Девиации в поведении: Формы и причины девиантного поведения подростков Статьи в научных изданиях

Содержание

Исследование склонности к девиантному поведению среди студентов техникума

Девиантное поведение – это совершение поступков, которые противоречат нормам социального поведения. К основным видам девиантного поведения относятся, прежде всего, алкоголизм, наркомания и преступность, которые несут реальную угрозу безопасности и устойчивому развитию современного общества.

Проблема отклонения поведения подростков всегда была актуальной.

Вопросы девиантного поведения связаны главным образом с подростками «группы риска».

Статистический анализ роста подростковой девиантности за последние 10 лет ярко демонстрирует его зависимость от процесса социальных изменений». Данная проблема уже перестала быть только психолого-педагогической. Она стала социальной. Важнейшими причинами отклонений в психосоциальном развитии подростков могут быть неблагополучные семьи, определенные стили семейных взаимоотношений, которые ведут к формированию отклоняющегося поведения. Многие родители не могут научить детей жить в обществе, поскольку сами дезориентированы.

Типичными- проявлени­ями девиантного поведения являются такие подростковые поведенческие реакции как: агрессия, вызов, самовольное и систематическое отклонение от учебы или трудовой деятельности; систематичес­кие уходы из дома и бродяжничество, пьянство и алкоголизм детей и подростков; ранняя наркотизация и связанные с ней асоциальные действия; попытки суицида.

 

В проведенном мною исследовании принимали участие 22 человека из разных групп и отделений техникума с их согласия. Из них: 11 юношей и 11 девушек. Возраст студентов от 15 до 18 лет.

В качестве методики исследования мною применена методика диагностики «Склонности к отклоняющемуся поведению».  Методику данной диагностики разработала психолог А.Н.Орёл

Данная методика является методом измерения склонности подростков к реализации различных форм отклоняющегося поведения.

В результате проведения данного исследования было установлено, что все исследуемые студенты обладают средней степенью склонности к отклоняющемуся поведению, что не есть хорошо. Cогласно результатам, было выявлено, что юноши, более склонны к проявлению форм девиантного поведения, чем девушки.

Это выражается в том, что у четырёх юношей и трёх девушек выявлены склонности к нарушению норм и правил поведения в общественных местах. У двух юношей и одной девушки данная тенденция ярко выражена.

При определении склонности студентов к адиктивному поведению, а именно возможному употреблению психотропных веществ, к игре в карты, к зависимости от интернета, и других видов зависимости установлено что юноши являются наиболее склонны к ним, чем девушки на 28 %.

При определении склонности студентов к самоповреждающему и саморазрушающему поведению обнаружено, что у девушек данная тенденция не наблюдается, у одного из семи юношей выявлена заинтересованность в вопросах суицида, которыми он интересуется, как он поясняет: «с познавательной целью». В настоящее время с ним ведется определенная работа.

При определении склонности студентов к агрессии и насилию было выявлено, что двое парней и одна девушка склонны к агрессии и насилию и у девушки данная тенденция выражена ярко.

Склонность к делинквентному (преступность) поведению наблюдается у одного студента первого курса.

По полученным результатам можно говорить о наличии в учебном заведении студентов с признаками дивиантного поведения, которое выражается в агрессивной направленности во взаимоотношениях с другими людьми, а также решении своих проблем посредством насилия, используя методы унижения партнера по общению, как средство стабилизации самооценки.

 Профилактика девиантного поведения у подростков.

Отклоняющееся поведение личности регулируется различными социальными институтами.

Общественное воздействие может носить характер правовых санкций, медицинского вмешательства, педагогического влияния, социальной поддержки и психологической помощи.

Всемирная организация здравоохранения предлагает выделять первичную, вторичную и третичную профилактику:

Первичная профилактика направлена на устранение неблагоприятных факторов, вызывающих определённое явление, а также на повышение устойчивости личности к влиянию этих факторов. Первичная профилактика может широко проводиться среди подростков, как классными руководителями, так и преподавателями техникума на своих занятиях.

Задача вторичной профилактики - раннее выявление и реабилитация нервно-психических нарушений и работа с «группой риска», например, подростками, имеющими выраженную склонность к формированию отклоняющегося поведения без проявления такового в настоящее время.

Третичная профилактика решает специальные задачи, такие как лечение нервно-психических расстройств, сопровождающихся нарушениями поведения. Третичная профилактика также может быть направлена на предупреждение рецидивов у лиц с уже сформированным девиантным поведением.

Профилактика алкоголизма, наркомании, преступности среди подростков является первостепенной задачей, которая заключается, в первую очередь, в воспитательных и организационных мерах, которые направлены на то, чтобы подросток больше узнал о пагубном действии на свой организм и психику различных веществ.

Большое значение в профилактике подростковой наркомании имеет влияние педагогов и средств массовой информации. Но простые лекции могут не произвести должного впечатления на подростков. Намного эффективнее будет показ документального фильма, наглядно демонстрирующего все ужасы жизни наркоманов в ракурсе масштабной трагедии всей страны. Молодые люди должны понять, что наркомания среди подростков - это путь к вымиранию человечества. И такую проблему лучше не допускать, чем затем пытаться от нее избавиться.

Профилактика девиантного поведения среди подростков – это первостепенная задача родителей, классных руководителей и всего педагогического коллектива. Необходимо наблюдать за душевным состоянием и поведением подростков, отмечать возникающие изменения.

Поведенческие расстройства или девиации поведения? - Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б. Ганнушкина №06 2000

 Существовавшая на протяжении многих лет неоднозначность ситуации в области оценки отклоняющегося поведения человека, в определении его границ, проявлений, в причислении к психической патологии или условной норме привела к тому, что эту сферу психической жизни индивида и научно-практического раздела ученые стали обходить стороной.
Психиатры, которые до появления психологии девиантного поведения занимались изучением исключительно патологической психической деятельности, вначале посчитали эту область знаний малозначимой в сопоставлении с учением о психозах, заполонивших психиатрическую науку и практику. В сравнении с шизофренией гемблинг (увлечение азартными играми) рассматривался как "озорство", не требующее внимания специалиста и тем более терапии.
   По мере естественного сужения сфер влияния психиатрии за счет становления клинической психологии и отнесения к ее ведению значительной части так называемой малой психиатрии "большая психиатрия" начала экспансию в смежные научные области. Девиантные формы поведения, которые ранее расценивались ею как не существенные и малозначимые, стали рассматриваться как важные в плане предрасположенности к тяжелым психическим заболеваниям и были названы донозологическими (предболезненными) формами психических расстройств. Именно расстройств, а не психологических феноменов. Современная мировая психиатрия раскрыла себя в новой международной классификации (5-я глава МКБ-10). Из прежней классификации (МКБ-9) психических заболеваний (т.е. нозологических форм) она превратилась в классификацию психических и поведенческих расстройств (т.е. симптомов). С одной стороны, подобную метаморфозу можно приветствовать, поскольку, наконец, психиатрия стала перемещаться с ортодоксальных на феноменологические позиции; с другой - включение в сферу деятельности психиатрии так называемых поведенческих расстройств, которые автоматически стали как бы симптомами (ведь медицина занимается патологией и изучать здоровье не вполне подготовлена), следует признать по меньшей мере спорным. Сегодня, основываясь на новой классификации, врач-психиатр имеет возможность ставить такие диагнозы, как: ковыряние в носу и сосание пальца (шифр F98.8), речь взахлеб (шифр F98.6) и кусание ногтей. Но диагносту не предоставлены медицинские критерии для разграничения, к примеру, поведенческого расстройства в виде "ковыряния в носу" и привычки "ковырять в носу".
Особо следует отметить тот факт, что врачу-психиатру не предписывается, как прежде, использовать научные термины. Достаточно простой констатации факта, облеченной в форму обыденных выражений. Несмотря на то, что медицинский подход к терминологической оснащенности специалиста традиционно отличается жесткостью, точностью и четкостью. А около 80% всех используемых в медицине терминов имеют латинское или греческое происхождение, что признается единственно правильным и способствует отделению науки от паранауки или других наук.
   Таким образом, можно утверждать, что сугубо психиатрическая парадигма в оценке отклоняющегося (не всегда относящегося к симптомам и расстройствам) поведения не способна быть объективной и этот путь развития психологии девиантного поведения следует причислить к тупиковым.
   Попытки ортодоксальной психологии в противовес психиатрии заняться изучением поведенческих девиаций и организацией помощи людям с подобными отклонениями также следует признать неудачными. Причина неудач кроется в стремлении априорно развести психологию и психопатологию девиантного поведения, заранее разделить психические и поведенческие расстройства, с одной стороны, и отклонения, с другой. Как следствие, предлагалось приписать психиатрии сферу психопатологии девиантного поведения, а психологии - условной нормы. Обратим внимание на парадокс, что проблема как раз и заключается в диагностике и в последующем в способах оказания помощи. Нельзя решить лишь на основании внешних клинических признаков отклонения поведения, болен девиант психически или нет. Нельзя составить реестр однозначно психопатологических или стопроцентно психологически обусловленных девиаций. Попытки разделить психологию и психопатологию девиантного поведения до того, как проанализирован конкретный случай и определены мотивы выбора человеком подобного стиля поведения, являются по сути нонсенсом. Да к тому же ортодоксальная психология не имеет инструмента для научно обоснованной диагностики и коррекции наблюдающихся особенностей поведения.
Она предполагает, что диагностическая парадигма должна быть следующей: вначале психиатры должны отвергнуть "свою патологию", а затем психологи анализируют случай и оказывают психологическую помощь страждущему.
   В настоящем сообщении приводится один из взглядов на решение проблемы анализа и дифференциации поведенческих расстройств от девиантных форм поведения, который не претендует на исключительность и бесспорность.
   С нашей точки зрения, современная психология девиантного поведения - это междисциплинарная область научного знания, изучающая механизмы возникновения, формирования, динамики и исходов отклоняющегося от разнообразных норм поведения, а также способы и методы их коррекции и терапии. Данная дисциплина находится на стыке клинической психологии и психиатрии и для ее освоения требуются знания и навыки из этих научных областей. Психология девиантного (отклоняющегося) поведения в данном контексте представляет собой типичный пример научной области, в которой знания, полученные учеными различных специальностей, до настоящего времени не привели к становлению отдельной научной дисциплины. Причиной тому является столкновение мнений между ортодоксально психологическим и ортодоксально психиатрическим взглядами на отклоняющееся от нормативного поведение. Отнюдь не риторическими остаются вопросы о том, следует ли относить девиации поведения к патологии (т.е. к признакам психических расстройств и заболеваний, обозначаемых как симптомы, синдромы) или же они должны быть признаны крайними вариантами нормы; являются ли девиации поведения этапами психопатологических нарушений (т.е. донозологическими психическими расстройствами) или между поведенческими болезненными расстройствами и девиантными формами поведения лежит пропасть; каковы причины (психогенез) отклоняющихся форм поведения: нарушения мозговой деятельности, навыков адаптивного поведения или социальных ожиданий; какие меры необходимы для восстановления адекватного поведения (если это возможно в принципе): психофармакологическая терапия или психологическая коррекция.
   До последнего времени отмечалась тенденция дистанцировать проблемы, изучаемые в рамках психологии девиантного поведения, от проблем смежных дисциплин, что приводило и приводит к одностороннему, пристрастному взгляду на сложные теоретические и практические вопросы отклоняющегося от общепринятых стандартов поведения. Наиболее распространенной является попытка противопоставить психологию и психопатологию девиантного поведения, четко разделить проблемы здоровой и больной психической деятельности, что, видимо, должно быть признано ошибочным. Следствием данного подхода являются попытки выделения девиаций "в рамках психической нормы" и при психопатологических расстройствах, последние из которых предлагается обозначить иным термином (не девиацией). Ярким примером может служить неудачная попытка разделить такую проблему девиантного поведения, как употребление наркотических веществ, на собственно психологическую (когда существует лишь психологическая зависимость от наркотика) и медицинскую (в случае "злоупотребления" наркотиком, формирования физической зависимости и заболевания - наркомании).
   Приведенный широко распространенный подход, основанный на ортодоксальных принципах, не позволяет, с одной стороны, всесторонне объективно и беспристрастно анализировать механизмы психогенеза, т.е. психические процессы, ответственные за формирование девиаций, с другой - он не дает возможности оказывать адекватную и эффективную помощь. Консерватизм данной позиции отражается в поиске альтернативы ответственности за формирование и исход девиации.
   Предметом изучения психологии девиантного поведения являются отклоняющиеся от разнообразных норм ситуационные реакции, психические состояния, а также развития личности, приводящие к дезадаптации человека в обществе и/или нарушению самоактуализации и принятия себя в силу выработанных неадекватных паттернов поведения. Существенным параметром девиантного поведения выступает отклонение в ту или иную сторону с различной интенсивностью и в силу разнообразных причин от поведения, которое признается нормальным и не отклоняющимся вне зависимости от наличия или отсутствия психопатологических расстройств (см. схему).


   К характеристикам нормального (нормативного) и гармоничного поведения относятся: сбалансированность психических процессов (на уровне свойств темперамента), адаптивность и самоактуализация (на уровне характерологических особенностей) и духовность, ответственность и совестливость (на личностном уровне). Так же, как норма поведения базируется на этих трех составляющих индивидуальности, так и аномалии и девиации основываются на их изменениях, отклонениях и нарушениях. Таким образом, девиантное поведение человека можно обозначить как систему поступков или отдельные поступки, противоречащие принятым в обществе нормам и проявляющиеся в виде несбалансированности психических процессов, неадаптивности, нарушении процесса самоактуализации или в виде уклонения от нравственного и эстетического контроля за собственным поведением.
  Выделяется несколько подходов к оценке поведенческой нормы, патологии и девиаций: социальный, психологический, психиатрический, этнокультуральный, возрастной, гендерный, профессиональный и феноменологический.
   Социальный подход базируется на представлении об общественной опасности или безопасности поведения человека. В соответствии с ним к девиантному относят любое поведение, которое явно или потенциально является опасным для общества, окружающих человека людей. Упор делается на социально одобряемые стандарты поведения, бесконфликтность, конформизм, подчинение личных интересов общественным. При анализе отклоняющегося поведения социальный подход ориентирован на внешние формы адаптации и игнорирует индивидуально-личностную гармоничность, "приспособленность к самому себе", принятие себя и отсутствие так называемых психологических комплексов и внутриличностных конфликтов.
   Психологический подход в отличие от социального рассматривает девиантное поведение в связи с внутриличностным конфликтом, деструкцией и саморазрушением личности. Имеется в виду тот факт, что сутью девиантного поведения следует считать блокирование личностного роста и даже деградацию личности, являющихся следствием, а иногда и целью отклоняющегося поведения. Девиант в соответствии с данным подходом осознанно или неосознанно стремится разрушить собственную самоценность, лишить себя уникальности, не позволить себе реализовать имеющиеся задатки.
   В рамках психиатрического подхода девиантные формы поведения рассматриваются как преморбидные (доболезненные) особенности личности, способствующие формированию тех или иных психических расстройств и заболеваний. Под девиациями зачастую понимаются не достигшие патологической выраженности в силу различных причин отклонения поведения, т.е. те "как бы психические расстройства", которые не в полной мере соответствуют общепринятым критериям для диагностики симптомов или синдромов. Несмотря на то, что эти отклонения и не достигли психопатологических качеств, они все же обозначаются термином расстройства.
   Этнокультуральный подход подразумевает тот факт, что девиации следует рассматривать сквозь призму традиций того или иного сообщества людей. Считается, что нормы поведения, принятые в одной этнокультуральной группе или социокультуральной среде, могут существенно отличаться от норм (традиций) иных групп людей. Вследствие этого существенным признается учет этнических, национальных, расовых, конфессиональных особенностей человека. Предполагается, что диагностика поведения человека как отклоняющегося возможна лишь в случаях, если его поведение не согласуется с нормами, принятыми в его микросоциуме или он проявляет поведенческую ригидность (негибкость) и не способен адаптироваться к новым этнокультуральным условиям (например, в случаях миграции).
   Возрастной подход рассматривает девиации поведения с позиции возрастных особенностей и норм. Поведение, не соответствующее возрастным шаблонам и традициям, может быть признано отклоняющимся. Это могут быть количественные (гротескные) отклонения, отставание (ретардация) или опережение (ускорение) возрастных поведенческих норм, так и их качественные инверсии.
   Гендерный подход исходит из представления о существовании традиционных полоролевых стереотипов поведения, мужском и женском стиле. Девиантным поведением в рамках данного подхода может считаться гиперролевое поведение и инверсия шаблонов гендерного стиля. К гендерным девиациям могут относиться и психосексуальные девиации в виде изменения сексуальных предпочтений и ориентаций.
   Профессиональный подход в оценке поведенческой нормы и девиаций базируется на представлении о существовании профессиональных и корпоративных стилей поведения и традиций. Имеется в виду, что профессиональное сообщество диктует его членам выработку строго определенных паттернов поведения и реагирования в тех или иных ситуациях. Несоответствие этим требованиям позволяет относить такого человека к девиантам.
   Феноменологический подход к оценке поведенческой нормы, патологии и девиаций в отличие от социального, психологического или психиатрического позволяет учитывать все отклонения от нормы (не только социально опасные или способствующие саморазрушению личности). Используя его, можно диагностировать и нейтральные, с точки зрения общественной морали и права, поведенческие отклонения (к примеру, аутистическое поведение), и даже положительно окрашенные девиации (например, трудоголизм). Кроме того, феноменологическая парадигма позволяет усматривать за каждым из отклонений в поведении механизмы психогенеза, что способствует в дальнейшем выбору адекватной и эффективной тактики коррекции поведения. Так, трудоголизм как поведенческая девиация может быть рассмотрен и истолкован как аддикция, сформированная на базе стремления к уходу от реальности путем фиксации внимания на строго определенном виде деятельности, так и как проявление психопатологических особенностей, например, в рамках маниакального синдрома. Лишь феноменологический подход способен беспристрастно и объективно подойти к анализу отклоняющегося поведения и способствовать пониманию сущностных мотивов поведения человека.
   Основой оценки девиантного поведения человека является анализ его взаимодействий с реальностью, поскольку главенствующий принцип нормы - адаптивность - исходит из приспособления (адаптивности) по отношению к чему-то и кому-то, т.е. к реальному окружению индивида. Взаимодействия индивида и реальности можно представить пятью способами: приспособление, противодействие или болезненное противодействие, уход и игнорирование.
   При противодействии реальности индивид активно пытается разрушать ненавистную ему действительность, изменять ее в соответствии с собственными установками и ценностями. Он убежден, что все проблемы, с которыми он сталкивается, обусловлены факторами действительности, и единственным способом достижения его целей является борьба с действительностью, попытка переделать реальность под себя или максимально извлечь выгоду из нарушающего нормы общества поведения. При этом ответом со стороны действительности по отношению к такому индивиду становится также противодействие, изгнание или попытка изменить индивида, подстроить его под требования реальности. Противостояние реальности встречается при криминальном и делинквентном поведении. Если рассмотреть все типы взаимодействия индивида и реальности на примере наркозависимости, то в рамках противостояния употребление наркотиков можно рассматривать как протест, эпатаж, нежелание мириться с окружающей действительностью.
   Так называемое болезненное противостояние реальности обусловлено признаками психической патологии и психопатологическими расстройствами, при которых окружающий мир воспринимается враждебным в связи с субъективным искажением его восприятия и понимания. Симптомы психического заболевания нарушают возможность адекватно оценить мотивы поступков окружающих и вследствие этого эффективное взаимодействие с окружением становится затруднительным. Если при противостоянии реальности здоровый человек осознанно выбирает путь борьбы с действительностью, то при болезненном противостоянии у психически больного человека данный способ взаимодействия является единственным и вынужденным. На примере употребления наркотических веществ в рамках наркозависимости данный тип взаимодействия с реальностью можно трактовать как использование этих средств, в частности, с целью купирования психопатологической симптоматики.
   Способ взаимодействия с действительностью в виде ухода от реальности осознанно или неосознанно выбирают люди, которые расценивают реальность негативно и оппозиционно, считая себя неспособными адаптироваться к ней. Они могут также ориентироваться на нежелание приспосабливаться к действительности, "не заслуживающей того, чтобы к ней приспосабливались" по причине несовершенства, консервативности, единообразия, подавления экзистенциальных ценностей или откровенно антигуманной деятельности. Употребление наркотиков в данном случае следует рассматривать как аддикцию - уход от скучной реальности в виртуальный мир, созидаемый химическим веществом.
   Игнорирование реальности проявляется автономизацией жизни и деятельности человека, когда он не принимает в расчет требования и нормы реальности, существуя в собственном узкопрофессиональном мире. При этом не происходит ни столкновения, ни противодействия, ни ухода от реальности. Стороны существуют как бы сами по себе. Подобный вариант взаимодействия с реальностью довольно редок и встречается лишь у небольшого числа повышенно одаренных, талантливых людей с гиперспособностями в какой-либо одной области. Употребление наркотических веществ следует рассматривать при этом типе взаимодействия с реальностью как признак "особости", избранности, причастности к богеме.
   Гармоничный человек выбирает приспособление к реальности. Однако нельзя однозначно исключать из ряда гармоничных индивидов лиц, которые используют, к примеру, способ ухода от реальности. Это связано с тем, что реальность, так же как и отдельный индивид, может носить негармоничный характер. Например, добровольное приспособление к условиям авторитарного режима, разделение его ценностей и выбор соответствующего поведения нельзя рассматривать как гармоничное.
   В зависимости от способов взаимодействия с реальностью и нарушения тех или иных норм общества девиантное поведение разделяется на пять типов: делинквентное, аддиктивное, патохарактерологическое, психопатологическое и на базе гиперспособностей. Клинические же формы (проявления) представлены: агрессивным и аутоагрессивным поведением, нарушением пищевого поведения, злоупотреблением веществами, изменяющими психическое состояние, сексуальными девиациями, сверхценными увлечениями, коммуникативными, этическими и эстетическими девиациями, или нарушениями стиля поведения (В.Д.Менделевич, 1998). В рамках каждой из клинических форм отклоняющееся поведение можно трактовать и как психологическое (т.е. собственно девиантное), и как психопатологическое (т.е. как поведенческое расстройство).
   Таким образом, анализ современного положения в сфере изучения поведенческих отклонений позволяет утверждать, что поведенческие расстройства и девиации поведения, имея феноменологическое сходство и даже идентичность, отличаются друг от друга этиопатогенетически. Недоучет данного обстоятельства в МКБ-10 приводит, с одной стороны, к размыванию границ между психической и поведенческой нормой и патологией, с другой - к дискредитации научности психиатрической науки и практики. Учитывая тот факт, что в рамках девиантного поведения могут сочетаться психологические и психопатологические механизмы, в сфере оказания помощи данному контингенту лиц следует сочетать психофармакотерапию с психотерапией.
  

ПОДРОСТКИ С ДЕВИАНТНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ: ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ, КАЧЕСТВО ЖИЗНИ, ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ | Волгина

1. Baranov A. A., Kuchma V. R., Sukhareva L. M. Vestnik Rossiiskoi akademii meditsinskikh nauk — Annals of the Russian Academy of Medical Sciences. 2009; 5: 25–49.

2. Chernysheva N. V., Rzyankina M. F. Obraz zhizni, sostoyanie zdorov'ya i problemy meditsinskogo obsluzhivaniya podrostkov. Aktual'nye problemy podrostkovoi i shkol'noi meditsiny: sb. nauchn. statei. Pod red. M. F. Rzyankinoi [Life Pattern, Health Status and Problems of Medical Service of Adolescence. Current Problems of Adolescent and Scholar Medicine: Collection of Scientific Articles. Edited by M. F. Rzynkina]. Khabarovsk, GOU VPO DVGMU, 2010. pp. 172–177.

3. Baranov A. A., Al'bitskii V.Yu., Valiullina S. A., Vinyarskaya I. V. RPZh — Russian Pediatrics Journal. 2005; 5: 30–34.

4. Medik V. A. Zabolevaemost' naseleniya: istoriya, sovremennoe sostoyanie i metodologiya izucheniya [Morbidity of Population: History, Current Status and Research Methodology]. Moscow, Meditsina, 2003. 512 p.

5. Al'bitskii V.Yu., Modestov A. A., Bondar' V. I. etc. Algoritm raboty s programmnym obespecheniem «SOC/PEDIATRIA-2» [Operating Procedure of Working with Software “SOC/PEDIATRIA-2”]. Moscow, NTsZD RAMN. Soyuz pediatrov Rossii, 2009. 19 p.

6. Zaitsev V. P. Aktual'nye voprosy vosstanovitel'noi meditsiny– Current questions of rehabilitation medicine. 2004; 2: 17–19.

7. Sobchik L. N. Praktikum po psikhodiagnostike. SMIL (MMRI). Standartizovannyi mnogofaktornyi metod issledovaniya lichnosti [Manual of Psychodiagnosis. MMRI. Minnesota Multiphasic Personality Inventory]. St. Petersburg, 2003. 216 p.

8. Ware J. E., Kosinski M., Keller S. D. SF-36 Physical and Mental Health Summary Scales: A User’s Manual. The Health Institute. New England Medical Center. Boston, Mass. 1994. 158 p.

9. Kim Jae-On, Mueller Ch. W., Klekka W. R. etc. Faktornyi, diskriminantnyi i klasternyi analiz. Per. s angl. Pod red. I. S. Enyukova [Factor, Discriminant and Cluster Analysis. Translated from English. Edited by I. S. Enyukov]. Moscow, Finansy i statistika, 1989. 215 p.

10. Roslova Z. A., Man'kova T.Yu., Kim A. V., Ustinova N. V. Voprosi sovremennoi pediatrii — Current Pediatrics. 2013; 12 (1): 6–7.

Выходя за рамки / Идеи и люди / Независимая газета

Без нарушения правил социального поведения общество развиваться не может

Он не как все. А это наказуемо. Сассетта. Сожжение еретика. 1430–1432. Национальная галерея Виктории, Мельбурн, Австралия

Я не сумасшедший. Только ум мой не такой, как у вас.

Диоген

Творчество и преступления

Девиация – отклонение от норм поведения. Еще Эмиль Дюркгейм отметил «двойственность» девиаций: есть преступление и было «преступление» Сократа, проложившего дорогу к морали будущего. Более основательно обратил внимание на «симметричность» девиаций Питирим Сорокин. В своей первой монографии петербургского периода «Преступление и кара, подвиг и награда» (1914) он отметил «курьез» научной мысли: «В то время как один разряд фактов социальной жизни (преступления-наказания) обратил на себя исключительное внимание научной мысли, другой разряд фактов, не менее важных и играющих не меньшую социальную роль, почти совершенно игнорируется тою же научною мыслью. Мы говорим о «подвигах и наградах». Преступления и наказания служат и служили до сих пор единственным объектом исследования представителей общественных наук и теоретиков уголовного права. Подвиги же и награды как совершенно равноправная категория, как громадный разряд социальных явлений огромному большинству юристов и социологов даже неизвестны». Но еще больший «курьез» состоит в том, что «курьез», отмеченный Питиримом Сорокиным в 1914 году, сохраняется до сих пор и в мировой, и  особенно в российской науке.

Первоначальное неприятие великих творений с последующим (чаще всего слишком поздним для их создателей) признанием, восхищением и почитанием – общее место истории науки, техники, искусства. Новое всегда выступает отклонением от нормы, стандарта, шаблона поведения или мышления и потому воспринимается как аномалия. Вообще «каждый новый шаг вперед необходимо является оскорблением какой-нибудь святыни, бунтом против старого, но освященного привычкой порядка». И чем значительнее новое отличается от привычного, обыденного, усвоенного, тем аномальнее оно выглядит.

Неудивительны поэтому бесчисленные высказывания о связи гениальности и безумия, о патологии творчества, об изначальной (генетической) отягощенности творческой личности и т.п., достигшие наибольшего признания среди последователей фрейдизма. У гениев ищут и находят следы «вырождения», как Чезаре Ломброзо находил их у преступников…

Людей всегда интересовали загадки научного и художественного творчества. Но лишь в научном активе XX столетия нашлось место для формирования эврологии – комплексной, междисциплинарной науки о творчестве. Наряду с философскими, психологическими, психофизиологическими вопросами творческой деятельности значительный интерес представляет ее социологическая сторона.

Естественно, что предметом социологии служит творчество как социальный феномен, а не индивидуальный творческий акт (предмет психологии и истории). Однако именно социологии творчества повезло у нас менее всего. Может быть, это связано с тем, что ни в годы сталинизма, ни во времена застоя общество, следуя за вождями, не предъявляло спрос на социальное творчество. А недолгий период хрущевской «оттепели», всколыхнувший научную мысль, литературное, художественное творчество, был слишком краток для формирования социологии творчества как относительно самостоятельного направления. Горбачевская перестройка открыла невиданные перспективы для развития любой отрасли знания, но продолжалась, увы, недолго. В современной же России («стабильных нулевых») приветствуется единомыслие, угодное власти и доходящее до не виданного даже в советское время ханжества и мракобесия…

Философское осмысление творчества есть в работах Владимира Библера и Генриха Батищева. Но пока не сформировалась социология творчества как более общая теория.

Эвристически перспективны, думается, исследования социального творчества как формы (вида, проявления) девиантности. Однако такое утверждение нуждается в дополнительном обосновании.

Существование любой системы (в том числе общества) есть динамическое состояние, процессирующее тождество сохранения/изменения. Наиболее общим средством обеспечения динамического равновесия системы, сохранения через изменения выступают девиации.

При этом отклонения, по законам диалектики в соответствии с принципами симметрии и дополнительности, не могут не быть полярными – позитивными и негативными, ибо «отрицательное и положительное абсолютно соединены в субстанциональной необходимости» (Гегель). Механизмом общественного развития выступает прежде всего социальное творчество (позитивная сторона девиантного поведения), то есть такая деятельность, которая не ограничивается воспроизводством известного (вещей, идей, отношений), а порождает нечто новое, оригинальное, качественно новые материальные и духовные ценности. На противоположном полюсе девиантного поведения находится его «дурная» сторона – негативные девиации (преступность, пьянство, наркотизм, коррупция и т.п.) как неизбежное alter ego социального творчества.

И различные виды творчества, и различные виды нежелательных для общества проявлений суть формы социальной активности. При всей их общественной разнозначности имеется нечто общее, позволяющее уловить их единство: нестандартность, нешаблонность поступков, выход за рамки привычного. В отличие от творчества, отклонение от социальных норм может носить и негативный характер, проявляясь как преступление, пьянство, наркотизм, проституция (вообще продажность). То есть уклонение от норм может быть, с позиций социального целого, объективно полезным, прогрессивным, а может быть общественно опасным, задерживающим его развитие.

Сложная, диалектическая, поражающая обыденное сознание связь не только нормы и аномалии, но и полюсов отклоняющегося поведения издавна привлекала художников. Это и пушкинское «гений и злодейство – две вещи несовместные», и искания Достоевского, доходившие «до последнего предела» и переходившие «за черту», «бесовщина» и метания от «высших типов человека» к человеку гнусному «до последней степени», и мысль Пауля Хиндемита о том, что преступление и творчество – две стороны единого процесса, и, наконец, преследовавшая Томаса Манна мысль: творчество как преступление. В интереснейшей незавершенной статье «Проблемы творчества в произведениях Томаса Манна» Борис Грязнов писал: «Любое творчество – всегда преступление, конечно, не в юридическом смысле этого слова… Творчество (преступление) как созидание. Художник может стать сильнее отпущенного ему природой (Богом), но для этого он должен совершить преступление против природы (Бога), то есть творчество оказывается делом дьявольским… Итак, творчество есть боль, страдание…»

Даже в науке как социальном институте, функцией которого является создание нового, творчество может выступать как деятельность, отклоняющаяся не только от нормы нетворческого существования, но и от норм самого научного сообщества. Разумеется, то же самое относится и к художественному творчеству. Достаточно вспомнить восприятие новых художественных стилей, течений, направлений (импрессионизм, экспрессионизм, кубизм, сюрреализм, абстракционизм и проч.) не только читателями, зрителями, слушателями, но и собратьями по искусству.

Все это выдвигает много социологических и социально-психологических проблем, заслуживающих специальных исследований. Как соотносятся нравственные нормы общества и таких «нормативных субкультур», как научное сообщество или сообщество деятелей искусства? Как соотносятся нормы жизнедеятельности, образ жизни творческих сообществ и отдельных индивидов, входящих в них? Как влияет на творческую активность размер группы, степень ее сплоченности и не оборачивается ли здесь, как это часто бывает, добро – злом, когда, например (по Георгу Зиммелю), групповая деятельность ведет к снижению уровня интеллектуальных достижений?

Совершенствование адаптационных возможностей рода Homo sapiens и способа его существования идет в ходе своеобразного отбора. Поскольку носителем социального наследования выступает культура как способ существования общественного человека, постольку для социальных систем объектом отбора являются способы деятельности общественного человека. При этом отбор, как известно, выполняет две функции: движущую (обеспечение развития) и стабилизирующую (обеспечение сохранения). Движущая форма отбора обеспечивается деятельностью, нарушающей существующие нормы (для общества – социальными девиациями, девиантным поведением).

Социальное творчество и есть тот «ряд положительных отклонений», который обеспечивает развитие общественной системы. Реально социальное творчество осуществляется через деятельность людей, через индивидуальные творческие акты, к рассмотрению механизма которых мы и перейдем.

Позитивное девиантное поведение

Еретики – горючее прогресса,

Господь, благослови еретиков!

Нателла Болтянская

Побудительной силой человеческой деятельности выступают потребности, определяющие ее содержание и интенсивность. «Первичны» витальные, биологические потребности. В конечном счете на их удовлетворение направлены усилия людей. Однако человек может удовлетворять свои потребности лишь в обществе и посредством общества, в социально определенных формах, опосредующих, очеловечивающих и социализирующих самые что ни на есть естественные, чисто биологические потребности.

Здесь лишь заметим, что творчество выступает попыткой, способом разрешить противоречия между универсальностью, тотальностью человеческой жизнедеятельности и ее социальной формой, существующими нормами, стандартами, эталонами; между социально сформированными потребностями людей и социально обусловленными возможностями их удовлетворения. Девиантность есть прорыв социальной формы тотальной жизнедеятельностью. Так, «Фауст, находя человеческие границы слишком тесными, со всей необузданной силой пытался поднять их над действительностью» (Гегель).

На уровне индивидуального поведения источником социальной активности служат социальная неустроенность, конфликтность бытия, противоречия между потребностями индивида и возможностями их удовлетворения. Очевидно, социальной неустроенностью объясняется повышенная активность (как позитивная, так и негативная) маргинальных групп, аутсайдеров, «исключенных».

Объективный социологический феномен социальной неустроенности нередко интерпретируется как повышенная трагедийность существования творцов: «Страдание составляет привилегию высших натур... Великий человек имеет великие потребности и стремится удовлетворить их. Великие деяния проистекают только из глубокого страдания души» (Гегель). Творчество, рассматриваемое с позиции социальной обусловленности поведения, должно наряду с другими феноменами социальной активности изучаться как следствие вполне определенных условий существования, как одно из возможных проявлений поисковой активности, как метод разрешения противоречий общественной жизни и конфликтных ситуаций, как способ самоутверждения.

Так, для Альберта Эйнштейна, согласно его «Автобиографическим заметкам», теория относительности была «актом отчаянья»! Впрочем, творческая деятельность, являясь реакцией на жизненные неурядицы, конфликтность и трагичность бытия, очевидно, порождает (по принципу обратной связи) повышенную чувствительность, открытость, ранимость ее субъектов, что основательно исследовано психологией и психофизиологией творчества.

И в связи с этим еще один сюжет. Размышления о смысле жизни, его поиски – значимый фактор в детерминации человеческого поведения. (Гораздо более значимый, чем это обычно предполагается.) Жизнь каждого из нас – либо постоянный поиск смысла существования, или же примирение с его отсутствием («а жить-то надо!»), или уверенность в обретенном смысле (будь то служение Богу, или науке, или революции). Вообще же человек чаще всего не думает об этом смысле («все это философия, метафизика!»). Но, не думая о смысле жизни, отгоняя от себя саму мысль о нем («свихнуться можно!»), человек действует в условиях выбора так, как будто он учитывает в своих действиях этот самый тщательно отгоняемый Смысл. Иметь или быть, созидать или разрушать, любить или ненавидеть в значительной степени зависит от мировоззрения человека, его смысла жизни.

Осознание смертности – важнейший импульс человеческой активности, творчества. Страх смерти – источник философии, науки, искусства, религии. Томас Манн так объяснял творчество Льва Толстого: «Что же было всему основой? Плотский страх смерти».

Достойная «подготовка» к смерти – полнота жизни, самоосуществление в созидании, творчестве. Как заметил великий знаток трагизма и абсурдности бытия Франц Кафка, «тот, кто познал всю полноту жизни, тот не знает страха смерти. Страх перед смертью лишь результат неосуществившейся жизни». И не о том же ли хорошо известное утверждение Николая Островского, писателя, полярного Кафке: «Самое дорогое у человека – это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы».

Социология творчества как социология позитивных девиаций

Может возникнуть вполне закономерный вопрос: не есть ли изложенное выше лишь дань авторской концепции? Слишком уж непривычно для многих из нас видеть нечто общее в социальном (научном, техническом, художественном) творчестве и социальной патологии (преступности, наркотизме, пьянстве, коррупции и т. п.), рассматривать то и другое как следствие неких общих социальных причин. Социальная норма, определяя исторически сложившуюся в конкретном обществе меру допустимого поведения, может или соответствовать законам общественного развития, или отражать их недостаточно адекватно, а то и находиться с ними в противоречии, будучи продуктом искаженного отражения объективных закономерностей. И тогда социальная норма оказывается сама анормальной. Именно поэтому девиантное поведение может быть позитивным, ломающим устаревшие нормы и объективно способствующим прогрессу (социальное творчество), и негативным, объективно препятствующим развитию или существованию.

Именно поэтому нестандартность, нешаблонность, необычность мыслей и действий – необходимое условие развития общества. Поэтому же преследование инакомыслия и инакодействия – верный гарант стагнации, застоя. Свидетельство тому – отечественная история 30–80-х годов прошлого столетия, да и нынешних, нулевых…

Творчество как создание чего-то нового принципиально не планируемо. Можно предвидеть «точки роста», предсказывать направления будущих открытий, но нельзя предугадать (а следовательно, и планировать), кто, когда, где и как что-то создаст или откроет неизвестное. Весь опыт нашей истории свидетельствует о вреде жесткого планирования, заорганизованности, занормированности деятельности, приводящей к социальному склерозу и параличу. Хорошо, когда общество, государство поддерживают творческую деятельность, финансируя ее, обеспечивая технически. Но хотя бы они не мешали бесконечностью бюрократических требований, отупляющих, оглупляющих вынужденных исполнителей бюрократического зуда и бреда, чем славится, например, современное отечественное «управление» наукой, высшим, да и средним образованием...

Эмпирические социологические исследования последних лет свидетельствуют о вполне определенных и относительно устойчивых взаимосвязях между различными проявлениями негативной девиантности и социальным творчеством. Думается поэтому, что рассмотрение социального творчества как одного из элементов (подсистем) девиантности не является лишь абстрактной схемой, а таит эвристические возможности комплексного социологического исследования закономерностей распространенности, а также взаимосвязей позитивных и негативных проявлений социальной активности в пространственно-временном континууме социума, построения математических моделей девиантности как системы, с выходом на управленческие проблемы развития социального творчества «в ущерб» негативным девиациям.

Концепция позитивных/негативных девиаций представляет не только теоретический интерес. Имеются многочисленные исследования, свидетельствующие о сложных соотношениях позитивных и негативных девиаций. В общем виде представляется, что рост позитивных девиаций может отражаться в снижении негативных и наоборот. Существует гипотетическая возможность «замены» (замещения) некоторой доли негативных девиаций позитивными (и наоборот) или же вытеснения тех и других нормальным поведением. Последнее, правда, может вести к застою общества.

Практически это означает, что предоставление обществом (государством) максимальных условий для развития творческой активности (разнообразные и доступные кружки, секции, творческие объединения и т.п.) должно сократить нежелательную для общества активность. Как утверждают, в частности, наркологи: «Среди наших пациентов людей с хобби не бывает».

Однако эмпирическая база социологии творчества как девиантности еще крайне слаба. По мере «очеловечивания» нашего общества (да и всего человечества: иного выхода нет, альтернатива – самоубийство рода Homo sapiens в результате экологической или ядерной катастрофы), утверждения общечеловеческих ценностей, достоинства личности и понимания ее самоценности, а равно объективной ценности бесконечного разнообразия индивидуальностей, творчество из отклонения-привилегии превратится в норму жизнедеятельности. Девиантность социума примет формы, которые трудно предсказать сегодня. Но можно думать, что нетворческое, приспособительное, потребительское существование сместится к полюсу негативных отклонений. «Что поделаешь, бесцветная и безвкусная усредненность: она ничему не дает сделаться ни по-настоящему дурным, ни по-настоящему хорошим» (Гегель).

Пока же, на протяжении всей истории человечества, общество и государство преследуют и наказывают творцов, как преступников. Азбучные примеры осуждения за научное творчество (отстаиваемые научные идеи, представления) как преступление – смертный приговор Сократу (399 год до н.э.), сожжение на костре Джордано Бруно (1600) и Мигеля Сервета (1553), заточение в темницу Галилео Галилея (1633).

Менее известно, что Синод православной христианской церкви обвинил Михаила Ломоносова в распространении в рукописи антиклерикальных произведений по статьям 18 и 149 Воинского артикула Петра I, предусматривавшим смертную казнь. Представители православного духовенства требовали сожжения Ломоносова (!). Указом императрицы Елизаветы Петровны Ломоносов был признан виновным, однако от наказания освобожден.

Антуан Лавуазье, знаменитый химик, был гильотинирован 8 мая 1794 года в Париже по решению революционного трибунала. Председатель трибунала в ответ на апелляцию к мировой славе ученого произнес: «Республика не нуждается в ученых»… Путь почти каждого по-настоящему великого ученого – от осуждения к мировой славе (нередко, увы, посмертной).

Создается впечатление, что современники преследуют творцов – писателей, художников, композиторов, ученых, не говоря уже о политиках-реформаторах – едва ли не с большей ненавистью и последовательностью, нежели убийц, насильников и грабителей…

И это относится далеко не только к давно прошедшим временам. И не только к массовым репрессиям ученых в годы гитлеровского и сталинского режимов.

Так, доктор Джеймс Роджерс в 1965 году (!) был приговорен к казни на электрическом стуле за так называемый массачусетский эксперимент, однако за два дня до казни, будучи в камере, он покончил с собой, отравившись цианидом калия. Недавно Массачусетский университет психологии и невропатологии, в котором работал доктор Роджерс, официально заявил, что этот эксперимент имеет большое научное значение, а его эффективность неоспорима. В связи с этим ректор университета доктор Филл Розентерн попросил прощения у оставшихся родственников Джеймса.

Не менее известно преследование «девиантов» в сфере художественного творчества. От непризнания импрессионистов и запрета выставлять их картины до «бульдозерной выставки» времен Хрущева…

Комментарии для элемента не найдены.

какие дети в «группе риска»

13.10.2020

© depositphotos.com

Согласно статистическим данным Федеральной службы исполнения наказаний за 2019 год, количество осужденных, находящихся в воспитательных колониях для несовершеннолетних по всей России составляет 1155 человек. Из них 95 – девочки и 1066 – мальчики. Возраст осужденных от 14 до 19 лет включительно. Сравнивая эти данные с данными десятилетней давности, можно сделать вывод, что подростковая преступность сократилась в три раза.

Однако, если общее число преступлений уменьшилось, выросло количество особо тяжких преступлений, совершённых несовершеннолетними. Такие данные приводит «Российская газета» со ссылкой на пресс-службу Генеральной прокуратуры РФ. Что толкает детей на совершение противоправных поступков и какие факторы формируют у подростков девиантное поведение, сотрудникам АНО «ЦИСМ» рассказал старший преподаватель кафедры экстремальной психологии факультета психологии МГУ имени М. В. Ломоносова Фёдор Ушков.

– Какие виды правонарушений характерны для современных подростков?

– В основном правонарушения, совершаемые подростками, связаны с кражами, угонами, грабежами, разбоями, нанесением телесных повреждений различной степени тяжести. Кроме того, это преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, убийства, изнасилования и действия насильственного характера. Это наиболее часто встречающиеся составы преступлений.

– Какую роль в формировании девиантного поведения подростков играет социальное окружение?

– Социальное окружение играет важную роль. И здесь, я бы подчеркнул, существенную роль играют именно микросоциальные ситуации. Это алкоголизм родителей, ассоциальная семья либо компания друзей, где подросток проводит большую часть личного времени. Влияние оказывают внутрисемейные конфликты и отношения в семье. Как утверждает криминолог Владимир Кудрявцев, состояние отчуждения преступника возникает ещё в раннем возрасте. По его мнению, около 10% агрессивных преступников считают, что мать не любила их в детстве.

Если опираться на научную литературу, то можно обозначить некоторые факторы, которые могут формировать девиантное поведение ребёнка. Спровоцировать противоправное поведение может недостаточность любви со стороны матери, жесткое воспитание со стороны отца, невнимание со стороны родителей или, наоборот, чрезмерная вседозволенность и безнаказанность. Все это может вызывать определённые травматические переживания ребёнка, которые он выражает через девиантное поведение. Также из-за нестабильной атмосферы в семье, из-за несогласованности требований со стороны взрослых у ребёнка не формируется чёткое понимание норм поведения, которые приняты в обществе.

– Какие существуют региональные особенности в профилактической работе с подростками?

– Сейчас проводится много исследований в сфере профилактики, эксперты ищут новые методы и подходы. На федеральном уровне разработкой таких программ занимаются Министерство просвещения, Министерство внутренних дел, Федеральная служба исполнения наказаний и другие министерства и ведомства. Ведётся большая работа, в которой регионы также задействованы. В некоторых субъектах Российской Федерации существуют свои индивидуальные подходы. Например, в одних особое внимание уделяется просветительской работе с родителями, а в других применяется технология социального сопровождения несовершеннолетних. В субъектах функционирует служба примирения – служба медиации в целях реализации восстановительного правосудия в отношении детей, в том числе совершивших общественно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Любая из этих технологий не стоит на месте, они развиваются и совершенствуются.

– Могут ли социальные сети провоцировать подростков на совершение преступлений? Каким образом?

– Конечно, мы понимаем, что современная молодёжь много времени проводит в интернет-пространстве, в социальных сетях. Это неотъемлемая часть их жизни. Также мы понимаем, что в соцсетях существуют различные группы и сообщества, в том числе девиантной направленности. И, конечно, участие в таких группах может провоцировать подростка на совершение какого-либо преступления. Чаще это приобретение или распространение наркотических веществ, преступления экстремистской направленности.

– Каким образом чаще всего подростки вовлекаются в криминальные сообщества? В виртуальной среде или при личных контактах?

– Все очень индивидуально, и каждая ситуация уникальна. Однако из-за того, что интернет сейчас доступен подросткам практически круглые сутки, и контент, который они там просматривают, не всегда носит позитивный характер. Поэтому верно утверждать, что в первую очередь вовлечение подростков в деструктивные течения происходит в интернет-пространстве. Но опять же, нельзя отвергать и тот факт, что подростки узнают о криминальных субкультурах от своих друзей и одноклассников. 

– Как строится работа по противодействию распространению криминальных субкультур?

– В правоохранительных органах этому уделяется большое внимание. Во всех ведомствах имеются программы, которые направлены на выработку у подростков критического отношения к нормам криминального поведения, на формирование социальных ценностей. Проводится комплексная работа, в которой принимают участие все заинтересованные службы. Все мы прекрасно понимаем, что современные подростки – это наше будущее, поэтому очень важно настроить детей на формирование правильных социальных ценностей.


Чем опасна девиация? - Корочанская центральная районная больница

Четверг,  8  Август  2019

Мария Чуйкова – об асоциальном поведении детей и подростков.

 

Практикующий психолог рассказала, как помочь родителям избежать проблем с собственным чадом.

 «У меня же был такой замечательный ребёнок, а сейчас он подросток и совершенно меня не слушает, общается с плохой компанией, у него появились вредные привычки», — эта фраза в современном мире звучит не редко. Такое асоциальное поведение подростков вызывает неодобрение, а часто и удивление у родителей, заставляя их не на шутку беспокоиться и переживать за своё чадо.

«Термин „девиация“ применим к подросткам, но психологи говорят, что к такому поведению склонны дети и младших возрастов. Девиантное поведение — это обширное понятие, подразумевающее поведение детей, которые совершают асоциальные поступки, переступают черту закона, или ведут нездоровый образ жизни. В результате чаще всего подросток наносит ущерб себе, окружающим его людям или среде. Поведение девианта отличается от общепринятого и подвергается осуждению и резкой негативной оценке родителей и общества», — начала разговор психолог Корочанской центральной районной больницы Мария Чуйкова.

 

Почему так происходит

Есть чёткие предпосылки девиантного поведения. Психологи советуют искать первопричину именно в семье. Там у ребёнка формируются представления о культуре и модели поведения. Если он чувствует и понимает, что родители им не занимаются, уделяют мало внимания, не замечают его, естественно, он пытается удовлетворить свои базовые потребности в любви и заботе в другом месте. Зачастую удовлетворение этих потребностей и признание он получает среди сверстников, которые принимают его таким, какой он есть.

«Нужно понимать, что подросток не равен девианту. Хотя переходный период также характеризуется некоторыми чертами девиантности. Например, желание делать всё не так, как делают родители, резкие высказывания по отношению к старшим по возрасту, перепады настроения и эмоциональная замкнутость. Всё это является нормой в переходном периоде, когда ребёнок превращается во взрослого, ищет себя, расширяет свои границы, смотрит на возможности», — отметила психолог.

 

Всё гениальное просто

Любить своего ребёнка, заниматься с ним, воспитывать, принимать его таким, какой он есть, — это самый простой способ, позволяющий избежать девиантного поведения.

«Ответственность за воспитание детей лежит на родителях. Принято как: до садика ребёнка повоспитывали, а потом взрослые перекладывают эту задачу на работников дошкольных и школьных учреждений. „Я работаю, мне некогда этим заниматься“, — говорят они, тем самым возлагая свою прямую обязанность на кого‑то ещё. Это грубая ошибка. Только родители должны воспитывать детей, все остальные — помощники», — продолжила психолог.

Бывают ситуации, когда сами родители абстрагируются от своего 13–15-летнего ребёнка, считая, что они ему уже не нужны. Это заблуждение, потребность в родительском общении, внимании и любви у детей есть всегда, правда, с возрастом она проявляется не так сильно, как в младенчестве.

«Наладить отношения с ребёнком хорошо помогают «ритуальные выходные». Стоит чаще интересоваться, чем он живёт. Например, вместе сходить в поход, отдохнуть на природе, устраивать каждую пятницу или субботу традиционный семейный ужин. В такие моменты, когда родители и дети объединяются, обсуждают проблемы, разговаривают, ребёнок чувствует себя нужным и любимым. Он становится открытым для общения, энергичным, а главное, счастливым», — отметила Чуйкова.

Или другая ситуация: ребёнок приходит к родителям, чтобы рассказать о своей проблеме или поделиться чувствами и переживаниями, а взрослые заняты своими делами. Психологи советуют поступать однозначно: бросить всё и выслушать своё чадо.

«Получив несколько раз отказ, ребёнок больше не попросит о помощи, а это приведёт к нарушению взаимодействия между родителями и детьми. И опять же ребёнок будет искать то место или компанию, где его примут таким, какой он есть», — прокомментировала психолог.

Также избежать многих проблем в воспитании позволит правильное взаимодействие между поколениями. Родители не должны позволять вседозволенности и в то же время не доминировать над ребёнком настолько, чтобы сломать его как личность. Взрослые только помогают детям познавать мир, они заботятся о них, создают безопасные условия, а ребёнок сам должен прийти к определённым жизненным выводам.

«Родители часто говорят: „Я тебя люблю, когда ты себя хорошо ведёшь, получаешь хорошие оценки в школе, радуешь маму с папой. А если ты балуешься, кричишь, дерёшься, не помогаешь, я тебя таким не люблю“. Или другая фраза: „Посмотри, какой хороший мальчик Коля. Он учится хорошо и помогает во всём“. Ребёнок слышит эти слова так: „Ты плохой“. Получается, что взрослые запрещают выражать детям свои негативные эмоции. А дети не понимают, почему взрослым можно злиться, а им нет. Надо принимать ребёнка таким, какой он есть, разговаривать с ним как со взрослым, объяснить все доводы за и против. Например, к чему приведёт ребёнка общение с плохой компанией. В процессе вывести ребёнка на диалог, чтобы он сам пришёл к правильному выводу и не воспринимал советы как нравоучения», — посоветовала психолог.

 

Чтобы не было беды

Профилактика девиантного поведения ложится на плечи родителей. В первую очередь должно быть исключено физическое воздействие на ребёнка.

«Ни в коем случае нельзя прибегать к насилию за проступки и ошибки. Физическое наказание — это грубейшая форма нарушения личностных границ ребёнка. Это знак того, что только силой можно повлиять на ситуацию, это унижение. Ведь бьёт тот, кто сильнее, кому нельзя ответить. Возникает злость и обида. Поэтому все девианты так агрессивны по отношению к другим людям», — подчёркнула собеседница.

Психолог отмечает, что родители должны говорить о своём истинном отношении к каким‑то вещам и поступкам, уметь признавать ошибки, просить прощения у своего подростка (когда действительно виноваты). А главное: говорить о своих чувствах с ребёнком.

«Ключевое слово „своих“. Часто родители говорят: „Вот ты такой-сякой, неправильный! Натворил с три короба!“ Несомненно, реагировать на поведение девианта в более мягком ключе очень сложно, но нужно постараться. Оценивайте его поступки своим истинным отношением и озвучиванием чувств: „Знаешь, мне очень больно наблюдать, как ты сделал то‑то“. И ни в коем случае не давать оценку его поведения. Если ребёнок вам однажды нахамил, стоит сказать не о том, какой он плохой и нехороший, а что вам (родителям) это было неприятно и больно. И обнять… Подростковый возраст пройдёт, ребёнок повзрослеет и будет благодарен вам за проявленное понимание. Задача родителей не мешать и очень тактично и почти незаметно исправлять поведение детей», — подытожила Мария Чуйкова.


Склонные к девиантному поведению призывники впервые получили отсрочки в ЦВО - Новости Урала

ЕКАТЕРИНБУРГ, 11 января. /ТАСС/. Первые случаи предоставления отсрочки от службы в армии в связи со склонностью призывников к девиантному поведению были зафиксированы в ходе осенней призывной кампании в Центральном военном округе (ЦВО). Об этом ТАСС сообщил заместитель начальника штаба округа генерал-майор Александр Линьков.

"В этом году ужесточились требования к психическому состоянию призывников. Впервые зафиксированы отсрочки по новому пункту - девиантное поведение. Уже выявлено несколько подобных случаев, предоставляется отсрочка "временно негоден" на полгода. Также данных молодых людей в будущем не возьмут на службу в ВДВ, морскую пехоту, спецназ, а также в те части, которые ежедневно проводят боевую подготовку с оружием или несут караульную службу", - сказал он.

Для выявления таких призывников была разработана специальная методика, которая уже прошла апробацию в ходе недавно завершившейся кампании. "В каждый военкомат Центрального военного округа поступили дополнительные тесты для определения склонностей к девиантному поведению, которые обязательно проходят все призывники. С теми, кто по итогам тестирования вызывает сомнения, отдельно беседуют психологи, а также выписывается направление в лечебные учреждения на обследование в течение 21 дня, где специалисты делают окончательное заключение", - уточнил Линьков.

Ранее о намерении ввести отсев склонных к девиантному поведению призывников начальник направления призыва и подготовки граждан к военной службе Главного организационного-мобилизационного управления Генштаба ВС РФ полковник Алексей Князев. Он объяснил это необходимостью недопущения попадания психически нездоровых юношей на военную службу.

Девиантное поведение - совершение поступков, которые противоречат нормам социального поведения в том или ином сообществе. К основным видам девиантного поведения относятся прежде всего преступность, алкоголизм и наркомания.

Отклонение от социальных норм

Статья, описывающая отклонение от социальных норм и ограничения этого подхода.

Необычное поведение, которое отличается от нормы или не соответствует социальным ожиданиям или требованиям, - это еще один метод, который использовался для определения ненормальности.

Аномалии в разных культурах

Аномальность иногда описывается как отклонение от социальных норм в обществе. Людей можно назвать ненормальными, если их поведение отличается от того, что принято в качестве норм общества.Однако культуры различаются, и поэтому невозможно установить универсальный набор социальных правил. То, что считается ненормальным в одной культуре, было бы совершенно нормальным в другой культуре из-за различного определения социальной нормы.

Значение термина «социальные нормы»

Социальные нормы - это социальные правила в обществе, многие из которых негласны. Они несут в себе «должное» (Gross 2015). Социальные нормы зависят от контекста и степени поведения и со временем меняются.

Проблемы с подходом к социальным нормам

Если конкретное поведение, которое ожидается, не выполняется, поведение считается плохим или нездоровым.Социальные нормы могут со временем меняться и изменять классификацию того, что считается «ненормальным». Например, однополые партнерства по-прежнему считаются «ненормальными» в некоторых частях мира. Еще в 1974 г. гомосексуальность был классифицирован как расстройство психического здоровья (Faudemer et al. 2015). Этот диагноз был удален, поскольку социальное отношение к гомосексуализму изменилось, поэтому больше не было социальной нормой считать его ненормальным большинством людей в западных странах, таких как Великобритания (Marshall 2017). Как следствие, однополое влечение больше не используется как симптом психического расстройства.Еще одна проблема, связанная с подходом социальных норм к определению ненормальности, заключается в том, что он потенциально может быть использован для облегчения удаления из общества определенных групп людей, которые считаются «проблемными» или «нежелательными» (Faudemer et al. 2015). В 1970-х и 1980-х годах в Советском Союзе политическим нонконформистам, выступающим против коммунистического режима, регулярно ставили диагноз шизофрения и помещали в психиатрические больницы. Согласно этому определению, любой, кто нарушает социальные нормы, является ненормальным, и, следовательно, это очень сложный способ определить ненормальность.

Список литературы

Фодемер, К., Хайден, К., Макхейл, К., и Симсон, К. (ред.) (2015) Психология A-уровня: Полная версия и практика AQA. Ньюкасл-апон-Тайн: CGP Books Гросс, Р. (2015) Психология: наука о разуме и поведении. 7 изд. Лондон: Hodder Education Маршалл, Л. (2017) «Британское исследование социального отношения: как общественное мнение влияет на политику в Великобритании». Блог LSE Impact [онлайн]. доступно по адресу http: // blogs.lse.ac.uk/impactofsocialsciences/2017/01/31/the-british-social-attitude-survey-how-public-opinion-drives-policy-in-the-uk/ [11 января 2019 г.]

© Университет Ковентри. CC BY-NC 4.0

Определение отклонения от Merriam-Webster

de · vi · ел | \ ˈDē-vē-ˌāt \

непереходный глагол

1 : особенно отклоняться от стандарта, принципа или темы отклонение от предмета

2 : отклониться от установленного курса или нормы полет, вынуждаемый погодой отклоняться на юг, редко отклоняется от его обычного рутинного поведения, которое отклоняется от нормы

переходный глагол

: вызвать отказ от предыдущего курса он будет отклонять реки, превращать выжженные равнины… в плодородные пастбища - Ф.М. Годфри

de · vi · ел | \ ˈDē-vē-ət , -vē-ˌāt \ 1 : отклонение от нормы особенно : человек, заметно отличающийся от групповой нормы 2 математика : статистическая переменная, которая дает отклонение (см. Смысл отклонения b) другой переменной от фиксированного значения (например, среднего). de · vi · ел | \ ˈDē-vē-ət , -vē-ˌāt \ : существенное отклонение от поведенческих норм (см. Смысл нормы 2) определенного общества. отклоняться от поведения

Отклонение от идеального поведения


Поведение реальных газов обычно согласуется с предсказаниями уравнения идеального газа с точностью + - 5% при нормальных температурах и давлениях.При низких температурах или высоких давлениях поведение реальных газов значительно отличается от характеристик идеального газа. В 1873 году, ища способ связать поведение жидкостей и газов, голландский физик Йоханнес ван дер Ваальс разработал объяснение этих отклонений и уравнение, которое могло соответствовать поведению реальных газов в гораздо более широком диапазоне давлений. .

Ван дер Ваальс понял, что два предположения кинетической молекулярной теории являются сомнительными.Кинетическая теория предполагает, что частицы газа занимают ничтожно малую долю от общего объема газа. Также предполагается, что сила притяжения между молекулами газа равна нулю.

Первое предположение работает при давлениях, близких к 1 атм. Но что-то происходит с справедливостью этого предположения, когда газ сжимается. Представьте на мгновение, что все атомы или молекулы в газе сгруппированы в одном углу цилиндра, как показано на рисунке ниже. При нормальном давлении объем, занимаемый этими частицами, составляет пренебрежимо малую часть от общего объема газа.Но при высоких давлениях это уже неверно. В результате настоящие газы не так сжимаемы при высоких давлениях, как идеальный газ. Следовательно, объем реального газа больше, чем ожидается из уравнения идеального газа при высоких давлениях.


Ван дер Ваальс предложил исправить тот факт, что объем реального газа слишком велик при высоких давлениях, вычтя член из объема реального газа перед тем, как подставить его в уравнение идеального газа. Поэтому он ввел константу

(b) в уравнение идеального газа, которое было бы равно объему, фактически занимаемому молью частиц газа.Поскольку объем частиц газа зависит от количества молей газа в контейнере, член, вычитаемый из реального объема газа, равен количеству молей газа, умноженному на b.

P (V - nb) = nRT

Когда давление относительно мало, а объем достаточно большой, член nb слишком мал, чтобы иметь какое-либо значение в расчетах. Но при высоких давлениях, когда объем газа невелик, член nb корректирует тот факт, что объем реального газа больше, чем ожидается из уравнения идеального газа.

Предположение об отсутствии силы притяжения между частицами газа не может быть верным. Если бы это было так, газы никогда бы не конденсировались с образованием жидкости. На самом деле между молекулами газа существует небольшая сила притяжения, которая стремится удерживать молекулы вместе. Эта сила притяжения имеет два последствия:

(1) газы конденсируются с образованием жидкостей при низких температурах и

(2) давление реального газа иногда меньше, чем ожидается для идеального газа.

Возможные отклонения от идеального поведения

Как мы знаем, при высоком давлении отклонение очень велико, и величина объема газа уменьшается по сравнению с его контейнером, и межмолекулярное притяжение сильно.

Отклонение варьируется от газа к газу. Как мы знаем, CO 2 отклоняется при очень низком давлении и не показывает никаких признаков идеального поведения газа.

Отклонение больше, когда температура понижается и газ становится жидким с максимальным отклонением.

Газовый ксенон (Xe) имеет самый большой размер элемента. Поэтому предполагается, что газ ксенон будет отклоняться больше всего при воздействии высокого давления и низкой температуры.


Перенос отношения и восприятие Девии "Кэндис Форбс Брайт

Дата присуждения

Лето 8-2014

Название степени

Доктор философских наук

Отдел

Политология, международное развитие и международные отношения

Председатель комитета

Дэвид Батлер

Кафедра председателя комитета

Политология, международное развитие и международные отношения

Член комитета 2

Эдвард Сейр

Член комитета 2 Отдел

Политология, международное развитие и международные отношения

Член комитета 3

Эми Миллер

Член комитета 3 Отдел

Антропология и социология

Член комитета 4

Дж.J. St. Marie

Член комитета 4 Отдел

Политология, международное развитие и международные отношения

Член комитета 5

Роберт Поли

Член комитета 5 Отдел

Политология, международное развитие и международные отношения

Абстрактные

В этой диссертации используется модель диссертации из трех статей, чтобы: 1) сравнить, как определяется девиантность и что считается девиантным, сравнивая Соединенные Штаты с Южной Кореей с использованием контент-анализа, 2) проверять социально-демографические и социальные сетевые переменные в процессе развития своего одобрения. отклонения с использованием одиннадцати обычных регрессионных моделей наименьших квадратов и 3) изучить связь между социальными сетями и одобрением отклоняющегося поведения с помощью анализа социальных сетей.Все три статьи используют данные опроса о восприятии девиантного поведения. Опрос проводился на английском и корейском языках. В первой статье дается сравнение того, как определяется девиантность, и того, что определяется как девиантность. Несмотря на то, что исследование не привело к единому мнению и не ожидало консенсуса относительно того, как определяется отклонение, подавляющее большинство респондентов определяют отклонение как поведение, которое противоречит социальным нормам и является негативным. Это исследование также показывает, что существует больший консенсус относительно того, какое поведение считается девиантным в Южной Корее, чем в Соединенных Штатах.Во второй статье проверяется гипотеза о том, что воспринимаемое одобрение чьей-либо социальной сети является более сильным предиктором (т. Е. Статистически значимым по большему количеству моделей), чем традиционные социально-демографические переменные (т. Е. Пол, возраст и доход не будут такими сильными показателями, как социальные сеть) в одобрении отклонений. Результаты регрессионного анализа показывают, что 1) социальная сеть человека является лучшим показателем его / ее терпимости к девиантному поведению и 2) среди южнокорейцев больше консенсуса относительно того, что считается девиантным, чем среди американцев.Третья статья обнаруживает статистически значимую корреляцию между одобрением эго семи девиантных форм поведения и одобрением его / ее сети. Респонденты, сообщающие, что они одобряют поведение, имеют по крайней мере одно изменение, которое также одобряет поведение, но в среднем два или три изменения одобряют такое поведение. В исследовании делается вывод, что реляционные данные более надежны, чем данные атрибутов при изучении восприятия отклонений, но подчеркивается, что данные атрибутов должны пониматься как фактор в реляционных данных.

Авторские права

2014, Кэндис Форбс Брайт

Рекомендуемое цитирование

Брайт, Кэндис Форбс, «Стандартное отклонение: перенос отношения и восприятие девиантного поведения» (2014). Диссертация . 5.
https://aquila.usm.edu/dissertations/5

Влияние отклонения ролей и мнений на поведение малых групп в JSTOR

Абстрактный

В двухфакторном эксперименте конфедерат взял на себя роль в групповом обсуждении, которая была либо типичной, либо отличной от той, которую ожидали от студентов университета: i.е., она была либералом и фанатиком в расовых вопросах. Кроме того, сообщница придерживалась мнения по обсуждаемому вопросу, которое либо соответствовало, либо отклонялось от мнения, разделяемого ее группой. Анализ группового взаимодействия показал, что, в то время как отклонение мнения получило больше сообщений, чем соответствующее мнение, отклонение роли получило меньше сообщений, чем субъект роли. Кроме того, по социометрическим параметрам отклонение по роли оценивалось ниже, чем соответствие роли, в то время как не было четких указаний на то, что отклонение мнения было менее популярным, чем согласованное с мнением.Полученные данные были интерпретированы с точки зрения модели межличностного поведения, соответствующей ожиданиям.

Информация об издателе

Заявление о миссии Американской социологической ассоциации: Служить социологам в их работе Развитие социологии как науки и профессии Содействие вкладу социологии в общество и ее использованию Американская социологическая ассоциация (ASA), основанная в 1905 году, является некоммерческой организацией. членство в ассоциации, посвященной развитию социологии как научной дисциплины и профессия, служащая общественному благу.ASA насчитывает более 13 200 членов. социологи, преподаватели колледжей и университетов, исследователи, практикующие и студенты. Около 20 процентов членов работают в правительстве, бизнес или некоммерческие организации. Как национальная организация социологов Американская социологическая ассоциация, через свой исполнительный офис, имеет все возможности для предоставления уникального набора услуги для своих членов и способствовать жизнеспособности, заметности и разнообразию дисциплины.Работая на национальном и международном уровнях, Ассоциация стремится сформулировать политику и реализовать программы, которые, вероятно, будут иметь самые широкие возможное влияние на социологию сейчас и в будущем.

Сексуальное отклонение - обзор

Обзор парафилий

Парафилий по определению являются девиантными сексуальными предпочтениями. Их описывают как девиантных либо потому, что они мешают диадическому, взаимно удовлетворяющему сексуальному поведению (например,g., трансвестит, который не заинтересован в сексуальных отношениях с партнерами, потому что на самом деле он возбуждается только от ношения женской одежды) или потому, что они связаны с принудительной сексуальной активностью (например, педофилия, сексуальный садизм). Диагноз парафилии может быть поставлен одним из трех способов. Пациентам может быть поставлен диагноз парафилия, когда они сами сообщают о таком предпочтении, хотя пациенты обычно не предоставляют эту информацию добровольно, и потребуется тщательный опрос. Пациенты могут быть диагностированы как парафильные, если у них будет получен положительный результат фаллометрического теста в авторитетной фаллометрической лаборатории с опубликованными или доступными данными о чувствительности и специфичности (см. Обсуждение ниже).Пациентам также может быть поставлен диагноз парафилия, если они проявляют поведение, которое не может быть объяснено никакими другими психиатрическими диагнозами.

Выявлен ряд специфических парафилий. Исследования показали, что когда люди страдают одной парафилией, они обычно страдают от нескольких парафилий; В среднем парафилический пациент будет страдать от двух или трех парафилий, хотя одна из них обычно будет центральной организующей парафилией.

С практической точки зрения невозможно задать пациенту вопросы обо всех возможных парафильных предпочтениях.Мы предлагаем, чтобы, по сути, наиболее распространенные и вызывающие наибольшее беспокойство или вызывающие беспокойство парафилии стали предметом рутинного расследования для лиц, предположительно совершивших сексуальные проступки. Многие парафилии обычно проявляются определенными когнитивными искажениями; Мы предлагаем, чтобы помимо сексуального интереса пациентов спрашивали о наличии или отсутствии этих когнитивных искажений, поскольку они станут целью лечения.

Парафилии встречаются почти исключительно у мужчин.Когда утверждается, что женщина занимается проблемным сексуальным поведением, следует искать непарафильные объяснения такого поведения.

Эксгибиционизм определяется как сексуальное предпочтение обнажать гениталии. Эксгибиционисты обычно пытаются участвовать в таком поведении способом, который можно легко объяснить; например, они могут позже заявить, что мочились в общественных местах, вместо того, чтобы обнажить свои гениталии, или они могут заявить, что их халаты распахнулись в тот момент, когда они открыли входную дверь.Эксгибиционисты обычно проявляют такое поведение часто и неоднократно. Часто критической проблемой для эксгибиционистов будет наблюдение за выражением лиц своих жертв. Иногда эксгибиционисты заявляют, что им нравится видеть удивление или шок на лице своих жертв. В других случаях они будут заявлять, что выражение лиц жертв было выражением восхищения гениталиями эксгибиционистов. Когнитивное искажение или искажения, которые обычно сопровождают такое поведение, включают убеждение, что жертва будет впечатлена органами эксгибициониста и захочет вступить с ним в половые отношения.

Эксгибиционисты тоже могут страдать педофилией; вам следует спросить эксгибициониста относительно возраста и пола его жертв и следует отметить, участвовал ли эксгибиционист в таком поведении возле парка, детской площадки, школы и т. д.

Вуайеризм определяется как сексуальное предпочтение для наблюдения за другими, обычно взрослые женщины, занимающиеся интимной деятельностью (например, купание, раздевание или сексуальное поведение). Нередко вуайеристы проявляют интерес к эротике в ее различных формах.Они могут использовать сложные технологии для достижения своих целей, и их следует расспрашивать об этом (например, оборудование для видеозаписи, установленное в ванных комнатах, устанавливаемые на обувь оптоволоконные камеры). Один из критических вопросов при оценке вуайериста заключается в том, было ли вуайеристское поведение основным интересом преступника, или же на самом деле вуайерист имеет скрытый принудительный сексуальный интерес, и его скрытое наблюдение (я) за женщинами имело место в контексте подготовки к принудительному сексуальному поведению («планирование изнасилования»).

Frotteurism и toucheurism связаны между собой сексуальные предпочтения без согласия; палач заинтересован в том, чтобы потереться своим телом, обычно гениталиями, о несогласную жертву, обычно взрослую женщину. Как правило, палач будет тереться областью своих гениталий о зад взрослой женщины, и это обычно происходит в относительно ограниченном пространстве, опять же, где действия могут быть рационализированы (например, в переполненном поезде метро). Тушеры имеют сексуальное предпочтение к сексуальным прикосновениям без согласия другого человека, обычно взрослой женщины.Чаще всего они, опять же в тесноте или тесноте, касаются рукой ягодиц или груди женщины. Значительное меньшинство любителей пудры и прикосновений имеют скрытый сексуальный интерес по принуждению; их следует расспросить об этом.

Лица, которые в анамнезе надевали женскую одежду, могут иметь основное расстройство половой идентичности или могут иметь трансвеститический фетишизм. Обзор оценки лиц с нарушением гендерной идентичности выходит за рамки данной главы.Эти люди не страдают парафилией. Трансвеститы-фетишисты - это люди, чьи сексуальные предпочтения включают мастурбацию в женской одежде. Эти люди обычно являются гетеросексуальными мужчинами, но обычно гипосексуальны в отношениях с другими людьми. Они достигают сексуального возбуждения через ощущение ношения женской одежды, часто нижнего белья, нижнего белья или колготок. Трансвестизм может возникать у людей, которые также страдают мазохизмом или садизмом; Об этих парафилиях следует расспросить трансвеститов-фетишистов.

Педофилия определяется как сексуальное предпочтение детей препубертатного возраста. Гебефилия определяется как сексуальное предпочтение для детей полового возраста. Большинство педофилов и гебефилов предпочитают несовершеннолетних противоположного пола; Значительное меньшинство предпочтет несовершеннолетних одного пола, а другое значительное меньшинство фактически будет по своему предпочтению бисексуальным. Педофилы и гебефилики нередко вовлекаются в деятельность, которая приводит их к контакту с детьми; их следует тщательно расспрашивать в отношении профессиональной или профессиональной деятельности, такой как участие в Больших Братьях, Скаутское движение, вождение школьного автобуса, лагеря, детские сады, молодежные организации и т. д.Когнитивные искажения, обычно встречающиеся у педофилов или гебефилов, включают убеждение, что жертва была заинтересована, получила или испытала сексуальное удовольствие в результате сексуального контакта. Педофилы и гебефилы иногда рассказывают, что они чувствовали себя контролируемыми или соблазненными ребенком или молодым человеком, и могут даже полагать, что их поведение было полезным для ребенка. Педофилов и гебефилов следует также расспросить об их отношениях со взрослыми женщинами; нередко эти люди будут искать матерей-одиночек, у которых есть дети в пределах предпочтительного для педофила или гебефила возрастного диапазона, чтобы получить доступ к этим детям.

Лица, совершающие сексуальное насилие над взрослыми женщинами, представляют собой неоднородную группу. Эти пациенты попадают в непрерывный континуум: от тех, кто совершает правонарушения в основном из-за антиобщественности или психопатии, иногда стимулируется или растормаживается высокими уровнями выраженного гнева и / или интоксикацией веществами, до людей, которые в корне парафиличны. В тех случаях, когда пациенты, которые вступали в принудительное сексуальное поведение со взрослыми женщинами, не имеют доказательств антисоциальности или психопатии, следует искать доказательства лежащей в основе парафилии.Ряд когнитивных искажений был отмечен у лиц, которые вступают в принудительное сексуальное поведение со взрослыми женщинами; эти люди обычно имеют враждебное отношение к отношениям между мужчинами и женщинами, склонны свидетельствовать о существенном подозрении и недоверии по отношению к женщинам и их намерениям или вербализации и / или винят жертву (например, предполагая, что жертва была одета в короткую юбку или отсутствовала поздно ночью она действительно искала такого сексуального взаимодействия). На парафильном конце этого спектра находятся пациенты с сексуальным садизмом (иногда с сопутствующей некрофилией , сексуальным предпочтением к сексуальному взаимодействию с умершим человеком).Людей, которые вступают в принудительное сексуальное поведение со взрослыми женщинами, следует задавать вопросы относительно их заинтересованности в власти и контроле над своими жертвами, а также в причинении боли, унижения или страданий. В частности, значение вышеупомянутого возбуждения должно быть предметом сомнения; сексуальные садисты иногда теряют эрекцию, когда жертва испытывает недостаточную боль, унижение или страдание. Некоторые сексуальные садисты причиняют боль, унижение или страдания жертве, не вступая в какое-либо открытое сексуальное поведение - они могут просто мастурбировать, думая о своих действиях позже.Сексуальных садистов также следует расспрашивать относительно их сексуального поведения с «согласными» партнерами; нередко такие люди будут вступать в сексуальное поведение со своими партнерами в манере, которую партнеры описывают как чрезмерно грубую или безличную. Лица с принудительным или садистским сексуальным интересом часто по неясным причинам предпочитают анальную сексуальную активность. Нередко они также хотят участвовать или участвуют в рабстве или связанных действиях с согласными партнерами. Также следует изучить заинтересованность в связывании, разрезании, сжигании, проникновении и удушении вручную или лигатурой.Лица с некрофильными интересами могут иметь профессиональные или профессиональные интересы, которые приведут их к контакту с умершими людьми (например, работа в похоронных бюро), и это должно быть оценено.

Философия - Отклонение

Свобода - это погоня

Свобода - это стремление или процесс, а не нечто вроде права, предоставленного внешним агентством. Нет права отклоняться. Скорее, есть свобода отклоняться, и нужно постоянно заботиться об этой свободе как о стремлении. Отклонение - это процесс активной и непрерывной свободной жизни в несвободном мире.

Без оппозиции

Непротивление - это форма сопротивления или обхода власти, фундаментальная методология которой основана на определении новой территории «конфликта». Он отвергает основную логику существующего режима не как нечто недействительное или несуществующее, а как логику, которая не применима к не противоположной группе или отдельному человеку. Непротивление - это процесс определения и реализации новой процедурной логики в пространстве, уже удерживаемом существующим режимом.Совершенно необходимо совершить акт отклонения, отклонения от нормы и, таким образом, отказа в усилении управляющей власти, отклоняющейся как изнутри, так и изнутри. Хотя они происходят на территории управляющей силы Отклонение - это метод игнорирования процедурной логики этой управляющей силы. Таким образом, непротивление - это способ жить как аутсайдер изнутри. Это самая суть Deviation - движение вперед, но не против. Повстанцы идут против.Девианты переживают.

Ненасилие

Отклонение ненасильственное. Помимо внешних рисков, присущих повседневной деятельности, таких как вождение по загруженным дорогам, отклонения, связанные с рискованным поведением, должны содержать эти дополнительные риски для вовлеченных отклоняющихся. Уважение к собственности других также является формой ненасилия. Насильственные действия против собственности другого человека - физического, умственного или духовного - являются выражением насилия против этого человека.Хотя могут быть ситуации в реальном времени, ситуации, в которых необходимы насилие, кража или повреждение имущества, возможно, даже благородные действия, эти ситуации выходят за рамки Отклонение .

Честность и правдивость

Чтобы поддерживать Отклонение как позитивное стремление, нужно обладать как честностью - качеством честности или искренности - так и правдивостью - фактом реалистичности или правдивости жизни. Девианты должны уметь точно распознавать как положительные, так и отрицательные внутренние по отношению к системам, формам управления или индивидуальные достоинства и действия - ваши и других.Это способность честно и правдиво оценить себя, свое место в мире и текущие условия в мире, чтобы затем действовать соответственно и спонтанно. Честность и правдивость также необходимы для проведения продуктивной критики - высказывания отрицательного с целью продвижения эволюционного процесса, чтобы пройти через него, а не против. Честность как первое качество этого принципа намеренно отделяет универсальные требования истины от ситуативных требований честности в отношении собственной правды.Следовательно, честность вторична по отношению к требованию оставаться верным более высоким ценностям, чем те, которые закреплены законом или общественными обычаями.

Ответственность

Девианты должны нести ответственность за любые последствия, возникающие в результате их собственных действий. Именно потому, что девианты живут в соответствии с высшей этикой - а они выражают эту высшую этику через отклонение - все отклоняющиеся должны быть готовы заплатить цену за игнорирование законов, правил или условностей, особенно тех, которые определены более низкими концепциями права и . неверно или приемлемо и недопустимо .

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *