще и другим мешает строить - его жизнь оказывается не более, чем грудой кирпичей сваленных вместе.

И в первом случае на месте прожитой жизни оказался сияющий Храм, а во втором случае - грязная свалка.

Если жизнь проведена впустую, в никуда, в пьянки и пустой треп о красивых вещах - ценность такой жизни в результате оказывается низкой, хотя ресурс сам по себе был очень дорог.

Для сравнения: взяли алмаз - и променяли на две бутылки паленой водки. Предельно глупо, но увы, бывает.

Если жизнь прожита красиво, сильно, в заботе как минимум о себе и своих близких, или о многих людях за свой счет - ценность такой жизни будет высокой.

Ограненный Алмаз засиял великолепными гранями.

Ценность своей жизни человек делает сам: от его выбора зависит, в какую сторону он жить хочет и будет. И только его выбор будет, куда отдать невосполнимый, а потому невероятно ценный ресурс: похоронить его под грудой кирпичей или вложить в великолепный Храм.

Материалы с синтоновского форума

Жизнь человека - это огромная ценность.

Она не сопоставима ни с какой другой ценностью (другого типа). В этом смысле она подобна трансфинитному числу. Которое по определению больше любого целого или вещественного числа. Бесконечно больше. Но математики придумали такие хитрые правила, по которым всё же можно работать с трансфинитными числами. То есть, с бесконечностями. И оказывается, одна бесконечность может оказаться больше другой и так далее.

Так вот, ценность человеческой жизни не сопоставима с ценностью ничего другого. Она по определению больше ценности чего угодно ещё. Но она может быть сопоставима с ценностью другой человеческой жизни.

Таким образом, трансфинитная теория ценности человеческой жизни даёт основания считать, что в каких-то случаях можно пожертвовать своей жизнью (например, когда речь идёт о спасении многих других жизней хороших людей) или убить кого-то для спасения себя, своих близких и друзей от погибели... Кстати, если кто-то нападает, злонамеренно посягает на чью-то жизнь, то его можно (и нужно) уничтожать в любом количестве даже чтобы отвести риск, отнюдь не 100%-й.

В чем ценность человеческой жизни

Жизнь – величайшая ценность, дарованная человеку Богом. Всевышний является творцом сущего, и только он решает, когда родиться, а когда умереть человеку. Важнейшая часть жизни человека в православии – постижение любви и личностное совершенствование. О ценности человеческой жизни автор и ведущий программы «Путь, истина и жизнь» Виталий Стариков беседует с настоятелем Никольского храма протоиреем Сергием Клюйко.

«Бог хочет человека включить в свою бессмертную истинную жизнь, и это главный замысел Бога о человеке. Но в то же время каждый человек – индивидуальность, личность. И не только в человека, но и в любую вещь Господь вложил свой божественный смысл – то, что у греков называется «логосы».

И каждый человек имеет свой индивидуальный смысл», – рассказывает Сергий Клюйко.

Всё в мире имеет смысл, и задача человека – познавать все эти смыслы. Мы должны познавать мир, чтобы понять, как он устроен, свое место в этом мире, личное предназначение. Часто мы видим смысл жизни в каких-то земных вещах, а когда они рушатся, нам кажется, что всё потеряно, жизнь закончилась. Но ведь есть истинный смысл жизни, о котором нельзя забывать.

«Мы должны достигать главную цель. Для этого мы должны становиться все лучше и лучше, меняться, двигаться в правильном направлении. Потеря ориентиров в православии называется грехом… Когда человек потерял этот смысл, эти ориентиры, он уже не совершенствуется, а просто мечется, не знает, что ему делать. Уже с этого момента у человека начинается много проблем», – поясняет Сергий Клюйко.

Почему люди теряют смысл жизни? Какие последствия это влечет? Какая бывает депрессия и чем могут помочь священники? Ответы – в выпуске программы «Путь, истина и жизнь».

Как выявить подлинные ценности: советы психолога

Жизненные ценности — это то, что определяет линии наших жизней и дает нам силы для того, чтобы действовать. На общедоступном вебинаре Института ДПО работников соцсферы бизнес-тренер, психолог Светлана Потуткова рассказала о нескольких методиках определения ценностей

Откуда берутся наши ценности? Среда, семья, воспитание — да, все это оказывает влияние на их формирование. Но как бы мы ни «воспитывали» ценности, часто они как будто не слушаются нас. Просто так они не приживаются. Как говорят психологи, они «интериоризируются», проходят через внутренний фильтр, — и вот тогда действительно получается что-то особенное. В итоге у каждого человека существует сформированная система ценностей, где одна из ценностей является приоритетной и ей подчинены все остальные.

Есть общечеловеческие ценности: здоровье, семья, материальное благополучие — но присущи они не всем, а уж сочетание этих ценностей всегда индивидуально. И именно ценности во многом определяют жизненный путь человека. Они — наш ключевой источник энергии. Вот почему так важно осознавать ценности, и свои собственные, и своих близких, и коллег, и сотрудников. Как же выявить ценности? Для этого существует несколько методик.

МЕТОДИКА ПЕРВАЯ: МОМЕНТЫ РАДОСТИ

В этом упражнении вам или вашим сотрудникам прежде всего предлагается вспомнить мгновения наибольшей радости, счастливые моменты своей жизни, — и составить список этих переживаний. Это может быть велосипедное путешествие, влюбленность или прыжок с парашюта. Затем вы выясняете, что же именно вы переживали в эти моменты, чем они дороги вам — ну, например, свободой. И исследуете эти ценности: в списке иногда может в результате оказаться нечто неожиданное.

Полезно бывает понять, насколько каждая ценность реализуется сейчас в вашей жизни — для этого дайте каждой ценности цифровое значение по 10-балльной шкале. Иногда могут встречаться противоречивые ценности: с одной стороны, «кайф победителя», а с другой — смирение.

МЕТОДИКА ВТОРАЯ: АУКЦИОН

Ведущий раздает каждому участнику этого упражнения по условному миллиону. И разыгрывает лоты ценностей. Единственная задача — считать свою сумму. Если вы выкупили какую-то ценность и она теперь ваша — отнимите из миллиона её стоимость!

Допустим, на кону оказались: порядок, активный отдых, познание личности, красота природы, собственное жилье, гармония отношений. Что вы приобретёте и до какого предела готовы увеличивать цену?

МЕТОДИКА ТРЕТЬЯ: ПУСТЫНЯ

Представьте, что вам нужно вернуться на родину — но для этого нужно пройти пустыню.

Сначала придется пройти пропускной пункт, на котором стоят военные. При этом у вас в запасе — пять ценностей. Каждую ценность пишем на отдельном стикере. Первая и самая важная — пусть находится вверху. Наименее важная — внизу.

Военные просят одну ценность — отдайте её, чтобы войти в пустыню. Вы идёте по ней и вот на вас нападают разбойники. «Жизнь или ценность!»: придется отдать им еще одну.

Вода заканчивается. Вам навстречу движется караван. За ценность погонщики готовы дать вам глоток воды. Тяжелый выбор — но что-то придется отдать.

Не забывайте, что смысл методики в том, что можно передумать и переиграть порядок ценностей, которые вы раздаёте.

Наконец, осталось последнее испытание: таможня — и там надо отдать одну из двух оставшихся ценностей. Такие экстремальные условия этого упражнения помогут узнать, что же действительно важно для вас как для личности.

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Ценность жизни — обеспечение вопросов детской безопасности

Продолжающийся рост суицидальной активности в большинстве экономически развитых стран мира ставит вопрос о факторах суицидального поведения и выработке системы превентивных средств. В 1999 году ВОЗ приступила к осуществлению программы SUPRE — всемирной инициативы по превенции самоубийств, в связи с чем было рекомендовано странам с высоким и средним уровнем суицидальной активности разрабатывать и внедрять национальные превентивные программы с учетом специфических проявлений данной проблемы, а также культурных традиций, системы ценностей и особенностей социальной структуризации в каждой отдельной стране.

По данным Следственного комитета РФ в 2016 году покончили жизнь самоубийством 720 детей». (http://tass.ru/obschestvo/4 018 394)

 

Актуальность проблемы суицидального поведения несовершеннолетних обусловливает необходимость изучения факторов суицидального поведения в подростковой и молодежной среде, а также необходимость разработки системы превентивных средств и их апробации в образовательных организациях Российской Федерации.

 

Страница сайта ФГБНУ «Центр зашиты прав и интересов детей» «Ценность жизни» ориентирована на повышение компетентности педагогов, психологов, родителей и законных представителей детей и подростков в сферах формирования здорового образа жизни, профилактики асоциального, аддиктивного и девиантного поведения несовершеннолетних и молодежи.

Материалы спецстраницы прежде всего направлены на решение следующих задач:

  • предоставить информацию об особенностях детского и подросткового суицидального поведения;
  • ознакомить специалистов, организующих профилактическую работу, с системой мер по предотвращению детского и подросткового суицида, которая реализуется в Российской Федерации;
  • ознакомить педагогов и психологов учреждений образования с опытом организации профилактической работы с детьми, родителями, социальным окружением ребенка.

 

Соответственно, информационные материалы и справочная информация по профилактике суицидального риска среди несовершеннолетних ориентирована как на специалистов, организующих профилактическую работу, так и на родителей несовершеннолетних.

Размышления школьников Балашихи о ценности жизни

По образовательным учреждениям Московской области прошла волна угроз. Сообщения о минировании школ вынуждали детей к эвакуации. Педагоги гимназии № 1 Балашихи побудили учеников к размышлениям о жизненных ценностях.

Из этой заметки вы можете узнать, как рассуждают школьники о своей жизни и жизни других людей. Слова о жизни учащихся гимназии № 1 имени Алексея Васильевича Баландина, погибшего Героя, носят особый смысл. В мирное время жизнь имеет ту же ценность, что и на войне.

«Правильный выбор жизненных ценностей важен, чтобы принимать правильные решения» (Татьяна Луценко, 10 класс).

«Можно абсолютно точно заявить, что людей без ценностей не бывает. Даже у самого независимого человека есть ценности, за которые он переживает больше всего, к которым стремится» (Данила Кузьмин, 8 класс).

«Часто сталкиваюсь с людьми, которые живут только будущим, а дни спешно проживают, не оглядываясь по сторонам. Нужно ценить каждый подаренный день» (Стас Игнатьев, 8 класс).

Дети считают, что счастье кроется также и в мелочах, надо только уметь найти его. А в стремлении за большими мечтами люди перегорают. Удивленный взгляд ребенка, приподнятые в улыбке уголки рта для них тоже счастье.

«Чтобы не терять желания и цели, человеку нужно общаться, любить и не зацикливаться на неудачах. Жизнь всегда будет приносить положительные эмоции, если сконцентрировать внимание не на последствиях совершенной ошибки, а на возможных путях ее разрешения» (Сергей Раваев, 11 класс).

«Человеческая жизнь бесценна, об этом все говорят, но не все помнят. Об этом никогда не забывают врачи, спасатели, пожарные. А что может напомнить нам, простым обывателям? Ответ прост, но страшен: смерть, прошедшая мимо. Когда человек находится на грани, он понимает истинную ценность жизни» (Ульяна Андреева, 10 класс).

«Не нужно думать о том, что не нравится зима ввиду холодного климата. Каждый может найти занятие для удовлетворения своих потребностей даже в самый нелюбимый период жизни. Ценности заключаются не только в моментах, подаренных жизнью, но и в людях, которые присутствуют каждый день» (Сергей Момотов, 10 класс).

«Жизнь – это увлекательное путешествие, каждый день которого особенный. Особенным их делают близкие люди, природа, которые оставляют след в наших судьбах. Ужасно, что многие люди тратят жизнь на ложные ценности» (Кристина Пустовалова, 10 класс).

Дети разного возраста с шестого по одиннадцатый класс писали о том, что все начинается с отношения, будь то отношение к учебе или отношения между людьми. О том, что мир обширен, и если человека окружает уничтожающая атмосфера, это не значит, что везде так. О том, что главное – это интерес к жизни. А жажда жизни заключается в выполнении своих истинных желаний. Они смелы в рассуждениях.

«Об этом задумывались философы, теперь моя очередь. Мы должны научиться расставлять приоритеты в жизни и понять, что жизнь одна. Пока мы живы, мы можем все исправить» (Софья Монахова, 10 класс).

«Я живу для воплощения своих целей. Для своих родных и близких, хочу пройти с ними все, весь жизненный путь, делать их счастливыми каждый день» (Маргарита Мунши, 8 класс).

«Жизненные ценности – это то, что люди считают для себя самым важным. Жизненные ценности помогают справиться с трудными ситуациями» (Иван Гордиенко, 10 класс).

Для кого-то самое главное качество жизни – возможность все изменить. Они уверены, что в любой момент могут направить существование в другое русло, изменить себя, мировоззрение, поменять работу, найти новый круг общения. Им даже обидно, когда люди жалуются на свое существование и не понимают насколько все может быть просто.

«Задумывались вы когда-нибудь, что чувствует прохожий, о чем думает, каким он был в детстве, ждут ли его дома? Каждый человек – вселенная или, по крайней мере, ее часть. Разве можно дать цену тому, что нельзя купить?» (Адина Нурджанова, 10 класс).

«Основные приоритеты помогают определить кто вы, во что вам стоит вкладывать энергию, ресурсы и время. Цена – это то к чему вы стремитесь, что достигаете. А ценности – это ваше сознательное проявление в работе, в обществе. Ценности практикуются всю жизнь, их можно определить при помощи простых слов и фраз». (Никита Скрипичников, 8 класс).

«Надо обязательно добиться чего-то в жизни. Стать хорошей матерью, прекрасным семьянином, лучшим работником. Хотя бы одно звание для себя. Но также мы живем и ради других. Ради родителей, ради дорогих нам людей. В этом и заключается ценность жизни» (Яна Гнездилова, 11 класс).

Дети считают: слова о ценности жизни могут означать разное, но для всех главными ценностями будут любовь, семья и возможность жить. Они так и говорят: жизнь – это безграничное количество возможностей. Имея пока свой небольшой в силу лет жизненный опыт, считают его богатством, воспоминаниями грустными и веселыми, тяжелыми и радостными.

«Каждый день, просыпаясь, я надеялась, что все хорошо, все живы. Это было такое счастье, понимание, что все хорошо. Важно жить, бороться за свою жизнь и любить ее. Жизнь – это приключение, счастье и грусть, облегчение и любовь. Очень жалко тех, кто не успел всего этого ощутить, тех, кого рано убили. Отнимать жизнь у людей – это самое главное преступление» (Соад Сайедж, 11 класс).

«Жизнь – это ценный отрезок времени, который есть у нас, чтобы насладиться этим временем, сделать мир лучше, подарить кому-то радость или грусть. Родители для нас сейчас это 85 % нашей жизни, а мы для них – 90%. Мы самое ценное для родителей, а родители для нас. Худшая весть для родителей, когда говорят, что их ребенок в опасности и может погибнуть. Люди должны делать мир лучше, а не пугать и вредить» (Даниил Елисеев, 6 класс).  

Меж тем дети понимают – ценность жизни объективна и имеет много противоречий. Они видят, для каких-то людей ценность жизни исходит из личной выгоды. Также делают выводы, что большинству людей безразлична смерть незнакомого человека, и когда люди слышат информацию о терроре, их волнует лишь вероятность, что это может случиться с ними. Дети понимают счастье как постоянное стремление вперед. И то что надо не просто жить, а чувствовать, что живешь. Радоваться всей жизни, а не мимолетным фрагментам.

«Жизнь может оборваться так же внезапно, как и началась. И для меня ценность жизни в том, чтобы ценить каждый прожитый день, заниматься делом, которое любишь, общаться с людьми, которые приятны. Каждая жизнь ценна по-своему, и нужно проживать ее с удовольствием и благодарностью» (Алина Красовская, 11 класс).

«У меня много знакомых, которые живут лишь будущим. Ожидая чего-то, они не замечают, как жизнь проходит мимо. А ведь жизнь – это самый ценный подарок» (София Варфоломеева, 11 класс).

«Никогда не надо на кого-то злиться. И когда думаешь бежать в огонь, спасти ребенка или просто пройти мимо, я бы выбрал спасти ребенка, жизнь надо прожить достойно» (Иван Широков, 6 класс).

«Жизнь не стоит определенной суммы денег. Сам факт наличия жизни – бесценен. Но сам человек может ее сделать еще более ценной. Сам человек решает сколько стоит его жизнь. Вы можете не быть богатым. Но цена вашей жизни будет высокой. Ваше внутреннее благополучие создает эту ценность. Нужно научиться правильно думать и заниматься тем, что нравится» (Дарья Дурынина, 8 класс).

«Я ценю скромность. Она позволяет видеть границы способностей и удерживает от безрассудства и самонадеянности. Ценю прощение, оно позволяет оставаться эмоционально здоровым и удерживает от гнева и обид» (Анжелика Бурцева, 9 класс).

«Попав в ситуацию, которая угрожает жизни, кто-то бросит всех и побежит спасать себя, а кто-то будет защищать жизни других. Каждый из них по-своему прав. Так как для любого человека жизнь имеет свое значение» (Анна Нетребенко, 8 класс).

«Жизнь – странная вещь, она играет на контрастах, будто пытается разыграть ироничную шутку. Человек бывает капризен и слеп, не желает раскрывать глаза на хорошее» (Иван Захарченко, 9 класс).

Школьники понимают возможности человека, право на выбор. Они напуганы, когда близкие в опасности. Они не задумываются, обесценивается ли их собственная жизнь при спасении других. Они знают – жизнь дарит различные чувства, от жизни можно получить счастье.

Мария СЕМИКОВА
Фото предоставлено гимназией № 1 имени А.В. Баландина

Источник: http://inbalashikha.ru/novosti/shkola-molodogo-zhurnalista/razmyshleniya-shkolnikov-balashihi-o-cennosti-zhizni

Ценность жизни в молодежной среде российского общества

Ашкинази Л.А., Кулешова Т. Н. Ценность жизни: как это измерять // Вестник общественного мнения. Данные. Анализ. Дискуссии. 2016. № 3–4 (122). С. 181–189.

Жизненные приоритеты россиян: семья, деньги или творчество? [Электронный ресурс] // ВЦИОМ. Пресс-выпуск № 3391. URL: https://wciom.ruд/index.php?id=236& uid=116264 (дата обращения: 18.06.2017).

Фан И.Б. В поисках достоинства и ценности жизни российского гражданина // Социум и власть. 2010. № 1. С. 89–93.

Мавропуло О.С. Факторы кризиса культуры здоровья в современной России // Социально-гуманитарные знания. 2017. № 7. С. 131–137.

Журавлева И.В. Почему не улучшается здоровье россиян? // Вестник Института социологии. 2012. № 6.

Делай зарядку, ешь, пей – и не болей! [Электронный ресурс] // ВЦИОМ. Пресс-выпуск № 3376. URL: https://wciom.ru/ index.php?id=236&uid=116200 (дата обращения: 18.06.2017).

Детские самоубийства: кто виноват и что делать? [Электронный ресурс] // ВЦИОМ. Пресс-выпуск № 3122. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=115721 (дата обращения: 18. 06.2017).

Журавлева И.В. Здоровье молодежи: возможно ли его улучшить? // Россия реформирующаяся : ежегодник. Вып. 15 / отв. ред. М.К. Горшков. М. : Новый хронограф, 2017. С. 419–436.

Воскобойников А.Э. Смысл жизни как высшая ценность человека // Горизонты гуманитарного знания. 2016. № 6. С. 53–60.

Некрасова Н.А., Разенкова О.И. Жизнь и смерть как общечеловеческие нравственные ценности // Научный вестник МГТУ ГА. 2012. № 182. С. 64–68.

Тощенко Ж.Т. Социология жизни как теоретическая концепция // Социологические исследования. 2015. № 1. С. 106–116.

Тощенко Ж.Т. Социология жизни. М. : ЮНИТИ-ДАНА, 2016. С. 49. 399 с.

Трунев С.И. Жизнь как ценность: проблемы и противоречия // Философия и общество. 2008. № 4. С. 118–125.

Краснобаева-Чёрная Ж.В. Аксиологический феномен жизни во фразеологии: жизнь как ценность и жизнь как система ценностей // Вестник ВГУ. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2015. № 4. С. 31–35.

Бесчасная А.А. Ценность детско-родительских отношений в контексте ценности жизни // Ценности и смыслы. 2015. № 3 (37). С. 121–129.

Беспалова Ю.М. Проблема судьбы человека в социологии жизни // Вестник Тюменского государственного университета. Социально-экономические и правовые исследования. 2010. № 4. С. 25–31.

Цветков A. Futurum imperfectum // Иностранная литература. 1997. № 1. С. 225–233.

Гофман А.Б. Э. Дюркгейм о ценностях и идеалах // Социологические исследования. 1991. № 2. С. 104–106.

Лубский А.В. Национально-государственная идентичность и модели социального поведения в современном российском обществе // Вестник Адыгейского государственного университета. 2016. № 1 (174). С. 124–131.

Наркомания в России: масштаб проблемы, и как с ней бороться? [Электронный ресурс] // ВЦИОМ. Пресс-выпуск № 3404. URL: https://wciom.ru/index. php?id=236&uid= 116282 (дата обращения: 22.05.2017).

Руденко А.М., Воденко К.В., Котлярова В.В., Шестаков Ю.А. Философия безопасности человека в пространстве виртуальной реальности // Гуманитарий Юга России. 2016. Т. 17, № 1. С. 131–141.

Верещагина А.В., Бандурин А.П., Самыгин С.И. Незащищенное детство в социальном государстве: парадоксы российской действительности и угрозы социальной безопасности // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2016. № 3. С. 20–23.

Жизнь как ценность: проблемы и противоречия

Г. Зиммель высказал идею о том, что центральной осью, вокруг которой вращается вся культура XX в., является понятие жизни. С данным утверждением можно согласиться, но лишь с одной оговоркой: XX в. является периодом становления ценности жизни, а безусловное доминирование указанной ценности в культурах большинства европейских стран и Америки приходится приблизительно на его вторую половину. Это означает, что утверждение Г. Зиммеля в наибольшей мере соответствует культуре постмодерна, в рамках которой протекает и наше нынешнее повседневное существование. Следовательно, ответить на вопрос: «что представляет собой ценность жизни?» – значит определить аксиологические основания собственного бытия, вне понимания которых невозможны ни полноценная рефлексия самих себя, ни адекватное осмысление специфики нашего отношения к миру.

Компаративистский анализ текстов основных представите- лей философии жизни (А. Шопенгауэра, Ф. Ницше, А. Бергсона, В. Дильтея, Г. Зиммеля, А. Швейцера), близких к ним мыслителей (З. Фрейда, Э. Фромма) и критиков (Г. Риккерта, Й. Хёйзинга) позволяет относительно легко сформулировать итоговую дефиницию воли к жизни: воля к жизни – это надындивидуальный биологический импульс, основными функциями которого являются формирование биологического объекта и обеспечение его приспособляемости к среде обитания. Становление же ценности жизни есть постепенный процесс общественного признания наивысшей значимости индивидуального биологического существования, то есть существования индивидуального биологического объекта.

Казалось бы, признание ценности жизни в качестве доминирующей общественной и культурной ценности является несомненным завоеванием человечества. Однако прежде всего оно актуализировало проблему обесценивания системы ценностей, унаследованной современной европейской культурой от эпохи Просвещения. Еще на рубеже XIX–XX вв. Г. Риккерт с неокантианских позиций подверг резкой критике осуществленное представителями философии жизни смещение аксиологических акцентов, поставившее биологическое проживание выше познания: «В Греции соотношение впервые обернулось. Люди, сперва в лице немногих, стали исследовать не для того, чтобы жить, а жить для того, чтобы исследовать. Благодаря истине жизнь только и получала для них ценность. С биологистической точки зрения такая переоценка должна была бы быть названа “вырождением”. Для развития культуры она означает одну из вершин»[1]. В первой половине XX в. Й. Хёйзинга не только констатировал капитуляцию ценности познания перед ценностями бытия и прямого воздействия на реальность, но и указал на производный от нее упадок этических ценностей: «Новая воля к превознесению бытия и жизни превыше знания и суждения опирается, таким образом, на почву этического расшатывания духа... Отказ от всех духовных основ, который несет с собой новая философия, имеет значительно более далеко идущие последствия, чем полагают сами носители данной философии»[2].

Надо заметить, что нидерландский мыслитель четко обрисовал проблему, заключающуюся в том, что признание жизни в качестве доминирующей ценности предполагает постепенный отказ от «всех духовных основ» европейского общества. Ценность познания оказалась первой в ряду подвергшихся обесцениванию. Второй, не менее фундаментальной ценностью, потерявшей всякое позитивное значение, оказалась смерть, понимаемая теперь исключительно как противоположность жизни. В культуре постмодернистского общества смерть обесценивается, то есть перестает быть предметом символического обмена (Ж. Бодрийяр). Предельно упрощается общественно рефлексируемая система видов смерти, из всего многообразия которых в наличии оказывается только два: смерть естественная, биологическая, вызывающая по большей части презрение, и смерть искусственная, внезапная, до некоторой степени волнующая и любопытная[3]. Столь же необратимо отходит на задний план ценность старости как определенного жизненного периода и стариков как особой социально значимой группы. Так, согласно меткому определению Ж. Бодрийяра, старость теперь – «это просто определенный жизненный слой – маргинальный, а в пределе и вообще асоциальный; гетто, отсрочка, пограничная полоса перед смертью»[4]. Данному определению соответствуют столь характерные для настоящего времени масскультурные репрезентации старости, маркирующие данный период жизни понятием неполноценности (физической, умственной, экономической, социальной, культурной).

Можно отметить также полную девальвацию таких понятий, как «истина», «родина», «народ», «любовь» и т. д., понятий, которые в рамках традиционных обществ придавали возвышенный смысл не только человеческой жизни, но и смерти. Патриотизм, доведенный до самоотречения, охотно меняющий жизнь на смерть за счастье родины, народа, за возвышенные идеи, выглядит теперь досадным анахронизмом и вызывает скорее удивление, нежели желание подражать. Смерть за родину вменяется в обязанность исключительно профессиональным военным и оплачивается исходя из условий контракта. Что касается народа, то, по заявлению Б. Клинтона, впервые в истории человечества различия между внутренней и внешней политикой сошли на нет[5]. Это означает, что различия между «своим» и «чужим» народом преодолены, что любая социальная общность или группа по отношению к обладающим реальной властью элитам (политическим, экономическим, культурным) занимает отныне периферийное положение, вследствие чего самопожертвование оказывается невозможным ни с одной, ни с другой стороны. Понятие любви в свою очередь старательно подменяется понятием «хорошего секса» – некоей функциональной квинтэссенции любви. В общем, следует согласиться с высказыванием В. А. Кутырева: «Богатство, успех, здоровье – вот единственные “ценности” постмодернистского общества. Душа, переживания, сомнения, выбор становятся фактором брака, тем, что отвлекает от производства или точного выполнения инструкций... Жизнь аккумулируется в деньгах, этом субстанциальном воплощении рыночно-технологических отношений. Приемлемо все, что им содействует. Остальное: справедливость, честь, служение, любовь к Родине, природе, да, пожалуй, и к человеку, к женщине – пережиток. Пережиток прошлого дотехнологического общества»[6].

Предвидя подобное состояние дел, в 1925 г. X. Ортега-и-Гассет написал: «Характер, который во всех сферах приняло европейское бытие, предвещает эпоху торжества мужского начала и юности. Женщина и старец на время должны уступить авансцену юноше, и не удивительно, что мир с течением времени как бы теряет свою степенность»[7]. В 1935 г. Й. Хёйзинга сумел оценить новые тенденции в развитии культуры, сформулировав проблему, не потерявшую актуальности вплоть до настоящего времени: «Остается ответить на серьезный вопрос, может ли сохранять себя высокоразвитая культура без определенной ориентации на смерть. Все великие культуры, известные нам из прошлого, хорошо помнили такую ориентацию»[8].

С позиций современности очевидно, что культура постмодерна не только сохраняется и продолжает развиваться, но также декларирует прогрессивный характер собственного развития. Однако проблема остается, обретая форму нового вопроса: какие позитивные ценности являются основанием и обеспечивают сохранение и развитие односторонне ориентированной на жизнь культуры?

Как уже было сказано, наивысшей ценностью современной культуры является ценность индивидуального существования. Последнее может быть ценно как само по себе, так и по причине своей полноты, производной от состояния здоровья. Исходя из этого, ценность жизни как таковой постулируется либо в качестве общечеловеческой (то есть характерной для человека как биологического вида) ценности, либо в качестве ценности экологического сознания (претендующего на обладание системой «планетарных» норм). Ни в рамках философии жизни, ни в пределах современной цивилизации, однако, не была решена проблема ограничения воли к жизни при ее столкновении с волей других существ вне зависимости от их видовой принадлежности. Суть проблемы состоит в следующем: поскольку наивысшей ценностью для «меня» обладает «моя» жизнь, то в предельном случае обесценивается существование всякого другого существа, воспринимаемое отныне исключительно в качестве материала, обеспечивающего «мое собственное» существование. Пытаясь решить эту проблему, А. Швейцер выдвинул следующий тезис: «там, где я наношу вред какой-либо жизни, я должен ясно сознавать, насколько это необходимо»[9].Нетрудно заметить, что перед нами лишь видимость решения: когда родители продают собственного ребенка на донорские органы, когда подросток убивает собственных родителей за то, что они не дали ему денег на интернет-кафе, все эти поступки оправдываются необходимостью.

Далее, ни одно из известных нам конкретно-исторических обществ не допускало равнозначной оценки жизни представителей различных сословий, не говоря уже о ценности человеческой жизни в сравнении с ценностью жизни иных обитателей Земли; ни одна из культур не призывала к тотальной толерантности и тем более к биосферному равенству живых существ. Выстраивая жесткие иерархические системы, традиционные общества стремились законодательно ограничивать вертикальную мобильность, усиливая при этом горизонтальную солидарность. В данном контексте атомарное общество постмодерна (в рамках которого каждый отдельный атом движим собственной волей к жизни) представляет собой узаконенную форму описанного Т. Гоббсом догосударственного состояния «войны всех против всех», в котором солидарность возможна лишь в качестве инструмента достижения относительно краткосрочных целей. Попутно заметим, что доминирование ценности жизни в культуре если не отменяет всю совокупность этических ценностей, то придает последним ярко выраженный подчиненный (служебный) характер. Значимость других ценностей определяется отныне не их местом в иерархии, но наличной ситуацией: этично то, что приводит к удовлетворению жизненных потребностей индивида[10]. Это означает, что декларирование ценности индивидуального бытия в качестве «общечеловеческой» приводит к произволу индивидуальной воли к жизни и этической деградации общества. Или, как об этом написал А. Цветков: «Ценности, за которые не больно умереть, – это и есть единственный достоверный продукт и признак цивилизации. Преклонение перед жизнью – сдача и гибель культуры, отступление к птеродактилю. Общечеловеческих ценностей никогда не было – разве что “общепозвоночные”»[11].

Полнота жизни, как уже было сказано, производна от состояния физического и умственного здоровья, позволяющего получать удовольствие от самого процесса проживания (от «жизни без пауз и остановок») и успешно конкурировать с волей других субъектов за доступ к удовольствиям. Согласно большинству представителей философии жизни, среда человеческого обитания непрерывно изменяется (поскольку представляет собой своеобразный поток жизни), вследствие чего каждая новая ситуация требует от живого существа нового, адекватного ответа. Здесь-то мы и касаемся проблемы здоровья, как ее понимал, например, А. Бергсон: «Жизнь и общество требуют от каждого из нас неустанного и настороженного внимания, позволяющего вникать в каждое данное положение, а также известной гибкости тела и духа, позволяющей нам приспособляться к этому положению. Напряженность и эластичность – вот две взаимно дополняющие друг друга силы, которые жизнь приводит в действие. А если их нет у тела? Это приводит к разного рода несчастным случаям, увечьям, болезням. А если их лишен ум? Отсюда всевозможные формы психических расстройств и помешательств»[12]. Таким образом, согласно французскому мыслителю, телесное и умственное здоровье необходимо для выживания в непрерывно изменяющемся мире. Из этого можно сделать вывод, что здоровый образ жизни становится ценностью только тогда, когда мы начинаем ощущать недостаточность собственного уровня приспособляемости.

Отметим, что столь характерные для современности представления о повсеместном кризисе (экологическом, экономическом, культурном и т. п.) способствуют развитию представлений о необходимости поддержания здорового образа жизни. Логика здесь такова: кризис есть непредсказуемое поведение чего-либо, в данном случае – окружающей среды. Внимательно отслеживать изменения и адекватно на них отвечать может только здоровый организм. Следовательно, необходимо придерживаться здорового образа жизни.

Проблема заключается в том, что непрерывно возрастающая жизненная активность, с одной стороны, требует применения дополнительных стимулирующих средств (в предельном случае способных разрушить организм), и с другой – она перестает довольствоваться аскетической диетологией спортсмена, требуя разнообразия ощущений (пищевого и/или сексуального разнообразия). Здесь-то и возникает противоречие: инициированное волей к жизни стремление к здоровью приходит в противоречие с инициированным ею же стремлением к удовольствию. Данное противоречие, на мой взгляд, отчетливее всего выражается в спектре услуг, предо-ставляемых разного рода заведениями, организующими досуг наших граждан и представляющими собой странный симбиоз тренажерного зала, сауны, бассейна и... бара.

Таким образом, признавая ценность жизни в качестве доминирующей, следует помнить о возможности вышеописанных негативных последствий подобного признания для культуры и общества. Подчиняя культуру собственному произволу, индивидуальное существование оказывается свободным от каких-либо ограничений и, пребывая в состоянии непрерывной ницшеанской переоценки ценностей, относится к себе подобным как к средствам удовлетворения собственных потребностей. Результатом видится полное или частичное разрушение духовных основ общества, а также превращение последнего в совокупность отделенных друг от друга индивидов, истощающих отведенные им ресурсы в ежедневной борьбе за выживание. Возможным выходом из создавшегося положения, на наш взгляд, является усиление воспитательной функции государства посредством легитимированных политической властью образцов высокой духовной культуры.


[1] Риккерт, Г. Философия жизни. – Киев, 1998. – С. 411.

[2] Хёйзинга, Й. Homo Ludens. В тени завтрашнего дня. – М., 1992. – С. 310–311.

[3] Здесь приводится классификация, разработанная Ж. Бодрийяром. См.: Бодрийяр, Ж. Символический обмен и смерть. – М.: Добросвет, 2000. О современном понимании смерти как чего-то постыдного, во всяком случае, неуместного см.: Арьес, Ф. Человек перед лицом смерти. – М.: Прогресс, 1992. О смерти, превращенной в эпифеномен медицинских технологий, см.: Агамбен, Дж. Политизация смерти // Новое литературное обозрение. – 2000. – № 4. – С. 75–79. О градации смерти у древних греков и римлян прекрасно написал А. Цветков: «Античная смерть, в отличие от нашей, имела иерархию: случайная, незаслуженная и скоропостижная была предметом скорби или возмущения; гибель во имя долга считалась высшей честью и залогом славы в потомстве». См.: Цветков, A. Futurum imperfectum // Иностранная литература. – 1997. – № 1. – С. 233.

[4] Бодрийяр, Ж. Указ. соч. – С. 290.

[5] Высказывание Б. Клинтона приведено в работе: Бауман, З. Власть без места, место без власти // Социологический журнал. – 1998. – № 3–4. – С. 30.

[6] Кутырев, В. А. Культура и технология: борьба миров. – М., 2001. – С. 50.

[7] Ортега-и-Гассет, X. Эстетика. Философия культуры. – М., 1991. – С. 258.

[8] Хёйзинга, Й. Указ. соч. – С. 295.

[9] Швейцер, А. Благоговение перед жизнью. – М.: Прогресс, 1992. – С. 223.

[10] В данном контексте следует отметить, что проникновение ценности жизни в сферу эстетики привело к радикальным переменам в понимании самой сущности искусства, которое в культуре постмодерна не является ни транслятором высших ценностей, ни способом познания действительности, но средством самовыражения творческой индивидуальности.

[11] Цветков, А. Указ. соч. – С. 233.

[12] Бергсон, А. Смех. – М., 1992. – С. 19–20.

Сколько стоит человеческая жизнь? : Planet Money: NPR

НЕИЗВЕСТНОЕ ЛИЦО: Это ДЕНЬГИ ПЛАНЕТЫ от NPR.

(ЗВУК МУЗЫКИ)

САРА ГОНСАЛЕС, ХОЗЯИН:

Многие люди - в основном политики - о чем-то спорили. Стоит ли закрывать экономику, чтобы спасти жизни, или мы должны позволить людям умирать, чтобы спасти экономику?

КЕННИ МЭЛОУН, ХОЗЯИН:

И в этот аргумент встроен вопрос.Хорошо, тогда сколько именно стоит жизнь в долларах? Это сложный вопрос, и он очень хорошо знаком экономистам.

БЕТСИ СТИВЕНСОН: Итак, люди, которые говорят: «Как вы могли ценить жизнь», я говорю, а как бы вы не могли? Как вы могли притворяться, что люди бесполезны?

ГОНСАЛЕС: Это экономист Бетси Стивенсон. Она из Мичиганского университета.

СТИВЕНСОН: И что вообще значило бы думать о людях как о имеющих бесконечную ценность? Мы бы потратили все ресурсы на спасение одного человека? Люди не приняли бы такого решения.

МАЛОН: Глядя на то, сколько стоит спасти жизнь, Бетси раньше работала в федеральном правительстве в администрации Обамы.

ГОНСАЛЕС: Федеральные агентства оценивают жизнь в долларовом эквиваленте, и это значение используется для определения того, какие правила безопасности оправдывают затраты, например, должны ли мы требовать, чтобы ремни безопасности подавали вам звуковой сигнал, и должны ли мы требовать, чтобы опасные химические вещества были помечены как опасные.

МАЛОН: И теперь кажется, что люди - в основном политики - просят провести такой же анализ на коронавирус.И Бетси, наблюдая за тем, как это разворачивается последние несколько недель, сказала: «Хорошо, вы хотите проверить цифры?» Я могу подсчитать. Стоит ли выключать экономику?

СТИВЕНСОН: Как экономист, я не говорю, что оно того стоит любой ценой. Это не правда. Я имею в виду, что мы могли умереть от чего-то другого - от голода. Так что это не любой ценой, но здесь стоит от многого отказаться. Стоит остановить экономику на три-четыре месяца, потому что погибло так много жизней.

ГОНСАЛЕС: Бетси - одна из группы экономистов, которых мы видели, когда мы вычисляли цифры и приходили к такому же ответу.Да, оно того стоит, по крайней мере, если вы из тех экономистов, которые верят эпидемиологам и их прогнозам.

СТИВЕНСОН: Я думаю, вам будет легче, если вы посмотрите на математику и поймете, что мы говорим о жизнях людей, которые стоят триллионы и триллионы долларов.

MALONE: людей стоимостью в триллионы и триллионы долларов - что возвращает нас к этому важному вопросу, лежащему в основе здесь. Как экономисты оценивают отдельно взятую человеческую жизнь в долларовом выражении?

ГОНСАЛЕС: Мы можем сказать вам, что он у них есть.Говорят, жизнь стоит около 10 миллионов долларов. Но чтобы объяснить, как они получили этот номер, это целая серия. Здравствуйте и добро пожаловать в PLANET MONEY. Я Сара Гонсалес.

МАЛОУН: А я Кенни Мэлоун. В течение следующих нескольких месяцев мы услышим много дискуссий о том, когда стоит рисковать жизнями людей и возобновлять экономику. И чтобы разобраться во всем этом, вам нужно понять историю правительства с такими жизнями и решениями о деньгах. Это восходит к десятилетиям.

ГОНСАЛЕС: Сегодня в сериале рассказывается история о том, как и когда наше правительство ввело денежную ценность в нашу жизнь и почему, возможно, именно мы приписываем эту ценность нашей собственной жизни.

(ЗВУК МУЗЫКИ)

МАЛОН: История нашего правительства, которое сравнивает количество жизней с экономикой, пришла из мира правил техники безопасности.

ГОНСАЛЕС: Существует правило, согласно которому любое федеральное постановление о безопасности, которое будет стоить более ста миллионов долларов в год, должно пройти тест на рентабельность.Так, например, ремни безопасности, которые издают звуковой сигнал - сколько будет стоить установка ремней безопасности с звуковым сигналом и сколько жизней в долларах можно спасти?

MALONE: И вообще, если затраты - деньги - превышают выгоды - спасенные жизни - это новое постановление отклоняется.

ГОНСАЛЕС: Итак, правительство должно вычислить, и для этого им нужно сказать, что потерянная жизнь стоит некоторой суммы денег. И до 80-х годов вот как они это делали. Они спросили, какова цена смерти? Просто смерть обычного человека, как медицинские расходы, связанные с этой смертью, так и - и это важная часть - их потерянный заработок.

МАЛООН: Ага. Это версия того, как суды иногда рассматривают иски о неправомерной смерти. Когда кто-то умирает рано, есть все эти годы жизни, когда этот человек работал бы и зарабатывал деньги, но это не так. И поэтому суд иногда возвращает семье весь этот потерянный будущий доход.

ГОНСАЛЕС: Этот расчет был назван ценой смерти. А в 1982 году средняя цена смерти составила около 300 000 долларов. Так что сегодня это будет примерно 800 000 долларов.

МАЛООН: Но 300 000 долларов - это число еще в 1982 году, которое правительство использовало бы для оценки нового постановления, чтобы выяснить, стоили ли спасенные жизни затрат на регулирование. По крайней мере, так было до появления В. Кипа Вискузи.

W KIP VISCUSI: Я получил много критики и до сих пор критикую. В общем, они думали, что я демон из ада или что-то в этом роде.

ГОНСАЛЕС: Кип - экономист в Университете Вандербильта, специализирующийся на экономике риска и неопределенности.

VISCUSI: Это все, чем я был - почти все, что я делал за всю свою карьеру.

ГОНСАЛЕС: Так вам сейчас много звонков?

VISCUSI: Мне звонят, по крайней мере, один раз в день.

МАЛОН: Итак, еще в 1982 году Управление по охране труда - это федеральное агентство, известное как OSHA - предлагало это правило, согласно которому предприятия должны маркировать опасные химические вещества. Рабочие имеют право знать, когда они работают с опасными веществами.

ВИСКУЗИ: Асбест был бы одним из них. Основные опасные химические вещества, такие как серная кислота, соляная кислота.

ГОНСАЛЕС: Не было закона, который требовал бы маркировки этого ведра, которое может обжечь кожу?

VISCUSI: Этих правил не существовало. Кроме того, их не существовало из-за воспламеняемости. Так что ничего, что требовало бы от компаний предупреждать рабочих, ну, если вы выкурите сигарету рядом с этим, вы можете взорваться.

ГОНСАЛЕС: В 1982 году? Это так недавно.

VISCUSI: Ну, вообще-то потрясающе, что у нас не было таких правил.

МАЛОН: И это постановление, предложенное OSHA, спасло бы тысячи жизней. Всего было оценено 4750 жизней. И чтобы спасти эти жизни, все, что вам нужно было сделать, это просто наклеить ярлыки на вещи.

ГОНСАЛЕС: По сути, расходы, связанные с этой политикой, - это чернила, бумага, и это в основном все.

ВИСКУЗИ: Это большая цена. И затраты не выглядят такими большими, но они складываются.

ГОНСАЛЕС: Итак, правительство ведет подсчет. Стоит ли маркировка больше или меньше, чем стоимость всех смертей, если одна смерть равна 300000 долларов США? Если меньше, то оно того стоит. Пометьте химикаты. Если больше, то не стоит. Это. Не маркируйте химические вещества.

МАЛООН: Первый вопрос - какова цена всех этих спасенных жизней?

ГОНСАЛЕС: Итак, позвольте мне посмотреть - 4750 умножить на 300000 будет - о, черт возьми, я даже не знаю, что это за цифра. На моем калькуляторе указано 1.425E9.

ВИСКУЗИ: Хорошо. Это много цифр. Это миллиард.

ГОНСАЛЕС: Полтора миллиарда, 1,4?

VISCUSI: Одна целая четыре десятых миллиарда.

МАЛОН: Но печать этикеток и все связанные с этим расходы обойдутся в 2 доллара.6 миллиардов.

ГОНСАЛЕС: Итак, они говорят, что печать этикеток стоит 2 миллиарда долларов, а мы спасаем жизни всего на 1,4 миллиарда долларов. Это того не стоит.

ВИСКУЗИ: Верно.

ГОНСАЛЕС: Пусть эти люди умрут.

ВИСКУЗИ: Вот что они делают. Я имею в виду, что это по сути - вы знаете, они не идентифицируют людей, которые умрут, но это последствия этого.

ГОНСАЛЕС: Регламент не прошел тест по математике - 4750 жизней? Не стоит распечатывать этикетки.

МАЛООН: И здесь история принимает поворот. OSHA, правительственное агентство, предлагающее это регулирование, - они подумали, почему такое регулирование не стоит того? И поэтому они обратились - вроде, они обратились к математике.

VISCUSI: И вам пришлось обратиться к вице-президенту. А вице-президентом тогда был вице-президент Буш.

МАЛООН: Как в Джорджа Х.В. Куст.

VISCUSI: И он посмотрел на проблемы, и он сказал, гы, это технический спор.Давайте сюда кого-нибудь уладим.

ГОНСАЛЕС: И кому они звонили?

ВИСКУЗИ: Они позвали меня.

ГОНСАЛЕС: Да, они позвонили Кипу. В. Кип Вискузи вмешивается и говорит: «Я скажу вам, что не так - вы используете эту цену смерти, эту цифру в 300 000 долларов».

МАЛОН: Кип говорит, подумайте, что вы подразумеваете, используя это число - что человек стоит только того, что он зарабатывает на работе? Мол, это явно будет маленькое число, слишком маленькое число.

VISCUSI: Знаете, в этом нет никакого смысла, знаете, если вы посмотрите на людей, которые не имеют дохода, их жизни ничего не стоят? Итак, знаете, не должны ли мы ничего делать для их защиты?

ГОНСАЛЕС: Кип такой: жизнь дороже смерти. Жизнь стоит жизни.

МАЛОН: Кип подумал, что тебе нужно забыть эту чушь, потерянную после смерти, и начать пытаться поставить цену на всю жизнь.

ГОНСАЛЕС: Над этим работали Кип и другие экономисты.И это сложно, потому что, например, что вы собираетесь делать, просто спрашивайте людей, сколько стоит ваша жизнь? Они просто скажут, что моя жизнь бесценна. Это стоит бесконечных денег.

МАЛООН: Итак, Кип и другие думали, а что, если мы посмотрим на места, где люди показывают, чего, по их мнению, на самом деле стоит жизнь? Например, сколько денег люди готовы потратить на вещи, которые сохранят их жизнь и безопасность? Например, насколько больше люди готовы платить за более безопасную машину или за то, чтобы не жить рядом с полигоном для токсичных отходов?

VISCUSI: Например, вы покупаете велосипедные шлемы? Люди смотрели на это. Они все посмотрели.

MALONE: Все, включая работу, которую выбирают люди. И это - работа - было ключом для Кипа.

ГОНСАЛЕС: Кип говорит, что люди постоянно оценивают свою жизнь в долларах, исходя из выполняемой ими работы. Насколько они рискованны и сколько денег они готовы принять в виде заработной платы за эту рискованную работу. Рискованные - это работа, на которой существует риск смерти, например, рабочие-строители или иностранные корреспонденты.

МАЛОН: И эта модель не идеальна.Некоторые критикуют за то, что люди не всегда хотят брать на себя более рискованную работу. Иногда у них не так много вариантов. И когда люди все же берутся за более рискованную работу, это предполагает, что они осознают риск на работе, что - не так ли? Но Кип говорит, что мы, по крайней мере, стараемся осознавать, что одни виды работ более рискованные, чем другие, и этого достаточно для этого расчета. Итак, он начинает собирать данные обо всех этих типах работников.

ВИСКУЗИ: И главное, вы хотите, чтобы кто-то работал на рискованных работах, а кто-то - на менее рискованных.

ГОНСАЛЕС: Кип берет среднее значение по всему рынку труда. Итак, он получил выборку из примерно 10 000 строителей, 10 000 медсестер, 10 000 шахтеров, 10 000 юристов - что-то в этом роде. И он смотрит на то, какова вероятность того, что они умрут на работе, и сколько дополнительных денег им требуется для компенсации этого риска смерти.

МАЛООН: Так, строителям платят мало, но они, вероятно, получают больше, чем, скажем, кассир в кинотеатре. И некоторая часть этих дополнительных денег идет на оплату этого дополнительного риска.Таким образом, Кип может выделить ту часть чьей-то зарплаты, которую вы должны им платить, только потому, что работа рискованная.

ВИСКУЗИ: Итак, вместо того, чтобы полагаться на то, что какой-то правительственный чиновник произвольно полагал, что жизни стоили, почему бы нам не посмотреть, сколько сами рабочие считают своей жизнью с точки зрения небольшой вероятности смерти, с которой они сталкиваются на работе?

ГОНСАЛЕС: И вот что он находит. Тогда - в 1982 году - шанс умереть на работе был 1 из 10 000.И чтобы убедить рабочих принять этот риск, компании должны были платить им дополнительно от 300 до 400 долларов в год - каждому из них.

MALONE: И если вы подумаете об этом - если мне нужно 300 долларов, чтобы принять шанс смерти один из 10 000, я, по сути, обнаружил ценность, которую я придаю своей жизни, как только вы запустите некоторые математические вычисления.

ГОНСАЛЕС: Итак, вы говорите, 300 раз по 10 000 человек. Именно столько мы должны заплатить как компании, чтобы заставить этих работников работать на нас, зная, что один из них умрет на работе.

ВИСКУЗИ: Верно. Мы не знаем наверняка, но мы думаем, что в среднем один умрет. И это даст вам 3 миллиона долларов.

ГОНСАЛЕС: Итак, значит, это означает, что стоимость жизни составляет 3 миллиона долларов?

ВИСКУЗИ: Верно. Ценность статистической жизни, назовем ее, составила бы 3 миллиона долларов.

ГОНСАЛЕС: Это статистическая, а не реальная жизнь?

ВИСКУЗИ: Да. Это статистическая жизнь или ожидаемая смерть.

МАЛОН: Расчет Кипа дал нам гораздо более высокое число для ценности жизни - 3 миллиона долларов, а не 300 000 долларов, которые правительство использовало для расчета химической маркировки. Итак, Кип заменил свой новый номер.

ВИСКУЗИ: И это изменило весь анализ.

ГОНСАЛЕС: 4750 жизней, спасенных на сумму 3 миллиона долларов каждая, а не 300 000 долларов каждая, стоили 14 миллиардов долларов. И маркировка химикатов не обошлась в 14 миллиардов долларов. Это стоило 2,6 миллиарда долларов. Так что теперь это того стоило, как бы сверх того, поэтому сегодня у нас есть этикетки с опасными химическими веществами.

ВИСКУЗИ: Верно. Если вы используете соответствующий ценник, многие расходы на здоровье и безопасность будут выглядеть как выгодная сделка.

МАЛООН: После этого случая правительственные учреждения начали использовать ценность статистической жизни Кипа. И многие правила сегодня не прошли бы, если бы мы по-прежнему использовали этот старый метод «цены смерти». И эта новая ценность - она ​​очень многое определяет.

СТИВЕНСОН: Таким образом, чем ниже ценность статистической жизни, тем меньше выгоды и меньше затрат вы готовы потратить на повышение безопасности людей.

ГОНСАЛЕС: Это снова экономист Бетси Стивенсон. Она говорит, что сейчас не все правила техники безопасности проходят из-за более высокой ценности жизни Кипа. Еще предстоит принять трудные решения.

МАЛОН: Бетси вспоминает, как видела один особенно сложный случай, связанный с внедорожниками - должны ли они иметь задние камеры заднего вида.

СТИВЕНСОН: Идея заключалась в том, что если у вас есть задняя камера заднего вида, вы с меньшей вероятностью наедете кого-то, кто находится позади вас, потому что вы лучше видите позади себя.Так, особенно, если за вами играет малыш.

ГОНСАЛЕС: Эта политика предназначена в основном для защиты маленьких детей.

Стивенсон: Первоначально анализ затрат и выгод показал, что спасено не так уж много жизней. А цена, когда технология была новой, была настолько высока, что правительству было трудно оправдать введение этого регулирования в отношении людей.

ГОНСАЛЕС: Просто - математика не сработала.

СТИВЕНСОН: Совершенно верно.

ГОНСАЛЕС: Никаких резервных камер. И люди просто не могли принять этот ответ, поэтому многие люди продолжали пытаться принять это постановление.

СТИВЕНСОН: Было несколько действительно эмоционально сложных историй о людях, которые задавили своих детей, и они лоббировали Конгресс. И я думаю, что причина, по которой они продолжали возвращаться и пытаться решить эту проблему, заключалась в том, что это просто высветило слабость ценности статистической жизни.

МАЛОН: Это один из недостатков этого метода оценки жизни.Это не влияет ни на горе, ни на то, как или когда кто-то умирает.

СТИВЕНСОН: Это люди, которые любят вас, и которые богаче, имея вас в своей жизни, и их потери. И мы должны думать, знаете ли, когда человек, знаете ли, наезжает на своего собственного ребенка. Это просто - это нечто большее, чем просто жизнь ребенка, которая заканчивается. В каком-то смысле жизнь родителей заканчивается. Это не так с любым другим видом смерти.

ГОНСАЛЕС: Учитывали ли мы возраст людей, которых убивали из-за того, что люди поддерживали их?

СТИВЕНСОН: Нет.

ГОНСАЛЕС: №

СТИВЕНСОН: Мы не корректируем ценность статистической жизни в зависимости от возраста. Это означает, что у нас нет скидки для пожилых людей. Это также означает, что у нас нет детского или детского поощрения. Это одно и то же число, независимо от того, 2 вам, 42 или 82. И я думаю, что многие люди видят в этом проблемы.

ГОНСАЛЕС: Однажды в 2003 году пытались оценить людей по-другому. Агентство по охране окружающей среды при администрации Джорджа Буша рассматривало новый стандарт чистого воздуха.Насколько чистым должен быть воздух. И EPA было похоже, что людям старше 70 лет меньше лет, чтобы дышать чистым воздухом. Им следует меньше рассчитывать. А более низкое значение для некоторых жизней по существу означало бы более низкие стандарты чистого воздуха.

МАЛООН: EPA предположило, что, возможно, пожилые люди должны стоить на 37% меньше денег.

СТИВЕНСОН: Это стало известно как скидка для пожилых людей.

ГОНСАЛЕС: Фактически, скидка за смерть для пожилых людей. Люди протестовали. Они держали таблички с надписью «Бабушка на продажу».Это не прошло хорошо.

СТИВЕНСОН: Реакция была настолько сильной, что они сразу же отказались от этого, и с тех пор вы не видели ни одного подобного предложения.

MALONE: Каждое государственное учреждение сделало выбор использовать одно значение для всех нас. Что-то среднее для старых и молодых, но также и для богатых, бедных, коричневых, белых - что, как вы знаете, эта часть определенно кажется правильной.

ГОНСАЛЕС: Итак - хорошо. Итак, встроенная в эту формулу точных чисел, в какой-то момент было принято моральное решение, что мы не будем ценить разные жизни по-разному в зависимости от возраста.

СТИВЕНСОН: Да, думаю, это решение можно назвать моральным. Политическое решение. Я думаю, что проблема в том, кто будет решать, как мы сбрасываем со счетов людей с течением времени?

(ЗВУК МУЗЫКИ)

ГОНСАЛЕС: Это подводит нас к сегодняшнему дню, и к коронавирусу, и к этому аргументу некоторых людей, который вы, возможно, слышали, о том, что пожилым людям, возможно, не стоит отключать экономику. Но важно иметь в виду, что мы уже решили, как страна, что мы не используем методы подсчета.Пожилые люди, молодые - того же достоинства.

МАЛОН: После перерыва, как мы вычисляем числа.

(ЗВУК МУЗЫКИ)

ГОНСАЛЕС: Вы посчитали коронавирус - если мы ничего не сделаем, а не если мы продолжим отключать экономику.

ВИСКУЗИ: Да.

МАЛОН: Кип Вискузи, человек, который изобрел числа, провел подсчеты на коронавирус. Но прежде чем мы это сделаем, сделаем одно важное предостережение. Способ, которым Кип рассчитывает ценность жизни, основан на рискованности рабочих мест, а коронавирус меняет то, какие рабочие места являются рискованными.

ВИСКУЗИ: Теперь это работники сферы обслуживания. Это действительно относительно безопасные рабочие места с точки зрения риска смертельного исхода. Но они подвержены чрезмерному риску заражения коронавирусом.

ГОНСАЛЕС: Работники продуктовых магазинов, медсестры, курьеры, дворники - теперь все они подвергаются большему риску. Но эти изменения не учитываются при расчетах Кипа. У нас пока нет такой информации.

МАЛООН: Итак, чтобы провести математику, мы начнем с текущей, но еще до коронавируса, ценности жизни.И, по данным Министерства транспорта, CDC и ряда других правительственных агентств, эта цифра сейчас составляет около 10 миллионов долларов.

ГОНСАЛЕС: Итак, сколько еще жизней мы спасем, остановив экономику? Трамп сказал, что можно спасти миллион жизней. Эпидемиологи говорят, что это может быть до 2 миллионов. Но, говорит Кип, давайте просто воспользуемся миллионом жизней.

VISCUSI: Если вы умножите 1 миллион спасенных жизней и если каждая жизнь будет стоить 10 миллионов долларов, то получится 10 триллионов долларов.

MALONE: триллион спасенных жизней на сумму около 10 триллионов долларов.

VISCUSI: Значит, это очень большое число, которое определенно доминирует над любыми экономическими затратами, которые мы несем.

ГОНСАЛЕС: Десять триллионов долларов - это половина ВВП США, а это означает, что для того, чтобы оправдать полное открытие бизнеса, экономика должна потерять половину своей стоимости. Кип и многие, многие, многие другие экономисты говорят, что мы даже не приблизились к этому, особенно потому, что, если бы не было останова, бизнес в любом случае не смог бы работать на полную мощность, потому что так много людей были бы больны. и боится ходить по бизнесу, и кучу других проблем.

МАЛОН: По сути, Кип говорит о том, что даже его базовые вычисления с низким баллом приводят к такой высокой стоимости потерянных жизней, что ему даже не нужно проводить более сложные вычисления. Базовые расчеты показали ему, что остановка экономики, очевидно, того стоила.

ВИСКУЗИ: И если бы это было не так, тогда вы бы хотели начать смотреть на все то, что вы упустили. Так вы упускаете из виду все издержки, связанные с болезнями, которые не являются просто затратами на смертность, которые вы должны учитывать?

ГОНСАЛЕС: Приятно ли, что поступать по-умному - вроде бы, экономически ответственно - это также приятно и нравственно, а именно не позволять людям просто умирать?

ВИСКУЗИ: Да.Было бы еще лучше, если бы мы сделали это раньше. Но да, это хорошо.

СТИВЕНСОН: У меня определенно был момент: «Хорошо, это правильный поступок». Это был также момент, когда я понял, что мы можем останавливаться на три месяца, и это будет оправдано.

МАЛООН: Опять же, экономист Бетси Стивенсон, которая говорит, что сейчас ясно, что мы поступаем правильно.

ГОНСАЛЕС: Но Бетси говорит, что впереди трудное решение. США снова откроют экономику в какой-то момент, когда это будет еще не совсем безопасно.Это одно из грубых, но необходимых решений.

СТИВЕНСОН: Вы правы в том, что это вызывает отвращение. И я думаю, что обществу будет сложно осознать тот факт, что мы собираемся сделать выбор, чтобы восстановить экономику, и вы и дальше будете видеть смерти от коронавируса. И все равно это будет правильный выбор.

ГОНСАЛЕС: И это все равно будет правильным выбором, потому что нельзя просто закрыть экономику навсегда?

СТИВЕНСОН: Мы не можем закрыть экономику, пока не будет ноль смертей.

ГОНСАЛЕС: Сейчас мы этого не делаем.

СТИВЕНСОН: Верно. Сейчас мы этого не делаем.

(ЗВУК «СЧАСТЛИВОГО ПУТЕШЕСТВИЯ» БЕНЕДИКА ЛАМДИНА И РИААНА ВОСЛУ)

ГОНСАЛЕС: Вы можете написать нам по адресу [email protected] Мы в Facebook, Twitter и Instagram. Мы @planetmoney.

МАЛОН: Сегодняшнее шоу продюсировали Лиза Йегер и Отэм Барнс. Алекс Голдмарк - наш курирующий продюсер. Брайант Урштадт редактирует шоу. Джеймс Снид проверил факты в этом эпизоде.

ГОНСАЛЕС: Подсчитывать по радио действительно сложно, поэтому мы его сильно упростили. Если вы хотите узнать больше о том, как вы цените жизнь, в том числе о том, сколько травм равняется одной смерти, у Кипа Вискузи есть книга «Оценка жизни». Если вам понравился этот эпизод, поделитесь им с другом. Я Сара Гонсалес.

МАЛОУН: Я Кенни Мэлоун. Это NPR. Спасибо за внимание.

Авторские права © 2020 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

стенограмм NPR создаются в срочном порядке Verb8tm, Inc., подрядчиком NPR, и производятся с использованием патентованного процесса транскрипции, разработанного NPR. Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

Как ценить жизнь с точки зрения статистики

Когда мы говорим о ценности человеческой жизни, мы обычно говорим, что она бесценна.Потому что это так. Но в то же время экономисты в некотором роде ставят знак доллара на жизнь. И правительство тоже. Фактически, именно столько нормативных требований оценивается - взвешивая затраты для бизнеса с выгодой для жизни. Вот как к этому пришло правительство США.

В 1949 году Советы испытали свою первую атомную бомбу. Правительство США приступило к действиям. Это была эпоха, когда было обещано, что экономика может все измерить, и ВВС хотели найти экономически эффективную и эффективную стратегию для первого удара по Советскому Союзу в случае начала ядерной войны.Он обратился в аналитический центр под названием Rand, и у Рэнда появилась идея.

«Их совет заключался в том, чтобы заполнить небо множеством дешевых винтовых самолетов, не все из которых будут нести атомное оружие», - сказал Спенсер Банцаф, профессор экономики в Государственном университете Джорджии. «Но их будет так много, что, хотя многие будут сбиты, достаточно, чтобы поразить цели».

Военно-воздушные силы ненавидели это, сказал Банцаф.

«Уровень потерь был бы настолько высок, если бы использовалось такое количество самолетов и такое количество ложных целей, и ВВС в основном спросили Рэнда:« Вы думали о жизнях всех пилотов и экипажа? »И они сказали:« Ну, нет, потому что мы не знали, как поставить на это число.«И это прошло не очень хорошо».

Этот план был отложен, и в течение десятилетий после этого правительственные чиновники и экономисты внутри и за пределами Rand боролись с этой проблемой - как вы оцениваете числовую ценность человеческой жизни?

«Они сказали, что жизнь слишком священна, чтобы ее ценить», - вспоминает Кип Вискузи, профессор права, экономики и менеджмента в Университете Вандербильта, работавший на администрацию Картера и Рейгана.

Экономисты время от времени пытались сделать то же, что и суды и страховые компании - рассчитать стоимость жизни на основе среднего заработка человека.Но Вискузи сказал, что это в конечном итоге недооценивает жизни и не совсем подходит для тех решений, которые принимают правительства, которые обычно связаны с тем, как предотвратить смерть с помощью регулирования.

В 1982 году вопрос об оценке жизни дошел до стола вице-президента. Правительственная бюрократия боролась за то, стоит ли потенциально спасающее жизнь регулирование затрат.

Согласно этому правилу, опасные химические вещества на рабочем месте должны быть маркированы, а компании должны иметь под рукой паспорта безопасности материалов с указанием, что делать, если работник подвергся воздействию химического вещества.

Такое регулирование, вероятно, спасло бы жизни и рабочие дни, потерянные из-за травм. Но это обойдется компаниям, возможно, в миллионы. Это была хорошая идея? Ответ сводился к тому, как ценить жизни, которые можно было спасти. Одно агентство, Управление по безопасности и гигиене труда, сочло, что оно того стоит. Другой, Управленческое и бюджетное управление, этого не сделал.

Вискузи был привлечен для разрешения спора.

Он использовал идею экономиста Тома Шеллинга, названную «ценность статистической жизни», на работу которого повлиял провал, связанный с планами ядерной войны за десятилетия до этого.Вискузи начал с поиска мест в экономике, где люди были бы вынуждены идти на компромисс между долларами и риском смерти. Он нашел их на рабочем месте.

«Типичный рабочий в Соединенных Штатах ежегодно сталкивается с одним шансом из 25 000 умереть. Когда я проводил этот анализ в первый раз, средний риск смерти составлял один шанс из 10 000 », - сказал он.

Некоторые работы более опасны, чем другие, и людям платят за выполнение этого дополнительного уровня опасности. Арктические рыбаки, нефтяники, лесорубы - все это опасные работы, и Вискузи посмотрел на них всех и многих других.

«Мы рассмотрим данные о сотнях тысяч рабочих» и, контролируя уровень образования и квалификации, «мы сможем выделить, сколько дополнительной заработной платы рабочим платят за эти риски», - сказал он.

Используя сегодняшние цифры, они в основном приходят к выводу, что в среднем работники зарабатывают примерно на 1000 долларов в год больше, если имеют один шанс из 10 000 умереть на работе. Если у вас будет 10 000 таких рабочих, «в среднем для этой группы ожидается одна смерть», - пояснил Вискузи.

Итак, если вы сложите много небольших рисков смерти, вы получите смерть.И если вы сложите то, что всем заплатили, чтобы они взяли на себя все эти небольшие риски смерти, вы получите числовое значение вокруг этой смерти.

«В общей сложности нам придется заплатить рабочим 10 миллионов долларов за одну ожидаемую смерть, которая может произойти с их группой», - пояснил Вискузи. Десять тысяч рабочих, каждый из которых получает по 1000 долларов, дает вам 10 миллионов долларов.

Это то, что называется ценностью статистической жизни, и это стоимость в долларах, присвоенная теоретической человеческой жизни - 10 миллионов долларов, когда вы делаете этот расчет сегодня.

Теперь экономисты признают, что люди отшатываются, когда слышат об этом подходе.

«Понятно, что люди думают, что это связано с оценкой жизни конкретного человека», - пояснил Банцаф. «Мы не пытаемся оценить жизнь отдельных людей в долларовом эквиваленте. Если 6-летняя девочка упадет в колодец, мы не будем спрашивать: «Сколько она стоит? Она стоит 10 или 20 миллионов? Мы просто вытащим ее ».

Но мы ценим риски для жизни - мы платим за меры безопасности, мы требуем большего за опасную работу.Таким образом, ценность статистической жизни технически является мерой стоимости риска и позволяет сравнивать стоимость регулирования в долларах с выгодой в виде вероятных спасенных жизней.

Это постановление 80-х о маркировке опасных химикатов - оно было принято. Экономия жизней и предотвращение травм и потерянных рабочих дней в совокупности окупились для бизнеса.

«Каждое крупное государственное постановление, связанное с риском смертности, оценивается с помощью VSL», - сказал Вискузи.«Это главное обоснование правил перевозки и экологических норм».

Таким образом, ценность статистической жизни - это, по сути, способ оценить жизнь без реальной оценки самой жизни.

Как ценность жизни в долларовом выражении? Правительства уже используют

Но от 100000 до 200000 долларов стало стандартным диапазоном, одобренным многими экономистами в области здравоохранения. Помимо понимания мнений экспертов, «этот диапазон основан на опыте работы с лицами, принимающими решения, для управления влиянием на бюджет здравоохранения», - сказал Кристофер МакКейб, исполнительный директор и C.E.O. Института экономики здравоохранения в Альберте, Канада.

Каким бы ни было значение, в Соединенных Штатах пороговые значения не применяются к решениям о покрытии медицинского обслуживания. Позволить другим решать, за какие услуги стоит платить, а какие не кажутся многим неприятными или несправедливыми.

Мы склонны ценить лечение, которое помогает людям, находящимся на грани смерти, тратя на них больше, чем на лечение других, которое в конечном итоге спасает больше жизней. Это тоже отражает ценности, которые нелегко перевести в математику.

«Все способы принятия решения об использовании коллективных ресурсов являются дискриминационными по отношению к кому-либо», - сказал г-н МакКейб. «Лучшее, на что мы можем надеяться, - это принимать эти решения в рамках прозрачного процесса. Фундаментальная проблема в США заключается в том, что нет согласия по этому процессу ».

Многие страны и организации, которые используют рентабельность в здравоохранении, осознают и берут на себя эту задачу. Например, Британский национальный институт здравоохранения и качества ухода с большей вероятностью порекомендует покрытие лечения, если оно стоит менее 20 000–30 000 фунтов стерлингов (что эквивалентно 25 000–37 000 долларов США) за каждый дополнительный год жизни, который он предоставляет (с поправкой на качество жизни). .Но это не жесткое правило. Организм также учитывает другие факторы, в том числе состояние и популяцию, которую он лечит, уровень доказательств эффективности и доступность альтернативных методов лечения, среди прочего.

Точно так же Институт клинического и экономического обзора - частная некоммерческая группа в США, которая оценивает эффективность и ценность медицинских услуг - рассматривает экономическую эффективность наряду с рядом контекстуальных факторов, которые такой анализ может упустить.Чтобы еще больше убедиться, что все ценности учтены, обе группы проводят открытые встречи и приглашают комментировать проекты документов.

Отражая тот факт, что не существует «правильной» цены на жизнь, не существует единого правильного способа сочетать все эти факторы и перспективы. Но открытое обсуждение и разрешение общественного обсуждения помогают примирить наше личное ощущение того, что мы хотим безграничной медицинской помощи для себя, и коллективное ограничение того, что общество может себе позволить.

Повысьте ценность жизни с помощью этих 11 советов

Больше...

Получите больше влияния на своих заинтересованных сторон с помощью этого БЕСПЛАТНОГО полного руководства по Rhetorical Device

Anacoluthon

Зарегистрируйтесь ниже, чтобы получить доступ к БЕСПЛАТНОМУ справочнику

Икс

Сегодня увидел огромный белый грузовик с надписью:

Все ценно

Сначала подумал: «Мусор! Это неправда!" Но тогда… ну, посмотрите сами:

Настоящая ценность жизни заключается в том, как мы относимся к себе.Сегодня вы можете развить дисциплину наблюдения, а не игнорирования, действия, а не пренебрежения. Каждый раз, когда вы выбираете действие, а не легкость, у вас будет больше уверенности в себе, и ваша ценность жизни будет расти.

Знаменитый немецкий писатель Герман Гессе сказал о ценности жизни:

«Какая бы удача ни случилась, вы всегда можете придать ей смысл и превратить в нечто ценное».

Почему важно понимать ценность жизни?

«Сегодня слишком многие люди знают цену всему и ничего не ценят.


- Энн Ландерс

Допустим, вы купили новую машину своей мечты. Ага !! Вы счастливы! Но как вы относитесь к своей машине два или три года спустя? Или я должен сказать через месяц? Потому что благодаря нашей гедонистической адаптации мы очень быстро приспосабливаемся к новой ситуации и примерно через месяц мы не видим и не чувствуем разницы с ситуацией до того, как вы купили новую машину. Вы привыкли водить машину каждый день.

«Владение игрушкой - конец радости."и" Волнение в погоне ".

Это означает, что радость от вещей в вашей жизни уменьшается очень быстро, что снижает ценность жизни. А болевые точки, разочарования и раздражения ... ну, они останутся навсегда.

«Если вы так решите, даже неожиданные неудачи могут принести новые и положительные возможности.


Если вы захотите, вы сможете найти ценность и удовлетворение в любых обстоятельствах».
- Ральф Марстон

Итак, чтобы повысить ценность жизни, вам нужно сбалансировать все эти негативные эффекты со всеми позитивными.И хотя вы подсознательно больше не видите этих положительных сторон, вам нужно приложить некоторые сознательные усилия, чтобы увидеть их снова и повысить ценность жизни.

Вместо того, чтобы прожить день, спросите себя:
«Что я получу за день?»

Нажмите, чтобы твитнуть

Или процитируем Мишеля де Монтеня о его взгляде на ценность жизни:

«Ценность жизни не в длине дней, а в том, как мы их используем;


человек может прожить долго, но очень мало.”

11 способов повысить свою ценность жизни

Сегодня вы тоже можете начать с того, чтобы еще больше радоваться своей жизни и ценить ее. Просто используйте один или несколько (или все!) Из следующих способов, с помощью которых вы можете повысить свою ценность жизни. :

Ценность жизни Совет № 1:

Используйте негативную визуализацию, чтобы быть счастливее от того, что у вас уже есть. Это очень мощная техника, которую уже использовали римские императоры тысячи лет назад.

Ценность жизни Совет № 2:

Увеличьте изображение того, чем вы недовольны, и найдите спрятанные драгоценные камни.Если вы хотите найти что-то позитивное, красивое, интересное или захватывающее, то найдете это даже среди мусора. Это вопрос сосредоточенного внимания только на той конкретной детали, которая доставит вам радость.

Ценность жизни Совет № 3:

Реалистично оценивайте жизненные взлеты и падения. После каждого лета вы получаете осень и зиму. Это факт. Также факт, что после зимы вы получаете весну и лето. Зима плохая? Нет! Все так, как есть, и могут быть очень прекрасные дни.

В природе нет прямых линий.

Нажмите, чтобы твитнуть

Ценность жизни Совет № 4:

Перефразируйте отрицательный результат. Чтобы начать видеть положительную сторону вещей, полезно расслабиться на отрицательной стороне вещей. Вы делаете это, переосмысливая негативные аспекты во что-то позитивное или, по крайней мере, в менее негативное.

Получите больше влияния на своих заинтересованных сторон с помощью этого БЕСПЛАТНОГО полного руководства по Rhetorical Device Anacoluthon

Зарегистрируйтесь ниже, чтобы получить доступ к БЕСПЛАТНОМУ справочнику

Икс

Ценность жизни Совет № 5:

Признайте тот факт, что вы человек и что вы делаете ошибки.Фактически, вы должны совершать ошибки, потому что это ваш лучший шанс узнать что-то новое.

«Мы так заняты делами для достижения целей внешней ценности, что забываем внутреннюю ценность, восторг, связанный с жизнью, вот в чем все это».


- Джозеф Кэмпбелл

Ценность жизни Совет № 6:

Станьте супер-учеником. В наши дни лучшее конкурентное преимущество, которое у вас есть на любом рабочем месте, - это учиться быстрее, чем ваши конкуренты.Итак, станьте супер-учеником, делая как можно больше ошибок, чтобы вы могли учиться как можно быстрее.

Ценность жизни Совет № 7:

Заведите ежедневную привычку писать «Утренние страницы». Если вы хотите узнать об этом больше, вы ищите на Youtube сотни людей, объясняющих это, поэтому я не буду делать этого здесь. Но я настоятельно рекомендую вам начинать писать каждое утро свои утренние страницы, потому что это значительно повысит вашу ценность жизни, - это мой опыт.

Ценность жизни Совет № 8:

Поймите, что все ценно.Хотя я никогда не был поклонником бывшего президента США Рональда Рейгана, у него есть красивая надпись на его мемориале в Сими-Вэлли, Калифорния:

«Я в глубине души знаю, что человек хороший, что то, что правильно, всегда в конечном итоге восторжествует. и в каждой жизни есть цель и ценность ».

Итак, все ценно и все имеет цель. Скорее всего, вы не знаете ценности и цели большинства вещей в жизни. Но это не значит, что у вещей нет ценности и цели.

Если вы не верите в ценность жизни, вы никогда ее не увидите. Итак, вы сначала должны принять тот факт, что все хорошее или плохое имеет ценность.

Будьте внимательны и внимательны к тому, что происходит вокруг вас. Позвольте жизни и всем ее тонким посланиям коснуться вас. Часто самые необычные возможности скрыты у всех на виду, среди, казалось бы, незначительных событий. Итак, как вы обращаете внимание и не упускаете возможности ценить свою жизнь?

Жизнь может быть чрезвычайно ценной, если вы захотите.

Но тогда вы должны открыть глаза и захотеть увидеть ценность, даже если вы не думаете, что она будет там. Итак, ожидайте ценности во всем.

Итак, если вы хотите повысить свою ценность жизни, я предлагаю вам открыть для себя возможность того, что все ценно. А также то, что вы считаете негативным или бесполезным. Кстати, когда я говорю «вещи», я имею в виду все. Итак, каждый человек, каждое животное, растение, даже самые крошечные существа на планете и все остальное.

«Вы должны искать ценность внутри, но должны смотреть дальше в поисках перспективы».


- Денис Уэйтли

Ценность жизни Совет № 9:

Осознайте, что вы обязаны видеть красоту во всем перед жизнью и природой. Красота в глазах смотрящего. Итак, если вы не видите красоты вещей, то она теряется в космосе. У вас есть долг перед жизнью, чтобы быть свидетелем ее красоты. Иначе бесполезно. Если вы действительно видите красоту вещей, вы можете сделать большой подарок жизни. Мой пятилетний сын всегда говорит: «Ты видел этого папу? Ты видел это?!" имея в виду то, что он только что сделал.Ему нужен зритель того, что он делает, когда играет. Зритель нужен каждому, в том числе и вам!

Ценность жизни Совет № 10:

Давайте расширим последний пункт еще больше и выразим вашу благодарность , сказав это вслух.

Если вам есть что сказать, скажите все!

Если вы чувствуете благодарность к кому-то, то нет причин держать это чувство в себе. Итак, здесь у вас есть ключ к тому, чтобы иметь дело с трудными людьми. Найдите красоту в другом человеке и скажите это ему или ей.

Ценность жизни Совет № 11:

Не ищите! Находить! Если вы ищите ключи, скорее всего, вы не видите ключи, лежащие перед вами на столе. Вместо этого, если вы скажете себе: «Я знаю, что мои ключи здесь кое-что, и я найду их!», То вы, вероятно, найдете их быстрее. Итак, скажите себе: «Я знаю, что в этой неудаче есть что-то ценное и Я собираюсь выяснить, что это такое! » Если вы этого не видите, то скажите себе: «Хорошо, я выглядел недостаточно хорошо, потому что должно быть что-то ценное.Итак, я посмотрю и найду снова ».

Иллюстрация ценности жизненных советов

Чтобы проиллюстрировать приведенную выше ценность жизненных советов, я хотел бы дать вам глупую иллюстрацию. Не вешайте мне трубку, просто чтобы проиллюстрировать, как это работает.

Ваша компьютерная мышь

Предположим, вам не нравится ваша компьютерная мышь.

Как вы все еще можете оценить его ценность?

[примечание: числа соответствуют указанным выше подсказкам о ценности жизни]

  1. Скажите себе: «К счастью, моя компьютерная мышь не ломается, и батареи все еще работают.»
  2. « Кнопка прокрутки моей компьютерной мыши работает очень хорошо ».
  3. Поймите, что все, что вы покупаете, потеряет привлекательность, поэтому неудивительно, что вам больше не нравится ваша компьютерная мышь.
  4. «Я рад, что моя компьютерная мышь - не самая гиперсовременная мышь, потому что в противном случае меня бы все время отвлекали все ее новые функции».
  5. «Может, мне стоило купить другую мышь, когда я покупал эту мышь, но эй, я же человек! Я делаю ошибки!
    [«Привет, я Фред, и я делаю ошибки»
    Групповой ответ: «Привет, Фред»]
  6. «Чему я научился с точки зрения требований с помощью этой мыши? На что мне следует обратить внимание в следующий раз, когда я куплю новую мышь? »
  7. На утренних страницах пожаловаться на мышь и отпусти ее.
  8. Поймите, что все имеет значение и цель, и ваша мышь тоже!
  9. Будьте щедры и сделайте вселенной подарок, ценив свою мышь, чтобы она не была сделана даром. Я имею в виду: вы уже довольно много времени провели вместе, не так ли?
  10. Скажите вслух: «Я доволен своей мышью, потому что ...»
  11. Скажите себе: «Я знаю, что эта мышь ценность, но что это?»

Что, если что-то действительно отстой?

Ну, дело в том, что даже тогда он может быть вам полезен.Когда мне было восемь лет, у меня появилась опухоль головного мозга, и я провел три месяца в больнице с непрерывными операциями. Это повлияло на всю мою жизнь. В очень отрицательном смысле, но также и в положительном смысле.

Теперь я вспоминаю это событие, которое едва не стоило мне жизни, как ценный урок. Но мне потребовалось много лет, чтобы это осознать.

Итак, если вы не хотите тратить свое драгоценное время, сделайте себе одолжение, и даже когда что-то действительно отстой, постарайтесь как можно скорее превратить это во что-то положительное.

Получите больше влияния на своих заинтересованных сторон с помощью этого БЕСПЛАТНОГО полного руководства по Rhetorical Device Anacoluthon

Зарегистрируйтесь ниже, чтобы получить доступ к БЕСПЛАТНОМУ справочнику

Икс

Заключение

Ваша ценность жизни и то, как вы воспринимаете положительные и отрицательные стороны, имеют огромное влияние на ваш уровень счастья. К счастью, теперь вы знаете 11 советов, как повысить ценность жизни и стать счастливее!

Время викторины!

Проверьте свои знания о
Creative Visualization

Получите больше влияния на своих заинтересованных сторон с помощью этого БЕСПЛАТНОГО полного руководства по риторическому устройству Anacoluthon

Зарегистрируйтесь ниже, чтобы получить доступ к БЕСПЛАТНОМУ справочнику

Икс

Получите ли вы пользу от этих советов и повысите ценность жизни?

В заключение этой статьи я хочу предложить вам начать пользоваться этими советами.Выберите только один и начните применять его в своей жизни. Затем вернитесь на эту страницу, выберите другую и так далее. Со временем вы увидите, что станете счастливее!

Итак, не ждите, увеличивая ценность жизни, и сразу же приступайте к применению этих советов!

Перед вами

Пожалуйста, поделитесь в поле для комментариев ниже, как вы используете эти советы, чтобы мы все могли извлечь пользу из вашего обучения!

Спасибо!

До новых встреч: цените во всем и будьте счастливы!


Ценность жизни.Непровокационный и абсолютно холодный… | Аллен Фолтон

Это «Современное руководство по выживанию», руководство, которое я пишу для того, что, как мне кажется, людям необходимо знать о жизни в современном мире. Выраженные здесь взгляды принадлежат мне и только мне. И несколько лет назад я осознал, что я, как и многие люди, придерживаюсь парадоксального отношения к человеческой жизни. Учитывая, что я жив, как и многие другие люди, отношение к жизни - очевидная тема выживания. Сегодня я хочу разобраться с вами в следующем затруднительном положении:

Нас учат ценить жизнь по своей сути и нас учат ценить жизнь на основе ее качества.

Это кажется простым маленьким утверждением, но оно имеет ОСНОВНЫХ последствий. В конце концов, о чем, по вашему мнению, идет дискуссия об абортах, когда вы прямо к ней подойдете? Или обсуждения ухода за пациентами в конце жизни? Или дискуссии о злоупотреблении наркотиками, или помощи в самоубийстве, или даже базовых концепциях «целенаправленной» жизни? В каждом из этих случаев мы переключаемся между этими двумя способами мышления, и то, на чьей стороне мы остановимся, определяет такие вещи, как наша политика, наш образ жизни, наши друзья, наша вера и наша работа.Я думаю, нам следует немного лучше разобраться в теме.

Внутренняя ценность жизни

Жизнь ценна, потому что она существует. Это реальность, которую на каком-то уровне признает большинство из нас - люди, которые не являются психопатами или экзистенциальными философами, поскольку между ними есть разница.

Но почему это так? Почему мы думаем, что жизнь имеет внутреннюю ценность? В зависимости от того, кого вы спросите, вы получите другой ответ (это метафизика, а не физика), но я думаю, что это сводится к трем причинам: дефицит, сочувствие и красота.¹

Жизни мало. Любой астрофизик может сказать вам это; 96% или более Вселенной - это пустота, большая часть оставшихся 4% - это непригодная для использования недвижимость, и нам еще предстоит подтвердить, что жизнь существует где-либо, кроме Земли. Все, что редкое, драгоценно. И жизнь необычна, даже чудесна по своему действию - где-то во взаимодействии белков и ферментов мертвые вещи превращаются в живые по причинам, которых мы просто не понимаем. Сознание еще более необычно: самосознание занимает первое место как самая редкая вещь, о которой мы знаем во Вселенной.И даже если где-то там есть инопланетяне², человечество все еще существует только в одном мире.

Это довольно тяжеловато. Подумайте об этом ... вы представитель чего-то настолько редкого, что, насколько нам известно, оно существует только в одном месте из триллионов потенциальных сред. Поэтому каждая человеческая жизнь имеет ценность как редкий ресурс.

Мы тоже чуткие существа. Почти каждый человек (не считая социопатов) инстинктивно реагирует на обстоятельства других, хорошие и плохие.Фактически, это один из наших основных механизмов выживания как вида; Сочувствие - это хорошо, если вы пытаетесь способствовать сотрудничеству и взаимной заботе, а именно так мы в основном и живем. И мы обычно применяем это сочувствие к любой другой форме жизни, с которой мы знакомы - например, собаки очень ценятся и рассматриваются как семья во многих местах мира.

Соответственно, кажется, что мы ценим жизнь, потому что можем поставить себя на место других. Мы смотрим на другое существо, представляем себя на его месте, а наше чувство самосохранения делает все остальное.Жизнь ценна, потому что мы можем чувствовать то, что чувствуют другие, мы можем представить себе переживания других и инстинктивно хотим, чтобы этот опыт был хорошим, потому что мы можем представить это как наш собственный опыт.

И последнее, но не менее важное, то, что заставляет эти две точки соединяться вместе: жизнь прекрасна . Я говорю о моменте, когда вы просыпаетесь от великолепного восхода солнца и видите, как небо окрашивается в сумасшедшие цвета, которые заставят художника повернуть свои кисти. Я говорю о запахе кофе и яиц, которые готовятся в соседней комнате, пока ты лежишь, прижавшись к постели.Я говорю о ощущении травы под ногами, о ветре на лице, и о том моменте восхитительного тепла, когда вы гуляете летом на улице. В тот момент, когда вы чувствуете руку любимого в вашей или его губы на ваших. Незабываемые ощущения от первого вождения автомобиля и нежное расслабление от просмотра любимого телешоу.

Мы переживаем миллионы событий, которые просто прекрасны. Они восполняют все остальное дерьмо, через которое нам приходится изнурять себя в жизни, потому что на самом деле дело в том, что каждая жизнь имеет потенциал испытать эти удивительные моменты.Жизнь ценна, потому что в каждой жизни есть потенциал для радости.

Итак, подведем итоги - жизнь - это редкость. У нас есть сочувствие. Жизнь может быть красивой. На мой взгляд, это достаточные причины для того, чтобы жизнь имела внутреннюю ценность без каких-либо других соображений.

Качественная ценность жизни

Жизнь ценится благодаря своему качеству, это очень емкий термин, который я попытаюсь определить. Под этим я подразумеваю то, что мы ценим жизнь, особенно человеческую, но также и любую жизнь, которой мы можем сопереживать, основываясь на том, насколько приятна эта жизнь , а также ее потенциалом и достижениями.

Традиционно, когда мы слышим слово «качество жизни», мы думаем об этом как о медицинской фразе: насколько хорошо пациент может двигаться, степень его повседневной боли, его психическое состояние и т. Д. Мы не будем ограничиваться этим. определение в этом обсуждении. Качество жизни - это обширная область для обсуждения опыта, социально-экономического, культурного потенциала и реальных достижений, и это неизбежно приводит нас к суровому выводу:

Жизни не имеют одинаковой ценности.

Так мы оправдываем всякое.Вот почему мы не чувствуем себя плохо, когда едим мясо. Вот почему мы даем политикам телохранителей, а вам их нет. Вот почему мы ценим свадьбы знаменитостей. Вот почему тебя не считают серийным убийцей за убийство всех этих комаров. Вот почему мы не боимся использовать антибиотики, уничтожающие миллиарды бактерий, но каждый год ведутся споры об абортах. Это серьезное дело.

Также стоит помнить, что на практике мы абсолютно не считаем, что жизни всех людей имеют одинаковую ценность.Кто-то из моей страны для меня дороже, чем кто-то из другой страны. Кто-то, кого я знаю, стоит больше, чем тот, кого я не знаю. Тот, кто имеет хорошую работу, считается более ценным, чем бездомный.

Все это происходит из-за баланса трех переменных, если сразу перейти к нему: (1) приятные качества жизни, (2) ее потенциал и (3) ее достижения.

Мы ценим всю жизнь, и особенно свою собственную жизнь, исходя из того, насколько она приятна. О, у меня будет столько неприятностей из-за этого, но это правда, и вы это знаете.Ценность, которую мы придаем жизни, колеблется в зависимости от того, насколько она приятна. И это присвоение значений быстро меняет , , потому что оно не основано на среднем соотношении приятных моментов жизни и моментов боли и ужаса. Вместо этого он основан на том, как идут дела , сейчас .

Вот почему мы можем сказать что-то вроде «Его кончина была милостью» или «Он в лучшем месте». Вот почему мы усыпляем домашних животных в конце их жизни, а не позволяем им жить в боли.Это также одна из причин, по которой мы говорим что-то вроде «Это была трагедия», когда кто-то умирает в расцвете сил.

И, конечно же, именно по этой причине в последние годы набирает обороты движение самоубийц, оказывающих помощь. Мы вовлечены в большую социальную дискуссию о том, что эта оценка жизни на самом деле означает с точки зрения конкретных действий, которые мы готовы потворствовать или принимать в обществе. Частично это также основано на следующем пункте.

Мы ценим жизнь - всю жизнь, но особенно человеческую жизнь - исходя из ее потенциала. Мы смотрим на животных и людей и выносим суждения о том, что они могут делать со своей жизнью, исходя из своего опыта и вклада в жизнь общества. Это влияет на наше восприятие их ценности. Даже в тех случаях, когда этого не должно быть.

Вы когда-нибудь задумывались, почему белым мальчикам в подготовительной школе сокращаются сроки за изнасилование? Это его часть. Судья смотрит на них и производит расчет: «привилегированная семья + хорошее образование + связи = возможно, однажды он станет продуктивным членом общества.А потом они выходят. Их жизнь оценивается в человек из-за восприятия потенциала в человек. Несмотря на то, что они совершили ужасное преступление, судья очень высоко оценивает потенциал их жизни.

Сравните и сопоставьте с другими группами, и мы видим, что это большая проблема. Мы часто, кажется, ценим одни жизни больше, чем другие, по плохим причинам - и эти идеи о потенциале находятся в самом верху списка. Когда дело доходит до определения потенциала, люди будут выносить суждения на основе смещения .Мало того, что этот номер - это проблема выживания , это проблема выживания для многих людей.

И в то же время вы когда-нибудь задумывались, почему большинство людей не ценят коровьи жизни? Опять же, это отчасти причина. Мы смотрим на коров и по большей части приходим к выводу, что функция и стремление коровы в жизни, по сути, сводятся к тому, чтобы быть пищеварительной трубкой. И, следовательно, мы не особенно плохо себя чувствуем из-за того, что используем эту жизнь в своих целях. У коров отсутствует потенциал - то есть наше определение потенциала.⁴

С другой стороны, мы также ценим жизни на основе достижения . Мы судим о жизнях на основании того, что с ними было сделано человек. Это реализация потенциала - мы высоко ценим людей, когда они соответствуют этому.

Есть причина, по которой у некоторых людей есть телохранители, а у других нет. Независимо от того, кто является президентом, они, например, выполнили безумно трудную задачу, став президентом. Они достигли цели - занять положение с огромной властью и ответственностью, и это положение настолько важно, что в результате их жизнь высоко ценится.Это грустная, но простая правда, что, если бы я умер сегодня вечером, нация продолжала бы двигаться без заминки. Если президент умрет, это мгновенный кризис для миллионов людей, а может, даже для всего мира.

По той же причине, но в меньшем масштабе, дорогая скаковая лошадь имеет большую ценность. Скаковая лошадь сделала удивительные вещи и внесла большой вклад в кошелек своего владельца. В конце концов, он все еще может превратиться в клей, но не до тех пор, пока не будет выведен, и уж тем более до тех пор, пока не выйдет из расцвета.До этого времени он живет очаровательной жизнью.

В этих примерах мы можем увидеть, как потенциал и достижение существуют в состоянии взаимодействия и взаимного подкрепления. Кто-то с потенциалом может делать большие дела, что ставит их в положение с еще большим потенциалом, что дает им возможность добиться еще больших достижений. И наша оценка их жизни также растет по спирали, пока их потенциал не станет отрицательным. 40-летнего миллиардера ценят за то, что он будет делать дальше. 97-летнего миллиардера ценят за наследство, которое он унаследует.

Во многих случаях важно помнить, что такой круговой алгоритм определения потенциала и достижений не всегда является плохим. Мы ценим людей с потенциалом, потому что нам нужны человек, которые будут делать большие дела. Мы ценим людей с достижениями, потому что они продемонстрировали, что могут делать великих дел . Но это может пойти не так, очень, очень быстро, потому что люди часто действуют на основе предубеждений, а наши суждения всегда действуют в тени плохой информации, дезинформации и отсутствия информации.

Балансирующие ценности

Из этих жизненных ценностей вытекает логическая проблема: почему мы держим и этих мер ценности? Если жизнь по своей сути ценна, почему мы придаем ей качественные ценности? И если жизнь ценна по качественным показателям, почему мы настаиваем на том, чтобы она была ценна по своей сути? Разве одно не должно отменять другое?

Ответ заключается в том, что ни один из них сам по себе не может описать всю сложность ценности жизни.Одно, другое или оба показателя ценности необходимы в разных ситуациях. Мы не можем утверждать, что жизнь имеет или внутренних ценностей. Совершенно очевидно, что это так, и это должно быть нашей отправной точкой для любого рассмотрения жизни. Но верно также и то, что внутренняя ценность жизни должна иногда, возможно, даже , обычно , занимать необходимое второе место по сравнению с оценочным суждением о ее качественной ценности.

Это невероятно опасное предприятие.

Здесь стоит отметить, что это стартовые ворота злодеяний.Чрезвычайно легко сделать это ужасающе ошибочным суждение. В том, чтобы судить о другой жизни как о меньшей ценности - сказать, что сумма ее качеств вторична или подчинена собственной жизни - вот где обретают форму мерзости истории.

Но мы все равно должны это сделать.

Мы должны, потому что мир заставит нас сделать выбор. Мы будем вынуждены выбирать свою жизнь по сравнению с другими. Мы будем вынуждены балансировать жизни других друг против друга. Мы будем вынуждены ценить виды как больше или меньше, чем наши собственные.Такова реальность нашего существования в этой вселенной, и нам бесполезно прятаться от нее. Как бы то ни было, в тот момент, когда человечество обрело разум, мы стали судьями.

Когда наше выживание - цель игры , правило всегда заключается в том, чтобы ценить свою жизнь и жизнь тех, кого мы любим, выше, чем других. Если мы голодаем, охота на оленя для пропитания становится необходимым вариантом. Если мы находимся в опасности, уничтожение источника этой опасности становится первоочередной задачей. Если мы угнетены, борьба с источником этого угнетения становится единственным рациональным выбором.Поступить иначе в таких случаях - значит добровольно снизить ценность нашей собственной жизни - отказаться от выживания и достойного качества жизни.

Кто-то может сказать, что это принципиальный выбор - отказаться от своей жизни или качества жизни в защиту своих принципов. Я не согласен. На мой взгляд, нужно выжить, чтобы принципы имели большое значение. Конечно, есть некоторые исключения, но общее заявление о том, что я всегда должен ценить жизнь настолько высоко, что я не могу защитить свою собственную, смехотворно; если я умру, мои надежды, мечты, принципы и потенциал умрут вместе со мной.⁵ Будет выбор выживания, который вы примете в жизни … или кто-то сделает их за вас.

Когда выживание другого в наших силах , нам придется сделать выбор, кто получит поддержку, а кто нет. Вы уже сделали это, если когда-либо голосовали или участвовали в благотворительности. Странно думать об этом таким образом, но, поддерживая одну группу, вы по своему выбору и намерению , а не поддерживали другую. Вы сделали оценочное суждение, и чья-то жизнь, вероятно, висела на волоске.

В какой-то момент тот же выбор может появиться для вас в еще более резких выражениях. Выбор, какого ребенка спасти от домашнего пожара. Выбор пешехода для удара в неконтролируемой машине. Выбор, с какой нацией вести войну. Некоторые из этих выборов произойдут в мгновение ока; некоторые будут обсуждаться в течение нескольких дней или недель. Но вы сделаете их .

Когда выживание другого вида находится в наших силах , нам придется делать выбор, какие существа выживут, а какие падут под тяжестью нашего выживания, высокомерия и экономической необходимости.И здесь стоит отметить, что мы ценим другие виды прямо пропорционально их количеству, тому, насколько они раздражают, насколько они опасны и насколько они милы.

Почему мы ценим тигров? Хотя они могут быть величественными и великолепными существами, они убежденные людоеды и естественные конкуренты людям за территорию и ресурсы. Эволюции есть что сказать по этому поводу, и тигры проигрывают. Теперь, когда они почти проиграли ... внезапно мы стали ценить их. Мы прошли этап качественной оценки и вернулись к естественной оценке жизни тигров.

У нас есть преимущества интеллекта, склонности к сотрудничеству, новаторского мышления и противоположных пальцев. Это делает нас доминирующим видом на этой планете, и нет никаких признаков того, что в ближайшее время что-то изменится. Мы, , будем делать выбор о том, какие виды сохранить, а какие заставить исчезнуть. Некоторые из этих вариантов будут вашими - какие продукты вы едите, какие продукты покупаете, какие экологические группы и политику вы поддерживаете.

Рациональная оценка жизни

Придание ценности жизням - это не то, что мы можем притворяться, что выходит за рамки наших возможностей или даже за пределами наших прав.Это то, что вы будете делать в своей жизни. Это неизбежно.

Итак, мой совет, чего бы он ни стоил, - постарайтесь относиться к этому рационально.

Это означает понимание того, откуда берутся жизненные ценности, и это философская кроличья нора, которую я призываю вас исследовать. Это означает изучение своей жизни и выяснение того, где мы делаем выбор жизненных ценностей. Это означает, что мы заранее решим, если это вообще возможно, каким будет наш выбор, потому что у нас может не быть времени, чтобы по-настоящему подумать о них в нынешнем хаосе.А это означает примириться с этими решениями.

Это также означает быть очень и очень осторожным. В других местах этой серии я касался ситуаций, когда жизненные ценности становятся чрезвычайно важными, и стоит отметить, что ни одна из них не перестала быть важной ». Ошибиться в суждении в этом случае - это буквально жизнь и - ситуация смерти.

И есть , так много человек хотят, чтобы вы приняли их представления о ценности жизни. Очевидно, я один из них.Виновен по обвинению. Но каждый политик, каждый религиозный деятель, каждый друг и член семьи, каждый босс, каждое государственное учреждение, каждая корпорация, некоммерческая группа или благотворительная организация ... ВСЕ из них будут иметь свои собственные интерпретации по этому вопросу. Вам нужно будет выбрать, кому верить, и оценить, как этот выбор повлияет на вас.

Итак, чтобы подвести итог, рациональная оценка жизни состоит из следующих пунктов:

  • Развивайте свои ценности : Читайте, слушайте, исследуйте.Найдите экспертов. Проверяйте факты. И по возможности делайте выводы из того, что вы считаете ценным в жизни. Если вы не можете этого сделать или вам не нравится это делать, найдите самого доброго человека, которого вы знаете, и скопируйте его. Если сомневаетесь, будьте добры.
  • Сделайте свой выбор : решите, как вы собираетесь выносить суждения по оценке жизни, и , когда вы собираетесь выносить эти суждения. Обычные ситуации включают в себя то, будете ли вы есть мясо, поддерживать нуждающихся, поддерживать или противостоять аборту, а также поддерживать или противостоять смертной казни.
  • Будьте осторожны : Остерегайтесь людей, которые хотят манипулировать вашими ценностями и ценным выбором; они могут быть доброжелательными, они могут быть злонамеренными, и может быть очень трудно сказать, какие из них какие.
  • Act : Следуйте своим ценностям. Действуйте по своему выбору. Живи и суди.

Это одна из самых сложных вещей, которую я попрошу сделать от читателя в этой серии, уступая только постоянной рекомендации думать . Любая оценка жизни сопровождается встроенной директивой в закон . Я не собираюсь рассказывать вам, что это за директива для вас или в какой степени она применима. Я просто знаю и хочу, чтобы вы знали, что будет существовать. И нравится вам это или нет… вы, , будете за ним . Такова реальность выживания в этой вселенной.

Сколько на самом деле стоит человеческая жизнь?

«В некоторых ранних работах было указано, что мы не оцениваем индивидуальную жизнь в долларовом эквиваленте. Например, если девушка падает в колодец, мы не говорим: «Извините, это будет стоить 10 миллионов долларов, чтобы спуститься туда и забрать вас, а вы не стоите 10 миллионов долларов, так что удачи» », Банцаф говорит мне.«Мы просто так не делаем». Как говорит Банцаф, экономисты того времени пытались провести различие, с точки зрения выгод и затрат, между выбором частного потребления, сделанным отдельными людьми, и политическим выбором, охватывающим все население, сделанным, например, правительствами.

Бывший пилот ВВС США, ставший кандидатом наук по имени Джек Карлсон, нашел начало выхода. В своей диссертации он попытался оценить цену не жизни, а , спасая или не спасая жизней. Карлсон писал, что ВВС США обучают пилотов тому, как катапультироваться из поврежденного самолета, а не пытаться его приземлить.Катапультирование спасет пилота, а посадка может спасти (дорогой) самолет.

Карлсон сравнил спасение и посадку и обнаружил, что переломный момент неявно оценивает спасение жизни пилота в 270 000 долларов. В другом случае Карлсон отметил, что проектирование, строительство и обслуживание катапультируемых капсул для экипажа бомбардировщика B-58 обойдется в 80 миллионов долларов и спасет от одной до трех жизней в год. Сделав неявное явное: посчитав, ВВС США установили «денежную оценку жизни пилотов» в пределах 1 доллара.17 миллионов и 9 миллионов долларов.

Научный руководитель Карлсона, бывший экономист RAND по имени Томас Шеллинг, воплотил идеи своего студента в те рамки, которые используются до сих пор. В 2005 году Шеллинг получил Нобелевскую премию за свою работу по игровой теории конфликта, особенно ядерной войны, но еще в 1968 году, когда он был профессором Гарварда, он написал главу в книге с блестящим названием Проблемы анализа государственных расходов. № под названием «Спасаемая вами жизнь может быть вашей собственной».

Это странно философское произведение, в некотором роде причудливое и элегическое. «Это коварная тема, и я должен выбрать не описательное название, чтобы избежать первоначального недоразумения», - начинает Шеллинг. «Я буду обсуждать не ценность человеческой жизни, а« спасение жизни », предотвращение смерти». Шеллинг пытался выйти из-под морального бремени придания жизни денежной ценности, и после 35 страниц извиваний он определяет рычаг, который сдвинет массу. Он говорит, что нельзя ценить жизнь, но можно узнать, сколько денег люди готовы принять, чтобы рискнуть своими собственными.

Возьмите программу по спасению жизней большой, известной группы населения с хорошо понятым, но небольшим риском, а затем спросите: "Хорошо, а сколько это стоит?" Вы можете выяснить это с помощью опросов или поведения потребителей - «выявленных предпочтений», как это называют экономисты. Возьмите то, что люди будут тратить индивидуально, чтобы избежать незначительного риска, и умножьте это на вероятность того, что этот риск осуществится, и на общее количество людей, на которых он может повлиять. Это оно.

Шеллинг назвал это ценностью статистической жизни.

Преимущество такого подхода в том, что он позволяет избежать морально сомнительного признания того, что смерть является частью затрат на ведение бизнеса. Как и в случае страхования, идея Шеллинга распространяет известный риск на большую часть населения, размывая вопрос о конкретной ответственности или вине, чтобы каждый имел свою долю.

Десять лет спустя, в унынии 1970-х годов, политики начали беспокоиться о финансовых последствиях правительственных постановлений. Конечно, спасать белоголовых орлов или предохранять реки от возгорания - это нормально, но стоит ли заставлять налогоплательщиков или предприятия (и, следовательно, потребителей) платить за это свои кровно заработанные доллары? Президент Джимми Картер приказал агентствам исполнительной власти использовать новый подход, анализируя затраты и преимущества каждого нового правила.Когда Рональд Рейган вступил в должность, его мания дерегулирования зашла еще дальше. Все исполнительные агентства должны были доказать Управлению по вопросам управления и бюджета, что экономические выгоды от любого крупного постановления перевешивают затраты на его реализацию.

Ценностей Жизни (61 цитата)

«Ошибка относительно жизни, необходимой для жизни. - Всякая вера в ценность и достоинство жизни основывается на ложном мышлении; это возможно только благодаря тому, что сопереживание универсальной жизни и страданиям человечества очень слабо развито в индивидууме.Даже те более редкие люди, которые мыслят за пределами самих себя, смотрят не на эту универсальную жизнь, а на отгороженные ее части. Если кто-то знает, как держать исключения в основном в поле зрения, я имею в виду очень одаренных и чистых душой, принимает их производство для целей мировой эволюции и радуется эффектам, которые они, в свою очередь, производят, можно верить в ценность жизни потому что один упускает из виду всех других людей, то есть думает ложно. И точно так же, если, имея в виду все человечество, он придает действительность только одному виду побуждений, менее эгоистичных, и оправдывает их перед всеми остальными, тогда снова можно надеяться на что-то от человечества в целом и до такой степени верят в ценность жизни: таким образом, и в этом случае, из-за ложности мышления.Какое бы из этих взглядов человек ни придерживался, он принимает исключение среди мужчин. Подавляющее большинство терпят жизнь, не слишком много жалуясь; они верят в ценность существования, но делают это именно потому, что каждый из них существует только для себя, отказываясь выходить из себя, как это делают эти исключения: все, что находится вне себя, они вообще не замечают или, самое большее, как тусклая тень. Таким образом, для обычного, обыденного человека ценность жизни зиждется исключительно на том факте, что он считает себя выше, чем мир.Сильный недостаток воображения, от которого он страдает, означает, что он не может нащупать свой путь к другим существам, и поэтому он как можно меньше участвует в их судьбах и страданиях. С другой стороны, тот, кто действительно мог участвовать в них, должен был бы отчаяться в ценности жизни; если бы ему удалось охватить и ощутить в себе целостное сознание человечества, он рухнул бы под проклятием существования - поскольку человечество в целом не имеет цели, и отдельный человек, когда он рассматривает его общий ход, не может получить от него никакой поддержки или утешения. , но должно быть доведено до отчаяния.Если во всем, что он делает, перед ним предельная бесцельность человека, его действия приобретают в его собственных глазах характер бесполезного расточительства. Но чувствовать себя растерянным не только как отдельные плоды, но и как человечество в целом, как мы созерцаем растраченными отдельные плоды природы, - это чувство, превосходящее все другие чувства. - Но кто способен на такое чувство? Конечно, только поэт, а поэты всегда умеют утешать себя ».
- Фридрих Ницше, Человек, слишком человечный: Книга для свободных духов .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *