Эмоциональные типы людей – Эмоциональные типы (Е.П. Ильин) — Психологос

Эмоциональные типы.

Разные люди склонны переживать чаще какую-нибудь одну из основных эмоций. Люди делятся на эмоциональные типы, или, как пишет К. Изард, обладают «эмоциональными чертами» (под ними он понимает склонность индивида к переживанию того или иного эмоционального состояния).

 Эмоциональность как тип темперамента (характера). В зависимости от выраженности разных сторон эмоциональности выделяются эмоциональные типы людей, относимые к разным типам темперамента. Одна из первых таких попыток была осуществлена в классификации типов темперамента Хейманса — Ле Сенна. Типы выделяются по сочетанию трех основных характеристик: эмоциональности (Э+ и Э-), активности (А+ и А~) и первичности и вторичности (П и В).

 Эмоциональность понимается авторами типологии как степень легкости возникновения эмоционального состояния в данной ситуации, а также его интенсивность.

Активность отражает потребность в действии, в осуществлении плана, замысла. Высокоактивные люди не выносят безделья, простоя. Поэтому они всегда находят себе занятие. Другие инертны, долго думают, прежде чем начать что-то делать.

Первичность характеризует другую сторону эмоциональности — быстроту исчезновения эмоции. Многие люди недолго остаются под впечатлением пережитого. Они непрестанно «разряжают» свои эмоции. Таких людей авторы называют «первичными» (скорее, это эмоционально-лабильные). «Вторичные» люди являют собой противоположность «первичным»: их настроение чаще всего бывает ровным. Однако когда чаша их терпения переполняется, сильно гневаются, обижаются и долго остаются под впечатлением пережитого.

Исходя из сочетания этих свойств были выделены восемь типов характеров:

—нервный: Э+, А-, П;

—сентиментальный: Э+, А-, В;

—бурный, очень деятельный: Э+, А+, П;

—страстный: Э+. А+, В;

—сангвиник: Э-, А~, П;

—флегматик: Э-, А-, В;

—аморфный, или беспечный: Э~, А+, П;

—апатичный: Э-, А+, В.

Нервный тип характеризуется сильными и беспорядочными эмоциональными переживаниями, склонен к жестокости и подозрительности. Чувствителен к эмоцио-генным ситуациям, но его эмоции быстро исчезают. Постоянно находится в поисках новых впечатлений. Плохо переносит однообразие, которое быстро вызывает у него скуку. Подчиняет истину своим минутным настроениям и желаниям.

Сентиментальный тип тоже обладает высокой эмоциональной возбудимостью, но в отличие от нервного типа глубоко и долго переживает как радость, так и огорчение, помнит о них и постоянно к ним возвращается. Это глубокая, мечтательная и постоянная натура. Требует к себе мягкого и доброжелательного отношения.

Бурный тип подчас проявляет неистовое проявление чувств. Жизнерадостен, всегда пребывает в хорошем настроении. С сочувствием относится к другим и не скрывает своих симпатий. Незлопамятен, но на упреки реагирует бурным возмущением.

Страстный тип отдается какому-нибудь делу увлеченно, весь без остатка. Удачу переживают спокойно, без проявления аффекта.

Сангвиник мало возбудим, спокоен, оптимистичен.

Флегматик холоден и спокоен.

Аморфный тип безразличен к тому, что делает. Эмоционально невозбудим.

Апатичный тип тоже безразличен к тому, что делает. Всегда находится в ровном настроении, получает удовольствие от одиночества. К другим людям безразличен.

Среди акцентуированных типов личности, выделенных К. Леонгардом, имеются аффективно-лабильный, аффективно-экзальтированный, тревожный и эмотивный типы.

Аффективно-лабильный тип характеризуется легкой сменой полярных эмоций. На передний план выступает то один, то другой полюс эмоциональных переживаний. Радостные события вызывают у них не только радость, но и высокую вербальную и двигательную активность. Печальные события вызывают подавленность, замедленность реакций и мышления. Они легко заражаются эмоциями других, например, находясь в компании. При этом степень их внешних реакций и глубина переживаний не соответствует значимости события. Они могут проявить бурный восторг по поводу незначительного успеха и впасть в глубокое депрессивное состояние по поводу пустячной неудачи.

Аффективно-экзальтированный тип — это темперамент тревоги и счастья. Люди этого типа реагируют на жизнь более бурно, чем остальные: они одинаково легко приходят в восторг от радостных событий и в отчаяние от печальных. У них сильно выражена экспрессия. Привязанность к близким, друзьям, радость за них могут быть чрезвычайно сильными. Наблюдаются восторженные порывы, не связанные с сугубо личными отношениями. Обладают крайней впечатлительностью по поводу печальных фактов. Жалость, сострадание к несчастным людям, к больным животным может довести таких людей до отчаяния. Они могут испытывать искреннее горе по поводу небольшой неудачи или разочарования. Неприятность друга такой человек может переживать сильнее, чем сам пострадавший. Этот темперамент чаще всего присущ тонким, артистическим натурам: поэтам, художникам.

Эмотивный тип близок к аффективно-экзальтированному типу, но в отличие от него у людей этого типа эмоции развиваются не так быстро. Этот тип тоже связан с чувствительностью к тонким, а не грубым эмоциям, т. е. к тому, что связывается с душой, с гуманностью и отзывчивостью. Обычно людей этого типа называют мягкосердечными, задушевными. Они более жалостливы, чем другие, больше поддаются растроганности, испытывают особую радость от произведений искусства, восприятия природных ландшафтов. Для них характерно сильное внешнее выражение своих переживаний. Особенно выражена у них слезливость. У них одинаково легко появляются и слезы печали, и слезы радости. Следствием болезненно глубокого переживания является реактивная депрессия.

По П.В.Симонову, каждый тип темперамента связан с определенной группой эмоций. У холерика, с его чертами преодоления, борьбы, агрессивности, преобладают эмоции гнева и ярости. Для меланхолика с его нерешительностью и тяготением к обороне типичны страх, робость. Сангвиники и флегматики чаще испытывают положительные эмоции. Следует, однако, иметь в виду, что чистые типы темперамента встречаются редко, в основном они смешанные, поэтому проявление той или иной группы эмоций у конкретных людей будет сильно осложняться этим обстоятельством.

Модальностные профили (типы) эмоциональности. Разная выраженность склонности к переживанию эмоций определенной модальности привела к изучению качественных индивидуальных особенностей модальности. А.А.Плоткин выявил 13 типов модальностиой структуры эмоциональности, из которых шесть являются основными: радость преобладает над страхом и гневом, страх преобладает над радостью и гневом, гнев преобладает над радостью и страхом, радость и страх преобладают над гневом, радость и гнев преобладают над страхом, гнев и страх преобладают над радостью.

И. В. Пацявичус показал, что субъекты с преобладанием переживания радости демонстрируют большую уверенность в своих силах по сравнению с субъектами, у которых доминирует эмоция печали. Однако объективные данные эксперимента показали, что у первых показываемые в деятельности результаты были более низкими, чем у вторых. Пацявичус объясняет это тем, что устойчивые отрицательные переживания рождают активность, направленную на поиски и овладение новой информацией, способствующей усовершенствованию процесса саморегуляции, тогда как устойчивые положительные переживания этому препятствуют. По мнению автора положительные переживания закрепляют успешные действия и тем самым тормозят активность субъекта по обнаружению объективно более эффективных способов действия. У них порог «субъективного успеха» ниже, чем у лиц с переживанием негативных эмоций. Последние чаще недовольны собой и своими успехами. Они предъявляют к себе большие требования, поэтому достигаемое часто расценивают как «неуспех», а свои усилия — недостаточными.

Другую классификацию эмоциональных типов предложил Б.И.Додонов. Хотя он и говорит об общей эмоциональной направленности людей (ОЭН), определяемой в зависимости от переживания, которое человек любит больше всего испытывать, на самом деле речь у него идет о том, в какой сфере активности человек чаще всего испытывает радость: при оказании помощи другому

(альтруистический тип), при достижении успеха в работе (праксический тип), при познании нового, подтверждении своих догадок и предположений (гностический тип). Обнаружилось, что выраженность того или иного типа связана с доминированием определенной особенности личности: отзывчивости, трудолюбия или интеллектуального развития.

Автор считает, что тип ОЭН способствует формированию того или иного свойства личности, поэтому оно и окалывается развитым несколько лучше, чем другие.

Возможен и другой путь к выделению эмоциональных типов — по доминированию у людей только одной эмоции какой-либо модальности. Ниже дается характеристика этих типов.

Оптимисты — пессимисты.Эмоциональное различие людей в восприятии окружающего мира среди прочих признаков было положено древнегреческими философами в основу учения о темпераменте. По Платону, она отражает различную восприимчивость людей к приятным и неприятным впечатлениям, из-за которой дисхолик при неудачном исходе какого-нибудь дела будет сердиться и сокрушаться, а при удачном не будет радоваться; эвхолик, напротив, при неудаче не будет ни досадовать, ни убиваться, а при удаче будет радоваться. Считалось, что меланхолики, обладающие мнительностью и мрачным настроением, склонны пессимистично воспринимать окружающий мир. А.Ф.Лазурский писал, что если хорошее или дурное настроение становится господствующим, постоянным, то возникает тип оптимиста или пессимиста, который на весь мир смотрит сквозь розовые или темные очки. Оптимизм и пессимизм (от лат. —

optimus — наилучший upessimus — наихудший) — это понятия, характеризующие ту или иную положительную или негативную систему взглядов человека о мире, о происходящих и ожидаемых событиях и т. д. Как психологическая эмоциональная характеристика человека это его общий тон и настрой на восприятие и оценку действительности. У оптимиста это светлый, радостный тон восприятия жизни и ожидания будущего, у пессимиста — настроение безысходности.

Застенчивые. Как отмечает Ф. Зимбардо, застенчивость — понятие расплывчатое: чем больше мы в него вглядываемся, тем больше видов застенчивости обнаруживаем. По данным В. Джонса и Б. Карпентера, застенчивые люди описывают себя как неуклюжих, боящихся злых языков, не умеющих настаивать на своем, говорят, что они обречены на одиночество.

Застенчивость —распространенное явление. Поданным Ф.Зимбардо, 80%опрошенных им американцев ответили, что в некоторый период своей жизни они были застенчивыми. Примерно четверть опрошенных отнесли себя к хронически застенчивым. По данным В. Н. Куницыной, значительная часть взрослого населения нашей страны попадают в категорию застенчивых (30% женщин и 23% мужчин). У школьников распространенность застенчивости колеблется от 25 до 35 %.

По данным Ф. Зимбардо, степень застенчивости различается у представителей разных культур. У японцев и на Тайване, например, она выше. У них же гораздо больше застенчивых мужчин, чем женщин. В Израиле, Мексике, Индии, наоборот, более застенчивы женщины, а в США эти различия отсутствуют.

Особенности личности застенчивых. У застенчивых людей часто встречается самосознание, центрированное на производимом впечатлении и на социальных оценках. П. Пилконис и Ф. Зимбардо нашли, что застенчивые обладают меньшей экстравертированностью, меньшим контролем над своим поведением в ситуациях социального взаимодействия и более озабочены взаимоотношениями с окружающими, чем не застенчивые люди. У мужчин застенчивость, по данным этих авторов, коррелирует с нсйротизмом. У женщин эта связь была только у тех застенчивых, которые склонны к «самокопанию». И. С. Кон полагает, что застенчивость обусловлена интроверсией, пониженным самоуважением и неудачным опытом межличностных контактов. У субъектов с выраженной застенчивостью значительно чаще встречаются типологические особенности проявления свойств нервной системы, присущие трусливым: слабая нервная система (в 66% случаев), подвижность торможения (в 77 % случаев). Поэтому нет ничего удивительного, что застенчивость больше всего была выражена у лиц, склонных к демократическому стилю руководства: чаще всего этот стиль присущ лицам с типологическими особенностями проявления свойств нервной системы, указанными выше.

Застенчивые часто погружены в себя, не общительны. Им легче общаться с младшими по возрасту, чем со старшими и более компетентными людьми. Они склонны к стрессовому реагированию на обычные жизненные ситуации по пассивно-оборонительному типу. Мучительно переживают ситуации, когда оказываются в центре внимания группы людей или когда их оценивают. Характеризуются беспокойством и мнительностью. В состоянии высокой тревоги не могут сконцентрировать внимание. Нерешительны, недостаточно настойчивы в достижении цели, им трудно принимать решение. Испытывают трудности в общении, особенно с лицами противоположного пола.

Вопреки распространенному мнению о низкой самооценке себя как личности у застенчивых, Л.Н.Галигузова этого не выявила: застенчивые дети по самооценке не отличались от незастенчивых.

Особенности общения застенчивых. В группе людей застенчивый человек обычно держится обособленно, редко вступает в общий разговор, еще реже начинает разговор сам. При беседе ведет себя неловко, пытается уйти из центра внимания, меньше и тише говорит. Такой человек всегда больше слушает, чем говорит сам, не решается задавать лишние вопросы, спорить, свое мнение обычно высказывает робко и нерешительно.

Застенчивого трудно вызвать на разговор, часто он не может выдавить из себя ни слова, его ответы обычно односложны. Застенчивый человек часто не может подобрать для разговора нужные слова, нередко заикается, а то и вовсе замолкает; для него характерна боязнь предпринять что-либо на людях. При всеобщем внимании к нему — теряется, не знает, что ответить, как реагировать на реплику или шутку; застенчивому общение нередко бывает в тягость. Таким людям сложно принимать решения. Затруднения в общении, испытываемые застенчивым человеком, часто приводят к тому, что он замыкается в себе, и это, в свою очередь, нередко ведет к одиночеству, невозможности создать семью. Напряжение, испытываемое застенчивым при обще-нии с людьми, может привести к развитию неврозов.

Возрастные особенности застенчивости. Различают возрастную застенчивость, которая возникает в период активного усвоения ребенком социального опыта. Застенчивость особенно резко проявляется в юности. П.Пилконис и Ф.Зимбардо среди учащихся 4-6-х классов школ и колледжей нашли 42 % застенчивых, причем различий между мальчиками и девочками по частоте ее проявления не было. Но уже в 7-8-х классах их количество возросло до 54 %, причем за счет девочек. Детская застенчивость — преходящее явление, исчезающее вместе с появлением опыта контактов, что было доказано в ряде психолого-педагогических экспериментов.

Т. М. Сорокина учила в течение двух месяцев робких, застенчивых детей второго года жизни «деловому общению» в присутствии посторонних взрослых. В конце концов ребенок преодолевал свою робость и научался обращаться к взрослому уже главным образом по «деловым» вопросам и не ограничивался тем, что льнул к нему. Менялись в лучшую сторону и эмоциональные характеристики его поведения: чаще появлялись положительные эмоции и реже — отрицательные, практически исчезали конфликтные эмоции.

Особую специфику приобретает застенчивость у 15-17-летних юношей и девушек в период общения их друг с другом. Интересно, что при общении с чужими взрослыми уровень застенчивости у них почти такой же, как и при общении со сверстниками противоположного пола (чувствуют себя уверенно только 10% опрошенных).

Беззастенчивые — это чрезмерно свободные в общении, общительные до навязчивости, бесцеремонные люди. Это экстравертированные, эмоционально возбудимые, смелые, склонные к риску и авантюризму люди. Они высоко конфликтны, авторитарны, обладают низким самоконтролем. Беззастенчивость чаще встречается среди мужчин, чем среди женщин. Характерно, что среди представителей ряда обследованных Куницыной профессий (учителя, бухгалтеры, экономисты, директора предприятий, таксисты) беззастенчивые оказались только среди таксистов. Куницына выделяет пять типов (групп) беззастенчивых:

Первая группа — высокотемпераментныс люди, импульсивные, отсутствует контроль над словами.

Вторая группа — плохо воспитанные люди, а также ориентированные на самоутверждение. Они могут прервать разговор, не извинившись, у них нет чувства меры и такта, экстравагантны.

Третья группа — возбудимые психопаты, истероидные личности, эгоцентричные, бесцеремонные и навязчивые до хамства.

Четвертая группа — люди морально ущербные, карьеристы, беззастенчивые в самом худшем смысле слова. Самовлюбленные и наглые, хотя внешне вежливые. Подхалимы по отношению к старшим и грубы с младшими.

Пятая группа— неадекватно адаптированные застенчивые; это те, кто, пытаясь преодолеть свою застенчивость, впадает в другую крайность.

Обидчивые и мстительные. Обидчивость как эмоциональное свойство личности определяет легкость возникновения эмоции обиды. У гордых, тщеславных, самолюбивых людей обострено чувство собственного достоинства, вследствие чего они расценивают как обидные самые обычные слова в их адрес, подозревают людей в том, что их намеренно обижают, хотя те даже и не думали об этом. У отдельного человека могут иметься особо чувствительные пункты обидчивости, с которыми он связывает наибольшую ущемленность чувства собственного достоинства и при задевании которых может дать бурную аффективную реакцию.

Обидчивость, по данным Ковалева, связана со склонностью к агрессивному поведению, причем эта связь более тесная у девочек по сравнению с мальчиками.

Мстительность — это склонность человека к мести, т. е. к агрессии в отплату за причиненное зло. Изучение мстительности П. А. Ковалёвым у школьников 5-11-х классов показало, что, во-первых, во всех возрастах мстительность у мальчиков выражена больше, чем у девочек, и во-вторых, наибольшая мстительность у мальчиков наблюдается в возрасте 12 и 14-15 лет.

Эмпатийные. Когда объектом эмоциональной восприимчивости индивида становятся переживания других людей, у него проявляется свойство, называемое эмпатией (от греч. pathos — сильное и глубокое чувство, близкое к страданию, с префиксом «em», означающим направление внутрь). Эмпатия означает такое духовное единение личности, когда один человек настолько проникается переживаниями другого, что временно отождествляется с ним, как бы растворяется в нем. Эта эмоциональная особенность человека играет большую роль в общении людей, в восприятии ими друг друга, установлении взаимопонимания между ними. Л.Н. Толстой считал, например, что лучший человек живет своими мыслями и чужими чувствами, а худший — своими чувствами и чужими мыслями. Посредине писатель располагал все разнообразие человеческих душ.

З.Фрейд полагал, что соучастие в эмоциональном состоянии другого осуществляется с помощью двух механизмов — заражения и подражания. К. Роджерс полагает, что быть в состоянии эмпатии значит воспринимать внутренний мир другого точно, но без потери ощущения «как будто». Это значит, что сохраняется способность в любой момент вернуться в собственный мир переживаний. Если этот оттенок «как будто» исчезает, то речь идет уже об идентификации с эмо циональным состоянием другого, о заражении его эмоцией и переживании её в такой же степени по-настоящему.

В. В. Бойко рассматривает эмпатию как рационально-эмоционально-интуитивную форму отражения, которая является особенно утонченным средством «вхождения» в психо-энергетическое пространство другого человека. С помощью эмпатии «пробивается» защитный энергетический экран партнера по общению, а для этого необходима повышенная проходимость. Она возникает, когда человек демонстрирует другому соучастие и сопереживание. Отсюда соучастие и сопереживание — не смысл и не функция умнатии, а всего лишь эмоциональные средства достижения цели — выявление, понимание, предвосхищение индивидуальных особенностей другого и затем воздействия на него в нужном направлении (добиться его расположения и доверия).

Особенности личности высокоэмпатийных. Для высокоэмпатичных характерны мягкость, доброжелательность, общительность, эмоциональность, высокий интеллект, а для низкоэмпатичных — замкнутость, недоброжелательность. П. Мартин и Т. Туми выявили, что высокоэмпатийные лица проявляют себя как поленезависимые.

Факторы, влияющие на эмпатийность. Показано, что проявление эмпатии детьми зависит от степени близости с объектом (чужой или близкий человек), частоты общения с ним (знакомый ребенок или незнакомый), интенсивности стимула, вызывающего эмпатню (боль, слезы), предыдущего опыта эмпатии. Развитие эмпатии у ребенка связано с возрастным изменением у него темперамента, эмоциональной возбудимости, а также с влиянием тех социальных групп, в которых он воспитывается.

Важную роль в формировании и развитии эмпатии играет эмоция печали. Также широкий круг общения со сверстниками положительно коррелирует со способностью к сопереживанию.

Эмпатийность зависит от порядка рождения ребенка и от количества детей в семье. Первые и единственные дети в семье (ПЕ) более склонны к эмпатии, если люди как объекты эмпатии отличаются от них, если они зависят от них, не соревнуются с ними, обладают более высоким или более низким статусом. Чем больше выражен у ПЕ мотив личного успеха, тем меньше выражена у них умнатийность. Позднерожденныс (ПР) переживают за люден, если они похожи, обладают равным с ПР статусом, если отношенния с объектом эмпатии у них взаимны и равнозависимы. В ситуации соревнования ПР проявляют большую эмпатию по сраннению с ПЕ.

Мешает формированию и проявлению эмпатии такое свойство личности, как ее эгоцентризм, а также испытываемый человеком психологический дискомфорт (тревожность, агрессивность, депрессия, невротизация). Играют роль и установки, препятствующие эмпатни: избегать лишних контактов, считать неуместным проявлять любопытство к другой личности, спокойно относиться к переживаниям и проблемам других людей. Возможно, именно этими личностными особенностями объясняется выявленный  факт, что тренинг эмпатийности продуктивен только с теми лицами, у которых ее исходный уровень не ниже среднего.

Возрастно-половые особенности эмпатийности. По некоторым данным, женщины более склонны к эмпатии, чем мужчины. Однако Т.П.Гаврилова показала, что две формы эмпатичного поведения — сопереживание и сочувствие по-разному проявляются у детей разного возраста и пола. Сопереживание более характерно для младших школьников, а сочувствие — для подростков. Сопереживание взрослым и животным чаще наблюдалось у мальчиков, а сочувствие — у девочек. По отношению же к сверстникам все оказалось наоборот: сопереживание чаще выражалось девочками, а сочувствие — мальчиками. В целом же и те и другие чаще сочувствовали, чем сопереживали.

 Тревожные. У многих людей имеется высокая тревожность, т. е. выраженное эмоциональное свойство личности, предрасполагающее к частым проявлениям состояния тревоги (беспокойства) в самых различных жизненных ситуациях, в том числе и таких, которые к этому не предрасполагают. В.С.Мерлин определяет тревожность как высокую эмоциональную возбудимость в угрожающей ситуации. По определению К. Изарда, тревожность понимается как комплекс отрицательных эмоций: страха, гнева и печали.

Определенный уровень тревожности — естественная и обязательная особенность активной деятельности личности. У каждого человека существует свой оптимальный, или желательный, уровень тревожности — это так называемая полезная тревожность.

Высокая тревожность проявляется в тенденции оценивать явления, предметы, события, объективно не опасные, как угрожающие, с последующим переживанием состояния тревоги. Тревожные люди боятся трудностей, чувствуют себя неуверенно в группе.

Некоторые авторы говорят не об общей тревожности, а о частной, специфической, связанной с постоянным реагированием состоянием тревоги только на определенные ситуации.

Психологические особенности высокотревожных. О.Г.Мельниченко показала, что для высокотревожных характерны эмоциональная неуравновешенность (фактор С по Р. Кэттеллу), робость (фактор Н), неуверенность в себе (фактор О) и взвинченность, напряженность (фрустрированность — фактор Q4)/ У них более высокий и менее стабильный уровень притязаний. Тревожность имеет связь с показателями шизотимии, покорности, озабоченности, сентиментальности, негативизма, подозрительности, страха.

Все эти личностные особенности имеют природную основу, в качестве которых выступают типологические особенности проявления свойств нервной системы. Выявлено, что высоко тревожные лица чаще имеют слабую нервную систему, следовательно, и высокую активацию в покое, которая связана, скорее всего, с возбуждающим влиянием на кору головного мозга ретикулярной формации.

Совестливые. В ряде работ зарубежных авторов совесть или способность испытывать вину рассматривается как личностная черта. Одними из первых сделали такую попытку Дж. Уайтинг и И. Чайлд. Правда, они изучали склонность к переживанию вины только по отношению к своей болезни. Была показана роль культурных традиций в воспитании совестливости. Было обнаружено, что представители некоторых культур более склонны к переживанию стыда, в то время как другие — к переживанию вины.

Способствует формированию совестливости религиозное воспитание, вера в Бога, но главным фактором остается нравственное воспитание, формирование социально зрелой личности. Показано, например, что фактор пола оказывает более сильное влияние на переживание вины, чем религиозность: мужчины гораздо реже говорили с переживании вины, чем женщины.

Любознательные. К.К.Платонов определяет любопытство как свойство личности, выражающее ся в нецеленаправленной эмоционально окрашенной любознательности. Достаточно вспомнить людей, у которых «совать нос не в свои дела» стало привычкой. Одна ко чаще всего любознательность проявляется как положительное отношение и целенаправленное стремление к приобретению новых знаний, как пытливость. Че ловек испытывает потребность в положительных эмоциях именно от получения но вых знаний.

Таким образом, любознательность как устойчивая черта личности, отражает и эмоциональную, и мотивационную сферу личности в их единстве, образуя своеобразный эмоционально-мотивационный комплекс.

students-library.com

Эмоциональная жизнь личности. Типы личности (по эмоциональным качествам).

Совокупность настроений, аффектов, чувств и страстей человека образует его эмоциональную жизнь и такое индивидуальное качество, как эмоциональность. Это качество можно определить, как склонность человека эмоционально реагировать на различные, затрагивающие его обстоятельства жизни, как его способность переживать разные по силе и качеству эмоции от настроений до страстей. Под эмоциональностью понимается также сила влияния эмоций на мышление и поведение.

Рассуждая о чувствах человека, мы уже отмечали, что они могут быть примитивными и высокими. Что же такое высокие чувства? Это такие эмоции, которые в своей основе опираются на принятую человеком высшую мораль, на нравственные нормы и ценности поведения. Благородство чувств определяется не самим характером этих чувств, а целями и конечными результатами тех поступков, которые человек совершенствует под влиянием этих чувств. Если человек, случайно сделав для другого что-то хорошее, чувствует из-за этого радость, то такое чувство можно назвать благородным. Если у него, напротив, возникает сожаление по поводу того, что кому-то от его действий стало лучше, или, к примеру, чувство зависти от того, что кому-то хорошо, то такие эмоции благородными не назовешь.

Эмоциональные качества определяют психический облик индивида – образует эмоциональный тип личности. Различают натуры эмоциональные, сентиментальные, страстные и фригидные (холодные).

Люди эмоционального типа легко возбудимы, эмоционально впечатлительны, импульсивны. Свои поступки они глубоко переживают, часто раскаиваются. Но в будущем вновь допускают импульсивные срывы.

Люди сентиментального типа склонны к самосозерцанию. На весь мир они смотрят сквозь призму своих эмоциональных состояний. Это чувствительно-пассивные типы. Их чувства направлены на самих себя. Им присуще самолюбование своими чувствами. Они живут в мире эмоций, не связанных с поведенческой активностью.

Страстные натуры эмоционально стремительны, высокодейственны, упорны в достижении целей. Они живут напряженной, эмоционально насыщенной жизнью, у них постоянно имеется предмет страсти. Предметы же их страстей могут быть значительными, достойными или незначительными и даже вредными.

Эмоционально фригидные типы – люди холодного рассудка. Их эмоциональные появления минимальны, они не способны проникаться эмоциональным состоянием других людей, предвидеть их возможные эмоциональные реакции в тех или иных ситуациях. Они лишены чувства переживания.



Владеть своими эмоциями – не значит быть бесчувственным, это означает управление эмоциональными реакциями. Смелый человек не лишен чувства страха - он одарен властью над страхом.

Понятие воли.

Особое место в характере человека занимают волевые черты, воля. Волю называют основой характера, его становым хребтом. Все, наверное слышали, да и сами не раз употребляли такие выражения: «Человек с характером», «У него твердый характер» или наоборот: «Бесхарактерный», «мямля», «ни то ни се»». Здесь как раз и подчеркивается прежде всего выраженность волевых черт характера человека. Недаром ученые и писатели, которые изучали характер человека, всегда подчеркивали значение воли. Великий древнегреческий философ Аристотель, который обобщил в своих трудах все научные достижения современного ему мира, так сопоставлял характер и волю: « … характер – это то, в чем обнаруживается направление воли».

Человек без воли напоминает автомобиль без мотора: все вроде есть и выглядит внушительно, а пользы никакой. Что же такое воля?

Воля– это способность человека совершать сознательные действия, которые требуют преодоления внешних или внутренних трудностей (препятствий).

Воля является важным компонентом психики человека, неразрывно связанной с познавательными мотивами и эмоциональными процессами. Воля как характеристика сознания и деятельности появилась вместе с возникновением общества, трудовой деятельности.

Любое волевое действие имеет сложную внутреннюю структуру. Начинается волевое действие с того, что у человека возникает какая-то потребность, которая толкает его на проявление активности, возникает мотив деятельности. Уже на этом первом этапе возможна внутренняя борьба, борьба мотивов. Она возникает тогда, когда перед личностью есть несколько возможных целей, отвечающих разным его потребностям. Уже на этом этапе человеку приходится проявлять свою зрелость, понимание общественных интересов, умение сочетать личное и общественное, разбираться, что в данный момент нужнее всего. Примеров здесь можно найти сколько угодно. Достаточно проанализировать свои поступки, хотя бы за один день, чтобы обнаружить много случаев, когда пришлось выбирать: «Что делать?».



Воля обнаруживается не только в активных действиях и поступках. Воля проявляется и в умении сдержать себя, затормозить нежелательные действия. Здесь говорят о выдержке, терпении, самообладании.

Особенности воли:

1. Сознательная целеустремленность.

2. Связь с мышлением. Достичь чего-то и мобилизовать ради этого человек может только в том случае, если он все хорошо обдумал и спланировал.

3. Связь с движениями. Для реализации своих целей человек всегда двигается, изменяет формы активности.

cyberpedia.su

Эмоциональные типы людей - Физиология

Принято различать следующий эмоциональные типы людей: 1) оптимисты – пессимисты; 2) застенчивые; 3) обидчивые и мстительные; 4) сентиментальные; 5) эмпатийные; 6) тревожные; 7) совестливые; 8) любознательные.

1. Оптимисты – пессимисты.Оптимизм и пессимизм (от лат. optimus – наилучший и pessimus – наихудший) – это понятия, характеризующие ту или иную положительную или негативную систему взглядов человека о мире, о происходящих и ожидаемых событиях и т.д. Как психологическая эмоциональная характеристика человека – это его общий тон и настрой на восприятие и оценку действительности. У оптимиста это светлый, радостный тон восприятия жизни и ожидания будущего, у пессимиста – настроение безысходности.

2. Застенчивые.Застенчивость характеризуется склонностью человека к робкому или стыдливому поведению в общении.

Застенчивые часто погружены в себя, необщительны. Им легче общаться с младшими по возрасту. Они склонны к стрессовому реагированию на обычные жизненные ситуации. Мучительно переживают, когда оказываются в центре внимания группы людей или когда их оценивают. В состоянии высокой тревоги не могут сконцентрировать внимание. При беседе ведут себя неловко, пытаются уйти из центра внимания, меньше и тише говорить. Для них характерна боязнь предпринять что-либо на людях. Затруднения в общении часто приводят к тому, что они замыкаются в себе, и это, в свою очередь, ведет к одиночеству, невозможности создать семью. Напряжение, испытываемое застенчивыми при общении с людьми, может привести к развитию неврозов.

Негативные последствия застенчивости

Во-первых, застенчивость ведёт к социальной изоляции и полностью или частично лишает человека радости общения и социальной поддержки.

Во-вторых, человек оказывается уязвимым в стрессовых ситуациях из-за неразвитости навыков социального взаимодействия.

В-третьих, застенчивые люди склонны думать о себе как об ущербных индивидах, не подозревая о том, что другие люди также могут испытывать смущение. Вследствие этого у них складывается неправильное представление о своем социальном поведении.

В-четвертых, застенчивость не дает возможность другим людям положительно оценить достоинства застенчивого.

В-пятых, застенчивость удерживает человека от выражения своего мнения и отстаивания своих прав.

В-шестых, застенчивость сопровождается негативными переживаниями одиночества, тревожности и депрессии.

3. Обидчивые и мстительные.Обидчивость как эмоциональное свойство личности определяет легкость возникновения эмоции обиды. У отдельного человека могут иметься особо чувствительные пункты обидчивости, с которыми он связывает наибольшую ущемленность чувства собственного достоинства и при задевании которых может дать бурную аффективную реакцию.

Мстительность – это склонность человека к мести, т.е. к агрессии в оплату за причиненное зло. Мстительность больше выражена у лиц, склонных к автократическому стилю руководства.

4. Сентиментальные.Некоторым людям свойственна эмоциональная чувствительность особого рода, обозначаемая как сентиментальность (от франц. sentiment – чувство) – это излишне эмоциональная чувствительность, имеющая оттенок слащавости, приторной нежности и слезливой умилительности. Сентиментальные натуры склонны к созерцательности. Они чувствительны и пассивны, их чувства не вызывают активной деятельности, мир их переживаний замкнут в самом себе, они любуются своими переживаниями.

5. Эмпатийные.Когда объектом эмоциональной восприимчивости индивида становятся переживания других людей, у него проявляется свойство, называемое эмпатией. Эмпатия означает такое духовное единение личности, когда один человек настолько проникается переживаниями другого, что временно отождествляется с ним, как бы растворяется в нем.

Понятие «эмпатия» впервые ввел в психологию Э. Титченер (1909).

По данным А.П. Васильковой (1999), для высокоэмпатийных характерны мягкость, доброжелательность, общительность, эмоциональность, высокий интеллект, а для низкоэмпатийных – замкнутость, недоброжелательность.

М. Хоффман выделил 3 стадии формирования эмпатической способности у детей.

На первой стадии (около 1 года) ребенок хотя и осознает других людей как отдельные физические сущности, но еще не осознает их психической автономии.

На второй стадии (с двух до трех лет) ребенок уже начинает сознавать, что другие люди имеют свои эмоциональные состояния, не зависящие от его собственных.

И лишь на третьей стадии (между 6 и 9 годами) его эмоциональные реакции носят характер симпатического дистресса (от слова «симпатия»).

6. Тревожные.Тревожность – это выраженное эмоциональное свойство личности, предрасполагающее к частым проявлениям состояния тревоги в самых различных жизненных ситуациях.

Определенный уровень тревожности – естественная и обязательная особенность активной деятельности личности. У каждого человека существует свой оптимальный, или желательный, уровень тревожности – так называемая полезная тревожность.

Высокая тревожность проявляется в тенденции оценивать явления, предметы, события, объективно не опасные, как угрожающие, с последующим переживанием состояния тревоги. Тревожные люди боятся трудностей, чувствуют себя неуверенно в группе.

По данным Р.Л. Астахова (2000), тревожность имеет связь с показателями шизотимии, покорности, озабоченности, сентиментальности, негативизма, подозрительности и страха. В.Д. Небылицын (1966) предполагал, что лица со слабой нервной системой более склонны к тревожности, чем лица сильной нервной системой.

7. Совестливые.В ряде работ зарубежных авторов совесть, или способность испытывать вину, рассматривается как личностная черта. Одним из первых сделали такую попытку Дж. Уайтинг и И. Чайлд (1953). Формированию совестливости способствуют культурные традиции, религиозное воспитание, вера в Бога, нравственное воспитание, формирование социально зрелой личности.

8. Любознательные.К.К. Платонов определяет любопытство как свойство личности, выражающееся в нецеленаправленной эмоционально окрашенной любознательности. Любознательность проявляется как положительное отношение и целенаправленное стремление к приобретению новых знаний, как пытливость. Человек испытывает потребность в положительных эмоциях именно от получения новых знаний.

Таким образом, любознательность как устойчивая черта личности отражает и эмоциональную, и мотивационную сферу личности в их единстве, образуя своеобразный эмоционально-мотивационный комплекс.

student2.ru

Эмоциональные типы людей — Мегаобучалка

Принято различать следующий эмоциональные типы людей: 1) оптимисты – пессимисты; 2) застенчивые; 3) обидчивые и мстительные; 4) сентиментальные; 5) эмпатийные; 6) тревожные; 7) совестливые; 8) любознательные.

1. Оптимисты – пессимисты.Оптимизм и пессимизм (от лат. optimus – наилучший и pessimus – наихудший) – это понятия, характеризующие ту или иную положительную или негативную систему взглядов человека о мире, о происходящих и ожидаемых событиях и т.д. Как психологическая эмоциональная характеристика человека – это его общий тон и настрой на восприятие и оценку действительности. У оптимиста это светлый, радостный тон восприятия жизни и ожидания будущего, у пессимиста – настроение безысходности.

2. Застенчивые.Застенчивость характеризуется склонностью человека к робкому или стыдливому поведению в общении.

Застенчивые часто погружены в себя, необщительны. Им легче общаться с младшими по возрасту. Они склонны к стрессовому реагированию на обычные жизненные ситуации. Мучительно переживают, когда оказываются в центре внимания группы людей или когда их оценивают. В состоянии высокой тревоги не могут сконцентрировать внимание. При беседе ведут себя неловко, пытаются уйти из центра внимания, меньше и тише говорить. Для них характерна боязнь предпринять что-либо на людях. Затруднения в общении часто приводят к тому, что они замыкаются в себе, и это, в свою очередь, ведет к одиночеству, невозможности создать семью. Напряжение, испытываемое застенчивыми при общении с людьми, может привести к развитию неврозов.

Негативные последствия застенчивости

Во-первых, застенчивость ведёт к социальной изоляции и полностью или частично лишает человека радости общения и социальной поддержки.

Во-вторых, человек оказывается уязвимым в стрессовых ситуациях из-за неразвитости навыков социального взаимодействия.

В-третьих, застенчивые люди склонны думать о себе как об ущербных индивидах, не подозревая о том, что другие люди также могут испытывать смущение. Вследствие этого у них складывается неправильное представление о своем социальном поведении.



В-четвертых, застенчивость не дает возможность другим людям положительно оценить достоинства застенчивого.

В-пятых, застенчивость удерживает человека от выражения своего мнения и отстаивания своих прав.

В-шестых, застенчивость сопровождается негативными переживаниями одиночества, тревожности и депрессии.

3. Обидчивые и мстительные.Обидчивость как эмоциональное свойство личности определяет легкость возникновения эмоции обиды. У отдельного человека могут иметься особо чувствительные пункты обидчивости, с которыми он связывает наибольшую ущемленность чувства собственного достоинства и при задевании которых может дать бурную аффективную реакцию.

Мстительность – это склонность человека к мести, т.е. к агрессии в оплату за причиненное зло. Мстительность больше выражена у лиц, склонных к автократическому стилю руководства.

4. Сентиментальные.Некоторым людям свойственна эмоциональная чувствительность особого рода, обозначаемая как сентиментальность (от франц. sentiment – чувство) – это излишне эмоциональная чувствительность, имеющая оттенок слащавости, приторной нежности и слезливой умилительности. Сентиментальные натуры склонны к созерцательности. Они чувствительны и пассивны, их чувства не вызывают активной деятельности, мир их переживаний замкнут в самом себе, они любуются своими переживаниями.

5. Эмпатийные.Когда объектом эмоциональной восприимчивости индивида становятся переживания других людей, у него проявляется свойство, называемое эмпатией. Эмпатия означает такое духовное единение личности, когда один человек настолько проникается переживаниями другого, что временно отождествляется с ним, как бы растворяется в нем.

Понятие «эмпатия» впервые ввел в психологию Э. Титченер (1909).

По данным А.П. Васильковой (1999), для высокоэмпатийных характерны мягкость, доброжелательность, общительность, эмоциональность, высокий интеллект, а для низкоэмпатийных – замкнутость, недоброжелательность.

М. Хоффман выделил 3 стадии формирования эмпатической способности у детей.

На первой стадии (около 1 года) ребенок хотя и осознает других людей как отдельные физические сущности, но еще не осознает их психической автономии.

На второй стадии (с двух до трех лет) ребенок уже начинает сознавать, что другие люди имеют свои эмоциональные состояния, не зависящие от его собственных.

И лишь на третьей стадии (между 6 и 9 годами) его эмоциональные реакции носят характер симпатического дистресса (от слова «симпатия»).

6. Тревожные.Тревожность – это выраженное эмоциональное свойство личности, предрасполагающее к частым проявлениям состояния тревоги в самых различных жизненных ситуациях.

Определенный уровень тревожности – естественная и обязательная особенность активной деятельности личности. У каждого человека существует свой оптимальный, или желательный, уровень тревожности – так называемая полезная тревожность.

Высокая тревожность проявляется в тенденции оценивать явления, предметы, события, объективно не опасные, как угрожающие, с последующим переживанием состояния тревоги. Тревожные люди боятся трудностей, чувствуют себя неуверенно в группе.

По данным Р.Л. Астахова (2000), тревожность имеет связь с показателями шизотимии, покорности, озабоченности, сентиментальности, негативизма, подозрительности и страха. В.Д. Небылицын (1966) предполагал, что лица со слабой нервной системой более склонны к тревожности, чем лица сильной нервной системой.

7. Совестливые.В ряде работ зарубежных авторов совесть, или способность испытывать вину, рассматривается как личностная черта. Одним из первых сделали такую попытку Дж. Уайтинг и И. Чайлд (1953). Формированию совестливости способствуют культурные традиции, религиозное воспитание, вера в Бога, нравственное воспитание, формирование социально зрелой личности.

8. Любознательные.К.К. Платонов определяет любопытство как свойство личности, выражающееся в нецеленаправленной эмоционально окрашенной любознательности. Любознательность проявляется как положительное отношение и целенаправленное стремление к приобретению новых знаний, как пытливость. Человек испытывает потребность в положительных эмоциях именно от получения новых знаний.

Таким образом, любознательность как устойчивая черта личности отражает и эмоциональную, и мотивационную сферу личности в их единстве, образуя своеобразный эмоционально-мотивационный комплекс.

megaobuchalka.ru

Как определить свой эмоциональный тип и развивать устойчивость

Ответ на этот вопрос удалось найти американскому психологу и нейробиологу Ричарду Дэвидсону. Он обнаружил, что люди по-разному переживают стресс и выходят из него, потому что относятся к разным эмоциональным типам. Как определить свой тип и применить эти знания?

Эмоции и стресс 

Стресс — постоянный спутник современного человека. Особенно уязвимы жители мегаполисов: часы в общественном транспорте или пробках, бесконечные спешка и суета, многозадачность, которую от нас требуют на работе, и, как результат, постоянное нервное напряжение и негативные эмоции.

Стресс делает нас резкими, раздражительными, агрессивными, приводит к тому, что мы подхватываем инфекции, чаще болеем гриппом. Обостряются хронические заболевания и проблемы с сердцем. Получается замкнутый круг: негативные эмоции провоцируют стресс, а стресс влияет на общий эмоциональный фон.

Чтобы предупредить стресс или справиться с его последствиями, нужно найти способ, который подходит вашему эмоциональному типу, и вовремя принять меры.

6 аспектов эмоциональных типов 

Эмоциональный тип — уникальное сочетание наших переживаний и реакций на разные факторы. Это наши неповторимые черты, обусловленные физиологией мозга. Люди с разными эмоциональными типами ведут себя по-разному. Одни после неудачи на работе быстро восстанавливаются и идут дальше, другие впадают в отчаяние и чувствуют себя неудачниками. Одни привыкли выслушивать и утешать близких, другие предпочитают держать дистанцию.

Эмоциональные типы различают по следующим признакам:

1. Устойчивость к внешним воздействиям. Умеете ли вы быстро оставлять неудачи позади или надолго теряете самообладание? Проявляете ли упорство или сразу сдаетесь?

2. Прогнозирование будущего. Относитесь ли вы к жизни с оптимизмом, продолжаете ли начатое, даже если все пошло не по плану?

3. Социальная интуиция. Умеете ли вы считывать интонации и язык тела других, чувствовать их настроение и внутреннее состояние?

4. Самопознание. Насколько хорошо вы знаете и чувствуете себя, осознаете свои ощущения и эмоции, распознаете послания тела?

5. Чувствительность к ситуации. Способны ли вы улавливать нюансы поведения в разных группах, чувствовать общее настроение и оценивать уместность тех или иных реплик?

6. Внимательность. Концентрация на задаче дается вам легко или с большим трудом?

Комбинация показателей по каждой из шкал дает ваш индивидуальный эмоциональный тип, неповторимый, как отпечаток пальцев. Важно понимать: идеального или даже «нормального» эмоционального типа нет, но лучше узнать себя и учитывать свои особенности все же стоит.

Эмоциональный тип в действии  

На консультации Ольга пожаловалась на конфликт с коллегой. Сама она в компании недавно, но успела хорошо себя зарекомендовать и стать старшим специалистом. Ее коллега работает давно, чувствует себя свободно и саботирует обязанности. Например, может посреди рабочего дня уйти по делам, оставив Ольгу разбираться со срочными задачами.

После того как Ольга заполнила опросник на определение эмоционального типа, оказалось, что у нее высокий показатель (9) по шкале улавливания контекста и чувствительности к ситуации. Ольга очень переживает по поводу сложившегося конфликта. В то же время показатель устойчивости — 6 — говорит о недостаточном умении восстанавливаться после неудач. Каждый конфликт воспринимается слишком близко к сердцу, и из-за этого появляются дискомфорт и неуверенность в правильности своего поведения. К тому же уровень внимательности Ольги — 6 баллов, а значит, ей достаточно сложно сконцентрироваться на деле.

Ольге очень важно научиться отстаивать границы, повышать уверенность в себе, озвучивать пожелания и несогласие сразу, а не уходить во внутренние переживания. Тренировать внимательность и сосредоточенность ей помогут сеансы медитации.

Сложно найти партнера, если плохо понимаешь себя, не чувствуешь своих истинных потребностей

Лена пришла на консультацию с другой проблемой: у нее не складывалась личная жизнь. Мужчины появлялись на горизонте, но «не те» и ненадолго. В ходе разговора выяснилось, что она недополучила любви отца в детстве и во всех мужчинах неосознанно искала ему замену.

Результаты тестирования по опроснику эмоционального типа показали, что у Лены максимальный показатель прогнозирования — 10. Это хорошо: девушка настроена позитивно и способна двигаться дальше. Показатель устойчивости — 4 — говорит о том, что неудачи с мужчинами хотя и портят ей настроение, но ненадолго. Иногда Лене хочется сдаться и отступить, но это состояние быстро проходит, и девушка снова пытается наладить личную жизнь.

Почему же за годы попыток Лена так и не нашла своего мужчину? Каждый из них не подходил под «идеальный образ», не дотягивал до высоких стандартов. Это влияние шкалы самопознания (6 баллов): сложно найти партнера, если плохо понимаешь себя, не чувствуешь своих истинных потребностей. Именно над этим Лене и стоит работать.

***

Определение эмоционального типа позволит вам понять, в чем состоят ваши сильные стороны и области для развития, что нужно подтянуть, усилить, на что обратить внимание, а главное — как, отталкиваясь от этих данных, максимально быстро восстанавливаться после стресса.

Заполнить опросник можно здесь.

Читайте также

www.psychologies.ru

4. Классификация эмоций и типов эмоциональной направленности личности

Изучение различных форм запечатления и проявления эмоциональной направленно­сти людей требует и адекватной этой задаче классификации эмоций.

Попытки классифицировать эмоциональ­ные состояния, переживания и чувства пред-

принимались неоднократно (Д. Юмом, Р. Де­картом, В. Вундтом, А. Бэном, Н. Гротом, Т. Рибо, К. Ушинским, М. Аствацатуровым, К. Плучиком и другими). Однако, как пра­вильно указывает П. В. Симонов, ни одна из предложенных классификаций не получила широкого признания и не сохранилась в ка­честве эффективного инструмента дальней­ших поисков и уточнений. По мнению П. В. Симонова, это объясняется тем, что все эти классификации были построены на неверной теоретической основе или вовсе без нее. Взамен Симонов предлагает соб­ственную классификацию эмоций, разрабо­танную “с учетом их зависимости от ве­личины потребности и размеров дефицита или прироста прагматической информа­ции” 1.

Однако для наших специальных целей интересная сама по себе классификация Си­монова тоже не подходит. Очевидно, универ­сальную классификацию эмоций создать во­обще невозможно, так что классификация, пригодная для решения одного круга задач, неизбежно должна быть заменена другой при решении задач иного сорта, принципиально отличных от первых. Во всяком случае, не столько в противовес прежним попыткам классифицировать эмоции, сколько в допол­нение к ним предлагаем свой особый подход к решению данного вопроса. При этом следу­ет сразу же предупредить, что объектом на-

1 См. Я. В. Симонов. Теория отражения а пси­хофизиология эмоций. М., 1970.

шего внимания будут не все эмоции, а только те из них, в которых субъект чаще всего испытывает потребность и которые придают непосредственную ценность самому процессу его деятельности, приобретающей благодаря этому качество интересной рабо­ты, интересной учебы, интересной игры или “сладостных” мечтаний, отрадных воспоми­наний и т. д. Эмоции, которые не могут вой­ти в “ткань” какой-либо склонности индиви­дуума, нас здесь интересовать не станут. По этой причине, например, в сфере нашего внимания окажется такое переживание, как грусть (ибо есть люди, любящие слегка погрустить), и выпадет из этой сферы та­кая эмоция, как зависть (даже о завист­никах нельзя сказать, что им нравится за­видовать).

Иными словами, классификации будут подлежать только эмоции, которые в созна­нии людей предстают в качестве “ценных” пережиганий.

Относительно подробно проблема класси­фикации эмоций нами была освещена в спе­циально посвященной этому вопросу статье1. Здесь отметим только следующий очень важный в теоретическом отношении мо­мент.

Приступая к классификации эмоций, нельзя упускать из виду, что они уже опре­деленным образом смоделированы и класси-

1 См. Б. И. Додонов. Классификация эмоций при исследовании эмоциональной направленности личности.— “Вопросы психологии”, 1975, № 6.

фицированы в самом языке, которым мы пользуемся. При этом словесные “ярлычки” эмоций часто обозначают не цельное пере­живание, а лишь его определенное, особенно ярко выраженное качество — например, ка­чество высокой положительной интенсивно­сти чувств (восторг) или даже только одну высокую его интенсивность (волнение). В других случаях, наоборот, за одним сло­вом скрывается не отдельная эмоция, а до­вольно “пестрый” их конгломерат (рев­ность). Можно было бы доказать, что для целей речевого общения людей такое по­ложение дел удобно. Однако для класси­фикаторов эмоциональных явлений оно пред­ставляет большую опасность оказаться жертвой “синдрома Пигмалиона”, как аме­риканский математик Дж. Синг окрестил слу­чаи, когда ученый принимает “модельный мир” (“М-Мир”) за “действительный мир” (“Д-Мир”) 1. Увы, немало психоло­гов, рассматривая эмоции, анализируют не столько переживания, сколько семантику слов.

В связи со сказанным перед исследовате­лем эмоций исключительно остро встает не только проблема нахождения правильного основания их классификации, но и вопрос о принципах выделения “эмоциональных кван­тов”, поскольку слова отнюдь не “квантуют” эмоциональную реальность однозначным об­разом.

1 См. Дж. Синг. Беседы о теории относительно­сти. М., 1973, стр. 18—21.

Разрешить обе эти задачи на строго тео­ретическом уровне пока, к сожалению, вооб­ще невозможно, поскольку психологам до сих пор не удалось еще полностью разобраться в “опорной базе” эмоций — структуре чело­веческих потребностей. Поэтому для класси­фикации эмоций нам пришлось избрать по­луэмпирический путь, при котором мы шли не от потребностей к эмоциям, а от предва­рительно собранного огромного “сырого ма­териала” о “ценных” переживаниях к “про­свечивающим” через них корреспондентным потребностям, положенным в конце концов в основание классификации. Вспомогатель­ными критериями при этом служили, во-первых, наличие некоторой инварианты в эмоциональных ситуациях, порождающих эмоции той или иной категории (служение другим людям, решение познавательных за­дач и т. д.), во-вторых, — частая сочетаемость эмоций одной категории друг с другом, их коррелятивность. Это была долгая, много­этапная работа, в процессе которой постепен­но уменьшался разрыв между эмпиричес­кими и теоретическими доводами в пользу той или иной группировки эмоциональных переживаний.

В разработанной таким путем и предла­гаемой ниже классификации “ценных” пере­живаний используются только те их “рече­вые модели”, которые обязательно передают специфический компонент эмоции, ее окра­шенность “в цвет” определенной потребно­сти. Такой моделью является, например, сло­во “нежность”, но не являются слова “удовольствие”, “радость”, “восторг” без указа­ния на их источник, ибо (повторим П. В. Cимонова) удовольствие от поедания шашлыка есть иная эмоция по сравнению с удовольст­вием от созерцания красивой картины, a “безумный восторг делания” (А. М.. Горький) отнюдь не тождествен “восторженной нежно­сти” и т. д.

Приводим нашу классификацию “цен­ных” эмоций с примерами непосредственных высказываний людей об особо влекущих их переживаниях и специальным “эмоциональ­ным инвентарем”, предназначенным для ре­шения задач, о которых будет рассказано позднее.

1. Альтруистические эмоции. Эти переживания возникают на основе потреб­ности в содействии, помощи, покровительст­ве другим людям. Альтруистические пережи­вания хорошо отражены в таких высказыва­ниях студентов:

“Если говорить честно, то я больше всего люблю испытывать... нежность, заботу, тре­вогу за кого-то. Просто необходимо мне чув­ство, что я кому-то нужна, что то, что я де­лаю, тоже нужно другим, тогда у меня и ра­бота спорится и, кажется, делать ее легко и приятно”.

“Самое желанное чувство — когда сдела­ешь что-то приятное, нужное людям. В шко­ле часто, даже регулярно, помогала друзьям в учебе. Ученик чего-то недопонимал, ты по­мог ему и видишь, как хорошо он отвечает на уроке... Такое ощущение, как будто душа рвется из меня, так хорошо”.

Альтруистические эмоции люди могут испытывать, и не помогая другим реально, а лишь отождествляя себя в воображении с тем или иным благородным героем:

“Меня приводит в умиление, в трога­тельно-восторженное состояние, даже вызы­вает слезы радости, когда я читаю те книги, в которых описаны добрые дела какого-либо человека”.

Инвентарий альтруистических эмо­ций: “Желание приносить другим радость и счастье” (А-1). “Чувство беспокойства за судьбу кого-либо, забота” (А-2). “Сопере­живание удачи и радости другого” (А-3). “Чувство нежности или умиления” (А-4). “Чувство преданности” (А-5). “Чувство участия, жалости” (А-6).

2. Коммуникативные эмоции. Эти эмоции возникают на основе потребности в общении.

В формулировках студентов коммуника­тивные переживания переданы так: “Боль­ше всего люблю те чувства, которые у меня возникают среди людей, которых я уважаю. В это время испытываю припод­нятое, возвышенное состояние”. “Когда тот или иной человек делает тебе что-то приятное, то... прямо реветь хочется от сча­стья”.

Коммуникативные переживания нередко близки к альтруистическим. Надо отметить, что не всякая эмоция, возникающая при общении людей, является непременно ком­муникативной. В процессе общения могут возникать любые эмоции; коммуникативными же являются только те из них, которые возникают как реакция на удовлетворение или неудовлетворение стремления к эмоцио­нальной близости (иметь друга, сочувст­вующего собеседника и т. п.).

Инвентарий этих эмоций: “Желание общаться, делиться мыслями и пережива­ниями, найти им отклик” (КМ-1). “Чувство симпатии, расположения” (КМ-2), “Чувст­во уважения к кому-либо” (КМ-3). “Чувст­во признательности, благодарности” (КМ-4). “Чувство обожания кого-либо” (КМ-5). “Желание заслужить одобрение от близких и уважаемых людей” (КМ-6).

3. Глорические эмоции (от лат. gloria — слава). Эти эмоции связаны с по­требностью в самоутверждении, в славе. Ти­пичная для них эмоциональная ситуация — реальное или воображаемое “пожинание лавров”. Она хорошо выявлена в следую­щем высказывании одного из наших рес­пондентов: “Наиболее приятные пережива­ния я испытываю тогда, когда являюсь предметом всеобщего внимания и восхище­ния. В противном случае у меня возникают самые неприятные чувства”.

Инвентарий: “Стремление завое­вать признание, почет” (ГЛ-1). “Чувство уязвленного самолюбия и желание взять ре­ванш” (ГЛ-2). “Приятное щекотание само­любия” (ГЛ-3). “Чувство гордости” (ГЛ-4). “Чувство превосходства” (ГЛ-5). “Чувство удовлетворения тем, что как бы вырос в собственных глазах, повысил ценность сво­ей личности” (ГЛ-6).

4. Праксические эмоции. Термин “праксические чувства” введен в употреб­ление П. М. Якобсоном, предложившим на­звать так переживания, “вызываемые дея­тельностью, изменением ее в ходе рабо­ты, успешностью или неуспешностью ее, трудностями ее осуществления и заверше­ния” 1.

В примерах праксических чувств у П. М. Якобсона, однако, выступают очень сложные комплексы переживаний, в кото­рые входят и такие эмоции, как эстетиче­ские, интеллектуальные и другие, только окрашенные в “праксические тона”. Мы выделяем праксические эмоции в их чистом виде и специфичность таких эмоций, следуя взглядам К. Д. Ушинского и И. П. Павлова, связываем с “рефлексом цели”2, “ибо цель или задача жизни есть только другая форма для выражения того же понятия “труда жизни””3.

Приведем несколько описаний студентами своих переживаний, которые мы относим к праксическйм: “Совершение полезного и ну­жного с большим напряжением воли”. “Наи­более приятным для меня чувством является увлеченность работой, когда эта работа вы­полняется строго по тому плаву, который я

1 См. Я. М. Якобсон. Психология чувств. М., 1958, стр. 228.

2 См. Я. М. Сеченов, И. П. Павлов, Н. Е. Вве­денский. Физиология нервной системы. Избранные труды, вып. IV. М., 1952, стр. 420.

3К. Д. Ушинский. Человек как предмет вос­питания, т. 2. СПб., 1873, стр. 381.112

задумала, и приносит желаемые результаты; В этом случае появляется какое-то вдохно­вение и хочется сделать как можно больше и лучше. И особенно странно то, что абсо­лютно не чувствуется усталость, а наоборот, голова ясная и, как говорится, хорошо на ду­ше”. “У меня всегда хорошее настроение и бодрое состояние после того, когда работа уже закончена и я чувствую, что я выпол­нила ее добросовестно и добилась желае­мого”.

Инвентарий: “Желание добиться ус­пеха в работе” (П-1). “Чувство напряже­ния” (П-2). “Увлеченность, захваченность работой” (П-3). “Любование результатами своего труда, его продуктами” (П-4). “При­ятная усталость” (П-5). “Приятное удовлет­ворение, что дело сделано, что день прошел не зря” (П-6).

5. Пугнические эмоции (от лат. pugna — борьба). Эмоции, по нашему мне­нию, происходят от потребности в преодоле­нии опасности, на основе которой позднее возникает интерес к борьбе.

Яркое описание этих переживаний мы находим, например, в воспоминаниях гене­рал-полковника Глеба Бакланова, Героя Со­ветского Союза, мастера спорта СССР: “Я обогнал тех восемь или десять человек, которые поднялись в атаку вместе со мной. Я испытывал необычайное, восторженное возбуждение. В горле пощипывало. Време­нами перехватывало дыхание. Разгорячен­ное лицо пылало огнем”. Он же признается: “Конечно, все, что приходилось делать мне на войне, делалось отнюдь не из “спортив­ного интереса”... Но в самом ходе боя... часто возникали переживания и ощущения, сход­ные с теми, которые были знакомы мне по спорту” 1.

Хорошо передает переживание названно­го типа перед прыжком с парашютом космо­навт Алексеи Леонов: “Перед шестым прыж­ком в душе все равно рождается какое-то то­мительно-ликующее ожидание и вместе с тем захватывающее чувство высоты, власти над природой, опасности”2.

“...Я люблю это чувство — опасность”, — сказал о себе укротитель Вальтер Запашный, объясняя, почему он предпочитает работать с хищниками3.

Любовь к подобным переживаниям отме­чали и некоторые наши студенты, особенно с факультета физвоспитания: “Люблю острые ощущения, взвинчивающие нервы”. “Ощу­щаешь какое-то тревожное возбуждение. Ка­жется, что переступаешь какую-то неведо­мую грань. Это страшновато и приятно”.

Инвентарий: “Жажда острых ощу­щений” (ПГ-1). “Упоение опасностью, рис­ком” (ПГ-2). “Чувство спортивного азарта” (ПГ-3). “Решительность” (ПГ-4). “Спортив­ная злость” (ПГ-5). “Чувство сильнейшего волевого и эмоционального напряжения, пре-

1Г. Бакланов. Точка опоры. М., 1971, стр. 139.

2 “Из дневников современников”. М., 1969, стр. 552.

3 См. “Комсомольская правда”, 2 августа1970 г.

дельной мобилизации своих физических и ум­ственных способностей” (ПГ-6).

6. Романтические эмоции. В ака­демическом “Словаре русского языка” ро­мантизм определяется как “умонастроение, проникнутое идеализацией действительности, мечтательной созерцательностью”, а роман­тиком словарь называет того, “кто настроен романтически, склонен к мечтательности, к идеализации жизни и людей”. В качестве примера в словаре приведен образ тургенев­ского Калиныча.

Однако не все употребляют слово “роман­тик” именно в таком значении. К романтиче­ским натурам нередко относят отважных пу­тешественников, разного рода “первопроход­цев”, то есть людей, которых менее всего мо­жно отнести к созерцателям. Общепризнан­ные романтические поэты Байрон и Лермон­тов отнюдь не были склонны к идеализации действительности.

В настоящей работе мы под романтизмом имеем в виду стремление ко всему необычай­ному, необыкновенному, таинственному.

Чувство таинственности как типичная “романтическая эмоция” появляется у нас в связи не с любой тайной, а только там, где мы живо “ощущаем” свою включенность в число объектов, на которые распространяет­ся действие загадочного фактора, особенно когда ему приписывается сознательная воля, одухотворенность. Чувство таинственного почти всегда включает в себя ожидание: вот сейчас что-то произойдет, что окажет решаю­щее влияние на мою судьбу (или судьбу лица, за которое я “болею”). Там, где этого ожидания (хотя бы подсознательного) нет, там нет и чувства таинственности. Описание секрета самого хитрого технического устрой­ства у нас такой эмоции не вызывает. Позна­ние тайн природы, очевидно, может сопро­вождаться чувством таинственности в зави­симости от того, насколько личностно и фи­лософски значимо человек воспринимает объ­ект исследования. “Моя душа, я помню, с детских лет чудесного искала”, — писал М. Ю. Лермонтов. Наши респонденты рас­крывали свои романтические переживания в таких. выражениях: “Испытываешь всегда приятное, стремясь к неизвестному. Больше всего люблю быть там, где еще никто не был (гроты, пещеры и т. д.)”. “Люблю чувство ожидания чего-то необыкновенного”. “У ме­ня особое волнение, подъем проявляются в том случае, когда чего-то ждешь, веришь, что скоро должно произойти что-то совершенно особенное”.

Инвентарий: “Стремление к необы­чайному, неизведанному” (Р-1). “Ожидание чего-то необыкновенного и очень хорошего, светлого чуда” (Р-2). “Манящее чувство да­ли” (Р-3). “Волнующее чувство странно преображенного восприятия окружающего: все кажется иным, необыкновенным, пол­ным значительности и тайны” (Р-4). “Чувство особой значительности происходя­щего” (Р-5). “Чувство зловеще-таинственно­го” ДР-6).

7. Гностические эмоции. Гности­ческие (от греч, gnosisзнание) эмоции

издавна описываются в учебниках психоло­гии под рубрикой интеллектуальных чувств. Часто, однако, при этом в одном ряду оказы­ваются и конкретные переживания (удивле­ние), и свойства личности (чувство нового). Нас интересуют только первые.

Гностические эмоции мы связываем, не просто с потребностью в получении любой новой информации, а с потребностью в “ког­нитивной гармонии”. Суть ее в том, чтобы в новом, неизвестном, из ряда вон выходящем отыскать знакомое, привычное, понятное, приводя таким образом всю наличную, ин­формацию к одному “общему знаменателю”. Альберт Эйнштейн очень метко назвал .это человеческое стремление “бегством от удив­ления”. Типичная эмоциональная ситуация, возбуждающая гностические эмоции, — это проблемная ситуация. В ответах наших сту­дентов гностические переживания описыва­лись так: “Для меня самое приятное пережи­вание — разобраться в трудном вопросе”. “Самое приятное чувство — решить зада­чу, когда вначале казалось, что я её не решу”.

Инвентаряй: “Стремление нечто по­нять, проникнуть в сущность явления” (ГН-1). “Чувство удивления или недоуме­ния” (ГН-2). “Чувство ясности или смутно­сти мысли” (ГН-3). “Неудержимое стремле­ние преодолеть противоречия в собственных рассуждениях, привести все в систему” (ГН-4). “Чувство догадки, близости реше­ния” (ГН-5). “Радость открытия истины” (ГН-6).

8. Эстетические эмоции. Кате­гория эстетических чувств выделена давно. Тем не менее в вопросе о природе и самом составе эстетических переживаний до насто­ящего времени остается еще много неясного. Сложность проблемы состоит в том, что эстетические отношения к изображаемому проявляются через все другие чувства — радость, гнев, тоску, отвращение, страдание, горе и т. д. Однако не ясно, “что представ­ляет собой эстетическое чувство в чистом виде, без тех чувств, которые ему сопутст­вуют” 1.

Несколько схематизируя разные точки зрения на эту проблему, можно выделить два основных взгляда. Согласно первому, эстети­ческих эмоций в чистом виде просто не су­ществует. “Своеобразие эстетических пере­живаний заключается в специфическом и не­повторимом сочетании различных по своей направленности, интенсивности и значению эмоций”2. Эстетическое впечатление — ре­зультат того, что “все чувства, переживания, мысли смешались, столкнулись друг с дру­гом”, и “это столкновение “очищает”, прео­долевает обычные чувства, зарождающиеся в процессе эстетического восприятия произве­дения искусства”3,

1Б. Г. Кубланов. Эстетическое чувство и ис­кусство. Львов, 1966, стр. 28.

2Г. X. Шингаров. Эмоция и чувства как формы отражения действительности, стр. 172.

3Л. Г. Юлдашев. Эстетическое чувство и про­изведение искусства. М., 1969, стр. 156.

Согласно второму взгляду, эстетическая эмоция есть отражение потребности челове­ка в гармонии с окружающим, которая пред­ставляет собой “соответствие, совпадение мер человека и мер предметов” 1. Соответствие это отражается в чувстве красоты.

Первый взгляд хотя и не лишен основа­ния, все же представляется нам узким. Про­тив него говорит уже тот факт, что эстетиче­ское чувство у нас может вызвать созерцание самого простого предмета, например, дерева, цветка или даже красиво окрашенной ткани. Никакого столкновения противоречивых чувств в этом случае нет. Мы также реши­тельно отказываемся наперед считать всякое переживание эстетическим только потому, что оно вызвано у человека произведением искусства. По крайней мере литература, те­атр, кино “задевают” самые разные потреб­ности. Нам лично ближе вторая точка зре­ния, хотя ее и нельзя признать достаточно отчетливой.

Думается, что в более или менее чистом виде эстетические эмоции вызываются толь­ко такими видами искусства, в которых фор­ма и содержание совершенно неразделимы. К ним мы относим в первую очередь музыку. Такое же чисто эстетическое впечатление часто производит на нас красота природы. Процитируем несколько высказываний сту­дентов: “Люблю то состояние грусти или ка­кой-то прозрачной печали, когда слышу пре­красные звуки музыки”. “Самое приятное

1А. С. Молчанова. На вкус, на цвет... М., 1966, стр. 120.

переживание — внутренняя сосредоточен­ность, возвышенность, связанная обычно с музыкой, стихами или природой”. “Наибо­лее приятные ощущения возникают у меня, когда я иду в слегка пасмурную погоду од­на, а вокруг шумят деревья, омытые дождем, пахнет цветами; тихо и очень красиво”.

Интересно отметить, что те наши респон­денты, которые в качестве самых приятных для них переживаний назвали эстетические, чаще всего испытывали их вместе с чувством некоторой меланхолии, с “горчинкой грусти”. Они как бы тяготели одновременно к тем и другим эмоциям. Тем не менее связь пережи­вания красоты с грустью не является без­условной. Вследствие этого мы из состава эс­тетических переживаний выделяем специаль­ную модификацию — лирические пережива­ния, в которых очень значителен (иногда он даже преобладает над эстетическим) компонент светлой, “опоэтизированной” печали, очевидно, возникающей в связи с подавлен­ными коммуникативными интенциями лю­дей.

Инвентарий эстетических эмоций:

“Жажда красоты” (Э-1). “Наслаждение кра­сотой чего-либо или кого-либо” (Э-2). “Чув­ство изящного, грациозного” (Э-3). “Чувство возвышенного или величественного” (Э-4). “Наслаждение звуками” (Э-5). “Чувство волнующего драматизма” (“Сладкая боль”) (Э-6). К лирическим чувствам как разновид­ности эстетических относятся: “Чувство светлой грусти и задумчивости"” (Л-1). “По­этически-созерцательное состояние” (Л-2).“Чувство душевной мягкости, растроганно­сти” (Л-3). “Чувство родного, милого, близ­кого” (Л-4). “Сладость воспоминания а дав^ нем” (Л-5). “Горьковато-приятное чувства одиночества” (Л-6).

9. Гедонистические эмоции. К указанной категории мы относим эмоции, связанные с удовлетворением потребности в телесном и душевном комфорте.

В высказываниях наших респондентов гедонистические переживания и соответству­ющие им эмоциональные ситуации описыва­лись так: “Очень люблю состояние покоя, благополучия, свободы от обязанностей”. “Люблю наслаждаться покоем и хорошим физическим самочувствием”. “Самые лучшие радости, на мой взгляд, радости самые про­стые: вкусно поесть, сладко поспать, поне­житься под солнцем на пляже”.

Инвентарий: “Наслаждение прият­ными физическими ощущениями от вкусной пищи, тепла, солнца и т. д.” (Г-1). “Чувство беззаботности, безмятежности” (Г-2). “Не­га” (“Сладкая лень”) (Г-3). “Чувство весе­лья” (Т-4). “Приятная бездумная возбуж­денность” (на танцах, вечеринках и т. д.) (Г-5). “Сладострастие” (Г-6) (Эта эмоция включена в данную категорию с некоторой “натяжкой”).

10. Акизитивные эмоции (от франц. acquisition — приобретение). Эти эмо­ции возникают в связи с интересом к накоп­лению, “коллекционированию” вещей, выхо­дящему за пределы практической нужды в них.

Конечно, коллекционирование предметов людьми чаще всего связано с удовлетворени­ем не одной, а нескольких потребностей. Но в их числе, как мы думаем, можно выделить и чистую коллекционерскую потребность, проявляющуюся в том, что люди увлекаются коллекционированием чего угодно — от про­изведений искусства до зажигалок.

Переживание эмоций акизитивного типа может быть описано с помощью такого инвентария: “Стремление нечто много­кратно приобретать, накапливать, коллекцио­нировать” (АК-1). “Радость по случаю уве­личения своих накоплений” (АК-2). “При­ятное чувство при обозрении своих накопле­ний, коллекций и т. д.” (АК-3).

Такова наша классификация эмоций. Мы называем ее “открытой”, подразумевая, что число выделенных нами эмоциональных ка­тегорий при необходимости можно допол­нять, не нарушая положенного в ее основу принципа. Однако до сих пор у нас такой не­обходимости в процессе экспериментальных исследований не возникало 1.

Цитированные выше высказывания на­ших респондентов и других лиц продемонст-

1 Изучение психологически аномальных лич­ностей доказывает, что у них иногда формируется тяготение и к некоторым особым патологическим переживаниям, которые выше описаны не были, В качестве примера могут быть названы садист­ские переживания. Для исследований, проводи­мых с нормальными лицами, патологические пе­реживания интереса не представляют, поэтому в свою классификацию и тем более в “инвентарий эмоций” мы их не включили.

рировалн возможные различия в эмоциональ­ной направленности людей. Нельзя, однако, забывать, что эти высказывания были ото­браны нами среди десятков других, менее яс­ных и определенных. Нельзя также не при­нять во внимание и то обстоятельство, что даже четкие ответы респондентов могли быть результатом недостаточно глубокого са­моанализа: из ряда одинаково приятных пе­реживаний один мог случайно припомнить и описать одно, другой — другое. Таким обра­зом, данные открытого анкетирования (ин­тервьюирования) больше годились для со­ставления достаточно полного реестра жела­емых переживаний, чем для выявления существенных различий между опрашивае­мыми по степени их влечения к названным приятным эмоциям. Для последней цели гораздо более адекватной является закрытая анкета, предоставляющая респондентам воз­можность сделать выбор из готовых вариан­тов ответов.

Не касаясь здесь специального вопроса о методиках создания надежного опросника для тестирования эмоциональной направлен­ности личности, приводим самую простую анкету, ознакомление с которой по край­ней мере сделает для читателя понятным излагаемый в последующих главах мате­риал.

Коэффициент достоверности информации, доставляемой этой анкетой при работе с об­разованной молодежью, судя по данным спе­циальных исследований и расчетов, равен примерно 0,5.

Тест-анкета №1

studfiles.net

Глава III. Эмоциональные типы личности

1. Общий подход к психологической классификации индивидов

С типами общей эмоциональной направ­ленности читатель уже познакомился в предшествующей части книги. Но до сих пор мы говорили о типах лишь вскользь. Теперь они станут главным предметом на­шего внимания.

Начнем с вопроса о том, как вообще вы­деляют те или иные типы личности. Если рассматривать разные существующие типо­логии, то первым впечатлением будет, что различным подходам к выделению типов нет числа. Однако при более тщательном анализе материалов можно обнаружить два основных подхода. Первый из них мы бы назвали комбинаторным. Суть его в том, что берутся все известные параметры личности, рассматриваемой в том или ином плане, и определяются их возможные комбинации, каждая из которых и квалифицируется как отдельный тип.

Этот путь создания типологий неудов­летворителен по многим причинам и, в част­ности, потому, что, как правило, он дает бесконечное множество типов. Чтобы пре­одолеть это затруднение, часто описывают в качестве основных типов лишь часть комби­наций, но тогда приходится делать оговор­ку, что большинство людей относится к “смешанным типам”. Такое заявление, од­нако, равносильно признанию, что данная типология по сути дела практического зна­чения не имеет.

Другой подход состоит в выделении ти­пов в соответствии с взаимосвязанными осо­бенностями поведения людей. Эти особенно­сти производны от того или иного домини­рующего причинного фактора — социаль­ного, психологического или физиологиче­ского.

Подобный подход осуществляется в двух вариантах — эмпирическом и теоретиче­ском.

В первом случае путь лежит от эмпири­чески выявленных симптомокомплексов ка­ких-либо человеческих черт к попыткам “угадать” за этими комплексами их общие основания. Нередко для этой цели использу­ется специальный метод математической статистики, называемый факторным анали­зом. Однако “факторы”, выявляемые с по­мощью такого анализа, “это только выраже­ние корреляций между измерениями пове­дения. Это не сущности, лежащие за этими корреляциями, не причинные факторы, а только описательные понятия”1. Реальный причинный фактор, определяющий особен­ности типа, в этом случае часто так и оста­ется неразгаданным. Поэтому эмпирический путь создания типологий личности есть путь нащупывания истины вслепую из-за того, что исследование начинается, если так мож­но выразиться, “не с того конца”. Тем не ме­нее именно по этому пути пока идут в своих исследованиях многие психологи, особенно за рубежом.

Противоположный, теоретический спо­соб определения типов и их характеристик демонстрируют нам классики марксизма-ле­нинизма. Выделяя разные социальные типы личности, К. Маркс и В. И. Ленин всегда начинают с доминирующего причинного фак­тора (в данном случае — с положения чело­века в системе общественного производства) и только затем обращаются к симптомокомплексу тех наблюдаемых социальных и психологических характеристик, которые этот фактор обусловливает. Так, К. Маркс, выделяя тип буржуа, показывает, что обще­ственное положение побуждает его быть мошенником, корыстолюбцем, бессердеч­ным и бездушным эгоистом, лицемером и т. п.2

1 См. А. Анастази. Дифференциальная психо­логия. Конспекты и комментарии к книге, выпол­ненные Б. М. Тепловым.— В сб.: “Проблемы диф­ференциальной психофизиологии”, т. VI. М., 1969, стр. 314.

2 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 42, стр. 104.

Для советских социологов и психологов подход к выделению типов, намеченный классиками марксизма, открыл пути к со­зданию действительно научных классифи­каций людей, рассмотренных с той или иной точки зрения.

Этот же подход, кстати говоря, решает и еще одну запутанную проблему — различе­ние социальных и психологических типов. Неясность здесь создается вследствие того, что одни и те же особенности поведения че­ловека могут входить и в социальную, и в психологическую его характеристики. По­этому по выделяемым чертам часто невоз­можно сказать, идет ли речь о социальном или о психологическом типе. Однако это становится ясным, если мы знаем, какой причинный фактор связал данные особенно­сти поведения человека “в один узел” (симптомокомплекс). В том случае, когда их целиком можно адресовать к фактору об­щественного положения людей, — перед на­ми социальный тип. Если же мы описываем черты человека, связь которых непосредст­венно обусловлена их производностью от одного и того же психологического образо­вания, то речь идет о психологическом типе. Поскольку же сами факторные психологиче­ские образования нередко в большой мере детерминированы социальным положением субъекта, в составе черт психологического типа вполне могут оказаться и социально типичные черты.

Таковы некоторые общие представления относительно типологии личности вообще.

На других важных аспектах проблемы типа останавливаться пока рано. К их анализу мы вернемся после того, как будет изложен необходимый для этого фактический мате­риал. Сейчас же перейдем к рассмотрению непосредственно интересующих нас типов общей эмоциональной направленности людей (типов ОЭН).

Прежде всего обратим внимание на то, что в своем выделении таких типов мы по­шли именно тем путем, который выше при­знали лучшим. Мы исходили из гипотезы, что фиксация в сознании индивида пред­ставления o тех или иных переживаниях, как наиболее желанных и ценных, является сущностной особенностью личности — при­чинным фактором, который должен сказать­ся на очень многих ее проявлениях. А это уже надлежало доказать опытным путем, способным не только подтвердить правиль­ность типологии, но и как бы количественно измерить ее значимость. Ведь формально безупречные классификации личности мож­но фабриковать без конца. Но право на су­ществование в качестве научных они имеют лишь при условии, что охватывают и объяс­няют достаточно широкий диапазон лично­стных проявлений.

Определить, насколько психологически весомы выделенные нами типы, — таково было основное назначение наших эмпири­ческих изысканий. Оно обусловило и их стратегию — меньше всего мы стремились исследовать все черты каждого типа ОЭН или все подробности проявления хотя бы одного из них. Наша задача была сходна с задачей геологической разведки новых тер­риторий, которая не разрабатывает недра, а лишь стремится установить, насколько они богаты полезными ископаемыми; как и для нее, нам достаточно было одних лишь на­дежных “пробных образцов”, из этих недр извлеченных.

Здесь не место подробно обосновывать примененные нами исследовательские мето­дики. Скажем только, что точкой отсчета в этих исследованиях служило убеждение в неправомерности того разделения методов психологии на субъективный и объектив­ный, которое первоначально было выдвину­то интроспекционистами, а затем некрити­чески воспринято и их идейными противни­ками.

Объективный метод исследования психи­ки обеспечивается отнюдь не тем, что иссле­дователь отказывается судить о пережива­ниях человека на основе его высказываний. Действительно объективный метод — это путь движения к истине через установление устойчивого соответствия нескольких разно­порядковых рядов фактов. Не способ полу­чения первоначальных данных, но “ход по­знания приводит его к объективной ис­тине”1.

Всего в исследованиях, на которые мы далее станем ссылаться, участвовало свыше тысячи молодых людей — студентов, стар­ших школьников и учащихся ПТУ.

1В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 29, стр. 189.

Репрезентативные типовые группы со­здавались во всех случаях на основе извест­ной читателю тест-анкеты, с помощью кото­рой можно было получить легко трактуе­мые результаты на первоначальном этапе познания выделенного в нашем исследова­нии аспекта личности.

Десять типов ОЭН, зафиксированные тест-анкетой, встречались среди наших ис­следуемых с разной частотой. Самым рас­пространенным оказался коммуникативный тип. К нему принадлежала почти половина исследованных девушек и немного менее 25% юношей. Другими нередко встречавши­мися типами у юношей были праксиче­ский, пугнический, альтруистический, гнос­тический; у девушек — альтруистический” праксический, эстетический и гностичес­кий.

Однако их частота значительно (и явно не случайно) варьировала в разных группах молодежи и на разных факультетах у сту­дентов. Некоторое представление об этом могут дать хотя бы такие цифры. Среди сту­денток филфака процент с близкими комму­никативной и альтруистической направленностями равнялся 81, в то время как к праксическому и гностическому типам отно­силось только 5% девушек. На физическом и математическом факультетах соответству­ющие показатели выражались у девушек цифрами 53% и 28%, а у юношей — 28% и 44%.

Прежде чем перейти к обзору эмпириче­ских исследований типов ОЭН, обратим внимание на следующее обстоятельство. Хотя в соответствующем контексте и допустимо го­ворить об определенной направленности че­ловека, подразумевая под этим определен­ный ее тип, тем не менее указанием на по­следний содержание направленности лично­сти еще далеко не исчерпывается. Тип ОЭН — это только ведущая характеристика направленности, репрезентант ее как цело­стности. Но для того чтобы охарактеризо­вать эмоциональную направленность лично­сти достаточно исчерпывающе, необходимо, во-первых, учесть всю иерархию “ценных” переживаний субъекта, а не одно только до­минирующее по своей привлекательности пе­реживание; во-вторых, определить те деятель­ности, в склонностях к которым потребность в данных переживаниях фиксируется и реа­лизуется; в-третьих, установить (главным образом с помощью компонентного анали­за), как все эти склонности предметно и эмоционально соотносятся друг с другом и с типом ОЭН.

Кроме того, нельзя упускать из виду, что сама эмоциональная направленность есть лишь абстрагированная сторона кон­кретно направленного индивида, проявление которой в большой мере определено тем, с какими его морально-мировоззренческими программами она взаимодействует, как она “сцеплена” с ними в его процессуально-целевых интересах, в его мечтах и воспомина­ниях.

studfiles.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *