Диалектика книга – Диалектика — 40 книг

Изд-во Политехнич. ун-та, 2011. – 96 с.

Современность не балует нас обилием литературы по диалектике. Выход каждой новой книги на эту тему сегодня становится событием. Таковым, безусловно, является работа профессора А. С. Казеннова.

Диалектика – как логика и как мировоззрение – несомненно, становится все более необходимой для ответов на важнейшие вызовы современности. Дело в том, что кардинальные исторические сдвиги необходимо сопровождаются становлением нового массового менталитета. Переход от античности к Средневековью был опосредствован христианской мистикой «богозащищенности» человечества; утверждению капитализма содействовала «протестантская этика», основанная на рассудочном рационализме. Сегодня без перехода от рассудка к разуму, от господства формальной логики к диалектике как массовой интуиции человечество не может сдвинуться с топтания в кругу «современности». В этом свете рецензируемая работа представляется вкладом в исторический прогресс.

Работа посвящена «200-летнему юбилею публикации гениального труда Г. В. Ф. Гегеля “Наука логики”» (с. 3) и имеет своей задачей прежде всего напоминание научной общественности основных идей и категорий этого великого труда.

Автор различает два уровня диалектики: общую, разрабатываемую собственно философией, и прикладную, применяющую диалектические категории в конкретном научном исследовании. Поэтому диалектику как логику научного исследования ученый-специалист должен сначала освоить «как таковую», и тогда «дело применения ее для разработки диалектики конкретных наук» (с. 4) станет для него посильным.

Книга состоит из трех частей, последовательно знакомящих читателя с проблемами диалектики как метода научного познания. В первой части «Соотношение метафизического и диалектического методов познания» автор показывает, что указанные методы исторически последовательно складывались как неизбежные и необходимые ступени восхождения к наиболее адекватному способу научного познания. Диалектика снимает метафизику, включая ее в себя как подчиненную составную часть.

Автор настаивает на необходимости объективного, материалистического понимания диалектики как универсального, всеобщего научного метода, который складывается не по субъективной прихоти исследователя, а возникает из логики исследуемого предмета, логики самого мира. В XX в., пишет автор, была сделана заявка на два новых метода: системный и феноменологический (от себя добавим: и синергетический). Потом хлынула мода на изобретение десятков новых «научных методов» и «сотни вариантов системного метода». Однако категории диалектики – не произвольно создаваемые интенциональные «жизненные миры». Это, отмечает автор, было понятно уже Аристотелю. «Он рассматривал категории и исследовательские методики не как свойства индивидуального сознания, а как свойства природы, как “роды сущего”» (с. 10). Затем Кант и Гегель, несмотря на субъективный идеализм первого и объективный идеализм второго, создали еще две модели диалектики как всеобщего метода познания, и каждая из них была обобщением и поглощением предыдущей. В результате сложилась универсальная и единая для всего человечества методология научного познания. И дело тут даже не в новизне – в истинности метода, а истинным методом является, по сути, «только один: понятийный – как целостность (тотальность) мыслительной деятельности в строго определенных понятиях» (с. 12). И далее автор разворачивает понятие интеллекта, который, «собственно говоря, и есть действующее понятие» (с. 13). Строгость понятийного мышления, подчинение мысли исследователя логике движения понятий, способность видеть предмет «в движении его понятия» – это, по автору, необходимое условие постижения истины.

Вторая часть работы посвящена истории освоения и развития диалектического метода в работах и общественной деятельности К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина. Маркс намеревался написать специальную работу по общей, чистой диалектике, но впоследствии отказался от этого намерения, по-видимому, посчитав гегелевскую ее разработку не подлежащей совершенствованию, и лишь материалистически ее переосмыслил, скрупулезно и адекватно использовав в «Капитале» и других работах.

Энгельс, также материалистически переосмыслив Гегеля, рекомендовал применять диалектику в конкретных (естественных и общественных) науках, выделил как главные три закона диалектики, усилил категорию взаимодействия, ввел понятие единства диалектики и теории познания, отстаивал диалектику как высшую форму рационализма. Тем самым К. Маркс и Ф. Энгельс создали новое диалектико-материалистическое мировоззрение, вброшенное ими в культуру человечества для дальнейшего, в течение нескольких столетий, освоения.

В. И. Ленин, базируясь на потенциале нового, диалектико-материалистического мировоззрения, применял его к практике решения политических, экономических, народнохозяйственных проблем. Одновременно он разрабатывал проблемы общей, теоретической диалектики в работах «К вопросу о диалектике», «Еще раз о профсоюзах…» и многих других; стимулировал пропаганду идей диалектики через журнал «Под знаменем марксизма».

Третий раздел работы имеет название «Содержание и контекст первой категории диалектики: “бытие”». Здесь автор выходит за пределы задачи пропаганды категорий диалектики и углубляется в недра собственно научной разработки базовой для нее категории бытия.

Автор отстаивает гегелевское определение категории бытия как отражения наличной данности предмета, факта его существования в качестве объекта внимания, факта его присутствия в мире и в поле зрения человека до каких бы то ни было конкретных определенностей. «Предмет, рассматриваемый в самом начале исследования, берется без определений, следовательно, как чистое бытие, как мыслимый, как только что взятый в мысль. Бытие есть предмет, возведенный в мысль…» (с. 64).

И далее автор переходит к скрытому присутствию категории бытия в понятиях «истина», «существование», «ничто», «единичное», «всеобщее». И, наконец, сканирует категорию бытия житейским термином «есть» в смысле «потреблять пищу, кушать». Ищет этимологическое единство этих терминов. «Не покушал человек месяц – и нет его, не попил две недели, и он – не есть» (с. 67). Этот пассаж, который внешне может быть воспринят как курьез, тем не менее, на наш взгляд, достоин внимательного рассмотрения.

Заслуживает внимания второй параграф третьего раздела «Бытие: имя, термин и определение». Здесь, вслед за Аристотелем, автор прослеживает превращения слова «бытие» из «имени» в «термин», из «термина» в «определение» предмета. «Бытие» опосредствует все термины, «оно – творец всех терминов» (там же). Само же его определение «состоит в том, что у него нет определения» (с. 81). Оно есть лишь нечто неопределенное, лежащее в основании, в начале, как аристотелевский гипокейменон (подлежащее). Так автор раскрывает апофатику категории бытия, видя в ней возможность для разворачивания в целую серию категорий, обеспечивающую ей полнокровное существование в качестве понятия (теории) бытия.

Эта экспликация прослеживается автором в заключительном, третьем параграфе раздела: «Чистое бытие и определения бытия». Параграф представляет сжатое до всех мыслимых пределов изложение «взятого без примечаний и добавлений» текста «Науки логики» (с. 82).

В Заключении автор пишет о том, что, несмотря на кажущуюся абстрактность и оторванность от практических реалий современности, гегелевская диалектика, разумеется, в материалистической ее трактовке, насущно необходима «нашей экономике и обществу в целом». Нам сегодня нужна «серьезная реиндустриализация на современной научно-технической основе» (с. 89), а это невозможно без современного диалектико-материалистического мировоззрения и мышления. Как ни трудна работа по освоению диалектики всеми слоями общества, эта работа является одним из важнейших факторов прогресса не только нашей страны, но и человечества в целом.

www.socionauki.ru

Книга — Диалектика как учение о развитии

Содержание

1. Диалектика как учение о развитии .

1.1. Принципы диалектики

1.2. Единство и борьба противоположностей

1.3. Взаимосвязь количества и качества

1.4. Отрицание отрицания

1.5. Категории диалектики

1.6. Методологическое значение диалектики

1.7. Заключение

2. Список используемой литературы

.

1. Диалектика как учение о развитии.

Диалектику можно определить как учение о развитии бытия, познания и мышления, источником которого (развития) признается становление и разрешение противоречий в самой сущности развивающихся объектов.

1.1. Принципы диалектики

Примеры диалектического мышления изложены в историко-философском разделе учебника идей Гераклита, Сократа, Платона, Гегеля, Маркса и других мыслителей. Там обобщенна совокупность разработанных ими принципов диалектики и представлена в следующем перечне:

• всеобщая взаимосвязь всех явлений;

• всеобщность движения и развития;

• источник развития — становление и разрешение противоречий;

• взаимосвязь количественных и качественных изменений как проявление механизма развития;

• развитие через отрицание;

• отрицание отрицания как проявление направленности процессов развития;

• противоречивое единство общего и единичного, сущности и явления, формы и содержания, необходимости и случайности, возможности и действительности и др.

Содержание этих принципов предвосхитило многие последующие открытия. Так, на принцип всеобщей взаимосвязи всех явлений органично легла общая теория систем. Ведь если любой объект материального мира можно рассматривать как состоящую из взаимосвязанных элементов самостоятельную систему и одновременно как элемент системы более широкой, то получается, что любой элемент любой системы нашей Вселенной через многоуровневую иерархию взаимосвязей бесчисленных систем связан с любым другим элементом абсолютно любой системы. Каждая вещь в этом мире пусть опосредованно, но связана с любой другой, являясь, по выражению Ф. Энгельса, «эхом всей Вселенной».

Не менее значим оказался для науки и практики и принцип всеобщности развития. В нынешнем естествознании он фигурирует под названием принципа глобального эволюционизма. Открытия XX в. (расширение Вселенной, явления предбиологической и химической эволюции, дрейф континентов и пр.) существенно подкрепили диалектическую аксиому о всеобщем характере процессов развития.

1.2. Единство и борьба противоположностей

Ключевым моментом диалектической концепции развития является принцип противоречия. В марксистском варианте диалектики он получил статус закона (единства и борьбы противоположностей). Его формулировка гласит: источником и движущей силой всякого развития является становление и разрешение противоречий в самой сущности развивающихся предметов.

Под диалектическим противоречием при этом понимают отношение одновременного взаимополагания и взаимоисключения различных сторон развивающегося объекта. Таковы, в частности, взаимоотношения хаоса и порядка в неживой природе, наследственности и изменчивости в живой природе, эксплуататоров и эксплуатируемых, добра и зла, истины и заблуждения в социальном мире. Эти противоположности (стороны противоречия) полностью отвечают диалектическим требованиям. Во-первых, они не существуют одна без другой (нет добра без зла, а истины без заблуждения). Во-вторых, именно их «борьба», т.е. противоречивое взаимодействие, и дает импульс развитию (порядок рождается из хаоса, добро крепнет только в преодолении зла и т.д.).

Диалектический характер развития подразумевает также наличие в его динамике резких переходов от одной стадии к другой, прерывов постепенности, скачков. Последние всегда связаны с моментом разрешения противоречия, в результате чего предмет либо погибает, либо обретает новое качество.

1.3. Взаимосвязь количества и качества

Механизм такого перехода выражает другой диалектический принцип (закон) — взаимосвязи количественных и качественных изменений. Его формулировка такова:

Количественные изменения, постепенно накапливаясь, рано или поздно нарушают границу меры предмета и вызывают смену его качества, осуществляющуюся в скачкообразной форме.

Категория качества в философии означает совокупность свойств предмета. Парная ей категория количества подразумевает отношение качественно однородных предметов. Единство же количественных и качественных характеристик вещи схватывается категорией меры. Другими словами, мера — это те границы, те пределы, внутри которых количественные изменения не вызывают смену качества, т.е. предмет остается самим собой. У всякого предмета есть как количественные, так и качественные характеристики, а, следовательно, есть и мера. Но чтобы ее увидеть, нужно заставить предмет изменяться. Если, допустим, размеры книги уменьшить в пару раз, ее основное качество сохранится — ее все еще можно будет читать. А вот если уменьшить ее раз в сто, то пригодной для чтения она быть перестанет и, следовательно, свое главное качество потеряет. То же верно и при увеличении количественных параметров данного предмета. Границы же, или пределы количественных изменений, где книга будет оставаться книгой, и являются ее мерой.

Нарушение границы меры означает смену качества (чрезмерная осторожность превращается в трусость, бережливость — в скупость, щедрость — в мотовство и т.д.). Для ее обозначения используется понятие скачок, которым подчеркивается резкость, катастрофичность происшедшей перемены. Что, впрочем, не следует понимать слишком буквально. Появление, например, новой биологической группы надвидового ранга (типа, класса, отряда) может занимать миллионы лет. Хотя это тоже, несомненно, макроэволюционный скачок. Его растянутость во времени не должна вводить в заблуждение: это для человека миллион лет — почти что вечность, а для биосферы в целом — лишь мгновение.

Диалектика количественных и качественных изменений подразумевает причинно-следственный характер их взаимосвязи. Определенный объем количественных изменений выступает причиной смены качества развивающегося объекта. Вместе с тем и качество существенно влияет на количественные характеристики. Так, постепенное накопление студентом знаний приводит в конечном счете к появлению нового качества его личности — он становится специалистом, профессионалом. А это, в свою очередь, предполагает, что продолжающийся процесс накопления знаний будет далее протекать более умело и рационально.

1.4. Отрицание отрицания

Сброс развивающейся системой старого качества можно квалифицировать как его отрицание. Но поскольку оно должно обеспечивать продолжение развития, диалектическое отрицание не может быть простым отвержением или уничтожением прежних форм. Оно непременно должно сохранить единство, преемственность в развитии объекта. Поэтому категория отрицания в диалектике определяется как такое отношение последовательных стадий развития объекта, при котором каждая последующая стадия не просто отбрасывает, отвергает предыдущую, но одновременно и сохраняет, вбирает в себя ее существенные моменты.

Так, например, теория относительности А. Эйнштейна не зачеркивает физику И. Ньютона как заблуждение, а включает ее в себя на правах частного случая. Как бы радикально ни менялись со временем исторические типы экономики, политики или морали, их главные достижения не уходят безвозвратно в прошлое, но сохраняются на всех последующих этапах исторического развития, пусть и в существенно измененном виде.

Развитие любого объекта распадается на ряд фаз или стадий, каждая из которых характеризуется обретением нового качества и, следовательно, может рассматриваться как отрицание предыдущего состояния. Таких отрицаний у развивающегося объекта иногда набирается довольно много. Однако в цепи диалектических отрицаний особое значение получают два следующих друг за другом отрицания, формирующих относительно законченный цикл развития объекта. Специфичность именно двойного отрицания легче всего увидеть в чисто формальных преобразованиях: если мы имеем некое состояние объекта (а), то первое отрицание превратит его в свою противоположность (-а), а второе (-а) — вернет на исходную позицию (а). В реальных процессах развития такой безусловный возврат к начальной ступени, конечно же, невозможен в силу их необратимости. Однако частичный повтор на высших стадиях развития существенных характеристик первых его фаз обязательно имеет место. Эта особенность развития выражается в диалектическом принципе (законе) отрицания отрицания. Сформулируем его так: развитие осуществляется таким образом, что на высших его стадиях происходит как бы возврат к прошлому, повторение некоторых черт, свойств, моментов, имевших место на предшествующих стадиях, впоследствии утрачиваемых и вновь восстанавливаемых, но уже в измененном виде.

Принцип двойного отрицания является констатацией определенного ритма, или цикличности процессов развития. Лучше других нам знакомы циклы биологические (семя — растение — семя, детство — зрелость — старость) и социальные (чередование спадов и подъемов экономики, состояний войны и мира в политике, эпох ренессанса и декаданса в искусстве и т.д.). В них совершенно очевидно просматривается не просто механическое повторение одних и тех же состояний, но именно развитие, т.е. нарастание (пусть и небольшое в каждом отдельном цикле) высоты организации и порядка развивающихся систем.

Например, состояние социального мира — это не просто отсутствие конфликтов. Это состояние разрешенного конфликта, из которого стороны выходят обогащенные по крайней мере полученным опытом. Восстановившееся после болезни здоровье — это не буквальный возврат к прежнему, ведь организм хотя бы на некоторое время получает иммунитет к данной болезни.

Иными словами, в завершенном цикле развития происходит как бы возврат к старому, но уже на иной качественной основе. В детстве мы вынуждены слушаться своих родителей. В юности мы начинаем против них бунтовать. В зрелом же возрасте приходит понимание, что бунтовали-то мы во многом зря, что в требованиях старших была своя логика и правда. (Сей феномен называется в психологии «поздним послушанием».) Мы снова, как и в детстве, «слушаемся» родителей, но совсем по-другому — уважительно, но критично. То есть налицо своеобразный диалектический синтез предшествующих противоположных (отрицающих друг друга) стадий развития.

Все упомянутые выше принципы диалектики теснейшим образом связаны друг с другом, ведь они отражают разные стороны единого процесса развития. Но взаимосвязь эта иерархична: базовым, фундаментальным принципом является единство и борьба противоположностей. Его содержание «просвечивает» в действии двух других: взаимодействие количества и качества или отрицающих друг друга стадий развития объекта суть не что иное, как проявление исходного принципа противоречивости. Противоположности же в определенных условиях «сходятся», т.е. переходят, «переливаются» друг в друга. И во взаимоотношениях количества с качеством и последовательных отрицаний наблюдается та же картина: количественные изменения служат причиной изменений качественных, и наоборот; отрицающие друг друга стадии развития объекта «сливаются» в синтезе на следующей ступени и т.д.

1.5. Категории диалектики

Та же фундаментальность или центральное положение принципа противоречия обнаруживается и в построении системы иных категорий диалектического мышления.

Категории — это предельно общие, универсальные понятия, в которых представлены всеобщие связи и отношения реальности.

Степень их общности настолько велика, что без них не может обойтись не только теоретическое знание, но и наше обыденное мышление. Невозможно сформулировать ни одну мысль, не опираясь (явно или неявно) на различение общего и единичного, возможного и действительного, причины и следствия, необходимого и случайного, сущности и явления, формы и содержания и т.д.

В этом перечислении категории не случайно поставлены парами. В таком способе устройства категориального строя нашего мышления находит отражение все тот же фундаментальный диалектический принцип двойственности, противоречивости всего существующего. Каждая пара категорий представляет собой воплощенное противоречие, т.е. единство противоположностей. Например, общее и единичное (как и любая другая пара категорий) самоочевидно исключают друг друга, но в то же время не существуют порознь, по отдельности. А при определенных условиях способны к взаимопревращению: единичное может стать общим, равно как и наоборот.

Так, случайная мутация может привести к появлению у организма нового признака, существующего на этот момент в единичном варианте. Но если он окажется полезным в плане приспособления к окружающей среде, он будет закреплен механизмом наследования и вскоре станет общим признаком популяции. Возможен и обратный процесс: потерявший приспособительную функцию общий признак может утрачиваться большинством популяции и встречаться лишь в рудиментарных единичных случаях. На этом же примере можно продемонстрировать и диалектику взаимоотношений необходимости и случайности. Случайная мутация (сбой в работе генетического аппарата), подхваченная естественным отбором, в конечном итоге оборачивается проявлением необходимости эволюционного процесса.

Таким образом, категории диалектики, схватывая наиболее общие связи и отношения действительности, одновременно воспроизводят и их изменчивость, подвижность, релятивность.

1.6. Методологическое значение диалектики

Становление системы принципов и категории диалектики имеет в философии долгую историю. На сегодняшний день самым, пожалуй, убедительным ее вариантом остается марксистский, где принципы и категории диалектики истолковываются с материалистических позиций, т.е. наполняются предметным и объективным содержанием. Иными словами, диалектические свойства (всеобщие изменчивость, противоречивость, отрицательность и пр.) приписывается самой объективной, т.е. материальной реальности. И только потому, что эти свойства присущи материи, они могут быть извлечены из нее, обобщены и представлены в виде идеальной системы принципов и категорий нашего мышления. То есть объективная диалектика материального мира воспроизводится субъективной диалектикой человеческого разума.

Зафиксированные диалектикой принципы развития материальных и идеальных систем призваны выполнять прежде всего методологическую функцию. То есть служить методом, способом, средством анализа любой реальности. Диалектика в познании — та же логика. Только в отличие от формальной (аристотелевой) логики она пытается «ухватить» изменчивость, подвижность развивающихся объектов и тем самым сделать таким же наш процесс мышления. Ее сверхзадача — снять противоречие между непрерывностью реальности и дискретностью нашего понятийного мышления.

Диалектический метод представляет собой определенный набор правил, приемов исследования реальности. Эти приемы суть не что иное, как все те же общие диалектические принципы, только сформулированные в императивной форме. Другими словами, если мы взялись за исследование какого-либо явления, то должны соблюдать следующие требования:

• подходить к предмету исследования исторически, т.е. брать его обязательно в развитии — с момента возникновения до сегодняшнего состояния;

• искать в эволюции нашего предмета способ его самодвижения, т.е. внутреннее противоречие, двойственность, борьбу противоположностей;

• уметь определять меру предмета, т.е. единство его количественных и качественных характеристик, а также их взаимодействие;

• в соотношении последовательных стадий развития объекта видеть не только отрицательность, негативность, но и единство, преемственность;

• пытаться квалифицировать различные характеристики объекта как общие или единичные, необходимые или случайные, формальные или содержательные и т.д., а также видеть их взаимопереходы и взаимопревращения, т.е. относительность, релятивность и т.п.

Диалектика как метод исследования является весьма действенным инструментом познания во всех его областях. Явно или неявно она присутствует во многих философских и научных открытиях и достижениях современности. Ранее уже упоминались общая теория систем и принцип глобального эволюционизма как безусловное проявление и конкретизация диалектических принципов. Можно привести и массу других примеров: знаменитый принцип дополнительности Н. Бора, сформулированный им же принцип соответствия; даже принцип фальсификации ироничного критика диалектики К. Поппера можно рассматривать как одно из выражений противоречивости, т.е. диалектичности роста научного знания.

В силу своей всеобщности диалектический метод применим не только в научном познании. Работает он и на обыденном, житейском уровне. Вспомним популярное изречение Гераклита: «Не лучше было бы людям, если бы все их желания исполнялись». И в самом деле, представьте себя на секунду на месте Незнайки в Солнечном городе с волшебной палочкой в руках. Долго ли бы мы наслаждались таким могуществом? Наверное, нет. А дальше нас непременно одолеет смертельная тоска — жить-то станет просто незачем, все желания и стремления потеряют всякий смысл. Жизнь есть только там, где есть напряжение противоречия между желаниями и возможностями их исполнения, т.е. все та же диалектика.

Или другой пример. Как проверить степень оригинальности наших мыслей и речей: говорим ли мы на самом деле что-то умное или изрекаем банальности? С помощью диалектики очень просто: сформулируйте мысль, противоположную исходной. Если окажется, что обе они имеют смысл, тогда можно ожидать, что вы придумали нечто, достойное внимания. Если же противоположная мысль особого смысла не имеет, то и первая — скорее всего тривиальна.

1.7. Заключение

Таким образом, диалектика представляет собой глубокий способ описания и изучения реальности. Ее исходный постулат — признание саморазвития материального мира как следствия становления и разрешения противоречий — получил во второй половине XX века серьезное подкрепление и конкретизацию в идеях синергетики — теории самоорганизации сложных систем.

2. Список использованной литературы:

· Губин В.Д. Основы философии: Учеб. Пособие. 2-е издание. – М.: ИНФРА-М, 2007.

· Основы философских знаний — / под ред. Большакова А.В., Грехнева В.С. и Добрыниной В.И. – М.: 1996.

· Материалистическая диалектика. Краткий очерк теории, — М., 1985.

· revolutionphilosophy

ronl.org

Изд-во политехнич. Ун-та, 2011. – 96 с – тема научной статьи по философии читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

РЕЦЕНЗИИ

В. Е. БАРАНОВ

НОВАЯ КНИГА О ДИАЛЕКТИКЕ

Казеннов А. С. Диалектика как высший метод познания. — СПб.: Изд-во Политехнич. ун-та, 2011. — 96 с.

Современность не балует нас обилием литературы по диалектике. Выход каждой новой книги на эту тему сегодня становится событием. Таковым, безусловно, является работа профессора

А. С. Казеннова.

Диалектика — как логика и как мировоззрение — несомненно, становится все более необходимой для ответов на важнейшие вызовы современности. Дело в том, что кардинальные исторические сдвиги необходимо сопровождаются становлением нового массового менталитета. Переход от Античности к Средневековью был опосредствован христианской мистикой «богозащищенности» человечества; утверждению капитализма содействовала «протестантская этика», основанная на рассудочном рационализме. Сегодня без перехода от рассудка к разуму, от господства формальной логики к диалектике как массовой интуиции человечество не может сдвинуться с топтания в кругу «современности». В этом свете рецензируемая работа представляется вкладом в исторический прогресс.

Работа посвящена «200-летнему юбилею публикации гениального труда Г. В. Ф. Гегеля “Наука логики”» (с. 3) и имеет своей задачей прежде всего напоминание научной общественности основных идей и категорий этого великого труда.

Автор различает два уровня диалектики: общую, разрабатываемую собственно философией, и прикладную, применяющую диалектические категории в конкретном научном исследовании. Поэтому диалектику как логику научного исследования ученый-

Философия и общество, № 3, июль — сентябрь 2013 190-193

специалист должен сначала освоить «как таковую», и тогда «дело применения ее для разработки диалектики конкретных наук» (с. 4) станет для него посильным.

Книга состоит из трех частей, последовательно знакомящих читателя с проблемами диалектики как метода научного познания. В первой части «Соотношение метафизического и диалектического методов познания» автор показывает, что указанные методы исторически последовательно складывались как неизбежные и необходимые ступени восхождения к наиболее адекватному способу научного познания. Диалектика снимает метафизику, включая ее в себя как подчиненную составную часть.

Автор настаивает на необходимости объективного, материалистического понимания диалектики как универсального, всеобщего научного метода, который складывается не по субъективной прихоти исследователя, а возникает из логики исследуемого предмета, логики самого мира. В XX в., пишет автор, была сделана заявка на два новых метода: системный и феноменологический (от себя добавим: и синергетический). Потом хлынула мода на изобретение десятков новых «научных методов» и «сотни вариантов системного метода». Однако категории диалектики — не произвольно создаваемые интенциональные «жизненные миры». Это, отмечает автор, было понятно уже Аристотелю. «Он рассматривал категории и исследовательские методики не как свойства индивидуального сознания, а как свойства природы, как “роды сущего”» (с. 10). Затем Кант и Гегель, несмотря на субъективный идеализм первого и объективный идеализм второго, создали еще две модели диалектики как всеобщего метода познания, и каждая из них была обобщением и поглощением предыдущей. В результате сложилась универсальная и единая для всего человечества методология научного познания. И дело тут даже не в новизне — в истинности метода, а истинным методом является, по сути, «только один: понятийный — как целостность (тотальность) мыслительной деятельности в строго определенных понятиях» (с. 12). И далее автор разворачивает понятие интеллекта, который, «собственно говоря, и есть действующее понятие» (с. 13). Строгость понятийного мышления, подчинение мысли исследователя логике движения понятий, способность

видеть предмет «в движении его понятия» — это, по автору, необходимое условие постижения истины.

Вторая часть работы посвящена истории освоения и развития диалектического метода в работах и общественной деятельности К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина. Маркс намеревался написать специальную работу по общей, чистой диалектике, но впоследствии отказался от этого намерения, по-видимому, посчитав гегелевскую ее разработку не подлежащей совершенствованию, и лишь материалистически ее переосмыслил, скрупулезно и адекватно использовав в «Капитале» и других работах.

Энгельс, также материалистически переосмыслив Гегеля, рекомендовал применять диалектику в конкретных (естественных и общественных) науках, выделил как главные три закона диалектики, усилил категорию взаимодействия, ввел понятие единства диалектики и теории познания, отстаивал диалектику как высшую форму рационализма. Тем самым К. Маркс и Ф. Энгельс создали новое диалектико-материалистическое мировоззрение, вброшенное ими в культуру человечества для дальнейшего, в течение нескольких столетий, освоения.

В. И. Ленин, базируясь на потенциале нового, диалектикоматериалистического мировоззрения, применял его к практике решения политических, экономических, народнохозяйственных проблем. Одновременно он разрабатывал проблемы общей, теоретической диалектики в работах «К вопросу о диалектике», «Еще раз о профсоюзах…» и многих других; стимулировал пропаганду идей диалектики через журнал «Под знаменем марксизма».

Третий раздел работы имеет название «Содержание и контекст первой категории диалектики: “бытие”». Здесь автор выходит за пределы задачи пропаганды категорий диалектики и углубляется в недра собственно научной разработки базовой для нее категории бытия.

Автор отстаивает гегелевское определение категории бытия как отражения наличной данности предмета, факта его существования в качестве объекта внимания, факта его присутствия в мире и в поле зрения человека до каких бы то ни было конкретных определенностей. «Предмет, рассматриваемый в самом начале исследования, берется без определений, следовательно, как чистое бытие, как

мыслимый, как только что взятый в мысль. Бытие есть предмет, возведенный в мысль…» (с. 64).

И далее автор переходит к скрытому присутствию категории бытия в понятиях «истина», «существование», «ничто», «единичное», «всеобщее». И, наконец, сканирует категорию бытия житейским термином «есть» в смысле «потреблять пищу, кушать». Ищет этимологическое единство этих терминов. «Не покушал человек месяц — и нет его, не попил две недели, и он — не есть» (с. 67). Этот пассаж, который внешне может быть воспринят как курьез, тем не менее, на наш взгляд, достоин внимательного рассмотрения.

Заслуживает внимания второй параграф третьего раздела «Бытие: имя, термин и определение». Здесь, вслед за Аристотелем, автор прослеживает превращения слова «бытие» из «имени» в «термин», из «термина» в «определение» предмета. «Бытие» опосредствует все термины, «оно — творец всех терминов» (Там же). Само же его определение «состоит в том, что у него нет определения» (с. 81). Оно есть лишь нечто неопределенное, лежащее в основании, в начале, как аристотелевский гипокейменон (подлежащее). Так автор раскрывает апофатику категории бытия, видя в ней возможность для разворачивания в целую серию категорий, обеспечивающую ей полнокровное существование в качестве понятия (теории) бытия.

Эта экспликация прослеживается автором в заключительном, третьем параграфе раздела: «Чистое бытие и определения бытия». Параграф представляет сжатое до всех мыслимых пределов изложение «взятого без примечаний и добавлений» текста «Науки логики» (с. 82).

В Заключении автор пишет о том, что, несмотря на кажущуюся абстрактность и оторванность от практических реалий современности, гегелевская диалектика, разумеется, в материалистической ее трактовке, насущно необходима «нашей экономике и обществу в целом». Нам сегодня нужна «серьезная реиндустриализация на современной научно-технической основе» (с. 89), а это невозможно без современного диалектико-материалистического мировоззрения и мышления. Как ни трудна работа по освоению диалектики всеми слоями общества, эта работа является одним из важнейших факторов прогресса не только нашей страны, но и человечества в целом.

cyberleninka.ru

Диалектика. Самоучитель по философии и психологии

Диалектика, по крайней мере та диалектика, которая досталась нам от «нового времени», когда идея о «диалоге» была подменена идеей о том, что все в своем развитии приходит к собственному – «диалектическому» – отрицанию (это и есть «последняя» диалектика), есть лучшая иллюстрация той блистательной профанации, на которую способно наше с вами мышление. Отказ от этой диалектики был бы в этой связи очевидным свидетельством просветления нашего рассудка или же, на худой конец, хотя бы демонстрацией нашей готовности к этому просветлению.

Диалектическая идея порождена отсутствием понимания всего перечня действующих в системе сил, а также полным непониманием того, что такое сущность процесса. Все, что мы наблюдаем или можем наблюдать в качестве процессов, – не истинные эти процессы, каковы они в действительности, т. е. в не доступной нам реальности. Мы видим процессы лишь овеществленными, обретшими содержательную форму, исказившимися в этой форме, представшими в ней, чтобы стать «смертными», а следовательно, мы не видим самих этих процессов. Более того, мы видим, как содержание этого процесса сходится в схватке не с другими процессами, а с содержательными воплощениями этих – других – процессов. Сами же процессы не находятся и не могут находиться в конфликте, ибо они не содержательны, а несодержательность не знает ни ограничений, ни препятствий, ни противопоставлений, ни требований, что само по себе делает «конфликт» между ними невозможным.

Любой процесс перерождается – это истинная правда; в этом случае, условно говоря, не выводя на свет юродствующую здесь языковую игру, диалектика не врет. Но происходит это перерождение процесса не потому, что в самом этом – любом – процессе заложена некая генетическая ошибка, как убеждает нас диалектика. Ничуть не бывало! Гибнут с течением времени не эти подлинные процессы сами по себе, а гибнет (отмирает, редуцируется, рассасывается) их содержательная оболочка. Сам процесс, «проживший» эту свою жизнь в этой своей «реинкарнации», лишь переродился, а не исчез; его существо прошло данный свой очередной пассаж в содержательности, напитавшись от произошедшего и посредством этого изменившись (в том смысле, в котором может «измениться» несодержательное).

Содержательность существует во времени, пространстве, модальности и интенсивности (содержательное ограничение, накладываемое нашим психическим аппаратом), именно поэтому нам может казаться, что процесс «был» или «не был», «родился» или «умер», находится «на пике» или «в упадке», «силен» или «слаб», «хорош» или «плох» и т. п. На самом деле ничего этого здесь нет, что очевидно, дай мы себе труд вылущить соответствующее, упомянутое содержательное ограничение, расцени мы его, как и положено. Процессы, не имеющие «начала», «текут» не «прекращаясь», их «изменение» – это «изменение» их сущности, которое не может быть понято как «изменение» (в привычном понимании этого слова), поскольку здесь, в их подлинной несодержательной обители, нет качества.

Образно выражаясь, все, что мы видим, – это лишь игра волн на поверхности мирового океана, и смехотворной оказывается попытка отождествить их движение с динамикой существования всего и самого океана как единой системы. Апологеты диалектики подобны нашим далеким предкам, полагавшим, что Солнце крутится вокруг Земли просто «потому», что так кажется. Конечно, все их выводы нелепы, несуразны, зачастую откровенно абсурдны, но ведь у авторов этих выводов всегда есть возможность сослаться на некую, никому не ведомую и никем не понятую «диалектичность»… Содержание дает повод для языковых игр, ибо оно и есть по большей части язык (в витгенштейновском его понимании).

У содержания есть одна отвратительная черта, которая посредством языковых игр путает все карты, и, вероятно, именно это заставляет моих оппонентов верить в свои ошибки. Лишь один иллюстративный пример: именно языковая игра содержательности допускает существование «нуля» – здесь есть содержание («натуральное число»), а здесь нет содержания («ноль»). Но не нужно, наверное, быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что «ноль» – это фикция, в природе не может быть «ноля», не может быть «ноля» стульев, поскольку «ноль» стульев – это то же самое, что и «ноль» столов, «ноль» помидоров и «ноль» идиотов. Однако содержание допускает и даже предполагает в каком-то смысле существование «ноля», при этом чаще всего этот «ноль» (и это уже вовсе никуда не годится!) теряется диалектиками…

Это диалектика заставляет нас ходить «по спирали», это диалектика лишает нас возможности видеть единое поступательное движение жизни, в которой нет и не может быть ни повторов, ни ремейков. Диалектика пытается убедить нас в том, что мы вернемся к тому, с чего начали, что мы уходим туда, откуда пришли, словно бы мы уходим такими же, какими мы приходили. Если мы уходим другими, разве мы можем уйти туда же?.. Подобные рассуждения кажутся мне по меньшей мере странными. Но даже если с нами все происходит именно таким образом – из пепла вышел и в пепел обратился, – это не убеждает меня в том, будто бы все, что я делаю, лишено вообще какого-либо смысла.

Скорее я готов признать, что все происходившее со мной было лишь иллюзией, что ничего на самом деле со мной не происходило, нежели соглашусь с тем, что ничего вследствие происходившего не изменилось, а если изменилось, значит, было чему меняться. Пусть я, пребывая в содержательности, воспринимаю все во времени и пространстве, пусть я никогда не узнаю настоящего, подлинного, основы основ, но странно было бы думать, что это незнание отменяет то, что я не смог узнать, а если оно есть, то и я есть, а если этого нет, то и я лишь галлюцинация. «Движение», «изменение» и т. п. – это только метафоры, но такими же метафорами являются «смерть» и «рождение», «падение» и «взлет», «истина» и «заблуждение». Я могу позволить себе жить в перечне последних, т. е. я могу доверить себя иллюзии, но что это даст?

Зачем нам диалектика, если не для того, чтобы умолчать, пропустить, не заметить, сделать вид, что мы не замечаем отсутствия у нас достаточных знаний об играх содержательности? Диалектика, таким образом, необходима, с тем чтобы сохранить хорошую мину при дурной игре. С другой стороны, содержательность, данная нам в знаках (словах), действительно, хотя и тут лишь отчасти, «подчиняется законам диалектики», ибо слова (знаки) ведут «свою игру», которая неизбежно диалектична: начинаем где хотим и приходим куда хотим (сама логика «слова», как феномена, предполагает возможность ассоциирования одного слова с другими словами). Но в этом смысле роль диалектики – это объяснять самою себя, т. е. дать фиктивное обоснование фикции.

Диалектика – это то, что попирает достоверность, а без достоверности все теряет всякий смысл. И не нужно упрекать меня в непоследовательности, порочна сама диалектическая идея, хотя процессы есть, они взаимодействуют своим овеществленным существом с другим содержанием, так что мы видим движение, но описывать его диалектически – значит допускать ошибку.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

fil.wikireading.ru

Книга «Диалектика силы» из жанра Философия

Авторизация




или
  • OK

Поиск по автору

ФИО или ник содержит:
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О
П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Все авторы

Поиск по серии

Название серии содержит:
Все серии

Поиск по жанру

  • Деловая литература
  • Детективы
  • Детские
  • Документальные
  • Дом и Семья
  • Драматургия
  • Другие
  • Журналы, газеты
  • Искусство, Культура, Дизайн
  • Компьютеры и Интернет
  • Любовные романы
  • Научные
  • Альтернативная медицина
  • Альтернативные науки и научные теории
  • Астрономия
  • Биология
  • Ботаника
  • Ветеринария
  • Военная история
  • Востоковедение
  • Геология и география
  • Деловые
  • Зарубежная образовательная литература, зарубежная прикладная
  • Зоология
  • История
  • Лингвистика
  • Литературоведение
  • Математика
  • Медицина
  • Обществознание, социология
  • Педагогика
  • Политика
  • Право
  • Психология
  • Физика
  • Филология
  • Философия
  • Химия
  • Экология
  • Другие научные
  • Поэзия
  • Приключения
  • Проза
  • Религия и духовность
  • Справочная литература
  • Старинная литература
  • Техника
  • Триллеры
  • Учебники и пособия
  • Фантастика
  • Фольклор
  • Юмор

Последние комментарии

Al.Aline Укрощение строптивого (СИ)

Вроде бы неплохо.

Tararam Мафиози

Традиционный и классический роман для автора. 

Tararam Почти невеста [Almost a bride-ru/litres]

 Комедийная история для отдыха. Понравилась от начала и почти до самого конца. Окончание романа, на мой взгляд, немного слабее всей книги. Однако это не портит общего впечатления.  Полностью нашла на

онлайн

SCHNata Академия проклятий. Книги 1 — 7 (СИ)

Как всегда выше всяких похвал. Прочитала все 8 книг и ещё хочется продолжения этой занимательной истории. Спасибо автору!

Elein Ублюдок, притворись моим парнем… (СИ)

Ни одного адекватного героя! Одни извращенцы и идиоты. Может, они во второй части волшебным образом изменятся ? 

Мики Мертвое [СИ]

Захватывающий, интересный сюжет. Книга прямь заинтриговала, жду с нетерпением вторую часть. Суржевская в своем репертуаре, здорово написано…

алёна-лёна Батя, Батюшко и Бэмби

читать

Главная » Книги » Научные » Философия
 
 

Диалектика силы

Автор: Арин Олег Жанр: Философия Год: 2005 Добавил: Admin 5 Июн 12 Проверил: Admin 5 Июн 12 События книги Формат:  PDF (3837 Kb)


  • Currently 0.00/5

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

В данной книге впервые в мировой научной литературе категория силы представлена как атрибут материи наряду с движением, пространством и временем. Это позволило автору по иному подойти к решению проблемы Большого взрыва, по-новому определить границу между неорганическим миром и жизнью и выдвинуть собственную трактовку в спорах вокруг проблемы тело-разум.
Сформулированная автором категория онтологической силы позволила ему подойти к новому определению понятия прогресса, которое дает методологическую основу для плодотворного использования в исследованиях общественных наук и международных отношениях.
Книга рассчитана на преподавателей и студентов философского и научно-естественного профиля, а также на всех тех, кто интересуется проблемами Вселенной, жизни и человека.

Объявления

Загрузка…

Где купить?



Нравится книга? Поделись с друзьями!



Другие книги автора Арин Олег

Мир без России

Формула современной России (Маразм в кубе, но с нулевой суммой)

Россия в угаре долларгазма и еслибизма

Мифы русских патриотов о России и Западе

О любви, семье и государстве: Философско-социологический очерк

Разрушители мозга [О российской лженауке]

Похожие книги

Суждения и Беседы

Философские исследования о сущности человеческой свободы и связанных с ней предметах

Книга жизни

Лецзы (перевод Л.Д. Позднеевой)

Конец ученичества

Философ на краю Вселенной. НФ–философия, или Голливуд идет на помощь: философские проблемы в научно–фантастических фильмах

Мои религиозные воспоминания

Чжуан-цзы (перевод В.В. Малявина)

Друзья моих друзей (Главы из книги)

Восстание масс

Философский словарь разума, материи, морали

Электро Утопия — мистики и художники в киберпространстве

Комментарии к книге «Диалектика силы»


Комментарий не найдено

Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться

 

www.rulit.me

Посоветуйте, пожалуйста, книгу по диалектике «для начинающих».

Вот, с Гегеля и начинайте, уже слово знаете, теперь пошло-поехало.

Малый философский словарь. И я не шучу. Он прекрасно подходит не только для начинающих, но и для тех, кому надо сдавать госы. А так — М. Веллер «Все о жизни» и «Человек в системе». там те и диалектика, и целостная система мировоззрения, и вся философия в одном флаконе. 🙂

Таких простых-нет

Льюис Кэрол «Алиса в стране чудес»

Гегель… Кант… Фихте… Шеллинг… но у каждого диалектика о разном.. . Вот например Кант-рассматривал (в отличие от метафизического материализма) -действительность не только как предмет познания, но и как предмет деятельности.. . в теории познания Кант развивает диалектические идеи в учении об антиномиях.. . Фихте -развил антитетический метод выведения категорий, содержащий важные диалектические идеи.. . Шеллинг- вслед за Кантом развивает диалектическое понимание процессов природы.. . Традиционно противостовляется диалектическая логика-(содержательная логика которая рассматривает процесс в его возникновении и развитии) -логике Аристотеля (которая описыват формально не зависимо от содержания)… . Диалектика-другая система отщета… другая логика вообще эта тема сложна для понимая.. . Удачи!! !

touch.otvet.mail.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о